Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Сундук-самолёт

Название: Сундук-самолёт
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: реферат Добавлен 08:37:22 05 марта 2011 Похожие работы
Просмотров: 31 Комментариев: 5 Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать

Сундук-самолёт

Автор: Андерсен Г.-Х.

СУНДУК-САМОЛЕТ

Жил был купец, такой богач, что мог бы вымостить серебряными деньгамицелую улицу, да еще переулок в придачу; этого, однако, он не делал, - онзнал, куда девать деньги, и уж если расходовал скиллинг, то наживал целый далер. Так вот какой был купец! Но вдруг он умер, и все денежки достались сыну.

Весело зажил сын купца: каждую ночь - в маскараде, змеев пускал изкредитных бумажек, а круги по воде - вместо камешков золотыми монетами.Не мудрено, что денежки прошли у него между пальцев и под конец из всегонаследства осталось только четыре скиллинга, и из платья - старый халатда пара туфель-шлепанцев. Друзья и знать его больше не хотели - им ведьтоже неловко было теперь показаться с ним на улице; но один из них, человек добрый, прислал ему старый сундук с советом: укладываться! Отлично; одно горе - нечего ему было укладывать; он взял да уселся в сундуксам!

А сундук-то был не простой. Стоило нажать на замок - и сундук взвивался в воздух. Купеческий сын так и сделал. Фьють! - сундук вылетел сним в трубу и понесся высоко-высоко, под самыми облаками, - только днопотрескивало! Купеческий сын поэтому крепко побаивался, что вот-вот сундук разлетится вдребезги; славный прыжок пришлось бы тогда совершитьему! Боже упаси! Но вот он прилетел в Турцию, зарыл свой сундук в лесу вкучу сухих листьев, а сам отправился в город, - тут ему нечего былостесняться своего наряда: в Турции все ведь ходят в халатах и туфлях. Наулице встретилась ему кормилица с ребенком, и он сказал ей:

- Послушай-ка, турецкая мамка! Что это за большой дворец тут, у самого города, еще окна так высоко от земли?

- Тут живет принцесса! - сказала кормилица. - Ей предсказано, что онабудет несчастна по милости своего жениха, вот к ней и не смеет являтьсяникто иначе, как в присутствии самих короля с королевой.

- Спасибо! - сказал купеческий сын, пошел обратно в лес, уселся всвой сундук, прилетел прямо на крышу дворца и влез к принцессе в окно.

Принцесса спала на диване и была так хороша собою, что он не мог непоцеловать ее. Она проснулась и очень испугалась, но купеческий сын сказал, что он турецкий бог, прилетевший к ней по воздуху, и ей это оченьпонравилось.

Они уселись рядышком, и он стал рассказывать ей сказки: о ее глазах,это были два чудных темных озера, в которых плавали русалочки-мысли; оее белом лбе: это была снежная гора, скрывавшая в себе чудные покои икартины; наконец, об аистах, которые приносят людям крошечных миленькихдеток.

Да, чудесные были сказки! А потом он посватался за принцессу, и онасогласилась.

- Но вы должны прийти сюда в субботу! - сказала она ему. - Ко мнепридут на чашку чая король с королевой. Они будут очень польщены тем,что я выхожу замуж за турецкого бога, но вы уж постарайтесь рассказатьим сказку получше - мои родители очень любят сказки. Только мамаша любитслушать что-нибудь поучительное и серьезное, а папаша - веселое, чтобыможно было посмеяться.

- Я и не принесу никакого свадебного подарка, кроме сказки! - сказалкупеческий сын.

Принцесса же подарила ему на прощанье саблю, всю выложенную червонцами, а их-то ему не доставало. С тем они и расстались.

Сейчас же полетел он, купил себе новый халат, а затем уселся в лесусочинять сказку; надо ведь было сочинить ее к субботе, а это не так-топросто, как кажется.

Но вот сказка была готова, и настала суббота.

Король, королева и весь двор собрались к принцессе на чашку чая. Купеческого сына приняли как нельзя лучше.

- Ну-ка, расскажите нам сказку! - сказала королева. - Только что-нибудь серьезное, поучительное.

- Ну чтобы и посмеяться можно было! - прибавил король.

- Хорошо! - отвечал купеческий сын и стал рассказывать.

Слушайте же хорошенько!

- Жила-была пачка серных спичек, очень гордых своим высоким происхождением: глава их семьи, то есть сосна, была одним из крупных и старейшихдеревьев в лесу. Теперь спички лежали на полке между огнивом и старымжелезным котелком и рассказывали соседям о своем детстве.

- Да, хорошо нам жилось, когда мы были молоды-зелены (мы ведь тогда ив самом деле были зеленые!), - говорили они. - Каждое утро и каждый вечер у нас был бриллиантовый чай - роса, день-деньской светило на нас вясную погоду солнышко, а птички должны были рассказывать нам свои сказки! Мы отлично понимали, что принадлежим к богатой семье: лиственные деревья были одеты только летом, а у нас хватало средств и на зимнюю и налетнюю одежду. Но вот явились раз дровосеки, и начались великие перемены! Погибла и вся наша семья! Глава семьи - ствол получил после тогоместо грот-мачты на великолепном корабле, который мог бы объехать кругомвсего света, если б только захотел; ветви уже разбрелись кто-куда, а намвот выпало на долю служить светочами для черни. Вот ради чего очутилисьна кухне такие важные господа, как мы!

- Ну, со мной все было по-другому! - сказал котелок, рядом с которымлежали спички. - С самого появления на свет меня беспрестанно чистят,скребут и ставят на огонь. Я забочусь вообще о существенном и, говоря поправде, занимаю здесь в доме первое место. Единственное мое баловство - это вот лежать после обеда чистеньким на полке и вести приятную беседу стоварищами. Все мы вообще большие домоседы, если не считать ведра, которое бывает иногда во дворе; новости же нам приносит корзинка для провизии; она часто ходит на рынок, но у нее уж чересчур резкий язык. Послушать только, как она рассуждает о правительстве и о народе! На днях,слушая ее, свалился от страха с полки и разбился в черепки старый горшок! Да, немножко легкомысленна она - скажу я вам!

- Уж больно ты разболтался! - сказало вдруг огниво, и сталь так ударило по кремню, что посыпались искры. - Не устроить ли нам лучше вечеринку?

- Конечно, конечно. Побеседуем о том, кто из нас всех важнее! - сказали спички.

- Нет, я не люблю говорить о самой себе, - сказала глиняная миска. - Будем просто вести беседу! Я начну и расскажу кое-что из жизни, что будет знакомо и понятно всем и каждому, а это ведь приятнее всего. Таквот: на берегу родного моря, под тенью датских буков...

- Чудесное начало! - сказали тарелки. - Вот это будет история как разпо нашему вкусу!

- Там в одной мирной семье провела я свою молодость. Вся мебель былаполированная, пол чисто вымыт, а занавески на окнах сменялись каждые двенедели.

- Как вы интересно рассказываете! - сказала метелка. - В вашем рассказе так и слышна женщина, чувствуется какая-то особенная чистоплотность!

- Да, да! - сказало ведро и от удовольствия даже подпрыгнуло, плеснувна пол воду.

Глиняная миска продолжала свой рассказ, и конец был на хуже начала.

Тарелки загремели от восторга, а метелка достала из ящика с пескомзелень петрушки и увенчала ею миску; она знала, что это раздосадует всехостальных, да к тому же подумала: "Если я увенчаю ее сегодня, она увенчает меня завтра!"

- Теперь мы попляшем! - сказали угольные щипцы и пустились в пляс. Ибоже мой, как они вскидывали то одну, то другую ногу! Старая обивка настуле, что стоял в углу, не выдержала такого зрелища и лопнула!

- А нас увенчают? - спросили щипцы, и их тоже увенчали.

"Все это одна чернь!" - думали спички.

Теперь была очередь за самоваром: он должен был спеть. Но самовар отговорился тем, что может петь лишь тогда, когда внутри у него кипит, - он просто важничал и не хотел петь иначе, как стоя на столе у господ.

На окне лежало старое гусиное перо, которым обыкновенно писала служанка; в нем не было ничего замечательного, кроме разве того, что онослишком глубоко было обмокнуто в чернильницу, но именно этим оно и гордилось!

- Что ж, если самовар не хочет петь, так и не надо! - сказало оно. - За окном весит в клетке соловей - пусть он споет! Положим, он не из ученых, но об этом мы сегодня говорить не будем.

- По-моему, это в высшей степени неприлично - слушать какую-то пришлую птицу! - сказал большой медный чайник, кухонный певец и сводный братсамовара. - Разве это патриотично? Пусть рассудит корзинка для провизии!

- Я просто из себя выхожу! - сказала корзинка. - Вы не поверите, дачего я выхожу из себя! Разве так следует проводить вечера? Неужелинельзя поставить дом на надлежащую ногу? Каждый бы тогда знал свое место, и я руководила бы всеми! Тогда дело пошло совсем иначе!

- Давайте шуметь! - закричали все.

Вдруг дверь отворилась, вошла служанка, и - все присмирели, никто нигу-гу; но не было ни единого горшка, который не мечтал про себя о своейзнатности и о том, что он мог бы сделать. "Уж если бы взялся за дело я,пошло бы веселье!" - думал про себя каждый.

Служанка взяла спички и зажгла ими свечку. Боже ты мой, как они зафыркали, загораясь!

"Вот теперь все видят, что мы здесь первые персоны! - думали они. - Какой от нас блеск, сколько света!"

Тут они и сгорели.

- Чудесная сказка! - сказала королева. - Я точно сама посидела в кухне вместе со спичками! Да, ты достоин руки нашей дочери.

- Конечно! - сказал король. - Свадьба будет в понедельник!

Теперь они уже говорили ему ты - он ведь скоро должен был сделатьсячленом их семьи.

И так, день свадьбы был объявлен, и вечером в городе устроили иллюминацию, а в народ бросали пышки и крендели. Уличные мальчишки поднималисьна цыпочки, чтобы поймать их, кричали "ура" и свистели в пальцы; великолепие было несказанное.

"Надо же и мне устроить что-нибудь!" - подумал купеческий сын; он накупил ракет, хлопушек и прочего, положив все это в свой сундук и взвилсяв воздух.

Пиф, паф! Шш-пшш! Вот так трескотня пошла, вот так шипение!

Турки подпрыгивали так, что туфли летели через головы; никогда еще невидывали они такого фейерверка. Теперь-то все поняли, что на принцессеженится сам турецкий бог.

Вернувшись в лес, купеческий сын подумал: "Надо пойти в город послушать, что там говорят обо мне!" И не мудрено, что ему захотелось узнатьэто.

Ну и рассказов же ходило по городу! К кому он не обращался, всякий,оказывается, рассказывал о виденном по-своему, но все в один голос говорили, что это было дивное зрелище.

- Я видел самого турецкого бога! - говорил один. - Глаза у него быличто твои звезды, а борода что пена морская!

- Он летел в огненном плаще! - рассказывал другой. - А из складоквыглядывали прелестнейшие ангелочки.

Да, много чудес рассказали ему, а на другой день должна была состояться и свадьба.

Пошел он назад в лес, чтобы опять сесть в свой сундук, да куда же ондевался? Сгорел! Купеческий сын заронил в него искру от фейерверка, сундук тлел, тлел, да и вспыхнул; теперь от него оставалась одна зола. Таки не удалось купеческому сыну опять прилететь к своей невесте.

А она весь день стояла на крыше, дожидаясь его, да ждет и до сих пор!Он же ходит по белу свету и рассказывает сказки, только уж не такие веселые, как была его первая сказка о серных спичках.

ДОРОЖНЫЙ ТОВАРИЩ

Бедняга Йоханнес был в большом горе: отец его лежал при смерти. Онибыли одни в своей каморке; лампа на столе догорала; дело шло к ночи.

- Ты был мне добрым сыном, Йоханнес! - сказал больной. - Бог не оставит тебя своей милостью!

И он ласково-серьезно взглянул на Йоханнеса, глубоко вздохнул и умер,точно заснул. Йоханнес заплакал. Теперь он остался круглым сиротой: ниотца у него, ни матери, ни сестер, ни братьев! Бедняга Йоханнес! Долгостоял он на коленях перед кроватью и целовал руки умершего, заливаясьгорькими слезами, но потом глаза его закрылись, голова склонилась накрай постели, и он заснул.

И приснился ему удивительный сон.

Он видел, что солнце и месяц преклонились перед ним, видел своего отца опять свежим и бодрым, слышал его смех, каким он всегда смеялся, когда бывал особенно весел; прелестная девушка с золотою короной на чудныхдлинных волосах протягивала Йоханнесу руку, а отец его говорил: "Видишь,какая у тебя невеста? Первая красавица на свете!"

Тут Йоханнес проснулся, и прощай все это великолепие! Отец его лежалмертвый, холодный, и никого не было у Йоханнеса! Бедняга Йоханнес!

Через неделю умершего хоронили; Йоханнес шел за гробом. Не видать емубольше своего отца, который так любил его! Йоханнес слышал, как ударялась о крышку гроба земля, видел, как гроб засыпали: вот уж виден толькоодин краешек, еще горсть земли - и гроб скрылся совсем. У Йоханнеса чутьсердце не разорвалось от горя. Над могилой пели псалмы; чудное пениерастрогало Йоханнеса до слез, он заплакал, и на душе у него стало полегче. Солнце так приветливо озаряло зеленые деревья, как будто говорило:"Не тужи, Йоханнес! Посмотри, какое красивое голубое небо - там твойотец молится за тебя!"

- Я буду вести хорошую жизнь! - сказал Йоханнес. - И тогда я тожепойду на небо к отцу. Вот будет радость, когда мы опять свидимся!Сколько у меня будет рассказов! А он покажет мне все чудеса и красотунеба и опять будет учить меня, как учил, бывало, здесь, на земле. Вотбудет радость!

И он так живо представил себе все это, что даже улыбнулся сквозь слезы. Птички, сидевшие на ветвях каштанов, громко чирикали и пели; им быловесело, хотя только что присутствовали при погребении, но они ведь знали, что умерший теперь на небе, что у него выросли крылья, куда красивееи больше, чем у них, и что он вполне счастлив, так как вел здесь, наземле, добрую жизнь.

Йоханнес увидел, как птички вспорхнули с зеленых деревьев и взвилисьвысоко-высоко, и ему самому захотелось улететь куда-нибудь подальше. Носначала надо было поставить на могиле отца деревянный крест. Вечером онпринес крест и увидал, что могила вся усыпана песком и убрана цветами, об этом позаботились посторонние люди, очень любившие доброго его отца.

На другой день рано утром Йоханнес связал все свое добро в маленькийузелок, спрятал в пояс весь свой капитал, что достался ему в наследство,- пятьдесят талеров и несколько серебряных монет, и был готов пуститьсяв путь-дорогу. Но прежде он отправился на кладбище, на могилу отца, прочел над ней "Отче наш" и сказал:

- Прощай, отец! Я постараюсь всегда быть хорошим, а ты помолись заменя на небе!

Потом Йоханнес свернул в поле. В поле росло много свежих, красивыхцветов; они грелись на солнце и качали на ветру головками, точно говорили: "Добро пожаловать! Не правда ли, как у нас тут хорошо?" Йоханнес ещераз обернулся, чтобы взглянуть на старую церковь, где его крестили ребенком и куда он ходил по воскресеньям со своим добрым отцом петь псалмы. Высоко-высоко, на самом верху колокольни, в одном из круглых окошечек Йоханнес увидел крошку домового в красной остроконечной шапочке, который стоял, заслонив глаза от солнца правою рукой. Йоханнес поклонилсяему, и крошка домовой высоко взмахнул в ответ своей красной шапкой, прижал руку к сердцу и послал Йоханнесу несколько воздушных поцелуев - воттак горячо желал он Йоханнесу счастливого пути и всего хорошего!

Йоханнес стал думать о чудесах, которые ждали его в этом огромном,прекрасном мире и бодро шел вперед, все дальше и дальше, туда, где онникогда еще не был; вот уже пошли чужие города, незнакомые лица, - онзабрался далеко-далеко от своей родины.

Первую ночь ему пришлось провести в поле, в стогу сена, - другой постели взять было негде. "Ну и что ж, - думалось ему, - лучшей спальни ненайдется у самого короля!" В самом деле, поле с ручейком, стог сена иголубое небо над головой - чем не спальня? Вместо ковра - зеленая травас красными и белыми цветами, вместо букетов в вазах - кусты бузины и шиповника, вместо умывальника - ручеек с хрустальной свежей водой, заросший тростником, который приветливо кланялся Йоханнесу и желал ему и доброй ночи и доброго утра. Высоко над голубым потолком висел огромный ночник - месяц; уж этот ночник не подожжет занавесок! И Йоханнес мог заснуть совершенно спокойно. Так он и сделал, крепко проспал всю ночь ипроснулся только рано утром, когда солнце уже сияло, а птицы пели:

- Здравствуй! Здравствуй! Ты еще не встал?

Колокола звали в церковь, было воскресенье; народ шел послушать священника; пошел на ним и Йоханнес, пропел псалом, послушал слова божьего,и ему показалось, что он был в своей собственной церкви, где его крестили и куда он ходил с отцом петь псалмы.

На церковном кладбище было много могил, совсем заросших сорной травой. Йоханнес вспомнил о могиле отца, которая могла со временем принятьтакой же вид, - некому ведь было ухаживать за ней! Он присел на землю истал вырывать сорную траву, поправил покачнувшиеся кресты и положил наместо сорванные ветром венки, думая при этом: "Может статься, кто-нибудьсделает то же на могиле моего отца".

У ворот кладбища стоял старый калека нищий; Йоханнес отдал ему всюсеребряную мелочь и весело пошел дальше по белу свету.

К вечеру собралась гроза; Йоханнес спешил укрыться куда-нибудь наночь, но скоро наступила полная темнота, и он успел дойти только до часовенки, одиноко возвышающейся на придорожном холме; дверь, к счастью,была отперта, и он вошел туда, чтобы переждать непогоду.

- Тут я и посижу в уголке! - сказал Йоханнес. - Я очень устал, и мненадо отдохнуть.

И он опустился на пол, сложил руки, прочел вечернюю молитву и еще какие знал, потом заснул и спал спокойно, пока в поле сверкала молния игрохотал гром.

Когда Йоханнес проснулся, гроза уже прошла, и месяц светил прямо вокна. Посреди часовни стоял раскрытый гроб с покойником, которого еще неуспели похоронить. Йоханнес нисколько не испугался, - совесть у него была чиста, и он хорошо знал, что мертвые никому не делают зла, не то чтоживые злые люди. Двое таких как раз и стояли возле мертвого, поставленного в часовню в ожидании погребения. Они хотели обидеть бедного умершего - выбросить его из гроба на порог.

- Зачем вы это делаете? - спросил их Йоханнес. - Это очень дурно игрешно! Оставьте его покоиться с миром!

- Вздор! - сказали злые люди. - Он надул нас! Взял у нас деньги, неотдал и умер! Теперь мы не получим с него ни гроша; так вот хоть отомстим ему - пусть валяется, как собака, за дверями!

- У меня всего пятьдесят талеров, - сказал Йоханнес, - это все моенаследство, но я охотно отдам его вам, если вы дадите мне слово оставитьбедного умершего в покое! Я обойдусь и без денег, у меня есть пара здоровых рук, да и бог не оставит меня!

- Ну, - сказали злые люди, - если ты заплатишь нам за него, мы несделаем ему ничего дурного, будь спокоен!

И они взяли у Йоханнеса деньги, посмеялись над его простотой и пошлисвоей дорогой, а Йоханнес хорошенько уложил покойника в гробу, скрестилему руки, простился с ним и с веселым сердцем вновь пустился в путь.

Идти пришлось через лес; между деревьями, освещенными лунным сиянием,резвились прелестные малютки эльфы; они ничуть не пугались Йоханнеса;они хорошо знали, что он добрый, невинный человек, а ведь только злыелюди не могут видеть эльфов. Некоторые из малюток были не больше мизинцаи расчесывали свои длинные белокурые волосы золотыми гребнями, другиекачались на больших каплях росы, лежавших на листьях и стебельках травы;иногда капля скатывалась, а с нею и эльфы, прямо в густую траву, и тогдамежду остальными малютками поднимался такой хохот и возня! Ужасно забавно было! Они пели, и Йоханнес узнал все хорошенькие песенки, которые онпевал еще ребенком. Большие пестрые пауки с серебряными коронами на головах должны были перекидывать для эльфов с куста на куст висячие мостыи ткать целые дворцы, которые, если на них попадала капля росы, сверкалипри лунном свете чистым хрусталем. Но вот встало солнце, малютки эльфывскарабкались в чашечки цветов, а ветер подхватил их мосты и дворцы ипонес по воздуху, точно простые паутинки.

Йоханнес уже вышел из леса, как вдруг позади него раздался звучныймужской голос:

- Эй, товарищ, куда путь держишь?

- Куда глаза глядят! - сказал Йоханнес. - У меня нет ни отца, ни матери, я круглый сирота, но бог не оставит меня!

- Я тоже иду по белу свету, куда глаза глядят, - сказал незнакомец. Не пойти ли нам вместе?

- Пойдем! - сказал Йоханнес, и они пошли вместе.

Скоро они очень полюбились друг другу: оба они были славные люди. НоЙоханнес заметил, что незнакомец был гораздо умнее его, обошел чуть лине весь свет и умел порассказать обо всем.

Солнце стояло уже высоко, когда они присели под большим деревом закусить. И тут появилась дряхлая старуха, вся сгорбленная, с клюкой в руках; за спиной у нее была вязанка хвороста, а из высоко подоткнутого передника три больших пучка папоротника и ивовых прутьев. Когда старухапоравнялась с Йоханнесом и его товарищем, она вдруг поскользнулась, упала и громко вскрикнула: бедняга сломала себе ногу.

Йоханнес сейчас же предложил товарищу отнести старуху домой, но незнакомец открыл свою котомку, вынул оттуда баночку и сказал старухе, чтоу него такая мазь, которая сразу вылечит ее, и она пойдет домой, как нив чем не бывало. Но за это она должна подарить ему те три пучка, которыеу нее в переднике.

- Плата хорошая! - сказала старуха и как-то странно покачала головой.Ей не хотелось расставаться со своими прутьями, но и лежать со сломаннойногой было тоже неприятно, и вот она отдала ему прутья, а он сейчас жепомазал ей ногу мазью; раз, два - и старушка вскочила и зашагала живеепрежнего. Вот так мазь была! Такой не достанешь в аптеке!

- На что тебе эти прутья? - спросил Йоханнес у товарища.

- А чем не букеты? - сказал тот. Они мне очень понравились: я ведьчудак!

Потом они прошли еще добрый конец.

- Смотри, как заволакивает, - сказал Йоханнес, указывая перед собойпальцем. - Вот так облака!

- Нет, - сказал его товарищ, - это не облака, а горы, высокие горы,по которым можно добраться до самых облаков. Ах, как там хорошо! Завтрамы будем уже далеко-далеко!

Горы были совсем не так близко, как казалось: Йоханнес с товарищемшли целый день, прежде чем добрались до того места, где начинались темные леса, взбиравшиеся чуть ли не к самому небу, и лежали каменные громады величиной с город; подняться на горы было не шуткой, и потому Йоханнес с товарищем зашли отдохнуть и собраться с силами на постоялыйдвор, приютившийся внизу.

В нижнем этаже, в пивной, собралось много народа: хозяин марионетокпоставил там, посреди комнаты, свой маленький театр, а народ уселся перед ним полукругом, чтобы полюбоваться представлением. Впереди всех, насамом лучшем месте, уселся толстый мясник с большущим бульдогом. У, каксвирепо глядел бульдог! Он тоже уселся на полу и таращился на представление.

Представление началось и шло прекрасно: на бархатном троне восседаликороль с королевой с золотыми коронами на головах и в платьях с длинными- длинными шлейфами, - средства позволяли им такую роскошь. У всех входов стояли чудеснейшие деревянные куклы со стеклянными глазами и большими усами и распахивали двери, чтобы проветрить комнаты. Словом, представление было чудесное и совсем не печальное; но вот королева встала, итолько она прошла несколько шагов, как бог знает что сделалось с бульдогом: хозяин не держал его, он вскочил прямо на сцену, схватил королевузубами за тоненькую талию и - крак! - перекусил ее пополам. Вот былужас!

Бедный хозяин марионеток страшно перепугался и огорчился за беднуюкоролеву: это была самая красивая из всех его кукол, и вдруг гадкийбульдог откусил ей голову! Но вот народ разошелся, и товарищ Йоханнесасказал, что починит королеву, вынул баночку с той же мазью, которой мазал сломанную ногу старухи, и помазал куклу; кукла сейчас же опять сталацелехонька и вдобавок сама начала двигать всеми членами, так что еебольше не нужно было дергать за веревочки; выходила, что кукла была совсем как живая, только говорить не могла. Хозяин марионеток остался этимочень доволен: теперь ему не нужно было управлять королевой, она могласама танцевать, не то что другие куклы!

Ночью, когда все люди в гостинице легли спать, кто-то вдруг завздыхалтак глубоко и протяжно, что все повставали посмотреть, что и с кем случилось, а хозяин марионеток подошел к своему маленькому театру, - вздохислышались оттуда. Все деревянные куклы, и король и телохранители, лежаливперемежку, глубоко вздыхали и таращили свои стеклянные глаза; им тожехотелось, чтобы их смазали мазью, как королеву, - тогда бы и они моглидвигаться сами! Королева же встала на колени и протянула свою золотуюкорону, как бы говоря: "Возьмите ее, только помажьте моего супруга и моих придворных!" Бедняга хозяин не мог удержаться от слез, так ему жальстало своих кукол, пошел к товарищу Йоханнеса и пообещал отдать ему вседеньги, которые соберет за вечернее представление, если тот помажетмазью четыре-пять лучших из его кукол. Товарищ Йоханнеса сказал, что денег он не возьмет, а пусть хозяин отдаст ему большую саблю, которая висит у него на боку. Получив ее, он помазал шесть кукол, которые сейчасже заплясали, да так весело, что, глядя на них, пустились в пляс и всеживые, настоящие девушки, заплясали и кучер, и кухарка, и лакеи, и горничные, все гости и даже кочерга со щипцами; ну, да эти-то двое растянулись с первого же прыжка. Да, веселая выдалась ночка!

На следующее утро Йоханнес и его товарищ ушли из гостиницы, взобрались на высокие горы и вступили в необозримые сосновые леса. Путникиподнялись наконец так высоко, что колокольни внизу казались им какими-токрасненькими ягодками в зелени, и, куда ни оглянись, видно было на несколько миль кругом. Такой красоты Йоханнес еще не видывал; теплое солнцеярко светило с голубого прозрачного неба, в горах раздавались звукиохотничьих рогов, кругом была такая благодать, что у Йоханнеса выступилина глазах от радости слезы, и он не мог не воскликнуть:

- Боже ты мой! Как бы я расцеловал тебя за то, что ты такой добрый исоздал для нас весь этот чудесный мир!

Товарищ Йоханнеса тоже стоял со скрещенными на груди руками и смотрелна леса и города, освещенные солнцем. В эту минуту над головами их раздалось чудесное пение; они подняли головы - в воздухе плыл большой прекрасный белый лебедь и пел, как не петь ни одной птице; но голос его звучал все слабее м слабее, он склонил голову и тихо-тихо опустился на землю: прекрасная птица лежала у ног Йоханнеса и его товарища мертвой!

- Какие чудные крылья! - сказал товарищ Йоханнеса. - Такие большие ибелые, цены им нет! Они могут нам пригодиться! Видишь, хорошо, что явзял с собой саблю!

И он одним ударом отрубил у лебедя оба крыла.

Потом они прошли по горам еще много-много миль и наконец увидели перед собой большой город с сотнями башен, которые блестели на солнце, каксеребряные; посреди города стоял великолепный мраморный дворец с крышейи червонного золота; тут жил король.

Йоханнес с товарищем не захотели сейчас же идти осматривать город, аостановились на одном постоялом дворе, чтобы немножко пообчиститься сдороги и принарядиться, прежде чем показаться на улицах. Хозяин постоялого двора рассказал им, что король - человек очень добрый и никогда несделает людям ничего худого, но что дочь у него злая-презлая. Конечно,она первая красавица на свете, но что толку, если она при этом злаяведьма, из-за которой погибло столько прекрасных принцев. Дело в том,что всякому - и принцу, и нищему - было позволено свататься за нее: жених должен был отгадать только три вещи, которые задумывала принцесса;отгадай он - она вышла бы за него замуж, и он стал бы, по смерти ее отца, королем над всей страной, нет - и ему грозила смертная казнь. Воткакая гадкая было красавица принцесса! Старик король, отец ее, оченьгрустил об этом, но не мог ничего с ней поделать и раз и навсегда отказался иметь дело с ее женихами, - пусть-де она знается с ними сама, какхочет. И вот являлись жених за женихом, их заставляли отгадывать и занеудачу казнили - пусть не суются, ведь их предупреждали заранее!

Старик король, однако, так грустил об этом, что раз в год по целомудню простаивал в церкви на коленях, де еще со всеми своими солдатами,моля бога о том, чтобы принцесса стала добрее, но она и знать ничего нехотела. Старухи, любившие выпить, окрашивали водку в черный цвет, - чеминаче они могли выразить свою печаль?

- Гадкая принцесса! - сказал Йоханнес. - Ее бы следовало бы высечь.Уж будь я королем-отцом, я бы задал ей перцу!

В эту самую минуту народ на улице закричал "ура". Мимо проезжалапринцесса; она в самом деле была так хороша, что все забывали, какая оназлая, и кричали ей "ура". Принцессу окружали двенадцать красавиц на вороных конях; все они были в белых шелковых платьях, с золотыми тюльпанами в руках. Сама принцесса ехала на белой как снег лошади; вся сбруя была усыпана бриллиантами и рубинами; платье на принцессе было из чистогозолота, а хлыст в руках сверкал, точно солнечный луч; на голове красавицы сияла корона, вся сделанная будто из настоящих звездочек, а на плечибыл наброшен плащ, сшитый из сотни тысяч прозрачных стрекозиных крыльев,но сама принцесса была все-таки лучше всех своих нарядов.

Йоханнес взглянул на нее, покраснел, как маков цвет, и не мог вымолвить ни слова: она как две капли воды была похожа на ту девушку в золотой короне, которую он видел во сне в ночь смерти отца. Ах, она так хороша, что Йоханнес не мог не полюбить ее. "Не может быть, - сказал онсебе, - чтобы она на самом деле была такая ведьма и приказывала вешать иказнить людей, если они не отгадывают того, что она задумала. Всем позволено свататься за нее, даже последнему нищему; пойду же и я во дворец!От судьбы, видно, не уйдешь!"

Все стали отговаривать его, - ведь и с ним случилось бы то же, что сдругими. Дорожный товарищ Йоханнеса решил, что, бог даст, все пойдет хорошо, вычистил сапоги и кафтан, умылся, причесал свои красивые белокурыеволосы и пошел один-одинешенек в город, а потом во дворец.

- Войдите! - сказал старик король, когда Йоханнес постучал в дверь.

Йоханнес отворил дверь, и старый король встретил его одетый в халат;на ногах у него были вышитые шлепанцы, на голове корона, в одной рукескипетр, в другой - держава.

- Постой! - сказал он и взял державу под мышку, чтобы протянуть Йоханнесу руку.

Но как только он услыхал, что перед ним новый жених, он начал плакать, выронил из рук и скипетр и державу и принялся утирать слезы поламихалата. Бедный старичок король!

- И не пробуй лучше! - сказал он. - С тобой будет то же, что со всеми! Вот погляди-ка!

И он свел Йоханнес в сад принцессы. Брр... какой ужас! На каждом дереве висело по три, по четыре принца, которые когда-то сватались запринцессу, но не сумели отгадать того, что она задумала. Стоило подутьветерку, и кости громко стучали одна о другую, пугая птиц, которые несмели даже заглянуть в этот сад. Колышками для цветов там служили человечьи кости, в цветочных горшках торчали черепа с оскаленными зубами - вот так сад был у принцессы!

- Вот видишь! - сказал старик король. - И с тобой будет то же, что ис ними! Не пробуй лучше! Ты ужасно огорчаешь меня, я так близко принимаюэто к сердцу!

Йоханнес поцеловал руку доброму королю и сказал, что все-таки попробует, очень уж полюбилась красавица принцесса.

В это время во двор въехала принцесса со своими дамами, и король сЙоханнесом вышли к ней поздороваться. Она была в самом деле прелестна,протянула Йоханнесу руку, и он полюбил ее еще больше прежнего. Нет, конечно, она не могла быть такою злой, гадкой ведьмой, как говорили люди.

Они отправились в залу, и маленькие пажи стали обносить их вареньем имедовыми пряниками, но старик король был так опечален, что не мог ничегоесть, да и пряники были ему не по зубам!

Было решено, что Йоханнес придет во дворец на другое утро, а судьи ивесь совет соберутся слушать, как он будет отгадывать. Справится он сзадачей на первый раз - придет еще два раза; но никому еще не удавалосьотгадать и одного раза, все платились головой за первую же попытку.

Йоханнеса ничуть не заботила мысль о том, что будет с ним; он былочень весел, думал только о прелестной принцессе и крепко верил, что богне оставит его своей помощью; каким образом поможет он ему - Йоханнес незнал, да и думать об этом не хотел, а шел себе, приплясывая, по дороге,пока наконец не пришел обратно на постоялый двор, где его ждал товарищ.

Но дорожный товарищ Йоханнеса грустно покачал головой и сказал:

- Я так люблю тебя, мы могли бы провести вместе еще много счастливыхдней, и вдруг мне придется лишиться тебя! Мой бедный друг, я готов заплакать, но не хочу огорчать тебя: сегодня, может быть, последний день,что мы вместе! Повеселимся же хоть сегодня! Успею наплакаться и завтра,когда ты уйдешь во дворец!

Весь город сейчас же узнал, что у принцессы новый жених, и все страшно опечалились. Театр закрылся, торговки сладостями обвязали своих сахарных поросят черным крепом, а король и священники собрались в церкви ина коленях молились богу. Горе было всеобщее: ведь и с Йоханнесом должнобыло случиться то же, что с прочими женихами.

Вечером товарищ Йоханнеса приготовил пунш и предложил Йоханнесу хорошенько повеселиться и выпить за здоровье принцессы. Йоханнес выпил двастакана, и ему ужасно захотелось спать, глаза у него закрылись сами собой, и он уснул крепким сном. Товарищ поднял его со стула и уложил впостель, а сам, дождавшись ночи, взял два больших крыла, которые отрубилу мертвого лебедя, привязал их к плечам, сунул в карман самый большойпучок розог из тех, что получил от старухи, сломавшей себе ногу, открылокно и полетел прямо ко дворцу. Там он уселся в уголке под окном принцессиной спальни и стал ждать.

В городе было тихо, тихо; вот пробило три четверти двенадцатого, окнораспахнулось и вылетела принцесса в длинном белом плаще, с большими черными крыльями за спиной. Она направилась прямо к высокой горе, но дорожный товарищ Йоханнеса сделался невидимкой и полетел за ней следом, хлещаее розгами до крови. Брр... вот так был полет! Ее плащ развевался наветру, точно парус, и через него просвечивал месяц.

- Что за град! Что за град! - говорила принцесса при каждом ударе розог, и поделом ей было.

Наконец она добралась до горы и постучала. Тут будто гром загремел, игора раздалась; принцесса вошла, а за ней и товарищ Йоханнеса - ведь онстал невидимкой, никто не видал его. Они прошли длинный-длинный коридорс какими-то странно сверкающими стенами, - по ним бегали тысячи огненныхпауков, горевших, как жар. Затем принцесса и ее невидимый спутник вошлив большую залу из серебра и золота; на стенах сияли большие красные иголубые цветы вроде подсолнечников, но боже упаси сорвать их! Стебли ихбыли отвратительными ядовитыми змеями, а самые цветы - пламенем. выходившим у них из пасти. Потолок был усеян светляками и голубоватыми летучими мышами, которые беспрерывно хлопали своими тонкими крыльями; удивительное было зрелище! Посреди залы стоял трон на четырех лошадиных остовах вместо ножек; сбруя на лошадях была из огненных пауков, самый трониз молочно-белого стекла, а подушки на нем из черненьких мышек, вцепившихся друг другу в хвосты зубами. Над троном был балдахин из ярко-красной паутины, усеянной хорошенькими зелеными мухами, блестевшими не хужедрагоценных камней. На троне сидел старый тролль; его безобразная головабыла увенчана короной, а в руках он держал скипетр. Тролль поцеловалпринцессу в лоб и усадил ее рядом с собой на драгоценный трон. Тут заиграла музыка; большие черные кузнечики играли на губных гармониках, а сова била себя крыльями по животу - у нее не было другого барабана. Вотбыл концерт! Маленькие гномы, с блуждающими огоньками на шапках, плясалипо залу. Никто не видал дорожного товарища Йоханнеса, а он стоял позадитрона и видел и слышал все!

В зале было много нарядных и важных придворных; но тот, у кого былиглаза, заметил бы, что придворные эти не больше ни меньше, как простыепалки с кочнами капусты вместо голов, - тролль оживил их и нарядил врасшитые золотом платья; впрочем, не все ли равно, если они служилитолько для парада!

Когда пляска кончилась, принцесса рассказала троллю о новом женихе испросила, о чем бы загадать на следующее утро, когда он придет во дворец.

- Вот что, - сказал тролль, - надо взять что-нибудь самое простое,чего ему и в голову не придет. Задумай, например, о своем башмаке. Ни зачто не отгадает! Вели тогда отрубить ему голову, да не забудь принестимне завтра ночью его глаза, я их съем!

Принцесса низко присела и сказала, что не забудет. Затем тролль раскрыл гору, и принцесса полетела домой, а товарищ Йоханнеса опять летелследом и так хлестал ее розгами, что она стонала и жаловалась на сильныйград и изо всех сил торопилась добраться до окна своей спальни. Дорожныйтоварищ Йоханнеса полетел обратно на постоялый двор; Йоханнес еще спал;товарищ его отвязал свои крылья и тоже улегся в постель, - еще бы, усталпорядком!

Чуть занялась заря, Йоханнес был уже на ногах; дорожный товарищ еготоже встал и рассказал ему, что ночью он видел странный сон - будтопринцесса загадала о своем башмаке, и потому просил Йоханнеса непременноназвать принцессе башмак. Он ведь как раз слышал в горе у тролля, но нехотел ничего рассказывать Йоханнесу.

- Что ж, для меня все равно, что ни назвать! - сказал Йоханнес. - Может быть, твой сон и в руку: я ведь все время думал, что бог поможетмне! Но я все-таки прощусь с тобой - если я не угадаю, мы больше не увидимся.

Они поцеловались, и Йоханнес отправился во дворец. Зала была биткомнабита народом; судьи сидели в креслах, прислонившись головами к подушкам из гагачьего пуха, - им ведь приходилось так много думать! Стариккороль стоял и вытирал глаза белым носовым платком. Но вот вошла принцесса; она была еще краше вчерашнего, мило раскланялась со всеми, а Йоханнесу подала руку и сказала:

- Ну, здравствуй!

Теперь надо было отгадывать, о чем она задумала. Господи, как ласковосмотрела она на Йоханнеса! Но как только он произнес: "башмак", она побелела как мел и задрожала всем телом. Делать, однако, было нечего - Йоханнес угадал.

Эхма! Старик король даже кувыркнулся на радостях, все и рты разинули!И принялись хлопать королю, да и Йоханнесу тоже - за то, что он правильно угадал.

Спутник Йоханнеса так и засиял от удовольствия, когда узнал, как всехорошо получилось, а Йоханнес набожно сложил руки и поблагодарил бога,надеясь, что он поможет ему и в следующие разы. Ведь на другой день надобыло приходить опять.

Вечер прошел так же, как и накануне. Когда Йоханнес заснул, товарищего опять полетел за принцессой и хлестал ее еще сильнее, чем в первыйраз, так как взял с собой два пучка розог; никто не видал его, и онопять подслушал совет тролля. Принцесса должна была на этот раз загадатьо своей перчатке, что товарищ и передал Йоханнесу, снова сославшись насвой сон. Йоханнес угадал и во второй раз, и во дворце пошло такое веселье, что только держись! Весь двор стал кувыркаться - ведь сам корольподал вчера пример. Зато принцесса лежала на диване и не хотела дажеразговаривать. Теперь все дело было в том, отгадает ли Йоханнес в третийраз: если да, то женится на красавице принцессе и наследует по смертистарика короля все королевство, нет - его казнят, и тролль съест егопрекрасные голубые глаза.

В этот вечер Йоханнес рано улегся в постель, прочел молитву на сонгрядущий и спокойно заснул, а товарищ его привязал себе крылья, пристегнул сбоку саблю, взял все три пучка розог и полетел ко дворцу.

Тьма была - хоть глаз выколи; бушевала такая гроза, что черепицы валились с крыш, а деревья в саду со скелетами гнулись от ветра, как тростинки. Молния сверкала ежеминутно, и гром сливался в один сплошной раскат. И вот открылось окно, и вылетела принцесса, бледная как смерть; ноона смеялась над непогодой - ей все еще было мало; белый плащ ее билсяна ветру, как огромный парус, а дорожный товарищ Йоханнеса до кровихлестал ее всеми тремя пучками розог, так что под конец она едва моглалететь и еле-еле добралась до горы.

- Град так и сечет! Ужасная гроза! - сказала она. - Сроду не приходилось мне вылетать из дома в такую непогоду.

- Да, видно, что тебе порядком досталось! - сказал тролль.

Принцесса рассказала ему, что Йоханнес угадал и во второй раз; случись то же и в третий, он выиграет дело, ей нельзя будет больше прилетать в гору и колдовать. Было по этому о чем печалиться.

- Не угадает он больше! - сказал тролль. - Я найду что-нибудь такое,чего ему и в голову прийти не может, иначе он тролль почище меня. А теперь будем плясать!

И он взял принцессу за руки, и принялись танцевать вместе с гномами иблуждающими огоньками, а пауки весело прыгали вверх и вниз по стенам,точно живые огоньки. Сова била в барабан, сверчки свистели, а черныекузнечики играли на губных гармониках. Развеселый был бал!

Натанцевавшись вдоволь, принцесса стала торопиться домой, иначе еемогли там хватиться; тролль сказал, что проводит ее, и они, таким образом, подольше побудут вместе.

Они летели, а товарищ Йоханнеса хлестал ее всеми тремя пучками розог;никогда еще троллю не случалось вылетать в такой град.

Перед дворцом он простился с принцессой и шепнул ей на ухо:

- Загадай о моей голове!

Товарищ Йоханнеса, однако, расслышал его слова, и в ту самую минуту,как принцесса скользнула в окно, а тролль хотел повернуть назад, схватилего за длинную черную бороду и срубил саблей его гадкую голову по самыеплечи!

Тролль и глазом моргнуть не успел! Тело тролля дорожный товарищ Йоханнеса бросил в озеро, а голову окунул в воду, затем завязал в шелковыйплаток и полетел с этим узлом домой.

Наутро он отдал Йоханнесу узел, но не велел ему развязывать его, покапринцесса не спросит, о чем она загадала.

Большая дворцовая зала была битком набита народом; люди жались друг кдругу, точно сельди в бочонке. Совет заседал в креслах с мягкими подушками под головами, а старик король разоделся в новое платье, корона искипетр его были вычищены на славу; зато принцесса была бледна и одета втраур, точно собралась на похороны.

- О чем я загадала? - спросила она Йоханнеса.

Тот сейчас же развязал платок и сам испугался безобразной головытролля. Все вздрогнули от ужаса, а принцесса сидела, как окаменелая, неговоря ни слова. Наконец она встала, подала Йоханнесу руку - он ведьугадал - и, не глядя ни на кого, сказала с глубоким вздохом:

- Теперь ты мой господин! Вечером сыграем свадьбу!

- Вот это я люблю! - сказал старик король. - Вот это дело!

Народ закричал "ура", дворцовая стража заиграла марш, колокола зазвонили, и торговки сластями сняли с сахарных поросят траурный креп - теперь повсюду была радость! На площади были выставлены три жареных быка сначинкой из уток и кур - все могли подходить и отрезать себе по куску; вфонтанах било чудеснейшее вино, а в булочных каждому, кто покупал крендели на два гроша, давали в придачу шесть больших пышек с изюмом.

Вечером весь город был иллюминирован, солдаты палили из пушек,мальчишки - из хлопушек, а во дворце ели, пили, чокались и плясали.Знатные кавалеры и красивые девицы танцевали друг с другом и пели такгромко, что на улице было слышно:

Много тут девиц прекрасных,

Любо им плясать и петь!

Так играйте ж плясовую,

Полно девицам сидеть!

Эй, девица, веселей,

Башмачков не пожалей!

Но принцесса все еще оставалась ведьмой и совсем не любила Йоханнеса;дорожный товарищ его не забыл об этом, дал ему три лебединых пера и пузырек с какими-то каплями и велел поставить перед кроватью принцессы чанс водой; потом Йоханнес должен был вылить туда эти капли и броситьперья, а когда принцесса станет ложиться в постель, столкнуть ее в чан ипогрузить в воду три раза, - тогда принцесса освободится от колдовства икрепко его полюбит.

Йоханнес сделал все так, как ему было сказано. Принцесса, упав в воду, громко вскрикнула и забилась у Йоханнеса в руках, превратившись вбольшого, черного как смоль лебедя с сверкающими глазами; во второй разона уже вынырнула уже белым лебедем и только на шее оставалось узкоечерное кольцо; Йоханнес воззвал к богу и погрузил птицу в третий раз - вто же самое мгновение она опять сделалась красавицей принцессой. Она была еще лучше прежнего и со слезами на глазах благодарила Йоханнеса зато, что он освободил ее от чар.

Утром явился к ним старик король со всею свитой, и пошли поздравления. После всех пришел дорожный товарищ Йоханнеса с палкой в руках и котомкой за плечами. Йоханнес расцеловал его и стал просить остаться - емуведь он был обязан своим счастьем! Но тот покачал головой и ласково сказал:

- Нет, настал мой час! Я только заплатил тебе свой долг. Помнишь бедного умершего человека, которого хотели обидеть злые люди? Ты отдал имвсе, что имел, только бы они не тревожили его в гробу. Этот умерший - я!

В ту же минуту он скрылся.

Свадебные торжества продолжались целый месяц. Йоханнес и принцессакрепко любили друг друга, и старик король прожил еще много счастливыхлет, качая на коленях и забавляя своим скипетром и державой внучат, в товремя как Йоханнес правил королевством.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:55:04 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
11:30:08 29 ноября 2015

Смотреть все комментарии (5)
Работы, похожие на Реферат: Сундук-самолёт

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151133)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru