Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Гражданско-правовые сделки

Название: Гражданско-правовые сделки
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: реферат Добавлен 01:06:46 08 апреля 2011 Похожие работы
Просмотров: 67 Комментариев: 4 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

П Л А Н:

1. Юридические факты, как основания возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений.

2. Понятие сделки и признаки, присущие сделки.

3. Виды сделок:

а) односторонние и многосторонние сделки

б) условные сделки

в) каузальные и абстрактные сделки

4. Форма сделок:

а) устные сделки

б) письменные сделки

в) нотариальное удостоверение и государственная регистрация сделок

5. Признание сделки недействительной.

а) Виды недействительной сделки

б) общие и специальные основания и последствия недействительности сделок.

1. ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ, КАК ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ, ИЗМЕНЕНИЯ И ПРЕКРАЩЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ.

Перед тем как перейти к основной теме своей курсовой работы, необходимо рассмотреть основания возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений.

Дело в том, что некоторые люди пребывают в полной уверенности по поводу того, что нормы гражданского права сами по себе создают правоотношения, то есть права и обязанности. В действительности это совершенно не так: возникновение гражданских правоотношений, а также их изменение и прекращение, нормы права связывают с наступлением определенных обстоятельств, именуемых юридическими фактами. например, право собственности у гражданина может возникнуть при наличии таких юридических фактов, как покупка вещи, получение вещи в дар, получение плодов от плодоприносящей вещи, получение (имущества) в порядке наследования, создание вещи усилиями и средствами самого гражданина и т.д.

Многое писалось о аспектах категории юридического факта.

Зададимся вопросом что же есть - юридический факт, каковы его объективные и субъективные моменты?

Юридический факт - категория, отражающая связь деятельности людей, событий социальной жизни с правом. Соответственно своей природе данная связь имеет объективный и субъективный аспекты. События, а также действия, совершенные людьми, становятся фактами, которые приобретают независимость от их сознания и воли. Однако некоторые авторы, стремясь подчеркнуть объективный характер юридических фактов, утверждают, что последние существуют и независимо от права. Такой взгляд вряд ли верно отражает сущность юридического факта как реального явления.

В филисофском понимании существование явлений включает их внешние связи. Действия и события, конечно могут возникать и существовать независимо от права, однако приобретать качества юридических фактов вне связи с правом они не могут. Связь эта и составляет сущность, главное свойство юридических фатов, необходимую базовую предпосылку их существования. Право не создает юридические факты, оно участвует в их “зарождении”, вплетаясь в ткань основания правоотношений.

Право опосредует процессы достижения целей социальной действительности, регламентирует формы и способы ее осуществления, ставя в зависимость от этой регламентации правомерность или неправомерность соответствующих действий. Поэтому связь поведения социальных субъектов с правом возникает уже на стадии постановки цели, выработки плана ее реализации, включая выбор формы и способа предстоящего действия. Субъективный момент любого действия составляет и предвидение его последствий, осознание ответственности за его совершение или несовершение (бездействие). Поэтому нормы права в необходимых случаях содержат не только дозволения и запреты, но и требования к целям, формам и способам действий.

Объективный момент правомерного поведения - это воплощение в нормах права интересов и потребностей людей: соблюдение норм приводит к приобретению прав и обязанностей, которые позволяют субъектам реализовать свои интересы. Категория юридического факта отражает связь действий с их результатами - возникновением прежде всего реальных, конкретных отношений, признаваемых и охраняемых государством. Если таких отношений не возникло, а действие совершено лишь для создания видимости их наличия и имеет иные цели, оно лишается силы правомерного юридического факта. Так, мнимая сделка, фиктивный брак, договор об обмене жилплощади, трудовой договор и т.п. недействительны.

Следовательно, общими условиями превращения действия в законное основание правоотношений являются соответствие норме права цели (субъективный момент) и последствий (объективный момент) этого действия. приобретение прав на те или иные блага совершается с целью удовлетворения материальных и духовных потребностей, что составляет объективно необходимый момент соответствующих действий.

Категория юридического факта отражает динамику общественных отношений и соответственно правоотношений, важнейшая стадия которой - реализация субъективных права и обязанностей.

Условия, сопутствуя возникновению юридического факта, вместе с ним входят в фактический состав. Если действие, входящее в фактический состав, было совершено с нарушением условий, предусмотренных в нормах права, то и фактический состав может быть признан не имеющим юридической силы. В этой связи нельзя согласиться с утверждением о нецелесообразности включения условий в фактический состав. Правильное понимание роли и значения условия особенно важно при разрешении вопросов, возникающих в стадии реализации правоотношений. Надлежащее осуществление прав и исполнение обязанностей в значительной мере зависят от того, насколько четко определены условия такого осуществления в нормативных и правоприменительных актах (решения органов управления, сделках, договорах и иных актах). Отсутствие в некоторых правоприменительных актах существенных условий реализации правоотношений может лишить их юридической силы. Так, договоры поставки, купли-продажи, в которых не указаны условия о предмете и цене, признаются незаключенными.

Надо подчеркнуть, что не все факты и явления объективной действительности признаются юридическими, то есть не все они влекут возникновение, изменение или прекращение правоотношений, в том числе гражданских. Многие факты безразличны для гражданского права, поскольку нормы этой отрасли не связывают с ними никаких юридических последствий.

Основания возникновения, изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей (юридические факты) черезвычайно разнообразны. В науке гражданского права и законодательстве выделяются отдельные их виды и разновидности. Наибольшее значение имеет деление всех юридических фактов на две большие группы - события и действия. Это деление опирается на закон - ст. 3 Основ ГЗ для событий характерно то, что они происходят независимо от воли людей. Они представляют собой проявление объективных закономерностей природы: рождение и смерть человека, истечение времени, землетрясение, наводнение и т.п. Например, с рождением человека закон связывает возникновение его правоспособности: наводнение порождает обязанность страховой организации выплатить лицу, имущество которого было застраховано и погибло вследствие наводнения и т.д.

Юридические действия, в отличии от событий, - это акты поведения людей, волевые акты. Гражданские права и обязанности возникают не только из правомерных действий (например, сделок), но также из действий неправомерных (например, нарушение договорных обязательств, причинение вреда и т.п.) Принципиальное важное значение имеет содержащееся в ч. 1 ст. 3 Основ ГЗ положение о том, что гражданские права и обязанности возникают не только из оснований, предусмотренных законодательством, но также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены им, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности. В частности, гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, предусмотренных законодательством, а также из сделок, хотя и не предусмотренных им, но не противоречащих законодательству, то есть конкретным нормам либо общим началам и смыслу.

Например, Иванов и Асланян заключили в письменной форме договор о том, что если в предстоящем футбольном матче выиграет команда А, то Асланян обязуется уплатить Иванову 2 млн. руб., а если она проиграет, то Иванов должен будет уплатить такую же сумму Асланяну. Стороны явились в нотариальную контору и потребовали удостоверить заключенный ими договор. Нотариус правильно отказал в удостоверении сделки, поскольку нормы гражданского права последствий с заключением пари не связывают и не защищают лиц, выигравших пари. Гражданское право как бы игнорирует подобные факты. такого рода сделки надо рассматривать как противоречащие общим началам и смыслу гражданского законодательства, хотя прямого нарушения каких-либо определенных требований закона они не содержат.

К числу оснований возникновения гражданских прав и обязанностей (юридических фактов) закон, помимо названных выше, относит административные акты, создание изобретений, промышленных образцов, произведений науки, литературы, искусства и иных результатов интеллектуальной деятельности, неосновательное обогащение и другие. И все же самым распространенным видом фактических фактов являются сделки.

2. ПОНЯТИЕ СДЕЛКИ И ПРИЗНАКИ, ПРИСУЩИЕ СДЕЛКИ.

Понятие сделки - одно из основных понятий гражданского права. Выявление понятия сделки - сравнительно поздний результат научного юридического анализа. Правда, еще римские юристы пользовались термином “negotium”, который обычно передается словом “сделка”, но не является равнозначным современному значению этого слова в юридической терминологии. Римские юристы употребляли термин negotium в разных значениях. Во-первых, negotium означало дело (в частности судебный процесс) свое либо чужое, которым занято данное лицо. В этом смысле говорили “negotium gestio”, о “suum negotium gerere”. Во-вторых, negotium означало возмездную сделку, возмездный договор и противопоставлялось дарению. В-третьих, negotium означало торговлю, промысел, торговую сделку.

В XVIII в. то понятие, которое мы передаем словом “сделка”, стало входить в обиход под наименованием actus juridicus. Этот термин сохранился во французком юридическом языке (acte jiridique).

В конце XVIII в. понятие сделки стало входить в русский юридический обиход, хотя самый термин “сделка” еще не фигурировал в литературе. Радищев в своем проекте гражданского уложения отчетливо формулирует понятие сделки. Он указывает, что права приобретаются в результате деяний недозволенных и деяний дозволенных. По поводу деяний дозволенных он пишет: “Но дабы деяние могло произвести право, то нужно, чтобы человек объявил на то свое соизволение, объявил, в чем воля его состоять может”. Область, в которой имеет силу “соизволение”, он определяет следующим образом” “Все вещи и деяния, на которые можно получить право или на которые можно правом поступиться другому, могут быть предметом соизволения, исключая то, что запрещено законом или что оскорбляет благонравие”. Радищев отчетливо различает одностороннюю сделку и договор. Он так определяет договор: “обоюдное или взаимное соизволение приобрести право или оным поступиться есть договор”. Поэтому “Завещание не есть договор; оно состоит в изъявлении соизволения с одной только стороны”.

Во взглядах на систему юридических действий со взглядами Радищева совпадает докладная записка министра юстиции кн. Лопухина, утвержденная Александром I 28 февраля 1804 г. В этой докладной записке изложен план книги законов. Третья часть книги законов посвящена общим гражданским законам, которые состоят из трех отделений: о лицах, о деяниях, о вещах. Отделение 2-е (о деяниях) состоит из двух частей. в первой части речь должна идти о деяниях вообще, т.е. о понятии деяния, разделении деяний, силе и действии их, форме, месте и времени. Во второй части должны быть рассмотрены вопросы об изъявлениях воли, о договоре и о недозволенных действиях.

Таким образом, уже в конце XVIII и начале XIX вв. русская юридическая мысль, разрешая вопрос о системе юридических фактов, отчетливо представляла правонарушения и волеизъявления (сделки) и различала одностороннюю сделку и договор. Выделение учения о сделке в состав общей части гражданского права стало впоследствии традиционным в русской цивилистической науке. Учение о сделке разрабатывалось в учебниках и курсах Мейера, Дювернуа, Шершеневича, Гуляева, Гамбарова, Синайского в монографиях Мейера, Дормидорова, Гримма. Хотя т.X ч. 1 Свода законов (законы гражданские) и не давал общих положений о сделках, сенатская практика создала систематическое учение о совершении сделок и их действительности.

Нельзя также обойти молчанием важнейший памятник русской цивилистической мысли конца XIX и начала XX вв - проект гражданского уложения редакционной комиссии, образованной в 1882 г. Этот проект для истории русской цивилистической мысли, в частности в вопросе о сделке.

В кн. I (положения общие) в разделе III (приобретение и прекращение прав) даны общие положения о сделках. Ст. 56 проекта следующим образом определяет и классифицирует сделки: “Деяния, совершаемые для приобретения и прекращения гражданских прав (сделки), суть: 1) изъявление воли одного лица, как-то: завещательные распоряжения, и 2) договоры или соглашения двух или нескольких лиц”. Давая определение сделки, авторы исходили из следующих соображений: “Действующее законодательство не знает общего термина для обозначения юридических фактов, в которых воля действующего лица непосредственно направлена на возникновение или прекращение юридического отношения. Настоящий же проект, употребляя в ряде статей слово “сделка”, хотя и следует твердо установившейся научной терминологии, но расходится с тем значением слова, которое оно имеет в обыденной речи, поэтому оказалось не лишним указать в ст. 56, что проект под сделками разумеет действия, совершаемые частными лицами для приобретения или прекращения гражданских прав, что под это понятие подходят не только договоры или соглашения двух или нескольких лиц, но и односторонние волеизъявления”. Редакционная комиссия закончила свою работу в 1905 г.

Но проект в целом был готов уже в 1898 г., после чего редакция ст. 56 не подвергалась изменениям. После 1898 г. внимание было сосредоточено на кн. V (об обязательствах), которая была внесена в Государственный совет, затем после переработки в 1903 г., повторно в Государственный совет и, наконец в 1914 г.6 после новой переработки, - в Государственную думу.

После составления ст. 56 проекта, несмотря на проявление в русской цивилистической литературе ряда курсов и работ, в определение понятия сделки в проект не было внесено ничего существенно нового.

Очень мало уделено внимания самому понятию сделки по советскому праву. Определение понятия “сделка” давалось в законе: в ч. 1 ст. 26 Основ, подобное определение содержится и сейчас в ч. 1 нового Гражданского кодекса: согласно главе 9 ст. 153 сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Приведенное определение позволяет выделить следующие признаки, присущие этому виду юридических фактов.

Во-первых, сделка есть действие, то есть акт, выражающий волю лица, какое-то решение. Этим она отличается от событий, которые происходят независимо от воли лица. В сделке следует различать волю и ее выражение - волеизъявление. Воля - это внутренний психический процесс в человеке. Право такие процессы учитывать не может, оно придает значение только волеизъявлению, то есть такой воле, которая выражена тем или иным способом и может быть воспринята другими.

Так, о воле можно иногда судить косвенно, имея в виду поведение лица, например, по жестам, совершаемым брокерами на бирже. Соответствующие действия именуются конклюдентными, то есть такими, “из которых можно сделать вывод”. Сходную роль играет молчание. но для этого необходимо, чтобы в законе или в специальном соглашении сторон содержалось указание на то, имеет ли молчание определенное значение:

“да” или “нет”? Так, из ст. 546 ГК 1964 г. следует, что наследники, которые на протяжении шести месяцев не выразят волю принять наследство, считаются отказавшимися от него (молчание - “нет”). Или пример: возможно заключение договора, который предусматривает ежемесячные поставки в определенном объеме, если покупатель не сообщит о свое отказе от получения товара в течении какого-либо срока до начала очередного срока (молчание - “да”).

Во-вторых, сделка есть действие, сознательно направляемое на достижение определенного юридического результата. Тот, кто совершает сделку, желает, чтобы интересующий его юридический результат наступил, стремится к этому. По указанному признаку сделки отличаются от правонарушений, которые влекут возникновение у совершившего их определенных обязанностей независимо от их желания (например, обязанности возместить причиненный вред).

В-третьих, существенным признаком сделки является то, что это - действие правомерное, то есть дозволенное, соответствующее нормам права, не запрещенное законом. Отсюда следует важный вывод: если совершается действие недозволенное, запрещенное законом, то оно, возможно, будет иметь внешний облик сделки, но по существу не будет считаться сделкой, а будет признано неправомерным действием. Примером может служить договор, заключенный под влиянием обмана, угрозы, насилия.

В пояснение сказанного нужно привести следующее: а) Обман есть намеренное введение кого-либо в заблуждение. существенность заблуждения в этом случае значения не имеет. Для того, чтобы можно было оспорить сделку, как совершенную под влиянием обмана, необходимо лишь, чтобы обстоятельства, при которых имел место обман, действительно могли создать у лица ложное представление; напротив, нельзя ссылаться на обман, если лицо, ему подвергшееся, легкомысленно поверило совершенно неправдоподобным заявлениям другого лица. Обман может исходить и не от стороны, участвовавшей в сделке, а от третьего постороннего лица; в этом случае подвергшийся обману вправе оспорить сделку лишь при условии, если другая сторона знала или должна была знать (в момент совершения сделки) о наличности обмана (в противном случае сделка остается в силе, но сторона, подвергшаяся обману, получает иск о возмещении ущерба третьему лицу).

Разновидность обмана представляет собой вовлечение в невыгодную сделку; в этих случаях оспаривание сделки возможно только при наличии корыстных видов у лица, вовлекшего в сделку.

б) Угрозы и насилие являются ярким примером несвободного выражения воли. при этом насилие предполагает физическое воздействие на лицо (например, берут руку лица, вкладывают в нее перо и насильно выводят подпись); угрозы сводятся лишь к психическому воздействию, к возбуждению страха. Сторона, выразившая волю под давлением незаконно возбужденного другою стороною или третьим лицом страха, может оспорить договор. Само собой разумеется, что страх должен быть основательный, т.е. лицо по обстоятельствам дела (по сложившейся обстановке) может заключить, что ему самому или близкому ему лицу грозит непосредственная и значительная опасность жизни, здоровью, чести, имуществу (например, нельзя ссылаться на такую угрозу, как: “подписывайте, иначе будет плохо”). Спорно, с какой точки зрения (субъективной или объективной) следует судить о непосредственности и значительности опасности.

Характер зла, которым угрожают, расценивается объективно (следовательно, угроза совершением действия, которое страшно только в глазах данного субъекта, не объективно, не для всех и каждого, или подействовавшая в виду особой нервности данного лица, во внимание не принимается); но осуществимость угрозы должна решаться на основе субъективного опущения лица, подвергшегося угрозе (например, лицо грозит застрелить из ружья, если X. не подпишет векселя; тот испугался и подписал; оказывается ружье не было заряжено, так что объективно опасности не существовало: раз угрожаемому это обстоятельство оставалось неизвестно, страх основательный, и оспаривание следует допустить).

Если угрожают таким действием, которое является осуществлением права, то по общему правилу это не служит основанием для оспаривания сделки; такую угрозу, однако, следует принимать во внимание, если было использовано положение лица, подвергшегося угрозам, с тем, чтобы вынудить от него предоставление чрезмерных выгод.

Нет необходимости, чтобы принуждение составляло уголовное преступление; одинаковое значение имеют и другие случаи нравственного давления (при наличии отмеченных выше необходимых признаков).

Страх без угроз во внимание не принимается. Если угроза исходила от третьего лица, а другая сторона не знала об этом (и не должна была знать), то оспаривая договор, подвергшийся угрозе должен возмещать ущерб этой другой стороне.

Поэтому употребляемое в законе понятие “недействительная сделка” имеет условный характер, ибо если действие признано не соответствующим закону, оно не может считаться сделкой. Сделка - это всегда только правомерное действие.

3. ВИДЫ СДЕЛОК

Согласно главе 9 ст. 154-156 сделки могут быть односторонними и двух- или многосторонними (договоры). Это деление проведено по признаку количества волеизъявлений, присутствующих в сделке.

Если в сделке выражена воля одной стороны, она считается односторонней. Примером может служить завещание - распоряжение гражданина своим имуществом на случай смерти. В завещании выражена воля только одного этого гражданина, другой стороны в нем нет. ни наследники, названные в завещании, ни отказополучатели в данной сделке не участвуют, воли своей не выражают. Односторонними сделками являются также отказ от наследства, отмена доверенности, отказ от доверенности. Надо учитывать, что односторонняя сделка не всегда означает выражение воли одного лица. В ней всегда одна сторона, в этом ее особенность. Но односторонняя сделка может быть совершена несколькими лицами, выступающими как одна сторона. Например, 5 наследников совместно делают нотариусу заявление об отказе от наследства (ст. 62 Основ законодательства о нотариате); три гражданина выдают доверенность на управление домом, принадлежащим им на праве общей собственности и т.п.

Из общего правила, закрепленного в ст. 155 ГК, вытекает, что односторонняя сделка создает у лица, которое ее совершает, определенную обязанность по отношению к адресату сделки. Так, из публикации о предстоящем аукционе или конкурсе возникают определенные обязанности у организатора. При этом если аукцион или конкурсы является открытым, то это обязанности по отношению к любому, кто отзовется, а если закрытым - по отношению к любому из числа приглашенных. Одна из таких обязанностей состоит в соблюдении объявленных условий конкурса. (отказ от них возможен лишь в установленном законом порядке). В этой связи, в частности, Высший Арбитражный Суд РФ признал, что предъявить иск о признании недействительным договора купли-продажи, заключенного по результатам аукциона или конкурса, может любое лицо, которому отказано в участии в публично объявленном конкурсе.

Возложить своими односторонними сделками обязанность на другое лицо можно только в случаях, когда на этот счет есть прямое указание в законе или соглашении, заключенным именно с тем, на кого такая обязанность будет возложена. Например, при транзитной поставке покупатель может направить продавцу разнарядку, указав в ней, кому, в каком объеме и в какой срок последний обязан отгрузить товары.

Разнарядка - односторонняя сделка, обязательная для продавца, поскольку тот принял на себя соответствующую обязанность по договору с лицом, выдавшим разнарядку.

На односторонние сделки распространяются общие положения об обязательствах и о договорах. Статья 156 ГК имеет при этом в виду сделку как особую разновидность правоотношения. Здесь подразумеваются статьи Кодекса, которые регулируют вопросы о сторонах в обязательствах, сроках и формах договора, порядке его исполнения, ответственности за нарушение и др. В отличии от этого нормы, которые регулируют договор как основание возникновения обязательства по общему правилу к односторонним сделкам относиться не могут. Имеются в виду, в частности, статьи глав 28 и 29, в которых речь идет соответственно о заключении договора, его изменении и расторжении.

Двухсторонние и многосторонние сделки - это согласованные волеизъявления двух или нескольких сторон. Другими словами, это соглашение сторон, договоры. Следовательно, договор - это вид сделок. На практике нередко употребляется понятие “заключение сделки”, что надо признать ошибочным, поскольку заключить можно договор, но нельзя использовать понятие “заключить” применительно к завещанию, доверенности и другим односторонним сделкам.

Статья 157 Гражданского Кодекса посвящена сделкам, совершенным под условием. К числу условных относят сделки, возникновение или прекращение которых ставится в зависимости от наступления или ненаступления определенных обстоятельств. Соответственно различаются сделки с отменительным условием (собственник здания заключает договор о сдаче его в аренду с тем, что он будет прекращен, если самому собственнику выдадут лицензию, разрешающую открыть в данном помещении ресторан) и с отлагательным условием (тот же собственник заключает с фермерским хозяйством договор на обеспечение его различными продуктами при условии, что он получит лицензию на право открытия ресторана).

Интерес к совершению условной сделки состоит в том, что обстоятельства, возникающие из отменительного или отлагательного условия, определенным образом связывают стороны. Если в приведенном примере собственник заключит с другим лицом договор аренды, несмотря на отказ в лицензии, или, получив лицензию, приобретает у других лиц сельскохозяйственные продукты, ему придется возмещать убытки, вызванные расторжением договора с арендатором или отказом от договора с фермером.

Сущестуют определенные требования к “условию”. Для признания условной сделки недействительной достаточно отсутствия хотя бы одного из них. Условие должно быть обстоятельством, не зависящим от воли стороны, и относиться к будущему времени. При этом сторонам должно быть не известно, наступит соответствующее обстоятельство или нет. Таким образом, всегда должна существовать вероятность как наступления, так и не наступления условия. Если же точно известно, что данное событие должно произойти, то речь в данном случае пойдет не об “условии”, а о “сроке в сделке”, лишь особым образом зафиксированном (путем указания на конкретное событие).

Статья 157 ГК защищает интересы участников условной сделки. Если наступлению условия недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой это невыгодно, то оно считается наступившим. И напротив, если наступлению условия недобросовестно содействовала сторона, для которой его наступление выгодно, условие признается ненаступившим.

Сделки могут быть каузальными и абстрактными. Каузальными называются сделки, в которых налицо основание (кауза). Основанием признается ближайшая правовая цель, ради которой совершается сделка.

Например, покупая вещь, мы имеем цель получить ее в собственность за деньги; получая деньги взаймы, мы имеет в виду распорядиться ими, но затем вернуть заимодавцу, взятую у него сумму и т.д. Практическое значение данного вопроса, заключается в следующем: незаконность основания, либо его неосуществимость влечет за собой недействительность сделки. Например, гражданин завещал все принадлежащее ему имущество техникуму, не зная, что этот техникум давно ликвидирован. Цель, которую имел в виду данный гражданин, неосуществима, поэтому его завещание недействительно. Если в сделке вообще нет основания, то она также недействительна. Такие сделки называются мнимыми.

Абстрактными считаются сделки, из которых не видно какой они имеют основание (кауза). Кауза существует (без нее не бывает сделки), но она не видна, не обозначена. Например, выдан чек, в котором дается указание банку уплатить держателю чека такую-то сумму. Что является основанием платежа (плата за товар, погашение долга и т.п.) - не известно, и это не интересует плательщика. На действительность таких сделок это обстоятельство не влияет.

В зависимости от момента возникновения юридических последствий, предусмотренных сделкой, различаются сделки (договоры консенсуальные и реальные). Консенсуальными признаются сделки, которые порождают юридические последствия с момента соглашения сторон (консенсуса). Например, права и обязанности при купли-продаже возникают у продавца и покупателя с момента заключения договора.

Реальными являются такие сделки, которые создают юридические последствия только с момента передачи вещи. Например, права и обязанности при займе денег возникают у сторон лишь после передаче денег заемщику. Равным образом и договор хранения порождает обязанности и права сторон после того, как имущество будет передано хранителю. Поэтому само по себе обещание дать взаймы, принять вещи на хранение или обещание подарить вещь юридических последствий не порождают.

4. ФОРМА СДЕЛОК

Форме сделок посвящены ст. 158-164 ГК. С точки зрения формы (ст. 158) различают сделки устные и письменные, а из числа письменных сделок - совершенные в простой и нотариальной форме.

Как и Основы (п. 1 ст. 27), п. 1 ст. 159 ГК признает, что сделка для которой законом или соглашением сторон не предусмотрена обязательная письменная форма. может быть совершена устно. Тем самым свобода выбора у лица, совершающего сделку, между устной и письменной формой является правилом, а обязательная письменная форма - исключением из него. Письменная форма обязательна только в случаях, когда на этот счет имеется прямое указание в законе либо стороны придут к соглашению о необходимости облечь совершаемую ими сделку в письменную форму.

Устные сделки (ст. 159 ГК) совершаются путем словестного выражения воли лица. К ним приравниваются сделки, заключенные путем конклюдентных действий, а при наличии ясных указаний на этот счет в законе или соглашении - путем молчаниия (пп. 2 и 3 ст. 158). При этом п. 2 ст. 159 признает юридическое значение за конклюдентными действиями лишь при условии, если закон допускает заключение сделки в устной форме.

Исключение из этого правила предусмотрено в п. 3 ст. 438 и п. 3 ст. 434 ГК. Указанные нормы считают письменную форму договора соблюденной, если лицо, получившее предложение заключить договор, в установленной для акцепта срок совершит указанные в предложении действия по выполнению условий договора (отгрузит товар, переведет деньги, предоставит услуги и т.п.).

ГК особо выделяет возможность устного совершения двух видов сделок. Прежде всего речь идет о сделках, исполняемых при самом их совершении (например, при приобретении товара в розничном, а иногда в оптовом магазине передача товара и его оплата производятся одномоментно). Пункт 2 ст. 159 не только разрешает совершение таких сделок устно, но и, как следует из статьи, допускает только два исключения из этого правила. исполняемая при самом заключении сделка не может быть совершена устно прежде всего в случаях, когда для нее введена обязательная нотариальная форма либо предусмотрено, что несоблюдение письменной формы сделки влечет за собой ее недействительность.

Специально оговорена в ГК (п.3 ст. 159) возможность совершения сделки, основанной на письменной сделке, при условии, если ни в законе, ни в ином правовом акте или в самом договоре по поводу этой первой сделки не предусмотрена обязательная письменная форма.

Статьи 160, 161 ГК закрепляют общие правила, которые определяют порядок письменного оформления сделок, а также случаи, когда такая форма является обязательной.

Письменная сделка совершается путем составления документа, определяющего содержание сделки и подписанного непосредственно лицом, от имени которого она совершена, или тем, кто действует по его полномочию (в частности, по доверенности).

До принятия ГК оставался открытым вопрос, обязательно ли удостоверять документы, оформляющие сделку, печатью, составлять их на специальном бланке и т.п. Кодекс впервые дал на него ответ. Признано, что отсутствие указанных реквизитов не считается по общему правилу нарушением требований к форме сделки. Эти реквизиты рассматриваются как “дополнительные требования”, а потом становятся обязательными только в силу соответствующего указания в законе или ином правовом акте или соглашении. При этом в правовом акте или соглашении должно быть зафиксировано не только само требование, но и последствия его нарушения.

В силу п. 5 ст. 185 ГК для доверенностей, выдаваемых от имени юридического лица, обязательно приложение печати, а для юридических лиц, основанных на государственной или муниципальной форме собственности, в отношении доверенности на получение или выдачу денег и других имущественных ценностей существует еще одно требование: они должны быть подписаны помимо руководителя (другого лица, уполномоченного на то учердительными документами) также главным (старшим) бухгалтером. Из самого характера доверенности вытекает, что указанные требования служат условием действительности сделки. В отличии от того, что было предусмотрено в ст. 66 Кодекса 1964 г., для всех иных юридических лиц, кроме основанных на государственной и муниципальной собственности, в том числе для всех видов хозяйственных товариществ и обществ, на доверенности достаточно одной подписи - руководителя или иного лица, уполномоченного на это учредительными документами.

Кодекс учел и существующую практику пременения различных современных способов факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования электронно-цифровой подписи и иных аналогов собственноручной подписи. Однако здесь соблюдена определенная осторожность: их использование признается допустимым, если в законе, ином правовом акте или соглашении сторон не будут установлены сама возможность подобных подписей и определенный порядок. Нарушение хотя бы одного из этих требований может служить остаточным основанием для оспаривания сделки.

В отношении граждан, которые не могут собственноручно подписываться (из-за физического недостатка или неграмотности), установлены специальные правила. Вместо них подпись учиняет кто-либо другой, и подпись этого последнего, (рукоприкладчика), удостоверяет нотариус, иное лицо, наделенное правом совершать соответствующее нотариальное действие. Одновременно с удостоверением они должны указать причину, по которой собственноручное ученение подписи оказалось невозможным. Функции нотариуса могут в описанных случаях выполнять организация, в которой работает лицо, совершающее сделку, либо стационарное лечебное учреждение, в котором оно лечится.

Общее правило относительно обязательности письменной формы в п. 1 ст. 161 ГК распространяется на те же два случая, которые были предусмотрены в ст. 44 Кодекса 1964 г. Это - сделки юридических лиц между собой и с гражданами, а также сделки между гражданами, превышающее установленную в Кодексе сумму.

Статья 160 ГК, посвященная заключению письменных сделок, является общей по отношению к ряду других специальных норм. На ряду со ст. 160 ГК есть и иные нормы, предусматривающие обязательную письменную форму (имеется в виду случаи, когда письменная форма сделки обязательна независимо от того, кто ее совершает и какова ее сумма). От такого рода абсолютной обязательности письменной формы идет речь в Кодексе в ст. 184 (договор о коммерческом представительстве), в ст. 185 и 187 (доверенность), ст. 331 (обязательство неустойки), ст. 339 (договор о залоге), ст. 362 (поручительство), ст. 380 (задаток), ст. 389 (уступка требования), ст. 391 (перевод долга), ст. 429 (предварительный договор) и др.

Главным последствие нарушения требования об обязательной письменной форме станет то, что при возникновении спора о том. была ли сделка вопреки требованиям закона совершена устно, сторона, утверждающая, что этот факт имел место, в подтверждении его имеет право использовать ограниченный круг доказательств. Это могут быть любые предусмотренные Гражданским процессуальным законодательством средства доказывания (объяснения сторон, письменные и вещественные доказательства, заключения экспертов), кроме свидетельских показаний. Запрет использования свидетельских показаний распространяется только на случаи, когда оспаривается сам факт совершения сделки. Если же спор касается ее содержания или факта исполнения (неисполнения) стороной, устная форма сделки не препятствует допуску свидетелей. Таким образом, если вопреки закону, требующему письменной формы, сделка совершается устно, то при утверждении типа “денег не брал” (то есть кредитный договор не заключал), другая сторона не вправе оспаривать это утверждение ссылкой на свидетельские показания. В то же время утверждение “деньги брал но не отдал” можно оспорить, используя любые доказательства, включая свидетельские показания.

Нотариальное удостоверение сделок признается ст. 163 ГК обязательным в двух случаях: если это предусмотрено либо законом, либо соглашением сторон. Требования обязательной нотариальной формы содержится в ряде статей ГК. В частности, имеет в виду необходимость нотариального удостоверения доверенности на право заключения сделки, требующей нотариальной формы (ст. 186), либо выданной в порядке передоверия (п. 3 ст. 187), договора об ипотеке (п. 2 ст. 339), договора уступки требования или перевода долга, если сами требования или долг основаны на сделке, совершенной нотариально (п. 2 ст. 389, п. 2 ст. 391).

Удостоверение сделок, как и другие нотариальные действия, осуществляется в соответствии с принятыми 11 февраля 1993 года Основами законодательства о нотариате нотариусами, которые работают в государственных конторах или занимаются частной практикой.

В соответствии со ст. 1 Основ законодательства о нотариате при отсутствии в населенном пункте нотариуса нотариальные действия совершают уполномоченные на это должностные лица органов исполнительной власти. На территории других государств нотариальные действия от имени Российской Федерации совершают должностные лица консульских учреждений Российской Федерации, уполномоченные на совершение этих действий.

В соответствии со ст. 164 ГК сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации. Статья 8 Вводного закона предусмотрела, что впредь до введения в действие закона о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним в том и другом случае применяется действующий порядок. Так, Указом Президента РФ от 11 декабря 1993 г. “О государственном земельном кадастре и регистрации документов о правах на недвижимость” признано, что ведение государственного земельного кадастра, регистрацию и оформление документов о правах на земельные участки и прочно связанную с ними недвижимость должны осуществлять Комитет РФ по земельным ресурсам и землеустройству и его территориальные органы на местах.

В статье 164 ГК предусмотрено, что законом может быть установлена государственная регистрация также сделок с движимым имуществом определенных видов.

Что касается внешнеэкономических сделок, то Гражданский Кодекс (п. 3 ст. 162) снял какие то ни было сомнения на счет “формы” данного рода сделок, указав, что для них сохраняется только одно требование:“простой письменной формы” (п. 3 ст. 162).

Предприятия и организации, участвующие во внешнеэкономической деятельности, традиционно отдают предпочтение арбитражу (третейскому суду) при разрешении споров, возникающих из заключенных с иностранными партнерами сделок. Коммерческий арбитраж имеет довольно широкое распространение в международной торговле и его значение постоянно возрастает.

Преимущества арбитража по сравнению с судебным порядком рассмотрения споров заключаются, в частности, в том, что арбитражный процесс занимает, как правило, более короткое время. Это объясняется прежде всего тем, что в большинстве случаев третейский суд является первой и последней инстанцией, рассматривающей спор по сущесту. Процедура рассмотрения дела арбитражем менее формальна, более динамична и гибка, чем судебное производство. К тому же рассмотрение споров происходит конфиденциально, то есть кроме арбитров и участвующих в деле сторон никто иной не допускается обычно к участию в разбирательстве и к материалам процесса.

Имея в виду заинтересованность участников делового оборота в сохранении коммерческой тайны, а также других принадлежащих и имеющих материальную ценность секретов, например “ноу-хау”, эта особенность арбитража обеспечивает его популярность в коммерческих кругах.

Арбитраж (третейский суд) признается российским законодательством наряду с судом в качестве юрисдикционного органа для защиты гражданских прав (ст. 6 Основ гражданского законодательства). Наличие между сторонами соглашения о передаче спора на рассмотрение арбитража является основанием для отказа в принятии к рассмотрению судом иска, предъявленного одной из сторон такого соглашения (ст. 31 Основ гражданского судопроизводства).

Российское законодательство не содержит специальных норм, регулирующих вопрос о тоМ, какие споры могут быть предметом арбитражного соглашения. Практически это означает, что, по существу, все виды споров в сфере внешнеэкономической деятельности могут передаваться на рассмотрение арбитража.

Соглашение о передаче спора на разрешение арбитража должно быть заключено в письменной форме. В соответствии с арбитражной практикой под письменной формой понимается не только составление и подписание сторонами единого документа, но и обмен письмами, телеграммами, сообщениями по телетайпу.

Помимо соглашения сторон о передаче спора на решение арбитража, которое может вытекать либо из включенной в контракт арбитражной оговорки, либо договоренности о передаче спора арбитражу после того, как он уже возник, обязанность стороны обратиться в арбитраж, а не в обычный суд для разрешения спора может основываться на международном договоре. Таким договором, в частности, является Конвенция 1972 года о разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из экономического и научно-технического сотрудничества, заключенная странами - членами СЭВ.

Споры по внешнеэкономическим контрактам могут рассматриваться либо постоянно действующим арбитражным органом, либо арбитражем, формируемым специально для решения конкретного спора. В первом случае принято говорить об институционном арбитраже, а во втором - об арбитраже ad hoc.

Многие зарубежные арбитражные центры в целях оказания содействия сторонам при разрешении коммерческих споров предлагают свои услуги в проведении также арбитражных процессов ad hoc. При этом они руководствуются принятыми ими правилами, предназначенными для этого вида арбитража.

Как показывает опыт, при согласовании арбитражного порядка партнеры, естественно, стремятся по крайней мере предусмотреть такую процедуру рассмотрения, которая им лучше известна и влечет наименьшие расходы. Чаще всего такой подход означает предпочтение рассмотрения споров в собственной стране. С этих позиций, которые вполне объяснимы для российских участников внешнеэкономических связей безусловно наибольший интерес представляет возможность рассмотрения споров арбитражем в России.

В Российской Федерации два постоянно действующих третейских суда, компетентных рассматривать внешнеэкономические споры и завоевавших на этом поприще международный авторитет и признание за свою многолетнюю деятельность. Речь идет об Арбитражном суде (АС) и Морской арбитражной комиссии (МАК) или Торгово-промышленной палате РФ. Эти арбитражные органы не являются государственными учреждениями и не входят в судебную систему государственного арбитража. Они действуют независимо от каких-либо государственных органов.

Положение об Арбитражном суде утверждено Указом президиума Верховного Совета СССР от 14 декабря 1987 года, определившим, что арбитражный суд разрешает споры, которые вытекают из договорных и других гражданско-правовых отношений при осуществлении внешнеторговых и иных международных экономических и научно-технических связей.

Положение о Морской арбитражной комиссии утверждено Указом Верховного Совета СССР от 9 октября 1980 года. Комиссия разрешает споры, которые вытекают из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающих из торгового мореплавания. Это включает в себя, в частности, споры по морской перевозке грузов, в том числе перевозки “река - море”, по фрахтованию судов и др.

Следует также иметь в виду, что в соответствии с упомянутой Конвенцией 1972 года, если стороны не предусмотрели разрешение споров в арбитражном органе третей страны - участницы Конвенции и российская сторона является ответчиком по спору, Арбитражный суд при ТПП РФ является единственным третейским судом, который компетентен рассматривать этот спор.

Соглашениие о передаче спора на разрешение Арбитражного суда помимо обычной письменной формы может быть также выражено со стороны истца предъявлением иска, а со стороны ответчика - совершением действий, свидетельствующих о его добровольном подчинении юрисдикции АС, а частности путем сообщения о согласии подчиняться его юрисдикции.

В российской арбитражной практике признается, что арбитражная оговорка носит автономный характер, то есть имеет юридическую силу независимо от действительности контракта, составной частью которого она является. Регламент АС прямо закрепляет указанный принцип. На практике это может означать, что если будет признано, что контракт в его материальной части считается по каким-либо причинам недействительным, это не лишит арбитраж компетенции рассматривать спорные вопросы, возникшие между сторонами в данной связи с учетом новой правовой ситуации.

В Регламенте АС также положительно решается вопрос о праве арбитража самостоятельно определять, обладает ли он в конкретном случае компетенцией рассматривать спор, когда это оспаривается одним из участников спора. Так, если ответчик заявляет, что предмет спора выходит за рамки арбитражного соглашения либо он оспаривает наличие арбитражного соглашения вообще, этот вопрос может быть решен самим арбитражем. И если арбитраж придет к положительному выводу в отношении своей компетенции, то он вправе рассматривать спор по существу.

Порядок разбирательства дел в АС достаточно подробно определяется Регламентом, утвержденным президиумом Торгово-промышленной палаты СССР 11 марта 1988 г.

В отличии от институционного арбитража, если стороны предпочитают разрешать споры арбитражем ad hoc, на их плечи ложится большое бремя, связанное с организацией арбитражного процесса, так как им самим необходимо согласовать немало процессуальных моментов и решить ряд организационных вопросов, обеспечивающих проведение процесса. Если они этого не сделают, процесс должен регулироваться соответствующими правовыми нормами, действующими в месте рассмотрения спора. В Российской Федерации отсутствуют законодательные нормы, устанавливающие порядок проведения арбитражного разбирательства ad hoc.

Трудности, которые обычно сопровождают согласование между сторонами процедуры арбитражного разбирательства в таких случаях, значительно уменьшаются, когда партнеры соглашаются провести заседание арбитража в соответствии с факультативными регламентами, разработанными и признанными на международном уровне. В данном случае в первую очередь речь может идти об Арбитражном регламенте Европейской экономической комиссии ООН и Арбитражном регламенте Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ). Кроме того, ряд вопросов, касающихся арбитража ad hoc, регулируются в международных договорах, участницей которых является Россия, в частности в Европейской конвенции об арбитраже 1961 года.

Рассмотрение международных коммерческих споров в арбитражном порядке включает в себя большое разнообразие вариантов и затрагивает значительное число достаточно сложных правовых вопросов. В большинстве случаев при заключении внешнеторговых контрактов решение вопроса о порядке рассмотрения споров, так же как и иные условия, становится результатом компромисса, достигаемого порой после переговоров, включающих рассмотрение различных альтернатив.

Выбор места арбитража или постоянно действующего арбитражного органа, а также решение других связанных с этим вопросов должно быть основано на компетентном анализе всех аспектов - организационных, финансовых, правовых - возможного участия в арбитражном разбирательстве, в том числе действующего права и практики его применения, регламентов арбитражных органов и их практики по решению споров. Недооценка этого момента во внешнеэкономической деятельности может обернуться непредвиденными и значительными материальными потерями, которые отнюдь не являются необходимыми.

5. ПРИЗНАНИЕ СДЕЛКИ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ.

Статья 166 Гражданского Кодекса воспроизводит традиционное деление недействительных сделок на оспоримые и ничтожные. Недействительной признается сделка, не способная породить желаемые сторонами последствия, по при определенных условиях порождающая нежелательные последствия. Последние представляют собой определенные санкции, вызванные противоправным характером действий лица.

Оспоримой является сделка недействительная в силу решения суда. Ничтожной же признается сделка, недействительная сама по себе независимо от решения суда.

Есть и еще некоторые различия между указанными видами недействительных сделок. Одно из них состоит в том, что ничтожная сделка недействительна с самого начала ее совершения, в то время как оспоримая в зависимости от решения суда признается недействительной с момента ее заключения либо вынесения решения суда. Различие состоит в том, что спор о ничтожности сделки и ее последствиях может возбудить любое лицо, в то время как оспоримая сделка признается недействительной только по заявлению заинтересованного лица, в роли которого может выступать и тот, кто совершил сделку и третье лицо (так, при определенных условиях оспаривать действительность сделки, совершенной арендодателем с покупателем арендованного имущества может арендатор).

В главе о сделках ничтожными названы те из них, которые являются недействительными по основаниям, которые указаны в ст. 144, 165, 168, 169, 170-172 ГК.

Помимо указанных ничтожными признаются сделки, предусмотренные Кодексом в ст. 22 (полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности и дееспособности), п. 3 ст. 71 (отказ от права или ограничение права участников полного товарищества знакомиться с документацией по ведению дел товарищества), п. 3 ст. 75 (соглашение об ограничении или устранении ответственности участника полного товарищества), п. 2 ст. 77 (соглашение об отказе от права выйти из полного товарищества), п. 2 ст. 188 (соглашение об отказе в любое время предоставляемого от отмены выданной доверенности), п. 2 ст. 346 (соглашение об ограничении права завещать заложенное имущество), п. 2 ст. 401 (соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения или иному договору, в котором кредитором выступает гражданин-потребитель) и др.

В то же время ряд статей ГК исходит из того, что указанные в них сделки являются оспоримыми. Соответствующие положения содержатся главным образом в статьях главы о сделках. Из статей, находящихся за пределами этой главы, могут быть упомянуты п. 1 ст. 149, относящийся к соглашению об удовлетворении требований залогодержателя без обращения в суд, либо ст. 449, допускающая оспаривание действительности торгов, совершенных с нарушением правил.

Гражданский Кодекс (ст. 167) выделяет три нежелательных для сторон общих последствия недействительности сделок:

• двусторонняя реституция (восстановление прежнего состояния), которая предполагает, что каждая из сторон передает другой стороне все приобретенное в сделке в натуре, а если это невозможно - в виде денежной компенсации;

• односторонняя реституция, при которой одна из сторон возвращает полученное ею по сделке другой стороне, а та передает все, что получила или должна была получить по сделке, в доход Российской Федерации;

• никакой реституции, а все, что обе стороны получили или должны были получить по сделке, взыскивается в доход Российской Федерации.

Решение суда о том, какое из перечисленных последствий должно сопутствовать Признанию сделки недействительной, зависит в конечном счете от того, какое из требований закона оказалось нарушенным. К числу этих требований относятся:

• сделка должна соответствовать закону; - форма сделки должна соответствовать требованиям закона; - сделка должна быть совершена дееспособным лицом; - сделка юридического лица должна соответствовать его пра-воспособности; - волеизъявление должно соответствовать подлинной воле.

Различают общие и специальные основания признания сделок недействительными и такие же общие и специальные последствия такого признания. Общие основания, о которых идет речь, закреплены в ст. 168, которая признает недействительными сделки, не соответствующие закону или иному правовому акту, то есть Указу Президента Российской Федерации либо постановлению Правительства Российской Федерации. Общее последствие недействительности сделки в соответствии с п. 2 ст. 167 ГК составляет двусторонняя реституция. По общему правилу такого рода сделки признаются ничтожными. Однако ст. 168 ГК допускает признание законом сделок оспоримыми. Один из таких случаев предусмотрен ст. 28 Закона о банкротстве. Имеется в виду, что по заявлению конкурсного управляющего арбитражный суд признает недействительными определенные сделки, совершенные должником или от его имени до признания его несостоятельным (банкротом). Достаточным основанием для признания сделки недействительной в указанных случаях то, что она направлена на досрочное удовлетворение требований отдельных кредиторов по ранее возникшим обязательствам, если это произошло в течении шести месяцев до дня возбуждения производства по делу о несостоятельности (банкротстве) предприятия и в тот момент предприятие уже было фактически несостоятельным (банкротом). Сделка может быть признана недействительной и независимо от шестимесячного срока, если она была совершена должником с намерением причинить ущерб другим кредиторам и кредиторы, в пользу которых были совершены указанные действия, знали об этом. Такие же последствия наступают и в отношении сделок, направленных на удовлетворение кредиторов, срок удовлетворения требований, которых наступил в то время, когда предприятие уже было фактически несостоятельным (банкротом) и со стороны об этом знали.

Наряду с указанным общим существуют и специальные основания. К числу специальных оснований относятся: 1. Нарушение требований о содержании сделок (ст. 169 ГК). Наряду с правилами о сделках, не соответствующих закону или иным правовым актам, впервые выделена категория “сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности”. Такого рода сделки относятся к категории ничтожных. Основанием для признания сделки недействительной служит то, что лицо действовало умышленно. При этом имеется в виду не только прямой, но и косвенный умысел (то есть тогда, когда лицо желало соответствующих последствий, и тогда, когда сознательно допускало такие последствия). Для гражданского права характерен, как правило, второй вариант.

Речь в данном случае идет о нарушении “основ правопорядка”. Соответственно имеется в виду сделки, подпадающие под категорию совершенных в противоречии с публичным порядком в стране. Одним из возможных признаков такого рода сделок может служить уголовная наказуемость соответствующего действия. Нарушения законов, которые по своему характеру не относятся к основам правопорядка, влекут за собой недействительность по признакам ст. 168 и последствия, указанные в ст. 166 ГК.

Статья 169 Гк имеет в виду наряду с “основами правопорядка” нарушение “основ нравственности”. Одного лишь нарушения нравственности недостаточно для признания сделки недействительной.

Для рассматриваемой категории недействительности сделок установлены жесткие санкции. применяются они дифференцировано в зависимости от характера поведения каждой из сторон. Так, если налицо умысел у обеих сторон, последствие таково: никакой реституции, все, что получено по сделке, и все причитающееся, но еще не полученное взыскивается в доход Российской Федерации. если же умышленно действовала только одна из сторон, применяется односторонняя реституция: партнеру стороны по сделке по его требованию возвращается все, что он передал, а все, что он получил от другой стороны, взыскивается в доход Российской Федерации.

2. Нарушение формы сделки и требования о ее государственной регистрации (ст. 162, 165 ГК). В законе, в том числе в Кодексе, в ряде случаев предусмотрена не только обязательная письменная форма, но и содержится указание на то, что нарушение этого требования влечет за собой недействительность сделок. Недействительность сделки в качестве последствия нарушения требования о письменной форме включена в п. 3 ст. 162 (несоблюдение простой письменной формы, установленной для внешнеэкономических сделок), а также в отдельные статьи, относящиеся к обязательственному праву: ст. 331, 339, 362, 429 ГК. Кроме того, недействительность устной сделки может быть предусмотрена и соглашением сторон.

При нарушении требования о нотариальной форме в отличии от простой письменной сделка всегда признается ничтожной; такой же ничтожно будет считаться сделка, нарушающая правила об обязательной государственной регистрации (п. 1 ст. 165).

В случаях, установленных в законе, основанием для признания сделки недействительной может служить и нарушение требования о регистрации сделки.

Однако для некоторых случаев предусмотрена возможность избежать недействительности указанных сделок. Речь идет о случае, когда соответствующая сделка исполнена полностью или частично, а сторона, получившая исполнение уклоняется от нотариального удостоверения или государственной регистрации. Установлено, что та из сторон, которая исполнила сделку, вправе обратиться за защитой своих интересов в суд.

Значение решения суда для обеих ситуаций различно. Соответствующее решение заменяет нотариальное удостоверение, а следовательно при признании судом сделки недействительной обращаться в дальнейшем к нотариусу нет необходимости. В то же время решение суда о признании действительной сделки, не прошедшей регистрацию, не может заменить собой регистрацию. Однако указанного решения достаточно для возникновения у соответствующего органа обязанности осуществить вопреки воле одной из сторон государственную регистрацию сделки. Такое решение суда возможно лишь в случае, если соответствующая сделка все же совершена в установленной форме, но только не прошла регистрацию (ПП. 2-4 ст. 165).

Разумеется, имеется в виду, что и в том и в другом случае содержание сделки не противоречит закону, ибо иначе в иске о признании сделки действительной должно быть отказано.

3. Недействительность сделки, связанная с недееспособностью стороны. К указанной в ГК относятся прежде всего сделки, совершенные гржданами, признанными недееспособными вследствие психического расстройства (ст. 171), сделки малолетних, не достигших 14 лет (ст. 172), а также сделки несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, заключенные без согласия родителей, усыновителей или попечителей (если указанное согласие необходимо) (ст. 175), а также сделки, совершаемые без согласия попечителей гражданами, лишенными дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами. (ст. 176).

Два первых вида сделок являются ничтожными, а остальные оспоримыми: при этом право их оспаривания предоставляется родителям (усыновителям, опекунам и попечителям).

В отношении сделок, отнесенных к числу ничтожных по ст. 171 и 172 ГК, в настоящее время появилась существенная оговорка. Указанного последствия можно избежать, если родители (усыновители, опекуны) докажут, что сделка совершена лицом, признанным недееспособным, или малолетним к его выгоде.

В ту же группу входят сделки, совершенные гражданами хотя и дееспособными, но находящимися в момент совершения сделки в таком состоянии, когда они не способны понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК). При этом не имеет значение конкретная причина - алкогольное опьянение, наркотики или болезнь. Это сделки тоже являются оспоримыми. Право на их оспаривание предоставляется либо самому гражданину, оказавшемуся в соответствующем положении, либо иным лицам, чьи охраняемые законом интересы нарушены в результате совершения такой сделки (при определенных условиях члены семьи указанного лица, а если речь идет о продаже квартиры или жилого дома - те, кто совместно проживал вместе с указанным лицом, и др.).

Особо выделен случай, когда лицо, находившееся к моменту совершения сделки в состоянии, при котором оно не было способно понимать значение своих действий или руководить ими, впоследствии было признано недееспособным. Например, сделка заключена находившимся в состоянии опьянения лицом, которое впоследствии было признано недееспособным по причине злоупотребления алкогольными напитками или наркотиками. В данном случае недееспособный уже не может действовать и вместо него требовать признания сделки недействительной должен опекун. При этом не имеет значения, что основания недействительности возникло до назначения опекуна.

Общим для всех сделок, связанных с пороками дееспособности сторон, являются их последствия: двусторонняя реституция. Кроме того, партнер по сделке обязан возместить соответствующей стороне реальный ущерб, если будет доказано, что он знал или должен был знать о недееспособности другой стороны или нахождении ее в таком состоянии, когда она не могла понимать значения своих действий или руководить ими.

4. Недействительность сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности ( ст. 173 ГК). Название комментируемой статьи уже ее содержания, поскольку в ней выделены только два случая выхода юридического лица за пределы его правоспособности. Первый имеет место тогда, когда цели деятельности юридического лица ограничены им же в уставе. Имеется в виду явно только юридические лица, которые обладают в соответствии со ст. 49 общей правоспособностью, т.е. все коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом. Следовательно, речь идет главным образом о хозяйственных товариществах и обществах, которые могут в своих учредительных документах предусмотреть ограничения, запрещающие им совершать определенные сделки (например, заключать сделки на бирже, сделки, связанные с какой-либо конкретной деятельностью и т.п.). Сделки, о которых идет речь являются оспоримыми и могут быть признаны недействительными по требованию самого юридического лица, его учредителя (участника). ГК предусматривает два обязательных условиях признания соответствующей сделки недействительной. Во-первых, цели деятельности должны быть “определенно ограниченными” и, во-вторых, необходимо доказать, что вторая сторона в сделке “знала или заведомо должна была знать о ее незаконности”.

Вторая ситуация связана с отсутствием у юридического лица необходимой по закону лицензии на занятие опреленной деятельностью. Такого рода сделки ГК отнес также к числу оспоримых, имея в виду, очевидно, два обстоятельства. Первое состоит в необходимости защитить контрагента соответствующей организации. По этой причине для данной сделки предусмотрена необходимость того, чтобы вторая сторона “знала или заведомо должна была знать о ... незаконности сделки”.

Другое соображение состоит в том, что любое лицензирование предполагает осуществление соответствующей властной компетенции органом, в функции которого контроль и надзор за деятельностью, охватываемой обязательным лицензированием. В этой связи требования о признании сделки недействительной в данном случае может предъявить на ряду с самим юридическим лицом, неполучившим лицензию, или его учредителем (участником) также указанный орган.

Вместе с тем следует иметь в виду, что ст. 49 сохраняет для некоммерческих, а также унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, принцип специальной правоспособности, предполагающий возможность иметь только такие гражданские права, которым соответствуют целям создания юридического лица.

Основанием для признания недействительными сделок, выходящих за рамки специальной правоспособности служит ст. 168 ГК. Соответственно такого рода сделки, на наш взгляд являются ничтожными и должны в соответствии с п. 2 ст. 167 влечь за собой двустороннюю реституцию. Поскольку в данном случае нормы о специальной правоспособности носит императивный характер, страна лишина возможности оспаривать признание сделки недействительной, ссылаясь на то, что она не знала и не должна была знать об ограничении правоспособности партнера по сделке.

Независимо от оснований признания недействительными сделок юридических лиц, связанных с нарушением правоспособности, последствием служит двусторонняя реституция.

5. Несоответствие волеизъявления подлинной воли (ст. 170, 174, 178, 179 ГК). Это относится прежде всего к сделкам, совершенным под влиянием заблуждения, которое имеет существенное значение (ст. 178). Имеется в виду заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможность его использования по назначению.

В конечном счете, как правило, речь идет о том, что лицо приобрело не то, что хотело. В ГК особо подчеркнуто, что заблуждение в мотивах сделки (приобретено сырье для производства определенной продукции, хотя покупателю - посреднической фирме не было известно , что те, с кем он хотел заключить договоры на поставку такой продукции от этого отказались) не имеет существенного значения.

Последствия такого рода сделки служит двусторонняя реституция. Если же будет доказана вина ответчика в заблуждении (например, случай, когда продавец не сообщил покупателю об имеющих существенное значение свойствах приобретаемой вещи, что в конечном счете и породило заблуждение), истец вправе требовать от ответчика возмещения причиненного ему реального ущерба. Если же не удалось установить, ГК (п. 2 ст. 178) считает необходимым защитить ответчика. Соответственно, признав сделку недействительной, суд возлагает на истца обязанность возместить ответчику причиненный реальный ущерб даже в случае, когда заблуждение возникло по независящим от истца обстоятельствам. Таким образом, действует презумпция “заблуждавшийся - виновен”.

К этой группе, для которой характерно несовпадение волеизъявления и воли, относится также сделки, совершенные под влиянием обмена, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, или так называемые кабальные сделки (ст. 179 ГК).

“Злонамеренное соглашение” имеет место, например, если продавец дома договаривается с представителем покупателя, действовавшим по его доверенности, о том, что он не сообщит покупателю о ставших ему известными скрытых недостатках приобретаемого строения.

Кабальной признается сделка, обладающая одновременно тремя признаками: совершена на крайне невыгодных условиях, из-за стечения тяжелых обстоятельств и вынуждена, т.е. помимо воли этого лица. Примером может служить приобретение водителем автомашины, которого застала сильная буря, необходимого бензина у такого же водителя по цене, во много раз превышающей существующую на рынке.

В перечисленных случаях сделка считается оспоримой право оспаривать сделку принадлежит потерпевшей стороне. Признание сделки недействительной влечет за собой применение односторонней реституции и одновременно обязанность возместить потерпевшему реальный ущерб. Как и в других случаях признание сделки недействительной , убытки в виде упущенной выгоды возмещению не подлежат.

Указанные выше порок - разрыв волеизъявления и воли 0 присущ также мнимым и притворным сделкам (ст. 170 ГК). Мнимой считается сделка, заключенная без намерения породить последствия, только для вида. нередко такие сделки совершаются с целью ввести кого-либо в заблуждение (например, чтобы избежать уплаты причитающихся алиментов, заключается фиктивная сделка о продаже жилого дома).

Притворной признается сделка, совершенная с целью прикрыть другую сделку. Мнимая сделка не порождает последствий, а к притворной применяются правила, относящиеся к сделке, которую стороны имели в виду. Например, довольно широкое распространение получили сделки купли-продажи автомашины, которые оформляются как передача во временное безвозмездное пользование или путем “выдачи доверенности”. Это делается обычно для того, чтобы избежать необходимости платить причитающиеся за совершение сделки купли-продажи автомашины государственную пошлину. В данном случае сделка сдачи в безвозмездное пользование будет признана недействительной, а в отношении сторон будут применяться нормы о купли-продаже.

наконец, в указанную группу входят сделки, заключенные без учета существующих ограничений полномочий лица (ст. 174 ГК). Ситуацию, которой посвящена указанная статья, следует отличать от последствий действий лица, не имеющего полномочий (ст. 183 ГК). В данном случае лицо действует в рамках полномочий, указанных в доверенности или законе, либо очевидных из обстановки, в которой совершается сделка, но без учета тех ограничений, которые присутствуют в договоре между представителем и представляемым или в учредительных документах. например, лицо, получившее доверенность на приобретение жилого дома, предупреждено представляемым о предельной цене, которая может быть уплачена за дом. В учредительном договоре закреплено запрещение генеральному директору заключать сделки по продаже принадлежащей юридическому лицу недвижимости. Наконец, такое же ограничение может иметь место и в отношении конклюдентных действий, когда о воле лица делают вывод исходя из окружающей обстановки (имеются в виду, в частности, продавец или кассир в магазине).

По общему правилу указанные ограничения не оказывают влияния на отношения того, кто совершается сделку, или того, от чьего имени он выступает, с третьими лицами. Исключение составляют случаи, когда лицу известно или должно было быть известно о существующих ограничениях.

Например, если представляемый при отсутствии соответствующих сведений в доверенности сообщил третьему лицу - продавцу о предельной цене за приобретаемых дом, которая может быть включена в договор, либо продавец недвижимости, заключающий договор, подписанный генеральным директором акционерного общества, знает о существующих ограничениях, так как сам является акционером общества и участвовал в общем собрании акционеров, которым утвержден устав. Наконец, возложена ситуация, при которой покупатель в магазине рассчитывается непосредственно с продавцом, а не с кассиром, несмотря на выставленное на всеобщее обозрение объявление, требующее производить оплату только через кассу.

В указанных случаях сделка является оспоримой, но заявителем может быть только тот, в чьих интересах установлено ограничение. На заявителе лежит бремя доказывания того, что вторая сторона действительно знала или должна была знать о существующих ограничениях. Поскольку для данного случая не установлены специальные последствия, следует руководствоваться общими, которые выражаются в двусторонне реституции.

Последствия недействительности части сделки. В ряде случаев требованиям, указанным в ГК, противоречит только часть сделки, то есть отдельные ее условия, например, условия о месте, времени исполнения и т.п. На этот случай ГК (ст. 180) содержит общую презумпцию, в силу которой недействительность части сделки сама по себе не препятствует признанию недействительности сделки в целом. В этом смысле недействительность части сделки “исцелима”. Однако при этом необходимо иметь в виду, что во всех таких случаях “исцеление” может происходить лишь путем исключения из сделки недействительного условия, но не его замены. По этой причине, если нет основания предполагать, что сделка могла бы быть заключена и без такого недействительного условия, возможен только один вариант: недействительность всей сделки. Как уже отмечалось выше сделки являются действиями граждан и юридических лиц, направленными на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Чем больше будет возникать гражданских прав и обязанностей, чем больше они будут видоизменяться, тем более будет изменяться содержание действий граждан и юридических лиц, направленных на установление, изменение или прекращение этих прав и обязанностей, то есть само содержание сделки, тем интереснее будет изучать это как в теории, так и на практике.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

1. Комментарий к Гражданскому Кодексу РФ, 1995 г.

2. И.Б. Новицкий. “Обязательства из договоров, Москва, 1924 г.

3. “Советское гражданское права”. Учебник, том 1 под ред И.Б. Новицкого и П.Е. Орловского.

4. М.М. Агарков “Понятие сделки по советскому гражданскому праву” “Советское государство и право”, 1946 г. N 3-4

5. В.А. Ойгензихт “Воля и волеизъявление: очерки теории, филосо-фии и психологии права”, Душанбе, 1983 г.

6. Е.И. Аюева “Некоторые аспекты категории юридического факта” “Правоведение” N 4. 1985 г.

7. В.Б. Исаков “Функции фактических обстоятельств в механизме правового регулирования” - “Советское государство и право” N 2 1975 г.

8. Соколов И. “Мнимые и притворные сделки” - “Советская юстиция” N 12 1987 г.

9. Осипова Г.Т. “Правовое регулирование сделок, совершаемых гражданами” - Минск, 1986г.

10. Общие условия удостоверения сделки” - “Советская юстиция” N11 1993 г.

11. В. Рясенуев “Современное российское законодательство о не-действительных сделках” - “Советская юстиция” N 7-8 1992 г.

12. А. Комаров “Рассмотрение споров по внешнеторговым сделкам” - “Хозяйство и право” N 8 1991 г.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:45:34 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
12:03:51 29 ноября 2015
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:16:15 24 ноября 2015
На мой взгляд многовато лишнего не по теме.
20:53:51 05 мая 2010Оценка: 4 - Хорошо

Работы, похожие на Реферат: Гражданско-правовые сделки

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150275)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru