Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Эмоции как форма познания

Название: Эмоции как форма познания
Раздел: Рефераты по психологии
Тип: реферат Добавлен 14:13:34 07 июня 2011 Похожие работы
Просмотров: 247 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Введение

I.Что такое эмоция? 4

1.1 Эмоция. -

1.2 Функции эмоций. 7

1.3 Классификация эмоций 11

II. Информационная теория эмоций. 20

2.1 Потребности, как основа и движущая сила человеческого поведения. - 2.2 Эмоция, как отражение силы потребности и вероятности её удовлетворения

в данный момент. 23

2.3 О термине информация применительно к изучению эмоций. 29

2.4 Целесообразность выражения эмоций в виде «формулы эмоций». 30

2.5 Механизмы и приспособительское значение положительных эмоций. 32

III. Значение эмоций в деятельности 33

3.1 Влияние эмоций на деятельность. -

IV. Сравнение информационной теории эмоций Симонова П.В. и ценностной концепции Додонова Б.И. 35

Вывод

Список литературы

Введение.

Эмоции…Как это слово знакомо и одновременно неизвестно, ведь если спросить первого попавшегося человека, невелика вероятность, что он сможет дать четкое, внятное, а главное, правильное, обоснованное и достаточно аргументированное определение…так все же что такое Эмоция?

Мы часто употребляем в своем лексиконе, в наших повседневных разговорах это слово, и даже не задумываемся, а знаем ли мы истинное значение этого слова. Сама я считаю себя эмоциональным человеком, так как я сильнее многих людей восприимчива к внешним изменениям, воздействующим на меня, будь они благоприятные или же нет. Я не когда не стараюсь скрыть своих эмоций, так как считаю, что человек, который скрывает свои чувства, боится показать своё истинное лицо, не искренен, фальшив, и он просто напросто не настоящий. Такие люди прячутся за различными масками, и редко бывают тем кем они на самом деле являются, (если мы возьмем в руки камень и покрасим его золотой краской, это вовсе не будет означать, что мы держим кусочек золота) поэтому не всегда можно понять говорит ли такой человек тебе правду, или он в данный момент лукавит.

Я выбрала тему «Эмоции как форма познания», так как, на мой взгляд она мне близка и мне интересно было углубиться в доселе полностью не изведанную глубину эмоций. Мои знания относительно эмоций оказались довольно поверхностными, можно даже сказать примитивными, так как я владела только теми сведениями, которые довелось встречать в повседневной жизни, ибо я не читала ранее ни какой специализированной литературы, и не пыталась полностью познать всю проблематику данной темы.

Мне стало интересно разобраться в самой сути, попытаться дойти до самых низов, понять сам процесс появления эмоций, почему природа наградила нас этим свойством - испытывать эмоции, ведь именно это нас отличает от неживых предметов. Даже у самого «умного» компьютера, ни когда не получится быть «выше»человека, так как он не может испытывать эмоции, не может чувствовать, сострадать, сопереживать…

Оказалось что тема эмоций, гораздо труднее, чем я думала, и чем могло показаться на первый взгляд. Что сами эмоции не такое простое понятие, как все привыкли думать, что причины их возникновения так же не лежат на поверхности. Относительно теории эмоций, их возникновения идут многолетние споры, которые, на самом деле не закончены и до сих пор. В данной работе я основывалась, на точки зрения двух авторов, а именно Симонова П.В и Додонова Б.И.. Первый из них создал новую теорию эмоций – «информационную», согласно которой, эмоции служат отражением силы потребностей. Но Додонов Б. И. придерживался другой точки зрения, и был не согласен со своим оппонентом, и в своих работах критиковал его. Но критика его была не только конструктивной. Он был недоволен, что Симонов П.В. приуменьшает значение психологии и самих психологов в проблеме изучения эмоций. Судить кто из них прав, а кто нет, брались многие состоявшиеся личности: Раевский В.И., Ильин, Сагатовский В.Н..

2

Ильин, несмотря на то, что не был полностью согласен с информационной теорией, тем не менее полностью её не отрицал, а даже наоборот признавал правильность тех или иных утверждений, но к какому – то логическому завершению, относительно этих двух позиций он придти не смог. Но и я, не смогла принять позицию кого-то одного: Симонова П.В. или Додонова Б.И., так как считаю, что оба они по-своему правы. Понятие эмоции, на мой взгляд, настолько обширно, что чтоб её понять нужно взять синтез всех теорий, обобщить их и привести к какому – то единому началу, возможно, тогда станет ясно, что же такое на самом деле есть эмоция.

Каждому человеку свойственно переживать определенные эмоциональные потрясения, положительные или отрицательные, а значит, тема эмоций всегда будет актуальной в человеческом обществе. Пусть мы можем и не задумываться, почему при одной ситуации мы испытываем печаль, при другой восторг, но все эти эмоции нас касаются, а человеку свойственен интерес ко всему, что непосредственно относится и имеет к нему отношение, и тем или иным образом влияет на его состояние.

В своем реферате, я попыталась разобраться, в чем заключается сама суть эмоционального процесса. Как появляются эмоции, при каких обстоятельствах, что они несут нам собой и для чего вообще они существуют. Спектр эмоций и эмоциональных состояний настолько обширен, что довольно трудно обхватить его целиком. Наши чувства, переживания, эмоции – это неотъемлемая часть нашей жизни, и трудно представить человека, который ни когда не испытывал эмоций. На это тему даже сняты фильмы, когда людям намеренно пытались удалить их чувствительность к внешнему миру, чтобы они перестали испытывать эмоции, но в итоге человечество пришло к тому, что без эмоций их существование не возможно и я полностью с этим согласна.

В данной работе будут рассмотрены следующие вопросы: понятие об эмоциях, роль эмоции в жизни человека, классификация эмоций и их функции. Эмоции не маловажны в нашей жизни и весьма значительно влияют на нашу деятельность. Моей целью было раскрыть само понятие эмоций, их виды и значение в жизни человека. Но все же главная моя задача, для которой нужно проделать, всю эту работу, остается, получение ценных знаний, которые в дальнейшем можно будет использовать в повседневной жизни.

3

Глава 1. Что такое эмоция?

1.1Эмоция

Термины, обозначающие психические яв­ления, обычно называемые эмоциями или чувствами, к сожалению, не имеют строгого значения, и среди психологов до сих пор идут дискуссии на тему “что значит что”.

В работе Додонова Б.И «Эмоция как ценность» употреб­ляется, как правило, слово “эмоция” в его наиболее широком значении. Слово же “чув­ство”, как и некоторые другие его синонимы, он использует чисто контекстуально-главным образом для обозначения тех же эмоций или их комплексов.

Характеризуя эмоции в чисто феномено­логическом, описательном плане, можно вы­делить такие их признаки: 1) представлен­ность эмоций в сознании в форме непосред­ственных переживаний; 2) двойственный, психофизиологический характер этих явле­ний; с одной стороны — аффективное волнение, с другой — его органические проявле­ния; 3) ярко выраженная субъективная окраска эмоций, присущее им качество осо­бой “интимности”.

Последнее проявляется, во-первых, в том, что, передавая свое переживание, чело­век может лишь словесно обозначить его, но не раскрыть наглядно; эмоцию не передашь, например, в рисунке, как можно это сделать с образом восприятия, представления или воображения. Во-вторых, “интимность­” эмо­ции состоит также и в том, что для самого переживающего эмоцию субъекта она, гово­ря словами швейцарского психолога Э. Клапареда, “содержит свою значимость в себе”, то есть является приятной или неприятной без всякого обращения к прошлому опыту. “Интимность” эмоций проявляется в трудно­определимой их связи с тем, что человек считает наиболее характерным для себя как живого существа. Современные электронно-­вычислительные машины решают сложные математические задачи и могут успешно со­стязаться с не очень квалифицированными композиторами и шахматистами в искусстве сочинять музыку и играть в шахматы. Но если бы вдруг выяснилось, что обыкновен­ные конторские счеты способны испытывать хотя бы подобие самых простых человече­ских эмоций, люди почувствовали бы не­сравненно большее свое родство с ними, чем сейчас с самыми совершенными компьюте­рами.

Перечисленные признаки эмоций, одна­ко, в методологическом отношении служат весьма специальной задаче: они позволяют более или менее точно очертить круг явле­ний, которые автор этим словом называет. Сущность же эмоций может быть раскрыта только в конструктивном теоретическом ана­лизе1 . Нам представляется, однако, что на са­мом деле между эмоциями и мышлением существует гораздо большая общность, чем между мышлением и ощущениями и вос­приятиями.


1 Додонов Б.И. «Эмоция как ценность» М., Политиздат, 1978. (стр. 25)

4

“Чистые” ощущения и восприя­тия как деятельности “снятия” идеальных копий с действительности — это информаци­онные процессы, которые служат основой для ориентировки живого организма в мире объективных предметов и явлений, но сами по себе его, ни на какое поведение не моби­лизуют.

Очень своеобразно это проявляется, например, в поведении людей, страдающих не­переносимой физической болью, после опе­рации рассечения лобных долей (лобото­мии). Обычно больные, как говорится, пре­жде не находившие себе места, после опера­ции в значительной мере избавляются от страданий, хотя, впрочем, и совершенно па­радоксальным образом. Вот как рассказыва­ет об этом американский ученый Д. Вулдридж: “Один врач, беседуя с больной после операции, задал ей обычный в таких случа­ях вопрос, чувствует ли она облегчение боли. Он был уверен, что получит утвердительный ответ, так как больная явно выглядела по­сле операции более спокойной и довольной. Поэтому врач был немало удивлен, услышав от больной, что боль не только не исчезла, но даже не уменьшилась. При дальнейших расспросах выяснился важный факт, что операция привела не к ослаблению самой боли, а к такому изменению в психическом состоянии больной, в результате которого боль перестала беспокоить ее, хотя сама по себе не прекратилась. Расспросы других больных показали, что этот результат типи­чен. Фронтальная лоботомия не устраняет неизлечимую боль, а только изменяет отно­шение к ней больного”2 .

Описанный факт нельзя интерпретиро­вать иначе, как в том смысле, что в резуль­тате лоботомии боль остается как органичес­кое ощущение, но перестает вызывать общую эмоциональную оценку. Подобное “рафини­рование” (от субъективного эмоциональ­ного компонента) ощущения боли приводит к тому, что больные перестают обращать на нее внимание.

Информация сама по себе никакой значимости не имеет: она приобретает ее вкон­тексте потребностей субъекта. Эмоции и мышление — это внутренняя деятельность, в которой первичная информация о дейст­вительности подвергается определенной пе­реработке, в результате чего организм (лич­ность) получает “аргументы к действию”.

Мышление в своем истоке и в своем ко­нечном пункте есть особый вид ориентиро­вочной деятельности, цель которой — помочь человеку сделать “мир вне его” “миром для него”, обеспечить наилучшее удовлетворе­ние его потребностей. Оно, так или иначе, направлено на опознание ценностей, “того, что надо человеку”.

Характеристика эмоций как своеобраз­ных оценок действительности или, точнее, получаемой информации о ней — общепри­знанная точка зрения советских психологов, физиологов и философов. Но при этом под оценками чаще всего имеются в виду только “аффективные волнения”, то есть уже “вы­несенные оценки”, “оценки-приговоры”, а не оценки как действия оценивания.

Фактически же эмоции суть и то и дру­гое, подобно тому как ощущения и восприя­тия — это и процессы формирования субъ­ективных образов объективного мира, и сами эти образы, “продукты” указанных процес­сов.


2 Д. Вулдридж. Механизмы мозга. М., 1965, стр. 213.

5

Эмоциональная деятельность заключа­ется в том, что отраженная мозгом действи­тельность сопоставляется с запечатленными в нем же постоянными или временными программами жизнедеятельности организма и личности.

Рассуждая о механизме возникновения эмоций, большинство физиологов, как пра­вило, определяют эмоцию с точки зрения эффекта, произведенного сопоставлением, неправомерно вынося само сопоставление за скобки эмоционального процесса. Между тем “аксиологическое сопоставление”, то есть оценивание действительности с точки зрения потребностей, планов индивидуумов, состав­ляет самую суть его.

Если же задуматься почему, собственно, возникли эмоции, почему природа “не могла обойтись” одним разумом, мышлением? Да потому, что древние эмоции и были предформой мышления, выполнявшей самые простые и самые жизненно необходимые его функции. Эмоция “заинтересованно”, “при­страстно” оценивает действительность и доводит свою оценку до сведения организма на языке переживаний. Поэтому она от­крывает возможность своеобразных умоза­ключений о том, как следует себя вести, уже для животных, у которых нет собственно интеллектуальной деятельности.

Есть одно, весьма интересное наблюдение. Самец небольшой рыбки колюшки одевается во время брачного сезо­на в яркий наряд; при этом брюшко у него становится ярко-красного цвета. В это вре­мя он вступает в драку с каждым самцом своего вида, оказавшимся на его территории. Как же он воспринимает другого самца? Простые и изящные опыты показали, что самец реагирует на продолговатый предмет, красный снизу. “Достаточно кусочка плас­тилина, напоминающего по форме веретено и окрашенного в красный цвет снизу, чтобы вызвать свирепое нападение”.

Это типичный пример реакции животного на ключе­вой раздражитель, поведение, в котором нет ни грамма интеллектуальности. Тем не менее, по своей структуре оно изоморфно логической дедукции: “Все продолговатые предме­ты красные снизу — мои враги” (большая посылка). “Этот предмет продолговат и кра­сен снизу” (малая посылка). “Следователь­но, он мой враг” (умозаключение).

Операцию, аналогичную умозаключению, судя по свирепому нападению рыбки, у нее выполняют именно эмоции. Каждая челове­ческая эмоция также, по существу, пред­ставляет собой аналог логического оценоч­ного суждения о предмете или явлении.

Изоморфность эмоционального процесса логическому мышлению не ограничивается тем, что тот и другой как бы строятся по одной схеме. Эмоции, подобно мышлению, в своих сопоставлениях нередко опираются на продукты своего прежнего функционирова­ния. Если мышление создает понятия, то пе­режитые эмоции ведут к возникновению эмоциональных обобщений. У детей и так на­зываемых “первобытных народов” эти обоб­щения еще плохо разграничены с понятия­ми и часто смешиваются с ними. Когда ма­ленький мальчик, увидев пьяного, с испу­гом бежит к матери, крича ей: “бик!” (бык), то он пользуется именно таким обобщением.3

3 Додонов Б.И. «Эмоция как ценность» М., Политиздат, 1978. (стр. 30)

6

Сохранив у современного человека в ос­новном свое прежнее физиологическое зна­чение, в психологическом плане человечес­кие эмоции радикальным образом изменили свое “природное лицо”. Прежде всего, “став на службу” социальным потребностям лич­ности, они приобрели совершенно иное предметное содержание. Огромное место в эмоциональной жизни субъекта стали зани­мать нравственные чувства, а также целый ряд других переживаний, недоступных не только животному, но и древнему прачеловеку.

Эмоции стали неотъемлемой частью человека, всего нашего существования. Даже если человек скрывает свои эмоции от окружающих, это вовсе не означает, что он их не испытывает. Мне кажется они очень важная часть нашей жизни, и не так важно положительное или отрицательное эмоциональное потрясение мы переживаем, наша жизнь была бы пустой и ненасыщенной без них.

1.2. Функции эмоций

Говоря о том, для чего человеку и животным нужны эмоции, следует, с моей точки зрения, различать их функции и роль. Функция эмоций — это узкое природное предназначение, работа, выполняемая эмоциями в организме, а их роль (обобщенное значение) — это характер и степень участия эмоций в чем-либо, определяемая их функциями, или же их влияние на что-то помимо их природного предназначения (т. е. вторичный продукт их функционирования). Роль эмоций для животных и человека может быть положительной и отрицательной. Функция эмоций, исходя из их целесообразности, предопределена природой быть только положительной, иначе, зачем бы они появились и закрепились? Можно возразить, что эмоции могут оказывать на организм и разрушительное воздействие. Но это связано с чрезмерно выраженными сопутствующими эмоциям физиологическими изменениями в организме, связанными не с качеством регулирования (эмоциональным), а с его интенсивностью. Это роль эмоций, а не их функция.

Одна из важнейших функций эмоций – отражательная функция, но значение этой эмоции довольно не однозначно, и мнения относительно её значении расходятся. Так, например В. К. Вилюнас считает, что «эмоции выполняют функцию не отражения объективных явлений, а выражения субъективных к ним отношений».

С одной стороны, я считаю, что он прав. Для отражения реальности у животных и человека имеются анализаторы и мышление. Они выполняют роль зеркала, которое отражает то, что есть. Нравится человеку то, что он видит в зеркале или нет — это не зависит от зеркала, оно не дает оценку отражаемому. Оценка (отношение) зависит от субъективного восприятия видимого, которое сопоставляется с эталонами, желаниями, вкусами человека.

Понятно, что эта функция необходима для существования организма и личности, для их ориентировки в мире, для организа­ции их поведения. И поэтому про эмоции-оценки можно сказать, что они имеют для нас большую ценность, но ценность эта слу­жебная.

7

Это ценность средства, а не цели. Однако, будучи всегда, при всех обстоя­тельствах (за исключением патологии), оценкой, эмоция не является только ею. И в этом — еще один из парадоксов “двойствен­ности эмоций”. Наряду с функцией оценок, имеющей лишь служебную ценность, неко­торые эмоции обладают и другой функцией: они выступают и в качестве положительных самостоятельных ценностей. Этот факт до­статочно хорошо осознан и вычленен жи­тейской психологической интуицией, четко разграничившей случаи, когда человек что-либо делает с удовольствием и когда он чем-либо занимается ради удовольствия.

Следует отметить, что по поводу соотношения переживания и оценки (что первично, а что вторично) среди ученых бытуют различные мнения. В. С. Магун (1983) полагает, что переживание предшествует оценке; М. Арнольд (Arnold, 1960), наоборот, считает, что оценка предшествует возникновению эмоции, а В. В. Брожик (1982) пишет о том, что эмоция может замещать оценку или же сопровождать ее.

На мой взгляд, это расхождение вызвано тем, что авторы имеют в виду разные классы эмоциональных явлений. При эмоциональном тоне ощущений сначала появляется переживание приятного или неприятного, а потом его оценка как полезного или вредного. Очевидно, то же имеет место и при, безусловно, рефлекторных эмоциях (например, испуге). В случае же возникновения эмоций сначала оценивается ситуация, а затем может появиться и переживание (эмоция). Например, когда человек подходит к окну своей квартиры, расположенной на третьем этаже или выше, и смотрит вниз, думая: «А что, если спрыгнуть вниз?», — то у него возникает оценка этой ситуации как опасной, но без переживания страха. Но вот случился пожар и теперь ему приходится прыгать из окна. В этом случае оценка ситуации будет явно являться причиной возникшего у этого человека страха.4

Говоря о результативно-оценивающей роли эмоций, Б. И. Додонов отмечает, что психологи понимают эту роль слишком узко, потому что традиционно эмоции рассматриваются не как процесс, а как конечный продукт — «аффективные волнения» и сопровождающие их «телесные» (физиологические) изменения. Это уже вынесенные «оценки-приговоры». В связи с этим Додонов пишет: «Рассуждая о механизме возникновения эмоций, большинство физиологов, как правило, определяют эмоцию с точки зрения эффекта, произведенного сопоставлением, неправомерно вынося само сопоставление за скобки эмоционального процесса»5 .


4 Ильин Е.П. «Эмоции и чувства». СПб.: Питер, 2001 (гл. 4,стр 210)

5 Додонов Б.И. «Эмоция как ценность» М., Политиздат, 1978. (стр. 30)

8

В действительности же, считает ученый, эмоции — это и процесс, который есть не что иное, как деятельность оценки поступающей в мозг информации о внешнем и внутреннем мире, которую ощущение и восприятие кодируют в форме его субъективных образов. Поэтому Додонов говорит об эмоциональной деятельности, которая заключается в том, что отраженная мозгом действительность сопоставляется с запечатленными в нем же постоянными или временными жизнедеятельности организма и личности.

Согласно этому автору, эмоции в своих сопоставлениях нередко опираются на продукты своего прежнего функционирования, в качестве которых выступают эмоциональные обобщения как результат пережитых ранее эмоций. Эмоции, по Додонову, отражают соответствие или несоответствие действительности нашим потребностям, установкам, прогнозам.

Вообще, сделав оценку главной характеристикой эмоций (по мнению Додонова Б.И., ради этого эмоции и возникли в процессе эволюции), он на этом основании зачисляет в эмоциональное переживание и желание как оценку степени соответствия какого-либо объекта нашим потребностям. Назначение этих оценок он видит в презентации в психике мотива деятельности. С моей точки зрения, хотя в желании и присутствует эмоциональный компонент, свести желание только к нему неправомерно хотя бы потому, что понятие «желание» может обозначать не только потребность, но и целиком мотив как сложное мотивационное образование. Кстати, и сам Додонов пишет, что хотя эмоциональные явления «несомненно, включены в мотивацию нашего поведения, но сами по себе мотивами не являются, как не определяют единолично принятия решения о развертывании той или иной деятельности»6 .

Оценочная роль эмоционального реагирования вместе с развитием нервной системы и психики живых существ видоизменялась и совершенствовалась. Если на первых этапах она ограничивалась сообщением организму о приятном или неприятном, то следующей ступенью развития явилась, очевидно, сигнализация о полезном и вредном, а затем — о неопасном и опасном и, наконец, более широко — о значимом и незначимом.

Если первая и отчасти вторая ступень могли обеспечиваться только таким механизмом эмоционального реагирования, как эмоциональный тон ощущений, то третья ступень требовала другого механизма — эмоции, а четвертая — чувств (эмоциональных установок). Кроме того, если эмоциональный тон ощущений способен давать только грубую дифференцировку раздражителей и связанных с ними ощущений (приятные — неприятные), то эмоция обеспечивает более тонкую, а главное — психологическую дифференцировку ситуаций, событий, явлений, показывая их значимость для организма и человека как личности.

6 Додонов Б.И. «Эмоция как ценность» М., Политиздат, 1978. (стр. 46)

9

Немаловажным оказалось и то обстоятельство, что эмоция возникает условнорефлекторно и тем самым дает возможность животному и человеку заблаговременно отреагировать на дистантные раздражители, на складывающуюся ситуацию. Ярость уже при виде врага, издали, при звуках, запахе противника дает возможность животному вступить в схватку с врагом с максимальным использованием всех силовых ресурсов, а страх — спастись бегством.

Однако для этого эмоции должны обладать еще одной функцией: заставлять организм экстренно мобилизовать свои возможности, энергию, чего эмоциональный тон ощущений сделать не может.

Активационно-энергетическая роль эмоционального реагирования проявляется в основном за счет его физиологического компонента: изменения вегетативных функций и уровня возбуждения корковых отделов мозга. По влиянию на поведение и деятельность человека немецкий философ И. Кант (1964) разделил эмоциональные реакции (эмоции) на стенические («стена» по-гречески — сила), усиливающие жизнедеятельность организма, и астенические — ослабляющие ее. Стенический страх может способствовать мобилизации резервов человека за счет выброса в кровь дополнительного количества адреналина, например при активно-оборонительной его форме (бегстве от опасности). Именно он заставил лермонтовского Гаруна бежать быстрее лани. Способствует мобилизации сил организма и воодушевление, радость («окрыленный успехом», говорят в таких случаях).

Активационная функция эмоций отмечается многими авторами. Э. Гельгорн (1948) считает, например, что ускорение и усиление реакций, поддерживающих индивидуальное и видовое существование живых систем, представляет одну из самых ярких черт эмоционального реагирования. Она состоит в том, что при возникновении эмоций происходит активация нервных центров, осуществляемая неспецифическими структурами ствола мозга и передаваемая неспецифическими путями возбуждения. Согласно «активационным» теориям, эмоции обеспечивают оптимальный уровень возбуждения центральной нервной системы и ее отдельных подструктур. Активация нервной системы и, прежде всего, ее вегетативного отдела приводит к изменениям во внутренних органах и организма в целом, приводя либо к мобилизации энергоресурсов, либо к их демобилизации. Отсюда можно говорить о мобилизационной функции эмоций7 .

Так же одна из немаловажных функций эмоций, является ценностная функция. Эта функция легко обнаруживается при анализе таких видов деятельно­сти, которые называют развлечениями или которые близки к таковым.


7 «Эмоции и чувства.» Ильин Е.П. СПб.: Питер, 2001 (гл.4 стр.256)

10

Никого, вероят­но, не удивит, если сказать, что определен­ный субъект слушает музыку ради эстетиче­ского наслаждения или читает детективный роман ради “острых ощущений”. Тем более понятно, что человек может, предположим, пойти в Парк культуры и отдыха с целью развлечься при помощи различных аттрак­ционов.

Однако, если рассмотреть вопрос более тщательно, можно убедиться, что и многие серьезные и ответственные виды деятель­ности совершаются в известной мере тоже ради почему-либо желанных переживаний.

Эмоциональные переживания человека, можно разделить на следующие:

1. Наши желания (не “хотения”!) — про­стые и сложные — как оценки степени соот­ветствия какого-либо объекта нашим по­требностям. Назначение этих “оценок” — презентация в психике мотива деятельно­сти .

2. Эмоции, субъективно выявляющие се­бя в форме радости, огорчения, досады и т. п., как оценки изменения действительности в благоприятную или неблагоприятную сторону; оценки успеха или неуспеха дея­тельности по реализации мотива.

3. Чувства удовольствия и неудовольст­вия как оценки качества удовлетворения ка­ких-либо потребностей.

4, Наши настроения и эмоциональные состояния как оценки общего соответствия действительности нашим потребностям и ин­тересам.

Каждый из этих подклассов эмоциональ­ных явлений обладает своими специфиче­скими особенностями. Но их объединяет то, то все они выполняют аксиологическую функцию, являясь “с точки зрения интере­сов человека своего рода оценкой того, что происходит вне и внутри Hac”.

В этой своей функции они, несомненно, включены в мотивацию нашего поведения, но сами по себе мотивами не являются, как и не определяют единолично принятия решения о развертывании той или иной дея­тельности.

Эмоции выполняют различные функции. Витамины и соль полезны для организма, но их избыточный прием может привести к заболеванию или отравлению. Так и с эмоциями. Выполняя свои биологические функции, эмоции «не спрашивают» человека, полезно ему это или вредно с его точки зрения. Роль же эмоций оценивается именно с личностных позиций: мешает возникшая эмоция или ее отсутствие достижению цели, нарушает или нет здоровье человека и т. д.

1.3 Классификация эмоций

Изучение различных форм запечатления и проявления эмоциональной направленно­сти людей требует и адекватной этой задаче классификации эмоций.

Существуют разнообразные классификации эмоций. Многие отечественные и зарубежные психологи, и не только, пытались её создавать, но создать какую-то единую не удавалось и не удалось и по сей день, а это может свидетельствовать только о том, что, очевидно, универ­сальную классификацию эмоций создать во­обще невозможно,

11

так что классификация, пригодная для решения одного круга задач, неизбежно должна быть заменена другой при решении задач иного сорта, принципиально отличных от первых. Во всяком случае, не столько в противовес прежним попыткам классифицировать эмоции, сколько в допол­нение к ним предлагаем свой особый подход к решению данного вопроса. При этом следу­ет сразу же предупредить, что объектом нашего внимания будут не все эмоции, а только те из них, в которых субъект чаще всего испытывает потребность и которые придают непосредственную ценность самому процессу его деятельности, приобретающей благодаря этому качество интересной рабо­ты, интересной учебы, интересной игры или “сладостных” мечтаний, отрадных воспоми­наний и т. д. Эмоции, которые не могут вой­ти в “ткань” какой-либо склонности индиви­дуума, нас здесь интересовать не станут. По этой причине, например, в сфере нашего внимания, окажется такое переживание, как грусть (ибо есть люди, любящие слегка погрустить), и выпадет из этой сферы та­кая эмоция, как зависть (даже о завист­никах нельзя сказать, что им нравится за­видовать).

Иными словами, классификации будут подлежать только эмоции, которые в созна­нии людей предстают в качестве “ценных” пережиганий.

Приступая к классификации эмоций, нельзя упускать из виду, что они уже опре­деленным образом смоделированы и классифицированы в самом языке, которым мы пользуемся. При этом словесные “ярлычки” эмоций часто обозначают не цельное пере­живание, а лишь его определенное, особенно ярко выраженное качество — например, ка­чество высокой положительной интенсивно­сти чувств (восторг) или даже только одну высокую его интенсивность (волнение). В других случаях, наоборот, за одним сло­вом скрывается не отдельная эмоция, а до­вольно “пестрый” их конгломерат (рев­ность). Можно было бы доказать, что для целей речевого общения людей такое по­ложение дел удобно. Однако для класси­фикаторов эмоциональных явлений оно пред­ставляет большую опасность оказаться жертвой “синдрома Пигмалиона”, как аме­риканский математик Дж. Синг окрестил слу­чаи, когда ученый принимает “модельный мир” (“М-Мир”) за “действительный мир” (“Д-Мир”)8 . Увы, немало психоло­гов, рассматривая эмоции, анализируют не столько переживания, сколько семантику слов.

В связи со сказанным перед исследовате­лем эмоций исключительно остро встает не только проблема нахождения правильного основания их классификации, но и вопрос о принципах выделения “эмоциональных кван­тов”, поскольку слова отнюдь не “квантуют” эмоциональную реальность однозначным об­разом. Разрешить обе эти задачи на строго тео­ретическом уровне пока, к сожалению, вооб­ще невозможно, поскольку психологам до сих пор не удалось еще полностью разобраться в “опорной базе” эмоций — структуре чело­веческих потребностей. Поэтому для класси­фикации эмоций нам пришлось избрать по­луэмпирический путь, при котором мы шли не от потребностей к эмоциям, а от предва­рительно собранного огромного “сырого ма­териала” о “ценных” переживаниях к


8Дж. Синг. Беседы о теории относительно­сти. М., 1973, стр. 18—21.

12

“про­свечивающим” через них корреспондентным потребностям, положенным, в конце концов, в основание классификации. Вспомогатель­ными критериями при этом служили, во-первых, наличие некоторой инварианты в эмоциональных ситуациях, порождающих эмоции той или иной категории (служение другим людям, решение познавательных за­дач и т. д.), во-вторых, — частая сочетаемость эмоций одной категории друг с другом, их коррелятивность. Это была долгая, много­этапная работа, в процессе которой постепен­но уменьшался разрыв между эмпиричес­кими и теоретическими доводами в пользу той или иной группировки эмоциональных переживаний9 .

В разработанной таким путем и предла­гаемой ниже классификации “ценных” пере­живаний используются только те их “рече­вые модели”, которые обязательно передают специфический компонент эмоции, ее окра­шенность “в цвет” определенной потребно­сти. Такой моделью является, например, сло­во “нежность”, но не являются слова “удовольствие”, “радость”, “восторг” без указа­ния на их источник, ибо удовольствие от поедания шашлыка есть иная эмоция по сравнению с удовольст­вием от созерцания красивой картины, a “безумный восторг делания” отнюдь не тождествен “восторженной нежно­сти” и т. д.

Ниже приведена классификация эмоция Додонова Б.И. “цен­ных” эмоций с примерами непосредственных высказываний людей об особо влекущих их переживаниях и специальным “эмоциональ­ным инвентарем”, предназначенным для ре­шения задач.

1. Альтруистические эмоции. Эти переживания возникают на основе потреб­ности в содействии, помощи, покровительст­ве другим людям. Альтруистические пережи­вания хорошо отражены в таких высказыва­ниях студентов:

“Если говорить честно, то я больше всего люблю испытывать... нежность, заботу, тре­вогу за кого-то. Просто необходимо мне чув­ство, что я кому-то нужна, что то, что я де­лаю, тоже нужно другим, тогда у меня и ра­бота спорится и, кажется, делать ее легко и приятно”.

“Самое желанное чувство — когда сдела­ешь что-то приятное, нужное людям. В шко­ле часто, даже регулярно, помогала друзьям в учебе. Ученик чего-то недопонимал, ты по­мог ему и видишь, как хорошо он отвечает на уроке... Такое ощущение, как будто душа рвется из меня, так хорошо”.

Альтруистические эмоции люди могут испытывать, и, не помогая другим реально, а лишь отождествляя себя в воображении с тем или иным благородным героем:

“Меня приводит в умиление, в трога­тельно-восторженное состояние, даже вызы­вает слезы радости, когда я читаю те книги, в которых описаны добрые дела какого-либо человека”.

Инвентарий альтруистических эмо­ций: “Желание приносить другим радость и счастье”,


9 Додонов Б.И. «Эмоция как ценность» М., Политиздат, 1978. (стр. 46)

13

“Чувство беспокойства за судьбу кого-либо, забота”, “Сопере­живание удачи и радости другого”, “Чувство нежности или умиления”, “Чувство преданности”, “Чувство участия, жалости” .

2. Коммуникативные эмоции. Эти эмоции возникают на основе потребности в общении.

В формулировках студентов коммуника­тивные переживания переданы так: “Боль­ше всего люблю те чувства, которые у меня возникают среди людей, которых я уважаю. В это время испытываю припод­нятое, возвышенное состояние”. “Когда тот или иной человек делает тебе что-то приятное, то... прямо реветь хочется от сча­стья”.

Коммуникативные переживания нередко близки к альтруистическим. Надо отметить, что не всякая эмоция, возникающая при общении людей, является непременно ком­муникативной. В процессе общения могут возникать любые эмоции; коммуникативными же являются только те из них, которые возникают как реакция на удовлетворение или неудовлетворение стремления к эмоцио­нальной близости (иметь друга, сочувст­вующего собеседника и т. п.).

Инвентарий этих эмоций: “Желание общаться, делиться мыслями и пережива­ниями, найти им отклик”, “Чувство симпатии, расположения”, “Чувст­во уважения к кому-либо”, “Чувст­во признательности, благодарности”, “Чувство обожания кого-либо”, “Желание заслужить одобрение от близких и уважаемых людей” .

3. Глорические эмоции (от лат. gloria— слава). Эти эмоции связаны с по­требностью в самоутверждении, во славе. Ти­пичная для них эмоциональная ситуация — реальное или воображаемое “пожимание лавров”. Она хорошо выявлена в следую­щем высказывании одного из наших рес­пондентов: “Наиболее приятные пережива­ния я испытываю тогда, когда являюсь предметом всеобщего внимания и восхище­ния. В противном случае у меня возникают самые неприятные чувства”.

Инвентарий: “Стремление завое­вать признание, почет”, “Чувство уязвленного самолюбия и желание взять ре­ванш”, “Приятное щекотание само­любия”, “Чувство гордости”, “Чувство превосходства”, “Чувство удовлетворения тем, что как бы вырос в собственных глазах, повысил ценность сво­ей личности” .

4. Праксические эмоции. Термин “праксические чувства” введен в употреб­ление П. М. Якобсоном, предложившим на­звать так переживания, “вызываемые дея­тельностью, изменением ее в ходе рабо­ты, успешностью или неуспешностью ее, трудностями ее осуществления и заверше­ния” 10 .

В примерах праксических чувств у П. М. Якобсона, однако, выступают очень сложные комплексы переживаний, в кото­рые входят и такие эмоции, как эстетиче­ские, интеллектуальные и другие, только окрашенные в “праксические тона”. Мы выделяем праксические эмоции в их чистом виде и специфичность таких эмоций, следуя взглядам К. Д. Ушинского и И. П. Павлова, связываем с “рефлексом цели”11 ,“ибо цель или


10 Я. М. Якобсон. Психология чувств. М., 1958, стр. 228.

11 Я. М. Сеченов, И. П. Павлов, Н. Е. Вве­денский. Физиология нервной системы. Избранные труды, вып. IV. М., 1952, стр. 420.

14

задача жизни есть только другая форма для выражения того же понятия “труда жизни”” 12 .

Приведем несколько описаний студентами своих переживаний, которые мы относим к праксическйм: “Совершение полезного и ну­жного с большим напряжением воли”. “Наи­более приятным для меня чувством является увлеченность работой, когда эта работа вы­полняется строго по тому плаву, который я задумала, и приносит желаемые результаты; В этом случае появляется какое-то вдохно­вение и хочется сделать как можно больше и лучше. И особенно странно то, что абсо­лютно не чувствуется усталость, а наоборот, голова ясная и, как говорится, хорошо на ду­ше”. “У меня всегда хорошее настроение и бодрое состояние после того, когда работа уже закончена, и я чувствую, что я выпол­нила ее добросовестно и добилась желае­мого”.

Инвентарий: “Желание добиться ус­пеха в работе”, “Чувство напряже­ния”, “Увлеченность, захваченность работой”, “Любование результатами своего труда, его продуктами”, “При­ятная усталость”, “Приятное удовлет­ворение, что дело сделано, что день прошел не зря”.

5. Пугнические эмоции (от лат. pugna— борьба). Эмоции, по нашему мне­нию, происходят от потребности в преодоле­нии опасности, на основе которой позднее возникает интерес к борьбе.

Яркое описание этих переживаний мы находим, например, в воспоминаниях гене­рал-полковника Глеба Бакланова, Героя Со­ветского Союза, мастера спорта СССР: “Я обогнал тех восемь или десять человек, которые поднялись в атаку вместе со мной. Я испытывал необычайное, восторженное возбуждение. В горле пощипывало. Време­нами перехватывало дыхание. Разгорячен­ное лицо пылало огнем”. Он же признается: “Конечно, все, что приходилось делать мне на войне, делалось отнюдь не из “спортив­ного интереса”... Но в самом ходе боя... часто возникали переживания и ощущения, сход­ные с теми, которые были знакомы мне по спорту” 13 .

Хорошо передает переживание названно­го типа перед прыжком с парашютом космо­навт Алексеи Леонов: “Перед шестым прыж­ком в душе все равно рождается какое-то то­мнительно-ликующее ожидание и вместе с тем захватывающее чувство высоты, власти над природой, опасности”.

“...Я люблю это чувство — опасность”, — сказал о себе укротитель Вальтер Запашный, объясняя, почему он предпочитает работать с хищниками.

Любовь к подобным переживаниям отме­чали и некоторые наши студенты, особенно с факультета физвоспитания: “Люблю острые ощущения, взвинчивающие нервы”. “Ощу­щаешь какое-то тревожное возбуждение. Ка­жется, что переступаешь какую-то неведо­мую грань. Это страшновато и приятно”.

Инвентарий: “Жажда острых ощу­щений”, “Упоение опасностью, рис­ком” , “Чувство спортивного азарта” , “Решительность” , “Спортив­ная злость” , “Чувство сильнейшего


12К. Д. Ушинский. Человек как предмет вос­питания, т. 2. СПб., 1873, стр. 381.112

13Г. Бакланов. Точка опоры. М., 1971, стр. 139.

15

волевого и эмоционального напряжения, предельной мобилизации своих физических и ум­ственных способностей” .

6. Романтические эмоции. В ака­демическом “Словаре русского языка” ро­мантизм определяется как “умонастроение, проникнутое идеализацией действительности, мечтательной созерцательностью”, а роман­тиком словарь называет того, “кто настроен романтически, склонен к мечтательности, к идеализации жизни и людей”.

Однако не все употребляют слово “роман­тик” именно в таком значении. К романтиче­ским натурам нередко относят отважных пу­тешественников, разного рода “первопроход­цев”, то есть людей, которых менее всего мо­жно отнести к созерцателям. Общепризнан­ные романтические поэты Байрон и Лермон­тов отнюдь не были склонны к идеализации действительности.

В настоящей работе мы под романтизмом имеем в виду стремление ко всему необычай­ному, необыкновенному, таинственному.

Чувство таинственности как типичная “романтическая эмоция” появляется у нас в связи не с любой тайной, а только там, где мы живо “ощущаем” свою включенность в число объектов, на которые распространяет­ся действие загадочного фактора, особенно когда ему приписывается сознательная воля, одухотворенность. Чувство таинственного почти всегда включает в себя ожидание: вот сейчас что-то произойдет, что окажет решаю­щее влияние на мою судьбу (или судьбу лица, за которое я “болею”). Там, где этого ожидания (хотя бы подсознательного) нет, там нет и чувства таинственности. Описание секрета самого хитрого технического устрой­ства у нас такой эмоции не вызывает. Позна­ние тайн природы, очевидно, может сопро­вождаться чувством таинственности в зави­симости от того, насколько личностно и фи­лософски значимо человек воспринимает объ­ект исследования

Инвентарий: “Стремление к необы­чайному, неизведанному” , “Ожидание чего-то необыкновенного и очень хорошего, светлого чуда” , “Манящее чувство да­ли” , “Волнующее чувство странно преображенного восприятия окружающего: все кажется иным, необыкновенным, пол­ным значительности и тайны” , “Чувство особой значительности происходя­щего” , “Чувство зловеще-таинственно­го” .

7. Гностические эмоции. Гности­ческие (от греч, gnosis — знание) эмоции

издавна описываются в учебниках психоло­гии под рубрикой интеллектуальных чувств. Часто, однако, при этом в одном ряду оказы­ваются и конкретные переживания (удивле­ние), и свойства личности (чувство нового). Нас интересуют только первые.

Гностические эмоции мы связываем, не просто с потребностью в получении любой новой информации, а с потребностью в “ког­нитивной гармонии”. Суть ее в том, чтобы в новом, неизвестном, из ряда вон выходящем отыскать знакомое, привычное, понятное, приводя таким образом всю наличную, ин­формацию к одному “общему знаменателю”. Альберт Эйнштейн очень метко назвал .это человеческое стремление “бегством от удив­ления”.

16

Типичная эмоциональная ситуация, возбуждающая гностические эмоции, — это проблемная ситуация. В ответах наших сту­дентов гностические переживания описыва­лись так: “Для меня самое приятное пережи­вание — разобраться в трудном вопросе”. “Самое приятное чувство — решить зада­чу, когда вначале казалось, что я её не решу”.

Инвентарий: “Стремление нечто по­нять, проникнуть в сущность явления” , “Чувство удивления или недоуме­ния” , “Чувство ясности или смутно­сти мысли” , “Неудержимое стремле­ние преодолеть противоречия в собственных рассуждениях, привести все в систему” , “Чувство догадки, близости реше­ния” , “Радость открытия истины”.

8. Эстетические эмоции. Кате­гория эстетических чувств выделена давно. Тем не менее, в вопросе о природе и самом составе эстетических переживаний до насто­ящего времени остается еще много неясного. Сложность проблемы состоит в том, что эстетические отношения к изображаемому проявляются через все другие чувства — радость, гнев, тоску, отвращение, страдание, горе и т. д. Однако не ясно, “что представ­ляет собой эстетическое чувство в чистом виде, без тех чувств, которые ему сопутст­вуют” 14 .

Несколько схематизируя разные точки зрения на эту проблему, можно выделить два основных взгляда. Согласно первому, эстети­ческих эмоций в чистом виде просто не су­ществует. “Своеобразие эстетических пере­живаний заключается в специфическом и не­повторимом сочетании различных по своей направленности, интенсивности и значению эмоций”15 . Эстетическое впечатление — ре­зультат того, что “все чувства, переживания, мысли смешались, столкнулись друг с дру­гом”, и “это столкновение “очищает”, прео­долевает обычные чувства, зарождающиеся в процессе эстетического восприятия произве­дения искусства”16 ,Согласно второму взгляду, эстетическая эмоция есть отражение потребности челове­ка в гармонии с окружающим, которая пред­ставляет собой “соответствие, совпадение мер человека и мер предметов” 17 . Соответствие это отражается в чувстве красоты.

Первый взгляд, хотя и не лишен основа­ния, все же представляется нам узким. Про­тив него говорит уже тот факт, что эстетиче­ское чувство у нас может вызвать созерцание самого простого предмета, например, дерева, цветка или даже красиво окрашенной ткани. Никакого столкновения противоречивых чувств в этом случае нет. Мы также реши­тельно отказываемся наперед считать всякое переживание эстетическим только потому, что оно вызвано у человека произведением искусства. По крайней мере, литература, те­атр, кино “задевают” самые разные потреб­ности. Нам лично ближе вторая точка зре­ния, хотя ее и нельзя признать достаточно отчетливой.Думается, что в более или менее чистом виде эстетические эмоции вызываются толь­ко такими видами искусства, в которых фор­ма и содержание совершенно неразделимы. К ним мы относим в первую очередь музыку. Такое же чисто эстетическое впечатление часто производит на нас красота природы.

14 Б. Г. Кубланов. Эстетическое чувство и ис­кусство. Львов, 1966, стр. 28.

15Г. X. Шингаров. Эмоция и чувства как формы отражения действительности, стр. 172.

16 Л. Г. Юлдашев. Эстетическое чувство и про­изведение искусства. М., 1969, стр. 156.

17А. С. Молчанова. На вкус, на цвет... М., 1966, стр. 120. 17

Процитируем несколько высказываний сту­дентов: “Люблю то состояние грусти или ка­кой-то прозрачной печали, когда слышу пре­красные звуки музыки”. “Самое приятное переживание — внутренняя сосредоточен­ность, возвышенность, связанная обычно с музыкой, стихами или природой”. “Наибо­лее приятные ощущения возникают у меня, когда я иду в слегка пасмурную погоду од­на, а вокруг шумят деревья, омытые дождем, пахнет цветами; тихо и очень красиво”.

Интересно отметить, что те наши респон­денты, которые в качестве самых приятных для них переживаний назвали эстетические, чаще всего испытывали их вместе с чувством некоторой меланхолии, с “горчинкой грусти”. Они как бы тяготели одновременно к тем и другим эмоциям. Тем не менее, связь пережи­вания красоты с грустью не является без­условной. Вследствие этого мы из состава эс­тетических переживаний выделяем специаль­ную модификацию — лирические пережива­ния, в которых очень значителен (иногда он даже преобладает над эстетическим) компонент светлой, “опоэтизированной” печали, очевидно, возникающей в связи с подавлен­ными коммуникативными интенциями лю­дей.

Инвентарий эстетических эмоций:

“Жажда красоты”, “Наслаждение кра­сотой чего-либо или кого-либо”, “Чув­ство изящного, грациозного”, “Чувство возвышенного или величественного” , “Наслаждение звуками”, “Чувство волнующего драматизма” (“Сладкая боль”). К лирическим чувствам как разновид­ности эстетических относятся: “Чувство светлой грусти и задумчивости"” ,( “По­этически-созерцательное состояние”,“Чувство душевной мягкости, растроганно­сти”,“Чувство родного, милого, близ­кого”, “Горьковато-приятное чувства одиночества” .

9. Гедонистические эмоции. К указанной категории мы относим эмоции, связанные с удовлетворением потребности в телесном и душевном комфорте.

В высказываниях наших респондентов гедонистические переживания и соответству­ющие им эмоциональные ситуации описыва­лись так: “Очень люблю состояние покоя, благополучия, свободы от обязанностей”. “Люблю наслаждаться покоем и хорошим физическим самочувствием”. “Самые лучшие радости, на мой взгляд, радости самые про­стые: вкусно поесть, сладко поспать, поне­житься под солнцем на пляже”.

Инвентарий: “Наслаждение прият­ными физическими ощущениями от вкусной пищи, тепла, солнца и т. д.” , “Чувство беззаботности, безмятежности” , “Не­га” (“Сладкая лень”) , “Чувство весе­лья” , “Приятная бездумная возбуж­денность” (на танцах, вечеринках и т. д.) , “Сладострастие” , (Эта эмоция включена в данную категорию с некоторой “натяжкой”).

10. Акизитивные эмоции (от франц. acquisition— приобретение). Эти эмо­ции возникают в связи с интересом к накоп­лению, “коллекционированию” вещей, выхо­дящему за пределы практической нужды в них.

Конечно, коллекционирование предметов людьми чаще всего связано с удовлетворени­ем не одной, а нескольких потребностей. Но в их числе, как мы думаем, можно выделить и чистую коллекционерскую потребность, проявляющуюся в том, что люди увлекаются коллекционированием чего угодно — от про­изведений искусства до зажигалок.

18

Переживание эмоций акизитивного типа может быть описано с помощью такого инвентария: “Стремление нечто много­кратно приобретать, накапливать, коллекцио­нировать”, “Радость по случаю уве­личения своих накоплений” , “При­ятное чувство при обозрении своих накопле­ний, коллекций и т. д.”18 .

Создать классификацию Эмоций, которая имела бы возможность охватить весь их спектр, на мой взгляд необычайно сложно. Именно поэтому, на мой взгляд, на данный момент ещё не существует какой- то одной, единственной в своем роде классификации. Додонов Б.И. попробовал определенным образом систематизировать, все известные эмоции, и у него, на мой взгляд, это получилось довольно не плохо. В принципе я согласно с его классификацией, мне кажется, что нельзя создать её абсолютно законченной, и что она имеет возможность расширяться, какие – то её пункты, возможно, могут объединяться, с течением времени.


18 Додонов Б.И. «Эмоция как ценность» М., Политиздат, 1978. (стр. 122)

19

ГЛАВА 2. ИНФОРМАЦИОННАЯ ТЕОРИЯ ЭМОЦИЙ.

2.1 Потребности, как основа и движущая сила человеческого поведения.

Если исключить человека, то потребности живых организмов сводятся к одной, к поддержанию своего индивидуального и видового существования . Не бывает потребностей положительных и отрицательных. В нормальном организме потребность всегда отрицательна, как состояние и положительна по своим целям, будь то потребность в получении пищи (голод) или потребность в прекращении болевого раздражения. Соответственно факторы, мешающие удовлетворению данной потребности( отсутствие пищи, действие вредных факторов, неблагоприятные температурных условий), всегда отрицательны.19

Наличие потребностей обусловлено самой природой живого, для которого характерно сочетание постоянного самообновления химического состава наряду с относительным постоянством внутренней организации. Вот почему многие потребности имеют врожденный характер. Кроме голода, жажды, полового влечения, к числу врожденных потребностей, можно отнести сон и бодрствование, сохранение своей целостности, заботу о потомстве(родительский инстинкт), получение внешней информации, тренировку мышечной системы и внутренних органов. Вместе с тем было бы ошибкой абсолютизировать генетическое происхождение потребностей. Известно, что систематическое введение в организм химических веществ, таких, как морфий, алкоголь, никотин, порождает в дальнейшем, сильную потребность в этих веществах, явного не существующую от рождения. Условия воспитания способны существенно изменить степень и формы проявления врожденных потребностей. Так, обезьянка, для которой мать, была заменена куклой с искусственной соской, став взрослой, весьма холодно относилась к своему детенышу. Специальными приемами можно нарушить у крысы потребность в строительстве гнезда. Т.о. даже у животных потребности формируются при влиянии окружающей среды. Еще сложнее обстоит дело с формирование социально обусловленных потребностей человека. Потребность в общении, в трудовой деятельности, в восприятии художественных произведений возникает в процессе индивидуального развития. В зависимости от эпохи, социального строя, классовой принадлежности и культурного уровня, круг потребностей одного человека крайне отличается от потребностей другого.20

Потребности различаются не только по качеству, но и по количеству, степени напряжения. Каждая потребность имеет свою объективную и субъективную меру. Объективная мера той или иной потребности носит видовой характер. Для человека научно установлена суточная потребность в количестве пищи, в ее отдельных компонентах (белки, жиры, углеводы), в газовом составе воздуха, в оптимальной температуры окружающей среды, в продолжительности суточного сна. Врожденные и приобретенные особенности данного человека или животного определяют его субъективную «шкалу» потребностей.

19 Симонов П.В. Что такое эмоция? М., 1966. (стр.12)

20 Симонов П.В. Что такое эмоция? М., 1966. (стр.14) 20

Голодание одной и той же продолжительности может ни как не отразиться на состоянии одного человека и породить острую потребность в утолении голода у другого.Потребность легче определять для больших отрезков времени (сутки, месяц), где можно воспользоваться статическими приемами исследования. Труднее произвести объективное измерение потребности живого организма в данный момент. В этих случая чаще всего используется приблизительный метод, где мерилом потребности служит величина внешнего воздействия, порождающего потребность.

Например, о потребности в устранении боли, судят по силе электрического тока, о потребности в пище – по длительности интервала между кормлениями, о потребности в поддержании температурного баланса – по температуре окружающей среды, точнее , по отклонению температуры от оптимальной. 21

Не мене широко используется метод двигательных и вегетативных реакции организма на возникающую потребность. Этот метод позволяет оценить величину субъективной потребности, т.е потребности данного, изучаемого живого существа. О степени потребности судят по голосовым и речевым реакциям (сообщение взрослого человека, плач ребенка), по движению (его скорости и величине), по изменениям электрической активности мозга, кровяного давления, пульса, дыхания, химического состава крови и т.д. Основной недостаток метода состоит в том, что большинство перечисленных реакций определяется не исключительно потребностью, а целым рядом факторов и прежде всего, эмоциями, которые, отнюдь не тождественны потребностям. Потребность в сохранении жизни у храброго человека ничуть не меньше, чем у трусливого, но в критической ситуации, у первого из них почти не наблюдается вегетативные сдвиги, а в организме второго бушует «вегетативная буря». Только наивные и поверхностные люди полагают, что бесстрашный – это кому «жизнь не дорога».

Особенно трудным является измерение потребностей в единицах, которые позволяли бы сопоставить одну потребность с другой. НА данный момент потребности оцениваются только с точки зрения их прямого столкновения, биологической конкуренции.

Теоретически можно представить единицу измерения, общую для различных потребностей. Любое воздействие (температура, голод, электрический ток) характеризуется определенным диапазоном сдвигов возникающих в организме, от самых слабых(пороговых) до несовместных с жизнью или существенно нарушающих нормальную жизнедеятельность22 . Отказ от взгляда на мышление человека, как на первоисточник и движущую сил его деятельности, признание потребностей в качестве определяющей причины человеческих поступков, послужило началом подлинно научного объяснения целенаправленного поведения людей. Несмотря на то, что центральное положение потребностей в структуре человеческой личности, давно уже стал общепринятым, роль потребностей нередко как бы отступает на второй план при переходе к конкретному анализу поведения.

21Симонов П.В. Что такое эмоция? М., 1966. (стр.14)

22Симонов П.В. Что такое эмоция? М., 1966. (стр.18)21

Человечество до сих пор «находится в плену» традиционного представления о сознании как о верховном регуляторе поведения: человека, руководствующегося социально ценными мотивами мы называем «сознательным», а нарушение норм общежития, эгоизм, антиобщественные поступки относим за счет «несознательности».

Так же в настоящее время убедительно показано, что потребность в информации (в новизне, изменчивости внешней среды) является одной из древнейших и самостоятельных потребностей живых систем.

Потребность есть избирательная зависимость живых организмов от факторов внешней среды существенных для самосохранения и саморазвития, источник активности живых систем, побуждение и цель их поведения в окружающем мире.

Дело в том, что «инстинкт» всегда предполагает нечто врожденное и общее с животными, в то время как потребность может быть сколь угодно сложной и социально детерминированной.

Ключевое положение потребностей среди любых проявлений человеческой психики-мышления, воли, чувств - непреложно вытекает из информационной теории эмоций.

Комплекс наук о человеке, куда входят и физиология, и психология, и социология, сегодня не располагает общепринятой классификацией потребностей. Но, тем не менее, можно попробовать создать определенную их классификацию, путем систематизации накопленных сведений о разнообразии потребностей. Симонов П.В. сделал именно это:

1. Биологические и продиктованные ими материальные потребности в пище, одежде, жилище, в технике, необходимой для создания материальных благ, в средствах защиты от вредных воздействий, в обеспечении своего индивидуального и видового существования.

2. Социальные потребности в узком и собственном смысле слова (поскольку социально детерминированы все побуждения человека). В данном случае речь идет о потребности принадлежать к социальной группе (общности) и занимать в этой группе определенное место, пользоваться привязанностью и вниманием окружающих, быть объектом их уважения и любви. Попытки свести все многообразие социальных потребностей человека к «жажде власти» безнадежно устарели. Потребность лидерства - лишь одна из многочисленных разновидностей этой группы мотиваций. Потребность быть «ведомым» нередко перекрывает желание быть лидером по силе и остроте.

3. Идеальные (духовные, культурные) потребности познания в самом широком смысле: познания окружающего мира и своего места в нем, познания смысла и назначения своего существования на земле. Так называемая эстетическая потребность, безусловно, относится к данной группе23 .

С моей точки зрения, эта классификация является наиболее обоснованной и непротиворечивой.

23 Симонов П. В. Эмоциональный мозг. М. , 1981. (Стр. 122)

22

Дело в том, что потребности всех трех перечисленных выше групп (биологические, социальные и идеальные) в свою очередь образуют две разновидности, одну из которых можно назвать «потребностями нужды», а вторую-«потребностями роста». Эти две разновидности потребностей обусловлены диалектикой сохранения и развития, присущей процессу самодвижения живой природы, включая человека и общество. Удовлетворение потребности нужды означает сохранение, удержание генетически заданных констант или ранее достигнутого в онтогенезе. Примером нужды в сфере биологических потребностей может служить голод. В области удовлетворения социальных потребностей нужда есть сохранение занимаемой позиции, а рост - ее улучшение. Овладение уже имеющимися сведениями удовлетворит нужду познания. Потребность роста применительно к познавательной деятельности побуждает искать принципиально новое, отсутствующее в современной науке.

Наличие потребностей нужды и роста, сохранения и развития объясняет тот повседневно наблюдаемый факт, что удовлетворение потребности в одних случаях редуцирует, ослабляет эту потребность, а в других - индуцирует, усиливает ее.

Появляется принципиально новый взгляд на значение эмоций, с точки зрения потребностей. Впервые с этой точки зрения эмоции рассматривает именно Симонов П.В.. Его информационная теория претерпела множество критических осуждений, в том числе со стороны Додонова Б.И. Но нельзя обесценивать его вклад в проблему изучения эмоций, так как он поистине огромен.

2.2 Эмоция, как отражение силы потребности и вероятности её удовлетворения в данный момент.

У птиц и у животных нервные центры эмоционального реагирования могут быть активированы по механизму безусловного рефлекса. Экологически специализированные раздражители способны вызвать страх или ярость без предварительного научения. Так, выращенные в условиях полной изоляции птицы, обращаются в бегство при демонстрации движущегося силуэта ястреба. Правда изучение врожденных, как и приобретенных эмоциональных реакций, всегда требует уточнения: имеем ли мы дело с эмоциями в собственном смысле этого термина, или рефлекторный акт ограничивается воспроизведением соответствующего двигательного стереотипа - реакции убегания, атаки и. т.п. Например, нападение льва на добычу обладающего многими внешними признаками агрессивности, не сопровождается эмоцией ярости, т. к. представляет типичное для данного вида пищедобывательное поведение24 .

Даже в сфере врожденной, безусловной активации эмоций обнаруживается существенное отличие от других безусловных рефлексов: Эмоциональные реакции не имеют однозначно и стабильно вызывающих эти реакции поводов. Начнем с того, что большинство эмоциональных реакции обладает выраженной способностью к угасанию по мере повторения эмоциональных стимулов.

24 Симонов П.В. Теория отражения и психофизиология эмоций. – М.: Наука, 1970.(стр18)

23

Раздражитель при первых своих применениях вызывавший бурную эмоциональную реакцию, может стать практически безразличным.

Хотя потребность, составляет основу любой эмоции, степень эмоционального напряжения, не определяется одной лишь потребностью, силой подкрепления, величиной поощрения или наказания.

Эмоция есть отражение мозгом силы потребности, и вероятности её удовлетворения в данный момент25 .

Определения термина «эмоция», которые, казалось бы, должны в наиболее концентрированном виде отражать степень нашего проникновения в природу и внутреннюю структуру определяемого явления, как правило, носят абстрактно-описательный характер, или требуют дополнительных разъяснений.

«Эмоции - одна из важнейших сторон психических процессов, характеризующая переживание человеком действительности. Эмоции представляют интегральное выражение измененного тонуса нервнопсихической деятельности, отражающееся на всех сторонах психики и организма человека»26 . Определение эмоции как переживания (а переживания - как эмоции) можно встретить не только у психологов, но и в физиологических работах: «Эмоции - физиологические состояния организма, имеющие ярко выраженную субъективную окраску и охватывающие все виды чувствований и переживаний человека - от глубоко травмирующих страданий до высоких форм радости и социального жизнеощущения». Правда, физиологический подход к определению эмоций, как правило, хотя и далеко не у всех исследователей, обнаруживает тесную связь эмоций с потребностями организма. «С точки зрения физиологической перед нами стоит задача раскрыть механизм тех конкретных процессов, которые в конечном итоге приводят к возникновению и отрицательного (потребность) и положительного (удовлетворение) эмоционального состояния».27

Связь эмоций с потребностями бесспорна, однако, считать эмоцию функцией одной лишь потребности вряд ли правомерно. Неудовлетвореннаяпотребность необходима для положительных эмоций не менее чем для отрицательных. Для того чтобы убедиться в этом достаточно представить себе состояние человека, который после обильной трапезы получает приглашение снова сесть за стол. Тем не менее, гомеостатическое отождествление эмоций с самим фактом возникновения или устранения потребностей (с редукцией драйва) продолжает кочевать по страницам научных работ.

Так же можно дать еще одно определение эмоций – это особый класс психических процессов и состояний, связанных с инстинктами, потребностями и мотивами. Эмоции выполняют функцию регулирования активности субъекта путем отражения значимости внешних и внутренних ситуаций для осуществления его жизнедеятельности. Эмоции - как форма отражения биологического качества раздражителей, его полезности или

25 Симонов П.В. Теория отражения и психофизиология эмоций. – М.: Наука, 1970.(стр46)

26Лебединский, Мясищев, 1966, (стр. 222)

277 Симонов П.В. Теория отражения и психофизиология эмоций. – М.: Наука, 1970.(стр49) 24

вредности для организма, входя в функциональную систему поведенческого роста, способны в значительной мере модулировать его направленность и конечный результат. Утверждение о том, что полезное для организма оценивается им как «приятное, эмоционально положительное», а вредное - как «неприятное, эмоционально отрицательное», тривиально. Представим на минуту, что сталось бы с эволюцией, если бы живые существа стремились ко всему вредному, разрушительному и избегали все полезное, необходимое для жизни. Сказать, что полезное - приятно, а вредное - неприятно, значит, ничего не добавить к самоочевидному положению вещей.

Функции Эмоций

Отражательно-оценочная функция

Эмоция есть отражение мозгом человека и животных какой-либо актуальной потребности (ее качества и величины) и вероятности (возможности) ее удовлетворения, которую мозг оценивает на основе генетического и ранее приобретенного индивидуального опыта.

В самом общем виде правило возникновения эмоций можно представить в виде структурной формулы:

Э=f [П, (Ин-Ис),...],

где Э - эмоция, ее степень, качество и знак; П - сила и качество актуальной потребности; (Ин -Ис) - оценка вероятности (возможности) удовлетворения потребности на основе врожденного и онтогенетического опыта; Ин - информация о средствах, прогностически необходимых для удовлетворения потребности; Ис - информация о средствах, которыми располагает субъект в данный момент.

Разумеется, эмоция зависит и от ряда других факторов, одни из которых нам хорошо известны, а о существовании других мы, возможно, еще и не подозреваем. К числу известных относятся:

- индивидуальные (типологические) особенности субъекта, прежде всего, индивидуальные особенности его эмоциональности, мотивационной сферы, волевых качеств и т. п.;

- фактор времени, в зависимости от которого эмоциональная реакция приобретает характер стремительно развивающегося аффекта или настроения, сохраняющегося часами, днями и неделями;

- качественные особенности потребности. Так, эмоции, возникающие на базе социальных и духовных потребностей принято именовать чувствами. Низкая вероятность избегания нежелательного воздействия породит у субъекта тревогу, а низкая вероятность достижения желаемой цели - фрустрацию; и т. д., и т. п.

Но все перечисленные и подобные им факторы обусловливают лишь вариации бесконечного многообразия эмоций, в то время как необходимыми и достаточными являются два, только два, всегда и только два фактора: потребность и вероятность (возможность) ее удовлетворения.

Термин «информация» здесь имеется в виду в прагматическом значении, т. е. изменении вероятности достижения цели (удовлетворения потребности) благодаря получению

25

данного сообщения. Таким образом, речь идет не об информации актуализирующей потребность (например, о возникшей опасности), но об информации, необходимой для удовлетворения потребности (например, о том, как эту опасность избежать). Под информацией мы понимаем отражение всей совокупности средств достижения цели: знания, которыми располагает субъект, совершенство его навыков, энергетические ресурсы организма, время достаточное или недостаточное для организации соответствующих действий и т. п. Спрашивается, стоит ли в таком случае пользоваться термином «информация»? Симонов полагает, что стоит и вот почему. Во-первых, мозг, генерирующий эмоции, имеет дело не с самими навыками (куда входит и тренировка периферического исполнительного аппарата), не с самими энергетическими ресурсами организма и т. д., а с афферентацией из внешней и внутренней среды организма, то есть с информацией об имеющихся средствах. Во-вторых, все многообразие сведений о необходимом для удовлетворения возникшей потребности и реально имеющемся в данный момент у субъекта трансформируется мозгом в единый интегральный показатель - в оценку вероятности достижения цели (удовлетворения потребности). Оценка же вероятности по самой природе своей есть категория информационная.

Термин «потребность» мы употребляем в его широком понимании, отнюдь не сводимом к одному лишь сохранению (выживанию) особи и вида. «Дай человеку то лишь, без чего не может жить он,- ты его сравняешь с животным»,- писал Шекспир в «Короле Лире», но и потребности животных не ограничиваются самосохранением. Подробнее проблема потребностей будет рассмотрена нами ниже, а сейчас мы ограничимся лишь возможно более точным определением термина. Нередко потребность квалифицируют как нужду в чем-либо, но подобное определение есть не более чем игра в синонимы. По нашему мнению, потребность есть избирательная зависимость живых организмов от факторов внешней среды существенных для самосохранения и саморазвития, источник активности живых систем, побуждение и цель их поведения в окружающем мире. Соответственно поведение мы определим как такую форму жизнедеятельности, которая может изменить вероятность и продолжительность контакта с внешним объектом, способным удовлетворить имеющуюся у организма потребность28 .

Переключающая функция эмоций

С физиологической точки зрения эмоция есть активное состояние системы специализированных мозговых структур, побуждающее изменить поведение в направлении минимизации или максимизации этого состояния. Поскольку положительная эмоция свидетельствует о приближении удовлетворения потребности, а отрицательная эмоция - об удалении от него, субъект стремится максимизировать (усилить, продлить,


28 Симонов П. В. Эмоциональный мозг. М. , 1981. (Стр. 16)

26

повторить) первое состояние и минимизировать (ослабить, прервать, предотвратить) второе. Этот гедонистический принцип максимизации - минимизации, равно применимый к человеку и животным, позволит преодолеть кажущуюся недоступность эмоций животных для непосредственного экспериментального изучения.

В отличие от клинико-физиологических исследований, в процессе которых врач сохраняет речевой контакт с пациентом, физиолог-экспериментатор может судить об эмоциях животного только по внешним поведенческим проявлениям этих эмоций.

Переключающая функция эмоций обнаруживается как в сфере врожденных форм поведения, так и при осуществлении условнорефлекторной деятельности, включая ее наиболее сложные проявления. Надо лишь помнить, что оценка вероятности удовлетворения потребности может происходить у человека не только на осознаваемом, но и на неосознаваемом уровне. Ярким примером неосознаваемого прогнозирования служит интуиция, где оценка приближения к цели или удаления от нее первоначально реализуется в виде эмоционального «предчувствия решения», побуждающего к логическому анализу ситуации, породившей эту эмоцию.

Переключающая функция эмоций особенно ярко обнаруживается в процессе конкуренции мотивов, при выделении доминирующей потребности, которая становится вектором целенаправленного поведения. Так, в боевой обстановке борьба между естественным для человека инстинктом самосохранения и социальной потребностью следовать определенной этической норме переживается субъектом в форме борьбы между страхом и чувством долга, между страхом и стыдом. Зависимость эмоций не только от величины потребности, но и от вероятности ее удовлетворения чрезвычайно усложняет конкуренцию сосуществующих мотивов, в результате чего поведение нередко оказывается переориентированным на менее важную, но легко достижимую цель: «синица в руках» побеждает «журавля в небе». Постоянная угроза такой переориентации потребовала от эволюции формирования специального мозгового аппарата, способного купировать эту «ахиллесову пяту» эмоций. На уровне высшей нервной деятельности человека он предстает перед нами в качестве физиологических механизмов воли.

Частной, хотя и качественно специфичной разновидностью переключающей функции эмоций, является их подкрепляющая функция.

Подкрепляющая функция эмоций

Феномен подкрепления занимает центральное положение в системе понятий науки о высшей нервной деятельности, поскольку именно от факта подкрепления зависят образование, существование, угашение и особенности любого условного рефлекса. Многочисленные факты показывают, что условный рефлекс можно выработать, сочетая и так называемые индифферентные раздражения, хотя скорость замыкания условной связи, ее стойкость и дальнейшая судьба в решающей мере зависят от видовых особенностей животного, интенсивности стимулов, их сенсорной модальности и порядка

27

сочетаний. Заметим, что с «индифферентностью» стимулов надо обращаться очень осторожно.

Компенсаторная (заменяющая)функция

Будучи активным состоянием системы специализированных мозговых структур, эмоции оказывают влияние на другие церебральные системы, регулирующие поведение, процессы восприятия внешних сигналов и извлечения энграмм этих сигналов из памяти, вегетативные функции организма. Именно в последнем случае особенно наглядно обнаруживается компенсаторное значение эмоций.

Дело в том, что при возникновении эмоционального напряжения объем вегетативных сдвигов (учащение сердцебиений, подъем кровяного давления, выброс в кровяное русло гормонов и т. д.), как правило, превышает реальные нужды организма. По-видимому, процесс естественного отбора закрепил целесообразность этой избыточной мобилизации ресурсов. В ситуации прагматической неопределенности (а именно она так характерна для возникновения эмоций), когда неизвестно, сколько и чего потребуется в ближайшие минуты, лучше пойти на излишние энергетические траты, чем в разгар напряженной деятельности - борьбы или бегства - остается без достаточного обеспечения кислородом и метаболическим «сырьем».

Но компенсаторная функция эмоций отнюдь не ограничивается гипермобилизацией вегетатики. Возникновение эмоционального напряжения сопровождается переходом к иным, чем в спокойном состоянии, формам поведения, принципам оценки внешних сигналов и реагирования на них. Физиологически суть этого перехода можно определить как возврат от тонко специализированных условных реакций к реагированию по принципу доминанты А. А. Ухтомского. В. П. Осипов неслучайно назвал «эмоциональной» именно первую стадию выработки условного рефлекса - стадию генерализации29 .

Как уже говорилось ранее, эмоции – это очень широкое, многогранное понятие. Функции которые выделяет Симонов П.В., принципиально отличаются от Тех которые выделяет Додонов Б.И., и это понятно, так как у Павел Васильевича совершенно новый взгляд на эмоциональные процессы, он создает абсолютно новую теорию эмоций – «информационную». Эта теория вызвала кучу споров, в различных кругах, особенно среди психологов и людей, изучающих эмоциональные процессы, и претерпела уйму огласок. Я считаю, что всегда должно быть несколько подходов к изучению одной и той же проблемы, и теория Симонова, имеет место на существование, а то что она претерпела неодобрение среде определенной массы людей, вполне естественный процесс, ни когда не могут быть вокруг одни лишь сторонники, которые будут полностью согласны со все что ты делаешь, ведь Павел Васильевич тоже со своей стороны не согласился с принятыми ранее эмоциональными теориями.


29 Симонов П. В. Эмоциональный мозг. М. , 1981. (Стр.31)

28

2.3 О термине информация применительно к изучению эмоций.

Напомним только некоторые значения термина, с которыми он употребляется в современной литературе. Здесь и житейское представление об информации как сведениях, передаваемых от системы к системе (живой или автоматической); и представление об информации как негэнтропии, т. е. мере упорядоченности, организованности, неслучайности; и семантическая ценность информации, определяемая через изменения тезауруса (запаса знаний); и, наконец, прагматическая ее ценность, мерой которой служит изменение вероятности достижения цели в результате использования данного сообщения.

Рассмотрим типичный пример возникновения эмоционального напряжения в результате «информационной перегрузки». За 40 с разбега самолета требуется произвести 70различных операций. Каждую минуту летчик должен считывать 120-150 показаний приборов. В момент посадки ему приходится одновременно учитывать показания приборов, работу двигателей, направление полета, расстояние до земли и т. д. Начинающий пилот буквально «захлебывается» в потоке поступающих к нему сигналов и оказывается в ситуации острейшего дефицита информации, необходимой и достаточной для своевременного осуществления действий по управлению самолетом. Отсюда - сильное эмоциональное напряжение: резкое учащение сердцебиений, тремор, судорожная хватка за ручку управления и нарастающая угроза ошибок пилотирования. Так называемая «перегрузка» оборачивается информационным дефицитом, падением вероятности достижения цели.30

Аналогичное недоразумение встречается довольно часто. Критики информационной теории эмоций почему-то любят приводить один и тот же пример, якобы опровергающий теорию. «Пока человека судят,- говорят они,- он находится в состоянии дефицита информации о своей дальнейшей судьбе. Но вот объявляют приговор. Неопределенность уменьшилась, подсудимый точно знает о грозящем ему наказании. Разве его отрицательные эмоции стали при этом слабее? Напротив, они усилились». Разумеется. Ведь его потребность состояла в том, чтобы избежать наказания. В момент объявления приговора вероятность удовлетворения этой потребности критически упала, а отрицательные эмоции резко возросли. Приведенный пример лишний раз подтверждает теорию, а не опровергает ее.

Иное дело, если осужденный стремится получить наказание- бывает и такое. Акутагава Рюноскэ [1974] в новелле «Повесть об отплате за добро» рассказывает о Поро Ясабуро, который, будучи осужден вместо Дзинкая, радуется предстоящей казни. Умирая за Дзинкая, спасшего отца Ясабуро от разорения, он, во-первых, отплачивает за добро, одновременно он мстит тому же Дзинкаю за то, что тот отказался принять благодарность Ясабуро. Наконец, умирая под именем знаменитого вора, он приобретает славу этого вора взамен своего жалкого, нищего и бесславного существования.

30 Симонов П. В. Эмоциональный мозг. М. , 1981. (Стр.44)

29

Радость осужденного - следствие прироста вероятности удовлетворения трех его потребностей или, точнее, одной, более глубокой потребности в справедливости, согласно нормам, усвоенным героем новеллы.

2.4 Целесообразность выражения эмоций в виде «формулы эмоций».

Многие критики возражают против использования «формулы эмоций», поскольку она не является количественной в строгом смысле. Предвидя такого рода замечания, мы каждый раз подчеркиваем, что наша формула представляет структурную модель, в предельно краткой и наглядной форме демонстрирующую внутреннюю организацию эмоций. Целесообразность такого рода моделей очень хорошо обосновал Б. Ф. Ломов. «Можно выделить несколько подходов использования математики в психологии. Наиболее простым является так называемый дискурсивный подход, который состоит по существу в замене естественного языка математической символикой. Обычный язык часто оказывается недостаточно адекватным, чтобы экономно и четко выразить всю сложность тех или иных развиваемых в науке идей. В этой ситуации символика может заменить длинные рассуждения. Она может служить и своего рода мнемоническим средством- удобным для памяти кодом.

Примером дискурсивного подхода может служить известная «формула» эмоций, предложенная П. В. Симоновым: Э = П(Ис -Ин ). Она хорошо выражает основную идею автора, но совершенно непригодна для конкретных расчетов. Автор не раскрывает характера зависимостей, о которых идет речь, и не предлагает мер, позволяющих дать количественную оценку связываемых явлений».

Будучи солидарной с Б. Ф. Ломовым в его оценке дискурсивного подхода, я не могу согласиться с последней частью приведенной цитаты.

Разумеется, нет универсальных единиц измерения потребностей, эмоций и прагматической ценности информации. Тем не менее, существует реальная возможность экспериментальной проверки формулы в наиболее простых и потому эмпирически измеримых ситуациях. Например, в определенных пределах можно измерить потребность в пище продолжительностью пищевой депривации, а вероятность удовлетворения этой потребности оценить через вероятность подкрепления пищей условных сигналов. Так, в опыты на собаках экспериментально показали, что степень эмоционального напряжения, о котором судили по частоте сердцебиений, зависела и от потребности (продолжительности пищевой депривации) и от вероятности подкрепления. При одной и той же вероятности эмоциональное напряжение оказалось разным после односуточного или трехсуточного голодания. С другой стороны, при одной и той же продолжительности депривации, частота сердцебиений достоверно возрастала при переходе от постоянного к вероятностному (частичному и случайному) подкреплению условных сигналов. В своих собственных опытах с выработкой условных оборонительных рефлексов на время у человека (см. выше) мы измеряли дефицит прагматической информации через суммарную величину ошибок, допускаемых субъектом в процессе научения.

30

В настоящее время возможность «конкретных расчетов» и «количественной оценки» больше зависит от успехов прикладной математики, чем от психолога-экспериментатора. Существуют такие методы, которые позволяют определить не само значение (величину) эмоции, а лишь вероятность того или иного ее значения. При подобном более строгом подходе закономерная зависимость эмоций от степени неопределенности проявляется не в единичном опыте, а во многих испытаниях и потому носит статистический характер. Анализ экспериментального материала показал, что при одной и той же потребности с ростом неопределенности вероятность сильных эмоциональных реакций (сердечных и кожногальванических) возрастает, а вероятность отсутствия эмоциональной реакции падает.

Симонов был глубоко убеждены в том, что дальнейшее совершенствование экспериментальной техники и методов обработки фактических данных позволит модифицировать формулу эмоций таким образом, что она будет отражать не только качественно-функциональные, но и количественные зависимости. Впрочем, продуктивность и перспективность нашей структурной модели отнюдь не сводится к этой потенциальной возможности.

НА мой взгляд, категорически нельзя согласиться с Б. Ф. Ломовым в том, что информационная теория эмоций «не раскрывает характера зависимостей, о которых идет речь». Напомним, что формула очень наглядно демонстрирует зависимость положительных и отрицательных эмоций от прироста (Ис больше, чем Ин) или падения (Ин больше, чем Ис) вероятности удовлетворения потребности. Но формула отражает и более сложные отношения.

Согласно формуле П=Э/(Ин-Ис) . В самом деле, эмоция усиливает потребность. Экспериментально показано, что страх боли усиливает чувство боли, понижает болевой порог. С другой стороны, чувство радости, воодушевления, возникшее даже при небольшом успехе, усиливает потребность достижения конечной цели. Слишком высокая или слишком низкая вероятность достижения цели, напротив, оказывает на потребность угнетающее влияние. Очень доступное перестает быть желанным, теряет свою привлекательность. Пессимистический прогноз порождает состояние безнадежности. Механизм прогнозирования возможности удовлетворения потребности в свою очередь испытывает влияние эмоций и потребности, поскольку (Ин-Ис) =Э/П. Отрицательная эмоция делает неблагоприятный прогноз еще более пессимистичным. Положительная эмоция способствует переоценке реальных достижений («головокружение от успехов»). Что касается потребности, то ее нарастание заставляет субъекта пренебрегать даже низкой вероятностью достижения цели. С другой стороны, сильная потребность склонна преуменьшать возросшую вероятность: при сильной потребности выигрыш кажется не столь уж значительным.31


31 Симонов П. В. Эмоциональный мозг. М. , 1981. (Стр.50)

31

Я полностью здесь согласна с Симоновым, ведь в самом общем виде можно сказать, что при одной и той же силе потребности человек охотнее стремится к цели, когда задача трудна, но решение ее возможно.

Это правило идеально совпадает с максимумом положительных эмоций согласно формуле Э=П(Ис-Ин) . Формула эмоций и есть такое «уравнение», составленное Симоновым П.В. в 1964 г. О информационной теории Павла Васильевича велись, и до сих пор видеться непрекращающиеся споры. Даже с его формулой эмоций многие не могут согласиться, хотя она очень явно отражает суть его теории, и служит неким эмпирическим доказательством его правильности.

2.5 Механизмы и приспособительское значение положительных эмоций.

Выдающимся событием в исследовании положительных эмоций являлись опыты с самораздражением мозга животных. Поскольку в ряде случаев феномен самостимуляции удалось связать с голодом, жаждой и т.п, некоторое время казалось, что этот феномен вполне укладывается в схему редукции драйва. Но прошло время, и эксперименты обнаружили склонность животных к интенсивному раздражению структур, которые очень трудно ассоциировать с голодом или жаждой. Тогда возникла точка зрения, что подопытные животные вживленными в мозг электродами находятся в состоянии хронического эмоционального напряжения ( фрустрации). Раздражение током «позитивных» временно избавляет крыс от этого напряжения и потому оказывается привлекательным для животных. Но все в экспериментах с самораздражением не удается наблюдать стойкой потребности в этих стимуляциях наподобие голода и жажды. Если же выключить ток из цепи то крысы, сравнительно быстро(3-4мин.) перестают надавливать на рычаг замыкающий ток. Для того чтобы снова получить реакцию самостимуляции, экспериментатор, как правило, должен сам начать раздражение позитивного пункта. Создается впечатление, что потребность побуждающая крысу надавливать на педаль каждый раз возникает заново. Но потребность выглядит достаточно сильной пока дело идет о простой ситуации (надавливание на рычаг).

Положительные эмоции побуждают животное действовать после того, как потребности необходимые для самосохранения живого существа уже удовлетворены. Удовольствие дает нечто большее, чем простое устранение неприятного. Оно направляет поиск за пределами сферы действия отрицательных эмоций.

Если животному предоставить возможность регулировать продолжительность раздражения позитивных структур, выясняется, что это раздражение носит прерывистый характер32 .


32Симонов П.В. Теория отражения и психофизиология эмоций. – М.: Наука, 1970.(стр51)

32

Глава 3. Значение эмоций в деятельности

3.1 Влияние эмоций на деятельность.

С позиций информационной теории эмоций чрезвычайно существенным моментом при изучении влияния эмоций на деятельность является вопрос о том, относится ли эмоция к потребности, мотивирующей данную деятельность, или она возникла на базе другой, конкурирующей потребности. Для изучения вопроса о зависимости результатов деятельности от генеза эмоционального состояния субъекта был проведен эксперимент. В опытах у 24 испытуемых определяли абсолютный слуховой порог: испытуемый должен был говорить «слышу» всякий раз, когда он слышал звук. Во второй серии («нейтральный фон») вспышкой света отмечали пропущенные испытуемым звуковые сигналы. В третьей серии экспериментов определение порогов проводили при болевом наказании за пропущенный сигнал (отрицательная эмоция, зависящая от неуспеха изучаемой деятельности). Затем испытуемых разделили на две группы по 12 человек. В группе А перед началом опыта испытуемые как бы случайно слышали беседу двух экспериментаторов, которые давали высокую оценку качествам испытуемого, не относящимся к данной деятельности (положительный эмоциональный фон). В группе Б испытуемые слышали негативные замечания в их адрес, также не имеющие отношения к определению порогов (отрицательные эмоции на базе побочной потребности). В конце экспериментов снова определяли пороги в ситуации «нейтральный фон».

Введение световой вспышки после пропущенного сигнала вызвало понижение порогов, а болевое наказание повысило слуховую чувствительность еще больше. Эмоции, не связанные с выполняемой деятельностью, оказали сильное и диаметрально противоположное влияние: отрицательное эмоциональное состояние сопровождалось повышением порогов, положительное - их значительным снижением. Результаты экспериментов позволяют сделать вывод о зависимости влияния эмоций на деятельность от характера потребности, обусловившей данное эмоциональное состояние. Положительные эмоции относительно неспецифичны: каждый из нас знает по собственному опыту, что хорошее настроение оказывает благотворное влияние на эффективность работы даже в том случае, если оно возникло вследствие причин, к работе не относящихся (приятное известие, хорошая погода и т. п.). Что касается отрицательных эмоций, то их мотивационный источник весьма важен для характера влияния на деятельность. Как показывают эксперименты и непосредственные наблюдения, подобное влияние может быть прямо противоположным.

Качество потребности, лежащей в основе того или иного эмоционального состояния, приобретает особенно важное значение, когда мы переходим к эмоциям, возникающим на базе сложных социально-детерминированных мотиваций.

При исследовании слуховых порогов у 27 других лиц пороги понизились в ситуации, где наказанию подвергался партнер, по сравнению с ситуацией, где болевое раздражение

33

наносили самому наблюдателю, у 9 человек, что составляет 30% всех обследованных лиц.

Даже в этих сравнительно элементарных ситуациях выступила чрезвычайная сложность зависимости финальных физиологических сдвигов (изменения порогов восприятия звуковых сигналов, частоты сердцебиений) от всей совокупности личностных факторов, определяющих реакцию субъекта. Так, сравнение результатов измерения порогов с анализом обследованных лиц показало, что субъекты, наиболее восприимчивые к ситуации наказания партнера за допущенные ими ошибки: а) хорошо контролируют свое поведение, б) адекватно ориентируются в среде, в) заботятся о своей репутации, г) неукоснительно выполняют социальные требования, д) обнаруживают высокую степень тревожности и предрасположенности к социально-детерминированной фрустрации.

Снижение эмоционального тонуса в результате малой потребности или полноты информированности субъекта (монотонные, стереотипные действия) ведет к дремоте, утрате бдительности, пропуску значимых сигналов, замедленным реакциям. С другой стороны, чрезмерно высокий уровень эмоционального напряжения дезорганизует деятельность, осложняет ее тенденцией к преждевременным реакциям, реакциям на посторонние, незначимые сигналы (ложные тревоги), к примитивным действиям типа слепого поиска методом проб и ошибок.

Я считаю, что наше эмоциональное состояние напрямую влияет на нашу деятельность! Так например хирург, который делает операцию, должен постараться полностью абстрагироваться от своего эмоционального состояния, иначе он может навредить своему пациенту, именно поэтому, многие люди, ошибочно, считают врачей черствыми и бесчувственными, но они просто выполняют свою работу, трудно представить стоматолога, который вырывая зуб, бьется в истерике, и прыгает вокруг своего больного, сомневаюсь, что это принесло бы кому – то пользу. И наоборот актер театра, если не будет играть свою роль, как можно эмоциональней, то навряд ли сможет сорвать большие овации, так как на актера, который не проживает свою роль, неинтересно смотреть.

34

IV . Сравнение информационной теории эмоций Симонова П.В. и ценностной концепции Додонова Б.И.

Оригинальную гипотезу о причинах появления эмоций выдвинул П. В. Симонов. Он считает, что эмоции появляются вследствие недостатка или избытка сведений, необходимых для удовлетворения потребности. Степень эмоционального напряжения определяется, по П. В. Симонову, силой потребности и величиной дефицита прагматической информации, необходимой для достижения цели.

Это представлено им в виде «формулы эмоций»:

где Э — эмоция; П — потребность; Ин — информация, необходимая для удовлетворения потребности; Ис — информация, которой субъект располагает в момент возникновения потребности.

Из этой формулы следует, что эмоция возникает только при наличии потребности. Нет потребности, нет и эмоции, так как произведение Э = 0 (Ин — Ис) тоже становится равным нулю. Не будет эмоции и в том случае, если потребность есть, а (Ин — Ис) = 0, т. е. если человек обладает необходимой для удовлетворения потребности информацией (Ис – Ин). Важность разности (Ин — Ис) Симонов обосновывает тем, что на ее основании строится вероятностный прогноз удовлетворения потребности. Эта формула дала Симонову основание говорить о том, что «благодаря эмоциям обеспечивается парадоксальная на первый взгляд оценка меры незнания» (1970, с. 48).

В нормальной ситуации человек ориентирует свое поведение на сигналы высоковероятных событий (т. е. на то, что в прошлом чаще встречалось). Благодаря этому его поведение в большинстве случаев бывает адекватным и ведет к достижению цели. В условиях полной определенности цель может быть достигнута и без помощи эмоций.

Однако в неясных ситуациях, когда человек не располагает точными сведениями для того, чтобы организовать свое поведение по удовлетворению потребности, нужна другая тактика реагирования на сигналы. Отрицательные эмоции, как пишет Симонов, и возникают при недостатке сведений, необходимых для достижения цели, что в жизни бывает чаще всего. Например, эмоция страха и тревога развиваются при недостатке сведений, необходимых для защиты, т. е. при низкой вероятности избегания нежелательного воздействия, а фрустрация — при низкой вероятности достижения желаемой цели.

Эмоции способствуют поиску новой информации за счет повышения чувствительности анализаторов (органов чувств), а это, в свою очередь, приводит к реагированию на

35

расширенный диапазон внешних сигналов и улучшает извлечение информации из памяти. Вследствие этого при решении задачи могут быть использованы маловероятные или случайные ассоциации, которые в спокойном состоянии не рассматривались бы. Тем самым повышаются шансы достижения цели. Хотя реагирование на расширенный круг сигналов, полезность которых еще неизвестна, избыточно и незакономерно, оно предотвращает пропуск действительно важного сигнала, игнорирование которого может стоить жизни.

Все эти рассуждения П. В. Симонова вряд ли могут вызвать серьезные возражения. Дело, однако, в том, что он пытается все случаи возникновения эмоций «вогнать в прокрустово ложе» своей формулы и признает свою теорию единственно верной и всеобъемлющей.

Достоинством своей теории и основанной на ней «формулы эмоций» Симонов считает то, что она «категорически противоречит взгляду на положительные эмоции, как на удовлетворенную потребность», потому что в равенстве Э = — П (Ин — Ис) эмоция окажется равной нулю при исчезновении потребности. С его точки зрения положительная эмоция возникнет только в том случае, если поступившая информация превысит имевшийся ранее прогноз относительно вероятности достижения цели — удовлетворения потребности, т. е. когда Ис будет больше Ин. Тогда, например, спортсмен, при истинности этого постулата, в случае успеха, т. е. удовлетворения потребности стать победителем соревнований или побить рекорд не должен испытывать никаких эмоций, если этот успех им ожидался. Радоваться он должен только неожиданному успеху, т. е. когда прогноз был хуже, чем получилось. В противном случае у человека не будет ни радости, ни торжества, если он окажется у цели, достижение которой заведомо не вызывало сомнений. И действительно, чего, например, радоваться спортсмену — мастеру, победившему новичка?

Таким образом, П. В. Симонов пытается опровергнуть теорию «редукции драйва» западных психологов, согласно которой живые системы стремятся к уменьшению потребности, а устранение или уменьшение потребности приводит к появлению положительной эмоциональной реакции. Выступает он и против взглядов П. К. Анохина, который, по существу, придерживается теории «редукции» при изложении своей «биологической» теории эмоций. По Анохину, «положительное эмоциональное состояние типа удовлетворения какой-либо потребности возникает лишь в том случае, если обратная информация от результатов происшедшего действия… точно совпадает с аппаратом акцептора действия». Наоборот, «несовпадение обратных афферентных посылок от неполноценных результатов акта с акцептором действия ведет к возникновению отрицательной эмоции». С точки же зрения Симонова, удовлетворение витальных потребностей, устраняя отрицательные эмоции, лишь способствует появлению положительных эмоций, но не вызывает их.

36

Если под влиянием отрицательной эмоции человек или животное будут стремиться к скорейшему удовлетворению обусловившей данную эмоцию потребности, то с положительной эмоцией все обстоит гораздо сложнее. Поскольку ликвидация потребности неизбежно ведет к исчезновению положительной эмоции, «гедонический принцип» («закон максимизации») побуждает человека и животное препятствовать отсутствию потребности, искать условия ее поддержания и возобновления. Отмечая различия между положительными и отрицательными эмоциями, Симонов указывает, что поведение живых существ направлено к минимизации воздействий, способных вызвать отрицательные эмоции, и к максимизации положительных эмоциональных состояний. Но минимизация имеет предел в виде нуля, покоя, гомеостаза, а для максимизации, считает он, такого предела нет, потому что теоретически он представляет собой бесконечность. Это обстоятельство, полагает Симонов, сразу же исключает положительные эмоции из сферы приложения теории «редукции драйва».

Критический анализ теории П. В. Симонова. Начало серьезному критическому рассмотрению теории П. В. Симонова положил Б. И. Додонов (1983). Правда, значительная часть его критики направлена против данных П. В. Симоновым уничижительных оценок заслуг психологии в изучении эмоций. Но все же, несмотря на некоторую горячность в отстаивании приоритета психологии по ряду моментов, Додонов дает и конструктивную критику. Он справедливо отмечает, что «формуле эмоций» ее автор дает ряд несовпадающих толкований и, прежде всего, потому, что он вольно обращается с такими понятиями, как «информация», «прогноз», «вероятность», заимствованными из кибернетики, что привело к искажению понимания их сути и связанных с ними закономерностей.

Все эти, казалось бы, мелкие неточности приводят людей, придерживающихся четкого понимания кибернетической терминологии, к непониманию того, что хочет сказать П. В. Симонов. Именно неоднозначность трактовки Симоновым «формулы эмоций» и самой теории позволяет ему, как справедливо отмечает Додонов, легко парировать всякую критику в свой адрес. Додонов также находит логические несовпадения в ряде приводимых Симоновым примеров.

Поскольку многие моменты теории Симонова остались вне поля зрения Додонова, критическое рассмотрение этой теории и «формулы эмоций» дано также и в одной из работ Ильина. Эта критика осуществлена по двум направлениям. Первое — это теоретические позиции П. В. Симонова, отразившиеся в его «формуле эмоций».

Слабости этой позиции относительно возникновения эмоций, особенно положительных, видны невооруженным глазом. «Формула эмоций» не только не обладает указанным

37

Симоновым достоинством, но и противоречит здравому смыслу и реально наблюдаемым фактам.

«Прежде всего, остановлюсь на положении, что нет потребности, — нет и эмоции. С этим трудно спорить, если иметь в виду изначальное отсутствие потребности. Однако отсутствие потребности и исчезновение потребности при ее удовлетворении, т. е. достижении цели — психологически разные ситуации. Особенно это касается социальных потребностей. Одно дело — первоначальное отсутствие потребности, а отсюда — и отсутствие процесса мотивации, наличия цели. Нет их, нет повода и для возникновения эмоции. Другое дело, когда в результате имевшейся потребности и развернувшегося мотивационного процесса достигается обусловленная ими цель. В данном случае удовольствие возникает вследствие устранения потребности, а не ее отсутствия».

Вопреки утверждениям Симонова люди испытывают радость и при ожидаемом успехе, т. е. при удовлетворении своих потребностей (желаний). Симонов сам отмечает, что «неудовлетворенная потребность необходима для положительных эмоций не менее, чем для отрицательных». А это значит, что главное в возникновении эмоций — не недостаток или избыток информации, которым обладает человек, и даже не наличие потребности, а значимость ее удовлетворения для субъекта. Так, в ряде случаев наличие социальной потребности (необходимости что-то делать) и отсутствие для этого возможностей не только не вызовет отрицательную эмоцию, но приведет к положительной эмоции. Достаточно вспомнить, как радуются школьники, когда из-за болезни учителя срывается урок. И совершенно по-другому отнеслись бы школьники к срыву урока в том случае, если бы речь шла о консультации к предстоящему экзамену.

Ряд неясностей возникает и по поводу «избыточной информации». Зачем она нужна, если для удовлетворения потребности достаточна Ис, равная Ин? Почему шахматист должен радоваться только в том случае, если у него есть несколько вариантов постановки мата; разве он не может радоваться только одному пути достижения цели, найденному им?

А что такое «избыточная информация»? Та, которая не нужна уже для достижения цели или построения прогноза? А если она нужна для прогноза, то почему она «избыточная»? И не может ли случиться так, что эта «избыточность» (например, наличие многих равноценных вариантов достижения цели) только помешает шахматисту достичь успеха, так как он начнет выбирать из них лучший и попадет в цейтнот? В результате вместо положительной эмоции информационная избыточность вызовет отрицательную эмоцию. Об этом пишет и Симонов: «Эмоции целесообразны только в ситуации информационного дефицита. После его ликвидации эмоции могут стать, скорее помехой для организации действий, чем фактором, благоприятствующим их эффективности».

38

Поэтому в определенных условиях достоинства эмоций диалектически превращаются в их недостатки. Из этого высказывания Симонова должно следовать, что при избыточной информации, возникающие положительные эмоции, безусловно, вредны для организации поведения человека. В чем же тогда их роль? Понять все эти противоречивые высказывания трудно.

Кроме того, во многих случаях положительный эмоциональный фон на предстоящую деятельность (азарт) возникает как раз в связи с неопределенностью прогноза вследствие недостатка или вообще отсутствия информации. С другой стороны, опытному шахматисту, обладающему «сверхинформацией», скучно играть с новичком. Симонов говорил, что, «стремление к сохранению положительных эмоций диктует активный поиск неопределенности, потому что полнота информации “убивает наслаждение”».

Соотношения между эмоцией, с одной стороны, и потребностью и информацией — с другой, не структурные, а функциональные, и поэтому более правильная формула та, которую сам Симонов представил в общем виде: где ЛИ = Ин — Ис.

Эта формула обозначает только зависимость величины эмоций, как от величины потребности, так и от дефицита или избытка информации, и ничего больше. Об этом он сам пишет совершенно четко: «эмоция есть отражение мозгом человека и животных какой-либо актуальной потребности (ее качества и величины) и вероятности (возможности) ее удовлетворения, которую мозг оценивает на основе генетического и ранее приобретенного индивидуального опыта». Подчеркну, что в данном случае он говорит лишь об отражении мозгом потребности и вероятности, а не о том, что та и другая являются структурными компонентами эмоции.Из последней формулы уже не обязательно следует, что если (Ин — Ис) равно нулю, то эмоции нет. Она может либо иметь место, либо нет. Кроме того, из определения эмоции, данного Симоновым, следует, что обозначаемая им зависимость эмоции от потребности и информации имеет только одностороннее направление — от причины (потребность и информация) к следствию (эмоция), но вовсе не следует, что между эмоциями, потребностями и вероятностью удовлетворения последних существуют взаимозависимости, т. е. что П =/(Э) или/(Ин — Ис) или что (Ин — Ис) =/(Э, П). Это тот случай, когда причина и следствие не могут меняться местами. Хотя, вопреки логике, и последние два варианта рассматриваются автором. Он полагает, что, согласно формуле, эмоционально возбужденный субъект склонен преувеличивать дефицит информации, т. е. ухудшать прогноз, и что возрастание дефицита информации во многих случаях (однако не во всех!) угнетает потребность, ослабляет ее. Это следует из равенства П – Э : (Ин — Ис): чем больше дефицит, тем при постоянной величине эмоции будет меньше частное от деления Э : (Ин — Ис) и соответственно меньше П. Но ведь при увеличении дефицита информации должна возрастать, как утверждает Симонов, и отрицательная эмоция, тогда частное от деления должно оставаться постоянным. 39 Как видим, и в этом случае «формула эмоций» вступает в противоречие с логикой, развиваемой ее автором33 .

Учитывая однонаправленность функциональной зависимости эмоций от потребности и прогноза, из формулы не следует и противоположное его утверждение, что эмоции усиливают потребность. Какое же утверждение справедливо? Если оба, то, при каких условиях и почему это не отражено в формуле, не пояснено в тексте?

Вообще, утверждение Симонова, что эмоции усиливают потребность, довольно рискованное. Ведь если следовать ему, не забывая «формулу эмоций», то взаимоотношения между ними должны выглядеть следующим образом: потребность приводит к появлению эмоции, эмоция усиливает потребность, но чем сильнее потребность, тем, по формуле, больше эмоция, однако чем больше эмоция, тем больше она усиливает потребность, и т. д. до бесконечности. Возникала бы система с положительной обратной связью, которая непременно приводила бы нервную систему к срыву. Мне представляется, что эмоция возникает не для усиления потребности, а для усиления активности мотивационного процесса и побуждения, направленного на удовлетворение потребности. Б. И. Додонов правильно подметил, что в «формуле эмоций», исходя из рассуждений Симонова, следовало бы П заменить на М (мотив).

Анализируя теорию эмоций Симонова, В.Н. Сагатовский обращает внимание на то, что П.В. Симоновым вскрывается только производительная сторона эмоций. «Но ведь мы отлично знаем, замечает В.Н. Сагатовский, - что эмоции не только играют производительную роль в решении жизненных задач, но и потребляются, переживаются нами безотносительно к их непосредственному производительному значению. Пусть страх возникает в результате недостатка, а радость в результате избытка необходимой информации и выражается в определенных внешних реакциях. Однако это значение структуры и внешней функцмм эмоций как производительной информации еще не достаточно для знания специфического внутреннего характера её переживания той или иной системой»34,

Рассматривая две теории: информационную, и теорию Додонова «эмоции как ценность», я так и не смогла придти к какому- то логическому завершению, принять какую – то одну сторону. Более того, я считаю, что это просто напросто не возможно, ну или, по – крайней мере – не правильно. Так как что в первой, что во второй, есть вполне обоснованный доказательства автора. Мне кажется, что они каждый прав по своему, и нельзя не считаться с их мнениями, относительно этого вопроса. Они не правы лишь в одном, в отрицании теорий другого. Мне кажется, единственным здравым логическим завершением будет лишь, объединение этих двух теорий. Ведь всегда все самое лучшее создается, основываясь на выборке, на синтезе нескольких вещей, соединенных в одно целое, в нечто стремящееся и приближающееся к идеалу.

33 Ильин Е.П. «Эмоции и чувства». СПб.: Питер, 2001 (гл. 3,стр 165)

34 Сагатовский В.Н. Сознание возможности его моделирования// Проблемы моделирования психологической деятельности. Новосибирск 1968. 40

Вывод

Начиная делать данную работу, я даже и не задумывалась, как, на самом деле сложна природа эмоции. Они стали в нашей жизни обыденной вещью, мы испытываем те или иные чувства и эмоциональные переживания, даже не задумываясь, эти процессы настолько естественны, как и наше дыхание. Но если задуматься, почему же мы можем испытывать данные состояния, какого их происхождения, то окажется, что ответ на данный вопрос на самом деле, не так – то прост.

Существует несколько теорий происхождения эмоций, наиболее интересными мне показались информационная теория Симонова П.В(И.Т), и концепция Додонова Б.И. «эмоция как ценность». Это две разные, абсолютно непохожие друг на друга концепции.

Павел Васильевич, создал, принципиально, новую теорию, в корне отличающуюся от всех существующих на тот момент, в этом и есть её изюминка. Она была настолько новаторской, что подняла, вокруг себя огромный шум, кучу споров и неодобрений. Люди всегда с опаской и недоверием принимают что – то новое. Симонов, рассматривал Эмоции, как отражение силы потребности, и возможности её удовлетворения в данный момент. Я в свое время, не могу с этим не согласиться, так как считаю, что он, действительно прав.

Додонов Б.И., был не согласен с теорией, которую предложил его оппонент, ему не нравилось, что Симонов приуменьшает заслуги психологов, именно поэтому, помимо конструктивной критики в его адрес, он высказывал так же недовольствие, относительно всей И.Т. в этом вопросе, и был с ним не согласен.

Так же много раз пыталась быть оспоренной формула эмоций Павла Васильевича.

Проделав данную работу, я, для себя, так и не смогла окончательно принять ту или иную позицию, так как считаю, что обе теории верны, и более того самое лучшее всегда создается при синтезе нескольких вещей. На мой взгляд их обе можно расширить, дополнить. Но одно мне ясно наверняка, что они обе (теории) имеют право на существование, ведь всегда у одной и той же задачи есть не сколько решений.

Проделав данную работу, я выполнила свою главную задачу, а именно раскрыла понятие эмоции, виды эмоций и их роль в нашей жизни, и теперь получив эти знания, я могу в полной мере пользоваться ими в жизни в своё благо. Теперь я могу намного легче понять, что чувствует человек в данную минуту, и почему он это испытывает те или иные эмоции.

Эмоции играют важную роль в жизни человека и различным образом влияют на его деятельность. Эмоции необходимы для выживания и благополучия человека. Не обладая эмоциями, то есть, не умея испытывать радость и печаль, гнев и вину, мы не были бы в полной мере людьми.

41

Список литературы

1.Додонов Б.И. «Эмоция как ценность» М., Политиздат, 1978.

2.Симонов П.В. Теория отражения и психофизиология эмоций. – М.: Наука, 1970

3. Симонов П. В. Эмоциональный мозг. М. , 1981

4. Симонов П.В. Что такое эмоция? М., 1966.

5. Ильин Е.П. «Эмоции и чувства». СПб.: Питер, 2001

42

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений09:02:42 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
12:12:30 29 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Эмоции как форма познания

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150310)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru