Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Социальный прессинг в малой научной группе

Название: Социальный прессинг в малой научной группе
Раздел: Рефераты по философии
Тип: курсовая работа Добавлен 04:11:10 25 октября 2001 Похожие работы
Просмотров: 292 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

КАФЕДРА

СОЦИАЛЬНЫЙ ПРЕССИНГ

В МАЛОЙ НАУЧНОЙ ГРУППЕ

Выполнил Д.В. НИКОЛАЕНКО

1987 - 1999


СОДЕРЖАНИЕ

· Введение

· Условия действия и действующие лица

· 1987 год

· 1988 год

· Черты социальной психологии охломонов в свете проведенной акции (точка зрения включенного наблюдателя)

· 1989 год

· Программа исследования ''Поведение малой научной группы охлократического типа в экстремальной ситуации''

· Программа исследования ''Курс аутотренинга: ученый в стрессовой ситуации. Психологическая защита от прессинга малой научной группы''

· Методические указания по проведению социального прессинга в малой научной охлократической группе

· Методические указания по защите от социального прессинга в малой научной охлократической группе

· Дополнения. 1990 - 1999 годы

ВЕДЕНИЕ

Задачи работы

Приведенное произведение не имеет литературного и научного значения. В нем описывается и анализируется тривиальный случай. На протяжении 1987 - 99 годов делались записи. В этой связи столь различен стиль изложения и противоречия в теоретических авторских установках. Мы не стали унифицировать материал. Пусть будет, как есть.

Каждый советский ученый, вероятно, сможет привести с десяток аналогичных историй. Они будут различаться только интерпретациями. В зависимости от того, насколько далеко и давно нечто происходило, будет меняться и восприятие действительности. Очень многое зависит от роли рассказчика в событиях. Ситуативность проявляется очень сильно, она определяет весь смысл данной истории в глазах данного человека.

Итак, произведение тривиальное. У него есть много недостатков и одно достоинство, заключающееся в том, что описанные события уж слишком похожи на правду. Исходя из этого, попытаемся проанализировать описанную историю с позиций науковедения. При этом науковедческий анализ можно было бы дополнить рядом строго научных исследований. Например, можно было бы проанализировать динамику публикаций шефа и его аспирантов. Шеф настолько проникается интересами каждого из аспирантов, что начинает менять свой научный стиль, отработанный годами чуткого улавливания веяний, идущих сверху. Он адаптирует не только общую структуру стиля аспиранта, но даже и некоторые обороты его речи. Если у шефа много аспирантов, то тематика скачет по самым разным областям. С уходом аспиранта с кафедры соавторство прекращается, и шеф никогда больше не возвращается к данной тематике. Если аспирант остается работать на кафедре, то соавторство длится долгие годы. Можно посчитать все это очень строго; можно посчитать и особенности соавторства с теми, кто остался в данном городе, и иногородними - они также будут различны. Можно сделать и многое другое, чего мы делать не станем. Причина проста: это вызовет слишком бурную реакцию описываемых людей. Придется остановить научную деятельность и только защищаться. Охломоны могут доводить дело до летального исхода, особенно когда речь идет о раскрытии их "ВЕЛИКОЙ ОХЛОМОНСКОЙ ТАЙНЫ". Это тайна их функционирования.

Может быть, в дальнейшем можно будет провести подобный анализ кафедры (малой научной группы) с системных науковедческих позиций. Это было бы очень интересно с точки зрения социологии. Но на данном этапе делать этого не стоит по той причине, что есть более важная научная работа. Охломоны никуда, к великому сожалению, сами не денутся. Это явление всерьез и надолго.

Данная работа может заинтересовать весьма многих. В СССР вряд ли можно найти человека, который бы занимаясь не совсем рутинной работой, не подвергался определенному давлению по идеологическим каналам. Именно с этим связано то, что в первый период перестройки появилось большое количество страдальцев застойного периода, которые парадоксально сочетали долголетнее и успешное пребывание в КПСС, продвижение по службе и при этом оказались жертвами застоя. Причины такого положения вполне объяснимы. Тотальный и часто превентивный идеологический контроль приводит к тому, что идет проверка многих даже проверенных не один раз охломонов. При начале нового социального цикла, данные охломоны, со свойственным им прямодушием меняют позиции и рассматривают себя уже как жертвы прошлого. Это важный шаг.

Мы не станем вливаться в ряды страдальцев такого рода. Бог с ними. Сразу скажем, что в застойные годы (в 1983 году) автор защитил кандидатскую диссертацию по классической советской теме - критическому анализу зарубежной науки. Все было в классических охлократических рамках. Но было что-то не позволяющее окончательно слиться с охлократическими массами.

Не стоит в данной работе искать лишь личностное. Это фиксация поведения охломонов и не более того. Вероятно, будут обиды на эту работу. Если так, то зря. Мы писали ее не для того, чтобы свести счеты, отомстить какому-то конкретному лицу. В основу анализа положены личные факты и опыт советской науки, функционирования научного сообщества в СССР. Но делалась попытка определить некоторые общие принципы в данной области.

Для нас данная работа важна с точки зрения анализа малой охлократической группы. И основное внимание обращено именно на социологический аспект. Мы оставляем в стороне идеологические и личностные аспекты, особенно их конкретное выражение. Они столь быстро меняются в последние годы, что их анализ малоинтересен с точки зрения социологии. Важно то, что остается механизм функционирования малых охлократических групп. На это и обращается внимание.

Методология исследования

Невозможно не задаться вопросом - почему советское научное сообщество не проанализировано как охлократическое? Его охлократичность бросается в глаза любому грамотному социологу. Но исследуется все, что угодно, но только не это. Думается, причины подобного положения лежат в сопротивлении научного сообщества рефлексии над ним. Ученые сами категорически не хотят выступать как объект исследования. Для них весь мир есть объект и предмет исследования. Но они сами стоят выше (или вне) этого подхода. Научные методы на исследование науки не распространяются. На это распространение наложено табу.

Попытки анализа вызывают яростное сопротивление. Мы с этим столкнулись при исследовании советского экономико-географического сообщества. Коллеги воспринимают науковедческое исследование как корпоративное предательство, как грубейшие вторжение в их личную жизнь и готовы делать все, чтобы не допустить систематического независимого исследования. Аналогичная реакция и у советских социологов, когда делается попытка их исследования. Это парадоксально, так как они поступают точно также, но с другими. Научные методы исследования на науку, вернее научное сообщество, не распространяются.

Сопротивление рефлексии в охлократическом сообществе - естественная спонтанная реакция научного сообщества, ориентированная на самосохранение. Описанное охлократическое сообщество уже не может оставаться прежним. Оно должно меняться. Реализовывать установку на исследование РЕАЛЬНОГО СОВЕТСКОГО НАУЧНОГО СООБЩЕСТВА, по сути, не очень сложно. Для этого в рамках социологии нужно не очень много. Нет необходимости радикально обновлять методологию и теорию. То, что есть в науке, вполне удовлетворительно может объяснить происходящие процессы. Для реализации потенциальных возможностей адекватного исследования необходимо только обретение свободы от самого научного сообщества. Это основное и главное условие. Раб не может адекватно исследовать тоталитаризм: у него соответствующая установка на восприятие реальности. Это может делать только свободный человек, что зависит только от самого исследователя. Его нельзя сделать более свободным, чем он хочет и может быть свободным. Все внутри каждого человека.

Отсутствие внешней цензуры в этом отношении мало что может изменить в советском обществоведческом сообществе, если оно само не осознает своего положения. Осознание же позволит выйти на новый уровень исследования реальности.

В настоящей работе мы постарались выступить как независимый эксперт, который исходит только из научных стандартов, принципиально игнорируя то, кто и что скажет относительно положений работы. Только так можно подойти к описанию охлократического научного сообщества и пониманию текущей советской реальности.

Включенное наблюдение как метод исследования

охлократического научного сообщества

Для преодоления ограниченности традиционных социологических методов исследования прилагается немало сил. Нам представляется разумным направить хотя бы часть усилий на то, чтобы поднять на достаточно строгий уровень подход, связанный с осмыслением собственного социального опыта, и методологию его сознательного получения для определенных целей. Включенное наблюдение дает возможность понять очень многое в социальных процессах.

В общественных науках крайне недостаточное внимание уделяется личному опыту. Во многом он рассматривается как нечто публицистическое. Между тем, это ценнейший эмпирический материал, который невозможно получить иными методами. Для получения аналогичного материала от других людей требуются большое умение и недюжинные усилия. А собственный опыт рассматривается как нечто, не достойное научного исследования. Обычно приводятся ссылки на субъективность его осмысления и заведомую недостоверность в качестве эмпирической информации как слишком отягощенного субъективными установками.

Это все распространяется на эмпирический материал, получаемый в общественных науках традиционными методами. Он также крайне далек от совершенства. Помимо того, что на нем лежит печать субъективности автора, ведущего сбор, и его можно интерпретировать множеством различных способов, он еще к тому же и заведомо ограничен. Никакими объективными и традиционными научными методами нельзя зафиксировать нюансы человеческого восприятия. Наивно думать, что анкетирование или нечто подобное является наиболее эффективным способом получения информации для социологических исследований. Это один из способов, имеющий определенную область применения, но существуют и прямо противоположные.

Наиболее эффективным методом исследования охлократического научного сообщества нам представляется именно включенное наблюдение. Несмотря на примитивность функционирования социума, многое остается за кадром четкой рефлексии и может быть описано только в результате прямого наблюдения включенного эксперта. Важно, чтобы представители сообщества не знали о том, что за ними ведется наблюдение, ибо в противном случае они меняют модель поведения.

Путем включенного наблюдения получены весьма важные для нас эмпирические результаты, позволившие многое понять. Доминирование в СССР образа социологии как анкетного обследования ведет к тому, что полученные результаты могут вызвать сомнение. Они представляются слишком субъективными, хотя такие субъективные эмпирические данные более адекватны, чем традиционное анкетирование, в рамках которого невозможно установить, где ложь, а где правда.

Чтобы не говорить о научных методологиях, но моральные категории лжи - правды остаются. Их нужно просто чувствовать. Если наука для вас - жизнь, а не просто место работы, то вы оперируете и категориями морального характера. Они становятся основными. Думается, нет связи между конкретной областью исследования и данными моральными категориями. Они распространяются на любую область в которой работаешь.

В нашей методологической установке включенное наблюдение является не только частным методом, который служит дополнением к традиционным социологическим исследованиям. Это качественно отличная методологическая ориентация. Традиционные социологические методы, в частности, анкетирование, ориентируются на исследование социальных процессов и явлений с внешней стороны. Накапливается большой массив эмпирической информации, исследователи пытаются получать достоверные результаты за счет его осмысления. Это все правомерно и разумно. Но остается неизученным персональный социальный опыт, который нельзя свести только к тому, что получает внешнее выражение в поведении. Факты поведения можно интерпретировать слишком различно. Их интерпретация - практически не верифицируемая процедура.

Необходимость научного исследования принципов

охлократического менталитета и социалитета

В соответствии со стандартами охлократического научного сообщества его правила носят неявный характер. Они отрабатываются эмпирически и в четком виде практически никогда не излагаются. В них нужно вжиться. Дело не только в имитации чего-либо. Дело в том, чтобы проникнуться всеми порами тела интересами охлократического научного сообщества. Независимая рефлексия воспринимается как угроза и вызывает бурную и последовательную ответную реакцию.

Четкое описание принципов, которые более или менее известны всем и которыми многие пользуются, вызывает обиду. Это связано с тем, что существуют табу на ясную формулировку некоторых принципов и терминов. Рационально изложенный стандарт охлократического сообщества теряет свою руководящую силу. Он становится карикатурой и его стесняются.

Мы считаем, что попытка рационального описания принципов охлократического научного сообщества как примера охлократического социума в целом имеет научное значение. Делается это в силу внутренних потребностей, но значение такого рода описания не только в защите от реальности. Реальность российской социо-культурной системы меняется. Это изменение требует рефлексии. После того как формы новой реальности будут определены, они будут канонизированы и просуществуют до следующего потрясения.

Понятие социального прессинга

Говоря абстрактно, все описываемое на кафедре (в малой научной группе) можно охарактеризовать как социальный прессинг. Этим определением исчерпывается суть действия. Под социальным прессингом мы понимаем организованное научным сообществом и/или малой научной группой давление на ученого с привлечением идеологических аспектов. Важнейшая его черта в том, чтобы научные разногласия перевести в идеологические и принять на этой основе определенное решение относительно личности ученого, который выступает как объект давления. Он перестает быть личностью.

Такое понимание прессинга отчасти совпадает с тем, что имеет место в детерминистическом образе науке. Но там наложен запрет на вмешательство в науку власть предержащих и совмещение идеологических и научных аспектов. Об этом весьма детально написано в "Динамике образов науки".

Один из признаков социального прессинга в совмещение личностных и научных аспектов. Идет прессинг не только против научной идеи, но прессинг против личности. Это очень важное отличие. Даже если в прессинге нет четко выраженным идеологических аспектов, травля личности имеет социальный характер и является, по сути, социальным прессингом.

Когда наблюдаешь за поведением охломонов во время прессинга, невольно вспоминается фраза Ильфа и Петрова - "И вновь он продал свою бессмертную душу за … 8 рублей". Цена охломона примерно такая же.

Социальный прессинг часто базируется на своеобразном толковании линейной времясберегающей модели общественного времени. Есть единственный вариант развития науки. А у ныне живущих специалистов есть несколько программ. Следовательно, необходимо устранить личность противника для реализации своей программы, получения единственной путевки в будущее. Существование такого образа науки, естественным образом, порождает жесткость отношений в научном сообществе.

Если появляется умник, который не хочет участвовать в таком увлекательном занятии научного сообщества, да еще и насмехается (или просто стоит в стороне), он моментально становится врагом. Останавливаются все научные занятия, и начинается охота. Естественно в охлократическом сообществе ученых есть и профессиональные охотники на коллег.

Масса (научное сообщество в целом) при социальном прессинге может привлекаться не всегда. Это скорее делается только для наиболее масштабных акций. Но важна и функция "дать ребятам порезвиться". То есть прессинг имеет функции и отчасти рекреационные, снятия стресса с охломонов. Какой русский не любит охоты? Да и не только русский. Этот феномен научного сообщества периодически проявляется во многих странах. В том числе и в западных.

Социальный прессинг практически всегда эффективен. Не всегда удается уничтожить личность. Но, несомненно, всегда удается помешать ему работать, дестабилизировать. Это гарантированный результат-минимум. Жертвы такого рода часто имеют высокую чувствительность к дестабилизирующим факторам.

По собственному опыту знаем, что 7-10 дней очень сложно работать после какого-то мероприятия проведенного охломонами против тебя. Даже возможность не видеть свои коллег и заниматься чисто своим научным делом не спасает от переживания произошедшего.

Научная масса выживает из своей среды созданием подобных ситуаций, постоянных прессингом по всему полю. Нужно достигнуть желаемой гомогенности. Это сложная, но посильная задача.

В каком случае личность, попавшую под социальный прессинг можно считать жертвой? Многое зависит от установок самой личности. Дело не в решениях, которые принимаются по поводу данной личности. Дело в восприятии этих решений. Это один аспект.

Второй аспект связан с теми, какие решения принимаются по данной личности. Спектр чрезвычайно широк. В зависимости от времени и настроения социальной системы это может быть и летальный исход, и снятие с должности и все что угодно. Непосредственного наказания может и не быть. Но прохождение через прессинг ужасно. В этом плане личность становится жертвой.

* * *

Большое значение исследования охлократических групп показывает и путч 1991 года. Это все результат действия советского менталитета. И нет принципиальной разницы между поведением кафедры занимающейся прессингом против одного маргинала и поведением верхушки страны занимающейся прессингом против страны ради укрепления своей власти. Все это можно объяснить общими закономерностями советского менталитета. Но у каждого свои возможности его проявления.

Охлократическое сознание очень устойчиво и инерционно. Оно еще много раз даст о себе знать и после путча 1991 года. Готовность к насилию над личностью и над кем угодно у охломона есть всегда. Это его атрибут.

Если бы путч 1991 года был ранее и кафедра вела прессинг против маргинала в этот период, то его наверняка бы сдали КГБ как врага и наверняка бы использовали эту возможность на все 100 %. Это атрибутивное свойство охломонов.

Для охломонов время остановилось. Это очень хорошо проявляется в критических кампаниях. Критические кампании оставляют поразительные документы застывшего времени. Это театр, записанный на видео. Жаль, что их изучение носит только разоблачительный пафос. Дело не в разоблачении отдельных людей. Дело в понимании происходящего. Думается, отчасти можно изменить реальность при ее понимании.

УСЛОВИЯ ДЕЙСТВИЯ И ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Суть действия

Двухактная пьеса для плохого театра. Несмотря на свои недостатки, неоднократно ставилась провинциальными театрами, в том числе и самодеятельными. Весьма популярна. Играется с большим удовольствием. Но почему-то не все любят признаваться в этом недостатке.

Финансовые вопросы

Все права по переизданию пьесы и ее постановке автор передает всем желающим. Гонорар со всех изданий и постановок просим передать в Фонд охраны редких животных при ЮНЕСКО.

Условия действия

События происходят в провинциальном городе, хотя вполне могут происходить и в столице, в одном из храмов науки и высшего образования. Мы даже можем допустить мысль о возможности подобного в ведущем университете страны - МГУ. Хотя, конечно, это произошло не в МГУ, а на периферии.

Время действия - не столь отдаленное. Исторические события принято обозначать новым летоисчислением. Мы, исходя из этого, время действия спектакля обозначим как ЧЕТВЕРТЫЙ ГОД ПЕРЕСТРОЙКИ.

Для постановки спектакля необходимо типовое здание, в которых принято располагать вузы. Например, можно предложить пятиэтажное здание белого цвета. Этаж может быть любым - не в нем дело: то, что описывается, может происходить на любом этаже. Так же не важна комната. Не станем ее детально описывать. Это может быть, например, небольшая комната, 16-18 кв. метров. В ней находится 7-8 столов для преподавателей кафедры. Чтобы не отступать от реальности необходимо, чтобы столы были старые и в аварийном состоянии. Нам приходилось видеть у преподавателей вузов и столы нормальные, и комнаты поменьше, но это было скорее исключением.

Итак, в комнате 7-8 столов. Аналогичное количество стульев. Стульев может быть даже на одно меньше. В этом случае недостающий стул берется у сослуживцев. Ввиду того, что народ редко обирается вместе, это не слишком осложняет работу. На стене висит карта. Есть и портрет классика данной науки, одного из основоположников "... ...". Он - человек уважаемый и почитаемый. Его персона столь значительна, что даже думать о нем принято в строго определенных рамках, формах мышления.

Действующие лица

В спектакле задействованы различные люди. Большинство из них работает на данном факультете, а самые активные участники спектакля работают на данной кафедре. Они находятся в центре внимания. Принимают участие и другие люди. Их мы не станем детально описывать. Это потребует слишком много места, да и ничего принципиально не меняет в процессе спектакля. В зависимости от конкретных условий лица, принимающие не основное участие, могут меняться довольно существенно. Важно то, что их поведение практически не меняется. Автор пришел к выводу, что поведение этих людей удивительно стандартно и стабильно. Очень интересный вывод.

Если не основных участников описывать не стоит, то имеет смысл упомянуть главных героев происходящего. Их может быть человек 10-12. Это, в основном, доценты. Доценты бывают различного пола и возраста, толстые и худые, но толстые почему-то попадаются чаще. Наиболее характерна в их облике одежда - она должна быть обычной, типичной для преподавателей вузов.

Одежда участников спектакля тривиальна. Она не должна отличаться от той, в которой ходят доценты, как-то: мятые брюки, пиджаки с громадными лацканами, блестящими местами на локтях и т.п. Но сильно увлекаться этим не стоит. Иначе зрители подумают, что дело происходит на географическом факультете провинциального университета.

Во время действия основная масса участников событий сидит (в прямом смысле - на стульях). Время от времени кто-то встает (или вскакивает) и начинает ходить (или говорить стоя).

Время года роли не играет. Для того чтобы усилить экзистенциональные мотивы, желательна поздняя осень или "крымская зима". Это подчеркнет лейтмотив пьесы.

Чтобы подчеркнуть интеллектуальность участников спектакля, желательно повесить на стену комнаты нечто, прямо на это указывающее и/или подчеркивающее эстетический вкус, например, репродукцию картины Саврасова "Грачи прилетели" или Малевича "Черный квадрат".

Во время заседаний кафедры из-за закрытой двери доносятся возгласы " Перестройка ... тра-та-та ...", "Мы должны приложить все усилия ..."; двое останавливаются и начинают рассказывать неприличный анекдот. За окном проплывают колонны демонстрантов с флагами и транспарантами. Играет духовой оркестр. Громко лает собака, и доносится крик: "Петрович! В столовую фарш завезли!"

Итак, действующие лица.

Шеф, заведующий кафедрой - старый человек, может быть, 65 - 68 лет. Всю жизнь занимался научной работой. Если это специалист по общественным наукам и действие происходит на кафедре обществоведческого толка, то является автором таких фундаментальных трудов как "Значение труда И.В. Сталина "Вопросы языкознания" для ..." (область приложения может быть любой. В те давние времена это не имело принципиального значения, а потом все забыли, так что можно вписывать любую область).

Доцент N 1 . Моложавая женщина. Не уходит на пенсию лишь потому, что ждет, пока защитится одна из аспиранток Шефа. В ней борется два начала: симпатия к Маргиналу и долг перед коллективом. Последний берет верх.

Доцент N 2. Мужчина лет 50. Неудачник. С трудом пробивает себе дорогу. Поздно защитился. Пытался поехать за границу (подзаработать) - не удалось. Надеется после ухода Шефа занять его место. Очень не любит Маргинала; боится, что после защиты докторской диссертации тот станет заведующим кафедрой. Вид обиженный. Время от времени по лицу пробегает как бы тень легкого недоумения, переходящего порой в тяжелую форму.

Доцент N 3 . Кадровый партийный работник. Доступны и простые человеческие чувства (в минуты просветления). Объективна, предана кафедре и Шефу. Может быть бескомпромиссной при выполнении директивных указаний.

Доцент N 4. 40 - 42 года. Самый толстый среди участников спектакля. Сидит, раскинувши руки и ноги и высунув язык. Говорит басом, прислушиваясь к низким частотам своего голоса. Копирует Шефа. По виду напоминает кулака с плаката времен коллективизации. Не хватает одной хромосомы, что проявляется только когда начинает говорить.

Доцент N 5. 40 - 42 года. Одежда растрепанная. Волосы торчат в разные стороны. Ковыряется в носу, чешет голову и правый бок. На ногах кеды разного цвета.

Доцент N 6. Декан факультета, 63 года. Долго работает деканом. Забыл, с какого года поступил на должность. Только поэтому не может уйти на пенсию. Время от времени пытается навести порядок.

Доцент N 7. 55 лет. Постоянно пытается задремать. Соображает туго, даже не поспевает за неспешной мыслью выступающих. Говорит плохо, повторяется, забывает, с чего начал. Часто невпопад издает гортанные звуки.

Доцент N 8. Профсоюзный лидер. Молод. Перспективен. Всех без исключения уважает. (Примечание. Много лет спустя, стал деканом факультета).

Ассистент N 1. 35 - 37 лет. Все время пытается понять, как Маргинал мог такое сделать. Так и не поняла.

Ассистент N 2. 30 лет. Труслив. Начитан. Все время елозит ногами и пытается показать маргиналу глазами, но так, чтобы не увидели Шеф и Доцент N 2, что разгневан происходящим.

Ассистент N 3. Всех боится. Знает, что неудачного выступления не простят. В кулуарах говорит много, на собраниях мало. Из всего пытается извлечь небольшую практическую выгоду.

Маргинал - ассистент лет 30-32. В детстве упал со второго этажа, ударился головой и лишился страха перед непосредственным начальством. Был два года в восточной стране на стажировке. Привез много денег и вещей. Не погиб, здоровье не подорвал. Но тем самым подорвал остатки добрых отношений с сослуживцами.

1987 ГОД

ОТ АВТОРА

В данном разделе приведены записи, которые делались на протяжении всего периода конфликта с кафедрой, где работал автор. Ничего не добавлялось. Единственное, что мы сделали - это убрали фамилии участников событий. Причина этого в том, что излишняя конкретика ничего не добавит к содержанию, а перенесет изложение материала в личную плоскость. Это нежелательно. Думается случай типичный и аналогичное происходит в весьма многих малых научных охлократических группах.

Также в основном убрана конкретика, связанная с содержательными аспектами научной специальности. Она также не играет принципиального значения. Мы не скрываем своей научной специальности - экономическая и социальная география. Не скрываем и того, что дело происходило в Симферопольском государственном университете на географическом факультете. Но лишние детали, носящие персональный характер, убираются. Хотя в некоторых случаях конкретику пришлось оставлять, так как ее исключение вносило бы большие изменения в текст стенограмм.

Охлократические малые группы, думается мало отличаются в зависимости от научной специальности. Все они дети советской социальной системы, советского социалитета и менталитета. В этом суть.

ПОШЛАЯ ПЬЕСА ДЛЯ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ТЕАТРА

Описание данных включенного наблюдения сделаем в виде пьесы. Это может показаться несколько странным, но в действительности это не так. Пьесы подобного рода в истории науки разыгрываются довольно часто. То, что здесь описывается, произошло в реальности. Отступлений от действительности практически нет. И, тем не менее - это пьеса, и не более. Это связано с тем, что участники спектакля слишком типичны и банальны. Он напоминает пошлое произведение искусства о науке, написанное человеком, ничего не понимающим в ней. Трагичность и комизм ситуации в том, что реальность как две капли воды походит на дешевое литературное произведение о научном коллективе.

Литературное отступление для нас необходимо по ряду причин.

Во-первых , необходимо опираться на конкретный материал при анализе деятельности охломонов. Это поможет выявить многие особенности их поведения. Абстрактное описание вряд ли заденет за живое реальных участников этого спектакля, который играется почти каждый день.

Во-вторых , псевдо-литературная форма позволит детально описать события, свидетелем которых автор являлся в недалеком прошлом. Для нас происходящее было интересно с точки зрения патологического науковедения. С самого начала и до его окончания мы вели наблюдение за действием участников и пытались анализировать их поведение. Это был почти чистый психологический эксперимент. В него мы оказались втянутыми не по своей воле, но если уж так случилось, то лучше было не терять чувство юмора и человеческого достоинства и провести анализ происходящего.

В-третьих , с давних пор нас снедало авторское самолюбие. Хотелось попробовать свои силы на литературном поприще. Были даже попытки написать что-либо. Но то ли таланта не хватало, то ли знание жизненного материала было недостаточным, то ли и то и другое вместе, но не получались произведения достойными. Данная же попытка, как нам кажется, удалась. Во всяком случае, ее удалось довести до конца. После того, как дебют на авторском литературном поприще состоялся, можно будет заняться и более привычным делом - научным трудом.

В-четвертых , нас давно интересовали проблемы научной критики. Одним из критических приемов является пастиш. Его суть в том, что автор (критик) моделирует произведение для того, чтобы затем его проанализировать или сделать сенсационное открытие. Последнее применимо к моделированию "древних" текстов. Данный прием используется не столь уж редко. Причины в том, что критики воспринимают реальность, произведения только с определенной точки зрения и фактически моделируют его.

Мы описали ситуацию с максимальной достоверностью. Перейдем к ней.

* * *

Случай.

В ноябре 1987 года на кафедре затеяли уборку. Под это дело я убрал безобразный по исполнению портрет КЛАССИКА, который висел на кафедре более десяти лет. Дело было не столько в эстетике. Преподавателям коротко рассказал о подвигах советского КЛАССИКА научной специальности в 1920-30-е годы. Сопротивление снятию портрета было очень вялым. Основной аргумент ²А что скажет шеф?".

Несколько дней портрет пребывал в лаборантской. Затем шеф поставил его у себя в кабинете на несгораемый ящик. Обошлось без лишних деклараций. Но несколько дней спустя...

От включенного наблюдателя

Такое положение типично для охлократических групп. Основная масса их представителей относительно нейтральна по отношению к любой новации. Им все равно. Как скажут, так и будет. Но им не все равно как отреагирует на новацию начальство. И при получении вводной установки от начальника моментально переосмысливается новация. Реакция на нее может быть как очень положительной, так и очень отрицательной. Это совершенно никакого значения не имеет. Обе реакции будут совершенно искренними. Это не ложь. Это свойство охлократического сознания, перерабатывать новации на основании вводных начальства. Все совершенно аналогично и относительно данного случая. КЛАССИК сам по себе мало кого интересует и отношение к нему нейтральное. Но в сочетании с установкой шефа на его защиту могут стать горой.

6.11.1987

Шеф - Ты, что там слухи распускаешь о КЛАССИКЕ!? - говорится вкрадчиво -утробным голосом.

Я - Не слухи, а привел некоторые сведения. Можно доказать что его поведение в 1930-е годы было некорректным.

Шеф - У тебя есть прямые улики, бумаги?

Я - Нет. Но сумма косвенных доказательств подтверждает мнение о том, что … научная школа выросла на нехорошем базисе.

Шеф - Не надо! ... Не надо этим заниматься. КЛАССИК - основатель советской экономической географии. Он сам ожидал ареста в 37 году. Мне X рассказывал об этом. Так что не надо. - Говорится все несколько испуганным голосом.

От включенного наблюдателя

Шеф верит и очень боится того, что я могу раскопать эту историю со становлением советской экономической географии. В основном боится прямых улик. Для людей такого типа только они действенны. В рамках советской системы мировосприятия иное малозначимо. Сам не верит в легенды о борьбе с "леваками", но столько раз их повторял, что сам факт рефлексии по этому поводу приводит в ужас. Существование советской экономической географии уже не мыслится без этого.

Для географов старшего поколения в целом характерна боязнь изучения материала периода 1920-50-х годов и рефлексия в целом. Новым поколениям в принципе все равно. Сами не будут копаться в этих смутных временах. Если кто-то напишет, прочтут, но не более. Не стоит ломать карьеру из-за неопределенного прошлого. Научное сообщество злопамятно и не простит такого поведения.

Несомненно, что историей советской экономической географии 1920-40-х годов нужно заниматься. Но нужно это делать осторожно. Пока слишком много коллег, которые задушат и не поморщатся. Готовы идти на крайности. Нужно собирать материал. Все всплывет, но за это нужно бороться.

Шеф боится меня. Понимает, что я вышел из игры по охлократическим правилам и могу пойти на крайности. Некоторые столичные коллеги также чувствует это, и держат дистанцию. Это интересно с точки зрения того, как реагировать на маргинала в неравновесный период. Для охлократического научного сообщества такая ситуация достаточно сложна. Все рычаги воздействия держатся на подчинении правилам охлоструктуры и/или внешнем давлении, как в сталинский период. Если этого нет, то очень сложно воздействовать на неуправляемого человека.

21.12.1987.

Состоялось заседание кафедры. Помимо всего прочего рассматривался не включенный в повестку вопрос о моем семинаре по доказательствам в обществоведении и мое поведение в целом. Не буду пересказывать все что говорилось. Традиционный для шефа набор фраз и ужимок. С ним предварительно переговорили, вероятно, доцент 4, один из профессоров факультета (большой любитель КПСС, хотя по специальность гидролог) и другие. Сказали, что поведение антисоветское. Кафедра должна реагировать.

Интересны модели поведения членов кафедры.

1 группа - шеф, доценты 4 и 2 - очень агрессивны. Чувствуют мощь своей власти. У этой кампании контрольный пакет акций за принятие любого решения на кафедре. Позволяют себе быть ироничными и говорить с высока, как о напроказившем мальчике, который, однако, стал уже утомлять. Объяснять что-либо рационально им бесполезно. Для них любой ветер попутный и их суть в поддержании спокойствия, равновесия в охлократической группе и экономико-географическом сообществе в целом.

2 группа - доценты 3 и 5 молчали. Время от времени вставляли слова. Вероятно, все еще сказываются личные симпатии. Эти понимают глупость официальной доктрины, но сами никогда не скажут слова против нее, даже если будет разрешено лягнуть официоз. Конформизм весьма доброжелательный относительно маргинала. Это категория людей, которые заботливо поправят веревку на вашей шее, чтобы не так давило, когда первая группа решит вас повесить. Все делается искренне.

3 группа - ассистент 1. Молчит. Считает, что я прав. Но при шефе никогда не выступит в защиту. Может помочь в отдельных случаях, но только как частное лицо и без какой бы то ни было гласности.

Итоги заседания следующие. Вынесли устное решение предупредить меня, что кафедра будет следить за мной. Если не изменю поведения, могу пенять на себя. Изменю я его? Да, товарищи, изменю. Борец из меня плохой. Не вижу конечной цели и не верю в нее. А для общественного деятеля это главное. Значит я не общественный деятель.

Докторантура накрывается. Профессор факультета, не работающий на кафедре, против. Шеф также против. Доценты 2 и 4 потирали руки и говорили о том, что моей докторантуры допустить нельзя. Шеф - "на государственный счет писать антисоветскую диссертацию не позволим". При чем здесь диссертация осталось непонятным.

Уже прошло два дня, а настроение скверное. Контакт с охломонами всегда носит деструктивный характер. На меня это действует довольно сильно. Появилась потребность писать о себе. Никогда раньше этого не было. Это результат того, что не с кем поговорить. Экзистенциалисты правы. Человек изначально одинок. Можно добавить только что речь идет не об охломонах.

От включенного наблюдателя

В советском научном сообществе на протяжении всего периода его существования проявляется поразительное смешение научного содержательного аспекта и формального, идеологического. Наука не существует сама по себе. Она может существовать только в контексте определенной модели общественного поведения. Это касается не только периода сталинизма, но и периода застоя. Перестройка не внесла ничего нового. Только появился иной аспект антикоммунистический. В рамках информационного общества это приводит к очень серьезному отставанию от переднего края науки и чем дальше, тем сильнее будет сказываться. Советская наука обречена на отставание. Причины в непродуктивности ее социальной организации.

В этом контексте совершенно естественна корпоративность принятия решений. Так уход человека в докторантуры не связан с чисто научными его достижениями и возможностями малой группы, к которой он принадлежит. Это дело общественное. И если кто-то из представителей факультета против, то он может активно вмешаться в этот процесс. Причины, как правило, связаны с тем, что нарушается охлократическая иерархия и/или у претендента на научные занятия недостаточно советский стандарт поведения.

Интересно и то, что советские ученые никогда не стесняются брать на себя контрольные функции за социальным поведением коллеги. Функции НКВД дублируются и на уровне любой охлократической группы. Она зорко следит за тем, чтобы все соблюдали принятые на данный момент стандарты поведения. Чекист сидит в каждом советском человеке и ученые не исключение.

Наиболее поразительное в этом то, что эти люди не имеют прямой выгоды от перевоспитания маргинала. А может быть будут иметь и некоторые хлопоты. Но они сознательно идут на этот шаг. Причины в том, что такой стандарт поведения заложен в менталитете. Это резидентная программа, которая неизбежно вызывается у охлократической малой группы при определенной ситуации. Обычно она связана с появлением маргинала.

29.12.1987.

Из дневника маргинала

С утра сел работать. Очень скверно на душе. Читаю и пишу одно, а думаю про другое. Постоянно в потоке сознания врываются куски из прошлых диалогов. При этом активно и охотно переключаюсь на подобные прокручивания прошлого. Приходится силой возвращаться к делу.

Работа в университете носит для меня разрушительный характер. Нельзя молчать. Но нельзя и выступать против. Это приводит к колоссальной трате сил. В итоге становишься выжатым лимоном. Мне нужна работа с бумагами. С людьми нельзя контактировать. Особенно вредна преподавательская работа. Это путь, который приведет или в лагерь или в психбольницу. Причиной в обоих случаях станет конфликт с охломонами. Нужно уходить. Для этого необходимо определенное мужество. Но это разумный шаг.

От включенного наблюдателя

Для СССР характерно то, что очень большое количество людей имеющих ученые степени работают в вузах. Точных цифр не знаем, но таких очень много. Итогом этого становится жесточайшая школа конформизма для специалистов. Советская система высшего образования очень гармонична советской охлократической системе в целом. Подобно тому, как основная функция Советской армии не столько защита от внешних врагов, сколько воспитание мужской части населения в определенном духе и основная функция системы высшего образования в СССР не столько воспитание специалистов и проведение исследований, сколько воспроизводство советской социальной структуры. Вне этой функции наука в советских вузах не существует.

Итогом такого функционирования является то, что научное сообщество носит последовательно охлократический характер.

1988 год

Прошел год. За это время было очень много написано по теории географии и теории науковедения. Общение с коллегами по кафедре было эпизодическим и очень отрывочным. В основном все ограничивалось уровнем “здравствуйте - до свидания”.

19.11.1988.

После того как шефу сообщили о моем заявлении в профком, суть которого в просьбе разобраться с инцидентом по поводу плана изданий, он дико кричал. Информация об этом по слухам. Высказал настойчивое желание со мной побеседовать. Даже хотел забрать у машинистки мои рукописи, которые она в это время печатала. Машинистка сказала, что рукописей уже нет. Сказала не правду.

Позднее состоялся разговор. Было много слов. Они не столь важны, так как много повторений, эмоций и прочего. Важен тон. Он совершенно безапелляционный. Все решено. Суть в том, чтобы сообщить мне решение. Предъявлены следующие обвинения.

1. Оклеветал доцента 2.

2. Оскорбил шефа, задав вопрос, знал ли он об исключении моей заявки на издание работы. Конечно, он не знал. И не верит в то, что это было. Доцент 2 отрицает факт. Вернее дает совершенно иную его интерпретацию.

3. Игнорирую кафедру, так как не прихожу туда.

4. Оскорбил его и коллектив, не предложив участвовать в сборнике, готовящемся в Казанском университете, где я один из редакторов.

5. Занимаюсь черными делами под прикрытием кафедры. И так далее и тому подобное.

После разговора каждый остался при своем мнении. Когда все было сказано, шеф перешел на смертельные обиды. Во время избрания ректора СГУ я оскорбил недоверием обкомовского деятеля, который затем стал ректором, а перед этим выдвигался как кандидат на этот пост. Это мне шеф не простит. "Это ли гласность!?". И сам ответил - "Нет. Это не гласность". Что это осталось неясным. Скорее всего, антисоветская вылазка. Диалоги как в кино.

Открыто угрожает. Сообщил, что когда мне понадобится характеристика, для предоставления докторской диссертации, он такое напишет, что меня в тюрьму не примут, не говоря уже об ученом совете (цитата). Это весьма характерная деталь. Для защиты докторской диссертации важную роль играет общественная работа и общественное лицо соискателя. Научная работа уже потом. Соискатель реально зависим от таких феноменов как характеристика. И это в конце 20 века. Но для охлократического сообщества это норма.

Стенограмма протокола

заседания кафедры ... Государственного Университета имени ...

и профбюро ... факультета СГУ от 3.12.1988 г.

Стенограмма сделана Маргиналом. Запись велась во время заседания. Данный текст отпечатан через 2 часа после завершения заседания.

Присутствовали: все лица, поименованные в списке участников пошлой пьесы.

Начало представления

Доцент 8: зачитывает заявление Маргинала.

Заявление.

В профсоюзный комитет ... факультета СГУ им. М.В. Фрунзе

от Маргинала

Уважаемые товарищи! Прошу вас разобраться в следующем случае. К 20 сентября 1988 года в издательский отдел СГУ были сданы заявки на учебные пособия. Напомню, что ежегодно от факультета может подаваться две заявки. К положенному сроку были представлены со всеми полагающимися документами две заявки: 1) Шеф с соавторами; 2)Маргинал. Они были приняты издательским отделом.

Через некоторое время я случайно узнал, что доцент 2, исполняющий в это время обязанности декана факультета, вычеркнул мою заявку и вписал свою работу. При этом никто не поставил меня в известность. Если бы не случай, я узнал бы об этом примерно через год, когда подготовил бы окончательный вариант рукописи в 5 п.л.

Я попытался разобраться в этом инциденте. Зав. Издательским отделом отмечает, что она имеет дело обычно с деканами факультетов. А решать, какие работы будут представлены, - это дело самого факультета.

Декан географического факультета доцент 6, со слов доцента 4, считает, что это дело кафедральное. На кафедре экономической географии не поделили заявки, пусть сами и разбираются.

Председатель методической комиссии географического факультета доцент 4 вполне резонно отмечает, что в задачи комиссии входит отбор учебных пособий к публикации. Это не делается в течение ряда лет, но в данной ситуации методическая комиссия ничего сделать не может.

Зав. кафедрой экономической географии и доцент 2 ничего не хотят мне объяснять. Прошло уже достаточно времени, но они хранят полное молчание.

Сразу хочу отметить, что свое учебное пособие я взял из издательского отдела. Заявку на него подаю уже третий раз. Несмотря на наличие положительных рецензий от ведущих советских специалистов в этой области, не могу пробиться через местные барьеры. Ценность учебного пособия сомнений не вызывает. Это первая работа подобного типа в советской географической науке. Ряд ее положений нашел отражение в готовящейся докторской диссертации.

В этих условиях я считаю бессмысленным в дальнейшем публиковать что-либо через СГУ и обращусь за помощью к коллегам из других университетов. Сейчас меня интересует моральная и правовая сторона этой истории.

1. Имеет ли право декан или и.о. декана факультета по собственному произволу исключать заявку преподавателя после того, как она принята издательским отделом?

2. Имеет ли право декан или и.о. декана по собственному желанию включать свое учебное пособие в издательский план, исключая при этом работу другого автора? Должен ли он при этом сообщать о своем решении данному автору и преподавателям факультета или это частное дело декана?

3. Имеет ли право декан или и.о. декана задним числом оформлять выписку из решений заседания кафедры, в которой якобы рекомендуется к изданию его работа? Должны ли преподаватели кафедры знать об этом или это частное дело декана?

4. Должен ли зав. кафедрой знать о том, что один преподаватель его кафедры подпольно исключает работу другого из издательского плана и ставит свою? Если должен, то знал ли шеф о действиях доцента 2?

5. Согласуются ли подобные действия доцента 2 со званием преподавателя университета и элементарными принципами человеческой этики? Согласуется ли подобная деятельность доцента 2 с попытками демократизировать принятие решений в СССР и придавать их гласности?

Прошу ответить мне на поставленные вопросы. Вынужден обратиться за помощью в профсоюз и придать это дело гласности, так как считаю, что это не случайность, а закономерный результат целенаправленных действий доцента 2, направленных против меня, то есть элементарного подсиживания. Я мог бы привести немало примеров подобного рода некорректного поведения, но, думаю, этого делать не стоит. Прошу разобраться в данном конкретном случае.

С уважением, Маргинал

* * *

В протокол заседания кафедры экономической географии СГУ от 3.12.1988 г. Дополнительные материалы от Маргинала.

“Ввиду того, что нет возможности пригласить на заседание зав. издательским отделом СГУ, прошу отложить рассмотрение инцидента между мною и доцентом 2. Дело в том, что зав. издательским отделом - единственный человек, который имеет полную и независимую информацию. Версию доцента 2 считаю неадекватной.

Маргинал 2.12.1988 г.”

В протокол заседания кафедры экономической географии СГУ от 3.12.1988 г.

Объяснительная записка.

Шеф предъявил мне обвинение в том, что я под прикрытием кафедры занимаюсь черными делами. Какими конкретно, выяснить не удалось. Факт того, что делами я занимаюсь, признаю, но "черными" их не считаю. Среди дел, произведенных в 1988 году, укажу важнейшие:

1. Завершена работа над черновым вариантом книги "Динамика образов науки" (на примере географии). Объем ее около 20 п.л. Эта же книга перерабатывается в докторскую диссертацию.

2. Написана и сдана в печать серия статей по теоретическим и методологическим проблемам географической науки и науковедения (6 статей объемом примерно 5 п.л.).

3. Успешно ведется работа по написанию географической докторской диссертации на тему "Новые подходы к исследованию человека и общества в западной географической науке. Системный анализ". Завершение ее планируется через 6-7 месяцев.

4. Организована и проведена школа-семинар "Проблемы исследования зарубежной географической науки" (Алушта). Хроника школы должна быть опубликована в "Известиях ВГО", "Известиях АН СССР. Серия географическая". По материалам школы готовятся два сборника статей: 1) через ИГАН СССР; 2) через ГО СССР. Также планируется публикация расширенных тезисов. Свой отзыв о школе-семинаре дал Президент ГО СССР, академик Трешников. Отзыв положительный (с его содержанием можно ознакомиться в Крымском отделе географического общества УССР).

5. Ведется работа со студентами, проявляющими склонности к научной работе. Студент Х выступал в МФГО АН СССР, институте Африки АН СССР и Мелитопольском пединституте. Есть письменные отзывы о его деятельности от профессора А.М.Трофимова, от лаборатории мирового хозяйства ИГАН СССР и от д.эк.н., профессора Галанского (Институт Африки). Все они отмечают высокий уровень студента Х и рекомендуют его на стажерскую или аспирантскую деятельность. Студент У выступал в ИИЕТе АН СССР. Отзывы профессиональных историков очень хорошие.

Также ведется работа с другими студентами.

6. Антисоветской деятельностью я не занимаюсь. Свое критическое отношение к застою не скрываю. Выступаю против любых псевдонаучных работ, в которых не раскрывается реальное положение дел в СССР.

Отзывы о моей научной деятельности могут дать следующие советские и зарубежные географы…(приводится список фамилий).

Маргинал 2.12.1988 г.

* * *

Доцент 8: Зачитывает мнение профбюро относительно того, каким образом необходимо подавать заявки на учебные пособия.

Декан, доцент 6: Все лимитировано. Поэтому нужно писать только такие учебные пособия, по которым читаются спецкурсы. Можно рекомендовать конкурсную систему отбора учебных пособий. Но основной критерий - это чтение курсов. Зачем писать учебные пособия, если курс не читается? Это трата бумаги, сил. Учебные пособия писать важно, но требования к ним невелики. Возможен плагиат. В этом нет ничего страшного. Это все лишь для прикладных целей. Наука тут не при чем. Согласен с критикой, что нужна гласность в решении издательских дел.

Маргинал: Товарищи, нет зав. издательским отделом. Это единственный человек, который имеет полную информацию об этом деле. Много было на словах. И только она может дать нейтральную объективную информацию. Давайте отложим обсуждение до ее возвращения.

Доцент 8: Зав. кафедрой экономической географии говорил с зав. издательским отделом.

Шеф: Да, я говорил. Она ничего подобного не сказала.

Маргинал: Вы о чем с ней говорили?

Шеф: Что ты цепляешься за мелочи? Шо ты увиливаешь? Тут все ясно. Будем решать.

Доцент 4: То, что говорил Маргинал в заявлении относительно передачи мною мнения декана, ложь. Я говорил как частное лицо.

Доцент 6: Может, Вы забыли? Может, это и было.

Доцент 4: С остальным согласен. Нужна гласность в издательских делах.

Доцент 2: Скажу, как было на самом деле. В августе я был один. В августе П.Д.Подгородецкий подал свою работу. Надо было сделать выбор из трех работ. Я исключил работу Маргинала, потому что оказалось две работы от одной кафедры. Эта работа по курсу, который не читается. Работа шефа и соавторов читается, а работа Маргинала совершенно не соответствовала плану. Меня шокировала ложь Маргинала. Это не просто клевета, это черт знает что, это хуже. Я не оставлю эту клевету безнаказанной, Я прошу принять решение о наказании Маргинала.

Доцент 3: Маргинал в привилегированном положении. В Китай поехал Маргинал - могли другие, но мы послали его. Он спрашивает о моральной стороне дела. Мораль в том, что нужно отдавать долг кафедре. Другие могли бы писать докторские диссертации, например, доцент 5 и другие не глупее Маргинала. Все для него. На собрании, когда его предложили в профбюро, отверг свою кандидатуру. Видите ли, он пишет докторскую диссертацию! Все для него, а он негодяй.

Доцент 6: Кафедра французского язык просила перевести в докторантуру одного преподавателя. Об этом просил зав.кафедрой. Он был за границей, кажется, в Австрии. Его не пустили - не положено, должен отработать.

Ассистент 1: Не уважает нас. Как Вы могли так поступить?! Не сказали членам кафедры о сборнике? Такое сложное положение с публикациями, а Вы утаили информацию.

Маргинал: Хочу пояснить. В этом сборнике принимает участие доцент 2. Им написаны тезисы. Эти тезисы сданы Х(профессору географического факультета). Я считал, что доцент 2 как человек, постоянно бывающий на кафедре и неоднократно видевший ее членов, сообщит о готовящемся сборнике. Но я ошибся, доцент 2 скрыл информацию. Такого я не ожидал и в этом моя ошибка. Во-вторых, о сборнике не сообщил, так как его тематика не соответствует направлению работы кафедры. В сборнике речь идет о новых структурно-динамических исследованиях геосистем. Таких работ за членами кафедры я не знаю. Таким образом, не снимая с себя некоторой вины за то, что слишком доверился доценту 2, прошу все вопросы и рекламации предъявлять вышеназванному доценту.

Примечание

Чтение объяснительной записки, которая была заготовлена заранее, неоднократно прерывалось репликами с места. Шеф сделал попытку взять текст. "Шо ты увиливаешь?"; "Ничего не слышу. Преподаватель называется!"; "Да отстаньте Вы от доцента 2!" (доцент 3). Никто не изъявил желания познакомиться с тезисами работы доцента 2 для этого сборника и задать ему вопросы. Во время чтения основная масса слушала с откровенными ухмылками. Было очень весело.

Доцент 2: 29 октября доцент Б.(новое лицо ) сообщил мне о том, что необходимо сдать тезисы. Я их писал две ночи. Я узнал о сборнике тогда же, когда и все члены кафедры. А раньше сообщить им не мог, так как был в отпуске. (Слова встречены с глубоким удовлетворением.)

Доцент 5: Маргинал путает вуз и институт. Нужно работать в упряжке. Кафедра работает плечом к плечу. Мы делаем одно дело. А с такими, как Маргинал, нужно что-то делать. Надо исключать.

Говорили довольно долго.

Доцент 7: Мне ясно, что Маргинал должен извиниться перед доцентом 2. Это ясно и остальным членам профбюро. Все работы нужно пропускать через метод комиссию. У нас на факультете много лет нет скандалов. Маргинал потерял такт. Этот вопрос нужно решать не кафедре. Нужно ориентироваться на существующие нормы.

Доцент 4: Все время мы благоприятствуем Маргиналу. Маргинал как в раю, занимается, чем хочет, а я разрабатываю курсы для кафедры. Я разработал для кафедры 6 курсов. Я делаю то, что нужно для кафедры, а Вы?

Шеф: И еще отказался читать Китай, когда приехал!

Доцент 4: Мы делаем рутинную работу, а он занимается своими делами. Где мораль? Он говорит, что для сборника подбирал тех авторов, которых хотел. Мы тоже можем делать, что хотим, на кафедре и факультете. Научные работы - все бумага. Мы получаем деньги за выпуск специалистов. Впредь мы такого положения не допустим. Я был против того, чтобы Маргинал шел в докторантуру, и был прав. Мы тоже могли бы заниматься наукой и писать докторские диссертации. (При этих словах голос могучего мужчины слегка дрогнул. Стало даже немного жаль того, что таланты пропадают зря.)

Доцент 6: Маргинал интересуется правами декана? Они описаны.

Доцент 8: Зачитывает решение профбюро. Даются ответы на риторические вопросы Маргинала. Все время говорится о том, что документов, подтверждающих версию Маргинала, в издательском отделе нет. А с зав. издательским отделом беседовал зав. кафедрой экономической географии. То, что не поговорили с доцентом Ф (новое лицо с другой кафедры) о том, когда он подал свое учебное пособие, тоже не страшно - это не принципиально. Знает ли зав. кафедрой о том, что делают его преподаватели - личное дело кафедры, профсоюз не при чем.

Профбюро постановило:

1. Материалы проверки по фактам, приведенным в письме, а также выступления членов кафедры показали, что в письме преобладают эмоции, не имеющие объективных доказательств.

2. Профбюро, производственная комиссия факультета считают, что в письме задеты честь и достоинство доцента 2. Исходя из изложенного, профбюро и производственная комиссия рекомендуют Маргиналу принести в присутствии членов кафедры экономической географии извинения доценту 2.

Доцент 6: Доцента 2 довели до того, что он хочет уходить из зам. декана. Он об этом мне сказал; на следующий год уходит.

Доцент 8: Так что мы решим?

Шеф: Вы идите, а мы дадим выписку из заседания кафедры.

Доцент 2: Я требую вопрос о клевете разобрать!

Доцент 8: Не дело профкома заниматься этими вопросами.

Шеф: Вы не знаете своих прав и обязанностей. Посмотрите положение.

Доцент 6: Вы можете ходатайствовать перед ректором о наказании Маргинала: ни одна бумага не идет без решения профкома.

Ассистент 2: Товарищи, дело в том, что всего этого не было бы, если бы была информация. Могли бы заранее сообщить Маргиналу о решении. Нужно больше информации.

Шеф: У него одно дело - все пишет!

Ассистент 2: Маргинал в заблуждении.

Доцент 2: Он не обращался ко мне. Пришел только один раз. Я сказал, что разберусь, когда приедет шеф.

Шеф: А теперь хочу сказать свое мнение. (Достает из бокового кармана бумагу и читает). В заявлении Маргинала распространяются заведомо ложные, клеветнические измышления о доценте 2 и зав. кафедрой экономической географии. Он обвиняет меня!.. Я не мог ничего знать: был в отпуске, потом болел - я ничего не знал. Это клевета. Маргинал - демагог. Он систематически распространяет среди студентов и преподавателей слухи; говорит, что КЛАССИК НАШЕЙ НАУКИ - сталинист, что у него руки в крови! Откуда это? На профсоюзном собрании относительно выбора ректора выступил против кандидата от обкома партии Кадашкина. Сказал, что КПСС инспирировала снятие старого ректора. Он не понимает роли КПСС в жизни страны. Он демагог.

Он оскорбил преподавателей факультета, сказав, что ничему от них не научился в СГУ. Он не заходит в преподавательскую. Он игнорирует коллектив. Он скрыл информацию о сборнике. Он оскорбил тем самым и коллектив кафедры.

Он не любит преподавательскую работу и не имеет к ней данных. Он занимается только своими делами. На черта он нам нужен?! Зачем нам его кормить? Он защитится и уйдет. Зачем он нам нужен?!

Мы постановили:

1. Осудить клеветнические измышления и распространение демагогических слухов мл. научного сотрудника Маргинала как недостойные сотрудника высшей школы.

2. Предупредить мл. научного сотрудника Маргинала о том, что, если он не изменит своего поведения, к нему будут применены более строгие меры.

3. Просить профбюро факультета вынести Маргиналу взыскание за клевету на зам. декана факультета доцента 2.

4. Настоящее постановление кафедры довести до сведения профсоюзного бюро факультета и Совета факультета.

Итоги обсуждения

ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА N 5

заседания кафедры экономической географии

Симферопольского госуниверситета им. М.В.Фрунзе от 3 декабря 1988 года

Слушали: заявление м.н.с. Маргинала в профбюро факультета.

Постановили:

1. Осудить клеветнические измышления и распространение демагогических слухов мл. научного сотрудника Маргинала как недостойные сотрудника высшей школы.

2. Предупредить мл. научного сотрудника Маргинала о том, что, если он не изменит своего поведения, к нему будут применены более строгие меры.

3. Просить профбюро факультета вынести Маргиналу взыскание за клевету на зам. декана факультета доц. 2.

4. Настоящее постановление кафедры довести до сведения профсоюзного бюро факультета, деканата и Совета факультета.

Зав. кафедрой эконом. географии, профессор Шеф

Секретарь, доцент 3.

ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА N 3

заседания производственной комиссии профбюро,

проведенного совместно с заседанием кафедры экономической географии,

от 3 декабря 1988 года

Присутствовали: председатель профбюро географического факультета доцент 8, члены профбюро - доцент 7, ассистент 3, преподаватели и сотрудники кафедры экономической географии.

Слушали: письмо младшего научного сотрудника географического факультета Маргинала.

Постановили:

1. Материалы проверки по фактам, приведенным в письме, а также выступления членов кафедры показали, что в письме преобладают эмоции, не имеющие объективных доказательств.

2. Профбюро, производственная комиссия факультета считают, что в письме задеты честь и достоинство доцента 2. Исходя из изложенного, профбюро и производственная комиссия рекомендуют Маргиналу принести в присутствии членов кафедры экономической географии извинения доценту 2.

Председатель профбюро географического факультета доцент 8

Зам. председателя, зав. производственной комиссией доцент 7

Разговоры после зачитывания постановлений

Доцент 6: Вы сами, шеф, виноваты. Нужно вовремя ставить на место. Одно дело - демократия и гласность, другое дело - демагогия. Он выступает против роли КПСС в советском обществе. Не выйдет!

Шеф: Мы пытались ставить на место - не помогает. Сейчас уже решим.

Маргинал: (Объясняет свою позицию в отношении выборов ректора.) При голосовании я должен был выяснить ситуацию и высказать свое мнение. Я не могу голосовать, если я не согласен.

Шеф: Тебе вообще никто права голоса не давал.

Доцент 6: Это агитация. Вы сорвали профсоюзное собрание.

Маргинал: Я только высказал свое мнение. А то, что проголосовали против Сидякина, это дело каждого. Я был против него.

(Примечания 2000 года. Сидякин – закончил в свое время факультет физического воспитания. Был на партийной работе. Стал заведующим отделом науки в Крымском обкоме партии. После закрытия отделом науки во всех обкомах был избран на демократической основе ректором Симферопольского государственного университета. Проработал на этой должности до 1998 года. Был сменен другим бывшим партийным работником, но несколько более высокого ранга. Новый ректор уже Таврического Державного университета кандидат наук. Занятия административной и партийной работой так и не дали возможности уделить часть времени науке. Может, это к лучшему.)

Доцент 3: Маргинал собирает сплетни о Сидякине и распространяет их.

Шеф: У нас гласность и демократия, но в пределах социализма. Не забывай об этом. Ты что там пишешь?

Доцент 6: Жаловаться на нас будет. (Смеется)

Шеф: Пиши, пиши - мы такое напишем!

Собрание закончилось. Все расходятся.

Шеф доволен. Доценты 4 и 5 улыбаются.

Ассистент 1 и доцент 3 разгневаны.

Доцент 2 полон достоинства - воплощение обиженной добродетели.

Доцент 6: Воспитали на свою голову...

Доцент 3: Вчера было кино. Там показывали, как интеллигентное отношение к людям рождает хамов. К ним по интеллигентному, а они хамят. Хам!

Ассистент 2: Ну, это Вы зря.

Шеф: Все. Закончили.

Доцент 6 (подойдя вплотную и тихо): Вам, молодой человек, я бы посоветовал прислушаться к мнению коллектива, а то мы такое напишем...

ЗАНАВЕС

20.12.1988.

Шеф сказал: “Ты не меняешься. Ты оскорбил коллектив. Мы делали что могли. Ты сам знаешь. Так что подумай куда идти. Ищи место ". Все решено. Без меня решили куда мне идти и что мне оставаться в университете нельзя.

Здесь много характерного. 1. Пытались привести в охлократическое состояние, подвести под общий стандарт. Не получилось. 2. Уходи. Ищи работу, где хочешь. Ты оскорбил коллектив. Ты должен уйти. Нет ни капли сомнения в собственных позициях. Страшная нетерпимость. Инородное тело совершенно неприемлемо. Кафедра должна быть гомогенной в социальном отношении.

Это в принципе естественная доля малой охлократической группы реакция. Группа должна быть равновесной. Неравновесность воспринимается крайне негативно. А она связана, прежде всего, с отсутствием гомогенности. Если есть некто, кто не вписывается в нее его нужно убрать.

29.12.1988.

Кончается еще один год моей жизни. Полнейший разброд. Конфликт с социо-культурной средой обострился. Он приобрел не столь острые формы, но стал глубже. Когда подумаешь, что другой социо-культурной среды не будет, становится нехорошо.

Разброд и в научной работе. Плыву в спонтанном потоке. Делаю только то, что интересно в данный момент. В основном занимаюсь вероятностным науковедением. Есть интересные результаты, но оценить их пока сложно. В 1989 году надо закончить докторскую диссертацию по анализу зарубежной географии. Это потребует много времени и сил.


ЧЕРТЫ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ ОХЛОМОНОВ В СВЕТЕ ПРОВЕДЕННОЙ АКЦИИ

(точка зрения включенного наблюдателя)

Заседание кафедры дало неплохие науковедческие результаты. Черты социальной психологии охлократической малой группы получили концентрированное выражение. Ничего принципиально нового нет, но важна четкость проявления характерных для охлократического сообщества черт на протяжении короткого периода времени.

С этой точки зрения рассмотрим особенности социальной психологии охломонов, ее проявления в процессе социального прессинга.

ВКЛЮЧЕННОЕ НАБЛЮДЕНИЕ ПРИ ВСПЫШКАХ АКТИВНОСТИ ОХЛОМОНОВ В ИХ СОЦИАЛЬНОМ ПРЕССИНГЕ

Несколько слов о включенном наблюдении в таких условиях. Это достаточно сложно, поскольку реально приходится раздваиваться между собой как специалистом, который еще не поставил крест на карьере в данной области науки и собой как науковедом. Успех в одном неизбежно ведет к неудаче в другом. Нужно искать определенный баланс. Для включенного наблюдателя приоритет имело науковедение.

Благодаря вспышке активности охломонов ситуация с поведением малой охлократической группы в социальном прессинге прояснилась. Для наблюдений определенного рода необходимо идти на некоторые неудобства. Сейчас именно такой случай. Это также частично социальный эксперимент - можно ли выстоять в процессе социального прессинга малой охлократической группы.

Забавно то, что вызвать такой конфликт не сложно. Нужно более интенсивно и успешно заниматься научной работой, иметь реальные претензии на докторскую степень, пренебрегать охлократическими правилами. Вот и все. Далее ждите случая, и все станет на свои места. Поводом может стать все что угодно. В моем случае это дело с изданием учебного пособия. А что для желающих повторить цикл включенных наблюдений есть все возможности.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ ПОДГОТОВКА И ИМПРОВИЗАЦИИ

В ПРОВЕДЕНИИ ОХЛОМОНАМИ МЕРОПРИЯТИЙ ТАКОГО РОДА.

Суд над Маргиналом был хорошо разыгранным спектаклем. Все всем было ясно заранее. Это норма для охломонов. С одной стороны охлократический социалитет жестко направляет мероприятие. С другой стороны они и сами договариваются, кто и что будет делать. Но даже если нет прямой договоренности, это не играет принципиальной роли. Охлократический менталитет и конкретная ситуация безошибочно диктуют охломонам что нужно делать, что и когда говорить. И, тем не менее, без предварительной подготовки ни один суд над маргиналами не проходит. Дело не только в боязни, что мероприятие сорвется. Дело в том, что это наиболее интересный вид деятельности для охломонов. В мероприятии каждый ведет свою партию. Вариации возможны, но в очень незначительной степени. Кто, что и как скажет ясно наперед. Это ясно всем. И, тем не менее, мероприятие проводится.

Перед проведением каждого мероприятия на кафедре шла большая подготовка. Шеф и доцент 2 беседовали с разными людьми. С каждым членов кафедры была проведена индивидуальная беседа. Были уточнены все позиции. Все в курсе дела. Но интересно, что все отрицают факт предварительного промывания мозгов и вытекающей из него необъективности в поведении. Лаборант кафедры, Галина Ивановна заботлива, просит быть мягче. Ассистент 1 на порядок более вежлива. Доценты 2 и 4 упорно не здороваются. Спектр поведения широк и во многом определяется расстановкой в социальной структуре кафедры.

Кафедра начинает новый виток травли. Идут усиленные переговоры. Включаются и посторонние люди. Зав. Аспирантурой сообщили, что моя работа - блеф. Она сказала об этом сама. Вероятно, аналогичное сообщают и другим. Сам текст доступен для немногих, так как копий мало и большинство верит. Особо обрабатываются те, кто должен принимать решения по мне. Это видно по тому, что некоторые стали слегка шарахаться от меня.

В глаза никто и ничего не говорит. Все нормально. Все улыбаются. Характерно только то, что несколько настороженно смотрят. Всего можно ожидать. Может укушу...Кто его знает? Спрашивают, почему не прихожу на кафедру?

В процессе предварительной подготовки решаются некоторые важные задачи. В частности достижение согласованного единодушия. При этом дело доходит до явной подлости. Шеф вызывал ассистента 2 и с его слов, долго беседовал о том, что нужно скорее защищаться и т.п. Затем сказал, что я о нем плохо говорю за глаза. Ему это доподлинно известно. Далее потребовал принципиального выступления на кафедре при обсуждении моей работы. Характерно то, что при этом большинство людей самой работы не читало и читать скорее не собирается.

Логика проста. 1. Ты можешь стать кандидатом наук. 2. Он тебя оклеветал. 3. Ты выступи против него. При это имеет смысл возвращаться к первому, то есть тогда ты сможешь защититься.

Интересно, зачем этого требовать от ассистента 2? Все против и могут принять любое решение. Никаких проблем нет. Он один увиливает от моего осуждения. Но нужно единогласие, полная монолитность. Нужна тоталитарная запятнанность, чтобы потом никто не стал ничего говорить. Это гарантия охломонской тайны. Если кто-то, пусть и не очень важный остался в стороне, это плохо. Это дискомфорт, это опасность для охлократической группы. И дело даже не только в том, что факт происходящего может подтвердить не только жертва, которой верить нельзя, так как у нее субъективная точка зрения, но и посторонний. Дело в опасности повторения конфликта и том, что такие кампании крайне важны для сплочения охлократического коллектива. Это элемент охлократической синергетики, она обновляется, чтобы остаться такой же какой была.

Реакция рядовых членов кафедры включенным наблюдателем прогнозировалась как более нейтральная. Оказалось не так. Они весьма агрессивны. Это скорее результат предварительной обработки, доказательство того, что каждый лично заинтересован в уничтожении маргинала. Общее охломонское дело - личное дело каждого охломона, его охломонской чести и совести. Народ пришел очень взвинченный. Если бы был 1935-39 или подобные годы готовы были проголосовать за любую резолюцию.

Спешка в проведении суда мотивирована тем, что нужно подвести итоги в соцсоревновании. Поэтому не стали звать зав. редакционным отделом СГУ и доцента Ф, которые знали иные аспекты этого дела. Интересно, какое место заняли в соревновании?

Мотивировка очень забавна. Речь идет о выяснении вопроса связанного с личностью. Это все побоку. Важнее подвести итоги соц. соревнования, то есть проверить итоги соревнования коллективов. Сколько баллов получили за осуждение?

Зная механику такого рода мероприятий маргиналу можно помешать охломонам. Например, пригласить людей, которые относительно нейтральны. Или пригласить человека из другой организации. Или пригласить человека из столицы. Но практически это сделать весьма сложно. Кроме того, вряд ли это окажет принципиальное значение на поведение охломонов. Наиболее существенный итог - коллективное решение. А оно будет принято в любом случае.

В данном конкретном случае включенным наблюдателем проводился относительно чистый социальный эксперимент по анализу поведения охломонов и никаких превентивных мер сделано не было. Все было так как делалось сослуживцами. Задача была только в фиксации происходящего. естественно, при этом искалось нечто среднее - нужно было, и остаться живым и довести наблюдения до логического завершения.

КОЛЛЕКТИВНОЕ РЕШЕНИЕ: АЛЬФА И ОМЕГА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОХЛОМОНОВ

В коллективных решениях основное итоговое решение и единогласность голосования. Ритуал проведения заранее подготовленной бумаги интересен для понимания психологии охломонов, их социалитета и менталитета. При этом сам процесс обсуждения может не иметь никакого отношения к итоговому документу.

Итоговый документ - квинтэссенция охлократической деятельности. А его единогласное принятие пик их деятельности.

Традиция коллективных решений жива. Она не умерла со сталинскими и застойными временами. Это атрибутивное качество охломонов.

Но это могущество коллективного решения существует только в случае пребывания жертвы в данной системе ценностных координат. Если же система ценностей иная, как в моем случае, оно не срабатывает. И если это не сталинские времена, когда таких просто перемещают на минус-уровень и там уничтожают физически, то можно вести интересные наблюдения и продолжать плодотворно работать. Для этого только необходима специальная подготовка как физическая, так и социально-психологическая.

Весьма характерен и итог коллективного разбора маргинала. Он примерно такой - из Союза писателей исключить. В Литфонде оставить. Это типичный сценарий. Он характеризует скорее промежуточную стадию разбора отношений маргинала и охлократической группы. Это период бифуркации. Далее все зависит от поведения маргинала. Он в принципе может и вернуться в стадо. Его простят, хотя больших высот там он и не достигнет. Если же модель поведения не изменится, следующая кара будет более жестокой. Она скорее будет распространяться уже на физическое уничтожение маргинала, его перемещение на минус-уровень.

РЕАКЦИЯ НА МАРГИНАЛА ПОСЛЕ ЗАВЕРШЕНИЯ МЕРОПРИЯТИЯ

Любопытна реакция охломонов на маргинала после суда. Холодно здороваются. Никаких разговоров не ведется. При моем появлении они также либо прекращаются, либо существенно затихают. Чувствуется ожидание. дело сделано. Вроде бы получилось все не плохо, но чего-то не хватает. Изгой жив и здоров. Правда выглядит более бледно, чем обычно. Но по прежнему ходит и улыбается. На заседании писал стенограмму. Где она и что с ней собирается делать не ясно. Странно то, что он никуда не жалуется вопреки всеобщим ожиданиям-прогнозам-надеждам. А стенограмма в такой ситуации выглядит камнем за пазухой. Где и как она всплывет не ясно. Это все создает неприятную, столь нетерпимую неравновесную ситуацию.

Нет уверенности и в том, что я уйду самостоятельно с кафедры. Нет уверенности и в том, что докторская диссертация столь непригодна для защиты как написано в заключении кафедры. Кроме того способности изгоя известны и нет никаких оснований думать, что он быстро не исправит работу. После же защиты докторской убрать его будет крайне сложно и он, в соответствии с логикой охломонов, должен начать мстить. "Вендетта по-симферопольски" будет страшна. Все это и многое другое рождает сомнение, неуверенность, ожидание чего-либо. Следующий ход за мной. Он может быть выражен в покаянии, уходе по собственному желанию, жалобах начальству, апелляции к московским и ленинградским коллегам начальникам и прочем. Но он должен быть. К каждой версии коллектив кафедры готов и может отреагировать очень быстро. Думается эта реакция будет эффективной для решения их задач. Охломоны только не готовы к паузе. Должно быть действие, а его нет. Но в том, что я его сделаю, они не сомневаются. Мыслится все привычными категориями. Но никто не упускает мысли, что речь уже идет только о патонауковедении и ничем больше. Это по ту сторону понимания.

В реакции охломонов на маргинала после суда проявилась характерная особенность охломонов. Они свято верят в могущество коллективных решений. Это особенно ярко проявляется в период социального прессинга.

ЧТО ЕСТЬ КЛЕВЕТА

В ОХЛОКРАТИЧЕСКОМ НАУЧНОМ СООБЩЕСТВЕ

В описанном мероприятии широко использовалось понятие клеветы. Оно имеет специфический смысл и полностью отвечает советскому стандарту. В ином понимании клевета есть информация, не отражающая реальное положение дел и преподносимая сознательно, с определенной целью. В данном же случае понимание клеветы связано с информацией адекватно отражающей реальность, но нарушающей охлократические правила. В частности нарушается правило субординации. Попытка защиты собственного достоинства со стороны человека на низкой ступени иерархии рассматривается как клевета. Такая клевета имеет и уголовные наказания. Со стороны охломонов кафедры есть готовность, при возможности переправить это дело на криминальный уровень. Никаких моральных ограничений нет. Вероятно аналогичная ситуация и в диссидентских делах. Сталкиваются различные системы ценностей. Каждый по-своему прав и гонения на диссидентов со стороны охломонов не имеют никакого негативного морального оттенка. Все идет в рамках их системы ценностей. Подобное понимание клеветы тесно связано с охлократическим менталитетом и опять же совершенно искренне. Все дело в разрешении. Одна и та же информация до и после разрешения в охлократическом сообществе, даже научном сообществе, воспринимается совершенно иначе.

ПОСЛЕДСТВИЯ СУДА НАД МАРГИНАЛОМ

ДЛЯ МАЛОЙ ОХЛОКРАТИЧЕСКОЙ ГРУППЫ

При несомненном комизме суда кафедры над маргиналом в происходящем есть и трагическая сторона. Этот суд ставит крест на попытках что-то изменить в данном коллективе. После него кафедра останется без изменений очень длительное время. Фактически речь идет об отношении к структуре - менять ее или сохранять. Ответ однозначный - сообщество не хочет изменений и готово сражаться за статус кво. Ничего нового в этом нет. Рухнула еще одна иллюзия еще одного маргинала. Следующая на очереди иллюзия относительно воспитания учеников, которые помогут изменить охлократическую структуру советской географической науки. Такие надежды - мыльные пузыри ломаются также очень быстро. Охлократическая среда переделывает кого угодно в то, что нужно именно этой среде.

ПОТЕНЦИАЛЬНО ВОЗМОЖНЫЕ ПРАКТИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ МАРГИНАЛА РАЗВИТИЯ КОНФЛИКТА В ОХЛОКРАТИЧЕСКОЙ НАУЧНОЙ ГРУППЕ

Заседание кафедры показало, что охломоны готовы идти до конца. Но некоторые обвинения, ввиду их одиозности и откровенной глупости, далее кафедры не пойдут. Все-таки чувствуют, что можно повторять на посторонних людях, а что нет.

Поразительно. Портят человеку профессиональную карьеру. Ставят под удар даже его свободу и при этом продолжают улыбаться и маргиналу и друг другу. Все в порядке. Вроде бы все так и надо. такие действия не оцениваются как подлость. Их так и не стоит оценивать. Нужно интерпретировать происходящее в рамках охлократической морали. Она носит специфический характер.

Над включенным наблюдателем постоянно висит угроза судебной расправы. Повода два. 1. Доцент 2 - клевета на него. 2. Шеф - клевета на КЛАССИКА. Каждый из этих "интеллигентных" людей может начать судебное преследование. Причем второе будет реализовано через кого-то из родственников КЛАССИКА (как поведал шеф). Забавно, что это будет, если будет делаться, через третью жену классика. Вариант не совсем тривиальный для СССР. Скорее похоже на нравы дикого Запада. Какое-то Монте-Карло и т.п.

Все это смешно, но при соответствующем обороте событий может кончиться трагедией. Все фактически зависит от внешних обстоятельств, от того насколько способствует таким попыткам социальная среда. К моему большому удовольствию она им сейчас не способствует.

Причина в том, что введенная законодательная поправка о возможности судебного преследования за дискредитацию и т.п. была недавно отменена. На основании такой формулировки "дискредитация" можно посадить кого угодно. Но если дело дойдет до суда будет организована блестящая кампания и за решение можно не сомневаться. Фактическая база этого обвинения отношения никакого не имеет к решению. Охлократическое сообщество наказывает нарушителя правил.

РЕАКЦИЯ КОЛЛЕКТИВА ФАКУЛЬТЕТА НА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МАЛОЙ ОХЛОКРАТИЧЕСКОЙ ГРУППЫ

Нет ничего неожиданного и в реакции факультета на деятельность кафедры в период проведения социального прессинга против маргинала. Коллектив молча смотрит, чем все кончится. Как только кончилась для маргинала хорошо, то есть не выгнали, то сразу стали поздравлять. При этом все вполне искренне. Выяснилось, что у маргинала много друзей и сочувствующих, которые заинтересованно следили за происходящим и в курсе дела многих нюансов. Но где они были день назад, когда нужно было помочь, сказать что происходящее абсурд? Их не было. Они ждали результата. Для охломонов иного поведения и не может быть. Модели поведения строго ситуационны.

Между данным типом поведения охлократического коллектива и поведением коллективов на минус-уровне есть прямая аналогия. Не станем ее детально рассматривать. Суть в том, что в обоих случаях доминирует советский социалитет и менталитет как тип. Он определяет модели поведения на любом уровне независимо рот того, где происходит социальный прессинг против маргинала в университете или в тюрьме. Советские люди ведут себя одинаково на любом уровне.

Характерна реакция сослуживцев на травлю. Один из молодых охломонов, с кем ранее связывали товарищеские отношения сказал: "На факультете уже каждый примеривает на себя твой опыт. Есть прецедент 1937 года. Каждый представляет, как будет с ним". Это говорится с легкой улыбкой. Идет демонстрация ироничности, но сам слегка перепуган. Судя по тому что тщательно выбирается место разговора охломону неприятно если увидят или не дай бог услышат.

Интересно другое. 1. Никто не вмешивается. Никто не пытается защитить. Все только наблюдают. При этом проявляется и явная симпатия. Жалеют. Стали улыбаться, когда здороваются. Но только не кафедральные. В основном говорят, что все будет хорошо. А почему так? Какие основания для такого оптимизма? Никто не обращает внимания на тягостный процесс. Все внимание на потенциальный оптимистический финиш. При посторонних никто об этом не говорит со мной. Всегда только приватно.

2. Молодежь геофака явно примеривает на себя данную роль. Это создает приятное ощущение рискованности пребывания на факультете. Идет самогероизация. Нет и мысли об организации защиты, о рациональном разборе. Старики бьют новичков, воры в законе бьют нарушителя правил из числа мужиков. Каждый видит защиту только в примерном поведении. Вмешиваться не стоит. Как в животном мире - зашиты осторожность и моментальное покаяние.

Эта модель поведения не изменится, даже если меня будут убивать, исключать с "волчьим билетом", если бы этого имело смысл, то есть если бы были иные времена. В анналы факультета случай войдет, как пример того, что может быть с маргиналами. Поднявший руку на охлократические традиции от них же и погибнет. Реакция охломона всегда строго определена. Если на твоих глазах расправляются с человеком, молчи. Все в стороне. Когда дело дойдет до него, все тоже будут в стороне. Но ведь он до этого не допустит. Он нормальный охломон.

ФАКТОЛОГИЧЕСКАЯ БАЗА ПРЕТЕНЗИЙ К МАРГИНАЛУ

Анализ фактологической базы социального прессинга самостоятельная и очень интересная тема. В ней наиболее интересна трансляция фактов из одной области для получения решения в совсем иной области. Анализируя малые охлократические группы и социальный прессинг в целом с этим сталкиваешься постоянно. Жертве прессинга инкриминируются часто фантастические обвинения. Происходящее в 1930-е годы весьма типично. Это не аномалия, а норма охлократического сообщества. При анализе же современных малых научных групп интересно то, что образованные люди, имеющие ученые степени ведут себя в полном соответствии с советскими охлократическими стандартами и их научное прошлое и настоящее не оказывает ни малейшего влияния на поведение.

В создании фактологической базы социального прессинга против маргинала есть своя жесткая логика. Ее можно описать примерно следующим образом.

1. Важно не то, что есть, а то, что нужно для успешного завершения социального прессинга.

2. То, что способствует успешному завершению социального прессинга то и ЕСТЬ.

3. Все что мешает успешному завершению социального прессинга не существует.

Эти странные силлогизмы - одно из проявлений тоталитарного солипсизма. В нем реальное может стать нереальным, а любая фикция может стать реальностью. Тоталитарная социальная реальность изменчива. Она подобна голограмме. Вводная установка определяет реальность в данный момент и в данной ситуации.

Исходя из этого положения можно быть готовым к тому, что любое сколько угодно нелепое обвинение приобретет большое значение, а все что будет говорить в пользу жертвы прессинга будет игнорироваться. Важно то, что это проявляется на уровне УСЛОВНОГО ОХЛОКРАТИЧЕСКОГО РЕФЛЕКСА. Именно поэтому все проявляется очень искренне. Рассмотрим данный конкретный случай.

Фактологическая база обвинения маргинала достаточно слаба и ненадежна. Она держится на некоторых условиях которые нужно обязательно соблюсти. Например, никто не стал учитывать, что в своем заявлении маргинал просил только разобраться в инциденте и собственно обвинений не было. Была просьба в независимой экспертизе. Это начисто отмечается. Преступной является сама реакция такого рода, то есть на обращение за независимой экспертизой. Этого терпеть нельзя. Это вполне понятно с точки зрения психологии малой охлократической группы. Но с юридической точки зрения, тут явная слабость. Она держится на дружном умолчании того, что речь идет о независимой экспертизе.

Следующее. Позиция доцента 2 обсуждению не подлежит. Все воспринимается с его слов без всяких на то доказательств. Для маргинала же нужно все подкреплять письменными источниками, что возможно далеко не всегда.

Шеф во всем верит тем, кто говорит против маргинала. При этом никто не спрашивает его мнения. Мнение некого лица о маргинале включая то, что маргинал думает гораздо важнее. Его аргументы воспринимаются как оправдание, жалкая попытка увильнуть от ответственности. Причина этого вероятно, проста. Так удобнее и это отвечает основной ориентации - освободить кафедру от меня.

Столь существенное различие к позициям конфликтующих сторон связано с тем, что маргиналом нарушена субординация и ее необходимо восстановить. Доцент 2 выступает как жертва этого нарушения. По сути, решается более общая задача сохранения социальной структуры на заданном уровне. Это формирует и различные установки на факты.

Есть странный диссонанс. Дело серьезное. Оклеветали зам. декана. Нор никого из парткома нет. Да и представитель профкома явился только по настоянию "клеветника". Между тем хорошо известно, что в охлократическом сообществе любая мелочь приобретает общественное значение, и охломоны очень охотно обсуждают все вплоть до того, кто и с кем спит. В данном случае этого нет. Причины такого положения достаточно просты. В виду специфики дела его значительно лучше рассмотреть в малой группе. Она может сделать с маргиналом все, что ей угодно. Остальные не вмешиваются. При слабой фактологической базе и недостаточно плотоядно настроении социальной системы рассматривать такое дело широко сложно. Это одно из проявлений тоталитарной синергетики, того, что тоталитарная система не носит примитивного характера. У нее иная форма адаптации к социальной среде.

К этому же ситуационному проявлению тоталитарной синергетики можно отнести и прямое нарушение некоторых обязательных условий принятых в охлократическом сообществе. так на данном заседании не велся протокол. От этого отказались. Почему? Просто потому, что он никому не нужен. Он не будет способствовать успеху в социальном прессинге, а неприятности могут быть. Кроме того, никто не хочет оставлять следов такого рода деятельности. Просьба маргинала сети протокол была отклонена.

С ситуационностью связана и некоторые иные особенности. Например, восприятие информации прошлого меняется не только в зависимости от времени, но и в большей степени в зависимости от ситуации. Так, за несколько лет до происходящих событий на университет была спущена разнарядка - математики и географы могут поехать в Китай для научной стажировки. Два года с изучением китайского языка в течение первого года. Советско-китайские отношения в этот период были далеки от гармоничных, за Китаем тянулся мощный фиксированный образ опасной страны, где все может произойти с советским человеком. Итогом этого стало то, что в 1984 году в Китай никто не хотел ехать. Боялись. Маргинала пригласили поехать последним, после того как все достойные кандидаты (коммунист и т.п.) отказались. Маргинал и тут проявил свои наклонности. В 1988 году, после того как отношения стран относительно наладились и маргинал вернулся живой, богатый и относительно здоровый, охломоны дружно говорят, что они его посылали, сделали милость, а мог поехать ведь достойный человек... Все ради маргинала, а он...

Фальсификации такого рода дело обычное. Селекция информации полностью определяется установкой выгодной для текущей ситуации.

При социальном прессинге интересен переход от обсуждения содержания научной работы к личности маргинала и наоборот. Между ними проводиться прямая связь. Основное обсуждение конечно, посвящено личности маргинала. Сразу переходят на личности и воспоминания того, что маргиналом сделано за последние несколько лет. То, что важно и значимо для объекта критики совершенно игнорируется. Диалектика содержательно-научного и личностного тут очень тонкая. Ее дано понять только охломонам. Описать строго рационально ее крайне сложно.

По анализу данного случая, несомненно, что если бы была возможность уцепиться за что-то более серьезное, то немедленно подняли бы дело на более высокий уровень, то есть, придали ему криминальный оттенок. Но в данном случае боятся выхода информации на внеуниверситетский уровень.

На суде решили немного и попугать. Он имел демонстрационное значение. Раз возмутился, то мы тебе покажем чего ты стоишь, и что мы можем с тобой сделать. А сделаем все что хотим. И действительно и в их возможностях засадить человека в тюрьму, даже в разгар гласности и демократизации. Сложнее им остановить анализ происходящего. Для этого нужно только убить. Это пока в не в их компетенции.

Специфика отношения охломонов к фактологии социального прессинга дает возможность лучше понять, как могут фабриковаться уголовные дела против тех, кто нарушает правила охлократической группы. Если бы маргинал был хоть в какой-то мере связан с материальными ценностями, то наверняка бы делу придали такой оттенок. Для устранения маргинала все средства хороши, в том числе и его перемещение на минус-уровень, а при определенных условиях и физическое уничтожение. Это делается уже другими и своей ответственности охломоны за убийство не несут.

ЭМОЦИОНАЛЬНОСТЬ И ПОЛИТИЗИРОВАННОСТЬ СОЦИАЛЬНОГО ПРЕССИНГА ОХЛОМОНОВ

Характерна большая эмоциональность выступлений в сочетании с предрешенностью исхода. Всем ясно, чем кончится, но каждый продолжает горячиться. Удивительно то, что это касается и людей, которые не имеют никакого отношения к происходящему. Все вращается вокруг "клеветы" на Кудрявцева и дела о сборнике. Первое до смешного легко разрешить, пригласив Ольховик и Подгородецкого. Но именно это упорно не делается, поскольку того станет ясно, что происходит. Второе отпало в процессе обсуждения. Причина в том, что доказано, что Кудрявцев знал о сборнике, но также не сказал кафедральным. НО ему ни слова.

Очень силен политический мотив. Политизированность фантастическая. Постоянно вспоминается старое. При чем без учета того, что политическая ситуация изменилась и теперь то что говорилось раньше стало нормой. Но дело в том, что это охлократическая норма. Сейчас это разрешили говорить, а тогда не разрешали.

Явная ориентация втянуть в конфликт нового ректора, против которого я выступил. Не исключено, что это согласованные действия.

ОХЛОМОНЫ И МАРГИНАЛ

На суде проявилась четкая связь общей повязанности охломонов с противопоставлением личности и толпы. термин "враг народа", был крайне удачен. Нет более тяжкого преступления и дискомфорта в охлократическом обществе, чем быть врагом народа, то есть не быть в толпе, не быть таким как все. Монолитный народ противостоит отщепенцу. Народ с большим подъемом воспринимает такое противостояние. На кафедре было четко имитировано оскорбление толпы, коллектива. Он против вас! Вы работает, а он решает свои дела. Ату его!!!

Это было сделано скорее интуитивно. Толпой охломонов можно манипулировать как угодно. Тут и покуражиться не грех. Примеры этого в истории СССР более чем достаточны.

МАРГИНАЛЬНЫЕ ОХЛОМОНЫ КАК ПЕРЕХОДНОЕ СОСТОЯНИЕ

Для охломонов, которые еще не окончательно перешли в охломонство, существенен вопрос о том, как интерпретируются их поступки. Например, ассистент 2 тщательно интересовался тем, говорили ли мне о единогласном принятии заключения кафедры. Когда узнал, что говорили, стал горячо говорить, что было все не так, а наоборот. Голосования не было. настаивал на такой версии.

Скорее всего, так. Голосования старательно избегают. Скорее был вопрос о том все ли согласны. За этим следовало молчание некоторых и одобрение других. Против никто не высказался. Для одних отсутствие персонального голосования гарантия их непричастности. Для других это гарантия того, что не будет никто против. Все устраивает такой вариант. Молчаливое участие в травле объясняется очень спокойно. Оно оправдывает все.

Интересно поведение тех кто, по сути, не согласен с мнением большинства. Это ассистенты 2 и 3. Третий номер задал один вопрос. Второй номер питался смягчить выводы, переведя "дискуссию" в плоскость моих заблуждений. Против толпы не выступили. Но в кулуарах будут горячо и долго говорить. Это реальный шаг к формированию полноценного охломона, полноценного члена коллектива географического факультета СГУ. Через некоторое время, в зависимости от характера, станут представителями одного из типов охломонов более высокой иерархии.

Причины молчания просты и понятны. 1. Их просто раздавят. 2. Это ничего не изменит, поскольку уже все решено. 3. Если бы за себя - еще, куда ни шло, а так...4. сам виноват. Нужно было быть осторожнее. 5. Знал, на что шел. и так далее.

Пока такая категория молодых охломонов, находящихся на низких ступенях иерархии окрепнет, им будет под сорок лет. И привыкнут они, и все пойдет, как было до них. Трусость категория вневременная. тридцатилетний трус не станет храбрее в 40 и 50 лет.

Ассистент 2 сообщил, что готовится очередная атака с возможным летальным исходом для меня. Шансы быть уволенным очень велики. При этом говорит, что сам в зашиту не выступит - "ты же понимаешь я не найду потом работу в университете и в Симферополе. Я буду лавировать. Но и против не выступлю". Таково основное содержание длинной речи.

Интересна этика.

1. Знает, что делается гадость, но открыто не выступает.

2. Сообщает информацию о тех, кто травит. Ни с одними и ни с другими.

3. Если он выступит его действительно уволят.

Ведется систематическая травля. Прессинг по всему полю. Действует определенная группа, которая добивает жертву в буквальном смысле. Громадное большинство смотрит, чем все кончится. Кто-то может потихоньку посочувствовать. Но открыто никогда. При этом все делается с самыми благородными целями. Интерпретация их действий как подлости и т.п. будет искренне отвергнута. Это достигается за счет ситуативной морали и мифологизации врага. Я воплотил все мыслимые пороки.

ПРИЧИНЫ ОБОСТРЕНИЯ ОТНОШЕНИЯ МАЛОЙ ГРУППЫ К МАРГИНАЛУ

Столь бурная реакция кафедры связана с тем, что отщепенец весьма успешно идет в гору в профессиональной работе. Получение докторской степени стало весьма реальным. А такая степень сделает недосягаемым для традиционного прессинга. Это понятно всем. Отсюда и столь бурная хорошо продуманная

реакция.

Агрессивность кафедры естественный результат того, что мною нарушены некоторые принципы охлократической малой группы. Это не может прощаться само по себе. В сочетании с потенциальным получением докторской степени это вдвойне нестерпимо.

Другой это ад. Маргинал и любой отличный от охломонов человек их потенциальный враг.

Кафедральные люди считают, что я как в раю, то есть много времени занимаюсь своими делами, не веду занятий и т.п. и практически все рабочее время уходит на исследования. Это вполне естественно для докторанта, но для них это не естественно. Суть этого рая в следующем:

1. Нет учебной нагрузки.

2. Все время свободно, то есть, не регламентировано. Делай что хочешь. Возникает вопрос. Чтобы они делали в это время? Абстрактно это связано с научными занятиями, но реальности для них как раз и не хватает времени. Характерно, то, что освобожденные от нагрузки преподаватели САМИ приходят на факультет гораздо чаще, чем это необходимо для успешной исследовательской работы.

При разборе моего рая, упускают из виду смехотворную заработную плату в 150 рублей. Никто не говорит о том, что перед уходом в докторантуру необходимо иметь определенные результаты. И самое главное, никто не говорит о том, что научная работа это внутренняя потребность, а не внешняя возможность. На какой бы должности ты ни был ее можно реализовать в той или иной мере. В данном же случае научная работа понимается как функция новой должности. Вне нее она практически невозможна из-за нагрузки и т.п. Для охломонов вся наука вертится вокруг диссертаций и публикаций. Существуют только они и только они есть наука. В конечном итоге, это все результат ориентации на место в иерархии.

Бурная реакция на мое выступление против доцента 2 связана с тем, что нарушено правило иерархии. Мой социальный статус несопоставим со статусом Кудрявцева. Остальных это заело тем, что в аналогичных ситуациях народ бы молчал. Вопрос должен был решаться в кулуарах. На следующий год все было бы ясно, там стояла бы моя работа.

Негативная реакция на меня связана со многими причинами.

Кафедра состоит из кандидатов наук. Наиболее реальные шансы на докторскую степень у меня. После ухода шефа вопрос встанет о новом заведующем и ...

Доцент 2 по сути, неудачник. Многое у него срывается. Он рассудил разумно и стимулировал конфликт, который привел к вытеснению маргинала. Причина негативной реакции и в том, что я сам не раз говорил, что с диссертацией все обстоит отлично. Это раздражает и пугает.

Ситуация типична и повторяется во множестве версий.

Причины резко негативного отношения вероятно, номера 4 кроются в том, что есть опасность возвращения на кафедру доктором наук и заведования кафедрой в перспективе. Это повлечет большие изменения и это опасно.

Характерно то, что потенциальное изменение положения на кафедре с моим приходом на нее в качестве заведующего в принципе не пугает некоторых, но классовая охломонская солидарность превыше рассудка. Эту особенность стоит учитывать при определении поведения охломонов в неравновесных ситуациях. Поведение детерминируется не столько разумными аргументами, сколько особенностями поведения в малой группе и сообществе в целом. Тут может сказывать боязнь попасть в неудобное положение, стать потенциальной жертвой, традиционное стремление быть в массе и многое другое связанное с логикой охломонов.

Большую роль играет и то, что при выборе что-то делать или чего-то не делать, обычно выбирается второй. А второй путь связан с принадлежностью к массе и следовании за ней.

Сложности изменения социалитета охломонов, их сообщества, связаны именно с этим.

МАЛАЯ ОХЛОКРАТИЧЕСКАЯ ГРУППА КАК СИНЕРГЕТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА

Малую охлократическую группу нельзя представлять как нечто застывшее и крайне неповоротливое. Этого нет. У нее есть своя синергетика и процесс приспособления к среде идет постоянно. Другое дело, что он ориентирован на изменение среды в соответствии со стандартами малой охлократической группы. Для того чтобы оставаться охломонами и пребывать в неизменной структуре участники такой группы должны довольно активно преобразовывать среду. Изгнание из нее маргиналов весьма важный момент.

Охломоны очень быстро учатся. Этого у них не отнять. Например, охломоны кафедры быстро усвоили, что не стоит давать мне в руки слишком много материалов и не стоит доводить дело до персонального голосования и персональной ответственности. Например, так и не удалось получить официальное заключение кафедры о полуторагодичном отчете. Его просто не дали. Предлогов была масса.

После первого заседания противостояние приобрело уже более взвешенный характер. С обоих сторон это было скорее тактическая борьба.

Обучение охломонов, их приспособление к среде и приспособление среды к себе, носит чисто ситуативный характер и никогда не затрагивает принципов функционирования охлократического сообщества. Изменения происходят только на поверхностном уровне. Этот процесс относительно охлократического сознания в целом нами детально описан в одной из недавних работ. Повторяться не станем. Отметим только то, что если оценивать изменения на фундаментальном уровне, то их нет и такое сообщество выглядит как застывшее. Но на поверхностном уровне изменений много. Тут идет постоянное движение. Игнорирование подобного сочетания приводит к неадекватной оценке охлократического сообщества в целом.

Для понимания этого важно осознать существование объективной синергетики малой охлократической группы. Не меняя ее изменить, что-то в советском научном сообществе практически невозможно. Оно все состоит из малых охлократических групп. Вкрапления маргинальных групп не играют принципиальной роли.

"ЦЕЛЬ ОПРАВДЫВАЕТ СРЕДСТВА".

ЧЕРТЫ ПОВЕДЕНИЯ ОХЛОМОНОВ В СОЦИАЛЬНОМ ПРЕССИНГЕ

Анализ поведения охломонов в период социального прессинга показывает, что, по сути, это продолжение старого тезиса о том, что цель оправдывает средства. Ограничений на средства нет. Характерно, что никто не ставит себя на место жертвы. Никто не допускает мысли, что с ним может быть аналогичное. Маргинал выступает только как объект. Он уже не человек и против него все позволено. Все хорошо, что эффективно. Общечеловеческая мораль не действует. Могут применяться практически любые средства. Их выбор связан только с конкретной ситуацией и техническими возможностями охломонов. Моральных преград нет.

Неразборчивость в средствах также определяется ситуационно. Когда в этом есть необходимость, то она становится особенно циничной. События конца февраля 1988 года, показывают в каких случаях охломоны звереют и готовы идти на крайности.

В конце марта 1989 года маргинал отчет за первый год докторантуры. Делается отчаянная попытка избавиться от него. Приемы просты как мир и столь же стары. Шантаж тех, кто колеблется (ассистент 2), усиленный сбор слухов и при их отсутствии в должном количестве создание и распространение, подготовка членов Ученого Совета университета к тому, что принять негативное решение по моему делу (разговор шефа с проректором по научной работе) и так далее.

Приведем некоторые примеры.

Вскрываются и задерживаются письма. Никто естественно не признается в том, что сделали это. Шеф говорит, что письмо было открытым, и он прочитал его случайно. Не увидел моей фамилии и думал, что оно пришло на факультет. Без извинений и прочего сразу пытается выяснить, в чем дело, почему мне и почему из-за границы. Сказал, чтобы я смотрел, а то... При этом качал головой. Ясно связь с заграницей до добра еще никого не доводила. По своему жалеет и предупреждает. Превентивные меры у охломонов на высоком уровне.

Охломоны готовы дублировать картельные органы и в свободное от основной работы время. Можно представить, что в случае предосудительного содержания сообщили бы куда надо. Никаких проблем нет. Вопрос о специализации - КГБ читает письма, ученый, пусть и охломон занимается наукой не возникает. Лучше совмещать. Каждый пусть маленький, но полицейский.

Можно опираться на сплетни, если решается столь важный вопрос как наказание маргинала. При этом предполагается, что ничего не меняется и единовременное подлое поведение не меняет моральности поведения в целом.

Шеф пишет резко негативные и явно тенденциозные письма председателю Совета, где должна быть защита. Идет в ход все и научная и общественная моя работа.

Этот прием очень важен. итогом его бы стало то, что защиту бы отложили на неопределенный срок. Охломоны более высоко уровня не стали бы открыто конфликтовать и охломонами провинциального острова. Они бы договорились как-нибудь. Скорее всего, я бы ушел + испытательный срок и в случае хорошего поведения становится возможной защита. Научные достоинства или недостатки работы не имеют к этому никакого отношения.

Примеров можно привести еще немало. Но они ничего уже не добавляют к поведению охлократической группы.

ПОЧЕМУ МАРГИНАЛОВ ТЕРПЯТ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ В ОХЛОКРАТИЧЕСКИХ КОЛЛЕКТИВАХ?

Это достаточно сложный вопрос. Причин много и они во многом носят ситуационный характер. Возможны следующие причины.

1. Маргиналы часто неплохие профессионалы. Большинство оригинальных научных работ в охлократическом сообществе делают маргиналы. Значимость этих работ достаточно очевидна и к ним есть немало желающих присоединиться. Естественно, соавторство охломона приводит к соответствующей переработке текста. Это чаще выражается в сглаживании "острых углов" и т.п.

Включенное наблюдение со всей очевидностью показывает, что пока между маргиналом и шефом были отношения соавторства, то есть, прочти каждая работа маргинала имела соавтором шефа, отношение было гораздо более лояльное и социальный прессинг на уничтожение был невозможен. Когда же маргинал отказался от такой практики отношение моментально изменилось. Это сразу почувствовала малая охлократическая группа и те, кто в ней был особенно недоволен пребыванием в ней маргинала воспользовались этим. Да и шефу маргинал был более не нужен.

2. Маргиналы проявляют себя не сразу и всегда есть надежда, что они перевоспитаются.

В данном конкретном случае маргинал заканчивал эту кафедру, был на ней аспирантом, работал несколько лет. Некоторые странности его поведения были общеизвестны, но была надежда, что они не перейдут в отрицание охлократического сообщества. Кроме того, охломоны очень любят кого-то перевоспитывать и охлократические группы сами генерируют одно-двух маргиналов для того, чтобы было над, чем работать. Как только маргинал переходит определенную меру его выбрасывают. Эта мера чаще всего связана с тем, что есть шанс на его возвышение. Это в основном связано с докторскими защитами. В этот момент сообщество безжалостно отказывается от него. Это может показаться парадоксальным, что сообщество, которое столь долго терпело маргинала и которое столь долгое время контактировало с ним изгоняет его именно в тот период, когда он достигает в какой-то степени своего акмэ, то есть выходит на высший уровень профессиональной работы. Но это не парадокс. Это логика охлократического сообщества. Такой маргинал становится опасен для сообщества и должен уйти из него. Он даже может стать доктором наук, но должен делать это в ином коллективе, не должен иметь возможность влиять на научное сообщество.

Данный тип логики прямо противоположен отношению к профессиональным ученым в информационном обществе. Громадные затраты на подготовку специалиста высшей квалификации должны окупаться. В охлократическом же сообществе это совершенно не существенно. основное сохранение его статус кво.

Выход на уровень доктора наук в охлократическом сообществе есть последний период бифуркации, который проходит личность. Охлократическое сообщество проверяет его на лояльность. Есть он не охломон, то реакция однозначно жесткая. Такой человек выбрасывается из сообщества. Докторская защита в охлократическом сообществе не столько научная процедура, сколько социальная. Это награда за лояльность или невозможность нанести вред охлократическому сообществу.

3. Если маргинал молод, а чаще всего так и есть, то есть надежда, что он перевоспитается с возрастом. Часто это оправдывается. Данная причина тесно связана с тем, что описано выше. Возрастные особенно учитываются очень четко и определенный простор для маргинального поведения есть у тех, кто достаточно молод. Время ведет селекцию и в конечном итоге охлократическое сообщество отбирает и переделывает всех. Остальные изгоняются.

Могут быть и другие причины, например, чисто внешние. Описывать их набор не стоит. Причин может быть много, и они могут быть очень специфичными.

1989 ГОД

28.2. 1989 . Был разговор с шефом. Длился более часа. Его позиция в том, чтобы выудить побольше информации, разговорить. Одновременно высказывает свое мнение, под видом мнения кафедры. Из новинок следующее:

- " Я знаю, ты осторожничаешь в последнее время, ни с кем не разговариваешь. Боишься ляпнуть что-нибудь". Это высказывается как обвинение. Говорится грозным голосом. Ясно, что меня видят насквозь и всем ясно, что скрывается за данным поведением.

- Маргинал заманил ассистента 2 на свое место, поставил его в рабские условия. Говорю о нем плохие вещи (клевещу). После критики меня ассистентом 2 изменил к нему отношение. Это также обвинение. Любопытна информация о втором номере. Почему он рассказал шефу о том, что знали только мы двое? Вероятно, попытка откреститься от прокаженного. Но точно сказать сложно, так как мало информации.

- На вопрос о том, откуда информация об ассистенте 2 ответа нет. "Кто-то сказал на кафедре". Характерно то, что сплетни и специально собираемая информация обо мне стали нормой. Никто не обращает внимания на неэтичность такого рода коллекционирования информации. Шеф на вопросы о моральности информации такого рода не реагирует. О морали речь не идет, когда речь идет о важной информации. Неужели как в разведке?

В этом же разговоре шеф сообщил мне мои "тайные замыслы". Их суть в следующем. 1. Продержаться в докторантуре. 2. Защитится. 3. Мне как доктору географических наук ничего не сделают. Это вероятно общее мнение кафедры или мнение, высказанное кем-то и ставшее общим. В нем есть немало резонов.

Затем сообщил свои тайные замыслы" (правда, это шло без использования данного термина). 1. Не дать закончить докторантуру. 2. Не допустить возвращения на кафедру. После завершения докторантуры и объявления о конкурсе кафедра не будет меня рекомендовать на должность.

От включенного наблюдателя

Интересна парадоксальность ситуации. При докторской степени или предзащишенной докторской диссертации не рекомендовать на должность ассистента.

Мое заявление о том, что я уйду не убедило. Надежней реализовать план обезвреживания маргинала. А то вдруг не уйдет сам и что тогда с ним делать?

Интересна логика. 1. Если я возвращаюсь после докторантуры, то они категорически против. Следовательно, лучше мешать сейчас, чем потом. На второй год идти не дадут.

2. Если я ухожу послу докторантуры, то зачем Совету университета рекомендовать меня на второй год? Государству незачем тратить на меня деньги. Лучше заняться производительным трудом.

В любом случае на второй год докторантуры пускать нельзя. При этом продолжают говорить о том, что в научном отношении работа слаба. При чем тут научное значение текста и вправе ли они его оценивать?

Новое то, что шеф буквально впитывает информацию от меня. Затем она в соответствующей интерпретации передается другим и становится основанием для последующих действий - обвинений.

Характерно то, что иерархия четко доминирует надо всем. Предполагается, что я согласен работать в очень тяжелой моральной обстановке только лишь для того, чтобы резко повысить свое место в иерархии, то есть стать доцентом и заведующим кафедрой. При этом совершенно не учитывается, то что в такой обстановке очень сложно заниматься научной работой. Она имеет смысл только в связи с диссертациями.

В целом все переводится в плоскость иерархии, соблюдения правил игры принятых в иерархическом охлократическом сообществе.

Примерно аналогично оценивается и собственная работа охломонов. Идет подавление внутреннего интереса для достижения определенного места в иерархии. Пример, Яковенко. Читала большое количество лекционных часов по неприятным курсам для того, чтобы стать доцентом. После того как это свершилось, сразу резко расслабилась. Аналогичное наблюдается сразу после защиты диссертаций.

Март 1989. Готовится вынесение негативного заключения по моему пребыванию в докторантуре за первый год. Отношения предельно выяснены. Кафедра дала заключение обо мне как о клеветнике и негодяе. Все касается морали проверить сложно. Но научной почве мои позиции намного сильнее. И, тем не менее, кафедра идет на вынесение резко негативного отзыва и о научной работе. Это сделать весьма сложно. Но идет на такое. Причины вероятно в том, что осуждение меня как клеветника не принесло желаемого результата. Земля подо мной не разверзлась. Я продолжаю работать. Они остались со своим осуждением. Я со своей работой. Это разочаровывает.

Осуждение меня практически ничего не изменило. Если будет желание оставаться на факультете, то этому будет сложно помешать. Все фактически зависит от меня. Для того чтобы продолжить включенное наблюдение, я не спешу заверить их в том, что вопрос решен. Да они и не поверят словам. А писать такое обязательство нелепо.

Дать негативный ответ о моей докторской последний шанс помешать на пути к докторскому диплому. Далее вес уже будет за пределами кафедры, и положение будет сложнее. Обладание докторским дипломом сразу изменит соотношение сил. Все это прекрасно понимают. О том, что есть и иные ценности, об этом не говорит никто. Для них нет иных ценностей.

Отсутствие личной ответственности и укрывательство за анонимные письма исключительно важно в охлократической среде. Важно выступить сомкнутым строем и если что-то не так ссылаться на постороннего. В толпе все становятся храбрыми и очень большие радикалы. Делается это все сознательно. Может четкой рефлексии и нет. Но чувства тоталитарной задушевности заменяют рефлексию.

27.3.1989 . Через 30 минут начнется заседание кафедры, на котором будет принято отрицательное решение обо мне. Меня будут отзывать из докторантуры на место ассистента, а через месяц будет объявлен конкурс, по которому я не пройду. Таков план.

О том, что проведена предварительная работа, поведал один из студентов, лидер комсомольцев факультета. Он вчера говорил с доцентом 5. Тот ему сообщил, что шеф беседовал с каждым членом кафедры. Распределили роли, заготовили речи и т.п. Решение уже готово. Работа слабая. Будут отзывать.

О том, что будет через 26 минут, напишу позже. Сейчас об этом комсомольском лидере. Интересна психология. Предлагает каяться. Говорить все что угодно, только для того чтобы остаться на кафедре. А чтобы остаться нужно просить прощения. Но за что? Парень свято верит в то, что нужно оставаться во имя какой-то цели. Полностью игнорируются средства. Они совершенно не важны. Важно только удержаться в структуре, в иерархии. Затем все забудется и можно будет отыграться. Нужно добиться чего-то и потом все покажешь. Об этом говорил много и хорошо. Убедительно, разумно, обдуманно.

Позиция типичная. Длительное доминирование охлократической структуры дает себя знать. Система ценностей полностью детерминирована этой структурой. Деформированы все моральные категории. Ради достижения цели, а цели, как правило, выражаются только в продвижении по иерархии, готовы на все. "Да я готов на подлости, да Я готов на подлости, лишь бы..?" (песня из "Буратино")

Никто не принимает тезис о том, что наука это образ жизни и что у нее есть своя независимая система нравственности. Все деформировано охлократической системой. Советская наука это советский образ жизни. Это выражается и в результатах научной работы. Из этого вытекает и качество научной продукции. Советский ученый может написать только советскую научную работу. Финансовые инъекции в советскую науку ничего изменить не могут, поскольку они не меняют охлократической социальной структуры. Предел роста такой науки очень ограничен. Она превращается во зло и готова к любой подлости, к оправданию любого социального зла. Из такой науки всегда будет изгоняться самое ценное - радость и чистота познания, внутренняя самореализация. Остается погоня за местом в иерархии, деньгами, загранкомандировками и т.п. Благодаря своим сослуживцам начинаю писать в духе Льва Толстого.

27.03.1989 г . Сегодня состоялось заседание кафедры экономической географии СГУ. Обсуждался мой промежуточный отчет за первый год докторантуры. Итоговое решение следующее: не справился со своей задачей, отозвать на место ассистента. Это означает, что через месяц я буду свободен от этой работы, так как будет объявлен конкурс и в нем меня прокатят - без сомнения.

Стенограммы заседания кафедры не вел. Причина в том, что приходилось постоянно отвечать на вопросы и много говорить. Кроме того, повторялись выпады, которые слышал уже много раз. Ничего принципиально нового нет. Забавно следующее. От шефа услышал, что:

· меня по блату взяли в университет;

· меня из милости взяли в аспирантуру (где пробыл всего 2 года вместо полагающихся 3-х, при этом подготовил две диссертации, одну из которых и защитил);

· в докторантуру меня взяли благодаря моей жене. Она сказала проректору университета по науке, профессору Ю.А. Шевлякову, что я за два года напишу диссертацию, и меня взяли. Больше ничего. Далее Шевляков стал просить шефа, а тот декана факультета, доцента 6, и так меня взяли;

· работа моя никуда не годится - все позорно слабо;

· постоянно допытывается, что я делал в течение этого года. Постоянно предлагает сознаться, что я ничего не делал. Я так и не сознался;

· шеф привел полный список моих прежних грехов. Все это включено в итоговое решение кафедры: клеветник, бездельник, врун, нахал и т.п.

Шеф говорил очень много, но, в основном, повторялся. Для него самое главное - не слушать; а если слушаешь, ничего не понимать.

Доцент Н (парторг факультета, учились вместе на одном курсе в университете) допытывалась, за что я их не уважаю. Я не признался, сказал, что вопрос некорректный и в трезвом виде его на Руси как-то не принято задавать. Доцент Н гуманистка: предложила включить в итоговый документ хотя бы какие-то положительные качества по той причине, что итог получается зловещим. Действительно, потрясающий набор негативных качеств - ее смутило, что их слишком много. Шеф сказал, что не знает моих положительных качеств. Доцент Н предложила включить трудолюбие, что вызвало смех доцента 4, доцента 2 и шефа. Не включили по той причине, что это не вязалось с тем, что говорилось ранее. Предложение назвать еще хоть какое-то положительное качество ни к чему не привело - никто не смог назвать ни одного. Мозговой штурм ради этого не предпринимался.

Доцент 2 говорил много. В основном, повторения старого. Много вопросов по введению в работу (что есть задача и цель работы и т.п.). Ни один мой ответ его не удовлетворил. Сказал, что не верит ни одному моему слову. Я могу сказать и сделать, что угодно; я вру, что читал лекции в Китае, и т.п.

Из новинок только предположение, что я могу убить человека. Это было сказано, когда обсуждался вопрос, включать в итоговое решение набор моих негативных моральных качеств или нет. Он был категорически за и тут вдруг сказал, что я убью человека, добавив при этом - проректора. Он за это отвечать не хочет и поэтому за то, чтобы не вводить в заблуждение ученый совет и сообщить ему о моем облике. На это доцент 5 заметил что-то наподобие "Ну, ты даешь!" Доцент 2: "А что?" Это новое обо мне, но это совсем не так: даже такого человека как доцент 2 я не убью - лучше я про него работу напишу, проанализирую.

Доцент К (новое лицо) поинтересовалась, почему я дал работу только за 10 дней, а не раньше. Надо было подать за месяц. Что работа еще не была готова, их не касается. Главное, чтобы я уважал сослуживцев. Они при своей занятости не могут познакомиться с работой за 10 дней.

Много было вздорных вопросов. На них сложно отвечать, тем более что никто не слушает и не совсем понимает. Причина проста: они не специалисты по данной теме. Масса традиционных обвинений в клевете; клевета на всех - на КПСС, на доцента 2, на КЛАССИКА, основоположника советской географии, на коллектив. Я распускаю слухи, слухи обо всем. Основное в том, что они ко мне придираются, а им придираться нечего ( Доцент К: "Маргинал, ну, какой нам интерес вас валить, портить Вам жизнь?). Действительно, никакого интереса нет. Речь идет только о справедливом решении. Год ничего не делал, так и должен признаться перед коллективом.

Часто звучал мотив, что, если бы я покаялся, пришел, к примеру, и сказал: "Ну, так, мол, и так, погорячился, каюсь, больше не буду ..." Тогда бы меня поняли - они же люди и понимают, что это отчет только за первый год. А раз не хочешь каяться, то получай сполна.

Силен мотив того, что я не хочу уходить с кафедры. Обещал сделать это сразу после аспирантуры, но не сделал - это некрасиво. Если бы я ушел, все бы образумилось, спало бы напряжение - все очень просто.

Никто не сказал ни одного хорошего слова. Итоговая бумага очень жесткая, может, даже чересчур - это может их подвести.

В целом, атмосфера была более деловая, чем в прошлый раз (при осуждении меня как оклеветавшего доцента 2). Каждый знает, что говорить; говорят спокойно, без эмоций - заранее все отрепетировано. Решили разделаться окончательно - это ясно. Даже то, что будет независимая иногородняя экспертиза, их не смущает - пути назад уже нет, необходимо идти напролом. Уровень квалификации растет; к следующему разу будет уже профессиональный театр. Рад за коллег. Что может быть приятнее общения с умными, интеллигентными людьми?

Деловитость атмосферы проявляется во многом. Перед заседанием кафедры активно обсуждали выборы. Во время заседания кафедры активно обсуждали снег, который идет за окном - это действительно большое событие в такое время года. Все высказались спокойно, уравновешенно. Все стоят в позе обиженной добродетели. Я их смертельно оскорбил. Но что делать? Se la vie. Такова жизнь. Благодарности не дождешься. Никто не понимает, чего я на них нападаю? С чем связано мое хамство? Я дал им на прочтение незаконченную работу! Нет библиографии, есть опечатки, грамматические ошибки в тексте - фу, как неприятно! (если не сказать больше) Все это вполне искренне.

Шеф искренне учит, каким образом мне защитить докторскую диссертацию: нужно сделать себе имя; работа тут не при чем, главное - публикации в центральных журналах, уважительное отношение к коллегам и т.п.

Шеф раскрыл мне тайну. Оказывается, Ю.Г. Саушкин ( профессор, зав. кафедрой экономической географии МГУ ) в 1979 году в отзыве на мою дипломную работу сказал, что меня "необходимо выпороть за такую работу": я в ней оскорбил массу достойнейших людей; одну даму обозвал дурой и т.п. Но он скрыл это от комиссии и сказал, что ответа от Саушкина не получил. Действительно, тогда говорилось, что ответа нет. Но тогда же Саушкин предлагал мне поступать к нему в аспирантуру (в МГУ), о чем мне сказал сам же Шеф несколько лет назад. Сейчас об этом - ни слова. В общем, все для меня, а я все не меняюсь. Каким был, таким и остался. Нужно избавляться - дальше терпеть нет сил, тем более что скоро могу и защититься.

Выписка из протокола N 11

заседания кафедры экономической географии

Симферопольского государственного университета им.М.В. Фрунзе

от 27 марта 1989 года

Слушали: Отчет м.н.с. Маргинала о выполнении плана работы по докторской диссертации за период с февраля 1988 года по март 1989 года.

Постановили: Заслушав и обсудив научный отчет младшего научного сотрудника Маргинала о выполненной работе по докторской диссертации за период с февраля 1988 по март 1989 года, кафедра экономической географии отмечает, что утверждение Маргинала о том, что работа над докторской диссертацией завершена, не соответствует действительности. Из десяти глав диссертации ни одна из них не отработана надлежащим образом. Фактически главы представляют собой набор, зачастую не связанных между собой рукописей.

К тому же Маргинал проявил научную недобросовестность. Она выразилась в том, что он в главу "Западная география, западная философия и власть имущие. История взаимоотношений" включил материалы (целых 50 страниц) о развитии географии в 17-18 веках, не относящиеся к теме диссертации, а главу "Гуманистическая география. Опыт философско-методологического анализа оснований" (100 страниц) целиком взял из ранее защищенной им кандидатской диссертации.

"Отработанный" вариант докторской диссертации, как выразился Маргинал в своем отчете, на тему "Новые подходы к исследованию человека и общества в западной географической науке" ни по форме, ни по содержанию не отвечает требованиям докторской диссертации. Он представляет собой сырой материал, который собран в одну папку в марте 1989 года после того, как стало известно, что Маргиналу необходимо отчитаться о проделанной работе за период после перевода на должность младшего научного сотрудника. Еще в феврале 1989 года и этого не было. А все объясняется просто. Маргинал злоупотребил отведенным ему временем, не работал над диссертацией, увлекшись проблемами западной философии.

Кафедра считает свое решение о рекомендации ассистента Маргинала на должность младшего научного сотрудника ошибочным. Оно было принято в нарушение Положения о подготовке научно- педагогических и научных кадров в системе непрерывного образования, введенного в действие с 1 января 1988 года. Нарушение указанного Положения выразилось в том, прежде всего, что к моменту перевода ассистента Маргинала на должность младшего научного сотрудника он не имел серьезных результатов научных исследований (пункт 1, раздел 11). Таких результатов нет и сегодня после годичного пребывания на должности младшего научного сотрудника. Известно, что оценка результатов научных исследований по теоретическим темам возможна только по опубликованным работам в научных изданиях. Между тем, публикации Маргинала по теме докторской диссертации представлены, в основном, внутри вузовскими, ведомственными и депонированными статьями. Маргинал к настоящему времени по теме докторской диссертации не опубликовал ни одной статьи в географических научных журналах нашей страны и зарубежных стран. А ведь будущий соискатель докторской ученой степени по сложившейся в нашей стране традиции должен иметь имя в науке, научное признание.

Во-вторых, в период принятия решения о рекомендации ассистента Маргинала на должность младшего научного сотрудника не в полной мере оценена личность будущего соискателя ученой степени доктора наук, как того требует названное Положение (пункт 4, раздел 1) и Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О мерах по улучшению подготовки и использования научно-педагогических кадров" от 13 марта 1987 года. В Постановлении сказано: "...считать делом первостепенной важности партийную заботу о формировании политически зрелых, профессионально подготовленных научно-педагогических и научных кадров".

Маргиналу свойственны высокомерие, неуважительное и часто оскорбительное отношение к товарищам по работе и коллегам по научным исследованиям. Так, на одном из занятий методологического семинара географического факультета он заявил, что на географическом факультете Симферопольского госуниверситета нет ни одного преподавателя, у которого можно было бы чему-либо поучиться.

В поведении Маргинала стало нормой распространение клеветнических измышлений. Чего, например, стоит его бездоказательное измышление о том, что будто бы у КЛАССИКА, основоположника советской экономической географии, всемирно известного ученого экономико-географа, старого большевика ленинца, Героя Социалистического труда Х "руки в крови", будто бы он повинен в уничтожении в период культа личности Сталина ряда ученых-географов.

Свежий факт. В ноябре 1988 года Маргинал написал заявление в профсоюзное бюро факультета, в котором дважды оклеветал заместителя декана географического факультета доцента 2. Профбюро факультета предложило Маргиналу принести извинения членам кафедры за возведенную на них клевету, а кафедра на своем заседании 3 декабря 1988 года осудила демагогические и экстремистские взгляды Маргинала как недостойные сотрудника высшей школы. Однако Маргинал не сделал надлежащих выводов.

Кафедра постановляет: 1. Считать ошибочным решение кафедры о рекомендации ассистента Маргинала на должность младшего научного сотрудника для завершения докторской диссертации, принятое в нарушение Положения о подготовке научно-педагогических и научных кадров в системе непрерывного образования. 2. Просит Ученый совет университета рекомендовать ректору университета отозвать Маргинала с должности младшего научного сотрудника в связи с безответственным отношением к выполнению своих обязанностей (пункт 8, раздел 11 Положения) и отрицательной характеристикой общественно-политической деятельности.

Зав. кафедрой, профессор шеф (подпись)

Секретарь кафедры доцент Н (подпись)

P.S. Если кто-то интересуется, то может убедиться в достоверности данного материала. Для этого нужно смотреть архивы Симферопольского университет за соответствующий период.

23.4.1989 г. Примерно за 7-8 дней до Ученого Совета мою супругу пригласил шеф. Разговор шел о том, чтобы я уходил по собственному желанию. В противном случае мне дадут "волчий билет" и я никуда не устроюсь. Об этом говорилось очень много. Втрое о чем говорилось - шеф договорился с профессором А (зав. кафедрой экономической географии другого университета, председателем докторского Ученого Совета и очень влиятельным человеком о том, что мне на кафедре оставаться нельзя и мне позволят уйти с наименьшими потерями, то есть, не "потеряв лицо". Профессор А будет ходатайствовать перед профессором Б (зав. кафедрой экономической географии и проректором Мелитопольского госпединститута) о том, чтобы меня взяли в Мелитополь.

От московского коллеги, случайно выяснил, что профессор А действительно говорил нечто подобное. Якобы профессора Б нужно было уговаривать. Есть даже разговор, что меня обменяют на устройство одной из девиц из Мелитополя в СГУ. Как Буковского на Корвалана.

Выяснилось позже, что приглашение супруги к шефу имеет двоякое значение. Перед кафедрой и геофаком в целом этот визит представляется как инициатива от меня. Через жену пытаюсь уйти от возмездия. Она приходила умолять не губить меня и маленького ребенка. А шеф в недоумении. С одной стороны надо наказать. С другой стороны, жалко все-таки и он ведь русский человек. Другой смысл в том, что вдруг и, правда, удасться уговорить уйти самому и это за несколько дней до Ученого Совета. Ясно, что потом бы это интерпретировалось как трусость, то, что испугался и сам сбежал, чтобы не получить "волчий билет".

От включенного наблюдателя

Переговоры такого рода о передаче маргинала с одной кафедры на другую не нонсенс. Они вполне органичны для данного типа социальной организации, данного типа менталитета. Сказывается то, что охлократическое научное сообщество автохронно. Оно крайне замкнуто и живет только своим миром. Выпадение из него воспринимается так же как изгнание из первобытного племени. Это трагедия. То, что такие установки существуют в 1989 году весьма интересно. Забавна и аналогия с давними советскими законами на изгнание из СССР как высшей меры наказания. Она даже выше смертной казни. Есть даже и статья о предании смерти тех, кто будет возвращаться. Эти установки в преломленном виде проявляются и в малых охлократических группах. Они в целом характерны для охлократического менталитета.

В этих переговорах интересно и то, что участвуют в основном первые лица различных охлократических групп ( кафедр ). Маргинала даже не поставили в известность. Подразумевается, что он согласен на все и со слезами на глазах воспримет этот перевод. Тут проявляется букет черт охлократического менталитета.

23.4.1989. Вернулся из Москвы. Говорил с коллегами из Института географии АН СССР. Они возмущены происходящим. Факт подобного воспринимается как анахронизм. Дали положительный отзыв на мою работу. Сказали, что если что-то необходимо, то обращаться без проблем. В ИГАНе АН СССР полная поддержка.

От включенного наблюдателя

События непосредственно предшествующие Ученому Совету в СГУ показали следующее. В охлократической группе идут активные процессы мифотворчества. Мифотворчество определяется целиком ситуацией. В зависимости от нее разрабатывается тот или иной миф. Все развитие восприятия ситуации полностью определяется ситуационными особенностями и интересами охлократической группы. Никто не хочет признать, что травля человека - дело непорядочное, что мой научный потенциал вне их сферы влияния и чтобы ни делали я останусь ученым а не охломоном, то что они фактически проиграли.

Делаются попытки представить ситуацию таким образом, что меня прощают, то есть инициатива идет опять от них. Они всегда владеют инициативой. Как КПСС. Что мое потенциальное неуничтожение дело вынужденное, акт милосердия, а не неспособность добиться своего.

Интересно и важно то, что мифология разрабатывается сознательно, целенаправленно, под решение определенной задачи. Проявляется удивительное двуличие. То, что сотворили сами, уже через некоторое и очень короткое время становится истиной. Все противоположное ей отметается. Все, что мешает данной мифологической истине, забывается, вычеркивается из сознания. Нарушение этого запрета очень опасно в охлократической группе. Это не забудут нарушителю. Любая информация противоположная мифу оценивается как клевета, и защищают ее совершенно искренне. Все описано у Оруэлла в "1984".

Рефлексия в охлократическом социалитете и менталитете носит апологетический характер. Она ситуативна и ничего абсолютного в ней нет. Это не рефлексия - понимание, а рефлексия-оправдание. Принцип "Чего изволите?".

* * *

Состоялся Ученый Совет СГУ. На нем рассматривается и отчет маргинала.

Выступление Маргинала на Ученом Совете СГУ 26 апреля 1989 года

Уважаемые товарищи! За первый год докторантуры проделана следующая работа: 1. Завершена докторская диссертация по географии "Новые подходы к исследованию человека и общества в западной географической науке. Системный анализ". 2. Проведено исследование теоретических и методологических оснований вероятностного науковедения. Итогом стала книга "Динамика образов науки" объемом около 400 страниц. Она будет представлена в качестве докторской диссертации по философии. 3. Подготовлена и проведена школа-семинар по проблемам исследования зарубежной географической науки (октябрь 1988 года).

На данный момент у меня опубликовано 28 работ объемом около 680 страниц. Сдано в печать и подготовлено к печати еще 11 работ объемом около 870 страниц. Они, в основном, будут депонированы (рукописи всех работ прилагаются).

На второй год докторантуры планируется проделать следующую работу: 1. Закончить составление библиографии для диссертации "Новые подходы к исследованию человека и общества...". 2. Провести окончательную правку рукописи этой диссертации и перепечатать ее. 3. Отпечатать библиографию к работе "Динамика образов науки" и перепечатать текст. 4. Представить докторскую диссертацию по географии в ЛГУ. 5. Представить докторскую диссертацию по философии в один из Советов.

За первый год работы не все задуманное удалось сделать. Причины следующие: 1. Много сил и времени ушло на подготовку школы-семинара в октябре 1988 года. 2. В ноябре - феврале нездоровилось. Пришлось снизить темп работы, а в некоторые периоды вообще ее прекращать (справка из кардиологического отделения 3-й горбольницы прилагается). 3. Начиная с марта 1988 года, то есть около 2-х месяцев, у меня нет рукописи докторской диссертации по географии. Зав. Кафедрой экономической географии СГУ согласен ее вернуть только в обмен на заявление об уходе по собственному желанию. Для того чтобы получить отзывы от независимых и квалифицированных коллег пришлось тратить время на подготовку второго экземпляра диссертации, так как у меня был только один рабочий экземпляр. 4. Начиная с ноября 1988 года приходится интенсивно доказывать, что мой морально-политический облик соответствует стандарту, предъявляемому к ученым в СССР. Список обвинений прилагается. По каждому из них я могу дать аргументированный ответ. ( См. список.)

В заключение хочу выразить глубокую признательность кафедре философии за поддержку, а также начальнику ВЦ СГУ Говоровскому и начальнику группы малых ЭВМ Приходько за предоставленную возможность работать на персональном компьютере "Искра-1030", что позволили за относительно небольшой период проделать значительный объем работы.

Хочу выразить свою глубокую признательность представителям кафедры экономической географии за ту аналитическую работу, которую они проделали по диссертации "Новые подходы..." и моей деятельности за последние 15 лет в целом. Их выводы и рекомендации помогут мне в дальнейшей научной работе, в особенности в области науковедения.

В заключение хочу отметить, что каким бы ни было решение Совета, я с ним согласен. Если оно будет положительным, я буду удовлетворен. Если отрицательным, я приму его спокойно, хотя оно и приведет к тому, что через 30 -40 дней я не буду избран по конкурсу на должность ассистента кафедры экономической географии. Лучшим доказательством того, что диссертация чего-то стоит, является ее окончательное завершение и защита. На это я и буду ориентироваться в своей дальнейшей деятельности.

* * *

Было задано несколько вопросов и дано соответствующее количество ответов. Приводим краткие ответы на замечания по докторской диссертации

1. Глава по традициям необходима для понимания логики географической науки в 20 веке.

2 Глава по гуманистической географии написана на основании кандидатской диссертации, но существенно переработана. Совершенно поменялись интерпретации.

3. Текст писался длительное время. За месяц он не мог быть подготовлен. Это легко проверить. Пусть каждый напишет на узкую тему более 500 страниц за месяц.

4. При поступлении в докторантуру были отзывы крупных советских специалистов, которые поручились за меня. Могло быть и больше отзывов в случае необходимости.

5. Утверждение об отсутствии серьезных результатов неверно. Многое было написано. Об уровне самому говорить сложно, но обо всем нужно судить по достигнутому наукой уровню. Кто лучше в СССР заниматься анализом западной географической науки?

6. Публикаций достаточно. 32. Есть статья в "Известиях Всесоюзного Географического Общества". Должны выйти статьи в других журналах.

7. Оценка личных качеств не имеет отношения к научной работе. Но стоит отметить противоречие. До 1985 года давались только положительные характеристики, в том числе для работы за рубежом. После стали даваться только резко отрицательные, как только стала ясна реальность претензий на степень доктора наук. Вопрос о личных качествах не стоял даже в 1988 году при зачислении в докторантуру. Через год все резко изменилось. В том числе и относительно прошлого.

8. По поводу клеветы на КЛАССИКА СОВЕТСКОЙ экономической географии. Это дело конкретного историко-научного анализа. У меня свой взгляд на события в советской географии сталинского периода. Могу их подтвердить конкретными текстами своих работ, где это анализируется. Приводятся некоторые практические данные о его деятельности.

9. О клевете на доцента 2. Никакой клеветы нет. Чтобы не повторяться эту тему нужно обсуждать только в присутствии зав. издательского отдела. Она независимый человек, имеющий полную информацию. Решения кафедры и профбюро факультета по этому вопросу считаю неверными.

10. В заключении кафедры о докторской диссертации объемом в 2.5 машинописных страниц только 0.5 страницы анализ несостоятельности текста. Остальной текст разбор личных качеств. Какие бы они ни были, отчет идет о тексте докторской диссертации, а не обсуждении моей личности. 11. Обращаю внимание, что речь идет только о ПЕРВОМ ГОДЕ докторантуры. Есть еще год. Нелепо требовать полного выполнения работы на половине дистанции.

12. Диссертабельность темы - проблема диссертанта. Я пишу по той теме, которая меня интересует. Это мое частное право и право Ученого Совета оценивать эту тему.

13. Грамматические ошибки есть. Причины две. 1. Опечатки при машинописных работах. 2. Я пишу с некоторыми ошибками. К содержанию это отношения не имеет.

* * *

Ученый Совет СГУ не дал практически ничего нового. Я зачитал свой отчет по бумаге. Было несколько вопросов в смысле того, правильно ли поняли, что поданы две докторские диссертации по географии и философии. Никаких вопросов по существу не было.

Затем шеф зачитал заключение кафедры обо мне. Ему задали вопросы, правильно ли поняли, что я столь бездарен. Признали некоторые способности за мной. Но к преподаванию абсолютно непригоден. Помимо всего прочего и по идеологическим соображениям.

Выступали доценты 2 и 6. Было повторено то, что говорилось ранее. Доцент 6 в отношении личных качеств. Доцент 2 в отношении работы.

Выступил профессор Р (зав. кафедрой философии СГУ). Философская работа на высоком уровне. Согласен взять меня к себе на кафедру. Выступили еще два человека. Оба в защиту моей работы. Кто это я не знаю. Отмечали недоброжелательное отношение и несуразности обвинения.

Я отвечал на вопросы. Речь получилась неплохой. Не было возможности ответить разумно и полно на все вопросы, так как Совет явно затягивался. Основная масса народа уже нервничала.

На Ученом Совете при обсуждении моей работы доцент географического факультета Л высказал мысль, что необходимо оставить меня в докторантуре, но сделать так, чтобы кафедра ежедневно контролировала меня. То есть я должен каждый день приходить на кафедру и работать там. Это оригинальное предложение было высказано уже в конце заседания, когда стало вполне, что план кафедры провалился и я остаюсь в докторантуре. При подобном отношении вроде бы получалось, что кафедра не теряет лица.

В заключение один из проректоров СГУ сказал очень недоброжелательную речь обо мне. Я виноват в том, что они вынуждены обсуждать мою работу таким образом. Нужно было все сделать гораздо лучше. Итог - чтобы я не упрекнул их, что меня преследуют по политическим мотивам, предложил оставить вопрос о научной компетентности открытым до октября 1989 года. В октябре решает - давать мне еще пол года или не давать. За это соломоново решение голосовали единогласно. Против и воздержавшихся нет.

Далее рассматривался вопрос о том, чтобы выдвинуть шефа на заслуженного деятеля высшей школы УССР. В том числе упомянули меня как одного из учеников пишущего докторскую диссертацию. Кто-то сказал: “Даже две".

От включенного наблюдателя

Характерно то, что на протяжении длительного времени шеф пытался установить контроль надо мною. Я как младший научный сотрудник должен был являться ежедневно на кафедру и быть на виду. Совершенно игнорировалась специфика пребывания в докторантуре. Он не мог понять и того, что я формально принадлежу уже НИСу, а не кафедре.

Стоит поискать источники информации обо мне. Часто это мои разговоры с сослуживцами. Учитываются и разговоры многолетней давности. Когда-то, что-то, кому-то сказал. При использовании охломонами часто фразы вырываются из контекста, переиначиваются, в них вводятся новые обороты и т.п.

Характерно то, что при недостатке информации предлагают поговорить по душам. Говорят буквально в таких терминах. Когда же информации достаточно, для проворачивания какой то акции, тогда таких предложений не поступает.

источником информации могут быть письма. В моем случае вскрывались письма, в том числе зарубежные. Но из них сложно было что-то понять. Причина в иностранном языке и незнании предыдущего письма, контекста в котором шел разговор.

Разговоры с близкими и родственниками. Например, в прессинге против меня активно использовалась информация, полученная таким путем. Около года назад моя супруга в ответ на вопрос доцента В сказала, что я занимаюсь в основном философскими проблемами и программированием. Тут же объяснила, что точно не знает. Эта информация несколько модернизированная стала основанием для включения в заключение кафедры о моей работе по первому году. Написали, что я только этим и занимался. Сам я этого не говорил. Тексты говорят скорее об обратном. Но важна та информация, которая подтверждает мнение.

Пожелание охломонам - более тщательно собирать информацию, проверять источники. Они могут выглядеть неприлично и смешно. Реализовать охломону эту рекомендацию сложно. Особенно когда он находится в периоде травли кого-то. Но ее игнорирование может приводить к недоброжелательным последствиям для охламонов.

Деперсонализация среды на кафедре и отношения маргинала с ее коллективом (включенное наблюдение)

По мере того как в преподавательской маргинал лишался своего места шла деперсонализация среды. Более ранней персонализации пространства кафедры способствовало следующее: 1. Работал на кафедре и думал на ней оставаться. Хотелось создать себе более удобную среду для работы. 2. Было свое место (стол и стул), на которых чувствовал себя в относительной стабильности. 3. Были относительно благоприятные отношения с коллегами. 4. Был широкий контакт со студентами.

В результате этого преподавательская и две аудитории, закрепленные за кафедрой, воспринимались как свои. О них была несомненная забота. Искренне думал над тем, что сделать для того, что они были более удобными. Тратил время на это. Кое-что делалось и практически. Это несколько странно, так как подобное не делалось даже дома. Раздражали вульгарные фотографии и календари, которые вешали сослуживцы. После того как они уходили часто снимал их, приводил преподавательскую в порядок.

При наличии своего изолированного пространства в учреждении даже в условия социального прессинга порой можно чувствовать себя комфортно. Это конечно, небольшое утешение, но его ценишь, когда оно есть и особенно когда его нет. Такое изолированное пространство приобретает специальную обостренность. У него появляется свой контекст. Это, конечно, создает дискомфорт охломонам. Они обычно не появляются на этом пространстве. Причины появления только исключительно производственные и в случае крайней нужды. При этом стараются делать это коллективно.

Если же изолированного пространства нет и даже нет собственной территории в пространстве общего пользования, например своего стола и постоянного стула, то пребывание в такой атмосфере создает очень большой дискомфорт. Естественно, таких посещений избегаешь. Количество контактов резко сокращается. Идет тоталитарная деперсонализация среды. Создается стрессовая ситуация даже при посещении учреждения в целом, например факультета или даже университета.

Охломоны кафедры относятся к своей среде очень плохо. Персонализации среды не происходит, несмотря на то, что времени они, проводят там более чем достаточно. Мало кто соглашается принять участие в модернизации среды. В лучшем случае это пассивное одобрение.

В этом есть отражение общего отношения охломонов к среде своего обитания. В СССР сплошь и рядом можно видеть как среда обитания деперсонализирована. Она исключается из менталитета как ценность, которую нужно совершенствовать. Это по ту сторону возможностей охломона.

Когда отношения с сослуживцами относительно нормальные еще можно терпеть деперсонализированную среду. Но вот отношения портятся. И начинают очень неприятно действовать постоянные разговоры на литературные и киношные темы и полное отсутствие разговоров на темы профессиональные. Второе естественно, так как все профессиональное сведено к учебному процессу, к задолженностям студентов и т.п.

Перешел на второй год докторантуры и лишился стола на кафедре. Его занял приемник. Необходимости заходить на кафедру нет. Воспользовавшись этим предлогом, охотно туда не захожу. Это стало одним из очередных поводов для обострения отношений. Для охломона объект прессинга должен быть зримым. Если он невидим, то и неинтересно проводить прессинг.

После того как отношения с коллегами резко изменились в худшую сторону среда моментально деприватизировалась. О ее совершенствовании не может быть и речи. Для маргинала, против которого ведется прессинг, это вероятно норма. Интереснее то, почему охломоны которые много лет работают в одной комнате не могут ее приватизировать и потрясающе равнодушны к нелепостям дизайна и общей организации пространства комнаты? При этом охотно приватизируют свой дом и могут говорить об этом очень долго и искренним увлечением. Пример нелепости. При большой скученности в комнате стоит громадный шкаф, который занимает много места и расположен очень неудобно, но трогать его нельзя. Это не сложно технически, но запрет носит социальный характер. Другое. Все получают большие деньги, но не могут собраться и купить нормальную вешалку и зеркало. Попытки сделать это привели к полному краху. Нужно было дать только по 3-4 рубля, при зарплатах по 350-400 рублей это не много.

Проявляется фантастическое послушание. Шеф недоволен изменениями в организации пространства преподавательской. И поэтому никто не хочет делать это пространство более удобным. Сам же для себя шеф сделал кабинет гораздо более удобным. Его обстановку нельзя даже сравнить с преподавательской. Это, вероятно, имеет смысл в том, что расставляются статусы, кто есть кто. Все та же иерархия.

Деперсонализация пространства сказывается и на общении с сослуживцами нейтральными к конфликту. В основном это идет за счет сокращения посещений. Словарь коммуникации ограничивается приветствием в очень вежливой форме.

Началось с деперсонализации своего рабочего места. Закончилось деперсонализацией среды в целом. Характерно, что если нужно поговорить с кем-то вне пределов кафедры, то спонтанно выбираю аудитории, которые закреплены не за своей кафедрой. Но в целом стараюсь не делать даже этого. В преподавательской же чувствую себя неловко и стараюсь поскорее закруглиться со своими делами.

то, что происходит на микроуровне в случае с деперсонализацией пространства кафедры у маргинала, происходит и на макроуровне. Советский менталитет изначально ориентирован на деперсонализацию мест. Нет места. Есть только абстрактное пространство. Результат этого большое количество экологических катастроф. Среду не жалко. Она ничья. Ее вообще не существует. Ее никто не замечает. Это пространство, на котором выполняются строго определенные функции, ради какой то цели не связанной с данным пространством. Все остальное исчезает. Это свойство охлократического менталитета, одно из проявлений тоталитарного солипсизма.

Феномен персонализации рабочей среды стимулируется следующим: 1. Надеждой что-то сделать, воплотить свои профессиональные идеалы в жизнь. Профессиональный интерес стимулирует и хозяйственно-эстетический интерес. 2. Относительно частое нахождение на кафедре и необходимость периодически заниматься своими профессиональными делами на кафедре. 3. Благоприятные отношения с коллегами. Крушение этого приводит к деперсонализации среды. Среда становится враждебной, и от нее уходишь.

Охломоны практически не замечают того, что среда неудобна и то, что ее можно сделать более удобной. Только выдающиеся и главное новые уродства могут заставить обратить на нее внимание. В основном изменение среды идет за счет наклеивания календарей с артистами и котами. Данное место лишились приватности, и стало пространством. Это пространством определенной функции, выполнение которой скорее итог внешних причин, чем внутренних потребностей.

Когда преподавательская место, то в ней воспринимаются и детали. Когда преподавательская пространство, то восприятие только очень обобщенное. Характерно то, что если вижу людей, которым симпатизирую в этом пространстве, то это воспринимается как диссонанс. Возникает даже некоторое раздражение против этого человека за то, что он находится в этой среде.

22.5.1989. После каждого известия о том, что против меня готовится очередная акция, становится несколько нехорошо. Первая реакция активная. Сразу продумываешь, зачем это нужно, каковы возможные варианты последствий, что нужно предпринять, чтобы устранить воздействие. Но на следующий день - микро стресс, резко снижается работоспособность. Особенно это характерно для тех случаев, когда видел кого-нибудь из кафедральных людей. Например, сегодня стало известно, что шеф пишет письмо столичному профессору и большому начальнику Д (зав. кафедрой экономической географии социалистических стран МГУ, Директору института Латинской Америки АН СССР) относительно меня. Это означает новый и очень серьезный виток травли. Она переходит на принципиально новый уровень: защита докторской диссертации крайне осложнится. Скорее даже становится невозможной, так как ни один Ученый Совет не пойдет на такие сложности ради какой-то докторской диссертации. Задействовано слишком большое количество слишком больших начальников советского охлократического сообщества. А докторская защита должна быть тихой и мирной. Диссертант не должен вести себя как маргинал. Он должен вести себя как охламон.

22.05.89 г . Сегодня стало известно, что шеф написал письмо проф. Вольскому в МГУ относительно меня. Это сообщил ассистент 2 моей супруге. Было предложено посмотреть, “как травят Маргинала". Супруга отказалась и поэтому содержание письма неизвестно, но не трудно догадаться, о чем оно. Интересно другое: 1) сам факт активной деятельности кафедральных. Они не успокоились. Раз шеф дал отпечатать письмо на кафедру, значит, его содержание не нужно хранить в секрете. Вероятно, оно обсуждалось на кафедре; естественно, его одобрили.

Интересен новый виток, в очередной раз совершенный по инициативе коллег.

23.5.1989. Видел шефа. Он спросил, как у меня дела. Я сказал, что работаю. О письме никто не сказал ни слова.

Угнетает не то, что делается нечто негативное относительно тебя, а то, что профессиональное научное сообщество, являющееся едва ли не единственным потребителем производимой тобой информации, готово уже заочно угробить тебя независимо от того, что будет сделано. То есть потребитель не нуждается в твоей работе.

Микро стресс проходит довольно быстро, но это сказывается и на здоровье, и на работе. Темп работы, в целом, возрастает, но становится рваным. В общем и целом, это нехорошо - скорее утомляешься.

Очень неприятны чувства, когда на тебя охотятся.

Для борьбы с подобными явлениями необходимо смотреть литературу по медицине и психиатрии. От этого воздействия явно можно избавляться, но нужно ставить все на теоретическую основу. Если переживать все перипетии событий и не предохранять себя от травматизма социального порядка, то результата будет очень плохим.

26.6.1989 г. Были дома двое студентов. Один рассказал, что после его защиты и после моего выступления на защите дипломницы шефа, он долгое время орал в буквальном смысле. Характерно то, что на самой защите вел себя очень спокойно и против моего выступления ничего не говорил. После того как поорал пригласил этого студента и предложил, что возьмет его в целевую аспирантуру к себе уже сразу после окончания, если он займется делом, то есть перестанет контактировать со мной. Обозвал меня экстремистом.

Студент сказал, что придерживается принципа сочувствия и считают, что мои взгляды имеют право на существование. Он не согласен на такой шаг. Причины вероятно морального порядка и желание заниматься французской географией, а не писать диссертацию по рекреационной географии.

Интересно во сколько оценивается отречение от меня - поступление в аспирантуру. Как бы себя повели в такой ситуации другие люди, например, ассистент 2? В чем смысл подобных действий шефа? Вероятно, за счет этого он будет иметь под рукой человека, который сможет эффектно выступить там, где надо и рассказать трогательную историю своего заблуждения относительно меня. Аспирант человек зависимый, а, следовательно, и управляемый. Да и человек неглупый. Шаг со стороны шефа разумный.

Подобное скорее не исключение в рамках советской науки. Вспоминается, что у меня была аналогичная ситуация. Предлагалась очная аспирантура ИИЕТ АН СССР сразу после окончания СГУ за то, чтобы перестать заниматься метагеографией и заниматься историей географии в духе людей из итого института. Это частый выбор. В зависимости от того, кто и что изберет пойдет и дальнейшая научная работа.

13.10.1989 . 25 октября 1989 года был отдан полный текст докторской диссертации на кафедру. Объем около 600 страниц. Через месяц Ученый Совет университета.

Шеф. Напиши отчет.

Маргинал. Хорошо. Отдам через два дня.

Шеф. Ну... все то же. Нужно не 600 страниц, а 250 и науки, а недосужих размышлений... Тему изменил... Ну ладно пиши отчет.

Заседание кафедры экономической географии 24.10.1989 года.

Начало в 14.00. Конец в 16.00

Присутствуют все члены кафедры. Стенограмма ведется Маргиналом. Записывается только суть выступления. Сделать полную стенограмму не представляется возможным.

Шеф. Делает введение. Говорит много о том, что я много времени занимался своими делами и о том, сколько денег государством затрачено на это.

Маргинал. Делает отчет. Текст приведен ниже.

Отчет Маргинала

о работе в качестве м.н.с.за период с апреля 1988 по октябрь 1989 года.

Полтора года назад я был переведен на должность младшего научного сотрудника для завершения работы над докторской диссертацией по географическим наукам. В процессе работы выяснилась необходимость решения ряда фундаментальных проблем, без которых немыслимо адекватно исследовать зарубежную географическую науку, что является нашим основным объектом. За полтора года проделана следующая работа:

1. Написана докторская диссертация по географии. Тема -"Эволюция зарубежной географической науки. Принципы и проблемы исследования ее философско-методологических оснований". На кафедру был представлен текст объемом около 600 страниц. По техническим причинам не удалось включить в него часть материалов. Причина в том, что 2 главы частично не успел перепечатать на персональный компьютер, а частично не смог распечатать, так как некоторые файлы не читаются.

Дальнейшая работа над этой диссертацией будет следующей: сокращение рукописи до требуемого объема (340 страниц) и печатание библиографии. Никаких изменений в работу вноситься не будет. Для завершения этой работы мне необходимо 2-3месяца. столь долгий срок связан с трудоемкостью работы над иностранной библиографией, включающей несколько тысяч наименований на различных языках (английском, французском, китайском).

2. Полностью написана докторская диссертация по философии. Название - "Динамика образов науки. Теоретические и методологические основания вероятностного науковедения". Объем около 380-400 страниц. К защите будет представлена, вероятно, весной 1990 года по специальности "социология науки".

Работа над основаниями вероятностного науковедения будет, конечно, продолжаться. Но на данную работу это не влияет. Она будет подана в Совет в подобном виде (по содержанию). Естественно, форм будет иная.

Исследование этой темы было совершенно необходимо. Мы ставили задачу вероятностного анализа развития географической науки. Без разработки теоретических и методологических оснований в целом такой анализ невозможно было бы провести. То, что данная работа вылилась в еще одну диссертацию, дело не наказуемое (как нам кажется).

3. Написана в черновом варианте монография на тему “Критическая компания против академика А.А.Григорьева. Метагеографический анализ". Объем работы будет около 250 страниц, но здесь еще много нужно сделать, хотя основные выводы сформулированы. Оставшаяся работа носит, в основном, технический и стилистический характер.

В работе освещается один из наиболее драматических эпизодов истории советской географической науки, связанный с гонениями на А.А.Григорьева и на теоретическое направление в географии. Это было частью борьбы с космополитами и "Великого сталинского плана преобразования природы".

Написание данной работы необходимо по следующим причинам. Разработка методологии вероятностного науковедения должна идти на двух уровнях. Макро уровень - анализ науки в целом как спонтанного процесса. На этом уровне анализируются промежутки времени в несколько десятков лет. Микро уровень - анализ периодов на протяжении нескольких лет. Фактически это новая интерпретация ситуационных историко-научных исследований. Особо важно исследовать с подобных позиций периоды бифуркации науке. На примере критической кампании против академика Григорьева и анализируется эта проблема. Она имеет значение не только для истории географической науки, но и для методологии вероятностного науковедения. На должном уровне решить проблему пока не удалось. Есть сложности принципиального порядка. Для решения проблемы нет базы, в частности, необходимо адаптировать к вероятностному науковедению теорию и методологию статистики нечисловых объектов, решить принципиальные проблемы с имитационным моделированием сложных неформализуемых систем и т.п. Но в любом случае проделанная работа по анализу критической кампании важна. Она дала возможность лучше понять проблемы микровероятностного науковедческого анализа, сделан ряд интересных выводов по функционированию советского научно-географического сообщества, показана роль "героев прошлых дней" в травле теоретиков и т.п.

4. Собран большой материал по анализу функционирования советского научного сообщества в сталинские и застойные времена. В основном, материал связан с научно-географическим сообществом. Много материала по периоду становления советской экономической географии в конце 1920 - начале 1930 годов. Анализируется трагическое значение для советской географии уничтожения школы номографов, возглавляемой А.В.Чаяновым, школы центрографов Святловского и ряда других направлений.

Этот материал будет обработан и через 8-10 месяцев планируется закончить работу по социологии науки. Название работы - "Формирование и функционирование научных сообществ тоталитарного и охлократического типов. Социально-психологический анализ". Для написания этой работы большую пользу оказало то, что сам ее автор стал объектом усиленного прессинга со стороны сослуживцев. Несмотря на все минусы подобного положения, в нем есть и некоторые позитивные стороны. Они связаны с тем, что можно гораздо лучше понять механику организации кампаний, особенности поведения как сообщества, ориентирующегося на уничтожение коллеги, так и человека, ставшего объектом кампании. Как ученый и науковед я не мог пройти мимо такого ценного материала.

Так как за этот период моя заработная плата составляла в среднем 155 рублей, приходилось как-то решать и материальные проблемы. Для этой цели выполнены две хозтемы. Одна по социологическому анализу промышленного предприятия, другая (завершается сейчас) по пространственно- временному анализу поведения подростков и профилактике правонарушений.

За период пребывания в творческом отпуске опубликовано несколько статей и одна небольшая монография (депонирована). А полгода, прошедшие после последнего обсуждения моей работы на ученом совете, опубликованы три очень маленькие статьи (фактически, расширенные тезисы) и одна большая статья. Есть договоренность об издании монографии по вероятностному науковедению за свой счет. В следующем году, вероятно, будет издана за свой счет и работа по анализу зарубежной географической науки.

За это время также организовано две школы-семинара. Одна прошла в октябре 1988 года; вторая состоится в январе 1990 года.

Не стану говорить об участии в работе конференций и т.п. на союзном уровне. Несколько слов о международных контактах. 1. Приглашен на международную конференцию по теоретической географии (Алма-Ата, весна 1990 года). 2. Коллеги из Тюбингенского университета (ФРГ) пригласили посетить их. Будет решен ряд проблем с публикацией совместных работ по анализу развития науки в Китае. Визит намечается на ноябрь этого года. Все формальности уже улажены. 3. В течение года поступило три приглашения от коллег из Сорбонны. Первое приглашение несколько запоздало, поэтому не успел оформить документы. По второму не мог выехать, так как возникли некоторые сложности организационного порядка. По приглашению от 15 сентября собираюсь ехать в Париж где-то в январе, после визита в ФРГ. Приглашение на два месяца от представителей национального центра научных исследований Сорбонны. Также будет рассматриваться вопрос о совместных исследованиях и т.п.

В заключение хочу выразить искреннюю благодарность людям, которые помогали мне на протяжении этого полуторагодового “отпуска”. Я искренне благодарен профессорам философии В и Ч за поддержку и приглашение принимать участие в работе над некоторыми проблемами философии, профессору Ю.А.Шевлякову за поддержку и приглашение работать в его лаборатории динамических процессов, группе малых ЭВМ университета за помощь и предоставленную возможность работать на персональных компьютерах, без чего было бы немыслимо выполнить проделанный объем работы. Также хочу поблагодарить всех, кто помогал мне и кого я не назвал сейчас.

Спасибо за внимание. С удовольствием отвечу на все вопросы, касающиеся содержания моих работ.

От включенного наблюдателя

Текст был написан заранее. Причина была в необходимости достаточно осторожно выступления. Было несколько вариантов отчета. Приведем некоторые фрагменты, которые не были включены маргиналом в окончательный текст.

Фрагмент 1 Почтеннейшая публика, это мое последнее выступление перед кафедрой экономической географии СГУ, и я хотел бы подвести краткие итоги.

На кафедре экономической географии я пребываю с 1976 года с перерывом в 1979-81 годах. Следовательно, около 11 лет. Это были трудные годы, ноя не жалею о них. Отношения складывались по-разному, но всегда были относительно плохими. Причина этого в том, что мною часто нарушались правила игры, принятые в охлократическом сообществе. Но все было относительно в норме до тех пор, пока мой уровень (социальный) не стал грозиться превысить кафедральный.

Основных причин две: 1. Был в Китае и не умер там, вернулся жив и здоров, не изменил поведения. 2. Пошел в докторантуру и имею реальный шанс защитить докторскую диссертацию по философии и географии. Этого стерпеть невозможно.

Фрагмент 2. У каждого человека в жизни есть "звездный час", в который он должен проявить себя, показать истинное лицо, глубину падения или высоту взлета. Он часто неразличим, и о том, что случилось, становится ясно после.

Когда ненависть застилает глаза или трусость берет верх над совестью, может твориться что угодно. В такие моменты принимаются коллективные решения. Через некоторое время о них пишут одни и пытаются скрыть другие.

Такой "звездный час" не обязательно должен быть знаменитым. Дело не в том, кого осуждают, известного или неизвестного человека. Дело в принципе. Становится ясным, что человек способен на низость. Это останется клеймом на его совести, и не важно, осознает он это или нет. У вас такой "звездный час “прошел. Его уже не вернуть.

Фрагмент 3. Есть некоторые поступки, которые нельзя совершать. Так, нельзя устраивать коллективные облавы на человека, пусть он даже кажется очень плохим. "Человек разумный" не должен того делать, иначе он становится нелюдим. Нельзя быть нетерпимым, завистливым, агрессивным. Цель не оправдывает средства, тем более, когда цель - в сохранении собственного благополучия.

Фрагмент 4

Я благодарен всем, кто принимал участие в разыгрываемых спектаклях. Это было весьма интересно. Должен сообщить, что все материалы по моему делу собраны и обрабатываются. Благодаря вам удалось четко разработать основы экспериментального патонауковедения и сформулировать целый ряд проблем, которые предстоит решить в будущем. Каждый вносит свой посильный вклад в науку - вы это сделали от всей души.

Фрагмент 5

Я уверен, что наши пути еще будут пересекаться, но, надеюсь, заочно. На меня будут писать кому-то и куда-то, а я буду писать работу по патонауковедению. У меня была возможность пресечь разворачивающуюся кампанию, но я не делал этого сознательно: хотелось посмотреть, на что способны люди, и собрать материал для патонауковедческих работ. Реальные результаты превзошли ожидаемые.

Фрагмент 6

В последние годы много говорилось о застое и т.п. Но застоя не бывает самого по себе: его делают люди, он служит чьим-то интересам. Вообще, все понятно, а конкретно никто не принимает застойность на свой счет.

В данном конфликте, отбрасывая эмоции и демагогию, нужно исходить из позитивных программ. В одном случае - программа на сохранение статус-кво, в другом - на развитие. У меня даже неразвитие вообще, поскольку невозможно сдвинуть охлократическое сообщество, а проще создать другое сообщество. Создается прецедент. Есть альтернатива и, следовательно, возможно сравнение. В этом суть конфликта. Это и определяет, кто на стороне застоя и личного благополучия (в смысле неизменности положения), а кто на стороне прогресса в деле.

Фрагмент 7

Список добрых дел. Деятельность Маргинала в 1974-1989 гг. (В скобках указан источник информации.)

1. Автор 39 работ (опубликованных и подготовленных к публикации) общим объемом более 1500 страниц ( список публикаций )

2. За два года пребывания в аспирантуре защитил диссертацию (личное дело)

3. К концу первого года докторантуры подготовил две докторские диссертации (без библиографии, текст нуждается в корректорской правке) ( тексты работ )

4. Организовал первую школу-семинар по исследованию зарубежной географической науки ( материалы по школе )

5. Разработал концепцию системной метагеографии и науковедения( публикации )

6. Разработал концепцию вероятностного развития науки (публикации, диссертация по философии

7. Подготовил 5 спецкурсов. В СГУ читал один

8. Знает английский (свободно), французский (в основном, перевод), китайский (в основном, устный) языки ( тексты работ, диплом Шандуньского университета КНР )

9. Решил ряд теоретических проблем географии ( публикации )

Данные фрагменты могут представлять определенный интерес для

понимания реакции маргинала на социальный прессинг.

* * *

После отчета маргинала стали задавать вопросы. Вопросы скорее задаются риторически. Ответы на них практически не слушаются. Но есть строгая очередность в постановке вопросов. Вероятно, заранее все было распределено. Атмосфера спокойная, деловая. Никаких лишних эмоций. Все говорится четко ясно, коротко, спокойно.

Доцент 2. Просьба уточнить объем работы и объяснить его превышение.

Шеф. Уточнить название работы.

Доцент 4. Какая цель работы?

Доцент 3. Цель достигнута? Оригинальна ли волновая теория, положенная в основу объяснения эволюции западной географии 20 века? Сомнения возникают в связи с тем, что понятие волны уже использовалось в других науках.

Шеф. Вопрос о том, почему не соблюдается мой график выполнения работы, по которому к этому времени доложена была быть полностью готова работа, и подана на предзащиту.

Доцент 4. Работа не соответствует своему названию. Есть ли в работе конец?

Доцент К. Есть ли в работе новизна?

Ассистент 2. Анализ источников работы. Мало использую посторонние источники. Нет историографического введения ( обзора ).

Шеф. Почему нет анализа предшественников, занимавшихся исследованиями зарубежной географии?

Ассистент 2 . Существует стандарт обзора предшественников. Он не соблюден.

Доцент 2. Нужно сказать более четко о научной новизне во введении.

На все вопросы давались ответы. Но с ответами полными было сложно. Не давали возможность нормально изложить позиции. Если начинаешь говорить, по существу останавливают. Важен не ответ, а вопрос. Далее стали высказываться мнения членов кафедры. На каждое выступление уходило 5-10 минут. Тексты выступлений подготовлены. Есть конспекты.

Доцент 2. Суть выступления в следующем.

1. Неуважение к коллегам. Об этом говорит много и убедительно. 2. В техническом отношении данная диссертационная работа лучше той, что давалась ранее, то есть полгода назад. 3. Введение плохое. Нет цели работы. Не ясно, зачем она пишется. Цель и задачи плохо сформулированы. 4. Используется термин "Новое время" при характеристике эволюции географической науки. Непонятно что это такое. 5. Нет научной новизны. Пересказ других работ. Нет ничего своего. 6. Говорит, что смотрел только первый раздел работы. На остальное не хватило времени. В первом разделе есть тавтологии, например, "человеческая цивилизация". Много иностранных слов ( секуляризация, бифуркация и т.п. ). Текст сознательно засорен иностранными словами. Нужно искать русские аналоги. Нет необходимости столь широко использовать иностранные слова. 7. Вероятностный путь это путь без цели. Это путь к анархии. Это жизнь сегодняшним днем. 8. Отмечено противоречие. Вероятностный путь - путь без цели, но автор почему-то пытается решать проблемы. 9. Первая глава фактически декларация. Написана плохо. Очень слаба. Нет научной новизны. 10. Задается вопросом. Бесконечно прогрессивное развитие возможно? Склоняется к позитивному решению вопроса. 11. Отмечаются такие перлы в работе, как "Пессимист - хорошо информированный оптимист". Говорится, что в научной работе такие фразы использовать нельзя. 12. Использование тезисов об эволюции сознания - декларация. Это не научный текст. 13. Параграф 1.3. очень слабый. Много недоработанного. Набор слов. 14. Много субъективного надуманного. Графическое исполнение схем и прочего в работе слабо. 15. Неясно чем различаются концепции общественного времени. Мои линейные концепции общественного времени не линейные. В целом концепций общественного времени необозримо много. Провести типологию невозможно. У каждого своя концепция. 16. Задача поставлена явно некорректно. Дальнейшее чтение, то есть после первой главы было бессмысленно, и Кудрявцев далее читать не стал. И так все ясно.

Доцент 4. Это не докторская диссертация. Ошибки, опечатки, плохое оформление. Об этом говорилось очень долго. Отсутствует генетическое единство в тексте. Нет связи обобщений. Нет логики. Это умозрительные взгляды, подготовительного характера. Это перевод иностранных работ. Нет оригинальности. Это не географическая наука. Совсем нет географичности. Работа не про специальности. Объем большой. Читать сложно. Он лично читал раздел номер 3 ( методология исследования ). Другие не читал. По данному разделу замечания следующие. Полное отсутствие методологических подходов. Перепутано заглавие, то есть расхождения заглавия в оглавлении и в названии главы в тексте. Рассуждения - голая абстракция. Все спутано. Изложение тривиальных принципов ничего не стоит. Они ясны всем. Нет ничего нового в методике. Вывод - представленные материалы несостоятельны.

Доцент 5. Это не диссертационная работа, а набор материалов. Нет связи разделов.

Шеф. Явно избыточный объем. Читал до 12 ночи. Можно прочитать массу казусов на дне географа. (Это встречено с одобрением. Многие кивают головами и переговариваются ). Нет библиографии. Засорена терминология. Приводятся примеры засоренности. Выхвачены цитаты, без начала и конца. Зачитываются. После чтения удивленно поджимает плечами.

Все перевернуто с ног на голову. Без доказательно. Работа в духе худших публицистических статей. Работа - пена на волне перестройки. Нет связи между главами.

Доцент К. Доклад на данном заседании понравился, но работа нет. Работа плохая. Согласна с доцентом 5. Литературщина. Складывается впечатление, что автор к философским позициям притащил географию. Зачем в работу включать то, что не относится к географической науке? Посылки принимаются на веру. Ничего не доказывается. Работа - литературное эссе. Разнородные разделы. Большой объем. Сырая работа. Требования к докторским диссертациям не соблюдены. Автор много читал, но не все осмыслил.

Ассистент 2. Говорит, что читал подобные работы. Пример книги Л.Н.Гумилева по этногенезу. Это не научная работа, а трактат. Много говорит об источниках работы Гумилева, о том, что были аналоги его работ, на которые он упорно не ссылался. Говорится о том, что эти работы предшественников вообще непонятно исчезали из библиотек. Даже беглый анализ показывает, что у Гумилева было много предшественников. У Гумилева много плагиата. Это не трудно доказать.

Далее переходит к работе Маргинала. Ее трудно воспринимать. Раздел по анализу взаимоотношений географии и философии в 17-18 веках принят за уши к тексту. Вероятностный анализ развития науки несостоятелен. Это подобно езде медведя на мотоцикле, то есть его можно научить этому, но в природе, при нормальной жизни они этого не умеют. Так и с анализом версий.

Исторический анализ развития науки в работе крайне слаб. Это фарс. Комедия. Вульгаризация и компрометация самой идеи вероятностного подхода. Найдено много курьезов. Например, Вобан географ? ( Характерно то, что мало кто из присутствующих знает, кто есть Вобан и на вопрос не могут дать ответа. При этом ведут себя очень насторожено, так как можно самим попасть в неприятную ситуацию). Вогонди исключение из французских географов 18 века. Его нельзя учитывать при вероятностном анализе.

Методология работы очень слаба.

Раздел по "радикальной географии" слабый. Всего 8 страниц.

Согласен с мнением доцента К, что доклад замечательный. Но раздел по вероятностному науковедческому анализу в работе есть дискредитация. Автор вольно обращается с философией.

Доцент 2. Реплика. У доцента 4 десять килограмм исписанных бумаг. Он тоже может защитить такую диссертацию. (Все смеются, улыбаются. Доцент 4 начинает говорить про свои 10 килограмм исписанной бумаги. Явно оживление после напряженного слушания ассистента 2).

Ассистент 2. Пытается продолжать говорить о работе.

Стиль работы плохой. Нет уточнения и обоснования терминов. Нет дефиниций.

(Интерес к его выступлению явно упал. Все ясно. Выступающий быстро сворачивает свою речь. Говорил горячо, с задором и даже некоторой злостью. Под конец остался недовольным выступлением. Что-то не удалось сказать).

Доцент Н. У диссертанта есть как всегда желание и умение работать. Но сроки графика написанного самим диссертантом не соблюдены. Это не диссертация. Мог бы заранее дать работу на рецензирование кафедре, но в силу своего эгоцентризма построил работу неудачно. Желаемое выдается в работе и докладе за действительное. Работа сырая. Не вычитанная. Много грамматических ошибок. На факультете есть примеры серьезного отношения к докторским диссертациям - местный профессор кафедры физической географии СССР А. Это пример. А так подходить к работе нельзя.

Шеф. Макулатура!

Доцент Н. Не макулатура, но и не докторская диссертация. Нет доказательства тезисов. Проводятся аналогии и сравнения несравнимого. Можно ли сравнивать два мира - западный и китайский? Глава о китайской географической науке должна быть отдельным исследованием. В данном случае материал притянут за уши. Заявка серьезная - на стыке Запада и Востока. Но работа не доведена до конца. Эгоцентризм сыграл для Маргинала не самую лучшую роль. Он сам не понимает этого. Время рассудит кто прав в данной ситуации.

Доцент 3. Уважает Маргинала за трудолюбие. Из представленной работы можно подготовить монографию, но не докторскую диссертацию. О докторской диссертации даже близко нельзя говорить. Нет новизны, нет географичности. Нет методологии. Нет логичности, целостности и краткости. Краткость сестра таланта... ( После этого следует пауза. Многие улыбаются, вероятно, вспомним, данный афоризм и, радуясь своей деликатности, тому, что столь тонко сказали Маргиналу, что он бездарь). После паузы номер третий продолжает: " Надо работать". ( Вероятно, конец был заготовлен заранее в виду того, что слишком изящная и блестящая импровизация. Поставлены все фразы и их произнесение).

Шеф. Смотрел всю работу. Утверждение о написанной докторской диссертации несостоятельно. Обижает образованных людей ( то есть коллектив кафедры ), утверждая, что представленная рукопись диссертация. Не стыдно?( вопрос к Маргиналу ). Это материалы. Причина того, что оплошал с диссертацией - схватил очень много ( кивает своей головой. Вслед за ним кивают некоторые другие (. Кто позволил? Какое имеет право заниматься другими делами? СГУ не частная лавочка! Ничего не делал. Сам признался мне. Кто разрешил заниматься Григорьевым?! Сталинизмом?! ( имеется в виду работа по анализу критической кампании 1947-53 годов против академика Григорьева). За что деньги получаешь?! Безответственный человек. К доверию коллектива отнесся плохо. Мы поверили, что есть 75 % готовности диссертации, а сейчас и этого нет.

Объем очень большой. 603 страницы. Кроме того, две главы недописаны. Это 800-900 страниц. Объем не соответствует докторской диссертации. Сам даже не прочитал! Пишет и не читает. А нас заставляет читать. (Сокрушенно качает головой). Много терминологии. Сложно понять содержание. Безответственный человек.

Как Маргинал относится к советской географии? Клевещет на нее. Как будто нет у нее нет заслуг? Что предлагается взамен? Ничего конкретно. Говорит о низкой "метанаучной культуре" советских географов. А своя культура? Грамматические ошибки, стиль. Неприлично учить других, когда пишешь с ошибками. (Многие члены кафедры, используя первую и частично вторую сигнальную систему, подтверждают свое согласие с данным тезисом).

Вывод - это не докторская диссертация. Она не соответствует требованиям. Это даже не студенческая дипломная работа. За такие работы студентам ставят двойки. Причина этого - ошибка кафедры. Рекомендовали в докторантуру. Этого было делать нельзя. У Маргинала самомнение, эгоцентризм. Нужна ответственность. Самое главное - организованность и исполнительность. Занимается чем не положено. Нельзя так относиться к делу. Доцент 2. Все ясно. Шеф. Читает постановление кафедры по работе. Отпечатано заранее.

Суть постановления в том, что Маргинал злоупотребил доверием. Кафедра сделала ошибку рекомендовав его и т.п. Все в принципе повторяется относительно прошлого вывода кафедры. Только явно больший акцент сделан на покаянии самой кафедры и шефа лично. Да они сделали ошибку, но готовы ее исправить. ( К большому сожалению, подучить текст руки Маргиналу не удалось. Отказались давать . Хотел получить у машинистки, но это также не удалось. Она перепечатала при шефе, и он взял все экземпляры, включая черновик. Затем текст зачитывался на Ученом Совета).

Новая сцена. После чтения заключения кафедры.

Шеф. Младший научный сотрудник написал докторскую диссертацию? Не было такого случая... Какие будут предложения?

Ассистент 2. Убрать из текста заключения фразу осудить.

Доцент 5. Убрать фразу о студенческих работах, которые лучше этой докторской диссертации.

Доцент 3. Добавить о плохом оформлении работы и о том, что студенческие работы лучше именно по оформлению.

Шеф. По содержанию я не говорю. Добавляют в текст, что докторская диссертация Маргинала хуже студенческих работ по оформлению.

Доцент 2. Оформление не выдерживает критики.

Доцент Н. Термин осудить звучит плохо. Его нужно убрать.

Шеф. Мы его предупреждали.

Доцент К. А что будет?

Шеф. Конкурс букет. Говорит "сам уйду"... Конкурс будет.

Начинают договариваться о том, кто бы мог подготовить обоснованное, то есть правильно оформленное заключение для Ученого Совета.

Доцент 4. Я мог бы сделать.

Шеф. Кто захочет читать муру? Не стыдно? ( вопрос к Маргиналу, который стенографирует заседание). Сам прочти. Разве можно так заниматься? Это государственное дело, а ты...

Начинаются посторонние разговоры. Все встают, собираются парами. Что-то говорится. Все слышно, но к сути заседания диалоги отношения не имеют. Заседание кафедры окончено.

От включенного наблюдателя

В отличие от прошлых заседаний, это не носит бурного характера. Все было решено заранее и нужно было только отработать номер. Это и было сделано. Текст выступления подготовлен заранее. Есть рукописный вариант выступления. Фразы выверенные, точные, по своему логичные. Говорится все спокойно. Только в отдельных местах говорится слишком громко и патетически, но быстро возвращается на деловой тон. Это вполне естественно. И Маргинал и его коллеги по кафедре приобрели большой опыт подготовки и проведения таких мероприятий. Можно даже говорить, в какой-то степени, о потоке в их проведении. Очень интересно проследить процесс привыкания к социальной реальности такого рода. Маргинал стал объектом. О нем как о субъекте уже, скорее всего никто не думает. Отрабатывается очередной номер, решается очередная тактическая задача. Втягивание в это состояние было постепенным, и оно воспринимается как абсолютно естественное. Ничего неприличного в этом не видится. Действует жесткая фиксированная установка на происходящее. Все роли расписаны. Исход известен. Остается только все доиграть до конца.

Интересно то, что в процессе проведения очередного этапа акции про ликвидации маргинал, совершенно не замечается, что явно превысили разумные пределы обвинений в его адрес. Их намного больше для того, чтобы все было убедительным. Непонятно зачем это делается. Ведь на исход это не влияет, а комичные оттенки придает. Скорее всего, сказывается то, что в рамках малой охлократической группы с ее автохтонным режимом функционирования сложно определить пределы в акциях такого рода. Тут своя логика и рациональность.

Этим можно отчасти объяснить и перегибы доходящие до идиотизма в аналитических кампаниях 1920-150-х годов. На жертву, ставшую объектом, навешивается фантастическое количество обвинений. Это скорее потребность охлократического сообщества, чем отражение реальной вины жертвы перед ним. Чтобы убедиться в наличии явных перегибов, мы выписали отдельно фразы - обвинения в адрес маргинала. Четко отличить их можно далеко не всегда. И где обвинение, и чем оно может обернуться через некоторое время сложно судить. Это чисто бифуркационный процесс. Самое идиотическое обвинение может быть положено в основание принятия решения. И если социальная система настроена плотоядно, то для маргинала такое может кончиться весьма трагически. Сама малая охлократическая группа во многом понимает это. Но она действует уже против объекта и все позволено.

Терминология и критические замечания,

используемые на обсуждении диссертации Маргинала на кафедре экономической географии в 1989 году. (Высказывания приводятся по стенограмме, составленной Маргиналом во время заседания )

Рекламации к техническому оформлению текста

По поводу технического оформления работы говорилось много и все негативное. Надо сказать, что текст был оформлен не самым лучшим образом, но ничего криминального не было. Он был отпечатан на принтере. Все было понятно.

Сослуживцы отмечали следующее:

- Противоречия названий в оглавлении и в тексте. - Плохо начертил графики. - Использую перлы (пессимист - хорошо информированный оптимист и т.п.). - Пишу с грамматическими ошибками, а кого-то учу. Так нельзя.

Рекламация о несоблюдении сроков

Много говорилось о том, что маргинал не соблюдает сроки, изложенные в его личном плане. Обещал выйти на предзащиту через год пребывания в докторантуре, то есть еще несколько месяцев назад, но даже за полгода до окончания срока отпуска так и не вышел.

Соблюдение сроков такого рода часто носит формальный характер. Дается два или три года. А как они используются уже принципиального значения не имеет. Только в случае не предоставления текста вообще можно о чем-то говорить.

Забавно то, что при оценке научной работы маргинала в докторантуре никто не хотел учитывать, то в каких условиях приходилось ему работать. Постоянный психологический дискомфорт и социальный прессинг вроде бы никак не влиял на продуктивность. Об этом ни слова. Условия работы практически игнорируются. В соответствии с особенностями охлократического сознания, эти условия скорее считаются прекрасными ( нет учебной нагрузки и т.п).

Основное в том, что обещал выйти на предзащиту докторской диссертации через год и не вышел.

Рекламации к постановке и решению научных проблем

Относительно данного пункта было весьма много разногласий маргинала и его сослуживцев. Высказана масса замечаний. Оценивать их весьма сложно, так как большинство говоривших текст не читали и в данной проблеме не разбираются. НО для нас это важно не с содержательной, а социологической точки зрения.

Рекламации были следующего рода.

Рекламации по структуре - 1-й раздел очень слабый. Доцент 2 прочел его и дальше читать не смог. - Нет анализа историографии. - Исторический анализ - фарс, комедия, вульгаризация (ассистент 2). - В работе отсутствует генетическое единство и обобщения. - Разнородные разделы. - Нет связи между главами. - Плохо изложил социальные предпосылки становления "радикальной" географии. Перед этим ассистент 2 оговорился, что ничего по ней не читал, кроме одной статьи на русском. - Анализирую в одной работе восток и запад - этого делать нельзя.

О терминах и дефинициях - Подобно герою из "Алисы в стране чудес" использую терминологию так, как хочу. - Использую много иностранных слов, например, "бифуркация", "секуляризация" и т.п. Нужно искать русские аналоги и не засорять русскую речь иностранщиной. - Не уточнил исторический термин "Новое время". - Нет дефиниций терминов. - Не уточнил, чем отличаются линейные концепции общественного времени от циклических и т.п. Концепций общественного времени необозримо много (по доценту 2).

Методология и теория

- Полное отсутствие методологии.

- Рассуждения - голая абстракция.

- К философским знаниям притащил за уши географию.

- Не обоснованы посылки.

- Вольное обращение с философией.

Маргинал плагиатор - Фактическое обвинение в плагиате: моя работа = работе Л.Н.Гумилева "Этногенез и биосфера Земли". Ассистент 2 за 4 года работы установил, что Гумилев занимается плагиатом: все его работы состоят из раскавыченных цитат. Следовательно, моя работа также плагиат. Примитивный силлогизм. Разница лишь в том, что меня еще не вывели на чистую воду. Пожелаю же своим коллегам по кафедре успехов в этом деле. Оно, несомненно, положительно скажется на образовательном уровне кафедры: будет изучено несколько иностранных языков, прочитано много интересных иностранных книг - это большое дело.

Рекламации относительно отношения маргинала к коллегам

Это наиболее больной вопрос и о нем говорилось наиболее горячо. Если анализировать абстрактно, то от рекламаций мало что остается. Но когда слушаешь этот поток, обращенный на маргинала, то становится немного не по себе.

Маргинал проявляет и высказывает:

- Неуважение к коллегам, так как подал работу слишком большого объема. - Обманул кафедру, сказав о готовности работы на 75 %. - Обещал - "уйду, уйду", а сам не уходит. - Обижаю кафедру.

Очень много гневных слов было сказано относительно того, что

- сам работу не читал, а сослуживцев заставляет читать муру. Принес на кафедру несколько килограмм бумаги и заставил всех читать. А у доцента 4, к примеру, 10 кг исписанной им бумаги, но он же так не поступает. Не заставляет же их читать свои исписанные бумаги. Сам бы прочел! ( А кто ее писал? И можно ли писать не читая?)

-

Более того. Пока кафедра читала, был на Всесоюзной школе-семинаре в Репино (поехал без разрешения кафедры).

(Примечание – Репино, недалеко от Ленинграда, неплохое место для научного семинара).

Рекламации к социальным позициям маргинала

Не обошли вниманием и социальные позиции автора. Рекламации касаются в основном его личного неповиновения. Это весьма серьезно в рамках охлократического сообщества. так маргинал: - Без разрешения стал писать работу по вероятностному науковедению. - Без разрешения стал писать работу по анализу кампании против Григорьева. - Считаю, что СГУ - частная лавочка; занимаюсь, чем хочу.

Особое внимание уделено недоброжелательному отношению маргинала к советской науке. Он - Плохо относится к советской географической науке. - Клевещет на советскую географию. - Ничего не предлагаю взамен советской географии.

Прозвучали рекламации и фундаментального порядка. Маргинал - Призываю к анархии. Дал обоснование вероятностной концепции развития сознания и общества, а это путь к анархии. "Делай, что хочешь." - Отрицаю возможность бесконечно прогрессивного развития систем, в том числе общественных.

Скорее всего, подразумевается, "бесконечно прогрессивное развитие" охлократического социума. Это весьма интересно. При чудовищной зацикленности этого социума факт теоретического признания бесконечности прогресса играет в нем исключительно большую роль. Это инвариантный перевертыш охлократического сознания.

Оценка личности маргинала

Оценка личности маргинала играла фундаментальную роль. В мероприятиях такого рода в целом невозможно отделить оценку содержания работы, от оценки личности ее автора. Вполне естественно и то, что объект критики в таких кампаниях предстает как исчадие ада. В данном случае для маргинала характерно следующее:

- Нет стыда. - Получает деньги ни за что. - Безответственный. - Самолюбивый. - Эгоцентричен. - Нет организованности. - Нет исполнительности. - Низкая культура. - Бесталанный ( Краткость - сестра таланта. Работа не краткая, следовательно ...)

Столь негативные характеристика маргинала вполне искренни и органично идут в контексте оценки его работы. В процессе социального прессинга охломон уже не контролирует себя. ОН подобен гончей идущей по следу. Есть только одна цель.

Оценка работы в целом

Так как ни один сотрудник кафедры работы от начала и до конца не прочел, то вполне естественно, что много говорилось о работе в целом. Некоторые вполне открыто заявляли, что читали только некоторые разделы. Из речей некоторых экспертов, было сложно понять читали они текст вообще или нет. Но в любом случае выводы были однозначны. Всем ясно, что маргинал - выдает желаемое за действительное. - Коллегам не понятно, закончена эта работа или нет. Никто не сомневается, в том, что маргинал - Ничего не делал год, пока не сказали, что в конце года буду отчитываться.

В целом решено, что:

1. Работа - в духе худших публицистических статей.

2. Работа - пена на волне перестройки (доцент 5).

3. Литературщина (доцент К).

4. Работа плохая.

5. Сырая работа.

6. Работа - дискредитация вероятностного науковедения.

7. Работа - простой перевод иностранных работ. Это гипотеза, так как специалисты кафедры экономической географии иностранных языков не знают и работы на не русском и не украинском языках не читают.

8. Работа не географична.

9. Работа не оригинальна (аналоги, тем не менее, не приведены).

10.Все спутано.

11.Представил не докторскую диссертацию, а набор материала.

12.Текст - набор умозрительных взглядов.

13.В силу своего эгоцентризма построил работу неудачно.

14.Много недоработанного. Текст - набор слов, особенно первая глава.

15.Работа - "макулатура" (шеф).

16.Не "макулатура", но и не докторская (доцент Н).

17.Докторская диссертация Маргинала - даже не студенческая работа. Студентам за такие дипломные работы ставят двойки ( шеф ).

18.В ней - нет новизны, географичности, методологичности, целостности, краткости, логичности ...

При всей категоричности общих оценок работы, практически нет конкретного анализа. Все опирается на мелочи. Из наличия грамматических ошибок в тексте может делаться глобальный вывод о несостоятельности работы. Аналогично он может делаться из того, что автор работы не имеет, с точки зрения его коллег, стыда и т.п. Такое положение весьма характерно для процесса социального прессинга, поскольку он ориентирован на личность, а не на то, чтобы дать адекватную оценку результатов ее работы.

Использование данной работы коллегами в дальнейшем

На этом аспекте внимание не акцентировалось. Пол умолчанию предполагалось, что сразу после ухода маргинала об этой работе все забудут. Причин масса. Они изложены выше. Только один доцент 5, который имел больше претензий к маргиналу, чем остальные, собирается казусы из работы читать на Дне геофака. Это ежегодный "праздник" факультета, на котором нужно быть веселым и находчивым. таким ценным материалом номер пятый готов поделится со студентами. Вот смеху будет!

Conclusion: "He must die"

Типично и то, что все знают - работы по изданию блокируются. Если не берешь кого-то из начальников-охломонов в соавторы, то все выпадает из планов изданий. Но это никто не учитывает. Сами и им подобные вычеркивают твои работы из издательских планов. А затем говорят в форме обвинения часто у тебя ничего нет изданного, и это служит показателем несерьезности тебя как ученого. Противоречивость этого обвинения не замечается. Это все фактически школа охломонизации.

При анализе изложенного материал четко прослеживается то, что время воспринимается охломонами статически. Оно остановилось. Нет процесса. Вроде бы тексты могут появляться сами по себе.

Поразительно и то, что никто не говорит о сравнении научной продуктивности маргинала и его сослуживцев. Вместе с тем, на кафедре все безапелляционно судят о том, как нужно писать докторские диссертации. При этом нет ни одного доктора наук, а научная эффективность работы кандидатов столь мизерна, что не приходится, и говорить о ней. О научной работе охломонов ни слова. Она есть в потенции, и будет утилизирована при наличии определенных условий. Например, пойдет охломон в докторантуру и напишет докторскую диссертацию. А до этого ничего делать не надо. Научная работа воспринимается как покупка товара по купонам, талонам или чему-то подобному. Есть купон - значит, будет товар. Нет купона - значит и не надо дергаться. Нет права для этого.

В отношении маргинала на протяжении 1989 года стала стандартной негативная терминология. Шеф постоянно за глаза называет экстремистом. Это было сказано даже на сборе выпускников университета 1979 года. При этом вкладывается далеко не нейтральное содержание. Формируется образ.

Для того чтобы получить негативные отзывы на рукопись докторской диссертации, рецензенту выделяют соответствующие места в тексте. Это разумно, так как текст дается только на несколько часов. Внимание обращено на самое интересное для этого рецензента. Профессору МГУ Х показали критику "Вестника МГУ" в тексте. Сам бы он вряд ли нашел это, да и текст не играл принципиальной роли. Это было скорее случайное замечание. Аналогичная тактика применяется и в отношении других рецензентов. В тексте все выделено карандашом.

Заключительная сцена. Сохранение в неприкосновенности советской структуры и уход маргинала

После того как был закончен основной цикл включенного наблюдения над охломонами в процессе социального прессинга, оставаться на кафедре маргиналу смысла не было. Работать невозможно. Проводить дальнейшие наблюдения неинтересно. Дальнейшее давало бы только повторы ситуаций уже описанных. Так бы продолжалось до тех пор, пока маргинала не выжили из охлократического коллектива.

Варианты заявления об уходе из СГУ.

"Прошу уводить меня из СГУ по собственному желанию с 26 октября 1989 года ввиду того, что дальнейшее пребывание в творческом отпуске нецелесообразно. Работа над докторской диссертацией завершена. Возвращаться на кафедру экономической географии невозможно по причине недоброжелательного отношения сослуживцев. Плодотворно заниматься научной и педагогической работой в сложившейся обстановке нет возможности.

С уважением. Маргинал"

Этот вариант был мною забракован. Первоначально был подал следующий вариант заявления

"Прошу уволить меня в предельно возможный короткий срок, так как дальнейшая научная и педагогическая работа в СГУ практически невозможна. Причина в недоброжелательном отношении сослуживцев. Считаю, что основную работу по написанию докторской диссертации по географии "Эволюция зарубежной географической науки" выполнил. также считаю, что завершена работа над докторской диссертацией по философии "Динамика образов науки. Теоретические основания вероятностного науковедения. С уважением. Маргинал 25.10.1989 г."

Это заявление было подано. Но руководство университета сообщило, что при подобном заявлении его нужно будет разбирать и скорое увольнение невозможно. Назывался срок около двух месяцев. Сложно сказать насколько это отвечало реальности и насколько правомерно положение, при котором не хотят принимать заявление об уходе по подобным причинам. В это время мне было все равно. Свой цикл наблюдений за охломонами я закончил, и нужно было скорее уходить от этого источника негативных эмоций. Причины были как внешние ( не очень хорошее физическое состояние и скорая поездка в ФРГ), так и внутренние ( потребность заняться новой исследовательской работой). Было написано другое заявление, подписанное начальством без единого слова на следующий день.

"Прошу уволить меня по собственному желанию. Перехожу на другую работу. Маргинал 27.10.1989"

Никто уговаривать оставаться не стал. Никто не встречался. Новый проректор университета по научной работе Д (который до этого занмался хозяйственной работой в университете) подписал его и сказал "Счастливо". Начальник отдела кадров просмотрел и сказал, чтобы отнести заявление ректору. Ректор подписал без слов и без встреч.

Я также не с кем больше не стремился встречаться. Но через два дня встретился в дверях университета шефом.

Шеф - Говорят, что ты подал заявление об уходе? Почему я об этом не знаю?

Я - Заявление у заведующей аспирантурой.

Это был последний диалог коллег по экономической географии, проработавших достаточно долгое время вместе.

Забавно то, что уход человека высокой профессиональной квалификации, который проучился большую часть своей жизни ( 10 лет в школе + 5 лет в вузе + 2 года в аспирантуре + 2 года на стажировке в Китае + 1.5 года в докторантуре ) и подготовившего докторскую диссертацию, что не совсем тривиально для провинциального вуза не вызывает никаких колебаний. Сохранение гомогенности, стабильности гораздо более значимо, чем наличие любого и тем более любых сколь угодно квалифицированных специалистов в вузе. Как неоднократно заявлялось на факультете университете это не научное заведение, а идеологическое.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОШЛОГО СПЕКТАКЛЯ ДЛЯ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ТЕАТРА

(Видения маргинала)

АКТ 2.

ВЕРСИЯ 1.

Раннее утро. Едва забрезжил свет. На сцену выходит рабочий сцены Петрович. Зевает. Устало садится. На сцене 15 стульев, 6 столов, 12 доцентов. Все без движения. Все расставлено в беспорядке. Заскрипела дверь. Слышатся шаркающие шаги. Входит уборщица тетя Зина.

Петрович. А...Пришла?

Тетя Зина . А то?... Разбросают все. Никогда после спектакля ничего сами не уберут....(Что-то неразборчиво ворчит)... Бумаги набросали. Тьфу!

Петрович. Дай гляну. ( Смотрит и начинает медленно по слогам читать вслух ). См. начало спектакля - заявление Маргинала .

Прочитав несколько слов, зевает. Тетя Зина тем временем начинает расставлять стулья.

Петрович. А ты не знаешь, что сделали с этим маргиналом?

Тетя Зина. Да ничего. Он потом уехал в Канаду. Не читал что ли его работу по моделированию нелинейных состояний в социальных процессах? Темный ты человек Петрович. Ладно, давай убирай этих.

Петрович .( Встает и подходит к одному из доцентов ). Надоело. Каждый день их надувай, раздувай. А тут компрессор проломался еще. (Вынимает затычку из полуспущенного доцента. Рассматривает манекен ). Спускает. Заклеить надо. (Со свистом начинает выходить воздух. Разложила на полу плоскую фигуру доцента, Петрович скатывает ее в рулон ).

За окно проплывают колоны демонстрантов с транспарантами и флагами. Играет духовой окрест. Громко лает собака и слышен истеричный крик: " Петрович! В столовку фарш завезли!"

ЗАНАВЕС

ВЕРСИЯ 2. 2043 год. Наконец реализованы идеалы, провозглашенные еще во второй декаде 20 века. Удалось добиться создания нового человека. Он выглядит не очень красиво, но для начала новой эры сложно требовать еще и красоты.

Длинная серая комната. Стоить много то ли столов, то ли парт. За ними сидят люди неопределенного пола, возраста и профессии. Это все сплошь новые люди. Наконец то удалось сгладить мучительно раздражавшие различия между умственным и физическим трудом, мужчинами и женщинами, городом и деревней и между всем остальным. Стоит кафедра мутного цвета. На ней герб и клочок транспаранта. Понять его смысл сложно. Нет начала и конца. За кафедрой стоит в привычной прозе доцент 5. Он уже стал профессором.

Доцент N5. Да... хорошее было время... Славно мы работали.... Ну вот, значит собственно и все что я хотел сказать.... Да, о чем это я? А! А потом шеф поставил точку на этом деле. И с тех пор, вот уже почти 60 лет... или 70?... в нашей области научно-исследовательской деятельности все хорошо... Вы только посмотрите! Какой человек!... (Некоторые оглядываются на портрет шефа, который висит над умывальником).

Резко распахивается дверь. Входит мужчина в белом халате и его ассистентка ( симпатичная молодая врач с несколько усталым лицом ).

Мужчина. Опять за старое? Танечка, назначьте интенсивный курс шокотерапии номеру пятому.

Доцент 5. Нет! Нет! Не надо! Я больше не буду! А-А-А-а - а - а...

Мужчина. Назначьте, назначьте. Сегодня же отвезите его в Институт вероятностных гуманитарных исследований. Пусть посмотрит. Кошмар с этими бывшими...

Входит санитар и выводит доцента N5 . Тот показывает ему язык, что-то быстро непонятно лопочет и хихикает.

The End

ПРОГРАММА ИССЛЕДОВАНИЯ

''ПОВЕДЕНИЕ МАЛОЙ НАУЧНОЙ ГРУППЫ ОХЛОКРАТИЧЕСКОГО ТИПА

В ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ''

Работа посвящена исследованию особенностей поведения научного сообщества, сформировавшегося в СССР в сталинские и застойные годы. Оно по типу является охлократическим. В связи с тем, что его анализ является достаточно обширной темой, необходимо специально выделять проблемы, связанные с поведением малых научных групп. В качестве таковых могут выступать кафедра, лаборатория и т.д. В работе определяются закономерности функционирования малой группы охлократического типа в нормальных условиях, но основное внимание обращено на анализ ее поведения в экстремальной ситуации, под которой понимается наличие постоянного раздражителя.

Исследование подобного рода исключительно важно для современной советской науки. Перестройка в ней невозможна до тех пор, пока не будет понято, что дело не столько в нехватке персональных компьютеров и иного оборудования и материалов для исследований, сколько в доминировании охлократической структуры, делающей невозможным эффективное использование имеющегося потенциала науки.

Наиболее значимо для структур охлократического типа - сохранение статус-кво / жесткой структуры построения научного сообщества с доминирующими вертикальными связями /. В качестве раздражителя выступает личность, ориентирующаяся в профессиональной деятельности на разрушение данной структуры или не соблюдающая принятые в ней правила деятельности. Реализация программы личности-раздражителя грозит малой группе принципиальными переменами ее функционирования. Это закономерно вызывает негативную реакцию. Группа начинает действовать по строго определенным правилам, ориентированным на социальное уничтожение нарушителя спокойствия. На анализ ее поведения и направлено исследование.

Задачи работы следующие:

· исследование проявления конформизма в научном коллективе;

· анализ особенностей протекания процесса социального прессинга на экстраординарную личность в охлократической научной структуре; выработка рекомендаций по формированию социально-психологического климата в научном коллективе, способствующего плодотворной деятельности; определение особенностей поведения ученого, становящегося объектом социального прессинга в научном коллективе; разработка системы рекомендаций по социально-психологической самозащите личности от прессинга малой научной группы, стремящейся к сохранению статус-кво и функционированию по охлократическим принципам.

Исследованию психологии научной деятельности посвящена обширнейшая литература. Но большая часть исследований не предусматривает систематический сбор эмпирического материала в изучении научного сообщества. Из множества разрозненных эмпирических фактов строятся теоретические обобщения, часто не имеющие выхода на практику организации науки. В нашем проекте устраняются недостатки подобного рода. Ставится задача детального исследования малой охлократической научной группы как подсистемы научного сообщества. Будет дан ее детальный анализ на основании методологии и теории системного науковедения.

Результаты исследования будут представлены на уровне мировых стандартов. Работу выполняют специалисты, детально знакомые и с позитивной наукой, в данном случае географической наукой, выступающей объектом исследования, и науковедением. Это обеспечит понимание многих особенностей развития науки и устранит один из широко распространенных недостатков исследований подобного рода, когда науковед слабо разбирается в конкретной области познания, а представитель частной науки не может профессионально работать в области науковедения.

Гипотеза исследования заключается в том, что в советской науке сложилась охлократическая структура. Она стала результатом постепенного перерастания тоталитарной структуры, сформированной в сталинские времена, в охлократическую. Результаты наших исследований показали, что науковедческая культура ученых, сформированная в тоталитарной системе, принципиальным образом не меняется в новых условиях. Сохраняются приобретенные умения и навыки, например, ведение дискуссий и т.п. В результате смягчения внешней социальной среды эти приемы не всегда достигают желаемого (подавления научного конкурента). Постепенно начинает складываться специфическая культура, характерная именно для охлократического сообщества. В истории советской науки это нашло отражение в особенностях функционирования науки в сталинские и застойные годы.

Малая группа охлократического типа ориентируется на сохранение статус-кво. Все должно оставаться, как есть. Нарушение этого принципа является одним из наиболее страшных проступков, который не может быть прощен. Против нарушителя спокойствия выступают наиболее активные сторонники застоя. Происходит расслоение малой группы. Если ранее она была относительно однородной, однотипной, то экстремальная ситуация проявляет различие потенциалов ее представителей. Можно выделить типы поведения и дать их детальный анализ.

Поведение человека, ставшего объектом социального прессинга, во многом определяет поведение группы. При его описании четко выделяются несколько типов. Будет дан их детальный анализ. Авторы считают, что для ученого, ставшего объектом прессинга, наиболее разумен тип поведения, связанный с четкой рефлективной установкой, отстранением Я - жертвы прессинга сослуживцев и Я-наблюдателя происходящего. Можно отработать систему рекомендаций по подобного рода ''раздвоению'' и систему тренинга для эффективной рефлективной работы ученых, не обладающих специальной науковедческой подготовкой.

Конфликт в малой охлократической группе в большинстве случаев завершается только победой одной из сторон. Наиболее часто встречается уход ''раздражителя'' из данного коллектива. Это ведет к еще более тяжким формам застоя в малой группе. Разумный выход из ситуации связан с изменением организации таких групп. С перестройкой застойных структур малых групп необходимо бороться не одиночкам. Для этого должна быть подготовлена соответствующая социо-культурная среда и научно обоснованная организация научной деятельности.

В результате исследования будут получены материалы по детальному изучению поведения малых научных групп охлократического типа в экстремальных условиях, проведено их аналитическое осмысление, наукометрические расчеты, сформулированы теоретические гипотезы, подтвержденные эмпирическими материалами. Все будет сведено в систему.

Работа проводится в два этапа. На первом будут получены эмпирические материалы исследований малой группы, проведен первичный теоретический анализ функционирования малой группы и детальное изучено распределение функций в группе в различные периоды ее функционирования. На втором будет выполнена работа по детальному теоретическому анализу материала. Важное место отводится выработке практических рекомендаций по оптимизации функционирования малых научных групп.

По данной теме уже получены некоторые значимые результаты. Четко определены этапы функционирования малой научной группы охлократического типа в экстремальной ситуации, показана связь ее науковедческой культуры с общими принципами и культурой науки тоталитарного типа. Описан механизм функционирования научного сообщества охлократического типа. Но детального углубленного анализа поведения малой группы не дано. Эти результаты могут быть получены на основании анализа эволюции советского научно-географического сообщества.

РЕЗУЛЬТАТЫ исследования будут представлены в виде монографии, содержащей детальное описание материала, теоретический анализ и практические рекомендации по организации малых научных групп в современных условиях (в период перестройки в советском обществе и переходе от охлократической, застойной структуры науки к демократической).

Лаборатория

вероятностных

гуманитарных

исследований

Симферополь. 1990

ПРОГРАММА ИССЛЕДОВАНИЯ

''КУРС АУТОТРЕНИНГА: УЧЕНЫЙ В СТРЕССОВОЙ СИТУАЦИИ.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА ОТ ПРЕССИНГА МАЛОЙ НАУЧНОЙ ГРУППЫ''

АКТУАЛЬНОСТЬ

Предшествующие периоды сталинизма и застоя привели к формированию научного сообщества, часто использующего социальный прессинг для устранения не угодных ему людей. Обычно этот процесс протекает на уровне малой научной группы (кафедры, лаборатории и т.п.) и редко принимает характер критической кампании в рамках всего дисциплинарного сообщества. Против маргинала, отличающегося научными идеалами и нормативами, ведется работа, ориентированная на его выживание из научного сообщества или принятие им общепринятых нормативов. Чаще жертвами становятся наиболее способные ученые, не удовлетворенные существующим уровнем, стремящиеся к его повышению. Такие специалисты являются национальным достоянием, поскольку именно они вносят основной вклад в прогресс науки. Чтобы они могли работать эффективно, необходимо, помимо всего прочего, создать курс аутотренинга, ориентированный на самозащиту личности от агрессивной застойной научной среды.

Подобные исследования для современной советской науки весьма актуальны. Это связано с тем, что структура науки и научного сообщества, сложившаяся в застойные годы, практически осталась без изменения. Перестройка в сфере науки должна охватывать структуру в первую очередь. Это связано с тем, что доминирующая структура определяет эффективность функционирования науки. При этом неизбежны острые конфликты. Не важно, в каких терминах они будут выражаться и что станет их поводом. Важно, что причиной является различие установок. Одна направлена на сохранения статус-кво. Другая - на модификацию советского научного сообщества. Жертвой подобных конфликтов являются наиболее активные и способные ученые. Им необходима не только юридическая и социальная защита, но и психологическая. Она играет очень важную роль.

ЦЕЛЬ - разработать курс аутотренинга для ученых, попавших в стрессовую ситуацию в результате прессинга малой группы, и довести его до уровня самостоятельного освоения.

Решаются следующие ЗАДАЧИ : 1. Проанализировать особенности поведения ученых в стрессовой ситуации. 2. Провести типологию стрессовых ситуаций и проанализировать их генезис. 3. Разработать курс аутотренинга для ученых, становящихся объектом социального прессинга малой научной группы. Курс направлен на сохранение работоспособности ученого, стабилизацию деятельности научного коллектива. 4. Апробировать подготовленный курс. Проанализировать результаты исследования. 5. Разработать методику заочного обучения курсу.

Работа имеет теоретическое и практическое значение. Теоретическое значение - в анализе стрессовых ситуаций с точки зрения жертвы социального прессинга и попытке разработки защитных мероприятий на индивидуальном уровне. Исследование такого рода - редкость. Они неизвестны широким слоям ученых. Наша работа ориентирована именно на них. В этом ее прикладное значение.

Стрессовые ситуации возникают весьма часто в современной советской науке. Это результат отражения процессов, происходящих в обществе. Нужно дать возможность наиболее прогрессивным ученым защититься от прессинга сослуживцев не только на правовом, но и социально-психологическом уровне. Это позволит сохранить для науки наиболее талантливых и уязвимых специалистов.

Планируется проделать следующую работу:

1. Проанализировать существующую науковедческую литературу по данной проблеме.

2. Провести дополнительные исследования, необходимые для разработки курса аутотренинга.

3. Разработать типологию стрессовых ситуаций и провести их анализ с точки зрения объекта социального прессинга.

4. Разработать курс аутотренинга.

5. Апробировать курс на добровольно набранных ученых.

6. Проанализировать результаты проведения курса аутотренинга. Скорректировать его положения (в случае необходимости).

7. Разработать и апробировать методику заочного обучения курсу аутотренинга, проанализировать его эффективность.

Для проведения работы будет создана группа высококвалифицированных специалистов (науковедов, психологов, социологов).

Лаборатория

вероятностных

гуманитарных исследований

Симферополь. 1990

МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ

ПО ПРОВЕДЕНИЮ СОЦИАЛЬНОГО ПРЕССИНГА

В МАЛОЙ НАУЧНОЙ ОХЛОКРАТИЧЕСКОЙ ГРУППЕ

Соприкасаясь в недалеком прошлом с СОВЕТСКИМИ учеными мы решили обобщить их опыт в организации и проведении социального прессинга и четко сформулировать принципы и приемы, которые проводятся при организации такого рода мероприятий. Наши рекомендации основаны на реальном опыте. В процессе включенного наблюдения во время такой кампании экспериментами мы не занимались и ни для кого кампании не устраивали. Но с научной точки зрения материал все-таки удалось осмыслить.

Надеемся, что обнародование этих рекомендаций направит усилия коллег попадающих в сложные ситуации на рефлексию, а не только на сражения с охломонами. Теоретическая работа в области патонауковедения и сбор эмпирического материала более важны, чем спор, в котором никто не может одержать верх в силу самого спора.

Сентиментальное введение

Почтенные охломоны! Эти рекомендации адресованы вам. Не закрывайте работу. По крайней мере, вспомните про нее, когда захотите уничтожить кого-то, организовать кампанию против кого-то кто интенсивно занимается научной работой. Постарайтесь понять следующее - то, что вы пытаетесь делать, было уже много раз и вполне укладывается в логический патонауковедческий анализ. Не добавляйте эмпирический материал патонауковедению. Это не имеет научной ценности. Лучше постарайтесь вникнуть в происходящее и поймите, почему коллега вызывает в вас столь сильное раздражение.

Но если все-таки вы решили уничтожить своего коллегу, то вам будет полезно знать те приемы и принципы, которыми руководствовались до вас.

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ СОЦИАЛЬНОГО ПРЕССИНГА

В ОХЛОКРАТИЧЕСКОМ НАУЧНОМ СООБЩЕСТВЕ

УСПЕХ В СОЦИАЛЬНОМ ПРЕССИНГЕ ОПРЕДЕЛЯЕТ ТЩАТЕЛЬНАЯ И ПОСТОЯННАЯ ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННАЯ РАБОТА

Предварительная и постоянная неявная работа определяют успех вашего гнусного предприятия. Вам нужно постоянно, на протяжении всего прессинга вести закулисную работу. Нужно беседовать с людьми, запускать слухи и т.п. Это подобно движению футболиста на поле без мяча. Результативность во многом зависит от этого.

ПОМНИТЕ - ОХЛОКРАТИЧЕСКОЕ НАУЧНОЕ СООБЩЕСТВО ВСЕГДА ГОТОВО К НАСИЛИЮ. НУЖНО ТОЛЬКО СТИМУЛИРОВАТЬ РЕАЛИЗАЦИЮ ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ ГОТОВНОСТИ, АКТУАЛИЗИРОВАТЬ ЕЕ

Суть охлократического научного сообщества в постоянной готовности к насилию над личностью. Это является атрибутом данного типа сообщества и часто не зависит от личностных качеств.

Готовность к насилию у охломонов - атрибут их социальной психологии. Это резидентная программа, которую можно вызвать и убрать в любой момент. Нужно только знать, как это делать. На помощь богатому опыту советского научного сообщества может придти социальная психология.

Актуализация потенциальной готовности возможна за счет ситуативного подхода к проведению мероприятия, тщательному следованию некоторым простым правилам.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ СОЦИАЛЬНОГО ПРЕССИНГА В НЕПРЕРЫВНОСТИ И НЕПРЕДСКАЗУЕМОСТИ

Не жалейте время для того, чтобы достать своего врага, где бы он ни был. Вы теряете время, но зато вы живите полноценной жизнью, единственно возможной для вас, почтенный охломон. А для маргинала, успешно занимающегося наукой этот образ жизни непривычен. Он нервничает, он не может работать, он прожигает свою жизнь зря. Вы ведь этого добиваетесь?

РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

ОБЪЕКТИВАЦИЯ ВАШЕГО ВРАГА И ФОРМИРОВАНИЕ НЕГАТИВНОЙ ФИКСИРОВАННОЙ УСТАНОВКИ НА НЕГО

Чтобы достичь своей цели - уничтожения вашего врага - нужно добиться его объективация. Это должен быть не субъект, не личность. Это должен быть объект, враг, который выступил против коллектива.

Постарайтесь перевести личные неприязни в идеологическую плоскость. ПРИЕМ беспроигрышный. Применялся множество раз и для него еще не вечер. Горой стойте за решения партии и правительства, даже если они не имеют никакого отношения к сути конфликта. Можно говорить горячо и бестолково. Не бойтесь показать свою дурость. В охлократическом сообществе это не страшно. Особенно когда речь заходит об идеологической лояльности. Если дурак, то значит идеологически верный кадр.

Внушите, что ваш враг очень богат и получает все незаконным путем. Если ваш враг был на работе за границей, это клад для вас. Используйте это на все 100 %.

Переводите личную неприязнь на уровень группы и сообщества. Внушите, что он не уважает коллектив. "Он затрагивает не столько меня, сколько вас уважаемые коллеги. Этого ему простить нельзя. За себя ладно. Что мне надо. С меня хватит только корочки хлеба. Но за коллектив я постою!". В малых охлократических группах часто возникает явление резонанса. Это возможно и в данном случае. Никто не имеет личных интересов и за себя никто не стоит. Но сумма отсутствующих личных интересов всех охломонов дает не пустое место, а мощный сплоченный охлоколлектив в агрессивной форме. Получение из ничего нечто явление нормальное. Охломоны диалектики и такого рода феномены понимают без слов.

Достигается такой перевод просто. Нужна дезинформация и систематическая накачка. Нужно пытаться извлечь пользу из всего. Любое слово интерпретировать в самом невыгодном для врага свете. Хороши приватные разговоры "по душам", после которых вы просите никого не говорить ЭТО. Ясно, что в минимальный срок максимальное количество охломонов будет знать об ЭТОМ. Исключений в данном процессе диффузии информации в охлократическом сообществе нет. Такая информация очень ценна. Это суперинформация. Это приобщение всех к таинствах охлоколлектива. Вас будут жалеть, и никто не сможет придраться, попросить уточнить исходные данные, спросить роб их источнике. Внушите вашему начальству, что ваш недруг копает под него яму. Сколь бы ни были смехотворными ваши предположения, вы сможете убедить своего начальника в том, что это так. Нет такого идиотизма, которому не мог бы поверить охломон. А начальники в охлократической структуре охломоны. Это элита охломонства.

Старайтесь сделать так, чтобы организацию и проведение кампании взял на себя ваш начальник. В идеальном случае, вы останетесь в стороне и будете выглядеть только жертвой. Этим выиграете вдвойне. Начальник запятнает себя неприятной историей. Маргинала устранят без вас. А вы не при чем и сами имеете шансы выйти в начальство. Что плохо? Это делается весьма часто и успешно. Но это весьма тонкая и отчасти опасная игра. ДЛЯ того чтобы она была успешной также необходимо соблюдать ряд правил иметь некоторые условия. В частности ваш начальник должен быть весьма оторванным от текущих дел. Лучше если он преклонных лет. В этом случае ему проще внушить свои заветные мечты и выдать любую фантастическую информацию как свою. С другой стороны вы скорее сплавите начальство.

ФОРМИРОВАНИЕ ФИКСИРОВАННОЙ УСТАНОВКИ НА СЕБЯ

Заставьте всех жалеть вас. Можно даже поболеть. От этого еще никто не умирал, а капитал нажить можно. Всячески демонстрируйте свою болезненность. Желательно делать это как бы скрывая от других. Например, можно корчить физиономию, как бы от боли, но когда на вас посмотрят, устало и слегка улыбнуться. Это неплохо. Но не переигрывайте. Этого не любят. Можно даже не поспать ночь. Почитайте детектив + выпейте кварту кофе. Затем жалуйтесь на бессонницу. Вариантов много.

ЛУЧШЕ РАЗДЕЛАТЬСЯ С ВРАГОМ ОДНИМ ХОРОШО ПОДГОТОВЛЕННЫМ УДАРОМ

Старайтесь все решить одним разом. Ставьте все на одну карту. Нужно тщательно готовить ОДНО заседание. Распределите роли, создайте соответствующий эмоциональный настрой участникам. В общем, нужно сделать все необходимое. Не стесняйтесь. Для решения вашей задачи все цели хороши. Нет ничего такого, перед, чем можно было бы остановиться в унижении коллеги ученного. Помните, что его существование демонстрирует вашу никчемность, убожество. Если убрать сравнение, то вроде бы вы и неплохо смотритесь и перспективы служебного роста открываются.

Обязательно принимайте решение в конце мероприятия. Слова быстро забудутся. Их к делу не подошьешь. А решение коллектива охломонов аргумент серьезный.

Если будет ставиться вопрос о повторном разборе, о том, что нужно кого-то еще пригласить, что-то еще посмотреть гневно отвергайте эти инсинуации. Чем больше ваш оппонент давит на логику, на рациональные аргументы, тем больше нужно вам давить на эмоции. Пена у рта совсем не лишняя в данной ситуации. Это не гигиенично, но впечатление производит хорошее. Конечно, вы можете запачкать одежду / слюнявчик использовать не стоит /, но цель оправдывает материальные расходы.

Если вы допустите перевод социального прессинга в рациональную плоскость, это может кончиться для вас плохо. Вся проделанная работа может пойти насмарку. А в некоторых случаях может быть плохо и вам лично. Это вряд ли. В охлократическом научном сообществе и аналогичном обществе, таких как вы, ценят, но иногда бывают и недоразумения.

Для недопущения перевода в рациональную плоскость необходимо поддерживать соответствующий эмоциональный тонус сослуживцев. Если эмоции улягутся это нехорошо. В таких условиях вам работать будет сложно. Разума у сослуживцев не прибавится, но восприятие будет несколько иное. Оно будет уже несколько ближе к человеческой норме.

Чтобы не допустить разумного разбирательства, вернее, анализа, говорите, что коллектив устал, что коллектив решил, что коллектив, наконец, хочет спокойно и плодотворно работать и до каких же пор этот... этот... будет мешать и так далее. В данном случае важно говорить долго и эмоционально. Обычно таких ораторов не перебивают первые минут 10-12 и можно повлиять на решение. Второй раз слушать не захотят и, может быть, это и станет аргументом в пользу того, чтобы не возобновлять анализ конфликта.

В такой речи обязательно повторить несколько раз, что речь идет о коллективе, вы не о себе беспокоитесь. На это лучше намекнуть, а не говорить прямо. ЕСЛИ вы скажите прямо, то кто-нибудь может начать нахально ухмыляться, а это вас расстроит.

ИСПОЛЬЗУЙТЕ И ТАКТИКУ МАЛЫХ ДЕЛ

Проведение мощных критических кампаний не всегда возможно. Их необходимо тщательно готовить. Но для уничтожения своего врага не обязательно готовить мощную кампанию. Не мене эффективна тактика малых дел. Негодяи всех времен и народов использовали ее очень успешно. Старайтесь доконать коллегу по мелочам. Не упускайте любую возможность, пусть даже самую безнадежную для того, чтобы дестабилизировать врага. Все дороги ведут в Рим. Одним ударом уничтожить врага это эффектно, но не всегда возможно. А для тактики малых дел все ситуации хороши. Врага можно изводить. Если он успешно занимается научной работой, особенно чем-нибудь новым, пионерными исследованиями, он обычно переутомлен, раним. Это просто находка для вас. Самая вздорная мелочь будет его дестабилизировать, выбивать из колеи.

СТАРАЙТЕСЬ ПОДСИДЕТЬ СВОЕГО ВРАГА НА КАКОМ-ЛИБО ОТЧЕТЕ ИЛИ ИНОЙ ПРОЦЕДУРЕ, ПО КОТОРОЙ НУЖНО ВЫНОСИТЬ РЕШЕНИЕ ВАШЕМУ КОЛЛЕКТИВУ

В стране охломонов важны формальные отчеты. Это чаще всего ритуалы, но старайтесь выжать из них все возможное. Это ваш шанс. Его нужно использовать на все 100 %. Не стоит стесняться и подобное. У вас есть хорошая цель - уничтожение врага охлократического сообщества. Вы ... Георгий Победоносец охлократического сообщества.

Если ваш враг должен делать промежуточный отчет о своей научной работе и, особенно в тех случаях, если он в аспирантуре или докторантуре, обязательно старайтесь дать плохой отзыв о его работе и представлять дело, так что его отзовут из аспирантуры или докторантуры. Это может быть особенно эффектно в случае с докторантами. Если он представит на Ученый совет работу, хоть 10 работ, это не важно. НАСТАИВАЙТЕ на своем негативном отзыве. Это необходимо делать для того, чтобы он нервничал и не мог систематически и спокойно заниматься своими научными делами. Даже если он уверен в себе, нервничать будет обязательно. В процессе такого промежуточного отчета, который может потенциально для него плохо кончиться, ваш враг потратит время на ту работу, которую в обычных условиях не делал бы.

Но следует иметь в виду, что это может привести и к обратному результату. Он выполнит объем работы значительно больший, чем в обычных условиях. Но если это случиться все равно вы в выигрыше. Вы создали стрессовую ситуацию. За такой вынужденный подъем активности ваш враг заплатит своим здоровьем и падением активности в дальнейшем.

ТЩАТЕЛЬНО ВЫБИРАЙТЕ ВРЕМЯ ПРОВЕДЕНИЯ КРУПНОЙ АКЦИИ И ВРЕМЯ ДЛЯ МЕЛКИХ ПАКОСТЕЙ

В вашем деле по уничтожению врага нет мелочей. Кто не понимает этого, тот не понимает ничего в вашем деле. Все важно. Например, время. Посмотрите, какое время наиболее плодотворное у коллеги для работы. Обычно это утро. Именно в это время, лучше перед началом работы старайтесь его дестабилизировать. Гарантия 100 % что настроение у него испортится, и он не сможет нормально работать. А вам этого только и надо. Если так делать систематически, то потом можно будет патетически спросить, не исписался ли он? Это тоже неплохо смотрится.

Тщательно выбирайте время для организации кампании. Ваш враг может испытывать желание защищаться. Обычно люди впадают в ступор в подобных ситуациях и сразу начинают каяться. Но для этого нужны были строго определенные времена. Все это было хорошо при Сталине. Сейчас возможности не те. Именно поэтому выбирайте время. Нужно сделать все, чтобы защита была невозможной. Стратегию и тактику можно тщательно продумать. Например, стоит изолировать тех, кто потенциально может заступиться за выбранную вами жертву. Сделают ли это или нет неизвестно. Но обезопасить себя стоит. Неудачный выбор времени может сорвать ваши планы.

ТЩАТЕЛЬНО СМОДЕЛИРУЙТЕ СОСТАВ ВЫСТУПАЮЩИХ НА АКЦИИ

Продумайте состав тех, кто будет на заседании. Пригласите нужных людей со стороны. Постарайтесь избавиться от ненужных и сомнительных. Приемы возможны самые разные. Обычно мало кто хочет добровольно участвовать в таком мероприятии и на этом можно сыграть. Кому-то не сказать прямо / лично, а он и "забудет" поинтересоваться. У кого-то будут занятия, кого-то отослать в командировку и т.п. Если вы начальник, а не рядовой охломон, то у вас большие возможности. Единственное, что нужно помнить - делайте все заранее. Импровизации тут не нужны.

Постарайтесь поговорить с каждым из членов коллектива и намекните, что неплохо было бы выступить на обсуждении. Конечно, никто не предлагает выступать против. Но нужно выступить объективно. Даже если такой охломон и не выступит, он будет чувствовать себя неловко и против вас вряд ли что - либо скажет. Он ваш человек. У вас есть тайна - совместный разговор. Конечно, тут многое зависит от индивидуальных особенностей, охломонского таланта. Без него сложно что-либо делать вообще.

Внушите всем что они работают за неприятного вам человека. Считать чужие деньги и выяснять, не переработался ли он - любое занятие охломонов. Это сразу задевает за живое и это можно использовать в полной мере. В данном отношении любой идиотизм хорош. Нужно каждому сказать, что ему будет гораздо легче, если вашего врага уберут / уничтожат /. Можно будет взять нормального охломона и перераспределить нагрузку. На новенького можно будет переложить самое неприятное и т.п. Зароните надежду в сердце охломона, и он далее все сделает сам.

Говорите охломону, что он работает ужасно много и напряженно. И все из-за вашего врага. Через некоторое время все начнут жалеть себя. Негативную энергию и сентиментальное отношение к себе можно довольно легко направить на вашего врага. Это дело техники и вашего охломонского таланта. Если это удастся, считайте, что дело сделано. "Я работаю, а он?! Мы все для него, а он?!" и так далее. Бесконечное повторение "а он?!" не литературное убожество, а важный элемент расстановки сил в коллективе. Врага нужно предельно отдалить от коллектива, объективировать. Против объекта можно делать все.

Ни в коем случае не допускайте рационального разбора того, кто и что делает. Это приведет к краху. Безусловно, окажется, что производительность охломона убога, а вашего врага неизмеримо выше. Старайтесь все перевести в свою плоскость - посещение собраний, общественные нагрузки и т.п. О научной работе ни слова. Нужно давить на эмоции. Пусть все задыхаются от гнева. Даже если кто-то усомниться в разумности происходящего он не посмеет выступить против. Призывы к разуму также останутся пустым звуком. Помните, что вашим коллегам-охломонам также нужна разрядка. За счет такой кампании они снимают и свои стрессовые нагрузки.

Из состава коллектива охломонов выберите забойщиков и тщательно с ними поработайте. Вы один не должны слишком сильно усердствовать. Чем больше заинтересован, тем меньше нужно высовываться. Если вы реализуете свой гнусный план, таким образом, то получите максимальный выигрыш. Есть масса вдохновляющих примеров того, как проводились шумные кампании по искоренению ученого и тот кто более всего выигрывал оставался не при чем. Это можно делать как на уровне малой группы, так и на уровне сообщества в целом.

Постарайтесь завербовать кого-либо из бывших сторонников маргинала. ПУСТЬ он выступит и расскажет "все, как есть на самом деле". Важно подчеркнуть разочарование данного типа в маргинале. Это всегда смотрится эффектно. Маргинала это может сбить с толку, расстроить. Но может и не сбить. Дело не в этом. Вы организуете спектакль не для него, а для себя и своих коллег.

ОХЛОМОНОВ ВАШЕЙ ОРГАНИЗАЦИИ К ПРОВЕДЕНИЮ СОЦИАЛЬНОГО ПРЕССИНГА НУЖНО ПОДГОТОВИТЬ. ЕСЛИ ЭТОГО НЕ СДЕЛАТЬ, ТО ВОЗМОЖНЫ НЕПРИЯТНОСТИ

Если вы проводите осуждение-обсуждение в малой группе, например на кафедре, старайтесь заранее учесть мнение коллег с факультета. Нужно учитывать то, что они не в курсе всех перипетий травли вами маргинала и не имеют соответствующего эмоционального настроя и личной заинтересованности в его уничтожении. Это может вызвать их непонимание вашей активности, даже если они порядочные охломоны. Скорее всего, никто ничего не скажет прямо, но на вас будут коситься как на человека, не умеющего себя вести в охлократическом обществе.

Если это случиться, то знайте, что вы сделали тактическую ошибку, которую можно было бы не делать. Но если это случилось, рекомендуем делать следующее. Никому ничего не надо объяснять / объяснять то нечего, не скажите же вы, что просто маргинал вас раздражает, и что вы боитесь за свое место!/. Сделайте глубокомысленный / если это позволяет интеллектуальный уровень и внешность / вид и стойте на своем. Говорите немного задумчиво о том, что они многого не знают. При этом можно немного прокачивать головой или выпячивать нижнюю губу / но не очень далеко /. Вот не знают они многого и все. Если это повторить несколько раз, то сложится впечатление, будто действительно есть нечто такое... Вы сами в это поверите, если не поверили до сих пор.

Если вы уверите коллег из других подразделений, что основная и самая страшная информация не может быть разглашена, то считайте, что дело сделано. После этого с маргиналом можно делать все что угодно.

Будут проблемы с обоснованием неразглашения "страшной охломонской тайны". О ней могут спросить прямо. Тот, кто спросит, тоже опасен, это не ваш человек, он не охломон. Запомните его. Ссылайтесь на свою воспитанность / лучше намекайте на нее/. Хотя лучше этого не делать, кто-то может умереть со смеху. Можно сказать так: “Я уже достаточно нахлебался этой грязи. Спросите у него сами". Или: “С меня достаточно того, что я слышал / видел, чувствовал .../ ЭТО". Возможны вариации.

Если время близкое к сталинскому, то можно ссылаться на высшие интересы государства. Тут не до смеха. Это отсечет излишне любопытных. Но и может привлечь компетентные органы. История советской науки во многом делалась этими органами.

ПРАВИЛА ВЫХОДА НА БОЛЕЕ ОБЩИЙ УРОВЕНЬ В РАМКАХ СВОЕЙ ОРГАНИЗАЦИИ

Коллектив великая сила в охлократическом сообществе. Нужно приходить на собрания более общего уровня, если туда переходит дело маргинала всегда коллективно. Это ценят. Это уважают. Это в СССР понимают.

ПРАВИЛА ТЕХНИКИ БЕЗОПАСНОСТИ

Не оставляйте никаких письменных следов. Это равносильно отпечаткам пальцев на месте преступления. Рано или поздно это сыграет против вас, даже если вас уже не будет в живых. Многие ваши коллеги из-за пренебрежения этой рекомендацией, лишней самонадеянности погорели. Конечно, охломону тяжело представить, что время изменится, и что будут возможны иные версии общественного развития. Но это действительно так. Придет очередной цикл общественного развития в рамках советской истории и все всплывет наружу. И в рамках нового цикла все, что вы делайте, будет рассматриваться совершенно иначе.

Настоящий охломон все оставляет на словах. Нам известны некоторые примеры блестяще проведенных операций такого рода, когда охломон, получивший поразительно много и уничтоживший своих врагов и запятнавший своих коллег по кампании практически не оставлял письменных источников. "Серым" кардиналом быть дано не всем, но настоящий охломон, который стремится продвинуться в иерархии обязан приближаться к своему идеалу.

ПОДАЧА ИНФОРМАЦИИ В НАУЧНОЕ СООБЩЕСТВО

При проведении социального прессинга против ученого в малой охлократической группе нужно чтобы в научное сообщество попадала выгодная для вас информация. Конечно, ваша малая группа остров в охлократическом море и мало кто может понять, что в нем происходит. Но если с вашего острова доносятся крики о помощи со стороны ученого, который известен в основном по научным работам своим коллегам, нужно принять превентивные меры. Важно использовать лидеров охлократических групп сообщества / заведующих кафедрами и т.п./. Расскажите коллегам-начальникам как тяжело работать когда... с какой черной неблагодарностью приходится сталкиваться... Основное в том, чтобы создать фиксированный образ данной ситуации. Пусть потом у вас за спиной не говорят, что вы человека погубили. Вы сделали то, что должны были сделать как настоящий охломон.

При распространении информации в научном сообществе не обязательно, чтобы все имели выгодный для вас образ. Вас должно интересовать, прежде всего, мнение тех, кто выше вас по иерархии. Остальные не важны. Они еще не доросли до вас.

ПРАВИЛА ВАШЕГО ПОВЕДЕНИЯ В АКЦИИ

Помните, что очень многое зависит от вас, от вашего поведения в конкретной ситуации. Для того чтобы добиться успеха, можно применять различные достаточно простые приемы. Они могут показаться идиотическими, но это не так. В охлократическом сообществе как раз это наиболее эффективный путь достижения цели. Приведем некоторые из таких приемов.

Если вас поймают на лжи, противоречии и чем-то подобном, ни в чем не признавайтесь. Говорите, что ничего не знали, ничего не слышали, что это клевета, что все было наоборот и т.п. Чтобы вы не говорили больше будут верить вам. Срабатывает инерция охлократического коллектива. Врите нахально. Смотрите в глаза и врите. Как в детстве. Так поступают многие взрослые охломоны, и это приносит им заслуженный в СССР успех.

Когда выступает ваш недруг, рекомендуем паясничать. Например, перебивать его, переспрашивать то, что слышали вполне очевидно, ехидно улыбаться. Не забывайте качать головой. Это эффектный прием. Качание вашей головы видно всем. Вы ничего не говорите / это важно, так как сказать часто по делу нечего/, но всем видят вашу позицию и ставят под сомнение слова вашего оппонента.

Если оппонент держит в руках бумаги, возьмите их. При этом многие охломоны делают брезгливое выражение физиономии. Вообще то брезгливость качество в высшей степени нехарактерное для охломонов, но иногда его необходимо демонстрировать. Представьте, что вы берете направление на анализ мочи, которое слегка намокло от того, что направляется на анализ.

Жесты играют важную роль, но ограничиваться только ими не стоит. Могут подумать, что вы идиот. Иди тогда доказывай, что не идиот! Нужно показывать, что и вы владеете второй сигнальной системой и, следовательно, высшее существо. Говорите так: “ну и ну!", "что что!?", "давай, давай!", "да как же вам не стыдно!" и так далее. Главное не что, а как говорить. Помните, что это театр, в котором спектакль идет по вашим правилам, и в котором у вас много преимуществ.

Приемов может быть множество. Вероятно, можно составить их полный список. Но эта работа нам не под силам. Важно то, что эти приемы рождаются ситуативно каждым нормальным охломоном, имеющим специальные цели в прессинге против ученого. Вы не исключение.

ЛИРИЧЕСКОЕ АВТОРСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Нет более трогательного зрелища, как наблюдение за малой охлократической научной группой после проведения социального прессинга. Боже, как они себя жалеют! Это период наивысшей охлократической консолидации, своего рода охлократическое акмэ, кайф. Назовите, как хотите. Суть в том, что охломон достигает в этот период своей нирваны. Это незабываемое зрелище.

МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ

ПО ЗАЩИТЕ ОТ СОЦИАЛЬНОГО ПРЕССИНГА

В МАЛОЙ НАУЧНОЙ ОХЛОКРАТИЧЕСКОЙ ГРУППЕ

ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Эти методические рекомендации разработаны на основании теоретического науковедческого исследования дискуссий прошлого, имевших место в советской науке с 1920-х годов до конца 1980-х годов.

Важный источник информации также собственный опыт. Мы от начал и до конца прошли такую дискуссию в качестве объекта, на котором малая группа коллег пыталась провести свои установки. На происходящее в процессе такой дискуссии есть взгляд не только с научной точки зрения, но и с точки зрения персональной.

Задача рекомендаций в том, чтобы сложный для ученого период, когда он подвергается социальному прессингу со сторону малой группы, в которой пребывает. Это в значительной мере бифуркационный период для личности. Нужно сравнить себя как личность и как специалиста. Нужно сохранить и интересный историко-научный материал.

Ориентация методических указаний имеет гуманистический характер. Мы исходим из того реального факта, что на протяжении последних 60-70 лет жесткий социальный прессинг на научное сообщество систематически применялся по отношению к тем ученым, которые имели самостоятельную позицию. Историю советской науки писали не жертвы, а палачи. Они лимитировали эмпирические материалы для ее написания. Многое стало проясняться с гласностью. Но многое и покрыто мраком.

Охлократическое научное сообщество есть качественный тип научного сообщества. Оно возникло не сразу и не может исчезнуть быстро и само по себе. Это очень консервативное, инерционное сообщество, которое готово скрыться от социальных перемен за стеной своей мнимой эзотеричности, того, что наука дело тонкое и профанам в ней не понять. Относительно советской науки этот тезис вряд ли верен. Думаем, что социальный прессинг не исчезнет из советской науки в ближайшее время. Он меняет формы. Но он есть и будет. Поэтому данное исследование имеет и некоторый практический смысл. Объектом социального прессинга обычно являются наиболее продвинутые ученые. Чтобы облегчить их существование мы и попытались дать некоторые практические рекомендации. Применять их следует с учетом ситуации.

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ АКСИОМЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ

ОХЛОКРАТИЧЕСКОГО НАУЧНОГО СООБЩЕСТВА

Создание стрессовых условий для ученого важная задача нормального функционирования охлократического научного сообщества

Создание стрессовой ситуации для тех, кто чем-то отличается, важная задача научного сообщества в СССР. Особенно усердствует малая группа, в которой маргинал работает.

Для творческой научной работы ситуация оказывается стрессовой в целом. Нет возможности свободно и безбоязненно публиковать свои результаты; низок средний уровень научного сообщества; сильнейшее техническое отставание и т.д., и т.п. Но этого мало. Для тех, кто живет в стае, это норма. Для тех, кто один, положение во много раз осложняется.

Если чем-то обострить отношения, т.е. сделать что-то необычное на научном поприще, жди беды. От затяжного прессинга переходят к тактике "выжженной земли". Нужно много здоровья, чтобы вытерпеть это. Такова норма уродливой жизни.

Притеснение маргиналов в советском научном сообществе нормальное явление. Это не аномалия. Аномалия скорее обратное. Обычно инициативу берет на себя малая группа, в которой работает маргинал. Она поддерживается руководством организации, в рамках которой существует.

Условия для научной работы в СССР в целом стрессовые. Прессинг идет по всему полю. Есть множество опасностей, которые грозят ученому. Но когда начинается специальный социальный прессинг против него, человек понимает, до какой степени ему было хорошо. Невольно вспоминается анекдот про то, что есть счастье в СССР.

Особенно сложно в СССР тем ученым, которые стремятся сделать нечто новое. То, что кто-то пробивается через ад охлократического фильтра просто поразительно. Но это конечно даром не проходит. Доказательством тому служит то, что советская наука уверенно теряет свои позиции в мировом познании.

* * *

Охломоны - трусливые люди

Личный опыт показывает, что охломоны - очень трусливые люди. Находясь в стае, они, конечно, чувствуют себя уверенно. Но когда дело доходит до возможности личной ответственности, они быстро пасуют. Больше всего охломоны боятся, когда жертва не проявляет страха. Во-первых, это сразу же становится не интересным. Жертва, по сложившейся традиции, должна бояться. Если она не боится, значит, что-то не так. У палачей пропадает чувство глубокого удовлетворения и возникает неуверенность. А поскольку в научных расправах редко идет речь о физическом уничтожении, то всегда есть шанс, что такая жертва сделает достоянием гласности события, о которых принято молчать. Особенно опасно для них, если будет написана книга. Книги живут дольше людей, и от эпохи часто остается только то, что написано в них. Во-вторых, если жертва не боится, многое из традиционного арсенала охломонов становится невозможным. Этот арсенал рассчитан исключительно на пассивность жертвы. Нечто подобное имело место в 30-е годы, когда основным методом расследования было выколачивание признания у заключенного. Если же этого делать нельзя или жертва не признается, то следователь сам ничего не мог противопоставить. А наличие презумпции невиновности делало такого следователя совершенно беспомощным. Так и с охломонами при коллективном прессинге. Все их умения и методология проявляются в рамках строго определенных правил поведения. Эти правила носят конвенциональный характер. Если жертва не хочет их соблюдать, это вызывает раздражение, а затеи и некоторый страх. Волк, который не соблюдает правило "красных флажков", - явление, вероятно, достаточно редкое, а потому непонятное. Для охломонов таким волком является человек, который их не боится.

Если Вы не боитесь потерять работу, доступ к каналам формальных научных коммуникаций, лишиться некоторых своих сомнительных и реальных удобств, то Вам практически ничего не смогут сделать. А от всего перечисленного выше можно и отказаться, если поразмыслить достаточно спокойно. Например, во многих областях теоретической деятельности нет необходимости контактировать с начальниками, получать финансы и т.п. И чем меньше зависимость подобного рода, тем более возможна свобода. Последняя стадия избавления от страха, вероятно, связана с тем, что перестаешь бояться, что тебя не будут публиковать. Пиши для себя, и ты напишешь отличные работы. Они опубликованы немного позже. Это, конечно, не очень приятно, но зато избавляет от суеты: ты становишься ЧЕЛОВЕКОМ.

ПРЕДЕЛ СОЦИАЛЬНОГО ПРЕССИНГА МАЛОЙ НАУЧНОЙ ГРУППЫ ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ ПРЕДЕЛОМ СОЦИАЛЬНОЙ СУПЕРСИСТЕМЫ

Возможности малой охлократической группы в социальном прессинге против личности лимитируются практически только суперсистемой общества, того в каком состоянии она находится и какое у нее настроение вегетарианское или плотоядное. Никаких рамок внутри самой группы нет. То, что классики марксизма писали о капитале, который все готов снести ради прибыли и что так блестяще не подтвердилось историческим развитием применимо к поведению малой охлократической группе в период социального прессинга. Если система способствует физическому уничтожению, то охломоны выдадут ученого без всякой пощады. Если нет, то он останется жив, но его проведут по всем кругам социального прессинга.

Если суперсистема способствует малой охлократической группе, то она способна делать с личностью все, что угодно. Если нет, то возможности резко ограничиваются. У охлократов потенциал невелик. Они сильны при условии, что их много и что они безнаказанно. В других случаях они очень слабы.

УЧЕНЫЙ В ОХЛОКРАТИЧЕСКОМ НАУЧНОМ СООБЩЕСТВЕ

Личность, находясь в охлократическом сообществе, должна сторониться его. Нужно выбирать путь, ведущий к свободе творчества. Для этого, может, лишь иногда необходимо вообще выходить из этого научного сообщества, не срабатывать на хлеб профессиональной деятельностью в его рамках. Это позволит быть независимым в действиях и суждениях.

Для автора это выражается в необходимости ухода из СГУ, например, в музей.

Для того чтобы личность могла нормально работать в охлократическом научном сообществе, она должна быть независимой от него. Нужно зарабатывать на хлеб насущный чем-то другим и быть всегда готовым к тому, что охломоны отринут тебя. Другого не дано: или сам будь охломоном, или будь независим от них.

Живя и работая среди охломонов, человеку необходимо иметь свой остров, на который он мог бы уходить "зализывать раны". Без этого невозможно вынести каждодневную тупую, медленную пытку общения с охломонами. Особенно это тяжело, когда понимаешь, кто они и чего стоят.

РЕКОМЕНДАЦИИ УЧЕНЫМ ПО ПОВЕДЕНИЮ ПРИ ВСПЫШКАХ СОЦИАЛЬНОГО ПРЕССИНГА ПРОТИВ НИХ В УСЛОВИЯХ МАЛОЙ НАУЧНОЙ ОХЛОКРАТИЧЕСКОЙ ГРУППЫ.

Уважаемые коллеги! Если вы стали объектом прессинга малой охлократической группы, не расстраивайтесь раньше времени. Не впадайте в панику и отчаяние. Вам стоит соблюдать некоторые рекомендации. Они помогут достойно выйти из положения и при этом не потерять напрасно время.

Стрессовые нагрузки можно было бы снять за счет смены работы, переда в другой город. Но это часто делать сложно или практически невозможно. Это все скорее возможности "буржуазного общества". В СССР нужно тащить лямку до конца и с полной нагрузкой. Именно поэтому для вас могут быть полезными рекомендации.

Для эффективного противодействия тактике ваших сослуживцев по вашему уничтожению нужно знать и учитывать в своей детальности следующее:

* * *

Стать объектом такой критики на научной основе гораздо почетнее, чем получить медаль - это знак качества. Особенно возноситься не стоит, но нужно понять, что Вы, скорее всего, на верном пути и можете сделать для науки нечто важное. Народ сер, но мудр. Аналогично и научное микро сообщество. Оно не станет зря применять подобные меры.

Стать объектом такой критики на научной основе, почетнее, чем получить очередную ученую степень. Это знак качества, того, что вы настоящий ученый и уже сделали нечто хорошее. Не стоит особенно возноситься. Но воспринимайте это как признание. В охлократическом сообществе оно определяется во многом степенью негативной реакции на ваши работы. Если реакция коллег-охломонов негативная или резко негативная - продолжайте в том же духе. Народ сер, но мудр. Аналогично охлократическое научное сообщество. Оно не склонно растрачивать свою злость на незначимое. И наоборот если ваши работы нравятся охломонам, если их стали быстро публиковать, то бросьте все и бегите от этого. В противном случае вы сами станете охломоном. Если вы уже не можете рефлектировать над реакцией коллег охломонов относительно ваших работ, то уважаемый коллега... вы охломон. Со всяким может случиться. Ничего. Оно может и к лучшему? Жить в СССР и не быть охломоном это хлопотно, да и небезопасно.

* * *

То, что происходит с Вами, уже описано в литературе около 2000 лет назад. Поэтому воспринимайте все с должным вниманием и иронией. См. Евангелие от Матфея, гл. 5. (1-11) В эти мудрые слова мы не вкладываем никакого религиозного смысла. Это отражение реальной ситуации. Вам ее не изменить, но Ваш долг перед наукой ее описать.

* * *

Когда вы станете объектом социального прессинга, вас ждут тяжелые времена

В этом вы можете не сомневаться и сами все быстро почувствуете. Основные переживания, скорее всего, будут в эмоциональной сфере. Чувства человека становящегося объектом социального прессинга - особая область науковедческого исследования охлократического сообщества.

· Недоумение. Не совсем понятно, за что на тебя так яростно набрасываются или почему не хотят понять вполне очевидные вещи, разобраться в том, в чем можно достаточно просто разобраться. Злобные лица, благородный гнев без всякого на то рационального основания, припоминание давно прошедшего придание ему бессмысленной актуальности это первые чувства которые появляются.

· Обида. Возможна в том случае, если еще надеется на изменение положения и не совсем разобрался в том, что в реальности происходит.

· Желание бросить свою работу, специальность. Возникает вопрос о том, зачем и кому это надо? Дать ответ на него сложно. Ясно, что это нужно, прежде всего, тебе, но если так то зачем тогда терпеть и оставаться в данном коллективе? Если работаешь под воздействием больше внешних стимулов, то такой вопрос становится очень мучительным. При доминировании внутренних стимулов, наиболее вероятен уход из данного коллектива.

Описать чувства достаточно сложно. Важно то, что к ним человек, как правило, неподготовлен. Идет резкий переход от интенсивного занятия своей научной работой к вненаучному аспекту. Неподготовленность к этому и является чаще всего причиной трагедий, излишних стрессов. Хотя в принципе их можно избежать.

* * *

Не пренебрегайте усилиями ваших коллег. Они могут быть достаточно серьезными и привести к весьма серьезным последствиям для вас. Любое малое дело в условиях неопределенности социальной группы может быстро перерасти в большое. Поскольку неопределенность в основном регулируется охлократической группой, это может наступить в любой момент. Поэтому нужно быть осторожным.

* * *

Никого не бойтесь. Если охломоны почувствуют, что вы боитесь, то их усилия на ваше уничтожение и унижение будут удваиваться. Кроме того, они получат удовольствие. Не доставляйте его. Получение такого садистского удовольствия охломонами важный элемент социального прессинга. Вас хотят унизить до общего убого научного и морального уровня. Но это можно будет сделать только с вашего согласия. Чтобы этого не случилось, не бойтесь никого.

Это скорее имеет биологические корни. Специалисты по поведению животных описывают подобные феномены. Они характерны как для контактов с единичными хищниками, так и стаей. Во втором случае демонстрация страха особенно опасна.

* * *

В такой период старайтесь поменьше контактировать с вашими коллегами и меньше слушать от кого бы то ни было информацию о том, что против вас замышляется. Из того, что будет еще реализовано говорить очень сложно. Тактика во многом может быть ориентирована именно на постоянное и превентивное оповещение. Если ваши коллеги знают что до вас окольным путем доходят их планы-мечты, то усилия будут удваиваться. Важен сам слух. Он раздражает, не позволяет спокойно работать. Особенно он мешает научной работе, требующей сосредоточенности. Для охломонов-коллег пребывание в мире слухов нормальное явление. Для вас это может быть аномалией.

Меньше говорите и больше слушайте. Каждое ваше слово будет истолковано в нужном для охломонов свете. Группа настроена на одну волну, и все воспринимает только со своей точки зрения. Все что против их установки игнорируется. Лишние же слова в добавление к прошлым грехам перед охломонами, прибавят новые. Это плохо. Примите за основу позитивистский стиль. Только факты, только наблюдение. Попытайтесь произнести минимум слов. Вы этим разочаруете охломонов, но так будет лучше для вас.

Будьте вежливы с сослуживцами. Ведите себя как обычно. НЕ нужно ни тяжелого покаяния, ни фальшивого веселья. Не стоит себя перебарывать и улыбаться, когда это не хочется. Но стоит держать себя в руках. Деловитость и немногословность вот ваш стиль в период социального прессинга против вас со стороны малой охлократической группы. Ни в коем случае нельзя ввязываться в длинные разговоры. Это будет использоваться как источник дополнительной информации о вас. При этом припишут много такого, что вы не говорили. Неужели вам надо сочувствие коллег, которые боятся публично даже заикнуться, а в приватной обстановке говорят о своем сочувствии вам? Это охломоны. Они согласны будут со всем, что сделают с вами. Покажите, что нет оснований для преувеличения значимости событий.

Чтобы огородить себя от информации подобного рода скажите своим знакомым и тем, кто к вам хорошо относится, чтобы они не сообщали вам ничего. Даже в том случае если готовится очередное мероприятие. Если информация выслушивается от тех, кто вам неприятен такие разговоры лучше прерывать. Скажите, что они вас не интересуют.

Если даже вы получили информацию подобного рода, и она вас раздражает, мешает работать, нельзя показывать вид. Ни с кем не надо говорить об этом. Даже с хорошими знакомыми, которые вам не повредят. Эти разговоры ничего не изменят в лучшую сторону, а лишний резонанс будет. Они обязательно дойдут до ваших коллег и повлекут следствия.

Если вы не делаете явных промахов и не видите явных слабостей в своем поведении, будьте спокойны, уверены в своих силах.

Назовем это принципом Одиссея, который боролся с сиренами примерно аналогичным способом. Мало нового. Все повторяется. Набор приемов воздействия на личность со стороны социума не столь велик. Вариаций много, но суть примерно одна.

* * *

Не пытайтесь оправдываться и/или извиняться. Это самое последнее дело. Во-первых, Вашу судьбу это не облегчит. Во- вторых, Вы "потеряете лицо". После Вы будете чувствовать неуверенность, неудовлетворенность, а это плохо.

Не будьте наивными. При всей своей научной никчемности ваши коллеги охломоны не до такой степени глупы, чтобы не понимать происходящего. Все проработочные заседания готовятся заранее. Это как спектакль. Роли написаны. Актеры обучены. И определенная роль приписана вам. Если вы ей не будете соответствовать это не столь важно. Есть "демократическое" средство - голосование. Голосованием определят, кто вы есть с точки зрения охломонов. Основную роль в поведении охломонов играют эмоции. При них ничего и никому объяснить невозможно. Вы их оскорбили своей работой, фактом своего существования, того, что вы не такой как они. В этом суть.

Проработочные заседания готовятся заранее. На них приходят уже с готовыми решениями. Пытаться что-то объяснять - это смешно. Вы приведете неопровержимые доказательства Вашей юридической невиновности, но это ничего не изменит. Основную роль играют эмоции. Дело не в правовой стороне, а в том, что Вы всех утомили.

Попытка объяснить, уточнить позиции воспринимается, как способ ускользнуть от "дружеской критики" и вызывает дополнительные всплески эмоций. Кроме того, сколько бы вы не извинялись, ничего не поможет. Машину остановить нельзя. Это можно сделать только по приказу-рекомендации свыше. Малая группа очень инерционна в этом отношении. Свои негативные эмоции она должна на ком-то разрядить. Не стоит терять лицо. После вы будете чувствовать неуверенность, неудовлетворенность. Это плохо. Лучше последовательно и достойно отработать то, что выпало на вашу долю. Это тяжело, но это не самое страшное, что может произойти ученым в СССР.

* * *

Атрибутом социального прессинга являются политические и идеологические обвинения. На основании идеологической неблагонадежности вполне могут возникать политические обвинения. Можно быть уверенным, что это коснется и вас. Если еще не коснулось, то такая возможность, скорее всего, будет реализована. И не столь важная, какая у вас специальность. В советском охлократическом научном сообществе для формирования такого рода обвинений, каждое лыко в строку.

ОБЫЧНО начинают с узкоспециальных вопросов, но на идеологический переходят быстро. Переход не обязательно будет носить логичный характер. Логики может не быть ни какой. Но вы должны заранее подготовиться к этому. Нужно корректно, но настойчиво подчеркивать отсутствие связи между политикой партии и правительства и вашей деятельностью, показывать того, что это существенно различные измерения. Нужно показывать это без лишних слов. Чем меньше слов, тем больше шансов сохранить здоровье. Имейте в виду - от вас ждут неосторожных слов. В зависимости от периода развития страны они могут вам обойтись в различную цену.

* * *

Занимайтесь рефлексией. Она спасет вас от множества неприятностей и позволит с пользой для себя и науки провести период, связанный с травлей. Это аксиома. Ее следует обязательно выполнять.

Избавьтесь от эмоций. Все что происходит - происходит не с вами. Вы наблюдатель и только играете роль жертвы. Играете по настоящему, но только для того, чтобы лучше понять процесс. Вы только собираете эмпирический материал по социологии науки и социальной психологии. Материал связан с поведением охломоном во время социального прессинга.

Периодически, если хотите получить новый материал, или проверь диффузию и восприятие новинки, сообщите что-либо приятное. Например, ваш доклад включен в программу международной конференции, вас приглашают за рубеж, вы закончили новую исследовательскую работу и очень рады ей.

Особо необходимо продумать такой вариант, как сообщение о том, что вы фиксируете все происходящее и проанализируете материалы с точки зрения науковедения. Это любопытно и с точки зрения реакции охломонов на рефлексию в такой сакральный для них период. Это включенное наблюдение. Дурной, но интересный сон. Только фиксируйте все происходящее. Это задача номер один. Разобраться можно и после. Сложнее потом точно отразить эмпирические данные, ваше видение происходящего.

Не рассматривайте себя не как жертву. Не надо обижаться на кого-то. Не Вы первый, не Вы и последний попали в такую ситуацию. Вы как ученый должны помочь собрать эмпирический материал для анализа феномена. Это главное. В зависимости от этого нужно выбирать модели поведения. Если хотите получить дополнительный материал, сообщите сослуживцам что-нибудь приятное, например, что Ваш доклад включили в международную конференцию в Париже или что Вы занимаетесь сейчас патонауковедением и Вас это очень волнует. Последнее необходимо для того, чтобы выяснить, как влияет сообщение о рефлексии над происходящим на сослуживцев.

Не нужно выходить из позиции наблюдателя. Будьте в ней до конца. Только это может обеспечить вам спокойствие и достойное человека существование в подобной ситуации. Может быть, стоит на некоторое время отложить свою основную работу и больше внимания посвятить рефлексии, науковедческому исследованию. Это внесет приятное разнообразие в вашу жизнь и поможет быстрее и проще преодолеть стрессовую ситуацию. Профессиональная рефлективная работа намного повышает ваша адаптивные способности к стрессовой ситуации. А восприятие стресса, его последствия во многом определяются степенью готовности к нему. И нужно делать все возможное для того, чтобы к нему подготовиться как можно лучше.

Всю информацию о делах коллег переводите в рефлексивную плоскость. Это поможет сгладить любые неприятные известия. Например, постарайтесь классифицировать дела коллег, проследить их динамику. Это наверняка выявит определенную логику их появления. Если при этом анализировать их появление одновременно с анализом функционирования малой группы, в которой вы вращаетесь, то это может дать еще более интересный материал.

Это позволит вам если не радоваться новинкам, то, по крайней мере, не особенно им огорчаться. Каждое малое дело грозит вам неприятностью. Но ведь оно обогащает и ваши наблюдения. Не забывайте, что вы включенный наблюдатель и на ваших глазах разворачивается уникальный процесс. Оставьте свой анализ потомкам. Не прощайте охломонов и не играйте по их правилам.

Стенографируйте заседания, на которых обсуждаются ваши дела.

Идя на такое заседание, а они будут, обязательно должны быть, возьмите все необходимое для стенографии. Лучше делать магнитофонную запись такого мероприятия. Это нужно делать обязательно, если есть технические возможности. Возможны два варианта. Первый - явная запись. Поставьте диктофон так, чтобы он был виден и чтобы качество записи было хорошим. Второй неявная / скрытая / запись. Для этого можно использовать беспроволочный микрофон, действующий на канале FM. Записывающий магнитофон может находиться в другом помещении. В зависимости от технических характеристик расстояние может быть до 100 метров.

Если нет возможности делать магнитофонную запись, обязательно стенографируйте на бумаге.

Нужно иметь в виду, что придется выдержать первый натиск охломонов, которые будут говорить о том, что этого делать нельзя. В спор с ними не ввязывайтесь. Попросите показать бумагу, из которой следует, что нельзя делать такие стенограммы. Не вы должны показывать бумагу о том, что это делать можно, а они о том, что этого делать нельзя. Таких бумаг не существует и заседание состоится.

Благодаря стенографии достигается целый ряд целей.

1. Вы будете иметь великолепный материал для науковедческого исследования. Стенограммы такого рода являются отличным эмпирическими материалом для истории науки. Очень жаль, что их мало. Через некоторое время их публикация, даже без комментариев, станет документом исторического значения. Не важно, на каком уровне проходит ваша критика. Исторические документы связаны не только с первыми лицами государств.

2. Благодаря стенографированию, вы будете озабочены некоторыми техническими проблемами и сами успокоитесь. Внимание переключается на фиксирование речей, их трансляции на бумагу. По опыту можем для этого особенно рекомендовать письменную стенограмму. Она моментально ставит все на свои места. Перевод слов на бумагу позволяет лучше воспринять их уже сразу после воспроизведения.

3. Стенограмма отрезвляюще действует на ваши коллег. В данном отношении лучше магнитофонная явная запись. Все должны знать, что остается материальный носитель их слов. Письменную стенограмму могут обозвать клеветой. Неявная запись не остановит пыл коллег и вызовет затем взрыв негодования, что может осложнить ваше и без того сложное положение. А явная запись на диктофон, это то, что нужно для данной цели. При ней, ваши коллеги будут бравировать, показывать свое пренебрежение к делающейся на их глазах записи. Но это все внешнее. Охломоны очень трусливы и самое страшно для них информация. Помните об этом. Такая стенограмма славы никому не добавит, и в своих речах коллеги будут более взвешены. Предлагаемые решения будут более сдержаны.

При создании своей стенограммы следует учитывать, что протокол заседания, который ведется секретарем далеко не всегда адекватен. Он редактируется перед перепечаткой и из него, как правило, выпадает самое ценное - нюансы, детали. Остается только сглаженная установка. Она менее интересна для науковедческого анализа.

Если вам будут говорить о том, что не стоит делать свою стенограмму, так как будет та, которая ведется секретарем, скажите, что вы сверитесь потом. Не забывайте о целях стоящих перед стенографированием в данном случае.

Можно порекомендовать использовать комплексное стенографирование. Запись на диктофон выполняет одни функции. Письменное стенографирование выполняет иные функции. Не бойтесь насмешек в увлеченности этим занятием.

Сразу же после заседания приводите стенограмму в читабельный вид. Восстановите в ней детали событий.

В данной работе важны нюансы. На заседании их сложено учесть в письменной стенограмме. Обязательно, что-то выпадает. Разумно восстановить особенности поведения. Интересна реакция на определенные высказывания.

Придание читабельного вида стенограмме вам поможет успокоиться после обсуждения вашей личности и сделает излишней дальнейшую работу. Вы сразу же будете подшивать этот материал в свое дело.

Помните, что восприятие таких мероприятий очень исторично. Это сама история. Это свидетельство исторического процесса наиболее ценное.

Нужно понимать, что акции такого рода еще никому славы не добавили, даже в самые глухие и свирепые сталинские времена. Во время таких мероприятий сам Хронос спускается к вам. Об эпохе, в которой вы живите, и в которой происходит данное мероприятие будут судить по ней. Вспомните, что является свидетельством недалекого прошлого - застойного периода? Это во многом процессы над диссидентами, стенограммы судебных заседаний и материалы подобного рода. Конечно, есть и много других свидетельств. Но материалы такого рода приобретают большое значение. По мере удаления от времени их значимость все время возрастает.

Систематизируйте ваши наблюдения и выступите с докладом на данную тему

Для того чтобы окончательно избавиться от стресса важно, подвести черту под событиями, которые имеют место. Поскольку важную роль играет рефлективная деятельность, то будет разумно завершить наблюдения подготовкой доклада, статьи, монографии по данной теме. Проделайте такую работу независимо от основной специальности. Вы увидите насколько станет легче после этого. Вы очиститесь от всех стрессов переживаний, нагрузок. Вы почувствуете себя снова способным к дальнейшей плодотворной работе / в том, что она была ранее, мы не сомневаемся, так как сама кампания есть, прежде всего, реакция охломонов на вашу плодотворную работу /.

По мере подготовки такой работы, произошедшее будет приобретать все больше логики. Вы поймете, что это не уникальное событие в истории человечества. Все было много раз и со многими. Вы поймете, что попали в хорошую компанию. Если против вас организовали такую кампанию, значит вы чего-то стоите. Это все равно, что получить медаль, знак качества, знак того, что вы не стали сами охломоном.

Оперативная подготовка такого доклада позволит систематизировать по свежей памяти ваш персональный опыт пребывания в стрессовой ситуации. Первая картина событий, может и не самая глубокая, но она важна яркостью красок, массой нюансов, позволяющих многое переосмыслить принципиально заново. Углубленный строго профессиональный анализ могут проделать науковеды. Для этого можно использовать ваш материал.

Важная задача такого выступления не только в подведении черты для самого себя, но и демонстрации всем, в том числе и малой охлократической группе проведшей против вас социальный прессинг, критическую кампанию, своего отношения к прошедшему. Это будет лучше всяких деклараций.

Опубликуйте свои материалы по данной критической кампании. Это нужно делать при наличии такой возможности. Фамилии можно убрать или закодировать. Укажите где и как происходило. Может быть, имеет смысл описать про образцу того, как профессиональные психологи описывают условия проведения эксперимента и сбора эмпирических данных. Это должно быть проделано очень тщательно. Для использования вашего материала в науковедении, необходимо знать, как и при каких условиях, он был получен. Это не всегда можно будет понять из самого материала.

Наличие объективного, предельно отстраненного описания условия накопления материала важно, так как ваш материал достаточно субъективен. Сколько бы вы не становились на позиции наблюдателя, науковеда сложно полностью отключиться от происходящего, так как от этого зависит очень многое для вас. Подобное, конечно, меняет восприятие. Но последующий науковедческий анализ может устранить такие наслоения.

Формы публикации возможны самые различные. В этой рекомендации есть несомненное противоречие. В научном сообществе, где могут происходить такие кампании и в том обществе, в котором такое научное сообщество опубликовать все это крайне сложно, если возможно в принципе. Если рекомендацию нельзя реализовать, имеет смысл завершить работу и сделать ее читабельной. Сделайте несколько машинописных копий. Может быть, окажется, так что именно это станет наиболее ценным из того, что вы сделали в науке. Во всяком случае, необходимо этап работа имеет смысл и ваш долг ее завершить.

Социальное пространство охлократического научного сообщества и факторы агрессивности охломонов на ученого

Степень агрессивности охломонов тесно связана с рядом факторов. Это реальность (формальная) их участия в чем-то. В основном, интересуют практические выходы (публикации и т.п.). Важна и пространственная локализация проводимых научных мероприятий. ЧЕМ они ближе к охломонам, тем больше претензий они имеют.

Реакция охломонов "острова в океане" на научные успехи изгоя во многом зависит от их географической локализации. Если они связаны со столицей, то это воспринимается спокойней. Это нечто подобное "Клубу кино путешественников", т.е. далеко и личное участие мало реально.

Более бурная и негативная реакция на успех - в регионе, где расположен "остров" и в том случае, если охломоны как-то могли подключиться к мероприятию. С одной стороны, это сделать сложно, так как тогда придется признать изгоя. Тут есть принципиальный момент для охломонов, а свои принципы они проводят последовательно. Изгой остается изгоем. С другой стороны, очень уж хочется это сделать. Негативные эмоции скапливаются и находят выход в травле изгоя по иному поводу.

Можно выдать рекомендацию: если Вы не хотите, чтобы Вас травили, решайте свои научные дела подальше от своего "острова". Иначе придется выбирать: либо берете балласт в виде своих "островитян", либо даете повод для их гнева.

Стрессовую нагрузку человека, находящегося в определенной малой группе, не могут снять даже его хорошие отношения с центром, с представителями других групп. В метанаучной культуре и культуре этой социальной системы уже стал фиксированным очень жесткий стереотип невмешательства: разбирайся сам - они наблюдают. Могут посочувствовать, но помогать не станут. При этом примерно также контактируют и с гонителями.

Такое положение - результат социальной эволюции общества. Оно вбивалось десятилетиями и, наконец, стало нормой.

Пример: отношение к автору людей из ИГАНа. При всей доброжелательности ни разу не предложили помочь с публикацией результатов, хотя там это совершенно не проблема (препринты и т.п.).

Все советуют мириться, считаться с условиями. А вообще, на эту тему неприлично и говорить. Это не тема для разговоров.

Транквилизация охломонов

Охломоны отличаются хорошей управляемостью. В данной компании против вас эта управляемость в основном направлена на ваше личное уничтожение. Но нужно свои слабые стороны обращать в сильные. Если охломоны управляемы, то них можете воздействовать и вы, а не только ваши противники. Мы на собственном опыте пытались воздействовать на охломонов в различных стадиях критической кампании. Результат оказывался весьма положительным - давление ослабевало. Это может показаться странным, но это так - группой, которая находится в стадии социального прессинга вы можете управлять. Это не обязательно связано с посыпанием головы пеплом.

В процедуре транквилизации охломонов самое сложное связано с преодолением негативных чувств к коллегам, которые вас травят. С ними не хочется общаться. Но можно продумать тактику транквилизации и не связанную непосредственно с прямыми контактами. Для этого можно рекомендовать следующее.

1. Прекращение активной деятельности, во всяком случае, ее внешних проявлений.

2. Болезнь изгоя. Проявляется сочувствие.

Эти факторы - определяются без учета покаяния. Оно исключается нами в данных рекомендациях. Как охломоны будут себя вести при покаянии, сказать трудно. На эксперименты подобного рода автор не идет. Это уж слишком. Но примеров можно найти массу из советской истории. Жертвы критических кампаний в рамках советской социальной структуры в основном каются. Что с ними случается после достаточно хорошо известно.

* * *

Советский опыт учит многому. Он учит выживанию. Это своего рода социальные джунгли, в которых слабый может погибнуть очень быстро. Этот опыт многие обожают и стараются отразить это в афористической форме. А.И. Солженицын пришел к формулировке трех принципов, крайне необходимы для выживания в условиях советского минус-уровня: не верь, не бойся, не проси. Эти принципы в полной мере применимы и для ученых попадающих под прессинг малой охлократической группы. Их соблюдение гарантирует вам сохранение человеческого облика в любой сложной ситуации. Но для ученого в такой ситуации можно добавить еще два принципа - не забывай, не молчи.

* * *

Итак, чтобы выйти успешно из критической кампании организованной для вас малой охлократической группой необходимо соблюдать принципы:

· не верь

· не бойся

· не проси

· не молчи

· не забывай

Очень многое, если не все зависит от вас. Вас могут уничтожить как личность, сделать ничтожеством. Но вы можете выстоять и показать уровень охломонов, тех, кто организовал для вас эту травлю и кто активно и молчаливо в ней участвовал. Постарайтесь остаться человеком. Это единственное что остается, живя и работая в охлократическом научном сообществе. Это не очень просто, но и не настолько сложно, чтобы превращаться в охломона.

ЖЕЛАЕМ ВАМ УСПЕХА!

ПОСЛЕСЛОВИЕ

1990 - 1999 годы

Прошло немало времени с того момента как черновые записи, собранные во время кампании были обработаны и подготовлены в данную работу. Чем кончилось для меня процесс? Чем он кончился для кафедры? К этим вопросам мы не раз возвращались на протяжении нескольких лет. Было много странного и непонятного в этой истории. Многое осталось за пределами приведенного текста. Много такого, что не хочется писать по различным причинам. Но, в любом случае, пока история была непонятна, она продолжала оставаться актуальной. После написания текста и завершения "цикла наблюдения" за малой группой интерес стремительно утратился. Написал и забыл.

Приведем несистематические замечания относительно данной истории различных лет. Они всплывали в различной связи, и мы даже не пытаемся их свести в некое единое целое.

1990 год

После изгнания неверного из рая, на кафедре был некоторый период единодушного оживления, охлократической консолидации. Но длился он недолго. Несколько месяцев спустя профессору, шефу предложили добровольно уйти по возрасту (исполнилось 70 лет) с заведования кафедрой и остаться консультантом-профессором. Предложение было сделано на уровне ректора. Оно полностью соответствовало принятому законодательству и вполне соответствовало физическим данным профессора. 70 лет срок серьезный для систематического выполнения немалой нагрузки связанной с ведением дел кафедры и преподаванием. Профессор не захотел добровольно уйти. Стал вести очередную кампанию за сохранение себя на всех постах. Это, вероятно, было весьма утомительное и нервное занятие. Случился гипертонический криз. Попал в больницу. Долгое время лежал. Затем был уволен по состоянию здоровья. Здоровье не восстановилось и в скором времени умер.

Заведующим кафедрой стал доцент № 2. Он выступил как сторонник "экономизации экономической географии". Это выразилось во введении некоторых учебных курсов по экономическим методам и т.п. В реальности никакой экономизации не началось. Были сделаны лишь декларации. В существующем виде кафедра, как малая научная группа, была неспособна вести какую-либо единую целенаправленную работу. Только рутина. Все занимаются своими делами и никого нельзя трогать. Ничего не изменилось. Только немного повысили оклады. Впрочем, уже были проблемы с инфляцией, и это в равной мере касалось и остальных людей СССР.

Думается, все кафедральные люди довольны. Во всяком случае, из случайных встреч можно вынести такое мнение. Впрочем, доволен или нет. Никогда нельзя высказывать свое недовольство. Расплата будет весьма жестокой.

Принципиально то, что кафедра осталась практически без изменений, и никаких шансов на них нет. Она лишилась старого лидера и маргинала. остались только доценты, которые всегда занимали среднее положение. Нет ни старого лидера, ни кандидата на новое лидерство. Научный потенциал явно снизился.

Очень существенно и то, что кафедра изначально стала ориентироваться на игнорирование драматических изменений происходящих в советском пространстве. Специалисты по пространству категорически не интересовались изменениями пространства. Они восприняли это чисто обывательски - неожиданные хлопоты, но не предмет исследования. Об этом не было и речи.

1991 год

В 1991 году, оглядываясь на прошлое, несколько удивлен объемом проделанной исследовательской работы в тех условиях, которые были. Примитивный технический уровень заставлял делать много рутинной работы. Но все же она была сделана. Если была бы возможность постоянно писать на персональном компьютере, было бы сделано значительно больше. Не было бы глупых замечаний о машинописном качестве работы, наличии в ней грамматических ошибок. Это вполне естественно для текста, представляющего черновой вариант диссертации, написанного на машинке. Но все объективные сложности подачи предварительного варианта докторской диссертации игнорировались. Когда нужно расправиться и все средства были хороши.

С другой стороны, если бы технический уровень моей работы был выше и была реальная возможность постоянно работать на персональном компьютере, то скорее это дало бы еще более худшие результаты. Чем больше делалось, тем более негативной была реакция на результаты.

* * *

Возникает вопрос - не было ли это бегством из географической науки, не было ли это своего рода предательством своей специальности? Пришлось все бросить и начинать реально зарабатывать деньги, чем попало.

Вопрос звучит высокопарно, но он весьма реален. Это традиционная дилемма представителей научного сообщества - нельзя выступать против, потому что лишишься своей работы. Но оставаясь в охлократическом сообществе нельзя не меняться самому.

Общение с охломонами ставит много вопросов такого рода. Общение в высшей степени утомительно. Либо становишься такими как все. Либо жизнь превращается в сплошную борьбу. Но дело в том, что бороться не за что и не за кого. Научное сообщество охлократично по своей сути. Несчастьем для его представителей является не охлократичность, а ее отсутствие.

Для меня основным в этом уходе из географии было то, что я потерял уважение ко многим коллегам по специальности. Некоторые оказались воинствующими охломонами. Некоторые охломонами пассивными. Некоторые проявили не охломонские черты в данном инциденте, но достаточно ярко проявляют их в иных случаях. Общение с коллегами по специальности должно если и нее приносить радость, то, по крайней мере, не вызывать раздражение. Нельзя заниматься познанием и одновременно воевать с коллегами. Это занятия особого рода.

Вероятно, важную роль в уходе из географии и научного сообщества сыграло то, что проблематика, которой занимался много лет, была уже в значительной степени исчерпана. Можно было еще 40 лет заниматься анализом зарубежной географической науки и быть при этом монополистом в данной области, но ничего нового (лично для себя) в этом уже не было. Работа перестала быть научной и приобрела чисто инженерный характер. Что же касается метагеографических исследований, в особенности по теоретическим основаниям метагеографии, то они никогда не вписывались в советское научное географическое сообщество. Работать же ради денег, карьеры не хотелось.

* * *

Отразится ли на советской географии то, что один из ее маргинальных представителей бросил свою весьма маргинальную область научной деятельности? Версии могут быть различные. Событие прошло незамеченным. Публикаций у меня было мало. Постов важных не занимал. Кто такой никто толком уже не будет знать через несколько лет. Все останется по старому.

Но что могло бы быть, если бы остался? Рассмотрим только то, что было уже сделано. В науке стандартный вариант связан с тем, что от получения принципиального результата, до его широкого использования проходит от 5 до 25 лет. При этом тому кто получил результат, лучше всего умереть. Это очень помогает продвижению научных идей. Вероятно, нечто подобное должно иметь место и с метагеографией и с исследованиями по гуманистической географии. Но чтобы это все состоялась на нем нужно настаивать. Я этого делать не стал.

1. Кому стало бы хуже, если бы появилась метагеография как раздел науковедческого исследования географической науки? При этом бы не было тупого копирования разработок науковедов, а была оригинальная целостная концепция. Метагеография могла быть доведена до уровня учебной специальности. По ней было готово несколько больших работ. Они остались в рукописях. Сейчас заниматься ими не интересно и все останется рукописями. Скорее никогда они не реанимируются.

1999 год. Справедливое замечание. В виду многочисленных переездов практически все было просто утеряно. Рукописи не сохранились. Но даже если они сохранились, то все равно заниматься ими скорее уже не стал бы.

Разработкой теоретических проблем метагеографии не ограничилось бы дело. Была начата интенсивная работа по реализации коллекторской программы метагеографии. Так была начата и брошена на полпути работа по анализу истории развития географической науки в СССР с 1920-х годов до нашего времени. Особое внимание уделено периодам бифуркации в становлении советской географии. Было задумано несколько интересных работ по социологическому анализу научно-географического сообщества. Было много других разработок в начальной стадии. Часть из них носила скорее уникальный характер, и они вряд ли будут когда-нибудь воспроизведены.

1999 год. Ничего это не было реализовано. В 1999 году можно отметить, что работа в подобном направлении практически никем не велось.

2. Несомненно, велась бы работа по систематическому исследованию зарубежной науки. Было много начинаний. Стали появляться последователи. Перспективы открывались в этом отношении очень большие. Даже в провинции можно было сделать крупный центр науковедческих исследований такого рода.

3. Проводилась бы работа по вероятностному анализу развития географической науки. Это интересное и важное направление исследований. Но его испоганили своей тупой критикой, и возвращаться к нему не было желания.

Остановимся только на этих направлениях, хотя наверняка были бы и новые работы. Ничего не было реализовано. То, что делалось в СГУ (в практическом плане) пошло прахом быстро и безо всякого следа.

Ничего, как и не было. Кому от этого стало лучше? Сложно сказать, но, может быть никому и не стало хуже. Малая группа отстояла свое право на тупое ничего-не-делание. Никто со стороны вмешиваться не стал.

* * *

Мы не демонстрируем свой нерастраченный потенциал и не стараемся выглядеть лучше, чем есть на самом деле. Нет обиды на коллег географов. Силы и время, оставшиеся от географических исследований будут реализованы в иной области познания. Мы говорим это для того, чтобы показать сколь много возможностей теряется в научном сообществе. Оно активно не заинтересовано в появлении новинок. А так как любая новинка выражается в человеке или группе, ученое охлократическое сообщество часто подавляет таких людей. История советской географической науки и науки в целом это кладбище загубленных и нереализованных возможностей. Это трагедия людей и идей, попавших в мясорубку охлократического стабилизирующего отбора. Все кто добровольно не подвергается промыванию мозгов, подвергаются определенным гонениям. Их работа превращается в борьбу. Но сколько можно бороться против безликого охлократического социалитета науки? Чего стоит эта борьба для личности?

После ухода из университета, была создана лаборатория вероятностных гуманитарных исследований. В ее рамках делалась попытка реализации принципов изложенных в "Динамике образов науки".

То, что все случилось так как случилось, в 1991 году воспринимается достаточно спокойно. Есть несомненные плюсы в новом положении. Появилась возможность заниматься социологией и анализом интереснейших процессов происходящих в советском обществе. Появилась возможность заниматься исследованиями по вероятностному обществоведению, которое, думается, станет путем в будущее познание общества и человека. Бурный конфликт с малой географической группой и скрытый конфликт с географическим сообществом, позволили самому избавиться от старых работ. Они были забыты сразу. Лишь изредка появляется желание нечто закончить, довести до уровня публикации. Но это желание быстро иссякает. Бог с ними, с этими работами. Они для нас имеют только мемуарный интерес.

1992 год

Перечитал текст. Он полон идеалистических пожеланий и интерпретаций. Советская наука не есть исключение. Западная наука с ее демагогией относительно демократичности и прочего оказалась такой же гадостью, как и классическая советская наука. Все дело в научном сообществе. Научное сообщество нуждается в охломонах и оно получает охломонов. И не важно где это - в СССР, которой уже нет или в любой стране Запада. Для громадного большинства ученых основное - их положение, зарплата. О познании речи не идет или почти не идет. Современная форма познания связанная с современной наукой есть, во многом, блеф. Наука - только форма проведения времени, но не познание. Таково наше мнение в 1992 году. За сохранение своей зарплаты и стабильности, готовы закопать живьем не только в СССР. Это могут спокойно сделать в любом научном сообществе. Все одинаковые. Вероятно, дело в научном сообществе как социальном институте, а не в конкретной стране.

1994 год

Прошло большое количество времени с момента написания работы. Все прошло. Все улеглось и нет никакой злости на тех кто сделал нам некоторые личные неприятности. Бог с ними. Сейчас важно и интересно другое.

Мы по прежнему считаем, что советское научное сообщество и в его лице российское сообщество является охлократическим. Типичные охломоны. Но раньше это интерпретировалось негативно. Сейчас интерпретируется как явление природы. Такова СКС и она детерминирует строго определенный тип научного сообщества.

Интересно то, что российское научное сообщество, при всей своей охлократичности, было и продолжает быть очень продвинутым. После того как мы увидели коллег в других странах пришли к прочному убеждению, что уровень советской и российской науки достаточно высокий и в целом она ничем не уступает западной. Во многих отношениях ее превосходит.

После знакомства с научными сообществами других страна также сформировалось глубокое убеждение, что потенциальные возможности российской науки очень велики. При определенных обстоятельствах она может генерировать очень много достижений самого высокого уровня. Другое дело, что обстоятельства эти могут складываться самым странным образом. Новинки принципиального характера, не генерирующая за гарантированную оплату и гарантированные блага. Их можно генерировать спасая собственную жизнь. Когда появляется стабильная кормушка, можно превратиться в нечто очень примитивное.

В то же время данный текст является живым свидетельством, что научное сообщество, даже имея продвинутый характер, может иметь откровенно неприятный вид и позволять себе поведение очень негативное. Охота за негодными коллегами - дело не очень хорошее. Но ничего не поделаешь. Люди есть люди и занятия наукой никого еще не сделали умнее и лучше. Какой есть таким и остаешься.

Наука, как социальный институт, особенно неприятна именно этим. Это доминирование серостей и иной она скорее быть не может. Серость определяется массовым характером науки, тем что она слишком тесно связана с высшим образованием и решением некоторых технических проблем. Как социальный институт она решает большие задачи и во многом способствует СКС в решении актуальных для нее задач. Но наука как социальный институт не имеет особого отношения к познанию. В этом отношении западная СКС ничего не привнесла позитивного в мировое познание. Наука - флюс на функции познания. Она является придворной дамой двора королевы социо-культурной системы и во всем следует ее указаниям. Указания могут быть самыми разными.

Актуальность данной работы, конечно, потеряна. Не вернуться в точно такое время при котором есть возможность применять круто идеологизированный социальный прессинг. Но в российской истории все повторяется и все сохраняется по старому. Наверняка будут времена когда малая группа будет подавлять маргинала. Эти времена собственно и не кончались. Суть конфликта не в том, что по разному понимается суть марксизма и т.п. Это базисный конфликт охлократического сообщества и личности. В России охлократическое сообщества сохранилось. Оно никуда деться не может. Изменилось содержание, которое заполняет его оболочку, но суть от этого не меняется. Остались и те кто патологически выступает против толпы. Это скорее дело биологическое и гарантия социального прессинга на определенной стадии взаимоотношения личности и толпы.

Данная работа интересна и тем, что характеризует научное сообщество 1980-х годов. Это период позднего маразматического коммунизма. Он благополучно испарился. Но осталась история. Надеемся данная работа даст возможность отчасти лучше понять условия в которых приходилось заниматься научной работой в 1980-е годы.

* * *

В течение долгого времени мы не трогали работы, написанные в период до 1990 года. Это было связано с различными причинами. В основном работа шла над теорией СКС, а по ней в прошлом было очень мало материала. Но есть две работы, которые на протяжении этого времени оставались достаточно интересными и к которым периодически возвращались. Одна работа связана с описанием взаимоотношений на кафедре экономической географии Симферопольского университета. Вторая связан с анализом глобальных проблем стоящих перед наукой и человечеством в конце 20 века. Перечитав эти работы, которые остались в рукописях, мы пришли к выводу об их несомненном интересе. Обе работы интересны не своими выводами. Они интересны как пример переходной ситуации от коммунистической российской СКС к новому состоянию. Это было очень невнятное время. Оно оставит немало памятников в виде текстов самого различного характера. Эти две работы одни из них. Мы оцениваем обе работы только с точки зрения понимания истоков теории СКС и с точки зрения понимания переходных процессов в СКС, их отражения на социальном уровне и в рефлексии достаточно абстрактного порядка.

1995 год

Прошло много лет с момента описанных событий. Меняются страны и организации. Много нового и интересного. Если начинаешь идти по пути бесконтрольного глобального путешествия, с него сложно сойти. Нет малейшего желания с кем-то сводить счеты и на что-то обижаться. Интересно только проявление механики выброса из-за пределов страны достаточно активных людей. В то же время, остаться там значит погибнуть. Погибать не хочется. Уезжаешь. Затем начинаются приключения принципиально иного порядка. Это уже зарубежная глава. Но важно то, что через некоторое время появляется масса новинок, которые нельзя сделать в пределах пространства российской социо-культурной системы. Продолжается познание и развивается теория СКС. Есть вполне очевидный прогресс.

СКС в процессе своего изменения, делает пребывание внутри очень сложным. Именно это становится стимулом для того, чтобы бежать от родной СКС без оглядки. Это собственно и нужно. Те кто активен, должны менять места работы и жительства. Они должны искать новые вопросы и решения. Они должны искать новые формы для своей СКС. Сидя на одном месте, их скорее не найти.

То, что случилось в провинциальном городе, на провинциальной кафедре периферийного университета есть только маленькая часть общего процесса преобразования российской СКС и ее перехода в нечто принципиально новое.

* * *

В это очень сложно поверить, но в 1995 году мы столкнулись с примерно аналогичной историей. Она была связана с совершенно иной ситуацией и несколько иными действующими лицами. Другая страна (ЮАР). Другие люди, но примерно аналогичный механизм обороны малой группы от неприятного пришельца. Любая научная группа существует только для самое себя. Все остальное мусор. Это просто блатное место работы.

* * *

Очень интересно что приводимое описание во многом напоминает период крутого социализма в духе Сталина. Почему-то накануне развала СССР и исчезновения коммунизма активизировались такого рода процессы. Это симптоматично и интересно. Российская СКС пошла на очередную драматическую перемену и стала идти по пути принципиально новой экспансии. То, что описано есть только осколок от общего процесса.

Основное отличие 1989 года от прошлого времени было в том, что была замечательная альтернатива. Познание и наука перестали быть связанными. Они перестали отождествляться. Появилась реальная возможность заниматься познанием вне науки и делать это, например, посредством создания корпораций, ориентированных на расширение российской СКС. Такого ранее не было.

Все же не хотел такого варианта для себя лично, оставались в рамках старой структуры и продолжали делить свои пайки. Им достаточно неплохо и сейчас. Но только они стали занимать гораздо меньшее место. Это стала чисто идеологическая структура и чисто образовательная. Она лишается ауры познания.

1997 год

История продолжается. К счастью не каждый день. Но продолжается и мало что в ней меняется. История с социальным прессингом в малой научной группе получила полное и несколько неожиданное развитие в 1997-98 годах. Это было связано с работой в Крымском институте бизнеса (Симферополь, Украина). Стоит заметить, что после длительного путешествия по ряду стран мира, мы вернулись в СНГ. Замечательно то, что в скором времени столкнулись с повторением описанной выше истории.

Отличие от прошлого следующее:

1. Произошло удивительное и совершенно неожиданное событие - исчез коммунизм. СССР развалился и на его месте образовалось 15 новых старых государств. Такого никто не мог предвидеть и даже душевно большой человек не мог думать о таком изменении в период первого примера давления малой группы на маргинала. Одним из следствий этого стало то, что давление по идеологическим мотивам совершенно потеряло свой смысл и стало носить даже неприличный характер. Вернее оно не эффективно.

2. Стали строить рыночную псевдозападную экономику и перешли на контрактную форму найма на работу. Ранее такого не было. Контрактная форма, казалось бы, исключает какие бы то ни было конфликты внутреннего характера. Все должно быть оговорено в контракте. Нет оснований для выяснения отношений по горизонтальной линии. Есть ректор и его наемники.

Эти два принципиальные отличия. Произошло радикальное изменение. Выражаясь в терминах социо-культурной динамики ранее был закат коммунистической программы. В 1997 - 98 годах имеет место начало националистической программы. С этой точки зрения возможность мониторинга за малым коллективом и особенностями его поведения очень интересны. Все те же или им подобные люди. Все тот же город. Но только радикально изменилась внешняя среда.

Материал по сравнению двух конфликтных ситуаций реально интересен. Он важен для понимания социо-культурной динамики российской СКС. она проявляется на самом глобальном уровне. Но она движется массой людей, которые действуют через коллективы. Поэтому исследование не только глобального аспекта, но и самого начального уровня коллектива малой группы очень важно. Из множества такого рода ячеек складывается социо-культурная динамика.

Не станем описывать конфликт в Крымском институт бизнеса. По сравнению с прошлым он носит примитивный утрированный характер. Ничто не меняется. Ни я, со своей маргинальностью. Ни среда, со своим неприятием маргиналов. Суть конфликта в том, что доцент выполнили в первый семестр большую часть нагрузки. А после этого от него стали избавляться. Контрактная форма не помогает. Люди сильнее любой бумаги. Только некоторые выводы.

Первое. Отношение к научной работе маргинала и в целом

Работая в Крымском институте бизнеса, я вел большую научную работу. Было сделано очень много по теории социо-культурных систем. Фактически был написан первый том "Социо-культурных миров", который стал чуть позже докторской диссертацией.

Характерно полнейшее равнодушие к исследованиям, проводимым маргиналом в рамках института. В это даже трудно поверить. Но не было ни малейшей попытки поинтересоваться тем что делается в научном отношении. Интересно, что высокий уровень вполне очевиден. Есть его внешние и независимые подтверждения. Но нет даже простого любопытства к тому что делается. Это не поза. Просто это никому не интересно. Никто не против. Базисное игнорирование. Это новинка. Такого ранее не было.

В новых условиях падение интереса к научной работе совершенно очевидно. В рамках коммунистической программы было вполне очевидное внешнее давление. Нужно было заниматься научной работой или делать вид что этим занимаешься. В рамках националистической программы в этом нет никакой необходимости.

Интересно, что научная работа в периферийных вузах разом и безоговорочно остановилась. Объясняется это отсутствием финансирования, перегруженностью часами и прочим. Но в реальности все избавились от научной работы с большим облегчением. Написание текста для публикации всегда было большой проблемой и ранее. В современных условиях это перестало быть проблемой. Написание научных текстов - обуза для периферийного научного сообщества!!! Это прекрасно видно из работы примерно 25 вузов города Симферополя. Все пустились в зарабатывание мелких и часто нечистых денег.

По прежнему оплата зависит от должности. А должность от степени. Это должно стимулировать служебный рост и, следовательно, защиту диссертаций. Но в реальности ничего подобного не происходит. Защита диссертации путь очень сложный. Увеличение оплаты идет по пути совмещения должностей. В этом отношении скорее нет никаких ограничений и все ринулись по этому пути. Преподаватели многочисленных вузов превратились в шабашников и стали пересказывать учебники. Дело происходит на Украине. Перемазываются западные учебники, которые переведены и изданы в России. При этом все игнорируют Россию и про нее никто не упоминает. Боятся как черт ладана. Новый странный железный занавес. Все в голове.

Второе. Контракт и его восприятие

Нет ничего удивительного в том, что контракт игнорируется. Это обычная черта российского менталитета. Институт готовит контакт. Он может описывать что угодно и он описывает что попало. Когда возникает конфликтная ситуация, то оказывается, что контракт в высшей степени неблагоприятен даже для самого института. Но это не беда. Есть более сильные средства воздействия на человека. Они начинают использоваться на все 100 %.

Контракт пишется стандартный для всех. Потом он распространяется на всех. В него закладывается идеология того, что хотелось бы видеть относительно себя. То есть, в контракте есть жесткое ограничение против принятия мер против себя (нельзя снизить зарплату и так далее). И есть возможность для лавирования. То есть, возможности снизить нагрузки и при этом получить дополнительные деньги за этот счет. Все формулируется предельно обтекаемо, так как наверняка есть законы, которые ограничивают деятельность в рамках вуза и в зависимости от должности. Изначально контракт содержит возможность воровства денег из родного института. Естественно, это распространяется только на его начальство.

Использование контрактной основы на Украине порождает смешные противоречия. Есть псевдозападный вариант. Но нет восприятия закона как закона и контракта как норматива. Даже кратковременный контракт готовы нарушить и пуститься во все тяжкие связанные с конфликтом. Забавное противоречие и в том, что контактная основа фактически исключает коллектив от участия в конфликтах. Но это противоречит всему прошлому опыту. Коллектив вовлекается. При этом дело получает масштабность. Но все ходят под одним контрактом и всем становится неприятно. Возникает нервозность и прочее. Но в целом, контрактная основа более благоприятна для работы.

Третье. Готовность к некорректным действиям

Неприятно осознавать, но готовность к некорректным действиям у малой группы сохраняется в полной мере и в СНГ. В рамках коммунистической программы было доминирование идеологического аспекта и было небольшое количество формальных атрибутов в виде контрактов и прочего. Это было связано с принципиально иной системой найма на работу. Было достаточно подвести под определенную идеологическую основу и можно было считать, что достигнут нужный результат. Остальное все было делом техники и маргинал должен был все доделывать сам. Последнее очень важно. Акт социального прессинга есть двусторонний акт. Это группа преследователей и жертва. Жертва также должна играть по определенным правилам и если она это не делает, то на нее обижаются.

В условиях СНГ, есть все та же готовность к некорректности. Но она идет по иному пути. Идеологическое направление умерло. На время, но сейчас именно такое мертвое время. Но осталось направление бюрократическое. Большая часть бумаг пишется задним числом. Администрация сплочена и готова оформить любую бумагу и любым числом. Делается своего рода набор бумаг и на его основании может делаться вывод. Суть в сохранении кормушки. Дело в том, что коммерческие вузы - это рассадник взяточничества. Никто не верит в их долговечность и значимость их дипломов и именно поэтому фантастически процветает взяточничество. Пир во время чумы.

Удивительным феноменом стало то, что люди, по прежнему готовы, к кооперации в некорректных делах. Они идут на это спокойно и безоговорочно. Важно то, что нет особой внешней необходимости в такого рода поступках. У старого доцента, нет никаких проблем с работой. Но люди спокойно и жутковато кооперируются с вполне откровенными жуликами в администрации конкретного вуза. В СССР это было можно объяснить тем, что была "страшная" идеологическая система. В современных условиях можно объяснить старой привычкой. Всегда можно как-то объяснить. Но дело не во внешних обстоятельствах, а людях. Они всегда одинаковы.

Готовность к негативной кооперации совершенно очевидна. Она важна для того, чтобы получить очередное повышение. Доцент 001 проявил лучшие охломонские качества и стал проректором по учебной работе. Он в состоянии испытательного срока. Он хочет получать еще некоторое количество денег и проводить еще больше времени на работе. Для этого он активно включается в конфликт. Явно на стороне администрации, но вроде бы как ни не теряет связи с маргиналом. Троянский конь. То есть, случай многократно описанный в литературе.

Причины такого рода готовности не вполне понятны. Экономические основания есть. Но они не могут рассматриваться как основные. Доцент (300 гривен) + зав. кафедрой (около 120 - 150 гривен) + еще проректор (еще около 150 гривен) ... и так далее. Очередное приращение важно, но оно не может объяснить готовности к такому поведению.

Нет оснований считать, что в основании готовности к кооперации в травле, давление администрации. В современных условиях резкой нехватки преподавателей никто не станет сильно давить на полного доцента. Хорошо даже то, что он не вмешивается в дела на стороне маргинала. Можно перебирать различные причины, но, в конце концов, убеждаешься, что дело в элементарной базисной готовности самого человека участвовать в такого рода делах. Не жалко своего времени. Нет никакой связи свей специальности (философия) и текущих действий. Происходит традиционная объективизация жертвы и к ней могут применяться любые меры.

То есть, в основании такого рода поведения, связанности с готовностью подключаться к травлям скорее лежит внутренняя потребность подтверждать свою принадлежность к группе. Речь именно о внутренней потребности. Внешние факторы не могут ничего объяснить. Можно просто ссылаться на незнание и так далее. Но этого не делается. Есть большая готовность подтверждать тезис "Я в группе, я свой, я хороший, я человек". Кто не в группе тот не вполне человек и его можно объективировать.

В СНГ много говорится об этнических конфликтах. Там имеет место жесткая объективация врага. Враг это человек иного народа. Он не есть человек. Тем более не человек представитель иной СКС. разделение. Освоение пространства уменьшает количество конфликтов на этой почве. Но это чисто внешнее уменьшение. Ничего не происходит в осознании конфликтов. Есть только уменьшение внешних поводов и появление большого количества внешних ограничений. Ничего иного. Внутренняя готовность к конфликтности есть всегда. Она идет по стандартной методике. Объективизация врага и борьба с ним.

Можно высказать странную гипотезу - уменьшение внешних конфликтов, то есть тех которые связаны с внешними врагами, иным народом и в особенности иной СКС, приведет к нарастанию конфликтности внутри самой СКС. Есть реальная потребность в сражениях. Они не могут превышать определенного уровня, но они никогда не исчезают совсем. Если нет реального врага его выдумывают. Масса готова поддержать инициатора такого рода перемен.

В качестве аналогии можно привести пример с обучением стрельбе. "Учись метко стрелять". Если война - то убийство врага. Более мягкий вариант - охота. Еще более мягкий вариант - стрельбы в тире. Это разные формы. Но есть готовность пустить пулю в цель. Есть удовлетворение от попадания. Просто цели различные. Так и в данном случае с малой группой.

Разрешение конфликта. Новый украинский вариант

Достижение посткоммунистического периода стало то, что сделали шаг к усвоению западных принципов описания и разрешения конфликтов. В советский период конфликты решались за счет подавления маргинала. Иного варианта не было.

Интересно. Что в националистической программе методика аналогичная. В институте читается множество курсов по рациональной организации труда, праву и так далее. Но это курсы вообще. Они не имеют никакого отношения к реальности института и в случае необходимости вспоминается старый советский метод. Это к теме усвоения западных новинок за пределами западной СКС.

Весна, 1999 год

В начале марта 1999 года мы активно работали над Крымской энциклопедией, готовящейся к изданию на компакт-диске. Эта работа делалась ради денег. Но определенная часть ее часть предназначалась для последующего использования в собственных работах. В процессе выполнения данной работы мы вынуждены были снова начать констатировать с определенным количеством крымских ученых. Это во многом активировало давно забытые связи и показало, как мало все изменилось. Провинциальное научное сообщество разбито на малые группы. Есть жесткая иерархия того кто есть кто и что можно делать. Ничего не говорится. Ничего не описано на бумаге, но все и вес знают.

Интересно, что совершенно неожиданно, начались активные контакты представителей кафедры экономической географии СГУ с авторам. Причина была проста. На кафедре экономической географии случилась очередная смерть. На этот раз умер доцент №2, человек который многое сделал для того, чтобы кафедра в течение десяти лет игнорировал изменения в СССР - СНГ. Появилось три свободные доцентские ставки!!! Сказка. Такого невозможно представить, но это реальность. И начались предложения о работе, передаваемые через человека известного в данной работе под обозначением "ассистент №2". Сейчас он стал доцентом. Растут люди.

Это стало для нас важным стимулом закончить работу и поставить в не окончательную точку. Охлократическая малая группа прошла полный цикл и готовы выйти в состояние в котором она будет пребывать на протяжении очень долгого времени.

* * *

На этом завершаем свою работу по анализу малых охлократических групп. Скорее пройден весь цикл наблюдений. В пользу этого говорит весьма многое. Итогом последних лет стала теория социо-культурных систем. Которая объясняет весьма многое и в том числе поведение малых социальных групп. Конкретика по малой группе более никакого смысла не имеет. Можно реально прекратить наблюдения. Все описать и забыть.

В 1999 году автором была подана к защите докторская диссертация. Защита состоялась 25 мая 1999 года в Санкт-Петербурге. Тема оказалась весьма неожиданной даже для самого автора - "Пространственно-временная динамика процессов социо-культурного освоения территорий". Выпав из научного географического сообщества в 1989 году, мы вернулись в него примерно 10 лет спустя с совершенно новыми методологиями и теоретическими построениями. Все что писалось в эти десять лет не было ориентировано на публикации. Работа по поиску непонятно чего и непонятно какого нового стандарта началась еще в СССР. Затем последовало длительное путешествие по различным городам и странам. В итоге появились те работы, которые есть.

Это работа нового поколения. Мы не стали учить украинский язык. Ответом на изменения в российской социо-культурной системе стала рефлексия и разработка теории социо-культурных систем. Думается докторская диссертация станет шагом уже в новый стандарт гуманитарной географии. Есть много интересного и важного. Данную работу, которая велась во многом как защита от агрессивного и мелкого сообщества, можно прекратить. Есть другие проблемы и интересы.

ЕЩЕ РАЗ О ПРИЧИНАХ СТОЛЬ ДЛИТЕЛЬНОГО

ЛИЧНОГО ВНИМАНИЯ К ДАННОЙ РАБОТЕ

Дело не в вендетте. Если бы была только обида, то и реакция на нее была бы более адекватной. Не стоит десять лет писать работу для того, чтобы отомстить кому-то. Это не основание для столь длительного внимания к работе.

Одна из причин - чувство глубокого изумления. Научное сообщество, состоящее из образованных людей поступили слишком жестоко. Это странно. Это нужно понять. Понять - значить успокоиться. Успокоиться - значит …непонятно что. Чувство изумления играло большую роль.

Важная причина в том, что уход их научного сообщества не был полным разрывом с наукой. Изменился образ науки и научного сообщества. Но наука не виновата. Образы науки меняются довольно часто. На первом месте для нас стояла все-таки определенная ответственность перед самим собой. Непонятное явление породило потребность осмысления. Потребность осмысления - породила необходимость ухода из научного сообщества.

Вероятно, основная причина столь длительного внимания к столь незначительной теме связана с тем, что это капля в которой отразились более общие изменения отчасти катастрофического характера. 1989 - 1999 года - десятилетие смутного времени. Исчез СССР. Многое катастрофически изменилось. Мы отреагировали на это по своему. Это основная причина. Смутное время не есть хаос. Это трансформация. В основании лежат внутренние причины. Это закономерный и естественный процесс. Он требует осмысления на самых различных уровнях.

ЗАЧЕМ ВСЕ ЭТО НАПИСАНО?

Вероятно, основная причина в том, что мы реально хотим изменить научное географическое сообщество. Но для реального изменения оно нуждается в четкой рефлексии. Нельзя просто отмолчаться. Драматические перемены в российской социо-культурной системе требуют и новых осмыслений. Именно поэтому мы написали данную конфликтную работу, которая может немало навредить нашей личной карьере в новых условиях.

ПОСЛЕДНИЕ ШТРИХИ

1. На наблюдаемой кафедре произошли перемены, которые определяют все ее будущее на долгие годы. Эти изменения связаны со смертью (весьма неожиданной) зав. кафедрой, который проходил под термином "доцент "2". Он к моменту своей смерти успел стать профессором, хотя и без защиты докторской диссертации. Это новый украинский феномен. И даже стал академиком Крымской академии наук. Достигнув всего, о чем мог мечтать, смертный, доцент №2 умер. Заведующим кафедрой стал кандидат географических наук, доцент "№ новый", который также стал новым украинским профессором. Предыдущие годы были проведены им на партийной работе. Бывший первый секретарь Крымского обкома КПСС. Проректор СГУ, а позже ректор университета. И многое многое другое. Человек здоровый и еще не очень старый. То есть это гарантирует десяток лет его заведования кафедрой.

2. Весной 1999 года на кафедре был сделан ремонт. Новая мебель. Новый заведующий кафедрой. Это бывший и все еще нынешний большой региональный начальник. Кафедра стала возрождаться. Новая обстановка реально сплотила коллектив. И стоило жить и работать стоило.

3. В 1999 году на Украине началась реформа системы высшего образования. Оно последовательно переводится на украинский язык. Кроме того, стали требовать большое количество бумаг. Если не ошибаюсь, новая форма называется УМКД. Дело не только в том, что нужно потратить немалое время для написания всех нелепых казенных бумаг. Дело в том, что задается строго определенный идеологический стандарт. Это украинский стандарт. Для экономической географии это не шутка. Она в реальности, очень идеологическая наука. Это означает то, что нужно петь под украинскую государственную дудку.

4. 25 мая 1999 года в Санкт-Петербургском государственном университете защищена докторская диссертация по теме "Пространственно-временная динамика процессов социо-культурного освоения территорий". Это не просто работа ради очередного диплома. Это работа нового поколения. Это и новый стандарт экономической географии. На Украине он не будет представлен никогда.

5. В конце мая - начале июня 1999 года нужно было пересдавать кандидатский экзамен Татьяне Николаенко (супруге выше описанного маргинала). Первый раз ей этот экзамен не засчитали. Хотя он был сдан. Основанием стало нарушение процедуры принятия экзамена. Нарушение было со стороны самого СГУ. Это было еще при жизни доцента №2. Новый зав. кафедрой экономической географии СГУ попросил принести ему автореферат. Это не просто просьба. Он не простой человек. Это символическое предложение к кооперации. Автореферат отнесли в библиотеку. Могут прочесть все кто хотят. Кандидатский экзамен пересдавать Татьяна не стала. В этом нет необходимости. Пусть охломоны останутся при всем своем. Они ничем не поступились. Пусть все их остается им.

Итак, прошло более десяти лет. Малая научная группа осталась со своим спокойствием. Специалисты по пространству проигнорировали драматические изменения пространства российской социо-культурной системы. После того как основные изменения прошли, они усвоили новый украинский стандарт и стали петь новую песню. Это цена малой научной группы. Научное сообщество состоит из малых групп. Обо всем судите сами. Мы честно описали то, что было.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:17:32 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
10:46:07 24 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Социальный прессинг в малой научной группе
Современные разработки в психологии
Психологический журнал 5 СОДЕРЖАНИЕ ПСИХОЛОГИЯ В БОРЬБЕ ЗА МИР В. А. Кольцова, Т. А. Нестик, В. А. Соснин Психологическая наука в борьбе за мир ...
* Кандидат психологических наук, доцент кафедры медицинской и общей психологии Казанского государственного медицинского университета, Казань
Основные результаты научной деятельности сотрудников ИП РАН представлены в 16 индивидуальных монографиях и сборниках научных трудов, в успешно защищенных докторской (М. И ...
Раздел: Рефераты по психологии
Тип: учебное пособие Просмотров: 2114 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Развитие теории урока в советской дидактике периода середины 50-х ...
Работа выполнена в Хабаровском государственном педагогическом университете Научный руководитель: доктор педагогических наук, профессор Степашко Л.А ...
СЛУШАЛИ: обсуждение диссертации аспиранта кафедры педагогики ХГПУ Золотаревой С.А. на тему " Развитие теории урока в советской дидактике периода середины 50-х - середины 60-х годов ...
Рецензенты кафедры: кандидат педагогических наук, доцент В.А. Давыденко; кандидат педагогических наук, доцент Н.П. Юдина.
Раздел: Рефераты по педагогике
Тип: реферат Просмотров: 3660 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 4.5 Оценка: неизвестно     Скачать
Советская и зарубежная наука
НОВЫЕ ПРИНЦИПЫ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ СОВЕТСКИХ ГЕОГРАФОВ С ЗАРУБЕЖНЫМИ КОЛЛЕГАМИ Изменения, происходящие в советском обществе, требуют конкретизации в ...
СОВЕТСКИХ ГЕОГРАФОВ С ЗАРУБЕЖНЫМИ КОЛЛЕГАМИ
Это означает избавление от самодовольства и уродств тоталитарно-охлократической системы. Истоки отделения советской географии от мирового научного сообщества уходят в конец 1920-х ...
Раздел: Рефераты по географии
Тип: доклад Просмотров: 116 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Детерминация и предупреждение преступности среди персонала органов ...
МВД Украины Харьковский национальный университет внутренних дел О.А. Мартыненко ДЕТЕРМИНАЦИЯ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ СРЕДИ ПЕРСОНАЛА ОРГАНОВ ...
Назначенный в 1995 г. новый шеф полиции Ларри Солсби потребовал назначить переподготовку как минимум для 75% личного состава, поскольку в ходе проверки обнаружилось, что ни один из ...
Недостатки руководителей подразделений (грубость, прессинг, личная некомпетентность)
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 7309 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Выдающиеся зоологи
РЕФЕРАТ ПО ЗООЛОГИИ НА ТЕМУ: "Выдающиеся учёные" г. Новосибирск План 1. Крашенинников Степан Петрович (1713-1755) 2. Паллас Петр Симон (1741-1811) 3 ...
В 1879 году, познакомившись с Н.А. Северцовым, Михаил Александрович стал работать над магистерской диссертацией "Орнитологическая география Европейской России", успешно защитив ее ...
Заложенные в докторской диссертации Михаила Александровича "Сравнительная остеология пингвинов в приложении к основным подразделениям класса птиц" (1885) принципы морфологического ...
Раздел: Рефераты по биологии
Тип: реферат Просмотров: 879 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать
Портреты учителей
1. Сергей Иванович Ковалев (1886-1960 гг.) 2. Соломон Яковлевич Лурье (1891-1964 гг.) 3. Аристид Иванович Доватур (1897-1982 гг.) 4. Ксения Михайловна ...
Он немедленно оформил право на постоянное [483] проживание в Ленинграде и вернулся на работу в Ленинградский университет - доцентом на родную ему кафедру классической филологии.
Дальнейшая его карьера протекала достаточно спокойно: в 1957 г. он возглавил кафедру классической филологии в Ленинградском университете, в 1964 г. защитил докторскую диссертацию ...
Раздел: Рефераты по истории
Тип: реферат Просмотров: 358 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать
Петровский Борис Васильевич
Господи! Не допускай, чтобы жажда наживы и славы руководила мною в практической работе.. Укрепи силы моего сердца так, чтобы оно могло одинаково ...
Великая Отечественная война (1941-1945гг.) застала Б.В.Петровско го на кафедре общей хирургии 2-го Московского медицинского института им.Н.И.Пирогова в должности доцента.
Этот большой цикл исследований, интенсивно продолженный в послевоенные годы, оформлены в 1947 г. в докторскую диссертацию "Хирургическое лечение огнестрельных ранений сосудов в ...
Раздел: Биографии
Тип: дипломная работа Просмотров: 380 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Коррекционная педагогика. Возрастная психология
ПОСВЯЩАЕТСЯ СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ В.П. Кащенко - выдающегося психоневролога, педагога, основоположника коррективной педагогики (к 130-летию со дня рождения ...
... на базе высшего образования вносит факультет специальной психологии и педагогики НГПУ, возглавляемый известным специальным психологом, к. пс. н., доцентом Е.Е. Дмитриевой, зав. ...
Под нашим руководством защищена докторская диссертация, сейчас уже на выходе вторая работа.
Раздел: Рефераты по психологии
Тип: учебное пособие Просмотров: 51740 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Подвижники литературного краеведения Липецкого края
Подвижники литературного краеведения Липецкого края. Софья Васильевна Краснова - человек одарённый не только большим умом и талантом, но редкостным ...
Брат, Гаврилов Владимир Васильевич, стал специалистом в области сердечнососудистых заболеваний, был участником двух антарктических экспедиций 1956-58 гг., подготовил докторскую ...
В 1993 году на основе опубликованных материалов Софье Васильевне было присвоено учёное звание доцента по кафедре историко-культурного наследия.
Раздел: Рефераты по краеведению и этнографии
Тип: контрольная работа Просмотров: 870 Комментариев: 4 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 3.5 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Курсовая работа: Социальный прессинг в малой научной группе (124)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150074)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru