Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: СССР в годы второй Великой Отечественной Войны

Название: СССР в годы второй Великой Отечественной Войны
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: реферат Добавлен 12:31:04 06 августа 2005 Похожие работы
Просмотров: 955 Комментариев: 2 Оценило: 4 человек Средний балл: 4.3 Оценка: неизвестно     Скачать

Муниципальное общеобразовательное учреждение

Средняя общеобразовательная школа № 21

Города Сызрани Самарской области

ПРОЕКТ

СССР ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОИНЕ

Выполнил: ученик 11 А класса

Безроднов Алексей

г. Сызрань 2003 год

СОДЕРЖАНИЕ

СТРАНИЦА

Договор о ненападении

3

Ликвидация Польши

3

Присоединение Прибалтики

4

Перед началом войны

6

22 июня 1941 года

6

Первые недели войны

7

Отступление красной армии

7

Западные союзники

8

Плен

8

Оккупация

9

Блокада Ленинграда

10

Оборона Москвы

11

Отступление красной армии в 1942 году

13

Приказ «ни шагу назад!»

13

Сталинградская битва

14

Сражение на курской дуге

15

Наступление красной армии

15

Встречи «большой тройки»

16

Варшавское восстание

17

Союзники Германии

17

Война в Европе

18

Битва за Берлин

18

Война с Японией

19

СССР ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОИНЕ

ДОГОВОР О НЕНАПАДЕНИИ

В августе 1939 г. нацистская Германия завершала подготовку к войне в Европе. Не желая воевать на два фронта, Гитлер предло­жил подписать советско-германский договор о ненападении. Договор обещал Советскому Союзу не только мир, но и расши­рение западных границ.

До этого Советский Союз вёл переговоры с Англией и Фран­цией о создании «антигитлеровской коалиции». Внезапно эти переговоры были прерваны, а 23 августа в Москву прибыл ми­нистр иностранных дел Герма­нии Иоахим фон Риббентроп.

До тех пор, в течение 30-х гг., антифашизм был офи­циальной советской полити­кой. Против фашизма и нациз­ма выступали коммунисты во всём мире. Поворот был на­столько неожиданным и неве­роятным, что в Москве даже не нашлось немецкого флага со свастикой для встречи высоко­го гостя. Флаг был взят из съё­мочного реквизита антифа­шистских фильмов.

23 августа Иоахим Риб­бентроп и Вячеслав Молотов подписали Договор о ненапа­дении. В строго секретном до­полнительном протоколе к нему говорилось о разграни­чении «сфер интересов» в Восточной Европе. В советскую «сферу интересов» отходили Эсто­ния, Латвия, Правобережная Польша и Молдавия (позднее к это­му списку добавилась и Литва).

Сразу же, после того как договор был подписан, прекрати­лась антифашистская кампания в советской печати. Зато Англию и Францию теперь называли «поджигателями войны».

Председатель Совнаркома В. Молотов, выступая 31 октября 1939 г. перед Верховным Советом СССР, заявил: «Идеологию гит­леризма, как и всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это — дело политических взглядов. Но любой человек поймёт, что идеологию нельзя уничтожить си­лой, нельзя покончить с нею войной. Поэтому не только бес­смысленно, но и преступно вести такую войну, как война за „уничтожение гитлеризма", прикрываемая фальшивым флагом борьбы за демократию"».

ЛИКВИДАЦИЯ ПОЛЬШИ

1 сентября 1939 г., спустя не­делю после подписания со­ветско-германского договора, Германия напала на Польшу. Началась Вторая мировая война.

8 сентября Вячеслав Мо­лотов поздравил Гитлера с «успехами» в Польше. 17 ок­тября в 5 часов утра Красная армия перешла границу и за­няла Правобережную Польшу. На следующий день «Правда» напечатала советско-герман­ское заявление о том, что вой­ска двух стран «восстанавли­вают в Польше порядок и спо­койствие, нарушенные рас­падом польского государства».

Советский поэт Василий Лебедев-Кумач сочинил об этом такую частушку:

Панской Польши нету больше. Хитрой ведьмы нет в живых, Не захватит в лапы Польша Наших братьев трудовых!

Вячеслав Молотов так го­ворил об этом событии 31 ок­тября: «Оказалось достаточно короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем - Красной ар­мии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора...».

22 сентября 1939 г. в Бре­сте состоялся совместный со­ветско-германский военный парад. Вновь рядом были под­няты государственные фла­ги- советский с серпом и молотом и немецкий со сва­стикой. Парад принимали комбриг С. Кривошеий и ге­нерал X. Гудериан.

ПРИСОЕДИНЕНИЕ ПРИБАЛТИКИ

К концу 30-х гг. из стран Прибалтики (Литвы, Латвии и Эстонии) лишь в Эстонии сохранялась относительно свободная политиче­ская система. Государственный строй Латвии, например, один из её министров в январе 1940 г. обрисовал так: «Нашей судьбой ру­ководит Президент Карлис Ульманис, Вождь нашего народа.., Никогда не вопрошайте: „Почему и отчего?". Преданный человек ответит без промедления, как воин: „Слушаюсь, я исполню"». Впрочем, даже единоличное правление Ульманиса не было слиш­ком жёстким: ему ставили в заслугу, что он не казнил ни одного человека.

Советско-германский договор отдал Литву, Латвию и Эсто­нию в «сферу интересов» СССР. В сентябре - октябре по требова­нию Советского Союза эти страны заключили с ним «договоры о взаимопомощи». В Прибалтику вошли части Красной армии. Ми­нистр иностранных дел Литвы Юозас Урбшис вспоминал: «Тыся­чи литовцев проснулись однажды утром от нарастающего роко­та моторов. Но никакого кровопролития не было. Советских вои­нов встречали с цветами, хлебом-солью. Советские солдаты уда­лились в места расквартирования и просто не напоминали о себе. Конечно, было бы смешно утверждать, что все литовцы с востор­гом отнеслись к происшедшему. Но всё же тогда, в 1939 году, была атмосфера дружелюбия».

На советских солдат боль­шое впечатление произвели за­полненные товарами прилавки магазинов. Они говорили, что, вероятно, «народ здесь живёт бедно, раз не может скупить все товары, которые есть в ма­газинах».

Спокойствие сохранялось до лета 1940 г. Из воспомина­ний Ю. Урбшиса: «Где-то в кон­це мая 1940 г. ко мне в мини­стерство заходит советский ге­нерал, рассказывает, что не­сколько советских военнослу­жащих были завлечены в ка­кой-то подвал, где их некото­рое время продержали. МВД республики провело расследо­вание и... пришло к выводу, что происшедшее - утка».

Основываясь на несколь­ких подобных обвинениях, со­ветское правительство предъ­явило ультиматумы - Литве (14 июня), Латвии (15 июня) и

Эстонии (16 июня). Требования всюду были одни и те же: отстав­ка правительства и дополнительный ввод советских войск. При­балтийские страны приняли все условия ультиматумов. Для того чтобы утвердить состав новых правительств, из Москвы в Эсто­нию был послан Андрей Жданов, в Латвию - Андрей Вышинский, в Литву - Владимир Деканозов.

Примерно через месяц в трёх странах состоялись выборы в парламенты. Голосовать на выборах можно было за единствен­ный официальный список «трудового народа» - с одинаковыми программами во всех трёх республиках.

«Голосовать приходилось, так как каждому избирателю в паспорт ставился штамп. От­сутствие штампа удостоверяло, что владелец паспорта - это враг народа, уклонившийся от выборов и тем самым обнару­живший свою вражескую сущ­ность», - писал о выборах 1940 г. в Прибалтике очевидец событий лауреат Нобелевской премии по литературе Чеслав Милош.

В Риге 8 июля было рас­клеено «Обращение демократических латышей». Оно почти не отличалось от программы официального «Блока трудо­вого народа». Но 9 июля оно было отовсюду сорвано, а его составители - арестованы. В Эстонии один кандидат оппо­зиции каким-то чудом попал в списки, но сразу после выбо­ров его арестовали за «уголов­ное преступление» и отправи­ли в лагерь на 15 лет.

До окончания выборов ни в программах, ни устно ни слова не говорилось о возможном присоединении к Советскому Сою­зу. Некоторых коммунистов, которые по наивности намекали на это, строго одёргивали. Кое-где прямо объясняли, что лозунг присоединения к СССР может привести к организованному бой­коту и срыву выборов.

Но как только выборы состоялись, присоединение Литвы, Латвии и Эстонии к СССР оказалось вдруг единственно допусти­мым и не подлежащим обсуждению.

Залы заседаний новоизбранных «парламентов» уже были с особой торжественностью украшены портретами И. Сталина и В. Ленина, советскими гербами. На первом же заседании эти пар­ламенты единогласно приняли решение войти в состав Совет­ского Союза.

ПЕРЕД НАЧАЛОМ ВОЙНЫ

В июне 1941 г. многое указывало на то, что Германия разверну­ла подготовку к войне против Советского Союза. К границе под­тягивались немецкие дивизии. О подготовке войны стало извест­но из донесений разведки. В частности, советский разведчик Ри­хард Зорге сообщил даже точный день вторжения и количество дивизий противника, которые будут заняты в операции.

В этих тяжёлых условиях советское руководство стреми­лось не дать ни малейшего повода для начала войны. Оно даже разрешило «археологам» из Германии разыскивать «могилы сол­дат, погибших в годы Первой мировой войны». Под этим предло­гом немецкие офицеры откры­то изучали местность, намечали пути будущего вторжения.

13 июня 1941 г. было опубликовано знаменитое официальное заявление ТАСС. В нём опровергались «слухи о близости войны между СССР и Германией». Такие слухи рас­пространяют «поджигатели войны», которые хотят поссо­рить две страны, говорилось в заявлении. На самом деле Гер­мания «также неукоснительно, как и Советский Союз, соблю­дает пакт о ненападении».

Немецкая печать обошла это заявление полным молча­нием. Министр пропаганды Германии Йозеф Геббельс запи­сал в своём дневнике: «Сообще­ние ТАСС — проявление страха. Сталина охватывает дрожь пе­ред грядущими событиями».

22 ИЮНЯ 1941 ГОДА

На рассвете 22 июня, в один из самых длинных дней в году, Гер­мания начала войну против Советского Союза. В 3 часа 30 минут части Красной армии были атакованы немецкими войсками на всём протяжении границы.

Спустя час после начала вторжения посол Германии в Совет­ском Союзе граф фон Шуленбург вручил В. Молотову меморан­дум. В нём говорилось, что советское правительство хотело «на­нести удар в спину Германии», и потому «фюрер отдал вермахту приказ воспрепятствовать этой угрозе всеми силами и средства­ми». «Это что, объявление войны?» - спросил Молотов. Шулен­бург развёл руками. «Чем мы это заслужили?!» - горько восклик­нул Молотов.

Утром 22 июня московское радио передавало обычные вос­кресные передачи и мирную музыку. О начале войны советские граждане узнали лишь в полдень, когда по радио выступил Вяче­слав Молотов. Он сообщил: «Сегодня, в 4 часа утра, без предъяв­ления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбёжке со своих самолётов наши города».

«Не первый раз нашему народу приходится иметь дело с на­падающим зазнавшимся врагом, — продолжал Молотов. — В своё время на поход Наполеона в Россию наш народ ответил Отечест­венной войной, и Наполеон потерпел поражение, пришёл к сво­ему краху. То же будет и с зазнавшимся Гитлером...» Молотов при­звал к «отечественной войне за Родину, за честь, за свободу». Свою речь он завершил знаменитыми словами: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».

Война против Германии получила в Советском Союзе назва­ние Великой Отечественной войны. Войну против СССР вели также союзники Германии — Румыния, Венгрия, Финляндия.

ПЕРВЫЕ НЕДЕЛИ ВОЙНЫ

22 июня немецкий генерал-полковник Ф. Гальдер записал в слу­жебном дневнике: «Наступление наших войск явилось для про­тивника полной неожиданностью. Части были захвачены врас­плох в казарменном расположении, самолёты стояли на аэродро­мах, покрытые брезентом, а передовые части, внезапно атакован­ные нашими войсками, запрашивали командование о том, что им делать».

Уже 22 июня немцы уничтожили более 1200 советских само­лётов, большую часть — на земле. Тем самым они обеспечили себе полное господство в воздухе. Всего за первые сто дней вой­ны Красная армия потеряла 96% имевшейся авиации — более 8 тыс. самолётов.

В проекте советского Полевого устава 1939 г. говорилось: «Если враг навяжет нам войну, Красная Армия будет самой напа­дающей из всех когда-либо нападавших армий. Войну мы будем вести наступательно, перенеся её на территорию противника». «И на вражьей земле мы врага разобьём, малой кровью, могучим уда­ром!» — вторил в стихах В. Лебедев-Кумач.

В первые дни войны советское руководство попыталось сле­довать этим установкам. Вечером 22 июня в войска была разосла­на директива начать «контрнаступление с выходом на террито­рию противника». «К исходу 24 июня» требовалось «овладеть рай­оном Люблин».

Попытки выполнить этот приказ только ухудшали положе­ние. «Невообразимый хаос охватил русские армии», — сообщали сводки вермахта 2 июля.

Немцы брали в «клещи» (окружали) и уничтожали целые со­ветские армии. Две армии оказались окружены под Белостоком и Минском. В плен попали более 320 тыс. человек. 28 июня нем­цы взяли Минск.

Страх окружения, как вспоминал маршал К. Рокоссовский, «был настоящим бичом». Стоило раздаться крикам «Обходят!» или «Окружили!», как начиналось беспорядочное бегство войск.

3 июля генерал Ф. Гальдер заметил в своём дневнике: «Не будет преувеличением сказать, что кампания против России вы­играна в течение 14 дней».

В этот день в первый раз после начала войны к советским гражданам обратился И. Сталин. Своё выступление по радио он начал совершенно непривычным обращением: «Товарищи! Гра­ждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота! К вам об­ращаюсь я, друзья мои!».

После успокаивающих газетных сводок о ходе военных дей­ствий впервые люди осознали размеры опасности. Сталин сооб­щил, что противник захватил обширные территории — Литву, часть Украины и Белоруссии.

«Враг жесток и неумолим, — сказал Сталин. — Он ставит сво­ей целью захват наших земель, политых нашим потом, захват нашего хлеба и нашей нефти, добытых нашим трудом. Он ставит своей целью разрушение национальной культуры и националь­ной государственности свободных народов Советского Союза, их онемечение, их превращение в рабов немецких князей и баро­нов. Дело идёт, таким образом, о жизни и смерти народов СССР, о том — быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение».

Сталин призвал к «всенародной Отечественной войне про­тив фашистских угнетателей».

ОТСТУПЛЕНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ

15 июля 1941 года немцы ворвались в Смоленск, который называли «воротами Москвы». Но здесь немецкая военная машина впервые затормозила, встретив серьёзное сопротивление. Только после двух недель боёв немцам удалось взять город. Сражение под смоленском продолжалось до 10 сентября.

Впервые советские войска нанесли немцам небольшое поражение – отбили у низ Ельню. Маленькая победа имела огромное психологическое значение.

Четыре дивизии за эту первую победу были награждены почётным званием гвардейских. Так 18 сентября 1941 г. Родилась Советская гвардия. «Всему начальствующему составу дивизий с сентября установить полуторный, а бойцам двойной оклад содержания», - говорилось в приказе наркома обороны.

Немецкие войска стали замыкать в «клещи» Киев. Город, расположенный на западном берегу Днепра, оборонять было очень трудно. Однако И.Сталин приказал не отдавать его врагу и защищать до последней возможности.

15 сентября смертельная петля вокруг Киева затянулась. В «мешке» оказались четыре советские армии. Это была, пожалуй, самая крупная победа германских войск в ходе войны. По немецким данным, было взято в плен около 600 тыс. человек. Погиб командующий фронтом генерал-полковник Михаил Кирпонос. Немцы взяли Полтаву, Харьков, другие города и продвинулись до самого Ростова – на –Дону.

ЗАПАДНЫЕ СОЮЗНИКИ

Уже вечером 22 июня 1941 г. английский премьер-ми­нистр Уинстон Черчилль вы­ступил по радио с речью. Он сказал: «За последние 25 лет никто не был более последо­вательным противником ком­мунизма, чем я. Я не возьму обратно ни одного слова, ко­торое я сказал о нём. Но всё это бледнеет перед развёрты­вающимся сейчас зрелищем. Я вижу русских солдат, стоя­щих на пороге своей родной земли, охраняющих поля, ко­торые их отцы обрабатывали с незапамятных времён. Я вижу их охраняющими свои дома, где их матери и жёны молятся о возвращении сво­его кормильца, своего защит­ника и опоры. Я вижу десятки тысяч русских деревень, где средства к существованию с таким трудом вырываются у земли, но где существуют ис­конные человеческие радо­сти, где смеются девушки и играют дети...».

Нарисовав эту картину, Черчилль заявил: «Мы окажем всю возможную помощь Рос­сии и русскому народу».

И. Сталин, как бы отвечая ему, в своей речи 3 июля заме­тил: «В этой освободительной войне мы не будем одиноки­ми. Наша борьба за свободу нашего Отечества сольётся с борьбой народов Европы и Америки за их независи­мость, за демократические свободы. Это будет единый фронт народов...».

Уже 12 июля Англия и Советский Союз подписали первое военное соглашение. В СССР стала выходить еже месячная английская газета на русском языке «Британский союзник». Иногда в ней попадались и антисталинские мате­риалы.

К концу 1941 г. оформилась «тройка» главных союзников в войне против Германии: Советский Союз, Англия и США.

ПЛЕН

Только в 1941 г., по немецким данным, в плен попали около 3 млн 800 тыс. советских военнослужащих. Их положение оказалось самым тяжёлым. Писатель Лев Разгон замечал: «Все невероятные муки, испытанные ими, были вызваны тем, что наше правительство официально отказалось признавать крас­ноармейцев, попавших в плен, военнопленными, отказалось вносить за них деньги в Международный Красный Крест. Этим самым наши пленные были поставлены вне закона, вне Женевской конвенции. Немцы могли с ними делать что угод­но. Они это и делали».

Германский офицер В. Штрикфельдт вспоминал лагеря советских пленных: «Как привидения, бродили умиравшие с голоду, полуголые существа, часто днями не видевшие иной пищи, кроме трупов животных и древесной коры».

Из 5,7 миллионов советских пленных в немецких конц­лагерях погибло более 3,5 миллионов. Некоторые (около мил­лиона человек), чтобы спастись, согласились служить в гер­манской армии или армии Власова (см. ст. «Андрей Власов»).

И. Сталин как-то заметил: «У нас нет пленных, а есть из­менники Родины». В приказе № 270, подписанном И. Стали­ным 16 августа 1941 г., говорилось: «Командиров и политра­ботников, во время боя сдаю­щихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, се­мьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших при­сягу и предавших свою Роди­ну». Приказ требовал уничто­жать пленных «всеми средст­вами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдав­шихся в плен красноармей­цев лишать государственного пособия и помощи».

После войны оставшиеся в живых пленные оказались в советских проверочных лаге­рях. После того как в 1948 г. они закрылись, около 15% бывших пленных попали в обычные лагеря в качестве за­ключённых.

ОККУПАЦИЯ

В ходе войны Германия захва­тила огромные советские тер­ритории, где жила почти по­ловина всего населения стра­ны — 80 млн. человек. Не­мецкий офицер В. Штрик-фельдт вспоминал о самых первых месяцах оккупации: «Бесконечные леса и ширь просторов тогда ещё не таили опасности. Везде в городах и сёлах люди нас дружески при­ветствовали и принимали. Гитлер объявил, что немцы идут как освободители. В горо­дах висели на стенах и забо­рах портреты Гитлера (по де­сятку и более наклеенных под­ряд) с надписью: „Гитлер — ос­вободитель!"».

Но при этом официально русский и другие славянские народы продолжали считаться «недочеловеками», и отноше­ние к ним было гораздо хуже, чем к жителям оккупирован­ных стран Западной Европы. Часть трудоспособного насе­ления вывозили для принуди­тельных работ в Германию. Всего вывезли почти 5 млн. че­ловек. Они находились там на положении «гражданских пленных», и около половины из них погибло.

Крестьянское население больше всего волновал во­прос, распустят ли немцы кол­хозы. Но немцы не собирались этого делать, быстро оценив, насколько колхозы удобны для изъятия у крестьян продо­вольствия. Роспуск колхозов был запрещён, труд в них ос­тался строго обязательным. За невыработку трудодней про­винившихся отправляли в концлагерь.

С весны 1942 г. в немецком тылу стали стихийно возникать партизанские отряды. Роли неожиданно поменялись: колхозное начальство работало на немцев, а партизаны уговаривали кре­стьян разваливать «фашистские колхозы» и всеми средствами вредить им. Это обнадёживало крестьян. «После войны колхозов не будет!» — откровенно говорили они между собой. Уверенно повторяли это и солдаты на фронте.

Немцы, не ожидавшие такого развития событий, пытались покончить с партизанами жестокими карательными мерами. Например, в белорусской деревне Хатынь 22 марта 1943 г. не­мецкие каратели сожгли заживо и расстреляли 149 человек, в том числе 75 детей. В деревне Борки под Брестом в сентябре 1942 г. они расстреляли 705 человек.

Но всё это только ещё более усиливало ожесточение про­тив оккупантов. Партизанская война разгоралась. В течение войны всего в партизанах побывали до 900 тыс. человек. Выса­живая в тылу у немцев десантные группы, советские власти по­степенно полностью подчинили себе партизанское движение.

БЛОКАДА ЛЕНИНГРАДА

В августе германские войска начали мощное наступление на Ленинград. 30 августа 1941 г. город оказался в «кле­щах» окружения. Немцы пере­резали железную дорогу Моск­ва — Ленинград, а 8 сентября взяли Шлиссельбург и оконча­тельно окружили город с суши.

Кровопролитные бои шли уже на южных окраинах Ленинграда, на Пулковских высотах. После нескольких не­удачных попыток наступления Гитлер предпочёл сменить так­тику. Он сказал: «Этот город надо уморить голодом. Пере­резать все пути подвоза, чтобы туда мышь не могла проско­чить. Нещадно бомбить с воз­духа, и тогда город рухнет, как переспелый плод».

Начались постоянные бомбёжки города. За время блокады немцы обрушили на Ленинград 100 тыс. бомб и 150 тыс. снарядов. Во всём го­роде, вероятно, не осталось ни одного целого стекла.

К началу осады из Ленин­града вывезли только очень небольшую часть жителей (ме­нее 500 тыс.). Около 2,8 млн. че­ловек не успели уехать. В осаж­дённом городе осталось более 400 тыс. детей.

Самой тяжёлой оказалась первая блокадная зима. Не было электричества, и почти весь город погрузился во тьму. Дома не отапливались. В янва­ре перестал работать водопро­вод, и воду приходилось брать из прорубей.

Осаждённый Ленинград оказался почти без запасов продовольствия. Хлеб достав­ляли теперь только по воздуху и по ледовой дороге через Ла­дожское озеро. Грузовики шли по льду под постоянными бом­бёжками, поэтому этот путь прозвали «Дорогой смерти» (позднее появилось другое на­звание — «Дорога жизни»).

Жительница города Елена Кочина записала в своём днев­нике 15 ноября: «Надвигается голод! Развилась своеобразная ленинградская кулинария: мы научились делать пышки из горчицы, суп из дрожжей, кот­леты из хрена, кисель из сто­лярного клея».

С 20 ноября ежедневная норма хлеба для рабочих со­ставляла всего 250 г, для служа­щих, иждивенцев и детей — вдвое меньше. «Это совсем ма­ленький кусочек: тяжёлый, лип­кий, сырой, — замечала Е. Ко­чина. — Хлеб содержит всякую дрянь и лишь немного муки». 10 декабря она сделала такую запись: «Почти все ленин­градцы стали дистрофиками. Одни распухли и блестят, как будто покрыты лаком, — 1-я степень дистрофии, другие вы­сохли — 2-я степень».

В конце декабря хлебная пайка стала почти вдвое тяже­лее — к этому времени значи­тельная часть населения по­гибла. Многие от слабости па­дали и умирали прямо на ули­цах. Весной 1942 г. при таянии снега на улицах и площадях нашли около 13 тысяч трупов («подснежников», как их тогда называли). Власти зарегистри­ровали более 250 случаев лю­доедства, а на рынках ста­ли торговать сомнительным студнем.

Педагог Л. Раскин, высту­пая перед коллегами в 1946 г., вспоминал о положении детей, оставшихся без родителей: «Дети лежали в постелях исто­щённые с широко открытыми глазами. Едва передвигались. Ужас от перенесённого застыл в глазах. Кожа лица, рук и тела была непроницаема от грязи. Вши ползали по исхудавшим тельцам. Многие дети не виде­ли по 15—20 дней горячей пи­щи, даже кипятка».

В то же время руководите­ли города, все приписанные к столовой Смольного, а также сотрудники НКВД получали нормальное питание. На само­лётах в осаждённый город дос­тавлялись колбаса, сгущённое молоко, даже консервирован­ные фрукты.

Во время блокады про­должала работать особая пе­карня, где выпекались сдобные булки, пирожные, белый хлеб, В неофициальных беседах от­ветственные работники объясняли её существование тем, что «пекари даже в условиях блокады не должны терять сво­его мастерства».

От голода во время бло­кады погибло, по официаль­ным советским данным, около 642 тысяч человек. По другим оценкам — до 850 тысяч.

27 января 1944 г. блокада города была окончательно прорвана. В городе к этому времени оставалось 560 тысяч жителей — в пять раз меньше, чем в начале блокады. Блокада Ленинграда длилась 880 дней и стала самой кровопролит­ной осадой в истории челове­чества.

ОБОРОНА МОСКВЫ

30 сентября 1941 г. началось очередное наступление гер­манской армии. Немцы приме­няли ту же тактику: замыкали советские армии в танковые «клещи».

Красная армия потерпела новые сокрушительные пора­жения. Две армии попали в «ме­шок» окружения под Брянском и четыре — под Вязьмой. В пле­ну оказались около 660 тыс. че­ловек.

После этой катастрофы в некоторых местах между Моск­вой и наступающим противни­ком почти не осталось войск В других — они были слабы и малочисленны.

Дорога на Москву для немцев была почти свобод­на — столица неожиданно ока­залась без защиты. Наступили самые грозные и тяжёлые дни войны.

Но за две недели, пока немцы уничтожали окружён­ных, советский фронт был по­строен заново. Сюда были брошены последние силы, в том числе созданные из добровольцев части народного ополчения. Ополченцами становились мирные люди — рабочие, служащие, интеллигенты. Необученные и пло­хо вооружённые, почти все они погибли в первых же боях.

13 октября начались ожесточённые бои под Москвой. В го­роде в это время разошлись слухи, что его готовятся сдать. Нача­лась настоящая паника: желающие уехать брали штурмом уходя­щие на восток поезда. Часть населения пешком, на телегах или машинах двинулась из города. Прекратил работать городской транспорт, закрылись почти все магазины, в некоторых остав­шиеся продукты раздавали бесплатно.

15 октября в Куйбышев (ныне Самара) переехали большая часть правительства и иностранные посольства. И. Сталин решил пока остаться в Москве.

20 октября в столице было введено осадное положение. Москва приобрела облик военного города: улицы пересекли ряды «ежей» и других противотанковых заграждений.

В начале ноября в боях наступила небольшая передышка, и у И. Сталина появилась неожиданная мысль — провести традиционный военный парад. Как вспоминал маршал Г. Жуков, 1 ноября Сталин вызвал его и спросил: «Мы хотим провести в Москве кроме торжественного заседания по случаю годовщи­ны Октября и парад войск. Как Вы думаете, обстановка на фронте позволит нам провести эти торжества?». Жуков отве­чал: «В ближайшие дни враг не начнёт большого наступле­ния...».

Заседание по случаю годовщины Октября состоялось 6 ноября в необычном месте — в подземном зале станции мет­ро «Маяковская», одной из самых глубоких станций. На нём выступил И. Сталин. В своей речи он высмеивал нацистов: «И эти люди, лишённые совести и чести, люди с моралью живот­ных, имеют наглость призывать к уничтожению великой рус­ской нации, нации Плеханова и Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Глинки и Чайковского, Горько­го и Чехова, Сеченова и Павлова, Репина и Сурикова, Суворо­ва и Кутузова!».

7 ноября на запорошённой первым снегом Красной площа­ди состоялся военный парад. Немцы, в том числе и сам Гитлер, были неприятно поражены, услышав по радио, что на Красной площади проходит парад. Германское командование срочно от­дало приказ своей авиации бомбить Красную площадь, но не­мецкие самолёты не сумели прорваться к Москве.

Парад произвёл огромное впечатление и на советских гра­ждан. То, что И. Сталин присутствовал на параде в Москве и при­ветствовал красноармейцев с трибуны мавзолея, вселяло в них уверенность и бодрость. С Красной площади они шли прямо на фронт. Вся страна по радио слушала речь Сталина на параде. В ней он также обращался прежде всего не к коммунистическим, а к патриотическим идеям.

«Война, которую вы ведёте, — сказал он красноармейцам, — есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохнов­ляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузь­мы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Ми­хаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!»

Отстоять столицу было бы невозможно, если бы на по­мощь не пришли свежие военные силы. В октябре под Москву были переброшены части из глубины страны, в том числе с Дальнего Востока.

Там они оставались на случай нападения Японии. Но советский разведчик Рихард Зорге сообщил, что пока «япон­ское правительство решило не выступать против СССР». Это дало возможность пере­вести под Москву новые под­крепления, которые защити­ли столицу.

Особенно прославилась в боях прибывшая с востока ди­визия генерал-майора Ивана Панфилова. 16 ноября у разъ­езда Дубосеково на Волоко­ламском шоссе горстка бой­цов-панфиловцев ценой своей жизни четыре часа отбивала танковые атаки. Немцы так и не смогли пройти и потеряли 18 танков. Возглавлявший эту группу политрук Василий Клочков сказал слова, которые стали впоследствии своеобраз­ным девизом всей обороны столицы: «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва». Газеты писали о подвиге, который совершили 28 героев-панфи­ловцев.

16 ноября немцы продолжили успешное наступление. Германские генералы рассматривали Москву в бинокли. Ос­новной удар по Москве приходился с севера. Отряд немецких мотоциклистов прорвался в Химки — на северную окраину столицы — и там был уничтожен. Но это были первые и по­следние солдаты противника, дошедшие до Москвы.

Тактика борьбы была направлена на изматывание германских войск. Позади Москвы стояли три вновь сформирован­ные советские армии. Их готовились бросить в бой в послед­ний момент, когда противник будет более всего изнурён.

ОТСТУПЛЕНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ В 1942 ГОДУ

После победы под Москвой со­ветское руководство решило, что настало время решающего удара. Казалось, германская ар­мия может повторить судьбу «Великой армии» Наполеона, разгромленной за одну зиму.

В январе 1942 г. сразу де­вять советских фронтов нача­ли наступление на полосе про­тяжённостью 2 тыс. км. Однако почти повсюду оно обернулось тяжёлыми поражениями.

Противник окружал и гро­мил наступавшие советские ар­мии. Так, под Ленинградом в «мешке» оказалась 2-я ударная армия генерала А. Власова.

Полным провалом закон­чилось апрельское наступле­ние в Крыму. Вместо того что­бы освободить весь Крым, со­ветские войска отступили с большими потерями (около 200 тысяч человек). 4 июля пал осаждённый Севастополь, стойко державшийся с самого начала войны.

Одно из крупнейших поражений советские войска потерпели под Харьковом. 12 мая Красная армия двину­лась на город. Вначале каза­лось, что наступление идёт ус­пешно. На самом деле против­ник заманивал советские вой­ска в ловушку. Три армии ока­зались в немецких «клещах». Около 240 тыс. человек попали в плен.

В Москве считали, что главный удар противника ле­том 1942 г. будет вновь нанесён по столице. На самом деле Гит­лер решил наступать в этот раз на южном направлении. Ли­шить Советский Союз бакинской нефти и кубанского хлеба, выйти к Волге — таковы были его планы.

28 июня началось движение германской армии на восток. Перейдя Дон, немцы заняли Ростов и вышли к Кавказу. Здесь они дошли до перевалов Главного Кавказского хребта. В августе не­мецкие альпинисты даже поднялись на Эльбрус, самую высокую вершину Кавказа, и установили там флаг со свастикой.

Эти новые поражения произвели очень тяжёлое впечатле­ние на советских граждан. Ещё никогда за сотни лет враг не про­никал так далеко в глубь страны.

ПРИКАЗ «НИ ШАГУ НАЗАД!»

28 июля 1942 г. И. Сталин подписал знаменитый приказ № 227 наркома обороны, известный под названием «Ни шагу назад!». В нём говорилось: «Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже теперь преобладания над нем­цами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загу­бить вместе с тем нашу Родину... Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отсту­пать, что у нас много террито­рии, страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда бу­дет в избытке».

Приказ зачитывался во всех воинских частях, и особенно сильное впечатление на фронто­виков производили слова: «Насе­ление нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает раз­очаровываться в ней, а многие проклинают Красную Армию за то, что она отдаёт наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток».

«Ни шагу назад! — говори­лось в приказе. — Таким теперь должен быть наш главный при­зыв. Надо упорно, до последней капли крови защищать каждый клочок советской земли и от­стаивать его до последней воз­можности».

Затем приказ перечислял беспощадные меры, которые должны были остановить от­ступление. Командиров, отсту­пивших без приказа, отдавали под трибунал. Создавались так­же штрафные роты и батальо­ны. Их бросали на самые тяжё­лые и опасные участки, «чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления пе­ред Родиной».

В тылу «неустойчивых ди­визий» создавались загради­тельные отряды, которые были обязаны «в случае паники и бес­порядочного отхода частей ди­визии расстреливать на месте па­никёров и трусов». Эти заградрадотряды действовали почти до кон­ца войны — до ноября 1944 г.

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА

Свой следующий удар немцы собирались нанести по Сталин­граду (бывшему Царицыну) и выйти к Волге. А Гитлер говорил в августе 1942 г.: «Судьбе было угодно, чтобы я одержал решаю­щую победу в городе, носящем имя самого Сталина».

17 июля 1942 г. началось Сталинградское сражение — самое крупное сражение Вто­рой мировой войны. С обеих сторон в нём предстояло по­гибнуть более чем двум мил­лионам человек.

За месяц тяжёлых боёв противник продвинулся на 70—80 км. 23 августа герман­ские танки ворвались в Ста­линград. В тот же день началась бомбёжка города с самолётов. Она длилась без перерыва не­сколько дней.

Город напоминал настоя­щий ад. Генерал Александр Родимцев так описывал осаж­дённый Сталинград: «Пламя пожаров поднималось на не­сколько сот метров. Фашист­ские самолёты пролетали над головой. Не только земля, но и небо дрожало от разрывов. Тучи дыма и пыли резали глаза. Здания рушились, падали сте­ны, коробилось железо».

Вывозили мирных жите­лей перед началом сражения очень медленно, и они остава­лись в городе до последнего момента. Теперь им приходи­лось с трудом выбираться из океана пламени, в которое пре­вратился город. Многие из них погибли.

Город решено было удер­жать любой ценой. Приказ И. Сталина от 5 октября гласил: «Сталинград не должен быть сдан противнику». Газеты, как лозунг, повторяли слова снайпера Василия Зайцева: «За Волгой для нас земли нет!».

Бои в самом городе продолжались более двух месяцев. В воен­ной истории почти неизвестны столь упорные городские сраже­ния. Каждый дом превращался в крепость, и бой шёл за каждый этаж или подвал, за каждую стену.

Это была битва на истощение, причём боевой дух немецких солдат и офицеров в ходе её заметно слабел. Противник трижды шёл в наступление на город — в сентябре, октябре и ноябре. Каж­дый раз немцам удавалось прорваться к Волге в новой точке. Каза­лось, ещё одно небольшое усилие — и Сталинград будет взят. Од­нако окончательная победа ускользала из их рук.

К ноябрю немцы захватили почти весь город, обращённый в сплошные развалины. От реки их отделяла только узкая, места­ми прерывающаяся полоска земли. Ширина этой «ниточки» измерялась сотнями метров.

Именно в это время тяжё­лого отступления и обороны у советского руководства появил­ся неожиданный замысел. Он состоял в том, чтобы ударить с флангов по немецкому «клину», наступающему на Сталинград. Там находились войска герман­ских союзников — итальянцев, румын, венгров. Они были сла­бее вооружены, их моральный дух был не столь высок, как у немцев.

В течение двух месяцев под Сталинград в глубочайшей тайне перебрасывались огромные массы советских войск и тех­ники. «Будет и на нашей улице праздник!» — пообещал Сталин в приказе от 7 ноября.

19 ноября Красная армия начала наступление. Войска со­юзников Германии были опрокинуты. 23 ноября советские «кле­щи» замкнулись. Сержант М. Абдулин вспоминал об этом соеди­нении: «Сгоряча, не разобравшись, что фашистов между нами уже нет, потрепали огоньком... друг друга. Потом мне, как и мно­гим, казалось, что я сразу заметил неладное: мины летели к нам без воя, взрывы были бездымные... Кто-то всё же разглядел, что контратакующая нас масса живой силы — свои! Реакция была молниеносной, хотя запоздалой. Все прекратили огонь. Бежим навстречу друг другу — и только скрип снега под ногами, такая тишина!

„Братцы! Родные!" — „Как же это, а?!" Обнимались и плакали, потому что и убитые были, и раненые».

В «мешке» оказалась вся сталинградская группировка нем­цев: около 300 тыс. солдат и офицеров.

Немцы отчаянно пытались разбить кольцо советского окру­жения, но так и не сумели это сделать. Гитлер присвоил командую­щему окружённой группировкой Фридриху фон Паулюсу звание генерал-фельдмаршала. Это был намёк на то, чтобы не сдаваться в плен живым: до сих пор ещё ни один немецкий фельдмаршал не попадал в плен.

В январе 1943 г. окружённые немецкие войска были разгром­лены. 31 января сдался в плен фельдмаршал Паулюс со своим шта­бом. 2 февраля сопротивление немцев прекратилось. Всего в плен попала 91 тыс. человек, в том числе 24 генерала.

В Германии по поводу поражения под Сталинградом был объявлен трёхдневный траур. Германская армия ещё не знала та­ких катастроф.

СРАЖЕНИЕ НА КУРСКОЙ ДУГЕ

Линия фронта шла неровно, и возле Курска, где советские войска дальше продвинулись на запад, возник образованный ими боль­шой выступ — Курская дуга.

Сюда летом 1943 г. нацелили удар немцы. Они решили при­менить здесь свою излюбленную тактику военных действий. Мощными танковыми клиньями они хотели отсечь этот выступ и взять его в окружение.

Разведка донесла Москве об этих планах. Советское коман­дование беспокоил вопрос: «Устоит ли Красная армия перед не­мецким танковым ударом?». Решено было создать на Курской дуге необычайно крепкую оборону. На десятки километров протяну­лись минные поля, окопы и траншеи.

Кроме того, в тылу воюющих армий была создана небывало мощная группировка — Степной фронт, готовый вмешаться в тот момент, когда немецкое наступление выдохнется.

Рано утром 5 июля 1943 г. немецкие войска двинулись в ата­ку. На Красную армию обрушился самый мощный танковый удар за всю войну. Сила его была такова, что, казалось, советская обо­рона вот-вот будет прорвана. Противник продвинулся в некото­рых местах на 10 км, в других — на 35.

Но в этот момент немцам нанесли удар свежие силы Степно­го фронта.

12 июля возле небольшой деревни Прохоровка лоб в лоб схлестнулись 1200 бронированных машин. Началось самое круп­ное танковое сражение в истории. Оно длилось весь день. Ревели моторы, грохотали выстрелы, взрывались танки.

От облаков пыли, копоти и дыма горящих машин день пре­вратился в ночь. К вечеру всё кругом было покрыто сгоревшими и изуродованными остатками танков.

Эта битва истощила силы немцев, и они откатились на преж­ние позиции. Теперь в наступление перешла Красная армия.

5 августа она окончательно освободила от врага Орёл и Бел­город, 23 августа — Харьков. Так закончилась Курская битва.

НАСТУПЛЕНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ

Теперь Красная армия только наступала — то на одном, то на дру­гом участке фронта.

В конце сентября 1943 г. советские войска вышли к Днепру. Им было приказано не задерживаясь переправиться через бурную реку. Её приходилось преодолевать на рыбачьих лодках, на­скоро сколоченных плотах, досках, пустых бочках. Противник вёл огонь с западного, крутого берега. Немногим довелось до­браться до него. Но здесь советские части цеплялись за каждый клочок земли и всё-таки сумели закрепиться.

Благодаря этой победе открылся путь на Киев. 6 ноября, к Октябрьской годовщине, он был освобождён от врага. 26 марта 1944 г. на Украине советские войска вышли к первой точке дово­енной границы СССР. Это событие стало большим праздником, который отмечали по всей стране.

23 июня 1944 г. началось наступление в Белоруссии. 3 июля Красная армия вошла в Минск. От города остались сплошные развалины. В тот же день под Минском в советских «клещах» ока­зались 100 тыс. немцев.

После того как в Белоруссии было взято большое количест­во пленных, в Москве решили провести необычный «парад». В столицу доставили 57 тыс. пленных немецких солдат и офицеров. Среди них были 12 генералов. 17 июля в сопровождении конвои­ров они прошли по московским улицам, по Садовому кольцу. Это было впечатляющее зрелище, за которым наблюдала молчаливая толпа жителей столицы.

Весной и летом 1944 г. Красная армия отвоевала почти всю захваченную советскую территорию. 13 октября немцы оставили Ригу — один из последних крупных городов.

Предвоенная советская граница была восстановлена почти на всём своём протяжении. Бои теперь шли на земле других стран Европы.

ВСТРЕЧИ «БОЛЬШОЙ ТРОЙКИ»

За годы войны прошли три встречи высших руководителей СССР, Англии и США. Довольно сложно было договориться о месте их проведения. Сталин не хотел покидать территорию, занятую Красной армией. Поэтому первая встреча «большой тройки» состоялась в Тегеране, где тогда стояли советские войска. Встреча началась 28 ноября 1943 г. и продлилась четы­ре дня.

В Тегеран прибыли Иосиф Сталин, Уинстон Черчилль и президент США Франклин Делано Рузвельт. Главным вопросом встречи было открытие так называемого «второго фронта», т. е. высадка союзников во Франции. В какой-то момент Чер­чилль дал понять, что она может сорваться. Тогда Сталин рез­ко поднялся, оттолкнул кресло и сказал Молотову: «Идёмте, нам здесь делать нечего. У нас много дел на фронте».

Положение спас Рузвельт, который предложил сделать пе­рерыв на обед. На следующий день он обещал Сталину, что второй фронт откроется в мае 1944 г. (на самом деле это про­изошло 6 июня 1944 г.).

Как вспоминал маршал Г. Жуков, Сталин сказал ему, вер­нувшись из Тегерана: «Рузвельт дал твёрдое слово открыть ши­рокие действия во Франции в 1944 г. Думаю, что он своё сло­во сдержит. Ну а если не сдержит, у нас хватит и своих сил до­бить гитлеровскую Германию».

Второй раз «большая тройка» собралась в Крыму, в ку­рортном городе Ялте. Встреча началась 4 февраля 1945 г. и длилась восемь дней. Речь шла о судьбе Германии после войны. Кроме того, были перекроены границы и заново «нарисована» вся политическая карта Восточной Европы. Союзники признали в то же время за народами пра­во «создать демократические учреждения по их собственно­му выбору».

Третья и последняя кон­ференция «большой тройки» проходила в Потсдаме, возле побеждённого Берлина. Эта встреча была самой длитель­ной — началась 17 июля 1945 г. и продолжалась 17 дней.

Состав «большой тройки» изменился — вместо умершего 12 апреля Рузвельта Америку представлял Гарри Трумэн. В разгар встречи Черчилля сме­нил лидер лейбористов Кле­мент Эттли — в Англии его партия победила на выборах. Берлинская встреча уточнила границы в Европе и будущее Германии.

На этой встрече произо­шло ещё одно примечательное событие. 24 июля Трумэн по­лучил известие об успешном испытании американской ядерной бомбы. После заседа­ния он отвёл Сталина в сторо­ну и сказал, что у США теперь есть новое оружие, превосхо­дящее любое другое. Сталин выслушал это сообщение со­вершенно спокойно, ничего не спросил и только поздравил президента.

Через две недели амери­канская атомная бомба была взорвана над японским горо­дом Хиросимой.

ВАРШАВСКОЕ ВОССТАНИЕ

Режим немецкой оккупации в Польше был очень суровым: за вре­мя войны из 35 миллионов жителей погибло 6 миллионов человек.

Тем не менее с начала войны здесь действовало движение Со­противления, получившее название «Армия Крайова» («Отечест­венная армия»). Оно поддерживало польское правительство в из­гнании.

20 июля 1944 г. на территорию Польши вступили советские войска. Немедленно было создано временное правительство стра­ны, руководимое коммунистами, — Комитет национального осво­бождения. Ему подчинялась Армия Людова («Народная армия»). Вместе с советскими войсками и частями Армии Людовой Коми­тет двигался к Варшаве.

Армия Крайова решительно выступала против прихода к вла­сти этого комитета. Поэтому она попыталась освободить Варшаву от немцев собственными силами. 1 августа в городе вспыхнуло восстание, в котором участвовала большая часть жителей поль­ской столицы.

Советское руководство отнеслось к восстанию резко отрица­тельно. И. Сталин писал У. Черчиллю 16 августа: «Варшавская акция представляет безрассудную ужасную авантюру, стоящую населе­нию больших жертв. При создавшемся положении советское ко­мандование пришло к выводу, что оно должно отмежеваться от варшавской авантюры, так как оно не может нести ни прямой, ни косвенной ответственности за варшавскую акцию».

22 августа Сталин писал ещё резче: «Рано или поздно, но прав­да о кучке преступников, затеявших ради захвата власти варшав­скую авантюру, станет всем известна». Не поддержав повстанцев, советское руководство отказалось сбрасывать им оружие и продо­вольствие с самолётов.

13 сентября советские войска вышли к Варшаве и останови­лись на другом берегу Вислы. Отсюда они могли наблюдать, как немцы беспощадно расправляются с восставшими. Теперь им на­чали оказывать помощь, сбрасывая с советских самолётов всё не­обходимое. Но восстание уже угасало. Во время его подавления было убито около 18 тысяч повстанцев и 200 тысяч мирных вар­шавян.

2 октября руководители Варшавского восстания приняли ре­шение о капитуляции. В качестве наказания немцы почти полно­стью уничтожили Варшаву. Жилые дома были сожжены или взо­рваны. Уцелевшие жители покинули город.

17 января советские войска вошли в польскую столицу. Город, превращённый в руины, выглядел совершенно мёртвым.

Советское командование предложило устроить переговоры с подпольным руководством Армии Крайовой. Однако на первой же встрече её глава генерал Л. Окулицкий был арестован. В июне 1945 г. в Москве прошёл открытый суд над руководителями Ар­мии Крайовой. Как и на прежних открытых процессах в Москве, подсудимые признавали свою вину и раскаивались в «антисовет­ской деятельности». 12 из них осудили к лишению свободы.

СОЮЗНИКИ ГЕРМАНИИ

В 1944 г. союзникам Германии в Восточной Европе стало ясно, что приближается её полное военное поражение. Они старались спастись, вовремя выйдя из войны.

Летом 1944 г. широкий заговор — от коммунистов до мо­нархистов — возник с этой целью в Румынии. В это время Крас­ная армия уже вела бои на румынской территории. 23 августа в Бухаресте произошёл дворцовый переворот. На следующий день новое правительство объявило войну Германии.

31 августа советские войска вступили в Бухарест. Румынские армии влились в состав советских фронтов. Король Михай позд­нее даже получил от Москвы орден «Победа» (хотя до того его ар­мия и воевала против СССР).

Тогда же на достаточно почётных условиях сумела выйти из войны Финляндия, подписавшая перемирие 19 сентября 1944 г.

К октябрю 1944 г. у Германии оставался единственный со­юзник в Европе — Венгрия. 15 октября верховный правитель страны Миклош Хорти тоже попытался вывести её из войны, но безуспешно. Он был арестован немцами. После этого Венгрии пришлось воевать до конца. Упорные бои шли за Будапешт. Со­ветские войска сумели взять его лишь с третьей попытки 13 фев­раля 1945 г. А последние сражения в Венгрии закончились толь­ко в апреле.

ВОЙНА В ЕВРОПЕ

Советским войскам пришлось сражаться на территории многих стран Европы, захваченных немцами, — от Норвегии до Австрии. Больше всего (600 тысяч) советских солдат и офицеров погиб­ло и похоронено на территории современной Польши, более

140 тысяч — в Чехии и Слова­кии, 26 тысяч — в Австрии.

Из всех этих стран только в Югославии советские войска получили мощную поддержку от партизанской армии Иоси-па Броз Тито. Совместно с пар­тизанами 20 октября 1944 г. Красная армия освободила от врага Белград.

Против немцев попыта­лась выступить армия Слова­кии. 29 августа 1944 г. вспых­нуло Словацкое восстание. Восставшие освободили две трети территории страны. Но Красная армия не успела про­рваться к ним на помощь через Карпаты. Немцы жестоко рас­правились с повстанцами.

Во главе восстания стояли как коммунисты, так и сторон­ники эмигрантского прави­тельства. Однако после войны это восстание в Чехословакии стали называть «националис­тическим». Его руководители были арестованы и осуждены (в том числе и будущий прези­дент страны Густав Гусак).

28 апреля 1945 г. Сталин спросил по телефону у марша­ла И. Конева: «Как Вы думаете, кто будет брать Прагу?». Ближе всего к городу находились американские войска. Чья ар­мия первой войдёт в Прагу, имело большое значение. Это во многом определяло, чьё влияние — советское или за­падное — будет преобладать в Чехословакии.

5 мая в Праге началось вос­стание против немцев. Вос­ставшие, среди которых было немало коммунистов, сразу за­просили советские войска о помощи. На сторону повстан­цев перешла дивизия власов-ской армии (РОА). Эсэсовские части, пытавшиеся подавить восстание, были ошеломлены, когда увидели, что против них сражаются люди тоже в форме СС (см. ст. «Андрей Власов»),

В отличие от Варшавско­го восстания здесь советские войска немедленно поспеши­ли на помощь. 9 мая 1945 г. со­ветские танки вошли в Прагу и были восторженно встречены населением.

БИТВА ЗА БЕРЛИН

В 1945 г. сражения шли уже на территории Германии. В нача­ле февраля советские войска перешли реку Одер. Их внезапное появление в каких-нибудь 70 км от Берлина было для немцев полной и потрясающей неожиданностью.

9 апреля после четырёхдневного штурма Красная армия взяла крепость Кенигсберг, считавшуюся неприступной. Перед штурмом на город обрушилось огромное количество снаря­дов — настоящий ураган огня, превративший его в развалины. С согласия союзников Кенигсберг (с 1946 г. — Калининград) стал советским городом, хотя никогда раньше не принадлежал России.

16 апреля 1945 г. началось сражение за Берлин. С обеих сторон в нём участвовали 3,5 млн. человек. Советское наступ­ление тщательно готовилось. В полной тайне сюда подтягива­лось огромное количество военной техники и боеприпасов.

Маршал Г. Жуков вспоминал: «Готовя операцию, все мы ду­мали над тем, что ещё предпринять, чтобы больше ошеломить и подавить противника. Так родилась идея ночной атаки с приме­нением прожекторов. Решено было обрушить наш удар за два часа до рассвета».

Саму атаку он описывал так: «В воздух взвились тысячи раз­ноцветных ракет. По этому сигналу вспыхнули 140 прожекторов, расположенные через каждые 200 метров. Более 100 миллиардов свечей освещали поле боя, ослепляя противника и выхватывая из темноты объекты атаки для наших танков и пехоты. Это была картина огромной впечатляющей силы, и, пожалуй, за всю свою жизнь я не помню подобного ощущения...».

На голову противника сразу было обрушено невероятное количество снарядов: по словам Жукова, «почти 98 тысяч тонн металла».

С 21 апреля сражение развернулось уже на окраинах гер­манской столицы. 25 апреля город был полностью окружён, и начался завершающий штурм.

В этот день советские войска встретились на реке Эльбе с американской армией. Советские и американские офицеры и солдаты обменивались дружескими рукопожатиями. Встреча со­юзников произошла в самом сердце Германии. Название неболь­шого города Торгау, где случилось это событие, мгновенно обле­тело весь мир.

Берлин был окутан дымом и пламенем, бои шли день и ночь. Как вспоминал маршал И. Конев, первое время в неразберихе уличных боёв самолёты часто били по своим. Защитники горо­да проявляли большую стойкость и сражались до конца. Конев писал о войсках противника: «Кого только не было там, особен­но в батальонах фольксштурма, состоявших из стариков и под­ростков, которые плакали, но дрались и поджигали своими фаустпатронами наши танки. Солдаты по-прежнему сдавались в плен только тогда, когда у них не было иного выхода».

29 апреля начался штурм рейхстага. 30 апреля 1945 г. над ещё не побеждённым рейхстагом было поднято красное Знамя Победы. Столицу Германии торопились взять к празднику 1 Мая. Конечно, это требовало немалых жертв, как и другие победы к «красным датам».

Генерал армии Александр Горбатов говорил о взятии Берли­на: «С военной точки зрения Берлин не надо было штурмовать. Конечно, были и политические соображения, соперничество с союзниками, да и торопились салютовать. Но город достаточно было взять в кольцо, и он сам сдался бы через неделю-другую. Германия капитулировала бы неизбежно. А на штурме, в самый канун победы, в уличных боях мы положили не меньше ста ты­сяч солдат. А ведь они уже радовались, что вот-вот домой. И ка­кие люди были — золотые, столько всего прошли, и уж каждый думал: „Завтра жену, детей увижу..."».

2 мая в городе, наконец, наступила тишина. Берлинский гар­низон сложил оружие.

В ночь на 9 мая был подписан акт о безоговорочной капиту­ляции Германии. Война в Европе завершилась.

ВОЙНА С ЯПОНИЕЙ

В Ялте И. Сталин обещая союзникам начать войну с Японией. Он обязался сделать это через три месяца после победы в Европе.

8 августа 1945 г. советское правительство объявило Японии войну. К этому времени оно перебросило из Европы на Дальний Восток четыре армии. Мощный советский «кулак» здесь насчиты­вал 1,5 млн человек.

9 августа советские войска начали наступление в Маньчжу­рии. Им противостояла миллионная японская Квантунская ар­мия. 14 августа император Японии Хирохито принял решение сложить оружие. Но Квантунская армия продолжала сражаться до 19 августа. За десять дней боёв она была рассечена на части и раз­громлена. Японцы понесли большие потери: 84 тысячи человек погибли, а 594 тысячи попали в советский плен.

С согласия союзников СССР получал южную часть Сахалина и Курильские острова. Более 40 лет они принадлежали Японии после её победы в русско-японской войне (1904—1905 гг.).

2 сентября в выступлении по радио об этом напомнил И. Сталин. Он сказал: «Поражение русских войск в 1904 году в период русско-японской войны оставило в сознании народа тя­жёлые воспоминания. Оно легло на нашу страну чёрным пятном. Наш народ верил и ждал, что наступит день, когда Япония будет разбита и пятно будет ликвидировано».

«Сорок лет ждали мы, люди старого поколения, этого дня, — торжественно заключил он. — И вот этот день наступил. Сегодня Япония признала себя побеждённой».

2 сентября 1945 г. был подписан акт о безоговорочной капи­туляции Японии. Вторая мировая война закончилась. Она про­должалась ровно шесть лет.

ЛИТЕРАТУРА

Энциклопедия для детей. Е.5, ч.3. История России. XX век. Сост. С.Т.Исмайлова. – М.: Аванта+,1996.

Новый справочник школьника. 5-11 класс. Универсальное пособие. Т.1. – СПб.: ИД «ВЕСЬ», 2002.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:27:03 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
11:23:24 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: СССР в годы второй Великой Отечественной Войны

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151129)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru