Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Электоральное поведение

Название: Электоральное поведение
Раздел: Рефераты по политологии
Тип: реферат Добавлен 18:11:51 12 сентября 2011 Похожие работы
Просмотров: 906 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание:

Введение………………………………………………………………………………….3

I . Электоральное поведение.

1.1 Политическое поведение ……………………………………..………………….5

1.2 Модели электората и некоторые подходы к формированию стратегии…14

II . Основные тенденции в развитии электорального поведения российских граждан.

2.1 Анализ структуры электората в России…………………………………….....26

2.2 Анализ факторов влияющих на электоральное поведение ………..…...…32

III . Клиентелизм как фактор электорального поведения российских граждан.

3.1 Клиентелизм как социальное явление…………………………………………….39

3.2 Электоральное поведение как проявление клиентелизма……………………43

Заключение……………………………………………………………………………..…48

Список использованной литературы………………………………………………….50

Введение.

Актуальность: Во все времена политика оказывала и сегодня оказывает огромное воздействие на жизнь людей, государств и народов, так как она коренится в самой природе человека как существа социального, способного полноценно жить и развиваться лишь в обществе, лишь во взаимодействии с другими людьми. Политические знания нужны каждому человеку, независимо от его профессии. От того, какова политическая культура граждан, каковы взаимоотношения личности, общества и государства, зависит качество принимаемых политических решений, учет интересов различных групп населения, их участие в политической жизни. Политические знания - это часть общей культуры человечества. Сегодня во всех развитых демократических странах существуют специальные институты политического образования, развивается профессиональная политическая наука. Демократическое политическое образование базируется на таких ценностях, как естественные права человека, уважение к законам, политическому порядку, свобода выбора идей и убеждений, терпимость к иному мнению. Овладение гражданами основами политической науки и демократической культуры - одна из важнейших гарантий успеха политических и экономических реформ в нашем обществе, гуманизации политики, так как известно, что любые социальные перемены начинаются с сознания людей. Электоральное поведение выступает в качестве основного содержания современного российского политического процесса, что объясняет использование самых различных подходов к его изучению и предполагает освоение имеющегося зарубежного опыта его исследований в отечественном политологическом предметном поле, постоянное пополнение терминологической базы с учетом социально-политической ситуации в реформируемой России. При этом осуществляется поиск ответов на следующие вопросы: почему столь привлекательной для российских граждан стала их включенность в политические процессы; какие факторы определяют формы политического участия; почему электорат выражает поддержку или несогласие с теми или иными политическими силами. При всей неоднозначности и видимой противоречивости электорального поведения и выбора накопленный статистический материал и имеющаяся теоретическая база исследований дают возможность выделить некоторые их устойчивые модели, сформированные под влиянием политико-экономических, региональных и личностных детерминант. На оценку электоратом того или иного политического явления и, в конечном итоге, на электоральные предпочтения, влияют его (электората) прежний социальный опыт, интересы, ожидания, стереотипы, национальный интерес, здравый смысл и т.д. И лишь в таком преобразованном - нередко до неузнаваемости - виде первоначальные субъективные и объективные стимулы становятся движущими факторами электоральности. Таким образом электоральное поведение не остается без внимания так как является важным фактором в формировании органов власти.

Степень разработанности : При исследовании данной работы мы сталкиваемся с множеством различных подходов, которые относительно независимы друг от друга. Большое количество изучаемых проблем и написанных в связи с этим трудов можно классифицировать следующим образом. В первую группу входят труды теоретико-методологического плана. К ним можно отнести Дюверже М.,Мельвиля Н.М, Хейверда Эндрю¹ и многих других. Ко второй группе научных работ относятся работы затрагивающие данную проблему в масштабах российского общества. Среди них труды Комаровского В.С., Василика Н.М., Голосова Г.В., Тощенко С.С., Матвеева Р.Н.² и другие. К третей же группе занимающиеся изучением поставленного вопроса в Тульской области относятся Афанасьева О.³ и многие другие.

Объект исследования: электоральное поведение: модели и способы анализа.

Предметом же исследования основные закономерности электорального поведения граждан, выявленные причин того или иного поведения.

Целью данного исследования является описание и анализ существующих теорий и моделей оценки избирательных предпочтений, которые являются фундаментом научных исследований электорального поведения.

Задачи курсовой: определить понятие политического поведения; определение различных моделей электората и подходов к формированию стратегий; анализ структуры электората в России; определение факторов влияющие на электоральное поведение; так же определение заинтересованности политикой граждан Тульской области; оценка эффективности федеральных, а также региональных и местных органов власти и степень доверия к ним туляков.

Гипотеза: на электоральное поведение и на его активность доминирующее влияние оказывают экономические факторы.

Теоретико-методологическая база исследования: в данной работе использовались следующие научные подходы: сравнительный подход; естественный подход; институциональный подход; структурно-функциональный.

______________________

¹ Дюверже, М. Политическое поведение [Текст] / М. Дюверже. – М.: Дрофа, 1999. – 503 с.; Мельвиль, Н.М. Электоральное поведение [Текст] / Н.М. Мельвиль. – СПб: Дрофа, 1999. – 298 с.; Хейверд Эндрю Особенности политического поведения [Текст] / Эндрю Хейверд. – СПб: «Нева», 1998. – 498 с.;

² Василик, Н.М. Хрестоматия [Текст] / Н.М. Василик. – М.: Мысль, 2001 – 560 с.; Голосов, Г.В. Поведение избирателей в России: теоретические перспективы и результаты региональных выборов. [Текст] / Г.В. Голосов. // Полис.- №3, - 2001 – С. 155-163.; Комаровский, В. С. Политический выбор избирателя. [Текст] / В.С. Комаровский. // Социс, №3, - 2004 – С.23-34.; Тощенко, С.С. Политическая социология [Текст] / С.С. Тощенко. – М.: «Олма-Пресс», 2000. – 400 с.;

³ Афанасьев, М. Н. Поведение избирателей и электоральная политика в России. [Текст] / М.Н. Афанасьев. // - Полис. - №3, - 2000 - С. 104-116.;

I . Электоральное поведение.

1.1 Политическое поведение.

Политический процесс складывается из действий и взаимодействий акторов. Большинство этих действий и взаимодействий осуществляется посредством политического поведения людей. Проблемы политического поведения, политической активности, политического участия давно привлекают интерес исследователей различных стран. Ученые пытаются ответить на вопросы: почему человек участвует в политике, из чего складывается его политическое поведение, какие факторы влияют на выбор тех или иных форм политического участия, почему индивиды выражают свою поддержку или несогласие с какими-либо политическими силами, курсами, институтами и т.п.

Существует множество ответов на эти вопросы, множество подходов, в рамках которых освещается, как правило, лишь один из аспектов проблемы. Однако проблема политического поведения гораздо сложнее, чем представляется на первый взгляд. Это объясняется не только многообразием самого явления и использованием различных методологических подходов для его объяснения, но и некоторой терминологической неопределенностью основных понятий.

Для отечественной политической науки проблема терминологической неопределенности особенно актуальна. Дело в том, что для описания феномена политического поведения используются такие понятия, как «политическое участие», «политическая активность», «политическая деятельность». При этом эти понятия часто не разграничиваются и не определяются вообще. Попытки определения этих понятий, предпринятые некоторыми авторами, следует признать недостаточно удовлетворительными в силу того, что в их результате не создается целостной картины политического поведения, способной послужить основой для операционализации этого понятия.

Проблема осложняется еще и отсутствием общепринятых в отечественной науке терминов, позволяющих адекватно передать смысл категорий, используемых в рамках зарубежной политической науки. Так, например, зарубежными исследователями довольно часто используется термин political action, который довольно часто употребляется в значении политического участия. Под термином political behaviour иногда понимают только электоральное поведение и т.д. В целом ситуацию можно охарактеризовать словами Е.Б. Шестопал: «В целом в политической науке под термином «политическое поведение» понимают как действия отдельных участников, так и массовые выступления, как активность организованных субъектов власти, так и стихийные действия толпы, как акции в поддержку системы, так и направленные против нее. Более того, голосование «против» или неявка на выборы тоже трактуется как формы политического поведения».

Политическое поведение (для обозначения этого явления в зарубежной политической науке употребляется термин politicalbehavior или иногда politicalaction) можно определить как субъективно мотивированный процесс реализации актором того или иного вида политической деятельности , обусловленный потребностями реализации статусной позиции и внутренними установками. При этом под политической деятельностью (political action) понимается вся совокупность форм действий политических акторов, обусловленных занятием определенной политической позиции. Например, политическая деятельность активиста партии предполагает чтение газет о политике, беседы со знакомыми на политические темы, участие в политических кампаниях и т.д.

В политической жизни можно различить политическую деятельность и политическое поведение. Например, если говорится о политической деятельности депутата парламента. При этом подразумевается некоторый в целом стандартный набор форм действий, хотя не исключаем и возможность вариаций. То же самое относится и к другим видам политической деятельности: деятельности активиста партии, участника митинга, президента и т.д. При этом тот или иной вид деятельности может реализовываться по-разному. Процесс такой реализации может зависеть от многих обстоятельств. И поэтому отдельные депутаты или избиратели ведут себя по-разному.

Тесно связанным с понятием политического поведения является понятие политического участия. Политическое участие (в зарубежной политической науке употребляется термин political participation)мы можем определить как более или менее регулярное использованиеакторами различных форм политической деятельности. Например, один партийный активист может читать газеты, участвовать в деятельности партийного аппарата и организовывать митинги, а другой – читать газеты, посещать партийные собрания и собирать пожертвования.

При этом известно, что разные люди могут участвовать в политике с различной интенсивностью: одни люди только читают газеты, другие еще и ходят на выборы, а третьи ведут активную политическую работу. Да и вовлеченность в один и тот же вид деятельности может проявляться по-разному: например, один активист может только спорадически участвовать в политических кампаниях на правах исполнителя, а другой является их активным организатором, один избиратель может ходить на каждые выборы, а другой только на особо значимые для политической жизни. Для обозначения этих различий существует понятие политическая активность. Под политической активностью (political involvement) следует понимать степень вовлеченности актора в политический процесс в целом, а также степень его вовлеченности в рамках отдельных форм политической деятельности.

Необходимо отметить, что некоторые индивиды могут не проявлять никакой активности в политике. Для обозначения такого типа политического поведения существует понятие абсентеизм . Однако про этих граждан нельзя сказать, что они не участвуют в политическом процессе: отсутствие политической активности не означает тот факт, что человек не является субъектом политических взаимодействий. В качестве самого простого примера можно привести неучастие избирателей в выборах с целью сорвать их проведение. Однако и другие формы абсентеизма не свидетельствуют о том, что человек не участвует в политической жизни.

В политической науке существуют различные способы типологизации политического поведения и политического участия.

Чаще всего выделяют типы политического поведения и политического участия в зависимости от экстенсивного (количество участников; например, отличают поведение индивида, группового актора и «толпы») и интенсивного (степень вовлеченности индивидов, затраченных им ресурсов: денег, времени и т.п. или, по-другому, степень активности) характера. Другим критерием типологизации политического участия может быть уровень институционализации (от единичных нетрадиционных акций до участия в деятельности высокоинституциализированных политических организаций, например, «традиционных» политических партий). Кроме того, конвенциональный (то есть деятельность в рамках существующих в обществе правил и норм) и неконвенциональный (деятельность вне этих правил и норм) характер деятельности также может выступать критерием типологизации политического поведения и участия.

Наиболее распространенной является следующая типология форм политического участия:

I. Конвенциональные формы:

1. Абсентеизм

2. Чтение о политике в газетах

3. Обсуждение политических сюжетов с друзьями и знакомыми

4. Голосование

5. Работа по продвижению имиджа политической партии или кандидата

6. Убеждение окружающих голосовать определенным образом

7. Участие в митингах и собраниях

8. Обращение во властные структуры или к их представителям

9. Активность в качестве политического деятеля (выдвижение кандидатуры, участие в выборах, работа представителя руководящего звена партии или другой организации, работа депутата, министра и т.д.)

II. Неконвенциональные формы.

1. Подписание петиций

2. Участие в неразрешенных демонстрациях

3. Участие в бойкотах

4. Отказ от уплаты налогов

5. Участие в захвате зданий, предприятий и сидячих забастовках в их стенах

6. Блокирование дорожного движения

7. Участие в стихийных забастовках

Формы конвенционального и неконвенционального участия, перечисленные под пунктами 1 и 2 в первом случае и 1 – во втором, предполагают низкий уровень активности или вовлеченности в политический процесс. 3 и 4 (2 и 3) – средний уровень и 5-9 (4-7) – высокий уровень. В действительности люди, как правило, участвуют в политической жизни в различных формах: например, один и тот же человек может ходить на выборы, читать газеты и участвовать в блокаде дорожного движения. Поэтому приведенная типология может рассматриваться как вариант операционализации понятия «политическое участие», а также как вариант типологии наблюдаемых форм участия, а не как типология индивидуальных субъектов политического процесса по критерию форм участия4.

Другая типология – Л. Милбраса (L.Milbrath), она основана преимущественно на одном критерии – активности субъекта. Данная типология является одной из удачных с точки зрения операционализации

______________

4Дюверже, М. Политическое поведение [Текст] / М. Дюверже. – М.: Дрофа, 1999. – 503 с.

понятия «политическая активность». Автор выделяет три группы форм

активности, которым он дает метафорические названия: «зрительская», «переходная активность» и «гладиаторская активность». Каждая из этих трех групп включает в себя несколько форм активности, расположенных в порядке возрастания вовлеченности индивида в политику. «Зрительская активность» включает в себя следующие формы:

1. исполнение роли объекта воздействия политических стимулов

2. голосование

3. инициирование политических дискуссий

4. попытка уговорить других голосовать определенным образом

«Переходная активность» включает в себя:

1. общение с представителями власти или политическими лидерами

2. пожертвования для партии или кандидата

3. посещение собраний или митингов

«Гладиаторская активность» состоит из следующих форм:

1. участие в политической кампании

2. исполнение роли активиста политической партии

3. исполнение роли членом ядра партии или участие в выработке ее стратегии

4. акумулирование денежных средств

5. исполнение роли кандидата на какую-либо руководящую должность в политической сфере

6. занятие руководящих постов в органах власти или партии

В политической науке существуют исследования, результатом которых является построение типологии индивидуальных субъектов. Как правило, данные типологии строятся на основе учета участия индивида сразу в нескольких формах. На основе выявления преобладающих форм политического участия выделяют группы индивидов, участвующих в политике преимущественно тем или иным образом. Одной из удачных классических типологий является типология М. Каазе и А. Маша, построенная на основе учета уровня активности, а также конвенциональности и неконвенциональности участия. Они выделяют пять групп в зависимости от преобладающих форм участия:

1. Неактивные. Большинство представителей этой категории либо вообще никак не участвуют в политике, либо, в крайнем случае, читают газеты и могут подписать петицию, если их об этом попросят, некоторые могут принимать участие в выборах

2. Конформисты. Конформисты принимают более активное участие в конвенциональных формах. Некоторые из них могут даже участвовать в политических кампаниях. Однако в целом они избегают непосредственного политического участия.

3. Реформисты. Также как и конформисты, участвуют преимущественно в конвенциональных формах, но более активно. Кроме того, они могут использовать и законные формы политического протеста, такие как демонстрации и даже бойкоты.

4. Активисты. Они наиболее активно участвуют в политической жизни. Формы активности – преимущественно конвенциональные, однако используют и неконвенциональные формы участия.

5. Протестующие. По уровню активности они похожи на реформистов и активистов, однако отличаются от них тем, что практически не участвуют в политическом процессе в конвенциональных формах5.

Некоторые исследователи типологизируют политическое участие в зависимости от той роли, которую играет в этом процессе сам индивидуальный субъект. По этому критерию выделяется автономное и мобилизованное участие. Автономное участие – такое участие, когда индивид действует, принимая решение самостоятельно. Мобилизованное участие – участие под давлением других субъектов политики или под их

______________

5 Дюверже М. Политическое поведение [Текст] / М. Дюверже. – М.: Дрофа, 1999. – 503 с.

влиянием, приводящим к искажению его собственных предпочтений.

Две эти формы участия представляют собой некие идеальные типы. В действительности граница между мобилизованным и автономным участием трудноуловима, у отдельных индивидов наблюдается смешанный тип участия. Тем не менее, эвристическая ценность данной типологии достаточно большая. С ее помощью можно выделить преобладание того или иного типа участия у того или иного человека, представителей какой-либо группы или страны, можно сделать вывод о том, насколько способны политические субъекты к рационализации политической действительности и выработке самостоятельной политической позиции.

С другой стороны, преобладание автономного участия у политического субъекта может свидетельствовать о том, что индивид плохо поддается внешнему воздействию не в силу особой самостоятельности, а в силу того, что он не придает значения политике и не рассматривает в качестве необходимого участие в политическом процессе. Как показывают результаты социологических опросов, доля граждан, активно и постоянно получающих и воспринимающих политическую информацию невелика. Так, например, в 70-х годах лишь 10-15% американских избирателей можно было отнести к «внимательной публике».

Участие под воздействием мобилизации не является отрицательным и оно не всегда связано с манипуляцией сознанием и подобными явлениями. Во-первых, мобилизация – объективное следствие интеграции какой-либо группы, действующей в политике, создания и функционирования какого-либо института, организации и т.п. Здесь механизм мобилизации выступает транслятором и следствием политической идентификации. Во-вторых, мобилизация может выступать эффективным способом вовлечения массы населения в политический процесс. Как справедливо отмечал К. Дойч, в переходных обществах, переживающих процессы демократизации и/или модернизации, мобилизация играет особую роль: с помощью мобилизации граждане получают доступ к новым политическим ролям, новым формам социализации и т.п. В частности мобилизация избирателей на частично свободных и частично соревновательных выборах, результаты которых заранее известны в силу использования административной мобилизации и других рычагов, может рассматриваться как шаг прогрессивный с точки зрения овладения населением роли выборщиков, оценивающих различных политиков, политические силы и политические курсы.

В свою очередь выделяют два типа политической мобилизации: мобилизацию соревновательную и мобилизацию авторитарную. Соревновательная мобилизация преобладает в странах с однородной политической культурой, с дифференцированными и автономными политическими институтами. Ее целью является согласование целей и языка общенациональной политики и отдельных групп населения, а также персонального состава правящей элиты. Авторитарная мобилизация преобладает в обществах с недифференцированными институтами и ролями. Целью такой мобилизации является обеспечение лояльности населения на основе пропаганды.

1.2 Модели электората и некоторые подходы к формированию стратегии.

Одним из основных видов политического поведения является электоральное поведение. В основе любой стратегии избирательной кампании всегда лежат те или иные представления о мотивах, которыми руко­водствуются избиратели при голосовании.Электоральное поведение – это совокупность действий и поступков граждан, связанных с осуществлением местных или общенациональных выборов в органы власти, а также их участием в референдумах. Формы

электорального поведения могут включать:

Понятно, что такие представления, или модели электората, неизбежно носят при­ближенный характер — точное знание мотивов голосования каж­дого избирателя невозможно. Понятно также, что чем точнее (адекватнее) модель описывает реальное поведение избирателей, тем больше шансов на успех у стратегии, разработанной па базе такой модели. Поэтому определение модели электората является важнейшим шагом при построении стратегии избирательной компании.

Наверное, не стоило бы останавливаться на этих очевидных истинах — если бы не огромное количество ошибок, которое до­пускается при разработке стратегии именно на стадии выбора модели. Причем самое опасное, что ошибки эти часто соверша­ются незаметно для кандидата и его команды, которые привыкли пользоваться какой-либо одной моделью, воспринимаемой как нечто само собой разумеющееся. В результате при разработке стратегии стадия выбора модели часто «проскакивается» автома­тически, без анализа других вариантов и даже без понимания, что такие варианты вообще существуют.

Разработка и сравнительный анализ моделей электората пред­ставляют собой достаточно серьезную и трудоемкую научную проблему, которой занимаются социальная психология и социо­логия. К сожалению, в российской литературе, посвященной вы­борам, такой анализ практически отсутствует. Поэтому приводи­мые ниже классификация и терминология принадлежат авторам.

Наивные подходы:

В основе наивных подходов лежит т. н. «наивная модель» элек­тората: в качестве указанной «модели» берется кандидат и его ближайшее окружение. Кампания строится по принципу: «Что правится мне и моим друзьям ~ то правится и всем избирателям».

Несмотря на очевидную наивность такого подхода, он далеко не всегда лишен смысла. В период резкой политической активи­зации населения, когда большие массы граждан начинают мыс­лить и чувствовать синхронно, победу часто одерживают те кан­дидаты, которые наиболее ярко и откровенно умеют выразить эти общие ощущения. Кстати, и стоимость реализации стратегии, основанной на наивном подходе, оказывается, как правило, на один-два порядка ниже обычной.

Итак, наивный подход имеет определенный смысл в условиях «революционной» ситуации. В обычное же время он, как правило, бесперспективен. Однако с элементами такого подхода прихо­дится иметь дело чуть ли не в каждой избирательной кампании. Это естественно: кандидата всегда окружает множество людей, не имеющих опыта публичной политики и придерживающихся наивного подхода как чего-то само собой разумеющегося. Особенно опасно, когда сам кандидат не имеет необходимого опыта и явля­ется при этом представителем административной, интеллектуаль­ной или предпринимательской элиты — то есть человеком, добив­шимся успеха и слишком привыкшим полагаться на собственную интуицию и здравый смысл. В этом случае существует серьезная угроза подмены стратегии по ходу избирательной кампании. Наивный подход, подобно заразе, начинает сказываться на всех предвыборных мероприятиях, все более и более искажая их со­держательную сторону.

Разновидностью наивного подхода является «программный» подход: гипертрофирование роли программы партии или канди­дата в избирательной кампании. Избиратели при этом рассматри­ваются как своего рода экзаменационная комиссия, обязанная тщательно изучить программы всех кандидатов и расставить им оценки. В соответствии с таким подходом разработка стратегии избирательной кампании подменяется разработкой программы, а тактика сводится к тому, чтобы максимально подробно и понятно изложить эту программу избирателям. Несмотря на то, что не существует ни одного примера победы на выборах, достигнутого описанным способом, сторонники «программного» подхода явля­ют собой поистине бессмертное племя, способное в ходе любой кампании изрядно попортить нервы кандидату и его штабу свои­ми нудными требованиями все время детально и научно излагать свою программу.

К счастью, в последнее время до широкой политической об­щественности дошло, что объем и научное содержание програм­мы не имеют никакого отношения к количеству голосов, получен­ных на выборах. На сторонников программного подхода начина­ют вполне справедливо смотреть как на людей по меньшей мере наивных.

Из этого не следует, что авторы считают программу кандидата или партии чем-то вообще ненужным. Просто разработка про­граммы не относится к задачам избирательной кампании, но ле­жит в гораздо более широком контексте общей политики канди­дата. В избирательной же кампании наличие солидной программы следует использовать исключительно как информационный повод для демонстрации солидности кандидата (партии).

Следующей часто встречающейся разновидностью наивного подхода является аппаратный подход (не следует путать с ис­пользованием административного ресурса в избирательной кам­пании). Он базируется на предположении, что для победы на вы­борах достаточно понравиться начальству (административной элите). Понравишься директору предприятия — и за тебя прого­лосуют все его работники; понравишься главе района — и за те­бя проголосуют все его жители. Соответствующая этому подходу типовая стратегия требует вести кампанию так, чтобы завоевать поддержку не массового избирателя, а элиты.

Если же говорить серьезно, то сам по себе корпоративный подход к формированию стратегии избирательной кампании вов­се не является бесперспективным (бесперспективен лишь его наивный вариант). Он просто далеко не всегда достаточен. В со­четании с более глубокими стратегическими идеями корпоратив­ный подход может сыграть значительную роль в достижении ус­пеха на выборах.

Социально-экономическая модель:

В основе социально-экономической модели лежит очевидное на первый взгляд предположение, что избиратели голосуют исходя из своих интересов, прежде всего экономических. В соответствии с ней избиратели делятся в зависимости от таких интересов на социальные группы. Согласно данной модели, подход к форми­рованию стратегии состоит в том, чтобы максимально точно вы­разить на выборах интересы тех или иных социальных групп избирателей.

Социально-экономическая модель во многом основана на марксистском (классовом) понимании исторического процесса. В этом плане социально-экономическая модель претендует на един­ственно правильное описание не только избирательного процес­са, но и вообще всей исторической действительности.

Одна из основных теорем социологии утверждает, что собы­тия, реальные в представлении людей, реальны по своим послед­ствиям: например, если люди верят в существование ведьм, то реальностью, становится инквизиция и аутодафе. Поэтому широ­чайшее распространение социально-экономической модели, не­зависимо от того, соответствует ли она действительности или нет, делает ее способной формировать саму эту действительность. Традиционное деление политических сил на «правые», «левые» и т. д. в зависимости от экономического содержания их программ определяется именно социально-экономической моделью. Что бы не думал и не говорил кандидат сам о себе — конкуренты, полито­логи, социологи и СМИ все равно будут вписывать его в эту обще­принятую шкалу. Кандидату постоянно придется отвечать на воп­росы, обусловленные стереотипами социально-экономической модели, типа: «А вы за рынок или государственное регулирование экономики? Интересы каких социальных слоев вы представляе­те?» — и т. д. В общем, социально-экономическая модель заслужи­вает самого серьезного внимания хотя бы потому, что она во мно­гом создает среду, в которой строится избирательная кампания.

Прежде всего следует отметить, что даже если бы социально-экономическая модель была бы полностью адекватна реальности, все равно построение избирательной кампании на ее основе являлось бы далеко не тривиальной задачей. Проблема здесь прежде всего состоит в неопределенности понятия «интерес» того или иного социального слоя. Действительно, всегда существует разрыв между краткосрочными и долгосрочными интересами избирателей. Непонятно, к каким из них апеллировать в первую очередь. Более того, люди далеко не всегда правильно понимают свои собственные интересы. Поэтому кандидат, искренне решив­ший, скажем, защищать «истинные интересы рабочего класса» вполне может оказаться далеким от победы даже в рабочем изби­рательном округе.

Модель идеального кандидата:

Модель идеального кандидата базируется на предположении, что каждый избиратель (или, по крайней мере, большинство изби­рателей) имеет достаточно устойчивое представление о совокуп­ности качеств (честность, компетентность и т. д. — вплоть до внешнего вида), которыми должен обладать кандидат на выбор­ную должность. И хотя избиратели по-разному оценивают раз­личные качества кандидатов, вполне допустимо говорить о некоем усредненном их наборе - идеале кандидата.

Подход к построению стратегии, вытекающий из модели иде­ального кандидата, состоит в следующем. Сначала проводятся со­циологические исследования с целью выявления идеала кан­дидата. После этого задачей кампании является формирование образа кандидата, наиболее соответствующего идеалу. Предполагаемая что кампания будет выиграна, если кандидат окажется ближе к идеалу, чем его конкуренты.

В отличие от социально-экономической модели, модель иде­ального кандидата главным стратегическим фактором победы считает не политическую позицию, а саму личность кандидата.

Несомненным достоинством модели идеального кандидата является также и то, что ее реализация предполагает проведение обширных исследований, данные которых можно с большой поль­зой употребить при построении стратегии и тактики избиратель­ной кампании.

Однако «лобовое» применение модели идеального кандидата вызывает серьезные сомнения. Подгонка кандидата под некий усредненный идеал неизбежно размывает его образ. Кандидат теряет яркость и индивидуальность. В результате некритического применения модели идеального кандидата может получиться довольно странная конструкция.

Кроме того, большинство избирателей совершает выбор, ру­ководствуясь не столько совокупностью всех положительных качеств кандидата, сколько одним, наиболее ценным в их пред­ставлении качеством. Этим, в частности, объясняется неуспех многих так называемых «идеальных» и «взвешенных» политиков. Далеко опережая своих конкурентов по «сумме мест» по всем номинациям положительных качеств, они тем не менее не за­нимают первого места ни в одной из них. В результате — про­висание на выборах.

Итак, главный недостаток рассматриваемой модели заключа­ется не столько в самой идее о решающем влиянии личности кандидата на победу в избирательной кампании (хотя и сама идея, как мы уже отмечали, не бесспорна), сколько в связанной с этой идеей типовой стратегией формирования идеала.

Здесь можно очень хорошо проиллюстрировать, какие опас­ности кроются в выборе модели электората. Если только модель идеального кандидата принята как основа формирования страте­гии кампании, то далее никакие социологические опросы не по­могут выявить сделанную ошибку. Избиратели в ходе анкетиро­вания честно укажут, что наибольшее значение они придают, например, волевым качествам кандидата, на второе место поста­вят его политическую позицию, а на десятое — внешний вид. Со­циологи добросовестно обработают результаты, выявив пять-шесть «идеалов» для различных групп избирателей, а имиджмей­керы в поте лица будут трудиться над несчастным кандидатом, подгоняя его под эти идеалы. В результате вся избирательная кам­пания просто пройдет не в той системе координат, в которой изби­ратели реально принимают решение при голосовании.

Суммируя сказанное, можно заключить, что модель идеально­го кандидата оказалась некой переходной стадией от социально-экономической модели к более сложным и адекватным моделям электората. В этом плане она сыграла весьма позитивную роль. В настоящее время модель идеального кандидата в чистом виде применяется редко.

Проблемная модель:

С методологической точки зрения аналогична предыдущей модели с той разницей, что в основу стратегии кладется не идеал кандидата, а совокупность наиболее значимых для избирателей проблем. Социологи должны их выявить, а кандидат в ходе изби­рательной кампании предложить эффективные решения. Соот­ветствующая типовая стратегия (проблемный подход) сводится к демонстрации знания кандидатом этих проблем, расстановки приоритетов в соответствии с данными социологических опросов и предъявления убедительного способа их разрешения.

То, что кандидат должен знать (или хотя бы демонстрировать знание) проблемы избирателей и то, как их решить — истина со­вершенно бесспорная. Вопрос в том, достаточно ли этого для фор­мирования полноценной стратегии избирательной кампании. Проблемный подход обладает практически всеми недостатками модели идеального кандидата, но при этом лишен ее главного достоинства: упора на личность кандидата. Знанием проблем избирателей особо не удивишь (избиратели и сами их отлично знают). В тонкостях же предлагаемых решений вряд ли кто будет особо разбираться — за исключением очень небольшого слоя политически продвинутых избирателей, кото­рые, как правило, безо всякой избирательной кампании и так знают, за кого им голосовать. Большинство избирателей будут в первую очередь интересоваться, обладает ли кандидат необходи­мыми личными качествами, чтобы решить их проблемы.

В общем, как и модель идеального кандидата, проблемную модель скорее следует рассматривать как вспомогательное сред­ство, позволяющее более эффективно построить стратегию и тактику избирательной кампании. Однако брать только ее за ос­нову при формировании стратегии, на наш взгляд, абсолютно недостаточно.

Адресный (дифференциальный) подход:

В идеале дифференциальный подход вообще не предполагает использование какой-либо априорной модели электората. Такая модель должна быть создана в результате обширных социологи­ческих исследований применительно к конкретной избиратель­ной кампании и к конкретному округу. Чтобы сделать модель как можно более точной, исследования проводятся по максимально возможному числу параметров: возраст и социальное положение избирателей; территория проживания; их психологическая вос­приимчивость к различным видам предвыборной пропаганды; их отношение к как можно большему числу проблем; политические пристрастия; представления об идеале кандидата и т. д. Чем мель­че координатная сетка, которая набрасывается на избирателей, тем точнее модель. В результате исследований избиратели разби­ваются на целевые (адресные) группы, применительно к каждой из которых разрабатывается свой вариант стратегии. В частности, ряд целевых групп исключается из числа объектов агитации (чу­жой электорат), ряду, напротив, уделяется повышенное внима­ние — и т. д.

Вообще говоря, с научной точки зрения дифференциальный подход — самый правильный. Вдобавок он избавляет организато­ров избирательной кампании от необходимости думать — на все вопросы отвечает социология. Однако как и всякий идеал, в чис­том виде он совершенно не реализуем на практике.

Прежде всего, классический дифференциальный подход тре­бует такого объема социологических исследований, временные и финансовые затраты на которые намного превышают затраты на стандартную избирательную кампанию. Далее, дробление аги­тации на множество мелких адресных кампаний делает ее не­подъемной ни в организационном отношении, ни с точки зрения ресурсозатрат, даже если в результате предварительного анали­за значительная часть избирателей будет исключена из объектов агитации. Любая же необоснованная попытка сократить объем исследований может привести к тому, что как раз самые важные параметры модели останутся неохваченными, а сама модель поте­ряет адекватность.

Таким образом, хотя адресный подход и является важным (а иногда и решающим) стратегическим моментом многих избира­тельных кампаний, формирование всей стратегии только на его основе считается невозможным. Он весьма полезен, когда речь идет о таком существенном элементе стратегии, как определение агитационных тем, но подсказать основную идею избирательной кампании он в принципе не способен.

Таким образом, при формировании стратегии избирательной кампании дифференциальный подход следует рассматривать как хотя и очень важное, но все же вспомогательное средство. Он может уточнить некоторые существенные параметры модели электората, установить границы их применимости — но не спосо­бен быть основой полноценной стратегии.

Комплексный подход:

Является компиляцией четырех предыдущих подходов.

Стратегия, построенная на основе этого подхода, предполага­ет донесение до избирателей позиции кандидата (или, как го­ворят, позиционирование кандидата) по следующим четырём параметрам:

-политическое позиционирование в «право-левой» системе
координат, согласно социально-экономической модели;

-личностное позиционирование: определение положитель­ных личностных качеств согласно модели идеального кандидата;

- проблемное позиционирование: отношение кандидата к ос­новным проблемам округа;

- позиционирование по отношению к конкурентам;

Легко видеть, что комплексный подход претендует на то, что­бы избежать односторонности, присущей описанным выше ап­риорным моделям. Кроме того, его можно считать своеобразной разновидностью адресного подхода, поскольку он предлагает несколько разных линий агитации, которые, по идее, должны воз­действовать на разные группы избирателей.

Несомненным достоинством комплексного подхода является высокая степень формализации разработки стратегии. Однако главное его преимущество - объединение плюсов целого ряда других подходов, основанных на разных моделях электората — далеко не так очевидно, как кажется с первого взгляда.

Прежде всего, некритическая реализация комплексного под­хода, т. е. равномерное донесение до избирателей позициониро­вания кандидата по всем четырем параметрам ведет к распыле­нию ресурсов. Кандидат может «позиционироваться» по всем правилам теории, однако оказаться не в состоянии довести это от­радное событие до избирателей.

Далее, очень часто забывается, что суммирование преиму­ществ разных подходов часто означает и суммирование их не­достатков. В избирательных кампаниях арифметическое сумми­рование вообще практически не приемлемо. Иногда «сумма» ока­зывается гораздо меньше, чем любое из слагаемых.

В общем, комплексный подход страдает тем же принципиаль­ным недостатком, что и адресный: он не предполагает выделения основной стратегической идеи кампании. Поэтому он не может быть принят как универсальное средство формирования страте­гии. Однако на стадии развития основной стратегической идеи (в частности, при определении тем кампании и стратегии по отно­шению к конкурентам) он не только полезен, но и просто необ­ходим. При этом его конкретная реализация будет существенным образом определяться тем, какая именно идея положена в основу кампании6.

Таким образом подводя итог мы можем сделать вывод о том, что политическое поведение это субъективно мотивированный процесс реализации актором того или вида политической деятельности, обусловленный потребностями реализации статусной позиции и внутренними установками.

С понятием политическое поведение тесно связано понятие политическое участие. Политическое участие это более или менее регулярное использование акторами различных форм политической деятельности. При этом различные люди могут участвовать в политике с различной интенсивностью. Да и вовлеченность в один и тот же вид деятельности

____________________

6Мельвиль, Н.М. Электоральное поведение [Текст] / Н.М. Мельвиль. – СПб: Дрофа, 1999. – 298 с.

может проявляться по-разному. Для обозначения этих различий существует понятие политическая активность – степень вовлеченности актора в политический процесс в целом, а также степень его вовлеченности в рамках отдельных форм политической деятельности.

Одним из основных видов политического поведения является электоральное поведение. Существуют различные модели электорального поведения, среди них: наивные подходы; социально-экономическая модель; модель идеального кандидата; проблемная модель; дифференциальный подход; космический подход и многие другие. Исследовав теоретико-методологический аспект и выявив суть данной темы, хотелось бы проанализировать ее же на практике российского общества.

II . Основные тенденции в развитии электорального поведения российских граждан.

2.1 Анализ структуры электората в России.

На сегодняшний день задача анализа электорального поведения граждан России, которая решается многими отечественными учеными и исследователями, актуальна как никогда в истории России. Необходимо выявить те основные тенденции в электоральном поведении наших соотечественников, которые смогли бы объяснить, как одни и те же избиратели поддерживают далеких по своим политическим позициям кандидатов. Необходимо выявить основные характеристики, определяющие электоральное поведение граждан. В связи с этим, сегодня перед политической наукой встает проблема прогнозирования политической ситуации, при использовании различных показателей исследуемого объекта: экономических, социальных и т. п.

В данной работе анализируется динамика базовых экономических ценностей граждан России в период реформ и то, как они на сегодняшний день определяют электоральный выбор российских избирателей. Выясняется, что способствует и что препятствует становлению основ электорального поведения в России.

Анализ структуры электората, как одна из составляющих этой проблемы, представляет собой исследование, в ходе которого население разбивается на группы по принципу схожести мотивов голосования и предпочтений того или иного кандидата перед другими, после чего определяется для каких из выявленных групп схема проведения той или иной кампании может оказаться наиболее действенной.

Данный процесс является чрезвычайно сложным. Это объясняется спецификой функционирования политической системы общества. Основу этой системы составляют государственные институты, общественные и политические движения, возникающие в обществе. И те, и другие представляют интересы определенных социальных групп населения, и занимаются воплощением этих интересов в жизнь всего общества. На стыке этих интересов возникают отношения, в рамках которых протекает политическая жизнь общества. Где главной целью является максимально полное удовлетворение потребностей всех групп населения.

Проблемы, являются ли они социальными, политическими или экономическими, не существуют изолировано. Они не могут быть выделены из целого, объяснены по отдельности, а затем интегрированы для объяснения целого. Все результаты в любой из сфер деятельности (социальной, политической, экономической) имеют отношение к соответствующим проблемам в других сферах. К этой дилемме добавляется постоянно изменяющаяся природа их взаимозависимости. На взаимозависимость влияют изменения в структуре населения, ресурсах, промышленных объединениях и т. п.

Среда, в которой возникают проблемы, будь то экономические или политические, сама по себе не является статической. Она динамична, так как всегда изменяется, подвергаясь как внешним, так и внутренним воздействиям. Среда меняется вместе со своими проблемами и их решениями в физическом и концептуальном пространстве7.

Для объяснения сложной взаимозависимости экономического и политического состояния объекта (личности, региона, страны в целом) обратимся к понятию сложности, которое существует в общей теории систем.

_________________

7Комаровский, В.С. Политическое поведение [Электронный ресурс] - В.С. Комаровский. - Режим доступа - www.narod.ru

«Сложность» — это совокупность огромного числа различных объектов, действующих вместе. Экономическое состояние исследуемого объекта представляет собой пример сложности. Частые неудачи в прогнозировании изменений в экономике подтверждают, что сложность, свойственная социо-экономическому поведению, может превышать пределы интеллектуальных возможностей человека. Даже при использовании сложных экономических теорий и моделей обнаруживается, что невозможно справиться с обширной сетью взаимозависимостей. Возникает трудность предсказания долгосрочных, ежегодных, или даже помесячных состояний экономического состояния. То, что в одном секторе экономики проявляется как симптом, в другом секторе появляется как результат событий. Например, производительность зависит от капиталовложений, которые в свою очередь, зависят от наличия кредита и налоговых обложений. Состояние экономики также зависит от мобильности трудовых ресурсов, которые в свою очередь, зависят от множества местных и региональных вопросов, таких, как возможности найма на работу, стоимости жизни, общие жизненные условия. Наконец, состояние экономики в большей степени определяется такими неосязаемыми факторами, как доверие к политике избранных лидеров. Если имеется широко распространенное доверие экономической политике, сформулированной правительственными лидерами, то экономический рост становится, по существу, самовыполняемым пророчеством. Обратное утверждение также верно8.

Чтобы успешно решить задачу анализа политической ситуации на основе экономического положения (как отдельно взятого региона, так и страны в целом), необходимо четко представлять интересы каждой конкретной группы _________________

8Голосов, Г.В. Поведение избирателей в России: теоретические перспективы и результаты региональных выборов. [Текст] / Г.В. Голосов. // - Полис, №3, – 2003 С. 155

и причины, по которым эти интересы вызывают (или могут вызывать) конфликты между группами.

Интересы группы можно разделить на политические, экономические, и т. д. Причем они находятся (как это было приведено выше) в непосредственной взаимозависимости, но очень часто эта связь не учитывается в процессе принятия политических решений. Такие решения впоследствии приводят к непредвиденной реакции общества и осложняют политический процесс. Принято считать, что выбор избирателя более прочен, если он делается осознано. Чем более обоснован выбор, тем в меньшей степени избиратель может стать объектом манипуляции.

Анализ электорального поведения затруднен тем, что обычно отсутствует оперативная информация о демографической ситуации в регионе. С другой стороны, интересы отдельных представителей демографической группы не всегда соответствуют общей характеристике группы в целом, что требует сложных методов исследования. Переживания и чувства российского избирателя наиболее точно описываются словами «замешательство» и «усталость». При этом гражданам России отнюдь не все равно где и как жить. Они интересуются политикой. Устают же люди, как известно, больше всего от бессмысленной суеты, а приходят в замешательство от нестабильности. Переходы от реформаторов к антиреформаторам, как и многие другие аналогичные случаи, свидетельствуют о неконсолидированности, о том, что элита общества в глазах многих граждан не легитимна. Также мы можем выделить возросшее значение собственного экономического положения избирателя на момент голосования. В современной России электоральное решение все чаще принимается избирателем исходя из того, насколько ухудшилось или улучшилось его экономическое положение за последнее время, и после анализа наметившейся тенденции в этом вопросе. Поддерживая точку зрения некоторых российских исследователей, можем выделить следующие типы поведения российских избирателей на выборах.

В «национальных» республиках с относительно невысокой урбанизацией и лучше сохранившимся традиционным укладом можно наблюдать «патриархальный» тип электорального поведения. Наиболее четко выражен он, пожалуй, на Северном Кавказе. «Патриархальный» тип отличают, высокая явка на выборы и невычлененность собственно политических ориентации электората. Также указанный тип доминирует сегодня на селе: дело не просто в консерватизме сельских жителей, но и в том, что здесь отношение между управляющими и управляемыми, как правило, тесны и непосредственны.

Определить электоральное поведение большинства городского населения (а горожане в России составляют 74 % населения, причем 46 % приходится на города с населением свыше 100 тыс. жителей) трудно из-за его аморфности и неустойчивости. Наиболее точно характеризует такое поведение избирателей, так называемый «постсоветский» тип электорального поведения. Действительным содержанием «постсоветского» типа электорального поведения является негативизм. Основа — голосование не «за», а «против».

Голосование — «нет» на выборах в Государственную Думу и неголосование на местных выборах — это взаимосвязанные и взаимозаменяемые формы электорального негативизма. Разрыв социальных связей и смыслов (в городах он очевиднее и острее переживается) обусловливает резко негативную реакцию при обсуждении общеполитических проблем.

На сегодняшний день, проводя анализ электорального поведения граждан России нельзя не сказать о «партийном» типе электорального поведения. Такой тип в собственном смысле слова — как наличие устойчивых идейно-политических ориентации, мотивирующих электоральное самоопределение и участие, — распространен меньше. Тем не менее, партийное поведение в России, безусловно, существует.

Учитывая неустойчивость большинства партий, целесообразнее рассматривать не столько структуру политического предложения, сколько структуру политического спроса. Тогда можно выделить три «партии электората» («коммунисты», «патриоты», «демократы»). Эти «партии» избирателей существуют почти во всех регионах, а в некоторых из них партийные типы голосования выражены вполне отчетливо. Особенно это ярко выражено при рассмотрении партийного характера столичного электората. Здесь партийные ориентации сыграли решающую роль и на федеральных, и на местных выборах.

Кроме перечисленных типов поведения российского электората в последние годы формируется новый тип электорального поведения. Этот тип характеризуется прагматическим принципом электорального выбора. Его можно назвать «современный рациональный избиратель», поскольку привычные методы принятия электорального решения в данном случае уступают место решению текущих социально-экономических проблем.

2.2 Анализ факторов влияющих на электоральное поведение.

Среди ряда факторов, влияющих на создание определенных электоральных тенденций российского избирателя выделим один из основных — формирование новой массовой ментальности. За годы преобразований у нас в стране, с прекращением действия единой идеологии в общественном сознании произошли весьма существенные изменения, хотя рассматривать их как сформировавшуюся ментальность гражданского общества еще рано. Для того, чтобы предположить, какие черты ментальности могут проявляться в будущем, надо хорошо представлять то, что неизбежно будет подвергаться изменениям. Особенно это наглядно можно увидеть на процессе регионализации. Процесс регионализации за последние годы привел не только к политической самостоятельности отдельных регионов, но и к утрате единой политической ментальности, дифференциации ее по региональным особенностям и признакам.

Проблема российской ментальности — одна из основных при анализе становления основ электорального поведения избирателей России. Проблема эта многогранна. Она предполагает выяснение потенциальной готовности россиян к становлению в России нового типа общественной ментальности и ее влияние на выбор путей дальнейшего развития общества.

С конца 1993 года неучастие в политической деятельности (отказ от поддержки властных структур и властвующих лиц, от участия в выборах и т. п.) превратилось в сильнейший фактор политической ситуации в стране. Для его объяснения часто пользуются ссылками на массовую апатию, усталость и тому подобные массово-психологические феномены. Но, в свете накопленных данных исследований и анализа надо признать, что такие ссылки на деле мало что объясняют. Апатия и усталость всегда чем-то обусловлены. Постараемся определить причины данного процесса.

Уже второй десяток лет в России идет процесс трансформации политической системы. За это время сменились режим и институты власти, элиты и система официальных политических ценностей, среди которых центральное место заняли демократические цели и ориентации. Намечается серьезный разрыв между поколениями, какого наша история не знала со времен гражданской войны и на который наша политическая наука пока обращает недостаточно внимания. Становление личности в ее гражданском статусе происходит под влиянием политической среды, куда входит весь набор институтов, факторов и агентов социализации. При этом на личность воздействуют не только собственно политические факторы, имеющие первостепенное значение, но и экономические условия, в которых происходит формирование электорального предпочтения гражданина: работа, жилищные условия, покупательную способность и другие показатели. Их значение определяется тем, что они в непрямой форме формируют базовые личностные политические ориентации и предпочтения.

Задача политической социализации личности — это формирование зрелого гражданина, не подверженного колебаниям политической конъюнктуры, способного без посторонней помощи принять решение по актуальным вопросам. Естественно, что процесс формирования личности очень важен, но не менее важно приспособление (но не приспособленчество) населения к новой политической реальности. Этот процесс ресоциализации варьируется от кардинального пересмотра прежних политических ценностей до стремления сохранить свои взгляды неизменными вопреки давлению политической среды9.

Данный процесс оказался в России невероятным по масштабам. За эти годы

________________

9Тощенко, С.С. Политическая социология [Текст] / С.С. Тощенко. – М.: «Олма-Пресс», 2000. – 400 с.

пришлось учиться новой политической лексике, нормам. Россияне изменили и политическое сознание, и поведение, чтобы в контексте новой политической реальности выразить свои жизненные интересы в сфере политики. Проведенные исследования показывают, что одной из особенностей ценностной системы россиян является ее относительная устойчивость. Ценности меняются довольно медленными темпами. Отмечается смещение акцентов от общественно значимых, коллективистских в сторону ценностей личного, индивидуалистического, семейного характера, материального благополучия. Из чего мы можем сделать вывод, что в умонастроениях россиян произошли некоторые изменения, причем весьма существенные, по ряду позиций. В целом эти изменения свидетельствуют

наметившихся тенденциях к более рациональному восприятию людьми окружающей их действительности. Отмеченная тенденция выражается, в частности, в возрастающей роли экономических и социальных факторов в противоположность политико-идеологическим, которые еще совсем недавно имели ведущее значение в формировании электорального выбора. В свою очередь, это ведет к более глубокому осознанию людьми того, чего они хотят, что они готовы терпеть, и что они, безусловно, отвергают. Особенно отчетливо это проявляется в оценках населением общей ситуации в стране, а также своего собственного положения. Почти половина респондентов не доверяет ни одной из властных структур. Во-первых, это объясняется тем, что органы власти плохо, по мнению населения, справляются со своими обязанностями. Во-вторых, существует недостаточная информированность граждан о деятельности представителей властных структур. Есть и другое объяснение этой ситуации. Формирующиеся рыночные отношения изменили интересы и ценностные ориентации людей. Возможно, что резкое изменение ориентации в сторону личных интересов (наряду с другими причинами) сформировало у многих граждан высокий уровень аполитичности и нежелание участвовать в какой-либо политической деятельности.

Все исследования подтверждают, что у россиян преобладают общечеловеческие ценности и индивидуалистический тип сознания. Отмечается незначительный рост уравнительных настроений. Это связано с пониманием россиянами того факта, что общество равных возможностей в России в ближайшем будущем создать невозможно. Существовавшее ранее разделение на элиту и рядовых граждан углубилось. Изменился экономический базис власти, в нем возросла роль собственности. Сохранение своего положения старой элитой или социальный состав новой элиты, хотя и вызывают у россиян недовольство, но не ведут к отрицанию реформ при условии предоставления широким слоям хотя бы части декларируемых прав и свобод и возможностей для самореализации личности.

Для анализа факторов, участвующих в формировании электорального выбора, представляет интерес определение приоритетов россиян в сфере прав человека. Решение этого вопроса требует «выхода» за рамки непосредственного бытия, житейских проблем, предполагает определенную меру осознания себя в политико-правовой сфере. Получены следующие результаты оценки прав человека по степени значимости:

- право на свободу убеждений и поведения;

- право на труд, другие права, гарантирующие социальную защиту;

- права, обеспечивающие всеобщее равенство перед законом;

- права, защищающие личное достоинство человека;

- право принимать участие в свободных выборах, другие политические права;

- права, гарантирующие неприкосновенность частной собственности.

Из приведенных соотношений видно, что наибольшую ценность для россиян имеют право на труд и свободу убеждений; они практически сравнялись: свобода слова воспринимается на уровне жизненно необходимого права на труд. Все остальные права оцениваются значительно ниже. Право на труд высоко оценивается скорее по причине существующей безработицы, так как в прошлом оно было реализовано довольно полно. И только право на свободу убеждений, осуществленное в стране в высокой степени (по сравнению с прошлым временем), заняло высокое место в системе ценностей россиян10.

Отношение граждан России к происходящим в стране процессам далеко не однозначно. Через систему сложных опосредований и взаимозависимостей оно определяет перемены в их менталитете, ценностных ориентациях как краткосрочного, так и длительного характера. В то же время система ценностей россиян является довольно устойчивой. Происходящие перемены в распространении и характере ценностей свидетельствуют о том, что они не являются переменами альтернативного характера. Очевидно, что для менталитета и поведения россиян присуща тенденция осознания собственных интересов и реализация их через институты гражданского общества. Станет ли она преобладающей и устойчивой, будет зависеть от развития политического процесса, позиции властных структур, региональных и культурных особенностей, которые очень велики в стране. Из всего этого мы можем сделать вывод о сложном и противоречивом характере электората современной России, что отличает его от электората других стран.

Ситуация в России, находящейся на очередном историческом изломе, на порядок сложнее и противоречивее, чем где-либо на Западе. Да и наш отечественный электорат для политологов и социологов действительно довольно сложен и многогранен. Однако, опыт наших массовых опросов и

_______________

10Хейверд Эндрю Особенности политического поведения [Текст] / Эндрю Хейверд. – СПб: «Нева», 1998. – 498 с.

опросов, проведенных другими социологическими исследовательскими группами, позволяет утверждать, что речь сегодня должна идти об осмысленном электоральном поведении.

Состояние Российской Федерации в настоящее время можно определить как социально напряженное и неустойчивое, со значительным ростом числа негативных явлений. Поэтому, на сегодняшний день, выявление экономических критериев в формировании электоральных предпочтений является одной из актуальных проблем. К этому вопросу часто обращаются российские исследователи, которые наряду с численными методами исследований используют и так называемые качественные методы. Выясняют такие особенности настроений электората, которые позволяют безошибочно сформулировать идеологию, стратегию и тактику предвыборной кампании.

За последние годы мы можем говорить об определенных изменениях в электоральном поведении и механизмах его формирования. Для наглядности остановимся на результатах одного из возможных подходов к анализу электората страны. Эти результаты базируются на материалах серии массовых опросов, социологических исследований, проведенных в 1995—1999 годах. Данные исследования показывают, что большинство людей живет проблемами, далекими от политической жизни страны. Качество «электората» они приобретают по мере актуализации проблемы выборов. В то же время есть люди, которых можно разбудить среди ночи за два года до выборов, задать им вопрос: «За кого Вы проголосуете, если выборы состоятся завтра?» и получить осмысленный и однозначный ответ. Среди этой политизированной части населения можно встретить сторонников любой, даже самой экзотической, партии. Однако практический интерес представляют только статистически значимые для страны, относительно устойчивые группы. Такая группа убежденных адептов той или иной партии и есть ее электоральное ядро. В отличие от других, зачастую моделируемых самими исследователями групп, оно обладает определенным качеством — служит зародышем периодически формирующегося и опять распадающегося после выборов электората. Это качество возникает в том случае, если партия выражает интересы какой-либо весомой социальной группы или определенные общественные интересы, проявляя себя хотя бы на уровне их энергичного декларирования.

Делая вывод, хотелось бы отметить, что население России в довольной степени интересуется политикой. Чувства российского избирателя наиболее точно можно охарактеризовать словами «замешательство» и «усталость».

Так же можно отметить возросшее значение собственного экономического положения избирателя на момент голосования, ведь электоральное решение избирателя зависит от того, на сколько ухудшилось или улучшилось его экономическое положение.

Для электорального поведение постсоветского периода характерен негативизм (основа – голосование не «за», а «против»). В последние годы у россиян формируется новый тип электорального поведения, для которого характерен прагматический принцип электорального выбора.

К факторам влияющим на электоральное поведение мы отнесли: формирование новой массовой ментальности; политическая социализация; трансформация политической системы (смена политического режима и институтов власти). В умах российского общества выявляется тенденция к смене коллективистских ценностей индивидуалистическими. Состояние Российской Федерации в настоящее время можно определить как социально напряженное и неустойчивое, со значительным ростом числа негативных явлений.

III . Клиентелизм как фактор электорального поведения российских граждан.

3.1 Клиентелизм как социальное явление.

Клиентелизм - это очень распространенное в России социальное явление. Его роль и значение можно по-разному оценивать, но невозможно игнорировать в анализе факторов общественной жизни.

Изучению клиентелизма в западной социологии придается весьма большое значение. Российская традиция в этой области несколько иная: интерес к клиентелизму скорее практический, чем научный. В частности, российская традиция больше внимания уделяет номенклатуре и неформальным личным связям, описанию зависимости подчиненных от начальников, простых граждан от представителей власти, льготам и привилегиям руководителей, ведомственности и местничеству и т.п. В силу достаточно высокого уровня конфиденциальности патрон - клиентских отношений, а также неизбежной мифологизации этих отношений, они пока крайне редко рассматриваются как объекты научных исследований. Еще реже в результате проведения научных исследований происходит демифологизация патрон - клиентских отношений. Но определенные возможности применения научно обоснованных методик для анализа клиентелизма все же имеются. В частности, в ходе избирательных кампаний весьма часто информация о патрон - клиентских отношениях из конфиденциальной становится общедоступной и может быть подвергнута научному анализу по соответствующим методикам.

Для определенности опишем то понимание клиентелизма, которое будет использовано ниже. Под клиентелизмом будем понимать социальное явление, характеризующееся формированием отношений доминирования, господства и подчинения, зависимости и независимости по принципу патрон - клиентских. В этих отношениях одна из сторон - патрон - является покровительствующей, а вторая - клиент - покровительствуемой. Статус сторон этих отношений весьма ситуативен и изменчив: патроны и клиенты взаимозависимы, и в некоторых случаях, например, клиенты имеют возможности вынудить патрона действовать в их интересах, ущемляя собственные.

Патрон - клиентские отношения характеризуются различиями патронов и клиентов по их социальному статусу, который и позволяет патронам доминировать над клиентами. Но это доминирование обязательно должно быть обусловлено не только и даже не столько физическим принуждением, сколько принуждением символическим через признание ведущей роли патронов в их личных, частных, неформальных отношениях с клиентами, владения и распоряжения ими определенными ресурсами: властными, финансовыми, материальными и т.п. Важной характеристикой патрон - клиентских отношений является предоставление сторонами взаимных услуг друг другу, причем обычно услуг не дифференцированных по типам и видам, а комплексных, услуг, оказываемых как по принуждению, чаще всего символическому, так и добровольно и т.п. Как правило, патроны осуществляют ту или иную защиту своих клиентов на основании соответствующих гласных или не гласных договоренностей между ними. А клиенты в той или иной степени обеспечивают деятельность своих патронов. Патрон - клиентские отношения могут быть как официальными, так и, что чаще, неофициальными, даже полулегальными. При этом патрон - клиентские отношения, как правило, характеризуются взаимной солидарностью, сочувствием и поддержкой сторонами друг друга.

3.2 Электоральное поведение как проявления клиентелизма.

Российская традиция исследований в политической социологии пока характеризуется слабым вниманием к систематическому анализу электорального поведения граждан на основе факторов клиентелизма. Тем не менее, клиентелизм на выборах является едва ли не единственной их особенностью, объединяющей выборы всех уровней: федеральные, региональные и местные.

В соответствии еще со старой советской традицией и избирателям и кандидатам клиентелистские отношения ближе и понятнее, чем демократические. Избиратели чувствуют, что у них нет стольких прав, сколько их имеют кандидаты и должностные лица. И такое положение воспринимается большинством российских граждан как справедливое. Кандидат, который не сумел показать своего превосходства в социальном статусе над избирателями, имеет немного шансов быть избранным. Он непременно должен показать знание проблем и условий жизни своих избирателей, но не должен остаться одним из них.

Избиратели, как правило, рассматривают кандидатов как своих патронов, которым они доверяют собственную защиту, под покровительство которых избиратели готовы встать, но не безусловно, а только если эти кандидаты продемонстрируют готовность решать проблемы своих избирателей. Избиратели отлично понимают, что их представитель, которого они поддержат на выборах, должен суметь защитить их интересы, а для этого должен иметь доступ к соответствующим ресурсам: властным, финансовым, материальным и другим. В результате голосование на выборах становится все менее идеологизированным и все более прагматичным: избирается личность, а не политическая позиция.

Клиентелистские отношения в процессе выборов закрепляются российским законодательством, поскольку его нормы не обеспечивают реального равенства прав кандидатов. Правда, иногда дополнительные права высокопоставленных кандидатов превращаются для них в дополнительные обязанности. Так от простых граждан пока не требуется полных деклараций имущества, а для кандидатов на прошедших федеральных выборах такие декларации и ошибки в них становились важными ресурсами политической борьбы.

В клиентелистскую модель вписывается и определенная смена приоритетов, которая произошла в большинстве округов на выборах депутатов Государственной Думы РФ в декабре 1999 года, когда инкумбенты, т.е. депутаты, ранее избранные от этих округов, повсеместно заменялись новыми кандидатами. Избиратели, постепенно адаптируясь к новой системе формирования российской власти, наглядно продемонстрировали зависимость патронов от клиентов. Невыполнение патронами обещаний снижает силу взаимной солидарности, сочувствия и поддержки, что выражается и в ослаблении поддержки электоральной. Избиратели оказывают в доверии старым патронам и начинают выстраивать отношения с новыми.

Но и кандидаты на выборах на одну и ту же должность, как правило, включаются в клиентелистские отношения. Попытки законодательно обеспечить равенство возможностей кандидатов в случаях, когда один из них представляет действующую власть, а остальные за нее борются, как правило, ни к чему не приводят. Лидерами избирательных кампаний последнего периода и на федеральном, и на региональном уровнях являются действующие главы администраций соответствующих уровней, губернаторы, мэры, председатель правительства РФ. Остальные кандидаты, как правило, вынуждены становиться клиентами лидера, требуя от него уже после выборов выполнения обязательств перед ними. А с лидером на выборах очень редко кто может реально конкурировать: клиентелистская модель электорального поведения более практична, позволяет добиваться своих целей при сравнительно небольших затратах ресурсов.

В отличие от выборов федерального уровня на выборах глав администраций регионов, как правило, побеждает действующий глава. Фактически, весь регион является его клиентурой, эти отношения понятны и самому главе и гражданам, проживающим в этом регионе. Действующий губернатор или президент может проиграть только, если он, как патрон, продемонстрирует невыполнение своих обязательств. Пока же клиентские отношения сохраняются и их стороны соблюдают негласные и неформальные договоренности, - избиратели доверяют руководителю региона и поддерживают его.

Поддержка и доверие действующей власти российскими избирателями иногда представляются совершенно абсурдными. Видимо, сложная социально-экономическая ситуация в России способствует столь высокому уровню дефицита доверия у граждан, что они готовы доверять политикам, которых достаточно хорошо знают, даже, если эти личностные и профессиональные качества этих политиков вызывают негативное отношение к ним. Избиратели часто хорошо понимают недостатки руководителей своих регионов, например, но все равно голосуют за них на выборах.

Коррумпированность структур власти, влияние на нее криминальных группировок, нарушение моральных и этических норм руководителями не всегда приводит к отказу им в поддержке на выборах. Компромат против губернатора или мэра города может оказаться действенным только тогда, когда этот компромат продемонстрирует нарушение обязательств патрона перед клиентами. В этом смысле попытки скомпрометировать губернатора или мэра города как личность очень часто оказываются безрезультатными. Избирателей интересует губернатор или мэр не столько, как личность, сколько как функционер в системе патрон - клиентских отношений. Так в ходе выборов депутатов Государственной Думы РФ в декабре 1999 года рейтинг мэра Москвы Юрия Лужкова в самой Москве не опускался никогда ниже 55 - 56 %. Здесь его признавали и признают своим патроном большинство москвичей. А вот в регионах кампания по дискредитации движения «Отечество - Вся Россия» и лично Юрия Лужкова, как мэра Москвы и одного из лидеров этого движения, имела успех. Результат на этих выборах движения «Отечество - Вся Россия» оказался более, чем скромным, хотя еще летом 1999 года это движение сохраняло лидерство на федеральном уровне. Российские регионы не признали Юрия Лужкова своим патроном, потому что у них патроны иные, свои, и потому что им сравнительно легко было доказать, что Юрий Лужков не заслуживает сочувствия и поддержки, что он не может быть включен в систему взаимной солидарности с жителями регионов. Именно такой была реальная, а не декларируемая цель кампании по дискредитации Юрия Лужкова, которая велась в средствах массовой информации. И эта цель была достигнута: Юрий Лужков фактически перестал быть политиком федерального уровня.

В регионах России практически невозможно избраться, если кандидат не поддержан главой администрации. Особенно ярко эта особенность российских выборов проявляется в национальных республиках: Татарстане, Башкортостане, Калмыкии и других. Собственно избирательные кампании в этих регионах выигрываются или проигрываются еще до их начала. Если кандидат сумеет включиться в клиентуру главы региона, - он выиграет выборы, если не допустит серьезных ошибок. Если не станет клиентом, - шансов практически не будет.

Заключение.

Таким образом подводя итог мы можем сделать вывод о том, что политическое поведение это субъективно мотивированный процесс реализации актором того или вида политической деятельности, обусловленный потребностями реализации статусной позиции и внутренними установками.

Одним из основных видов политического поведения является электоральное поведение. Существуют различные модели электорального поведения, среди них: наивные подходы; социально-экономическая модель; модель идеального кандидата; проблемная модель; дифференциальный подход; космический подход и многие другие.

Таким образом, из проделанной выше работы можно сделать следующие выводы о российском обществе: наметились основные тенденции в развитии электорального поведения граждан, характерном для современного нестабильного положения политической и экономической ситуаций в России. Во-первых, гигантским по своим масштабам изменением социальногоположения миллионов россиян (как в сторону маргинализации, так и в сторону капитализации), сопровождающимся эволюцией, еще не всегда адекватно осознаваемой, их социальных и политических интересов. Во-вторых, быстро прогрессирующей имущественной дифференциацией населения при явно замедленном росте численности и благосостояния среднего класса, что ведет к радикализации электората. В-третьих, возросшее значение собственного экономического положения избирателя на момент голосования. В современной России электоральное решение принимается избирателем исходя из того, насколько ухудшилось или улучшилось его экономическое положение за последнее время, и после анализа наметившейся тенденции в этом вопросе. То есть, российский избиратель становится все более рациональным. В-четвертых, зарождение различных противоречивых и взаимоисключающих политических позиций и интересов социальных общностей и их согласование в процессе выработки и реализации различных политических программ.И в пятых выявить, что клиентелизм является важнейшим фактором российских выборов последних лет, причем он определяет характер отношений практически всех субъектов избирательного процесса.Таким образом, все наши задачи были успешно выполнены, цель достигнута и гипотеза подтверждена.

Список использованной литературы.

1. Автономов, А.С., Веденеев, Ю.А., Луговой, С. Сравнительное избирательное право [Текст] / А.С. Автономов, Ю.А. Веденеев, С. Луговой. – М.: Норма, - 1999. – 463 с.

2. Афанасьев, М. Н. Поведение избирателей и электоральная политика в России. [Текст] / М.Н. Афанасьев. // - Полис. - №3, - 2000 - С. 104-116.

3. Афанасьева, О., Беляев, Д. Отношение населения к деятельности государственных и муниципальных органов власти [Электронный ресурс] О. Афанасьев, Д. Беляев. - Режим доступа – www.from.ru

4. Ваган, И.С. Интерес электората и партийные программы. [Текст] / И.С. Ваган. // Вестник МУ, Сер. 12. №1, 2005 – С. 96-97

5. Василик, Н.М. Хрестоматия [Текст] / Н.М. Василик. – М.: Мысль, 2001 – 560 с.

6. Голосов, Г.В. Поведение избирателей в России: теоретические перспективы и результаты региональных выборов. [Текст] / Г.В. Голосов. // Полис.- №3, - 2001 – С. 155-163.

7. Гозман, Л.Я., Шестопал, Е.Б. Политическая психология [Текст] / Л.Я. Гозман, Е.Б. Шестопал. – М.:РИПОЛ, 2002. – 411 с.

8. Дюверже, М. Политическое поведение [Текст] / М. Дюверже. – М.: Дрофа, 1999. – 503 с.

9. Каверин, С.Б. Потребности власти [Текст] / С.Б. Каверин – М.: Мысль, 2000. – 326 с.

10. Клямкин, И. М., Пантин, В. И. Между авторитаризмом и демократией. [Текст] / И.М. Клямкин, В.И. Пантин. // Полис. - № 2, 2001 - С. 57-88.

11. Комаровский, В. С. Политический выбор избирателя. [Текст] / В.С. Комаровский. // Социс, №3, - 2004 – С. 23-34.

12. Комаровский, В.С. Политическое поведение [Электронный ресурс] - В.С. Комаровский. - Режим доступа - www.narod.ru

13. Кудинов, О. П., Колосова, С. В. Комплексная технология проведения эффективной избирательной кампании в российском регионе. [Текст] / О.П. Кудинов, С.В. Колосов. // Вестник МУ - №4, - 2005 – С.54-55.

14. Кузнецов, В.А., Мелешкина, Е.Ю. Электорат провинциальной России. [Текст] / В.А. Кузнецов, Е.Ю. Мелешкина. // Полис. - №6, - 2002 – С. 69-71.

15. Левада, Ю. А. Пирамида общественного мнения в электоральном «зеркале». [Текст] / Ю.А. Левада. // Вестник МУ. №1, - 2003 – С. 102-106.

16. Малкин, Е.С., Сучков, Е.В. Основы избирательных технологий и партийного строительства [Текст] / Е.С. Малкин, Е.В. Сучков – М.: Центрополиграф, 1997. – 348 с.

17. Матвеев, Р.Н. Россия в период становления. [Электронный ресурс] – Р.Н. Матвеев. - Режим доступа - www.democracy.ru [Электронный ресурс] Режим доступа – www.izbiratel.ru

18. Мельвиль, Н.М. Электоральное поведение [Текст] / Н.М. Мельвиль. – СПб: Дрофа, 1999. – 298 с.

19. Мухаев, В.С. Хрестоматия [текст] / В.С. Мухаев. – М.: Мысль, 2000. – 547 с.

20. Пашни, В.И. Политичекое управление [Электронный ресурс] – В.И. Пашни. - Режим доступа - www.politstudies.ru

21. Пищулин, Н.П. Политическое лидерство и электоральный процесс. [Текст] / Н.П. Пищулин. // Полис. - №4, - 2006 – С. 156-172.

22. Руткевич, М. Н., Лойфман, И. Л. Диалектика и теория познания. [Текст] / М.Н. Руткевич, И.Л. Лойфам. // Социально гуманитарные знания, №3, – 2004. – С. 65-70.

23. Тощенко, С.С. Политическая социология [Текст] / С.С. Тощенко. – М.: «Олма-Пресс», 2000. – 400 с.

24. Хейверд Эндрю Особенности политического поведения [Текст] / Эндрю Хейверд. – СПб: «Нева», 1998. – 498 с.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:55:43 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
11:30:31 29 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Электоральное поведение

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150913)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru