Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Предприниматели Прохоровы

Название: Предприниматели Прохоровы
Раздел: Исторические личности
Тип: реферат Добавлен 13:45:11 03 июля 2005 Похожие работы
Просмотров: 2738 Комментариев: 3 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

!5 апреля 2000 года

Москва. Россия.

Из истории Российского предпринимательства.

Предприниматели

Прохоровы

Работу подготовил : Кириллов Виталий Александрович

Учащийся школы 1259

9 “б” класса

Истинная история Российского предпринимательства, до недавнего времени не известная нам, чрезвычайно интересна и поучительна. Мудрая древняя пословица утверждает: “ Все новое- это хорошо забытое старое”. Следуя этой заповеди, я бы хотел обратиться истории династии Прохоровых, основателей и владельцев Трехгорной Мануфактуры- крупного промышленного предприятия России конца XIX- начала XX века.

I . История мануфактуры за время с 1799 по 1812г. и ее основатели.

Фабрика Прохорова и Резанова, впоследствии Товарищество Прохоровской Трехгорной Мануфактуры, основана была в июле 1799 года Василием Ивановичем Прохоровым и Федором Ивановичем Резановым .

Основатели фабрики, как и большинство позднейшего московского купечества, вышли из крестьянской среды.

Отец Василия Ивановича принадлежал к монастырским крестьянам

Троице-Сергиевой лавры, в которой он занимал должность штатного служителя. Ему нередко приходилось с митрополитом бывать в Москве, и здесь, как человек предприимчивый он пробовал торговать кустарными изделиями Троице Сергиевого посада.

В 1764 году, когда у монастырей были отобраны вотчины, он освободился от крепостной зависимости, и вскоре же с семьей переехал в Москву на постоянное жительство и приписался к мещанам Дмитровской слободы.

Чем в первое время в Москве занимался Иван Прохорович - неизвестно, но, вероятно, что никакого прибыльного и надежного обоснованного дела он не имел, что и заставило его сына своего, Василия Ивановича, определить приказчиком к одному старообрядцу, занимавшемуся пивоварением. Таким образом, Василий Иванович Прохоров начал самостоятельную жизнь.

Семье Прохоровых пивоваренное производство не нравилось, как противоречащее их мировоззрению, поэтому Василий

Василий Иванович Прохоров

1755-1815

Иванович искал все время случая переменить его на какое-либо другое занятие. Да и Екатерина Никифоровна[1] нередко с грустью говорила: Не могу я молиться об успехе твоего дела, не могу желать, чтобы больше пил народ и через то разорялся”.

Случай этот представился. Василий

Иванович знакомится с будущим вторым

основателем фирмы- Резановым, а

впоследствии и родниться, выдав за

него одну из своих родственниц. Федор

Иванович Резанов был сын пахотного

солдата Стрелецкой слободы города

Зарайска Рязанской губернии. Он рано

лишился отца, и чтобы подержать

существование престарелой матери и свое

, отправился в Москву. После немалых скитаний энергичный и предприимчивый юноша попадает на одну из ситценабивных фабрик. Здесь приходится исполнять ему множество трудных, нередко непосильных работ. Как человек даровитый, Резанов выучился грамоте, в совершенстве знакомится с ситценабивным производством и начинает подумывать о выходе из своего зависимого положения. Но трудно было подняться- у него не было ни средств, ни промышленных связей. Прохоров в то время занимал видное общественное положение. Благодаря капиталу Прохорова и его связям в промышленной среде, Резанов нашел возможным применить свои знания к делу, а Прохоров, благодаря знаниям Резанова, вложил деньги в производство, которое ему нравилось.

В июле 1799 года они заключили словесный договор на устройство в Москве ситценабивной фабрики. Договор заключался в том, что они дали друг другу слово работать вместе пять лет и девять частей прибыли делить пополам, а десятую часть Резанову за его знания и умения.

Свою мануфактурно-промышленную деятельность Прохоров и Резанов начали в наемных помещениях, это были фабричные помещения во владения князей Хованских, находившихся за речкой Пресней. Ровный скат на южную сторону, близость Москвы-реки, пруд с чистой водой- благоприятствовали устройству ситценабивной фабрики.

Ситценабивное дело было новым не только в Москве, но и во всей России. Набрать и научить штат мастеровых рабочих было нелегким делом.

В то время, когда в Западной Европе с лихорадочной быстротой развивалась хлопчатобумажная промышленность, дающая более дешевый и наиболее удобный в обработке продукт, у нас говорили, что льна нам не извести. Очевидно, и взгляды правящих сфер на хлопчатобумажное производство были одинаковы со взглядами помещиков, производивших лен, тем не менее хлопчатобумажная пряжа и бумажные ткани проникали в Россию. Они, несомненно, были известны у нас и раньше, чем в Западной Европе: мы их получали с Востока уже в XV и XVI столетиях. Как пряжа, так и ткани приходили к нам из Азии частью суровыми, частью окрашенные в ярко-пунцовый цвет, кумач.

До 1764 года в России, кроме татарских фабрик, была одна только фабрика Чемберса и Козенс близ Петрограда. На развитие ситценабивного дела в России эта фабрика не имела почти никакого влияния; зато фабрика Лимана, открытая в 1764 году, с разрешения Сената, занимает видное место в этом отношении.

Другое дело, предприимчивые крестьяне села Иванова, издавна занимавшиеся торговлей и набоечным производством. У них в Иванове искони существовали набоечные фабрики по холсту и процветало резное дело.

Тем не менее дело развивалось очень медленно; так, в 1792 году в Петрограде, Москве и Иванове было всего 8 ситценабивных фабрик, производивших в год 55 тысяч штук ситца.

Прохорову и Резанову открыть фабрику в то время было нелегко: почти невозможно было найти специально знающих это дело рабочих. Пришлось нанимать людей, ничего общего с ситценабивным делом не имеющих, и самолично, главным образом Резанову учить их всем специальностям.

Убедившись в прибыльности и прочной постановке нового дела, Василий Иванович привел в исполнение давно задуманное: ликвидировал дела пивоваренного завода и в 1803 году переехал с семьей на Пресню.

Разногласия между компаньонами, возникавшие в первое пятилетие, имели место и в период времени с 1804 по 1812 год. Прямым доказательством того, что компаньоны рано или поздно должны будут разойтись, служило основание Резановым независимо от Прохорова бумагопрядильной фабрики. В 1812 году раздел произошел бы. Но вступление французов в Москву изменило все расчеты компаньонов. Василий Иванович со старшим сыном остался в Москве для охраны от грабежа и пожара фабрики и всего имущества.

На том месте, где В. И. Прохоров спасался во время французского нашествия, он заложил камень в честь чудотворного спасения.

Фабрика Прохорова и Резанова при нашествии французов пострадала менее, чем другие московские фабрики. Кроме самоотверженной заботливости самого хозяина о сохранности имущества, в этом сыграло большую роль еще то обстоятельство, что фабрика была расположена в западной окраине Москвы, через которую вступили французы в Москву и расположились до начала пожаров.

По выходе французов из Москвы компаньоны приступили к разделу имущества. Много споров вызвали земельные владения, находящиеся у Москвы-реки: ни тот ни другой ни хотел от них отказываться. Поэтому они решили владеть этой землей совместно, но с тем условием, чтобы Прохоров мог застраивать ту часть ее, которая расположена вверх по течению реки, а Резанов- вниз. Окончательный же раздел фабрики был совершен только к 1820 году.

История фабрики за время управления Тимофея Васильевича Прохорова.

( 1813-1833г.)

По оставлении французами Москвы, Ф. И. Резанов возвратился на Пресню, быстро учел выгодность положения своего производства, и потому усиленно принялся возобновлять уцелевшие от пожара фабричные здания и оборудовать мастерские. Чтобы скорее пустить в ход фабрику, он не стал дожидаться полного раздела с Василием Ивановичем Прохоровым, а пустил в оборот деньги, удачно вырученные им от продажи ситцев и платков в 1812 году.

Дела же Василия Ивановича были накануне полного упадка. Он совершенно не был знаком с технической стороной ситценабивного производства, при том был уже в преклонных летах и жаловался на слабое здоровье, так что сам не мог вести предприятие. Старший сын его, Иван Васильевич, хотя и был в годах и в силе, но специальностью своей имел другое занятие. Поэтому устройство, ведение всех дел фабрики было возложено на второго сына Василия Ивановича, почти ребенка, шестнадцатилетнего Тимофея Васильевича. В бытность свою учеником в лаборатории, Тимофей Васильевич ознакомился с “секретами” составления красок и вообще выказывал выдающиеся способности, и к тому же имел некоторый опыт в ведении ситценабивного дела.

Возвратившись в Москву, Тимофей Васильевич нашел дела фабрики отца в страшно расстроенном виде. Пожар Москвы оставил свои следы и на принадлежащих Прохорову зданиях: их пришлось ремонтировать. Наличного капитала кое-как хватило только на приведение в порядок зданий, набойщицких столов, лабораторий и красильни. Успешно решив вопросы с кредиторами, Тимофей Васильевич с первого же раза выделяется изделиями своей фабрики из ряда других, превосходя их как чистотою отделки, так и красотою и оригинальностью рисунка. Начали поступать заказы, число которых быстро увеличилось.

Тимофей Васильевич Прохоров

1797-1854г

Попутно с этим расширялась и фабрика.

Успеху способствовало и то, что в Москве

Прохоровым совсем не было

конкуренции: все ситценабивные фабрики

после нашествия французов находились в

полном разрушении. Центром этой

промышленности стал Иваново-Вознесенск.

В это время за счет Москвы мелкие

кустари Иванова делались крупными

фабрикантами, а Тимофей Васильевич через

какие-нибудь два года увеличил свое производство в десять раз.

После смерти отца в 1815 году, Тимофей Васильевич становится полным руководителем предприятия при деятельном участии своих братьев.

Тем временем российское правительство в 1819 году сделала попытку перейти к свободной торговле и издало новый тариф на пошлину. По этому тарифу освобождался от пошлины только хлопок-сырец. На остальные же товары была наложена незначительная пошлина. Таким путем предполагалось дать более сильный толчок развитию отечественной промышленности, вяло двигавшейся по пути прогресса. Но результат получился обратным. Разрешение беспрепятственного ввоза в Россию хлопчатобумажных изделий вызвало небывалое насыщение на наших рынках. Механическая Европа задавила ручную Россию. Число заказов на всех фабриках значительно сократилось, в коммерческом мире произошла масса неплатежей и банкротств.

Для Прохоровых наступил критический момент. Тимофей Васильевич при всей своей изворотливости не знал, что предпринять. Он решил все отдать, только бы расплатиться честно. В эту тяжелую минуту его выручил тот авторитет, которым он пользовался в обществе благодаря своей честности и трудолюбию. Кредиторы не захотели довести его до полного разорения и отсрочили платежи на неопределенное время. Не имея возможности бороться с надвинувшейся конкуренцией в ситценабивном производстве, братья Прохоровы сосредоточили главным образом свое внимание и энергию на развитии ткацкого дела. Вскоре условия на рынке изменились в пользу ситценабивных фабрик. В целях урегулирования ввоза и вывоза и для поднятия нашей промышленности, правительство в 1822 году снова воспретило ввоз бумажных набивных тканей в страну, а на белые наложило пошлину от 60% до 100% их стоимости. Ввоз в Россию хлопка и пряжи значительно увеличился.

До начала двадцатых годов Прохоровы свои товары сбывали в Москве и отчасти в Скопине и Зарайске. С ростом производства и с появлением конкурентов в столице нужно было позаботиться о приобретении новых рынков для своих товаров вне Москвы. Для этого они едут на ярмарки в Украину, заводят там торговые связи и в результате блестяще ведут свою торговлю. Считаю интересным отметить весьма любопытный факт вывоза товаров на Лейпцигскую ярмарку.

Хлопчатобумажная промышленность двинулась вперед. Технические познания и энергия иностранцев, безусловно, содействовало подъему русской промышленности. На фабрики начинают проникать новые способы обработки, начинается выписка из-за границы усовершенствованных машин и образцов модных товаров. Число ситценабивных фабрик в Москве с 1822 -1829 год выросло с 28 до 100.

В семье Прохоровых к тому времени подросло еще два надежных помощника, братья Тимофея Васильевича, Яков и Константин Васильевичи. Они оба были специалистами в области своего производства и много помогали брату.

Развитие ткацкого производства требовало постройки все новых и новых корпусов. На это требовалась затрата значительного капитала, которым братья не располагали. Пришлось прибегнуть к аренде фабричных зданий. В 1821-31 годах Прохоровы арендуют ткацкую фабрику у Недоброго в Серпухове и устраивают там 140-150 станов[2] . Кроме того у них в то же время была в аренде земля у Крестцовой заставы. По обороту товара и по числу занятых людей ткацкое дело в тридцатых годах у Прохоровых было даже больше , чем ситценабивное.

В начале своей промышленной деятельности умный юноша ясно видел, что русскому рабочему при врожденной его сметливости не достает общего развития для усвоения технических знаний; он понимал, что без образования рабочей массы не может развиваться наша промышленность. Для этого в 1816 году он основывает при своей фабрике ремесленную школу для детей.

Учебно-воспитательное дело в школе было организовано просто и практично: дети часть дня обучались в фабричных мастерских различным мастерствам и производствам и часть дня проводили в школе. В течение второго и третьего десятилетия в школе обучались до тридцати мальчиков- детей рабочих и бедных жителей Москвы, которые принимались по контракту на четыре- пять лет. В 1830 году во время холеры, в Москве осталась масса осиротевших детей, обреченных на полную гибель. Прохоровы, чтобы хотя некоторой части их облегчить участь и обеспечить будущее, набрали в свою школу до ста человек обоего пола. Устроив так школу, Тимофей Васильевич получил от нее блестящий результат. Жизнь вполне оправдала его ожидания.

За всякого рода усовершенствованиями, нововведениями в ткацком, красильном, ситценабивном и особенно в платочном деле как в России, так и заграницей Прохоровы следили очень внимательно. Все, что появлялось в этой отрасли промышленности нового, немедленно заводилось ими на своей фабрике. На это они не жалели ни средств, ни труда. Благодаря этому по прочности и яркости красок, по изяществу и разнообразию рисунков на набивном товаре Прохоровская фабрика принадлежала к числу первоклассных.

В конце двадцатых годов Прохоровы красили шерстяную пряжу для бахромы; в распоряжении красильщика для этой цели были медный куб и медные коробки. Значившиеся в это время в продаже набитые шерстяные платки и шали, по-видимому, набивались и красились не у себя, а на соседней фабрике Резанова или Шаловца.

Успеху Прохоровской фабрике способствовали главным образом новизна и оригинальность рисунков. Рисунок в те времена не покупался еще за границей, а был продуктом творчества русских рисовальщиков того времени, творчества, воспитанного на орнаментах бухарского, персидского и византийского искусства, реже английского и французского.

Рисунки Прохоровской фабрики восточного типа, в особенности саксонских товаров, имели большой успех. Удивительным творцом в этом деле на фабрике был Тарас Егорович Марыгин , питомец Прохоровской ремесленной школы. Художественно- промышленная деятельность этого самородка-художника, придавшего своеобразный и интересный облик товарам Прохоровской мануфактуры на целое столетие, продолжалось более пятидесяти лет.

В сороковых годах Тимофею Васильевичу пришлось пережить тяжелое время. Начало быстро развиваться машинное производство ситцев при посредстве печатных цилиндровых машин и перротин[3] . Ручной способ производства ситцев и платков стал падать вследствие значительного понижения цен. Чтобы завести машины, требовались большие свободные деньги, а у Тимофея Васильевича весь наличный капитал был в обороте. В ткацком деле также появился опасный конкурент в лице кустаря- “мастерка”. Почти вся бумажная пряжа в то время шла к нам из Англии; начавшийся там в сороковых годах большой промышленный кризис вызвал падение цен на пряжу, вследствие чего она стала доступна широким народным массам. Русские рынки быстро стали наводняться дешевой пряжей, а скупщики- купцы открыли кредит предприимчивым ткачам из крестьян, и кустарное ткацкое производство широко разлилось по всему промышленному району.

Тимофей Васильевич напрягал все усилия на то, чтобы не дать забить себя конкурентам. По своим воззрениям и складу ума Тимофей Васильевич Прохоров является столь крупной личностью, что его биография, написанная О. И. Благовещенским, помещалась в школьных хрестоматиях. Для исполнения того, что было задумано Тимофеем Васильевичем, не хватило бы ни его жизни, ни сил, ни средств, но уже и потому, что им было сделано, он может считаться одним из замечательных людей своего времени.

Фабрики братьев Прохоровых в тридцатых годах и в начале сороковых.

В начале тридцатых годов фабрика братьев Прохоровых продолжала занимать в Москве все ту же территорию, какую она занимала и в день раздела их с Резановым: “Верхний ткацкий двор” и “Нижний двор”. Когда в 1830 году представилась возможность купить у Резанова два соседних земельных участка, Прохоровы приобрели их. Нижний участок был соединен с Нижним двором. Второй участок послужил к расширению ткацкой фабрики: в тех двух старых домах, которые тут находились, были поставлены ткацкие станы, и этот новый фабричный двор получил название “ Трехгорной фабрики”.

После того, как Тимофей Васильевич отделился от семьи, руководителями фабрики стали три брата- Иван, Константин и Яков Васильевичи. Прежде всего братья поделили между собой обязанности по управлению всеми делами фабрик, надеясь таким путем достигнуть наибольшего успеха.

Иван Васильевич взял в свое заведывание, во-первых, все ткацкое дело, на котором он уже в достаточной мере успел специализироваться, во-вторых- управление фабричным хозяйством, т.е. наблюдение и управление продовольственною, квартирною и даже нравственною сторонами жизни рабочих; в-третьих, на его обязанности лежало приобретение топлива, строительных материалов, равно и возведение всякого рода построек. Константин Васильевич, постоянно работавший с Тимофеем Васильевичем по красильному и ситценабивному делу и интересовавшийся этим делом, взял на себя управление техническою стороною ситценабивного и платочнонабивного дела. Яков Васильевич занялся специально торговыми делами.

Персо, Крейсиг и другие химики Франции и Германии, трудясь над вопросами приложения химии к ситценабивному производству, дают этому делу совершенно новый ход. Фабриканты Европы и России считали своей обязанностью слушать лекции по химии и давать научную подготовку своим детям. Книги Персо и Крейсига становятся настольными книгами всякого фабричного колориста.

Развитию ситценабивного производства способствовало еще и удешевление хлопчатобумажных тканей, которые благодаря этому становятся доступными людям среднего достатка.

Хлопчатобумажная промышленность начала выдвигаться на первых план. В Москве с поразительной быстротой начали расти бумаготкацкие фабрики. Наряду с ними стало развиваться и кустарное производство материи, так как для этого большого капитала не требовалось, а само по себе ткацкое дело было весьма не сложно. В результате кустари стали серьезным образом конкурировать с бумаготкацкими фабриками, производя более дешевый суровый товар. Таким образом, фабричное бумаготкацкое производство начало вырождаться в кустарное, с которым впоследствии не скоро удалось справиться и механическому ткацкому станку.

По совету Якова Васильевича ткацкое производство Прохоровы сократили. В силу необходимости Прохоровым пришлось иметь дело с кустарями, так как выработка материи кустарным путем становилась дешевле, нежели фабричным.

Братья Прохоровы боролись с неблагоприятными для них условиями. Но вот в 1848 году проездом в Киев из Воронежа заразился холерой, а потом умер, Иван Васильевич, главный руководитель ткацкой фабрики, - и ткацкое дело было отодвинуто Прохоровыми на задний план на целые пятьдесят лет.

Ситценабивная фабрика Прохоровых в тридцатых годах была крупнейшей в Москве. Она в то время была также первоклассною и по качеству производимых ею товаров.

Обширную торговлю своими товарами Прохоровы вели, главным образом, в трех пунктах: Москве, Н. Новгороде и Украине, причем в последней Прохоровы появились первыми из москвичей. В Сибирь Прохоровские товары вывозились через Ирбитскую ярмарку. До середины тридцатых годов московская торговля всецело находилась непосредственном ведении Якова Васильевича. Развитие торговых оборотов и расширение рынков потребовали от него частых отлучек из Москвы, и поэтому Яков Васильевич из собственных учеников успел воспитать таких приказчиков, которым уже можно было доверить ведение московских дел. Такими “ помощниками в делах поведомых Я. В. “ были сначала Кощеверов, а затем Шапошников и Китайцев.

Воспитанные всецело в Евангельском духе, Бр. Прохоровы целью своей жизни ставили приобретение не одного лишь “ богатства вещественного”, Прохоровы первые в России основали у себя фабрично-ремесленное училище ( см. Гл. II). Вероятно, они также были первыми из фабрикантов, которые завели для своих рабочих лечебницу и богадельни. В тридцатых и сороковых годах на фабрике была лечебница с постоянным фельдшером, которую два-три раза в неделю посещал частный врач. Для престарелых рабочих ими содержались две небольшие богадельни. По замечанию современников, эти явления в то время были явлениями исключительными. Екатерина Никифоровна горячо сочувствовала просветительной деятельности сыновей. В начале сороковых годов она настолько увлеклась этим делом, что основала даже на свои средства собственную профессиональную женскую школу, которая просуществовала несколько лет в ее доме.

За этот период своего существования Прохоровская фабрика неоднократно участвовала со своими изделиями на выставках отечественной промышленности. На выставке 1831 года Прохоровы получили золотую медаль.

В 1835 году изделия фабрики имели еще больший успех; Константину и Якову Васильевичам были пожалованы золотые медали для ношения на шее на Аннинской ленте.

На выставке в Петрограде, в 1839 году, фабрика получила большую золотую похвальную медаль. Кроме того, Константину Васильевичу лично была пожалована за ту же выставку золотая медаль для ношения на шее на Александровской ленте “ за отличную выделку печатных изделий на фабрике его”.

За выставку в Москве, в 1843 году, Яков Васильевич получил золотую медаль для ношения на шее на Александровской ленте .

В 1841 году Константин Васильевич за Варшавскую выставку удостоен большой золотой медали на Александровской ленте.

За содержание при фабрике школы для фабричных учеников в 1841 году Константин Васильевич получил звание Мануфактур-Советника, а Яков Васильевич большую золотую медаль для ношения на шее на Владимирской ленте.

Торговый дом под фирмой” Братья И., К. и Я. Прохоровы”. Выступления на торгово-промышленном поприще третьего поколения семьи Прохоровых.

( 1843- 1867)

Следующий период жизни Мануфактуры был переломом в ее производстве. Братья Прохоровы были вынуждены пожертвовать ткацким делом, отвести ему второстепенное место в производстве. Они ясно видели, что дальнейшее развитие их производства в этом направлении в будущие не открывает широких перспектив и что пора и им начать производство ситцев механическим путем. Громадные по тем временам суммы идут на постройки каменных корпусов и импортное оборудование фабрики. Теперь, располагая печатной машиной и двумя перротинами, применяя к работе на фабрике пар и паровую машину, братья Прохоровы уже имели возможность во всякое время значительно увеличить свое производство.

Расширяя фабрику, братья решили упрочить создаваемые ими

торгово-промышленные предприятия. Теперь у каждого из них стали подрастать дети, и потому чисто домашний, семейный, образ ведения дела становился не совсем удобным. Восьмого мая 1843 года Прохоровы заключили между собою нотариальный договор на образование Торгового Дома под фирмою “ Бр. И., К. и Я. Прохоровы”.

Большую помощь как Прохоровым, так и вообще мануфактурной промышленности России, принесла Московская мануфактурная выставка 1842 года. На ней русские мануфактуристы увидели множество новых машин и аппаратов, способствующих улучшению и удешевлению их производства. Прохоровская фабрика как нельзя лучше воспользовалась всем тем, что подсказала выставка.

Отбельная, запарная, отделочное отделения на фабриках бр. Прохоровых после выставки устраиваются совершенно заново. Само производство во многом начинает принимать другое направление, удаляется как бы удаляется от “мануфактуры” собственно. К выработке товаров стали применяться новые способы.

Постановка стригальной машины,

устройство опалки товаров, новое,

более совершенное оборудование

отбельной удешевили и

улучшили собственное производство

и поставили фирму в независимое от

других фирм положение.

Провинциальные фабрики находились

в более выгодных экономических условиях, Яков Васильевич Прохоров

чем фабрики столичные. Вследствие 1804-1858г.

этого большинство московских ситценабивных фабрик вынуждены были закрыться. Уцелели лишь те из них , которые выделялись своими оборудованием и качеством своих фабрикатов.

Главнейшим обстоятельством, задерживавшим развитие мануфактурной промышленности в Москве, были причины политического характера и связанный с ним вопрос о топливе.

К разного рода стеснительным правилам со стороны правительства для фабричных работ присоединилось еще полное запрещение употребления дров на фабриках и заводах. Для паровых котлов топлива требовалось более “знатное” количество.

Братьям Прохоровым первым в Москве пришла мысль приняться за разработку торфяных болот. Таким образом, во второй половине сороковых годов началась разработка торфа и применение его к топке паровых котлов и даже к отоплению жилых зданий.

Устраивая фабрику на новых началах, братья Прохоровы были весьма озабочены тем, чтобы во главе всех частей их фабрики стояли “фундаментальные хозяева”. С этой целью и сами бр. Прохоровы, старались пополнять свои познания новейшими сведениями по ситценабивному делу, а главной их заботой было дать сыновьям основательную техническую подготовку, соответствующую современным требованиям фабрично-заводской техники.

Торговые дела Прохоровской мануфактуры в середине пятидесятых годов значительно оживились и могли бы пойти блестяще, но произошел урон в капитале и в рабочих силах: у Якова Васильевича все чаще начали проявляться болезненные сердечные приступы; у Константина Васильевича, убитого горем вследствие потери двух взрослых сыновей, опускались при работе руки, и он стал предаваться делам религиозным. Вследствие этого торговые дела не могли идти прежним уверенно спокойным ходом, а в довершение всего в 1857 году пришлось выделить из фирмы племянника Василия Ивановича с мачехой.

Таким образом, в это тяжелое время единственным работоспособным хозяином оказался один 22-23 летний Иван Яковлевич.

В декабре 1857 года Константин и Яков Васильевичи получили разрешение на ведение своих торгово-промышленных дел под новою фирмою: “ Бр. К. и Я. Прохоровы”. В общем новый договор был близок к договору 1843 года. Совершенно новым является пункт 9, которым договаривающиеся братья, в случае смерти обоих, предоставляли право Ивану Яковлевичу стать полным хозяином всех дел фирмы. Чтобы упорядочить вообще весь внутренний строй фабричной жизни, Иван Яковлевич, с согласия дяди в том же 1858 году организует у себя на фабрике “ Хозяйственный Комитет Прохоровых”. В круг ведения этого Комитета входили вопросы, касавшиеся хозяйственного, административного и социального строя жизни фабрики и всего ее населения. Это упорядочение на фабрике было вполне свовременным: оно совпадало с тем движением промышленных и коммерческих дел, которое проявилось в 1855-57 годах, и в особенности в момент окончания восточной войны.

Успех дела окрылил Ивана Яковлевича, придал ему большую смелость и уверенность в делах. Тяжелый мировой кризис в мануфактурной промышленности 1857 года не мог не отразиться на нашей промышленности. Несмотря на всеобщий застой дела Прохоровской мануфактуры шли удовлетворительно, хотя и намечался небольшой спад. Наступали новые времена…

Несмотря на все заботы Ивана Яковлевича об улучшении товаров, производимых его фабрикой, поступательное движение в сторону расширения производства должно было остановиться. Оживление нашей мануфактурной промышленности, вызванное Крымской Кампанией и затем поддержанное Великой реформой 1861 года, под влиянием мирового кризис и у нас стало сменяться затишьем. К концу 1862 года дела на фабрике братьев Прохоровых были очень плохие. 1863 год был хуже своего предшественника, а 1864 был совсем плох. До ноября месяца фабрика работала тихо, потом Прохоровы остановили фабрику. Фирме грозило полное разорение.

Несмотря на безвыходность своего положения, Иван Яковлевич не поддался искушению, фабрику удержал за собой и вскоре он получил значительный заказ, и при том срочный. Фабричные дела стали налаживаться.

После всего того, что пришлось пережить Иван Яковлевичу в середине шестидесятых годов, он собирался посвободнее вздохнуть, но судьба готовила ему новые испытания. Его надежды, что Константин Константинович всецело поведет техническое дело на фабрике, не оправдались.

12 октября того же года окончательно было заключено домашнее условие о выделе из фирмы К. В. Прохорова.

С 1843 года по 1874 год, год основания Товарищества, фирма Бр. Прохоровых принимала участие в промышленных выставках; и каждый раз успехи мануфактуры выгодно отмечались в России и за границей.

В 1848 году фабрике было предоставлено изображать на ее изделиях государственный герб.

В 1851 году на всемирной выставке в Лондоне фабрика получила медаль.

В 1861 году на всероссийской выставке в С. Петербурге- право изображения государственного герба.

В 1862 году на всемирной выставке в Лондоне- золотую медаль.

В 1867 году на всемирной выставке в Париже- серебряною медаль.

В 1870 году на всероссийской выставке в С. Петербурге- право изображения государственного герба.

В 1873 годуна всемирной выставке в Вене - серебряную медаль.

Преобразование торгового дома “Бр. Я. и К. Прохоровы” в “Товарищество Трехгорной Мануфактуры”. Деятельность Иван Яковлевича Прохорова и его сыновей: Сергея и Николая Ивановичей.

(1868-1900)

После того, как Константин Васильевич с сыном оставили фабрику, тяжесть всех забот как технических, так и коммерческих всецело легла на одного Ивана Яковлевича. Вполне самостоятельная фабрично-промышленная деятельность Ивана Яковлевича началась далеко не в блестящих условиях. Фабричные здания были тесны и ветхи, оборудование мастерских в большинстве случаев оказывалось уже устаревшим. Чтобы поставить производство фирмы на подобающую высоту требовалось большое напряжение сил со стороны хозяина и расхода значительных средств на новые постройки и переоборудование мастерских.

Наладив техническую сторону своей

фабрики и ход своих коммерческих дел

и подняв годичную выработку товаров

на фабрике, Иван Яковлевич решил

упрочить свою фирму, т. е. поставить

ее в положение юридического лица,

чтобы она могла существовать без

особенных колебаний и в те моменты, Иван Яковлевич Прохоров

когда во главе ее дел не будет стоять 1836-1881

единой руководящей силы. При таком расширении производства, какое приняла фабрика в половине семидесятых годов, ему одному уже стало трудно все держать в своих руках, входить во все стороны обширного дела. Явилась потребность в помощниках, которые были заинтересованы в деле, как хозяева его.

На семейном совете Иван Яковлевич, его супруга Анна Александровна и брат его Алексей Яковлевич пришли к мысли учредить Товарищество на паях. В число учредителей они пригласили двух лиц из испытанных служащих Никиту Васильевича Васильева, в ведении которого находилась товарная часть, и Василия Романовича Келлера, занимавшего место главного бухгалтера с 1868 года.

В конце 1873 года был составлен проект устава ”Товарищество Прохоровской Трехгорной мануфактуры”, который 15 марта 1874 года был Высочайше утвержден. Учреждению Товарищества Иван Яковлевич придавал большое значение; он возлагал большие надежды на то, что дело еще больше упрочиться и разовьется. На первых же порах своей деятельности Товарищество попало в неблагоприятные условия: 1875 год ознаменовался в России плохим урожаем, 1876 год в коммерческом отношении был не лучше своего предшественника. Товарищество Прохоровской Трехгорной мануфактуры в 1876 году принуждено было сократить свое производство, хотя далеко не в той мере, как другие мануфактуры.

Такой упадок промышленных дел продолжался до 1877 года. Объявление войны с Турцией сразу оживило и подняло внутреннюю торговлю. В народных массах появились деньги, а вместе с ними и усиленный спрос на мануфактурные товары.

Многие из мануфактуристов за эти два года составили себе большие состояния. Дела Прохоровской мануфактуры шли необычайно успешно. Заказов было огромное количество. Товарищество в это время начало проявлять особенные заботы о расширении своих фабрик увеличением территории , постройками зданий, постановкою новых машин.

В марте 1877 года Товарищество сделало весьма полезное приобретение: им была куплена соседняя ситценабивная и красильная фабрика М. К. Балашовой.

К сожалению, Прохоровская мануфактура, приготовившаяся широко развернуть свое дело, должна была на некоторое время приостановить свою деятельность: в ночь с 22 на 23 декабря все ее фабричные корпуса, расположенные по берегу Москвы-реки, сгорели дотла. В пламени погибли и машины, и товары. Как дальновидный и опытный промышленный деятель, Иван Яковлевич во что бы то ни стало решил не прерывать дел до постройки новых фабричных корпусов, а принялся за приискание для себя оборудованной фабрики. Такая, к счастью, вскоре же и нашлась. Это была незадолго перед тем закрывшаяся фабрика Игнатова в Серпухове.

Вначале января 1878 года состоялась покупка фабрики. Промышленные дела были хороши. Нужно было торопиться с устройством купленной фабрики; Правление, служащие и мастера приложили к этому большое старание; Иван Яковлевич не жалел средств. Результатом совместных усилий было то, что Серпуховская фабрика уже в начале марта стала выпускать готовый товар. Серпуховская фабрика работала круглые сутки. Устроив дела на Серпуховской фабрике, Иван Яковлевич занялся разработкой проекта новой ситценабивной фабрики в Москве. Проект этот был составлен согласно современным условиям ситценабивного дела. Расположение всех частей фабрики было спроектировано так, чтобы суровый товар, поступив в одном ее конце постепенно переходя из одного отделения в другое, выходил бы совершенно готовым в другом. Зимой 78-79 года началась постройка новой фабрики на Трех Горах. Устройство Трехгорной фабрики быстро продвигалось вперед. В октябре 1981 года началась окончательная переправка рабочих из Серпухова в Москву, но дело открытия новой фабрики несколько замедлилось вследствие весьма важного в жизни Товарищества события - 23 октября в Серпухове внезапно скончался главный учредитель Товарищества Иван Яковлевич Прохоров. Ивану Яковлевичу в это время было только сорок пять лет. В его лице сошел в могилу один из энергичнейших представителей мануфактурной промышленности, человек широкой инициативы в промышленном деле. Он с полным успехом вынес на своих плечах все тяжести переходного времени в истории русской промышленности , русской общественной и государственной жизни, а равно и трудные моменты, выпавшие на долю Трехгорной мануфактуры.

Кроме поддержания на фабрике школы, больницы, отклика во время русско-турецкой войны устройством большого лазарета для раненых, заслуживает быть отмеченным устройство им Попечительского Совета о приходских бедных.

После себя Иван Яковлевич оставил своим преемникам вполне налаженное и прекрасно устроенное торгово-промышленное предприятие; вместе с этим он завещал им и те традиции, которые он сам унаследовал от своих предков: зорко следить за всеми усовершенствованиями и открытиями в техническом деле и сердечно относиться к тем, чьими руками создается благополучие фирмы.

Прохоровская фабрика, начиная с 80-х годов, получила несколько иное направление, чем раньше. Товарищество начинает прокладывать новые пути, вырабатывает определенную программу и старается поставить дело более рационально. Этот поворот, намеченный Иваном Яковлевичем, был воспринят его преемниками, сыновьями Сергеем и Николаем Ивановичами. А. Я. Прохоров, оставшись в 1881 году главою мануфактуры, передал руководство всеми делами, коммерческими и техническими, своим племянникам, за собою же оставил только общее наблюдение. Болезненное состояние мешало ему самому работать так же деятельно, как он работал с братом, и теперь он принимал участие в ведении дел преимущественно советами, направляя молодых фабрикантов. Братья Сергей и Николай были почти однолетки.

Все- и в деятельности, и в характере Сергея Ивановича напрашивается на параллель его с замечательным предком Тимофеем Васильевичем. Тут и жажда полезных знаний, и смелость в действиях, и широкая инициатива, и доброе, на все отзывчивое сердце. Как тот, так и другой были больше общественными, государственными деятелями на промышленном поприще, нежели фабрикантами-промышленниками в узком значении этого слова. Они личные свои интересы всегда ставили на второй план относительно интересов государственных или общественных.

В 1882 году Сергей Иванович основывает на своей фабрике научную химико-аналитическую лабораторию. Прежде всего Прохоровская фабричная лаборатория поставила себе задачею найти научно обоснованные способы к определению достоинств тех продуктов, которые поступали на фабрику.

Крупнейшую работою химической

лаборатории является постановка

отбеливания х/б тканей на чисто научных

основах и под контролем химической

лаборатории.

Среди выдающихся работ Прохоровской

лаборатории того времени нельзя не

упомянуть о получении цветной Сергей Иванович Прохоров

вытравки по черно-анилиновому 1858-1899

плюсу. Честь этого замечательного в ситценабивном деле открытия принадлежит Николаю Гавриловичу Волчанинову, более тридцати лет проработавшему на фабрике Товарищества Прохоровской Трехгорной мануфактуры. Способ этот, заимствованный у Н. Г. Волчанинова с Прохоровской фабрики г-ном Прюдомом, сделался скоро общим достоянием и более четверти столетия применялся почти повсеместно как в России, так равно и В Европе, и в Америке.

Братья Сергей и Николай Ивановичи согласно интересам дела и личным склонностям разделили между собою труд ведения дела.

Сергей Иванович сосредоточил в своих руках техническую сторону производства. Николай Иванович со своей стороны, взяв в ведение коммерческою сторону дел Товарищества, постепенно принялся за коренное преобразование их. Торговая деятельность Товарищества начала расширяться: оно открывало оптовые склады и розничные магазины не только в центре России, но и на окраинах ее, а также в Персии.

Братья решили расширить свое производство за пределы ситценабивного дела. А именно: к ситценабивному делу присоединить дело бумаготкацкое и бумагопрядильное.

Скромно начатая в 1799 году В. И. Прохоровым и Ф. И. Резановым ситце- и платочнонабивная фабрика, через 100 лет вырастает в огромное дело. Оборудование фабрики, стоившее только сотни рублей, становится десятимиллионным. Обороты с десятков тысяч вырастают до десятков миллионов рублей. Выработка с нескольких сотен кусков в момент перехода его во второе столетие существования, подымается до 1351000 кусков только набитого и окрашенного товара.

Расширяя и совершенствуя производства

своих фабрик, Товарищество, верное

заветам основателей фирмы и его

непосредственных преемников постоянно

пеклось об улучшении материального и

духовно-нравственного быта своих рабочих,

не жалея средств на это. Забота о

благоустройстве быта рабочих никогда

владельцами Мануфактуры не Николай Иванович Прохоров

отодвигалась на задний план, делалось 1860-1915

это всегда не по принуждению или по обязанности, а по сердечному влечению. Филантропическая деятельность Товарищества огромна: это и школа ремесленных учеников, и мануфактурно-техническое училище, и классы для рабочих, и классы музыки, и религиозно-нравственные чтения, и фабричный театр, и Общество Потребителей, и врачебная помощь, и общежития для рабочих, и богадельни.

После того, как образовалось Товарищество, Прохоровская Мануфактура принимала участие в шести выставках: в Париже (1886г.), в Антверпене (1887г.), в Чикаго (1893г.) ей были присуждены золотые медали, на Всероссийских выставках в Москве (1882г.) и Нижегородской (1886г.) она приобрела право изображения на изделиях Государственного Герба.

Таков был экзамен Мануфактуры на Российской выставке в конце столетнего ее существования.

VI. Фабрики Товарищества Прохоровской Трехгорной мануфактуры.

(1900-1914)

Вступление Прохоровской Трехгорной Мануфактуры в новое столетие жизни ознаменовалось большим ее успехом при участии на Всемирной Парижской Выставке 1900-го года. За успехи Мануфактуры в техническом деле Товариществу была присуждена высшая награда “Grand Prix”.

Рост Мануфактуры в 20-м столетии не ограничился расширением одного лишь ситценабивного дела. Бумагопрядение и ткачество за последнее десятилетие расширились не в меньшей мере, но только это расширение приняло несколько иное направление. По соображениям экономического характера Товарищество решило остановиться в дальнейшем на увеличении своих московских бумагопрядильной и ткацкой фабрик и вынести часть своей промышленной деятельности за пределы Москвы.

В 1907 году Товарищество приобретает значительную часть паев Ярцевской Мануфактуры, находящейся в Смоленской губернии.

Удорожание нефти в начале двадцатого века поставило мануфактуру в затруднительное положение; не желая оставаться в этом отношении в зависимом положении от рынка, Товарищество решило приобрести на юге России имение с залежами Каменного угля. Товарищество на своих рудниках, устроенных в собственном имении, а также и на арендуемых землях, ежегодно добывало до 240 тыс. т. первоклассного антрацита.

Предполагаемое в дальнейшем расширение каменноугольного дела оказалось полезным не только в интересах собственного дела, но и в интересах общегосударственных.

В 1905 году фабрике угрожала та же участь, что и при нашествии французов. Декабрьские события, прокатившиеся грозной волной по всей Руси, всюду оставляли за собою тяжелые следы разрушений. Многие здания фабрик были пробиты снаружи артиллерийскими снарядами, а местами оказалось немало и внутренних повреждений. Прохоровские фабрики были остановлены на срок не больший того, каков он был в других промышленных предприятиях в то время.

Во время Первой мировой войны Товарищество Прохоровской Трехгорной Мануфактуры организовало при фабриках три лазарета, для чего владельцы уступили один из своих домов, часть больницы и одно из общежитий. Кроме того Товарищество взяло на себя заботу о семьях, где кормильцы были призваны на войну. Как чисто русское учреждение, Мануфактура тотчас вслед за объявлением войны значительную часть своего производства направила для удовлетворения нужд военного времени. Прохоровская Мануфактура первой в России начала производство гигроскопической ваты. Кроме того фабрика выполняла в срок огромные заказы интендантства на непромокаемое платочное полотно и костюмные ткани. Для исполнения этих работ и служащие, и рабочие не жалели своих сил.

После 1917 года, после Октябрьского переворота, когда к власти пришли большевики, фабрика была национализирована. Многие из потомков семьи Прохоровых разделили участь заключенных ГУЛАГа. Но традиции верности долгу и чести продолжают жить в делах внуков и правнуков. С. К. Барковский- правнук Л. И. Прохоровой, преуспевающий бизнесмен Канады, как только представилась первая возможность, вернулся в Россию, чтобы включиться в работу по возрождению ее экономики. В настоящее время он является генеральным директором крупной строительной международной компании

“ Феникс”.

Заканчивая этой главою обзор благополучного существования одной из крупнейших русских мануфактурных фирм, я должен сказать, что преуспевание и ее в благоприятные для промышленности годы и устойчивое равновесие в годы испытаний являлись не сами собою, не случайно, а были результатом непрестанной, энергичной и любовной работы четырех поколений семьи Прохоровых. На свой труд - труд фабриканта все они смотрели не с личной только точки зрения, а видели в нем в значительной мере служение государственным интересам.

К великому моему сожалению, я в числе наших нынешних руководителей как политических, так и экономических не вижу и малой толики того радения в масштабах государства, той перспективно мыслящей инициативы, коей были наделены династия Прохоровых, а также крупнейшие предприниматели и меценаты девятнадцатого столетия. В связи с этим стоит задуматься, на тех ли китах базируется наша экономика? Но это уже вопрос другого научного исследования.

Библиография.

Материалы к истории Прохоровской Трехгорной мануфактуры и торгово-промышленной деятельности семьи Прохоровых. Терентьев Петр.

Материалы, документы и выставка “Музея Революции”

Прохоровы - богатыри русской промышленности.

Кн. ( Предприниматели России)

Отзыв на реферат

“Музей современной истории России”

Работу Кириллова Виталия отличает добросовестное и грамотное изложение материала книг и статей по истории предпринимательства. К сожалению, не проглядывается в реферате какой то собственный взгляд на выбранную тему, которая так актуальна в нынешний период. Хотелось бы увидеть в реферате и откомментированные экспонаты выставки с аналогичным названием в музее “Пресня”.


[1] Екатерина Никифоровна - родилась в 1778 году. Дочь купца Никифора Родионовича Макеева. Вторая жена Василия Ивановича. По смерти мужа значилась купчихой 2-ой гильдии. Умерла 9 августа 1851 года. Погребена в Москве на Дорогомиловском кладбище.

[2] Серпухов и Калужская губ. в первой половине XIX ст. были наиболее подходящими местностями для устройства бумаготкацких фабрик: там со времен Петра I существовали фабрики для производства парусины, производство которого в последнее время стало заметно сокращаться; фабрики стали приходить в разорение.

[3] Перротинами назывались печатные машины, приводимые в действие ручной силой; работа на них производилась теми же плоскими формами, какие употреблялись и набойщиками. Изобретение этой машины французом Перро относится к началу тридцатых годов; распространение же ее началось только в сороковых годах после тех усовершенствований, какие сделал в ней Гуммель.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:37:20 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
11:34:12 24 ноября 2015
софия
19:14:23 18 января 2012Оценка: 5 - Отлично

Работы, похожие на Реферат: Предприниматели Прохоровы

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150929)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru