Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Исторический опыт и современная организация правовой охраны Конституции

Название: Исторический опыт и современная организация правовой охраны Конституции
Раздел: Рефераты по юридическим наукам
Тип: реферат Добавлен 07:35:27 18 февраля 2002 Похожие работы
Просмотров: 1498 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Министерство образования Украины

Одесская государственная юридическая академия

Факультет государственного управления

и международно-правовых отношений

Кафедра конституционного права.

Дипломная работа

на тему: Исторический опыт и современная организация правовой охраны Конституции.

студента V курса

дневного отделения

ОСАДЧЕГО АНАТОЛИЯ ЮРЬЕВИЧА

Научный руководитель: к.ю.н.,

ассистент кафедры

Гараджаев Джейхун Ясинович

Допущено к защите - « » июня 1999 г.

Заведующий кафедрой

д.ю.н., профессор М.Ф. Орзих

Одесса - 1999 г.

Содержание:

Введение. ……………………………………………………..……………………с.3-6.

Раздел 1. Понятие и исторический опыт правовой охраны Конституции. .с.7-29.

1.1. Понятие и сущность правовой охраны Конституции. ………...……..с.7-16.

1.2. Анализ исторического опыта правовой охраны Конституции. …....с.16-29.

Раздел 2. Конституционный контроль (надзор). …………………………..с.30-50.

2.1. Соотношение терминов и понятие конституционного контроля (надзора). ………………………………………………………………….….…………..с.30-33.

2. 2. Сущность конституционного контроля. ……………….…...…...……с.33-50.

Раздел 3. Субъекты правовой охраны Конституции Украины. ..………...с.51-65.

3.1. Специальный субъект: Конституционный Суд Украины. …………с.51-58.

3.2. Иные субъекты правой охраны Конституции Украины. …...………с.59-65.

Заключение. ………………………………………………..………...……...с.66-71.

Список использованных источников. ……………………………...……с.72-80.

Введение.

Принятие Конституции Украины является важнейшим этапом формирования украинской государственности, обретшей свои правовые рамки, как суверенное, независимое, демократическое, социальное, правовое государство (ст. 1 Конституции Украины). Действующая Конституция является продуктом сложного и длительного процесса ее создания, в ходе которого был достигнут нелегкий компромисс, учитывающий интересы основных политических сил в обществе по таким вопросам, как ограничение вмешательства государства в жизнь общества и индивидов, формы организации и осуществления государственной власти, права и свободы личности. Правовой порядок в Украине основывается на принципах, в соответствии с которыми никто не может быть принужден делать то, что не предусмотрено законодательством. Органы государственной власти и местного самоуправления, их должностные лица обязаны действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренным Конституцией и законами Украины (ст. 19 Конституции Украины). Впервые в истории отечественного конституционализма в Конституции Украины закреплен принцип разделения властей в государстве (ст. 6 Конституции Украины), обеспеченный механизмом сдержек и противовесов между тремя ветвями власти. На конституционном уровне признаны и гарантированы права и свободы, полностью соответствующие универсальным и региональным международно-правовым стандартам прав человека. Утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства (ч. 2 ст. 3 Конституции Украины).

Однако демократический режим организации публичной власти, закрепленный в конституции не гарантирует построения фактического правового государства и формирования свободного гражданского общества. На пример, Конституция СССР 1936 г., являясь одной из самых демократических по своему содержанию, фактически заидеологозированная, не была обеспечена механизмом реализации и носила формальный характер. Следовательно, конституционная реформа не ограничивается созданием нормативно-правовой модели конституционализма. С принятием Конституции Украины, как отмечает М.Ф. Орзих, дальнейшее развитие конституционной реформы направляется на обеспечение реализации конституционных норм[1] , обладающих высшей юридической силой и являющихся нормами прямого действия (ст. 8 Конституции Украины). Одна из основных задач, которую необходимо решить на данном этапе конституционной реформы – это организация средств защиты основ конституционного строя. При этом основными в сфере защиты являются правовые средства охраны, которые содержатся в конституционно-правовых нормативных актах. Исследованию этой проблемы, с применением методов исторического и сравнительно-правового анализа, посвящена данная дипломная работа. Актуальность проблемы обеспечивается тем, что функционирование системы конституционализма возможно лишь при наличии надежной правовой охраны Конституции при применении как общих, так и специальных правовых средств.

Следует подчеркнуть, что в настоящее время в Украине практически отсутствуют фундаментальные исследования в данной сфере. Это связанно с отсутствием правоприменительной практики государственных органов в конституционном процессе. Однако ряд научных работ, существенно исследующих данную проблему, позволяет определить понятийный аппарат и выявить наиболее принципиальные стороны правовой охраны Конституции Украины. Среди ученых стран СНГ, занимающихся исследованиями проблемных вопросов в данной сфере, следует отметить, прежде всего, работы А.А. Белкина, Н.В. Витрука, Ж.И. Овсепян, В. Скоморохи, В. Шаповала, Ю.Л. Шульженко, Б.С. Эбзеева.

При исследовании темы данной работы следует, прежде всего, раскрыть такие основополагающие понятия как «правовая охрана конституции», «конституционный контроль», по поводу которых в юридической литературе высказываются различные точки зрения.

Исторический анализ опыта правовой охраны Конституции является необходимым условием определения ее содержания, раскрытия сущности основных средств правовой охраны Основного Закона, прежде всего таких, как конституционный контроль (надзор) и конституционная ответственность. Следует отметить, что в нашей стране на сегодняшний день практически отсутствует целостная теория конституционно-правовой ответственности, которая должна обеспечивать функционирование государственного строя на принципах реального конституционализма.[2]

Исследованию конституционного контроля, как основного способа правовой охраны Конституции, посвящается отдельный раздел работы. При этом следует определить терминологическое соотношение конституционного контроля и конституционного надзора, являющееся дискуссионным в юридической науке. Помимо иных вопросов по содержанию конституционного контроля, в работе предлагается рассмотрение системы объектов конституционного контроля, основанной на сложившейся иерархии нормативных актов.

В заключительном разделе дипломной работы рассматривается сложившаяся на сегодняшний день в Украине система органов правовой охраны Конституции. Особое внимание уделяется анализу полномочий и процессуальной формы деятельности Конституционного Суда Украины, являющегося специальным субъектом правовой охраны Конституции. Помимо единственного органа конституционной юрисдикции следует учесть роль иных органов государства, осуществляющих правовую охрану Конституции Украины.

В заключение дипломного исследования прилагаются выводы.

Раздел 1. Понятие и исторический опыт правовой охраны Конституции.

1.1. Понятие и сущность правовой охраны Конституции.

Термин «правовая охрана конституции» применяется в научной литературе давно. В советской государственно-правовой литературе, независимо от конкретного аспекта исследования, традиционно говорилось об «охране Конституции». Отступления от этой формулы имели скорее стилистический, нежели методологический характер. Это же можно заметить и по поводу различий в наименовании соответствующих функциональных механизмов (например «защита», а не «охрана»).

Правовая охрана конституции рассматривается в широком и узком смысле. Первое – это охрана конституции всеми отраслями права. Второе – это специально-конституционные средства охраны (конституционный контроль и надзор, конституционная ответственность).[3] Также в научной литературе под правовой охраной конституции понимается, например, осуществление фактической ее реализации в процессе государственно-правовых отношений[4] . Но более обоснованно охрана Конституции рассматривается как одна из гарантийных функций в системе осуществления норм Конституции, вообще конституционно-правовых норм[5] . Отмечается, в частности, что «правовую охрану Конституции» составляет совокупность организационно-правовых гарантий (конституционный контроль, особый порядок принятия, изменения и др.).[6] Охрана представляется и как «пресечение тех или иных отклонений от Конституции, а также разрешение в соответствии с Конституцией спорных государственно-правовых вопросов конституционного значения».[7] Заслуживает интереса позиция А.А. Белкина, рассматривающего конституционную охрану в трех аспектах: пресекательно-модификаторском (изменение конституции), нормативно-применительном (конституционный контроль) и концептуально-легитимном (защита конституционного строя).[8]

Обобщая вышесказанное, можно говорить о правовой охране конституции как о совокупности юридических средств, с помощью которых обеспечивается выполнение всех норм, установленных конституцией, и строгое соблюдение режима конституционной законности.[9]

Действие конституции, понимаемое в широком плане, применительно ко всем основным сферам жизни общества, неизбежно требует соответствующей системы социальных, экономических, организационных и правовых гарантий. Но в данной работе речь идет не столько о гарантиях, направленных на повышение авторитетности и стабильности конституционных норм, обеспечивающих, прежде всего, постепенное накопление ценностей, «способствующих оптимальному воспроизводству общества, созданию своего рода «конституционного фонда» таких ценностей»[10] , сколько о гарантиях, позволяющих своевременно предупреждать и пресекать какие бы то ни было нарушения конституции, что немаловажно, ибо все другие гарантии лишь создают предпосылки для успешного осуществления конституции. Таким образом, правовая охрана конституции позволяет с помощью определенных юридических средств обеспечить устранение возможных ее нарушений и привлечение виновных к ответственности. Причем, в разрезе данной работы, под совокупностью юридических средств, понимаются специфические конституционно-правовые средства, выступающие правовыми гарантиями охраны конституции. При этом указанные гарантии могут принимать самый разнообразный вид: от конкретной нормы до целых правовых институтов, от глобальных политико-правовых принципов до конкретных процессуально-правовых методов их воплощения.

С этих позиций представляется обоснованной точка зрения Б.С. Эбзеева, различающего гарантии конституции, как средства и способы, обеспечивающие стабильность основного закона и конституционные гарантии в собственном смысле слова, представляющие собой средства и способы охраны конституции от всяких посягательств на нее, и относящего к числу первых особый порядок внесения изменений и дополнений или пересмотра конституции в целом.[11]

Для того чтобы конституция при всей важности ее вербально-деонтологического содержания реализовывалась в конституционном строе страны, системе конституционализма, необходимо полное воплощение в жизнь ее принципов и норм что отражается в требованиях конституционной законности, как реально действующей системы конституционализма, обеспечивающей полное действие конституции.[12]

Конституционная законность, по единодушному признанию конституционалистов является ядром, основной формой законности. Общая законность требует соблюдение всех законов, конституционная – основного. Необходимо отметить, что в объективной реальности общая и конституционная законность существуют неразрывно, и выделение конституционной законности целесообразно сугубо в целях научного познания. Здесь необходимо согласиться с мнением Ю.П. Еременко что, выделяя конституционную законность нельзя конструировать «отраслевую» законность.[13]

Особенности конституционной законности продиктованы особой ролью конституции в системе законодательства, ее высшей юридической силой. Нарушения норм конституции, так или иначе, связаны с нарушением принципов конституционного строя и потому более существенны по своим последствиям, чем нарушения норм остального законодательства.

К содержанию конституционной законности, как отмечает Н.В. Витрук, относится правовой характер конституции, ее верховенство в правовой системе государства, прямое действие конституционных норм.[14]

Правовой характер конституции определяется закреплением в ней принципов демократии, свободы и справедливости, прав и свобод человека и гражданина, прежде всего отраженных в международно-правовых стандартах в данной сфере, конституционным воплощением принципов правового государства. Закрепленный Конституцией Украины принцип верховенства права, (ч. 1 ст. 8 Конституции Украины) проявляется в: закреплении в Конституции и законах основных прав человека, верховенстве в общественной и государственной жизни законов, выражающих волю большинства или всего населения страны, внедрении при этом общечеловеческих ценностей и идеалов; урегулировании отношений между личностью и государством на основе принципа: «разрешено все, что прямо не запрещено законом»; взаимной ответственности личности и государства.[15] Приведенные признаки являются необходимыми для функционирования правового государства (ст. 1 Конституции Украины).

Верховенство Конституции Украины, т. е. высшая юридическая сила Конституции (ч. 2 ст. 8 Конституции Украины), как отмечает М.Ф. Орзих, практически означает признание Конституции Основным Законом (как указанно в Преамбуле Конституции Украины); отношение государства и общества к конституционным принципам, правоположениям и нормам как к социально-правовым стандартам и политической константе; соответствие Конституции всех законов, иных нормативно-правовых и правоприменительных актов; возможность ревизии нормативно-правовых и правоприменительных актов судебными и административными органами по конституционным стандартам; исключительность субъекта конституционной юрисдикции, решающего вопросы соответствия законов и других правовых актов Конституции, осуществляющего официальное толкование Конституции и законов, имеющего полномочия признания законов и иных нормативно-правовых актов неконституционными.[16]

Нормы Конституции Украины являются нормами прямого действия (ч. 3 ст.8 Конституции). Указанная норма призвана обеспечить непосредственное праворегулятивное воздействие Конституции, как юридического акта, обеспечить применение и реализацию ее норм всеми субъектами, независимо от наличия закона или другого нормативно-правового акта, конкретизирующего нормы Конституции. Прямое действие конституционных норм обуславливает и то, что даже при наличии и применении законов и других нормативно-правовых актов, необходимо ссылаться не только на них, а сначала на ту конституционную норму, для развития или на основе которой данный акт направлен. Обращение в суд для защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина непосредственно на основании Конституции Украины гарантируется (ч. 3 ст. 8 Конституции).

Что касается конкретных средств правовой охраны конституции, то мировой конституционный опыт, нашедший свое отражение при подготовке проекта действующей Конституции Украины, предоставляет обширную палитру поиска правовых институтов охраны конституции. Конституция Украины содержит ряд средств и способов ее охраны от каких либо посягательств, выполняющих превентивную роль и служащих средством предупреждения появления законов, не соответствующих Конституции. К таким средствам, прежде всего, относятся: присяга народу Президента Украины (ст. 104 Конституции Украины); порядок реализации законодательной инициативы, который определяется законом о регламенте Верховной Рады Украины (ч.5 ст.82 Конституции Украины); право и обязанность Президента подписывать в течение 15 дней и обнародовать законы Украины и право возвратить закон с мотивированными и сформулированными предложениями для повторного рассмотрения в Верховную Раду (ст. 94 Конституции Украины).

Основным способом правовой охраны конституции является конституционный контроль (надзор), присутствующий в той или иной форме во всех современных демократических государствах. Хотя конституционный контроль (надзор) также иногда выполняет превентивную функцию – предварительный контроль, однако основной его целью является проверка соответствия конституции уже действующих законов и иных нормативно-правовых актов, а также действий органов публичной власти и общественных объединений, осуществляющих публичные функции. Подробному анализу указанного института посвящен следующий раздел данной работы.

Конституционный контроль предопределяет отношения ответственности. Конституционно-правовая ответственность базируется на результатах конституционного контроля, как основной формы конституционной охраны, усиливает его действенность и увязываясь с его организационно-правовыми формами.

Конституционная ответственность, являясь видом юридической ответственности, обладает рядом специфических признаков, обусловленных в первую очередь тем, что конституционно–правовые предписания регулируют и охраняют «важнейшие общественные отношения, складывающиеся в процессе осуществления двух уровней публичной власти – государства и самоуправления и их отношения с гражданским обществом и населением страны».[17] Предмет регулирования конституционного права определяет один из важнейших признаков конституционной ответственности – ее политико-правовой характер. Ведь будучи закрепленной в нормах конституционного права конституционная ответственность представляет собой формализацию критериев политической оценки поведения субъектов конституционного права как должного или недолжного.[18]

А ведь такая политическая оценка дается поведению не только негативному, но и правомерному, должному и необходимому. Это позволяет говорить о конституционной ответственности не только в ретроспективном – обязанность, возникающая вследствие совершенного правонарушения, но и в позитивном смысле. Причем преобладание в структуре конституционной ответственности ответственности в позитивном смысле является одним из существеннейших ее признаков. Под позитивной ответственностью в конституционном праве понимается осознание субъектом своих обязанностей, подотчетность, юридическая компетентность.[19] Позитивная конституционная ответственность, основанием которой является приобретение субъектом конституционно-правового статуса, имеет важное значение для правовой охраны конституции, оказывая профилактическое, воспитательное, организующее действие, направленное на соблюдение субъектом своих конституционно-правовых обязанностей. Неотъемлемым элементом конституционно-правового статуса органов государственной власти и местного самоуправления является обязанность, как их, так и их должностных лиц действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренных Конституцией Украины (ч. 2 ст. 19 Конституции Украины). Декларируя широкий круг прав человека и гражданина, Конституция закрепляет за индивидуумом обязанность неукоснительно соблюдать Конституцию Украины и законы Украины (ч. 1 ст. 68 Конституции Украины). Точное соблюдение Конституции является гарантией полного воплощения в жизнь ее норм, обеспечение верховенства Основного Закона.

Существование позитивной ответственности есть предпосылка (но не основание) ретроспективной конституционно-правовой ответственности. Ретроспективная конституционная ответственность наступает лишь в случае «не срабатывания» механизма ответственности позитивной, причем можно утверждать, что чем выше уровень ответственности в позитивном смысле, тем реже возникает ответственность ретроспективная, чем достигается исключительность применения ретроспективной ответственности в конституционном праве. Таким образом, эти два вида конституционной ответственности взаимосвязаны и не существуют отдельно друг от друга.

Основанием ретроспективной конституционной ответственности, как ответственности за прошлое противоправное поведение, является совершение конституционного правонарушения. Ретроспективная конституционная ответственность реализуется в специфических санкциях, на рассмотрении особенностей которых необходимо остановиться подробнее. Одной из главных особенностей санкций в конституционном праве является их профилактическое назначение, существование в большей степени как возможность (нежели действительность), их применения. В конституционно-правовых санкциях на первое место выдвигаются не компенсационные, не репрессивно-личностные моменты, а морально-политические, общественно-организационные.[20]

Конституционно-правовые санкции обладают, как правило, обобщенной формулировкой. Каждая из санкций выражает возможность применения принуждения не только в случае нарушения какой-либо одной нормы конституционного права, но и при невыполнении требований целого конституционно-правового института (например, Центральная избирательная комиссия вправе признать выборы недействительными, если в ходе их проведения или при подсчете голосов имели место нарушения избирательного закона, повлиявшие на итоги выборов – п. 1 ст. 47 Закона Украины «О выборах народных депутатов Украины»).

К особенностям конституционно-правовых санкций относится их воплощение не только в самостоятельных элементах нормы, но в большинстве случаев – в диспозиции нормы, определяющей компетенцию субъекта конституционного права (обладающего правом применения конституционно-правовой ответственности). Например, право Президента Украины прекратить полномочия Премьер-министра (п. 9 ст. 106 Конституции Украины). В приведенной норме отсутствует прямое указание на необходимость ее применения в случае правонарушения. Тем не менее, данная норма может выступать и как санкции (за ненадлежащее выполнение своих обязанностей) и как диспозиции, указывая порядок освобождения от должности независимо от оснований применения.

Что касается конкретных конституционно-правовых санкций, то, наряду с репрессивными конституционно-правовыми санкциями, такими как переформирование органов и освобождение от должности их должностных лиц (отставка Кабинета Министров Украины, в связи с принятием Верховной Радой резолюции о недоверии – ст. 87, ч. 4 ст.115 Конституции Украины; выражение Верховной Радой недоверия Генеральному прокурору, что влечет его отставку – п. 25 ст. 85 Конституции Украины; досрочное прекращение Верховной радой Украины полномочий Верховной Рады Автономной Республики Крым – п. 28 ст. 85 Конституции Украины) ведущая роль в обеспечении правовой охраны Конституции, принадлежит такой правовосстановительной конституционно-правовой санкции, как отмена неконституционных актов, например отмена советом актов его исполнительных органов, не отвечающих Конституции (п. 15 ст. 26 Закона Украины «О местном самоуправлении в Украине»).

1.2. Анализ исторического опыта правовой охраны Конституции.

Необходимость охраны и защиты конституции была осознана практически одновременно с появлением первых современных конституций. В 1780 г. в Нью-Джерси по делу Holmes v. Walton закон штата впервые был провозглашен судом недействительным по мотивам его противоречия конституции штата. А в 1803 г. решением по делу Мэрбери Верховный Суд США впервые провозгласил недействительность общефедерального закона.

В Европе проверка конституционности судами утвердилась в Швейцарии (конституции 1848 и 1874 гг.), а также в Дании и Норвегии на основании обычая, без внесения каких либо дополнений в конституции. Практически одновременно оформлялась и парламентская форма контроля за соответствием законов конституции. Впервые она предусматривалась Конституцией Франции 1795 г., возлагавшей данную обязанность на Сенат, вновь созданный согласно Конституции 1852 г.

После первой мировой войны на европейском континенте возникают специализированные органы правовой охраны конституции в виде конститу­ционных судов с исключительными полномочиями по проверке конституционности законодательных актов. Первый такой орган - Высший Конституционный суд Австрии, был создан в сентябре 1919 года, а институт конституционного судопроизводства был закреплен в Конституции 1920 года. Наиболее широкое распространение конституционные суды получили после окончания второй мировой войны.

В СССР специализированные органы правовой охраны конституции отсутствовали вплоть до 1990 г., что было связано, в первую очередь, с тем, что господствовавшая в социалистиче­ских странах государственно-правовая доктрина не признавала идею право­вого государства и его основополагающего принципа - разделения властей. В социалистической теории государства и права подчеркивалось единство и неделимость государственной власти, полновластие представительных ор­ганов, осуществляющих функции законодательства, исполнения законов и контроля за их исполнением. Различие законодательства, управления и правосудия проводилось в мягкой форме как принцип простого разделения труда в рамках единства государственной власти в лице ее представитель­ных органов (Советов и др.). Но и этот теоретический постулат не был реа­лизован на практике, так как все органы государственной власти, в конечном счете, были подконтрольны и подотчетны руководящим органам коммуни стической партии. Именно они на деле осуществляли свое полновластие. В социалистических странах сложился единый государственно-партийный ме­ханизм, в чем и состояла сущность тоталитарной системы организации по­литико-государственной жизни. Функция правовой охраны конституции принадлежала в первую очередь высшим пред­ставительным органами государственной власти, которые могли осуществ­лять ее непосредственно либо с помощью создаваемых ими постоянно дей­ствующих органов общей компетенции.

Во всех Конституциях СССР предусматривалось, что контроль за соблюдением Конституции относится к ве­дению высших органов государственной власти и управления СССР (п. «г» ст.14 Конституции СССР 1936 года, п. 11 ст. 73 Конституции СССР 1977 года). Анализ конституционных норм дает основание полагать, что охрана Конституции, осуществляемая высшими органами государственной власти и управления СССР, включает две самостоятельные функции: контроль за соблюдением Конституции СССР и обеспечение соответствия Конституций союзных республик Конституции СССР.[21]

Эти полномочия осуществлялись Верховным Советом СССР, который был правомочен решать вопросы, находящиеся в ведении Союза ССР и не отнесенные к ведению других высших органов государственной власти и управления (ст. 31 Конституции СССР 1936 г.), отнесенные к ведению Союза ССР (ч. 2 ст. 108 Конституции СССР 1977 г.). Характерной чертой механизма правовой охраны советских конституции является то, что широкими полномочиями в данной области наделялся также постоянно действующий орган высшего органа государственной власти, осуществляющий в период между сессиями Верховного Совета СССР его функции - Президиум Верховного Совета СССР. Так, по Конституции СССР 1936 г. Президиум Верховного Совета СССР осуществлял толкование действующих законов СССР, а также наделялся, к примеру, правом отмены актов Совета Министров СССР в случае их несоответствия закону (п. “в” и “е” ст. 49 Конституции СССР 1936 г.). Конституция СССР 1977 года закрепила за Президиумом Верховного Совета СССР и функции конституционного контроля (п. 4 ст. 121).

Конституции УССР также возлагали основные функции по правовой охране Конституции на Верховный Совет УССР, осуществлявший контроль за соблюдением Конституции УССР и его Президиум, также обладавший в соответствии с п. 4 ст. 108 Конституции УССР 1978 г. полномочиями по осуществлению контроля за ее соблюдением.

Особенностью правовой охраны Конституции в первые годы после образования СССР является то, что ряд функций в данной области выполнял Верховный Суд СССР. На основании п. «в» ст. 43 Конституции СССР 1924 г. он, по требованию ЦИК СССР давал заключения о законности тех или иных актов союзных республик с точки зрения Конституции. Эта норма была конкретизирована в Положении о Верховном Суде СССР, Наказе Верховному Суду СССР. В соответствии с Наказом Верховный Суд СССР давал заключения о законности с точки зрения Конституции постановлений ЦИК и СНК союзных республик, союзного правительства. Основные же полномочия в сфере правовой охраны Конституции принадлежали Президиуму Центрального Ис­полнительного Комитета (ЦИК) СССР. Как справедливо отмечал В. К. Дябло, Верховному Суду СССР отводилась роль вспомогательного органа Прези­диума ЦИК СССР по вопросам определения конституционности нормативных актов[22] .

В бывшем СССР в его «перестроечный период» с принятием 1декабря 1988 г. Закона СССР «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного закона) СССР» начинается реформа в области правовой охраны Конституции. Учреждается четырехзвенная система высших органов власти, состоящая из Съезда народных депутатов СССР, Верховного Совета СССР, Президиума Верховной Совета СССР и Председателя Верховного Совета СССР. Главенствующая роль в сфере правовой охраны Основного Закона на уровне Союза отводилась высшему органу государственной власти страны — Съезду народных депутатов СССР. В частности, он был вправе отменять акты, принятые Верховным Советом СССР. Рядом полномочий по охране Основного закона наделялся Верховный Совет СССР и его Президиум. Верховный Совет СССР имел право отменять указы и постановления Президиума Верховного Совета СССР, распоряжения Председателя Верховного Совета СССР, постановления и распоряжения Совета Министров СССР. Он отменял постановления и распоряжения Советов Министров союзных республик в случае их несоответствия Конституции и законам СССР. Этот орган давал толкование законов СССР. Президиум Верховного Совета СССР осуществлял контроль за соблюдением Конституции СССР и обеспечивал соответствие конституций и законов союзных республик Конституции и законам СССР. Предусматривался новый специализированный орган правовой охраны Основного Закона — Комитет конституционного надзора СССР.

В конце 1989 г II Съезд народных депутатов СССР принимает ряд законодательных актов, изменивших систему органов правовой охраны Конституции СССР. Речь идет, прежде всего, о Законе СССР «Об изменении и дополнении статьи 125 Конституции (Основного закона) СССР», касающейся организации и деятельности Комитета конституционного надзора СССР, и Законе СССР «О конституционном надзоре в СССР». Указанные акты закрепили за Комитетом конституционного надзора СССР наряду с надзорными и контрольные функции в сфере правовой охраны Конституции, усилив его роль в охране Основного Закона. Система органов конституционного контроля Союза ССР стала четырехзвенной — Съезд народных депутатов СССР, Верховный Совет СССР, Президиум Верховного Совета СССР, Комитет Конституционного надзора СССР.

Полномочия, которыми обладал Комитет конституционного надзора СССР (раздел III Закона СССР «О конституционном надзоре в СССР») можно разделить на четыре группы. Первую группу составляли полномочия по рассмотрению вопросов о соответствии Конституции СССР проектов законов СССР, иных актов, внесенных на рассмотрение Съезда народных депутатов СССР, а также законов СССР и иных актов, принятых Съездом народных депутатов СССР, и конституций союзных республик. Комитет осуществлял надзор за соответствием Конституции СССР и законов СССР и иных актов, принятых Верховным Советом СССР, постановлений Совета Союза, Совета Национальностей, проектов актов, внесенных на рассмотрение этих органов. Он надзирал за соответствием указов Президента СССР Конституции и законам СССР. Комитет наделялся функциями по надзору за соответствием Конституции СССР и законам СССР, принятым Съездом народных депутатов СССР, Верховным Советом СССР, законов союзных республик, постановлений, распоряжений Совета Министров СССР, международных договоров и иных обязательств СССР, союзных республик, представленных на ратификацию или утверждение, руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР, имеющих нормативный характер, актов Генерального прокурора СССР, Главного государственного арбитра СССР, нормативных правовых актов других государственных органов, общественных организаций, в отношении которых в соответствии с Конституцией СССР не осуществлялся прокурорский надзор.

Вторую группу составляли полномочия Комитета по рассмотрению разногласий между Союзом ССР и республиками, между союзными республиками, между союзными республиками и национально-государственными, национально-территориальными образованиями по поводу конституционности актов, принятых их органами государственной власти и управления.

Третья группа полномочий связана с правом Комитета конституционногонадзора на законодательную инициативу.

Четвертая группа полномочий вытекала из ст. 128 Конституции СССР - это права Комитета в процессе смещения Президента СССР с его должности в случае нарушения им Конституции и законов СССР.

Следует рассмотреть вопрос о санкциях, которые мог налагать Комитет конституционного надзора СССР. Можно выделить три вида таких санкций. К первому относятся действия, связанные с заключениями Комитета по проектам законов, других актов, внесенных на рассмотрение Съезда народных депутатов, по законам СССР и иным актам, принятым Съездом по конституциям и законам союзных республик. Заключения представлялись Съезду народных депутатов СССР, а те, которые касались конституций и законов союзных республик, могли направляться также в Верховный Совет СССР. Принятие заключений не приостанавливало действия законов СССР, иных актов, принятых Съездом народных депутатов, конституций союзных республик и их отдельных положений. Таким образом, здесь можно говорить лишь о, своего рода, консультативно-надзорных полномочиях Комитета. Оценку заключений давал Съезд народных депутатов СССР. Они могли быть отклонены решением Съезда, принятым 2/3 голосов от общего числа народных депутатов СССР. Такое решение обеспечивало верховенство Съезда народных депутатов СССР в системе органов государственной власти страны, так как только он окончательно решал вопрос о конституционности своих актов. Важное значение имело также законодательное положение о том, что Комитет конституционного надзора СССР во всех случаях направлял свои заключения органу, издавшему акт, органу — инициатору рассмотрения вопроса и одновременно Президиуму Верховного Совета СССР.

Ко второму виду относились санкции, которые могли быть применены Комитетом в случае несоответствия Конституции или законам СССР иных актов или отдельных их положений. Заключения о таком несоответствии приостанавливали действие всего акта или его частей до устранения несоответствия. Орган, издавший акт, в течение трех месяцев должен был устранить отмеченное в заключении несоответствие. В ряде случаев этот срок мог быть продлен. Если срок истек, а несоответствие не устранено, Комитет был вправе войти на Съезд народных депутатов СССР в Верховный Совет СССР, в Совет Министров СССР с представлением об отмене не соответствующего Конституции СССР, закону СССР акта или его отдельного положения. Если заключение Комитета отклонялось Верховным Советом СССР, то вопрос рассматривался Съездом народных депутатов СССР. Его решение было окончательным. Решение об отклонении заключения Комитета принималось 2/3 голосов от общего числа народных депутатов СССР, если предложение об отклонении заключения Комитета не получало на Съезде необходимого числа голосов, то акт, его отдельное положение, не соответствующее Конституции или закону СССР, утрачивали силу. Таким образом, в данной области санкции Комитета носили надзорный характер.

Третий вид — это санкции, вытекающие из заключений Комитета о том, что какой-либо правовой нормативный акт или его отдельные положения нарушают основные права и свободы человека, закрепленные в Конституции СССР и в международных актах, в которых участвует Советский Союз. С момента принятия такого заключения акт, его отдельные положения утрачивали силу. Здесь налицо чисто контрольные санкции Комитета конституционного надзора СССР.

Вплоть до прекращения в конце 1991 г. деятельности Комитета конституционного надзо­ра СССР возможность его полнокровного функционирования была блокирова­на постановлением Съезда народных депутатов СССР от 23 декабря 1989 года «О порядке введения в действие Закона СССР «О конституционном надзоре в СССР», п. 1 которого устанавливал, что положения Закона, «касающиеся над ­зора за соответствием конституций и законов союзных республик Конституции СССР и законам СССР, вступают в силу одновременно с изменениями и до­полнениями раздела Конституции СССР о национально-государственном устройстве», который так и не был изменен. По этим вопросам функции конститу­ционного контроля фактически в соответствии с конституционными положе­ниями имел право осуществлять Президент СССР. Учреждение данного института в соответствии с Законом СССР «Об учреждении поста Президента и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной закон) СССР» внесли существенные новшества в систему органов государственной власти и правовой охраны Конституции. По-новому определялось положение Верховного Совета СССР - он стал постоянно действующим законодательным и контрольным органом государственной власти СССР. Изменения были внесены в полномочия по конституционному контролю Верховного Совета СССР. Из текста Основного закона были устранены положения о его праве отменять указы и постановления Президиума Верховного Совета СССР, распоряжения Председателя Верховного Совета СССР. Президиум Верховного Совета СССР утратил все полномочия по осуществлению конституционного контроля. Полномочия Комитета конституционного надзора не претерпели существенных изменений. Президент Союза ССР наделялся рядом существенных полномочий в сфере правовой охраны Конституции СССР, в частности правом не подписывать законы СССР и не позднее чем в двухнедельный срок возвращать их со своими возражениями в Верховный Совет СССР для повторного обсуждения и голосования; если Верховный Совет СССР большинством в 2/3 голосов в каждой из палат подтвердит решение, принятое ранее, Президент подписывает закон (п. 8 ст. 127-3 Конституции СССР 1977 г. в редакции Закона СССР «Об учреждении поста Президента и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной закон) СССР» от 14 марта 1990 г.) В результате в СССР впервые был введен институт отлагательного вето главы государства. Президент наделялся правом приостанавливать действие постановлений и распоряжений Совета Министров СССР.

Сложившаяся в процессе перестройки система правовой охраны Конституции СССР стала определенным шагом на пути формирования правового государства. Она была направлена в первую очередь на обеспечение верховенствующего положения парламента. Специализированный орган правовой охраны Конституции — Комитет конституционного надзора СССР — не имел в полной мере статуса внепарламентского органа. Кроме того, он был фактически исключен из контроля и надзора за соответствием актов союзных республик Конституции и законам СССР.

Украина отказалась от создания на республиканском уровне Комитета конституционного контроля и выбрала более прогрессивную форму правовой охраны Конституции – создание Конституционного Суда. В соответствии с Законом УССР «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Украинской ССР» от 24 октября 1990 г. новая редакция ст. 112 Конституции, предусматривала, что Конституционный Суд УССР избирается Верховным Советом. Организация и порядок деятельности Конституционного Суда должны были определяться законом. Такой закон был принят 3 июня 1992 г. Конституционный Суд определялся как независимый орган в системе судебной власти, призванный обеспечивать соответствие законов, других нормативных актов Конституции, охранять конституционные права и свободы личности (ч. 1 ст. 1 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины»). К компетенции Конституционного Суда относилось определение несоответствия Конституции действующих, а также принятых, но не введенных в действие законов и других актов Верховного Совета, указов и распоряжений Президента Украины, постановлений Президиума Верховного Совета, законов и других актов Верховного Совета Республики Крым и ее Президиума, постановлений и распоряжений Кабинета Министров Украины и Совета Министров Республики Крым, а также международных договоров и соглашений, поданных в Верховный Совет на ратификацию (п.п. 1, 2, 8 ст. 14 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины»). Кроме того, в компетенцию Конституционного Суда входило рассмотрение вопроса о несоответствию Конституции и международным актам, признанным Украиной, любого закона или иного нормативно-правового акта, нарушающего конституционные права и свободы человека и дела о признании недействующими нормативных актов, принятых органами законодательной и исполнительной власти, определенными в Конституции Украины, с нарушением процедуры их принятия, предусмотренной Конституцией (п.п. 5, 4 ст. 14 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины»). Однако, в отношении последних двух приведенных норм в научной литературе высказывались определенные сомнения. Так, установление, кроме соответствия Конституции, критерия соответствия нормативного акта и международным актам, признанным Украиной являлось шагом вперед на пути построения правового государства. Однако указание в данной норме лишь на конституционные права и свободы указывало, что основным критерием будут не международно-правовые нормы, а нормы Конституции, закрепляющие права и свободы человека и это при отставании, в то время, конституционного закрепления данного института от международно-правовых стандартов в области прав и свобод человека. Что же касается положений п. 4 ст. 14 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины», то действующей в то время Конституцией конституционные правила нормотворчества устанавливались только для актов Верховного Совета, при этом Конституция устанавливала лишь фрагменты законодательной процедуры (ст.ст. 103, 104, 110 Конституции 1978 г.).[23] Также Конституционный Суд уполномочен был давать заключения о конституционности и законности указов Президента и постановлений Кабинета Министров при наложении на них вето Верховным Советом (п. 29 ст. 97 Конституции Украины 1978 г. в редакции Закона от 14 февраля 1992 г.).

Кроме решения вопросов о конституционности Конституционный Суд также уполномочен был рассматривать иные вопросы, отнесенные Конституцией Украины и Законом Украины «О Конституционном Суде Украины» к его компетенции, имевшие важное значение для правовой охраны Конституции. Данные полномочия носили как арбитражный характер - споры о компетенции, споры между национально-территориальными и территориальными образованиями (п.п. 3, 6 ст. 14 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины»), так и разрешение иных спорных вопросов, имеющих конституционное значение - оценка соответствия Конституции Украины и законам Украины действий должностных лиц, в том числе и Президента, о конституционности деятельности политических партий, международных и всеукраинских общественных организаций, законности назначения выборов и референдумов (п.п. 3, 7, 9 ст. 14 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины»). Предусматривалось, что организация и порядок деятельности Конституционного Суда должны определяться законом о конституционном судоустройстве (ст. 3 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины»).

Решения Конституционного Суда подлежали безусловному исполнению всеми государственными органами, органами местного и регионального самоуправления, учреждениями, организациями, предприятиями, их должностными лицами, объединениями граждан и гражданами. Акты, признанные несоответствующими Конституции Украины и законам Украины или ратифицированным международным договорам Украины признавались недействующими с момента их введения в действие (п.п. 1, 2 ст. 22 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины»).

Однако в силу ряда причин Конституционный Суд так и не был сформирован. Основные функции по правовой охране Основного Закона осуществлялись Президентом Украины и Верховным Советом Украины.

По мере суверенизации Украины Верховный Совет УССР, основываясь на Декларации о государственном суверенитете Украины, провозгласившей самостоятельность Украинской ССР в решении любых вопросов государственной жизни, верховенство Конституции и законов Республики на территории Украины, приобретает всю полноту власти на территории Украины. Расширяются и его полномочия в сфере правовой охраны Конституции. Законом УССР «О внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Украинской ССР» от 19 июня 1991г., внесшим изменения и дополнения в главу 12 «Верховный Совет Украинской ССР» Конституции УССР 1978 г., парламент, помимо права отмены актов Президиума Верховного Совета, Председателя Верховного Совета, Кабинета Министров Украинской ССР, Правительства Крымской АССР, наделялся также правом приостановления действия актов Кабинета Министров СССР и подведомственных ему органов на территории Украинской ССР в случае их несоответствия Конституции Украинской ССР и законам Украинской ССР с одновременной постановкой вопроса перед Кабинетом Министров СССР или Верховным Советом СССР об отмене таких актов.

В связи с принятием 5 июля 1991 г. Закона УССР «Об учреждении поста Президента Украинской ССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Украинской ССР» значительная роль в механизме правовой охраны Конституции отводиться Президенту Украинской ССР – высшему должностному лицу Украинского государства и главе исполнительной власти, являющемуся гарантом соблюдения Конституции Украинской ССР. Президент наделялся правом отмены актов Кабинета Министров Украинской ССР, Правительства Крымской АССР, актов министерств Украинской ССР, других подведомственных ему органов, исполнительных комитетов местных Советов народных депутатов, а также прекращал действие решений органов исполнительной власти Союза ССР, если они противоречат Конституции Украинской ССР и законам Украинской ССР. Наделялся Президент и правом отлагательного вето относительно законов, принятых Верховным Советом. В случае нарушения Президентом Конституции и законов Украинской ССР он мог, по заключению Конституционного Суда, быть смещен с поста Верховным Советом Украинской ССР. Решение по данному вопросу принималось большинством не менее чем две трети от общей численности народных депутатов.

В связи обретением Украиной независимости, необходимостью претворения в жизнь принципа разделения властей и устранения возникших коллизий Верховный Совет 14 февраля 1992 г. принимает Законом Украины «О внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Украины», которым существенно изменялись полномочия и статус высших органов государственной власти Украины. Президент Украины являлся главой государства и главой исполнительной власти. Теперь Президент отменял лишь акты Кабинета Министров Украины, акты министерств и других центральных органов государственной исполнительной власти в случае их несоответствия Конституции и законам Украины, указам Президента. К полномочиям Президента относилось вхождение с представлением в Верховный Совет о досрочном прекращении полномочий отдельных местных Советов народных депутатов, в случае нарушения ними Конституции и законов Украины. Верховный Совет также наделялся правом вето на указы Президента Украины и постановления Кабинета Министров Украины в случае их противоречия Конституции и законам Украины и обращения в Конституционный Суд за дачей заключения о конституционности и законности указанных актов. Парламентом осуществлялся контроль за обеспечением конституционных прав, свобод, обязанностей граждан Украины.

Сложившийся механизм правовой охраны Конституции, основными звеньями которого являлись Президент и Верховный Совет был, в общем, сохранен и в связи с заключением 8 июня 1995 г. Конституционного договора между Верховным Советом Украины и Президентом Украины об основных способах организации и функционирования государственной власти и местного самоуправления в Украине на период до принятия новой Конституции Украины, хотя отдельные полномочия в данной сфере и претерпели изменения. Президиум Верховного Совета утрачивал полномочия по контролю за исполнением Конституции, осуществляемый теперь непосредственно Верховным Советом (п. 2 ч. 1 ст. 17 Конституционного договора).

С принятием 28 июня 1996 г. ныне действующей Конституции Украины правовая охрана Основного Закона приобретает свою современную правовую обеспеченность.

Раздел 2. Конституционный контроль (надзор).

2.1 Соотношение терминов и понятие конституционного контроля (надзора).

Важнейшим и наиболее эффективным элементом механизма правовой охраны конституции выступает конституционный контроль (надзор). Следует отметить, что термин конституционный контроль (надзор) не является общепринятым в научной литературе. В ряде случаев этот институт именуется “контроль конституционности права”, “контроль соответствия права Конституции”, “контроль за конституционностью законов”, “контроль конституционности законов”, “исследование конституционности законов”, “контроль за конституционностью законодательства”, “конституционное судопроизводство”[24] . В законодательной практике Украины указанный термин вообще не употребляется.

Для анализа института конституционного контроля важно рассмотреть вопрос о соотношении терминов “конституционный контроль” и “конституционный надзор”. В научной литературе по этому поводу высказываются разные точки зрения. Одни ученые считают указанные понятия тождественными[25] , другие разделяют их, отмечая, что они имеют различное содержание[26] . Существует и мнение, что разграничение функций контроля и надзора условно и что конституционный надзор относится к одному из видов конституционного контроля[27] ; в данном контексте также можно исходить из этимологии слова надзор, что подразумевает, прежде всего, наблюдение извне, другими словами внешний контроль.

Представляется, что основное различие здесь обусловлено в основном теми мерами, которые могут применять органы надзора и органы контроля при выявлении нарушений. Надзорные органы, как известно, не вправе ни отменить незаконный акт, ни наказать нарушителя. Контролирующие же органы, напротив, непосредственно и активно вмешиваются в деятельность контролируемых. Контролирующий орган в большинстве случаев наделен эффективными средствами воздействия, и, прежде всего правом отмены незаконных актов, именно это и является отличительной чертой контроля по сравнению с надзором.

В юридической литературе даются различные определения понятия “конституционный контроль”. Так, М. А. Нудель характеризует его как проверку законов с точки зрения их соответствия конституции. Д. Л. Златопольский определяет конституционный контроль как проверку соблюдения конституции и конституционных законов, а также проверку соответствия всех других актов высших органов государства конституции. В. С. Нерсесянц под конституционным контролем понимает обеспечение конституционности и правового характера всей системы общеобязательных актов и норм путем лишения юридической силы тех из них, которые носят антиконституционный, антиправовой характер. Ю.П. Шульженко определяет конституционный контроль как деятельность компетентных государственных органов по проверке, выявлению, констатации и устранению несоответствий нормативных актов конституции, законам, в ходе которой данные органы полномочны отменять обнаруженные несоответствия. С. В. Боботов под судебным конституционным контролем в США имеет в виду совокупность властных полномочий Верховного суда, позволяющих ему суверенно оценивать деятельность других государственных органов и должностных лиц и выносить по таким вопросам высшее и окончательное по своим юридическим последствиям решение[28] . Немецкий ученый А. Бланкенагель характеризует конституционный контроль как деятельность, заключающуюся в ограничении власти и разрешении конфликтов.2

Следует отметить, что каждое из этих определений представляет значительный научный интерес и вносит свой вклад в правовую науку. Но в настоящей дипломной работе во избежание терминологических споров и громоздких оговорок в дальнейшем используется термин “конституционный контроль”, который понимается как любая форма проверки на соответствие конституции актов и действий органов публичной власти, а также общественных объединений, осуществляющих публичные функции или созданных (формально или фактически) для осуществления публичной власти.3

Предложенные определения носят весьма общий характер и, естественно, не могут в полной мере раскрыть сущность и содержание конституционного контроля. Вместе с тем глубокий и всесторонний анализ законодательства, практики деятельности органов конституционного контроля свидетельствует о том, что в данной сфере решается целый комплекс конкретных, многообразных и важных задач, основные из которых рассматриваются в следующем пункте данной работы.

2.2. Сущность конституционного контроля.

Основной задачей конституционного контроля является деятельность по проверке, выявлению, констатации и устранению несоответствий различных актов конституции и законам. Кроме того, органами конституционного контроля разрешается и целый ряд спорных вопросов, имеющих конституционное значение. Прежде всего, следует определить, что такое спорный вопрос конституционного значения. Сложно дать однозначное определение. Отметим лишь, что такие споры имеют глобальное значение для жизни страны, для ее социально-экономической, политической системы, для жизни каждого гражданина и, в конечном счете, для конституционного строя. Они могут затрагивать интересы государственных органов, должностных лиц, партий, общественных организаций, наций, народностей и т.д. Перечень таких вопросов, их характер определены в конституциях и других законодательных актах по-разному. Например, в Германии Федеральный конституционный суд принимает решение об антиконституционности партий; по поводу жалоб на решения бундестага, которые касаются действительности выборов либо приобретения или утраты членства его депутатом; по поводу обвинений, представленных бундестагом или бундесратом Федеральному президенту; по поводу обвинений против судей судов Федерации и судов земель. Во Франции Конституционный совет решает вопрос о правильности избрания депутатов и сенаторов, если он оспаривается. В Италии Конституционный суд рассматривает обвинения, выдвигаемые в соответствии с Конституцией против президента.

Кроме перечисленных также необходимо рассмотреть одну из важнейших сторон деятельности органов конституционного контроля — участие в нормотворческом процессе. Следует особо остановиться на понятии “участие”. Оно показывает, что органы конституционного контроля не являются основными в осуществлении правотворчества. Главная роль здесь отведена законодательной и исполнительной властям. Участие же органов конституционного контроля в процессе правотворчества обладает существенной спецификой по сравнению с основным правотворчеством[29] . Специфика состоит, в частности, в том, что это деятельность органов, относящихся к правоохранительной системе; правотворчество в сфере конституционного контроля связано, прежде всего, с выявлением противоречий в сфере правового регулирования фактических общественных отношений; правотворческая деятельность для органов конституционного контроля является второстепенной по сравнению с их основной функцией — обеспечением верховенства, высшей юридической силы конституции[30] . Участие в нормотворческом процессе органов конституционного контроля осуществляется в различных формах. Так, в ходе рассмотрения вопросов, связанных с проверкой соответствия правовых актов конституции или законам, разрешения спорных вопросов, имеющих конституционное значение, такие органы выявляют недостатки правовых норм, тех или иных актов, отменяют антиконституционные, антизаконные акты (так называемое “негативное правотворчество”[31] ) или подтверждают конституционность, законность актов, высказывают соображения о состоянии, перспективах развития законодательства, а в ряде стран осуществляют и право законодательной инициативы. Таким образом, налицо еще одна важная задача, которую кратко можно определить как участие в развитии и совершенствовании законодательства.

В ходе конституционного контроля естественно осуществляется и толкование конституции, иных правовых актов. И здесь наблюдается определенная специфика. Дело в том, что право такого толкования, как правило, закреплялось за парламентом, а в бывших социалистических странах — за его постоянно действующими органами общей компетенции президиального типа, которые входили в систему органов конституционного контроля. Иначе дело обстоит в отношении специализированных органов конституционного контроля, которым, как известно, в данной области принадлежит важная роль. Но право толкования конституции, иных нормативных актов специализированными органами конституционного контроля редко регламентируется законодательством. Объем таких полномочий различен. Так, в Венгрии и Испании конституционные суды наделены правом толкования всех положений конституции. Причем в Испании Конституционный суд считается верховным толкователем Основного закона. В Германии Федеральный конституционный суд вправе толковать положения Конституции лишь по определенным видам производства. Конституционный Суд Российской Федерации имеет право толковать все положения Конституции, но лишь при наличии запроса, который дается строго определенными органами.

Представляется, что деятельность специализированных органов конституционного контроля по толкованию конституции, иных нормативных актов осуществляется независимо от того, закреплена она в законодательстве или нет. Эта функция обусловлена самой юридической природой данных органов. Без нее невозможен эффективный конституционный контроль. Таким образом, деятельность по толкованию конституции и иных нормативных актов — одна из ответственных и важных задач органов конституционного контроля. Вместе с тем она носит вполне самостоятельный характер, хотя и осуществляется в рамках конституционного контроля.

Конституционный контроль обладает рядом специфических черт по сравнению с контрольной деятельностью в целом, что и позволяет придать ему особый ранг. Это своеобразие хорошо показала Ж. И. Овсепян на примере судебного конституционного контроля, выделив следующие его особенности: 1) это связанная с реализацией государственных полномочий разновидность института социального, государственного контроля, осуществляемого постоянно действующими органами государства; 2) это форма профессионального государственного контроля, причем высшая среди специализированных форм контрольной деятельности; 3) судебный конституционный контроль есть контрольная, правоохранительная деятельность, основанная на преобладании юрисдикционных способов, черт; 4) по сравнению с общим государственным контролем судебный конституционный контроль распространяется не только на сферу управления, но, прежде всего, охватывает сферу нормотворчества; он включает не только нормотворчество, осуществляемое аппаратом управления, но и нормотворчество в системе законодательной власти; 5) судебный конституционный контроль представляет собой специализированный механизм охраны нормативного акта высшей юридической силы — конституции государства; 6) судебный конституционный контроль есть высшая (после парламента и референдума) форма конституционного контроля[32] .

Для глубокого и всестороннего анализа сущности конституционного контроля необходимо определить сферу его действия. В связи с этим следует выяснить имеющий ключевое значение вопрос об объектах конституционного контроля. Как свидетельствует мировая практика, число объектов конституционного контроля постепенно росло и для каждого государства этот набор объектов индивидуален. В связи с этим назовем лишь основные.

К ним относятся в первую очередь нормативные акты (законы, нормативно-правовые акты органов государственной власти и местного самоуправления, внутригосударственные договоры (в федерациях и конфедерациях), международные договоры). Помимо нормативных актов объектами конституционного контроля являются правоприменительные акты, в том числе и акты судебных органов, действие должностных лиц в порядке их конституционной ответственности, организация и проведение, подтверждение итогов референдумов и выборов. Остановимся на рассмотрении некоторых из перечисленных объектов.

Подход к проблеме установления конституционности нормативных актов основывается на установившейся их иерархии, которая выступает гарантом единства системы законодательства государства, важнейшим условием осуществления законности. В свою очередь иерархия нормативных актов, как правило, зависит от субъекта и условия принятия. На вершине правовой пирамиды стоят акты, принятые путем референдума, которые являются высшей формой непосредственной демократии, или парламентом, служащим высшей формой представительной демократии.

Конституция и законы являются двумя основными видами актов, служащих объектом конституционного контроля. Конституции должны соответствовать все законы, а Конституции и законам – все иные нормативные акты органов государства.

Конституция обладает наивысшей силой по отношению ко всем иным правовым актам, в связи с чем последние должны исходить из конституционных предписаний и строго им соответствовать. Приоритет основного закона — неотъемлемый и непременный признак правового государства[33] . Следовательно, в сфере конституционного контроля конституция выступает в качестве отправной точки. Все вопросы в данной области рассматриваются, прежде всего, под углом зрения соответствия основному закону всех иных нормативных актов.

Для осуществления конституционного контроля важное значение имеет вопрос о том, что следует понимать под текстом конституции, все ли ее части имеют равную юридическую силу. Дело в том, что в большинстве конституций содержится преамбула. В Китае, например, она названа “Введением”, во Франции — “Преамбулой”, в России, Японии, Украине вообще не имеет названия. Текст преамбулы носит обычно политический характер и отражает различные аспекты: итоги пройденного пути, характеристику состояния общества на современном этапе его развития, цели и задачи и т.д. Преамбула выполняет служебную роль по отношению к собственно конституции, является своего рода ключом к конституционному тексту[34] . Вместе с тем, как отмечается в научной литературе, преамбула имеет и нормативный характер, поскольку ее содержание выступает общеобязательным (нормативным) мерилом толкования и применения всех положений конституции и действующих законов[35] . Таким образом, дается утвердительный ответ на поставленный вопрос: преамбула — это составная часть конституции, имеющая правовой характер. В связи с этим оценку конституционности следует проводить с учетом положений, содержащихся в преамбуле.

Ряд ученых - конституционалистов обращают внимание на следующий важный момент: оценка конституционности правового акта должна осуществляться с учетом того, что из текста конституции могут быть сделаны выводы, помогающие определить принципы конституционного порядка, даже если эти принципы не были в ней точно сформулированы[36] . Такие принципы имеют огромное значение для жизни общества, государства и должны строго соблюдаться.

Этот факт учитывать необходимо и в связи с еще одним важным обстоятельством. Мировой опыт показывает, что глубочайшие социально-экономические, политические изменения, которые происходят в тех или иных странах, как правило, связаны с конституционными реформами. В ходе их осуществления принимаются новые конституции, временные конституции, вносятся изменения в прежние основные законы. Это, как правило, бывает связано с недостатком времени для глубокой и всесторонней проработки и учета различных, порой диаметрально противоположных точек зрения всего спектра политических сил. В результате важнейшие правовые документы не идеальны в юридическом плане. В таких условиях большое значение имеют конституционные принципы, служащие основным критерием выявления несоответствий в тексте конституции. Следовательно, вопрос о соответствии правовых актов основному закону должен решаться с учетом не только прямого постановления конституции, но и принципов, выводимых из ее норм. Таким образом, требование соответствия правовых актов конституции следует понимать в том смысле, что текст конституции — это не только конкретные ее постановления, но и принципы, вытекающие из них.

Кроме того, в конституциях ряда государств, в том числе и Украины (ст. 156), существуют нормы, изменяемые в более сложном порядке, чем остальные или не изменяемые вообще. Конечно, усложненный порядок изменения определенной конституционной нормы еще не означает, что она обладает более высокой юридической силой, чем остальные нормы конституции. Однако если учесть, что конституция в принципе не должна содержать противоречий, то норма, принимаемая или изменяемая в более сложном порядке, не может не иметь преимущества перед нормой, порядок принятия или изменения которой менее сложен. Очевидно, что первая норма для конституции принципиально более важна, чем вторая. В подтверждение этого тезиса можно сослаться на решение французского Конституционного совета, который в 1966 г. взял на себя функцию проверки соответствия обычных законов органическим, хотя Конституция Франции не говорит о более высокой силе органических законов.[37]

Конституционный контроль в узком смысле слова обращен только на акты законодательной власти, прежде всего на законы, принимаемые парламентом. Здесь необходимо обратиться к вопросу о конституционных законах, которые существуют в ряде государств достаточно длительное время. Их место в иерархии нормативных актов различно в разных странах. Так, в соответствии со ст. 116, 137, 138 Конституции Италии конституционными называются, во-первых, законы, изменяющие конституцию, и, во-вторых, другие конституционные законы, регулирующие вопросы исключительной важности. Первый вид приравнивается по статусу к конституции, второй имеет уровень обычных законов. Существовали конституционные законы и в ряде бывших социалистических стран. В Чехословакии они представляли собой органическую составную часть федеральной конституционной системы и действовали наряду с Конституцией. В прежней Югославии на уровне федерации, республик, автономных краев дополнения и изменения к Конституции оформлялись в виде отдельных самостоятельных актов, называвшихся поправками. Здесь одновременно действовали как оставшиеся в силе предписания Конституции, так и принятые к ней поправки. По положению в правовой системе, юридической силе, порядку принятия конституционные законы Чехословакии и конституционные поправки Югославии были аналогичны их Конституциям. Во многом сходное положение занимали законы СССР, изменявшие и дополнявшие Конституцию СССР или конституции союзных и автономных республик. Они также действовали наравне с Конституцией. Вместе с тем, в конечном счете, эти законы переносились в текст конституций. Налицо определенные сложности, так как раздельное их существование наряду с конституциями лишь затрудняло пользование их нормами. В Российской Федерации конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией, причем предусмотрен особый, более строгий, порядок принятия федерального конституционного закона и указывается, что федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам (ч. 3 ст. 76 Конституции Российской Федерации), из чего можно сделать вывод, что в иерархии источников права последние занимают более высокое место, следуя сразу же за Конституцией Российской Федерации.

Конституции СССР и УССР, не содержали понятие конституционный закон. Однако данный вопрос достаточно широко обсуждался в специальной литературе. В частности, заслуживающей интереса в данном аспекте являлась позиция Л.П. Юзькова, указывавшего, что современная модель конституционной системы сочетает в себе единство собственно юридической конституции и конституционных законов, что связанно с одной стороны тем, что Конституция, как Основной Закон, объединяет достаточно общие юридические положения, определяющие начала общественного и государственного строя, а с другой – реально действующий акт, реализующийся посредством конкретных правоотношений.[38] Исходя из содержания конституционных законов выделялись органические конституционные законы – законы о внесении изменений в действующую Конституцию, после принятия непосредственно включаемые в текст Конституции и становящиеся ее неотъемлемой частью; номинальные конституционные законы – их перечень и наименование непосредственно предусмотрены Конституцией, в основном являющиеся статусными актами и их главное предназначение – конкретизировать и детализировать определенные конституционные нормы; ординарные конституционные законы – законы, принимаемые в случаях, когда нормы Конституции отсылают к закону без указания на него, что указывает на особое внимание с позиции Основного Закона к данным общественным отношениям.[39]

В проекте Конституции Украины предусматривалось принятие конституционных законов в случаях, предусмотренных Основным Законом. Для принятия, изменения или дополнения таких законов требовалось не менее 2/3 голосов от конституционного состава Верховного Совета. Причем закреплялся предварительный конституционный контроль проектов конституционных законов, осуществляемый Конституционным Судом (ст. ст. 105, 211 Проекта Конституции Украины). Однако в проекте не содержалось положений, указывающих на более высокую юридическую силу конституционных законов, по сравнению с иными законами.

Действующая Конституция Украины не определяет понятия конституционный закон. Однако в среде конституционалистов существует ряд мнений о наличии в Украине конституционных законов. Так, В. Шаповал относит к конституционному закон, принятие которое предусмотрено ст. 20 Конституции Украины, устанавливающий описание и порядок использования государственных символов Украины, утверждая, что принятие такого закона, запрограммированного самой Конституцией, должно подробно регламентировать вопросы, отнесенные к содержанию такого важного конституционно-правового института, как институт государственных символов.[40] Также конституционные законы определяются как «особые нормативно-правовые акты в системе украинского законодательства по своему политико-правовому содержанию, предмету правового регулирования и юридической силе (?) занимающие после Конституции особое место, органически развивая и продолжая ее. Их близость с Конституцией состоит прежде всего в том, что в самой Конституции существует непосредственное указание на необходимость принятия того или иного закона».[41]

Однако, не подвергая сомнению ценность таких разработок для науки конституционного права в целом, следует согласиться с точкой зрения, что сама по себе важность законов никак не может быть основанием для выделения их в особую категорию законов, имеющих конституционное значение.[42]

Для конституционного контроля важно выяснение вопроса о соотношении внутригосударственного и международного права. Осуществление контроля в данной области имеет определенную специфику в целом и в каждой конкретной стране в частности. Это обусловлено рядом факторов, наиболее важные из которых состоят в следующем. Во-первых, существуют различные виды норм международного права. Во-вторых, принят особый порядок санкционирования действия международно-правовых норм внутри страны. В-третьих, в связи с суверенным характером любого государства, в нем создается такой механизм, который, в конечном счете, не нарушал бы верховенства конституции по отношению к нормам международного права.

Эти вопросы в связи с их большой значимостью для жизнедеятельности общества и государства составляют предмет конституционного регулирования. Они в той или иной форме решены в основных законах многих стран. В особенности это касается современных конституций. Основные законы ряда государств прямо говорят о примате международного права над внутригосударственным. Формы, объем конституционного регулирования при этом различны. Специфика здесь связана главным образом с видами и значимостью международно-правовых норм, актов, закрепленных в конституции. Например, в ст. 55 Конституции Франции 1958 г., в ст. 94 Конституции Нидерландов 1983 г. закрепляется приоритет норм международных договоров над внутригосударственным законодательством; в ст. 25 Конституции ФРГ говорится о приоритете общепризнанных норм международного права над внутригосударственным законодательством; в ст. 28 Конституции Греции 1975 г. — о приоритете договоров и общепризнанных норм международного права над внутригосударственными.

Рядом конституций нормы международного права провозглашены частью права государства. И здесь прослеживается специфика, связанная с характером, значимостью международно-правовых норм, актов. Например, в ст. 6 Конституции США записано “Настоящая Конституция и законы Соединенных Штатов, принимаемые во исполнение оной, равно как и все договоры, которые заключены или будут заключены от имени Соединенных Штатов являются верховным правом страны; и судьи в каждом штате обязаны следовать такому праву, что бы ему ни противоречило в Конституции или законах любого штата”.

В ряде конституций вопрос о соотношении международного права и внутригосударственного решается путем установления обязательной ратификации международных договоров. При этом в некоторых странах международные договоры вводятся в систему внутреннего права через особый порядок ратификации, опубликования, который соответствует практике принятия, опубликования законов государства. Тем самым договоры становятся внутригосударственными. Подобная практика установлена в Конституции ФРГ (п. 2 ст. 59).

Среди всех внутригосударственных актов особую значимость имеет конституция – наиглавнейший правовой документ, выражающий суверенный характер государства. В связи с этим основные законы ряда стран содержат специальные положения, связанные с регулированием соотношения конституции и международно-правовых норм. Они не допускают заключения международных договоров, противоречащих основному закону. Вместе с тем, как правило, предусмотрен определенный механизм преодоления возможных коллизий. В качестве примера приведем п. 1 ст. 95 Конституции Испании 1978г.: «Заключение международного договора, содержащего положения, противоречащие Конституции, не может иметь место без предварительного пересмотра Конституции». Такая практика особого регулирования данного вопроса путем запрещения заключения международных договоров, противоречащих основному закону, и предоставления при необходимости возможности предварительного пересмотра конституции представляется весьма положительной.

На конституционный контроль существенно влияет специфика санкционирования действия международного права в целом и в каждой отдельно взятой стране. В особенности это касается международных договоров. В большинстве государств эти акты подлежат ратификации парламентом. Как правило, предварительно проверяется их соответствие конституции. На следующей стадии, после ратификации, международный договор уже юридически и фактически приобретает характер норм внутригосударственного права и в иерархии актов занимает место обычных законов. Это важно для характеристики международных договоров как объектов конституционного контроля, так как свидетельствует о, своего рода, двояком свойстве международных договоров. На стадии ратификации конституция является отправной точкой. Орган, осуществляющий проверку, определяет, соответствует ли международный договор основному закону. После ратификации международный договор уже сам становится внутригосударственным актом, имеющим ранг обычного закона. В такой ситуации при осуществлении конституционного контроля этот акт наряду с конституцией становится отправной точкой. Вступает в действие принцип, по которому все внутригосударственные акты низшего уровня должны соответствовать ратифицированному международному договору.

В Советском Союзе соотношение международного и внутреннего права страны фактически не регулировалось Основным Законом. Конституция 1977 г. содержала лишь весьма общие и расплывчатые положения на этот счет. В Конституции Украины отражено, что «действующие международные договоры, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины, являются частью национального законодательства Украины» (ч. 1 ст. 9 Конституции Украины). При этом «заключение международных договоров, противоречащих Конституции Украины, возможно только после внесения соответствующих изменений в Конституцию Украины» (ч. 2 ст. 9 Конституции Украины).

Также необходимо выяснить, должны ли политические вопросы являться объектами конституционного контроля. Проблема достаточно сложна. Это связано в первую очередь с тем, что анализ законодательства, и в особенности практики деятельности органов конституционного контроля, свидетельствует о том, что функционирование этих органов в значительной степени носит политический характер. Такая ситуация возникает, прежде всего, из того факта, что, обладая правом пересмотра решений президента, парламента, правительства, они располагают мощными средствами контроля за функционированием политической системы и тем самым активно влияют на политическую ситуацию в государстве.

Проблема участия органов конституционного контроля в решении политических вопросов постоянно находится в поле зрения ученых зарубежных стран, особенно США, где существует мнение (так называемая теория «судебного атавизма»), что «целевая ориентация» судьи должна быть направлена на достижение «правильного» результата в споре, по которому выноситься решение.[43]

Представляется неоспоримым тот факт, что политические вопросы являются объектом конституционного контроля. В то же время не любые политические решения и акты являются юридическими, т. к. не все они получают правовое выражение. И объектами конституционного контроля могут быть только те политические решения, которые приобрели правовую форму.

Данные утверждения находят обоснования на примере политизации деятельности Конституционного Суда Российской Федерации в 1993 г., что привело к острейшему политическому кризису в стране.

С этих позиций представляется обоснованными правовые ограничения, установленные в ряде стран в целях деполитизации конституционного контроля, размежевания политики и права. Так, в соответствии со ст. 28 Положения об образовании и деятельности Конституционного Суда Италии контроль законности, осуществляемый им в отношении закона или акта, обладающего силой закона, исключает какие-либо оценки политического характера.

Широкая сфера применения конституционного контроля позволяет классифицировать его по ряду признаков. Можно выделить: по времени осуществления – предварительный (превентивный, предупредительный) и последующийт (репрессивный) конституционный контроль. При предварительном контроле акт проверяется до его вступления в силу. Последующий контроль распространяется на вступившие в силу акты, юридически действующие. По обязательности проведения - обязательный или факультативный конституционный контроль. В первом случае акт обязательно подвергается конституционному контролю, обычно предварительному. Факультативный контроль осуществляется только в случае заявленной инициативы управомоченного субъекта. По форме - абстрактный или конкретный конституционный контроль. Абстрактный контроль означает проверку конституционности акта или нормы вне связи с каким-либо делом. Конкретный же контроль осуществляется только в связи с каким-то, чаще всего судебным, делом, при разрешении которого подлежат применению определенные норма или акт, оспариваемые с точки зрения конституционности. По содержанию - формальный или материальный конституционный контроль. При формальном контроле проверяется соблюдение конституционных условий и требований, относящихся к изданию акта, то есть, входило ли издание акта в компетенцию издавшего органа, соблюдены ли процедурные требования при этом, в надлежащей ли форме издан акт. Материальный же контроль имеет дело с содержанием акта и означает проверку соответствия этого содержания положениям конституции. По месту осуществления - внутренний и внешний конституционный контроль. Внутренний контроль проводится самим органом, который издает акт, внешний — иным органом. С точки зрения правовых последствий - консультативный или постановляющий конституционный контроль. Решение в порядке консультативного контроля обладает моральной, а не юридической силой — юридически оно никого не обязывает и не связывает. Напротив, решение, принимаемое в порядке постановляющего контроля, обязательно, даже общеобязательно: если оно объявляет акт соответствующим конституции, никакие претензии к нему в этом плане больше не принимаются; если же акт объявлен неконституционным, то теряет юридическую силу. По объему - полный или частичный конституционный контроль. Полный контроль охватывает всю систему общественных отношений, урегулированных конституцией. Частичный же контроль распространяется лишь на определенные их сферы, например, на права человека и гражданина, на федеративные отношения и т.д. Также конституционный контроль классифицируется и по иным основаниям, например по действию во времени.

Важное значение для характеристики конституционного контроля имеет вопрос о том, каким органом он осуществляется. Конкретный перечень органов конституционного контроля варьируется в зависимости от конституционных решений в различных странах. Особую значимость имеет конституционный контроль, осуществляемый главой государства, парламентом, а также судебный конституционный контроль. Анализ мировой практики конституционного контроля показывает, что наиболее эффективной формой является последняя. Институт судебного конституционного контроля содержится в конституциях большинства современных государств. Существуют две основные разновидности судебного конституционного контроля: конституционный контроль, осуществляемый судами общей юрисдикции («американская» модель), и конституционный контроль, осуществляемый специализированными судебными или квазисудебными органами («европейская» модель).

Особенность первой разновидности судебного конституционного контроля заключается в том, что конституционность объектов контроля проверяют суды общей юрисдикции при рассмотрении конкретных дел в соответствии с обычной процедурой (децентрализованный контроль), либо верховные (высшие) суды или их специальные палаты по особой процедуре (централизованный контроль). Формально закон, признанный неконституционным, продолжает действовать. Но действие его блокировано судом: ни один суд применять его не станет. Неконституционный закон, таким образом, лишается судебной защиты, фактически он утрачивает юридическую силу. Парламент, как правило, подобный закон отменяет.

Особенность второй разновидности заключается в том, что конституционность объектов контроля проверяют специальные конституц ионные суды (централизованный контроль) . Признание органами судебного конституционного контроля, например, закона неконституционным означает прекращение действия этого закона, т. е., по существу, его отмену. Дополнительного решения парламента по вопросу действия неконституционного закона не требуется.

На современном этапе развития конституционализма появились очертания так называемой «смешанной» системы судебного конституционного контроля, в которой судебный конституционный контроль осуществляется судами общей юрисдикции всех уровней, а также специализированными судебными органами – конституционными судами (Греция, Португалия, Россия).[44]

В научной литературе к одной из форм конституционного контроля относят референдум. Причем, в ряде случаев его определяют как высшую форму в данной области.[45] С такой позицией следует согласиться, но с определенными оговорками. Путем референдума принимаются, прежде всего, новые конституции, новые законы и в них вносятся изменения. Естественно, что в рамках данного института не возможно квалифицированно осуществить выявление, констатацию и устранение несоответствия конституции, законам. Однако путем референдума решаются наиважнейшие вопросы государственной и общественной жизни, основные вопросы конституционного значения. В ходе референдума народ может дать здесь свою окончательную оценку и тем самым выполнить полномочия по осуществлению высшего конституционного контроля.[46]

Раздел 3. Субъекты правовой охраны Конституции Украины.

3.1. Специальный субъект: Конституционный Суд Украины.

Специализированным органом правовой охраны Конституции Украины является Конституционный Суд – единственный орган конституционной юрисдикции в Украине (ч. 1 ст. 147 Конституции Украины). Конституция Украины определила правовое положение Конституционного Суда в разделе XII.Раздел VIII Конституции Украины называется «Правосудие». В соответствии с нормами ст. 124 этого раздела правосудие в Украине осуществляется исключительно судами и судопроизводство осуществляется Конституционным Судом Украины и судами общей юрисдикции. Тем самым подчеркивается особое место данного судебного органа, его задача гарантирования верховенства Конституции, осуществляемая путем обеспечения соответствия Конституции законов и других актов в установленных законом формах и процедурах. На судей Конституционного Суда Украины распространяются гарантии независимости и неприкосновенности, основания для освобождения от должности, требования относительно несовместимости, предусмотренные для судей судов общей юрисдикции (ст. 149 Конституции). Таким образом, Конституционный Суд Украины входит в систему органов судебной власти, одной из трех ветвей власти, согласно принципу разделения властей в Украине (ст. 6 Конституции).

Название раздела «Правосудие» не адекватно термину «судебная власть», употребленному в ст. 6 Конституции, поскольку правосудие означает содержание судебной власти, один из основных видов ее деятельности. Однако не всегда и не обязательно судебная власть осуществляется через правосудие.[47] Приемлемым представляется определение правосудия как суждения о (субъективных) правах и обязанностях, ответственности лиц на основе применения судом закона к конкретным фактам, случаям жизни, к поступкам людей.[48] Однако приведенное не характеризирует содержание, смысл и предназначение деятельности Конституционного Суда Украины, осуществляющего через судопроизводство, как правовую форму судебной юрисдикции, конституционный контроль за законами и другими актами, перечисленными в ст. 150 Конституции Украины. Таким образом, следует согласиться с формулой, предложенной В. Шаповалом, согласно которой осуществляемый Конституционным Судом Украины контроль по содержанию конституционный, а по форме судебный.[49]

К полномочиям Конституционного Суда, в соответствии с Конституцией Украины отнесены: решение вопросов о соответствии Конституции Украины (конституционности) законов и иных правовых актов Верховной Рады, актов Президента и Кабинета Министров, правовых актов Автономной Республики Крым (п. 1 ч. 1 ст. 150 Конституции Украины); дача заключения о конституционности действующих международных договоров Украины или тех международных договоров, которые вносятся в Верховную Раду для дачи согласия на их обязательность (ч. 1 ст. 151 Конституции Украины); дача заключения о соответствии законопроекта о внесении изменений в Конституцию ст.ст. 157, 158 Конституции (ст. 159 Конституции Украины); официальное толкование Конституции Украины и законов Украины (п. 2 ч. 1 ст. 150 Конституции Украины); дача заключения о нарушении Верховной Радой Автономной Республики Крым Конституции Украины или законов Украины (ч. 28 ст. 85 Конституции Украины); дача заключения о соблюдении конституционной процедуры расследования и рассмотрения дела о смещении Президента Украины с поста в порядке импичмента (ч. 2 ст. 151 Конституции Украины).

Для Конституционного Суда Украины характерно осуществление последующего конституционного контроля, за исключением дачи заключения о конституционности международных договоров, которые вносятся в Верховную Раду для дачи согласия на их обязательность и дачи заключения о соответствии законопроекта о внесении изменений в Конституцию (ст.ст. 157, 158 Конституции Украины). Конституционный Суд Украины осуществляет как абстрактный, так и конкретный контроль. Последний – в случае проверки по представлению Верховного Суда Украины конституционности закона, который применен или подлежит применению по конкретному делу (ст. 83 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины») и по представлению Уполномоченного Верховной Рады по правам человека относительно конкретного нарушения прав человека и гражданина.

Актуальным является вопрос о подведомственности Конституционному Суду ненормативных актов, ведь Конституция Украины и Закон Украины «О Конституционном Суде Украины» не содержат указаний на то, что Конституционный Суд проверяет конституционность только нормативных актов. В соответствии с п. 1 Раздела XV «Переходные положения» Конституции Украины законы и иные нормативные акты, принятые до вступления ее в силу, являются действующими в части, не противоречащей Конституции Украины. На основании данного пункта Конституционный Суд Украины установил, что правомерным является распространение юрисдикции Конституционного Суда по вопросам конституционности правовых актов, принятых до вступления в силу Конституции Украины, только на нормативные акты, которые устанавливают общие правила поведения, в отличие от ненормативных, содержащих конкретное предписание, обращенное к отдельным индивиду или юридическому лицу, применяемых одноразово и после реализации исчерпывающих свое действие.[50] Таким образом, существуют основания утверждать, что Конституционный Суд Украины в своей практике избрал ограничительный подход в вопросе о конституционности актов.

Основаниями для принятия Конституционным Судом решения о неконституционности правовых актов полностью либо в их отдельных частях является их несоответствие Конституции Украины, нарушение установленной Конституцией Украины процедуры их рассмотрения, принятия или вступления в силу, превышение конституционных полномочий при их принятии (ст. 15 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины»). Следовательно, органом конституционной юрисдикции осуществляется как материальный, так и формальный конституционный контроль.

Одной из отличительных черт судебного конституционного контроля в Украине является то, что Конституционный Суд Украины не решает вопросы о соответствии актов Президента, Кабинета Министров, Верховной Рады Автономной Республики Крым законам и иным правовым актам Верховной Рады. В его полномочия входит лишь решение вопросов о соответствии Конституции Украины (конституционности) (ст. 150 Конституции Украины).

Осуществляя официальное толкование Конституции Украины и законов Украины, носящее нормативный характер в смысле государственной обязательности, возможности многократного его применения и распространяемости на широкий круг общественных отношений Конституционный Суд обязан «находить право, но творить право он не уполномочен».[51] При любых условиях конституционно и законодательно определенная компетенция Конституционного Суда Украины не предусматривает осуществления нормотворчества, не связанного с регламентацией части вопросов организации его внутренней работы. Более того, как справедливо отмечает В. Скомороха, нормотворчество Конституционного Суда, как органа судебной власти, является нарушением принципа разделения властей в Украине (ст. 6 Конституции Украины).[52] По этому пути идет и практика Конституционного Суда, прекратившего конституционное производство в связи с тем, что заполнение пробелов в законодательстве не подведомственно Конституционному Суду.[53]

Необходимо упомянуть, что в процессе реализации норм Конституции возможно изменение ее содержания, связанное с трансформацией экономических, политических, социальных и прочих условий жизни общества. Учитывая «жесткость» Конституции Украины, как акта, рассчитанного на длительное действие, официальному толкованию, осуществляемому Конституционным Судом, отводиться роль сближения Конституции и «живой жизни», при этом ведущая роль отводиться конкретизации конституционных норм, содержащих принципы конституционного строя с тем, чтобы такое толкование не игнорировало волю законодателя.[54]

Конституция Украины не связывает осуществление официального толкования Конституции Украины и законов Украины с рассмотрением конкретных дел. Однако Закон Украины «О Конституционном Суде Украины» в главе 16, касающейся производства по делам о толковании Конституции Украины и законов Украины, конкретизируя приведенное положение, определяет основания для конституционного представления и обращения. В соответствии с ч. 1 ст. 93 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины» «основанием для конституционного представления об официальном толковании Конституции Украины и законов Украины является практическая необходимость в выяснении или разъяснении, официальной интерпретации положений Конституции Украины и законов Украины». Таким образом, при обосновании необходимости в официальном толковании в конституционном представлении необходимо указывать на практическую необходимость такого толкования. Отсутствие практической необходимости в официальном толковании служит поводом для отказа в открытии конституционного производства.[55] Основанием для конституционного обращения об официальном толковании Конституции Украины и законов Украины является наличие неоднозначного толкования указанных актов судами, другими органами государственной власти, если субъект права на конституционное обращение считает, что это может привести или привело к нарушению его конституционных прав и свобод (ст. 94 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины»). Практически же это означает обращение об официальном толковании только при рассмотрении конкретного дела.

Законом Украины «О Конституционном Суде Украины» установлена процессуальная форма рассмотрения вопросов, отнесенных к ведению Конституционного Суда. Производство по делам в Конституционном Суде Украины открывается по конституционному представлению и обращению управомоченных субъектов (правило «связанной инициативы»), что призвано, по видимому, способствовать тому, чтобы орган конституционной юрисдикции не использовал свои полномочия как форму давления на законодательную или исполнительную власти (эту же цель имеет и установление смешанного порядка формирования органа конституционной юрисдикции – ст. 148 Конституции). Необходимо отметить, что Закон Украины «О Конституционном Суде Украины» расширяет перечень субъектов, имеющих право обращаться в Конституционный Суд, по сравнению со ст. 150 Конституции Украины. Так, конституционная норма не называет среди них народных депутатов Украины, в отличие от ст. 41 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины».

Анализ норм Закона Украины «О Конституционном Суде Украины» и Регламента Конституционного Суда Украины позволяет выделить в конституционном производстве несколько основных этапов (стадий). Прежде всего, это открытие конституционного производства, включающее в себя принятие конституционного представления или обращения и предварительное его изучение в Секретариате Конституционного Суда (параграфы 10-11 Регламента Конституционного Суда Украины); изучение материалов, изложенных в конституционном представлении или обращении, подготовка к рассмотрению Коллегией судей Конституционного Суда и их внесение на рассмотрение Коллегией судей судьей-докладчиком (параграфы 13, 19 Регламента Конституционного Суда Украины); рассмотрение конституционного представления или обращения Коллегией судей (на заседании Конституционного Суда) с целью определения достаточности оснований для открытия производства по делу в Конституционном Суде и принятие соответствующего процессуального определения (параграфы 21, 26 Регламента Конституционного Суда Украины). Следующей стадией является подготовка дела к рассмотрению, заключающаяся в подготовке судьей-докладчиком материалов дела к рассмотрению на пленарном заседании Конституционного Суда, дело вносится на рассмотрение пленарного заседания Председателем Конституционного Суда в рамках сроков, предусмотренных ст. 57 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины» (параграфы 27, 31 Регламента Конституционного Суда Украины). Рассмотрение дела, осуществляемое на пленарном заседании Конституционного Суда, имеет целью исследование материалов дела, включающее выступление судьи-докладчика, пояснения участников конституционного производства, показание свидетелей, выводы эксперта, выводы временных комиссий Конституционного Суда, исследование документов. Председательствующий на пленарном заседании после признания Конституционным Судом исследование материалов дела законченным объявляет завершение рассмотрения дела (параграфы 42-49, 52 Регламента Конституционного Суда Украины). Следующей стадией является принятие решения, дача заключения по делу, осуществляемая на закрытой части пленарного заседания с участием судей, участвовавших в рассмотрении дела (параграф 53 Регламента Конституционного Суда Украины). Решения и заключения Конституционного Суда обязательны к исполнению, окончательны и обжалованию не подлежат. Решения и заключения публикуются в «Вестнике Конституционного Суда Украины» и в других официальных изданиях (ч. 3 ст.67 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины»). Ст. 70 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины» устанавливает основные положения порядка исполнения решений и заключений Конституционного Суда. Акты, признанные Конституционным Судом неконституционными объявляются недействующими и теряют силу со дня принятия решения (ст. 73 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины»). Данная стадия является последней обязательной, однако, ст. 68 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины» предусматривает возможность открытия нового производства по делу при выявлении новых обстоятельств.

Разделом III Закона Украины «О Конституционном Суде Украины» устанавливаются особенности конституционного производства по отдельным категориям дел.

3.2. Иные субъекты правовой охраны Конституции Украины.

Правовая охрана Конституции Украины осуществляется не только Конституционным Судом. Все органы публичной власти, государственные и общественные организации должны не только соблюдать Конституцию Украины, но в предусмотренных пределах и установленными способами защищать ее. При этом особая ответственность возлагается на высшие государственные органы: главу государства – Президента, Верховную Раду, Кабинет Министров.

Президент Украины является главой государства и выступает от его имени (ч. 1 ст. 102 Конституции). Таким образом, Президент воплощает единство государства и государственной власти в целом, а не той или иной ее ветви.[56] Президент Украины, является гарантом соблюдения Конституции (ч. 2 ст. 102 Конституции). При вступлении на пост Президент Украины приносит присягу народу, в которой обязуется соблюдать Конституцию и законы Украины (ст. 104 Конституции). Причем закрепленный в Конституции текст присяги существенно повышает ее государственно-правовое и социально-политическое значение.

В сфере правовой охраны Конституции Президент Украины обладает, в основном, надзорными полномочиями, к которым относится право Президента приостанавливать действие нормативно-правовых актов Верховной Рады Автономной Республики Крым по мотивам их несоответствия Конституции Украины и законам Украины, с одновременным обращением в Конституционный Суд относительно их конституционности (ч. 2 ст. 137 Конституции). К этой же группе полномочий можно отнести и отлагательное вето Президента в процессе законотворчества. Согласно ст. 94 Конституции Президент Украины подписывает и официально обнародует законы Украины. С этой целью закон, подписанный Председателем Верховной Рады, безотлагательно направляется Президенту, который подписывает и официально обнародует его в течение 15 дней после получения. В этот же срок Президент может возвратить закон со своими мотивированными и сформулированными предложениями в Верховную Раду для повторного рассмотрения. Если при повторном рассмотрении закон будет вновь принят Верховной Радой не менее чем двумя третями от ее конституционного состава, Президент обязан его подписать и официально обнародовать в течение 10 дней. Президент наделен правом обращаться в Конституционный Суд по вопросам о конституционности законов и иных правовых актов, указанных в ст. 150 Конституции, а также по иным вопросам, определенным Конституцией.

Президент обладает правом отменять акты Кабинета Министров Украины и Совета Министров Автономной Республики Крым (п. 16 ч. 1 ст. 102 Конституции), данная санкция характерна для контрольной деятельности. Конституция не определяет основания для отмены указанных актов. С учетом компетенции Конституционного Суда – единственного органа конституционной юрисдикции, можно сделать вывод, что Президент вправе отменять как несоответствующие Конституции Украины лишь акты Совета Министров Автономной Республики Крым.

Президент Украины принимает непосредственное участие в формировании органов, осуществляющих деятельность по правовой охране Конституции. Как уже говорилось выше, данные функции, в той или иной степени, присущи всем органам публичной власти, в том числе и государственной. Однако для ряда органов государственной власти такие функции имеют главенствующее значение. Здесь, прежде всего, необходимо упомянуть назначение Президентом трети состава Конституционного Суда Украины (п. 22 ч. 1 ст. 106 Конституции); назначение, с согласия Верховной Рады, Премьер-министра Украины (п. 9 ч. 1 ст. 106 Конституции); назначение, с согласия Верховной Рады, Генерального прокурора Украины (п. 11 ч. 1 ст. 106 Конституции); назначение, по представлению Премьер-министра, членов Кабинета Министров Украины, руководителей других центральных органов исполнительной власти, а также председателей местных государственных администраций (п. 10 ч. 1 ст. 106 Конституции); назначение иных должностных лиц, отнесенное Конституцией к компетенции Президента Украины. Однако, ч. 2 ст. 109 Конституции Украины предусматривает право контрассигнатуры Премьер-министра на актах Президента, принимаемых в связи с назначением должностных лиц, указанных в п. 10 ч. 1 ст. 106 Конституции Украины. Также важным средством охраны Конституции, используемым Президентом Украины, следует считать прекращение полномочий назначаемых им должностных лиц, в предусмотренных Конституцией случаях.

Для конституционного контроля большое значение имеет и юридическая сила актов Президента Украины, их положение в иерархии нормативных актов. Речь идет об указах и распоряжениях Президента Украины, которые, в соответствии с ч. 2 ст. 106 Конституции издаются на основе и во исполнении Конституции Украины и законов Украины. Таким образом, установлено требование подзаконности правотворческой деятельности Президента. При этом необходимо учитывать, что ст. 92 Конституции Украины определяет круг отношений, регулирующихся исключительно законами Украины.

Верховная Рада Украины является единственным органом законодательной власти в государстве (ст. 75 Конституции Украины). Таким образом, основной функцией Верховной Рады является принятие законов (п. 3 ч. 1 ст. 85 Конституции Украины). Конституция Украины устанавливает основные вопросы, связанные с законотворческим процессом, что имеет большое значения для ее правовой охраны. Подробно указанные вопросы должны закрепляться в законе о регламенте Верховной Рады. В ходе подготовки, обсуждения, принятия законопроектов и проектов иных актов, принимаемых Верховной Радой, парламент проводит огромную работу по проверке конституционности проектов правовых актов и отклонению тех из них, которые не соответствуют Конституции. В ходе обсуждения проекта депутаты (а по законопроекту и другие органы, обладающие правом законодательной инициативы), в любое время могут поставить вопрос об их неприемлемости, в связи с несоответствием Конституции, в том числе и в случае, если принятие акта не входит в компетенцию Верховной Рады (ст. 3.5.1 Регламента Верховной Рады Украины). При этом народному депутату предоставлены все права, обеспечивающие его активное участие в деятельности Верховной Рады и создаваемых ею органов (ч. 1 ст. 8 Закона Украины «О статусе народного депутата Украины»). Однако основная нагрузка в сфере предварительного конституционного контроля, осуществляемого парламентом, ложиться на комитеты Верховной Рады, осуществляющие законопроектную работу, включающую организацию разработки проектов законов и других актов, рассматриваемых Верховной Радой, предварительное рассмотрение и подготовку выводов и предложений по законопроектам, доработку и редактирование отдельных законопроектов по результатам рассмотрения их в первом и последующих чтениях (п. 1 ст. 5 Закона Украины «О комитетах Верховной Рады Украины»). Будучи органом, принимающим законы, парламент, естественно, имеет право и отмены законов и иных своих актов не соответствующих Конституции.

К компетенции Верховной Рады отнесено участие в формировании органов, играющих существенную роль в правовой охране Конституции. Это, прежде всего, назначение трети состава Конституционного Суда (п. 26 ч. 1 ст. 85 Конституции Украины), назначение на должность и освобождение от должности Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека (п. 17 ч. 1 ст. 85 Конституции Украины), а также назначение или избрание на должности, освобождение от должностей, дача согласия на назначение или освобождение от должностей иных лиц, предусмотренных Конституцией Украины. Парламент имеет право выразить недоверие Кабинету Министров и Генеральному прокурору Украины, что влечет отставку последних (ст. 87, ч. 4 ст. 115, п. 25 ч. 1 ст. 85 Конституции Украины). Верховная Рада наделена правом досрочного прекращения полномочий Верховной Рады Автономной Республики Крым при наличии заключения Конституционного Суда о нарушении ею Конституции Украины или законов Украины (п. 28 ч. 1 ст. 85 Конституции Украины).

Парламентский контроль за соблюдением конституционных прав и свобод человека и гражданина осуществляет Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека (ст. 101 Конституции Украины). Деятельность Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека дополняет существующие способы защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина (ч. 2 ст. 4 Закона Украины «Об Уполномоченном Верховной Рады Украины по правам человека»). Тем самым данный институт призван усилить гарантии государственной защиты прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в Конституции Украины, законах Украины и международных договорах Украины[57] . Уполномоченный по правам человека осуществляет свою деятельность на основании сведений о нарушении прав и свобод человека, которые получает из обращений граждан Украины, иностранцев, лиц без гражданства или их представителей; обращений народных депутатов; по собственной инициативе (ст. 16 Закона Украины «Об Уполномоченном Верховной Рады Украины по правам человека»). При выявлении нарушений прав человека и гражданина Уполномоченный по правам человека может обращаться в Конституционный Суд Украины с конституционным представлением о конституционности правовых актов или об официальном толковании Конституции Украины и законов Украины, направлять представления об устранении в месячный срок нарушений прав человека и гражданина, обращаться в суд с заявлением о защите прав и свобод человека и гражданина, который по состоянию здоровья или из-за иных уважительных причин не может это осуществить самостоятельно, а также в других, установленных законом случаях (п.п. 3, 10, 11 ст. 13 Закона Украины «Об Уполномоченном Верховной Рады Украины по правам человека»).

Кабинет Министров Украины является высшим органом в системе исполнительной власти (ст. 113 Конституции). К полномочиям Кабинета Министров отнесено обеспечение исполнения Конституции, принятие мер по обеспечению прав и свобод человека и гражданина (п.п. 1, 2 ст. 116 Конституции).

Значительную роль в правовой охране Конституции играет прокуратура, осуществляющая, прежде всего, защиту прав граждан при исполнении судебных решений по уголовным делам, а также при применении иных мер принудительного характера, связанных с ограничением личной свободы граждан; надзоре за соблюдением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание, досудебное следствие (п.п. 3, 4 ст. 121 Конституции Украины). В соответствии с п. 9 Раздела XV Переходные положения Конституции Украины за прокуратурой до введения в действия предусмотренной законодательной базы, сохраняется функция надзора за соблюдением и применением законов, в том числе и за соответствием актов, принимаемых всеми органами, предприятиями, учреждениями, организациями и должностными лицами, требованиям Конституции Украины, без вмешательства в исключительную компетенцию Конституционного Суда.

Необходимо также остановиться и на роли судов общей юрисдикции в механизме правовой охраны Конституции. Юрисдикция судов распространяется на все правоотношения, возникающие в государстве (ч. 2 ст. 124 Конституции Украины). В качестве применения данной нормы можно рассматривать ряд положений Постановления №9 Пленума Верховного Суда Украины от 1 ноября 1996 г. «О применении Конституции Украины при осуществлении правосудия», предусматривающих возможность судов разрешать споры, возникшие в рамках конституционно-правовых отношений. При рассмотрении дела суд должен оценивать содержание любого закона или другого нормативно-правового акта с точки зрения его соответствия Конституции. Суд может применять только тот закон, который базируется на Конституции и не противоречит ей. Вышеприведенное дает судам общей юрисдикции всех инстанций право откладывать закон или другой нормативно-правовой акт, противоречащий Конституции, без обращения в Конституционный Суд Украины.[58] Более того, суд может признать, в соответствии с ч. 2 ст. 144 Конституции, несоответствующими Конституции Украины или законам Украины решения органов местного самоуправления, а в соответствии со ст. 124 Конституции – акты органов исполнительной власти, ведомств, министерств, местных государственных администраций. Вместе с этим следует подчеркнуть, что суд общей юрисдикции не может, применяя Конституцию как акт прямого действия, признавать неконституционными законы или правовые акты, перечисленные в ст. 150 Конституции. В случае неопределенности в вопросе о соответствии Конституции примененного или подлежащего применению закона суд прекращает рассмотрение дела и обращается с мотивированным определением (постановлением) в Верховный Суд, являющийся субъектом права на конституционное представление о конституционности законов или правовых актов, перечисленных в ст. 150 Конституции Украины. Очевидно, что не только Конституционный Суд Украины, как орган конституционной юрисдикции (ст. 147 Конституции) решает вопросы о конституционности актов исполнительной власти, актов местного самоуправления. Таким образом, существуют все основания утверждать, что в Украине сложилась так называемая «смешанная» система судебного конституционного контроля, где вопросы конституционности наряду с Конституционным Судом решают и суды общей юрисдикции.[59]

Заключение.

Обобщая результаты исследования можно определить понятие правовой охраны конституции как совокупности специфических конституционно-правовых средств, позволяющих своевременно предупреждать и пресекать какие бы то ни было нарушения конституции и гарантирующих тем самым реализацию ее норм и строгое соблюдение режима конституционной законности. При этом указанные гарантии могут принимать самый разнообразный вид: от конкретной нормы до целых правовых институтов, от глобальных политико-правовых принципов до конкретных процессуально-правовых методов их воплощения.

Историческое начало обеспечения правовой охраны Конституции в советский период характеризуется осуществлением ее в первую очередь высшими представительным органами государственной власти, как непосредственно, так и с помощью создаваемых ими постоянно действующих органов общей компетенции. В условиях отрицания принципа разделения властей и функционирования тоталитарного государственно-партийного механизма организации политико-государственной жизни Конституция превращалась в декларативный документ, на практике сильно искажавшийся конкретизирующими его нормативными актами. Таким образом, и сама деятельность по правовой охране Основного Закона призвана была не обеспечить его верховенство в правовой системе, а защитить интересы тоталитарного режима. Первые попытки изменить такое положение вещей связаны с учреждением первого в отечественной истории специализированного органа правовой охраны Конституции - Комитета конституционного надзора СССР, который, однако, не имел в полной мере статуса внепарламентского органа. Кроме того, он был фактически исключен из контроля и надзора за соответствием актов союзных республик Конституции и законам СССР. Украина, отказавшись от копирования на республиканском уровне модели союзного комитета конституционного контроля, с учетом мирового опыта конституционной охраны пошла по пути созданияспециализированного органа правовой охраны Конституции - Конституционного Суда. Попытка создания первого в Украине Конституционного Суда оказалась неудачной. В силу ряда причин, прежде всего политического характера, он не был сформирован. Однако накопленный опыт был реализован в процессе принятия действующего Закона Украины «О Конституционном Суде Украины».

Конституция Украины содержит правовую базу, обеспечения ее охраны от каких либо посягательств. В том числе и средства, выполняющие превентивную роль и служащие для предупреждения появления законов, не соответствующих Конституции. Однако основным способом правовой охраны Конституции является конституционный контроль (надзор), направленный, прежде всего на выявление действующих правовых актов, противоречащих Конституции, предопределяющий отношения конституционно-правовой ответственности, базирующейся на его результатах, усиливающей действенность конституционного контроля и увязывающейся с его организационно-правовыми формами.

Конституционная ответственность, являясь видом юридической ответственности, обладает рядом специфических признаков, основными из которых являются ее политико-правовой характер и преобладание в структуре конституционной ответственности позитивной ответственности. Рядом специфических черт обладают и конституционно-правовые санкции, с помощью которых реализуется ретроспективная конституционная ответственность. Их специфическими признаками являются, прежде всего, профилактическое назначение, обобщенная формулировка, воплощение не только в самостоятельных элементах нормы, но в большинстве случаев – в диспозиции нормы, определяющей компетенцию субъекта конституционного права. Ведущая роль в обеспечении правовой охраны Конституции, принадлежит конституционно-правовой санкции, в форме отмены неконституционных актов.

Проанализировав различные мнения конституционалистов в определении понятия конституционный контроль и его соотношении с конституционным надзором в настоящей дипломной работе, учитывая широкую сферу действия данного института, под конституционным контролем понимается любая форма проверки на соответствие конституции актов и действий органов публичной власти, а также общественных объединений, осуществляющих публичные функции или созданных (формально или фактически) для осуществления публичной власти. При этом основной задачей конституционного контроля является деятельность по проверке, выявлению, констатации и устранению несоответствий различных актов конституции и конституционным законам. Кроме того, органами конституционного контроля разрешается и целый ряд спорных вопросов, имеющих конституционное значение. В ходе конституционного контроля естественно осуществляется и толкование конституции, иных правовых актов. Представляется, что деятельность специализированных органов конституционного контроля по толкованию конституции, иных нормативных актов осуществляется независимо от того, закреплена она в законодательстве или нет. Эта функция обусловлена самой юридической природой данных органов.

Возвращаясь к вопросу об объектах конституционного контроля следует еще раз подчеркнуть, что хотя проблема существования конституционных законов в правовой системе Украины и сегодня является дискуссионной, Конституция Украины не упоминает данного термина, а сама по себе важность законов никак не может быть основанием для выделения их в особую категорию законов, имеющих конституционное значение.

Все органы публичной власти, государственные и общественные организации должны не только соблюдать Конституцию Украины, но в предусмотренных пределах и установленными способами осуществлять деятельность по ее охране. Таким образом, нельзя выделить какой-либо главный, основной орган по защите Конституции.[60]

Специализированный орган правовой охраны Конституции Украины - Конституционный Суд, являясь органом судебной власти, осуществляет через судопроизводство, как правовую форму судебной юрисдикции, конституционный контроль за законами и другими актами, перечисленными в ст. 150 Конституции Украины. Анализ норм Закона Украины «О Конституционном Суде Украины» и Регламента Конституционного Суда Украины позволяет выделить в конституционном производстве несколько основных этапов (стадий): открытие конституционного производства; подготовка дела к рассмотрению; рассмотрение дела; принятие решения (дача заключения) по делу; исполнение решения (заключения) Конституционного Суда. Как факультативную стадию следует рассматривать открытие нового производства по делу при выявлении новых обстоятельств. В научной литературе высказываются мнения о необходимости улучшения механизма исполнения решений Конституционного Суда Украины.[61] В связи с этим следует отметить тот факт, что и законодатель пошел по данному пути, предусмотрев в Законе Украины «О местных государственных администрациях», возможность отмены или обжалования актов местных государственных администраций, в случае их противоречия решениям Конституционного Суда Украины (ч. 3 ст. 33, ст. 43 Закона Украины «О местных государственных администрациях»). Однако в целом способы и формы деятельности органа конституционной юрисдикции лишь осмысливаются в юридической литературе. Поэтому огромное значение имеет изучение практики Конституционного Суда в сфере правовой охраны конституции, в частности его решений и заключений.

Особая ответственность по правовой охране Конституции возлагается на высшие государственные органы: Президента, Верховную Раду, Кабинет Министров.

Президент Украины, как гарант соблюдения Конституции, в сфере правовой охраны Конституции обладает, в основном, надзорными полномочиями. Контрольные полномочия Президента незначительны. Президент Украины, как и Верховная Рада принимает непосредственное участие в формировании органов, играющих существенную роль в правовой охране Конституции. В ходе подготовки, обсуждения, принятия законопроектов и проектов иных актов, принимаемых Верховной Радой, парламент проводит огромную работу по проверке конституционности проектов правовых актов и отклонению тех из них, которые не соответствуют Конституции. В этом активную роль играют и народные депутаты Украины, другие субъекты права законодательной инициативы, комитеты Верховной Рады. Будучи органом, принимающим законы, парламент, естественно, имеет право и отмены законов и иных своих актов не соответствующих Конституции. Парламентский контроль за соблюдением конституционных прав и свобод человека и гражданина осуществляет Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека. Функционирование данного института призвано усилить гарантии государственной защиты прав и свобод человека и гражданина, закрепленные в Конституции Украины, законах Украины и международных договорах Украины. К полномочиям Кабинета Министров отнесено обеспечение исполнения Конституции, принятие мер по обеспечению прав и свобод человека и гражданина.

Основная роль прокуратуры в правовой охране Конституции при дальнейшей реализации конституционной реформы сводится к защите прав граждан при исполнении судебных решений по уголовным делам, а также при применении иных мер принудительного характера, связанных с ограничением личной свободы граждан; надзоре за соблюдением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание, досудебное следствие.

Существенная роль в сфере правовой охраны Конституции Украины принадлежит судам общей юрисдикции, признающим, в соответствии с ч. 2 ст. 144 Конституции, несоответствующими Конституции Украины или законам Украины решения органов местного самоуправления, а в соответствии со ст. 124 Конституции – акты органов исполнительной власти, ведомств, министерств, местных государственных администраций. Вместе с этим следует подчеркнуть, что суды общей юрисдикции не вправе, применяя Конституцию как акт прямого действия, признавать неконституционными законы или правовые акты, перечисленные в ст. 150 Конституции, что является прерогативой Конституционного Суда, как единственного органа конституционной юрисдикции в Украине. Следовательно, можно утверждать, что в Украине сложилась так называемая «смешанная» система судебного конституционного контроля, где вопросы конституционности наряду с Конституционным Судом решают и суды общей юрисдикции.

Подводя итоги можно сказать, что не смотря на ряд проблем, сегодня в Украине, ориентирующейся на создание демократического правового государства с безусловным верховенством права и высшей юридической силой Конституции (ст. 8 Конституции Украины) реально воплощаются в жизнь принципы конституционного строя, как политико-правовой основы формирования гражданского общества и правового государства, с широким признанием и гарантированием прав человека. Фактическое существование политико-правовой системы конституционализма в Украине невозможно без механизма реализации норм Конституции Украины, обеспеченной эффективной системой ее правовой охраны.

Список использованных источников.

1. Декларація про державний суверенітет України від 16 липня 1990 р. // Відомості Верховної Ради УРСР. – 1990. - № 31. – Ст. 429.

2. Закон СССР «О конституционном надзоре в СССР» от 23 декабря 1989 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. – 1989. - № 29. – Ст. 572.

3. Закон СССР «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) СССР» от 1 декабря 1988 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. – 1988. - № 49. – Ст. 727.

4. Закон СССР «Об изменении и дополнении статьи 125 Конституции (Основного Закона) СССР» от 23 декабря 1989 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. – 1989. - № 29. – Ст. 574.

5. Закон СССР «Об учреждении поста Президента СССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной закон) СССР» от 14 марта 1990 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. – 1990. - № 12. – Ст. 189.

6. Закон УРСР «Про внесення змін і доповненнь до Конституції (Основного Закону) Української РСР» від 19 червня 1991р. // Відомості Верховної Ради УРСР. – 1991. - № 35. – Ст. 467.

7. Закон УРСР «Про зміни і доповнення Конституції (Основного Закону) Української РСР» від 24 жовтня 1990 р. // Відомості Верховної Ради УРСР. –1990. - № 45. – Ст. 606.

8. Закон УРСР «Про заснування поста Президента Української РСР і внесення змін та доповнень до Конституції (Основного Закону) Української РСР» від 5 липня 1991 р. // Відомості Верховної Ради УРСР. – 1991. - № 33. – Ст. 445.

9. Закон України «Про внесення змін і доповнень до Конституції (Основного Закону) України» від 14 лютого 1992 р. // Відомості Верховної Ради України. – 1992. - № 20. – Ст. 271.

10. Закон України «Про вибори народних депутатів України» від 24 вересня 1997 р. // Відомості Верховної Ради України. – 1997. - № 43. – Ст. 280.

11. Закон України «Про Конституційний Суд України» від 3 червня 1992 р. // Відомості Верховної Ради України. – 1992. - № 33. – Ст. 471.

12. Закон України «Про Конституційний Суд України» від 16 жовтня 1996 р. // Відомості Верховної Ради України. – 1996. - № 49. – Ст. 272.

13. Закон України «Про комітети Верховної Ради України» від 4 квітня 1995 р. // Відомості Верховної Ради України. – 1995. - № 19. – Ст. 134.

14. Закон України «Про місцеве самоврядування в Україні» від 21 травня 1997 р. // Відомості Верховної Ради України. – 1997. - № 24. - Ст. 170.

15. Закон України «Про місцеві державні адмінистрації» від 9 квітня 1999 р. // Урядовий кур’єр. – 1999. – 15 травня.

16. Закон України «Про статус народного депутата України» від 17 листопада 1992 р. // Відомості Верховної Ради України. – 1993. - № 3. – Ст. 17.

17. Закон України «Про Уповноваженного Верховної Ради України з прав людини» від 23 грудня 1997 р. // Відомості Верховної Ради України. – 1998. - № 20. – Ст. 99.

18. Конституційний договір між Верховною Радою України та Президентом України про основні засади організації та функціонування державної влади та місцевого самврядування в Україні на період до прийняття нової Конституції України від 8 червня 1995 р.// Голос України. – 1995. – 10 червня.

19. Конституция Итальянской Республики 1947 г. / Конституции зарубежных государств. – М., 1997. – С.243 – 278.

20. Конституция королевства Испания 1978г. / Конституции зарубежных государств. – М., 1997. – С.297 – 351.

21. Конституция Королевства Нидерланды 1983 г. / Конституции государств Европейского Союза. – М., 1997. – С. 477 – 503.

22. Конституция республики Греция 1975 г. / Конституции зарубежных государств. – М., 1997. – С.363 – 430.

23. Конституция Российской Федерации 1993 г. // Российская газета. – 1993. – 25 декабря.

24. Конституция СССР 1924 г. / Хрестоматія з історії держави і права України. – К., 1997. – Т. 2. – С. 229 - 244.

25. Конституция СССР 1936 г./ Хрестоматія з історії держави і права України. – К., 1997. – Т. 2. – С. 345 - 363.

26. Конституция СССР 1977 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. – 1977. - № 41. – Ст. 617.

27. Конституция США 1787 г. / Конституции зарубежных государств. – М., 1997. – С.15 – 29.

28. Конституция Украины. Проект в редакции от 26 октября 1993 г. / Конституционные и конституционно-проектный акты Украины. – Одесса, 1995. – С. 32 – 66.

29. Конституція України 1996 р. // Відомості Верховної Ради України. – 1996. - № 30. – Ст. 141.

30. Конституція УРСР 1978 г. / Хрестоматія з історії держави і права України. – К., 1997. – Т. 2. – С. 637 - 668.

31. Конституция Французской Республики 1958 г. / Конституции зарубежных государств. – М., 1997. – С. 105 - 134.

32. Основной Закон ФРГ 1949 г. / Конституции зарубежных государств. – М., 1997. – С. 153 – 228.

33. Положение об образовании и деятельности Конституционного Суда Италии / Конституция и законодательные акты. – М., 1988. – С. 279 – 288.

34. Постанова Пленуму Верховного Суду України «Про застосування Конституції України при здійсненні правосуддя» від 1 листопада 1996 р. // Право України. – 1996. - № 12. - С. 91 – 94.

35. Постановление Съезда народных депутатов СССР «О порядке введения в действие Закона СССР «О конституционном надзоре в СССР» от 23 декабря 1989 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. – 1989. - № 29. – Ст. 573.

36. Рішення Конституційного Суду України у справі щодо відповідності Конституції України (конституційності) положення підпункту 2 пункту 3 розділу IV Закону України «Про Конституційний Суд України» стосовно правових актів органів Верховної Ради України (справа про акти органів Верховної Ради України) від // Офіційний вісник України. – 1998. – число 27. – С. 155 – 158.

37. Ухвала Конституційного Суду України про відмову у відкритті конституційного провадження у справі по конституційному поданню Центральної виборчої комісії про офіційне тлумачення положень частини четвертої статті 44 та частини третьої статті 45 Закону України «Про вибори депутатів місцевих рад та сільских, селищних, міських голів» від 26 березня 1998 р. // Вісник Конституційного Суду України. – 1998. - №2. – С. 41 – 43.

38. Ухвала Конституційного Суду України про припинення конституційного провадження у справі по конституційному поданню про відповідность Конституції України (конституційність) указів Президента України про призначення перших заступників, заступників мінистрів та заступників керівників інших центральних органів виконавчої влади, виданних протягом липня – грудня 1996 року та січня 1997 року від 10 березня 1998 р. // Вісник Конституційного Суду України. – 1998. - №2. – С. 37 – 40.

39. Регламент Верховної Ради України від 27 липня 1994 р. // Відомості Верховної Ради України. – 1994. - № 35. – Ст. 339.

40. Регламент Конституційного Суду України від 5 березня 1997 р. // Офіційний вісник України. – 1997. – число 20. – С. 87 – 116.

41. Авакьян С.А. Санкции в советском государственном праве // Советское государство и право. – 1973. - №11. – С. 29 – 36.

42. Барский В. Правовая природа судебного конституционного контроля в Украине // Юридический вестник. – 1998. - № 1. – С.48 - 51.

43. Белкин А.А. Конституционная охрана: три направления российской идеологии и практики. – СПб., 1995. – 144 с.

44. Бланкенагель А. Теория и практика конституционного контроля в ФРГ // Советское государство и право. – 1989. - №1. – С. 102 – 109.

45. Боботов С. В. Конституционный контроль в буржуазных странах: доктрина и практика // Советское государство и право. - 1989. - № 3. – С. 115 – 120.

46. Боброва Н.А. Зражевская Т.Д. Ответственность в системе гарантий конституционных норм. – Воронеж, 1985. - 154 с.

47. Витрук Н.В. Конституционное правосудие. – М., 1998. – 383 с.

48. Воеводин Л. Д. Златопольский Д. Л.Государственное право зарубежных социалистических стран. - М., 1984. – 368 с.

49. Вопросы социалистической конституции. - София, 1969. – 401 с.

50. Дябло В.К. Судебная охрана конституций в буржуазных странах и в СССР. – М., 1928. – 118 с.

51. Егоров С. А. Современная наука конституционного права США. – М., 1987. – 190 с.

52. Еременко Ю. П. Советская Конституция и законность. – Саратов, 1982. – 162 с.

53. Зивс С.Л. Источники права. – М., 1981. – 239 с.

54. Зивс С. Л. Конституция СССР и система советского законодательства // Советское государство и право. - 1978. - № 6. – С. 11 – 17.

55. Зражевская Т.Д. Ответственность по советскому государственному праву. – Воронеж, 1980. – 159 с.

56. Иванищева Н.П. Основные черты конституций зарубежных социалистических стран. – Саратов, 1973. – 203 с.

57. Ильинский И.П. Щетинин Б.В. Конституционный контроль и охрана конституционной законности в социалистических странах // Советское государство и право. – 1969. - №9. – С. 40 – 48.

58. Конституційне право України / За ред. В.Ф. Погорілка. – К., 1999. – 734 с.

59. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть / Под ред. проф. Страшуна Б.А. – М., 1996. – 757 с.

60. Кудряченко А.И. Институт президентства на Украине: реалии конституционно-правового статуса // Государство и право. - 1998. - №3. – С. 99 – 106.

61. Кузнецов И. Н. Контроль за конституционностью актов высших органов власти и управления в социалистических странах Европы // Учен записки ВНИИСЗ. - М., 1973. - Вып. 29. – С. 29 - 45.

62. Курицын В. М. Становление социалистической законности. - М., 1983. – 193 с.

63. Курс советского государственного права / Под ред. Б.В. Щетинина и А.Н. Горшенева. – М., 1971. – 448 с.

64. Научные основы советского правотворчества. - М., 1981. – 317 с.

65. Нудель М. А. Конституционный контроль в капиталистических странах. - М., 1968. – 233 с.

66. Овсепян Ж. И. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах: Правовая защита конституции. - Ростов на Дону, 1992. – 210 с.

67. Орзих М. Верховенство права – принцип практической деятельности государства и общества // Юридический вестник. – 1997. - №3. – с. 69 – 70.

68. Орзих М. Конституционное право: отрасль права, законодательства и юридическая наука // Юридический вестник. – 1995. - №3. – С. 139 – 145.

69. Орзих М. Новая Конституция Украины действует. Конституционная реформа продолжается // Юридический вестник. – 1996. - №3. – С. 42 – 46.

70. Орзих М. Основной Закон нуждается в защите (читая послание Президента) // Юридический вестник. – 1998. - №3. – С. 126 – 129.

71. Орзих М.Ф. Черкес М.Е. Васильев А.С. Правовая охрана Конституции в социалистическом государстве // Советское государство и право. – 1988. - №6. – С. 3 – 10.

72. Правовая охрана конституции. Сборник обзоров. – М., 1991. – 73 с.

73. Рабінович П. Конституційний принцип верховенства права // Юридический вестник. – 1997. - №3. – С. 66 – 69.

74. Скомороха В. Конституційний Суд України: досвід і проблеми // Право України. – 1999. - №1. – С. 8 – 13.

75. Скомороха В. Окремі питання поділу влади і юрисдикція Конституційного Суду України // Право України. – 1998. - №5. – С.8 – 17.

76. Социалистическое правовое государство: концепция и пути реализации. - М., 1990. – 318 с.

77. Стефанюк В. Напрями реалізації положень Конституції судами // Право України. – 1997. - №1. – С. 50 – 52.

78. Тацій В.Я. Грошевий Ю.М. Правові засоби охорони Конституції // Вісник Академії правових наук України. – 1995. - №3. – С. 35 – 42.

79. Теоретические основы Советской конституции / Отв. ред. Б Н Топорнин. - М., 1981. – 207 с.

80. Тертышников В.И. Гражданский процесс (Курс лекций). – Харьков, 1994. – 154 с.

81. Топорнин Б. Н. Конституция в социалистическом правовом государстве / Социалистическое правовое государство. - М., 1969. - С. 24 – 31.

82. Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика. – М., 1998. – 245 с.

83. Черкес М. Конституційний Суд в системі органів правової охорони Конституції // Право України. – 1993. - №3. – с. 3 – 6.

84. Шаповал В. Перспективи розвитку науки конституційного права в Україні // Право України. – 1996. - №9. – С. 49 – 52.

85. Шаповал В. Проблеми розвитку конституційної юрисдикціі в Україні // Вісник Конституційного Суду України. – 1998. - №2. – С. 45 – 53.

86. Шаповал В. Становлення конституціоналізму в Україні: проблеми теорії // Право України. – 1998. - №5. – С. 25 – 29.

87. Шафир М. А. Компетенция СССР и союзных республик. - М., 1968. – 227 с.

88. Шафир М.А. О правовой охране Конституции / Теоретические вопросы реализации Конституции СССР. – М., 1982. – С. 58 – 60.

89. Шульженко Ю. Л. Конституционный контроль в России. – М., 1995. – 175 с.

90. Щетинин Б. В. Проблемы теории советского государственного права. – М., 1969. – 199 с.

91. Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный суд. – М., 1997. – 349 с.

92. Юридическая процессуальная форма: Теория и практика. - М.,1976 – 280 с.

93. Юзьков Л. Конституційні закони: утвердження концепції і становлення практики // Радянське право. – 1991. - №5. – С. 12 – 14.

Отзыв

на дипломную работу «Исторический опыт

и современная организация правовой охраны

Конституции» студента V курса Осадчего

Анатолия Юрьевича.

Одним из важных элементов конституционализма следует признать правовую охрану Основного Закона государства, который в правовой системе является ориентиром правотворческого процесса.

Поэтому проблема, избранная дипломником для исследования отличается актуальностью, а с учетом не достаточной разработанности ее дипломная работа носит научно ценный характер.

Конституционные реформы, которые продолжаются после принятия Конституции представительным органом в Украине, направлены на создание правового государства, обеспеченного действенной системой правоприменительного характера, с наличием высокой правовой культуры у населения.

В современный реформационный период институт конституционного контроля, конституционной ответственности, конституционного процесса не достаточно исследованы конституционалистами. Поэтому в своей дипломной работе А. Ю. Осадчий обращается к раскрытию понятийного аппарата. В частности, в первом разделе достаточно детально исследовав работы А.А. Белкина, Ю.Л. Шульженко, М.А. Шафира и других авторов, определяет понятие правовой охраны Конституции как совокупности специфических конституционно-правовых средств, позволяющих своевременно предупреждать и пресекать какие бы то ни было нарушения Конституции и гарантирующих тем самым полную реализацию норм и строгое соблюдение режима конституционной законности.

Неразрешенность в проблеме терминологической корректировки понятий конституционного контроля и конституционного надзора оценивается автором во втором разделе, где с учетом отдельных этимологических характеристик выявляются различия между понятиями. Но цель исследования не обязывает автора в отдельности рассмотреть эти понятия, поэтому контроль и надзор в работе объединены в единый термин конституционный контроль.

Широкий перечень субъектов правовой охраны Конституции Украины предложенный автором в дипломной работе позволяет сделать вывод о работе как о системном и комплексном научном труде.

Заслуживает внимание использование практики Конституционного Суда Украины, широкий перечень использованных источников литературы.

Работа полностью отвечает требованиям, предъявляемым ГЭК к подобным научным работам, и при успешной защите, заслуживает высокой оценки.

К.ю.н.

ассистент кафедры Д.Я. Гараджаев

Рецензия

на дипломную работу «Исторический опыт

и современная организация правовой охраны

Конституции» студента V курса Осадчего

Анатолия Юрьевича.

С принятием Конституции Украины легализуются два уровня публичной власти, обретают правовые рамки гарантии основных прав и свобод человека, перечень которых соответствует международно-правовым стандартам.

Ограничения полномочий и компетенции государственных органов создают правовую свободу человеку, общественным организациям и т. д. Но исполнение правоположений на конституционном уровне обеспечены юридической ответственностью, в частности конституционной, реализация которой в первую очередь основана на нормативно-правовой базе, и выполняемые субъектами правовой охраны Конституции. В связи с этим проблема, избранная дипломником, безусловно, что отличается актуальностью.

Заслуживает внимания системный подход автора к анализу сущности конституционного контроля. Обоснованно предложен широкий перечень субъектов правовой охраны Конституции, среди которых автором выделен и отдельно исследован специализированный орган контроля – Конституционный Суд.

Использованный перечень источников позволяет заключить, что в работе использованы различные научные подходы и концепции к понятию конституционного контроля.

Наряду с позитивными сторонами следует отметить спорные положения. На С.51 автор дипломной работы выдвигает несколько противоречивые высказывания. Недостаточно ясным остается признание деятельности Конституционного Суда несовпадающим с понятием правосудия. Хотя автор на С.52, признавая высказывание В. Шаповала, не отрицает деятельность Конституционного Суда по форме судебной.

В целом дипломная работа полностью отвечает требованиям, предъявляемым ГЭК к подобным научным работам, является комплексным и системным научным трудом и при успешной защите заслуживает высокой оценки.

К.ю.н.

доцент кафедры Ю.В. Крылов


[1] Орзих М. Новая Конституция Украины действует. Конституционная реформа продолжается // Юридический вестник. – 1996. - №3. – С.45.

[2] Шаповал В. Перспектива розвитку науки конституційного права в Україні // Право Украіни. – 1996. - №9. – С.51.

[3] Еременко Ю. П. Советская Конституция и законность. – Саратов, 1982. – С.130.

[4] Щетинин Б. В. Проблемы теории советского государственного права. – М., 1969. – С.165.

[5] Боброва Н.А. Зражевская Т.Д. Ответственность в системе гарантий конституционных норм. – Воронеж, 1985, - С.15.

[6] Иванищева Н.П. Основные черты конституций зарубежных социалистических стран. – Саратов, 1973. – С.173.

[7] Ильинский И.Н., Щетинин Б.В. Конституционный контроль и охрана конституционной законности в социалистических странах // Советское государство и право. – 1969. - №9. – С.41.

[8] Белкин А.А. Конституционная охрана: три направления российской идеологии и практики. – СПб, 1995. – С.8.

[9] Курс советского государственного права / Под ред. Б.В. Щетинина и А.Н. Горшенева. – М., 1971. – С.99.; Шафир М.А. О правовой охране Конституции / Теоретические вопросы реализации Конституции СССР. – М., 1982. – С.58.; Шульженко Ю.Л. Конституционный контроль в России. – М., 1995. – С.6.

[10] Белкин А.А. Указ. соч. – С.37.

[11] Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный суд. – М., 1997. – С.97.

[12] Витрук Н.В. Конституционное правосудие. – М., 1998. – С.23.

[13] Еременко Ю.П. Советская Конституция и законность. – Саратов, 1982. – С.30.

[14] Витрук Н.В. Указ. соч. – С.23-24.

[15] Рабінович П. Конституційний принцип верховенства права // Юридический вестник. – 1997. - №3. – С.66.

[16] Орзих М. Верховенство права – принцип практической деятельности государства и общества // Юридический вестник. – 1997. - №3. – С.69-70.

[17] Орзих М. Конституционное право: отрасль права, законодательства и юридическая наука // Юридический вестник. – 1995. - №3. – С.139.

[18] Авакьян С.А. Санкции в советском государственном праве // Советское государство и право. – 1973. - №11. – С.31.

[19] Зражевская Т.Д. Ответственность по советскому государственному праву. – Воронеж, 1980. – С.23.

[20] Зражевская Т.Д. Указ. соч. – С.85.

[21] Орзих М.Ф. Черкес М.Е. Васильев А.С. Правовая охрана Конституции в социалистическом государстве // Советское государство и право. – 1988. - №6. – С.6.

[22] Дябло В.К. Судебная охрана конституций в буржуазных странах и в СССР. – М., 1928. – С.94.

[23] Черкес М. Конституційний Суд в системі органів правової охорони Конституції // Право України. – 1993. - №3. – С.3-4.

[24] Правовая охрана конституции. Сборник обзоров. – М., 1991. – С.3.

[25] Ильинский И. П., Щетинин Б. В. Конституционный контроль и охрана конституционной законности в социалистических странах // Советское государство и право. - 1969. - № 9. - С. 42; Нудель М. А. Конституционный контроль в капиталистических странах. - М., 1968. – С.7.

3Шафир М. А. Компетенция СССР и союзных республик. - М., 1968. – С.35; Курицын В. М. Становление социалистической законности. - М., 1983. - С. 186; Шульженко Ю.Л. Конституционный контроль в России – М., 1995. – С.9.

[27] Кузнецов И. Н. Контроль за конституционностью актов высших органов власти и управления в социалистических странах Европы // Учен записки ВНИИСЗ. - М., 1973. - Вып. 29. – С.31.

[28] Нудель М. А. Указ. соч. - С. 7; Воеводин Л. Д. Златопольский Д. Л.Государственное право зарубежных социалистических стран. - М., 1984. - С. 68; Социалистическое правовое государство: концепция и пути реализации. - М., 1990. - С. 43; Шульженко Ю.П. Указ. соч. – С. Боботов С. В. Конституционный контроль в буржуазных странах: доктрина и практика // Советское государство и право. - 1989. - № 3. - С. 116.

2 Бланкенагель А. Теория и практика конституционного контроля в ФРГ // Советское государство и право. – 1989. - №1. – С.102.

3 Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть / Под ред. проф. Страшуна Б.А. – М., 1996. – С.72.

[29] Научные основы советского правотворчества. - М., 1981. - С. 17; Юридическая процессуальная форма: Теория и практика. - М.,1976 - С. 85—86.

[30] Овсепян Ж. И. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах: Правовая защита конституции. - Ростов на Дону, 1992. - С. 26—27.

[31] Шаповал В. Становлення конституціоналізму в Україні: проблеми теорії // Право України. – 1998. - №5. – С.29.

[32] Овсепян Ж. И. Указ. соч. - С. 45—46.

[33] Топорнин Б. Н. Конституция в социалистическом правовом государстве / Социалистическое правовое государство. - М., 1969. - С. 25.

[34] Теоретические основы Советской конституции / Отв. ред. Б Н Топорнин. - М., 1981. - С. 32.

[35] Зивс С. Л. Конституция СССР и система советского законодательства // Советское государство и право. - 1978. - № 6. – С.16.

[36] Вопросы социалистической конституции. - София, 1969. - С. 206.

[37] Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть / Под ред. проф. Страшуна Б.А. – М., 1996. – С.77.

[38] Юзьков Л. Конституційні закони: утвердження концепції і становлення практики // Радянське право. – 1991. - №5. – С.12.

[39] Юзьков Л. Указ. твір. – С.13 – 14.

[40] Шаповал В. Перспективи розвитку науки конституційного права в Україні // Право України. – 1996. - №9. – С.50.

[41] Конституційне право України / За ред. В.Ф. Погорілка. – К., 1999. – С.49.

[42] Зивс С.Л. Источники права. – М., 1981. – С.70.

[43] Егоров С. А. Современная наука конституционного права США. – М., 1987. – С.165 – 172.

[44] Барский В. Правовая природа судебного конституционного контроля в Украине // Юридический вестник. – 1998. - № 1. – С.48-49.

[45] Нудель М.А. Конституционный контроль в капиталистических странах. – М., 1968. – С.45-46.

[46] Шульженко Ю.Л. Конституционный контроль в России. – М.,1995. – С.50.

[47] Тертышников В.И. Гражданский процесс (Курс лекций). – Харьков, 1994. – С.3-4.

[48] Барский В. Правовая природа судебного конституционного контроля в Украине // Юридический вестник. – 1998. - № 1. – С.49.

[49] Шаповал В. Проблеми розвитку конституційної юрисдикціі в Україні // Вісник Конституційного Суду України. – 1998. - №2. – С.48.

[50] Рішення Конституційного Суду України у справі щодо відповідності Конституції України (конституційності) положення підпункту 2 пункту 3 розділу IV Закону України «Про Конституційний Суд України» стосовно правових актів органів Верховної Ради України (справа про акти органів Верховної Ради України) від // Офіційний вісник України. – 1998. – число 27. – С.157.

[51] Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика. – М., 1998. – С.54.

[52] Скомороха В. Конституційний Суд України: досвід і проблеми // Право України. – 1999. - №1. – С.10.

[53] Ухвала Конституційного Суду України про припинення конституційного провадження у справі по конституційному поданню про відповідность Конституції України (конституційність) указів Президента України про призначення перших заступників, заступників мінистрів та заступників керівників інших центральних органів виконавчої влади, виданних протягом липня – грудня 1996 року та січня 1997 року від 10 березня 1998 р. // Вісник Конституційного Суду України. – 1998. - №2. – С.40.

[54] Скомороха В. Окремі питання поділу влади і юрисдикція Конституційного Суду України// Право України. – 1998. - №5. – С.14; Хабриева Т.Я. Указ. соч. – С.26, 35-36; Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный Суд. – М., 1997. – С.126.

[55] Ухвала Конституційного Суду України про відмову у відкритті конституційного провадження у справі по конституційному поданню Центральної виборчої комісії про офіційне тлумачення положень частини четвертої статті 44 та частини третьої статті 45 Закону України «Про вибори депутатів місцевих рад та сільских, селищних, міських голів» від 26 березня 1998 р. // Вісник Конституційного Суду України. – 1998. - №2. – С.43.

[56] Кудряченко А.И. Институт президентства на Украине: реалии конституционно-правового статуса // Государство и право. - 1998. - №3. – С.101.

[57] Тацій В.Я. Грошевий Ю.М. Правові засоби охорони Конституції // Вісник Академії правових наук України. – 1995. - №3. – С.42.

[58] Стефанюк В. Напрями реалізації положень Конституції судами // Право України. – 1997. - №1. – С.50.

[59] Барский В. Правовая природа судебного конституционного контроля в Украине // Юридический вестник. – 1998. - № 1. – С.48-49.

[60] Орзих М. Основной Закон нуждается в защите (читая послание Президента) // Юридический вестник. – 1998. - №3. – С.3.

[61] Скомороха В. Окремі питання поділу влади і юрисдикція Конституційного Суду України // Право України. – 1998. - №5. – С.17.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:02:57 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
10:39:23 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Исторический опыт и современная организация правовой охраны Конституции

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151078)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru