Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Этика, нравственность, мораль соотношение понятий. Этика как наука о морали

Название: Этика, нравственность, мораль соотношение понятий. Этика как наука о морали
Раздел: Рефераты по этике
Тип: реферат Добавлен 10:41:12 17 июня 2011 Похожие работы
Просмотров: 2302 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

1. Этика, нравственность, мораль: соотношение понятий. Этика как наука о морали

Возникновение этики как науки. Нравственность, мораль, этика

Что такое этика? Люди вкладывают разный смысл в это понятие, полагая, что этика – это:

• Учение о нравственности;

• Система правил, осуществляющих контроль и коррекцию поведения людей;

• Способ оценки человеческих поступков, их одобрения или осуждения;

• “Социальный регулятор” поведения и отношений между людьми;

Действительно, этику интересуют вопросы человеческого поведения и отношений между людьми. Еще Аристотель утверждал, что главной задачей этики является исследование человеческих отношений в их наиболее совершенной форме. Со времени своего возникновения в античности она стала выступать как “философия практической жизни”, анализирующая поведение “человека общественного”, “человека общающегося”. Этика — философское учение, предметом которого является мораль (нравственность), а центральной проблемой — Добро и Зло. Этика изучает генезис, сущность, специфику морали; раскрывает ее место и роль в жизни общества, выявляет механизмы нравственного регулирования человеческой жизнедеятельности, критерии нравственного прогресса. Она рассматривает структуру нравственного сознания общества и личности, анализирует содержание и смысл таких категорий как добро и зло, свобода и ответственность, долг и совесть, честь и достоинство, счастье и смысл жизни. Тем самым этика становится основой создания оптимальной модели гуманных и справедливых отношений, обеспечивающих высокое качество общения между людьми и ориентиром для выработки каждым человеком собственной стратегии и тактики «правильной жизни».

Термин «этика» происходит от древнегреческого слова «etnos» («этос»). Первоначально под этосом понималось привычное место совместного проживания, дом, человеческое жилище, звериное логово, птичье гнездо. В последующем оно стало по преимуществу обозначать устойчивую природу какого-либо явления, обычай, нрав, характер. Отталкиваясь от слова «этос» в значении характера, Аристотель образовал прилагательное «этический» для того, чтобы обозначить особый класс человеческих качеств, назван­ных им этическими добродетелями.

Этические добродетели явля­ются свойствами характера, темперамента человека, их также называют душевными качествами. Они отличаются, с одной сто­роны, от аффектов как свойств тела и, с другой стороны, от дианоэтических добродетелей как свойств ума. К примеру, страх – природный аффект, память – свойство ума, а умерен­ность, мужество, щедрость – свойства характера. Для обозначе­ния совокупности этических добродетелей как особой предметной области знания и для выделения самого этого знания как особой науки Аристотель ввел термин «этика». Этику Аристотель рассматривал как «практическую» философию», которая призвана ответить на вопрос: что мы должны делать?

Слова «нравственность», «мораль», «этика» близки по смыслу. Но возникли они в трех разных языках. Выше было сказано, что слово «этика» происходит от греч. ethos – нрав, характер, обычай.

Для точного перевода аристотелевского понятия этического с греческого языка на латинский Цицерон сконструировал термин «moralis» (моральный). Он образовал его от слова «mos» (mores – мн. число) – латинского аналога греческого «этос», означавшего характер, темперамент, моду, покрой одежды, обычай. Цицерон, в частности, говорил о моральной философии, понимая под ней ту же область знания, которую Аристотель называл этикой. В IV веке н.э. в латинском языке появляется термин «moralitas» (мораль), явля­ющийся прямым аналогом греческого термина «этика».

Оба этих слова, одно греческого, другое латинского происхожде­ния, входят в новоевропейские языки. Наряду с ними в ряде языков возникают свои собственные слова, обозначающие ту же самую реальность, которая обобщается в терминах «этика» и «мораль». Например, «нравственность» – русское слово, происходящее от корня «нрав». Оно впервые попало в словарь русского языка в XVIII столетии и стало употребляться наряду со словами «этика» и «мораль» как их синоним.

В первоначальном значении «этика», «мораль», «нравствен­ность» – разные слова, но один термин. Со временем ситуация меняется. В процессе развития культуры, в частности, по мере выявления своеобразия этики как области знания за разными словами начинает закрепляться разный смысл: под этикой главным образом подразумевается соответствующая ветвь знания, наука, а под моралью (нравственностью) – изучаемый ею предмет.

Су­ществуют также различные попытки разведения понятий морали и нравственности. Согласно наиболее распространенной из них, восходящей к Гегелю, под моралью понимается субъективный аспект соответствующих поступков, а под нравственностью – сами поступки в их объективно развернутой полноте: мораль – то, какими видятся поступки индивиду в его субъективных оцен­ках, умыслах, переживаниях вины, а нравственность – то, какими на самом деле являются поступки человека в реальном опыте жизни семьи, народа, государства. Таким образом, если подходить к значению понятий «мораль» и «нравственность» с научной позиции, под моралью следует понимать субъективные оценки индивидами своей деятельности; нормы поведения людей. Нравственность выступает как объективные оценки поступков людей; высшие ценности.

Нравственность – один из самых важных и существенных факторов общественной жизни, общественного развития и исторического прогресса, заключающийся в добровольном согласовании чувств, стремлений и действий членов общества с чувствами, стремлениями и действиями сограждан, их интересом и достоинством, с интересом и достоинством всего общества в целом.

В этике существует понятие нравственного закона, означающего предписание делать добро и не делать зла. Согласно И. Канту, нравственный закон благодаря свободе является каузальным законом и предписывается безусловно, категорически, не считаясь с эмпирическими целями.

Можно выделить также куль­турно-языковую традицию, которая понимает под нравственнос­тью высокие основополагающие принципы, а под моралью – исторически изменчивые нормы поведения; в этом случае, например, заповеди бога именуются нравственными, а наставления школьного учителя – моральными.

В целом попытки закрепить за словами «этика», «мораль», «нравственность» различный содержательный смысл и соответст­венно придать им различный понятийно-терминологический статуе не вышли за рамки академических опытов. В общекультурной лексике все три слова продолжают употребляться как взаимозаме­няемые. Например, в живом русском языке то, что именуется этическими нормами, с таким же правом может именоваться моральными нормами или нравственными нормами. В языке, претендующем на научную строгость, существенный смысл при­дается главным образом разграничению понятий этики и морали (нравственности), но и оно не до конца выдерживается. Так, иногда этику как область знания называют моральной (нравствен­ной) философией, а для обозначения определенных моральных (нравственных) феноменов используют термин этика (професси­ональная этика, этика бизнеса).

«Этика» - наука, область знания, а «мора­ль» или «нравственность», изучаются этикой, это ее предмет.

Этика как наука исследует, что в жизни и в мире обладает для человека ценностью, ибо этическое поведение состоит в осуществлении этических ценностей. Этика способствует пробуждению оценивающего сознания. Этические ценности, значение которых раскрывается через воспитание, этическое чувство, образуют систему, базис которой образуют бессознательно осуществляемые жизненные ценности (воля к жизни, потребность в пище, половая потребность и т.д.), а на вершине располагаются высшие ценности.

2. Основные виды этики: гуманистическая и авторитарная

Выдающемуся этику и философу XXв. Эрику Фромму (1900--1980) принадлежит учение о двух видах этики -- гуманистической и авторитарной, -- учение, наиболее адекватно объясняющее моральные проблемы современности.

В истории человечества есть периоды, когда этика и мораль действительно ориентированы на человека.

Это и есть гуманистическая этика.

В какой-то мере таковыми являлись, например, этика античности и этика Возрождения, в наше время элементы гуманистической этики присущи демократическим гражданским обществам.

Но есть периоды и ситуации, когда этика и мораль ориентированы на нечто иное, внешнее по отношению к человеку (например, идею коммунизма или мирового господства). Этика такого рода называется авторитарной.

Сущность гуманистической этики заключается в том, что она рассматривает человека в его телесно-духовной целостности, полагая, что "цель человека -- быть самим собой, а условие достижения такой цели -- быть человеком для себя" (Э.Фромм).

Гуманистическая этика считает, что основы "добродетели" заложены в самом характере зрелой и целостной личности, а "порок" заключается в безразличии к своему Я.

Поэтому "не самоотречение и себялюбие -- а любовь к себе, не отрицание индивидуального, а утверждение своего истинно человеческого Я -- вот высшие ценности гуманистической этики" (Э.Фромм).

Таким образом, гуманистическая этика опирается на веру в человека, его автономность, независимость, свободу и разум, считая, что человек способен самостоятельно различать добро и зло и правильно давать этические оценки.

Гуманистическая этика антропоцентрична (от греч. "antropos" -- человек) в том смысле, что все ценностные суждения определяются особенностями и интересами существования человека, т.е. человек для нее -- "мера всех вещей", нет ничего выше и достойнее, чем человеческая жизнь.

Человек обретает себя и свое счастье только в родстве и солидарности с людьми.

Причем любовь к ближнему -- "не высшая сила, нисходящая на человека, и не возложенный на него долг: это его собственная сила, благодаря которой он роднится с миром и делает мир по-настоящему своим" (Э.Фромм).

Принципиальная позиция гуманистической этики позволяет противопоставить ее этике авторитарной по ряду оснований.

Таблица 1.

Гуманистическая и авторитарная этика

Гуманистическая этика (ГЭ) Авторитарная этика (АЭ)
Различие по "авторству" и "исполнению"
В ГЭ человек сам и творец, и исполнитель нравственных норм. ГЭ совместима лишь с рациональным авторитетом, предполагающим этическую компетентность -- знание широкого веера авторитетных этических доктрин. Рациональный авторитет основан на равенстве между авторитетом и субъектом, которые различаются только уровнем знаний, опыта, умений (учитель -- ученик). Поэтому ГЭ не только допускает, но и требует анализа и критики со стороны тех, кто ее признает. В АЭ "автором" выступает авторитет, определяющий, в чем благо человека, и устанавливающий законы и нормы поведения, которые люди лишь исполняют. Причем "авторство" и "исполнение" могут быть разделены (например, когда "авторы" не считают моральные нормы обязательными для себя). АЭ базируется на иррациональном авторитете, источником которого служит власть над людьми, с одной стороны, и страх -- с другой, он строится на неравенстве и подчинении, на приоритете авторитета. Такой авторитет не только не нуждается в критике, но и запрещает ее.
Различие по целям и средствам.
ГЭ считает человека, его жизнь, свободу и собственность высшей ценностью и целью. Соответственно, все, что служит самореализации человеческой сущности -- от материальных ценностей и социальных достижений до моральных ценностей и человеческих качеств, -- признается средством и гарантом достижения цели. В АЭ высшей ценностью и целью является не человек, а нечто внешнее по отношению к нему: интересы общества или государства, высшая идея, вождь, Бог и т.д. Человек же теряет свою самоценность и начинает рассматриваться лишь как средство достижения цели, действующее под принуждением или добровольно (религиозные фанатики, идущие на самоуничтожение во имя своей религии).
Различие по методам регуляции
ГЭ основным методом моральной регуляции признает свободный сознательный выбор человеком собственной линии поведения на основе этической компетентности, личных интересов, способности предвидеть последствия своих действий и готовности нести за них ответственность. В АЭ основным методом моральной регуляции выступает внешнее принуждение, которое осуществляется через механизм подчинения. АЭ опирается на страх, зависимость и насилие (физическое или моральное).
Различие по моральным принципам
ГЭ базируется на принципе индивидуализма, понимаемого как любовь к себе, стремление к самоутверждению и самореализации, в результате чего человек обретает "самость", предъявляет себя миру и несет за себя ответственность, признавая те же права за другим. Общество же становится богаче за счет разнообразия и возможностей множества индивидуальностей. В основе АЭ лежит принцип коллективизма, требующий от личности ориентации на общественный интерес (независимо от интереса личного), подчинения воле общества (или большинства) и унификации личностных качеств, взглядов и интересов (быть "как все"). Поэтому ведется борьба с индивидуализмом и "инакомыслием".

Взаимосвязь этики гуманистической и авторитарной. При всех своих различиях авторитарная и гуманистическая не две разные этики, а две стороны, две возможности, два "лица" этики. Их взаимосвязь состоит в следующем:

· в одну и ту же эпоху они могут параллельно сосуществовать и действовать в качестве регулятивов;

· одна и та же этическая доктрина может сочетать в себе и гуманистические, и авторитарные начала;

· в поведении одного и того же человека могут проявляться одновременно или последовательно и гуманистические, и авторитарные наклонности. Так, гуманистические ценности и идеалы могут внедряться в жизнь авторитарным путем (например, требования родителей и педагогов к детям, порождающие проблему "отцов и детей");

· при господстве гуманистической этики более эффективным и действенным может быть авторитарный способ морального регулирования. Например, экстремальные ситуации, чрезвычайные обстоятельства, когда жесткий авторитаризм оказывается гуманнее свободного выбора граждан (эвакуация населения из зоны стихийного бедствия).

Поэтому трудно давать однозначную оценку тому или иному виду этики; в каждом случае следует подходить к ним конкретно. В нынешних условиях гуманистическая этика выступает скорее как теоретическая модель. Современное состояние этики -- и как науки, и как учебной дисциплины -- может быть охарактеризовано как состояние перехода от привычной нам "старой", авторитарной, к "новой", гуманистической этике. На этом этапе основная задача -- овладение основами гуманистической этики, для чего необходимо размышлять, сравнивать, выбирать и принимать решение: что есть "человек для себя" и каким ему быть.

3. Структура этики.

В зависимости от принадлежности той или иной этической школе, от задач, стоящих перед этикой как наукой и учебной дисциплиной, этика структурируется по-разному. На основе принципов гуманистической этики и ее роли как “практической философии” в ее структуре выделяются следующие блоки:


Прикладная

этика

История морали и этических учений – описывает процесс развития этических учений, а также генезис и эволюцию морали с древности до наших дней; здесь можно выделить дескриптивную этику , описывающую социально-исторические типы морали (рыцарскую, буржуазную и т. п.).

Теория моралиобъясняет эволюцию и механизм действия морали на основе ее структурно-функционального анализа; представляет собой учение о сущности морали, ее основных принципах и категориях, структуре, функциях и закономерностях.

Нормативная этика – дает обоснование моральных принципов и норм, которые базируются на высших моральных ценностях , выступают как теоретическое развитие и дополнение морального сознания общества и личности и предписывают с позиций долженствования (деонтологии ) определенные правила поведения во взаимоотношениях людей, помогая человеку выработать стратегию и тактику “правильной жизни” .

Прикладная этика – на основе нормативной этики выполняет практическую функцию научения людей должному поведению в конкретных ситуациях и в определенных сферах их жизнедеятельности. Прикладная этика также имеет свою структуру. В нее входят:

· экологическая этика и биоэтика ;

· этика гражданственности ;

· ситуативная этика ;

· этика межличностного общения ;

· этика делового общения ;

· профессиональные этики .

4. НОРМАТИВНАЯ ЭТИКА . ВЫСШИЕ МОРАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ

Традиционная задача этики – быть «практической философией» реализуется, прежде всего, нормативной этикой , которая «помогает» морали в выработке наиболее общих понятий (долга, смысла жизни и др.), в обосновании и оценке моральных ценностей, в установлении их субординации. Нормативная этика выступает своеобразной формой связи теоретической этики и практической морали. Воплощаясь в нормативных формах знания, образующих систему норм практической морали, она, по каналам этического образования и нравственного воспитания, непосредственно участвует в преобразовании нравственной жизни общества и формировании личности.

Таким образом, нормативная этика служит «передаточным механизмом» от теоретической к прикладной этике, занимающейся моральными коллизиями в конкретных ситуациях и сферах общественной практики. Для этого необходимо предварительное решение проблем моральных приоритетов и ценностей. Эти проблемы как раз ставятся и решаются нормативной этикой на основе учения о моральных ценностях, вырабатываемых человечеством в процессе исторического развития нравственности.

Моральные ценностиэто общественные установки, императивы, цели и проекты, выраженные в форме нормативных представлений о добре и зле, справедливом и несправедливом, о смысле жизн и и назначении человека, о его идеалах и принципах. Представления о ценностях, во-первых, позволяют обосновать нормативные моральные требования к человеку . Во-вторых, они служат нормативной формой моральной ориентации человека в мире, предлагая ему конкретные и зачастую «готовые» регулятивы действий . В-третьих, в наших представлениях о ценностях одновременно содержится оценка явлений действительности, людей и их поступков с точки зрения их моральной значимости .

Отношение к ценностям, выявление меры их значимости для людей содержится в понятии «оценка» . Нравственная оценка моральных и внеморальных ценностей создает иерархию ценностей , обосновывает их неравенство и соподчинение. Моральные ценности могут быть расположены следующим образом:

а) по степени их значимости (для человечества в целом; для различных групп людей; для отдельного человека) –общечеловеческие , групповые и индивидуальные;

б) по способу их взаимосвязи друг с другом – альтернативные (обладают ярко выраженной тенденцией взаимоисключения и борьбы) и комплементарные (взаимодополняют друг друга);

в)по месту в иерархии ценностей – здесь особо выделяютсявысшие моральные ценности .

Деление это весьма условно и носит субъективный характер , т. к. каждый человек (а тем более группа людей) на основе собственных предпочтений и интересов может объявлять одни ценности высшими и общезначимыми, а другие – принижать или даже отрицать. Но в результате этого выбора и образуется иерархическая система ценностных ориентаций, на основе которой у каждого человека складывается личностная стратегия и тактика «правильной жизни», определяющая генеральную линию его бытия и отношений с миром и другими людьми.

ВЫСШИЕ МОРАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ


СВобода и Ответственность

Моральная свобода является ценностью, к достижению которойчеловек стремится и обладание которой есть для него благо . Вместе с тем она одновременно – и условие проявления его моральности, совершения им нравственных поступков и действий.

Существует ряд проблем в понимании сущности моральной свободы.

1. Проблема соотношения свободы и необходимости , на которую имеютсядве противоположные точки зрения – фатализм и волюнтаризм . Этический фатализм, абсолютизируя необходимость, ставит человека в полную – фатальную зависимость от объективных обстоятельств. Поэтому человек несвободен в своих поступках: вся его жизнь заранее предопределена, он не в силах ничего изменить в ней, но зато он и не несет никакой ответственности за свои действия. Этический волюнтаризм, напротив, отрицает всякую необходимость и утверждает, что человек абсолютно свободен в своих моральных решениях и должен поступать лишь в соответствии с собственной волей. Такое понимание свободы приводит к полному отказу от нравственных норм и утверждению произвола. Но свобода невозможна без ограничений: наличие ограничений – необходимое условие свободы каждого. Поэтому оправдание произвола есть не что иное, как отрицание свободы. Таким образом, и фаталистская, и волюнтаристская концепции в конечном счете отрицают нравственную свободу.

Наиболее приемлемым является пониманиенеобходимости как морального закона. Основные черты этого закона – его разумность и целесообразность . Он не создает моральных обязательств, а обращен к разуму субъекта, призывая человека обнаруживать эти обязательства в существующих ценностях. Этот закон не требует автоматического подчинения, он не лишает человека моральной независимости. Он лишь учит различать добро и зло. Поэтому он – не закон­-предписание, он – закон свободы , предоставляющий человеку право выбирать Добро и следовать ему. Это путь свободной моральной инициативы , не попадающий в поле прямых запретов или долга. М оральный закон – это призыв к самореализации, дающий человеку возможность нравственного развития, в основе которого лежит свобода – поведение, которое зависит от собственных действий, сознания и воли индивида.

2. Проблема морального выбора, который выступает формой проявления свободы и обеспечивается разумом и волей . Любое решение принимается прежде всегоразумом , подготавливающим почву для совершения свободного выбора, который реализуется информированной волей: именно она движет разумом, предписывая ему принятие решений, хотя разум и предоставляет воле соответствующие цели и средства выбора.

МЕХАНИЗМ СВОБОДЫ

побуждение к выбору

РАЗУМ ВОЛЯ

принятие обеспечение

решения реализации

ВЫБОР

СВОБОДА

форма проявления

Выбор является свободным , когда к нему подключены все интеллектуальные и волевые способности личности. Он ограничен и несвободен, когда место разума занимают чувства страха или долга, вызванные внешним принуждением или произволом, а волеизъявление личности затруднено противоречиями между хочу, могу и надо .

СТЕПЕНИ СВОБОДЫ

СВОБОДА ВЫБОРА И ВЫБОР СВОБОДЫ


Моральные требования как внешнее принуждение
Моральные требования как веление долга

ОТСУТСТВИЕ СВОБОДЫ ЧАСТИЧНАЯ СВОБОДА

Нравственная свобода не просто выбор вариантов поведения, а превращение моральных требований во внутренние потребности, в убеждения человека . Нравственная свобода проявляется в умении 1) делать осознанный моральный выбор действий и поступков, 2) давать им нравственную оценку, 3) предвидеть их последствия, 4) осуществлять разумный контроль над своим поведением, чувствами, страстями, желаниями.

3. Проблема двойственного характера свободы. Свобода имеет два аспекта: негативный и позитивный. Негативная свобода это «свобода от», свобода, отрицающая, разрушающая зависимость «от» – от сил природы, общественных и моральных догм и установок. Такая свобода приносит человеку независимость и в то же время – чувство одиночества, бессилия, тревоги. В этих условиях человек вновь оказывается перед выбором: либо избавиться от этой свободы с помощью новой зависимости, нового подчинения, либо дорасти до позитивной свободы.

Позитивная свобода «свобода для», дающая возможность полной реализации интеллектуальных и эмоциональных способностей, требующая от личности этой реализации, свобода, основанная на неповторимости и индивидуальности каждого человека.

Таким образом, перед современным человеком, обретшим свободу (в «старом», негативном смысле), открываются два пути. Первый – дальнейшее движение к «новой», позитивной свободе, основными способами достижения являются любовь и творчество . Второй путь – «бегство» от этой подлинной свободы.

4. Проблема моральной ответственности личности проявляется как обратная сторона свободно принятого решения, как естественное следствие свободы выбора . Быть свободным, самостоятельным – значит быть ответственным. Свобода и ответственность находятся в прямой зависимости : чем шире свобода, тем больше ответственность. Существуют разныевиды и разная мера

Виды ответственности определяются тем, перед кем/чем и за что человек несет ответственность. В этом смысле можно выделить:

– ответственность человека перед самим собой;

– ответственность человека за свои конкретные действия и поступки перед другими людьми;

– ответственность человека перед миром и человечеством, проявляющаяся как забота о мире, вызванная тревогой о нем.

Мера моральной ответственности у разных людей в различных ситуациях неодинакова. Зависит она от ряда обстоятельств:

– от самостоятельности совершаемого действия, причем наличие принуждения и даже угроза личной безопасности не снимает ответственности с человека;

– от значимости совершаемого деяния для судеб других людей (в экстремальной ситуации, когда от принятого решения может зависеть жизнь людей, мера ответственности намного выше, чем в обычное время);

– от масштаба принимаемых решений, в зависимости от того, идет ли речь о судьбе отдельного предприятия или о судьбе государства;

Добро и Зло

Добро и Зло – наиболее общие понятия морального сознания, разграничивающие нравственное и безнравственное. Они являются универсальной этической характеристикой всякой человеческой деятельности и отношений. Добро есть все, что направлено на созидание, сохранение и укрепление блага. Зло есть уничтожение, разрушение блага.

Исходя из того, что гуманистическая этика во главу угла ставит Человека, его уникальность и неповторимость, его счастье, потребности и интересы, главным критерием добра выступает все то, что способствует самореализации сущности человека , его самораскрытию, самовыявлению.Другим критерием добра и – одновременно – условием, обеспечивающим самореализацию человека, является гуманизм и все, что связано с гуманизацией человеческих отношений.

Таким образом, Зло и Добро противоположны по своему содержанию: в категории добра воплощаются представления людей о наиболее положительном в сфере морали, о том, что соответствует нравственному идеалу; а в понятии зла – представления о том, что противостоит нравственному идеалу, препятствует достижению счастья и гуманности в отношениях между людьми.

Особенности и парадоксы Добра и Зла

1. Всеобщий, универсальный характер добра и зла: под их «юрисдикцию» подпадают и человеческие отношения, и отношение человека к природе и миру вещей.

2. Конкретность и непосредственность добра и зла: они понятия исторические, зависящие от реальных, конкретных общественных отношений.

3. Субъективность добра и зла, которая проявляется в различных формах.

· Они не принадлежат объективному миру, а действуют в области человеческого сознания и отношений, посколькудобро и зло – понятия не только ценностные, но и оценочные;

· Разные субъекты в силу разницы в понимании, интересах, отношениях могут иметь неодинаковые представления о добре и зле;

· То, что для одного человека объективно выступает в виде добра, для другого является (или ему кажется, что является) злом;

4. Относительность добра и зла, также проявляющаяся в ряде моментов.

· Отсутствие абсолютного добра и зла в реальном мире (они возможны лишь в абстракции или мире потустороннем);

· Зло в одних условиях и отношениях может представать в виде добра в других условиях и отношениях.

· В процессе развития то, что было злом, может превращаться в добро и наоборот.

5. Единство и неразрывная связь добра и зла, которые не существуют как отдельные феномены. В действительности существуют реальные вещи, в которых, по принципу «ян» и «инь», заключаются и добро, и зло. Причем, в силу своей относительности, добро содержит в себе элементы зла; зло предполагает наличие добра.

6. Единство добра и зла – это единство противоположностей: они не только взаимополагают , но и взаимоисключают друг друга.

7. Взаимоисключение обусловливает постоянную борьбу добра и зла, которая выступает, таким образом, способом их существования, ибо борьба эта не может завершиться окончательной победой ни одной из сторон.

Проблема борьбы добра и зла

Взаимная непобедимость добра и зла не означает, что их борьба бессмысленна и не нужна. Смысл этой борьбы в том, чтобы всеми возможными средствами уменьшать «количество» зла и увеличивать «количество» добра в мире, а главный вопрос – какими способами и путями добиться этого. Основной спор ведется между сторонниками борьбы со злом с позиции силы и сторонниками этики ненасилия, базирующейся на идеенепротивления злу насилием. В нейненасилие рассматривается как наиболее действенное и адекватное средство противостояния злу, как единственно возможный реальный путь к справедливости,ибо все другие пути оказались не эффективными.

Этика ненасилия основывается на ряде аргументов.

Во-первых, отвечая на зло насилием, мы не побеждаем зло, так как не утверждаем добро, а напротив, увеличиваем количество зла в мире.

Во-вторых, ненасилие разрывает «обратную логику» насилия, порождающего эффект «бумеранга зла» (Л. Толстой), согласно которому содеянное тобой зло обязательно вернется к тебе.

В-третьих , требование ненасилия ведет к торжеству добра, поскольку способствует совершенствованию человека.

В-четвертых, не отвечая на зло насилием, мы противопоставляем злу не бессилие, а силу , ибо «подставить щеку» гораздо трудней, чем просто «дать сдачи».

Таким образом, ненасилие не поощрение зла и не трусость, но способность достойно противостоять злу и бороться с ним, не роняя себя и не опускаясь до уровня зла.

Сторонники насильственной формы борьбы со злом, не считая насилие позитивным явлением, приводят тем не менее свои аргументы.

Во-первых, насилие они расценивают, скорее, как вынужденную необходимость, чем как желаемое состояние. Главный их аргумент в защиту насилия – безнаказанность зла в условиях ненасилия.

Во-вторых, недостаток этики ненасилия ее противники видят в ее слишком идеализированном, на их взгляд, представлении о человеке.

Теория и практика ненасилия действительно акцентирует внимание на присущем человеку стремлении к добру, однако в основеконцепции ненасильственной борьбы лежит признание моральной двойственности природы человека единства в нем и доброго, и злого начал.Это предполагаетопределенную стратегию и тактику борьбы со злом, цель которой – усиление и приумножение добра . Насилие направлено на подавление или уничтожение противника, оно лишь временно заглушает конфликт. Стратегия и тактика ненасильственной борьбы направлена на устранение самой основы конфликта, что предполагает перспективу развития взаимоотношений. Сторонники ненасилия принимают на себя ответственность за зло, против которого борются, и приобщают «врагов» к тому добру, во имя которого ведется борьба.

– от влиятельности, авторитета, общественного положения или должности личности , принимающей решения.

СТРАДАНИЕ И СОСТРАДАНИЕ1

Во всех религиозных и философских учениях понятия «страдание» и «сострадание» определяются более или менее одинаково. Под страданием понимается физическая или нравственная мука, боль. Сострадание определяется как жалость, сочувствие, вызываемое несчастьем, муками другого человека. Однако вопрос о причинах и жизненном смысле этих состояний всегда был проблемным полем горячих споров и дискуссий.

Сложности и парадоксы страдания

1. Страдание – это чувство болезненного неудовольствия, которое мы испытываем, когда действительность не отвечает нашим желаниям. Исходя из этого, можно вывести, что источник страданий заключается или в наших желаниях, или в действительности: или наши желания дурны, злы и противоречат природе вещей; или наоборот, действительность настолько дурна и извращена, что это противоречит нашим добрым желаниям; или, наконец, наша собственная нравственная деятельность противоречит нашим возвышенным желаниям. Таким образом, вопрос о причине страданий связан, прежде всего, с проблемой добра и зла.

2. Вопрос о смысле страданий, скорее всего связан с вопросом о смысле жизни, о том основном предназначении, ради которого живет человек: насколько он следует смыслу своего жизненного пути или уклоняется от него. И если человек верит в ценность, цель, смысл своей жертвы и страдания, он способен на героические усилия. Но если он не видит смысла своих страданий, у него опустятся руки, ибо самое тяжелое в страдании – его бесцельность, бессмысленность. Таким образом, смысл страдания в том, служит ли оно смыслу бытия человека, самовыражению и самоутверждению личности.

3. В связи с этим встает вопрос о результате страдания: к чему оно приводит, не может ли оно давать результатов, которые оправдывали бы его. С этой точки зрения, положительно в страдании то, что оно может рассматриваться как школа жизни.

• Страдание, испытанное нами вслед за каким-либо нашим дурным поступком, учит нас правде и справедливости, подтверждая наличие нравственного закона в жизни.

• Страдание очищает душу: иногда человек сам ищет наказания, страдания, лишь бы успокоить свою совесть.

• Страдание облагораживает человека, являясь источником нравственных ценностей: оно приводит нас к вере, любви, духовной силе, делает нас снисходительными к другому, воспитывает чуткость к чужому горю, понимание человеческой души.

• Из страдания человек, как правило, выходит крепче, т.к. оно закаляет волю, развивает выдержку, настойчивость.

• Страдание не только делает лучше нас самих, но вырабатывает в нас способность делать лучше других, воздействовать на них.

4. Одна из основных задач жизни – умение побеждать страдание, овладевать им. В этом заключается истинная «мудрость о страдании». Принять жизнь – значит принять страдание, а уметь жить – значит уметь страдать. Реакция человека на страдание, модель его поведения зависит от понимания страдания и отношения к нему. В результате мы или бежим от него, или принимаем его. Варианты отношения к страданию могут быть разными:

а) страдание воспринимается как несправедливое, незаслуженное, не имеющее смысла, а состояние – как безысходное. В этом случае естественное стремление человека – бегство от страдания (формы этого бегства могут быть самые разные);

б) человек относится к страданию как заслуженному, более того, имеющему смысл: его отношением к страданию становится его принятие, которое тоже может быть разным;

в) одна из форм добровольного принятия страдания и, в то же время, противостояния ему – мученичество, ибо страдать во имя, ради кого-то или чего-то – значит победить страдание.

г) но подлинный способ преодоления страдания – это любовь и творчество, ибо они не только приносят забвение от мук страдания, но и помогают находить в нем источник радости.

Долг и совесть – личностные категории морального сознания: с их помощью общие социально-нравственные требования трансформируются в моральные проблемы конкретного индивида. Они образуют морально-психологический механизм cамoконтроля, тесно связанный с ответственностью личности .

Долг есть принятая личностью необходимость подчиняться общественной воле. Нравственный долг это превращение требований общественной морали в личный императив конкретного лица и добровольное его выполнение. Источником долга является общественный интерес. В долге он обретает повелительный характер, формируя нравственную обязанность индивида по отношению к другим людям и самому себе.Таким образом, долг не тождественен обязанности: простое исполнение обязанностей еще не есть долг в этическом смысле слова. Понятие долга обогащает сухое понятие обязанностей глубокой личной заинтересованностью в их исполнении, добровольным принятием и осознанием их необходимости. Таким образом, долг – это нравственная обязанность человека, выполняемая им под влиянием не только внешних требований, но и внутренних нравственных побуждений. Общество ожидает от человека не просто точного и беспрекословного выполнения своих обязанностей, но и личностного отношения к ним. Переживание требований долга в связи со своими интересами и приводит к появлению у человека осознания своего долга и чувствa долга.

Прикладная этикасовокупность принципов, норм и правил, выполняющих на основе этики нормативной практическую функцию научения людей должному поведению в конкретных ситуациях и в определенных сферах их жизнедеятельности. Сущность прикладной этики заключается, следовательно, в конкретизации общечеловеческих моральных норм и принципов применительно к данным ситуациям, для отдельных групп людей, с учетом специфики их жизнедеятельности.

Прикладная этика (ПЭ) аккумулирует в себе взаимодействие этической теории, моральной жизни и нравственного воспитания личности, разрабатывая специальные формы и технологии этих процессов и управления ими. ПЭ не просто использует теоретические этические наработки, а превращает их в специфическую, практически новую информацию, преобразованную для нужд конкретной деятельности или ситуации.

Специфичность ПЭ проявляется в ряде ее особенностей.

· По сравнению с общей этикой ПЭ более специализирована и поэтому более прагматична.

· ПЭ включает в себя не только собственно теорию морали, но и комплекс внеэтических знаний о морали – социологических, психологических, педагогических.

· ПЭ включает в себя сильный технологический аспект: она предполагает разработку способов и методов внедрения прикладного знания в практику в виде проектов, программ, эталонов, моделей, кодексов, представляющих в своей совокупности «опредмеченную силу» ПЭ.

· В процессе «приложения» происходит доразвитие общечеловеческих норм и требований этики.

«Практичность» ПЭ проявляется, прежде всего, в ее структуре.


Экологическая этика рассматривает нормы поведения человека как части экосистемы по отношению к окружающей среде;

Этика гражданственности разрабатывает нормы поведения человека как гражданина по отношению к обществу;

Этика межличностного общения описывает «уровни» и «барьеры» человеческих отношений, их принципы, правила и нормы;

Ситуативная этика вырабатывает практические рекомендации применительно к конкретным ситуациям и сферам человеческой жизнедеятельности и общения – как интимным (межличностным), так и публичным (массовидным). Ситуативным является и этикет.

Профессиональная этика – система моральных принципов, норм и правил поведения специалиста с учетом особенностей его профессиональной деятельности и конкретной ситуации. Она должна быть неотъемлемой составной частью подготовки каждого специалиста. Содержание любой профессиональной этики складывается из общего и частного .

Этика делового общения занимает особое место в системе ПЭ. Во-первых, по сравнению с другими видами она максимально «технологизирована». Во-вторых, по своему статусу, значению и формам она включает в себя и нормативную, и ситуативную этики. В-третьих, она может выступать и в роли самостоятельной профессиональной этики (для менеджеров и предпринимателей), и в качестве элемента этики других профессий.

Предлагаемое структурирование ПЭ не является жестким и однозначным: оно носит условный характер, а отдельные ее «виды» (элементы, стороны) взаимопроникают и переплетаются друг с другом.

6. Экологическая этика: человек и природа

В последнее время в системе отношений, регулируемых моралью, особое место стало занимать отношение человека к природе В этих условиях перед этикой встала задача расширения традиционного предметного поля морали за счет включения в него природы как равноправного субъекта, что вызвало к жизни становление новой отрасли этического знания экологической этики .Будучи по своей сути нормативной, экологической этика проявляет себя как ситуативная, например, в конкретных ситуациях личного или производственно-экономического отношения человека к природе. Одновременно она затрагивает и отдельные стороны профессиональной, в частности, биомедицинской этики. Новый тип экологической ментальности NewEnviromental Paradigm – расширяет диапазон господствующих моральных принципов до отношения человека к природе, вырабатывает нравственные нормы его поведения как в «человеческих», так и в «нечеловеческих» ситуациях. Это еще в большей степени делает человека Человеком, в полной мере реализующим свою родовую сущность: человеком, способным, отрешившись от собственного антропоэгоизма , проявлять Любовь и Уважение к Иному, Ответственность перед Иным.

В долгой истории отношения человека к природе прослеживаются две противоположные нравственно-этические традиции: «традиция управления» и «традиция сотрудничества» .

Нравственные основы «традиции управления» состоят в признании человека управляющим вверенной ему природой, несущим ответственность за все свои действия и их последствия. При этом ответственность, в свою очередь, предполагает бережное и заботливое отношение к природе. Вместе с тем очевиден антропоцентрический характер этой традиции: ответственность человека следует не из учения о человеке как о «части» природы, а из провозглашения особой миссии, особого назначения человека. Поэтому на практике «управление» и вытекающее из него «господство» легко перерождаются в «деспотизм », предполагающий право на произвол человека в отношении к другим живым существам..

Начало «традиции управления» в западноевропейской культуре положило антично- христианское высокомерие» по отношению к живым существам – «не-людям ». Но все больший вес идеи безоглядного «пользования природой» и установления господства над всем живым на Земле приобретают в Новое время. Тогда же начинается внутреннее перерождение этой традиции, состоящее в переходе от сохранения, улучшения, вдумчивого преобразования природы к ее радикальной переделке согласно заранее сконструированным проектам. Начиная с Нового времени «традиция управления» поступательно эволюционировала в направлении «деспотически-утилитаристского » отношения к природе , которое сегодня называется «деспотическим антропоцентризмом » .

Параллельно деградирующей «традиции управления» в отношении к природе развивалась другая традиция – «традиция сотрудничества».

Нравственные основы «традиции сотрудничества» предполагают, что человек призван совершенствовать природный мир и раскрывать его нереализованные возможности, которые не могут выявиться и раскрыться сами по себе, без творческого содействия человека. В основе этой традиции лежит неутилитарное и неинструментальное отношение к миру, благодаря которому преодолевается жестокое отношение «традиции управления» к «не-людям», а также неравноправие человека и природы, ведущее к нравственному оправданию господства над ней. «Освобождение природы» или «освобождение животных» от физического и морального подавления сторонники «традиции сотрудничества» считают необходимыми составляющими экологической гармонизации и нравственного обновления самого человека, так как «сотрудничество» предполагает взаимность и нравственную основу.

В современных терминах такой подход называется «коэволюцией», что обозначает процесс совместного развития биосферы и человеческого общества. Концепция коэволюции природы и общества предполагает оптимальное соотношение интересов человечества и всей остальной биосферы, взаимно скоординированное развитие человека и природы, при котором совершенствование природы нуждается в тщательной работе человека с ее возможностями. Коренное изменение морально-эстетической оценки природы, соответствующее коэволюции общества и природы, состоит в том, чтобы видеть в природе ценность культуры . Гуманизм человека должен в той же мере проявляться в отношении к природе, как и в межчеловеческих отношениях.

Новое отношение к природе реализуется в процессе становления экологической этики, которая предполагает формирование нового типа морального сознания – энвайронментального сознания, синтезирующего глобальное видение мира с подлинно гуманистическими ценностями. В основе формирования экоэтики лежит переход от «старого» принципа регуляции отношений человека и природы – антропоцентризма, который, считая Человека единственным и высшим критерием в шкале ценностей, высокомерно ставил его в центр и над Природой, к новому, не-антропоцентристскому подходу. Не-антропоцентристские концепции выдвигают как высшую ступень в шкале ценностей не человека, а гармоничное и равноправное сообщество людей и всех других живых и неживых компонентов природы. В не-антропоцентристской парадигме, в зависимости от приоритетов ценностей, выделяется ряд направлений:

· Моралисты, включающие в систему этической регуляции только лишь чувствующих животных, составили направление пассиоцентризма (сентиецизма) .

· Сторонники соблюдения прав всего живого (биоса) на основе признания Жизни как высшей ценности называют себя биоцентристами .

· Экоцентризм , или «глубокая экология» предполагает холистическое (целостное) признание приоритета природы в рамках отношений «человек-природа».

Отношения человека и природы в их историческом развитии и структурном срезе схематично могут быть представлены следующим образом:


АНТРОПОЦЕНТРИЗМ КОНЦЕПЦИЯ КОЭВОЛЮЦИИ

утилитаризм господство деспотизм ЭКОЦЕНТРИЗМ БИОЦЕНТРИЗМ


ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БИОЭТИКА

ЭТИКА

Предмет экологической (энвайронментальной) этики – это, прежде всего, отношение Человека к Природе , предполагающее, в то же время, и его отношение к самому себе: противопоставление себя окружающей среде или включение в нее. Экологическая этика – это не этика отдельной личности или даже общества, основанная на экологических императивах культуры. Это – универсальная этика человеческой деятельности. Ее ценностно-мировоззренческой основой выступают отка з от «эгоцентризма» и признание существования «благорасположенных» к человеку природных сил. Их «одухотворение» делает возможным нравственно-человеческое отношение к природе.

Нравственный смысл экологической этики, как считает один из ее основоположников Альдо Леопольд , – формирование нравственных ценностей и критериев вокруг двух стержней: чувства времени, перешагивающего рубеж одного человеческого поколения и предполагающего заботу о природных условиях существования будущих поколений, и чувства любви и сострадания к природе.

1. Обращенность в будущее базируется на ряде специфических моральных принципов, норм и ценностей, которые должны лежать в основе наших обязательств перед будущими поколениями, имеющими право на достойную жизнь. Это, в частности:

· принцип хронологической объективности, который запрещает игнорировать интересы индивидуумов из-за их временного, пространственного или идеологического отдаления;

· понятие «долг перед потомками», предписывающее: действие, совершаемое в соответствии с моральным долгом, является наиболее ценностным из всех возможных действий;.

· нормы–императивы диалога с будущим, включающие в себя:

необходимость отказа от любых действий, которые могут подорвать возможность существования будущих поколений;

приоритет ответственности перед потомками при принятии решений, касающихся здоровья человека и состояния природной среды;

недопустимость ущерб интересам будущих поколений в интересах ныне живущих людей.

2. Любовь к природе выступает как внутренний отклик души человека на красоту, гармонию природы в целом – то, что остается за пределами научного познания. Такая любовь возможна, если человек не одержим жаждой самоутверждения, покорения природы, получения от нее максимальной прибыли, а стремится понять природу вплоть до взаимопроникновения с ней. Для «любви к природе» необходимо, чтобы «не-человеческий субъект» признавался источником любви, равным субъекту человеческому. Проблема в том, что такая любовь должна быть взаимна, а в нынешней ситуации конфликтных взаимоотношений человека и природы у нас слишком мало оснований рассчитывать на это. Поэтому предварительным условием того, чтобы любовно-творческое отношение к природе стало реальностью, выступает совершенствование самого человека как нравственной личности.

Основная задача экологической этики в этой связи – создание ясных и четко выраженныхморальных ценностей. При этом фундаментальной проблемой становится вопрос: должны ли принципы экоэтики основываться на признании независимости и внутренней самоценности природных целостностей, или их ценность определяется в зависимости от человека и его потребностей?

Антропоцентризм считает, что каждый биологический вид должен оцениваться только с позиции его целесообразности или полезности для человека (утилитаризм). Не-антропоцентрическая точка зрения исходит из многомерности мира, каждый объект которого неповторим и представляет собой определенную ценность – безотносительно от его пользы для человека. Поэтому человек не вправе решать с позиции пользы и целесообразности вопрос о ценности или праве на жизнь того или иного биологического вида. Он должен не допускать потерь в биоразнообразии, заботясь о сохранении всех видов и объектов природы.

К сожалению, признание «внутренней ценности» природных систем на сегодняшний день не стало еще необходимым и достаточным условием отношения человека к природе. Но исключительно человеко-центристские цели не могут и дальше оставаться основанием экологической политики человечества. Только ценность природных систем , определяемая на основе широкого «человеческого» подхода (включающего эстетические, моральные, экологические и другие факторы), может быть основанием современного «нравственно-понимающего» отношения к природе, которое, в свою очередь, требует коренного пересмотра традиционных этических принципов и императивов и формирования новых.

Основные принципы и императивы современной экологической этики включают в себя:

1. Принцип экологизации морали , требующий:

- детерминации отношения людей к природным объектам не материально-экономическими, правовыми или административными предписаниями, а нравственными нормами и принципами;

- экологизации «традиционных» моральных норм и принципов, в частности, долг и совесть по отношению к природе уже сегодня приобретают форму «экологического долга» и «экологической совести»;

- появления новых моральных ценностей, исключающих «старые» принципы полезности и целесообразности;

- образования единой нравственно-экологической ответственности, сфера действия которой должна быть расширена от производственно-профессиональных требований до бытового природопользования;

- постепенной, сложной и длительной перестройки морального сознания, которой должны способствовать нравственно-экологическое воспитание и просвещение.

2. «Экологический императив» – принцип, предъявляющий объективные требования, «повеления» людям, ответственным за использование достижений научно-технического прогресса.

Он предполагает: необходимость учитывать уязвимость природной среды, не допускать превышения ее «пределов прочности», вникать в суть свойственных ей сложных взаимных связей, не вступать в противоречие с природными закономерностями, чтобы не вызвать необратимых процессов.

1. Принцип «благоговения перед жизнью» есть принцип личности, которая может реализовать себя только в индивидуальном выборе на основе формулы А. Швейцера: «Я – жизнь, которая хочет жить… среди жизни, которая хочет жить ».

Этот принцип требует «относиться с благоговением к каждому живому существу и уважать его как собственную жизнь… Сохранять жизнь, двигать ее вперед, доводить развивающуюся жизнь до высшей ступени – значит … делать добро; уничтожать жизнь, мешать жизни, подавлять развивающуюся жизнь – значит… делать зло. Это необходимый, абсолютный, основной принцип морали… Следовательно, этика благоговения перед жизнью заключает в себе все, что можно обозначать как любовь, самопожертвование, сострадание, соучастие в радости и стремлении… Поистине, нравственен человек только тогда, когда он повинуется внутреннему побуждению помогать любой жизни, которой он может помочь и удерживается от того, чтобы причинить живому какой-либо вред». При таком подходе подлинно нравственный человек испытывает побуждение выказывать равное благоговение как по отношению к собственной воле и жизни, так и по отношению к любой другой. Только такое отношение может стать основой равноправного диалога человека с природой.

4. Принцип субъект-субъектных отношений человека и природы, вытесняющий традиционные отношения, в которых природа выступает как объект, принципиально иными, необходимыми для установления такого диалога. Этико-методологическим основанием данного принципа выступает ориентация на общение человека с миром природных явлений как с Иным субъектом, независимо от того, существует или нет в действительности этот Иной сознательный субъект и верит ли человек в реальность его существования. Принятие «нравственной субъектности» соприродного и сверхприродного Иного позволяет поставить ряд вопросов:

· нельзя ли предложить этому «нравосубъектному» Иному определенную систему правил взаимоотношений с человеком, и будет ли Оно руководствоваться ими?

· вправе ли человек ожидать от нравосубъектного Иного (биосферы, техносферы, космосферы и т. д.) гуманного отношения к себе, если сам перенесет на Него действие принципа гуманизма? Будет ли Оно «соблюдать» требование «Не навреди человеку!» – по крайней мере, в ответ на его действия, не вредящие ей?

· гуманно ли по отношению к Человеку применять принцип гуманизма к соприродному или сверхприродному Иному? Не будет ли возвышение ценности преобразуемых природных систем до уровня ценности человеческой жизни означать низведение последней до их уровня?

· если Оно не будет приносить людям зла в ответ на их гуманное отношение, имеет ли вообще смысл выдвигать Иному те или иные нравственные требования?

· в связи с этим правомерно ли ставить вопрос о «нравственное воспитании» и совершенствование не только «человеческого», но и Иного, природного мира?

Свобода и морально-экологическая ответственность человека в его взаимодействии с природой определяются степенью познания им социоприродных закономерностей и возможного овладения и «манипулирования» ими. Понятие экологической свободы предполагает возможность, способность и моральную готовность личности действовать в и по отношению к природной среде своего обитания в соответствии с мерой собственной экологической культуры. Таким образом, экологическая свобода определяется морально-экологической ответственностью, которую можно рассматривать как осознание человеком необходимости экологической деятельности, ориентированной на учет принципа коэволюции общества и природы и дальнейшую гармонизацию их взаимодействия. В таком понимании морально-экологическая ответственность выступает и как мера исторической ответственности , ибо она характеризует принятие решений, реализация которых имеет кардинальное значение для исторического процесса в целом. Одной из форм морально-экологической ответственности являетсядолг людей перед природой, который И. Кант рассматривал как косвенный долг человека перед самим собой и перед другими людьми.

Морально-экологическая ответственность базируется на следующих принципиальных постулатах:

– необходим переход от «модели преобладания» к «модели сосуществования» человека и природы, предполагающий установление устойчивого равновесия между нашим современным существованием и экосистемным прошлым;

– новая концепция охраны окружающей среды должна включать в себя защиту среды обитания и «братьев наших меньших» не столько для человека, сколько от человека;

– необходимо научиться управлять «животным», которое находится внутри нас, для чего мы должны развивать в себе такие качества как самоограничение, ответственность, честность, справедливость; укреплять веру в такие ценности, как любовь, альтруизм, взаимопомощь, права человека и права Иного живого;

– следует стремиться сглаживать конфликты и примирять экономику и производство с экологией, оценивая и то, и другое моральными критериями.

Экоэтика, биоэтика, биомедицинская этика: статус и проблемы

В структуре прикладной этики особое место занимают биоэтика и биомедицинская этика . Будучи самостоятельными отраслями этики, они «принадлежат» одновременно экологической этике, которая играет роль их методологического основания . В свою очередь, между биоэтикой , биомедицинской и медицинской этиками устанавливаются сложные отношения, определяющиеся рядом обстоятельств.

Биоэтика охватывает биомедицинскую и медицинскую этики и, будучи шире их, простирается за их пределы. Во-первых, она рассматривает проблемы ценностного характера, свойственные всем профессиям, связанным с Живым, включая профессии биологов, медиков и смежные с ними. Во-вторых, она простирается на все биомедицинские исследования вне зависимости от того, имеют ли они прямую связь с лечением больных. В-третьих, она включает широкий спектр социальных вопросов, связанных с общественным здравоохранением, безопасностью труда, этикой контроля за популяционными процессами. В-четвертых, она выходит за рамки жизни и здоровья человека, касаясь проблем существования животных и растений, вопросов экспериментирования на животных и соблюдения экологических требований. В-пятых, биоэтика не ограничивается только исследованиями, а в значительной степени ориентирована на процессы принятия решений, и поэтому в целом является не только областью познания, но и сферой оценки практического действия. При этом речь зачастую идет о решениях этического характера, на которых реально строится медицинская практика.

Медицинская этика является этикой по преимуществу профессиональной и потому – корпоративной. Преобладающее внимание она уделяет правам и обязанностям врача по отношению к пациентам, а также нормативному регулированию взаимоотношений внутри медицинской профессии. При этом неявно полагается, что врач обладает всей полнотой не только специальной, «технологической», но также и этической компетенции.

Современная биомедицинская этика также отличается – как от биоэтики, так и от традиционной медицинской этики. Прежде всего, она включает в себя круг проблем, выходящих за рамки и биоэтики, и медицинской этики: это, например, проблемы трансплантации, эвтаназии, суицида, проблемы психической «нормы» и патологии и ряд других «открытых» проблем. Кроме того, биомедицинская этика решает свои вопросы не на корпоративной, а на значительно более широкой основе. Онаопирается на фундаментальные положения экологической этики и биоэтики , но прежде всего – на те общечеловеческие ценности , которые выработаны социумом и обретают особый смысл и специфику в профессиональной деятельности медика и биолога.

Появление всех этих новых этик лежит в русле современных этических тенденций, причем возможность, пусть условно, разделить их «сферы влияния», позволяет тем самым определить их статус и иерархию , в которой места и зависимости могли бы распределиться, на наш взгляд, следующим образом:

· экологическая этика , предметом которой выступают наиболее фундаментальные принципы и проблемы нравственных взаимоотношений в триаде «Человек – Природа – Общество» и где все участники взаимодействия рассматриваются как автономные моральные субъекты, включает всю Природу – живую и неживую – в круг своих заботы, внимания и взаимности;

· биоэтика , главным принципом которой выступает швейцеровский принцип благоговения перед жизнью, ориентирует человека и общество на выработку и установление нравственно-понимающего отношения к Жизни вообще и любому Иному Живому, на заботу о правах биоса;

· биомедицинская этика, предметом которой выступает нравственное отношение общества в целом и профессионалов (медиков и биологов) к Человеку, его жизни, здоровью, смерти, ставит перед собой задачу сделать их охрану приоритетным правом каждого человека;

· медицинская этика, включающая традиционные установки медицинской деонтологии , практически выступает составной частью биомедицинской этики и регулирует, в основном, «человеческие отношения» в медицине по вертикали («врач–больной») и по горизонтали («врач–врач»).

В этой системе биомедицинская этика должна опираться на фундаментальные положения экологической этики и биоэтики , которые составляют ее методологическую основу , но прежде всего – на те общечеловеческие моральные ценности , которые выработаны социумом, составляют основу всей его жизнедеятельности, но обретают свою специфику в деятельности медика и биолога.


Общечеловеческие моральные ценности

Статус биомедицинской этики в иерархической системе прикладной этики, а также необходимость соблюдения прав человека на охрану своего здоровья позволяют очертить круг проблем , которыми призвана заниматься биомедицинская этика. Это, прежде всего:

· проблемы моральных ценностей в профессиональной деятельности медиков и биологов;

· нравственные коллизии в конкретных ситуациях, возникающих в процессе биомедицинских исследований и лечения больных;

· этические проблемы межличностных человеческих отношений в системе вертикальных и горизонтальных связей в сфере медицины.

В первом круге проблем, касающихся специфики проявления в деятельности медицинского работникарегулирующей функции общечеловеческих моральных ценностей, выделяется два этических аспекта.

Во-первых, это проблема активного включения в лечебную практику в качестве руководства к действию свода высших общечеловеческих моральных ценностей, представленных такими этическими категориями, как Добро и Зло, Страдание и Сострадание, Долг и Совесть, Честь и Достоинство, Свобода и Ответственность. Преломленные сквозь призму профессиональной деятельности врача эти ценности обретают особую специфику, что зачастую приводит к кардинальному рассогласованию их восприятия и оценки «обычными» людьми и медицинскими работниками. Так, добро и зло особенно наглядно проявляют в сфере медицины свои относительность и нерасторжимую связь; страдание и сострадание демонстрируют иногда неизбежность и даже полезность первого и сомнительное значение и опасность второго; свобода обеспечивает медику и биологу-исследователю право на риск, а поэтому и на ошибку, но и налагает на них особо высокую ответственность.

Во-вторых, это необходимость однозначного определения сущности и признаков Жизни и Смерти человека как высших базовых ценностей. Решение этой задачи, которое должно стать делом совокупных усилий медиков, философов, этиков, представителей религиозных конфессий, даст возможность определиться в решении другого вопроса – о праве человека на достойную жизнь и столь же достойную смерть. А это, в свою очередь выступает необходимым основанием деятельности трансплантологов, реаниматологов, акушеров-гинекологов и других специалистов.

Второй круг проблем биомедицинской этики связан со спецификой, развитием и современными достижениями медицины, которые проявляются каждый раз в конкретных, неповторимых ситуациях и сказываются на определенной человеческой судьбе. Биомедицинская этика как раз и призвана выявить и проанализировать моральные стороны конкретных медицинских ситуаций – казусов, порождающих многие из следующих «открытых» проблем:

· проблема эвтаназии – ставшая особенно актуальной в результате достижений медицины по продлению жизни человека, а значит и его страданий;

· проблемы реанимирования (принятие решения о необходимости, длительности или прекращении) и связанной с ней трансплантации органов (выбор донора и рецепиента – морально-правовой аспект);

· проблема критериев нормы и патологии человека и человеческого зародыша;

· нравственно-правовые проблемы искусственного оплодотворения и прерывания беременности ;

· проблема возможных последствий любых медико-биологических, особенно генетических, исследований и экспериментов на человеке; определение меры ответственности и возможной степени риска исследователя.

Третий круг этико-медицинских проблем – это проблемы межличностных человеческих отношений в системе вертикальных связей (отношения «врач – больной») и горизонтальных связей (в медицинском коллективе) в сфере медицины. Здесь перед биомедицинской этикой также встает ряд пракических задач, решение которых во многом зависит от моделей отношений, складывающихся в процессе взаимодействия между медиками-профессионалами и обычными людьми. В деонтологии известны две основных модели этого взаимодействия: традиционная – патерналистская иболее современная – автономная. Патерналистская основана на том, что поскольку «благо больного – высший закон» для врача, то всю полноту ответственности за принятие клинических решений врач берет на себя. Автономная модель исходит из приоритета моральной независимости пациента и признание его права на решение своей судьбы.

Необходимость перехода от традиционной патерналистской деонтологии к признанию автономности личности пациента, к «сотрудничеству» с ним предполагает решение ряда конкретных задач-этапов:

· Определение уровня автономности и прав пациетов, в том числе, психически больных и лиц с девиантным поведением (наркоманов, алкоголиков и др.); здесь возникают сложные, трудно разрешимые проблемы, например, возможность предоставления такому больному права на отказ от лечения, принятие закона об эвтаназии и др.

· Введение в медицинскую практику принципа «информированного согласия», что предполагает совместное с пациентом принятие решений, касающихся его лечения или участия в медико-биологических исследованиях.

· Пересмотр некоторых традиционных норм медицинской деонтологии (положения о врачебной тайне, принципа «не навреди» и др.), поиск инвариантных решений, необходимость определения своего отношения к новым деонтологическим подходам в новых условиях, в частности, в условиях компьютерной и телемедицины, платного здравоохранения и др.

Список проблем биомедицинской этики можно было бы продолжить. Ясно одно: их решение – или хотя бы подходы к решению – совершенно необходимы как практическому врачу и биологу-исследователю, которые сегодня зачастую действуют на свой страх и риск, на уровне личной нравственной культуры, или вынуждены попросту обходить многие из них, так и «не-медикам» – обычным людям, которых жизнь сталкивает с медициной в обыденных, а иногда и самых невероятных ситуациях.

7. Деловая этика

Традиционным в отношении к этике делового общения был прагматизм, строившийся на расчете и ориентации на прибыль. Для него характерно отрицание необходимости этики и морали в деловых отношениях, хотя обоснования и аргументация в этом вопросе могли быть разными.

- Утверждалось, что положительной нравственной роли в обществе бизнес не играет, напротив, развращает и «расчеловечивает» отношения между людьми, а в самом бизнесе с этикой считаться невозможно, это бессмысленно и даже вредно для дела. Конечно, многие деловые люди всегда следовали и следуют таким этическим нормам, как честность, порядочность, обязательность, поскольку без этого цивилизованный бизнес невозможен. Однако они не считают себя обязанными предотвращать чей-то ущерб, или заботиться о чьей-то безопасности, если это вредит интересам дела.

- Если у предпринимателя, менеджера, сотрудника фирмы и существуют какие-либо моральные обязательства, то они диктуются заботой только и непосредственно о «своей» фирме, ее прибыли и процветании. Никаких этических обязательств перед «другими» и «чужими» сотрудник не несет.

- Некоторые представители деловых кругов вообще расценивают роль этики в бизнесе как деструктивную, т.к. она якобы угрожает организационной гармонии производства и его экономической эффективности. Многие убеждены, что именно нравственные нюансы приводят к конфронтации, взаимным упрекам и обвинениям, а разговоры о нравственности уводят в сторону от решения собственно деловых проблем, снижают эффективность управленческой гибкости. При этом обращение к моральной аргументации расценивается иногда в деловых кругах как признак бессилия, неспособности решить проблему профессиональными средствами.

Конечно, наиболее прогрессивные представители делового прагматизма признают роль корпоративной этики, но рассматривают ее как инструмент повышения эффективности и успеха предприятия. Многие из них понимают, что нравственная культура не только поддерживает рентабельность компании, но и является необходимой предпосылкой получения прибыли и стратегии выживания в конкурентной борьбе. Но этичное поведение выступает здесь не как цель, а как средство достижения успеха. При этом этика должна еще пройти «тест на успех», и если она не выдержит проверки, от нее можно и отказаться. Как видим, деловой прагматизм, по сути, ведет к отрицанию роли этики в бизнесе и предпринимательстве: от нее либо отказываются вообще, либо «обходят» и игнорируют, либо «терпят» ее, пока она полезна или не вредит успеху дела.

Сегодня в деловых отношениях Запада все большую популярность приобретает новая – так называемая метракорпоративная модель деловой этики, в которой корпорация (объединение, фирма, предприятие) рассматривается как «материнский» («метра») общественный институт. И поэтому роль этики здесь видится не только в максимизации прибыли и оптимизации производства, но и в том, что корпорация заботливо, «по-матерински» регламентирует эту деятельность, направляя, стимулируя или ограничивая ее с учетом как собственных интересов, так и интересов других людей. Эта регулятивная функция новой этики деловых отношений проявляется в форме моральной ответственности , содержание которой определяется спецификой конкретной отрасли. Основнойморальный долг предприятия (фирмы, учреждения) метракорпоративная этика деловых отношений видит в служение обществу, которое в конечном итоге проявляется в их участии в социальных, культурных, благотворительных проектах, в обеспечении общественного прогресса.

С позиций метракорпоративной этики моральный долг требует служить:

– клиентам и потребителям, удовлетворяя их запросы и пожелания, заботясь о максимально возможном снижении цен (!) и повышении качества продукции;

– собственным сотрудникам, соблюдая их интересы, стремясь к повышению их доходов, способствуя гуманизации их труда, заботясь о сохранении рабочих мест;

– вкладчикам капитала (инвесторам), обеспечивая им доход и вознаграждение за риск, выступая в роли «опекуна» вкладчика;

– обществу, обеспечивая жизнеспособность окружающей среды, используя получаемые средства на благо общества, внедряя новые методы научного управления, способствуя техническому прогрессу.

Подобное нравственное служение, составляющее суть метракорпоративной этики, касается всех. Каждый на своем месте призван служить: обществу, коллегам, клиентам, пациентам, покупателям, вкладчикам. От руководства требуется такое же «служения» нам, что предполагает:

– внимание к личностным особенностям, точке зрения, потребностям, интересам, настроению сотрудника;

– предоставление ему возможности свободного раскрытия и реализации собственной индивидуальности;

– защита его от необоснованных вмешательств со стороны: защита частной сферы его жизни, его личных данных;

– гарантия социальных и профессиональных прав личности;

– отсутствие дискриминации и соблюдение равноправия отношений по национальным, возрастным, половым и др. основаниям;

– справедливая оплата труда – одинаковое вознаграждение за одинаковый труд;

– обеспечение и признание сферы персональной ответственности сотрудника;

– уважение и оценка профессионализма при выполнении им своей работы;

– привлечение сотрудников к управлению предприятием.

Только соблюдение требований «служения» метракорпоративной модели отвечает требованиям современной деловой этики, создавая необходимые условия для положительной мотивации работника к труду.

Положительная мотивация к труду обеспечивается, прежде всего,удовлетворенностью человека своим трудом, которая, в свою очередь, выступает необходимым условием успеха , к которому стремится каждый. Что же приносит человеку удовлетворение в процессе труда? Это:

– интересная, увлекательная работа;

– работа с коллегами, уважающими вас;

– одобрение и стимулирование вашей хорошей работы;

– возможность самосовершенствования;

– общение с людьми, разделяющими ваши идеи об улучшении работы;

– возможность действовать самостоятельно, а не только исполнять приказы;

– возможность видеть результаты своего труда;

– работа под руководством достойных, квалифицированных, уважаемых людей;

– работа, требующая напряжения сил;

– доступ к информации, касающейся вашей работы и фирмы в целом.

Реализация этих ожиданий возможна при соблюдения в руководстве наукой, производством, любой сферой 15 критериев организации труда :

1. Все действия и требования должны иметь определенный смысл, особенно у тех, кто ждет этого от других.

2. Большинству людей удовлетворение приносит чувство личной причастности к результатам работы, особенно когда ваши действия важны для кого-то конкретно.

3. Каждый на своем рабочем месте стремится проявить свои способности и показать свою компетентность.

4. Человек стремится выразить себя в результатах своего труда; желательно, чтобы эти результаты получили имя своего создателя – работника или группы.

5. Каждый сотрудник имеет собственную точку зрения на то, как лучше организовать работу, и рассчитывает, что его предложения будут рассмотрены и одобрены.

6. Людям нравится ощущать свою значимость.

7. Отсутствие признания приводит к разочарованию. Каждый сотрудник вправе рассчитывать на признание и поощрение – и материальное, и моральное.

8. Сотрудникам не нравится, когда решения, касающиеся непосредственно их, принимаются без их ведома, без учета их знаний и опыта.

9. Каждый сотрудник нуждается в оперативной информации о качестве собственного труда, чтобы своевременно внести коррективы в свои действия.

10. Если доступ к информации затруднен или она поступает несвоевременно, сотрудник считает, что его недооценивают, и это снижает его трудовую активность.

11. Контроль со стороны руководителя, как правило, неприятен. Поэтому старайтесь заботиться о максимальном самоконтроле.

12. В процессе работы человек стремится приобрести новые знания. Поэтому предъявляйте к нему повышенные требования, дающие шанс дальнейшего развития.

13. Сотрудник отрицательно реагирует, если полученные им высокие результаты в работе приводят лишь к тому, что его еще больше загружают, а не поощряют.

14. Очень важно, позволяет ли работа быть «самому себе шефом», дает ли она работнику свободное пространство для инициативы при сохранении индивидуальной ответственности.

15. Каждый человек стремится к успеху. Успех – это реализованная цель, в достижение которой он вложит максимум сил и энергии.

Эти 15 условий, создающих положительную мотивацию к высокопроизводительному труду, во-первых, нацелены на реализацию гуманистической идеи самовыражения личности , базирующейся на том, что человек способен сам устанавливать для себя задачи, находить пути их решения и контролировать себя. Во-вторых, все они способствуют достижению успеха, выступающего главным ориентиром, целью и моральной ценностью деловых отношений.

Этика Успеха

В современных деловых отношениях стремление к успеху рассматривается как важнейшая жизненная установка, а сам успех выступает в качестве базовой, фундаментальной категории. Вместе с тем, в традиционной классической этике слабо просматривается сама идея Успеха . Необходимость способствовать развитию моральной философии, соответствующей потребностям развития современного общества, обусловливает появление в рамках прикладной этики нового направления – этики успеха .

Что же представляет собой этика успеха ? Сущность ее прослеживается в ряде характерных для нее особенностей . Это:

– ориентация на нравственно-позитивную ценность успеха , подтверждаемую как общественным признанием потребности личности в уважении, чести, славе, так и удовлетворенностью «победителя» результатами собственной самореализации;

– риск в сфере морального выбора , допускающий как возможность превышения «среднего» уровня порядочности, так и возможность отклонения от моральной нормы «вниз», в сторону вседозволенности и цинизма;

– успешное преодоление опасностей и соблазнов «грязной игры» (например, стереотипное отношение к политике и бизнесу как «грязному делу») и достижение желаемого успеха вследствие «честной игры», «игры по правилам», при условии, что эти правила соотнесены с общечеловеческими ценностями и являются атрибутами этики гражданского общества;

– достижение высоких результатов в состязательности при отрицании казарменного коллективизма и профессионального гипериндивидуализма;

– ее служение (если этика вообще кому-либо «служит») не только «новым русским» / «новым белорусам», а «общему благу всех».

Выявить сущность этики успеха помогают также вопросы, касающиеся функциональной характеристики успеха:

- следует ли включатьУспех в диапазон альтернатив морального выбора , составляющих ценностный контекст гражданского общества?

- как соотносятся с ориентацией на успех этика любви и этика долга? И как – социологизированные модели авторитарной этики и философия недеяния с ее уклонением от ориентации на успех?

– насколько «безопасна» идея успеха: ставит ли онаморальные пределы своей «внедренческой активности» и возможному монополизму в ситуации выбора идей?

Идею успеха следует рассматривать, в первую очередь, как идею моральную . Она касается тех ценностей и норм, которые конкретизируют моральные абсолюты, развивают их в различных сферах делового и жизненного успеха. В основе этики успеха лежит создание и культивирование в современных условиях норм и правилновой рациональной морали. Следуя этим нормам, индивиды могут во все большей степени служить удовлетворению потребностей других людей, расширяя границы человеческого сотрудничества, обеспечивая некоторое единство в сообществе. При этом принципы и нормы взаимной выручки, солидарного и бескорыстного поведения, товарищества и братства, на которых строилась «старая» мораль, не становятся излишними и не востребованными в новых конкурентно-соревновательных отношениях между людьми. Просто «старая» мораль претерпевает изменения, необходимые в условиях современных публичных отношений. Универсальные нормы и ценности рациональной морали, обязательные для всех, кто вступает в эти отношения, независимо от того, выгодно ли это лично ему или нет, призваны утвердить такой порядок, который основан на постоянном и добровольном сотрудничестве при строгом соблюдении правил «честной игры» (политической, хозяйственной, социальной и т.п.).

Таким образом, этика успеха выступает не как некий «гуманистический намордник», надетый на своекорыстный интерес, а как способ соотнесения своих и чужих интересов, являющийся одновременно гарантом от произвола нравственных чувств и эмоций. В современном мире, на «рыночной площади», в политике, в профессиональной деятельности люди действуют, определяя свои жизненные стратегии вполне самостоятельно. И сориентированы они при этом на жизненный и деловой успех. «Репертуар» же их выбора определяется широтой их гражданского кругозора и собственной неповторимостью. Их мораль уже не выражает духа беззаветной (и безрассудной) любви к ближнему и коллективистской сплоченности, но базируется на этике ответственности, которая требует не столько доброжелательности и симпатии, сколько беспристрастности и уважения между членами гражданского общества.

Не столько мотивы поступка и характер намерений, сколько позитивные результаты – таков критерий добра и зла с точки зрения этой этики. Но поскольку ориентирующийся на успех человек как бы «обречен» приносить пользу другим, даже не испытывая расположения к ним, а лишь проявляя почтение к своему долгу (в том числе и профессиональному), то его мотивы следования нормам рациональной морали вполне могут быть названы «бескорыстным достижительством». Ибо рациональная мораль и этика успеха способствуют достижению равновесия пользы и добра, утилитарного и бескорыстного путем обуздания неуемной жажды скорого и неправедного обогащения, бесконтрольной власти и т.п.

Таким образом, этика успеха – это совокупность/система продвинутых ценностей и норм, мотивирующих и регулирующих деятельность человека, ориентированного на успех, обретаемый с помощью трудовых, профессиональных, организационных, финансовых, культурных и иных социально значимых достижений.. В эпицентре такого мотивационно-нормативного комплекса лежит генеральная жизненная норма–идеал : стремиться к успеху и добиваться успеха! – на всех без исключения поприщах специализированной деятельности (рынок, политика, право, наука, медицина, управление, частная жизнь).

Возможность включения этого идеала, основанного на личной заинтересованности, в сферу норм морали и этики, которые должны носить общий, принципиально «незаинтересованный» характер, обусловлено следующими соображениями:

· успех не обязательно рассматривать только как личное достижение – он вполне может быть коллективным или корпоративным с соответствующей стратегией поведения; с точки зрения его полезности, он также может быть не только личным, но и общественным;

· ориентируясь на высокие достижения, человек успеха содействует росту общественного благосостояния, удовлетворению потребностей посторонних для него людей, что делает его мотивы «бескорыстным достижительством» или «незаинтересованным интересом»; этот интерес расширяет объем взаимозависимости людей, обеспечивая «сцепление», скоординированность специализированных видов деятельности, их взаимодополнительность, повышение их эффективности;

· императив достижения успеха , действительно, не выражает духа коллективистской сплоченности, ибо успех чаще всего достигается в конкурентной среде, однако этот императив защищает ценность уважения к Другим (партнерам, коллегам, клиентам, потребителям), чем надежно ограничивает чрезмерные притязания индивидуализма;

· императив успеха – это императив долженствования и ответственности, поскольку он требует от личности беспристрастности и справедливости. Поэтому моральное значение поступков этика успеха определяет не только и даже не столько по их мотивам, сколько в зависимости от общественно значимых результатов.

М. Вебер отмечал, что всякая успешная деятельность есть результат призвания и профессионального долга одновременно, наградой которой выступает моральное удовлетворение , толкающее человека на новые и новые достижения. Для человека призвания успешная деятельность выявляет свои смыслы только в одном – в бескорыстном и беззаветном служении Делу. При этом, исполняя норму-цель, повелевающую достигать успеха, личность обязана одновременно неукоснительно следовать универсальным правилам рациональной морали (выполняй обязательства, соблюдай правила честной игры и т.п.), даже если их исполнение не гарантирует достижения успеха и не приводит к психологическому состоянию удовлетворенности.

Здесь мы сталкиваемся с базовой для любой этической доктрины проблемой добродетелей как устойчивых положительных моральных качеств личности: совместимы ли человеческие добродетели с главным достижительным императивом этики успеха.

На ранних этапах своего развития этика успеха как раз и была этикой добродетелей или «этикой характера» – средоточием положительных моральных качеств, которые и являлись условием, «рычагом» достижения надежного успеха. Но затем «этика характера» отвернулась от добродетелей, ставших ненужными и даже лишними при достижении успеха и возникла «этика личности» . Две эти парадигмы этики успеха следуют в истории одна за другой, постоянно оппонируя друг другу.

«Этика характера» предполагает, что достижение успеха зависит от личностных добродетелей, таких, как трудолюбие, бережливость, решительность, инициативность, умеренность, пунктуальность, уверенность в своих силах, честность и т.п. Ориентация на быстрое, но не совсем честное обогащение, табуировалась не только как порочная, но еще и как непрактичная, чреватая деловыми неудачами и даже жизненными катастрофами.

Если для «этики характера» моральной проблемой были собственные качества индивида, то для «этики личности» наибольшие проблемы связывались с реакцией других людей на поведение человека. Здесь также судьба индивида больше зависит от него самого, от способности к самоизменению (а не от обстоятельств и удачи). Однако «этика личности» уже полагает, что умение сходиться с людьми стоит выше, чем умственные и другие способности человека.

Прослеживается также определенное безразличие этой доктрины к морально-этическим аспектам успеха. Если «этику характера» постоянно преследовал страх, что реальный успех может разрушить те добродетели индивида, при помощи которых этот успех достигался, то «этику личности» проблема добродетели уже особо не волновала.

Смена этических парадигм успеха была связана с изменениями в самой предпринимательской деятельности. «Этика характера» морально «обслуживала» преимущественно малые формы бизнеса. Новое предпринимательство потребовало прежде всего умения работать с людьми среди людей, причем на фоне обострения внутрикорпоративной конкуренции. В последние годы в крупном бизнесе укрепилась, как уже отмечалось, метракорпоративная этика – этика служения, требующая символической, ритуальной приверженности целям и нормам «индивидуального коллективизма». Она создала новый баланс между корпоративностью и индивидуализмом и привела к частичной реабилитации «этики характера» с ее подчеркнутой ролью добродетелей в достижении успеха. Одновременно происходит и обуздание индивидуалистического своеволия, хищничества, равнодушия к общественному благу – всего того, что сосуществовало с «этикой личности». Так происходит процесс синтеза двух парадигм этики успеха, отбирающий все наиболее жизнеспособное и перспективное в обеих.

С проблемой соотношения добродетелей и успеха какцели связана проблема ограничительных, сдерживающих норм–средств . К ним относятся нормы, требующие:

· морального равенства для всех, кто очутился на соревновательных площадях рыночного «открытого общества»;

· уважения к собственности, обретенной в рыночной «игре»;

· уважения к инновациям и достижениям других (прибыль, богатство, карьера – политическая, научная, административная и т.п.);

· уважения норм трудовой, профессиональной и досуговой морали, моральных норм потребления .

Моральные нормы, требующие уважения , являются ключевыми в этике успеха, которая озабочена соотнесенностью изменчивых индивидуалистических и общественных пристрастий. При этом оказываются «выгодными» вложения в «уважение», «верность», «доверие», «честность», ибо они оборачиваются стратегической устойчивостью деловых и политических связей, укреплением партнерских отношений, ростом доверия в них.

Этика успеха не только ориентирует на достижения, не только призывает к борьбе и конкуренции, но и запрещает любые проявления бесчувственности, черствости, высокомерия со стороны «достигших» по отношению к «отставшим», сошедшим с «дистанции или пока не замеченным и не признанным, ибо это может спровоцировать опасное для состояния общественных нравов чувство зависти, злорадства при любых неудачах людей успеха.

Этика успеха культивирует чувство гордости за достигнутое. Это чувство имеет бесспорную общественную значимость, поддерживает в человеке сознание собственного достоинства и чувство независимости. Но этика успеха культивирует и меру этого чувства, ибо доведенное до крайности оно легко переходит в гордыню и тщеславие, особенно когда они принимают уродливые формы, сопровождающиеся даже не снисходительным, но презрительно-брезгливым отношением к тем, кто не принадлежит к кругу «избранников», баловней судьбы. Подобное проявление социального снобизма воспринимается окружающими негативно и вызывает зачастую возмущение, направленное против самой концепции успеха.

Именно с ориентацией на успех связывается в этом случае торжество духа торгашества, беззастенчивого бизнеса, цинизма в политике, засилие бюрократии в администрации, науке и образовании, мания потребительства, которые лежат в основании морального кризиса нашей цивилизации. Формой такой критики этики успеха выступает пропаганда «духовной гигиены неучастия», ценностей неуспеха, нормы контрэтики успеха .

Такая критика имеет за собой почтенную традицию. «Проживи незаметно», – призывал еще Эпиктет. «Признак настоящей жизни, настоящего человека, настоящего искусства – бесследность», – заверял древнекитайский мыслитель. «Быть знаменитым некрасиво», – таково известное утверждение Б. Пастернака. Для России вообще был характерен феномен «обломовщины» как проявление особой мотивации неучастия и бездействия . Такая мотивация сулит успехи в тихой, невидимой деятельности души, в частной жизни, обнаруживая греховность и порочность в излишней устремленности к достижениям и обусловливая комплекс вины преуспевающего человека.

Существует и мировоззрение социальной пассивности – квиетизм, императивы которого отличаются от временной пассивности, временного паралича воли. Квиетизм – это поиск абсолютной безмятежности, социального безразличия, выключения из любых социально одобренных моделей действия. С этой точки зрения идеал естественного и свободного человека – отказ от гонки за успехом и «какими-то» достижениями.

По сути, все эти концепции – капитуляция перед противоречивостью самой концепции этики успеха, свидетельствующая о неготовности овладеть нормами этой этики, которая предполагает постоянную мобилизацию воли, напряжение самодисциплины, героическую решимость и готовность встречаться с непредсказуемыми зигзагами судьбы.

Многие «секреты» достижения успеха следует искать в области «человеческих отношений», разгадка которых требует знания и учета психологии личности и коллектива, а также тонкостей их взаимоотношений. Эти тонкости проявляют себя в двух системах отношений: между сотрудниками одного уровня, коллегами – так называемые отношения «по горизонтали», и между руководителями и подчиненными – отношения «по вертикали», которые и составляют суть этики делового общения.

Этика делового общения «по горизонтали» ориентирована на установление оптимального (положительного) морально-психологического климата в коллективе. Для этого коллектив должен удовлетворять определенным требованиям:

1. Слаженность и сплоченность коллектива, обеспечивающие человеку взаимопомощь, поддержку, возможность опереться на коллег не только в деловых, но и личных проблемах.

1. Доброжелательность коллектива , в атмосфере которой человек, не стесняясь, может проявить себя как личность и как профессионал.

2. Чуткость и тактичность коллектива, который, проявляя внимание к человеку, не имеет права на назойливое, нетактичное вмешательство в его личную жизнь.

3. Терпимость к особенностям и недостаткам людей, умение принимать их такими, каковы они есть, ценить их индивидуальность.

Формируются все эти качества коллектива на основе морально-психологической общности людей, которая предполагает:

– наличие групповых интересов и потребностей, объединяющих членов коллектива не только в служебное время, но и в неформальной обстановке;

– ориентацию на общие нравственные нормы и ценности, что помогает предотвратить серьезные конфликты и разногласия;

– сходство мнений в оценках как производственных проблем, так и вопросов, выходящих за рамки служебных интересов (политика, культура, мода);

– присутствие особого «мы–чувства», формирующего гордость за принадлежность к институту, фирме или компании, стремление поддержать их престиж, доказать их (и свое) превосходство.

Кроме вышеперечисленных качеств коллектива большое значение для самочувствия и работоспособности людей имеет ряд других обстоятельств.

1. Соответствие должности и служебных обязанностей работника той «роли» , к которой они предрасположены по организации их мышления и наклонностей самой природой.

Условно эти «роли» классифицируются следующим образом:

– «генераторы идей» – люди, обладающие нестандартным мышлением, способные к творчеству, предрасположенные к созданию нового;

– «исполнители» – люди, обладающие репродуктивным складом ума и исполнительскими наклонностями, добросовестно реализующие и внедряющие чужие идеи;

– «эксперты» – люди, предрасположенные к прогнозированию и предвидению, способные заранее просчитать и увидеть, как будет «работать» предлагаемая идея;

– «критики» – люди с особым, критичным складом ума, подмечающие все недостатки и «узкие» места, зачастую не способные к продуктивной деятельности, но зато выявляющие те негативные моменты, которые остальными не замечаются;

– «шут гороховый» – легкий, необидчивый, контактный человек, способный поднять настроение в коллективе или разрядить тяжелую конфликтную обстановку.

Это разделение условно, не всегда точно, но каждый человек чувствует себя «на своем месте» только тогда, когда его предрасположенность и реальное положение совпадают. Не будучи реализованной или будучи неправильно истолкованной, его «роль» может стать причиной смутного недовольства, раздражительности, зависти, что ведет к состоянию психологического дискомфорта и конфликтным ситуациям в коллективе.

2. Наличие в коллективе слоев, отличающихся типом поведения и способом взаимодействия с другими. Основные из них:

– «коллективисты» – тяготеют к совместным действиям, поддерживают общественные начинания, быстро включаются в мероприятия, очень общительны. Они составляют костяк, актив коллектива и облегчают руководителю контакт с ним. Вместе с тем, они очень чувствительны к общественной оценке и постоянно нуждаются в поощрении, которое стимулирует их дальнейшую активность;

– «индивидуалисты» – больше тяготеют к самостоятельным действиям, часто замкнуты и необщительны, но это не всегда свидетельствует об их высокомерии, а скорее о застенчивости или неуверенности в себе. Они нуждаются в ободрении, особом подходе;

– «претензионисты» – предрасположены к активному участию в жизни и делах коллектива, но обладают повышенным тщеславием (претензиями), обидчивы, стремятся постоянно находиться в центре внимания. Если их недооценили или не предложили достойную работу, то они легко становятся в позу недовольных, критикуя руководство и его решения, выступая эпицентром конфликтных ситуаций;

– «подражатели» – отличаются слабой самостоятельностью мышления и отсутствием инициативы. Главный принцип их отношений с людьми – поменьше проблем и осложнений. Приспосабливаются к любым условиям, всегда согласны с мнением большинства. Они дисциплинированны, избегают участия в конфликтах, «удобны» в управлении, поэтому пользуются расположением руководства. Однако за их соглашательством зачастую стоит равнодушие, эгоизм, забота только о собственных интересах. Поэтому важно сформировать в коллективе атмосферу нетерпимости к подобным качествам, пробуждая у людей чувство ответственности за собственную позицию;

– «пассивные» – тип слабохарактерных людей. Они добродушны, дружелюбны, исполнительны. У них часто бывают благие порывы и намерения, стремление быть в ряду активных, но… они не умеют проявить инициативы, стесняются громко заявить о себе – у них не срабатывает волевой механизм. Такие люди нуждаются в четкой организации труда, в наличии постоянных побуждающих импульсов, в развитии волевой собранности;

– «изолированные» – люди, которые своими действиями или высказываниями (пренебрежение к работе и жизни коллектива, стремление переложить все на плечи других, грубость, эгоизм и т. п.) оттолкнули от себя большинство сотрудников. Это ведет к изоляции такого человека. С ними мало разговаривают, стараются не общаться. Изолированными часто оказываются люди недостаточно воспитанные или психологически несовместимые (раздражительные, вечно недовольные, с болезненным самолюбием и т. д.). Нередко эти качества оказываются не результатом сознательного выбора поведения, а следствием неправильного воспитания в семье или неблагоприятного стечения обстоятельств. Таким людям надо помочь избавиться от проявления отрицательных черт характера или хотя бы смягчить, «облагородить» их, не игнорировать этих людей, а постараться изменить их.

3. Наличие совместимости или несовместимости между членами коллектива, относящимися к разным слоям, группам и «ролям» (добавим сюда еще и различия по взглядам, убеждениям, жизненному опыту, потребностям и интересам).«Совместимость» обеспечивается оптимальным сочетанием личностных качеств отдельных людей: их темпераментов, взглядов, характеров, культур. Совместимыми могут быть люди как с одинаковыми, так и с разными, но удачно дополняющими друг друга качествами. «Несовместимость» – это неспособность в критических ситуациях понять друг друга, несинхронность психических реакций, различие во внимании, мышлении, ценностных установках; это невозможность дружеских связей, неуважение или даже неприязнь друг к другу. Несовместимость препятствует, затрудняет, а иногда и делает невозможной совместную деятельность и жизнь людей.

Совместимость и несовместимость проявляются через симпатию или антипатию людей друг к другу. Если мы испытываем влечение, потребность в общении с другим человеком, стремимся быть поближе к нему, вместе работать, учиться или отдыхать, и если это стремление взаимно, то это – симпатия, и мы имеем дело с совместимостью. Если же все наоборот, тогда налицо явная антипатия и несовместимость .

Однако симпатии и антипатии, совместимость и несовместимость не могут и не должны фатально определять отношения в коллективе. Обеспечению оптимального климата в отношениях «по горизонтали», созданию обстановки психологического комфорта должно способствовать соблюдение каждым из нас необходимых этических принципов и норм.

Основные принципы и нормы отношений «по горизонтали»

1. Самоуправление и контроль за собственным поведением, формирование в себе качеств, необходимых делу, приятных окружающим, способствующих вашему успеху и продвижению.

2. Координация собственного поведения, темперамента, потребностей, интересов, настроения с окружающими. Недопустимо распускать себя, оправдываясь тем, что вы холерик или у вас неприятности дома.

3. Терпимость к недостаткам, вредным привычкам коллег, к их раздражающим вас взглядам, убеждениям, мнениям. Основой такой терпимости должна быть твердая уверенность в том, что каждый человек имеет право быть таким, каков он есть, и мы должны принимать людей именно такими – «иными» по сравнению с нами.

4. Стремление к взаимопониманию, желание понять другого, для чего надо «выйти из собственной концепции к общей системе координат», попытаться понять, что движет другим человеком.

5. Способность к сочувствию, сопереживанию – это даже не требуемое (требовать этого нельзя), а скорее ожидаемое, желаемое.

Эти общие принципы отношений «по горизонтали» конкретизируются в нормах поведения , которые включают в себя:

– подчинение сиюминутных личных интересов стратегическим целям коллектива;

– умение не превращать деловые разногласия с коллегами в личную неприязнь и не переносить свои симпатии и антипатии на служебные отношения;

– стремление сохранить с коллегами хорошие отношения, которые не должны препятствовать деловой критике, способности аргументировано отстаивать собственную точку зрения;

– умение координировать эту точку зрения с мнением коллег, вести коллективный поиск наиболее оптимального решения деловых проблем;

– способность проявить во взаимоотношениях с коллегами тактичность, стремление к взаимопониманию, сочувствию, сопереживанию.

Оптимизации отношений «по горизонтали» способствует также установка , ожидания, желания личности.

Если вы стремитесь вызвать хорошее к себе отношение и желаете, чтобы подобные отношения установились между всеми коллегами, то следуйте этим советам:

– искренне интересуйтесь людьми, проявляйте внимание к их делам и проблемам;

– доброжелательно и как можно чаще улыбайтесь людям, и они ответят вам тем же;

– запоминайте имена людей, с которыми вы общаетесь, обращайтесь к ним по имени и отчеству: людям это нравится;

– умейте слушать собеседника, побуждайте человека говорить о том, что для него наиболее важно, и он будет благодарен вам;

– говорите с людьми о том, что интересует их, а не вас;

– дайте собеседнику почувствовать себя личностью, вызовите в нем чувство самоуважения, и он будет бесконечно благодарен вам.

Этика делового общения «по вертикали» регламентирует отношения управления и подчинения, отличительная черта которых – асимметричность, неравенство, зависимость одного лица от другого. Тон здесь, безусловно, задает лидер, руководитель, и поэтому именно к нему, к его личностным качествам предъявляются основные требования.

Продвижению «наверх», занятию руководящего поста работнику помогают следующие качества–условия:

– умение работать с людьми (!);

– готовность рисковать и брать ответственность на себя;

– приобретение опыта руководящей работы до 35 лет (с возрастом сотруднику–исполнителю все труднее приобретать качества руководителя);

– высокая способность генерировать идеи;

– умение при необходимости легко менять стиль управления;

– специальная управленческо-менеджерская подготовка;

– поддержка и понимание семьи.

Если вышеперечисленные качества помогают специалисту стать руководителем, то быть успешным лидером он может при наличии следующих свойств, умений и навыков:

– высокой коммуникабельности;

– умения управлять людьми, влиять на них;

– умения делегировать полномочия и распределять роли в коллективе;

– способности самостоятельно принимать решения;

– аналитических способностей;

– гибкого поведения;

– умения правильно распределять время – свое и подчиненных;

– знания дела.

Соответствие этим требованиям и создает руководителю авторитет – признание его лидерства не только по должности, но и по его человеческим качествам, готовность сотрудников подчиняться ему не по обязанности, но по личной склонности.

Однако наличие у руководителя авторитета еще не определяет благополучия и эффективности отношений «по вертикали». Многое здесь зависит отстиля руководства. Основные стили руководства – директивный и коллегиальный.

Директивный стиль Коллегиальный стиль

Базируется на принципах авторитарной

Этики, стремлении к единовластию.

Базируется на принципах гуманистической

этики и демократии.

Жестко регламентирует задачи и методы

Деятельности подчиненных.

В решении производственных задач под-подчиненным предоставляется свобода, хотя последнее слово остается за руководителем.

Осуществляется централизованное

Авторитарное решение вопросов.

Предпочитается коллегиальное обсуждение и и и решение вопросов, информирование

сотрудников, определение общих целей и

задач, делегирование полномочий

Предпочтение отдается не самостоятельно мыслящим сотрудникам, а

Верным и преданным исполнителям.

В первую очередь оценивается профессио-

нализм сотрудника, а затем его личные

качества и отношения.

Возможно безжалостное подавление инициативы и творческой мысли

Стимулируется развитие инициативы и

творчества сотрудников.

Характерна мелочная опека, стремление к сверхконтролю, желание знать и

Лично отвечать за все.

Отсутствие мелочной опеки и контроля,

предоставление самостоятельности.

Выше всего ценится формальная дисциплина и идеальный порядок

Служебные дисциплина и порядок – не

самоцель, а лишь средство.

Проявляются бестактность, грубость,

Склонность к произволу

Применяется принцип свободной

дискуссии и взаимной критики

Соблюдается дистанция и официальная

Форма общения с подчиненными,

Ведущая к отчуждению

Наблюдается стремление к созданию в

коллективе обстановки сотрудничества и

взаимопонимания

Существует еще один, третий стиль руководства – разрешительный (или либеральный). Для него характерно следующее:

– вопросы управления передаются подчиненным;

– руководитель самоустраняется от решения острых вопросов и конфликтов;

– руководитель стремится избежать оценки работы подчиненных (и похвалы, и критики), не замечает нарушений, не высказывает запретов;

– практикуется постоянная ссылка на распоряжения вышестоящих инстанций, стремление избежать ответственности и риска.

Конечно, приведенные выше характеристики схематичны и односторонни. В реальной действительности все гораздо сложнее. Поэтому, будучи приверженным конкретному стилю управления, руководитель должен иметь в виду, что, во-первых, у каждого стиля есть свои плюсы и минусы и, используя плюсы данного стиля, он должен избегать минусов; и во-вторых, самое оптимальное – в зависимости от ситуации уметь менять стили управления, т.е. обладать необходимой гибкостью в руководстве коллективом.

Лидерство, авторитет, стиль управления в значительной мере определяют сущность «вертикальных» отношений в коллективе. И все же существенную роль в них играет морально-этический аспект , в первую очередь, поведение самого руководителя.

Основные принципы и нормы отношений «по вертикали»

Будучи членом коллектива и просто порядочным человеком, руководитель должен, прежде всего, соблюдать общие этические нормы поведения и общения в коллективе «по горизонтали». Однако при выполнении функций управления происходит некоторое «приращение» моральных требований к общению руководителя с подчиненными. Это вызвано, с одной стороны, большей его ответственностью за результаты работы предприятия, а с дугой – большей мерой влияния его стиля общения на морально-психологический климат в коллективе.

Основными принципами руководства в современных условиях являются принципы справедливости и демократизма.

Переплетаясь между собой, принципы реализуются в конкретных нормах поведения руководителя. Рассмотрим эти нормы подробнее.

1. Вежливость. Проявляется, прежде всего, в уважении личного достоинства сотрудников – от заместителя до уборщицы; в недопустимости унижения, грубости и бесцеремонности по отношению к ним.

2. Доброжелательность и приветливость . Это, прежде всего, искреннее «желание добра» людям, которое может выражаться в элементарном внимании к ним, в приветливой улыбке, теплом приветствии.

3. Предупредительность и тактичность выражаются в чуткости, способности сопереживать людям, стремлении понять не только служебные, но и личные проблемы сотрудников и помочь им.

4. Корректность предполагает строгую самодисциплину, умение владеть собой в любых – конфликтных или экстремальных ситуациях.

5. Скромность руководителя занимает особое место в отношениях «по вертикали». Ее основные проявления – не требовать для себя особых привилегий, не использовать служебное положение в личных целях, не допускать нажима, авторитарного навязывания своей точки зрения, не устраивать сотрудникам несправедливые публичные «разносы», уважать мнение своих подчиненных и считаться с ним.

6. Терпимость к взглядам, убеждениям, вкусам, манерам другого человека, особенно подчиненного, требующая уважать «инаковость» других, признавать за ними право быть другими, что, конечно не исключает борьбы с недостатками, их критики.

7. Критичность и самокритичность руководителя также регламентированы: критика должна быть конструктивной, а не уничтожающей; не должна унижать человека в глазах других; недопустимо преследовать подчиненных за критику в свой адрес. Руководитель подает пример сотрудникам, проявляя самокритичность.

8. Справедливость выступает и принципом, и нормой поведения руководителя. Это один из главных факторов установления продуктивной атмосферы в коллективе, роявляющийся, прежде всего, в адекватной, объективной, нелицеприятной оценке усилий и достижений сотрудника.

9. Требовательность руководителя тесно связана с его справедливостью и оценкой труда подчиненных. Требовательность проявляется как в умении строго взыскивать с них за упущения, нерадивость, халтуру и соответственно наказывать , так и в умении поощрять и благодарить сотрудников, отмечая каждое их усилие, достижение и успех.

10. Обязательность и точность, проявляющиеся в соблюдении обещаний, верности данному слову и договоренностям рассматриваются в этике делового общения как проявление профессионального долга и чести, как гарантия надежности, как образец дисциплинированности для подчиненных и выражение уважения к ним и партнерам.

Этика «вертикальных» отношений предъявляет высокие требования не только к поведению руководителя. Другая сторона общения «по вертикали» – нормы отношения подчиненных к руководителю. Это:

- дисциплинированность, вежливость, чувство субординации;

- инициативность и самостоятельность суждений;

- смелость и твердость в защите собственного мнения;

- недопустимость слепого повиновения, заискивания, подхалимажа, но

- доверие и уважение к опыту и знаниям руководителя, понимание его ответственности и отсюда

- умение подчинить свой личный или узкопрофессиональный интерес более широкому видению руководителем общих задач коллектива.

На основании вышеизложенного предлагаем будущим руководителям так называемые Правила Управленческого Поведения:

· убеждая сотрудника, не торопитесь применять власть,

пока не исчерпаны все остальные средства;

· не делайте замечаний подчиненным в присутствии посторонних;

· объектом критики должна быть плохо выполненная работа,

а не работник;

· будьте объективны в оценке предложений, исходящих

даже от неприятного вам лица;

· будьте внимательны к бесполезным предложениям:

грубо отвергнуть их сегодня –

значит лишиться возможности получить полезный совет завтра;

· если хотите, чтобы подчиненные обладали качествами,

необходимыми для дела, выработайте их сначала у себя;

· распоряжения лучше отдавать не в виде приказаний,

а в виде просьбы;

· помните, что от вашего настроения и поведения зависят настроение, поведение и работоспособность других;

· будьте начальником лишь на работе.

8. Этика гражданственности: человек и общество

Этика Гражданственности занимает особое место в содержании и структуре прикладной этики: будучи по своей сути нормативной для каждого гражданина, она проявляет себя и как ситуативная, например, в этике политической борьбы, и как основа моральной культуры профессионального политика, обеспечивая грамотное, с точки зрения нравственности, построение им стратегии и тактики собственной политической деятельности. Этика гражданственности тесно связана с такими понятиями как «гражданское общество» и «гражданин» .

Гражданское общество – целостная совокупность неполитических духовных и экономических отношений между лицами, группами, институтами и организациями, независимыми от государственной власти. Оно формируется на стыке общественной и частной жизни, где человек самостоятельно, без вмешательства извне определяет цели и средства своих действий. Это как бы частная и, одновременно, публичная сцена, на которой действуют и отдельные личности, и политические силы, но без государственной регуляции. Это общество с самоуправляемыми струк­турами, область автономной самореализации людей, защищенных правовыми нормами от регламентации их деятельности государством и его органами. Здесь зарождаются индустриально-экономические отношения между людьми и их социальное неравенство, но здесь же закладываются основы прав и свобод, которые вызывают к жизни инициативность и кон­куренцию; здесь изо­бретаются демократические институты, складывается новая ментальность, повышается кооперативность человеческой деятельности, гуманизируются различные аспекты общественной жизни.

Этика гражданского общества, регулирующая поведение граждан на стыке их частной и публичной жизни, опирается, с одной стороны, на общечеловеческие моральные нормы и ценности, с другой стороны, ее «подпирает»политическая мораль ценности и нормы, ориентирующие и регулирующие действия людей, вовлеченных в орбиту пол­итической жизни. Но в отличие от политической морали, этика гражданского общества регулирует и одновременно ограничивает действия людей не в сфере политики, а в сфе­ре экономики и хозяйствования, в системе собственнических от­ношений.Здесь люди выступают не как «политические существа» – подданные государства, а как граждане, которые защищены законом от вмешательства государства и которые действуют, определяя свои жизненные стра­тегии и тактики вполне самостоятельно.

Этический императив гражданского общества был в свое время сформулирован Гегелем: «Будь лицом и уважай других в качестве лиц». Такой императив не требует любви к ближнему: симпатия, великодушие, любовь, сострадание не могут выступать требованиями. Но он предполагает систематическое и добровольное уважение к другому, требует понимать поступки других, пользоваться свободой, собственной иерархией ценностей и на их основе производить моральный выбор, принимая личные решения под личную ответственность. При этом рамки выбора определяются не столько принадлежностью личности к той или иной группе, сколько широтой ее гражданского кругозора.

Основные черты этики гражданственности:

· требования морального равенства, предполагающие уважение к собственности, соблюдение правил честной рыночной игры, запрет на неразборчивость в средствах конкурентной борьбы, недопущение социально оскорбительных форм политических и экономических действий;

· плюралистичность, предполагающая право каждого на собственное понимание личного интереса и счастья и право на действия, ведущие к реализации избранной модели (если, разумеется, эта модель не препятствует реализации аналогичных прав ближних);

· духовный суверени­тет личности, при котором нравст­венный образ жизни и нравственность каждого поступка не навязываются (коллективом, вождями и иными опекунами и «воспитателями», которые берутся решать за граждан не только вопрос о счастье, но и определяют, что есть добро и зло, в чем заключается их долг и совесть), а определяется стремлением граждан к свободе и оказывается итогом собственных нравственных исканий и автономного мо­рального выбора;

· представление о социальной справедливости как возможности и гарантии достижения каждым своих целей: перед гражданином, надежно огражденным законом от произвола как властей, так и сограждан, открывается путь к свободе на уровне моральности, нравствен­ного закона, самосовершенствования.

В основе этики гражданственности лежат права человека. «Пакет» прав граждан обширен, приоритеты их могут быть разными. Но в них обязательно включается право на жизнь, свободу мысли, убеждений, право жить только по закону, которое нельзя подменять произвольными дозволениями и ограничениями, право жить по совести, право оп­ределять место жительства, выбирать свою судьбу (т.е. право на собственные решения), право давать направление власти и быть защищенным от произвола властей, право на свободу труда, право объединяться в организации и т.п.

Главная ценность этики гражданственностисвобода личности , в том числе и свобода ее морального выбора, обеспечивающая ей право на самосто­ятельное обнаружение Добра и Зла, а также выбор между ними с последующим определением собственного Долга и включением Совести как механизма самоконтроля. Способность проявлять такие свойства и качества, выражающие осознанное и заинтересованное отношение человека к обществу, и составляет феномен гражданственности.

Нравственным идеалом этики гражданственности является активная гражданская позиция , характеризующаяся чувством сопричастности, ответственности за судьбу человеческого сообщества и собственного отечества и стремлением к деятельностному участию в ней. Человека, занимающего подобную позицию, называют гражданином и патриотом.

Основным принципом гражданственности выступает патриотизм Это глубоко личностное, заинтересованное отношение к социальному целому – Отечеству, Родине. Большинство людей испытывают непосредственную привязанность и любовь к своей стране, однако патриотизм – это не только естественная склонность и чувство любви, но и нравственная обязанность.

Отношение к Родине выражается не только в чувствах, но и в социальных действиях. Именно по ним можно судить о действительных нравственных качествах человека как патриота . Основные практические выражения патриотизма – это защита своей страны от врагов и труд на ее благо. В широком смысле слова – это участие в социальных преобразованиях, заинтересованные усилия по изменению общества, в котором живешь. А поскольку представления о том, в какую именно сторону должно двигаться общество, существенно различаются у различных социальных групп, их патриотизм получает свои особенности. Но в любом случае патриотизм состоит в том, что человек исполняет свой долг перед Родиной, причем исполнение долга нужно не «Родине», а самому человеку, поскольку это дает ему моральную ориентацию в жизни. Происходит это следующим образом:

· сначала у человека формируется «образ Отечества», предмет эмоциональной привязанности или отторжения;

· затем этот образ осознается как «идея Отечества», содержащая сознательно принимаемые его ценности;

· на их основе выработывается «идеал Отечества» – конструктивная программа действий по преобразованию социума в «истинную Родину».

Таким образом, патриотизм выступает не как долг перед чем-то внешним, а как наша собственная сокровенная потребность.

Основные потребности, формирующие патриотическое чувство:

1. Стремление к общности со своим народом, осознание, что от моего мнения и действий зависит все происходящее в социуме. Своим патриотизмом личность – как часть народа – заявляет о своих претензиях влиять на принятие общественных решений, на судьбу страны. Такой патриотизм выражается в гражданской активности, деятельности по усовершенствованию общественного целого.

2. Потребность в покровительстве, в защищенности некой великой силой. Человек чувствует себя полноценным тогда, когда принадлежит «великой стране». Испытывая гордость за ее достижения, он переносит достоинства Родины на себя, что питает его чувство самоуважения. Для таких людей символы Родины (флаг и гимн, территория и граница, правители и военачальники) часто становятся предметами поклонения. Действительные же интересы и судьбы страны в таком контексте зачастую приносятся в жертву идеологической абстракции патриотизма.

1. Желание получить не просто покровительство, но и «одобрение» своих социальных действий, желание переложить ответственность с себя на «высшую инстанцию» (Родину): например, объявить участие во всякой войне патриотическим долгом. Во многих случаях такой патриотизм оказывается лишь риторикой, прикрывающей деяния, нравственный смысл которых сомнителен. При этом кажется, что наличие любви к Родине искупает все личностные несовершенства.

2. Проявление не столько любви к Родине, сколько агрессивных настроений, провоцирующих ненависть к ее врагам, поиск того, кто мешает моей Родине быть могучей и счастливой. А поскольку «Родина – это святое» и к ней претензии предъявлять нельзя, то виновного надо найти на стороне.

5. Потребность в моральной вере в «высшее», родственная религиозной вере. Родина выступает тем объектом благоговения, отношения с которым организуют нравственную жизнь человека, придавая значимость всем его действиям. В этом контексте все его поступки будут выполнены в форме служения, иерархического соподчинения житейских частностей с идеалом. Стремление к высшим ценностям наполняет само понятие Родины более богатым содержанием, поднимая ее из области историко-географической или политической в сферу духовности.

Любовь к Родине предполагает и любовь к своему народу, своей нации . История, сложившиеся культурные традиции, язык нации становятся зачастую символами Родины, объектами поклонения и восхищения. Этот аспект патриотизма иногда переходит внационализм, в котором не столько прославляется свое, сколько агрессивно отрицается «чужое»=«плохое». Национализм практически опасен, а теоретически некорректен, ибо с этической точки зрения деление на «своих» и «чужих», хотя и исторически естественно, но морально несовершенно, ибо приводит к проявлениям у нации группового эгоизма.

Авторитарная этика придает патриотизму государственный оттенок , предполагающий, что следует любить не просто страну, но и ее социально-политическое государственное устройство («Великую Римскую империю», «царское самодержавие», «социалистическую Родину») и служить не народу, а государственной власти («царю и Отечеству», «Советскому государству»). В результате того, что власть отождествляется с Родиной, любая политика, кроме правительственной, объявляется «предательством национальных интересов», «изменой Родине». Однако история показывает, что интересы нации и интересы власти отнюдь не всегда совпадают и что государство и Родина – понятия не тождественные. Поэтому патриотизм может выражаться как в одобрении политического строя, так и в его критике, в активном стремлении изменить государственное устройство Родины. В силу подобных обстоятельств может формироваться особый вид патриотизма, основанный на идее освобождения родной страны от неправедных правителей и связанный с борьбой за справедливое общественное устройство.

Таким образом, в идее патриотизма акцентируется аспект гражданственности: личность должна принимать заинтересованное участие в делах не конкретной политической общности, а сообщества, образованного индивидами на основе единства интересов. Такова специфика гражданского патриотизма.

В рамках этики гражданственности логически противоположны патриотизму космополитизм и интернационализм, в свою очередь, не совпадающие друг с другом. Космополит – «гражданин мира», он отчужден от любой исторически конкретной социальной общности, он «везде чужой». У интернационалиста же в основании жизненной программы лежит заинтересованность в делах любого народа, он «везде свой».

В идее космополитизма всегда существовало два оттенка: стремление преодолеть государственную ограниченность во имя более широких общечеловеческих интересов и равнодушие к общественной жизни, бегство от ответственности за происходящее в обществе. Однако космополитизм – это не форма нравственной индифферентности и душевной лени. Это особая нравственная позиция, которая, кстати, никогда не была источником социальной агрессии и никому не принесла вреда.

Специфическим проявлением космополитизма в ХХ веке стал пацифизм – отрицание любой формы насилия в политике.Гражданственная позиция пацифизма в определенном смысле возвышает его над ограниченностью патриотизма; в ней проступают признаки того, что личность ощущает свою причастность к новой общности – человечеству.

Интернационализм – специфическое понятие советской идеологии, означающее заинтересованное взаимодействие наций в общем социальном проекте. Чувство интернационализма также возвышало человека над привязанностью к первичным социальным общностям, делало его единым с «пролетариями всех стран». По своим основаниям идеология интернационализма так же, как и космополитическая, способствует осознанию общечеловеческих ценностей. Различие состоит в том, что космополит дистанцируется от всякого государства, интернационалист же служит государству в любой точке земли.

9. СУЩНОСТЬ, СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ МОРАЛИ

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений09:14:33 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
12:18:29 29 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Этика, нравственность, мораль соотношение понятий. Этика как наука о морали

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150373)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru