Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Форма государства. Исторический опыт и современные проблемы

Название: Форма государства. Исторический опыт и современные проблемы
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: реферат Добавлен 01:34:44 05 сентября 2005 Похожие работы
Просмотров: 2124 Комментариев: 2 Оценило: 3 человек Средний балл: 2.7 Оценка: неизвестно     Скачать

Оглавление

Оглавление________________________________________________________________

Раздел I. Понятие формы государства_______________________________________

1. Понятие формы государства_____________________________________________

Форма правления ________________________________________________________________

Форма государственного устройства ________________________________________________

2. Формы рабовладельческого государства__________________________________

3. Формы феодального государства________________________________________

4. Формы капиталистического государства_________________________________

Раздел II. Форма правления________________________________________________

1. Понятие формы правления и государственного режима____________________

Определение формы правления ___________________________________________________

Классификация форм правления __________________________________________________

Государственный режим _________________________________________________________

2. Монархия____________________________________________________________

Понятие _______________________________________________________________________

Абсолютная монархия ___________________________________________________________

Дуалистическая монархия ________________________________________________________

Парламентарная монархия _______________________________________________________

3. Республика__________________________________________________________

Понятие _______________________________________________________________________

Дуалистическая (президентская) республика ________________________________________

Парламентарная республика ______________________________________________________

Смешанная (полупрезидентская) республика ________________________________________

Советская республика ___________________________________________________________

Раздел III. Государственное устройство____________________________________

1. Понятие_____________________________________________________________

2. Территориальная автономия___________________________________________

3. Формы политико-территориального устройства___________________________

4. Унитарное устройство (унитаризм)______________________________________

5. Федеративное устройство (федерализм)__________________________________

Список литературы______________________________________________________

Примечания______________________________________________________________


Раздел I. Понятие формы государства

Понятие формы государства — Формы рабовладельческого государства — Формы феодального государства — Формы капиталистического государства

1. Понятие формы государства

Форма государства является непосредственным выразителем его сущности и содержания. Каковы сущность и содержание (функции) государства, такова, в конечном счете, будет и его форма.

Исследовать государство с точки зрения его сущности означает выявить, волю и интересы каких слоев общества, групп, классов оно в первую очередь выражает и защищает. Рассматривать государство под углом зрения содержания означает установить, как и в каких направлениях оно при этом действует. Изучать же государство с точки зрения его формы, — это значит, в первую очередь, изучать его строение, его составные части, внутреннюю структуру, основные методы установления и осуществления государственной власти.

Формы государства, также, как его сущность и содержание, никогда не оставались и не остаются раз и навсегда установленными, неизменными. Под влиянием множества экономических, социально-политических, идеологических и иных факторов они всегда изменялись и развивались. Постоянно менялось и представление о них. Справедливым является утверждение Л.Гумпловича о том, что "учение о различии государств или о государственных формах" является "столь же шатким и неустановленным, как и определение понятия государства"[1] .

Чтобы убедиться в этом, достаточно сказать, что за всю историю развития государства и права были высказаны десятки, если не сотни различных мыслей и суждений по вопросу о формах государства. Предлагались самые различные подходы и варианты решения данной проблемы. Еще в Древней Греции и Риме философы и юристы высказывали разнообразные, порою весьма противоречивые мнения и суждения по поводу того, что следует понимать под формой государства, какие формы государства существуют, чем они отличаются друг от друга.

Один из величайших мыслителей античности Платон исходил, например, из того, что идеальной формой правления "идеального государства" как государства "лучших и благородных" является "законная власть немногих" — аристократия. Кроме того, им выделялась и рассматривалась "законная монархия" — царская власть и "незаконная" — олигархия.

Платон создал целое учение о динамике государственной жизни и смене, в силу испорченности человеческой натуры, ее форм. Идеальное государство и его аристократическая форма, согласно этому учению, не вечны. Государство может деградировать и, соот­ветственно, в этом же направлении изменять свои формы.

Аристократия, приводящая к появлению частной собственно­сти на землю и превращению свободных людей в рабов, может вы­рождаться в так называемую тимократию. Последняя, представ­ляющая собой критско-спартанский тип государства, господство наиболее сильных воинов, может постепенно превращаться в оли­гархию. Олигархия же, как строй, основанный на имущественном цензе и власти немногих богатых, — в демократию. Наконец, демо­кратия, как власть народа и для народа, в силу опьянения послед­него свободой сверх меры, в "неразбавленном виде" может вырож­даться в свою противоположность — тиранию. Это — самая худ­шая форма государства, при которой безраздельно господствуют произвол, насилие, бесправие широких масс. Глава государства — тиран, захватывает власть от имени народа и как "ставленник на­рода".

О многообразии форм государства развивал свои взгляды и Аристотель — ученик Платона и вместе с тем его критик. Рассмат­ривая форму государства как систему, олицетворяемую верховной властью в государстве, Аристотель определял ее в зависимости от числа властвующих (один, немногие или большинство), как монар­хию, аристократию или политию-демократию. Эти формы государ­ства считались им "правильными", ибо в них просматривалась об­щая польза правителей. Каждая из данных "правильных" форм могла легко искажаться и превращаться в соответствующие "неправильные" формы — тиранию, олигархию или охлократию. "Не­правильные" формы использовались правителями, по мнению Аристотеля, лишь в личных целях.

Традиции древнегреческой мысли в исследовании форм госу­дарства развивались и в Древнем Риме. Цицерон (106-43 гг. до н. э.), например, выделял, в зависимости от числа правителей, три простые формы государства (царскую власть — монархию, власть оптиматов — аристократию, а также народную власть — демокра­тию) и смешанную форму.

Когда верховная власть находится в руках одного человека, писал он, мы называем такую форму государства "царской властью". Когда она находится в руках у выборных лиц, то говорят, что "эта гражданская община управляется волей оптиматов. Народной же (ведь ее так и называют) является такая община, в которой все находится в руках народа".

Для того, чтобы предотвратить ту или иную простую форму государства от искажения и вырождения, великий римский оратор и государствовед предлагал использовать смешанную форму, складывающуюся в результате выделения и смешения положительных черт всех вышеназванных простых форм.

Учения и отдельные идеи, касающиеся форм государственного устройства и правления, развивались не только в Древней Греции и Риме, но и в других странах. Причем не только на ранних и средних стадиях существования и развития человеческой цивилизации, но и во все последующие столетия и годы.

Значительное внимание исследованию форм государства уде­ляется в современной отечественной и зарубежной литературе. Разумеется, среди авторов-современников, также как и среди их древних предшественников, нет единого взгляда и представления о понятии, видах и содержании форм государства. Высказываются разные точки зрения, различные подходы к определению понятия и содержания формы государства.

Традиционным, например, для отечественного государствоведения и правоведения 1960-70 гг., было представление о форме государства как институте, складывающемся из формы правления и формы государственного устройства. В более поздний период, вплоть до настоящего времени, в научной литературе утвердилось мнение, согласно которому форма государства состоит из формы правления, формы государственного устройства и государственного режима. Данное мнение является преобладающим не только в отечественной, но и в зарубежной литературе.

Что собой представляет каждая из составных частей формы государства?

Форма правления

Форма правления рассматривается как организация государства, включающая в себя порядок образования высших и местных государственных органов и порядок взаимоотношений между ними. Формы правления в значительной мере различаются в зависимости от того, осуществляется ли власть одним лицом или же она принадлежит коллективному выборному органу. В первом случае имеет место монархическая форма правления. Во втором — республиканская.

При монархической форме правления источником государственной власти, согласно действующим законам, является монарх. При республиканской — выборный государственный орган.

Вот как определил основные различия между монархией и республикой проф. П.А.Сорокин[2] :

"В чем же главная разница между монархией и республикой. Она заключается в следующем: монархическая форма государства озна­чает, что власть в государстве принадлежит высшему носителю го­сударственной власти на основе его собственного права.

В монархии монарху предоставлено окончательное решение по всем важнейшим государственным актам. Народ здесь не обладает никакой властью, или обладает ею в весьма малой степени. Народ в монархии или вовсе устранен от управления, или участвует в нем лишь в ограниченном объеме. Иначе обстоит дело в республике. Под республикой разумеется такая форма государства, где власть принадлежит самому народу и только ему.

Здесь сам народ прямо или через посредство избранных им пред­ставителей и управляет государством и решает все важнейшие госу­дарственные дела.

Таково главное различие между монархическим и республикан­ским государствами. Из этого различия вытекает и ряд других.

Раз в монархии монарх обладает властью на основе собственно­го права, то это означает, что он царствует "Божьей милостью" и может стоять даже выше закона. Сам закон здесь прежде всего — лишь просто выражение воли монарха. Иначе в республике. Здесь власть принадлежит народу. Поэтому закон в республике может и должен быть выражением воли народа. Всякий закон, не утвержден­ный самим народом (или его представителями), ничтожен; это — вовсе не закон. Поэтому же и глава республиканского государства управляет государством не на основе собственного права, не "Божьей милостью", а только "волею народа". В монархии власть (престол) — наследственна; она от одного государя переходит к его потомкам, помимо воли народа, в силу простого факта наследова­ния. В республике власть от избранного народом главы государства (президента) к другому переходит не по воле президента и не в силу наследования, а в силу народного избрания. На место одного главы государства в республике становится лишь тот, кого выберет народ.

В монархии короли обладают властью пожизненно; в республике президент выбирается лишь на определенный срок или на опреде­ленное количество лет. Во Франции, напр., президент выбирается на семь лет, в Северо-Американских Штатах — на четыре года. По ис­течении этого срока президент должен уступить место другому ли­цу, тому, кого выберет народ.

Раз в монархии король управляет государством на основании своего права, "Божьей милостью", то он и не ответственен перед народом за свои действия. Какие бы преступления он ни совершил, его нельзя предать суду и приговорить к наказанию. Во всех монар­хиях особа монарха считается "священной", неприкосновенной и безответственной. Не то в республике.

Если здесь президент управляет лишь волею народа, то он перед народом несет и ответственность за свои действия. За тяжелые пре­ступления, вроде измены, он может быть предан суду и приговорен к наказанию.

Таковы основные различия между монархическим и республи­канским образом правления. Едва ли нужно говорить, какая из этих форм государственного устройства лучше и более соответствует ин­тересам народа. Ответ ясен сам по себе и гласит: для народа более лучшей формой правления является республика"[3] .

История и современность знают различные виды монархий и рес публик. Они в значительной степени зависят от типов государств, а также от условий их возникновения и функционирования.

На современном этапе развития общества и государства монархии бывают двух видов — дуалистические и парламентарные. Характерной особенностью дуалистической монархии является формально-юридическое разделение государственной власти между монархом и парламентом. Исполнительная власть наход ится непосредственно в руках монарха. Законодательная — у парлам ента. Последний, однако, фактически подчиняется монарху.

Парламентарная монархия отличается тем, что статус монарха формально и фактически ограничен во всех сферах осущест вления государственной власти. Законодательная власть полно стью принадлежит парламенту. Исполнительная — правительству, ко­торое несет ответственность за свою деятельность перед парламен­том. Участие монарха в формировании правительства чисто симво­лично. Примерами парламентарной монархии могут служить Анг­лия, Голландия, Швеция и др.

Современные республики бывают двух видов: президентские, характерной особенностью которых является соединение в руках президента полномочий главы правительства и государства, и пар­ламентарные. Особенностью последних является довольно слабая власть президента. Характерным для парламентарной республики является также наличие должности премьер-министра, который выполняет одновременно функции главы правительства и лидера правящей партии или партийной коалиции.

Примером президентской республики могут служить Арген­тина, Бразилия, Россия, США и др. Парламентарной — Греция, Италия, Германия и др.

В России президентская республика отличается чрезвычайно сильной властью президента. Согласно Конституции 1993 года прези­дент как глава государства определяет основные направления внут­ренней и внешней политики страны, решает узловые кадровые проблемы, представляет Российскую Федерацию внутри страны и в международных отношениях, назначает выборы в Государствен­ную Думу, распускает ее в случаях и порядке, предусмотренных Конституцией, назначает референдум, обладает правом законода­тельной инициативы. Президент также подписывает и обнародует федеральные законы, издает указы и распоряжения, ведет перего­воры и подписывает международные договоры Российской Феде­рации, подписывает ратификационные грамоты, решает вопросы гражданства и многие другие жизненно важные для всего общест­ва, государства и отдельных граждан вопросы.

Форма государственного устройства

Форма государственного устройства представляет собой внут­реннее строение государства, его деление на составные части — административно-территориальные единицы, автономные полити­ческие образования или суверенные государства. Она отражает также характер соотношения государства в целом и отдельных его частей.

Существуют две основных разновидности форм государствен­ного устройства. Наиболее простая из них — унитарное государст­во. Это — единое государственное образование. Государство при этом делится лишь на административно-территориальные части. Для такого государства характерно существование общих для всей страны высших органов государственной власти и управления, еди­ной судебной системы и конституции. Унитарными государствами являются Англия, Франция, Италия, Венгрия, Монголия и др.

Более сложной формой государственного устройства является федерация. Федеративное государство состоит из ряда других го­сударств или государственных образований — членов федерации (штатов, кантонов, союзных или автономных республик и др.). Каждое из них имеет свое административно-территориальное деле­ние. Наряду с существованием и деятельностью общих для всей федерации высших органов государственной власти и управления на территории каждого из них действуют также свои собственные высшие и местные органы государственной власти и управления. Аналогично обстоит дело с конституцией и другими федеральными законами, с судебными, прокурорскими и иными органами.

Одной из важнейших, хотя и менее распространенных по сра внению с другими формами государственного устройства, является конфедерация. Она представляет собой объединение или союз государств, при котором государства, образующие конфедерацию, полностью сохраняют свою самостоятельность, имеют свои собственные органы власти, управления и правосудия. Для координации совместных действий государства - члены конфедерации создают объединенные органы. Последние функционируют лишь в строго определенных сферах и преследуют строго определенные — экономические, политические, военные или иные цели.

Конфедерация нередко рассматривается как промежуточное звено на пути движения государств к образованию федерации. В настоящее время конфедерацией в формально-юридическом плане считается Швейцария. Хотя фактически она является федерацией. Признаки конфедерации имеются и в Содружестве Независимы Государств (СНГ).

Помимо принадлежности к тому или иному типу, а также наличия определенных форм правления и государственного устройства, государства отличаются друг от друга своими режимами. Под государственным режимом понимается совокупность используемых стоящими у власти группами, классами или слоями методов и способов осуществления государственной власти.

Государственный режим является наиболее динамичной составной частью формы государства, чутко реагирующим на наиболее важные процессы и изменения, происходящие в окружающей экономической и социально-политической среде, в соотношении социально-классовых сил. Государственный режим в знач ительной мере индивидуализирует форму государства. Он выступает в качестве важнейшей составной части политического режима, охватывающего собой не только государство, но и все другие элементы политической системы общества.

О характере режима, существующего в той или иной стране, могут свидетельствовать разнообразные факторы. Однако наиболее важными из них являются следующие: способы и порядок формирования органов государственной власти, управления и пра восудия; порядок распределения между различными госорганами компетенции и характер их взаимоотношений; степень реальности прав и свобод граждан; роль права в жизни общества и в решении государственных дел; место и роль в государственном механизме армии, полиции, контрразведки, разведки и других аналогичных им структур; степень реального участия граждан и их объединений в государственной и общественно-политической жизни, в управлении государством; основные способы разрешения возникающих в обществе социальных и политических конфликтов и др.

Политическая практика полностью подтвердила справедливость тезиса о том, что стоящий у власти слой или класс, в частности, буржуазия "во всех странах неизменно вырабатывает две системы управления, два метода борьбы за свои интересы и отстаивания сво его господства, причем эти два метода то сменяют друг друга, то переплетаются вместе в различных сочетаниях. Это, во-первых, метод насилия, метод отказа от всяких уступок рабочему движению, метод поддержки всех старых и отживших учреждений, ме­тод непримиримого отрицания реформ... Второй метод — метод "ли­берализма", шагов в сторону развития политических прав, в сторо­ну реформ, уступок и т. д." [4] . В зависимости от того, какой из этих методов осуществления государственной власти в той или иной стра­не выступает на первый план, различают два основных вида государст венны х режимов: авторитарный (антидемократический) и демократический (либеральный).

Авторитарный режим характеризуется ликвидацией или зна­чительным ограничением прав и свобод граждан, запрещением оппозиционных партий и других организаций, ограничением роли выборных государственных органов и усилением роли исполнитель но-распорядительных органов, сосредоточением огромных власт ных полномочий в руках главы государства или правительства, сведением роли парламента и других органов государственной вла сти до положения сугубо формальных институтов.

Логически завершенной и наиболее опасной формой авторитарного режима является фашизм. Фашистский резким как крайняя форма авторитарного режима полностью ликвидировал в 1930-40 гг. в ряде западных стран буржуазно-демократические права и свободы, уничтожил все или почти все оппозиционные организации и учреждения, выдвинул на первый план и широко использо вал террористические методы правления. Широкая социальная база была создана в основном за счет мелкой, жаждущей власти и богатства буржуазии, отчасти — средней буржуазии и обманутых слоев рабочего класса, крестьянства.

Появление фашистских режимов является показателем резкого обострения социально-классовых противоречий внутри обще­ства, кризиса политической власти господствующего класса, свидетельством того, что правящая элита не в состоянии больше обеспечивать свое господство лишь либерально-демократическими методами. Она вынуждена под угрозой утраты государственной власти прибегать к широкому использованию террористических методов. Ярким примером тому могут служить фашистские режимы, суще­ствовавшие в довоенный период в Германии и Италии.

Характерными чертами фашистских режимов в этих странах были следующие. Сочетание репрессивных методов правления с широкой социальной и политической демагогией по поводу защиты прав неимущих слоев. Официально насаждаемый через средства массовой информации антикоммунизм и антисемитизм. Прикрыт ие антинародной политики лозунгами заботы о благе народа. Постоянно проводимая на государственном уровне "охота на ведьм" — коммунистов и "всех иных", не согласных с проводимой фашистскими лидерами политикой. Повседневная опора правящих кругов на армию, полицию и другие репрессивные органы. Непререкаемая власть вождя — фюрера, дуче, ставших "богами" фашистской Германии и Италии.

Кроме названных существует ряд и других особенностей фашистских режимов. Одной из важнейших среди них является абсолютное доминирование исполнительной власти над законодательной. Диктатура исполнительной власти устанавливается повсеместно под предлогом проведения "кардинальных реформ", бор ьбы за "единство нации", за установление подлинной демократии, торжество законности и справедливости.

Деятельность парламентских структур при этом полностью парализуется и политически нейтрализуется. Представительная власть народа заменяется властью политиканствующей клики. Парламент практически лишается своей традиционной компетенции творить законодательство.

Согласно, например, Закону о ликвидации бедственного положения народа и государства, принятому 23 марта 1933 г. в Германии, вся законодательная деятельность была фактически закр еплена за правительством. Оно наделялось полномочиями принимать любые законы без какой-либо санкции парламента (Рейхстага). При этом допускалось, что такие законы могли и не соответствовать конституции. Международные договоры не нуждались более в ратификации парламента. Канцлер наделялся исключительными п рерогативами на разработку и внесение на рассмотрение правительства проектов законов. Последние вступали в силу на следующий день после их утверждения.

Характерными признаками буржуазно-демократического режима являются следующие: конституционное провозглашение и частичное осуществление социально-экономических и полити ческих прав граждан и их организаций, существование ряда политических (в том числе оппозиционных) партий, выборность и сменяемость центральных и местных органов государственной власти, официальное признание принципа буржуазно-демократической законности и конституционности, принципа разделения властей и др .

2. Формы рабовладельческого государства

Будучи едиными по своей сущности, социальному содержа­нию и назначению, рабовладельческие государства отличались друг от друга значительным разнообразием методов государственного управления (политических режимов) и форм. Причины такого раз­нообразия коренились в различных конкретно-исторических усло­виях возникновения и развития каждого в отдельности рабовла­дельческого государства, в различном соотношении политических сил, степени остроты социальных противоречий, в неодинаковом уровне развития производительных сил в той или иной стране, различных географических, климатических и иных условиях су­ществования того или иного государства.

Основными формами правления рабовладельческого государ­ства являлись: монархия, аристократическая республика и демо­кратическая республика.

Характерными особенностями рабовладельческой монархии являются жесткая централизация и концентрация всей государст­венной власти в руках наследственного монарха, сосредоточение всей полноты законодательной, исполнительной и судебной власти у единоличного главы государства.

Рабовладельческие монархии имели свои разновидности. Од­ной из таких разновидностей рабовладельческой монархии была восточная деспотия. Форму деспотии имели многие государства Древнего Востока (Вавилон, Египет, Индия и др.). Существование это й формы было обусловлено необходимостью создавать и под­держивать в порядке ирригационные сооружения, длительным сохранением в странах Древнего Востока общинного хозяйства, существованием коллективной собственности на воду, землю, на часть рабов. Созданию и укреплению деспотической власти во многом способствовало то обстоятельство, что во время ведения войн царь или фараон нередко становился во главе войска, обожествлялся и считался, например, в Древнем Египте богом, сыном бога солнца Ра. В Древнем Вавилоне царь играл роль верховного отправителя религиозных культов. Его власть рассматривалась как власть, исходящая от верховных божеств.

Царь или фараон выступал как крупный собственник. В его собственности находились огромные земельные угодья, многочисленные ирригационные сооружения, здания, рабы. Выполняя функ ции единоличного правителя, роль верховного руководителя ирригационными сооружениями и всем хозяйством страны, царь связывал как высший собственник в стране воедино все звенья политического и хозяйственного механизма страны. Постоянно опорой во всей деятельности царя был огромный военно-бюрократический аппарат, армия, полиция, чиновничество, жре цы. Последние, широко используя ограниченность сознания масс, скованность их традициями первобытнообщинного строя и сильную подверженность их влиянию со стороны родоплеменной знати и вождей, усиленно насаждали и развивали культ фараона или царя.

Власть монарха в условиях Восточной деспотии формально представлялась неограниченной. Однако в действительности она была ограниченной интересами и влиянием военно-чиновничьей знати и жрецов. В Древнем Вавилове власть деспота в значитель­ной мере ограничивались властью и влиянием крупной торговой знати. В истории Древнего Египта и ряда других государств Древ­него Востока нередки были случаи организации заговоров и свер­жения фараонов, пытавшихся проводить политику, не соответст­вующую воле и интересам верхушки рабовладельческого класса, знати и жрецов.

В большинстве рабовладельческих государств Древнего Востока ограничение власти царя носило не формально-юридический, а фактический характер. Лишь в некоторых из них оно нашло свое отражение в законодательстве. Примером правового ограничения власти царя могут служить Законы Ману, составленные в Индии в период между II в. до н.э. и II в. н.э. В них прямо предписывалось царю держать в страхе своих подданных, налагать "неустанно наказание на заслуживающих его", "охранять подданных", проявлять "крайнее старание в обуздании воров", ибо "от обуздания воров его слава возрастает, и страна процветает", принимать на себя "обязательство по исполнению драхмы", то есть по выполнению правил добродетельного поведения человека, соответствующее занимаемому им положению, "ежегодно заставлять простой народ, живущий в стране (самостоятельным) промыслом, платить нечто, назы ваемое налогом". "Царь, который по неразумению беспечно мучает свою страну, — говорится в Законах Ману, — немедленно лишается вместе с родственниками страны и жизни".

От восточной деспотии значительно отличалась монархиче­ская форма правления рабовладельческого государства Древнего Рима. Она возникла в 27 г. до н.э. и существовала вплоть до 476 г. н. э. В своем развитии эта форма прошла два этапа: этап прин ципата (с 27 г. до н.э. и до 284 г. н. э.) и этап домината (с 284 г. н. э до 476 г. н. э.). На первом этапе шел процесс становления и развития монархической формы рабовладельческого Рима, сочетающийся с процессом постепенной утраты своего значения республиканских учреждений, а на втором — процесс ее разложения, выступающий как следствие процесса разложения самого рабовладельческого общества и государства и зарождения новых, феодальных от ношений.

В отличие от восточных деспотий монархическая форма рабовладельческого Рима основывалась на более развитых рабовладельческих производственных отношениях. От республик анской формы правления (509—27 гг. до н.э.) к монархической рим­ское государство шло через переходные формы правления — воен­ные диктатуры. Отличительной особенностью монархической фор­мы рабовладельческого Рима было существование на первых ста­диях ее развития наряду с монархическими институтами ряда рес­публиканских институтов и учреждений. На более поздних стадиях развития рабовладельческого общества (III в. н.э.) в Риме устано­вилась и длительное время функционировала высоко централизо­ванная военно-бюрократическая монархия. Ее основной опорой на всех этапах развития неизменно оставалась армия.

Рабовладельческая аристократическая республика существовала в Риме в период с VI по I в. до н.э. С точки зрения экономи­ческого и социально-политического развития римского общества и соответствующих изменений, имевших место в государстве и пра­ве, данный отрезок времени подразделяется на две составные час­ти: период становления и упрочения республики (VI—IV вв. до н. э.) и период ее расцвета и упадка (III—I вв. до н. э.). Органами государственной власти в Римской республике формально счита­лись народные собрания, которые были правомочны принимать ре­шения, имеющие юридическую силу. Однако эти собрания не обла­дали правом законодательной инициативы, а могли лишь прини­мать или отклонять предложения магистратов — должностных лиц, выбираемых из представителей класса рабовладельцев и уполно­мочиваемых на выполнение функций в области судопроизводства и управления.

К тому же решения народных собраний нуждались некоторое время в утверждении Сенатом. Последний состоял из представите­лей крупной земельной, торговой и военной аристократии, изби­рался недемократическим путем — консулами, а с IV в. до н.э.— цензорами, составлявшими списки сенаторов. Сенат сосредоточи вал в себе важнейшие государственно-властные прерогативы. Он обладал значительными полномочиями в различных сферах госу­дарственной деятельности. В области законодательной, помимо утвержд ения законов, принятых собраниями, Сенат обладал в ряде случаев правом полной отмены или временного приостановления действия законов. В административной области он обладал полномочиями на издание общих распоряжений, касающихся укрепле­ния общественного порядка, внутренней и внешней безопасности государства, религиозных культов, вопросов войны и мира. В о6-лкти финансовой деятельности Сенат имел право распоряжаться государственной казной, составлять планы государственных и военных расходов, устанавливать обычные и дополнительные налоги. В случаях обострения социальных противоречий, угрожавших устоям рабовладельческого общества, или в случаях нападения на страну извне, Сенат имел право на учреждение диктатуры и предоставление чрезвычайных полномочий должностному лицудиктатору.

Рабовладельческая демократическая республика, классиче­ским примером которой было Афинское государство, отличалось тем, что в формировании ее высших государственных органов при­нимали участие не только представители господствующего класса рабовладельцев, но и свободные граждане. В Афинах сложились также демократические принципы замещения должностей: выбор­ность, подотчетность, сменяемость и другие. Выборы проводились путем голосования в народном собрании или использования жре­бия.

Высшим органом государственной власти Афинского государ­ства было Народное собрание. К его ведению относился широкий круг вопросов. Оно принимало законы и издавало постановления по ряду частных проблем, решало вопросы войны и мира, заключало или расторгало договоры и союзы с другими государствами, рас­сматривало заявления о государственных преступлениях и высту пало в качестве судебной инстанции. На деятельность Народного собрания значительное влияние оказывал высший орган управле­ния государственными делами — Совет пятисот. Наряду с другими представительными органами Афинского государства он избирался на один год. Совет пятисот подготавливал законопроекты, а так же другие документы, относящиеся к ведению Народного собрания, распоряжался финансами государства, делал заключения по ряду законодательных предложений; контролировал деятельность должностных лиц, проводил решения, принятые Народным собранием, в жиз нь.

Порядок формирования и деятельности Народного собрания и других государственных органов несомненно свидетельствует о демократизме Афинского государства. Однако это был весьма ограниченный, узкоклассовый демократизм. Он полностью исключал от участия в общественно-политической жизни женщин, всех граж дан, не достигших двадцатилетнего возраста, бывших рабов—вольноотпущенников и других членов Афинского общества.

3. Формы феодального государства

Важную роль в процессе существования и функционирования феодального государства играет его форма. Так же, как и у других типов государства, она распадается на три части: форма правления, форма государственного устройства и политический режим .

Наиболее важной составной частью формы феодального государства является форма правления. В силу этого в научной и уч ебной литературе ей обычно и уделяется наибольшее внимание.

Что собой она представляла в условиях феодализма? Какие разновидности форм управления были присущи феодальному государству? История свидетельствует, что наиболее распространенной формой его правления была монархия. В отдельных, довольно редких случаях имела место аристократическая республика.

Монархическая форма правления в условиях феодализма имела свои разновидности. В соответствии с этапами развития феодаль­ного строя выделялась феодальная монархия, сословно-представительная и абсолютная монархия. В ряде европейских стран раннефеодальная монархия существовала в период с VI по IX в., сословно-представительная монархия в период с Х по XV в. и абсолют­ная — в период с XIV по XIX в.

Раннефеодальная монархия соответствовала периоду станов­ления и первоначального развития феодального строя. Ее отличи­тельными чертами и особенностями являлись: слабость централь­ной королевской власти; наличие в каждой стране самостоятель­ных или полусамостоятельных государств, княжеств или герцогств; слабая связь и практическая независимость крупных феодалов от центральных государственных органов. В политической и общест­венной жизни феодальных государств строго проводился принцип иерархического подчинения. Согласно ему низший слой феодаль­ной знати (зачастую называемый рыцарством) находился в непо­средственном подчинении у среднего (баронов во Франции, напри­мер). А средний, в свою очередь, — в непосредственной зависимо­сти у высшего слоя (графов, князей, герцогов). Высший слой класса феодалов выступал в качестве вассала самого короля. Каждый феод ал находился в вассальной зависимости лишь от своего непосред­ственного сеньора и был полностью свободен по отношению ко всем другим. Относительно самостоятельными, внутренне замкнутыми, имеющими свои собственные обычаи, судебные органы и дружины выступали также владения отдельных феодалов или домены. Взаимоотношения между феодалами строились по формуле "вассал моего вассала — не мой вассал". За нарушение королевского покрови­тельства или отношений вассалитета между средними и низшими слоями феодалов виновные подвергались штрафам и другим наказаниям.

Во многих феодальных государствах, находившихся на ранней стадии развития, например, в ряде англосаксонских государств и во Франции королевская власть в течение длительного времени был а выборной. За убийство короля предусматривалась такая же мера наказания, как и за убийство архиепископа. Наиболее важные государственные дела король рассматривал с участием "совета мудрых" (витанагемота), который состоял из представителей свет­ской и духовной знати. Власть французских королей, формально являвшихся верховными сеньорами, в течение ряда веков (X—X II вв.) фактически осуществлялась лишь на ограниченной терри­тории их собственной сеньории или домене. Королевская власть в значит ельной степени ограничивалась властью крупных феодалов, не желавших даже юридически признавать ее и постоянно высту­павших против усиления ее влияния.

Сословно-представительная монархия соответствовала в ос­новном периоду расцвета феодального экономического и социаль­но-политического строя. В Англии, например, сословно-представи­тельная монархия существовала в период с XIII в. по XIV в., во Франции — с XIV по XV в., в Польше — с XIV по XV век. Характер­ной особенностью данной формы правления феодального государ­ства было значительное усиление (во Франции, Польше, России и других странах) центральной государственной власти, сосредото­чение в руках монарха основных рычагов управления государственными делами, опора его не только на крупное дворянство, но и на широкие слои городского населения, а также на мелкое и сред­нее дворянство.

В условиях феодальной раздробленности сам факт существования и последующего усиления центральной государственной власти имел исторически прогрессивное значение. Монархическая власть была представительницей "порядка в беспорядке", представительницей образующейся нации в противовес раздробленности на мятежные вассальные государства.

В условиях сословно-представительной монархии наряду с относительно сильной властью монарха, опиравшегося на мощную армию и широко разветвленный полицейский аппарат, существовали различные представительные органы. Они формировались из представителей духовенства, зажиточных слоев городского населения, дворянства и обладали широкими полномочиями. В России такими органами были земские соборы, в Англии — парламент, в Польше — общегосударственный вольный сейм, во Франции — Генеральные штаты и т. д. Сословно-представительные органы в известной степени ограничивали власть монарха, который вынужден был считаться с мнением и решениями входящих в них представителей духовенства и дворян.

В качестве одного из примеров подобного ограничения мож ет служить издание в 1357 г. дофином (наследником французского престола) Карлом под давлением Генеральных штатов Франции "Великого мартовского ордонанса". Издание его обусловливалось особыми, неблагоприятными для всего класса феодалов Франции и особенно для французского короля обстоятельствами, вызванных парижским восстанием (1356—1358 гг.), а также разгромом французской армии в Столетней войне, и рассматривалось как значи­тельная уступка со стороны французского короля сословно-представительному органу — Генеральным штатам.

В ордонансе, в частности, говорилось о том, что данный акт, "изданный после собрания трех сословий королевства Франции", содержит в себе "многие постановления по разным вопросам". Среди них "постановления" об "исправлении и уничтожении" "таких больших недочетов, от которых страдает государство"; об устр анении от государственных дел тех лиц, которые "так дурно управля­ли государством" и привлечении к решению этих дел "хороших честных людей, сведущих, рачительных и верных"; о необходимо­сти установления такого порядка, при котором бы дофином Карлом "и другими судьями и должностными лицами государства впредь отправлялся, поддерживался и охранялся правый и справедливый суд, а всякие притеснения, вымогательства и незаконные поборы, которые взыскивались в прежнее время с народа всевозможными способами и путями, займами, правом захвата, соляным налогом и другими обложениями, а также порчей монеты и иначе, впредь были совершенно прекращены".

Абсолютная монархия образовалась и функционировала в период упадка и разложения феодализма и возникновения в не­драх феодального общества зачатков капитализма. Она была по­следней формой существования феодальных государств.

Существование абсолютной монархии соответствует периоду завершения процесса формирования высокоцентрализованных фео­дальных государств. В Англии, например, — этот период длился с начала XVI до первой половины XVII в., во Франции — с нача­ла XVI до конца XVIII в., в Германии — с начала XVII до конца XVIII в. , в России — это был период существования Российской Империи при Петре I и Екатерине II.

Абсолютная монархия характеризуется чрезмерным усилени­ем единоличной власти монарха и значительным ослаблением или полной утратой прежней роли сословно-представительных органов. Монарх сосредоточивает в своих руках всю полноту законодательной, исполнительной и судебной власти. Он устанавливает полный контроль над всей территорией страны, обладает правом наложения и взыскания всякого рода пошлин, налогов, штрафов, содержа­ния постоянной армии и принудительного призыва на военную службу, правом произвольного назначения на государственные должно­сти и смещения, вынесения окончательных судебных приговоров или помилования.

Сохраняющиеся некоторое время в условиях абсолютизма сословно-представительные органы превращаются в сугубо формаль ные, оказывающие очень слабое влияние на государственную жизнь учреждения. Таковым был, например, сохранившийся в государст­венной структуре Франции после роспуска Генеральных штатов Парижский парламент. Несмотря на свое претенциозное название, данный орган не имел ни законодательных, ни управленческих, ни даже совещательных полномочий. Он обладал лишь регистрацион ными функциями в отношении указов короля, а также (согласно королевскому эдикту 1641 г.) полномочиями наряду с учрежденны­ми трибуналами "давать правосудие нашим подданным". В специ альном "Эдикте, запрещающем парламентам вмешиваться в госу­дарственные дела и администрацию" (1641 г.), король строжайше запрещал "нашему парижскому парламенту и прочим нашим три буналам" брать в свое ведение дела, "которые могут касаться госу­дарства, администрации и правительства". "Эти дела, — указывал король в своем эдикте, -— мы оставляем исключительно за нашими преемниками, если только мы не дадим им нашими грамотами вла­сти и специального поручения, сохраняя за собой право спраши­вать мнение нашего парламента относительно государственных дел в тех случаях, когда мы сочтем это полезным для блага нашей службы".

Своеобразной формой феодального государства была аристо­кратическая республика. Она существовали лишь в отдельных стра­нах и при этом распространялась на небольшую, относительно замк­нутую территорию. В качестве примеров таких республик могут служить торгово-промышленные республики, существовавшие в некоторых городах России (Великий Новгород и Псков), Италии (Венеция, Флоренция и др.), Нидерландах, Германии и др.

Высшими органами власти и управления республик были го­родские советы, в состав которых входили в основном представите­ли городской знати. Важнейшие рычаги власти и управления при республиканской форме правления феодального государства нахо­дились в руках богатой верхушки городского населения — духовенства, купцов, богатых ремесленников, помещиков-феодалов. Со­веты ведали всеми делами городов-республик — военными, торго­выми, ремесленными и др.

Каждый город-республика имел все свое: войско, во главе которого нередко стоял приглашенный князь; городские трибуналы, ведавшие судебными делами; управленческий аппарат, обычаи и законы, территорию, суверенную власть и денежную систему. В Новгороде и некоторых других городах-республиках существовали также свои вече — собрания всех свободных горожан, на которых обсуждались и решались многие вопросы организации внутренней жизни и деятельности всего города-республики. Однако решающее слово в управлении государственными делами неизменно прина длежало Советам феодальной аристократии в лице духовенства, купечества, зажиточных ремесленников и бояр.

4. Формы капиталистического государства

В зависимости от конкретно-исторических условий своего возникновения и развития капиталистические государства облекают­ся в различные формы правления и государственного устройства, а также имеют различный политический, а точнее — государственный режим. Изменение форм капиталистического государства и методов осуществления государственной власти свидетельствуют о приспособлении господствующих кругов к изменяющимся усл овиям жизни капиталистического общества, новому соотношению со­циально-классовых сил, к изменяющейся экономической и социально-политической среде.

Формы правления буржуазного государства выступают как система или способ организации государственной власти, отличаю­щиеся друг от друга источником государственно-властных полно­мочий государственных органов, порядком формирования и функ­ционирования органов государственной власти, характером их су­бординации, принципами их взаимоотношений между собой и с населением.

Капиталистическому государству свойственны две основные формы правления: конституционная монархия и буржуазная рес­публика. Различие между этими формами определяется в конеч­ном счете тем, каково положение главы государства — монарха и президента. В буржуазных монархиях глава государства, как пра­вило, наследственный и его власть в формально-юридическом смысле считается независимой от любой иной власти, любого государст­венного органа или населения. Напротив, в буржуазных республи­ках глава государства избирается на определенный срок и его власть считается юридически зависимой, производной от власти парла­мента или избирателей.

Конституционная монархия возникает в тех странах, где бур­жуазия, в силу различных конкретно-исторических причин, не сразу приобретает экономическое и социально-политическое господство, идет на компромисс с дворянством, делит с ним государственную власть. Конституционная монархия является результатом эволюции абсолютной монархии, при которой верховная власть принадлежит всецело и неограниченно царю, результатом приспособления данного феодального института к изменившимся условиям, к интересам нового господствующего класса — буржуазии.

Проводя экономические и социально-политические преобразо­вания феодального общества на свой лад, возглавляя антифеодаль­ную революцию, буржуазия, однако, как новый, восходящий по сравнению с феодалами класс, зачастую ограничивается осуществлением лишь половинчатых мер, довольствуется лить частичными экономическими и социально-политическими изменениями в обще­стве.

При этом она испытывает панический страх не только и даже не столько перед частично сохраняющим свои позиции в экономи­ческой и социально-политической структуре общества классом фео­далов-крепостников, сколько перед трудящимися слоями общест­ва, перед пролетариатом. В этом заключается одна из причин того, что буржуазия в ряде случаев, с учетом сложившегося в обществе соотношения сил, предпочитает либеральную по своему характеру конституционную монархию.

Конституционная монархия делится на два вида: парламен­тарную и дуалистическую. В парламентарных монархиях, являю­щихся наиболее распространенными формами монархии в настоя­щее время, правительство формируется партией, получившей во время выборов большинство голосов в парламенте, или партиями, располагающими вместе большинством голосов. Лидер партии, об­ладающей большинством депутатских мест, становится главой пра­вительства. Власть монарха является весьма ограниченной во всех сферах государственной жизни и деятельности и, прежде всего, в законодательной и исполнительной. Причем ограничение это имеет не формально-юридический, а фактический характер. Господствую­щие слои рассматривают конституционную монархию как своего рода резервное средство воздействия на трудящиеся массы, дополнительное средство защиты своих интересов в случае предельно го обострения социально-классовых конфликтов.

При конституционной монархии законы принимаются парламентом и утверждаются монархом. Однако данная прерогатива монарха как и большинство других его полномочий имеет формальный характер. В силу сложившейся практики и конституционных обычаев монарх не отказывает в подписании принятых парламе нтом законопроектов.

Правительство, согласно конституционным положениям, несет ответственность не перед монархом, а перед парламентом. Существование парламентарной монархии является свидетельством полной победы буржуазии над феодалами в данной стране. В настоящее время парламентарная монархия существует в Великобритании, Бельгии, Голландии, Дании, Швеции и ряде других высокоразвитых в промышленном отношении капиталистических стран .

В дуалистических монархиях правительство формируется независимо от партийного состава в парламенте и не несет парламентской ответственности. При данной форме правления власть носит двойственный (дуалистический) характер. Она юридически и фактически разделена между правительством, формируемым и ответственным перед монархом, и парламентом. Наследственный монарх выражает интересы класса феодалов, тогда как парламент представляет интересы класса буржуазии. Существование дуалистической монархии свидетельствует о слабости буржуазии в данной стране, о ее вынужденном делении государственной власти феодалами. Дуалистическая монархия существовала в кайзеровской Германии (1871—1918 гг.), в Эфиопии, Иране и других стра­нах.

Высшей формой правления буржуазного государства считается республика. Она выступает как законченная в формально-ю ридическом смысле, наиболее прогрессивная и демократическая форма правления. Буржуазная республика подразделяется на два ос­новных вида: парламентарную и президентскую республику.

Отличительными чертами парламентарной республики явля­ются: верховенство парламента; ответственность правительства за свою деятельность перед парламентом, а не перед президентом; формирование правительства на парламентской основе из числа лидеров политических партий, располагающих большинством го­лосов в парламенте; избрание главы государства либо непосредст­венно парламентом, либо специальной коллегией, образуемой пар­ламентом. В парламентарной республике глава государства не иг­рает сколько-нибудь существенной роли среди других государст­венных органов. Правительство формируется и возглавляется пре­мьер-министром. Парламентарные республики в настоящее время существуют в Австрии, ФРГ, Италии, Швейцарии и других странах.

Президентская республика характеризуется такими призна­ками, как соединение в руках президента полномочий главы госу­дарства и правительства, отсутствие института парламентской от­ветственности правительства, внепарламентский метод избрания президента и формирования правительства, ответственность пра­вительства перед президентом, сосредоточение в руках президента огромной политической, военной и социально-экономической вла­сти; отсутствие у парламента права на объявления вотума недове­рия правительству. Наиболее типичными примерами президент­ской республики могут служить США и Франция. Президентскую республику иногда именуют дуалистической республикой, подчер­кивая тем самым факт сосредоточения сильной исполнительной власти в руках президента, а законодательной — в руках парла­мента.

В отличие от форм правления формы государственного уст­ройства указывают на характер отношения государства как целого с его различными составными частями, выступающими в виде субъекто в федерации или административно-территориальных единиц.

По форме государственного устройства капиталистические го­сударства подразделяются на унитарные и федеративные. Уни тарное государство представляет собой единое централизованное государство, состоящее из различных административно-территориальных единиц (округов, кантонов, ди ст рикт ов и т.п.) и не имею щее в своем составе других государств или государственных образований. К унитарным государствам относятся Англия, Франция, Италия, Швеция, Япония и другие.

Для унитарного государства характерно наличие единой сис­темы центральных органов власти и управления, единой конституции, построенной на ее основе системы права, гражданства. Округа, кантоны и другие административно-территориальные единицы не обладают даже относительной политической самостоятельностью, а осуществляют лишь административные функции.

Федеративное государство в отличие от унитарного выступа­ет как союз двух или более государственных образований (штатов, земель, провинций, кантонов и т. п.), каждое из которых обладает определенной юридически очерченной и закрепленной политиче­ской самостоятельностью, имеет, наряду с федеральными органа­ми, систему своих собственных законодательных, исполнительно-распорядительных и судебных органов, свою конституцию, соот­ветствующую общефедеральной конституции, систему права и т.д.

Подавляющее большинство федераций строится не по нацио­нальному, а по территориальному, национально-территориальному признакам, на основе географических и иных особенностей.

Раздел II. Форма правления

Понятие формы правления и государственного режима. — Монархия. — Республика.

1. Понятие формы правления и государственного режима

Определение формы правления

Под формой правления мы понимаем систему формирования и взаимоотношений главы государства, высших органов законодательной и исполнительной власти. Форма правления исторически складывается в процессе борьбы и взаимодействия социальных и политических сил соответствующего общества.

Форма правления имеет основополагающее значение для изу­чения конституционно-правового регулирования организации и функционирования государства. Это не просто абстрактная теоретическая категория науки, как, скажем, суверенитет или народовластие, а тот ключ, с помощью которого мы только и можем разобраться в смысле той или иной системы органов государственной власти, установленной конституцией соответ­ствующего государства.

При аграрном строе значение формы правления сводилось лишь к определению того, каким образом замещается должность главы государства — в порядке наследования или путем выборов. По мере разложения феодализма и перехода к индустриальному строю, сопровождавшегося ослаблением власти монархов, появлением и укреплением народного (национального) предст авительства, типология форм правления стала обогащаться: наибольшую значимость приобрело не то, наследственный или выборный глава государства в стране, а то, как организуются отношения между главой государства, парламентом, правитель­ством, как взаимно уравновешиваются их полномочия, — словом, как устроено разделение властей. И сегодня при анализе формы правления конкретного государства нас прежде всего интересует не то, республика это или монархия, а то, какая разновидн ость республики или монархии здесь установлена.

Эти разновидности и будут ниже рассмотрены в данной работе.

Классификация форм правления

Как мы рассмотрели выше, определяются две основные формы правления — монархия и республика. Разновидности же их определяются соотношением полномочий законодательной и исполнительной власти, распределенных между главой государства, парламентом и правительством в конкретной стране, и вытекающим отсюда порядком их формирования. Вот что писал о классификации форм правления В.М.Хвостов[5] :

"Наиболее правильной представляется нам следующая классификация. Основное подразделение государств зависит от того, каковы свойства так называемого высшего органа в государстве. При этом высшим органом именуется тот из органов государства, который 1) приводит в движение государственный механизм и поддерживает это движение и 2) которому принадлежит власть окончательно санкционировать изменения правопорядка в государстве. С этой точки зрения мы получаем два основных типа государства: монархию и республику. Если воля высшего органа есть воля одного только лица, то мы имеем монархию; если высшим органом является коллегия лиц, то мы получаем республику. Этому делению не противоречит то обстоятельство, что и в республике может быть единоличный орган в составе высшего правительства — президент. Дело в том, что президент республики не есть высший орган государства в указанном выше смысле, тогда как монарх имеет это свойство высшего органа. Это проявляется в том, что президент отвечает за свои действия, тогда как монарх безответствен; далее, в том, что конституция может быть изменяема и без согласия президента, тогда как в монархиях по крайней мере изменения статей закона, касающихся прав самого монарха, нуждается в санкции монарха; наконец, палаты в республиках могут собираться и без созыва со стороны президента, а в монархиях парламент обыкновенно не приступает к отправлению своих функций помимо монарха".[6]

Монархия была характерна для аграрного строя (по К.Марксу — рабовладельческой и феодальной общественно-экономических формаций), хотя и в то время в отдельных странах существовали республики. Переход к индустриальному строю (по К.Марксу— буржуазная революция) нередко сопровождался ликвидацией мо­нархии, поскольку монарх сам был крупнейшим феодалом, и уста­новлением республиканской формы правления. Однако в ряде высокоразвитых стран монархия сохранилась до настоящего времени. Примечательно, что монархия иногда восстанавливает­ся в отдельных странах после более или менее длительного периода республиканского правления. Например, в Испании монархия пала в 1931 году, а в 1947 году фашистской диктатор Ф. Франко объявил о ее восстановлении, однако реально король Хуан Карлос I воцарился лишь после смерти диктатора в 1975 году, причем в 1973 году активно защитил становящуюся демок­ратию от попытки фашистского путча.

Более того, сегодня мы не всегда можем с легкостью определить, с каким государством — монархическим или рес­публиканским — имеем дело. Например, в Малайзии часть субъектов федерации представляют собой монархии, а другая часть — республики. Глава государства в Федерации (Янь ди-пертуан агонь, чт о означает примерно Верховный правитель) — выбор­ный, но избирается монархами субъектов федерации из своей среды на пятилетний срок. Похожая ситуация и в Объединен­ных Арабских Эмиратах. Здесь мы видим элементы и монархии (глава государства должен быть монархом), и республики (однако он избирается на срок). В учебниках и другой специальной литера­туре такую форму правления обычно называют выборной монархией. В данной связи стоит лишний раз вспомнить о том, что любая классификация в той или иной мере условна. Схема разновидностей двух основных форм правления может быть представлена следующим образом:

Монархия

абсолютная

(неограниченная)

конституционная

(ограниченная)

дуалистическая

парламентарная

Республика

дуалистическая (президентская)

парламентарная

смешанная (полупрезидентская)

прочие виды

Государственный режим

Форма правления представляет собой юридическую модель отношений между соответствующими высшими государственными органами. Реальный же порядок функционирования и взаимодействия нередко существенно отличается от конституционной модели, а иногда даже противоположен ей. Этот порядок иногда именуется государственных режимом. Понятие государственного режима не следует смешивать с понятием политического режима, которое значительно шире. В то же время, принимая во вни­мание вышесказанное, очевидно, что нельзя анализировать кон­ституционную модель отношений власти без учета фактической системы этих отношений.

При этом необходимо иметь в виду, что государственный режим более или менее тесно связан с соответствующей формой правления, даже если и противоположен ей. Поэтому целесообразно дать отдельную классификацию государ­ственных режимов. Их признаки будут изложены при освещении соответствующих форм правления.

2. Монархия

Понятие

В переводе с греческого данный термин означает единовластие. Однако монархия — не просто власть одного, а в современном понимании власть наследуемая. Эта власть нередко обожествляется (монарх — помазанник Божий). В Японии до 1945 года считался сыном богини Солнца — Аматерасу.

Чтобы привести точное и емкое определение монархии, обратимся к проф. Г.Ф.Шершеневичу[7] . Он писал:

"Монархия есть такая форма государства, в которой имеется единоличный, наследственный и безответственный орган власти. Источник силы этого органа заключается в исторической традиции, в мистическом уважении или к самой идее монархии или к долго царствующей династии. В представлении неразвитого человека абстрактная власть только и умещается в образе живого человека. Личные качества монарха, его ум или неразвитость, доброта или жестокость, смелость или трусость, имеют уже второстепенное значение, способствуя лишь повышению или понижению монархических чувств в стране. [...]

Монарх всюду признается безответственным. Этот принцип принят в интересах поддержания престижа монарха, на котором строится вся его власть. Безответственность монарха распространяется не только на политическую его деятельность, но и на его действия, имеющие уголовный характер, напр., убийство в запальчивости, нанесение личного оскорбления. В Англии даже гражданская ответственность обусловлена предварительным согласием монарха на предъявление к нему иска. Монарх считается главою государства. Это выражение следует понимать не в том смысле, что он стоит над государством, а в том, что он признается лицом занимающим в обществе высшее социальное положение, а также представителем государства на внешней стороне.

Таковы характерные признаки монарха вообще, независимо от различных видов монархии в исторической действительности"[8] .

Сегодня божественное происхождение власти монарха мало кого волнует: из истории известно, что феодалы становились монархами и добывали трон для себя и своих потомков в результате иногда выборов (разумеется, не всенародных), чаще насилия, изредка приглашения, то есть вполне земных про цедур. Из этого исходит и большинство действующих конституций монархических государств.

Так, согласно ст. 1 Конституции Японии 1946 года "Импера­тор является символом государства и единства народа, его ста­тус определяется волей народа, которому принадлежит суверен­ная власть". Символом единства и постоянства государства на­зывает Короля ст. 56 Конституции Испании 1978 года.

Главное, однако, не в том, как в конституции характеризует­ся монарх. Бельгийская конституция 1831 года, например, вооб­ще такой характеристики не содержит. Главное — в полномочи­ях монарха. В зависимости от того, каковы они, различаются отмеченные выше на схеме разновидности монархической фор­мы правления.

Абсолютная монархия

Эта форма правления типична для позднего феодализма, когда в глубинах аграрного строя вызре­вают зачатки индустриального.

Характеризуется она тем, что в руках монарха сосредоточи­вается вся полнота государственной власти. Он сам издает законы, может непосредственно руководить административной деятельностью или назначать для этого правительство, вершит высший суд. Никаких ограничений его власти нет, по крайней мере, юридических, хотя политические, морально-этические, ре­лигиозные и иные могут присутствовать и обычно в той или иной мере присутствуют. Подданные изначально юридически бесправны, поскольку монарх не наделил их какими-то правами и не отобрал эти права.

В современных условиях абсолютная монархия — раритет (чрезвычайная редкость). В качестве примера можно упомянуть Саудовскую Аравию, Оман. Такие государства могут сегодня иметь даже октроированные "конституции", однако эти акты не являются конституциями в полном смысле слова, поскольку не ограничивают власть монарха. Такой "конституцией" можно, например, считать Временную конституцию Катара 1972 года.

Монархи в Саудовской Аравии, Омане считаются также высшими духовными лицами, что еще более усиливает их власть. Однако все же эта власть не безгранична: особая роль при этом принадлежит правящей семье, которая на своем совете решает, в частности, вопросы престолонаследия (наследует не обязательно сын прежнего монарха) и может заставить монарха отречься от престола.

Для абсолютной монархии характерен авторитарный политический режим, а государственный режим именуется абсолютизмом.

Дуалистическая монархия

Это первоначальная форма ограниченной, или конституционной, монархии. Здесь мы наблюдаем уже возникающее или даже довольно развитое разделение частей, во всяком случае, отделение законодательн ой власти и исполнительной.

Законодательная власть принадлежит в принципе парламен­ту, который избирается подданными или определенной частью их, если избирательное право — цензовое. Исполнительная власть принадлежит монарху, который может осуществлять ее непосредственно или через назначаемое им правительство. Судебная власть принадлежит монарху, но может быть и более или менее независимой.

Однако разделение властей при данной форме правления обычно урезанное. Хотя законы принимаются парламентом, мо­нарх пользуется правом абсолютного вето, то есть без его ут­верждения закон в силу не вступит (лат. veto — запрещаю). Кроме того, монарх обычно может издавать чрезвычайные ука­зы, имеющие силу закона и даже более высокую, а главное, может распускать парламент, заменяя фактически дуалистическую монархию абсолютной. Например, в Иордании после роспус­ка парламента в 1974 году очередные парламентские выборы состоялись лишь в 1989.

Правительство, если таковое есть, за свою деятельность несет ответственность лишь перед монархом, но отнюдь не перед парламентом. Последний может воздействовать на прави тельство, только используя свое право устанавливать бюджет го­сударства. Рычаг этот, хотя и достаточно мощный, может, однако, использоваться лишь раз в году, а кроме того, депутаты, вступая в конфликт с правительством и через него — с монархом, не могут не ощущать постоянной угрозы роспуска парламента.

Как и для абсолютной монархии, для монархии дуалистической типичен авторитарный политический режим. Государственный режим может характеризоваться как ограниченный дуализм власти. Дуалистическая монархия есть выражение компромисса между властвующей феодальной верхушкой общества и остальной его частью, в котором преобладание все же остается за монархом и его окружением.

Парламентарная монархия

Эта форма правления сущес­твует обычно в высокоразвитых государствах, где переход от аграрного строя к индустриальному сопровождался преимущес­твенно не коренной ломкой прежних институтов власти, а по­степенным их преобразованием и приспособлением к новым ус­ловиям (Великобритания, Япония, Нидерланды, Швеция, Кана­да, Австралия и др.).

Здесь мы наблюдаем развитое разделение властей при призна нии принципа верховенства парламента над исполнительной властью, демократический или по крайней мере либеральный политический режим.

Верховенство парламента выражается в том, что правитель­ство, которое обычно назначается монархом, должно пользовать­ся доверием парламента (или его нижней палаты), а монарх, сле­довательно, вынужден назначать главой правительства лидера партии, имеющей в парламенте (нижней палате) большинство мест, либо лидера коалиции партий, таким большинством располагаю­щей.

Монарх при данной форме правления "царствует, но не пра­вит". Правом вето в отношении законов, принятых парламентом, даже когда оно ему принадлежит, он либо на практике не поль­зуется, либо осуществляет это право по указанию правительст­ва. Как правило, он лишен возможности действовать самостоя­тельно, и все исходящие от него акты обычно подготавливаются правительством и контрассигнуются (скрепляются) его главой или соответствующим министром, без чего не имеют юридичес­кой силы. Тем самым глава правительства или министр прини­мают на себя ответственность за данный акт монарха, ибо сам монарх неответственен (в Великобритании это выражается прин­ципом "Король не может быть не прав").

Главный отличительный признак парламентарной монархии — политическая ответственность правительства перед парламентом (нижней палатой) за свою деятельность. Если парламент (нижняя палата) выразит правительству недоверие или откажет в доверии, правительство должно уйти в отставку либо должно быть уволено в отставку монархом. Однако обычно это полномочие парламента уравновешивается правом правительства предложить монарху распустить парламент (нижнюю палату) и назначить новые выборы, с тем чтобы конфликт между законодательной и исполнительной властью разрешил народ: если он поддержит правительство, то в результате выборов в парламенте образуется большинство из его сторонников, если же избиратели с правительством не согласн ы то и состав парламента окажется соответствующим, а правительство будет сменено.

Изложенная система отношений между монархом, парламен­том и правительством характеризует парламентарный режим, или парламентаризм. Однако этот государственный режим действует только при условии, что в парламенте ни одна полити­ческая партия не имеет абсолютного большинства и не может сформировать однопартийное правительство. Такая ситуация традиционно существует, например, в Дании, Нидерландах, а в 1993 году сложилась и в Японии. Чем шире партийная коалиция, сформировавшая правительство, тем это правительство менее устойчиво, ибо тем сложнее достигать согласия между партнерами по коалиции относительно различных политических вопросов. Стоит какой-либо партии отозвать своих представителей из правительства, как оно утрачивает необходимое большинство в парламенте (нижней палате) и вынуж­дено уйти в отставку.

Напротив, в странах, где существует двухпартийная система (Великобритания, Канада, Австралия и др.) или многопартийная система с одной доминирующей партией (Япония в 1955-95 гг.) и правительства в принципе однопартийные, парламентарная модель отношений между парламентом и прави­тельством практически превращается в свою противоположность. Юридически парламент осуществляет контроль над правительством, однако на деле правительство, которое состоит из лидеров партии, обладающей в парламенте (соответственно в его нижней палате) большинством, через эту партийную фракцию полностью контролирует работу парламента. Такой государственный режим получил название системы кабинета, или министериализма.

Следовательно, при одной и той же форме правления — парламентарной монархии — возможны два государственных режима: парламентаризм и министериализм. Это зависит от существующей в стране партийной системы.

Из развивающихся стран к числу парламентарных монархий можно отнести Малайзию, Таиланд, Непал, однако, учитывая реальное влияние монарха, здесь приходится констатировать наличие элементов дуалистического государственного режима.

3. Республика

Понятие

Республика (от лат. res publica — общественное дело) — это такая форма правления, которая характеризуется выборностью главы государства, именуемого обычно президентом.

Так чем же республика в корне отличается от монархии, каковы главные признаки республики? Довольно четко это определил проф. Н.М.Коркунов[9] . Он писал:

"По форме устройства все государства могут быть разделены, как это и признается издавна, на монархии и республики, но разли­чие их не в числе правящих лиц, а в их юридическом положении. В республике все лица, участвующие в распоряжении властью ответ­ственны от последнего избирателя до президента, стоящего во главе республики и призванного действовать от ее имени.

В монархии, напротив, имеется и безответственный орган власти — монарх. Именно в этом различии ответственности и безответ­ственности заключается различие президента республики и монарха, а не в объеме или характере их функций. Президент Северо-Американских Соединенных Штатов пользуется большею властью, нежели английская королева; но президент ответствен пред конгрес­сом и потому не монарх; английская королева, напротив, безответ­ственна и потому, несмотря на всю ограниченность своей власти, остается все же монархиней.

Уже один факт осуществления хотя некоторых функций государ­ственного властвования безответственным субъектом, властвующим по собственному праву, а не по поручению, не может не придать всему государственному быту монархии своеобразный склад. Юри­дическое отношение государственного властвования не может не меняться существенно, смотря потому, какими субъектами осу­ществляются функции власти, ответственными или безответствен­ными? При существовании в государстве безответственного субъек­та властвования некоторые юридические нормы, определяющие го­сударственный порядок, по необходимости получают характер норм, лишенных санкции (leges imperfectae), опирающихся в своем действии лишь на религиозные, нравственные, бытовые основания, но не юридические. Поэтому в республике юридическая природа государственного властвования находит более полное и последова­тельное осуществление, чем в монархии. Республика представляется более чистым юридическим отношением. В монархии имеют отно­сительно большее значение бытовые факторы. Но, с другой сторо­ны, как бы олицетворение государственной власти в независимо поставленном монархе, как справедливо указал Штейн, более обес­печивает неподчинение государственной власти исключительным интересам господствующих общественных классов. Уже в силу этих двух условий различие монархии и республики нельзя не признать основным различием форм государственного устройства. А к нему присоединяется еще то, что глава государства, призванный пред­ставлять государство во вне и внутри, участвует более или менее во всех актах, совершаемых от имени государства, и в издании зако­нов, и в отправлении правосудия, и в управлении. Поэтому само­стоятельность власти монарха и его безответственность оказывают некоторое влияние на все проявления государственного властвова­ния. Монархический принцип требует, чтобы в государстве ничего не совершалось против и даже помимо воли монарха. От его имени отправляется правосудие, он назначает всех высших должностных лиц суда и управления; в отношении к законам ему принадлежит обыкновенно право абсолютного вето и всегда право их обнародо­вания и обращения к исполнению. Все эти функции могут принад­лежать и президенту республики, но, конечно, огромная разница, осуществляются ли они безответственным монархом, или ответ­ственным перед народом должностным лицом.

Республике, напротив, более соответствует коллегиальная орга­низация правительства, так как этим лучше обеспечивается подчи­нение делегированной правительственной власти народу, и если в большинстве современных республик имеется единоличная органи­зация, то это объясняется влиянием на них монархических идей. Там, где, как в Швейцарии, республиканское устройство является исконным, правительство имеет коллегиальную форму. Точно также наследственная власть свойственна монархии, избирательная — рес­публике. Только наследственная власть может быть вполне само­стоятельна. Избирательные монархии образуют уже переходную форму и в настоящее время их вовсе не существует. Но и в избира­тельных монархиях власть главы государства была во всяком слу­чае пожизненная, а не срочная, как в республиках. Срочность влас­ти неизбежно ведет к зависимости от избирателей. Поэтому-то в республиках глава правительства всегда избирается на определен­ный срок и обыкновенно на довольно короткий срок.

Разновидности республики не могут основываться на сочетании республиканского принципа с монархическим: раз существует мо­нархическая власть, как бы она ни была ограничена, получится мо­нархия, а не республика. Но и республиканские государства разли­чаются по степени осуществления в них республиканского принци­па: подчинение всех государственных учреждений народу. Чем шире непосредственное участите народа в осуществлении функций госу­дарственного властвования, тем менее самостоятельны действующие по уполномочию от народа учреждения. Сообразно с этим разли­чаются чистые или непосредственные республики и республики представительные. Непосредственной республикой называется такое государственное устройство, где народу принадлежит право непо­средственного участия в осуществлении законодательной функции. В представительных же республиках непосредственное осуществле­ние всех функций властвования предоставлено уполномоченным от народа учреждениям, а самому народу непосредственно принадле­жит лишь право избрания своих представителей [...]".[10]

Республиканская форма правления окончательно установилась, во Франции лишь с принятием Конституции 1875 года после двукратной реставрации монархии. Швейцария и миниатюрное государство Сан-Марино имеют эту форму правления изначально. Большинство же современных европейских республик обрели ее после военных и революционных потрясений XX века, связанных прежде всего с двумя мировыми войнами. В Америке успешная вооруженная национально-освободительная борьба бывших колоний против монархических метрополий также, как правило, порождала республиканскую форму правления. Равным образом и в Африке и в Азии распад колониальной системы в середине XX века привел, за единичными исключениями, к образованию республик.

При прочих равных условиях республика — наиболее демократическая форма правления, поскольку предполагает, что пол­номочия любой ветви власти, любого высшего ее органа, вклю­чая главу государства, в конечном счете, основываются на ман­дате народа. Но следует подчеркнуть, что этот вывод верен лишь при прочих равных условиях.

Дело в том, что существуют извращенные разновидности рес­публики, характеризующиеся нелигитимностью власти. Напри­мер, когда в стране происходит государственный переворот, который ставит во главе государства единоличного диктатора (он может называться как угодно — президентом, координато­ром, вождем, генеральным секретарем центрального комитета партии и т.д.) или группу диктаторов (хунту), форма правления официально может провозглашаться или оставаться республикан­ской, но ее демократическая суть выхолащивается. Это происхо­дит и в том случае, когда законно избранное или назначенное должностное лицо (президент, премьер-министр и т.п.) захваты­вает непринадлежащие ему по конституции полномочия, отказываетс я оставить свою должность по истечении срока полно мочий — словом, когда узурпирует власть. Так поступили Гитлер в Германии в 1933 году, Ж. Мобуту в Заире (тогда— Конго) в 1960 году, "черные полковники" в Греции в 1967 году, А.Пиночет в Чили в 1973 году. Примеры, к сожалению, можно значительно умножить. Есть и примеры такой замены монархии республикой, которые означают ликвидацию существовавшей при мона рхии демократии. Например, те же греческие "черные пол ковники" в июне 1973 года ликвидировали монархию, однако демократии стране такая "республика" отнюдь не добавила. Мало отличаются от абсолютной монархии некоторые республики Тропической Африки, где, несмотря на наличие парламента , формально независимых судов, власть президента практически неограниченна (так называемые монократические республики). Смена президентов происходит здесь обычно лишь в результате их смерти или военного переворота, а отнюдь не всеобщих вы боров. Перевыборы же на новый срок носят скорее ритуальный, чем реальный характер. В Малави , к примеру, до недавнего времени Президент вообще считался находящимся в должности пожизненно. "Социалистические" республики служили и служат прикрытием единоличной диктатуры генерального (первого) сек­ретаря компартии (ее центрального комитета) или групповой диктатуры политбюро ее центрального комитета. Генеральный секретарь может при этом занимать должность президента или премьер-министра, а может не занимать никакой государствен ной должности, осуществляя свою громадную власть неформальным образом, как это долгое время делал И.В.Сталин.

Рассмотрим разновидности действительно де­мократической или по крайней мере либеральной по политическому режиму республики. При этом надо помнить, что и в пре­зидентской, и в парламентарной республике есть и президент, и парламент, а различие между этими двумя разновидностями республиканской формы правления заключается в характере отношений между законодательной и исполнительной властью.

Дуалистическая (президентская) республика

Эта форма правления несколько напоминает дуалистическую монархию, тем бол ее что впервые создавалась в США по ее примеру (Великобритания в то время была во многом дуалистической монархией), однако имеет весьма существенные отличия от нее .

Пре жде всего, здесь наиболее последовательно проведен принцип разделения властей, а взаимоотношения между ветвями власти строятся на базе принципа так называемых сдержек и противовесов. Рассмотрим, в чем это проявляется.

И законодательная, и исполнительная власть в президент ской республике получают свой мандат непосредственно от народа. Главой исполнительной власти является избираемый народом президент, который совмещает эти функции с функциями гла вы государства. Правительства как коллегиального органа обычно нет, министры каждый в отдельности подчинены президенту. Судьи, как и высшие должностные лица исполнительной власти назначаются президентом с согласия верхней палаты парламен­та, которая при этом исходит не из политического лица кандидатов, а из их компетентности и моральных качеств. Министров и других назначенных им должностных лиц исполнительной власти президент может смещать самостоятельно: нельзя за­ставлять его работать с теми, с кем он работать не может и не желает.

Главный признак данной формы правления — отсутствие ответственности исполнительной власти перед парламентом за проводимую политику. Парламент не может смещать ее д ол жностных лиц, если они не нарушили закон. Для своей деятельности они не нуждаются в политическом доверии парламента. Поэтому в президентских республиках мы нередко наблюдаем ситуацию, характеризующуюся тем, что президент принадлежит к одной партии, а большинство в парламенте имеет другая. Тем не менее, они вынуждены сотрудничать, ибо ни одна из ветвей власти не может конституционным путем устранить другую (сме­щение парламентом должностных лиц исполнительной и судеб­ной власти путем так называемого импичмента может иметь место лишь, если со стороны этих лиц допущены серьезные правонарушения).

Сдержки и противовесы проявляются, в частности, в том, что президент может тормозить законодательную деятельность пар­ламента, налагая на принятые им законы отлагательноеуспенсивное) вето , для преодоления которого требуется квалифи­цированное большинство голосов в обеих палатах парламента. В свою очередь, как мы видели, верхняя палата парламента может воспрепятствовать назначению президентом должностных лиц, а кроме того, ратифицирует (и может отказать в этом) заключенные президентом международные договоры. Судебная власть контро­лирует конституционность актов и парламента, и президента, обеспечивая тем самым соблюдение правопорядка как законодатель­ной, так и исполнительной властью.

Государственный режим при этой форме правления — т олько дуалистический. В зависимости от обстоятельств зн ачение и роль конкретного парламента или президента могут быть сильнее или слабее, но качества государственного режима это не меняет.

Президентские республики распространены в Латинской Америке. Эта форма правления встречается также в некоторых странах Азии и Африки. Правда, подчас в этих страна х власть главы государства на деле выходит за конституционные рамки, и, в частности, латиноамериканские президентские республики характеризовались исследователями как суперпрезидентские. В последние 10 -15 лет, однако, ситуация во многих из этих стран стала меняться и приближаться к конституционному эталону.

Парламентарная республика

К этой форме правления относится все сказанное выше о парламентарной монархии, за исключением вопроса о главе государства.

Вместо слабого монарха мы наблюдаем при этой форме слабого президента, который в типичном случае избирается либо парламентом, либо более широкой коллегией, включающей наряду с парламентом обычно депутатов парламентов субъектов федера­ций или региональных представительных органов самоуправления. Обширные полномочия, которыми порой конституция наделяет президента парламентарной республики, осуществляются, как правило, правительством, которое в лице своего главы или министра контрассигнует акты президента. Показательно, что ч. 1 ст.74 Конституции Республики Индия 1949 года в редакции 42-й и 44-й поправок прямо установила обязанность Президента следовать советам правительства.

Главный признак парламентарной республики, как и парла­ментарной монархии, — политическая ответственность правительства перед парла ментом . Как и там, ответственность эта — часто солидарная: недоверие одному члену правительст­ва, особенно его главе, влечет отставку всего правительства. Вместо ухода в отставку правительство может потребовать от Президента распустить парламент (его нижнюю палату) и назначить новые выборы.

При парламентарной республике также возможны два госу­дарственных режима — парламентарный и министериальный.

Чисто парламентарных республик не так уж много. К ним можно отнести Германию, Венгрию, Италию, Индию, Чехию, Словакию , Эстонию и некоторые другие. В тех странах, где многопартийность обусловливает действие парламентарного го­сударственного режима, следствием его являются частые прави тельственные кризисы. В Италии, например, правительство удерживается у власти в среднем меньше года, хотя партийный состав правительств обычно почти не меняется, да и персональ ные перестановки незначительны. Тем не менее, выступления в пользу изменения формы, правления в этой стране в последнее время резко усилились, и похоже, что на этот раз не останутся безрезультатными.

Смешанная (полупрезидентская) республика

Такая форма правления сочетает в себе признаки и президентской, и парламентарной республики. Но сочетание это бывает различным.

Например, по Конституции Французской Республики 1958 года Президент избирается гражданами и руководит правительством, что характерно для президентской республики. В то же время на­значаемое им правительство должно пользоваться доверием нижней палаты парламента — Национального собрания, что характерно для парламентарной республики. Вместе с тем Президент может распускать Национальное собрание по своему усмотрению, что не характерно ни для той, ни для другой разновидности республиканской формы правления.

Как показал опыт, эта форма правления эффективна при условии, что правительство, опирающееся на парламентское боль­шинство, и Президент придерживаются одной политической ори­ентации. В противном случае между Президентом, с одной сто­роны, и Премьер-министром и парламентским большинством, — с другой, может возникнуть конфликт, для разрешения которого не всегда достаточно конституционных средств. Так, в 1986 году, когда Президентом был социалист Ф. Миттеран, выборы в Национальное собрание дали перевес правым партиям, на базе которых и было сформировано правительство. Однако просущес­твовало оно всего полтора года, после чего Президент распустил Национальное собрание, а новые выборы дали возможность сфор­мировать правительство социалистов. А что было бы, если бы и на этих выборах победили правые партии? Либо Президенту пришлось бы уйти в тень, отказаться от самостоятельного руко­водства государственной политикой, либо ему досрочно надо было бы подавать в отставку, либо, наконец, выждать необходимый срок для еще одного роспуска Национального собрания, что авторитета Президенту отнюдь бы не прибавило. В 1993 голу ситуация с победой правых сил на выборах повторилась, но на этот раз до очередных выборов Президента оставалось уже немного времени, так что ему пришлось потерпеть нежелательное правительство до окончания своих полномочий.

В целом ряде стран президент избирается гражданами, что характерно для президентской республики, и имеет ряд полно­мочий, дающих ему возможность активно вторгаться в политический процесс, однако на практике он ими не пользуется ("спящие полномочия"), а существующий государственный режим типичен для парламентарной республики (парламентаризм или министериализм). Примером могут служить Австрия, Ирландия, Исландия, где "человеком № 1" признается все же не глава государства, а глава правительства.

Примечательно, что в большинстве стран, свергших в недав нем прошлом тоталитарные режимы (Португалия, Польша, Болгария , Хорватия, Словения, Македония, Союзная Республика Югославия и входя щие в ее состав Сербия и Черногория), устано­вилась смешанная республиканская форма правления, при которой правительство опирается на парламентское большинство, а всенародно избранный президент, будучи нередко харизматическим лидером нации, то есть обладая общепризнанной попу­лярностью и народным доверием, не вмешиваясь в текущее уп равление, направляет политический курс. Глава правительства подчас выступает в роли "мальчик а для битья": если что не получается, то причина не в политическом курсе президента, а в плохом проведении этого курса правительством. В этом, пожа лу й, сказываются черты определенной национальной психоло гии, сложившейся за многие десятилетия, а порой даже века еди ноличн ой власти.

Подобная система традиционно существует и в Финляндии.

Своеобразна форма правления в Швейцарии. Правительство (Федеральный совет) назначается парламентом (Федеральным собранием) и подотчетно ему, однако политическая ответствен ность правительства перед парламентом конституционно не пред­усмотрена и государственный режим, следовательно, скорее все же дуалистический, а не парламентарный.

Советская республика

Хотя данная форма правления применяется только в "социалистических " странах, где политический режим , как правило, тоталитарный, то есть максимально удален ный от демократического, необходимо охарактеризо вать эту форму правления, ибо в отличие, например, от правления военных хунт и других подобных "республиканских" форм совет ская республика всегда одета в пышные "демократические" одежды, скрывающие ее диктаторскую сущность. Независимо от того, как конкретно именуются представительные органы в социалистических странах — народные советы и Национальное собрание (парламент) во Вьетнаме, собрания народных представителей в Китае, народные собрания в КНДР, ассамблеи (т.е. тоже собрания) народной власти на Кубе, в доктрине этих стран более или менее общепризнанно, что все это — органы советского типа.

В чем же проявляется эта советская типажность?

Здесь стоит снова обратиться к проф. П.А.Сорокину и его характеристике советской республики:

"Само построение органов власти здесь весьма своеобразно. Его основной характерной чертой, как было выше указано, служит от­рицание разделения властей.

Высшей властью признается Всероссийский Съезд Советов. Он является властью верховной и учредительной: только он может из­менить конституцию, только он может утвердить мирные договоры с иностранными государствами.

Его заместителем является Центральный Исполнительный Коми­тет. При отсутствии Съезда Советов его функции переходят к по­следнему. Ц. И. К. преимущественно орган законодательной власти, но наряду с ней он имеет функции и судебной и исполнительной власти. Ц. И. К. выбирается не прямо народом, а Всероссийским Съездом Советов.

Кроме Ц. И. К. функции законодательной и исполнительной власти принадлежат и Совету Народн. Комиссаров, в особенности, в случаях, "требующих неотложного исполнения". В других случаях свои декреты "Совнарком" представляет на утверждение Ц. И. Ко­митета. Назначается и смещается он Ц. И. Комитетом.

Судебные функции принадлежат судебным учреждениям, во гла­ве с "Верховным Судебным Контролем". Но и решения суда могут быть отменены "Верховным Судебным Контролем", а решения по­следнего — органами законодательной власти. Суд, в частности, единый кассационный суд назначается и смещается Ц. И. Комите­том.

Такова организация верховных органов государственной власти.

По тому же типу, приблизительно, построена организация влас­ти в губернии (Губ. Съезд Советов, Губ. И. Комитет), в уезде и в волости. Система советов проникает все государство и дает в итоге целое пирамидальное здание Советов, "Исполкомов" и "Совнаркомов", возглавляемое Всероссийским Съездом Советов, Ц. И. Комитетом и Всероссийским Съездом Народных Комиссаров.

Фактическая же картина организации советской власти еще сложнее. Сложнее потому, что острая гражданская война, не успев­шие еще осесть нормы вызывают к жизни множество комиссаров с "чрезвычайными полномочиями" и обилие всевозможных чрезвы­чайных комиссий. В итоге, картина органов власти и объем прав и обязанностей каждой из них до того запутывается, что нередко вы­зывает нарекания и протесты самих представителей власти. Далее, практика нередко расходится с конституцией или, наоборот, гипертрофирует ее черты и в итоге дает картину, отличную от той, кото­рая получается на основании изучения одной конституции. Во-первых, фактически до сих пор неизвестно, кто пользуется избира­тельным правом: лица, согласно духу и букве конституции имеющие такое право, им не пользуются. Во-вторых, необходимой при вы­борной кампании свободы агитации и пропаганды нет. В-третьих, в ряде случаев упразднено право тайного голосования и введено, во­преки иногда желанию избирателей, голосование открытое. В-четвертых, в случае избрания кандидата, почему-либо неугодного представителям правящей партии, выборы кассируются и назнача­ются новые, пока не пройдет кандидат, поддерживаемый правитель­ством. В-пятых, Советы, в силу каких-либо причин, имеющие боль­шее число членов некоммунистов, распускаются и заменяются но­выми.

Такая практика, диктуемая интересами принудительного насаж­дения коммунизма, состоянием гражданской войны и курсом на ми­ровую революцию, грозит превращением республики диктатуры трудовых классов в республику диктатуры партии — коммунистов. Диктатура трудящихся нередко превращается вопреки букве и духу конституции Р. С. Ф. С. Р. в диктатуру над трудящимися. Много­степенность выборов, терроризирование избирателей, отсутствие тайного голосования, кассация неугодных власти выборов, устране­ние лиц, имеющих по конституции избирательное право, от участия в выборах, неравенство голосов, фактическое отсутствие свободы мысли, слова, печати, собраний и т.п. — все это способствует тако­му результату и грозит на практике опасностью замены диктатуры трудового народа диктатурой правительственной власти и ее аген­тов"[11] .

Первоначальными признаками были такие, как производственно-терри ториальный принцип формирования представительных органов, обеспечивавший "чистоту классового состава", избрание вышестоящих ступеней нижестоящими. В большинстве соц иалистических стран эти признаки либо впоследствии исчезли, как в СССР, либо вообще не проявлялись, как в Румынии. Выборы в эти органы, как правило, считались и сегодня считаются всеобщими, равными, прямыми при тайном голосовании.

С точки зрения юридической модели признаки советской рес­публики следующие:

1) верховенство и полновластие советов либо представитель­ных органов под иными наименованиями — все остальные го­сударственные органы (кроме жестко централизованной проку­ратуры) формируются советами соответствующего уровня, ответственны перед ними и/или подотчетны им (включая иногда даже суды);

2) советы всех ступеней образуют единую систему, внутри ко­торой существуют отношения руководства и подчинения;

3) поскольку депутаты советов выполняют свои функции, не оставляя основной работы (как отмечал главный теоретик этой системы В.И. Ленин, и кухарка должна управлять государством после 8-часового "урока" производительного труда), сессии сове­тов — редкие и краткие, а их текущие полномочия осуществля­ются их исполнительными органами на местах и особыми сравнительно узкими коллегиальными органами в центре, решения которых обычно подлежат последующему утверждению совета­ми.

Данная форма правления напоминает парламентарную респуб­лику, поскольку правительство формируется "парламентом" и юридически ответственно перед ним. Но никакого баланса властей здесь нет: роспуск "парламента" в случае правительственного кризиса, если таковой случится, не предусмотрен. Разделение властей даже теоретически не признается; ему противопостав лен принцип единства власти трудового народа, воплощенной в советах. Советы должны соединять в своих руках и законодательные, и исполнительные функции. Независимость суда в боль­шинстве случаев признается, однако чисто декларативно: выборы судей советами, подотчетность и отзываемость судей даже по кон­ституции сводят эту независимость на нет.

Казалось бы, совершенно очевидно, что советы, которые состо­ят в своей массе из рядовых тружеников (на практике, впрочем, доля бюрократии в них постепенно стала преобладающей: делегатский мандат стал необходимым приложением к руко водящей должности, даже зачастую хозяйственной), в силу этого не в состоянии выполнять задачи исполнительной власти, требующие, как правило, специальной подготовки. Но на деле это ничего значит, ибо государственный режим не имеет с этой моделью ничего общего. Реальная власть принадлежит на каждом уровне верхушке аппарата коммунистической партии и часто единолично первому секретарю соответствующего партийного ко митет а. Все решения советов и других государственных органов, включая суды (подчас даже сценарии их заседаний), инициируются или предварительно одобряются коммунистическими партийными комитетами или их бюро и первыми секретарями. Такой государственный режим получил название партократи ческого.

Раздел III. Государственное устройство

1. Понятие

Территория государства представляет собой пространство, на которое распространяется его власть. Это, следовательно, не только собственно территория, то есть суша, но также акватория (водные пространства) и воздушное пространство над ними. Территориальное устройство, или территориальная организация, государства — это система, взаимоотношений между государством в целом, то есть его центральной властью, и территориальными составными частями, точнее говоря — их населением и действующими там органами публичной власти.

В отечественной литературе до сих пор для обозначения данного инсти­тута еще иногда употребляется термин "государственное устройство" в так называемом узком смысле. Так, проф. В.Е.Чиркин пишет: "Термин "госуда рственное устройство" употребляется в немногих конституциях (так называется, например, раздел 3 основного закона Бразилии 1988 года). В юридической литературе этот термин имеет узкое значение, его нельзя отождествлять с более широкими понятиями: "государственный строй", "структура государства" и т.д. Государственное устройство — это политико-территориальная организация государства, соотношение государства как целого с его составными частями (штатами, провинциями, автономными единицами и т.д.)" [12] .

Вряд ли, однако, есть смысл без нужды придавать специальн ое значение общеупотребительным понятиям. В действительности термин "государственное устройство" в узком смысле был введен в советское государствоведение сталинской Конституцией СССР 1936 года, в которой так называлась глава II, посвященная территориальному устройству. Из конституционного законодательства этот неудачный термин ушел уже в 1977 году, а в литературе кое-где еще живет, несмотря на давно прозвучавшую обоснованную его критику. Кстати, и упомянутый В.Е.Чиркиным раздел (вернее, часть) 3 Конституции Федеративной Республики Бразилия 1988 года называется не "Государственное устройство", а "Об организации государства" ("Da Organizacao do Estado").

Некоторые конституции, в основном развивающих­ся и ряда других стран, особо озабоченных обеспечением целостности своей территории и своих прав на ее природные ресурсы, содержат ее описание. Процитируем в данной связи ст. 1 Конституции Республики Филиппины 1987 года, озаглавленную "Национальная территория":

"Национальная территория охватывает Филиппинский архипелаг со всеми включенными в него островами и водами, и все иные территории, находящиеся под суверенитетом или юрис­дикцией Филиппин и состоящие из суши, вод и воздушного пространства, в том числе их территориальное море, морское дно, недра, островные шельфы и прочие подводные пространства. Воды, расположенные вокруг островов архипелага, между ними и соединяющие их, независимо от их ширины и размеров образуют часть внутренних вод Филиппин".

Конституция Республики Куба 1976 года в ст.10 устанавливает:

"Кубинское социалистическое государство осуществляет суверенитет:

а) над всей национальной территорией, включающей остров Куба, остров Хувентуд и другие прилегающие острова и рифы, внутренние воды, территориальное море на протяжении, устанавливаемом законом, и воздушное пространство, которое простирается над ними;

б) над природными и живыми ресурсами дна и недр моря и всем, что существует в водах, непосредственно прилегающих к побережью, вне территориального моря в пределах, устанавливаемых законом, в соответствии с международной практикой.

Республика Куба отвергает и считает незаконными и аннули­рованными договоры, пакты и концессии, совершенные в условиях неравенства или не признающие либо ущемляющий ее суверенитет над любой частью национальной территории".

Очевидно, что во второй части цитированной статьи имеется в виду прежде всего территория, занимаемая вопреки позиции Кубинского государства военной базой США в Гуантанамо.

Система территориальных составных частей (единиц) образу­ет территори альное деление государства. Оно представляет собой географическую основу территориального устройства.

Проблема территориального устройства возникла после того, как увеличившиеся размеры территории государства, далеко вышедшей за рамки города с окрестностями, потребовали создания специальных органов и учреждений для управления периферией. Не вдаваясь далеко в историю, отметим, что в период, абсолютизма центральная власть в лице монарха определяла административно-территориальное деление страны — систему единиц, на которые делилась ее территория и в которых действовали назначенные из центра должностные лица или органы власти (губернаторы, префекты со своими ведомствами и др.). Надо сказать, что деление в большинстве случаев не было чисто искусственным, не определялось произвольно проведенными на карте линиями. Обычно оно строилось с учетом фактического расселения людей, реальных связей между поселениями. Учитывались при этом и административные задачи — интересы обороны, полицейского контроля, удобство сбора налогов и т.д. В более крупных государствах административно-территориальное деление становилось ступенчатым: мелкие единицы, сохраняя свою обособленность, включались в крупные, и чиновники, управлявшие мелкими единицами, ставились в подчинение чиновникам, которым вверялось управление соответствующими круп ными единицами.

Объединение мелких феодальных государств приводило к тому, что прежние государства превращались в территориальные единицы нового крупного государства, носящие исторический характер. В дальнейшем многие из них перестали быть государственными единицами, как, скажем, Пьемонт в Италии, Валахия в Румынии, Уэльс в Великобритании, тогда как другие сохранили определенные государственные признаки (например, Бавария в Германии, Сицилия в Италии).

По мере разложения абсолютизма и перехода к индустриальному строю в низовых территориальных единицах — городских и сельских общинах — начало формироваться местное самоуп­равление (впрочем, некоторые города пользовались правами самоуправления и в феодальную эпоху), а затем оно стало рас­пространяться и на более крупные территориальные единицы. Происходил, кроме того, процесс объединения государств, а также, что чаще, аннексия, то есть насильственное присоединение слабых государств к сильным с сохранением иногда признаков государственности у присоединенных. Административно-территориальное деление стало, таким образом, превращаться в политико-территориальное, и соответственно административно-территориальное устройство стало в преобладающей мере политико-территориальным.

2. Территориальная автономия

Это понятие означает, что самоуправляющиеся территориальные единицы обладают самостоятельностью в рамках конституции и/или закона.

В данном случае мы говорим именно об автономии территориальной. Вообще же автономия — понятие общеуправленческое, которое означает ограниченную самостоятельность в рамках системы управления. Можно в этой связи говорить, например, об автономии предприятия, входящего в состав более крупной коммерческой структуры, об автономии первичной или региональной ячейки общественного объединения и т.д.

Решения органов публичной власти или населения этих единиц, принятые в пределах установленных конституцией или законом автономных прав, не могут быть отменены органами государства или органами публичной власти более крупной единицы, в которую входит данная.

Объем территориальной автономии может быть различным. В этой связи обычно выделяют две ее формы: государственную (законодательную) и местную (административную). Государственная форма территориальной автономии характеризуется тем, что носитель ее имеет внешние признаки государства — парламент, правительство, иногда конституцию, гражданство и т.п., причем в общегосударственной конституции обычно определяется сфера законодательной компетенции автономного парламента. Местная форма автономии таких признаков не имеет, а круг автономных прав территориальных единиц определяется, как правило, обычным законом. Конституции и законы в большинстве случаев предусматривают, что автономные единицы вырабатывают (иногда также сами принимают) основополагающие нормативные акты, определяющие их внутреннее устройство (конституции, уставы, положения, хартии самоуправления и т.п.).

Территориальным единицам со значительной долей инонационального населения или населения, отличающегося иными особенностями своего быта, обусловленными, скажем, островным положением территории, предоставляется в некоторых случаях особый авто­номный статус, характеризуемый в соответствующих случаях как национально-территориальная автономия. Такой автономией пользуются населенные шведами Аландские острова в Финляндии, островные и приграничные области Италии, населенные неханьскими народами автономные области Китая, насе­ленный эскимосами остров Гренландия в Дании, Занзибар в Танзании и др.

В частности, Аландским островам, представляющим собой одну из губерний Финляндии, гарантирована их территориальная целостность, они имеют свой парламент и свое правительство с гарантированной компетенцией, свое гражданство (граждане Аландов имеют автоматически финское гражданство, но не наоборот: прочие финские граждане, даже поселившись на Аландах, гражданства аландского автоматически не приобретают). Впрочем, Президент Финляндии имеет право вето в отношении аландских законов. Закон об автономии Аландов принимается финским парламентом 2/3 голосов и одобряется таким же большинством в аландском парламенте.

Примечательно, что автономная Гренландия в 1985 году вышла из Европейского экономического сообщества, в котором Дания продолжала сохранять свое членство. Во многом сходна с финской и датской система территориального устройства Объединенной Республики Танзании, которая в литературе обычно характеризуется как федерация. В действительности основании для такой характеристики нет, несмотря на договорное происхождение этого объединенного государства. Материковая часть страны — Танганьика — не имеет своих особых органов власти, которые бы действовали наряду с общегосударственными. В сущности, Танзания — унитарное государство с автономией Занзибара.

Своеобразна автономия Шотландии в составе Великобритании. Шотландия не имеет собственных законодательных и исполнительных органов, однако в соответствии с Актом об унии 1707 года за ней признается право иметь собственную правовую и судебную систему, свою (пресвитерианскую) церковь, специальное представительство в Палате лордов (в Палате общин Шотландия представлена на общих основаниях).

Правда, надо при всем этом иметь в виду, что в условиях авторитарных и тем более тоталитарных режимов автономия, даже если провозглашена конституционно, представляет собой фикцию, выхолощенную юридическую форму. Впрочем, даже и в странах с либеральными и демократическими режимами автономия порой сводится на нет или во всяком случае существенно ограничивается посредством финансового рычага: своих финансовых средств у самоуправляющихся территориальных единиц часто не хватает, а центр дает средства под определенными условиями.

3. Формы политико-территориального устройства

Существуют две основные формы политико-территориального устройства: унитарная и федеративная. Ниже мы рассмотрим каждую из них в отдельности. Сейчас же остановимся на основных различиях между ними.

Главное различие между обеими формами заключается в том, что при унитарной форме территория государства состоит из политико-административных или административных единиц, тогда как при федеративной форме высшие территориальные единицы представляют собой государствоподобные образования или даже государства — субъекты федерации. Слово "штат", входящее в официальное название ряда федеративных государств и обозначающее субъект федерации (США, Мексики, Бразилии и др.) означает не что иное, как "государство" (ср. нем. Staat, англ. state, фр. etat, исп. Estado). Соответственно для федеративной формы характерно конституционно установленное разграничение компетенции между федерацией в целом и ее субъектами, существование и границы которых обычно гарантированы конституцией, тогда как в уни тарном государстве компетенция территориальных единиц, как и нередко само их существование и границы, устанавливаются текущими актами центральной власти. Можно сказать, что субъекты федерации всегда обладают государственной автономией.

Этот критерий помогает и в случаях, когда различие между унитаризмом и федерализмом в конкретном государстве весьма невелико, как, например, в федеративных Венесуэле или Канаде, где штаты, соответственно провинции, не имеют конституций, а также в унитарных Испании или Италии, где высшие территориальные единицы также обладают государственной автономией. Впрочем, унитаризм территориального устройства обеих последних стран подтверждается еще и тем, что уставы (статуты) соответственно автономных сообществ Испании и областей Италии утверждаются актами центрального парламента, тогда как в федерациях их субъекты сами принимают свои конституции или равнозначные им акты.

Следует также указать на юридическое различие между федерацией и конфедерацией. В принципе оно заключается в том, что федерация — это форма территориального устройства государства, а конфедерация — форма межгосударственного союза, то есть объединения независимых государств. Но выявить это различие практически тоже не всегда просто. Например, официальное французское и итальянское название швейцарского государства — Швейцарская Конфедерация[13] , но это название, пришедшее из истории, не отражает действительности, а именно того факта, что Швейцария по содержанию ее Конституции представляет собой федеративное государство. Конфедерация, как и федерация, может иметь общие органы типа парламента, правительства, верховного суда, однако юридическая специфика заключается в том, что в отличие от актов федеральных органов власти акты органов конфедерации, во всяком случае акты законодательной и исполнительной власти, не действуют непосредственно на территориях государств-субъекто в конфедерации, а нуждаются в подтверждении (ратификации) их соответствующими органами, которые могут их и нуллифицировать, то есть отклонять. Впрочем, опыт западноевропейской интеграции показыва ет условность данного критерия. Европейский союз несет в себе черты не только конфедеративные, но даже уже и федеративные, поскольку некоторые акты органов Союза имеют прямое действие на территориях государств-членов.

Территориальное устройство может быть как симметричным, так и асимметричным. При симметричном территориальном устройст ве государства политико-территориальные единицы, его непосредственно составляющие, имеют равный статус. Например, Германия состоит из 16 земель с одинаковым конституционно-правовым статусом, то есть имеет симметричное федеративное территориальное устройство. В состав же США наряду с 50 штатами входят федеральный округ Колумбия, свободно присоединившееся государство Пуэрто-Рико, некоторые другие островные территории, не имеющие статуса штата, из чего можно делать вывод об асимметричном территориальном устройстве этой страны. Что касается унитарных государств, то чисто симметричное устройство встречается нечасто: столицы обычно имеют несколько или существенно иной статус по сравнению с остальными территориальными единицами высшего уровня.

Асимметрия территориального устройства государства нередко обусловлена тем, что в нем имеются компактно проживающие инонациональные группы, которым предоставлена национально-территориальная автономия (примеры приведены выше).

Некоторые конституции содержат перечень существующих политико-территориальных единиц высшего уровня — субъектов федерации (например, часть вторая преамбулы Основного закона для Федеративной Республики Германии 1949 года, ст. 43 Политической конституции Мексиканских Соединенных Штатов 1917 года) или высших политико-административных единиц (в части второй § 58 Конституции Норвежского Королевства 1814 года области перечислены в связи с указанием их представительства в Стортинге; в части второй ст. 1 Бельгийской конституции 1831 года перечень провинций сохраняется, несмотря на последующую федерализацию и деление на три области-субъекта федерации). В большинстве же конституций в лучшем случае указаны виды территориальных единиц. Например, согласно части первой ст.286 Политической конституции Колумбии 1991 года, "территориальными единицами являются департаменты, округа, муниципии и аборигенные (indigenas) территории", а ст. 235 предусматривает возможность установления законом единиц вне общего территориального деления, на которые возлагается осуществление государственных функций и служб.

Крайне редко можно в конституциях встретить норму, определяющую минимальное число жителей, необходимое для образования территориальной единицы. Так, часть вторая ст. 5 Конституции Исламской Федеративной Республики Коморских островов 1978 года в редакции 1982 года устанавливает, что община может быть образована при наличии не менее 100 жителей (в первоначальной редакции этот минимум составлял пять жителей).

Следует также иметь в виду, что названия территориальных единиц редко свидетельствуют о правовом их статусе. Напри­мер, в Швейцарии кантон — это субъект федерации, в Люксембурге — основная политико-административная единица, а во Франции — судебный округ и избирательный округ по выборам генерального совета департамента. В Германии община — это низовая единица в сельской местности, а в Болгарии и Поль­ше — также и в городской. Провинции в Италии и Испании — единицы среднего уровня, в Китае — высшего, а в Канаде Пакистане. Аргентине — и вовсе субъекты федерации. Имеющие у нас хождение переводы таких названий часто не основы­ваются на едином принципе: применительно к Италии мы говорим об областях (ит. regione), а применительно к Франции — о регионах (фр. region), хотя очевидно, что это — одно и то же. Точно так же применительно к Великобритании мы говорим об общине (англ. common), а к Франции — о коммуне (фр. commune). Несомненно, однако, что община (коммуна) — всегда самоуп­равляющаяся единица, равно как и город (за исключением не­которых столичных городов), тогда как другие единицы могут и не иметь самоуправления (например, болгарские области, гер­манские правительственные и административные округа).

4. Унитарное устройство (унитаризм)

Некоторые его призна­ки мы уже указали (унитарные государства состоят из политико-административных и/или административных территориальных единиц, статус которых регулируется главным образом актами текущего законодательства центральной власти). В унитарных государствах действует, как правило, единая система законодательства, единая система государственной администрации, единая судебная система. Если же какой-то части страны предоставлена национально-территориальная автономия, то здесь могут быть особенности: например, общегосударственные законы, затрагивающие сферу законодательной автономии такой государствоподобной единицы, на ее территории не действуют, по крайней мере, без ее согласия.

В подавляющем большинстве современных унитарных государств основное территориальное деление является политико-административным. Наряду с ним во многих странах имеются административно-территориальные единицы как общего типа (например, округа в Германии, области в Болгарии), где действуют органы общей администрации, так и специального, где действуют специализированные государственные органы (судебные округа, военные округа и т.п.).

Число ступеней политико-административного деления зависит от численности населения и размеров территории страны, однако зависимость эта не жесткая: иногда в менее крупных странах число ступеней большее, чем в более крупных. Скажем, если Великобритания имеет три уровня территориального деления, то Франция — четыре.

Современные тенденции в развитии политико-административного деления заключаются в укрупнении низовых единиц и регионализации — создании крупных регионов как путем укрупнения высших единиц, так и путем учреждения нового выс­шего их уровня, что было сделано, например, во Франции, Испании, Италии. Малые единицы, унаследованные от истории, не в состоянии должным образом удовлетворять местные социальные потребности, а современные средства транспорта и связи облегчают возможность быстро преодолевать расстояния и оперативно решать вопросы административного обслуживания жителей. Следует в данном случае подчеркнуть, что речь идет именно о тенденциях, которые далеко не везде проявились.

Во многих странах процессы урбанизации привели к возникновению обширных городских агломераций, однако, как правило, они не преобразовались в единые территориальные структуры и не имеют общих органов публичной власти; в лучшем случае создаются координационные органы. Впрочем, все чаще городские и сельские общины создают союзы (синдикаты) с общими органами, которым передаются некоторые полномочия общин и средства, необходимые для их реализации.

Некоторые конституции стали отражать и регулировать эти процессы. Например, в Конституции штата Минас Жераис (Бразилия) 1989 года регионализации специально посвящен раздел VII части III (ст. 41—51). Согласно этим положениям, штат будет принимать административные меры, чтобы объединять планирование, организацию и осуществление публичных функций, представляющих общий интерес, в районах интенсивной урбанизации. Он должен содействовать сокращению межрегиональных различий посредством формирования региональных и секторальных планов, программ и проектов, направленных на развитие территориальных коллективов в единый геоэкономический и социальный комплекс, включению муниципий со скудными ре­сурсами в интенсивное региональное социально-экономическое развитие.

Штат должен учредить столичный регион (regiao metropolitana) и городские агломерации путем объединения сопредельных муниципий с целью выравнивания развития населенных мест­ностей, охватываемых региональной единицей. Городская агло­мерация должна охватывать не менее 300 тыс. жителей и не менее трех муниципий. Кроме того, по инициативе муниципий должны учреждаться микрорегионы для решения проблем мест­ного населения (административное и коммунальное обслужива­ние, дорожное строительство и пр.) при техническом содействии штата. Наконец, предусмотрено учреждение штатом регионов развития — автаркических (т.е. самообеспечивающихся) терри­торий для планирования и ориентации публичных функций и услуг в интересах общего развития на благо населения соответ­ствующего геоэкономического и социального комплекса.

Примечательно в данной связи положение ст. 289 колумбий­ской Конституции, согласно которому департаменты и муници­пии, расположенные в пограничных зонах, должны непосред­ственно взаимодействовать с пограничными единицами соответ­ствующего уровня сопредельной страны в реализации программ кооперации и интеграции, направленных на обеспечение общего, совместного (comunitario) развития, общественного обслужива­ния и сохранения окружающей среды.

Что же касается упомянутых в той же колумбийской Конститу ции аборигенных территориальных единиц, в которых прожи­вают индейские племена, то в соответствии с ее ст. 329—330 эти единицы определяются Национальным правительством с участием аборигенных сообществ. Резерва ции (resguardos) являются коллективной собственностью и неотчуждаемы. В случае, когда аборигенная территория включает территории, принадлежащие двум или более департаментам (единицам областного уровня), ­административное управление этой территорией осуществляется аборигенными советами в координации с губернаторами соответствую щих департаментов. В рамках Конституции и законов абориге нные территории управляются советами, которые сформированы и действуют на основе обычаев и традиций проживающих там сообществ. Эксплуатация природных ресурсов аборигенных тер ритори й не должна наносить ущерб культурной, социальной и экономической целостности аборигенных сообществ. При приня тии решений о такой эксплуатации правительство должно по ощрять участие в этом представителей соответствующих сообществ.

С точки зрения организации публичной власти унитарные государства можно разделить на децентрализованные, относи тельно децентрализованные и централизованные.

В децентрализованных унитарных государствах существует конституционное распределение полномочий между центральной властью и территориальными единицами высшего уровня. Это сближает их с федеративными государствами.

Например, согласно ст. 117 Конституции Итальянской Республики 1947 года, в пределах основных принципов, установлен­ия законами государства, и при условии непротиворечия национальным интересам и интересам других областей область мо­жет издавать законодательные нормы по 18 позициям (организация ведомств и административных единиц областного подчинения, границы общин, местная полиция, градостроительство, сельское и лесное хозяйство и др.), а также по другим вопросам, указанным конституционными законами. Области также могут наделяться правом издания норм для проведения в жизнь общегосударственных законов. Учитывая содержащиеся в статье оговорки, следует признать, что перечисленные предметы ведения образуют совместную сферу компетенция государства и властей, а исключительной сферы ведения в отличие от субъектов федераций области не имеют. Напротив, все, что находится за пределами ст.117, составляет исключительную сферу ведения государства.

По вышеуказанным вопросам, кроме тех, которые общегосударственными законами передаются в ведение провинций, общин или иных местных единиц, области могут осуществлять административные функции, причем государство может переда­ть областям и другие административные функции. Область осуществляет все эти функции, как правило, через провинции, общины или иные местные единицы.

Областям гарантируется финансовая автономия, но запрещается чинить препятствия свободному передвижению лиц и вещей, профессиональным и иным занятиям граждан.

Каждая область имеет устав (статут), кото­рый в соответствии с Конституцией и законами республики устанавливает нормы, относящиеся к внутренней организации области, осуществлению права инициативы и референдума по законам и административным мероприятиям области, опублико ванию областных законов и регламентарных актов. Устав принимается областным советом абсолютным большинством его со­става и утверждается законом республики. Пять областей, наде­ленных особыми формами и условиями автономии, имеют особые уставы, принятые конституционными законами . Здесь, таким образом, наблюдается определенная асимметрия терр иториального устройства.

Области, в свою очередь, имеют децентрализованную струк­туру. Провинции и общины, будучи автономными единицами в рамках установленн ых зако­нами республики принципов, обеспечивают государственную и областную децентрализацию. Для дальнейшей децентрализации территория провинций может разделяться на округа с исключи­тельно административными функциями (т.е. там нет органов самоуправления, и действуют назначенные провинциальными властями администраторы).

Децентрализованную структуру имеют и субъекты децентра­лизованных федераций. Так, Конституция бразильского штата Минас Жераис установила, что муниципия на своей территории осуществляет компетенцию исключительную и со­вместную или дополнительную согласно Конституциям респуб­лики и штата. Мы видим здесь определенный элемент федера лизм а внутри штата. Автономия муниципии заключается в следующих исключительных полномочиях:

вырабатывать и промульгировать свой органический за­кон;

избирать своего префекта, вице-префекта и муниципальных депутатов ( Vereadores);

устанавливать и взимать налоги, создавать и упразднять округа, поощрять территориальное обустройство, организовывать и предоставлять публичные услуги местного значения (все это в рамках общих норм Союза и штата).

Относительно де це нт рали зованными унитарными государствами являются такие, в которых высшие территориальные единицы носят исключительно или главным образом административный характер, а самоуправляются лишь низовые единицы.

Например, Конституция Республики Болгарии 1991 года устанавливает: "Республика Болгария является единым государством с местным самоуправлением. В ней не допускаются автономные территориальные образования". Нетрудно видеть, что последняя норма направлена против возможных намерений компактно проживающего и растущего турецкого меньшинства. Но независимо от этого не слишком точного конституционного положения (местное самоуправление по определению предполагает территориальную автономию), Конституция характеризует общину как основную административно-территориальную единицу, в которой осуществляется местное самоуправление. Что же касается единиц высше го уровня — областей, то это — административно-территориальная единица для проведения региональной политики, осуществления государственного управления на местах и обеспечения соответствия между национальны ми и местными интересами, а поэтому управление в области осуществляется областным управляющим с помощью областной администрации . Областной управляющий назначается Советом министров и обеспечивает проведение государственной политики, отвечает за защиту национальных интересов (о согласовании с местными уже речи нет), законности и общественного порядка, осуществляет административный контроль.

Наконец, централизованные унитарные государства — это те, в которых нет местной автономии вообще, а функции власти на местах осуществляют только назначенные сверху админис­траторы. Это государства с выраженными авторитарными политическими режимами. В ряде стран Тропической Африки значительная роль в осуществлении власти на местах принадлежит род опл еменны м вождям. Впрочем, сейчас редко можно встре­ть государства, где на местах отсутствуют выборные органы. Однако в странах с однопартийной системой формальное наличие местных выборных органов власти есть не более чем ширма для всевластия на местах единоличных партийных руководителей, которые, в свою очередь, находятся под жестким контролем центральной парт ийной власти.

В заключение следует отметить, что в демократических государствах часто конституционно предусмотрены определе нные гарантии территориальной целостности политико-администрати вных единиц, особенно первичных — городских и сельских общин, равно как и иные гарантии административной автоно мии. Разумеется, эти гарантии имеют меньший объем, чем гарантии носителей государственн ой автономии.

5. Федеративное устройство (федерализм)

Некоторые признаки этой формы территориального устройства также уже отмечены выше (государствоподобный и ли даже государственный характер территориальных единиц высшего уровня — субъ­ектов федерации, гарантированность их существования и гра­ниц, конституционное распределение компетенции между ними и центром). Федерации образуются либо в результате договора между независимыми государствами, осознавшими необходимость государственного объединения для совместной реализации своих общих интересов и превращающимися в субъекты федерации, либо вследствие присоединения к государству территорий с сохранением их определенной государственной обособленности, либо в результате возрастания степени автономии территориальных единиц высшего уровня и приобретения ими государствоподобных черт. В зависимости от этого различаются договорные и констит уционные федерации. Например, США возникли как результат договора между 13 штатами, свергшими в совместной борьбе британское колониальное владычество. В дальнейшем они присоединяли тем или иным образом новые терр итории и формировали их как штаты (так возникли, например, Луизиана, Техас), а также преобразовывали в штаты отдельные колонии (например, Гавайские острова). Некоторые земли Германии представляют собой бывшие монархии (например, Саксония, Бавария), тем или иным способом захваченных Пруссией, которая в прошлом веке "Железом и кровью", как выразился руководивший этим процессом глава ее правительства Отто фон Бисмарк, объединила Германию; землями стали бывшие ганзейские города (Бремен, Гамбург), а ряд нынешних земель был сформирован после второй мировой войны на базе бывших прусских провинций (Бранденбург, Нижняя Саксония).

Федеративные государства иногда называются союзными, что отражается даже в их официальных наименованиях, например Союзная Республика Югославия. Федеративная Республика Германия — Bundesrepublik Deutschland — в буквальном переводе значит Союзная Республика Германия, а названия ее федеральных органов тоже буквально следовало бы переводить как союзные — Союзный президент (Bundespraesident), Союзный канцлер (Bundeskanzler) и т.д.

Федерализм — по определению более демократическая форма организации государства, чем унитаризм, и естественно, что в подавляющем большинстве случаев федерации имеют республиканскую форму правления. Однако есть и исключения. Так, Объединенные Арабские Эмираты, как видно из их названия, представляют собой федерацию монархий, и один из монархов-эмиров избирается своеобразным президентом этого государства. Частично сходная ситуация в Малайзии, где часть субъектов федерации форму правления имеют республиканскую, однако Верховным правителем избирается один из монархов-султанов, возглавляющих другие субъекты федерации. Монархиями являются такие субъекты федерации, как Бельгия, Канада, Австралия, но субъекты этих федераций организованы по республиканскому принципу.

Демократичность федерального территориального устройства заключается в том, что оно предполагает децентрализацию власти, ее полицентризм, гарантирующий от диктатуры. Правда это верно при том непременном условии, что федерация является действительной, а не мнимой, какой была, например, советская федерация, и что субъекты федерации организованы демократически. В противном случае возникает децентрализованная бюрократическая диктатура, которая на положении человека сказывается еще отрицательнее, чем централизованная.

Существует ряд теоретических обоснований федерализма как предпочтительной системы организации управления. Так, ко нцепция дуалистического федерализма, развившаяся на раннем его этапе и нашедшая известное отражение в Конститу ции Соединенных Штатов Америки 1787 года, заключалась в идее равновесия между федерацией и ее субъектами, которые имеют каждый свою компетенцию и не вмешиваются в дела друг друга. Это, разумеется, было идеалистическое представление, от кото­рого реальная власть изначально отличалась довольно сильно. Позднее была разработана концепция кооперативного федерализма, которая основана на идее взаимного дополнения центра и субъектов федерации, их взаимовыгодного сотрудничества. На этой идее базируется ряд современных федеративных государств, в частности, Германия.

В то же время федерация — это целостное суверенное госу­дарство с общей конституцией, системой федеральных государственных органов и учреждений, общей территорией, общим гражданством. Конституции многих федеративных государств уделяют гарантиям целостности повышенное внимание.

Так, практически ни одна из действующих ныне федераль­ных конституций не признает за субъектами федераций права сецессии, то есть права на выход из федерации. В прошлом веке в Швейцарии, которая в то время (в 1847 г.) еще была по своему устройству даже конфедерацией, вооруженной рукой были пода­влены попытки сецессии так называемого Зондербунда (Особого союза), объединившего ряд кантонов. Такой же оказалась судьба конфедерации южных штатов в США в ходе Гражданской вой­ны 1861-65 годов. Сравнительно недавно, в конце 60-х годов также вооруженной силой подавлена попытка сецессии так называемой Биафры в Нигерии. Подавляются подобные попытки в некоторых штатах Индии. Известны, однако, и успешные сецессии, осуществленные как мирным, так и вооруженным путем. Вполне мирно, к удовольствию обеих сторон, отделился в 1965 году Сингапур от Малайзии. В результате восстания, поддержанного Индией, в 1971 году от Пакистана отделился Восточный Пакистан, образовавший государство Бангладеш. Вооруженный конфликтами сопровождался и еще сопровождается распад бывшей Социалистической Федеративной Республики Югославии. Мирно распалась бывшая Чехословацкая Социалистическая Республика.

Примечательны гарантии целостности, предусмотренные Кон ституцией США. Согласно разд. 10 ст.I, ни один штат не может, в частности, вступать в договоры, союзы или конфеде рации, чеканить монету и выпускать кредитные билеты, прини мать билли об опале (т.е. акты, допускающие объявление лиц вне закона и легализующие тем самым внесудебную расправу над ними) и законы, имеющие обратную силу или нарушающие обязательства по договорам, жаловать дворянские титулы, без согласия Конгресса облагать налогами и сборами экспорт и импорт, содержать в мирное время войска и военные корабли, вступать в соглашения или договоры с другим штатом или с иностранной державой, вступать в войну, если не подвергся нападению либо непосредственной его угрозе. В каждом штате должны пользоваться полным доверием официальные документы, включая судебные, любого другого шта та, а граждане каждого штата имеют право на все привилегии и иммунитеты граждан в других штатах. Ли цо, совершившее тяжкое преступление в одном штате и скры­вающееся в другом, подлежит выдаче. Каждому штату США гарантируют республиканскую форму правления и охрану от нападения извне, а по просьбе законодательного собрания или исполнительной власти, если законодательное со­брание не может собраться, — защиту от внутреннего насилия. Согласно части второй ст.VI, "настоящая Конституция и законы Соединенных Штатов, которые должны быть изданы в соответ­ствии с ней, все договоры, которые заключены или должны быть включены в пределах компетенции Соединенных Штатов, дол­жны быть верховным правом страны, и судьи в каждом Штате должны быть ими связаны, что бы противное ни содержалось в Конституции или законах любого Штата". Установлено, что все лица, рожденные или натурализованные в США и подчиненные их юрисдикции, являются гражданами США и штата, в котором проживают, штат не вправе ограничивать привилегии или иммунитеты граждан США и лишать их жизни, свободы или собственности без должной юридичес­кой процедуры, равно как и отказывать лицу в равной защите закона. Как видим, даже столь небольшой документ, каким яв­ляется Конституция США, проблеме обеспечения целостности федерации уделил значительное место.

Видимо, под впечатлением попытки сецессии, предпринятой Зондербундом, в Федеральную конституцию Швейцарской Кон федерации 1874 года включена часть, запрещающая канто нам заключать между собой какие-либо сепаратные союзы и догов оры политического характера.

Федеративное устройство в большинстве случаев основано на чисто территори альном принципе (США, Бразилия, Мексика, Австралия, Германия, Австрия и др.). Однако в некоторых стра­нах все субъекты федерации или часть их организованы с уче­том национальног о (этнического, религиозного, языкового) соста­ва населения. Так, в Канаде 9 провинций англоязычные, а одна (Квебек) — франкоязычная; в Бельгии один из субъектов федерации — франкоязычный, другой — нидерландско-язычный, а третий — смешанный (наряду с этим Бельгийская конституция признает существование трех сообществ — французского, фламандского и немецкоязычного, которые имеют свои советы, обеспечивающие культурно-нацио­нальную автономию этих сообществ); в Индии в 1956 году сис­тема штатов была переформирована с учетом так называемого лингвистического принципа, хотя это и не повсеместно привело к положению "один язык — один штат"; в Швейцарии, где население говорит на четырех языках, субъектами федерации являются 23 кантона, однако, как правило, население каждого кантона в национально-языковом отношении однородно. В ны­нешней Югославии, где население обеих республик-членов — Сербии и Черногории — не различается между собой ни по языку, ни по религии, черногорцы издавна рассматривают себя как особую этническую общность, отличную от сербов, да и го­сударственность давно имеют особую. В то же время при фор­мировании федерации в Нигерии границы штатов намеренно проводились таким образом, чтобы они не совпадали с ареалами расселения племен. Это сделано с целью воспрепятствовать раз­витию трайбализма и способствовать скорейшему складыванию нигерийской нации.

В свое время у нас господствовала "марксистско-ленинская" концепция федерации, исходившая из того, что федерация должна быть лишь средством разрешения национального вопроса, то есть субъектами ее должны быть национально-государстве нные единицы, которые, как и вся федерация в целом, суть ре­зультат самоопределения наций, понимаемых как прежде этнические общности. На этой идеологической основе (разумеется, с обилием извращений на практике) были созданы социалистические федерации — Советский Союз, Югославия, Чехословакия. Все они, как известно, с падением социализма распались. Опыт других стран также свидетельствует, что так называемая национальная государственность — очень ненадежный фактор федерирования: владычество этнократии (этнической клановой верхушки) в субъектах федерации способствует скорее подрыву, чем укреп лению государственного единства в федеративном союзе. Нельзя не согласиться с акад. А.Н. Яковлевым, когда, говоря о правах человека, в том числе о праве и возможности для людей любой национальности сохранять и развивать свой язык, культуру, обычаи, веру, традиции, он констатирует, что "для этого вовсе не обязательно иметь самостоятельное государство. Напротив, как показывает жизнь, подобные требования затрудняют, а по­рой делают невозможным обеспечение действительных прав личности. ... Национальные же государства, вновь образуемые на пространстве, где исторически сложилась многонациональность, — это скорее дестабилизирующая привилегия" [14] .

Число субъектов федераций бывает весьма различным. В нынешней Югославии и на Коморских островах их по два, в Бельгии — три, в Австралии — 6, в Объединенных Арабских Эмиратах — 7, в Австрии — 9, в Канаде — 10, в Германии — 16, в Швейцарии — 23, в Индии — 25, в США — 50. Как видим, число субъектов федераций не зависит от размеров государства, да и в рамках одной и той же федерации параметры ее субъ­ектов, прежде всего величина территории и численность населе­ния, разнятся порой очень резко. Так, в США территория штата Аляска (570833 кв. мили) в несколько сот раз превосходит территорию штата Род-Айленд (1055 кв. миль), а население штата Калифорния (23668 тыс. чел.) почти в 60 раз больше населения той же Аляски (402 тыс. чел.). Несмотря на эти различия, статус их одинаков, то есть применительно к штатам США — федерация симметричная.

В некоторых же странах симметричность территориального устройства распространяется даже на субъекты федерации. Так , в Индии лишь один штат — Джамму и Кашмир — имеет свою Конституцию и свое гражданство, статус еще нескольких шта­тов (Сиккима, Мегхалаи, Нагаленда и др.) также имеет особен­ности, не присущие большинству штатов.

Как уже отмечалось, названия субъектов различных федера­ций разнообразны: штаты в США, Мексике, Венесуэле, Бразилии, Австралии, Индии, Нигерии, кантоны в Швейцарии, провинции в Канаде, Аргентине и Пакистане, земл и в Германии и Австрии, области в Бельгии, республики-члены в Югославии и т.д., однако повсеместно в зарубежных федерациях их субъекты в рамках одной страны именуются одинаково.

Ряд конституций решает вопрос о возможности изменения состава федерации путем принятия новых ее субъектов или преобразования существующих. Так, согласно части первой разд. 3 ст.IV Конституции США, новые штаты могут быть приняты в Союз Конгрессом, однако никакой новый штат не может быть образован или возникнуть в пределах юрисдикции любого дру­гого штата и никакой штат не может быть образован слиянием двух или более штатов или частей штатов без согласия законо­дательных собраний затрагиваемых штатов, равно как и Кон­гресса. Согласно бразильской Конституции, порядок превращенная федеральной территории в штат или возвращения ее в штат, из которого она ранее выделилась, регулируется дополнительным законом. А согласно § 3, штаты могут объединяться, разделяться, прекращаться для включения в дру­гой штат либо образовывать новые штаты (и федеральные тер­ритории), однако для всего этого требуется одобрение как непос­редственно заинтересованного населения путем плебисцита, так и Национального конгресса путем принятия дополнительного закона.

Германский Основной закон предусмотрел возмож­ность переформирования федеральной территории с тем, чтобы обеспечить такие размеры и производительные возможности земель, которые позволяли бы им эффективно выполнять свои задачи. При этом должны учитываться земляческая общность, исторические и культурные взаимосвязи, хозяйственная целесообразность , а также требования регионального пространственно­го устройства (Raumordnung) и территориального план ирования (Landesplanung). Решение оформляется по заслушании затрагиваемых им земель федеральным законом, который нуждается в утверждении референдумом. П оследни й проводится в затрагиваемых землях, и формула его должна содержать вопрос: должны ли земли оставаться такими, как были, или следует образо­вать новую землю либо землю в новых границах? Второй ответ считается данным, если за него проголосовало большинство жителей территорий, земельная принадлежность которых подлежит изменению. Если же большинство избирателей одной из затрагиваемых земель проголосовало против, решение не принимается, однако оно все же принимается и в данном случае, если это большинство менее 2/3, а на территориях, принадлежность которых меняется, за изменение проголосовали 2/3 избирателей. Данной статьей Основного закона предусмотрен и порядок объединения в рамках одной земли территории, отличающейся определенным единством, но рассеченной границами земель. При этом используются такие институты, как народная инициатива, народный опрос и народное голосование (референдум). С 1994 года Основной закон разрешил землям изменять принадлежность их территорий путем государственных договоров с учетом мнения соответствующих уездов и общин; договоры подлежат подтверждению референдумом на затрагиваемых территориях и нужд аю тся в согласии Бундестага.

Конституция Союзной Республики Югославии 1992 года, установив в ст. 2, что федерация состоит из двух республик-членов, указала, что в нее в соответствии с Конституцией могут вступить другие республики-члены. Согласно части третьей ст.3, граница между республиками-членами может изменяться только по соглашению м ежду ними. Никакие иные территориальные преобразования, затрагивающие границы республик-членов, стало быть, невозможны.

Список литературы

1. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Учебник. В 4 томах. Отв. ред. Б.А.Страшун. — М.: Издательство БЕК, 1995.

2. Общая теория государства и права. Академический курс в 2 томах. Отв. ред. проф. М.Н.Марченко. — М.: Издательство "Зерцало", 1998.

3. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. Под ред. В.М.Корельского и В.Д.Перевалова. — М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА.М, 1998.

4. Хропанюк В.Н. Теория государства и права. Хрестоматия. — М.: Издательство "Интерстиль", 1998.

5. История государства и права зарубежных стран. Отв. ред. О. А.Жидков, Н. А. Крашенинникова. — М., 1996.

Примечания


[1] Цитата приводится по книге "Общая теория государства и права. Академический курс" (см. Список литературы). Указанный источник ссылается при этом на: Гумплович Л. Общее учение о государстве. СПб., 1910. С. 221.

[2] Сорокин Питирим Александрович (1889-1968). Выпускник Петербургского университета. Лидер партии эсеров. После Февральской революции 1917 года — секретарь А.Ф.Керенского и главный редактор газеты "Воля народа". С 1919 г. — профессор Петроградского университета. С 1930 г. — профессор Гарвардского университета, в котором возглавлял факультет социологии. Серьезно занимался проблемами общей теории государства и права в связи с философией и социологией, назначении государства и права, соотношении государства и права, роли личности в государственно-правовой жизни общества.

[3] Цитата приводится по книге: Хропанюк В.Н. Теория государства и права. Хрестоматия. (см. Список литературы). Указанный источник ссылается при этом на: Сорокин П. А. Элементарный учебник об­щей теории права в связи с теорией государства. Ярославль, 1919. С. 143-168.

[4] Цитата приводится по книге "Общая теория государства и права. Академический курс" (см. Список литературы). Указанный источник ссылается при этом на: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 20. С. 67.

[5] Хвостов Вениамин Михайлович (1868-1920). Видный русский ученый-юрист, социолог, философ. Окончил юридический факультет Московского университета. С 1895 по 1917 активно занимался научной и преподавательской деятельностью. Читал лекции по римскому праву, философии права, психологии и социологии. В его многочисленных работах изложена стройная система взглядов на научное познание окружающего мира. Единое знание он делит на ряд дисциплин: о содержании опыта (материальные) классифицируются по предмету — о духе, о жизни, о природе и по методу — о законах (психология, социология), о типах (юриспруденция). Система наук и всего знания начинается и заканчивается философскими дисциплинами. Будучи сторонником психологической теории права, он считал, что основным инструментом управления жизнью общества является психическое принуждение, выступающее в форме норм права, нравов и морали. Право, государство, по мнению Хвостова, должны служить истине, справедливости, добру и человеческому счастью.

[6] Цитата приводится по книге: Хропанюк В.Н. Теория государства и права. Хрестоматия. (см. Список литературы). Указанный источник ссылается при этом на: Хвостов В.М. Общая теория права. Спб., М., Варшава, Вильно, 1914.

[7] Шершеневич Габриэль Феликсович (1863-1912). Один из популярнейших в России профессоров юриспруденции. Его лекции приводили в восхищение студентов. Шершеневич Г.Ф. — энциклопедист в области государственно-правовых наук. Выпускник Казанского университета. В 1886 году защитил магистерскую диссертацию (Система торговых действий), а в 1892 году — докторскую (Авторское право на литературные произведения). Преподавал в Казанском университете, а затем в Московском университете. Его работы отличаются глубокой содержательностью, оригинальным научным подходом к исследованию государственно-правовых явлений общественной жизни. Теоретические положения и практические выводы автора актуальны и в наше время. Они вполне могут быть использованы в российском университетском образовании. В последние годы своей научно-педагогической деятельности Габриэль Феликсович занимался исследованием общетеоретических проблем государства и права.

[8] Цитата приводится по книге: Хропанюк В.Н. Теория государства и права. Хрестоматия. (см. Список литературы). Указанный источник ссылается при этом на: Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Вып. IV. М., 1912.

[9] Коркунов Николай Михайлович (1853-1904). Известный русский ученый, юрист. Профессор Санкт-Петербургского университета юридического факультета с 1878 года. Занимался проблемами общей теории права, государственного и международного права. Его произведениям присущи научная глубина, историзм, объективный подход к исследованию государственно-правовых явлений, стремление в максимальной форме раскрыть социальные аспекты права, правоотношений, показать их роль в организации и обеспечении гармоничного функционирования общественной жизни.

[10] Цитата приводится по книге: Хропанюк В.Н. Теория государства и права. Хрестоматия. (см. Список литературы). Указанный источник ссылается при этом на: Н. М. Коркучов Лекции по общей теории права. СПб., 1894.

[11] Цитата приводится по книге: Хропанюк В.Н. Теория государства и права. Хрестоматия. (см. Список литературы). Указанный источник ссылается при этом на: Сорокин П. А. Элементарный учебник об­щей теории права в связи с теорией государства. Ярославль, 1919. С. 143-168.

[12] Цитата приводится по книге "Конституционное (государственное) право зарубежных стран" (см. Список литературы). Указанный источник ссылается при этом на: Конституционное право развивающихся стран. Основы организации государства. — М.: Наука, 1992. С. 24.

[13] В немецком официальном названии вместо термина "Конфедерация" употреблено слово Eidgenossenschaft, означающее буквально "клятвенное товарищество".

[14] Цитата приводится по книге "Конституционное (государственное) право зарубежных стран" (см. Список литературы). Указанный источник ссылается при этом на: Яковлев А. Любовь к ближнему нельзя променять на ненависть к инородцу//Известия, 1994, 6 августа.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:28:05 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
11:24:01 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Форма государства. Исторический опыт и современные проблемы

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151292)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru