Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Книга: Профессиональная этика сотрудников органов внутренних дел

Название: Профессиональная этика сотрудников органов внутренних дел
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: книга Добавлен 19:20:57 05 февраля 2011 Похожие работы
Просмотров: 5215 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Министерство внутренних дел Российской Федерации

Уральский юридический институт

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЭТИКА СОТРУДНИКОВ

ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

Курс лекций

Екатеринбург

2001

ББК 87.75

П841

П841

Профессиональная этика сотрудников органов внутренних дел: Курс лекций . – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического института МВД России, 2001. – 174 с.
Коллектив авторов:

Ю.К. Саранчин , доктор философских наук, профессор, Т. 1, 2;

С.Г. Банных , кандидат философских наук, доцент, Т. 7, 8;

Е.В. Зарубина , кандидат философских наук, доцент, Т. 4, 6, 9;

В.Г. Самарин , кандидат философских наук, доцент, Т. 9, 10;

П.Е. Суслонов, кандидат философских наук доцент, Т. 3, 5.

Рецензенты:

К.Н. Любутин , доктор философских наук, профессор Института философии и права;

Б.В Емельянов , доктор философских наук, профессор кафедры истории философии УрГУ, академик.

ISBN 5-88437-098-9

Обсужден на заседании кафедры философии УрЮИ МВД России (протокол № 9 от 25 октября 2001 г.).

Рекомендован к изданию методическим советом УрЮИ МВД России (протокол № 11 от 20 ноября 2001 г.).

Одобрен редакционно-издательским советом УрЮИ МВД России (протокол № 33 от 29 ноября 2001 г.).

ББК 87.75

ISBN 5-88437-098-9

© Коллектив авторов, 2001

© УрЮИ МВД России, 2001

СОДЕРЖАНИЕ

ТЕМА 1. Мораль как предмет этики................................................ 4
ТЕМА 2. История этики.................................................................... 16
ТЕМА 3. Основные категории этики................................................ 29
ТЕМА 4. Мораль и право.................................................................. 42
ТЕМА 5. Профессиональная мораль................................................. 66
ТЕМА 6. Нормативно-правовая основа профессиональной морали сотрудников ОВД..............................................................................

83

ТЕМА 7. Этика делового общения и служебный этикет сотрудников правоохранительных органов.....................................................

103

ТЕМА 8. Нравственные аспекты деятельности сотрудников оперативных служб и следственных подразделений.............................................

144

ТЕМА 9. Проблемы профессионально-нравственной деформации сотрудников ОВД..............................................................................

163

Тема 1. МОРАЛЬ КАК ПРЕДМЕТ ЭТИКИ

1. Введение.

2. Понятие “мораль”, ее происхождение, структура.

1. Введение

Хорошо известные слова мораль, нравственность, этика часто используются как синонимы или по наитию, в зависимости от созвучия слов в предложении. Если взять историю появления этих терминов, то известно, что этимологически слово этика происходит от ethos (греч.) и в переводе означает обычай, нрав, характер. Латинское слово mos переводится тоже как обычай, нрав. Цицерон, ориентируясь на греческий перевод, образовал от слова mos прилагательное moralis (относящийся к нравам), а от него позднее возникает термин moralitas (мораль). Следовательно, как пишут в некоторых учебниках, по этимологии значения греческого ethica и латинского moralitas совпадают и соответствуют русскому слову нравственность.

Однако в рамках научного знания эти термины имеют свое специфическое содержание и смысловую нагрузку. Это различие осмыслил и терминологически закрепил Г. Гегель, у которого мораль и нравственность выступают как два самостоятельных и исторически сменяющих друг друга понятия.

Во-первых, нравственность закреплена традицией, индивид включен в нее непосредственно, как во внешний мир, мораль есть выражение внутренней убежденности, в ней реальность принимается индивидом в той мере, в какой она выдержала проверку перед критической мыслью.

Во-вторых, нравственность совпадает с нравами, фактически практикуемыми формами поведения, мораль вытекает из отрицательного отношения к реальности и является субъектным должествованием.

В-третьих, нравственность можно определить как общественную мораль, она выражает точку зрения общности (семьи, государства, общества), мораль, напротив, есть нечто вроде индивидуальной нравственности, она исходит из идеи самоценности человеческой личности.

В современной литературе наряду с отождествлением этих понятий выделяются их различия. Под моралью понимается форма общественного сознания, в которой фиксируются моральные требования и представления о должном. Нравственность – это реально существующие формы и модели поведения людей и отношения между ними.

В понимании термина этика можно выделить два подхода. Первый – традиционный – под этикой понимает науку о морали. В современном значении этика – это философская наука о сущности, возникновении, развитии и структуре морали. Указание на ее философский характер показывает, что мораль, нравственность осмысливаются с определенных мировоззренческих позиций.

Второй подход состоит в понимании этики как учения о морали. Его особенность заключается в том, что не всякое учение является научным. Научность – это высшая форма знания, предполагающая истинность, доказательность, проверяемость знания. По отношению к этике этого не всегда возможно достичь. Этика не просто отображает нравы, обычаи, а дает их критически – осуществляет ценностный анализ. Она является способом осознании общественного бытия, включена в моральное сознание в качестве высшего уровня. Научно-этические представления о морали в некоторой степени вливаются в массовое сознание и оказывают обратное влияние на развитие морали и нравственности.

Соответственно, в структуре этики выделяются две части: теоретическая, которая описывает и объясняет мораль, и прикладная, которая учит морали, т.е. прививает определенные моральные представления и принципы.

Среди разделов этики выделяют профессиональную этику. Это понятие часто используется для обозначения нравственного кодекса людей определенной профессии. Некоторые авторы разделяют понятия “профес-сиональная этика” и “профессиональная мораль”. Под первой понимается раздел этической науки, а под второй – нравственность, совокупность сложившихся норм поведения и отношений между людьми. Общепринятым является следующее определение профессиональной этики как системы норм и правил поведения определенной социальной группы, в профессиональной деятельности которой специфически проявляется действие общеэтических и профессиональных норм морали; это раздел этического учения, изучающий особенности функционирования морали в различных видах профессиональной деятельности. Термин “профессиональная этика” условен, поскольку он означает прежде всего профессиональные моральные кодексы. Однако использование термина “профессиональная этика” оправданно, так как делает ударение на необходимость продуманной разработки ее норм. Термин “профессиональная мораль” подразумевает известную стихийность в образовании таких норм.

Существование профессиональной этики обусловлено исторически сложившимся разделением труда, групповыми интересами, традициями и стереотипами профессиональной деятельности. Разумеется, в любом виде деятельности могут возникать нравственные проблемы и противоречия. Однако можно выделить особую группу профессий, к которой предъявляются повышенные нравственные требования. Это, прежде всего, профессии, объектом которых является человек. Для закрепления этих повышенных нравственных требований к субъектам профессиональной деятельности создают “моральный кодекс”, закрепленный в клятвах, уставах, положениях и т.п. Обычно выделяют этику врача, педагога, офицера, журналиста и др. В связи с этим для представителей данных профессий важно не только знание нравственных норм, но и особое умение воплощать нравственные принципы в специфических условиях своей деятельности. Нормы профессиональной этики создаются под непосредственным влиянием заинтересованных организаций. В них содержится больший элемент рационального обоснования, чем в общей морали, так как у указанных профессиональных групп технологически целесообразные и собственно-моральные стороны деятельности совпадают.

Профессиональная мораль находится в тесной связи с общей моралью. Любые попытки пренебречь этой связью завершаются либо подменой определенного морального кодекса внеморальными установками (уставами, инструкциями), либо абстрактными декларациями. Эта связь глубинная, необходимая. Общие моральные нормы, принципы основательнее, существеннее улавливают перемены в общественных требованиях к деятельности конкретных профессиональных групп. Поэтому именно они прежде всего стимулируют обобщение нравственной практики и появление новых норм и запретов в профессиональной морали. Главной особенностью норм профессиональной морали является их рекомендательный характер.

Особое место занимает профессиональная этика сотрудников ОВД, которая носит деонтологический характер. Это значит, что моральные требования, предъявляемые к сотрудникам ОВД, носят строго обязательный характер и обеспечиваются административными санкциями (например, Кодекс чести, приказы и инструкции МВД, дисциплинарные уставы, определяющие формы поведения и общения).

Деятельность сотрудников ОВД носит государственный характер, так как они являются представителями власти. Действия и решения различных подразделений органов внутренних дел затрагивают коренные права и интересы граждан. Поэтому их деятельность должна соответствовать принципам и нормам морали, охране авторитета государственной власти и ее представителей. Выполнение государственных обязанностей требует от представителей власти повышенного чувства долга и ответственности.

Профессиональная деятельность сотрудников ОВД детально урегулирована законом. Соблюдение справедливости деятельности означает, что их действия, решения по существу и по форме должны строго соответствовать закону. Искажение, отступление от закона (сознательное или бессознательное) глубоко безнравственно. Таким образом, профессиональная этика сотрудников ОВД формирует ряд моральных требований. Основной императив профессиональной деятельности сотрудника ОВД – защита прав человека на жизнь, свободу, имущество, отношение к человеку как к высшей ценности. Высокий профессионализм сотрудника ОВД проявляется в выполнении служебного долга, понимании своей ответственности перед обществом и государством, выражающейся в целесообразном и гуманном использовании прав в соответствии с принципами социальной справедливости, служебного долга. Успешная деятельность сотрудника ОВД невозможна без таких нравственных качеств как мужество, патриотизм, гуманность, терпимость и др.

Изучение профессиональной этики способствует формированию профессиональной культуры поведения сотрудников ОВД и является необходимым условием повышения результативности его труда, а также поддержания престижа профессии, ее социальной значимости. Профессиональная этика, раскрывая гуманные начала правоотношений различных сфер жизни общества, оказывает позитивное воспитательное влияние на правоохранительную деятельность сотрудников ОВД.

2. Понятие “мораль”, ее происхождение, структура

Многообразные описания феномена морали прежде всего указывают на такую ее существенную особенность как способность быть одним из видов регуляции общественной жизни. Мораль существует как регулятор человеческих отношений, поведения и мыслей наряду с правом, обычаями и традициями. Однако до сих пор нерешенным однозначно оказывается вопрос о сущности и происхождении морали. Выделяется 3 основных подхода к этому вопросу: религиозный, натуралистический, социально-исторический.

Религиозная этика настаивает на абсолютном, вечном характере морали и одинаковом, общезначимом содержании нравственных норм и принципов. Абсолютное начало в морали основывается на представлении о всемогуществе и всеблагости Бога-творца. Бог не только задает содержание моральных норм и принципов, но одновременно открывает людям само существование этих норм. Без Бога не было бы у людей и морали. Бог проявляет себя в человеке через совесть. Поэтому подлинная нравственность может быть только в самоотверженном служении высшему духовному началу в человеке, которое конкретизируется в нравственных заповедях и нормах. Например, в иудаизме и христианстве Закон божий, выражающий основные обязанности человека, дается людям Богом через пророка Моисея: “почитай отца твоего и мать твою”, “не убивай, “не прелюбодействуй”, “не кради” и т.д. Таким образом, без веры в Бога не может быть единой общечеловеческой морали, а человек не может быть нравственным. Воля Бога определяет существование и содержание моральных норм.

Вместе с тем, в этом подходе существуют определенные слабости.

Во-первых, моральные нормы и принципы оказываются вторичными по отношению к религиозным обязанностям человека. Религиозная мораль оказывается внутренне противоречивой, поскольку ценность человека оказывается производной от послушания Богу. Не случайно религиозная мораль может приобретать характер фанатизма, зачастую граничащего с изуверством, о чем свидетельствуют факты далекого и недавнего прошлого (например, ваххабиты в Чечне, современный терроризм).

Во-вторых, религиозное учение делает излишней всякую этику как систематизированное, научное знание о морали. Наука стремится постичь объективные, существующие независимо от чьей-либо воли, закономерности возникновения морали, а воля Бога как источник нравственных требований носит сверхъестественный, произвольный характер. Следовательно, для этики проблема происхождения морали остается непостижимой и доступна лишь в рамках теологии.

Натуралистический подход стремится вывести нравственные требования и ценности из природы вообще и природы человека, в частности. Натуралистическое учение имеет длительную историю, начиная с Античности. Так, Демокрит считал, что истоки морали лежат в свойственном человеку как живому существу стремлении к удовольствиям. Этот взгляд придает морально положительный смысл биологической природе индивида. Наряду с этим существует точка зрения, нравственно дискредитирующая естественную человеческую природу. От античного Антисфена, утверждавшего, что “лучше сойти с ума, чем наслаждаться”, до философа-материалиста XVII в. Т. Гоббса, понимавшего естественное состояние как “война всех против всех”, развивается мысль, согласно которой нравственность выступает в качестве способа обуздания эгоистических природных склонностей человека. При всем различии учений, объявляющих человека от природы добрым или злым, между ними существует принципиальное сходство. Они связывают мораль со свойствами индивида как природного существа, с его биопсихической сущностью. Мораль, тем самым, оказывается одним из врожденных, естественных свойств человеческой природы.

Натуралистическое обоснование морали весьма успешно применялось в истории этической мысли для опровержения религиозно-мистического понимания нравственности и ориентировало этику на изучение реальных фактов человеческой жизнедеятельности. Современный этический натурализм, берущий начало после создания Ч. Дарвином теории эволюционного развития, получает естественнонаучное обоснование, по крайней мере, напрямую апеллирует к новейшим научным открытиям и принимает вид частной научной теории.

Доказывая происхождение человека от животных, Ч. Дарвин постоянно подчеркивал общее между человеком и его предками. Различия между ними были не качественными, а количественными. В частности, истоки человеческой нравственности ученый видел в стадном образе жизни животных, в проявлении ими смелости, верности, заботы. На этом основании он полагал, что чувство долга, совести является продуктом естественной эволюции. Мораль понимается как нечто биологически ценное и целесообразное для жизни человека. Она укоренена в природных инстинктах, присущих животному миру, достигая у человека высшей степени совершенства. Отсюда следует вывод о необходимости изучения содержания природной эволюции, раскрытия механизмов биологической и психофизической обусловленности человеческого поведения. Рассматривая нравственность как доступное для научного познания явление, а не как область божественного, этический натурализм стремится раскрыть содержание моральных ценностей как выразителей потребностей органической эволюции и сделать это содержание однозначным, эмпирически проверяемым.

Вместе с тем, натуралистическая этика порождает целый род сложностей. Во-первых, этика подменяется естествознанием как подлинно научным, опирающимся на эмпирический материал познанием; во-вторых, сама мораль, нравственное воспитание оказываются бессмысленными. Ведь если мораль определяется биологической природой человека, то ее просто не существует, ибо человек не может нести ответственность за то, что не является результатом его сознательного выбора. Мораль всегда предлагает способность человека к самостоятельному и свободному выбору позиции и поступка.

Социально-исторический подход рассматривает мораль как конкретное общественное явление, порожденное трудом и общественным производством. Зарождающееся общественное производство делает необходимым регулирование и осознание отношений в коллективе. Главной задачей системы регулирования отношений и деятельности людей становится обеспечение устойчивого порядка жизнедеятельности первобытного коллектива. Нравственные отношения оказываются вплетены в практику коллективной жизни. В первобытном обществе отсутствует мораль как система норм в сознании, предписывающих должный порядок взаимодействия. Мораль еще неотделима от практической жизни и оказывается тождественной существующим в этом обществе нравам.

Первобытный индивид оказывается нравственным существом с присущим ему коллективистским началом и преданностью роду не в силу сознательного выбора, а в силу своего естественного положения, которое определяется стихийно выработанными привычками и традициями первобытного коллектива.

Вместе с тем, нельзя полностью отождествлять процесс формирования и укрепления порядка жизнедеятельности первобытного общества с появлением нравственности. Нравственное регулирование предлагает также и выработку некоторых ценностных представлений относительно человеческой жизни. Основным способом регулирования взаимоотношений среди животных является система доминирования, которая, с одной стороны, обеспечивает порядок и управление жизнью стада, а с другой стороны, порождает соперничество, вражду. В процессе антропогенеза система доминирования не исчезает, а преобразуется. Над природными факторами надстраиваются человеческие поведенческие комплексы. Простейшими их элементами стали появление каннибализма и запрет на него, инцест и запрет на кровнородственные половые связи, запрет на убийство сородичей. Культурно-исторический смысл каннибализма, т.е. поедания особей своего вида, заключался в переходе от запрограммированных регуляторов поведения к свободному их выбору, что в то же время приводило к обострению соперничества внутри первобытного стада и появлению надприродных регуляторов пищевого инстинкта. Как отмечают некоторые исследователи древнего общества, этот запрет входил в практику путем постепенных ограничений и отражал подсознательное становление представлений о ценности человека как сородича. Первыми из числа употребляемых в пищу были исключены слабые мужчины, затем женщины, старики и старухи, т.е. соплеменники, и остались лишь плененные враги.

Эта последовательность отражает формирование системы ценностей, базирующейся на выделении противоположностей “полезное – вредное”, “мы – они”. Все, что оказывается непосредственно полезным для существования рода высоко ценится и поощряется, хотя само понятие “хорошего”, “доброго” еще не имеет чисто духовного смысла и распространяется на материальные вещи и предметы. В силу объективного единства условий существования первобытного коллектива осознание полезности какого-либо явления или формы поведения для коллектива соединяется с осознанием принадлежности всех членов коллектива к некоторому единству – “мы”, что способствует формированию представлений о ценности “своих” в отличии от “чужих”.

Таким образом, запрет на каннибализм, на убийство сородича, экзогамия составляют исходную основу культурного развития человечества, а эти явления проистекают из единого корня – наделения представителя своей общности особым культурно-ценностным статусом. Само родство возникает не естественным, а культурным путем, посредством осознания общности условий жизни и деятельности первобытного коллектива, взаимной зависимости и ценности друг для друга. Именно с этих пор отношения между людьми становятся подлинно человеческими, а не просто необходимыми для выживания.

Следовательно, мораль первоначально возникает как преодоление природных стремлений человека посредством подчинения их культурным, ценностным представлениям.

Таковы основные подходы по вопросу о сущности и возникновении морали, наиболее весомым из которых представляется социально-исторический.

В рамках этого подхода существуют две точки зрения по вопросу о времени возникновения морали и характере нравственных норм.

Одни исследователи ставят под сомнение существование морали в первобытном обществе, где вследствие господства в этом обществе принуждения к выполнению обычаев и традиций отсутствует свободный моральный выбор. Поэтому возникновение морали они относят к периоду разложения родового строя, когда индивид осознает свое отличие от коллектива и перед ним встает проблема выбора поведения. С этой точки зрения поведение под воздействием силы обычая и давления коллектива не может считаться нравственным.

Другие ученые делают упор не на характере мотивации, а на факте наличия определенного порядка и дисциплины, регламентирующих жизнь родоплеменной общины, утверждают, что нравственность возникает вместе с человеческим обществом.

В целом, здесь речь идет не о позициях, а скорее о различии в понимании сущности морали. Компромиссную позицию занимает ряд ученых. Они считают, что становление морали предполагает совершенствование не только системы ценностей, существующих в обществе, но и способов ее осуществления. Поэтому некорректно переносить характеристики развитых способов нравственной регуляции на ее исторически низшую, исходную ступень. Следовательно, морали в первобытном обществе действительно не существует в качестве формы общественного сознания, как совокупности идеальных норм, противостоящих реальному поведению. В силу социальной незрелости общества мораль исчерпывается здесь совокупностью нравов, обычаев и традиций. Система запретов и традиций, управляющая жизнью первобытного коллектива, является фундаментом нравственности, и лишь с разложением патриархальных, общинных форм жизни она превращается во второстепенный регулятор. В целом, мораль является проявлением общественной воли, выражающем общественный интерес, направляемый на поддержание целостности общественной жизни и взаимосогласования интересов индивидов. В этом своем качестве она и выступает как важнейшее средство прогрессивного развития общества и духовного совершенствования человека.

Выше уже отмечалось, что, прежде всего, мораль – это один из видов регуляции общественной жизни, которая не может быть приведена в гармонию в чисто биологическом виде. По способу своего бытия мораль –это система норм, принципов, ценностей, которыми руководствуются люди в своем реальном поведении. Можно выделить следующие особенности морального регулирования.

1. Моральная регуляция носит оценочно-императивный характер. Это значит, что мораль всегда оценивает поступки и мысли людей, одобряет или порицает их. Одновременно мораль повелевает , как следует себя вести и необходимо мыслить, чтобы быть человеком. В этом проявляется ее императивный характер.

2. В центре морали стоит соотношение должного и сущего. Это значит, что мораль постоянно сравнивает наличное поведение с идеалом, с тем совершенным образцом, который реально не существует.

3. Особенностью морального регулирования является его внутренний характер, проявляющийся в убеждениях отдельной личности. Моральные нормы должны быть усвоены, т.е. сделаться “собственным достоянием человеческой души” (Е.В. Золотухина-Аболина). Если человек выполняет нравственные предписания из-под палки, под присмотром воспитателя или милиционера, то о моральности в полном смысле слова говорить не приходится.

4. Мораль регулирует практически все сферы жизни и деятельности человека.

Обычно выделяются следующие функции морали.

Главная функция морали – регулятивная. Мораль организует отношение и поведение людей через одобрение и порицание, поступающее как извне, через общественное мнение, так и изнутри самой личности. Мораль всегда стремится ограничить агрессивные и эгоистические инстинкты людей, но делает это в рамках замкнутой общности. Тогда мораль становится двойной: отношения со “своими” подчиняются одним моральным нормам, а взаимодействие с “чужими” – другим. Частная, конкретная мораль отдельных сообществ лишь со временем может превратиться в общечеловеческую мораль, где одни и те же моральные принципы применяются ко всем людям одинаково. В современном виде общечеловеческая мораль, в определенной мере, всегда присутствует в регуляции человеческого поведения, хотя и не является доминирующей.

Регулятивная функция общечеловеческой морали выступает как тенденция, в то время как реальную регуляцию составляет сложный сплав общественных и социально-конкретных нормативно-ценностных представлений.

Воспитательная функция. В определенном смысле моральное воспитание человека продолжается всю жизнь. Свою воспитательную функцию мораль осуществляет через конкретных людей и конкретные условия. В современном обществе при всем разнообразии методов и средств воспитания доминирует тенденция ненасильственного воздействия. Конечно, наказание за моральный проступок не исключается, но насилие как педагогическое средство чаще всего осуждается.

Коммуникативная функция тесно связана с воспитательной. Мораль создает определенные формы человеческого общения, то, что называется этикетом. Хотя мораль не сводится к этикету, она часто сливается с ним, создавая основные способы взаимоотношений между людьми.

В своих высших проявлениях коммуникативная функция морали выражается в том, что люди следуют главному правилу, согласно которому к другому человеку никогда нельзя относиться как к вещи, необходимо уважать в любом человеке человека, даже если тебе никогда не воздадут за это практическим добром.

Познавательная функция некоторыми учеными считается основной. Одной из первых концепций морали была гносеологическая концепция Сократа. Нравственное поведение им рассматривалось как результат знания того, что есть добро и что есть зло. Человек, знающий что есть добро, никогда не выберет зло. Зло совершается людьми по невежеству, незнанию добра. Тем самым мораль не просто познает мир человеческих взаимоотношений, но и помогает выстроить линию нравственного поведения личности. Хотя знание само по себе не все решает в поведении человека, где действует множество других моментов. Вместе с тем, моральное знание делает человека более сознательным в решении моральных вопросов, позволяет больше понимать и точнее корректировать собственное поведение.

Когда мораль дает оценку общему состоянию нравов, она в определенной степени открывает людям, насколько соответствуют действия государства высшим общечеловеческим ценностям. Познавательная функция морали в отличие от науки в большей степени образная, в ней доминируют чувства, вера, интуиция.

Ценностно-ориентационная функция. Мораль проявляет себя не только как поведенческий регулятор человеческих отношений, но и как императив, определяющий строительную линию становления и развития личности. Система моральных идеалов и ценностей, выбранная человеком, проявляет себя в практическом поведении.

Нравственные отношения детерминируются социально-политическими условиями и характером культуры конкретного общества.

Устойчиво повторяющиеся компоненты нравственных отношений фиксируются, как правило, в традициях, обычаях и приобретают национально-культурную специфику (например, рациональные способы приветствия у разных народов и т.п.).

Структура морали. Общепринятым является выделение в морали трех основных элементов: нравственная деятельность, нравственное отношение и нравственное сознание.

Нравственная деятельность – это понятие, которое используется в этике для выявления смысла, присущего всем другим видам деятельности человека. Оно выражает общественную значимость любой деятельности человека (трудовой, спортивной, правоохранительной). Нравственная деятельность складывается из поступков. Совершая поступки, человек вступает с другими людьми в определенные отношения, разновидность которых может быть названа нравственными. Нравственные отношения – это не особый вид отношений, существующий отдельно от других общественных отношений, а их ценностное смысловое содержание. Нравственная жизнь невозможна без оценки, но моральная оценка осуществляется через призму понятий морального сознания: добро и зло, справедливость, долг, совесть. В морали сущее сопоставляется с должным, поэтому моральные оценки носят универсальный характер и распространяются фактически на все действия человека. Нравственные отношения выступают способом детерминации поведения человека, они накладывают на человека определенные обязанности. В моральных отношениях человек является и субъектом, поскольку они возникают как результат его деятельности, и их объектом, поскольку определенный уровень нравственных отношений сложился и существует независимо от человека. Глубинным содержанием нравственных отношений является отношение личности к обществу, а точнее, отношение личности к общественному благу как к высшей ценности, из фундамента которой вырастают другие моральные отношения. Вместе с тем, отношение к человеку как конечной цели общественного развития предопределяет гуманистический характер общественного блага.

Таким образом, моральная деятельность и нравственные отношения составляют объективированную, выраженную в поведении и социальных связях, сторону морали. Свое устойчивое закрепление они находят в общественных нравах, т.е. относительно устойчивых, массовых формах поведения и отношений. Нравственные отношения являются каналами морального общения, морального опыта.

Идеальную сторону морали составляет моральное сознание. Оно порождается потребностью в регулировании общественных отношений и выполняет это свое назначение посредством выработки духовных ценностей, образующих в совокупности идеальную модель данного поведения и отношений. Моральное сознание вездесуще, т.е. пронизывает все сферы жизнедеятельности человека. Оно также универсально, поскольку все свои суждения оно обращает от имени всех ко всем, выражая свое содержание в безлично-анонимной форме.

Моральному сознанию присуща деонтологическая и аксиологическая модальность. Содержание морального сознания пронизано императивностью, повелительностью. Моральные требования выражают нужду, потребность, имеющую в качестве цели некое идеальное положение вещей. Значит в моральном сознании находит отражение не действительность сама по себе, а отношение к ней субъекта. Оно требует от человека идеально-должной модели жизнеустройства и оценивает степень соответствия его поведения этой модели. Моральное сознание выступает в безлично-анонимной форме, обращая свои оценки от имени всех ко всем, и поэтому не приемлет отождествления с позициями отдельных общностей – сословия, науки, класса. Отношение к личности как цели и ценности исторического развития выступает в моральном сознании как критерий моральных ценностей.

Контрольные вопросы

1. Раскройте содержание понятий “этика”, “нравственность”.

2. В чем суть религиозного подхода по вопросу о происхождении морали?

3. Назовите особенности натуралистического обоснования морали.

4. В чем состоит регулятивная функция морали?

5. Выделите структурные элементы морали.

6. Необходима ли профессиональная этика?

Тесты

1. Термин “этика” появился:

а) в Античности;

б) Средние века;

в) эпоху Возрождения.

2. Понятие “нравственность”:

а) совпадает по содержанию с понятием “мораль”;

б) совпадает по содержанию с понятием “этика”;

в) обозначает основные понятия морального самосознания;

г) обозначает область поступков людей, реальных нравов, сложив-шихся в обществе.

3. Специфика нравственных отношений состоит в том, что:

а) они возникают естественным образом, стихийно;

б) они представляют собой особый вид общественных отношений;

в) они являются компонентом, стороной других видов общественных отношений.

4. Мораль регулирует:

а) мышление и намерения людей;

б) наиболее значимые сферы жизнедеятельности людей;

в) все сферы жизнедеятельности людей.

5. Основное требование профессиональной этики состоит:

а) в выполнении приказов и инструкций;

б) защите прав человека;

в) соблюдении моральной справедливости.

Литература

Основная

1. Гусейнов А.А., Апресян Р.Р. Этика. М., 1998.

2. Зеленкова И.Л., Беляева Е.В. Этика: Учеб. пособие для студентов вузов. Минск, 2000.

3. Золотухина-Аболина Е.В. Современная этика: истоки и проблемы: Учеб. для вузов. Ростов н/Д, 2000.

4. Кондрашов В.А., Чичина Е.В. Этика. Эстетика. Ростов н/Д, 2000.

5. Профессиональная этика сотрудников правоохранительных органов: Учеб. пособие / Под ред. А.В. Опалева, Г.В. Дубова. М., 1998.

Дополнительная

1. Будаков А.В. Пути профилактики и преодоления профессиональной деформации сотрудников ОВД. М., 1992.

2. Дробницкий О.Б. Понятие морали: Историко-крит. очерк. М., 1974.

3. Кукушин В.М. Твоя профессиональная этика. М., 1994.

4. Кобликов А.С. Юридическая этика: Учеб. для вузов. М., 2000.

5. Попов Л.А. Десять лекций по этике. М., 2001.

Тема 2. ИСТОРИЯ ЭТИКИ

1. Античная этика.

2. Этика эпохи Средневековья (X–XV вв.).

3. Этика Нового времени (XVII–XVIII вв.).

4. Этика И. Канта (1724–1804).

5. Марксистская этика.

6. Этика Ф. Ницше (1844–1900).

7. Этика А. Швейцера (1875–1965).

1. Античная этика

Среди многообразия философско-этический учений особое место занимает учение Сократа. Свои философско-нравственные взгляды Сократ излагал в беседах, спорах, главной целью которых было выяснение вопроса о смысле жизни через самопознание. “Познай самого себя”– это основная установка учения и принцип деятельности Сократа. Самопознание у Сократа означало прежде всего познание человеком своего внутреннего мира, осознание того, что гармония духовных сил и внешней деятельности, удовлетворение от нравственного поведения составляют высшее благо.

Он исходит из того, что благо есть удовольствие, а зло – страдание. Каждый человек стремится к пользе и счастью, избегая всего для себя дурного. Однако люди часто ошибаются и вместо предполагаемого удовольствия и радости получают одни неприятности. Чтобы не ошибbться, нужно уяснить, что есть истинное удовольствие. Сократ не согласен с софистами, утверждающими субъективный характер моральных представлений. Он полагает, что в любом обществе существует общезначимая и устойчивая система ценностей. Однако Сократ согласен с софистами в том, что человек самостоятельно приходит к пониманию добра, а не подчиняется навязанным ему ценностям. В итоге он приходит к выводу, что добродетель есть знание. Соответственно? нравственное поведение построено на основе истинного знания, а безнравственное основано на невежестве. Невежественный человек не осознает общих принципов, на которых строится общество, и не следует им.

Вместе с тем, Сократ под знанием понимал не обычную совокупность каких-либо сведений, которым можно научиться. Софисты лишь по видимости учат добродетельности, ибо они не признают за нею общеобязательного характера, а значит, не считают знанием. Сократ считает добродетель знанием, но отвергает возможность ему научиться. Данное противоречие можно разрешить, если под добродетельностью понимать особого рода знание, а именно – убеждение как единство знания и личностного отношения к нему.

Таким образом, мораль и мудрость у Сократа совпадают. Чтобы их достичь, необходимо постоянно критически осмыслять свое собственное знание: “Я знаю, что я ничего не знаю”. Изменив свой способ мышления, человек может знать что есть добро и зло, и при этом он всегда будет следовать добру.

Под влияние учения Сократа возникают так называемые “сократические школы”, развивавшие разные моменты учения своего учителя.

Первая школа – киренаики, основатель – Аристит из Кирены. Он считает, что главная цель индивида – получение наслаждения. Удовольствие есть благо само по себе, оно не зависит от способа удовлетворения и может вызываться самыми безобразными вещами. Удовольствия различаются по степени интенсивности, поэтому телесные удовольствия предпочтительнее духовных. Наслаждение – это ярко выраженное положительное переживание, следовательно, отсутствие страдания – это еще не наслаждение. Счастье – это совокупность наслаждений, и стремиться к ним надо ради них самих. Вместе с тем, переизбыток наслаждений приводит к страданиям. Чтобы этого избежать, следует обратиться к разуму. Следовательно, знания ценны не сами по себе, они нужны для того, чтобы лучше наслаждаться.

Вторая школа – киники (букв. собаки). Основные представители – Антисфен, Диоген. Киники считают, что добродетель связана не столько с познанием, сколько с действием, она свободна от любых внешних требований. Личность автономна от всех социальных институтов. Наиболее известен Диоген, чье поведение было олицетворением учения киников. Он жил в бочке, не имел вещей, кроме плаща и лампы, отвергал все нормы приличия. Диоген не признавал ни семьи, ни отечества, называя себя “гражданином мира”. Идея нравственной свободы личности получает у киников извращенное выражение, ибо приводит их к фактической деградации.

Платон (427–347 гг. до н.э.) является основателем философского идеализма. В его учении о человеке и об идеальном государстве заключена социально-этическая концепция. Для Платона мораль возвышается над реальными людьми, она достояние “неба”, где пребывают всеобщие образцы блага, справедливости, добра и др. “Небесный” мир выступает у него как единственный реально существующий, порождающий все многообразие земного мира. Поэтому обретение добродетели и нравственно совершенная жизнь возможны только по мере отрешения души человека от всего земного. Душа человека состоит из трех частей: разумной, волевой и чувствующей. При этом каждой части души соответствует определенная степень ее совершенства, достижение которой влияет на степень добродетели человека. Разумности соответствует мудрость, чувствам – умеренность. Добродетель человека зависит от того, какая способность его души является преобладающий и от степени совершенства этой способности. Каждый человек должен вести такой образ жизни и заниматься такой деятельностью, которая соответствует части его души. В этом случае земная жизнь людей в обществе будет приближаться к порядку идеального мира. Исходя из этого, Платон рисует общество, где имеются три сословия, каждое из которых обладает своими добродетелями.

Первое сословие – правители-философы. Их главная добродетель –мудрость. Они наделены даром заглядывать в мир идей? и им доверено решать все государственные дела: кому из людей принадлежать к какому сословию, подбирать супружеские пары для лучшего потомства и т.д.

Второе сословие – воины-стражи. Их главная добродетель – мужество, и они должны хорошо различать, чего бояться, а чего – нет. Воины, как и правители, не имеют собственности, чтобы она не служила предметом раздора, не имеют семьи.

Третье сословие – земледельцы и ремесленники. Они должны обеспечивать государство материальными благами. Их основные добродетели – умеренность и рассудительность.

Главнейшей добродетелью выступает справедливость, суть которой состоит в том, что она указывает каждому сословию заниматься своим делом.

По Платону государство – необходимое условие восхождения человека к высшему благу. Государственное управление жизнью человека вызвано слабостью и несовершенством людей. Природа человека слаба, силы его ограничены, поэтому людям нужно общежитие, нужны законы. Граждане платоновского государства не должны быть счастливы в отдельности. Они должны черпать свою удовлетворенность в служении государству, поэтому идея долга является центральной в этическом учении Платона.

Аристотель (384–322 гг. до н.э.) ввел термин “этика”, дал классификацию этических понятий, разделил этику на практическую и теоретическую.

Этика Аристотеля – есть практическая наука о благе и счастье, которая выступает разновидностью политики. В то время, как наука исследует сущность вещей, этика говорит о том, как относиться к вещам. Познавательные задачи в этике подчинены практическим. Этика состоит из 3 учений: о высшем благе, о природе добродетели и о конкретных добродетелях.

Благо – это цель любой деятельности. Существует иерархия благ: низшие подчинены высшим. Высшее общее благо всегда является целью и никогда средством. Таким высшим благом является блаженство, которое понимается не как пассивное состояние, а как разумная деятельность духа, направленная на добродетель. Счастье понимается как обретение высшего блага через умение действовать разумно, наилучшим образом в любых условиях.

Соединив таким образом благо и счастье человека с добродетелью, Аристотель приступает к рассмотрению ее природы. Она есть не что иное, как проявление разумно деятельной природы человека. Его способности проистекают из устройства его души. Душа имеет низшую часть, которая сближает человека с животными и растениями. Высшей, подлинно человеческой, частью души является разум. Однако человек не сводится лишь к разуму. Добродетели делятся на дианоэтические (интеллектуальные) и этические (волевые). Подлинно нравственное поведение возникает тогда, когда верно направленный разум согласуется с движением чувств, а чувства, в свою очередь, с разумом.

В целом, добродетели соединяют в себе природное начало и потребность сознательной ориентации человека в обществе. В содержательном плане под добродетельностью Аристотель понимает “золотую середину”, в то время как избыток или недостаток каких-либо свойств относятся к пороку. Мужество – это середина между трусостью и безумной отвагой, щедрость – это середина между скупостью и расточительством.

Первое место среди добродетелей отводится справедливости. Философ выделяет справедливость распределяющую и уравнивающую. Распределяющая справедливость требует разделить блага сообразно достоинству людей, а значит, одним она дает много, а другим – мало. Уравнивающая справедливость проявляется в основном в обменных отношениях, в которые люди вступают на равных основаниях.

2. Этика эпохи Средневековья ( X–XV вв.)

Это, прежде всего, христианская этика. Ее притягательная сила состояла и состоит до сих пор в том, что она дает ясные и простые ответы на вопросы о несовершенстве, жестокости мира, обещает избавление от зла и бедствий для отдельного человека. Основным источником морального учения христианства является Священное писание, согласно которому мир сотворен Богом. Существует 2 вида бытия: абсолютное бытие, т.е. Бог, и сотворенное бытие – природа и человек. Человек, как подобие и образ Бога, имеет способность к духовной жизни, т.е. служить Богу и поддерживать установленный им порядок, в том числе и моральный. Однако в мире существует конкретное эмпирическое зло. В чем его источник? Бог, по определению, всеблаг, следовательно, он не может быть ответствен за зло. Источник зла, согласно христианству, в свободной воле человека, благодаря которой первые люди ослушались Бога и были изгнаны из рая. Человек оказался в естественном, природном мире, где вынужден добывать себе пропитание на каждый день. Тем самым он стал заниматься практическими делами, отошел от Бога и впал в грех. Первородный грех наследуется от поколения к поколению и поэтому все человечество погрязло во грехе. Греховность – это всеобщее качество людей, вытекающее из свободы и гордыни человека. Она ослабляет душу человека и склоняет его ко злу.

Человек способен обрести счастливое бессмертие только через Бога. Быть нравственным – это значит соблюдать запреты и заповеди Бога, не отступать от пути, предначертанного им. Тем самым, религиозность и нравственность по сути тождественны.

Человек получает моральные ценности от Бога двумя путями. Первый путь естественный: в процессе творения души Бог закладывает определенные нравственные чувства (совесть, стыд и др.), которые предопределяют дальнейшее нравственное развитие личности. Однако этого оказывается недостаточно для нравственного поведения людей. Люди живут в грешном мире, где есть соблазны и искушения, а потому они могут не услышать или не понять голос собственной совести. Поэтому необходимы заповеди, предписания, которые содержатся в Библии.

Образ Иисуса Христа – это путь послушания воле Творца и образец нравственно совершенной жизни. Он живет среди людей, страдает и умирает как человек, будучи невиновным. Жизнь, смерть, воскрешение Христа – это ступени его нравственного служения, увлекающего за собой не принуждением, а примером любви, самоотверженности.

Ведущей христианской добродетелью является любовь. Люди приобщаются к Богу прежде всего через любовь. Христианская любовь бескорыстна, деятельна и милосердна. Такая любовь делает невозможным отвечать злом на зло. Христианская любовь, понимаемая как этический идеал, не восторгается врагами, но она учит их прощать и, если надо, вступать с ними в диалог. Милосердная любовь безмерна, она выше справедливой оценки поступков.

Любовь предполагает смирение. Оно означает отказ от собственного своеволия и выражается в умении обуздать свои страсти. Смирение невозможно без веры. Человек, не полностью уверенный в Боге, в его всесилии, всегда будет стремиться сам решать собственные проблемы. Смирение и вера подразумевают надежду. Надежда означает, что каждый отдельный человек находится под покровительством Бога и всегда может на него положиться. Христианство осуждает пессимизм, тоску, поскольку они означают эмоциональное недоверие к Богу, сомнение в его милосердии и справедливости.

Таким образом, христианская этика возвышает мораль над другими формами духовного освоения мира (кроме религии), придав ей абсолютный характер, освятив авторитетом Бога. Христианство показало равенство и одинаковость всех людей перед Богом, а фактически – в своих нравственных возможностях. Оно утвердило возвышенный и бескорыстный характер нравственности.

3. Этика Нового времени ( XVII –XVIII вв. )

Духовная жизнь Нового времени ориентируется на новые ценности, сформировавшиеся в период Возрождения, Реформации, а именно – на развитие разума, науки как основного условия общественного прогресса. От науки требуется практическая отдача, полезность. Главным носителем разума является человек, следовательно, этика должна ориентироваться на жизненные потребности и интересы людей. Моральная ценность человеческих поступков определяется характером знаний о мире природы и о собственном существовании человека. Показательны в этом смысле учения Б. Спинозы и И. Канта.

Бенедикт Спиноза (1632–1677) – нидерландский философ, который разработал свою этическую концепцию на основе учения о вечной и бесконечной природе – субстанции, которая действует согласно вечным законам. Человек как часть природы подчиняется природным закономерностям. В человеке тело и дух – это одна и та же сущность, субстанция, имеющая два модуса: протяженность и мышление. Условием разработки этики Спиноза полагал познание телесных процессов в человеке. Он приблизил метод психологии к методам механики и физики и свел все многообразие психической жизни к двум началам – разуму и аффектам (страстям).

Аффект, по Б. Спинозе, выражает состояние душа и тела. Все аффекты вырастают из стремления каждого к сохранению своего существования. К числу основных аффектов относятся также удовольствия и неудовольствия. Понятие аффекта, страсти выражает пассивные состояния человеческой души, порождаемые чувственным, недостоверным познанием. Б. Спиноза называет рабством бессилие человека перед лицом своих страстей, ибо в них выражается слабость человека, обусловленная его сущностью как природного существа. Всякий аффект перестает быть пассивным состоянием, как только человек образует о нем ясную и отчетливую идею, т.е. познает его. Свобода – это познанная необходимость. По Спинозе, у разных людей существуют различные степени свободы. Хотя познание бессильно перед аффектами, оно само может стать страстью (любовь к познанию). Радость познания может подавить все другие аффекты и тем самым привести человека к подлинной свободе.

Таким образом чувственно-абстрактное знание, состоящее из смутных идей, порождает пассивные состояния человеческого тела и духа. Человек, мыслящий лишь о том, что он ощущает, скован своими страстями. Находясь на этом уровне познавательной деятельности, человек лишь частично осознает свои желания, не понимая их истинных причин. Свобода воли иллюзорна, поскольку все действия людей навязаны им внешними обстоятельствами. Подлинная свобода, которая не нарушает природную необходимость, связана лишь с достоверным, рациональным познанием. Это знание позволяет понять необходимость, присущую всем природным вещам, и осознать себя звеном единой субстанции. Идеал морального человека – мудрец, поднявшийся над эгоистическими интересами и избавившийся от страданий, связанных с попыткой выступить против необходимости. Рационалистическая методология Спинозы в области этики позволяет ему сформулировать основное требование морального учения: “не осмеивать человеческих поступков, не огорчаться ими и не клясть их, а понимать”.

4. Этика И. Канта (1724–1804)

Это главная часть философской системы Канта. Он исходит из примата практического знания над теоретическим, деятельности над познанием. Практический разум у И. Канта означает разум законодательствующий, а значит, создающий принципы и правила морального поведения. Философ строит свою этику на принципах онтологической двойственности человека, рационализма, ориентации на должное, автономности и априоризме.

Рационализм кантовской этики означает убеждение философа в том, что не чувственные влечения и не порывы сердца, а разум должен судить о добре и зле.

Под автономностью понимается независимость моральных постулатов от внеморальных доводов и оснований. Ни чувства, ни эгоизм, ни пользу, ни вред не должно принимать во внимание. Мораль автономна и в отношении религии. Человек морален изначально, и поскольку он морален, он верит в бога.

Автономия нравственной воли означает, что она является законом для самой себя. Практический разум сам себе предписывает принципы нравственного поведения, находит их в себе в качестве внутреннего побуждения. Он единственный источник морали. Тем самым автономность этики И. Канта непосредственно перерастает в априоризм. Для такой этики ориентиром являются не фактические поступки людей, а нормы, вытекающие из “чистой” моральной воли. Это этика долга как центральной ее категории. Получается, что поступки, совершенные без расчета, пользы, в основе которых лежит лишь идея долга, являются более возвышенными и благородными. Желая показать независимость требований долга от реальной эмпирической жизни индивида, И. Кант вводит понятие “легальных” и “моральных” поступков, в основе которых лежат гипотетический и категорический императивы.

Императив – это правило, содержащее объективное принуждение к поступку. Гипотетические императивы лежат в основании морали, ориентирующейся на внешние мотивы поведения, такие как стремление к удовольствию, успеху и т.п. Например, приноси пользу другим людям, если хочешь , чтобы они делали полезное для тебя. Среди поступков этого типа могут быть поступки, сами по себе заслуживающие одобрения. В целом, это поступки, которые сами по себе не могут осуждаться, они допустимы, легальны . Этика легальных поступков соответствует области обыденного нравственного сознания.

Однако И. Кант признает этику, обосновывающую собственно моральные поступки. Основанием их является априорные законы морали, априорность которых состоит в их безусловной необходимости и всеобщности, что не означает, будто люди всегда их осознают и следуют им. Они не суть указания к конкретным поступкам, а лишь форма всякого морального волеизъявления, они восходят к единому принципу – категорическому императиву.

Категорический императив гласит: “Относись всегда к другому человеку как к цели, но никогда – как к средству”. В нем фиксируется формальное выражение того идеала, который в соответствии с практическим (моральным) разумом человечества должен быть безотносителен к реальности. Противоречие между стремлением к счастью и требованием долга может быть разрешено только за пределом человеческой жизни, где гарантом может быть Бог. Так И. Кант вернулся к религии, показав, что религиозная вера есть следствие моральности человека.

5. Марксистская этика

Этика марксизма, с одной стороны, продолжает линию классической философии с ее принципом рационализма в объяснении общественных явлений, в том числе и морали. С другой стороны, марксизм преодолевает абстрактное морализаторство через материалистическое понимание истории. Мораль понимается не как особая сфера духа – божественной воли, а как продукт общественного производства материальных благ.

Марксизм переосмысливает натуралистическое понимание человека и морали, которая выводилась из “природы человека”. Ключ к пониманию сущности человека марксизм видит не на пути выявления биологических и антропологических свойств человека, а в изучении совокупности общественных отношений, создаваемых человеком. Раскрытие сущности человека, по марксизму, предполагает исследование процесса общественной жизни вместе с явлениями духовной жизни – ценностями, идеалами. Поэтому нравственные ценности понимаются не изначально данными человеку от природы, а выработанными в ходе общественного развития.

Марксистская этика основана на убеждении во всесилии социальной практики, коренным образом преобразующей систему общественных отношений. Исторический оптимизм основывается не на вере, что мир устроен таким образом, что в конечном счете истина и человечность совпадают, а на убежденности, что этот идеал достижим в силу созидательной деятельности самого человека. Эти положения составляют существенный вклад в разработку морального учения.

Вместе с тем, в марксизме имеются положения, требующие известной переоценки.

Прежде всего это касается учения о классовой сущности морали, ее подчинении политике, необходимости революционного насилия и диктатуры. Классовая сущность морали с необходимостью приводит к ее подчинению политике как определенному способу реализации массовых интересов. Тем самым мораль лишается своеобразия, превращаясь в средство оправдания утилитарной практики определенных социально-политических сил. Такая мораль была необходима для оправдания диктатуры революционного класса, опирающейся на насилие власти, необходимой для разумного переустройства общества.

Понятно, что такая концепция нравственности не могла найти достаточно последователей в индустриально-развитых странах, где частная собственность продемонстрировала экономическую эффективность и способность выступать условием человеческой автономии. Естественно, что практическое испытание марксистская теория прошла в России – отсталой феодальной стране с вековыми деспотическими, патриархальными традициями. Итогом принудительного насаждения равенства и братства, коллективизма стало равенство в нищете и рабстве.

6. Этика Ф. Ницше (1844–1900)

Ф. Ницше продолжил линию иррационализма, пытаясь осмыслить кризис европейской культуры, науки, морали. Он называл себя “имморалистом”, “антихристом” и т.п., объявляя великую “переоценку ценностей” современной ему культуры и цивилизации.

Ф. Ницше вслед за А. Шопенгауэром полагает, что в мире существует антиэнтропийная сила, организующее начало, которое мы знаем в виде жизни. Эту силу он называл волей к власти. Для Ф. Ницше жизнь – это стремление к полноте власти.

Развитие культуры – результат приспособления человека к условиям своего существования. Человек, являясь изначально “слабым животным”, вынужден использовать в этом процессе не волю, а интеллект и фантазию. Поэтому культура всегда антиномична, можно выделить 2 типа культуры. Первый связан с рационализмом, сознательным противостоянием миру. Это “аполлонийская культура”. Ее цель – упорядоченность мира ценой его упрощения, схематизации. Второй тип связан с творческим отношением к миру, что требует оптимального развития индивидуальности, основанной на волевом начале. Этот тип культуры Ф. Ницше называет “дионисийским”.

Ф. Ницше полагает, что европейская культура идет к своему закату из-за того, что ориентирована на идеалы, противоречащие жизни, воле к власти. Добиться перелома в европейской культуре, по Ницше, можно, лишь отказавшись от ее двух основных иллюзий.

Одной из них является христианская мораль. Вред, причиненный христианством европейской культуре, Ф. Ницше усматривал в противоречащей жизни апологетике слабости, всепрощения, ненасилия. Отдавать предпочтение христианскому образу жизни – это то же самое, что любить лес, состоящий из полузасохших и полугнилых деревьев. Именно христианство виновато в насаждении в обществе морали рабов, воспитании раба в человеке. Как пишет философ, христианство проповедуют калеки, убогие телом и духом, обиженные жизнью люди. Призывами к скромности и равенству эти плебеи пытаются оправдать свою бездеятельность, бездарность, опустить до своего уровня способных и сильных.

Равенство – это другая иллюзия, лежащая в основе социализма, демократии. К равенству стремятся слабые, сильные избегают его всеми средствами. Люди в целях безопасности установили между собой равенство, противоречащее природе, считает Ф. Ницше. Одни рождаются послушными, со слабой волей, другие – с сильной волей и инстинктом господства, – таков закон природы. Поэтому общество должно быть иерархическим по структуре и аристократическим по духу. Должна быть вершина, представленная немногими, а остальные должны стремиться к ней. Нужно бороться против объединения слабых. Они тянутся друг к другу и оказываются сильнее одиноких героев.

Проповедуя идею торжества жизни, Ф. Ницше выступает против возведения любых рамок, ее ограничивающих. Именно этим объясняется его нравственный декаданс, направленный против моральных устоев общества. “Чего добивается мораль? – спрашивает Ницше. Постоянного воспроизводства “среднего человека”, обывателя, лишенного творческого начала.

Мораль – это средство подчинить человека интересам рода и тем самым заставить работать для других. У человека будущего – сверхчеловека – должна быть новая мораль, опирающаяся не на рассудок, а на волю. Главные заповеди будущей морали, предлагаемой Ф. Ницше, можно сформулировать следующим образом:

– люби самого себя;

– люди по природе не равны;

– каждый должен стать свободным;

– жизнь – это сила и красота.

Они и должны служить критериям нравственности.

Ф. Ницше убежден, что культура – область и результат деятельности элитарного человека, наделенного волей к жизни и свободного от предустановленной морали. Создавать ценности должен сам человек, чтобы дать смысл земле и истории. На человеке будущего, освобожденном от иллюзий прошлого, лежит огромная ответственность. Эта ответственность состоит в том, чтобы преодолеть негативные последствия развития культуры западной Европы, которую философ называет культурой варварства. В ней наука служит идеям нигилизма, разрушения и политического господства.

7. Этика Альберта Швейцера (1875–1965)

В основе его этики – благоговение перед жизнью. Он считает, что этика всегда имела своим предметом отношение человека к человеку и обществу, и в этом ее основной порок. Причина бесплодия европейской этики кроется в ее предпосылках.

Во-первых, этика не должна основываться на рационалистической теории познания, она вырастает только на почве мистики. Следовательно, этика должна быть не научной, а мистической, религиозной.

Во-вторых, мораль не может иметь натуралистических оснований, более того, ее нельзя вывести из внешних фактов.

В-третьих, этика никогда не может быть этикой общества, а только личности.

А. Швейцер выделяет в жизни человека два периода:

1) эгоистический, который посвящен удовлетворению частных стремлений;

2) моральный, христианский – это период самоотречения, служения людям.

Взаимосвязь между ними состоит в том, что чем больше внимания человек уделял себе в первой половине жизни, тем лучше он развил свои способности и тем более полезен будет людям во второй части жизни.

По А. Швейцеру, безнравственным является вмешательство во внутренний мир человека, навязывание своих мнений и оценок. Человек должен совершать только те поступки, за которые может нести полную ответственность.

Руководством к действию является чувство вины за благополучную эгоистическую жизнь. В частности, философ полагал, что жители богатых стран несут ответственность за страдания народов третьего мира.

Яркой чертой личности и учения А. Швейцера было подвижничество – непосредственное служение людям. Основные признаки подвижничества:

а) помощь в любых условиях и жизненных обстоятельствах;

б) подвижник должен находиться в тех же условиях, что и те, кому он помогает, терпеть ту же нужду;

в) деятельная помощь, а не просто сочувствие;

г) чистота мотивов помощи.

Человек не должен использовать несчастье других для самоутверждения, любования собой.

А. Швейцер провозглашает единственно верную, по его мнению, предпосылку этики: “Я есть жизнь среди жизни, которая хочет жить”. “Я есть жизнь”– это исходный постулат, который принимается, но рационально не обосновывается. Жизнь – это тайна, и ни одна наука не может сказать, что это такое. Под жизнью он понимает не особую форму движения материи, а бытие вообще. Воля к жизни, по его мнению, и является высшей бытийной реальностью. Это создает почву для создания “универсальной” этики. Вместо этики, имевшей своим предметом межчеловеческие отношения, выдвигается задача создать этику, имеющую дело с отношением человека ко всему сущему.

Таким образом, этика имеет космическую природу. Ее высшим принципом является благоговение перед жизнью. Она утверждает безграничную ответственность за все, что живет. Поэтому добро есть то, что способствует сохранению жизни, а зло – то, что уничтожает жизнь.

“Благоговение” выражается в стремлении сохранить любую жизнь, делать максимально возможное добро. А. Швейцер полагал, что зло является злом даже тогда, когда оно неизбежно или жизненно необходимо. Полностью зла избежать невозможно, но человек способен уменьшить его. Эти нормативные выводы имеют у А. Швейцера не символический смысл, а являются прямыми рекомендациями к действию. Этика благоговения перед жизнью приводит к определенным практическим следствиям. Первое: подлинного благоговения перед жизнью можно достичь только через самоотречение, т.е. уяснение того факта, что человек ничуть не лучше другого живого существа. Второе: поскольку человек постоянно вступает в конфликт с другими жизнями, постольку удел нравственной личности – сознание своей неистребимой вины. Чистая совесть, по А. Швейцеру, есть изобретение дьявола. Этика благоговения не мирится, но энергично противостоит необходимости, толкающей человека на конфликт с другими жизнями. Но именно поэтому она оказывается благодушной иллюзией.

Контрольные вопросы

1. Раскройте содержание этики Сократа.

2. Что представляет собой нравственный идеал Платона?

3. Дайте сравнительный анализ этического учения Платона и Аристотеля.

4. В чем смысл христианской этики?

5. Дайте характеристику этического рационализма Б. Спинозы.

6. Раскройте особенности этического учения И. Канта.

7. Можно ли Ф. Ницше назвать “имморалистом”?

8. Как можно оценить марксистское учение о морали?

9. “Этика благоговения перед жизнью” А. Швейцера: реальность или утопия?

Тесты

1. Как понималась этика нового времени Б. Спинозой и И. Кантом?

а) этика должна ориентироваться на жизненные потребности и интересы людей;

б) этика понимается как божественный промысел, данный человеку свыше;

в) этика является инстинктом человека;

г) этика понимается как социальное явление.

2. Что такое категорический императив И. Канта?

а) это этическое требование называемое “золотым правилом этики”;

б) этическое учение долженствования;

в) понятие, отрицающее возможность познания материального мира;

г) строгий император, живший в одно время с И. Кантом.

3. Что такое априорные законы морали И. Канта?

а) это моральные поступки людей;

б) аморальные поступки людей;

в) под априорностью он понимает безусловный и необходимый характер законов этики;

г) это законы категорического императива.

4. На чем основана марксистская этика?

а) на убежденности во всесилии социальной практики;

б) убежденности во всесилии божественной воли;

в) рассмотрении этики как социального явления;

г) рассмотрении этики как теории борьбы за выживание по Ч. Дарвину.

5. Что является основой этических воззрений Ф. Ницше?

а) аморализм;

б) гуманизм;

в) фашизм;

г) фетишизм.

Литература

Основная

1. Гусейнов А., Ирлиц Г. Краткая история этики. М., 1987.

2. Зеленкова И.Л., Беляева Е.В. Этика. Минск, 2000.

3. Золотухина-Аболина Е.В. Современная этика. Ростов н/Д, 2000.

4. Кондрашов В.А., Чичина Е.В. Этика. Эстетика. Ростов н/Д, 2000.

Дополнительная

1. Аристотель. Большая этика. Никомахова этика // Соч.: В 4 т. М., 1983. Т. 4.

2. Ильин И.А. О правосознании. О государстве // Соч.: В 10 т. М., 1993. Т. 1.

3. Кант И. Основоположения метофизики нравов. // Собр. соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 4.

4. Сенека. О блаженной жизни // Римские стоики: Сенека. Эпиктет. Марк Аврелий. М., 1995.

5. Бердяев Н.А. О назначении человека. Опыт парадоксальной этики // О назначении человека. М., 1993.

6. Этическая мысль: Научно-публ. чтения. М., 1990.

Тема 3. ОСНОВНЫЕ КАТЕГОРИИ ЭТИКИ

1. Добро и зло.

2. Справедливость : нравственный и юридический смысл.

3. Парадоксы морального сознания.

4. Долг и совесть. Достоинство и честь.

5. Вера и любовь. Счастье и смысл жизни.

Как и всякая наука, этика располагает богатым арсеналом категорий. Именно они, наряду с законами, принципами, методами, составляют основу содержания любой науки. Само слово “категория” греческого происхождения. Им обозначаются наиболее общие понятия, отражающие существенные стороны действительности. Это узловые пункты человечес-кого познания. В этическом отношении категории отражают ту сторону общественных отношений, которая связана с поведением людей, с их отношением друг к другу, к обществу, государству, семье, коллективу с точки зрения добра и зла, долга, чести справедливости. Другими словами, категории этики можно оценивать с точки зрения добра и зла, хорошего или плохого, а сами они могут выступать формой этой оценки: человек долга, честный, порядочный, справедливый, ответственный и т.п.

Милиция как орган исполнительной власти, обязанный в пределах своей компетенции обеспечивать правопорядок, призвана обнаруживать правонарушения, квалифицировать их и собирать доказательства, опре-деляющие, в конечном счете, виновность или невиновность лиц, совер-шивших те или иные правонарушения. Именно милиция применительно к массе выявленных правонарушений осуществляет правоприменительный процесс, который завершается либо самими должностными лицами милиции, либо в суде, куда направляются материалы проверок или уголовные дела. Поэтому в плане этики сотрудник милиции должен четко выделять категории добра и зла, учитывая действующее законодательство.

Однако категории добра и зла, их нравственная оценка разными людьми часто бывают различны. Это объясняется тем, что категории этики объективны по содержанию и субъективны по форме. Объектив-ность содержания означает, что в нем сконцентрировано то, что есть в реальной жизни и не зависит от сознания людей. И именно это содер-жание по-разному оценивается людьми. Эта оценка зависит от целого ряда факторов: интелектуального развития личности, ее нравственной культуры, а также образа жизни.

Этические категории весьма многочисленны. Эти категории принято классифицировать. Одни ученые делят их на структурные и субстан-циональные. Другие кладут в основу иной принцип: всю классификацию строят на основе одной из категорий, которая рассматривается как фун-кциональная. Например, Эпикур подчинял все категории этики катего-рии счастья. Аристотель главной считал категорию блага, а И. Кант – категорию долга. Впрочем, нет единого взгляда на этот счет и в наше время. В отечественной науке всю совокупность категорий часто делят, исходя из структуры морали. В качестве основных элементов этой струк-туры некоторые авторы выделяют моральную практику, моральное соз-нание и нравственное самосознание, а нравственные отношения и нрав-ственная деятельность в совокупности составляют нравственную практику.

Приняв за основу вторую позицию, среди категорий этики можно выделить категории: морального сознания, нравственных отношений и нравственной деятельности. Следует заметить, что и эта классификация весьма уязвима, ибо все категории находятся в тесном единстве, взаимно дополняют друг друга, переходят из одной группы в другую, оказывают взаимное влияние происхождения.

На основе морали категории этики можно подразделить на 3 группы:

1. Категории собственно морального сознания (моральный принцип, моральная норма, моральное убеждение, нравственная цель, мораль-ный выбор);

2. нравственных отношений (нравственное взаимодействие, нравств-енный конфликт, моральный авторитет, моральная репутация);

3. моральной практики (моральный поступок, моральное воздаяние, моральные последствия).

В принципе, можно утверждать, что все категории этики являются и категориями морального сознания, ибо какие бы стороны морали они не отражали, все они фиксируются в моральном сознании. Сущностные ка-тегории морального сознания – добро, зло, долг, честь, достоинство, со-весть и другие – занимают центральное место в системе категорий, но их нельзя отрывать от нравственных отношений и моральной практики.

1. Добро и зло

Разделяя добро и зло, особо следует выделить нравственные проблемы, возникающие в результате непосредственного контакта с преступным миром.

Специфика профессиональной деятельности сотрудников правоохра-нительных органов обусловлена тем, что они постоянно находятся в пог-раничной зоне между добром и злом. Именно они становятся барьером, который встречает напор агрессивности и злобы.

При оценке целого ряда методов работы криминальной милиции с точки зрения общепризнанной морали непосвященному они могут пока-заться похожими на те методы, которые свойственны преступнику, особе заведомо безнравственной. Достаточно перечислить методы и приемы оперативной работы по раскрытию совершенных и выявлению гото-вящихся преступлений, такие специфические ее черты: конспиративность (скрытность), оперативная комбинация (ложь, дезинформация), мораль-ная маскировка (притворство), вербовка (склонение к содействию на конфиденциальной основе), скрытое наблюдение и разведка (негласное получение необходимых сведений), внедрение в преступную группу (скрытое выведывание чужого замысла под личиной соучастника).

Именно работа сотрудников органов внутренних дел с преступниками открывает бездонные глубины человеческого падения. Перед сотрудниками милиции неизбежно встает вопрос:каков человек от природы – добр или зол? У некоторых сотрудников в результате такого “близкого знакомства” формируется представление о правонарушителях как от рождения злобных, агрессивных существах, по отношению к которым все средства дозволены и хороши.

Вообще, контактирование с лицами, оказавшимися способными “пе-реступить черту”, разделяющую добро и зло, действует крайне отри-цательно. Зло, как чума, заразно, поэтому многие работники правоохра-нительных органов нуждаются в постоянном подтверждении правиль-ности выбранной ими ценностной ориентации, в моральном оправдании сделанного профессионального выбора, наконец, в нравственной само-защите, “иммунитете” ко злу во всех его проявлениях.

Для разрешения этой проблемы необходим более творческий подход в плане профессиональной подготовки плюс этический разбор конкретных практических задач и четкое установление нравственных границ своего существования как личности.

Мораль руководит человеческим поведением с точки зрения противопоставления добра и зла. Мир разделяется в моральном сознании на доброе и злое, хорошее и дурное, похвальное с моральной точки зрения и заслуживающее порицания. Все человеческие поступки оцениваются через эту дихотомию: чувство, мысль, намерение, деяние могут быть либо добрыми – соответствующими добру, либо злыми – исходящими из зла и к нему ведущими. Поэтому добро и зло – фундаментальные категории этического сознания, от содержания которых зависят все иные этические представления.

Добро и зло – понятия высокой степени обобщения, это предельные, полярные характеристики человеческого мира, выражающие фундаментальные установки морального сознания.

Добро есть то, что оценивается положительно, рассматривается как важное и значимое для жизни человека и общества. Добро есть то, что позволяет человеку и обществу жить, развиваться, благоденствовать, достигать гармонии и совершенства. Добро, таким образом, уже в первом приближении ассоциируется с жизнью, процветанием, полнотой бытия, гармоническим взаимодействием с окружающей действительностью. Добро – это то, что хорошо, прекрасно и достойно всяческой похвалы.

К понятию добра очень близко по содержанию понятие блага, они нередко выступают как синонимы. В обыденной речи оба слова применяются не только к нравственному поведению, но и к материальному достатку. Мы говорим, что он “накопил много добра” или “там было изо-билие материальных благ”. Однако сама положительная оценка вещей, продуктов и денег как “благ” основывается на более широком понимании добра (блага) как того, что ценно и значимо для людей.

Если в безрелигиозном сознании добро (благо) рассматривается только как результат нашей оценки, то есть с некой субъективной позиции, то в религии добро выступает характеристикой самого мира. Оно онтологично, задано Богом. Более того, Бог сам есть Благо, высшее из всех возможных благ, он источник и средоточие человеческого ценностного мира. Таким образом, облик добра оказывается предзадан человеку, предпослан ему. Люди должны не измысливать свои представления о добре, а искать и открывать их как объективно существующие. На этом пути они неминуемо придут к Богу как высшему благу.

Понятие добра соотносится с двумя другими понятиями – доброты и добродетели. Добрым мы называем человека, который несет людям добро, понятое как любовь, помощь, благоволение. Добрый не бывает агрессивным и никогда насильно не навязывает благ, давая другим возможность свободного решения. Доброта – качество, выражающее себя в практической жизни, в поведении людей, она характеризует целостность личности. Поэтому нельзя быть “добрым в душе”, но жестоким, грубым, авторитарным в поведении. Такое поведение разрушает доброту. Доброта связана со способностью поступиться собственными интересами и амбициями ради блага другого человека, она принципиально неэгоистична.

В морали конкретных культур несомненным добром, которое не может быть сведено к полезности, выступают высшие ценности. Они самоценны, не утилитарны, напротив, все усилия индивида предпринимаются ради их снискания. В религиозной морали – это единение с Богом, спасение души, милосердное отношение к другим людям. За рамками религии высшей моральной ценностью является гуманность, справедливость, любовь. Высшей моральной ценностью может быть самореализация человека, понятая как его гармоническое взаимодействие с миром, творчество, благо Родины. Это те виды отношений, которые не приносят конкретной материальной выгоды, практического преуспевания. Напротив, ради них люди жертвуют многим другим. Ради родной страны не щадят жизни, во имя любви отказываются от богатства, из гуманности не соглашаются на выгодные предложения, способные утеснить других. Если добро ассоциируется у нас с жизнью, процветанием и благоденствием для всех людей (а шире – для всех живых существ), то зло – это то, что разрушает жизнь и благополучие человека. Зло – всегда уничтожение, подавление, унижение. Зло деструктивно, оно ведет к распаду, к отчуждению людей друг от друга, от животворящих истоков бытия, к гибели. Говоря об эмпирической жизни человека, мы должны отметить, что зло, существующее в мире, может быть разделено по крайней мере на три вида.

Во-первых, физическое или природное зло. Это все естественные стихийные силы, которые разрушают наше благополучие: землетрясения и наводнения, ураганы и извержения вулканов, эпидемии и обычные болезни.

Исторически природное зло не зависело от человеческой воли и сознания, биологические и геологические процессы происходили всегда помимо людских желаний и действий. Впрочем, издревле существовали учения, утверждавшие, что именно негативные человеческие страсти, злоба, гнев, ненависть создают такие вибрации на тонких уровнях мироздания, которые провоцируют и вызывают природные катаклизмы. Таким образом, духовный мир людей оказывался существенно связанным с якобы чисто природным злом. Подобный взгляд находил выражение и в религии, которая всегда говорила, что физические несчастья, нежданно свалившиеся на людей, – это результат Божьего гнева, ибо люди натворили столько безобразий, что последовало наказание. В современном мире многие явления природного зла оказываются уже прямо связаны с масштабной деятельностью человечества, с нарушением экологического баланса. И все-таки штормы, смерчи, ливни и засухи – прежде всего действие объективных стихий, зло неизбежное и от нас не зависящее.

Другим видом объективного зла является зло в общественных процессах. Правда, оно совершается уже с участием человеческого сознания и все-таки во многом помимо него. Так, социальное отчуждение, которое находит выражение в классовой ненависти, насилии, в тяжелых чувствах зависти, презрения, рождается из объективного процесса разделения труда, который неизбежно несет с собой частную собственность и эксплуатацию. Точно так же объективное противостояние интересов, борьба за земли, источники сырья, оборачиваются агрессией, войнами, в которые множество людей оказываются втянуты помимо своей воли. Социальные катаклизмы разражаются так же стихийно и неконтролируемо, как бури, и тяжелое колесо истории безжалостно проезжает по тысячам и миллионам судеб, ломая их и калеча. Результирующая, возникающая из взаимодействия и столкновения многих воль, обнаруживает себя в исторических событиях как слепая и могучая сила, которую невозможно укротить индивидуальным усилием, невозможно отвести от себя. Будучи образцово нравственным, хорошим, порядочным человеком, можно волею судеб оказаться в эпицентре социального зла – на войне, в революции, в рабстве.

Третий вид зла – собственно нравственное зло. Разумеется, в реальности оно далеко не всегда существует в чистом виде, все же мы обязаны говорить о нем. Нравственным злом мы называем то зло, которое совершается при непосредственном участии человеческого внутреннего мира – сознания и воли. Это зло, происходящее и творимое по решению самого человека, по его выбору.

Современные исследователи выделяют два основных вида морального зла: враждебность и распущенность. Они разворачиваются в целом букете человеческих пороков – нравственно осуждаемых качеств. К враждебности мы относим агрессию, насилие, гнев, ненависть, желание гибели, стремление к подавлению других. Это зло активное, энергичное, стремящееся к уничтожению чужого бытия и благополучия. Оно направлено во- вне. Враждебный к другим человек сознательно стремится нанести другим вред, ущерб, страдание, унизить их.

В ХХ в. философы и психологи много занимались проблемой агрессии и активного зла. Существует целый ряд версий относительно причин этого вида морального зла и его укорененности в человеческой природе. Так, Зигмунд Фрейд полагал, что наряду со стремлением к жизни – Эросом в человеке есть также инстинкт смерти – Танатос. Он заставляет людей стремиться к смерти, разрушению, уничтожению, и если индивид не обрушит силу и энергию своего Танатоса на других, то он уничтожит самого себя.

Происхождение зла объясняется по-разному. В религиозных учениях зло – фатальная неизбежность человеческого существования. Иммануил Кант считал зло необходимым следствием чувственной природы человека. Французские просветители объясняли зло результатом непонимания человеком своей подлинной природы. Марксисты связывают зло с антагонистическим устройством общества.

2. Справедливость: нравственный и юридический смысл

Справедливость в обществе понимается в различных аспектах. Это категория морально-политическая и правовая. В этике справедливость – категория, означающая такое положение вещей, которое рассматривается как должное, отвечающее представлениям о сущности человека, его неотъемлемых правах, исходящее из признания равенства между всеми людьми и необходимости соответствия между деянием и воздаянием за добро и зло, практической ролью разных людей и их социальным положением, правами и обязанностями, заслугами и их признанием.

Аристотель впервые разделил справедливость на уравнительную (справедливость равенства) и распределительную (справедливость пропорциональности). Эти аспекты справедливости сохраняют свое значение и в современных условиях.

Несправедливость противоположна справедливости. Она там, где человек принижен, его права и достоинство не обеспечены, между людьми нет равенства, а блага, воздаяние за добро и зло распределяются непропорционально.

Справедливость главенствует в профессиональной деятельности юристов. Само понятие “юстиция” по латыни означает справедливость (justitia). Юрист, таким образом, “представитель справедливости”.

Справедливость – этическая и правовая категория. Идея справедливости, требование справедливости пронизывает законодательство современного демократического общества. Правовое выражение требования справедливости содержится во Всеобщей декларации прав человека. Требование справедливости в нашем государстве и обществе воплощается в основных принципах и конкретных нормах Конституции Российской Федерации. Для профессии юриста справедливость есть нераздельный нравственный и служебный долг.

Справедливость считают синонимом правосудия. Правосудие с древних времен изображали с повязкой на глазах, с весами и мечом. Это означает, что судящий должен быть беспристрастен, что прежде, чем решить, он обязан точно взвесить все “за” и “против”, а решив, непреклонно проводить справедливое решение в жизнь.

3. Парадоксы морального сознания

В юридической деятельности принципиальна проблема соотношения законности и справедливости. В силу известной консервативности законодательства и сложности регулируемых им отношений могут возникать ситуации, когда решение, формально соответствующее букве закона, окажется несправедливым, а также ситуации противоположного рода.

Нельзя понять смысл нормы, исходя из самой нормы. Буква закона не может нам сказать, какую конкретно меру ответственности должен нести человек за его нарушение. Именно поэтому наказание в государстве назначается не по автоматическому сопоставления вида преступления и соответствующей статьи кодекса, а по решению суда, учитывающего обстоятельства дела. Вся полнота конкретной жизни не охватывается и не может быть охвачена нормой закона. Жизнь каждого человека по-своему уникальна и неповторима, каждая ситуация несет ранее не бывшее.

Норма же всякого закона, в том числе и морального, есть общее универсальное правило, абстрагирующееся от отдельного конкретного случая. Закон есть предел, двойственный в своем ценностном значении: с одной стороны, он удерживает от преступления, но с другой стороны, этот же предел может удерживать от внешне аналогичного действия, но уже иначе мотивированного. Внешние нормы ограничивают человеческие действия, но не могут изменить внутреннюю целеустремленность, а иногда могут и прямо противоречить позитивной свободе человека как стремлению к реализации высших духовных ценностей. Высшая формальная справедливость может легко обернуться в высшую фактическую несправедливость. По словам Цицерона: “Противозаконие часто совершается в связи с извращением и в связи с его не в меру тонким, но злостным толкованием. “Вот почему выражение “высший закон – высшее противозаконие” уже стало избитой поговоркой” (Цицерон. О старости. О дружбе. Об обязанностях. М., 1974. С. 66).

Евангельский сюжет показывает, что Христос часто нарушал закон, утверждая, что “...не человек для субботы, а суббота для человека” и что “сын человеческий есть господин субботы”. Христос противопоставляет положительный закон и любовь, отказываясь осудить женщину-блудницу, которая по закону должна быть побита камнями. Очевидно, есть некая высшая инстанция по отношению к формальным нормам морали и права. В этом и заключается основа парадоксов морального сознания: буквальное исполнение моральной нормы в ряде случаев ведет к прямо противоположному, нежели ожидаемый, результату.

4. Долг и совесть. Достоинство и честь

Долг – категория этики, означающая отношение личности к обществу, другим людям, выражающееся в нравственной обязанности по отношению к ним в конкретных условиях.

Долг представляет собой нравственную задачу, которую человек формулирует для себя сам на основании нравственных требований, обращенных ко всем. Это личная задача конкретного лица в конкретной ситуации. Долг может быть социальным: патриотический, воинский, долг врача, долг судьи, долг следователя и т.п. Долг может быть личным: родительский, сыновний, супружеский, товарищеский и пр.

Совесть иногда называют другой стороной долга. Совесть – самооценивающее чувство, переживание, один из древнейших интимно-личностных регуляторов поведения людей. Совесть – категория этики, характеризующая способность человека осуществлять нравственный самоконтроль, внутреннюю самооценку с позиций соответствия своего поведения требованиям нравственности, самостоятельно формулировать для себя нравственные задачи и требовать от себя их выполнения.

Совесть – субъективное осознание личностью своего долга и ответственности перед обществом, другими людьми, выступающее как долг и ответственность перед самим собой. Чувство совести ограждает человека от дурного, порочного, стимулирует благородство, ответственность – люди нередко апеллируют к собственной совести и к совести других, дают оценку себе и другим, используя понятия “чистая совесть”, “нечистая совесть”, “уснувшая совесть”, “совестливый человек”, “бессовестный”, “угрызения совести” и т.п. Роль совести особенно важна, когда человек находится перед моральным выбором, а внешний контроль со стороны общественного мнения или исключается, или затруднен.

Ответственность – категория этики, характеризующая личность с точки зрения выполнения ею нравственных требований, соответствия ее моральной деятельности нравственному долгу, рассматриваемому с позиций возможностей личности.

Решая вопрос о нравственной ответственности, необходимо учитывать ряд факторов, в том числе: способен ли человек выполнять предписанные ему нравственные обязанности; правильно ли он их понял; должен ли он отвечать за последствия своих действий, на которые влияют внешние обстоятельства; может ли человек эти последствия предвидеть.

Ответственность – обязанность и необходимость давать отчет в своих действиях, поступках, отвечать за их возможные последствия. Ответственность – философско-социологическое понятие. Ответственность в этике и ответственность в праве тесно связаны. Достаточно, к примеру, напомнить теоретические обоснования уголовной ответственности, принципа личной и виновной ответственности.

Достоинство – категория этики, означающая особое моральное отношение человека к самому себе и отношение к нему со стороны общества, окружающих, основанное на признании ценности человека как личности. Сознание человеком собственного достоинства есть форма самосознания и самоконтроля. Человек не совершает определенного поступка, считая, что это ниже его достоинства. Достоинство – выражение ответственности человека за свое поведение перед самим собой, форма самоутверждения личности. Достоинство обязывает совершать нравственные поступки, сообразовывать свое поведение с требованиями нравственности.

В то же время достоинство личности требует от других людей уважения к ней, признания за человеком соответствующих прав и возможностей и обосновывает высокую требовательность к нему со стороны окружающих. В этом отношении достоинство зависит от положения человека в обществе, состояния общества, способности его обеспечить практическое утверждение неотчуждаемых прав человека, признание самоценности личности.

Понятие достоинства личности опирается на принцип равенства всех людей в моральном отношении, основывается на равном праве каждого человека на уважение, запрете унижать его достоинство, независимо от того, какое социальное положение он занимает. Достоинство человека – одна из высших нравственных ценностей.

Честь как категория этики означает моральное отношение человека к самому себе и отношение к нему со стороны общества, окружающих, когда моральная ценность личности связывается с моральными заслугами человека, с его конкретным общественным положением, родом деятельности и признаваемыми за ним моральными заслугами (честь офицера, честь судьи, честь ученого, врача, предпринимателя…).

Честь и достоинство тесно связаны. Однако в отличие от достоинства, основанного на признании равенства всех людей, честь оценивает людей дифференцированно. Исторически честь в моральном сознании общества появилась в виде представлений о родовой и сословной чести, предписывающей человеку определенный образ жизни, деятельности, поведения, не унижающий достоинства сословия, к которому он принадлежит. Таковы были представления об офицерской чести в условиях, когда офицерский корпус комплектовался в основном из дворянства. Они были связаны с особой щепетильностью в отношении действий, которые затрагивали или могли затронуть честь офицера и дворянина.

Честь обязывает человека оправдывать и поддерживать репутацию, которой он обладает лично и которая принадлежит социальной группе, коллективу, в котором он состоит.

5. Вера и любовь. Счастье и смысл жизни

Вера – это особое психологическое состояние уверенности в достижении цели, наступлении событий, в предполагаемом поведении человека, истинности идеи при дефиците информации.

Слово вера в русском языке обозначает два совершенно разных явления (в других языках для этих явлений имеются разные обозначения; например, в английском – faith и belive). Первое значение слова вера – “доверие”, “принятие чего-либо без доказательств”. Например: “… я верю в то, что Волга впадает в Каспийское море, хотя сам я это еще не видел”. Это вера-доверие, belive. Вера же в религиозном смысле – это не просто признание факта, что Бог есть и Он прав, а, прежде всего, личностное самоопределение по отношению к знанию о Высшей реальности. Верить в этом смысле – значит согласовывать каждую свою мысль и каждое свое действие с тем фактом, что есть Бог, ад, рай, сверхъестественная реальность, оказывающая влияние на нашу судьбу. Это вера-faith, “горячая”, заинтересованная вера.

Религиозная вера – это чувственное отношение человека к Богу, уверенность в том, что он есть и мы зависим от него. Вера появляется в неопределенной ситуации, поэтому действие человека в соответствии с ней связано с риском, необходимостью проявления волевых качеств. Вера в обыденности быстро угасает. Религиозная же вера возникает по поводу процессов, имеющих для человека жизненно важный смысл, и представляет сплав знаний и эмоций. Объектом религиозной веры может быть не только Бог, но и Родина, народ, будущее и т.д. Как сказал поэт: “В Россию можно только верить …”

Вера относится к числу категорий этики, так как является необходимым основанием истинности моральных заповедей, поскольку невозможно рационально доказать их полезность везде и всегда. Вера в таком случае выступает как механизм придания моральным заповедям характера безусловности: один верит, что моральная заповедь от Бога, другой верит в высокое предназначение Человека, из природы которого и выводится мораль.

Любовь – это чувство, которое предполагает открытие максимальной ценности человека. В любви становятся относительными все моральные оценки, поскольку поведение подчиняется логике отношений с конкретным человеком, семьей, группой людей, Родиной. Любовь оказывается наиболее действенной формой преодоления отчуждения между людьми, поэтому она есть вершина нравственного отношения к человеку. Любовь не может быть предписана, поскольку она есть проявление человека как свободного существа. Нельзя с точки зрения морали обязать любить, но любя человек берет на себя ответственность за обьект своей любви. Любовь есть стремление к обретению гармонии и целостности, поэтому она мыслится неразрывно с другой этической категорией – счастьем.

Счастье – понятие, с помощью которого обозначают состояние человека, в котором он испытывает наибольшую удовлетворенность своей жизнью. Счастье не может быть выражено обьективными условиями: можно быть счастливым в хижине и несчастным во дворце. Поэтому понятие счастья имеет ценностный характер и зависит от того, как человек понимает смысл своей жизни.

Существуют условно три варианта понимания того, в чем заключается смысл человеческой жизни: а) религиозный – человек должен стремится к совершенной жизни, которая наступит для него после смерти, земная же жизнь есть подготовка к вечному блаженству. Мораль, имеющая религиозное происхождение, ориентирует человека скорее на личное самосовершенствование: “не судите, да не судимы будете…”; б) гуманистичес-кий – человек должен активно перестраивать окружающий мир на началах добра и справедливости, которые присущи человеку как родовому существу. Служение общему делу, современникам и потомкам есть основной критерий добродетели при таком подходе; в) абсурдно-релятивистский – нет смысла жизни, заданного заранее, каждый сам создает его себе.

Итак, в качестве вывода можно сказать следующее. Этические категории и принципы пронизывают жизнь людей, даже и тех, кто не имеет представления об их научной трактовке. Они определяют содержание права, присутствуют в законодательных актах, в том числе регулирующих конкретную деятельность юриста. Знакомство с их сущностью необходимо юристу как для изучения и понимания права, так и для практической деятельности по его применению.

Контрольные вопросы

1. Какие вы знаете основания для классификации моральных категорий?

2. Почему добро и зло являются главными среди моральных категорий?

3. Что такое добро и зло в деятельности сотрудника правоохранитель-ных органов?

4. Является ли человек добрым по природе?

5. Какой смысл вы вкладываете в понятие моральная ответственность?

Тесты

1. Добро – это:

а) моральный выбор человека, ведущий к успеху;

б) моральная категория, предельно выражающая то, что важно и значимо для жизни человека и общества;

в) моральная категория, выражающая определенную степень человеческого совершенства.

2. Долг – это:

а) моральная категория, выражающаяся в нравственной обязанности по отношению к другим людям в конкретных условиях;

б) то, что надо возвратить;

в) моральная категория, выражающая необходимость всегда поступать согласно нормам морали.

3. Совесть – это:

а) внутренний голос человека;

б) способность человека осуществлять внутренний нравственный самоконтроль;

в) эмоции, заставляющие человека страдать по поводу расхождений между тем, что он сделал, и что хотел сделать.

4. Достоинство обязывает человека:

а) поступать так, чтобы тебя уважали;

б) сообразовывать свое поведение с требованиями нравственности;

в) добиваться высокой оценки со стороны общества.

5. Какое из следующих суждений наиболее точно выражает Ваше понимание справедливости?

а) Справедливость – это равенство всех людей перед нормами закона.

б) Справедливость – это наказание человека с учетом всех обстоятельств его поступка и его личности.

в) Справедливость – это наказание человека в соответствии с его материальным или служебным положением.

Тема 4. МОРАЛЬ И ПРАВО

1. Мораль и право как формы нормативной регуляции поведения людей.

2. Соотношение моральных, правовых и организационно-управленческих норм в профессиональной деятельности сотрудников ОВД.

1. Мораль и право как формы нормативной регуляции

поведения людей

Мораль, как было показано в предыдущих главах, представляет собой форму индивидуального и общественного сознания, один из нормативных способов регуляции поведения личности и социальных групп. Назначение морали заключается в гармонизации личных и общественных интересов. Моральная регуляция возникает при переходе к социально неоднородному обществу, ей присущи такие особенности, как:

а) опора на общественное мнение;

б) неинституциональный характер, неразделенность на объект и субъект регулирования;

в) свобода выбора конкретных норм и внешних правил поведения;

г) добровольно-принудительный характер морального долженствования.

Основными особенностями моральной регуляции нашего поведения следует считать добровольно-принудительный характер моральных норм, а также свободу выбора нормы поведения в конкретной ситуации. Все другие особенности (а их можно выделить гораздо больше четырех) присущи не только морали, но и другим внебиологическим способам регуляции сознания и поведения людей, таким как миф, обычай, право. Например, обычай талиона в первобытном обществе однозначно требовал от членов племени А, представитель которого получил увечье от представителя племени В, причинения такого же ущерба обидчику. Других вариантов поведения в данной ситуации для членов племени А попросту не существовало. В том случае, когда по каким-либо причинам члены племени А, избранные для отмщения, не совершали по отношению к представителю племени В требуемого действия, они подвергались осуждению со стороны общественного мнения членов племени А. Осуждение могло принять крайнюю форму остракизма, то есть изгнания из общины провинившихся членов племени А, что обрекало их на верную смерть.

Теперь представим аналогичную ситуацию в современном обществе. Возвращаясь вечером домой, вы подвергаетесь нападению со стороны случайного прохожего. Этот прохожий наносит вам серьезные повреждения. У вас в данной ситуации, в отличие от первобытного человека, существует моральная свобода выбора одного из по меньшей мере трех вариантов поведения. Вы можете отплатить обидчику той же монетой, вступив с ним в драку, убежать и постараться забыть о случившемся или обратиться в милицию с заявлением о возбуждении уголовного дела.

Право также представляет собой форму индивидуального и общественного сознания. Право – это “выражающая свободу личности система регулирования общественных отношений, которой присущи нормативность, формальная определенность в официальных источниках и обеспеченность возможностью государственного принуждения” (Теория государства и права: Учеб. для вузов / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. Екатеринбург, 1996. С. 226). Особенностями норм права, как это следует из приведенного определения, являются:

а) институциональность, разделенность объекта и субъекта регулирования;

б) формальная определенность;

в) обеспеченность возможностью государственного принуждения;

г) предоставление личности определенных правомочий и правообязанностей.

Основными особенностями правовой регуляции поведения людей следует считать ее обеспеченность возможностью государственного принуждения и предоставление личности определенных правомочий и правообязанностей. Так, в рассмотренном выше примере с нанесением телесных повреждений в уличной драке пострадавший обладает правом обращения в милицию с заявлением о возбуждении уголовного дела, тогда как нападавший в возникшем правоотношении обязан понести наказание в соответствии с действующими нормами уголовного права.

Мораль и право роднит многое. Но главное, что следует понять: мораль и право неидентичны, они являются автономными способами регуляции сознания и поведения людей. Для доказательства данного тезиса следует выяснить, что общего имеется у морали и права и чем они отличаются друг от друга. Этот вопрос пока не получил должного освещения в современной литературе по этике и правоведению. Поэтому для выяснения этого вопроса обратимся к первым в истории формам морали и права.

Мораль и право имеют общий источник – древний обычай. Мораль и право выделяются из обычая с переходом к социально неоднородному обществу, с возникновением частной собственности и моногамной семьи. С появлением частной собственности и моногамной семьи в человеке усиливается личностное, индивидуальное начало. Индивид постепенно освобождается от плотной опеки общины, поэтому ему становятся нужны новые, индивидуальные средства ориентации в жизни. Причем, эти средства должны быть более гибкими, вариативными, чем миф или обычай, они должны выражать интересы общества и вместе с тем предоставлять личности определенную свободу выбора своего поведения. Такими средствами нормативной регуляции поведения людей в социально неоднородном обществе как раз и становятся мораль и право.

Разумеется, существуют и другие точки зрения на проблему происхождения морали и права: теологические, натуралистические, антропологические. Даже социоцентрический подход, который разделяют авторы этого издания, имеет множество версий. Согласно одной версии, мораль и право появляются вместе с коллективами первобытных людей, именно они изначально регулируют сознание и поведение членов первобытной общины. Согласно другой версии право возникает из морали путем кодификации важнейших нравственных норм: “не убий”, “не укради” и т.д. Но наиболее солидной и аргументированной на сегодняшний день является представленная нами позиция возникновения морали и права с переходом к социально неоднородному обществу на базе архаичного мифа и обычая (См.: Букреев В.И., Римская И.Н. Этика права. М., 1998. Гл. II; Дробницкий О.Г. Понятие морали. М., 1974. Гл. 5; Зеленкова И.Л., Беляева Е.В. Этика. Минск, 1998. Гл. 3; Семитко А.П. Русская правовая культура: мифологические и социально-экономические истоки и предпосылки // Государство и право. 1992. № 10; а также синкретическая концепция происхождения форм общественного сознания М.С. Кагана).

Мораль и право как отличные от обычая и автономные друг от друга формы нормативной регуляции сознания и поведения людей впервые ярко проявляются в древнегреческих полисах (городах-государствах). Древнегреческие полисы – исток европейской цивилизации – формируются в VIII–VII вв. до н.э. и представляют собой не просто одну из ранних форм государства, но гражданскую общину, то есть особый уклад экономической, бытовой, политико-правовой и духовной жизни греков. “Полис… – не просто населенный пункт, скопление домов и жителей, архитектурно оформленное пространство, и не только административный центр определенной территории. Мало будет сказать и то, что это город-государство, единица административно-политической организации населения. Полис – гражданская община – это отличительный признак, сосредоточие и наиболее полное выражение античного мира. Греки или римляне не знали национальной или расовой исключительности в собственном, современном смысле слова, но они делили весь мир на зону цивилизации и зону варварства” (Кнабе Г.С. Древний Рим – история и повседневность. М., 1986. С. 20).

Социальная организация греческих полисов складывается на основе мелкого крестьянского хозяйства и ремесленного производства как постепенный переход обычая и мифа к морали и праву – формам общественного сознания, нормативным способам регуляции сознания и поведения людей. Исторически и логически в древнегреческих полисах отчетливо выделяются две основные формы существования права и две основные формы существования морали. Выделим и рассмотрим эти формы. Сначала о праве.

Объективное право. Оно отделилось от обычая путем создания письменных законов. Кодификацию норм обычного права по преданию осуществили в VII в. до н.э. Залевк в Локрах и Харонд в Константе на Сицилии. Раньше нормы обычного права (они назывались “темис”) считались установленными богами и поэтому не подлежали поправкам и обсуждению. С момента записи нормы обычного права стали законами (они назывались “номос”), которые установлены людьми и поэтому доступны для обсуждения и подлежат поправкам. На основе кодификации норм обычного права и последующих административных реформ Клисфена и Солона возникает целый ряд государственно-правовых институтов в полисах: народное собрание, гласное судопроизводство, выборные государственные должности судей, архонтов и др.

Если в родоплеменных обществах суд осуществлялся по обычаю (прецеденту), то в греческих полисах он стал осуществляться по закону. Причем судебный прецедент в архаических обществах часто имел форму состязания, спора об заклад, пари или даже азартной игры. Например, согласно древнегерманским правовым обычаям, граница земельного надела определялась состязанием в беге или метании топора претендентами. У эскимосов в случае возникновения имущественных или иных претензий друг к другу обидчика вызывали состязаться в игре на барабане или в пении. “Иной формы правосудия, кроме этих барабанных боев, племена не ведают. Это единственный способ улаживать споры. Другого пути формирования общественного мнения просто нет. Даже убийства выявляются в этой форме. После исхода песенной баталии никаких официальных решений не выносится. Поводом для таких состязаний чаще всего бывают проблемы с женщинами” (Хейзинга Й. Homo ludens. В тени завтрашнего дня. М., 1992. С. 103).

Элемент состязательности, но уже не в беге или пении, а в ораторском искусстве был присущ и полисному судопроизводству. Задачей спорящих сторон (обвинения и защиты) было убеждение судей и публики в наличии преступного деяния, подпадавшего под действующие законы, или в его отсутствии. Так, на знаменитом суде над Сократом в 399 г. до н.э. 281 голосом против 220 было признано, что Сократ виновен в нарушении законов Афинского полиса, которые запрещали критику богов. Эти же законы разрешали обвиняемому предложить для себя наказание более мягкое, чем выдвинутое обвинением. Сократ отказался от легкого наказания и выбрал смертную казнь.

Субъективное право. Его исток – в правовых представлениях древних греков о справедливости (дике). Согласно греческой мифологии, изложенной в “Теогонии” Гесиода, от брака Зевса (персонификации всего совершенного) и Фемиды (персонификации вечного естественного порядка) рождаются две дочери, Дике и Эвномия. Дике представляет естественный мировой порядок в жизни людей, карает за нарушение этого порядка. Эвномия печется о законности, о нормальном государственном устройстве. Русский правовед и философ права П.Г. Редкин подчеркнул, что в различении функций Дике и Эвномии имеется “зародыш двух понятий, проходящих через всю историю греческой философии права: понятие о праве по природе или естеству и понятие о праве по человеческому положению или установлению (или понятия о естественном и положительном праве)” (Редкин П.Г. Из лекций по истории философии права в связи с историей философии вообще. СПб., 1989. Т. 1. С. 395).

В общественной жизни древних греков справедливость проявляется как равенство свободных граждан полиса. Самое четкое определение справедливости дал Аристотель: “Справедливость и справедливое состоят в равенстве обязательств… Справедливое – это, по-видимому, пропорциональное; общественная жизнь держится справедливостью” (Аристотель. Большая этика // Соч.: В 4 т. М., 1983. Т. 4. С. 325, 326). Это положение следует понимать в том смысле, что человек получает от общества за выполнение своих обязательств блага, пропорциональные своим заслугам перед этим обществом. Если, например, на Олимпийских играх возлагается лавровый венок на голову поэта, оды которого сограждане вовсе не считают выдающимися, то это несправедливость, а если такой венок присуждается великому Пиндару, то подобный поступок справедлив.

Идея равенства граждан полиса проявилась в выделении и соблюдении основных гражданских прав свободных греков. К таким правам относились: свобода слова (исегория), равенство в занятии государственных должностей (исотимия), равенство граждан перед законом (исономия). Принятие законов, объявление войн или заключение мира, заседания суда, народного собрания (орган верховной власти в Афинах) обычно проходили со строгим соблюдением этих норм субъективного права. Отметим, однако, что к числу свободных граждан полиса не принадлежали рабы, метеки и женщины. В этом заключается ограниченность античного понимания справедливости и равенства.

Помимо основных гражданских прав греки выделяли и соблюдали естественные, природные права человека. Природные права неотъемлемы от человека уже в силу его рождения в семье свободного гражданина полиса, они даны естественным порядком вещей, природой самого общества. Сюда относится право человека на свою собственную жизнь, духовное и практическое самоопределение, образ мыслей и образ действий. Правда, в соответствии с космоцентрической ориентацией своего мировоззрения греки понимали самоопределение как безусловное следование судьбе или року.

Теперь перейдем к морали.

Моральное сознание. Оно включало в себя представления древних греков о должном в виде понятий и оценок. Сюда же относился свод светских (не освященных мифом и религиозной традицией) правил поведения, нормы отношения греков друг к другу и к самим себе. К моральному сознанию принадлежали, далее, нравственные качества или добродетели как привычка поступать в целях, выгодных не только себе, но и другим людям, обществу в целом.

Точно установить время, когда в жизни древних греков (как и любого другого народа) возникает противопоставление морально должного сущему, вряд ли возможно. Ясно только, что такое противопоставление связано с появлением социального неравенства, с противоречиями жизненных (прежде всего, экономических) интересов разных социальных групп, населяющих полис, а также личности и общества. По утверждению А.Н. Чанышева, античная мифология, образы которой представлены в поэмах Гомера, еще не знает морального противоположения сущего и должного. “Упреки совести Одиссею неведомы. Между тем совесть – это переживание расхождения между должным и сущим в поведении человека… Но у Одиссея вообще нет никакого представления о должном” (Чанышев А.Н. Курс лекций по древней философии. М., 1981. С. 108, 109). Но уже Гесиод в своих поэмах ставит вопросы о причинах добра и зла, проповедует добро, сетует на то, что правда и справедливость попраны людьми. Гесиод первым из известных нам авторов-греков указал на то, что люди отличаются от животных знанием добра: “Звери не ведают правды” (Там же. С. 108).

Основные понятия морального сознания древних греков были порождением экономического неравенства между основными социальными группами, населявшими полис: ремесленниками, земледельцами, купцами, свободной интеллигенцией и крупными собственниками. Рабы в расчет не принимались, так как считались не людьми, а “говорящими орудиями”. Имущественное расслоение населения полисов привело к возникновению основной социально-политической проблемы полисной жизни – достижению согласия, единства противоположных интересов разных социальных групп (того, что греческая философская мысль назовет “единством многообразного”). А этой социально-политической проблеме, в свою очередь, обязаны своим возникновением основные понятия античного морального сознания.

Основные понятия морального сознания древних греков утверждают приоритет общинного образа жизни, не исключая, однако, интересов индивидуальности. К числу таких моральных понятий относятся ответственный, взаимно обязательный труд (греки даже своих богов представляли как неутомимых тружеников-демиургов), свобода как право на духовное и практическое самоопределение граждан мужского пола (в ограниченном античном понимании, когда целые группы населения изначально были лишены права на свободу).

Понятием, определявшим моральное сознание древних греков, был также патриотизм. “Преданность городу и Греции в целом, готовность без колебаний отдать родине жизнь, труд, талант – наихарактернейшая черта поведения, сознания, ценностного мира, то есть “доблестей” древних греков. Греческий патриотизм – традиционная черта духа и нравственности, выкованная в многовековой борьбе за независимость от иноземного ига, за самостоятельность, полноценное участие в процессах мировой цивилизации, за шанс в течение столетий играть ведущую роль на авансцене всемирной истории” (Мотрошилова Н.В. Рождение и развитие философских идей. М., 1991. С. 69).

И последнее понятие, характерное для индивидуального и массового морального сознания древних греков – выполнение своего социального долга, то есть всей совокупности обязанностей перед обществом. Общественные дела рекомендовалось выполнять наряду с делами частными, а в случае конфликта между ними – отдавать безоговорочное предпочтение нуждам полиса. Конфликт между общественными и частными интересами – одна из излюбленных тем древнегреческих трагедий. Так, Антигона у Софокла жертвует жизнью за право похоронить с подобающими для представителя царского рода почестями тело своего брата Полиника в ущерб своей личной безопасности и благополучию.

Что касается моральных качеств или добродетелей, то они, по определению Аристотеля, представляют собой “способность поступать наилучшим образом во всем, что касается удовольствий и страданий” (Аристотель. Никомахова этика // Собр. соч.: В 4 т. М., 1983. Т. 4. С. 82). Среди прочих добродетелей древние греки особо почитали рассудительность, мужество, умеренность и справедливость. Кратко определим каждую из них.

Рассудительность представляет собой “способность принимать верные решения в связи с благом и пользой для себя самого” (Там же. С. 176).

Справедливость – качество не только моральное, но и правовое. От Аристотеля идет различение этих двух аспектов справедливости. Морально справедливыми Аристотель полагал поступки, соответствующие общепринятым нормам нравственности. Человек справедлив в том случае, если он сознательно и добровольно руководствуется в своих действиях нравственными законами. О справедливости в правовом смысле как о равенстве взаимных обязательств свободных граждан полиса было сказано выше (см.: Аристотель. Большая этика // Соч.: В 4 т. М., 1983. Т. 4. С. 324, 325).

И, наконец, умеренность представляет собой привычку личности к самоограничению и самоконтролю, избегание крайностей в удовольствиях и страданиях. Это моральное качество особенно высоко ценилось и тщательно воспитывалось у граждан в греческих полисах. “Богатство греки не презирают, хотя постоянно подчеркивают пагубность чрезмерного богатства, безудержной погони за деньгами и роскошью. На более богатых полис возлагает весьма значительные по размерам денежные и всякие иные повинности в пользу города… Вместе с тем, не вызывает особого сочувствия и обнищание: оно для грека, скорее всего, означает, что не было приложено упорного труда, не обнаружено сноровки, сообразительности или что человек впал в такие пороки, как погоня за удовольствиями, расточительность. В имущественном положении, как и во всем, греки ценят “золотую середину” и умеренность” (Мотрошилова Н.В. Рождение и развитие философских идей. М., 1991. С. 60).

В основании всех моральных качеств личности, как видим, лежат разумное самоограничение и самоконтроль.

Моральное самосознание. Оно представлено философской рефлексией по вопросам нравственной жизни греков. Моральное самосознание греков воплощено в античном идеале мудреца, который сформировался в V–IV вв. до н.э. Античный идеал мудреца существовал в жизненных практиках и философских сочинениях Сократа, киников и киренаиков, Демокрита, Платона, Эпикура, стоиков. Мудрец – тот, кто живет по законам природы, своим разумом постиг порядок и законы космического Логоса, преодолел свои страсти и страхи, настойчивым трудом выработал у себя добродетели благоразумия, мужества, умеренности и справедливости. Благодаря всему этому мудрый обладает величайшим жизненным благом, достигает счастья, которое никто и ничто не в силах отнять. Это счастье (“эвдемония”) представляет собой состояние духа, которое киники называют “автаркией” (самодостаточностью), стоики – “апатией” (бесстрастием, невозмутимостью), эпикурейцы – “атараксией” (покоем). В достижении счастья заключается подлинная забота человека о себе, о своем теле и своей душе. Древнегреческие философы, начиная с Гераклита, выдвинули интересную мысль о том, что только мудрецы, в силу того, что им ведом существующий порядок вещей и необходимость, могут управлять государством и создавать справедливые законы.

Этот античный идеал здоровой физически, душевно и духовно, целостной и свободной личности направлял и направляет философские искания ведущих мыслителей современности – К. Маркса, Ф. Ницше, З. Фрейда, М. Хайдеггера, в России – В.С. Соловьева и др.

Из изложенного следует, что мораль и право как два основных способа нормативной регуляции сознания и поведения людей имеют общие черты. Во-первых, мораль и право имеют общий источник – обычаи и мифы родоплеменного общества. Во-вторых, существует некая смежная область, “пограничная зона”, между моралью и правом. Сюда входят исторически изменчивые представления о свободе человека и справедливости, которые составляют моральное содержание права, или на философском языке – естественное право.

Но мораль и право имеют не только общие черты. Эти формы сознания с самого своего возникновения в европейской культуре отличаются друг от друга, во-первых, по формам своего существования, во-вторых, по предмету нормативной регуляции, в-третьих, по целям и способам регулирования сознания и поведения людей. Рассмотрим отличия морали и права подробнее.

Нормативная регуляция представляет собой целенаправленное, результативное воздействие на сознание и поведение личности, на общественные отношения с целью их охраны, упорядочивания, приведения в соответствие личных и общественных интересов. Такое воздействие осуществляется с помощью особых средств, главное из которых – нормы. Нормы же – это ограничения, дозволения и запреты, которые существуют в межличностных и коллективных взаимодействиях, в индивидуальном и массовом сознании. Нормы могут закрепляться в законах, подзаконных актах, инструкциях, кодексах и др. О.Г. Дробницкий определил нормативную регуляцию как внебиологический способ детерминации поведения личности в обществе (См.: Дробницкий О.Г. Понятие морали: Историко-крит. очерк. М., 1974. С. 233).

Следует выделить два аспекта всякой нормативной регуляции. Первый аспект – социальный. С этой стороны личность, подчиняясь нормам, ограничивает свои интересы в пользу общества, ее поведение становится социально полезным, а преследуемые цели – общественно значимыми. Например, нормы профессиональной морали и соответствующие нормы трудового кодекса РФ требуют соблюдения режима работы, недопущения прогулов и опоздания на работу, добросовестного выполнения своих служебных обязанностей, использования рабочего времени строго по назначению. Обстоятельства частной жизни работников данными нормами совершенно справедливо в расчет не принимаются. “По своей общественной природе нормативные регуляторы – это уже особые “установления”, способы управления социальным поведением. Они являются орудием социального контроля над массово-индивидуальным поведением, поскольку оно направляется множеством других факторов (естественных, экономических, психологических, частно-ситуационных), действие которых может в основном совпадать с объективными потребностями социальной жизни, но может и вступать с ними в противоречия” (Дробницкий О.Г. Там же. С. 239).

Второй аспект – индивидуальный. С этой стороны личность, следуя норме, удовлетворяет и свои интересы, обеспечивает свои экономические, гражданские и культурные права, самореализуется в разных видах деятельности и общения. Например, в 1998 г. районные суды г. Екатеринбурга рассмотрели 8 исков о нарушении права детей школьного возраста на получение образования. Детям, по заявлениям родителей, необоснованно ставились неудовлетворительные оценки, некоторые ученики несправедливо были оставлены на второй год, учителя редко проверяли тетради, не выставляли оценки в дневники и т.д. В результате постановлений судов учителей обязали устранить недостатки в своей профессиональной деятельности, дети смогли продолжить обучение в школах, а родители получили денежную компенсацию от школ в размере 4 тыс. руб.

Добавим, что в обществах с тоталитарным политическим режимом во главу угла ставятся интересы немногочисленных экономически и политически господствующих социальных групп и представители этих групп используют социальную сторону нормативного регулирования для манипулирования массовым сознанием и поведением остальных членов общества. В обществах с демократическим политическим режимом во главу угла ставятся права и свободы человека и гражданина, и преимущественное внимание уделяется индивидуальной стороне нормативной регуляции.

Регулировать с помощью норм можно лишь то, что многократно повторяется в индивидуальной и общественной жизни, поддается типизации. Поэтому объект нормативной регуляции у морали и права совпадает. Им является индивидуальное и массовое поведение людей. Но предметы нормативной регуляции у морали и права различны, мораль и право регулируют разные стороны поведения личности и социальных групп.

Моральные нормы регулируют сферу мотивации, намерений личности таким образом, что в выборе целей наших поступков согласуются интересы как личные, так и групповые, общественные. Моральные нормы регулируют сами поступки личности и социальных групп так, что интересы личности и общества согласуются между собой. Предметом моральной регуляции, иными словами, является сфера духовной и практической свободы человека. Под духовной свободой понимается выбор целей человеческой деятельности, под практической свободой – достижение поставленных целей в поступках и действиях, причем наши поступки и действия необходимо ограничены интересами других людей.

Моральные нормы регулируют все многообразие межличностных отношений в экономике, политике, культуре, частной жизни, а также отношение личности к себе самой. Мораль начинается там, где два человека встречаются для совместной деятельности или общения. “Мораль есть такая нацеленность людей друг на друга, которая мыслится существующей до каких-либо конкретных, многообразно расчлененных отношений между ними и делает возможными сами эти отношения… Все расчленения отношений, в том числе на отношения сотрудничества и вражды, являются расчленениями внутри задаваемого моралью пространства человеческих отношений” (Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. М., 1998. С. 22).

Предмет моральной регуляции оказывается, таким образом, куда более широким, чем предмет регуляции правовой. Моральные нормы действуют там, где нормы права бессильны. Например, в семейном кодексе РФ нет (и не может быть) закона, который бы запрещал заводить роман с женой собственного друга. Запрещает подобные намерения и действия моральный долг.

Предмет правовой регуляции уже, чем у морали. Право регулирует только поступки личности и социальных групп, и то не все, а лишь социально значимые. Социально значимыми в правоведении и юриспруденции считаются такие поступки и действия, которые влекут за собой юридические последствия, то есть нарушение (или, наоборот, обеспечение) основных прав и свобод личности или социальной группы. Коренными интересами всякой личности и социальной группы является обеспечение своих экономических и социальных потребностей. По меткому замечанию Н. Макиавелли, “люди скорее простят смерть отца, чем потерю имущества” (Макиавелли Н. Государь. М., 1990. С. 50). Поэтому предмет правовой регуляции следует определить как сферу гражданской и экономической свободы личности и социальных групп.

Важно отметить, что помимо своих социально значимых действий личность попросту не существует для закона, не является его объектом. Нормы права регулируют гражданские и экономические действия личности и социальных групп. Эти действия связаны с обеспечением основных прав личности или социальной группы и выполнением ими своих основных обязанностей. Например, ст. 156 УК РФ (от 24 мая 1996 г.) предусматривает наказание от штрафа в размере от 100 минимальных заработных плат до лишения свободы сроком до двух лет за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего ребенка родителем или опекуном, если подобное деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним. Отметим, что данная статья впервые введена в отечественное уголовное законодательство, она реализует требования ст. 18 и 19 Конвенции ООН о правах ребенка (от 20 ноября 1989 г.).

Следует добавить также, что в отличие от предмета моральной регуляции предмет регуляции правовой отчетливо подразделяется на объект и субъект. Объектом здесь является социально значимое поведение людей, субъектом (точнее, субъектами) – представители правоохранительных органов, в том числе и сотрудники милиции.

Цели регулирования индивидуального и массового поведения с помощью норм морали и права также различны. Цель моральной регуляции – гармонизация личных и общественных интересов, достижение социально полезного и при этом добровольного образа мыслей и поступков личности, действий социальных групп. Нормы морали, по четкой формулировке Л.И. Петражицкого, имеют критически-императивный характер. Это означает, что моральные нормы предписывают людям должную мотивацию и должные поступки, а также позволяют оценить свои и чужие поступки с позиций должного.

Цель правовой регуляции иная. Она заключается в реализации основных прав личности путем выполнения этой личностью определенных обязанностей по отношению к другому лицу. По столь же четкой формулировке Л.И. Петражицкого, нормы права носят императивно-атрибутивный характер. Это означает, что нормы права действуют только в конкретном и практическом отношении между людьми, при этом они, предписывая что-либо одному лицу (обязанному), предоставляют что-либо другому лицу (управомоченному). Например, собственник земельного участка за право владения им, которое включает в себя возможность его использования, продажи, сдачи в аренду, передачи по наследству обязан платить государству ежегодный налог.

Что касается способов нормативной регуляции, то у морали и права они также различаются между собой.

Нормы позитивного права институциональны, то есть четко отделены от сознания людей и действуют в рамках социальных институтов. Правовые нормы воздействуют на социально значимое поведение людей через механизм правового регулирования. Правовое регулирование подробно изучается курсантами в рамках курса теории государства и права. С помощью целенаправленного воздействия на поведение людей юридическими средствами правовое регулирование переводит общие правовые нормы, закрепленные в законах, в конкретные права и обязанности личностей, а эти права и обязанности реализуются в возникших правоотношениях.

Способы правового регулирования определяются характером предписания, зафиксированного в норме права, приемами воздействия на поведение людей. Напомним, что в теории права принято выделять три главных способа правового регулирования.

1-й способ – управомочивание. Это предоставление лицу – участнику правоотношения субъективных прав. Управомочивание выражается в предоставлении дозволения лицу на совершение определенных действий. Так, согласно ст. 46 УПК РСФСР обвиняемому по уголовному делу дозволяется среди прочего “иметь защитника с момента, предусмотренного ст. 47 настоящего Кодекса; участвовать в судебном разбирательстве в суде первой инстанции; заявлять отводы; приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда; защищать свои права и законные интересы любыми другими средствами и способами, не противоречащими закону” (Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР с изм. и доп. на 15 февраля 1999 г. М., 1999. С. 24).

2-й способ – предписание совершить определенные действия. Так, согласно ст. 107 УПК РСФСР суд обязан возложить судебные издержки на подсудимого (подсудимых), признанного виновным, а также признанного виновным, но освобожденного от наказания. “Судебные издержки в случае прекращения дела или оправдания подсудимого либо при несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы, а также судебные издержки, связанные с выплатой сумм переводчику при признании подсудимого виновным, принимаются на счет государства” (Там же. С. 49).

3-й способ – запрет, то есть возложение обязанности воздерживаться от определенных действий. Например, ст. 11 УПК РСФСР запрещает подвергать аресту любого гражданина, “иначе как на основании судебного решения или с санкции прокурора” ( Там же. С. 10).

В случае неэффективности или недостаточной эффективности основных способов правового регулирования они подкрепляются дополнительными способами. К числу таких дополнительных способов относятся: применение мер принуждения (например, возложение юридической ответственности), угроза применения мер принуждения, предупредительное воздействие норм, предусматривающих применение правового принуждения (например, чтение норм Уголовного кодекса РФ лицами, склонными к совершению преступлений). К числу дополнительных способов правового регулирования следует отнести также такие поддающиеся воспитанию у граждан качества, как уважение к закону, элементарная юридическая грамотность и страх перед наказанием за возможное правонарушение или преступление.

В отличие от правовых норм моральные нормы, как уже отмечалось, не являются институциональными, моральный способ регулирования не обеспечивается государством или механизмами правового регулирования. Моральная регуляция осуществляется непосредственно через сознание людей путем воздействия общественного сознания на индивидуальное и путем саморегуляции индивидуального сознания.

К числу социально-психологических механизмов воздействия общественного сознания на личность относятся принуждение и угроза, поощрение и осуждение, сила массового примера и общественного мнения. Сюда же следует отнести такой замечательный инструмент, как все виды комического: от мягкой шутки до злого сарказма. По замечанию Жан-Поля, насмешки боится даже тот, кто уже ничего не боится на свете. Важно отметить, что любой человек восприимчив к такому воздействию мнения значимой для него группы, весь вопрос заключается в степени такой восприимчивости.

Интериоризация отмеченных способов внешнего воздействия на личность, опыт собственных нравственных поступков постепенно приводят к образованию самого сильного способа моральной регуляции – саморегуляции. Сюда входят самообязывание личности к нравственным намерениям и действиям (то, что обычно называют моральным долгом) и совесть – показатель выполненности или невыполненности долга, сознательно-бессознательный механизм критики собственных намерений и поступков.

Как точно заметил И. Кант: “Сознание внутреннего судилища в человеке… есть совесть” (Этическая мысль: Науч.-публицист. чтения. М., 1990. С. 289).

2. Соотношение моральных, правовых и организационно-управленческих норм в профессиональной деятельности

сотрудников ОВД

Как субъекты правового регулирования сотрудники милиции имеют предметом своей профессиональной деятельности сферы гражданской и экономической свободы людей. По своему содержанию профессиональная деятельность сотрудников ОВД является охраной экономической и гражданской свободы людей, интересов общества и государства силой властного государственного принуждения. Это положение прямо вытекает из 1 статьи Федерального закона “О милиции”: “Милиция в РСФСР – система государственных органов исполнительной власти, призванных защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан, собственность, интересы общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств и наделенных правом применения мер принуждения” (О милиции. О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления. Екатеринбург, 1998. С. 3). Из приведенных положений о предмете и содержании профессиональной деятельности сотрудников основных подразделений ОВД следует, что эта профессиональная деятельность в первую очередь регулируется правовыми нормами. И, если продолжить вывод, в профессиональной деятельности сотрудников ОВД собственно моральные нормы очень часто не работают, так как деятельность сотрудников милиции лежит в сфере правового регулирования, а у моральных норм другой предмет, цели и способы регуляции. Профессиональная деятельность и профессиональное сознание сотрудников ОВД регулируются лишь некоторыми специфическими, и к тому же закрепленными в нормах права, морально-правовыми дозволениями, ограничениями и запретами или нормами о правах человека.

Для лучшего понимания этого принципиального вывода, а также для рассмотрения вопроса о соотношении моральных, правовых и организационно-управленческих норм в профессиональной деятельности сотрудников милиции следует развести и четко определить понятия естественного права, прав человека и правовой морали.

На понятие естественного права мы вышли в предыдущем вопросе, когда рассматривали формы существования морали и права в древнегреческих полисах.

Естественное право представляет собой нравственное содержание права, которое образуют идеи свободы личности и справедливого общественного устройства. Такие идеи существуют в индивидуальном и массовом (в том числе профессиональном) сознании как критерии позитивного права, как способ мышления о праве. Вся трудность в понимании естественного права заключается в том, что философы, правоведы и юристы находили и находят разные основания права, причины и источники естественного права, мыслят о естественном праве в разных философских традициях.

Естественное право выводилось из естественного порядка и законов природы (софисты, Демокрит, Ульпиан и другие римские юристы, Т. Гоббс); источник естественного права усматривали в едином богоустановленном порядке, который господствует в природе и в человеческих отношениях (греческий и римский стоицизм, Д. Скотт, Ф. Аквинский, средневековые юристы-схоластики, Вл. Соловьев, Н. Бердяев, Е. Трубецкой и др). Основа естественного права усматривалась также в природе человека как существа разумного и свободного (Сократ, М. Лютер, Г. Гроций, И. Кант, П. Гольбах, П. Новгородцев, Н. Алексеев) или в социальных связях и отношениях людей (Аристотель, Г. Гегель, К. Маркс, Э. Фромм и др.).

Понятие прав человека входит составной частью в корпус естественно-правовых учений, является современной модификацией понятия естественного права. Проблема того, что считать естественным правом, а что искусственным, а также генезиса и содержания понятия прав человека на сегодняшний день остается открытой. Это важная исследовательская задача для философов и теоретиков права, для юристов-практиков, и решается она на всех уровнях, вплоть до международных конференций по человеческому измерению. Здесь сильны не модели, которые пока только складываются, но отработка традиций, а иногда и прямая конвенция.

Одной из солидных традиций в понимании прав человека является та, что идет от Г. Гроция и И. Канта и через идеологию Просвещения приходит в современный мир. С долей условности эту традицию можно назвать антропологической. В рамках антропологической традиции права человека основываются на человеческом разуме. Разум – это способность, которой человек отличается от животных, путем деятельностного самоопределения организовывать, упорядочивать и познавать природную, социальную и культурную действительность. Соответственно, права человека, с точки зрения антропологической традиции, представляют собой притязания разумного человека на свободу или основные правомочия на распоряжение своей жизнью, имуществом, безопасность, достойное существование. Иначе говоря, права человека – это требование личностью определенных действий со стороны других людей, общественных организаций, государства, которые бы обеспечивали условия для удовлетворения основных потребностей личности.

Как сказано в “Декларации прав человека и гражданина” 1789 г. (один из нормативных актов Великой французской революции, вошел как преамбула в первую Конституцию Франции 1791 г.): “Свобода состоит в возможности делать все, что не приносит вреда другому. Таким образом, осуществление естественных прав каждого человека встречает лишь те границы, которые обеспечивают прочим членам общества пользование теми же самыми правами. Границы эти могут быть определены только законом” (Сб. док. по истории Нового времени стран Европы и Америки. 1640–1870 гг. М., 1990. С. 97).

Права человека неотъемлемы от индивида, они внетерриториальны и вненациональны, существуют в индивидуальном и общественном нравственно-правовом сознании независимо от закрепления в нормативных актах. Права человека являются объектом международного правового регулирования. Если права человека закрепляются в законодательных актах государства, то они становятся правами гражданина данного государства. Нормы о правах человека являются конституционными. Так, гл. 2 Конституции Российской Федерации “Права и свободы человека и гражданина” является прямым перенесением норм международного права. Права человека в современном мире подразделяются на экономические, гражданские, культурные, экологические и информационные, а также на индивидуальные и коллективные права (См.: Права человека: Учеб. для вузов / Отв. ред. Е.А. Лукашева. М., 1999. Гл. I, V, IX).

И, наконец, правовая мораль представляет собой нормы и принципы, которые регламентируют, охраняют и защищают основные права человека и гражданина в конкретных отраслях материального и процессуального права. Эти нормы и принципы частично закреплены в законодательных актах государства, а частично существуют в профессионально-нравственном сознании субъектов правового регулирования. Кроме норм и принципов правовая мораль включает в себя нравственно-правовые качества субъектов правового регулирования, нравственно-правовые понятия и оценки, понимание предназначения и смысла своей профессиональной деятельности. В понимаемой таким образом правовой морали основными являются понятия юридической справедливости, профессионального долга, совести, достоинства и чести. Профессиональная деятельность и общение сотрудников ОВД регулируются именно такими нормами правовой морали, а не общеморальными ограничениями, дозволениями и запретами. Правовая мораль является предметом профессиональной этики сотрудников ОВД, а также инструментом исследования острых нравственно-правовых проблем в деятельности сотрудников милиции. Не входя в подробное обсуждение этого вопроса, отметим, что структура профессиональной морали сотрудников ОВД совпадает со структурой обычной, неправовой морали.

Важно понять, что применение в профессиональной деятельности сотрудников ОВД чисто нравственных, а не нравственно-правовых критериев ведет к профессиональным ошибкам, невыполнению профессионального долга, злоупотреблению служебным положением и иным проявлениям профессионально-нравственной деформации. В нашей стране до сих пор и население, и средства массовой информации, и сами сотрудники милиции часто оценивают профессиональную деятельность сотрудников ОВД не нравственно-правовыми, а чисто нравственными нормами. Примеров тому множество. Приведем только один.

По сюжету фильма “Я сама” (1987 г.) на глазах у женщины и трехлетней дочери трое киллеров в упор расстреливают ее мужа. Следствие топчется на месте из-за того, что в ход пущены обширные связи подозреваемых. Разуверившись в правосудии, женщина приобретает пистолет, прячет дочь у родственников в деревне, выслеживает убийц своего мужа и по одному расстреливает их. Следователь, ведущий дело об убийстве мужа, задерживает женщину. Но он испытывает к ней симпатию и сочувствие. Поэтому по дороге в следственный изолятор он останавливает машину и выбрасывает в реку главное вещественное доказательство – пистолет. Очевидно, что с точки зрения профессиональной морали, следователь грубо нарушил свой профессиональный долг, а заодно и целый ряд норм уголовного и уголовно-процессуального права. Его поступок квалифицируется как должностное преступление. Примечательно, что примерно половина курсантов нашего института в пяти группах из семи, где на практических занятиях по профессиональной этике сотрудников ОВД разбиралась эта ситуация, заявили, что следователь поступил с точки зрения профессиональной морали абсолютно правильно.

С учетом сказанного, кратко рассмотрим вопрос о соотношении моральных, правовых, нравственно-правовых и организационно-управ-ленческих норм в профессиональной деятельности сотрудников ОВД.

Цель профессиональной деятельности сотрудников ОВД, как уже отмечалось, нравственно-правовая. Она заключается в охране и защите основных прав человека и гражданина, предотвращении и раскрытии преступлений против личности, общества и государства (См.: ст. 1, 2 федерального закона “О милиции”. Екатеринбург, 1998. С. 3; ст. 1, 2, 3 федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”: Научно-практ. комментарий. Екатеринбург, 1997. С. 6–10).

Цель профессиональной деятельности сотрудников ОВД определяет ее содержание, которое также является нравственно-правовым. Это содержание заключается в достижении юридической справедливости. Напомним, что современное понимание справедливости включает в себя, во-первых, равенство прав и обязанностей личностей; во-вторых, равенство граждан перед законом; в-третьих, адекватное наказание за преступление против жизни, свободы, имущества личности, безопасности общества и государства.

Так, содержанием профессиональной деятельности следователей органов внутренних дел является производство предварительного следствия по уголовным делам, что включает в себя осуществление следственных и иных действий. Напомним, что под следственными действиями понимается “предусмотренная уголовно-процессуальным законом и обеспеченная мерами процессуального принуждения совокупность операций и приемов, осуществляемых при расследовании преступления в целях обнаружения, собирания, закрепления и проверки доказательств. Следственные действия делятся на следующие виды: осмотр места происшествия, местности, помещений, предметов, документов; допрос подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, эксперта; обыск в помещении, на местности; личный обыск; выемка предметов, документов, почтово-телеграфной корреспонденции; освидетельствование подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, эксперта; очная ставка между свидетелями, потерпевшими, подозреваемыми, обвиняемыми, между свидетелем и обвиняемым (подозреваемым), потерпевшим и обвиняемым (подозреваемым), свидетелем и потерпевшим; экспертиза; предъявление для опознания лиц, предметов, документов, трупов, строений, участков местности, фотоснимков (для опознания лиц); следственный эксперимент” (Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. Стадия предварительного расследования. М., 1996. С. 8). К иным процессуальным действиям относятся: задержание подозреваемого в совершении преступления, истребование от учреждений, должностных лиц или граждан документов и предметов, которые имеют значение для дела, получение доказательств, которые по своей инициативе предоставили участники процесса, граждане, учреждения или организации. Все перечисленные операции являются начальным звеном в восстановлении юридической справедливости, о которой Глеб Жеглов – герой знаменитого телесериала “Место встречи изменить нельзя”, снятого по роману братьев Вайнеров, – сказал: “Вор должен сидеть в тюрьме”.

Нравственно-правовые нормы регулируют процесс общения участников уголовного процесса, которое часто бывает конфликтным. Нравственно-правовые дозволения, ограничения и запреты направлены на соблюдение прав всех участников уголовного процесса, они определяют круг их обязанностей, а также ограждают честь и достоинство потерпевшего, подозреваемого, свидетеля.

Такие нравственно-правовые нормы, во-первых, являются институциональными, они закреплены в соответствующих ст. УПК РСФСР. Последние конкретизируют конституционные нормы о правах человека. Например, в ст. 170 УПК РСФСР “Порядок производства выемки и обысков” дозволяется производить выемку и обыск только после предъявления постановления об этом, запрещается производство выемки и обыска в ночное время (кроме случаев, не терпящих отлагательства), следователю предписывается “принимать меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные при обыске и выемке обстоятельства интимной жизни лица, занимающего данное помещение и других лиц” (УПК РСФСР. М., 1999. С. 75). Эти дозволения, ограничения и предписания являются конкретизацией ст. 23 Конституции Российской Федерации о праве каждого гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайны, а также ст. 25 о неприкосновенности жилища.

Такие нравственно-правовые нормы, во-вторых, могут быть неинституциональными, то есть не закрепленными в действующем законодательстве, а стихийно сложившимися в практике уголовно-процессуальной деятельности и нравственно-правовом сознании его участников. Такие нормы в нашей стране, к сожалению, далеко не всегда соответствуют конституционным нормам о правах человека, они могут даже противоречить им. Примером может служить часто встречающееся в уголовно-процессуальной практике несоблюдение принципа презумпции невиновности в отношении подозреваемого. Другой пример – следование оперативными работниками, а иногда дознавателями и следователями, негласной норме “цель оправдывает средства”, что приводит к применению физической силы, морально-психологи-ческого давления на подозреваемого, обвиняемого или свидетеля с целью получения у них “нужных” для следователя показаний. Подобные нормы отражают особенности национального правосознания, уровень правовой культуры личности (в том числе профессиональной) и, в конечном счете, господствующие экономические отношения.

Собственно правовые и организационно-управленческие нормы (они обязательно закреплены в законах) определяют технологию, то есть способ осуществления профессиональной деятельности сотрудниками всех подразделений ОВД. Такие нормы являются средством для достижения профессиональных целей. Так, в гл. 11 УПК РСФСР определен порядок предъявления обвинения и допроса обвиняемого; в гл. 12 – порядок допроса свидетеля и потерпевшего; в гл. 13 – порядок проведения очной ставки и предъявления для опознания; в гл. 14 – порядок проведения выемки, обыска, наложения ареста на имущество; в гл. 15 – порядок проведения осмотра и освидетельствования; в гл. 16 – порядок производства экспертизы; в ст. 183 – порядок производства следственного эксперимента. Организационно-управленческие нормы, кроме этого, определяют структуру основных подразделений органов внутренних дел, порядок приема сотрудников на службу и увольнения с нее, порядок прохождения службы, подготовки к службе, порядок оплаты труда, предоставления отпусков и социальных льгот, гарантий социальной и правовой защищенности сотрудников, контроль за деятельностью основных подразделений ОВД, а также финансирование и материально-техническое обеспечение этой деятельности (См.: разд. II, V, VI, VII, ст. 37, 38 федерального закона “О милиции”; ст. 13, 16, 18, 19, 20, 21, 22 федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”).

И наконец, собственно нравственные нормы в профессиональной деятельности сотрудников ОВД имеют весьма ограниченную сферу применения. Во-первых, нравственные (или безнравственные) нормы определяют личную мотивацию поступления на службу в органы внутренних дел. Во-вторых, нравственные (или безнравственные) нормы определяют отношения сотрудников милиции в служебных коллективах. Рассмотрению таких нравственных отношений и норм будет специально посвящена гл. 8 нашего курса. В-третьих, нравственные нормы с неизбежностью всплывают в общении сотрудника милиции с гражданами различных категорий, в том числе с участниками уголовного процесса. Ведь и сам следователь, и подозреваемый, и обвиняемый, и свидетель – это, в первую очередь, живые люди с их пристрастиями, симпатиями и антипатиями, а главное, с их особенными интересами. Здесь важно понять, что одним из критериев профессиональной культуры сотрудника ОВД является умение руководствоваться в общении с участниками уголовного процесса нравственно-правовыми нормами, а возникающие нравственные отношения и конфликты либо затушевывать, либо ставить на службу делу.

Примером сглаживания возникающего конфликта между участниками уголовного процесса может быть случай, рассказанный слушателем факультета заочного обучения.

На очередном допросе подозреваемый вел себя вызывающе и употребил в адрес следователя ругательства и оскорбления. Следователь спокойно призвал подозреваемого к достойному поведению и предупредил о дополнительной юридической ответственности за оскорбление должностного лица. В протокол допроса данный эпизод внесен не был.

Примером использования нравственных отношений между участниками уголовного процесса в интересах дела может быть другой случай, рассказанный тем же слушателем. Следователь случайно узнал, что подозреваемый неравнодушен к поэзии и перед допросом выложил на свой стол томик стихов С. Есенина. В начале очередного допроса между следователем и подозреваемым состоялось краткое и заинтересованное обсуждение творчества народного поэта. Возникшие симпатию и доверие подозреваемого следователь умело использовал для получения нужной для продвижения дела информации.

Вопросы классификации нравственно-правовых норм в профессиональной деятельности сотрудников ОВД, их практического использования, возникающих при этом проблемах и нравственных конфликтах, будут специально рассматриваться в следующей главе. В этой главе нам важно было выявить общее соотношение нравственно-правовых, правовых, моральных и организационно-управленческих норм в профессиональной деятельности сотрудников милиции.

В заключение отметим, что особенности отечественного правосознания и правовой культуры пока что мало способствуют четкому разделению правовых, моральных, нравственно-правовых и организационно-управленческих норм в профессиональной деятельности сотрудников ОВД, а также оценке этой деятельности по нравственно-правовым критериям. К числу таких особенностей следует отнести приоритет защиты общих интересов, общего дела в ущерб интересам личности (что ведет к слабости правового регулирования и экспансии регулирования морального), правовой нигилизм (он традиционно присущ русскому правосознанию), слабость структур гражданского общества в современной России (См.: Семитко А.П. Российская правовая культура в пространстве Совета Европы: проблемы взаимодействия и интеграции // Экономическая, правовая и духовная культура России на рубеже тысячелетий: Тезисы конференции Гуманитарного университета 21–22 мая 1999 г. Екатеринбург, 1999. Т. 1. С. 16–18).

Сделаем выводы по главе:

1. Общее между моралью и правом прослеживается по трем основным позициям:

а) мораль и право представляют собой два основных способа нормативной регуляции сознания и поведения людей в социально-неоднородном обществе.

б) мораль и право имеют общий источник – обычаи и мифы родоплеменного общества.

в) существует смежная область, “пограничная зона” между моралью и правом – естественное право.

2. Мораль и право отличаются по предмету, целям и способам регулирования сознания и поведения людей. Отношения между моралью и правом следует определить как автономные и взаимодополнительные.

3. Субъектом правового регулирования являются представители правоохранительных органов, в том числе сотрудники ОВД. Предмет профессиональной деятельности сотрудников ОВД – сфера гражданской и экономической свободы личности и социальных групп.

4. Целью профессиональной деятельности сотрудников ОВД является защита основных прав и свобод человека и гражданина, раскрытие и предотвращение преступлений против личности, общества и государства. Поэтому профессиональная деятельность сотрудников основных подразделений ОВД регулируется не собственно моральными нормами, а нормами правовой морали.

5. Правовая мораль представляет собой ограничения, дозволения и запреты, которые регламентируют, охраняют и защищают основные права человека и гражданина в конкретных отраслях материального и процессуального права, в профессиональной деятельности и профессиональном общении сотрудников ОВД с основными категориями граждан. Нормам правовой морали принадлежит безусловный приоритет в регулировании профессиональной деятельности и профессионального общения сотрудников милиции.

Контрольные вопросы

1. Дайте определение морали и права.

2. Составьте таблицу отличий морали от мифа.

3. Составьте таблицу отличий права от обычая.

4. Покажите, в чем заключаются общие черты морали и права и чем они отличаются друг от друга.

5. Раскройте содержание понятия естественного права. Приведите примеры естественно-правовых представлений.

6. Определите понятие прав человека. Что такое права человека первого, второго и третьего поколений?

7. Определите понятие правовой морали.

8. Сформулируйте отличия норм правовой морали от норм обычной морали.

9. Почему нормам правовой морали принадлежит приоритет в регулировании профессиональной деятельности сотрудников ОВД?

10. Покажите, какие нормы профессиональной морали – писаные или неписаные – преобладают в профессиональной деятельности сотрудников ОВД.

11. Каковы причины возникновения профессиональной морали сотрудников ОВД?

Тесты

1. Найдите правильное определение правовой морали:

а) это представления о свободе человека и справедливом общественном устройстве;

б) правила внеслужебного поведения сотрудников правоохранительных органов;

в) нормы и принципы, которые регламентируют и защищают права человека и гражданина в профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов, регулируют общение сотрудников правоохранительных органов с различными категориями граждан.

г) это снижение качества профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов, их профессионального сознания, а также профессиональных отношений с людьми.

2. Укажите основную причину возникновения профессиональной морали сотрудников ОВД:

а) наличие законодательно закрепленных нравственно-правовых норм;

б) корпоративные интересы сотрудников правоохранительных органов;

в) наличие специфического объекта в профессиональной деятельности сотрудников ОВД, каковым является защита прав и свобод человека и гражданина, безопасности общества и государства.

3. Определите понятие естественного права:

а) это неотъемлемые права человека на жизнь, свободу, имущество;

б) представления о свободе человека и справедливом общественном устройстве, которые используются как способ мышления о праве и государстве, как критерий позитивного права;

в) внутригосударственные нормативно-правовые акты.

4. Найдите правильное окончание фразы: Утверждение “начальник всегда прав” является…

а) неинституциональной нормой профессиональной морали сотрудников ОВД;

б) институциональной нормой профессиональной морали сотрудников ОВД;

в) бессодержательным утверждением.

5. Допустимо ли с точки зрения профессиональной морали сотрудниов ОВД содержать обвиняемого в следственном изоляторе свыше месяца без предъявления ему обвинения?

а) да, если это отвечает интересам следствия;

б) да, если обвиняемый совершил особо тяжкое преступление;

в) нет, так как это нарушает требования статей 96 и 96 Уголовно-процессуального Кодекса РСФСР.

Литература

Международные и внутригосударственные нормативно-правовые акты

1. Закон Российской Федерации “О милиции”. М., 2000.

2. Конституция Российской Федерации. Екатеринбург, 1996.

3. Кодекс чести рядового и начальствующего состава Российской Федерации.

4. Международные стандарты правоохранительной деятельности и уголовно-исполнительной системы: Сб. док. Екатеринбург, 1999.

5. Сборник нормативно-правовых актов МВД России / Сост. В.В. Черников. М., 2000.

6. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР с изм. и доп. от 15 февраля 1999 г. М., 1999.

7. Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”. М., 1997.

Основная

1. Кобликов А.С. Юридическая этика: Учеб. для вузов. М., 1999. Гл. III, IV.

2. Профессиональная этика сотрудников правоохранительных органов: Учеб. пособие / Под ред. А.В. Опалева, Г.В. Дубова. М., 1998. Гл. 3, 5.

3. Права человека: Учеб. для вузов / Отв. ред. Е.А. Лукашева. М., 1999. Гл. I, V, IX.

4. Теория государства и права: Учеб. / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. Екатеринбург, 1996. Гл. 16–19, 31.

Дополнительная

1. Аристотель. Большая этика // Соч.: В 4 т. М., 1983. Т. 4.

2. Аристотель. Никомахова этика // Там же.

3. Букреев В.И., Римская И.Н. Этика права. М., 1998. Гл. 4.

4. Государство и право. 1992. № 10. С. 5–15.

5. Дробницкий О.Г. Понятие морали: Историко-крит. очерк. М., 1974. Гл. 5.

6. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. Стадия предварительного расследования. М., 1996.

7. Мотрошилова Н.В. Рождение и развитие философских идей. М., 1991. Разд. I.

8. Редкин П.Г. Из лекций по истории философии права в связи с историей философии вообще. СПб., 1989. Т. 1. Гл. 1–3.

9. Сборник документов по истории Нового времени стран Европы и Америки 1640–1870 гг. М., 1990.

Тема 5. ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ МОРАЛЬ

1. Профессиональная мораль сотрудников ОВД, ее возникновение и структура профессионально-нравственного сознания.

2. Профессиональный долг и честь сотрудников ОВД, моральная ценность их профессиональной деятельности.

3. Взаимосвязь морали и права в профессиональной деятельности сотрудника ОВД.

1. Профессиональная мораль сотрудников ОВД, ее возникновение

и структура профессионально-нравственного сознания

Профессиональная мораль сотрудников ОВД неотделима от морали тех конкретных людей, которые приходят на службу в ОВД, морали того общества, выходцами из которого они являются и в котором им приходится жить и работать.

Профессиональная мораль сотрудников ОВД не могла не возникнуть, так как является неотъемлемой частью общечеловеческой морали, которая, по мнению большинства философов, есть феномен, отличающий человека от животного. Представление о том, что такое добро и зло, является необходимо присущим человеческому сознанию и проявляется во всех сферах жизни, в том числе и в профессиональной деятельности. Можно смело утверждать, что представитель любой профессии так или иначе проявляет свои моральные качества в ходе своей деятельности, так как любая профессиональная деятельность может быть направлена как на благо человека, так и во вред. Профессионал высокого класса, например, врач, может спасать людей, движимый своей высокой моралью, а может, используя те же самые профессиональные навыки и умение, совершать злые, аморальные поступки. Аналогичным образом и чисто профессиональные знания, умения, навыки, выработанные сотрудниками милиции и других силовых структур, можно применить для совершения преступления или его сокрытия. К глубокому сожалению, существуют примеры, когда бывшие сотрудники милиции, изменившие Присяге, совершают преступления, используя свой профессиональный опыт, или, что еще печальнее, действующие сотрудники совершают аморальные и противоправные действия, используя при этом свое служебное положение. Противодействовать таким преступлениям бывает особенно сложно.

Общественная мораль всегда была средством противодействия злому началу в человеческой жизни. Являясь системой норм и запретов, регулирующих взаимоотношения людей в обществе, мораль рассматривается как необходимое средство самозащиты этого общества от хаоса и вырождения. Неслучайно упадку и гибели многих цивилизаций, обществ, государств, например, Римской империи, предшествовал упадок общественной морали, разложение нравов общества.

Представители определенной профессии образуют общественную группу, “профессиональный цех”, которая включена в систему общественных отношений и одновременно сама по себе представляет достаточно сложное общественное образование. Возникает необходимость моральной регуляции на уровне этой общественной группы.

Мораль апеллирует всегда к конкретному человеку, но в обществе не существует абстрактного человека “вообще”, он всегда принадлежит к какой-либо общественной группе, в том числе и к профессиональной. Поэтому появление профессиональной морали является естественным процессом. Существует несколько точек зрения на происхождение и сущность морали. Религиозные мыслители считают, что мораль имеет нечеловеческое, Божественное происхождение. Так называемый социологический подход (Аристотель, К. Маркс, Э. Дюркгейм, М. Вебер) рассматривает моральные нормы как результат общественного соглашения. “Философия жизни” (Ф. Ницше, З. Фрейд, К. Юнг) считает мораль явлением, заложенным в природе человека. Все эти точки зрения имеют право на существование, так как помогают нам взглянуть на разные аспекты проявления морального начала в жизни человека и общества. Но когда мы говорим о профессиональной морали, необходимо иметь в виду, что все вышеперечисленные аспекты оказываются подчиненными целям и задачам, которым служит в обществе данная профессия. Эта цель всегда является в той или иной степени общественно важной и необходимой, направленной на общественное и личное благо людей и поэтому моральной. Профессиональная мораль врача подчинена общественно значимой цели защиты и сохранения здоровья людей, учителя – воспитания и просвещения и т.п.

Деятельность сотрудников ОВД в большей степени, чем у представителей иных профессий, регламентирована фиксированными нормами, законами, поэтому общественно значимая цель, которой подчинена профессиональная мораль сотрудников ОВД, зафиксирована в основном законе государства – Конституции России. Органы внутренних дел совместно с другими правоохранительными органами (суд, прокуратура, служба исполнения наказания) исполняют важнейшую конституционную обязанность государства – охрану и защиту прав и свобод человека и гражданина (ст. 2 Конституции России). Уважение к человеку как к гражданину, уважение его конституционных прав и свобод, готовность всегда и везде встать на их защиту является ядром профессиональной морали сотрудников ОВД, основной профессионально-моральной ценностью.

Анализируя феномен профессиональной морали, как и морали вообще, необходимо рассмотреть структуру и основные компоненты профессионально-нравственного сознания сотрудников ОВД.

Профессионально-нравственное сознание как форма общественного, группового сознания включает в себя два уровня – теоретический и обыденно-психологический.

Теоретический уровень представляет собой идеалы, принципы и нормы, усвоенные сотрудником в процессе своей жизни и профессиональной деятельности. Профессиональная деятельность сотрудников ОВД носит публичный, общественный характер, поэтому содержание профессионально-нравственного сознания определяет господствующие в обществе моральные ценности и идеологические представления. Правоохранительные органы в любом обществе всегда будут отражением идеологии власти и инструментом власти. Как сказал в одном из интервью известный создатель детективных романов Даниил Корецкий, милиция – это палка, которую кто-то держит в руках, и она всегда будет выполнять волю хозяина. В связи с этим представляется нелепым обвинять органы внутренних дел в действиях, определяемых властью. Достаточно вспомнить героя фильма “Семнадцать мгновений весны” Генриха Мюллера, который во времена Веймарской республики, будучи начальником криминальной милиции Мюнхена, разгонял демонстрации нацистов, а после прихода их к власти, стал ревностно служить им, расправляясь с их политическими противниками.

Обращаясь к нашему недавнему прошлому, мы видим, что на рубеже 90-х гг., когда в нашей стране произошла смена общественно-политического строя, в ОВД остались работать тысячи честных сотрудников, которые выполняли и выполняют распоряжения власти, даже если они их в чем-то не приемлют или даже совсем не понимают. И все-таки, эта ситуация отличается от времен революции 1917 г., когда старый государственный аппарат, в том числе и полиция, был разрушен до основания для того, чтобы создать принципиально новое государство с новой идеологией. Но даже тогда новая власть была вынуждена обращаться за помощью к профессионалам.

Суммируя вышеизложенное, можно сказать: идеологии и политические режимы приходят и уходят, а правоохранительные органы остаются и будут существовать, пока есть государство, право и власть.

Однако это не означает, что сотрудники ОВД должны быть бездушными роботами, проводниками чужой воли. Существуют некие идеологической константы, неизменное положение правоохранительных органов при любом режиме. Поскольку ОВД являются инструментом государства, институтом, упорядочивающим общественные отношения, единственной идеологией наших сотрудников является идеология порядка, обеспечения гарантированного уровня безопасности для всех членов общества, независимо от их национальной, религиозной и социальной принадлежности. В обществе может существовать противоречие между различными политическими партиями, конфессиями, классами, но сотрудник милиции должен, не вмешиваясь в выяснение правоты той или иной из сторон, предотвращать насилие и обеспечивать безопасность как участников конфликта, так и окружающих.

Помимо ценности порядка, другой составляющей идеологии сотрудников является патриотизм в изначальном понимании этого слова. “Патриот” по-французски означает “гражданин”, то есть человек, связанный с государством целым комплексом прав и обязанностей. Истинным патриотом является тот, кто целиком живет интересами государства, готов защищать их до конца. Сотрудник ОВД находится, как говорили раньше, на “государевой службе” и должен являться патриотом своего государства, действуя исключительно в его интересах.

И, наконец, в качестве важнейшей идеологической константы следует назвать стремление к справедливости, понятой как законность всего, что совершается в обществе. Известно, что справедливость – это одна из признанных “общечеловеческих” ценностей, имеющая социально-поли-тический и правовой характер. Справедливость обычно рассматривается как равное, пропорциональное воздаяние за совершенное добро и зло. Данная идея вытекает из принципа гармонии, существующей в природе. Понятие справедливости характеризует соотношение нескольких явлений с точки зрения распределения блага и зла между ними. Справедливость включает в себя соотношение между ролью отдельных людей (классов) в жизни общества и их социальным положением, между деянием и воздаянием (преступлением и наказанием), достоинством человека и его вознаграждением. Нарушение такого соответствия рассматривается как проявление несправедливости.

Обычно оценку “справедливо – несправедливо” люди склонны применять для всех ситуаций. В частности, в работе правоохранительных органов мы часто сталкиваемся со случаями, когда рядовым гражданам действия наших сотрудников кажутся несправедливыми, санкции, налагаемые ими, слишком жестокими.

На самом деле, справедливость – это многоуровневое явление, которое носит конкретно-исторический характер. То, что считалось справедливым в одну эпоху, будет несправедливым в другую.

Первоначально в качестве основного выражения справедливости считалась месть. В принципе, и сейчас многие люди, рассуждая чисто на эмоциональном уровне, готовы “подсказывать” правоохранительным органам: мол, надо с ворами поступать как на Востоке, если украли – рубить им руки. Однако в этом случае не соблюдается в полной мере принцип пропорциональности воздаяния за совершенное, потому что невозможно руководствоваться субъективными критериями при назначении санкции. Поэтому для сотрудников правоохранительных органов возможно осуществление прежде всего юридической справедливости. Под ней понимается равное воздаяние за равные деяния всех граждан без исключения, то есть равенство всех перед законом. Каждый должен получить то, что ему положено по закону.

Стремление к установлению порядка, справедливости и верность интересам государства есть идеи, составляющие идеологическую базу профессионально-нравственного сознания сотрудников ОВД. Эти идеи излагаются и понимаются с помощью разума. Но их разумного осмысления еще недостаточно для того, чтобы они, как говорят, вошли “в плоть и кровь” сотрудника, стали его внутренними убеждениями. Необходимо существование второго уровня профессионально-нравственного сознания – обыденно-психологического.

Идея, занимающая свое место в сознании, должна быть эмоционально принята и подтверждена. Чувства гораздо более глубоко воздействуют на человека, нежели разумные доводы. Именно здесь кроется опасность формализма в воспитательной работе с сотрудниками, когда правильные, “красивые” слова могут оказать совершенно обратный эффект. Выбирая то, чему служить, человек “выбирает сердцем”, а головой, разумом он лишь подтверждает и соглашается. Деятельность правоохранительных органов зачастую связана с так называемыми экстремальными ситуациями, когда на карту ставится материальное благополучие, здоровье, и сама жизнь. Далеко не всегда с рациональной точки зрения можно обосновать необходимость точного исполнения законов и интересов службы. Наверняка большинство сотрудников, тех, кто полностью отдает себя работе, слышали вопросы и даже упреки окружающих: а зачем тебе это нужно? К чему за такие, прямо скажем, невеликие деньги ты портишь себе нервы и здоровье? Бывают случаи и посерьезнее. Например, почему в дудаевской Чечне находились чеченцы-милиционеры, которые под страхом смерти отказывались служить бандитской власти и, сохранив верность Присяге, действовали на стороне федеральных властей? Или что заставило майора К., который поздно вечером возвращался домой безоружный, вступить в схватку с распоясавшимися молодчиками, пытавшимися затащить в машину сопротивляющуюся девушку? Существуют чувства и эмоции, без которых нельзя представить себе полноценное профессионально-нравственное сознание.

К эмоционально-психологическому уровню сознания обычно относят верность Присяге, совесть, профессиональный долг и профессиональную честь сотрудника. Рассматривать этот уровень можно только через призму личности человека и гражданина. Задача подразделений ОВД, которые занимаются комплектованием, как раз в том, чтобы подобрать кандидатов, которые обладают высокими морально-нравственными качествами в общечеловеческом плане. Сделать это очень трудно, так как нет тестов, которые достоверно могли бы определить нравственен человек или нет. Эти качества проявляются на уровне микрогрупп: семья, трудовой или учебный коллектив, поэтому представляется целесообразным рассматривать отзывы и рекомендации, которые даются кандидату в ОВД по месту его работы или службы. Добросовесность и исполнительность в полученном деле, отзывчивость в отношении с родными, близкими, коллегами, вежливость и предупредительность по отношению к окружающим есть те качества, которые являются основой, формирующей профессионально-нравственное сознание. Однако далеко не каждый просто хороший человек, обладающий суммой этих качеств, может стать хорошим сотрудником ОВД. Существует профессиональная специфика нравственности.

2. Профессиональный долг и честь сотрудников ОВД,

моральная ценность их профессиональной деятельности

Особенность милицейской службы состоит в том, что наш сотрудник защищает моральные ценности, и поэтому к нему предъявляется в этом отношении особый счет. В любой профессии человек имеет определенные служебные обязанности, которые он выполняет, его контролируют свыше, и в зависимости от качества выполнения он оценивается либо положительно, либо отрицательно. В нашей службе существует также перечень обязанностей, которые регламентируются различными нормативными актами. Но подлинная реальность не может быть исчерпана и предусмотрена законами и нормами. Как писал русский философ-правовед Иван Ильин, закон – это “сеть с большими ячейками”, и существуют ситуации, когда с точки зрения нормы человек не обязан совершать поступок. Но этот поступок необходим для осуществления цели права, тех морально-нравственных ценностей, которые защищает правовая норма. Закон определяет то, что человек должен делать, чтобы достичь цели права, но закон бессилен заставить всегда поступать во имя этой цели. За нарушение нормы предусмотрена санкция, но как быть в тех случаях, когда невозможно проконтролировать действия сотрудника? Представьте себе милиционера, которому один на один предлагают взятку. Что может удержать его от противоправного поступка? Или ситуацию, когда сотрудник милиции самоотверженно рискует своей жизнью для спасения граждан, хотя этого буква закона от него не требует, да и не может требовать.

О сотруднике милиции, который, выполняя свои служебные обязанности, совершает героический поступок, обычно говорят: он выполнил свой долг до конца.

Долг – это одно из ключевых понятий, объясняющих феномен профессионально-нравственного сознания. Долг отличается от обязанности. Обязанность – понятие более формальное, предписывающее человеку в конкретной ситуации совершать конкретные действия, за неисполнение которых предусмотрено наказание. Например, участковый инспектор милиции обязан знать все неблагополучные в криминальном отношении семьи и граждан, проживающих на его участке. И он будет нести ответственность по службе, если вовремя не предпримет профилактические меры для предотвращения преступления. Или в его обязанности входит принимать все жалобы и просьбы граждан и реагировать на них. Но не ко всем участковым граждане относятся одинаково. Один может пользоваться уважением и даже любовью населения, а другой – лишь формально исполнять свои обязанности. Примером первого участкового является лейтенант, который в последний день своей службы перед пенсией пытается безоружный в электричке задержать опознанного им опасного преступника и героически погибает. Другой, напротив, проходя по чужому микрорайону, отказывается помочь женщине, у которой грабитель только что выхватил сумочку, и она обратилась за помощью, увидев милицейскую форму.

Долг – это обязанность, глубоко усвоенная и принятая на эмоционально-психологическом уровне, это стремление во что бы то ни стало выполнить не просто правовую норму, а осуществить цель права – общественную справедливость и общественную безопасность.

Долг присутствует в жизни любого из нас. Появляясь на свет, мы оказываемся окружены заботой своих родителей, близких, своей страны и государства. Вырастая, мы осознаем, что и они нуждаются в нашей заботе и поддержке. Люди заботятся друг о друге, потому что они осознают себя некой ценностью: семьей, народом, обществом. Можно наложить на человека минимум обязанностей (платить алименты, нести воинскую повинность), но никто его не заставит быть ласковым и любящим родителем или геройски погибнуть за Родину. Долг – это глубоко личностное чувство переживания своей сопричастности целому. Поэтому профессионально-нравственное сознание сотрудника ОВД включает в себя единый сплав идеи и чувства профессионально-нравственного долга.

Профессионально-нравственный долг нашего сотрудника вытекает из “общечеловеческого” морального долга, но существуют специфические моменты, которые “редуцируют” общеизвестные добродетели к целям и задачам правоохранительной деятельности. В деятельности органов присутствует много моментов, которые нельзя однозначно оценить с точки зрения “общечеловеческой” морали.

Вспомним ставший отечественной киноклассикой детективного жанра фильм “Место встречи изменить нельзя”. Оперработник Глеб Жеглов подбрасывает в карман вору-рецидивисту кошелек для того, чтобы изобличить его в краже и иметь повод задержать его. Это ему нужно для того, чтобы путем шантажа получить у этого вора важные сведения, которые могут пролить свет на раскрытие убийства женщины. Друг и коллега Жеглова молодой недавний фронтовик Володя Шарапов замечает трюк своего товарища и ставит это ему в упрек. Жеглов приходит в ярость, доказывая, что “вор должен сидеть в тюрьме, и неважно, каким способом я его туда посадил!” Шарапов же считает, что они должны действовать только согласно букве закона.

И Жеглов, и Шарапов – это честные офицеры милиции, которые болеют душой за полученное дело. Вопрос в том, как они понимают свой профессионально-нравственный долг.

Жеглов исходит из того, что целью права является справедливость и безопасность граждан, и эта цель должна быть достигнута любой ценой. Шарапов, в целом соглашаясь со своим другом, добавляет, что законность как составная часть порядка и справедливости, распространяется и на работников милиции. Известно, что с давних пор считается аморальным девиз, выдвинутый Маккиавелли, “цель оправдывает средства”. Весь вопрос в том, что это за цель и что за средства.

Высший моральный долг сотрудника ОВД, как впрочем и остальных силовых структур государства, – активная борьба со злом и защита добра. Проблема возникает при выборе средств, так как зло по своей природе агрессивно и наступательно, и в выборе средств себя не ограничивает.

Уже упоминаемый нами русский философ Иван Ильин создал целую теорию о сопротивлению злу силой, в которой обосновывает именно профессиональный долг и право воина осуществлять силовое принуждение и пресечение.

Во-первых, сопротивляться злу – это долг защитника добра, так как просто осуждая зло и ничего не делая, чтобы его остановить, мы тем самым потакаем злу и невольно становимся его соучастниками. Вывод: наш сотрудник должен не проходить мимо преступления, а всегда активно реагировать.

Во-вторых, зло должно получать адекватное сопротивление, так как силу может остановить только сила, тем самым положив конец причиненному ущербу. Наш сотрудник в ответ на оружие должен противопоставить свое оружие, в ответ на хитрость и изворотливость – свои подобные качества (что мы и видим в случае с Жегловым).

В-третьих, вступая в поединок со злом, необходимо четко представлять себе цели и задачи применения силы:

а) Необходимость остановить злую волю преступника и тем самым заставить его задуматься о целесообразности его действий. Зачастую, вполне оправданны жесткие действия сотрудников милиции по отношению к правонарушителям, так как это позволяет достигнуть необходимых профилактических целей. Известны случаи, когда раскаявшийся правонарушитель благодарит милиционеров: мол вы меня вовремя задержали, иначе бы я натворил дел!

б) Необходимость оградить других от проявлений зла. Милиция содержится на деньги налогоплательщиков, большинство честных граждан возлагают на нее свои надежды, поэтому ее долг – оградить этих граждан от опасности.

в) Необходимость удержать других от соблазна совершить преступление. Общество должно знать, что наказание за преступление неизбежно.

В-четвертых, применение мер воздействия должно идти от наименее безболезненных к наиболее жестким. Сила должна применяться, когда исчерпаны все другие методы. Милиционер должен видеть в преступнике человека, а не просто стихийное бедствие и попытаться дать преступнику шанс остановиться самому.

В-пятых, силу в борьбе со злом должен применять только духовно и профессионально компетентный сотрудник. Нельзя лечить окружающих от зла, если ты болен им сам.

К сожалению, в милиции встречаются сотрудники, которые применяют насилие к преступникам ради собственного самоутверждения, тем самым преступая границу, отделяющую жесткость от жестокости. Ненависть к преступнику должна быть оборотной стороной любви и сострадания к тем людям, которых ты защищаешь.

И в-шестых, то, что напрямую имеет отношение к ОВД: применение силы должно оставаться в компетенции исключительно государственной власти, а значит быть исключительно правовым. Ни один сотрудник, применяющий силу, не действует от своего имени, а выступает представителем и исполнителем воли государства и права.

Подводя итог разговору о профессионально-нравственном долге, можно сказать, что он заключается в стремлении к осуществлению цели права (справедливости и безопасности) ради самой этой цели средствами, не противоречащими этой цели. Нормами закона невозможно предусмотреть все возможные случаи, поэтому сотруднику приходится осуществлять свой нравственный выбор.

Сотрудника, всегда следующего своему долгу, называют честным, вкладывая в это слово свой профессиональный смысл чести. Не случайно уже в известном нам разговоре Жеглова особенно задел намек Шарапова на то, что он “замарал” свою офицерскую, милицейскую честь.

Как известно, в понятие чести вкладывают положительную социальную оценку деятельности индивида. Кодекс чести какой-либо группы соответственно включает в себя образцы поведения. Существует и кодекс чести рядового и начальствующего состава ОВД РФ, утвержденный приказом министра внутренних дел РФ. В нем в общих чертах излагают идейно-нравственные требования к облику сотрудника, принципы и традиции, на которых строится наша служба. Главной целью этого облика является поднятие авторитета, положительной оценки ОВД в глазах всего общества. Поэтому понятие чести сотрудника ОВД можно подразделить на личную честь и “честь мундира”.

Личная честь – это позитивная самооценка и оценка сотрудника коллегами и руководством как человека, гражданина и профессионала. Делать свою работу на высоком уровне, помогать своим товарищам, сохранять добрые взаимоотношения в самых сложных ситуациях – в этом честь любого сотрудника. Уважение к нему как сотруднику ОВД напрямую зависит от его служебных действий и успехов. От чести нужно отличать понятие достоинства, то есть права человека на уважение и отношение к нему как представителю человеческого рода (достоинство надо уважать даже у преступников).

“Честь мундира” – это позитивная оценка окружающим обществом органов внутренних дел в целом на основании его отдельного представителя. Каждый из нас знает, как “тяжела” порой бывает милицейская форма, когда ты идешь в ней по улице. Одни смотрят на тебя с неодобрением и даже плохо скрытой ненавистью: тот “мотал срок”, у другого “менты забрали” друга, третий натолкнулся на нечестного и злого милиционера (в семье не без урода). Другие же, напротив, смотрят на тебя с надеждой и могут в любой момент обратиться к тебе за помощью. В такие моменты мы чувствуем себя частицами единого целого по принципу “один за всех, а все за одного”. Долг чести сотрудника – стремиться добиться позитивной оценки в глазах гражданина, терпеливо исправляя те промахи своих “коллег”, в которых ты сам, возможно, и не виноват. Гордость за свой мундир, за свою профессию в сочетании с терпеливостью и настойчивостью должны быть присущи всем нам.

В целом служба в ОВД требует от гражданина сочетания высоких моральных и профессиональных качеств, подвергая его испытаниям на нравственную и психологическую прочность. Сотрудник должен обладать ясным умом, быть отзывчивым и чутким по отношению к людям, предельно честно и даже щепетильно выполнять свои обязанности. По своей общественной значимости, по своей опасности и сложности профессию сотрудника правоохранительных органов можно приравнять к профессии защитника отечества, воина, а по предъявляемым нравственным требованиям – к профессиям врача и учителя в самом высоком смысле этих слов. Поэтому можно говорить о феномене профессионально-нравственного сознания сотрудника ОВД, в котором нельзя разделить чисто профессиональное и нравственное. Перефразируя известную поговорку “милиционерами не рождаются, милиционерами становятся”, следует отметить, что на нашей службе редко задерживаются и достигают успехов люди, которым она противопоказана психологически. Работа в органах никогда не приносит больших доходов, поэтому в ОВД редко идут, что называется “за длинным рублем”. Каждый сотрудник, который планирует сделать карьеру на этом поприще, должен ответить себе на вопрос о смысле и цели своей службы, а руководство должно вести целенаправленную работу по формированию у личного состава профессионально-нравственного сознания, позволяющего эффективно выполнять поставленные перед ОВД государством и законом цели и задачи.

3. Взаимосвязь морали и права

в профессиональной деятельности сотрудников ОВД

Нравственность и право представляют из себя две нормативные формы регулирования жизни общества. Сотрудник милиции в своей деятельности оказывается вовлеченным в сферу действия обеих этих форм, поэтому важно установить правильное соотношение нравственных и правовых норм в нашей работе.

Правовые нормы задают себе общие координаты деятельности, определяют пределы допустимого. Окончательное решение всегда остается за человеком, который определяет свою линию поведения, осуществляет свой нравственный выбор.

В своем выборе человек руководствуется нравственными принципами, то есть общепринятыми представлениями о должном. Нравственные принципы правоохранительной деятельности – это представление о том, как должны осуществляться общественная справедливость и общественная безопасность. Эти представления воплощаются в правовых нормах и приобретают обязательную силу. Важно понять, что на правоохранительную деятельность нельзя переносить абстрактные нравственные нормы, изложенные, например, в 10 библейских заповедях: не убий, не укради и т.д., или в этике поведения какой-либо группы. Профессиональные нравственные принципы подчинены главной профессиональной задаче – осуществлению цели права. Для сотрудника ОВД в ходе его служебной деятельности нравственным будет являться то, что необходимо для обеспечения безопасности граждан и утверждения общественной справедливости.

Можно выделить несколько нравственных принципов, должных воплощаться в правоохранительной деятельности. Каждый из этих принципов получает законодательной воплощение, не теряя от этого своей нравственной природы, то есть полнота его осуществления зависит от нравственного уровня личности.

Первый принцип – уважение чести и достоинства граждан. Само слово “уважение” происходит от польского “uwaga”, что означает “наблюде-ние, внимание”. Под достоинством понимается ценность человека как такового, его гордость. В современном цивилизованном обществе достоинство человека не зависит от его общественной значимости, поэтому каждый гражданин, даже преступник, может расчитывать на уважение достоинства. Как гласит ст. 1 Всемирной декларации прав человека: “... Все рождаются равными и свободными в своих правах”. В ст. 21 Конституции РФ говорится, что... “ничто не может быть основанием для унижения достоинства”. Следовательно, в правоохранительной практике недопустимы проявления жестокости, унижения, пыток. Под пыткой понимается преднамеренное причинение страданий человеку, имеющее целью получение от него нужных сведений или совершение нужных действий. Унижение – это грубое, нетактичное, высокомерное обращение с гражданами. За принуждение путем угроз, шантажа и пыток предусмотрена уголовная ответственность, но на практике встречаются случаи непопадания под правовую ответственность но, они противоречат цели права и являются безнравственными.

На практике часто могут возникать следующие проблемы: как собственно определить, на что может обидеться конкретный гражданин и отреагировать неадекватно?

В последние десять лет в нашем обществе произошло значительное социальное расслоение по материальному критерию. У представителей класса “новых русских”, которые зачастую имеют криминальное прошлое, присутствует гипертрофированное чувство собственного достоинства, граничащее зачастую с наглостью и хамством. То же самое можно сказать об отдельных представителях государственной бюрократии. Такие люди считают себя выше по статусу, чем предъявляющие им претензии работники милиции, и поэтому воспринимают замечание в свой адрес как унижение и оскорбление. Себе же они позволяют больше, чем другие, согласно поговорке: “Что положено Юпитеру, то не положено быку”. С такими гражданами сотруднику ОВД бывает особенно тяжело. Здесь должна сочетаться жесткость и бескомпромиссность с особой выдержанностью.

Вообще, в “черновой” милицейской работе сотрудник часто сталкивается с унижениями и оскорблениями в свой собственный адрес. Далеко не всякий человек по своим эмоционально-психологическим качествам способен спокойно переносить все это. Можно вспомнить случай, происшедший в одном городе. Прапорщик милиции М. всегда характеризовался по службе и в семье самым положительным образом. В свое время он побывал в боевой командировке в Чечне, что, конечно же, нашло отражение в его эмоционально-душевном состоянии. Однажды вечером четверо подвыпивших “новых русских”, столкнувшись с М., долго словесно оскорбляли его, и в конце концов один из них со словами: “Ты же урод, а не человек, ты был в Чечне” схватил М. за воротник. Мгновенно прапорщик вынул табельное оружие и расстрелял всех четверых. Эмоционально, чисто по-человечески, его поступок понятен сослуживцам и многим гражданам. Обстоятельства дела смягчили приговор суда. Но этот случай говорит о личной профнепригодности прапорщика. Милиционер должен иметь чувство собственного достоинства, но действовать он должен иначе, чем обычный человек. Оскорбляя сотрудника ОВД, правонарушитель посягает не только на его личное достоинство, но, прежде всего, на представителя общества и государства, выказывая последним явное неуважение. Сотрудник ОВД действует ради общественных и государственных интересов, поэтому он должен исключить личную обиду и неприязнь, не опускаясь до личного мщения. Как иногда говорят старые сотрудники молодым: “Да, ты еще не настоящий сотрудник, тебе ни разу в морду не плюнули.”

Само понятие “унижение” носит конкретный субъективный и ситуативный характер. То, что для одного является нормой в обращении, для другого является серьезным унижением. Например, для кого-то абсолютно неприемлемо обращение незнакомого человека на “ты” или досмотр личных вещей, сумок и т.п. Поэтому сотруднику ОВД следует придерживаться минимального стандарта общепринятых правил общения. Это прежде всего:

а) уважение в человеке его половой свободы и неприкосновенности;

б) исключение возможности насмешек и использования беспомощного состояния человека и его физических, косметических и психических недостатков;

в) необходимо всячески показывать, что сам процесс пресечения и расследования преступления не приносит лично сотруднику ОВД никакого психологического наслаждения, связанного с мучением правонарушителя.

Честь – это степень положительной оценки человека в глазах общества, его моральная заслуженность. Согласно ч. 1 ст. 23 Конституции РФ “...каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени”. В качестве синонимов понятия “доброе имя” часто используют выражения “авторитет”, “престиж”, “репутация”, “реноме”. Посягательство на честь человека – это дискредитация в глазах окружающих. Он в этом случае оказывается обесчещен, опозорен, ему наносится моральный ущерб. Непосредственный случай посягательства на честь – это клевета, преступление, за которое установлена уголовная ответственность. Но сотруднику ОВД следует помнить, что честь гражданина страдает уже от самого факта принуждения и внимания со стороны правоохранительных органов. Общественная психология такова, что люди рассуждают: “дыма без огня не бывает”. Раз человека подозревают, значит есть за что. Конечно, существует механизм опровержения и реабилитации, но он работает недостаточно эффективно. Восстановить репутацию в глазах окружающих очень сложно, порушить ее очень легко. Особняком стоит также проблема защиты доброго имени потерпевших, которые вообще без всякой причины могут страдать от вынужденного раскрытия обстоятельств дела.

Необходимо всячески внушать и пропагандировать мысль, что милиция имеет дело не только с преступниками, но и добропорядочными гражданами, и к этим гражданам просто необходимо проявлять интерес, так как это нужно для их же защиты. Например, участковому инспектору просто необходимо посещать жителей своего района просто так, а не только когда они совершают что-то противоправное.

Также необходимо, приступая к расследованию дела или предотвращению преступления, стараться индивидуально подходить к действиям с его участниками. Понятие чести имеет индивидуальную и личностную нагрузку, поэтому, например, наличие административного взыскания одному покажется “невинной” статьей, а для другого может явиться тяжелейшей психологической травмой и поставить под сомнение его служебную карьеру или семейную жизнь. Представьте себе ситуацию, когда школьный учитель попадает в милицию за пребывание на улице в нетрезвом виде (“с кем не бывает!”), а сотрудник ОВД отправляет соответствующую бумагу ему на работу.

Из принципа уважения чести и достоинства органично вытекает принцип охраны тайн частной жизни граждан. Частная жизнь – это область жизнедеятельности, которая относится только к отдельному лицу, касается только его, а не общества, государства и не подлежит контролю с их стороны. Общества подразделяются на демократические и тоталитарные в зависимости от того, насколько в них уважается частная жизнь граждан.

Правоохранительные органы вынужденно могут вторгаться в частную жизнь граждан, поэтому они должны действовать только в рамках закона и не разглашать тех сведений, которые на имеют отношения к делу, могут опорочить гражданина.

Тайны частной жизни делятся на личные и семейные, которые могут совпадать или нет. К личным тайнам относятся сведения о состоянии здоровья, любовных связях, привычках, физических недостатках, социальном прошлом. К семейной тайне в чистом виде можно отнести факт усыновления детей. Законодательство в минимальной степени гарантирует тайну частной жизни в положениях неприкосновенности жилища, недопущения несанкционированной слежки и прослушивания, врачебной тайны, тайны исповеди, вкладов, завещания, усыновления. Но зачастую люди не желают разглашения гораздо более широкого спектра фактов своей жизни. Сотрудник милиции должен учитывать это, в частности, знать о таком нравственно-психологическом явлении как стыд.

Стыд – это субъективная психологическая установка человека на запрет определенных публичных действий. Стыдливость людей следует учитывать кроме вышеназванных ситуаций при проведении обыска (особенно личного), выемки, ареста.

Следующий принцип – это уважение прав, свобод и законных интересов граждан. Сотрудник милиции обязан предоставить гражданам всю информацию о их правах и обязанностях и дать возможность их осуществить. В законодательстве есть положение о том, что права и обязанности, а также возможная правовая ответственность должны быть разъяснены гражданину. Однако возникает проблема: разные люди обладают различными способностями к пониманию, поэтому сотрудник может отделаться формальным разъяснением. Таким образом, все зависит от его добросовестного отношения к делу и уважения прав гражданина.

Также к этому принципу имеет отношение презумпция невиновности. Так как никто не может быть объявлен преступником до приговора суда, сотрудник правоохранительных органов должен выбрать оптимальную линию поведения по отношению к подозреваемому. Беспристрастность, сдержанность, вежливость, принципиальность являются гарантией соблюдения законности.

Следование нравственности, нормам профессиональной деятельности есть необходимое условие здорового, нормального правосознания сотрудников ОВД. Нравственные нормы, принципы и требования предъявляют сотруднику выбор в выводах и решениях не в силу формальных предписаний закона, а исходя из его собственного признания их как необходимости. Правовая норма должна быть подчинена цели права. Абсолютизация нормы, “буквы” закона в ущерб его “духу” на самом деле ведет к противоположным желаемым результатам. Как писал в свое время Цицерон: “Высшее право – это высшая несправедливость, высший закон – это высшее беззаконие”. Применяя законы на практике, следует иметь в виду не только их формальную сторону, но и объективное назначение. Под действие законов попадают не абстрактные “индивиды вообще”, а люди с конкретными признаками, мотивами, судьбами. Поэтому в сознании сотрудника правоохранительных органов ситуация получает и нравственную, и правовую оценку. Сотрудник оценивает поступок граждан с точки зрения правовой нормы, но меру воздействия на них, линию своего поведения он должен выбрать, исходя из своей внутренней убежденности в правоте своих действий. Поскольку цель права – защита справедливости и свободы, безопасности граждан, профессионально-нравственное сознание сотрудника должно быть ориентировано, в первую очередь, на эти ценности. Нравственное – это то, что служит цели права, а правовым является то, что служит воплощению тех нравственных принципов и ценностей, о которых было сказано выше. Наш сотрудник защищает эти принципы, и в этом заключается взаимосвязь нравственного и правового в его службе.

Контрольные вопросы

1. Находятся ли в противоречии общечеловеческая мораль и профессиональная мораль сотрудников ОВД?

2. Почему сотрудник ОВД в своей работе должен всегда оставаться в рамках закона?

3. Что такое “цель права”?

4. Какой смысл Вы вкладываете в понятие “честь мундира”?

5. Как Вы относитесь к известному выражению “цель оправдывает средства”, если речь идет о работе ОВД?

Тесты

1. Конечно же, вы помните фильм “Место встречи изменить нельзя”. Герои фильма Жеглов и Шарапов задерживают вора-карманника, и для того, чтобы арестовать его, Жеглов незаметно подбрасывает ему в карман кошелек. Шарапов полагает, что так поступать нельзя, а Жеглов – наоборот, что преступника можно обезвредить любым способом. Какое из следующих суждений по поводу произошедшего верно с точки зрения профессиональной этики?

1) Жеглов прав, так как цель всегда оправдывает средства.

2) Так можно поступать, если речь идет о преступнике, посягающем на жизнь и здоровье человека.

3) Это допустимо, если преступник ведет себя нагло и вызывающе по отношению к сотруднику милиции.

4) Прав Шарапов, так как деятельность милиции должна быть подчинена исключительно закону.

2. Сержант милиции, разыскивая преступницу, заглянул в кафе и задержал по подозрению одну гражданку, предложив ей пройти с ним в райотдел. Та согласилась. Но проходя по залу, уже у самых дверей, она, убедившись, что на них никто не смотрит, достала из сумочки упакованную пачку денег и ловко сунула ему в руку со словами “бери и разойдемся”. Как, по Вашему мнению, должен вести себя в такой ситуации сержант милиции?

1) Допустимо, чтобы сержант взял деньги и отпустил женщину в том случае, если сержанту уже четыре месяца не выплачивали денежного содержания.

2) Сержант может отпустить женщину, взяв деньги, если ему нечем кормить семью и ему известно, что разыскивают ее не за тяжкое преступление.

3) Сержант ни в коем случае не должен идти на нарушение закона и служебного долга.

3. “Новый русский” на автомобиле совершает наезд на 19-летнюю девушку, единственную дочь матери-одиночки. Девушка умирает в больнице. Следствие заходит в тупик из-за недостаточности улик, а более всего, из-за того, что в ход пущены большие деньги и связи подозреваемого. Отчаявшись найти справедливость, мать девушки нанимает киллера и расправляется с убийцей дочери. Следователь, берущийся за дело, быстро выясняет истину, но уничтожает все улики против матери девушки и отпускает ее. Как Вы относитесь к действиям следователя?

1) Следователь абсолютно прав, так как поступил по-человечески, сострадая бедной матери, понимая ее жажду справедливости.

2) Следователь поступил неправильно, противозаконно, так как он должен на своем месте заниматься своими делами и не лезть в чужие дела.

3) Следователю нужно довести дело до конца, но при этом непременно направить в суд ходатайство, содержащее просьбу учесть неуравновешенное, вызванное большим горем состояние матери и не применять к ней меру наказания в виде лишения свободы.

4. Что, по Вашему мнению, представляет собой Ваш профессиональный долг?

1) Профессиональный долг – это обязанность выполнять все распоряжения и инструкции начальства.

2) Профессиональный долг – это обязанность при выполнении служебных задач всегда следовать общепринятым нормам морали и нравственности.

3) Профессиональный долг – это обязанность всеми силами защищать правопорядок, права, свободы и интересы граждан.

4) Профессиональный долг – это обязанность неуклонно соблюдать нормы закона.

5. С какими из нижеприведенных суждений Вы, скорее всего, согласитесь?

1) Уважение к закону подразумевает точное исполнение всех его норм.

2) Уважение к закону подразумевает реализацию закона в интересах граждан и обеспечение правопорядка.

3) Уважение к закону подразумевает умение выполнить поставленные перед собой в ходе служебной деятельности цели, не попадая под санкцию закона.

Тема 6. НОРМАТИВНО-ПРАВОВАЯ ОСНОВА
ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ МОРАЛИ СОТРУДНИКОВ ОВД

1. Понятие профессиональной морали сотрудников ОВД: особенности ее современное состояние. Понятие источников профессиональной морали сотрудников ОВД.

2. Типология основных норм профессиональной морали сотрудников ОВД. Соотношение внутригосударственных и нравственно-правовых норм международных, регулирующих профессиональную деятельность сотрудников ОВД.

3. П ричины нарушения норм профессиональной морали в коллективах ОВД. Социальная и духовная ценность права. Задачи правового просвещения и воспитания сотрудников ОВД.

Данная тема является одной из основных в курсе профессиональной этики сотрудников ОВД.

Теоретическая актуальность темы прослеживается по следующим позициям:

– понятие профессиональной (или правовой) морали сотрудников ОВД, как и ее особенности, конкретизируется через понятие источников профессиональной морали;

– рассматриваются основные нравственно-правовые нормы, регулирующие профессиональное сознание и профессиональную деятельность сотрудников ОВД, закрепленные во внутригосударственных и международных нормативно-правовых актах, а также неинституциональные нормы, действующие в коллективах ОВД;

– выделяются причины, в силу которых многие сотрудники ОВД пренебрегают нормами профессиональной морали в своей повседневной деятельности, показываются негативные для личности сотрудника милиции и для общества последствия такого пренебрежения.

Практическая актуальность темы и вовсе лежит на поверхности. Она заключается в том, что по своей природе нравственно-правовые нормы, как институциональные, так и неинституциональные, составляют ядро профессионального сознания и профессиональной культуры сотрудников ОВД. Изучение и практическое использование таких норм в любом цивилизованном обществе – необходимое условие качественной и эффективной деятельности сотрудников правоохранительных органов. Без следования нормам профессиональной морали сотрудниками ОВД, всеми лицами юридических профессий, курс на создание демократического правового государства остается только теоретической моделью.

1. Понятие профессиональной морали сотрудников ОВД:

особенности, ее современное состояние.

Понятие источников профессиональной морали сотрудников ОВД

Существование особой профессиональной морали сотрудников ОВД (шире – правовой морали) доказывается двумя рядами обстоятельств. Первый ряд обстоятельств давно отмечен в литературе. Это наличие специфического объекта профессиональной деятельности сотрудников ОВД, а также ее специфической цели. Таковым объектом является другой человек, индивидуальный и коллективный субъект, а также коренные интересы личности, общества и государства. Цель профессиональной деятельности сотрудников основных подразделений ОВД, как и всякой профессиональной юридической деятельности со времен появления первых юристов в Древнем Риме периода республики, формулируется в естественно-правовых или нравственно-правовых понятиях. Таковой целью является обеспечение и защита прав человека и гражданина путем предотвращения, раскрытия и наказания преступлений против личности, общества и государства.

Эта цель конкретизируется в содержании профессиональной деятельности юристов разных специализаций, в том числе, сотрудников органов внутренних дел. Так, содержанием профессиональной деятельности следователей ОВД, а также органов федеральной службы безопасности, федеральных органов налоговой полиции и, частично, прокуратуры, будет производство предварительного следствия по уголовным делам, что включает в себя поэтапное производство следственных и иных процессуальных действий. Содержание профессиональной деятельности оперативных работников заключается в гласном или негласном проведении оперативно-розыскных мероприятий, таких, как опрос граждан, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, проверочная закупка, исследование предметов и документов, наблюдение, отождествление личности, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, контролируемая поставка, оперативное внедрение, оперативный эксперимент. Содержание профессиональной деятельности участковых инспекторов состоит в обеспечении порядка и безопасности граждан на вверенных им участках путем обхода граждан, правовой помощи, первичного расследования правонарушений, профилактических бесед и т.д. И, наконец, содержание профессиональной деятельности работников ГИБДД и ППС заключается в осуществлении мероприятий по поддержанию порядка и безопасности на дорогах и улицах населенных пунктов.

Свой профессиональный долг любой сотрудник ОВД выполняет в тесном повседневном общении с людьми, как мирными гражданами, так и правонарушителями или участниками уголовного процесса. Понятно, что профессиональное общение сотрудника милиции с гражданами имеет свои особенности.

Второй ряд обстоятельств связан с тем, что в профессиональном общении сотрудников ОВД с гражданами разных категорий общеморальные нормы, принципы и оценки срабатывают далеко не всегда. Приведем пример из практики борьбы с незаконным хранением и сбытом наркотиков.

В 1998 г. в г. Верхняя Пышма Свердловской области группа по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в составе 9 человек за полгода работы выявила “125 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков; из них 77 тяжких, 36 особо тяжких; ликвидировано 24 устойчивых канала сбыта наркотиков, в том числе, с территории республики Таджикистан. Из незаконного оборота изъято более десятка килограммов различных видов наркотиков, в том числе и героина. Всего по материалам группы возбуждено 280 уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Тогда как за 10 месяцев 1977 г. на территории г. Верхняя Пышма за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, возбуждено всего 96 уголовных дел, из которых только 26 тяжких и 14 особо тяжких” (Черепанов А.А. Доклад на научно-практической конференции “Теория и практика противодействия наркомании в Уральском регионе”. 20.11.98. С. 1–2). Известно, что при задержании сбытчики наркотиков часто оказывают вооруженное сопротивление, что вынуждает группу захвата прибегать к насилию, в том числе вооруженному. О каком моральном долге, требующем доброжелательного отношения к гражданам со стороны участников группы захвата может идти речь? Отметим к тому же, что в условиях экстремальной ситуации, прямой угрозы для жизни людей, группа захвата проводит осмотр места происшествия без понятых, что нарушает требование ст. 179 УПК РСФСР. В дальнейшем же, множество уголовных дел в отношении организованных групп преступников прекращается именно по этой причине. Основной аргумент защиты и следователя при прекра-щении уголовного преследования заключается в том, что сотрудники ми-лиции могли подложить вещественные доказательства в отсутствии понятых (Там же. С. 7).

Приведенный пример является не исключением, но правилом общения сотрудников ОВД с преступниками в экстремальных условиях. Разд. IV федерального закона “О милиции” допускает применение сотрудниками милиции физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, “если ненасильственные способы не обеспечивают выполнения возложенных на милицию обязанностей” (федеральные законы “О милиции”, “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”. Екатеринбург, 1998. С. 17).

Ст. 3 федерального закона “Об адвокатуре” обязывает адвоката защищать интересы своего подзащитного даже в том случае, если сам адвокат не уверен в его невиновности, и такая норма также не может оцениваться как моральная со стороны общественного мнения. Эта норма, однако, составляет одну из специфических норм профессиональной морали адвоката. Подобные специфические моральные нормы существуют в профессиональной деятельности и профессиональном общении сотрудников всех подразделений правоохранительных органов, юристов всех специализаций.

Профессиональную мораль сотрудников ОВД (шире – правовую мораль) мы определим как такие нормы и принципы, которые регламентируют и защищают основные права человека и гражданина, в том числе правонарушителя и участника уголовного процесса. Такие принципы и нормы регулируют профессиональное общение сотрудников ОВД с гражданами разных категорий, что совершенно необходимо для эффективного выполнения профессиональных задач.

Нормы профессиональной морали сотрудников ОВД в сравнении с нормами обычной морали имеют ряд особенностей. Выделим главные из них:

а) нормы профессиональной морали сотрудников ОВД имеют институционально-внеинституциональный характер. Это значит, что ряд норм профессиональной морали сотрудников ОВД закреплен в действующем международном и отечественном законодательстве, а другой ряд норм существует как неписаные правила межличностного общения и профессиональной деятельности сотрудников милиции;

б) нормы профессиональной морали сотрудников ОВД предусматривают возможность применения физической силы, спецсредств и огнестрельного оружия в оговоренных законом случаях;

в) за соблюдением норм профессиональной морали ведется строгий контроль со стороны служб собственной безопасности, общественного мнения и СМИ.

Следует провести различие между понятиями правовой морали и деонтологией. Деонтология (в переводе с греческого “учение о долге”) – это представление о правильном, достойном, должном поведении сотрудников правоохранительных органов. Такие представления и правила должного поведения закреплены в “Кодексе чести рядового и начальствующего состава Российской Федерации”, который составлен в соответствии с международным “Кодексом поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка” (принят в 1979 г.).

Свои деонтологические кодексы имеют и другие профессиональные группы, в том числе и преступные группировки. Тогда как профессиональная мораль сотрудников ОВД (шире – правовая мораль) фиксирует не сферу должного, но реально существующего профессионального общения сотрудников милиции с различными категориями граждан с его неписаными правилами, проблемами, противоречиями. Ценность понятия правовой морали – в его методологичности, в том, что это понятие является инструментом анализа нравственной составляющей профессиональной деятельности и профессионального общения сотрудников ОВД.

Перейдем к вопросу об источниках профессиональной морали сотрудников ОВД. Правовая мораль представляет собой нравственное содержание права, следовательно, ее источники совпадают с источниками права. Понятие источников права широко и с давних пор используется в правоведении в двух основных значениях. Во-первых, под источниками права понимают причины, в силу которых право возникает. Но только не всякие причины, а лишь такие, которые придают ему обязательный, императивный характер. Во-вторых, понятие источников права обозначает основные формы существования права.

Правоведы разных школ традиционно выделяют три основных источника права: обычай, закон и профессиональную юридическую деятельность (в частности, судебный прецедент). “Закону, прецеденту и обычаю свойственно возводить известные правила на степень норм позитивного права: в этом смысле мы и можем назвать закон, прецедент и множественный прецедент – обычай – источниками права. Итак, под источниками позитивного права следует подразумевать те причины или условия, которые сообщают известным правилам значение норм позитивного права. Все эти причины или условия, собственно говоря, сводятся к одному первоначальному условию, следовательно, к одному первоначальному источнику права: таковым является авторитет того общества людей, в котором действуют данные нормы позитивного права” (Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб., 1999. С. 97–98). Стало быть, для правовой морали мы выделим и рассмотрим источники, аналогичные источникам позитивного права: обычай (ментальные традиции отечественного правосознания), закон (внутригосударственные и международные нормативно-правовые акты) и профессиональную деятельность сотрудников ОВД. Порядок рассмотрения источников правовой морали изберем произвольный.

1. Внутригосударственные нормативно-правовые акты. Они имеют силу закона, то есть обязательны для исполнения, а нарушение их может повлечь за собой наступление юридической ответственности. Важнейшим нормативно-правовым актом в этом ряду является, конечно, Конституция Российской Федерации (принята 12 декабря 1993 г.). Ст. 2 Конституции РФ, а также гл. 2 “Прав и свобод человека и гражданина” определяют основные нормы о правах человека, составляют основу правового статуса личности в Российской Федерации. Ранее отмечено, что данные статьи являются прямым перенесением норм международного права. Для квалифицированной профессиональной деятельности сотрудникам ОВД сегодня совершенно необходимо знать содержание основных прав и свобод человека, закрепленных в Конституции РФ постатейно. И не просто знать, а руководствоваться этим знанием в любых, даже самых сложных ситуациях профессионального общения. Не лишним будет напомнить, что важнейшими статьями Конституции РФ об основных правах и свободах человека и гражданина являются: ст. 19 – о равенстве всех граждан перед законом и судом; ст. 20 – о праве каждого человека на жизнь; ст. 21 – о том, что достоинство личности охраняется государством; ст. 22 – о свободе и личной неприкосновенности граждан; ст. 23 – о неприкосновенности частной жизни, праве защиты своей чести и доброго имени; ст. 25 – о неприкосновенности жилища. Ст. 28 Конституции РФ гарантирует свободу совести; ст. 29 – свободу мысли и слова; ст. 35 устанавливает право частной собственности, охраняемое законом. Ст. 37 утверждает право каждого гражданина РФ на свободный труд; ст. 41 – право на охрану здоровья и медицинскую помощь; ст. 42 – право на благоприятную окружающую среду и достоверную информацию о ее состоянии; ст. 43 – право на образование. Ст. 45 гарантирует государственную защиту прав и свобод человека в Российской Федерации, ст. 49 устанавливает презумпцию невиновности каждого обвиняемого в совершении преступления до тех пор, пока его виновность не будет доказана законным порядком и установлена приговором суда.

Далее, среди внутригосударственных нормативно-правовых актов – источников правовой морали следует назвать федеральные законы “О милиции” (1991 г.), “Об оперативно-розыскной деятельности” (1995 г.), “О чрезвычайном положении” (1991 г.), “О безопасности” (1991 г.), “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” (1995 г.), соответствующие статьи Уголовного кодекса РФ (принят 24 мая 1996 г.), Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (принят 27 октября 1960 г.). Особое значение сегодня имеет Федеральный закон “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан” (1993 г.).

К этой же группе источников правовой морали следует отнести разного рода кодексы, уставы, инструкции, присяги, документы “внутрен-него пользования”. Они не имеют силы закона, но тем не менее регулируют отдельные стороны профессиональной деятельности и профессионального общения сотрудников ОВД, в частности, используются при проведении служебных ритуалов и церемоний. В качестве примера назовем “Кодекс чести рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации”. Назначение и смысл подобных кодексов и присяг не только в том, чтобы поддерживать у сотрудников ОВД чувство солидарности и профессиональной чести. Смысл этот гораздо глубже, он заключается в укреплении профессионального и общечеловеческого долга путем внешнего ритуального проявления. Огромную роль ритуалов и церемоний в организации государственной, общественной и частной жизни людей показал Конфуций (VI –V вв. до н. э.).

2. Международные нормативно-правовые акты. Здесь определены международные стандарты,то есть обязательный нормативный минимум правового статуса личности для государств –членов ООН и Совета Европы.Основными документами в этой группе источников являются: “Всеобщая декларация прав человека” (1948 г.), “Конвенция о защите прав человека иосновных свобод” (1953 г.), “Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания” (1984 г.), “Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания” (1987 г.), “Международный пакт о гражданских и политических правах” (1966 г.), “Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него”, “Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него”, “Минимальные стандартные правила обращения с заключенными” (1977 г.), “Основные принципы обращения с заключенными” (1990 г.), “Свод принципов защиты всех лиц, подвергающихся задержанию и заключению в какой бы то ни было форме” (1988 г.), а также “Конвенция о правах ребенка” (1989 г.).

К числу международных документов – источников правовой морали, которые не имеют силы закона, относятся: “Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка” (1979 г.), “Декларация о полиции” (1979 г.), “Основные принципы, касающиеся роли юристов” (Восьмой конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с нарушителями. 1990 г.). “Основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка” (Там же). О соотноношении нравственно-правовых норм в международном и отечественном законодательстве будет сказано в следующем вопросе главы.

3. Ментальные традиции. Они имеются в правосознании каждого народа, любой социальной группы и составляют важный источник правовой морали. На этом вопросе в силу его слабой представленности в литературе остановимся подробнее.

Менталитет – модное сегодня понятие латинского происхождения. Его аналог имеется во всех индоевропейских языках и переводится как “образ мыслей”. Поэтому под ментальными традициями правосознания мы будем понимать естественно-историческое понимание права, представления и оценочные схемы права, которые имеются у разных социальных групп нашего общества и определяют устойчивое, не только сознательное, но и бессознательное отношение к праву. С пониманием права в отечественном правосознании ситуация никогда не была простой. Сегодня в нашем правосознании ясно выделяются три основные традиции, три разных, во многом противоположных, “образа права”. Эти традиции восходят, по-видимому, к бытовому укладу, социальной и политической организации жизни древних славян. Кратко раскроем каждую из них.

Самой древней и устойчивой ментальной традицией отечественного правосознания следует считать правовой нигилизм. Правовой нигилизм представляет собой отрицание или непризнание социальной необходимости и ценности права, его организующего и дисциплинирующего воздействия на жизнь личности и общества. Правовой нигилизм как состояние отечественного правосознания глубоко и всесторонне проанализирован русскими философами и теоретиками права на рубеже XIX–XX вв. – Н. Бердяевым, И. Ильиным, Б. Кистяковским, П. Новгородцевым, В. Соловьевым. В качестве причин появления и массового распространения правового нигилизма отечественные мыслители выделяли общинный образ жизни русского народа, отсутствие развитого института частной собственности, подчиненность личностного начала коллективному, соборному, особенности национального характера. Не в последнем ряду здесь стоит сознание русской интеллигенции, “ее отщепенство, ее отчуждение от государства и враждебность ему” (Струве П.Б. Интеллигенция и революция // Вехи: Сб. ст. о русской революции. СПб., 1990. С. 160).

Указанные причины привели к укоренению в правосознании практически всех слоев российского общества негативного образа права как дубины в руках властей. С помощью этого инструмента она, власть, выколачивает налоги, наказывает провинившихся, держит в подчинении неимущий и безропотный народ. Правовой нигилизм был многократно усилен идеологией классического марксизма (критика буржуазного, а по сути гражданского, права) и марксизма-ленинизма (идея диктатуры пролетариата, то есть власти рабочего класса, не ограниченной законом, положение об отмирании права с переходом к коммунизму), а также тоталитарным политическим режимом в годы советской власти. Наследство, оставленное Советской властью постсоветским государствам, не включало правового строя… На протяжении всей российской истории правитель (царь или генсек) всегда стоял над законом, и законы служили просто инструментом правления. В советский период широко распространился правовой нигилизм, в рамках которого циничное пренебрежение правом и законом стало нормой политической жизни. Правосудие было благосклонно к людям, занимавшим высокое положение, а в отношении остальных демонстрировало то, что критики называют “обвинительным уклоном”… Люди понимали происходящее и не доверяли судам, относясь к ним как к придаткам органов принуждения, обслуживающим государственные интересы. Хуже всего было то, что это недоверие глубоко укоренилось” (Питер Г. Соломон. Проблемы развития правового строя в постсоветской России. М., 1997. С. 4–6).

Формы проявления правового нигилизма сегодня многообразны. Выделим главные из них. Во-первых, это непонимание смысла права и его языка, что проявляется, например, в неумении оформить самые простые юридические документы: доверенность, завещание или заявление в милицию. Во-вторых, это полное невежество в отношении своих прав человека и гражданина и, соответственно, обязанностей. В-третьих, это недоверие и боязнь любых представителей юридической профессии, в частности, сотрудников правоохранительных органов. Такое недоверие проявляется в отказе от сотрудничества с представителями власти, в проявлении неуважения и низкой оценке профессиональной деятельности сотрудников милиции, их деловых и моральных качеств.

Вторую ментальную традицию отечественного правосознания мы вслед за П.И. Новгородцевым и И.А. Ильиным назовем либеральной. “В России, как и в других странах, имеются достаточные “правовые корни” – исторические правовые предпосылки, которые, в конечном итоге, в начале XX столетия предопределили высокую значимость в утверждении либеральной цивилизации на российской земле (Алексеев С.С. Философия права. М., 1997. С. 265). Право в рамках этой традиции понимается в том смысле, который предложил И. Кант: право есть практическая свобода каждого человека и гражданина, которая ограничена законом и регулируется имеющимися представлениями о справедливости и формальном равенстве личностей. Такое понимание права в России не было широко распространено, оно не укоренилось в народе. Либеральное правопонимание было присуще интеллектуальной и юридической элите – представителям отечественного правоведения и философии права (Б.Н. Чичерин, П.И. Новгородцев, И.А. Ильин, Н.Н. Алексеев, Е.Н. Трубецкой и др.), а также практикам либеральной русской юриспруденции (А.Ф. Кони, Ф.Н. Плевако, М.Ф. Громницкий и др.).

Следует отметить, что практическая деятельность, публицистические и научные труды представителей либеральной русской юриспруденции достойны изучения в качестве самостоятельного источника правовой морали. На первое место в своей деятельности классики русской юриспруденции безоговорочно ставили неуклонное соблюдение закона и защиту прав человека и гражданина. При этом все они были блестящими судебными ораторами. В качестве примеров назовем обвинительную речь М.Ф. Громницкого в 1867 г. в Московском окружном суде по делу о бывшем студенте Данилове или наставление присяжным заседателям, произнесенное председательствующим А.Ф. Кони в 1878 г. в Петербургском окружном суде по делу Веры Засулич (См.: Суд присяжных в России: громкие уголовные процессы 1864–1917 гг. Л., 1991. С. 93–103; 306–316).

Третья ментальная традиция отечественного правосозания может быть названа этатизмом, “державностью”. В соответствии с ней государство воспринимается как патерн, а его глава – как отец, который стоит над законом и обладает безбрежной властью, вольный поэтому казнить или миловать своих подданных. Такую бессознательную установку русского человека на сильное государство, на то, что верховная власть способна решить все его проблемы, включая повседневные, Н.А. Бердяев называл чертой нашего национального характера. Такая традиция, несомненно, присутствует в политико-правовых построениях евразийцев, Вл. Соловьева, а практически она проявляется в излишней политизированности российского общества, в том, что многие представители власти служат не закону, но начальству, в отождествлении общества и государства в массовом сознании. Слабость реальных институтов гражданского общества в нашей стране, которые начинаются с чистоты в подъезде собственного дома, с налаженности и организованности форм повседневной жизни, также является данью рассматриваемой традиции отечественного правосознания.

Все три рассмотренные традиции отечественного правосознания сосуществуют в настоящее время в основных слоях российского общества, все они являются источниками существующей ныне (а не идеальной, желаемой) правовой морали, ни одна из выделенных традиций не является ни “хорошей”, ни “плохой”. В качестве прогноза отметим, что из взаимодействия данных традиций (конечно, при условии доведения до конца судебной и правовой реформ, достижения стабильности в российском обществе) постепенно может возникнуть новый, специфически российский тип правосознания. Его философский прообраз прорисован в трудах И.А. Ильина, С.Л. Франка, евразийцев. В таком понимании права принципы индивидуализма и коллективизма сочетаются на общечеловечески-нравственной или религиозной основе. Для рождения нового правопонимания необходимо длительное время и усилия, естественно-историческая смена поколений.

4. Профессиональная деятельность сотрудников ОВД. Здесь повсеместно действуют стихийно сложившиеся в рамках традиций отечественного правосознания, неинституциональные, неписаные нормы профессиональной морали. Примером нигилистической нравственно-правовой нормы является прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования без законных оснований вследствие получения сотрудником ОВД взятки или предоставление за взятку внеочередного свидания заключенного с родственниками или иными лицами (именно таких сотрудников милиции презрительно называют “ментами”). Либеральной нравственно-правовой нормой является стремление сотрудников милиции в здоровых коллективах ответственно выполнять свой профессиональный долг в самых сложных и непредсказуемых ситуациях. И, наконец, примером неписаной нормы профессиональной морали, идущей от этатистской традиции, является действующее во многих коллективах ОВД правило “начальник всегда прав”. Отметим также, что неинституциональные нормы правовой морали незыблемы, они регулируют профессиональную деятельность и профессиональное общение сотрудников милиции порой сильнее самих законов.

2. Типология основных норм

профессиональной морали сотрудников ОВД.

Соотношение внутригосударственных и международных

нравственно-правовых норм, регулирующих

профессиональную деятельность сотрудников ОВД

Перечень основных внутригосударственных и международных нормативно-правовых актов – источников правовой морали дан в первом вопросе лекции. Все нравственно-правовые нормы, которые закреплены в них и призваны регулировать профессиональное общение и профессиональную деятельность сотрудников ОВД, по своему содержанию отчетливо разделяются на три группы. За критерий классификации берется степень общности данных норм, которая определяется сферой их практического применения. С этой точки зрения выделяются общие нравственно-правовые нормы – они обязательны для всех граждан – участников того или иного правоотношения; особенные нравственно-правовые нормы – они обязательны для лиц юридических профессий, в том числе и для сотрудников органов внутренних дел; единичные нравственно-правовые нормы – они регламентируют отношения сотрудников органов внутренних дел с различными категориями граждан. В нашей типологии мы обратим преимущественное внимание на нравственно-правовые нормы в международных, а не внутригосударственных документах, поскольку международные нормативно-правовые акты менее известны и доступны сотрудникам ОВД.

1-я группа нравственно-правовых норм определяет объем и содержание основных прав человека в международных нормативно-правовых актах и основные права человека и гражданина во внутригосударственных документах. Основополагающим документом здесь является “Всеобщая декларация прав человека” (принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.). В ст. 1 –13, 18–20, 28, 29 Декларации закреплены основные права человека, неотъемлемые от него, данные ему от рождения как существу разумному и социальному, а также определены его основные обязанности перед обществом.

Нормы-дозволения раскрывают содержание неотъемлемых прав человека. Так, ст. 1 “Всеобщей декларации прав человека” провозглашает, что все люди являются свободными от рождения и равными в своем достоинстве и правах. Ст. 3 указанного документа закрепляет неотъемлемое право каждого человека на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. Ст. 17 утверждает право каждого человека на владение имуществом; ст. 19 – право на свободу убеждений и их выражение. Особо выделим содержание ст. 28: “Каждый человек имеет право на социальный и международный порядок, при котором права и свободы, изложенные в настоящей декларации, могут быть полностью осуществлены” (Сокова З.К. Профессиональная этика: Нормативно-правовая основа. Орел, 1998. С. 96).

Нормы-ограничения устанавливают границы свободе каждого человека, эти границы определяются свободой других людей. Ст. 29 “Всеобщей декларации прав человека” утверждает не только права, но и обязанности каждого человека перед обществом, а также справедливые ограничения в осуществлении его прав и свобод. Эти ограничения “установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе” (Там же. С. 96).

И, наконец, нормы-запреты предписывают воздерживаться от действий, которые нарушают основные права и свободы человека. Ст. 5 “Всеобщей декларации прав человека” налагает запрет на пытки и жестокое, бесчеловечное, унижающее достоинство человека обращение и наказание. Ст. 9 запрещает подвергать кого бы то ни было произвольному аресту, задержанию или изгнанию. В ст. 11 утверждается презумпция невиновности любого человека, подозреваемого в совершении преступления, а в ст. 12 закреплен запрет на произвольное вмешательство в личную и семейную жизнь каждого человека, на посягательства на неприкосновенность его жилища и тайну его корреспонденции.

Данные нормы о правах человека конкретизируются и дополняются в остальных международных документах применительно к различным субъектам правоотношений, разным правовым ситуациям. Например, норма о запрете пыток или жестокого, унижающего достоинство человека обращения или наказания, закрепленная в ст. 5 “Всеобщей декларации прав человека”, конкретизируется в ст. 33–36 “Конвенции о правах ребенка” (принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1989 г.). В ст. 34 Конвенции закреплена норма о государственной защите ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения. Эта же норма конкретизируется в ст. 10 “Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания” (принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от декабря 1984 г.). В данной статье закрепляется норма о включении в программы подготовки персонала правоприменительных органов учебных материалов и информации относительно запрещения пыток, а также о включении данного запрета в правила и инструкции об обязанностях любых таких лиц.

2-я группа нравственно-правовых норм определяет основные правомочия и профессиональные обязанности юристов различных специализаций, сотрудников внутренних служб. Здесь из международных документов следует назвать “Основные принципы, касающиеся роли юристов” (Восьмой Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. 1990 г.), “Основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка” (там же), а также “Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка” (принят резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 1979 г.). Как уже отмечалось, данные международные документы не имеют силы закона, поэтому, к сожалению, отступление сотрудниками правоохранительных органов от нравственно-правовых норм, закрепленных в них, не влечет за собой юридической ответственности.

Для наших целей наибольший интерес представляет “Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка”, так как в восьми статьях этого документа и комментариях к ним закреплены основные нравственно-правовые нормы, регулирующие профессиональную деятельность и профессиональное общение сотрудников правоохранительных органов. Этот документ можно рассматривать как международный кодекс профессиональной морали сотрудников внутренних служб. Поэтому мы кратко раскроем содержание каждой из 8 его статей.

В ст. 1 говорится о профессиональном долге должностных лиц по поддержанию правопорядка и высокой степени их ответственности, при этом долг определяется как служение общине и защита всех лиц от противоправных актов. Ст. 2 говорит о необходимости для должностных лиц по поддержанию правопорядка при выполнении своих служебных обязанностей уважать и защищать человеческое достоинство и права человека по отношению ко всем лицам. В ст. 3 определена норма применения силы должностными лицами по поддержанию правопорядка. Сила может применяться лишь в случае крайней необходимости и только в той мере, какая требуется для выполнения профессионального долга. Ст. 4 закрепляет норму о сохранении в тайне сведений конфиденциального характера, которые получают сотрудники правоохранительных органов при исполнении служебных обязанностей. В ст. 5 утверждается норма, согласно которой недопустимы осуществление, терпимое отношение или подстрекательство к пыткам или жестоким, бесчеловечным, унижающим достоинство видам обращения и наказания. При этом “ни одно должностное лицо по поддержанию правопорядка не может ссылаться на распоряжение вышестоящих лиц или такие исключительные обстоятельства, как состояние войны или угроза войны, угроза национальной безопасности, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение для оправдания пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания” (Международные стандарты деятельности правоохранительных органов и уголовно-исполнительной системы: Сб. док. Екатеринбург, 1999. С. 21). В ст. 6 закреплена норма об обеспечении охраны здоровья задержанных лиц, в случае необходимости оказания им медицинской помощи. Норма, закрепленная в ст. 7, запрещает должностным лицам по поддержанию правопорядка совершать какие-либо акты коррупции, она также предписывает всемерно препятствовать таким актам и бороться с ними. И, наконец, ст. 8 “Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка” говорит об уважении сотрудниками правоохранительных органов закона и настоящего кодекса.

В отечественном законодательстве права и должностные обязанности сотрудников основных подразделений ОВД определены в соответствующих статьях общих разделов Федеральных законов “О милиции”, “Об оперативно-розыскной деятельности”, а также Уголовно-процессуаль-ного кодекса РСФСР и Уголовно-исполнительного кодекса РФ.

3-я группа нравственно-правовых норм определяет отношения сотрудников правоохранительных органов к различным категориям граждан, прежде всего, к подвергнувшимся пыткам, заключенным под стражу и отбывающим наказание в виде лишения свободы. Основными международными документами, в которых закреплены нравственно-правовые нормы данного вида, являются: “Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания” (принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1984 г.), “Минимальные стандартные правила обращения с заключенными” (одобрены Экономическим и Социальным Советом ООН резолюциями от 31 июля 1957 г. и 13 мая 1977 г.), “Основные принципы обращения с заключенными” (приняты резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1990 г.), а также “Свод принципов защиты всех лиц, подвергающихся задержанию или заключению в какой бы то ни было форме” (утвержден резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г.). Согласно данным нормативным актам сотрудники правоохранительных органов в обращении с указанными категориями граждан должны уважать их права, избегать всего того, что может нанести ущерб их жизни, здоровью и достоинству, а также “прививать им (заключен-ным. – авт.) желание подчиняться законам и обеспечивать свое существование после освобождения” (Там же. С. 66).

Выделенные три группы нравственно-правовых норм в международных документах составляют международные стандарты. Международные стандарты представляют собой “обязательный для государств – членов ООН или рекомендуемый для них нормативный минимум правового статуса личности, включая юридическую защиту и соответствующие правомочия и обязанности государственных органов и должностных лиц” (Игнатенко Г.В., Кодан С.В. Предисловие // Там же. С. 33). Логично теперь будет кратко рассмотреть вопрос о соотношении нравственно-правовых норм в международном и отечественном законодательстве.

Благодаря вступлению Российской Федерации в Совет Европы начался процесс сближения международного и национального законодательств. Этот процесс касается и правоприменительной деятельности. Российские граждане получили возможность обращаться в Европейский суд по правам человека по поводу нарушения своих прав человека и гражданина. В настоящее время Европейский суд еще не рассмотрел ни одной жалобы российских граждан, однако число поданных жалоб перешло за несколько тысяч. И несмотря на сложный фильтрационный механизм, приемлемыми для рассмотрения на заседаниях суда уже признано более 50 исков от российских граждан. “Несомненно, что принятые судом решения по российским делам будут иметь огромное значение для развития системы правосудия в нашей стране. Представляется, что если российские судьи уже сегодня начнут сверять свои решения с многочисленными прецедентами, созданными в Страсбургском суде, уровень и качество правосудия в Российской Федерации возрастут” (Топорнин Н. Европейский суд на пороге XXI века // Российская юстиция. 1999. № 8. С. 7).

Сегодня в рамках отмеченных процессов существует два основных принципа соотношения нравственно-правовых норм в международных и внутригосударственных нормативно-правовых актах.

Во-первых, ряд нравственно-правовых норм международного права имеет для граждан Российской Федерации силу закона. В 1998 г. наша страна ратифицировала “Конвенцию о защите прав человека и основных свобод” (благодаря чему российские граждане и получили возможность обращаться с заявлениями в Европейский суд по правам человека), а также “Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания”. В отечественном законодательстве идет прямое перенесение нравственно-правовых норм международного права, появляются ссылки на международные нормативно-правовые акты.Так, в ст 5. федерального закона “О милиции”, “Деятельность милиции и права граждан” (в редакции, введенной в действие с 8 апреля 1999 г. Федеральным законом от 31 марта 1999 г.) впервые закреплена норма о запрете пыток: “Милиции запрещается прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Всякое ограничение граждан в их правах и свободах милицией допустимо лишь на основаниях и в порядке, прямо предусмотренных законом” (закон Российской Федерации “О милиции”. М., 2000. С. 5). В ст. 302 нового Уголовного Кодекса РФ впервые закреплен запрет для сотрудников ОВД принуждать подозреваемого, обвиняемого либо эксперта к даче показаний с помощью угроз, насилия, издевательств или пытки.

Во-вторых, нравственно-правовые нормы, закрепленные в международных нормативно-правовых актах, которые Россия не ратифицировала, имеют для граждан нашей страны, в том числе сотрудников ОВД, рекомендательный характер. Это означает, что они учитываются в правоприменительной практике, но сама практика осуществляется в соответствии с нормами отечественного законодательства. Так, рекомендательный характер имеют нравственно-правовые нормы “Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка” – международного кодекса профессиональной морали сотрудников внутренних служб. В ст. 3 Уголовно-исполнительного Кодекса РФ (принят 8 января 1997 г.) указано, что “это законодательство учитывает международные договоры РФ, относящиеся к исполнению наказаний и обращению с осужденными в соответствии с экономическими и социальными возможностями” (Международные стандарты деятельности правоохранительных органов и уголовно-исполнительной системы: Сб. док. Екатеринбург, 1999. С. 3). Ключевая проблема для сотрудников ОВД сегодня заключается как в знании, так и в последовательном соблюдении международных и внутригосударственных норм правовой морали в повседневной профессиональной деятельности и профессиональном общении.

3. Причины нарушения норм профессиональной морали

в коллективах ОВД. Социальная и духовная ценность права.

Задачи правового просвещения и воспитания сотрудников ОВД

В заключение лекции в качестве материала для самостоятельных размышлений и выводов выделим причины, в силу которых нормы правовой морали в профессиональной деятельности сотрудников ОВД соблюдаются далеко не всегда:

1. Коррумпированность власти, определенное срастание властных и мафиозных (преступных) структур.

2. Недостаточная информированность граждан, самих сотрудников милиции о содержании и объеме нравственно-правовых норм, закрепленных как в международном, так и в национальном законодательстве.

3. Отмеченная выше нигилистическая традиция в отечественном правосознании, в том числе в профессиональном сознании сотрудников ОВД.

4. Низкая профессиональная культура многих сотрудников ОВД, в частности, непонимание социальной и духовной ценности права. А между тем, социальная и духовная ценность права давно и четко доказана в европейской и отечественной философии и философии права. Социальная ценность права состоит в том, что нормы объективного права являются цивилизованной формой любых общественных отношений, что позволяет праву обеспечивать порядок и стабильность в обществе (разумеется, благодаря возможности государственого принуждения). Подчеркнем еще раз, что именно действующие в обществе законы создают нормальные условия для деятельностной самореализации личности в профессиональной, семейной, общественной и иных сферах через признание равных прав и равного достоинства других людей, а также через применение механизмов юридической ответственности в случае применения насилия по отношению к другой личности. Духовная ценность права состоит в том, что в цивилизованном обществе право в форме осознания своих естественных прав и обязанностей (субъективное право) является необходимым условием становления самосознания личности, что впервые доказал И.Г. Фихте. Как нормы объективного права упорядочивают, организуют любое общественное отношение, так и осмысление комплекса своих естественных прав и обязанностей ограничивает, организует и упорядочивает духовный мир личности, становится внутренней логикой формирования ее деятельностных мотиваций (См.: И.П. Малинова. Философия правотворчества. Екатеринбург, 1996. Гл. 1). Подчеркнем еще раз, что становление самосознания личности происходит как осознание своих естественных прав и обязанности деятельностно реализовать свои способности.

В силу отмеченных причин для качественного повышения профессиональной культуры работников милиции, неуклонного соблюдения ими норм профессиональной морали на первый план сегодня выдвигается задача правового просвещения и воспитания, постепенного формирования у сотрудников ОВД глубокого уважения и подлинной любви к праву. Правовое просвещение и воспитание, на наш взгляд, будет особенно эффективным в сочетании с мерами экономического и организационного характера.

Выводы по главе:

1. Профессиональная мораль сотрудников ОВД или правовая мораль представляет собой нормы и принципы, которые регламентируют и защищают основные права человека и гражданина, в том числе правонарушителя и участника уголовного процесса, регулируют профессиональное общение сотрудника милиции с гражданами, коллегами по работе, начальством.

2. Основными источниками профессиональной морали сотрудников ОВД являются: международные нормативно-правовые акты, внутригосударственные нормативно-правовые акты, а также кодексы, уставы, присяги, не имеющие силы закона; существующие традиции отечественного правосознания – правовой нигилизм, либерализм и этатизм; сама профессиональная деятельность сотрудников ОВД.

3. В международном и отечественном законодательстве закреплены 3 вида нравственно-правовых норм: нормы об основных правах и свободах человека и гражданина; нормы, определяющие правомочия и основные обязанности сотрудников правоохранительных органов; нормы, регулирующие отношения сотрудников правоохранительных органов с основными категориями граждан.

4. Ряд нравственно-правовых норм международного законодательства для сотрудников ОВД имеет силу закона, остальные нормы профессиональной морали – рекомендательный характер.

5. Качественное повышение уровня заработной платы работников милиции, увольнение из рядов МВД коррумпированных сотрудников, в особенности работников, сотрудничающих с преступными группировками, правовое просвещение и воспитание сотрудников ОВД, отвечающее современным мировым стандартам и потребностям российского общества, постепенно позволят поднять профессиональную культуру и профессиональную мораль сотрудников милиции на уровень требований времени.

В заключение отметим, что понимание правовой морали, знание ее источников умение выделять и использовать в повседневном профессиональном общении ее нормы для сотрудников всех подразделений ОВД имеют огромное практическое значение. Особенно важно сегодня руководствоваться институциональными нормами профессиональной морали, то есть такими нормами, которые закреплены в международном и отечественном законодательстве, в директивах, приказах и инструкциях МВД. Ведь именно на повышение профессиональной культуры сотрудников ОВД, ядром которой является профессиональная мораль, делается упор в новой концепции работы с кадрами МВД, принятой в 1998 г. Без повышения качества профессиональной культуры, соблюдения норм профессиональной морали невозможно существенное улучшение в борьбе с преступностью, повышение престижа сотрудников ОВД.

Контрольные вопросы

1. Определите понятие правовой морали (профессиональной морали сотрудников ОВД).

2. Выделите особенности профессиональной морали сотрудников ОВД.

3. Раскройте основные источники профессиональной морали сотрудников ОВД.

4. Выделите основной источник профессиональной морали сотрудников ОВД.

5. Приведите примеры институциональных и внеинституциональных (обычных) норм профессиональной морали сотрудников ОВД, свяжите их с известными вам традициями отечественного правосознания.

6. “Писанные” или “неписаные” нормы правовой морали преобладают сегодня в вашем коллективе? Почему?

7. Составьте структурно-логическую схему элементов профессиональной морали сотрудников ОВД.

8. Составьте свою типологию нравственно-правовых норм, закрепленных в международном и отечественном законодательстве.

9. Выделите нормы профессиональной морали сотрудников правоохранительных органов в “Кодексе чести рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации”, “Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка”, “Кодексе деонтологии национальной полиции Франции”, “Положении об этических принципах полицейской службы Великобритании”.

Тесты

1. Найдите правильное определение профессиональной морали сотрудников ОВД:

а) представления о свободе человека и справедливом общественном устройстве;

б) правила внеслужебного поведения сотрудников правоохранительных органов;

в) нормы и принципы, которые регламентируют и защищают права человека и гражданина в профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов, регулируют общение сотрудников милиции с гражданами различных категорий, коллегами и начальством;

г) снижение качества профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов, их профессионального сознания, а также профессиональных отношений с людьми.

2. Выделите основной источник профессиональной морали сотрудников ОВД:

а) Конституция РФ и другие законы;

б) традиции отечественного правосознания;

в) личные интересы сотрудника милиции;

г) приказы непосредственного начальника.

3. Какой из международных нормативно-правовых актов является кодексом профессиональной морали сотрудников правоохранительных органов:

а) “Всеобщая декларация прав человека” (1948 г.);

б) “Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка” (1979 г.);

в) “Основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка” (1990 г.);

г) “Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных, унижающих достоинство видов обращения и наказания” (1984 г.)?

4. Какой из международных нормативно-правовых актов не имеет силы закона для сотрудников ОВД:

а) “Конвенция о защите прав человека и основных свобод” (1953 г.);

б) “Всеобщая декларация прав человека” (1948 г.);

в) “Конвенция о правах ребенка” (1989 г.)?

5. Какой из внутригосударственных нормативно-правовых актов не имеет силы закона для сотрудников ОВД:

а) Конституция РФ;

б) Федеральный закон “О милиции”;

в) Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР;

г) “Кодекс чести рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации”?

Литература

Международные и внутригосударственные нормативно-правовые акты

1. Директивы, приказы, инструкции МВД РФ: Сб. док. М., 1998.

2. Конституция Российской Федерации. Екатеринбург, 1996.

3. Закон Российской Федерации “О милиции”. М., 2000.

4. Международные стандарты деятельности правоохранительных органов и уголовно-исполнительной системы: Сб. док. Екатеринбург, 1999.

5. Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”. Екатеринбург, 1997.

Основная

1. Дубов А.В., Опалев Г.В. Профессиональная этика сотрудников правоохранительных органов: Учеб. пособие. М., 1998. Приложение.

2. Кобликов А.С. Юридическая этика: Учеб. для вузов. М., 1999. Гл. IV.

Дополнительная

1. Малинова И.П. Философия правотворчества. Екатеринбург, 1996. Гл. 1.

2. Права человека: Учеб. для вузов / Под ред. Е.А. Лукашевой. М., 1999. Гл. I, III.

3. Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб., 1999. С. 95–117.

Тема 7. ЭТИКА ДЕЛОВОГО ОБЩЕНИЯ

И СЛУЖЕБНЫЙ ЭТИКЕТ СОТРУДНИКОВ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

1. Этика делового общения

2. Деловое общение в экстремальных ситуациях

3. Особенности делового общения с иностранными гражданами

1. Этика делового общения

Основные понятия, принципы и формы общения

Важнейшие понятия и принципы делового общения.

Культура делового общения включает следующие компоненты:

а) техника делового общения;

б) психология делового общения;

в) этика делового общения;

г) служебный этикет (этикетные правила делового общения).

Все эти компоненты неразрывно связаны между собой и наличествуют практически в любой форме делового общения, в каждом деловом контакте. Разграничиваются они только на теоретическом уровне.

Общение (коммуникация) – это способ бытия человека в условиях взаимных отношений, взаимодействия с другими людьми. В процессе общения люди обмениваются информацией – мыслями, идеями и эмоциями, в результате чего между людьми устанавливается определенная форма взаимоотношений и взаимовлияния, направленная на достижение определенного делового целесообразного результата. Этика делового общения – это сумма выработанных наукой, практикой и мировым опытом нравственно-этических требований, принципов, норм и правил, соблюдение которых обеспечивает взаимопонимание и взаимное доверие субъектов делового общения, повышает эффективность контактов и конечных результатов их совместных действий.

В основе делового общения лежит решение важного служебного вопроса, ответственное конкретное дело, касающееся судеб людей, материальных и финансовых затрат, а нередко и правовых отношений с весьма малоприятными последствиями для субъектов общения. Поэтому нравственная сторона позиций, решения и социального результата общения играет огромную роль. Кроме того, когда речь идет о руководителе, этическое содержание общения прямо влияет на нравственные воззрения подчиненных и, следовательно, на качество их служебной деятельности. Поэтому знание и владение этикой делового общения является показателем профессиональной культуры сотрудника правоохранительных органов, степени его соответствия современным требованиям. Исследования показывают, что в деловой жизни большинства людей процессы общения занимают 70–85% их рабочего времени. Иными словами, наибольшую часть результата своей служебной деятельности человек достигает через взаимодействие с другими людьми, что дало основание известному банкиру Д. Рокфеллеру сказать: “Умение общаться с людьми – это также товар, и я заплачу за такое умение больше, чем за что-либо другое на свете”. Отсюда следует прямой вывод: умение общаться с людьми есть важнейшее профессиональное качество, которому человек обязан учиться и которое он должен совершенствовать всю свою жизнь. Особенно важно это умение для руководителя. От качества общения руководителя зависят следующие факторы: степень информированности руководителя, эффективность его воздействия на подчиненных при решении служебных задач, его воспитательное воздействие на них, морально-психологический климат коллектива, эмоциональная удовлетворенность как самого руководителя, так и его подчиненных своей деятельностью.

Обмен информацией формирует определенную психологическую установку у субъекта общения. В зависимости от установки характер общения происходит на одном из четырех уровней общения:

1. Позиция контактера основывается на ложных идеях. и поэтому она должна быть преодолена и отброшена. Если не считать отдельных исключительных случаев, такая установка наименее эффективна и целесообразна – как для интересов дела, так и для взаимоотношений между контактерами.

2. Идеи, обусловившие позицию контактера, верны по своей сути, но являются помехой для достижения желательного результата, поэтому необходимо их преодолеть и развенчать. Такая установка и малоэффективна (особенно учитывая отдаленные последствия), и безнравственна.

3. Идеи, лежащие в основе позиции контактера, правильные, но не имеют к данному вопросу никакого отношения. Эта установка, как правило, свидетельствует о поверхностном изучении позиции контактера.

4. Позиция контактера основана на правильных и плодотворных идеях, необходимо их проанализировать в соответствии с собственными идеями. Вот самая целесообразная установка, способствующая наиболее эффективному результату. Деловое общение должно основываться на определенных нравственных принципах, среди которых главными являются следующие:

1. В основе делового контакта лежат интересы дела, но ни в коем случае не личные интересы и не собственные амбиции. Несмотря на его кажущуюся банальность, именно этот принцип нарушается чаще всего, ибо далеко не каждый и далеко не всегда находит в себе способность поступиться личными интересами, когда они входят в противоречие с интересами дела, особенно, когда это можно сделать безнаказанно и единственным судьей содеянного будет собственная совесть. Примером подобного поведения для сотрудника правоохранительных органов является оказание контактеру юридической помощи, разъяснение ему его прав и возможностей, в результате чего он, быть может, окажется способным решить проблему не в вашу пользу (ведь достаточно было просто промолчать). Противоположным, безнравственным поведением было бы своекорыстное использование своей компетентности (профессиональной, правовой, в том числе и приемов делового общения) для получения выгодного для вас решения.

2. Порядочность, то есть органичная неспособность к бесчестному поступку или поведению, основывающаяся на таких выработанных нравственных качествах, как:

– обостренная совесть (достаточно хорошо иллюстрируется вышеприведенным примером), сознание того, что даже бездействие или молчание могут быть бесчестными;

– постоянное стремление сохранить незапятнанной свою честь как высшую степень честности и благородства и утвердить собственное достоинство как признаваемое окружающими право на самоуважение;

– умение держать себя одинаково с любым человеком, независимо от его служебного или социального статуса (Ж.-Ж. Руссо утверждал: “Высшая добродетель – быть одинаковым с нищим и принцем”.);

– моральная устойчивость, проявляющаяся прежде всего в том, что ни при каких условиях человек не поступается своими принципами (Когда Мартина Лютера – основателя протестантизма убеждали отказаться от его деятельности, суля ему за это немалые выгоды, он отвечал: “Я на этом стою, ибо не могу иначе”.);

– обязательность, точность, ответственность, верность своему слову.

3. Доброжелательность, то есть органичная потребность делать людям добро (добро – главная категория этики). Конечно, всякая профессиональная деятельность имеет целью удовлетворение социальной потребности и в этом смысле направлена на “производство полезного”, которое по сути своей есть также и “доброе”. Однако “доброжелательность” расширяет сферу социальной жизнедеятельности человека, ибо без этого подхода он ограничивается лишь тем, что обязан выполнить в пределах предписанного службой (за что, собственно, он и получает зарплату). Принцип доброжелательности побуждает человека выполнять не только то, что он должен, но еще и сверх того, что он может на благо людей и за что он получает не зарплату, но лишь человеческую признательность и эмоциональную удовлетворенность.

4. Уважительность, то есть уважение достоинства контактера, реализующееся через такие воспитанные нравственные качества, как вежливость, деликатность, тактичность, учтивость, заботливость. Как и всякий иной нравственный принцип он помимо своего морального содержания заключает также и деловую целесообразность. Это хорошо иллюстрируется следующим примером. В русском флоте на ответственных совещаниях было принято предоставлять первое слово младшим. При этом исключалась возможность не выслушивать их мнение в тех случаях, когда оно не совпадало с мнением старших и они могли “постесняться” его высказать, или же поставить их в неловкое положение.

Необходимо отметить, что понятие достоинства имеет многоплановую структуру. Так, если любой человек имеет законное право на защиту своего достоинства правоохранительными институтами и моральное право на уважение достоинства всеми, с кем он вступает в общение, то это относится лишь к определенному минимуму форм отношения к личности – в силу того, что она принадлежит роду человеческому и общество конституционно и моральной воспитанностью своих членов гарантирует ей защиту и уважение этого права. Однако об уважении обществом достоинства личности следует сказать особо: оно включает огромный диапазон различных форм, имеющих многоступенчатый иерархизированный характер – от элементарного соблюдения этикетных форм при общении до строгого соблюдения ритуалов и церемоний, выражения глубокого почтения, восторженного восхищения и т.д. Точное соответствие между степенью личностных достоинств и формами общения зависит от нравственной воспитанности субъектов общения, знания этикетных норм и, в очень большой степени, от развитого чувства такта и культуры, в том числе и культуры общения.

Этикет – это устойчивый порядок поведения, совокупность правил вежливого обхождения в обществе. Этикетные правила представляют собой поведенческий язык культурного общения. В служебном этикете главным является соответствие манер, внешнего вида, речи, жестов, мимики, позы, осанки, тона, одежды характеру социальной роли, в которой выступает человек, а также служебному и социальному статусу контактера и конкретной специфике ситуации, в которой происходит общение. Это требование приобретает особенную значимость при участии в строго регламентированном церемониале, где определенные официальные формы поведения должностных лиц должны не выходить за пределы жестко установленных рамок, неисполнение требований этикета по причине их незнания или неуважения к ним воспринимается как оскорбление личного достоинства и часто становится причиной конфликтов или, по крайней мере, вызывает оправданное неодобрение.

Строгое соблюдение правил этикета – важное условие высокой культуры поведения. Это та “одежка”, по которой встречают, по которой составляют первое впечатление о человеке. Но даже самое скрупулезное знание и соблюдение этих правил не гарантирует соответствующего поведения человека, ибо реальные обстоятельства настолько разнообразны, что никакие правила и нормы не в состоянии охватить их полностью. Чтобы избежать всех ошибок, необходимо выработать в себе чувство эмоционального сопереживания с контактером, которое называется тактом. Развитое чувство такта позволяет человеку определить должную меру в выражениях и поступках, в проявлении интереса к другому человеку. Именно тактичность позволяет найти решение проблемной коллизии при общении, не умаляя при этом достоинства других людей и не роняя собственного достоинства.

Профессиональный такт – это проявление по отношению к другим сдержанности, предусмотрительности и приличия при общении. Такт предполагает бережное, внимательное отношение к личности собеседника, исключающее возможность задеть какие-то его “больные струны”. Это умение тактично, корректно обойти по возможности вопросы, могущие вызвать неловкость у окружающих. Это умение что-то сказать или сделать кстати, без ненужных “перегибов”, назойливости и бесцеремонности. Проявление бестактности – безошибочное свидетельство отсутствия культуры, показатель грубости и невоспитанности. Важно постоянно помнить, что соблюдение этикета и проявление такта – это не просто обязательный элемент общения, но неотъемлемая составная часть духовной культуры личности, тем более личности руководителя, – непременное условие позитивных результатов делового общения и авторитета правоохранительных органов в целом. Деловое общение сотрудников правоохранительных органов как между собой, в служебных коллективах, так и с гражданами, может происходить в условиях различных ситуаций и принимать разнообразные формы. Укажем на основные.

1. Повседневное служебное общение:

1) беседы, встречи, переговоры;

2) прием посетителей;

3) совещания, собрания, заседания, конференции;

4) посещение организаций, учреждений;

5) посещение граждан по месту жительства;

6) дежурство, патрулирование, охрана;

2. Специфические формы служебного общения:

1) общение в служебном коллективе:

а) субординированные формы общения;

б) общение между коллегами;

2) общение преподавателей со слушателями в процессе обучения;

3) деловые контакты с иностранными гражданами.

3. Экстремальные формы служебного общения:

1) в условиях конфликтной ситуации;

2) с участниками митингов, демонстраций, публичных демаршей;

3) с задержанными, во время обыска;

4) со спецконтингентом.

4. Невербальные и неспецифические формы общения:

1) публичные контакты с журналистами, интервью;

2) выступления по радио, телевидению, в печати;

3) телефон, телетайп, радиосвязь;

4) деловая переписка, резолюции.

Кроме того, во всех этих формах общения большое значение придается так называемым аксессуарам, которые входят в качестве элементов в этикетные правила общения. К ним относятся: культура речи, текста, внешнего вида, мимика, тон, жестикуляция. В отношении каждого из этих элементов существует свод определенных правил, которых также следует тщательно придерживаться.

Каждая из вышеперечисленных форм содержит разнообразные принципы, приемы, правила и нормы. В своей совокупности они составляют объемный спецкурс “Деловое общение”, далеко выходящий за рамки дисциплины, изучаемой в данном учебном пособии. Поэтому в нижеследующих параграфах излагаются лишь основные сведения по наиболее употребляемым в деятельности правоохранительных органов формам делового общения.

Этические требования к проведению деловых бесед, встреч, переговоров

Результаты профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов во многом зависят от личных встреч, бесед, совещаний. Этические требования к их проведению являются тем необходимым условием, которое позволяет найти правильное решение, сглаживать острые углы и с достоинством выходить из затруднительных или неприятных ситуаций.

Правильно проведенная беседа является наиболее благоприятной и нередко единственной возможностью убедить собеседника в обоснованности вашей позиции, заставить его принять ваше решение и условия.

Естественно, не каждая деловая встреча или беседа требует детальной проработки всех ее аспектов, но при ответственных встречах она необходима. Не следует отказываться от правил проведения встреч и бесед и при незначительных, на первый взгляд, встречах, поскольку регулярное соблюдение этих правил приводит к выработке навыков наиболее правильного поведения в таких ситуациях и в конечном счете способствует успеху в деле.

Не каждый контакт, встреча перерастают в беседу. Нетактично и даже неприлично, например, пытаться “втянуть” в разговор человека, с которым только что познакомился и который не расположен к этому разговору. Если человек, с которым вы вступаете в контакт, не настроен на беседу, то лучше ее отложить. Однако в правоохранительной деятельности существуют ситуации, когда возникает потребность в получении той или иной информации от человека, уклоняющегося от беседы. Даже в этих ситуациях нужно помнить, что человек, которого вы смогли расположить к себе, окажет вам значительно большую помощь, чем тот, кого вы пытаетесь заставить говорить с вами.

При подготовке к беседе рекомендуется изучить собеседника. Какое положение он занимает? Как он к вам относится? Что он за человек? Каковы его намерения? Неплохо знать основные моменты биографии собеседника, круг его личных интересов включая любимое занятие, хобби.

Психологи полагают, что пик мозговой активности приходится на 10–12 часов дневного времени, поэтому наиболее важные встречи, требующие больших затрат умственной и психической энергии, желательно назначать в первой половине дня. Заранее обозначаются временные рамки встречи. Время, предназначенное для встречи, должно быть освобождено от других дел. На это время нельзя назначать другие встречи и заставлять приглашенных ожидать в приемной. Не принято затягивать встречу сверх отведенного для нее времени, если, конечно, это не связано с решением важного вопроса.

Считается неприличным во время беседы посматривать на часы. Этот жест воспринимается обычно как сигнал к окончанию разговора. Поэтому следует научиться “чувствовать” время.

Нужно реально оценивать свои возможности: далеко не все обладают красноречием Цицерона, поэтому не помешает проговорить основные положения, которые вы хотели бы высказать в беседе. Важно выделить наиболее существенные идеи, последовательность их изложения.

При проведении встречи и беседы важно учитывать не только их стратегию и тактику, но и обращать внимание на “мелочи” этикета, которые могут вырасти в обстоятельства, серьезно влияющие на результат встречи.

Так, входя в кабинет, следует спросить на это разрешение, даже если вас пригласил секретарь. Это не нужно, если секретарь сам проводит вас в кабинет и представит его хозяину. Хозяин, в свою очередь, не просто кивает в ответ, а выходит из-за стола и идет навстречу вошедшему, приветствуя его. Здороваться через стол – признак дурного тона.

Если собеседники незнакомы, после взаимного представления хозяин предлагает гостю сесть. Местоположение гостя и хозяина символично и может повлиять на характер и тактику беседы.

Если хозяин остается на своем месте, это придает ему больший вес, символизирует доминирование в разговоре. Если же хозяин садится напротив гостя и тем более рядом с ним, то это указывает на стремление к равенству, выражение уважения к собеседнику, а в последнем случае говорит о близких отношениях, о стремлении к неофициальной беседе.

Во время разговора сидят ровно, свободно. Участвуя в деловой беседе, стараются не курить, тем более без разрешения хозяина кабинета. Спрашивать у него разрешения закурить не рекомендуется, поскольку отказать вам ему будет неудобно, хотя, возможно, ему неприятно находиться в прокуренном кабинете или сигаретный дым не переносят другие участники беседы.

В беседе важно не только выражение лица, подтянутость, подстриженные ногти и волосы, но и одежда, ее состояние, умение свободно чувствовать себя в ней. Опрятность, строгость одежды, ухоженный вид всегда благоприятно влияют на восприятие человека его деловым партнером, вот почему этим не следует пренебрегать.

Большое значение в беседе, переговорах имеют речь и стиль изложения. Тембр, интонация, четкость произношения, громкость голоса – это факты, которые психологически воздействуют на собеседника, вызывают у него уважение, симпатию к вам или, напротив, негативные эмоции. Например, слишком быстрая, многословная речь создает впечатление о человеке недостаточно надежном, основательном. Слишком замедленная речь вызывает раздражение, заставляет подумать о замедленности реакций этого человека.

Нередко умную, хорошую речь портят слова-паразиты, а также, хотя и любимые вами, но от неоднократного повторения в разговоре теряющие свою привлекательность пословицы, поговорки, присказки, тем более, если они употребляются не к месту.

Нужно быть осторожными с употреблением иностранных слов и выражений. Употребление непонятных собеседнику слов – не лучший способ показать свою эрудицию и образованность. Это не только не способствует лучшему взаимопониманию, но и вызывает раздражение. В народе давно подмечено: кто ясно мыслит, тот ясно излагает. Чем доходчивее, понятнее собеседнику будет ваша речь, тем больше вероятность, что вы найдете общий язык.

Беседу необходимо вести спокойно, не повышая голоса и не показывая своего раздражения даже тогда, когда для этого есть основания. Горячность, торопливость – плохие помощники в беседе. Даже если приходится давать отповедь в ответ на выпад со стороны собеседника, полное самообладание и спокойная речь произведут на партнера большее впечатление, чем запальчивый тон и повышенный голос.

Будьте внимательны и предупредительны к собеседнику, цените его аргументы, даже если они слабы. Специалисты полагают, что ничто так отрицательно не влияет на атмосферу деловой беседы, как презрительный жест, означающий, что одна сторона отбрасывает аргументы другой без малейших усилий вникнуть в их содержание. Если вы имеете дело с собеседником, который ниже вас по положению или зависит от вас, было бы просто глупо демонстрировать свое личное или профессиональное превосходство над ним. В этом случае результатом может быть лишь возникновение личной антипатии и нетерпимости.

В деловом общении особенно важно умение внимательно слушать. Умение слушать собеседника в сложной ситуации – залог взаимопонимания, без которого деловые взаимоотношения могут и не сложиться. Поэтому разработаны основные этические правила эффективного слушания в таком общении. К ним относятся:

– умение настроить себя на волну внутренней заинтересованности в теме деловой беседы, спора, совещания;

– выделение для себя главных мыслей говорящего (сообщающего информацию) и стремление правильно понять их;

– быстрое сопоставление полученной информации с собственной и немедленный мысленный возврат к основному содержанию сообщения, спора, беседы.

Внимательно слушая и даже не высказывая своего мнения, сотрудник ОВД все равно должен быть активным, а не пассивным участником беседы, обсуждения, спора.

В каких бы условиях ни проходило общение, если вам неясно, о чем говорит собеседник, вы должны дать ему это понять через постановку уточняющих вопросов или просьбой поправить вас, если вы что-то неправильно понимаете. Не принимайте молчание собеседника за внимание. Если человек молчит, то это еще не значит, что он слушает. Он может быть погружен в собственные мысли. Идеальный случай, когда собеседник может одновременно пространно излагать свои мысли, обрабатывать информацию и отлично слушать, но такие встречаются нечасто.

Существуют этические нормы внешнего проявления чувств в деловом общении. Сдержанность в интонациях, силе голоса, мимике и жестах действует на собеседника сильнее, чем неумеренные возгласы, громкий голос, бурная жестикуляция. В общении многое должно быть согласовано, синхронизировано. Грубой бестактностью является “силовое” навязывание партнеру уровня общения, тематики диалога, позиции, тона.

Во время беседы необходимо повернуться лицом к говорящему и постоянно поддерживать с ним визуальный контакт. Убедитесь в том, что ваша поза и жесты говорят о том, что вы внимательно слушаете собеседника. Необходимо находиться на таком расстоянии от контактера, которое обеспечивает удобное и безопасное общение с ним. Всегда следует помнить, что человек в экстремальных условиях, обращаясь к сотруднику правоохранительных органов, хочет общаться с внимательным, живым собеседником, а не с каменной стеной. Никогда не притворяйтесь, что слушаете, так как это практически бесполезно. Как бы вы ни притворялись, отсутствие интереса и скука неминуемо проявятся в выражении лица или жестах. Притворство в экстремальных условиях воспринимается оскорбительно. Лучше уж признаться в том, что в данный момент вы слушать не можете, сославшись, например, на занятость. В диалоге при непосредственном слуховом восприятии собеседника умаляется значение слов, возрастает роль ситуаций, мимики, жеста, интонации, именно поэтому звучащая речь проще и доступнее.

Сосредоточьтесь на том, что говорит собеседник, поскольку слушание требует сознательной концентрации и внимания. Стремитесь свести к минимуму ситуативные помехи (телефон, телевизор, музыку и т.д.), не допускайте собственного “блуждания” мыслей. Не перебивайте собеседника без надобности. Большинство из нас в общении перебивает друг друга, делая это подчас неосознанно. Сотрудники, облеченные властными полномочиями, руководители должны прибегать к этому только в действительно необходимых случаях. Если вам нужно перебить кого-либо в серьезной беседе, то помогите затем восстановить прерванный вами ход мыслей.

Старайтесь понять не только смысл слов, но и чувства собеседника. Помните, что люди передают свои мысли и чувства “закодированными” (в соответствии с социально и исторически обусловленными нормами). Воспринимайте не только вербальную информацию, но и передаваемые чувства.

Не делайте поспешных выводов. Именно такие субъективные оценки заставляют гражданина занять по отношению к сотруднику оборонительную позицию. Всегда помните, что такие оценки – барьер содержательного общения.

Не дайте “поймать” себя в споре на невнимательности. Когда вы мысленно не соглашаетесь с говорящим, то, как правило, прекращаете слушать и ждете своей очереди высказаться. А высказываясь, настолько увлекаетесь обоснованием своей точки зрения, что подчас уже не слышите собеседника, даже когда он уже давно говорит, что именно это и есть та информация, которую он пытается довести до вас. Если возникает настоящее несогласие, следует обязательно выслушать человека внимательно и до конца, с тем, чтобы понять, с чем именно вы не согласны, и только после этого излагать свою точку зрения.

Всегда, когда это позволяет тема и обстановка беседы, придерживайтесь доброжелательно-одобрительной установки по отношению к собеседнику, так как это создает благоприятную атмосферу для общения. Чем больше говорящий чувствует одобрение, тем точнее он выразит то, что хочет сказать. Любая отрицательная установка со стороны слушающего сотрудника вызывает защитную реакцию, чувство неуверенности и настороженности в общении.

Старайтесь выразить понимание. Во время слушания осмысливайте сказанное, чтобы понять, что в действительности чувствует собеседник и какую по значимости информацию пытается до вас донести. Попытайтесь мысленно представить себя на месте собеседника. Такое общение означает не только одобрение говорящего, но и позволяет точнее понять сообщение.

Не задавайте слишком много вопросов. Старайтесь ограничиваться вопросами для уточнения уже сказанного. Закрытые вопросы, требующие конкретного, определенного ответа, необходимо сводить до минимума. Открытыми вопросами, которые побуждают говорящего подробно высказывать свои мысли, следует пользоваться осторожно. Чрезмерно большое количество вопросов в известной степени подавляет человека, отнимает у него инициативу, ставит в оборонительную позицию.

Отвечайте на просьбы соответствующими действиями и помните, что часто целью собеседника – сотрудника правоохранительных органов является стремление получить что-либо реально ощутимое, например, информацию, или изменить мнение или заставить сделать что-либо. В таких случаях адекватное действие – лучший ответ человеку.

Никогда не говорите собеседнику о том, что вы хорошо понимаете его чувства, такое заявление служит больше для оправдания собственных (не всегда успешных) попыток убедить собеседника в том, что вы его слушаете. К тому же такое общение поставит под сомнение доверие к вам, и беседа, скорее всего, вообще прекратится. Слушая взволнованного собеседника, будьте осторожны и не поддавайтесь воздействию его чувств, иначе можно пропустить смысл сообщаемой информации, обращения. Будьте “непробиваемы” по отношению к эмоционально-заряженным словам и выражениям, слушайте только их смысл. Ваши собственные чувства могут блокировать понимание того, что вам действительно необходимо узнать.

Не давайте совета, пока вас не попросят. Но в тех случаях, когда у вас действительно просят совета, примените приемы анализирующего слушания, чтобы установить, что собеседник хочет узнать на самом деле. Не прикрывайтесь слушанием как убежищем: пассивные, неуверенные люди часто используют слушание как возможность избежать делового общения и самовыражения. В этих случаях они не только не говорят, но на самом деле и не слушают.

Наблюдайте за невербальными проявлениями говорящего человека. Следите за выражением лица говорящего и за тем, как часто он смотрит на вас пристально, как он поддерживает с вами визуальный контакт. Следите за тоном и скоростью речи, обращайте внимание на то, как близко или далеко сидит или стоит говорящий, способствуют ли невербальные сигналы усилению речи или противоречат высказываемому словами. Часто мы отвлекаемся от целенаправленного слушания, когда слишком большое внимание уделяем внешности собеседника, наблюдению за ним, не верим, что услышим что-то новое и, на наш взгляд, интересное. Подсознательно мы отвлекаемся и тогда, когда собеседник высказывает взгляды, противоречащие нашим, сообщает устаревшую и недостаточно глубокую информацию.

Слушание собеседника состоит из восприятия, осмысления и понимания. Одно из этих звеньев неминуемо ломается, когда сотрудник ОВД невнимательно слушает собеседника. Понимание подчас бывает ложным. Человек утомил сотрудника обилием сложных формулировок, и он решил про себя: “Достаточно. Я все понял”. На самом деле это далеко не так, что и выясняется, как только сотрудник начинает отвечать партнеру по общению. Без полного понимания любое деловое общение неэффективно. Понимание основано на внутренней заинтересованности в обсуждаемой теме или проблеме, на дисциплине ума и знании правил общения.

Приходится признать, что далеко не все профессионалы правоохранительных органов умеют слушать. Подводя некоторые итоги сказанному, выделим несколько необходимых этических заповедей, помогающих научиться слушать с пользой для себя и для дела. Слушая, надо:

– забыть личные предубеждения против собеседника;

– не спешить с ответами и заключениями;

– разграничивать факты и мнения;

– следить за тем, чтобы ваша речь была предельно ясной и точной;

– быть беспристрастным в оценке того, что вы услышали от собеседника;

– действительно слушать, а не делать вид, будто слушаете, не отвлекаться на посторонние мысли.

Часто мы невнимательно слушаем собеседника из-за отсутствия терпения. Собеседник, по нашему мнению, слишком долго подходит к сути разговора. Мы раздражаемся: нам кажется, что на его месте мы бы вели разговор иначе. Такая позиция не приносит пользы. Надо быть терпеливым, считаться с манерой разговора собеседника.

Нельзя быть излишне самоуверенным: не считайте, что, вступая в беседу, вы имеете абсолютно непоколебимую позицию. Может случиться, что информация, которую вы получите, изменит вашу точку зрения. Поэтому будьте внимательны, анализируйте услышанное. При этом необходимо настроить себя на длительное напряженное внимание. Помните, что обычно отрезок времени, в течение которого человек способен концентрировать внимание на одной проблеме, короток. После напряженного внимания наступает период усталости, рассеянности. И это часто происходит именно в тот момент, когда собеседник или партнер по спору переходит к существу вопроса. Человек, не умеющий регулировать напряжение своего внимания, обычно не умеет рационально слушать, находясь в плену мнения о том, что партнер “ничего путного не скажет”.

Из этого следует, что все формы деловых разговоров должны иметь один итог – правильное понимание, которое невозможно, если вы не умеете слушать собеседника. Понимание – это прежде всего способность прогнозировать. Если, выслушав собеседника, вы можете представить, какие действия последуют за разговором, значит, сумели правильно понять его.

Постарайтесь логически планировать весь процесс слушания, запоминайте прежде всего главные мысли, высказанные собеседником. За время беседы постарайтесь 2–3 раза мысленно обобщить услышанное и лучше это сделать во время пауз в разговоре. Помните, что ваше стремление по ходу слушания предугадать то, что будет сказано дальше – признак активного мышления, являющийся хорошим методом запоминания главных положений беседы.

Всегда, когда возможно, будьте вежливы, дружески настроены, дипломатичны и тактичны. Старая поговорка гласит, что капля меда привлекает больше мух, чем целый галлон желчи. То же относится к людям. Если вы хотите привлечь человека на свою сторону, убедите его сначала в том, что вы искренний друг.

Вежливость не снижает определенность просьбы или распоряжения, но во многом препятствует появлению у собеседника внутреннего сопротивления. Конечно, при этом вежливость не должна перерастать в дешевую лесть или подхалимаж. Мера необходима во всем, в том числе в проявлении вежливости. В правоохранительной деятельности нередко приходится сталкиваться с людьми, которые не заслуживают доброжелательного отношения к себе. Но в этом случае на первый план должна выйти корректность, то есть умение держать себя в рамках общепринятых приличий в любых ситуациях.

Если обобщить сказанное, то успех в деловой беседе, на переговорах может быть во многом облегчен, если придерживаться определенных правил, которые составлены специалистами в области делового общения:

– заранее написать план беседы, отработать наиболее важные формулировки;

– применять положения психологии о периодическом воздействии на собеседника в ходе беседы, а именно: неблагоприятные моменты чередовать с благоприятными, начало и конец беседы должны быть положительны, следует постоянно помнить о движущих мотивах собеседника, его интересах, его ожиданиях, его позиции, чувстве собственного достоинства, самолюбии;

– излагать свои мысли и предложения ясно, кратко и понятно;

– никогда и ни в какой ситуации не оскорблять и не обижать собеседника, быть с ним вежливым, предупредительным, тактичным и деликатным;

– никогда не относиться к другим пренебрежительно;

– комплименты говорить умеренно;

– всегда, когда есть возможность, признавать правоту собеседника;

– избегать пустого разговора, отвлечений на посторонние темы, нарушающих логический ход беседы.

Прием населения

Прием граждан ответственными сотрудниками органов, подразделений, учреждений и учебных заведений является одним из главных факторов, способствующих пропаганде деятельности сотрудников правоохранительных органов и укрепления их связи с населением.

Для реализации этой установки необходимо предварительно провести работу по доведению до населения через средства массовой информации дней и часов приема с указанием, какое конкретное руководящее лицо принимает посетителей. Кроме того, непосредственно в подразделении на видном месте вывешивается информация для посетителей, в которой даются графики приема посетителей с конкретным указанием, какие руководители отделов и служб, к которым посетитель может обратиться для принятия решения по интересующему его вопросу, ведут прием. В дежурной части или у секретаря, помощника заводится специальный журнал, в котором записываются фамилия, имя и отчество, адрес, телефон и вопрос, с которым заявитель обращается к тому или иному должностному лицу. Если же заявитель обращается в подразделение с письмом, то оно рассматривается руководителем органа или подразделения, который дает поручение компетентному специалисту для встречи с автором письма и приглашает его в конкретный день и час для ответа по существу, если в этом возникает необходимость.

Как правило, в подразделении или учреждении определяются конкретные дни и часы приема. Если прием проводится не в кабинете должностного лица, то для этого выделяется отдельная комната, оборудованная соответствующим инвентарем. Если есть возможность, то перед комнатой, где производится прием, отводится помещение для ожидания, также оборудованное необходимой мебелью. Руководящий работник должен быть компетентен в вопросах, на которые ему приходится давать ответы посетителям, для чего, зная заранее вопросы, их интересующие, он консультируется со специалистами соответствующих служб.

Принимающий посетителей руководитель обязан быть внимательным к заявителю, выслушивать каждого без торопливости, не перебивая, проявляя уважительность и такт, должен быть психологически готов к восприятию заявителя, который может быть излишне эмоционален, многословен, даже агрессивен. Он должен владеть приемами нейтрализации этих проявлений и уметь ввести беседу в спокойное русло.

Руководитель, ведущий прием, должен стремиться давать максимально исчерпывающие ответы на вопросы заявителей, решая их как со специалистами служб или подразделений, так и с соответствующими органами и управлениями, от которых зависит решение поставленных посетителями проблем. В том же случае, когда принимающий руководитель не в состоянии ответить на вопрос, он сообщает посетителю, что ему будет дан письменный (если требуется) или устный ответ, определяя при этом срок ответа. Это делается для того, чтобы посетитель покинул подразделение удовлетворенным как характером встречи с руководящим лицом, так и результатами этой встречи. Покидая подразделение, посетитель должен быть уверен, что его вопрос получил должное разрешение или взят под действенный контроль. Если же руководитель принимает отрицательное решение по вопросу заявителя, то он должен дать аргументированное, исчерпывающее объяснение этого решения, не отпуская посетителя до тех пор, пока тот не будет убежден в том, что это решение основано на законах или иных нормативных актах, либо же согласится с выводом о том, что в настоящее время для удовлетворения его просьбы действительно не имеется возможностей.

В последнее время появились и такие формы общения с населением, как телефон доверия (так называемая “прямая линия”) или же выставленный в дежурных частях специальный ящик для писем, жалоб и заявлений граждан, в которых они сообщают о тех или иных действиях сотрудников правоохранительных органов. Эти формы также дают возможность руководящему составу быть в курсе общественного мнения о деятельности правоохранительных органов и вопросов, нуждающихся в разрешении. Деловая обстановка в немалой степени зависит и от уважения к коллегам, умения на чем-то настоять, а в чем-то и уступить, способности разрядить конфликтную ситуацию. Уважение к коллегам в немалой степени проявляется в умении учитывать их интересы, проявлять заботу, оказывать небольшие, но приятные услуги.

Этика служебных отношений в коллективе сотрудников ОВД

Служебные отношения несколько отличаются от бытовых, что накладывает свой отпечаток и на требования к поведению сослуживцев. Если, например, в кафе или ресторане главным в отношенях женщин и мужчин является приоритет дамы, то в служебных отношениях этот приоритет нередко отступает на второй план и замещается приоритетом начальника. Уважение к сотруднице как женщине сказывается в оказании ей помощи и внимания, но не в том, чтобы ей было позволено нарушать дисциплину, перекладывать на плечи коллег работу, которую она должна выполнять сама. В то же время сделать женщине-коллеге приятный комплимент, уступить место, помочь перенести тяжелые вещи, пропустить вперед, проходя через дверь, откликнуться на просьбу о помощи в каком-либо деле, взять на себя наиболее сложную и тяжелую часть общей работы – обязанность мужчины в любых условиях, вне зависимости от того, является ли он ее начальником или нет.

Правоохранительная деятельность связана со сложными, быстро меняющимися ситуациями, значительным риском, что вызывает повышенную вероятность возникновения различных конфликтов – межличностных и межгрупповых. Для успешной работы важно предвидеть возможность возникновения конфликтных ситуаций и знать, как из них выходить. Если избежать конфликта все же не удалось, то нужно уметь безболезненно и с минимальными потерями разрешить возникающие проблемы. Как этого достичь? Здесь уже недостаточно знания лишь этикетных правил поведения. Исполнение этих правил должно сочетаться с тонким психологическим анализом ситуации, учетом возможного поведения коллег в конфликтной ситуации.

Жизнь служебного коллектива не может обходиться без критических замечаний в адрес коллег. И здесь особенно важно, чтобы эта критика носила конструктивный характер, а не была результатом каких-то обид или интересов. Она должна восприниматься человеком как заслуженная. А для этого она должна отвечать основным требованиям, предъявляемым к ней. Во-первых, быть деловой и предметной. К сожалению, существует и так называемая псевдокритика. Специалисты выделяют несколько видов такой преследующей своекорыстные цели критики:

– тенденциозная критика как сведение личных счетов, критика как средство сохранения или повышения своего положения и престижа; она может включать элементы и лицемерной самокритики, но прежде всего она направлена на порицание тех лиц, которых в данной ситуации критиковать особенно выгодно;

– критика как своеобразная профилактика, без которой, по мнению некоторых руководителей, якобы нельзя создать “рабочий настрой”;

– стандартная или формальная критика, когда, например, в доклад вносится так называемая “критическая часть”, которая ни к чему не обязывает и носит формальный характер;

– упреждающе-порочащая критика, когда на принципиального и честного работника, попросившего слова для критического выступления, перед его выходом на трибуну обрушиваются обвинения, раздувающие его малозначительные ошибки и просчеты.

Во-вторых, критика должна быть тактичной и доброжелательной, учитывать положительные качества и заслуги критикуемого. Ее задача не унизить человека, а помочь ему исправиться, показать пути выхода из создавшегося положения. Критика всегда воспринимается как несправедливая, если она несет лишь негативный заряд. И наоборот, справедливая оценка положительных и отрицательных моментов в деятельности сотрудников оказывает благотворное влияние.

В-третьих, критика должна иметь свой конкретный предмет. Большой вред наносится, когда вместо оценки конкретных действий человека критикуется его личность, характер. Это может вызвать гнев, возмущение критикуемого, желание оправдаться во что бы то ни стало, поскольку человек считает себя, и вполне обоснованно, незаслуженно обиженным. А конкретные указания на определенные действия или поведение сотрудника снимают напряженность. Поэтому они всегда предпочтительнее.

В-четвертых, критика требует конкретного подхода, учета особенностей темперамента и характера человека. Один отнесется к замечаниям болезненно, быстро успокоится и придет в норму, до другого они могут, как говорят, и “не дойти”, третьего могут толкнуть на путь переживаний, а четвертый настолько внутренне пережил свой проступок, что по отношению к нему взыскание будет излишним. Даже одна и та же мера наказания действует по-разному в зависимости от психического состояния человека, его характера, новизны воздействия на него и т.д. Так, первая критика или иной тип взыскания воспринимается намного острее, чем последующие.

Особые требования предъявляются к взаимоотношениям начальника и подчиненного. Обычно руководитель – ключевая фигура в коллективе. От того, как он ведет себя с людьми, каким образом и во что он вмешивается (или не вмешивается), что он делает для своих подчиненных, зависит очень многое. Руководитель всегда должен помнить, что его действия и действия рядового члена коллектива оцениваются этим коллективом по-разному. Всякий поступок начальника в отношении подчиненного воспринимается не только как отношение одной личности к другой, а как действие лица, наделенного властью над другим. Поэтому, например, личная неприязнь руководителя к кому-либо из членов коллектива не должна выражаться в действиях, показывающих эту неприязнь, ибо они могут быть поняты как соответствующая оценка начальником личных, профессиональных и иных качеств человека. И наоборот, дружеские отношения начальника с подчиненными не должны переноситься в сферу служебных отношений. Руководитель никогда не приобретет высокий авторитет и уважение, если будет строить служебные отношения на основе личных симпатий. Поэтому начальник должен быть предельно объективен в отношении подчиненных и выдержан в своих поступках.

Руководитель обязан постоянно помнить о нормах поведения, воспитывать в себе привычку и потребность соблюдать их в любых ситуациях.

Хорошему руководителю чужды высокомерие, надменность, раздражительность, капризность, стремление силой своей власти навязать подчиненным свои манеры и привычки. Он всячески избегает ситуаций, в которых можно было бы унизить подчиненного, оскорбить его личное достоинство и честь.

Положительным качеством руководителя является сдержанность, которая нужна во всем – в принятии решений, словах, действиях. Первое побуждение не всегда верное. Под его воздействием, поддаваясь наплыву чувств, человек нередко неправильно воспринимает факты. Порой сгоряча он может наговорить или сделать такое, чего никогда не произошло бы в спокойном состоянии. В такой ситуации лучший выход – признать свою ошибку. От этого авторитет не пострадает. Хуже бывает, когда, руководствуясь ложным самолюбием, человек, допустивший ошибку, не только не извинится, но еще и усугубит создавшуюся ситуацию упрямством, продолжая отстаивать занятую неверную позицию.

Следствием несдержанности, раздражительности, как правило, являются ругань и грубость, которые нетерпимы в любом случае и в любой форме. Крик, оскорбления никогда не способствовали нормальным отношениям в коллективе. Кроме того крик – показатель слабости. Психологи давно доказали, что распоряжения, отданные уверенно, но в спокойном, сдержанном тоне, куда более действенны, чем отданные в состоянии раздражения, повышенным тоном или сопровождаемые нареканиями и упреками. В таком случае подчиненный думает не столько о существе дела, сколько о том, что ущемлено его достоинство, и над деловыми соображениями берет верх чувство обиды.

Даже если подчиненный провинился, то и в этом случае самый строгий разговор не должен походить на разнос. Надо отличать строгость и требовательность от резкости и придирчивости, уметь соотносить строгость наказания со степенью вины. При вынесении взыскания руководителю важно проявить тактичность, корректность. Лучше вначале сказать об определенных положительных качествах проштрафившегося работника, затем изложить суть нарушения и меру наказания. Важно помнить правило: чем полнее в отношениях с людьми руководитель опирается на позитивные неформальные средства, тем меньше создается ситуаций, вызывающих потребность применять административные санкции.

Проведение деловых совещаний

Существует несколько правил, которые обязан помнить руководитель, собирающийся провести совещание:

– совещание должно быть предельно кратким: затянутое совещание вызывает у его участников потерю интереса к рассматриваемым вопросам и “отторжение” даже той информации, которая до этого вызывала интерес;

– на совещание следует приглашать только тех сотрудников, которые действительно необходимы, то есть тех, которые должны действительно реализовать полученную здесь информацию и тех, мнения которых необходимы для принятия решения;

– совещание должно проводиться только тогда, когда оно действительно необходимо, когда иной путь выработки определенных решений будет более длителен и менее результативен;

– излишне частое проведение совещаний говорит о слабости руководства или об его административной трусости, а также о бесполезной растрате служебного времени сотрудников.

Всякое совещание требует тщательной подготовки. Чем лучше проведена подготовка совещания, тем меньше времени затрачивается на его проведение. Подготовка совещания включает в себя следующие операции: определение целей совещания, формулировка темы, определение повестки дня, назначение даты и времени проведения совещания, определение участников и назначение основного докладчика, подготовка участников, определение длительности проведения совещания (оптимально – 1,5 часа, далее его эффективность резко снижается), подготовка материалов, техническое обеспечение.

Существует четыре вида совещаний; оперативное совещание: инструк-тивное совещание, проблемное совещание, итоговое совещание. Кроме того, по характеру проведения совещания разделяются на следующие типы:

а) диктаторские – ведет и обладает фактическим правом голоса лишь руководитель, остальным участникам предоставляется право лишь задавать вопросы, но отнюдь не высказывать собственные мнения;

б) автократические – основываются на вопросах руководителя к участникам и их ответах на них; здесь нет широкой дискуссии, возможен лишь диалог;

в) сегрегативные – доклад обсуждают лишь выбранные руководителем участники, остальные лишь слушают и принимают к сведению;

г) дискуссионные – свободный обмен мнениями и выработка общего решения; право принимать решение в его окончательной формулировке, как правило, остается за руководителем;

д) свободное – на них не принимается четкая повестка дня, иногда отсутствует и председатель, оно не обязательно заканчивается принятием решения и сводится в основном к обмену мнениями. Начинать совещания следует в точно обозначенное время. Вступительное слово, как правило, делает начальник подразделения. Во вступительном слове необходимо четко очертить контуры обсуждаемой проблемы (или проблем), сформулировать цель обсуждения, показать ее практическую значимость и определить регламент.

Основная задача ведущего собрание заключается в обеспечении возможности выслушать мнения выступающих и проанализировать их. Он должен корректно указывать на повторы, отсекать лишнее, не имеющее отношение к делу, настаивать на аргументации высказываемых мнений. Важный признак культуры ведущего собрание – четкое соблюдение регламента. Однако и здесь возможны послабления, если выступающий излагает мнение, имеющее большое значение и вызывающее всеобщий интерес. В этом случае следует обратиться к собранию и получить его разрешение на увеличение регламента.

Никогда не следует принуждать участников слушать доклады и выступления и побуждать их обязательно выступать. Если во время заседания некоторые из его участников занимаются посторонними делами, не нужно спешить их осуждать. Скорее всего, поднятые на заседании вопросы мало их касаются или же они настолько ясны, что не заслуживают их обсуждения. В этих случаях организатор совещания может быть недоволен только самим собой. Вместе с тем нельзя допускать во время совещания посторонних разговоров, хождений и тому подобных проявлений бестактности и невоспитанности. Их обязательно надо пресекать.

Руководителю не следует злоупотреблять заседаниями в своем кабинете. Здесь сама обстановка подчеркивает неравноправие между руководителем, сидящим в кресле за собственным столом, и остальными собеседниками. Подчиненные держатся в этих условиях более скованно.

Руководитель, проводящий заседание в своем кабинете, безусловно, не должен прерывать его ход переговорами по телефону, вызовами секретаря, разговорами с посетителями и т.д. Такое поведение – не только разбазаривание времени присутствующих, но и прямая бестактность по отношению к ним. Совещание должно оканчиваться принятием решения или заключительным словом начальника с указаниями конкретным исполнителям. На совещании ведется протокол, где важна не форма, но фиксация принятых решений для последующего контроля. Решения также можно расписать на карточки-задания.

Важнейшим критерием совещания является отношение участников к его итогам. Важно, чтобы у них не было чувства бесполезно затраченного времени, чтобы у каждого сложилось ясное понимание принятых решений и своей роли в их исполнении. По степени конкретности принимаемых решений можно судить о компетентности начальника, его управленческой культуре и его нравственной воспитанности.

2. Деловое общение в экстремальных ситуациях

Экстремальные условия и их влияние на поведение людей

В последнее время часто создаются условия, когда нормальная деятельность различных подразделений правоохранительной системы, направленная на охрану общественного порядка, борьбу с преступностью, охрану интересов государства, защиту прав и свобод граждан и т.д., нарушается внезапным осложнением оперативной обстановки. Привычные условия деятельности меняют природные и технические катастрофы, эпидемии и эпизоотии, массовые беспорядки, социальные катаклизмы и ведение боевых действий. Они по своим параметрам значительно выходят за рамки привычных норм, заставляя использовать непривычные формы и приемы работы, в том числе и делового общения. В связи с этим следует обратиться к ряду особенностей влияния внешних факторов экстремальности на состояние человека, выделив особенности общения в этих условиях.

Психологическая сущность экстремальных условий заключается в разрушении привычных систем отношений; изменении системы мотивации деятельности; изменении норм (правовых, моральных и прочих), которыми привычно пользуется человек. В экстремальных условиях люди могут оказаться и по своей воле (как профессионалы различных специальных подразделений, врачи, транспортники и т.п., так и нонконформисты), и вопреки своей воле (жертвы катастроф и стихийных бедствий, лица, подвергшиеся наказанию и т.п.).

Возникновение экстремальных условий обычно влечет за собой установление специального правового режима, часто связанного с повышенной ответственностью должностных лиц, к некоторым ущемлениям прав и свобод граждан (ограничение передвижения, отказ в переписке или регистрации, мобилизация населения на производство восстановительных и спасательных работ и прочее), а также с усилением полномочий органов государственной власти и государственного управления в целях восстановления и поддержания общественного порядка, защиты граждан, охраны их здоровья, собственности, оказания помощи пострадавшим и обеспечения необходимых условий для перехода к нормальному функционированию государственных органов и общественных организаций. К задачам, решаемым правоохранительными органами в сложных условиях, относятся также предупреждение и пресечение распространения ложных и провокационных слухов, паники и возможных массовых беспорядков; осуществление режима допуска в очаги экстремальных условий; контроль за исполнением должностными лицами правил карантина. К основным функциям правоохранительных органов в местностях, объяаленных на военном или чрезвычайном положении, относятся: участие в изъятии транспортных средств и иного необходимого имущества государственных предприятий, учреждений, индивидуальных и кооперативных предприятий, отдельных граждан, ограничение интенсивности уличного движения, регулирование работы торгующих организаций, распределение въезда в определенные местности и выезда из них, участие в выселении в административном порядке лиц, признанных социально опасными как по своей противоправной деятельности, так и по связям с преступной средой.

Решение перечисленных выше задач накладывает свой отпечаток на содержание, характер, этику делового общения в экстремальных ситуациях. В таких условиях модель общения требует от сотрудника дипломатических способностей и психической уравновешенности, знания психических особенностей поведения человека в экстремальных ситуациях.

Среди психологических последствий экстремальных условий на первое место можно поставить нарастание эмоционального компонента в поведении. У ряда лиц понижается способность к самоуправлению, повышается нервно-психическое напряжение, активизируются отрицательные эмоции. Люди в экстремальных условиях легче поддаются влиянию эмоций, им труднее контролировать свое поведение, в том числе и в общении. Появляются чувства отчаяния, страха, безнадежности, гнева. На поведение таких людей труднее воздействовать рациональными, разумными доводами и аргументами. Сотрудникам правоохранительных органов в таких условиях нередко приходится противопоставлять этим негативным чувствам свое хладнокровие, рассудительность и красноречие, способность сдерживать себя и подавлять неуправляемые эмоции. Повышенные физические нагрузки, нервное напряжение обусловливают активизацию явлений, возникающих в основном при нарастающем истощении нервной системы. У людей появляются раздражительность, резкая смена настроений, в ходе общения и межличностного взаимодействия легче вспыхивают конфликты (порой из-за мелочей). Человек легче перенимает настроение других людей, поддается панике, отчаянию. В то же время большое влияние оказывают и положительные эмоции, когда высокое моральное состояние окружающих более интенсивно передается каждому.

Перечисленные психические особенности, характер экстремальных ситуаций позволяют сделать вывод о том, что сотрудникам правоохранительных органов в ходе делового общения необходимо особое внимание уделять моральному состоянию населения, поддержанию его духа. Для жителей потерпевших регионов важно чувствовать внимание и поддержку страны, убеждаться, что органы власти предпринимают все меры борьбы с последствиями стихийных бедствий, что все делается последовательно, целеустремленно, по единому плану. Население должно видеть, что люди, отвечающие за правопорядок, не утратили спокойствия и уверенности в своих силах.

В ходе общения необходимо учитывать и принимать во внимание основные психологические реакции человека на экстремальные условия. В результате анализа они были сгруппированы по двум основным уровням.

Положительные реакции:

– мобилизация возможностей, активизация деловых мотивов, долга, ответственности;

– возникновение делового возбуждения, энтузиазма, интереса, азарта;

– актуализация творческих возможностей, повышение готовности к решительным и смелым действиям;

– повышение выносливости, неприхотливости, понижение порогов ощущений, ускорение реакций;

– снижение утомляемости, исчезновение усталости, беспечности.

Отрицательные реакции:

– появление тревоги, беспокойства, неуверенности, обострение чувства самосохранения;

– появление страха, боязнь за себя и дело, острая борьба мотивов долга и личной безопасности;

– значительное снижение нижнего порога нравственной допустимости, разрушение обычных нормативных этических представлений;

– проявление растерянности, оцепенения, ступора или фрустрации (то есть появление чувств безысходности и отчаяния);

– непонимание происходящего, дезорганизация познавательной деятельности;

– разрушение отработанных навыков, появление ошибок в работе;

– недостаточная мобилизованность, несобранность;

– утрата самоконтроля, появление истерических реакций, панические действия, появление чувства слабости;

– острые психозы.

Для понимания этических обоснований общения сотрудников с гражданами и между собой в экстремальных условиях рассмотрим изменения, происходящие в характере общения и взаимодействий. Проведенный анализ позволяет сгруппировать их в следующей таблице:

Нормальные условия
Стиль управления
Демократический Авторитарный
Стиль отношений
Многослойные симпатии и антипатии, управленческие и зависимые Двухуровневые функционально-официальные или неформально-дружеские
Конфигурация связей
Межгрупповые и внутригрупповые отношения, наличие 3–4 неформальных групп Отношения строятся в форме колеса с лидером в центре
Групповая мораль
Весь спектр оттенков, подходов Резкое деление на черное и белое, без полутонов, групповая мораль становится предельно простой
Санкции
Предусматривает способы взоимосвязи лидера группы с людьми – чередование по типу: поглаживание, поощрение, порицание, наказание Предельная жестокость санкций, так как от этого зависит жизнь группы

При анализе факторов, влияющих на общение, часто обнаруживалось, что определенные элементы поведения людей в ходе общения сотрудников с ними в экстремальных условиях рассматривались однозначно как просто вредные и сознательно вносимые для осложнения общения. Однако дело обстоит несколько иначе, в силу чего представляется полезным рассмотреть формы и признаки изменения поведения людей в острособытийных ситуациях, выделив аспекты, сказывающиеся на эффективности общения.

Первым типом поведения в острособытийных ситуациях, воспринимаемых индивидом как экстремальные, является конфликт. При этом возникает неразрешимое противоречие мотивов, происходит изменение доминант, что приводит к подавлению сознания и воли, резко снижает возможности и поле общения. Другим типом поведения в острособытийной ситуации является кризис. Человек осознает, что наступил критический момент, характеризующий поворотный пункт на его жизненном пути, и в то же время ощущает неспособность изменить сложившуюся у него систему ценностей, к чему его вынуждают сложившиеся обстоятельства. В этих условиях человек теряет “точки опоры” и попадает во власть полного произвола. Третьим типом поведения в острособытийной ситуации являются стресс и фрустрация. В этом случае обнаруживается неспособность человека контролировать развитие событий при одновременно возникающей потребности в нахождении выхода из создавшейся ситуации. Особенностью поведения в данной ситуации является то, что человек ориентирован (на уровне психологической установки) на удовлетворение данной потребности “здесь и теперь”. Эта психологическая установка порождает отношение агрессивного неприятия всего того, что, по мнению индивида, ей не соответствует. Все эти формы реакции человека на возникшую экстремальную ситуацию являются средствами его психологической защиты.

Нравственно-психологические особенности общения

в экстремальных условиях

Таким образом, важным обстоятельством, отличающим деятельность работников правоохранительных органов, является то, что она довольно часто протекает в экстремальных условиях. Анализ соответствующей литературы показывает, что к пониманию экстремальности есть два подхода. Так, значительная часть ученых ограничивает понятие экстремальных условий только острыми моментами в опасных ситуациях. Другие же (прежде всего психологи и юристы) расширяют это понятие, включая в него особые психологические и эмоциональные состояния. Экстремальность заключается и в том, что практически вся оперативно-служебная деятельность правоохранительных органов протекает в сфере применения запретительных норм права и связана с преступными деяниями или нарушениями норм и правил общественного поведения.

Профессиональная необходимость заставляет сотрудников, во-первых, общаться с особыми гражданами, дела и действия которых, мягко говоря, не вызывают ни сочувствия, ни симпатии. Встречи и общение с ними происходит не по выбору и не по желанию, а в силу служебного долга. И с самого начала такие люди не могут не вызывать негативную эмоциональную реакцию. Однако каждый специалист знает, что он по своему должностному положению обязан обладать умением, готовностью вступать во взаимодействие и общение с любым человеком, вне зависимости от своего расположения к нему. От умелого применения тактических приемов ведения беседы, реализации индивидуального подхода зависит эффективность работы не только отдельного сотрудника, а часто целой оперативной группы, работающей над раскрытием преступления.

Во-вторых, каждый гражданин знает, что его ответы в опросе, беседе, состоявшейся с представителем власти, значимы и для него самого и для многих других. От хода межличностного взаимодействия зависит поворот в его судьбе (если он нарушитель закона), или судьбе другого человека (если он свидетель, очевидец и т.п.), исходе сложного уголовного дела.

В-третьих, на повышение уровня экстремальности в общении влияет привычное, сложившееся всовременном обществе отношение к сотрудникам правоохранительных структур. Одни в них видят всемогущих защитников, обладающих неограниченными властными полномочиями; другие видят в них только тех, кто всегда вмешивается в их действия и является постоянной помехой в реализации их, как правило, не совсем честных замыслов. И в том, и в другом случае сама позиция граждан по отношению к сотруднику также оказывает свое действие, создавая напряженность в ситуациях общения. Несомненно, что само представление о том, что противоправное действие всегда должно повлечь определенные санкции, сковывает человека и приводит его в тревожное состояние. В экстремальных ситуациях одним из основных видов общения являются переговоры. Организация и ведение переговоров – это сложнейшая психологически насыщенная деятельность сотрудников правоохранительных органов. Среди различных способов организации переговоров особое место занимает способ “лицом к лицу”. Этот способ одновременно является самым эффективным, как в отношении психологического воздействия на собеседника, так и этических аспектов речевой нагрузки, выдерживания смыслового контекста ведомого диалога, так как любая оговорка, попадание в логическую ловушку, просто несдержанность могут свести на нет усилия целого коллектива сотрудников. Взаимоотношения между общающимися должны быть равными, сотрудник обязательно должен контролировать и корректировать эмоциональное состояние. Следует отметить, что между людьми, непосредственно ведущими диалог, образуется так называемая зона эмоциональной вовлеченности, границы которой определяются вполне реальными вещами. К ним относятся громкость и тембр голоса, четкое изложение своей мысли, выразительность жестов, эмоциональность речи, мимика лица и т.д. Вероятность эмоционального “заражения” другого человека, попавшего в зону эмоциональной вовлеченности говорящего, в экстремальной ситуации велика. Она снижает способность рационально мыслить и действовать. Следует выделить особенности контактного общения с душевно неуравновешенными людьми. В переговорах с ними задача успокоения человека становиться главной. Здесь необходимо соблюдение нескольких правил:

– не делать резких движений, предупреждать о каждом своем последующем действии;

– принимать точку зрения данного человека, но не идти у него на поводу;

– внимательно следить за его поведением, не поворачиваться к нему спиной; некоторые категории граждан не выдерживают контакта глаз и здесь возможна импульсивная реакция;

– речь, обращенная к такому человеку, должна быть без подтекста, по возможности незамысловатой и четкой.

Ряд этических особенностей имеет общение сотрудников с лицами, попавшими в зону завалов, сплошных разрушений, ставших заложниками и т.п., когда общение ведется при отсутствии зрительного контакта или через преграду.

Основной задачей сотрудников, оказавшихся или прибывших на место происшествия, является стабилизация ситуации и эмоционального состояния потерпевших. Для этого необходимо следующее: определить внутренний периметр зоны действия граждан, оказавшихся в ситуации заложников; организовать и обеспечить охрану внешнего периметра. Сотрудник, ведущий переговоры, должен обладать хорошо поставленным голосом, говорить четко, громко, небольшими и понятными предложениями, аргументы должны произноситься убедительным тоном, с чувством собственного достоинства. Этические приемы, используемые при ведении переговоров в таких условиях, основываются на сочувствии и сопереживании. К таким приемам относятся:

1. Высокий уровень теплоты в голосе и четкость в ответах на то, что говорит и делает контактер. Это может проявляться различными путями, например, оттенком голоса, активной демонстрацией заинтересованности, озабоченности ситуацией.

2. Высокий уровень проникновения в чувства, эмоциональное состояние потерпевшего. Необходимо показать ему, что вы способны понять его чувства и мысли, можете поставить себя на его место на какое-то время и увидеть мир так, как он видит его.

3. Самораскрытие в беседе, обсуждение собственных чувств и интересов, предпочтений и даже аспектов своей профессиональной и личной жизни.

В связи с этим требуется обращать особое внимание на мотивы действий человека, обусловленные его позицией, занятой по отношению к участникам рассматриваемого дела, а также к самому сотруднику ОВД. Нередко неправомерные опасения относительно активных действий работника правоохранительных органов заставляют людей с самого начала общения построить ряд психологических защит – смысловых, эмоциональных и тактических барьеров, препятствующих как общению и взаимодействию, так и установлению взаимоприемлемых отношений в ходе расследования. Напрямую влияя на этику взаимодействия людей, психологические барьеры создают сложную ситуацию: для того, чтобы их снять или преодолеть, сблизиться с другим, инициатор общения должен обратиться к индивидуальным особенностям человека. Но именно такому проникновению во внутренний мир барьеры препятствуют, создают “порочный круг”: барьер нельзя преодолеть без познания внутреннего мира человека, а внутренний мир невозможно определить в связи с тем, что действуют барьеры.

В ряде работ рассматриваются подходы к технологии общения в сложных условиях, позволяющие одновременно устранять психологи-ческие барьеры, организовывать сближение и диагностировать лич-ностные особенности. Ряд приемов, изложенных в этике и психотехнике контактного взаимодействия, можно с успехом использовать, когда непосредственное осуществление правоприменительных функций, сложные условия борьбы с преступниками решительно трактуются как изначально экстремальные. При таком подходе этика общения рассматривается как предпосылка успешного решения задач в рамках обычной профессиональной деятельности (экстремальные условия понимаются предельно широко), что нашло достаточно широкое освещение в специальной литературе.

Принципиальным моментом в данных работах является подход к объяснению сущности деятельности персонала правоохранительных органов, в которой требуется умение общаться с людьми, точно выражать свои мысли, внимательно слушать и понимать собеседников, принимать решения в обычной системе координат человека. Этические аспекты являются необходимыми компонентами всех умений, определяющих общение. Персоналу правоохранительных органов по своему служебному положению нельзя уходить от ответственности за общение.

Таким образом, актуализация установки на тот или иной вариант поведения в ситуации общения в экстремальных обстоятельствах опосредована процессами, заключающими восприятие ситуации, ее оценку, прогнозирование результата и последствий участия в ней. Важнейшим фактором эффективности общения в этих условиях является также изучение и учет психологических особенностей индивида и его поведения в данной ситуации. Вот почему социально-психологическая, коммуникативная и этическая компетентность сотрудника, определяющая его умение воздействовать на людей путем общения с ними, служит предпосылкой успешного решения оперативно-служебных задач в экстремальных условиях.

3. Особенности делового общения с иностранными гражданами

Все основные принципы и правила общения с иностранными гражданами определяются дипломатическим протоколом.

Эти правила подразумевают уважение суверенитета, равенства, территориальной целостности, невмешательства вовнутренние дела друг друга, соблюдение необходимых норм этикета и церемониала. При проведении бесед, переговоров, подписании договоров и соглашений, встречах и проводах иностранных делегаций, реагировании на праздничные и траурные события четкое соблюдение норм дипломатического протокола является обязательным. Всякое отступление от соблюдения принятых норм рассматривается как нанесение ущерба достоинству и чести государства. Даже невольная ошибка может быть расценена как умышленное оскорбление.

В настоящее время в основе отношений между государствами лежит “Венская конвенция о дипломатических отношениях” (подписанная СССР), принятая в 1991 г. Признавая и соблюдая общепринятые нормы международной практики, российский протокол не делает различия между представителями больших и малых стран, не допускает никакой дискриминации по национальному признаку. Для него характерны политическая целесообразность, демократичность, деловитость, стремление к новаторству, гибкость, уважение традиций другой страны.

Правила дипломатического протокола основываются на принципе “международной вежливости”, в понятие которого входит соблюдение почтительности и уважения всего, что символизирует и представляет государство.

Протоколом определяется поведение официальных лиц в стране пребывания, их одежда в официальных случаях и т.д. Отклонение от норм международного этикета при общении c иностранными коллегами допускается только при неформальном общении во внеслужебной обстановке, во время контактов, носящих неофициальный характер. Однако и в этих случаях следует всячески избегать таких форм общения, которые могут быть расценены как проявление бестактности или дурного вкуса.

Визиты

Визиты проводятся на основании международных соглашений о сотрудничестве между странами и ведомствами. Визиты разделяются на официальные, когда делегацию возглавляет глава или представитель ведомства, наделенный полномочиями, и рабочие – участие в конференции или совещании, проведение целевых переговоров, обмен опытом и т.д., а также в связи с розыском преступников, раскрытием преступлений, выполнением отдельных следственных действий и других оперативных мероприятий.

Положительный итог визита складывается из результатов переговоров, достигнутых соглашений, а также из впечатлений гостей от знакомства со страной, отдельными учреждениями и организациями, с сотрудниками органов и представителями населения, входившими с ними в контакты. Как правило, официальный визит заканчивается подписанием итоговых документов, в которых фиксируется оценка состояния двусторонних соглашений, намечаются пути и конкретные меры по дальнейшему расширению и углублению этих отношений.

Визиты иностранных делегаций. Проект программы визита составляет Управление международных связей соответствующего ведомства совместно с лицом, подписавшим заявку, и в сотрудничестве с соответствующими управлениями и отделами ведомства. При составлении программы с учетом срока визита тщательно рассчитывается время, отводимое для переговоров, деловых встреч, протокольных мероприятий, их последовательность, интервалы между ними. Учитывается физическая дневная нагрузка. По желанию или с согласия делегации в программе визита может быть предусмотрено время для выступления по телевидению и проведения пресс-конференции или интервью для журналистов.

Тщательно составляются списки официальных лиц, которые будут присутствовать на отдельных мероприятиях и сопровождать в необходимых случаях гостя или делегацию, представителей средств массовой информации. Необходимо учитывать, что журналисты, освещающие визит и дающие ему оценку, руководствуются при этом, в частности, и тем, кто встречал делегацию, кто присутствовал на переговорах и на других мероприятиях, кто принимал делегацию или ее отдельных членов, какое участие принимала общественность и т.д. И здесь существенную роль играет пресс-служба, сотрудники которой взаимодействуют со средствами массовой информации, предоставляя им необходимые сведения и способствуя их определенной ориентации.

Во всех случаях, когда предусмотрен выезд иностранной делегации на места, здесь составляется собственная программа, которая согласовывается с вышестоящим руководством. После завершения визита отчет о выполнении программы направляется в Управление международных связей ведомства.

Хозяйственные органы обязаны тщательно подготовиться к тому, чтобы пребывание делегации прошло безупречно. Определяется и подготавливается место проживания гостей, предусматривается буфетная продукция в номерах, организуется питание (с учетом особенностей национальной кухни), бытовое и медицинское обслуживание и т.п. Все эти вопросы включаются в программу, представляя в ней специальный раздел.

Прежде, чем визит начинается, все элементы программы должны быть тщательно выверены и согласованы с теми, с кем она будет совместно выполняться. Лица, отвечающие за прием делегации, должны удостовериться в том, что в понимании своих обязанностей при приеме делегации у всех, кто будет выполнять те или иные пункты программы, имеется полная ясность.

Важным разделом программы является протокол мероприятия. Как правило, он включается в программу визита делегаций высшего уровня. Сюда относятся прежде всего приемы, которые устраиваются должностным лицом в честь главы делегации. На приеме стороны обмениваются речами или тостами. Проведение приема преследует следующие цели: отдать дань уважения гостю и его стране, определить направление дальнейших переговоров, оказать содействие завязыванию личных контактов между членами делегации и приглашенными. Для гостя организация ответного протокольного мероприятия не является обязательной, но может планироваться в программе по его желанию. В программе целесообразно предусмотреть посещение театра или других мероприятий членами иностранных делегаций, осмотр исторических памятников, знакомство с достопримечательностями, посещение выставок, музеев и других культурных объектов. В этом случае делегацию сопровождают назначенные для этого официальные лица.

Необходимо четко уяснить, что в организации приема иностранной делегации нет мелочей. Здесь важно все: и быстрая доставка багажа, и правильное размещение гостей, и нормальное питание и т.п. В организации визита не должно быть обезлички: как за организацию визита в целом, так и за проведение отдельных мероприятий должны отвечать конкретные лица. Важно точно соблюдать время намеченных мероприятий, присутствие на них всех предусмотренных программой лиц с нашей стороны. В этих целях составляется рабочий план подготовки и проведения визита, где все эти вопросы, а также порядок финансирования находят четкое отражение.

Визиты делегаций правоохранительных органов России за рубеж. Важно подчеркнуть, что любая делегация, отправляющаяся за рубеж, является представителем нашей страны, нашего народа. К такой представительской миссии необходимо тщательно готовиться.

Можно ожидать, что в стране пребывания руководителя делегации или любого из ее членов попросят дать интервью представителям средств массовой информации, выступить перед коллективом сотрудников полиции, прочесть лекцию, принять участие в том или ином служебном или торжественном мероприятии. Такого рода предложения не должны заставать членов делегации врасплох. Поэтому уровень организации подготовки зарубежного визита в существенной мере предопределяет его результаты.

После решения вопроса о командировке разрабатывается техническое задание, где каждому члену делегации поручается определенный круг вопросов. Техническое задание подписывается руководителем органа и утверждается руководством ведомства. Перед выездом в командировку следует четко оговорить с руководством пределы своих полномочий и получить достаточно исчерпывающие сведения о целях и задачах командировки, характере контактов и т.п. После того, как вопрос о командировании делегации окончательно согласован, установлена точная дата выезда, цель и задачи визита, необходимо решить все организационно-технические вопросы визита. По возвращении из командировки составляется и докладывается руководству ведомства подробный отчет о ее результатах и о всех моментах, которым могут представить служебный интерес. В отчете указывается:

а) что выполнено по техническому заданию и в каком объеме;

б) полученная информация;

в) что можно использовать и внедрить;

г) какие и с кем установлены деловые контакты.

Беседы, переговоры

Находясь в служебной командировке за рубежом, сотрудник правоохранительных органов начинает свою деятельность с установления контактов с официальными лицами на соответствующем его служебному положению уровне, руководствуясь целями и задачами командировки. В ходе этих контактов ведутся беседы, которые требуют тщательной подготовки. При подготовке и во время проведения беседы необходимо помнить о трех опорных пунктах, обеспечивающих участникам беседы деловой успех. Во-первых, это умение заинтересовать собеседника в полезности деловой встречи. Во-вторых, это создание в процессе встречи атмосферы взаимного доверия. И наконец, в-третьих, это искусное использование методов убеждения при передаче информации во время деловой встречи. В зависимости от поставленных задач и от полученных инструкций беседы могут принимать самый разнообразный характер. Очень важно, когда завершение беседы сопровождается принятием определенного решения, в результате которого снимается та или иная проблема, устанавливаются отношения и пр.

Беседы по поручению. Очень часто глава делегации и ее члены могут иметь поручения от руководства, которые должны быть выполнены в беседах с теми или иными официальными лицами. Такие поручения могут быть даны без конкретного указания лиц, в беседе с которыми следует их выполнить. В этих случаях следует обратиться за советом к соответствующим сотрудникам посольства или же (если поручение не носит конфиденциального характера) к тем представителям полиции или правоохранительных органов страны пребывания, которые работают с делегацией. В том случае, когда речь идет о передаче каких-либо документов или текстов, необходимо приложить к ним, во избежание неточностей перевод (для текстов большого объема – краткое содержание), выполненный заблаговременно, а при отсутствии такой возможности прибегнуть к помощи сотрудников посольства. Однако в этом случае следует указать, что перевод является неофициальным (обычно на переводе в верхнем углу печатается: “неофициальный перевод”). При получении поручения о передаче документа необходимо запросить инструкции о том, следует ли давать ответы на вопросы, которые при этом могут быть заданы, или же ни в какие переговоры не вступать.

Техника ведения переговоров определяется существующими в каждой стране традициями и умением участников переговоров. Главная задача участников любых переговоров заключается в том, чтобы четко и ясно изложив свою позицию, убедить в ее правоте своих собеседников и побудить их, в конечном счете, к соглашению на основе этой позиции. Иногда, и даже довольно часто, приходится искать компромиссные формулировки и решения, которые могут удовлетворить всех участников переговоров. В этом случае нужно иметь четкое представление о границах уступок и о принципах, которыми не следует поступаться ни при каких условиях.

При подготовке к беседе необходимо продумать, какие вопросы могут возникнуть у собеседника и что можно сказать в ответ. Полезно (в сложных случаях) заранее проговорить вопросы и ответы с компетентными сотрудниками ведомства еще до отъезда, а также со старшими сотрудниками посольства, отвечающими за эту сферу работы. На беседу целесообразно взять кого-либо из членов делегации или младших сотрудников посольства, хорошо владеющих языком страны пребывания. На них возлагается также обязанность делать необходимые записи для оформления беседы.

Иногда во время беседы возникают неожиданные вопросы, требующие специального изучения или даже консультаций с руководством, которые партнер может затронуть по своей инициативе. В этих случаях самое правильное – отлжить свой ответ до одной из следующих встреч. Ни в коем случае не следует полагаться на интуицию и отвечать немедленно, если нет твердой уверенности, что ответ полностью отвечает позиции руководства ведомства.

Нужно постараться, не нарушая принятого этикета (особенно, если беседа имеет место во время приема), подвести собеседника к узловому моменту встречи. Известно немало курьезных случаев “передержки” и “недодержки”, когда на наиболее существенные вопросы уже не оставалось времени, или когда излишняя поспешность давала собеседнику повод заподозрить, что его рассматривают только как источник информации. Чувство времени особенно важно, когда в ходе беседы предполагается обсудить несколько вопросов. Нужно быть готовыми и к тому, что кое-что из намеченного к обсуждению придется опустить или же перенести на следующую встречу. Поэтому беседу целесообразно начинать с наиболее важного и срочного вопроса.

Ведя беседу, следует в то же время чувствовать настроение собеседника, его желание или нежелание продолжать обсуждение неприятного вопроса. Причиной уклонения от обсуждения может быть и незнакомство собеседника с затронутым вопросом. В этом случае не следует побуждать собеседника продолжать разговор – это и считается невежливым и не приводит к удовлетворительному результату.

Этикет международных контактов предусматривает, что следует терпеливо, не перебивая собеседника, выслушать все до конца, даже если высказываются неприятные или же неверные суждения. Затем так же спокойно и, если это диктуется необходимостью, обстоятельно ответить позитивно или аргументированно отклонить сказанное собеседником. Даже если приходится давать отповедь в ответ на выпад со стороны собеседника, самообладание и спокойная речь произведут на него гораздо большее впечатление, чем запальчивый тон и повышенный голос.

Во время служебных бесед с иностранцами можно употреблять формулировки: “в неофициальном порядке”, “это мое личное мнение”, но при этом не следует забывать, что беседа проводится между официальными лицами, поэтому “неофициальность” информации может восприниматься лишь условно и такая оговорка содержит лишь намек на то, что информация носит доверительный характер и собеседник не хотел бы, чтобы она была использована в качестве значимого аргумента.

После первой неудачной беседы не следует спешить с выводами о своем партнере и его позиции. Нередки случаи, когда собеседник, казавшийся при первой встрече замкнутым и неразговорчивым, оказывается затем знающим и раскованным, а его начальная позиция объяснялась осторожностью. Плохо, когда вместо активной дискуссии дается ответ: “Я доложу об этом своему руководству”, а потом при анализе беседы оказывается, чтоцелый ряд вопросов находится в пределах компетенции лица, проводившего беседу. В этих случаях ответ будет свидетельствовать о недостаточной квалификации сотрудника.

Беседы по собственной инициативе. Значительная и, пожалуй, даже большая часть бесед происходит по собственной инициативе участников делегации, поскольку конкретный характер большинства возникающих ситуаций предусмотреть практически невозможно. Умение строить такие беседы, получать нужную информацию, аргументировать, разъяснять позиции своего ведомства требует должного знания материала и способности грамотно проводить беседу. Поэтому при подготовке к зарубежной поездке сотрудник обязан изучить соответствующий служебный материал и вместе с тем ознакомится с литературой, позволяющей овладеть искусством ведения беседы. Содержание наиболее важных бесед должно быть зафиксировано и включено в отчет о командировке. Информация, носящая чрезвычайный характер, докладывается руководству ведомства через посольство или по телефону немедленно.

Встречи с представителями прессы. Пресс-конференции и вообще встречи с представителями прессы требуют особой подготовки, тщательного продумывания ответов на всевозможные вопросы со стороны журналистов. По сути пресс-конференция – это та же беседа с той разницей, что одна сторона только задает вопросы, а другая только отвечает. Вместе с тем проведение подобного мероприятия является исключительно ответственным, ибо здесь каждое выражение, слово, а иногда и мимика или жест становятся достоянием широких кругов общественности, получая при этом порой весьма недоброжелательный комментарий. Это же относится и к интервью, которые могут взять представители прессы у членов делегации. Надо постоянно помнить, что пресса падка на сенсации, как правило, ангажирована (т.е. имеет определенную заданность и предвзятость), зачастую действует по специальному заданию, стремится подловить собеседника и, вырвав из общего контекста какое-либо положение или выражение, может придать искаженный смысл сказанному.

Следует также помнить, что многие стороны нашей жизни, которые для нас повседневны и обычны, не всегда понятны журналистам, живущим в условиях иных социально-политических реалий. Поэтому следует подробно комментировать, “разжевывать” приводимые факты и суждения. Главным недостатком, который сводит на нет смысл проводимых бесед с журналистами, является шаблонное, неконкретное повторение каких-то формулировок, положений, без их раскрытия. Журналисты – люди “зубастые”, и они в таких случаях пишут свой комментарий, который зачастую способен надолго испортить настроение их собеседнику. Вместе с тем, они, как никто другой, способны оценить остроту и меткость реплики. Сухой же и невыразительный язык, отсутствие чувства юмора, чопорность, официальность – плохие спутники для бесед с журналистами и воздействия на них.

В беседах с представителями прессы следует всячески избегать ссылок на личное мнение и строго придерживаться тех указаний, которые получены от руководства или работников посольства. И если этот прием иногда используется во время официальных бесед, чтобы снизить обязательность вашей позиции, то в отношении прессы такой прием недопустим. Если речь идет о разъяснении какого-либо опубликованного документа, то надлежит исходить только из тех формулировок, которые там имеются, ни в коем случае не допуская собственных интерпретаций. В тех случаях, когда ответ дать затруднительно, на вопрос можно не отвечать, сославшись на то, что он задан не по существу или еще под каким-нибудь другим предлогом уйти от ответа. Можно использовать здесь и такой прием, как ответ на несущественную частность в вопросе и игнорирование его основной сущности.

Беседы с представителями общественных организаций, науки, культуры и т.п. Эти контакты возникают при участии в различного рода симпозиумах, семинарах, конференциях, при обмене научным опытом, а также при совместной организации фестивалей и других мероприятий культурного характера. Они бывают тем плодотворнее, чем выше эрудированность сотрудников. Очень важно, чтобы после беседы с зарубежным специалистом, ученым, деятелем культуры у него осталось бы столь сильное впечатление, что возникло бы желание поделиться творческими планами, идеями. Лица, осуществляющие контакты с иностранцами, иногда должны быть не просто чиновниками, но всесторонне развитыми и образованными людьми.

Оформление записи бесед. Итоги всех встреч, бесед, переговоров должны быть документально оформлены. Записи бесед обязательны. Составляется запись беседы произвольно, но при этом должно указываться: с кем она проводилась, место встречи, состав участников, по чьей инициативе проводилась. Полезно каждый самостоятельный вопрос нумеровать. Это облегчает возможность учесть результаты беседы при обсуждении этого вопроса в последующих контактах.

Очень важно, чтобы в записи беседы были наиболее полно отражены особенности обсуждения темы, те или иные нюансы в поведении собеседников, возникшие с их стороны встречные вопросы, их аргументация, которую в некоторых случаях полезно приводить дословно. Вместе с тем, запись должна быть составлена по возможности кратко, несущественные моменты беседы следует опустить. Беседы, не представляющие интереса, записывать не нужно, но “для памяти” следует вести их учет.

Лица, присутствовавшие во время беседы, перечисляются обычно в конце записи. Причем указываются сначала лица одной стороны, а затем другой. Важнейшим требованием, предъявляемым к записи беседы является ее точность. В противном случае возможны недоразумения при реализации достигнутых соглашений. После перепечатки записи беседы следует тщательно вычитать машинописный текст, сверяя его с оригиналом. Запись беседы подписывается лицом, который ее вел. Иногда в примечаниях к записи беседы приводятся личные впечатления ее автора о тех или иных качествах собеседника, сообщенные им сведения о себе, его наклонностях и увлечениях.

Документы, переписка

Официальные письма оформляются с соблюдением протокольных форм вежливости. В частных письмах полуофициального характера таких форм нет, но и здесь следует соблюдать некоторые правила, предъявляемые к такого рода документам: в зависимости от характера отношений, существующих между автором письма и адресатом, они могут быть сдержанно-официальными, строго придерживающимися всех формальностей, и дружескими, где включаемые реквизиты носят лишь необходимо-информационный характер. Выбор правильной тональности письма – обязательное условие при переписке с зарубежными коллегами: оно не должно показаться ни излишне фамильярным, ни излишне формальным. Соблюдение этого условия помогает установить плодотворные контакты или углубить сложившиеся отношения, а его игнорирование – свести их на нет. Письмо переводится на язык адресата, а при отсутствии такой возможности – на английский язык. Строго официальные документы пишутся на русском языке, но к ним желательно прилагать перевод.

Письмо пишется на личном бланке отправителя или на хорошей плотной бумаге и содержит, как правило, шесть компонентов: заголовок (данные отправителя и дата отправления), адрес и данные получателя, приветствие (обращение), содержание письма, заключительную форму вежливости (так называемый “комплимент”) и подпись. Письмо ни в коем случае не должно содержать подчисток и исправлений – их наличие может быть расценено как проявление неуважения к адресату.

Не будет ошибкой заголовок бланка перепечатать на языке адресата. В адресе получателя должны быть указаны его должность, титулы и звания (например: “Бригадный комиссар, доктор Б. Джонс, начальник Школы полиции, 21, Бремсхил Гарден, Ливерпуль, Англия”), которые затем могут не указываться или указываться сокращенно (например: “Уважаемый Сэр”, “Уважаемый доктор”, “Уважаемый господин Джонс”). Что касается “комплимента”, то он содержит самые разнообразные формы – от “Примите уверения в моем глубоком к Вам уважении” до “С уважением” или “Искренне Ваш” и выбирается в зависимости от статуса адресата и характера сложившихся отношений. Это очень важный элемент письма. Неправильное употребление комплимента может быть расценено как ущерб престижу лица, которому адресовано письмо. Поэтому необходимо очень внимательное отношение к употреблению комплимента, не завышая, но и не занижая его.

В западных странах обращение и заключительный комплимент часто пишутся автором письма от руки, а иногда и весь текст письма. Таким путем автор подчеркивает свое уважение тому лицу, которому это письмо предназначается. Подпись делается только собственноручно. В частных письмах адрес пишется только на конверте. В США на конвертах пишут полностью только “мисс”, а “мистер” (Mr.) и “миссис” (Mrs.) пишут сокращенно; полное наименование имеет унизительный смысл. Письмо должно быть тщательно вычитано после переписки. Письмо складывается вдвое, складывать письмо вчетверо не рекомендуется.

Форма письма и атрибуты вежливости в письме имеют важное значение и их искажение или неполнота всегда воспринимается отрицательно, и это может существенно повлиять на ожидаемый от письма результат. Однако при всей их важности приоритет все же принадлежит содержанию письма, ясности изложения, логичности мыслей, доказательности фактов и аргументов, учету особенностей адресата и возможной реакции с его стороны. В письме должны быть исключены неточности, искажение фактов, их приуменьшение или преувеличение, ибо они могут поставить под сомнение содержание письма. Язык письма должен быть прост, лаконичен, не допускать разных истолкований. Это обязательное условие его доказательности и убедительности.

Приемы

Приемы – одна из общепринятых и распространенных форм деловых контактов. Приемы способствуют установлению, поддержанию и развитию отношений. На приемах разъясняются те или иные аспекты деятельности соответствующих ведомств и отдельных служб, собирается информация, происходит обмен мнениями по определенным проблемам, представляющим взаимный интерес. Каждый такой прием имеет не только узко служебное, но и политическое значение, являясь вкладом во взаимоотношения между странами.

Традиции проведения приемов уходят своими корнями в глубокую древность. Гостеприимство было и остается существенным показателем чести и достоинства народа и государства, символом миролюбия и добросердечности. Традиции русского гостеприимства и поныне отмечают иностранные гости. Протокольная практика проведения приемов в России обладает некоторыми особенностями, но в целом она совпадает с международной.

Приемы подразделяются на дневные и вечерние, приемы с рассадкой и без рассадки за столом. Возможен и такой вид приема, как приглашение на вечер-концерт, танцевальный вечер или спортивное соревнование.

Проведению такого приема предшествует длительная подготовка: определяется цель приема, место проведения, составляется список приглашенных, рассылаются заблаговременно приглашения, составляется меню и план рассадки за столом, подготавливается помещение, продумывается сервировка стола, инструктируются официанты.

Приемы не проводятся в выходные или праздничные дни, а также в дни национального траура; в таких случаях назначенные ранее приемы отменяются. Если гость прибыл с супругой, то на прием приглашаются супруги наших официальных лиц. Современная международная протокольная практика свидетельствует о стремлении делать приемы скромными, избегать излишней пышности, ограничивать подачу спиртных напитков, отказываться от слишком дорогих блюд. Меню должно учитывать национальный колорит нашей страны, но вместе с тем принимать во внимание вкусы гостей, их национальные и религиозные традиции. Заранее следует подумать о том, кто ест вегетарианскую пищу или не ест свинины. В меню обязательно должны быть включены национальные российские блюда.

На прием гости приглашаются с помощью письменных приглашений, где указан вид приема, день, час и место проведения. В правом нижнем углу иногда ставятся буквы RSVP (repondezs'ilvousplav – прошу ответить). В этих случаях следует немедленно известить письменно приглашающего о возможности или невозможности прибыть на прием. Задержка ответа рассматривается как проявление неучтивости. В том же случае, если стоят буквы p.m. (pourmemoire– для памяти), подтверждение не требуется. Приглашения принято направлять за 1,5–2 недели до приема.

На приемах типа “завтрак”, “обед” и “ужин” гости рассаживаются за столом в строго определенном порядке. Самые почетные места – справа от хозяина и справа от главного гостя, затем – слева и далее, по мере удаления места становятся все менее почетными. Жена хозяина садится от него по левую руку. Иногда хозяйка садится по левую руку от гостя, а его жена – по левую руку от хозяина. Практикуется два вида рассадки: гости и хозяева – по разные стороны стола или же вперемешку. Однако соблюдение вышеуказанного порядка рассадки по статусу остается для всех случаев обязательным. Переводчики садятся за стол непосредственно по левую руку от хозяина и гостя, но они как бы “не в счет”. Отступление от этих правил может быть расценено как умышленное нанесение ущерба достоинству гостя или представляемого им государства. Еще несколько обязательных правил этикета: нужно избегать сажать женщину рядом с женщиной, мужчине надлежит оказывать внимание женщине, находящейся от него за столом справа, женщине неприлично сидеть в конце стола, супруге присваивается статус супруга. На столы перед приборами кладутся рассадочные или кувертные карточки-прямоугольники из плотной бумаги с напечатанными на машинке или написанными от руки фамилиями участников приема. На больших приемах перед входом в зал на небольшом столике выставляется план рассадки. При составлении плана рассадки желательно учесть и такие “мелочи”, как некоммуникабельность отдельных гостей, их совместимость, другие личностные качества.

Если ожидается много гостей, хозяин должен уведомить милицию о необходимости обеспечить стоянку для большого числа автомашин. Следует предусмотреть место, где хозяин и хозяйка встречают гостей, а также назначить сотрудника для сопровождения гостей в залы. Почетного гостя провожает к столу сам хозяин. Это служит сигналом о том, что торжественная, официальная часть встречи закончилась. Официальные тосты могут быть письменно подготовлены заранее и зачитаны.

Хозяин на приеме обязан уделять основное внимание главному гостю, но при этом стремиться вовлечь в разговор всех гостей, выбирая соответствующую тему, представляющую общий интерес. При этом гости стараются избегать говорить за столом о вопросах, которые кому-либо могут быть неприятными. Надлежит также уделить внимание подбору официантов, ибо даже тщательно подготовленный прием может быть испорчен неквалифицированным обслуживанием.

Будучи за границей, не следует стремиться навязывать свои обычаи и манеры, а должно с уважением относиться к обычаям страны пребывания. Нет большей невоспитанности, чем опрометчивое суждение или критика того, что может показаться на первый взгляд необычным и непривычным. На прием не следует опаздывать. Лучше в случае необходимости, приехав вначале, уехать до окончания приема, предварительно извинившись перед хозяйкой и хозяином и объяснив причину. Если прием с рассадкой, то гости съезжаются в течение 3–5 минут, и после небольшой паузы, используемой для взаимных приветствий и знакомств, приглашаются к столу. В случае опоздания следует подойти к хозяину и хозяйке, объяснить, не вдаваясь в детали, причину опоздания, приветствовать их, поклониться присутствующим и занять отведенное место. На прием сначала являются младшие (по чину), затем старшие и, наконец, почетный гость. Уход с приема осуществляется в обратном порядке. Гости расходятся таким образом, чтобы ко времени окончания приема, обозначенном в приглашении, с хозяином и хозяйкой прощались последние из присутствующих. Здороваться за руку следует обязательно с хозяином и хозяйкой (не возбраняется поцеловать хозяйке ручку), остальным можно только поклониться.

Некоторые основные правила этикетного поведения

При встрече младший первым приветствует старшего, мужчина – женщину; входящий первым приветствует присутствующих, а уходящий первым прощается с оставшимися. Мужчинам пожимают руку, женщинам и старшим – только в том случае, если они протягивают руку первыми. При приближении женщины мужчины (кроме пожилых) встают, она же встает только перед женщиной. Хозяйка же, встречая гостей, встает во всех случаях. Здороваясь, мужчины снимают перчатку, женщины – нет. Здороваясь, вынимают руку из кармана, а сигарету – изо рта. Нелишне при этом улыбнуться, особенно если хотите заслужить расположение собеседника.

Вступая в контакт с иностранцами, лучше всего называть их по фамилии (например, “господин Вильсон”). При обращении к официальному лицу лучше называть его статус, без фамилии (“господин министр”, “господин генерал”). При этом, обращаясь к официальному лицу, его немного “повышают” в должности: заместителю министра именуют министром, подполковника – полковником. Деятеля науки уместно назвать по научному званию без приставки “господин” (“доктор Ватсон”, “профессор Шнайдер”). К женщине принято обращаться по фамилии мужа или просто “мадам”. В странах, где сохранены дворянские титулы, употребление их при обращении обязательно.

Следует помнить, что ваша одежда – это ваша визитная карточка. На приемах в первой половине дня предпочтение отдается более светлым тонам в одежде (с учетом времени года и погоды), а во второй – темным. Нельзя злоупотреблять духами, одеколонами, дезодорантами. Держаться следует прямо, не сутулясь. Голову надо держать ровно; сидя, не закидывать ногу на ногу – это считается неприличным.

За столом нужно учитывать специфические особенности, присущие данной стране и данному кругу. Поэтому существует правило: наблюдая за соседями, их манерами, старайтесь им подражать. Неуклюжесть за столом производит гнетущее впечатление на окружающих. И не забывайте о хорошем правиле: мудр тот, кто встает из-за стола со свежей головой и необремененным желудком.

Помимо универсальных правил, которые действуют повсюду существует еще специфика этикета и поведения, присущая той или иной стране. Постарайтесь получить сведения о ней еще до отъезда, но вместе с тем внимательно присматривайтесь к местным нравам и обычаям, чтобы не попасть впросак. Так, к универсальным правилам относится, например, такое, как запрещение полиции (милиции) взимать штрафы с сотрудников посольств за нарушение правил дорожного движения, задерживать их документы, вынуждать их к сдаче анализов на трезвость; в таких случаях она обязана информировать о случившемся Службу государственного протокола МИД своей страны, которая и принимает меры к нарушителю. Особенно важным универсальным правилом является соблюдение уважительного отношения к государственному флагу, гербу и гимну. И в заключение еще раз подчеркнем: следует постоянно помнить о том, что всякое отступление от сложившихся норм будет замечено и соответствующим образом оценено.

Контрольные вопросы

1. Назовите основную цель делового общения.

2. Раскройте содержание основных нравственных принципов делового общения.

3. В чем состоит назначение этикета?

4. Назовите правила проведения совещаний.

5. Как влияют экстремальные условия на поведение людей?

6. Охарактеризуйте нравственно-психологические особенности общения в экстремальных условиях?

7. Назовите основные формы делового общения сотрудников правоохранительных органов с иностранцами.

Тесты

1. Отметьте, какие компоненты включают в себя культура делового общения:

а) техника делового общения;

б) психология делового общения;

в) этика делового общения;

г) служебный этикет.

2. Какие из ниже перечисленных позиций контактера наиболее продуктивны?

а) позиция основывается на ложных идеях;

б) идеи верны по своей сути, но являются помехой для достижения результата;

в) идеи правильные, но не имеют к делу никакого отношения;

г) позиция контактера основана на правильных и плодотворных идеях.

3. Выделите правильные принципы, на которых основано деловое общение:

а) эгоизм;

б) порядочность;

в) доброжелательность;

г) уважительность.

4. Укажите основные ситуации делового общения.

а) дежурство, патрулирование, охрана;

б) посещение пивбара;

в) поход в зоопарк;

г) общение в служебном коллективе.

5. Что из перечисленного относится к экстремальным формам общения?

а) общение с участниками митингов;

б) общение с задержанными во время обыска;

в) общение со спецконтингентом;

г) общение с детьми.

Литература

1. Актуальные проблемы нравственного и эстетического воспитания слушателей в специализированном вузе МВД. Н. Новгород, 1990.

2. Буданов А.В. Пути профилактики и преодоления профессиональной деформации сотрудников ОВД. М., 1992.

3. Кукушкин В.М. Организация воспитательной работы с личным составом ОВД: Курс лекций. М, 1991.

4. Закон Российской Федерации “О милиции”. М, 2000.

Основная

1. Дубов А.В., Опалев Г.В. Профессиональная этика сотрудников правоохранительных органов: Учеб. пособие. М., 1998.

2. Кобликов А.С. Юридическая этика: Учеб. для вузов. М., 1999.

Дополнительная

1. Культура межличностного общения. Этика и такт сотрудника ОВД. Киев, 1990.

2. Ниренбург Дж., Коперо Г. Читать человека как книгу. М., 1990.

3. Попов А.А. Этика: Курс лекций. М., 1998.

Тема 8. НАВСТВЕННЫЕ АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

СОТРУДНИКОВ ОПЕРАТИВНЫХ СЛУЖБ

И СЛЕДСТВЕННЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ

1. Нравственные основы оперативно-розыскной деятельности.

2. Этика следственных действий.

1. Нравственные основы оперативно-розыскной деятельности

В практике изучения профессиональной этики в вузах правоохранительных органов существует два пути. Первый – это освещение профессиональной этики в ходе чтения специального курса. Другой путь – это включение этических вопросов во все дисциплины и практические задания для слушателей и студентов. Каждый из указанных путей имеет свои преимущества и недостатки.

Так, первый обеспечивает комплексное изучение курса, но в силу специфики курса “Оперативно-розыскная деятельность”, большая часть которого содержит сведения ограниченного использования (секретные), многие нравственные аспекты этой деятельности не могут быть рассмотрены.

Второй же путь как бы “растворяет” содержание нравственно-эти-ческих проблем по всему курсу, что, в свою очередь, исключает целостное их восприятие.

Поэтому рассмотрение вопросов нравственности и этики целесообразно осуществлять как в специальных курсах, так и при изучении курса “Оперативно-розыскная деятельность”.

Деятельность сотрудников оперативных подразделений правоохрани-тельной системы особая. Она вызывает большой интерес общественности, писателей, журналистов. Погони, схватки с вооруженными преступниками, засады, другие оперативно-розыскные мероприятия достаточно часто “обыгрываются” в литературе и кино детективного жанра и придают этой сложной профессии романтический характер. В то же время это очень тяжелый труд.

Действительно, в профессиональной деятельности сотрудников оперативных подразделений есть такие неповторимые и не встречающиеся в других сферах человеческих отношений вопросы, нравственные проблемы, которые характерны только для специфических приемов оперативно-розыскной работы.

Эта специфика оперативно-розыскной деятельности обусловлена, прежде всего, тем, что она противостоит тайным действиям преступников по подготовке, совершению, сокрытию следов преступления и только в интересах общества вынуждена проводиться преимущественно негласно.

Стремясь уйти от разоблачения и заслуженной ответственности, преступники не останавливаются ни перед чем, их действия носят особо изощренный, жестокий характер. Поэтому вполне оправданно, что законопослушное общество вынуждено само применять конспиративные методы для выявления тех, кто препятствует его развитию, нарушает установленные правила общения, и этим определяетсянравственная специфика оперативно-розыскной деятельности.

Потребность в проведении негласных мероприятий определяется также и тем, что большая часть информации, поступающая в оперативные подразделения, требует, как правило, проверки и чаще всего носит конфиденциальный характер, поэтому ее проверка должна осуществляться только негласно, ибо если лица, подготавливающие, совершающие преступления заподозрят, что ими интересуются правоохранительные органы, то предпримут соответствующие меры, в плоть до уничтожения источника информации.

Следовательно, выявление, пресечение, предупреждение и раскрытие преступлений, розыск лиц, совершивших преступления, обеспечение предварительного следствия и дознания фактическими данными требуют от правоохранительных органов специальных мероприятий.

Будучи тесно связанной с иными видами правоохранительной деятельности (уголовно-процессуальной, административной, по исправлению осужденных и пр.), оперативно-розыскная деятельность тем не менее ни с одной из них не сливается. Она является вполне самостоятельной частью общей деятельности системы правоохранительных органов. О ее самостоятельном характере свидетельствуют, в первую очередь, оперативно-розыскная и разведывательно-поисковая функции, в основе осуществления которых лежат отличные по своей природе силы, средства и методы по сравнению со средствами и методами других видов правоохранительной деятельности.

Для уяснения сущности правовых и нравственных основ рассмотрим наиболее характерные черты оперативно-розыскной деятельности.

Прежде всего следует отметить, что оперативно-розыскная деятельность осуществляется гласно и негласно и входит исключительно в компетенцию оперативных подразделений государственных органов, уполномоченных на то Федеральным законом, но при этом она не является процессуальной и носит сугубо разведывательный, поисковый, конспиративный характер, может производиться только по предусмотренным законом основаниям и осуществляться путем использования специальных сил, средств и методов. Эта деятельность осуществляется только для достижения целей и решения задач, предусмотренных законом и только тогда, когда иным путем невозможно или крайне затруднительно обеспечить выполнение задач по борьбе с преступностью. Организация и тактика этой деятельности составляют государственную тайну.

Предложенные к рассмотрению черты оперативно-розыскной деятельности отражают не только ее правовой характер, но подчеркивают нравственные основы и гуманную направленность этой деятельности.

Гуманность выражается в том, что оперативно-розыскная деятельность позволяет вмешаться в ход событий и не допустить достижения преступных целей. Ее негласные силы, средства и методы обеспечивают изучение лиц, фактов, явлений как бы изнутри и при этом комплексно. Помимо этого оперативно-розыскная деятельность, содействуя реализации норм уголовного права, тем самым способствует утверждению морали.

Борьба с преступностью, как известно, основывается на правом регулировании поведения граждан. Всякое поведение лица, противоречащее интересам общества, неизбежно противоречит и нравственности. Поэтому своевременное предупреждение и раскрытие преступления, а следовательно и безнравственного поведения, со стороны отдельных членов общества способствует утверждению нравственности.

Если же совершенное преступление не раскрыто, а преступник не разоблачен, это означает не только то, что уголовно-правовая норма не применена и уголовное право остается бессильным, но и что нормы нравственности, будучи грубо нарушенными, также лишены возможности быть реализованными, пока не восстановлена справедливость и преступник не понес заслуженного наказания. Поэтому, учитывая, что значительная часть наиболее опасных преступлений раскрывается исключительно благодаря оперативно-розыскным мерам, такая деятельность является эффективным средством утверждения в обществе моральных норм.

В качестве основного положения, определяющего нравственные стороны оперативно-розыскной деятельности, также следует, что оперативно-розыскные мероприятия не должны нарушать законные права и интересы граждан, как и лиц, в отношении которых они проводятся; особую значимость приобретает их соблюдение при проведении мероприятий, влекущих за собой вторжение в личную жизнь этих лиц; оперативно-розыскные мероприятия должны исключать элементы провоцирования граждан на совершение преступлений, их оговор в совершении преступлений, склонение разрабатываемых лиц к самооговору, фальсификации материалов.

Поэтому следует учитывать, что ни в каком нормативном акте, даже при самой детальной его разработке, невозможно предвидеть все многообразие случаев, встречающихся на практике, в жизни. В связи с этим в нормативных актах, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность, даются лишь наиболее общие, принципиальные указания по поводу применения негласных возможностей.

Следовательно, в тех случаях, когда на практике возникает необходимость в осуществлении таких оперативно-розыскных мероприятий, которые прямо не предусмотрены в нормативном акте, работники оперативных подразделений для обеспечения правомерности своих действий должны руководствоваться как общими требованиями законности, так и требованиями нравственности.

Это означает:

– оперативно-розыскные мероприятия не могут быть направлены против честных, не причастных к преступлениям граждан. Они применяются только в целях борьбы с преступностью;

– оперативно-розыскные мероприятия не должны влечь за собой нарушение охраняемых законом прав и интересов не только не причастных к преступлению граждан, но и тех лиц, в отношении которых они проводятся;

– оперативно-розыскные мероприятия не могут содержать элементов провокации, фальсификации улик.

Такие требования полностью согласуются с основными положениями Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, одобренного 17 декабря 1979 г. Генеральной Ассамблеей ООН (Прил. 2).

Далее, для выделения нравственных аспектов, появляющихся в ходе оперативно-розыскной деятельности, необходимо обратиться к наиболее существенным моментам процесса применения оперативно-розыскных возможностей при выявлении, предупреждении, пресечении преступлений и розыске преступников, скрывшихся от суда и следствия, а также лиц, пропавших без вести, рассмотрев в этом контексте проблему соблюдения этических принципов.

При этом прежде всего необходимо исходить из того, что оперативно-розыскная деятельность носит ярко выраженный разведывательный характер.

При осуществлении оперативно-розыскных мероприятий сотрудники правоохранительных органов вынуждены вторгаться во многие сферы жизни граждан. Не всегда это вторжение проходит гладко, возникают эксцессы, напряжение, конфликты, а иногда и прямое физическое противоборство.

Нравственно-психологическое своеобразие оперативно-розыскной деятельности заключается не только в разнообразии жизненных ситуаций, но и в том, что правоприменительная деятельность сотрудников оперативных аппаратов нередко носит характер острой борьбы, превращается в арену столкновения многочисленных правовых представлений, чувств и даже идей.

В этой борьбе нравственных принципов, интеллекта, воли, характера сотрудников оперативных аппаратов с одной стороны и лиц, заинтересованных в негативном исходе дела – с другой, успех должен быть на стороне первых, так как важнейшей целью проведения оперативно-розыскных мероприятий является защита жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, безопасности общества и государства.

Следовательно, оперативно-розыскную работу можно отнести к числу так называемых “критических” видов деятельности, осуществляемых в экстремальных условиях. Эта деятельность характеризуется рядом факторов, общих с другими подобными видами деятельности, которые характеризуются дефицитом времени для принятия решения, усеченностью информации, значимой для выбора метода действия, неопределенностью ситуации и вероятностным характером ее компонентов, эмоциональным напряжением и повышенной значимостью и ответственностью за принимаемые решения.

Продолжая рассмотрение соотношения этических принципов и поиска истины, обратимся к еще одной наиболее типичной черте оперативной работы – постоянному противоборству с преступной средой. Оно придает оперативно-розыскной деятельности определенные нравственно-психологические особенности. К ним в первую очередь относятся:

– активное противодействие уголовно-преступного элемента и его окружения;

– негласный характер значительной части оперативных мероприятий;

– зашифрованность многих видов общения в оперативно-розыскной работе;

– необходимость соблюдения привил конспирации и режима секретности не только при осуществлении определенных действий, но и при формировании реальных социальных ролей их субъектов;

– оперативно-розыскные мероприятия должны исключать элементы провоцирования граждан на совершение преступлений, на оговор других в совершении преступлений, на самооговор и фальсификацию материалов;

– оперативные мероприятия не должны нарушать законные права и интересы как граждан, так и лиц, в отношении которых они проводятся.

Особую значимость приобретает их соблюдение при проведении мероприятий, влекущих за собой вторжение в личную жизнь этих лиц, затрагивающих их конституционные права. Так, при общении с прессой и другими средствами массовой информации следует воздерживаться называть по имени родственников или друзей тех людей, которые были обвинены или осуждены за совершенные ими преступления, за исключением тех случаев, когда это необходимо для объективного изложения преступных действий. Также нужно воздерживаться называть по имени жертву преступления или передавать представителям прессы для опубликования материалы, ведущие к установлению личности этой жертвы. С особой строгостью данные нормы исполняются, когда сообщение в прессе может затронуть интересы несовершеннолетних. Оперативный работник воздерживается от любых пренебрежительных намеков или комментариев в отношении национальности или расы, цвета кожи, религии, социального происхождения или пола, а также в отношении физического недостатка или болезни человека.

При этом он прилагает все силы к тому, чтобы избежать нанесения ущерба кому бы то ни было неполнотой, неточностью или же намеренным сокрытием оперативно значимой информации, а также распространением заведомо ложных сведений. Поэтому проверка достоверности полученной в ходе работы информации, поиск дополнительных источников, перепроверка подлинности документов и цифр являются не только служебной, но и нравственной обязанностью сотрудника оперативных служб. Он просто не имеет права считать единственный источник информации абсолютно надежным.

Необходимо отметить, что противоборство в ходе проведения оперативной работы имеет свою специфику по сравнению с другими видами правоприменительной деятельности, например, с работой следователя, которая наиболее близка к оперативной по своим психологическим особенностям. Следователь в уголовном процессе всегда выступает как представитель правоохранительных органов, обладающий определенными процессуальными полномочиями. Но он непосредственно контактирует с преступником, как правило, уже после его задержания или ареста, причем в условиях, обеспечивающих относительную безопасность сотрудника. Субъекты же оперативно-розыскной деятельности нередко общаются с преступниками на свободе, в реальных жизненных ситуациях, полных постоянного риска, напряжения, опасности, несущих непосредственную угрозу для жизни и здоровья.

Специфичными для оперативно-розыскной деятельности являются особенности, связанные с негласностью, конспирацией, зашифровкой. При осуществлении ряда оперативно-розыскных мероприятий оперативные работники, используя негласные методы, обязаны конспирировать не только свои цели, но и действительные социальные роли, жить “двойной жизнью”. Трудно найти другой вид общественной практики, протекающий в столь экстремальных условиях.

Таково содержание еще одной черты оперативно-розыскной деятельности, в которой ярко проявляется нравственный аспект – это постоянное противостояние, противоборство двух сторон: оперативного работника и правонарушителя. Это противоборство включает в себя такие приемы, составляющие основу оперативно-розыскной тактики, как противодействие противной стороне, проведение упреждающих действий, умышленное введение в заблуждение, использование фактора внезапности и т.п. Естественно, что в этой обстановке оперативный работник вынужден применять средства и методы, которые носят наступательный характер.

В контексте рассматриваемых вопросов определенный интерес вызывают отношения сотрудников оперативных аппаратов в коллективах.

Межличностные отношения субъектов оперативно-розыскной деятельности, как и других сотрудников правоохранительных органов, в своей основе регламентируются уставными положениями, нормами общечеловеческой морали и профессиональной этики. Тем не менее, многое из того, что допустимо в межличностных отношениях неоперативного состава различных подразделений правоохранительной системы и нравственно с точки зрения их профессиональной этики, неприемлемо с точки зрения профессиональной этики оперативного состава. Пока еще нет “писаных” правил, своеобразного Кодекса чести оперативных работников, но в многолетней практике ряда поколений работников оперативных служб сложились определенные специфические нравственные нормы, которые можно назвать и “заповедями” оперативной работы и “неписаным кодексом нравственных норм”. Перечислим главные.

Так, в частности, в противоборстве с опасным преступником допустимо применение любых негласных сил, методов и средств, за исключением противоправных и безнравственных. В процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий допустимо все, что законно: так, допустимы психологическая игра, поединок, ловушки, введение в заблуждение, психологическое воздействие. Но не могут быть применены к кому бы то ни было оперативно-розыскные методы и приемы, которые унижают честь и личное достоинство обоснованно подозреваемого в подготовке или совершении преступления. Недопустима также фальсификация доказательств, откровенный обман “противника”, насилие, огульные обвинения.

В связи с этим весьма важно разделить такое широкое понятие, как “психологическое воздействие” и его составляющую часть – “психологическое принуждение”. Тончайшая грань между законными и незаконными методами психического воздействия лежит в нравственнойсфере. Воздействие – это оказание влияния на психику субъекта с целью побудить его к определенному поведению. Что же касается психологического принуждения, то оно выражается в целенаправленном воздействии на интеллектуальную, эмоциональную и волевую сферу человека с целью заставить его выполнить что-либо вопреки своей воле. Средства психологического принуждения разнообразны – это угроза, обман, внушение, шантаж и т.п.

Не принято проявлять интерес к конкретному направлению разведывательной работы, объектам и лицам, в отношении которых коллега осуществляет оперативно-розыскные мероприятия, до возникновения необходимости во взаимодействии (или взаимопомощи). Не следует стремиться установить круг лиц, оказывающих товарищам по оперативному аппарату негласную помощь в раскрытии преступлений, высказывать свое мнение о состоянии оперативной работы коллеги, знакомиться, если даже он не возражает, с его оперативными делами и материалами, навязывать свое участие в проведении оперативных мер, если об этом товарищ вас не просил и пр.

Множество проблем нравственного характера возникает в ходе оперативно-розыскной деятельности и при вступлении в процесс общения субъектов и объектов оперативной работы. Общение как бы “пронизывает” всю оперативную работу. Именно в нем, причем на всех стадиях, наиболее ярко проявляются специфические особенности оперативной работы. Относится ли это к сбору оперативной информации, к разобщению преступных групп и пр.

Специфические нравственные критерии и нормы морали обосновывают и регулируют многие аспекты межличностных отношений субъектов оперативно-розыскной деятельности. Наиболее характерные из них – это отношения между субъектами оперативно-розыскной работы и проверяемыми лицами в связи с конкретными преступлениями, или отношения между субъектами оперативной работы и лицами, которые оказывают содействие в проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Особое место в оперативно-розыскной деятельности занимает общение оперативного работника с лицами, оказывающими содействие в проведении оперативно-розыскных мероприятий. Оно осложняется многими обстоятельствами, в том числе и нравственного характера. Так, для значительного числа лиц, оказывающих конфиденциальное содействие оперативным работникам, преступная среда – это референтная группа, с которой они себя отождествляют, нравственные ценности и нормы (точнее, антиценности и антинормы) которой они принимают и разделяют. Оперативный же работник для такого лица – представитель другой, чуждой для него социальной группы, к которой у него прочно установилось усвоенное в криминогенной среде негативное отношение. Сообщая оперативному работнику ту или иную информацию, касающуюся членов референтной группы, оказывая помощь правоохранительным органам, он тем самым действует против своей группы, во вред ей. Важно не стать в этих условиях как “рупором” данного лица, так и заложником той информации, которую он дает. С точки зрения данного лица, он предает своих и помогает чужим. Принятие решения в такой ситуации сопровождается острой борьбой мотивов и представляет собой сложный процесс морального выбора.

Возникает сложная нравственная коллизия. Нужно не только привлечь человека на свою сторону, но и переориентировать его сознание (хотя бы частично), внести изменения в его мотивационную сферу, ослабить психологические контакты с преступной средой. Ясно, что здесь необходимо не только применение специфических, основанных на знании человеческой психологии тактических приемов установления контактного взаимодействия, но и оказание позитивного нравственно-логического воздействия. Граждане, оказывающие оперативным аппаратам значительную помощь, не всегда сами могут преодолеть нравственно-психологический барьер отрицательного отношения к правоохранительным органам. Поэтому проявление внимания, участия, отзывчивости и предупредительности должно быть неотъемлемой частью общения оперативного работника с данными лицами, его профессионально-нравственной обязанностью.

Изучение нравственно-личностных качеств граждан, оказывающих содействие органам внутренних дел, показывает, что они очень чувствительны к несправедливости, невниманию со стороны оперативных работников. Им присущи склонность несколько завышать значимость своей деятельности, постоянные опасения за свою безопасность. Зная это, оперативные работники должны планомерно и целенаправленно оказывать психологическую и педагогическую помощь и поддержку данным гражданам, вселяя в них уверенность в своих силах, подчеркивая значимость выполняемой ими работы, отводя в этой работе большую долю времени и сил на развитие и укрепление нравственных позиций гражданина. Такое отношение к помощникам оперативных работников продиктовано и гуманистическими началами – необходимостью регулярно “снимать” психологическое напряжение.

Отношения между субъектами оперативно-розыскной деятельности и лицами, оказывающими содействие в ее проведении, строятся, как правило, на конфиденциальной основе. В данном случае отсутствует главный гарант соблюдения норм морали – общественное мнение. Поэтому на первый план выступают такие этические категории как долг, честь, совесть, порядочность и т.п., которые должны быть неотъемлемой частью профессионально-нравственных качеств оперативного сотрудника, среди которых основными являются: справедливость, неподкупность, разумное использование предоставленных властных полномочий.

2. Этика следственной работы

Вопрос о роли этических начал в правоохранительной сфере в научной литературе является предметом постоянной дискуссии. В особенности это относится к деятельности следователей. Надо заметить, что этой проблеме уделялось значительное внимание и в советский период развития прикладной этики, когда формировались фундаментальные основы советского уголовного процесса, уголовного права и т.д. Однако если подвергнуть анализу последствия того времени, касающиеся данной проблематики, становится очевидным, что их суть, в основном, сводилась к тому, чтобы использовать мощнейший научно-практический потенциал этики для обоснования идеологических концепций советского права и уголовно-процессуальной деятельности.

Непрерывное развитие морали и скачкообразное развитие права, нередко длительная процедура подготовки и принятия законопроекта создают условия для отставания правового сознания от нравственного и возникновения противоречий, приводящих к коллизиям правовых и нравственных требований. Однако противоречия эти не носят непримиримого характера, они преодолеваются в рамках единства права и морали путем дальнейшего совершенствования законодательства.

Современные условия являются принципиально новым этапом в осознании роли нравственных начал деятельности правоохранительных органов, обусловленных гуманизацией права, повышенным интересом к человеческой личности, признания ее высочайшей социальной ценностью. Конституция Российской Федерации рассматривает права и свободы человека, его честь и достоинство как высшую ценность общества и государства.

Очевидно, что этика имеет непосредственное отношение и к деятельности следственных подразделений, поскольку: а) этическими нормами и предписаниями пронизана вся ткань уголовного, уголовно-процессуаль-ного законодательства; б) как следователи, так и лица отклоняющегося поведения, будучи носителями общественных отношений, руководствуются в своих поступках морально-этическими нормами; в) в общем плане борьба с преступностью является борьбой со злом во имя добра, и поэтому данный процесс всегда имеет морально-этический фон.

Важное место в этом процессе занимает система категорий этики в связи с тем, что, во-первых, она выступает в качестве общечеловеческих ценностей; их роль особенно актуальна для сферы борьбы с преступностью, где происходит поляризация мотивов поступков, действий и идеалов. Во-вторых, категории этики (добро, зло, справедливость, благо и т.д.) являются своеобразными нормами, образцами, эталонами поведения человека в обществе и, в конечном итоге, через них устанавливается взаимодействие морали и права. В-третьих, они ориентируют человека на утверждение общественного блага, ибо антисоциальная направленность деятельности личности является главным существенным признаком любого преступления.

Вопрос о роли этических начал в деятельности следователя актуализируется в силу ряда особенностей его общения с процессуальными лицами на разных стадиях предварительного расследования. Прежде всего, это специфичность поводов в общении следователя с обвиняемым, подозреваемым, свидетелями, потерпевшими и т.д. В большинстве случаев повод – это совершенное или готовящееся преступление, в силу чего в основу общения следователя с лицами, его совершившими (или готовящимися совершить), изначально заложен конфронтационный характер, где цели общения чаще всего не совпадают, ибо по-различному понимаются участниками. Отрицательный эмоциональный фон накладывает отпечаток на всю структуру общения следователя с процессуальными лицами, поэтому помимо возрастающих требований к уровню профессионального мастерства следователя первостепенное значение приобретают такие сугубо этические качества его личности, как гуманность, справедливость, долг, совесть и т.д.

Понимание процесса расследования преступлений как процесса борьбы обусловливает проникновение в следственную тактику приемов, в основе которых лежат положения, используемые общей теорией борьбы (агонологией и праксеологией). При этом не учитывается, что общая теория борьбы разрабатывает свои положения без учета мотивов деятельности и наступающих при этом последствий; совершенно очевидно, что в сфере уголовно-процессуальной деятельности это может причинить невосполнимый вред.

Ряд авторов считает, что привлечение в уголовно-процессуальные отношения методов конфронтации, борьбы аморально, а в некоторых случаях и наказуемо. Они считают, что не могут быть нравственно оправданны такого рода приемы, как введение противоборствующей стороны в заблуждение, раздробление сил и средств противодействующей стороны, разжигание конфликта между соучастниками преступлениям, предупреждение об угрозе совершения нежелательных для обвиняемого действий, использование элементов внезапности и неизвестных противодействующей стороне методов и средств, воздействие на нравственную и эмоциональную сферу подследственного, вызывающее невыгодный для него эффект и др.

Думается, что с такой позицией можно согласиться, но с некоторыми оговорками. Действительно, конфликтовать с процессуальными лицами следователь не должен не только в силу морально-этических причин, но и, прежде всего, исходя из практических целей достижения истины по делу. Спокойные деловые отношения с обвиняемым (подозреваемым) рациональны и, чаще всего, экономны в плане психофизических нагрузок. Завоевать уважение и доверие таких лиц с тем, чтобы они осознали содеянное, раскаялись и дали правдивые показания – главная цель следователя. И все же что делать, если такая тактика общения не дала результатов? Если обвиняемый агрессивно-лжив, упорно настаивает на многократно опровергнутой версии освещения событий преступления? И если вдобавок еще и сроки поджимают? Как быть в этом случае? Представляется, что для определения допустимости применения при производстве следственных действий тех или иных тактических приемов, речь о которых шла выше, возникает необходимость решения с позиций нравственности вопроса о соотношении целей расследования и средств их достижения.

Сложность нравственно-этических отношений следователя с участниками уголовного процесса обусловлена также множественностью целей общения, их соподчиненностью, иерархичностью, обусловленностью уголовно-процессуальными нормами. Эти качества предварительного расследования также накладывают особый отпечаток на морально-этический фон общения, обусловливают высочайшую нравственную ответственность следователя как его инициатора.

Здесь же представляется важным отметить еще одну особенность процессуальной деятельности следователя, накладывающую заметный отпечаток на всю структуру этических аспектов его отношений с процессуальными лицами, – это регламентация целей, сроков и способов его работы. Закон достаточно жестко регламентирует производство предварительного расследования. В то же время и правовая оценка поведения (поступка) в уголовно-процессуальной деятельности – это оценка с позиций соответствия его закону, ибо расследование должно проходить в строгих границах закона. Отступление от него ни по каким мотивам не допустимо, в том числе и по мотивам нравственным. Из этого логично вытекает, что соответствие деятельности следователя требованиям закона однозначно соответствует нормам морали. Здесь можно вполне согласиться с утверждением, что в рамках жесткой правовой регламентации человеческой деятельности, когда закон сужает свободу выбора, поведение диктуется законом. Если же закон предусматривает свободу выбора, то в рамках представленной свободы есть возможность выбрать более нравственный вариант поведения.

“Отнюдь не случайно нормы, определяющие порядок избрания мер пресечения, привода и других мер принудительного характера,– пишет A.M. Ларин,– устанавливают право, но не обязанность следователя выполнить эти действия... Закон оставляет за следователем выбор между той или иной нормой, между тем или иным процессуальным средством. И производя этот выбор, следует исходить не только из юридических, но и из моральных оснований, руководствуясь принципом гуманизма”.

Использование принудительных мер в случаях, прямо не указанных в законе (например, при принудительном освидетельствовании свидетелей и потерпевших), противоречит и закону, и морали.

Направляя деятельность следственных и судебных органов на установление истины по уголовному делу, мораль вместе с тем оценивает средства, при помощи которых эта цель может быть достигнута, способствуя устранению из уголовного процесса всего, что могло бы затруднить установление истины, направить действия лиц, осуществляющих судопроизводство, по ложному пути. Так, ст. 74 УПК РСФСР устанавливает, что не могут служить доказательствами фактические данные, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

Формализация взаимоотношений процессуальных лиц в ходе предварительного расследования, как правило, носит ограничивающий, часто принудительный характер. Это, несомненно, вносит значительные сложности в сам процесс предварительного расследования.

Специфичность моральных состояний следователя и участников процесса – это повышенное нервное напряжение в связи с высокой ответственностью за результаты процесса.

Стремление найти более совершенные в морально-этическом плане и гуманные формы предварительного расследования неизбежно заставляет обращаться к нравственным критериям для реализации тех или иных процессуальных действий. Попытки с этических позиций подойти к разрешению правовых коллизий, ориентируясь при этом на нравственные ценности, дают значительный выигрыш в социальном плане. Целесообразно со всех точек зрения закреплять в сознании людей представления о правоприменительной деятельности как о справедливой и гуманной процедуре.

В стадии предварительного расследования возникает множество ситуаций, ставящих следователя не только перед правовым, но и перед нравственным выбором. В наибольшей степени это относится к использованию принудительных мер к участникам процесса. Некоторые авторы правомерно ставят вопрос о том, что если можно оправдать применение принуждения к лицам, которым предъявлено обвинение, то применение таких мер к свидетелю или потерпевшему не всегда правомерно. В то же время уголовно-процессуальный закон дает право следователю на принудительный привод свидетеля, потерпевшего, допускает в некоторых случаях освидетельствование указанных лиц. Если с точки зрения достижения целей предварительного расследования, т.е. изобличения виновных и т.д., это деяние оправданно, то с позиций этики оно ставит следователя перед нравственным выбором.

Нравственный выбор встает перед следователем и тогда, когда к человеку, вина которого не доказана судом, применяется заключение под стражу (ст. 89, 96 УПК РСФСР).

В этом плане необходимо обратить внимание прежде всего на уголовно-процессуальные принципы гласности и презумпции невиновности. Незыблемость данных принципов, их укрепление, развитие и соблюдение в правоохранительной практике – надежное свидетельство не только сохранения демократичности общества, но также и нравственного отношения правоохранительных органов к человеку, его чести и достоинству. Указанные принципы уголовного процесса являются этическим фоном всех основных процессуальных действий следователя по расследованию преступлений, их взаимоотношений с обвиняемыми, потерпевшими, свидетелями, другими процессуальными лицами. Гласность, в конечном счете, обозначает подконтрольность деятельности следователя со стороны граждан в рамках, определенных законом. Этот фактор создает для процессуальных лиц достаточно надежные гарантии того, что следователь будет придерживаться буквы закона, а значит вести себя по отношению к ним нравственно, не нарушая незыблемость морально-этических норм, выполняя процессуальные действия. Таким образом, гласность – это гарантия того, что подозреваемый, обвиняемый и свидетель не будут подвергаться физическому или психологическому насилию, что их убеждения, взгляды, честь и достоинство не будут ущемлены.

Важным фактором, гарантирующим соблюдение правоохранительными органами основ морали, является принцип презумпции невиновности, возлагающий бремя доказывания виновности человека на следователя. Реализация данного принципа исключает унизительную обязанность гражданина доказывать свою невиновность. Лицо, производящее дознание, расследование соблюдая этот принцип, вынуждено действовать в строгих морально-этических рамках, законными средствами, собирая доказательства, проводя допросы, создавая убедительную доказательную базу с тем, чтобы доказать виновность человека в совершении правонарушения. Такой процесс доказывания исключает использование психического или физического насилия, ибо признание виновности, “выбитое” таким способом, не будет считаться доказательством по делу и отразится в дальнейшем на ходе и результате судебного расследования. Данный подход в принципе исключает необходимость говорить о непоправимых моральных потерях.

Следственная этика как раздел судебной этики – наука о применении действующих в обществе норм морали к специфической деятельности по расследованию уголовных дел – призвана способствовать осуществлению целей уголовного судопроизводства, в частности, определению допустимости с моральных позиций тактических приемов производства следственных действий.

Следственная тактика основывается на нормах уголовно-процессуаль-ного закона, которые определяют содержание тактических приемов, их направленность на установление истины по делу. Наряду с правовыми нормами, положениями психологии, логики и других наук в реальную основу, на которой происходит конструирование и практическое осуществление тактических приемов, включаются и нормы морали.

Регулируя производство допроса, закон указывает, что “в качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу” (ст. 72 УПК РСФСР). В этом случае нравственной обязанностью следователя является точное установление и правильная оценка фактов, свидетельствующих о том, что лицу известны какие-либо относящиеся к расследуемому делу обстоятельства.

Вызов на допрос должен быть обоснованным. Только в этом случае могут быть обеспечены права и законные интересы граждан, воспитательное воздействие допроса. Необоснованный вызов на допрос и нецелесообразен, и нравственно недопустим, ибо он приводит к бесполезным затратам времени, причиняет гражданам беспокойство, подрывает авторитет правоохранительных органов.

Недостаточно рассматривать действия следователя лишь в плане психологического контакта, оставляя без внимания их этическую сторону. Закономерности психологии и нравственные нормы в равной степени должны учитываться при установлении контакта, в связи с чем более правильно говорить не о психологическом, а о нравственно-психологическом контакте, направленном на создание благоприятной обстановки допроса.

Большое значение для установления контакта имеет внешний вид следователя, его манеры, тон и т.д. Культура поведения следователя, опрятность, вежливость, внимательность, тактичность и другие качества, которые относятся к этике поведения, должны стать обязательными требованиями для лиц данной профессии.

Умение следователя внимательно выслушать свободный рассказ способствует получению полной и достоверной информации в ходе допроса.

Внимательное отношение к показаниям свидетелей поднимает в их глазах общественную значимость даваемых ими показаний, их собственную роль в судопроизводстве.

Наиболее острые морально-психологические проблемы возникают в процессе проведения очной ставки. Повышенная эмоциональная напряженность требует осторожности, взвешенности, особенно, если речь идет об очной ставке с участием несовершеннолетнего. Как правило, целью очной ставки является устранение противоречий в показаниях ранее допрашиваемых лиц. При этом противоречия должны быть существенными, свидетельствующими о ложности даваемых показаний.

Очные ставки при их неправильной постановке могут быть средством психологического принуждения в отношении участника очной ставки. Это часто происходит в тех случаях, когда следователь, проводя ее, пытается предупредить возможность изменения показаний в дальнейшем. Противоречат требованиям нравственности взгляды на очную ставку как на специфический метод воздействия на лицо, дающее ложные показания.

Правовая обязанность следователя – принять все предусмотренные законом меры к быстрому и полному раскрытию преступления и изобличению виновных. В связи с этим положение криминалистической тактики о неотложности производства осмотра места происшествия имеет глубоко нравственное значение. Своевременно произведенный осмотр позволяет следователю изучить обстановку и иные обстоятельства совершения преступления, обнаружить вещественные доказательства, выдвинуть следственные версии. Встречающиеся в практике случаи промедления с осмотром места происшествия или отказа от проведения осмотра, когда он необходим, противоречат требованиям профессионального и нравственного долга следователя.

Закон, регламентируя производство осмотра, прямо не предусматривает обязанность следователя принять меры к неразглашению выявленных в ходе осмотра обстоятельств, относящихся к интимной жизни граждан. Такую обязанность возлагают на следователя нравственные нормы. Следователь обязан принять меры к сохранению в тайне сведений, относящихся к личной и интимной жизни граждан, ставшие ему известными в ходе производства осмотра. Особым видом осмотра является досмотр почтово-телеграфной корреспонденции на основании санкции суда. Право граждан на тайну переписки гарантируется Конституцией, поэтому разглашение полученных при этом сведений не только наносит серьезный нравственный ущерб личности граждан, но и носит противозаконный характер.

Еще одним особым видом осмотра является эксгумация трупа. Руководствуясь нормами нравственности, следователь при эксгумации трупа обязан принять меры к тому, чтобы при этом следственном действии присутствовал ограниченный круг лиц, участие которых действительно необходимо. Присутствие посторонних следует считать недопустимым. Подбирая понятых, следователь должен заранее поставить их в известность о цели и характере действий, которые будут производиться, и выяснить, не произведет ли это на них особо тягостного впечатления. Рекомендуется приглашать в качестве понятых работников кладбищ, которым по роду своей деятельности приходится сталкиваться с подобными явлениями. После производства судебно-медицинского исследования трупа следователь обязан принять меры к тому, чтобы труп был вновь захоронен, а могильные сооружения восстановлены. Только с прямого согласия освидетельствуемого возможно применение фотосъемки для фиксации находящихся на открытых частях тела человека особых примет и следов, которые с течением времени должны исчезнуть (следы побоев, ушибов, ссадин и т.п.). Совершенно недопустимо использование фотосъемки для фиксации примет или телесных повреждений, находящихся на частях тела, обычно скрываемых одеждой. Так, унижающими честь и достоинство личности были признаны действия следователя, приложившего к протоколу освидетельствования фотографию обнаженной потерпевшей. Московский городской суд, обратив внимание прокурора города на безнравственность подобных действий, указал в частном определении на нарушение следователем морально-этических норм.

Правовым основанием для производства обыска является вынесенное следователем и санкционированное прокурором мотивированное постановление о производстве обыска. Санкция прокурора в этом случае служит одной из гарантий ненарушения прав личности.

“Эти следственные действия, – писал по этому поводу А.Ф. Кони, – до такой степени вносят смуту в жизнь частного человека и в отношение к нему окружающих, что должны быть предпринимаемы с большей осторожностью”.

Когда обыск проводится без санкции прокурора либо в ночное время, на следователя ложится особая ответственность за определение оснований для производства этого следственного действия в экстренном порядке, ибо моральный ущерб, причиненный его необоснованным производством, может оказаться невосполнимым, так как в этом случае затрагиваются интересы не только обыскиваемых лиц, но и посторонних граждан.

Нормы нравственности обязывают следователя в ходе обыска бережно относиться к имуществу обыскиваемых. Использование специалистом научно-технических средств может предотвратить в ряде случаев повреждение имущества. Например, вместо разрушения стены, в которой обнаружено подозрительное место, следователь может применить металлоискатель или исследовать объект при помощи рентгеновских лучей. Специалист может, избегая повреждений, вскрыть хранилище, разобрать тот или иной бытовой прибор, в котором предполагается тайник.

Правовой и вместе с тем нравственной обязанностью следователя является сохранение в тайне обстоятельств, относящихся к интимной жизни граждан, ставших ему известными в связи с производимым обыском. Осуществляя его, следователь не должен демонстрировать понятым предметы и документы, относящиеся к интимной жизни граждан, если они не имеют отношения к делу. Недопустимо оглашение переписки и иных документов личного характера, не относящихся к делу.

Если эти предметы и документы подлежат изъятию и ознакомлению с ними понятых, то следователь в соответствии со ст. 130 УПК РСФСР предупреждает последних о недопустимости разглашения без его разрешения указанных обстоятельств и берет у них об этом подписку с предупреждением об ответственности по ст. 184 УПК РСФСР.

Нормы морали предъявляют к следователю ряд дополнительных требований также и при производстве личного обыска граждан.

Исходя из нравственных соображений, закон допускает производство личного обыска лишь лицом того же пола, что и обыскиваемый, при понятых того же пола.

В процессе расследования по делу следователь весьма часто прибегает к использованию следственного эксперимента. Его особенностью является опытный характер, воспроизводство в рамках действия тех или иных обстоятельств, имевших место в момент совершения преступления.

В ходе следственного эксперимента в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для дела, моделируются определенные обстоятельства, события преступления, реконструируется обстановка, иногда используются орудия преступления или имитирующие их предметы. Понятно, что при производстве следственного эксперимента может возникнуть опасность причинения вреда личности, нарушения ее прав и законных интересов. В связи с этим закон воспроизводит в своих нормах, относящихся к следственному эксперименту, и сугубо нравственные положения. В частности, такое: “производство следственного эксперимента допускается при условии, если при этом не унижается достоинство и честь участвующих в нем лиц и окружающих и не создается опасность для их здоровья” (ст. 183 УПК РСФСР). Таким образом, закон, регулируя производство следственного эксперимента, связывает его границы с рамками нравственной допустимости. Четкое усвоение и учет следователем требований нравственности при решении вопроса о допустимости тех или иных действий при производстве следственного эксперимента – непременное условие законности этого следственного действия.

Исследуя проблемы нравственности в следственной работе, необходимо отметить, что все без исключения следственные действия достаточно жестко регламентированы уголовно-процессуальным кодексом, другими нормативными актами. Строго следуя букве и духу закона, следователь уже в силу этого обстоятельства не должен совершать безнравственных (значит, противозаконных) действий. Однако помимо следования нравственным нормам, заложенным в законе, следователь несомненно должен обладать собственным, весьма значительным, нравственным потенциалом, который дополнит и раскроет наиболее важные уголовно-процес-суальные принципы. Содержание этих двух составляющих, в конечном счете, и должно явиться важнейшей гарантией от ошибок и заблуждений в уголовно-процессуальной деятельности сотрудников правоохранительных органов.

Контрольные вопросы

1. Охарактеризуйте основную этическую специфику ОРД.

2. Чем должен руководствоваться оперативный работник в тех случаях, когда его действия прямо не предусмотрены в нормативных актах?

3. Какие специфические нравственно-психологический особенности ОРД вытекают из постоянного противостояния оперативников преступной среде?

4. Какие особенности следственной деятельности актуализируют роль этики?

5. Что такое судебная этика с точки зрения следственной этики?

6. Как вы понимаете культурный облик и манеру поведения следователя?

7. Какие “правила игры” допустимы в следственной деятельности по отношению к подследственным?

Тесты

1. Какие требования согласуются с основными положениями кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, одобренного 17 декабря 1979 г. Генеральный Ассамблей ООН?

а) оперативно-розыскные мероприятия не могут быть направлены против честных, не причастных к преступлениям граждан;

б) оперативно-розыскные мероприятия не должны влечь за собой нарушение охраняемых законом прав и интересов граждан;

в) оперативно-розыскные мероприятия не могут содержать элементов провокации, фальсификации улик;

г) оперативно-розыскные мероприятия могут использоваться во всех случаях и при любых обстоятельствах, оговоренных в законах.

2. Выделите нравственно-психологические особенности оперативно-розыскной работы:

а) активное противодействие уголовно-преступного элемента и его окружения;

б) негласный характер значительной части оперативных мероприятий;

в) зашифрованность многих видов общения в ОРД;

г) необходимость соблюдения правил конспирации.

3. Какой из международных нормативно-правовых актов является регламентирующим нравственные аспекты деятельности сотрудников оперативных служб и следственных подразделений?

а) Всеобщая декларация прав человека (1948 г.);

б) кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1979 г.);

в) основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка (1990 г.);

г) конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных, унижающих достоинство видов обращения и наказания.

4. Какие из нижеперечисленных требований имеют отношение к работе следователя?

а) принятие мер к быстрому и полному раскрытию преступлений;

б) осмотр места происшествия;

в) досмотр почтово-телеграфной корреспонденции;

г) оказание материальной помощи потерпевшим.

5. Какие правила ведения “психологической игры” допустимы во время допроса?

а) психологические ловушки;

б) введение в заблуждение;

в) фальсификация доказательств;

г) насилие и обвинительный уклон.

Литература

1. Международные и внутригосударственные нормативно-правовые акты.

2. Директивы, приказы, инструкция МВД РФ: Сб. док. М., 1998.

3. Конституция Российской Федерации. Екатеринбург, 1996.

4. Закон Российской Федерации “О милиции”. М., 2000.

5. Международные стандарты деятельности правоохранительных органов и уголовно-исполнительной системы: Сб. док. Екатеринбург, 1999.

6. Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”. Екатеринбург, 1997.

Основная

1. Дубов А.В., Опалев Г.В. Профессиональная этика сотрудников правоохранительных органов: Учеб. пособие. М., 1998. Приложение.

2. Кобликов А.С. Юридическая этика: Учеб. для вузов. М., 1999. Гл. IV.

Дополнительная

1. Малинова И.П. Философия правотворчества. Екатеринбург, 1996. Гл. 1.

2. Права человека: Учеб. для вузов / Под ред. Е. А. Лукашевой. М., 1999. Гл. I, III.

3. Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб., 1999. С. 95–117.

Тема 9. ПРОБЛЕМЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-НРАВСТВЕННОЙ ДЕФОРМАЦИИ СОТРУДНИКОВ ОВД

1. Понятие профессионально-нравственной деформации сотрудников ОВД, причины ее возникновения.

2. Структура и основные формы проявления профессионально-нравственной деформации сотрудников ОВД.

3. Условия преодоления и профилактика профессионально-нравственной деформации сотрудников ОВД.

Практическая актуальность лекции состоит в том, что проблема профессионально-нравственной деформации: а) непосредственно связана с осмыслением негативных явлений в повседневной практической деятельности сотрудников ОВД; б) обращает внимание на те феномены нравственной жизни общества, которые связаны с профессионально-нравственной деформацией сотрудников ОВД; в) позволяет подчеркнуть важную роль личных усилий сотрудника ОВД в преодолении указанных явлений.

1. Понятие профессионально-нравственной деформации

сотрудников ОВД, причины ее возникновения

Термин “деформация” (от лат. deformatio) буквально означает изменение формы. Профессионально-нравственная деформация сотрудников ОВД – это понятие, которое выражает снижение качества в выполнении своих профессиональных обязанностей, искажение профессиональной деятельности сотрудников ОВД и ее результатов, отношений с гражданами, коллегами и начальством, а также профессионально-нравственного сознания

Следует оговориться, что термин “профессионально-нравственная деформация” уже имеет некоторую традицию использования в научной, учебной и методической литературе, в служебных документах, поэтому в дальнейшем мы будем использовать именно этот термин. Однако обращает на себя внимание противоречие между формой и содержанием данного термина. На наш взгляд, рассматриваемое явление точнее называть профессионально-нравственной деградацией.

Противоположным профессионально-нравственной деформации является понятие “профессионально-нравственное совершенствование”, оз-начающее повышение или наличие высокого качества профессиональной деятельности и профессионального сознания сотрудников ОВД.

Профессионально-нравственное совершенствование, стагнация и деформация сотрудников ОВД в общей сложности образуют их профессионально-нравственную культуру. Критериями профессионально-нрав-ственной деформации, негативного изменения профессионального сознания и поведения являются:

1. нарушение сотрудником ОВД правовых и моральных норм;

2. “голос” его совести, выступающий как индикатор невыполненного долга.

Профессионально-нравственная деформация сегодня представляет собой весьма распространенное явление в деятельности сотрудников ОВД. Так, согласно данным Государственного информационного центра МВД РФ о результатах служебной деятельности ОВД и служебно-боевой деятельности внутренних войск за 1998 г., в течение указанного срока за нарушения законности привлечены к ответственности 9,7 тысяч сотрудников ОВД, в том числе за совершение преступлений – 3,7 тысяч человек. Были осуждены за убийство 62 человека, за изнасилование – 52 человека, за получение взятки – 380 человек, за злоупотребление должностными полномочиями и их превышение – 284 человека. По отрицательным мотивам были уволены из ОВД 10,7 тысяч сотрудников. Понятно, что каждый подобный факт отрицательно сказывается не только на эффективности борьбы с преступностью, но и резко снижает авторитет правоохранительных органов в глазах населения1 .

Профессионально-нравственная деформация характерна не только для сотрудников отечественных правоохранительных органов, но присуща работникам правоохранительных служб и других стран. В одном из разделов книги “ФБР: взгляд изнутри на самое могущественное в мире правоохранительное агенство” отмечается тот факт, что несмотря на строгий профессиональный отбор, в этом ведомстве отнюдь не все обстоит благополучно с дисциплиной сотрудников, их отношением к служебным обязанностям, их моральным обликом. В качестве наиболее типичных проступков сотрудников ФБР отмечаются следующие: прогулы; злоупотребление спиртными напитками на службе; кража служебной техники и имущества; использование информации расследуемых дел в корыстных целях; приписки к расходам; предоставление докладов о вымышленных расследованиях; употребление наркотиков; аморальное поведение в личной жизни. По оценкам ФБР, приведенным в книге, только 20% личного состава работает с инициативой, с полной отдачей, 60% следует отнести к категории “середнячков”, а остальные 20% представляют собой “балласт”, из которого сотрудники чаще всего переходят в группу нарушителей2 . Приведенные факты позволяют сделать вывод, что профессионально-нравственная деформация сотрудников ОВД обусловлена целым комплексом причин. В этот комплекс входят как причины общие для различных стран, так и специфические для нашей страны.

Рассмотрим основные группы причин профессионально-нравственной деформации.

Первую группу составляют общие причины появления и распространения профессионально-нравственной деформации, связанные с состоянием общества, с самой природой отношений общества и личности. В данную группу входят следующие причины:

1. Глубокий экономический, социальный, идеологический и духовный кризис российского общества. В настоящее время в России происходит смена типов социальности, которая порождает социальную нестабильность, крушение моральных идеалов. Французский социолог Э. Дюркгейм называл такое состояние общества аномией (от фран. аnomie – отсутствие норм, закона, организации). В обществе, находящемся в состоянии аномии, действовавшие прежде нравственные нормы и ценности утратили свою значимость, новые же еще не выработаны. И таким образом, в обществе нет принятых и устоявшихся идеологий и ценностей, на которые личность могла бы опереться в своей повседневной нравственной практике.

2. Незавершенная реформа российской правовой системы. Она проявляется:

а) в высоком уровне правового нигилизма граждан и самих сотрудников правоохранительных органов. Правовой нигилизм – это отрицание социальной необходимости и ценности права как важнейшего способа нормативной регуляции поведения людей;

б) в несовершенстве законодательства. Так, в уголовно-процессуальном кодексе РСФСР 1960 г. отсутствуют статьи о производстве уголовных дел, связанных с организованной преступностью. Современным российским законодательством недостаточно четко регулируется оперативно-розыскная деятельность сотрудников правоохранительных органов, в частности, в законе РФ “Об оперативно-розыскной деятельности” отсутствует определение оперативного доказательства, и потому сущность данного доказательства не раскрывается ни по формальным признакам, ни содержательно. Многие практические работники ОВД отмечают несовершенство российского уголовного законодательства, при этом особо подчеркивая, что должны быть существенно доработаны и дополнены статьи УК и законов РФ, которые предусматривают уголовную ответственность за незаконное хранение и сбыт наркотиков;

в) в правовом “беспределе”, характерном для современного российского общества. Это проявляется, например, в “войне” законов, принимаемых на различных уровнях, расхождениях в толковании законов, неисполнении законов и т.д.

3. Негативное освещение деятельности правоохранительных органов в СМИ, литературных произведениях, а также низкий социальный престиж правоохранительных органов.

Так, в 1999 г. исследователями академии управления МВД России проводился экспертный социологический опрос по проблемам изучения, формирования и использования общественного мнения в практической деятельности ОВД. В данном опросе приняли участие более 100 руководителей ОВД из 20 регионов РФ. На вопрос: “Что, на Ваш взгляд, отрицательно влияет на реформирование общественного мнения о деятельности милиции?” получены следующие ответы (был возможен выбор нескольких вариантов):

– низкий социальный статус сотрудников милиции – 66,1%;

– плохая работа милиции – 60%;

– сообщения СМИ – 48%;

– несовершенство системы изучения общественного мнения о деятельности ОВД – 34,6%;

– низкий образовательный уровень работников милиции – 2,4%;

– непрофессионализм сотрудников – 2,4%.

Приведенные результаты исследования показывают, что руководители ОВД видят истоки негативного общественного мнения о деятельности милиции не в предвзятости СМИ, а в низком социальном статусе сотрудников милиции и плохой работе самой милиции.1

Вторая группа причин появления и распространения профессионально-нравственной деформации среди сотрудников ОВД – особые причины, связанные со спецификой системы ОВД. Этой системе, как и всем корпоративным общностям, присуща тенденция к автономизации от общества, замкнутости “на себя” и обслуживанию своих интересов. Э. Дюркгейм в работе “Профессиональная этика и гражданская мораль” связывает профессиональную этику с наличием в обществе сегментов. Понятие “сегмент” обозначает общественную группу, в которой индивиды тесно связаны друг с другом. Однако сегмент – это также и локализованная группа, относительно изолированная от других, ведущая собственную жизнь. Такой группе и специфическим моральным нормам, регулирующим отношения между ее членами, присущи, по мысли Э. Дюркгейма, такие черты, как прагматизм, корпоративизм, косность, самодостаточность, замкнутость, на основе интересов и ценностей членов группы.

В данную группу входят следующие причины:

1. Специфичность профессиональной деятельности различных служб и подразделений ОВД. Она выражается в дефиците времени, отпущенного сотрудникам на исполнение служебных заданий; в постоянных физических и психических перегрузках и переутомлении; в последствиях конфликтных и экстремальных ситуаций, которые таят опасность для жизни и здоровья; в конспиративности работы. Так, по данным ГУВД г. Екатеринбурга, средняя нагрузка на следователей РУВД по оконченным уголовным делам возросла с 29,2 дел в 1998 г. до 33,5 дел в 1999 г., причем этот средний показатель превышен в Ленинском РУВД – 37,6 дел на 1 следователя, Октябрьском РУВД – 40,3 дела на 1 следователя, Чкаловском РУВД – 38,8 дел на 1 следователя. Нагрузка на дознавателей по оконченным уголовным делам в среднем по г. Екатеринбургу возросла с 43,6 дел в 1998 г. до 53,8 дел в 1999 г.

2. Постоянный конфликт с преступной средой, с негативным и мощным влиянием преступников на сотрудников ОВД. Каждая социальная группа имеет свою субкультуру, свои нормы этикета и нравственные нормы. Субкультура сотрудников милиции в последние десятилетия существенно изменяется под влиянием криминальной субкультуры. Эти изменения весьма разнообразны, в частности, они проявляются в употреблении сотрудниками ОВД блатного жаргона и нецензурных выражений, в пренебрежении ими правилами служебного этикета и т.д. Негативные изменения в субкультуре сотрудников ОВД также связаны с такими факторами, как низкий уровень общей культуры многих коллективов ОВД, в том числе культуры правовой и моральной; ограниченность общения сотрудников ОВД с “нормальной культурной средой” в силу их загруженности на службе, отсутствия у них потребности в культурном обогащении.

3. Недостатки в организации и управлении деятельностью основных служб и подразделений ОВД. В числе наиболее существенных недостатков такого рода следует отметить несовершенство отчетности; “процен-томанию”; наличие “потолка” (предельного звания по должности); уравниловку в оплате труда; просчеты в индивидуально-воспитательной работе с личным составом; несовершенную организацию внутреннего учета и контроля, в частности, несовершенные (формальные) критерии оценки работ; формальную систему отбора кадров в ОВД.

4. Отрицательное влияние на сотрудников ОВД тех коллег по работе, которые допускают злоупотребление властными полномочиями, формализм и равнодушие по отношению к гражданам и коллегам, халатное отношение к служебным обязанностям. Особенно сильное негативное влияние оказывает непосредственный начальник в том случае, если ему самому присущи отмеченные качества, так как в коллективах ОВД в силу принципа единогласия и специфики профессиональной деятельности вертикальные структуры (отношения начальника и подчиненных) в трудовых коллективах сильнее горизонтальных (отношений между коллегами).

Вся работа по контролю за соблюдением законности среди подчиненных (а это одна из основных обязанностей непосредственных начальников) становится совершенно неэффективной, если начальник на совещаниях и занятиях, в приказах и указаниях требует от подчиненных соблюдать законность и дисциплину, уважать права и свободы человека и гражданина, а сам плохо разбирается в законодательстве, проявляет пренебрежение к нему и своим подчиненным. Так, только в 1998 г. по системе МВД РФ за различные нарушения дисциплины привлечены к ответственности более 14 тыс. руководителей различного ранга, в том числе свыше 100 – за злоупотребление полномочиями и их превышение, более 200 – за злоупотребление алкоголем, 24 – за грубость и бестактность в отношении граждан. Крайне отрицательно на морально-психологи-ческом состоянии сотрудников ОВД сказываются факты преступной деятельности руководителей подразделений ОВД. В частности, в 1999 г. сотрудниками УБОП и УСБ УВД Иркутской области задержан начальник ОБНОН городского УВД, майор милиции Н. при сбыте 1 кг 13 г опия. Возбуждено в том же году уголовное дело в отношении начальника ОИН (отдела исполнения наказаний) МВД Карачаево-Черкесской Республики, полковника внутренней службы Х., который использовал осужденных из СИЗО для строительства собственной дачи.1

5. Отсутствие систематического и действенного контроля со стороны руководства и непосредственных начальников за деятельностью сотрудников ОВД.

6. Плохое оперативно-техническое оснащение служб и подразделений ОВД.

Третью группу причин появления и распространения профессионально-нравственной деформации сотрудников ОВД составляют единичные причины, связанные с личностью сотрудника ОВД, ее негативными морально-психологическими качествами, ее низкой адаптивностью к специфике профессиональной деятельности.

В данную группу входят следующие причины:

1. Недостаточная профессиональная пригодность сотрудника к работе в ОВД по морально-психологическим качествам, особенностям темперамента, уровню мотивации к службе.

2. Низкий уровень общей и профессиональной культуры сотрудников ОВД. Проявления этой причины весьма разнообразны:

– недостаточный уровень общего образования, общей эрудиции и кругозора (так, некоторые сотрудники ОВД не умеют даже грамотно писать и строить свою речь);

– отсутствие примерно у половины сотрудников ОВД специального юридического (высшего или среднего) образования;

– неумение отделять интересы дела от интересов карьеры, подмена интересов дела личными интересами;

– неумение рационально организовать свое время;

– неумение сотрудника ОВД своевременно снимать физические и психологические стрессы, отвлекаться от негативных эмоций во внеслужебных отношениях и в семье;

– психологическая неподготовленность к работе;

– отсутствие или ослабление навыков самоконтроля.

3. Неблагоприятный морально психологический климат в коллективах ОВД, отсутствие единства интересов личности и всего коллектива.

4. Недостаточная развитость морально-волевых и деловых качеств некоторых сотрудников ОВД.

Таким образом, мы показали, что появление и распространение профессионально-нравственной деформации сотрудников ОВД обусловливается тремя группами причин. Первая группа причин сопряжена с состоянием общества и взаимоотношений общества и личности, вторая группа причин связана со спецификой системы МВД, третья группа причин касается индивидуальных личностных качеств сотрудников ОВД. Однако реализация причин профессионально-нравственной деформации, отнесенных к указанным группам, имеет свои особенности. Причины профессионально-нравственной деформации, идущие от состояния общества, от специфики системы МВД – это лишь потенциальные или возможные причины. Действительными же причинами профессионально-нравственной деформации являются те, которые связаны с личностью сотрудника ОВД, поскольку явление профессионально-нравственной деформации – это результат морального выбора самого сотрудника ОВД, действия его бессознательных установок.

Испанский философ Х. Ортега-и-Гассет высказал мысль о том, что человек, не получивший достаточного образования и не приобщившийся к высокой культуре, становится человеком толпы, “массовым человеком”. Образование и высшие достижения культуры представляют собой барьер, преграждающий путь негативным влияниям на личность. Без такого барьера сотрудник ОВД легче становится носителем профессионально-нравственной деформации и ее жертвой.

2. Структура и основные формы проявления профессионально-нравственной деформации сотрудников ОВД

Исходя из понимания профессионально-нравственной деформации как снижения качества профессионального сознания и профессиональной деятельности сотрудника ОВД, выделим основные элементы или уровни профессионально-нравственной деформации. Указанное явление включает в себя:

1) деформацию профессионального сознания сотрудника ОВД (потребностно-мотивационную деформацию);

2) деформацию профессиональной деятельности сотрудника ОВД, ее средств и результатов;

3) деформацию отношений сотрудника ОВД с гражданами, коллегами, а также отношений в системе “начальник – подчиненный”.

Рассмотрим эти уровни последовательно.

1. Уровень профессионально-нравственной деформации – это деформация профессионального сознания. Особенностью процессов, составляющих деформацию профессионального сознания сотрудников ОВД, является их скрытость, неявность, ненаблюдательность. Однако эти процессы весьма значимы, поскольку являются духовной основой для совершения сотрудниками ОВД аморальных и противоправных поступков, для деформации профессиональной деятельности. Деформация профессионального сознания имеет следующие проявления:

1) Снижение или отсутствие мотивации к службе в ОВД, преобладание корыстных целей над общезначимыми и государственными целями.

2) Формирование так называемого “милицейского характера”. Этот характер развивается у сотрудников в течение первых 3–4 лет службы в милиции. “Милицейский характер” выражается в замкнутости, излишней серьезности, холодности, цинизме, властности, бесчестности, безразличии к людям и своей профессиональной деятельности, низком уровне профессиональных знаний, мстительности и корыстности. “Милицейский характер” также обнаруживается в излишней подозрительности при расследовании уголовных дел и проведении предварительных проверок по делам административного производства.

3) Нравственное оскудение, сознательное пренебрежение нормами морали, потеря смысложизненных ориентаций. Эта форма деформации сознания у многих сотрудников ОВД практически воплощается в неумеренном употреблении спиртных напитков (в том числе в рабочее время) и наркотиков. Согласно данным МВД РФ больше половины наиболее тяжких преступлений (убийств, причинения тяжкого вреда здоровью, грабежей, разбоев, хулиганства) совершено сотрудниками ОВД после распития спиртных напитков. Каждый восьмой случай нарушения служебной дисциплины связан со злоупотреблением спиртными напитками. Ежегодно свыше 400 работников милиции кончают жизнь самоубийством, при этом половина суицидов совершаются в состоянии алкогольного опьянения. Следует отметить, что суицид – это крайняя форма проявления профессионально-нравственной деформации, причинами же суицидов являются: а) потеря смысла жизни; б) семейные проблемы; в) алкоголизм.

4) Наконец, крайняя форма проявления профессионально-нравственной деформации сотрудников ОВД на уровне профессионального сознания заключается в утрате чувства служебного долга и личной ответственности, что прямо ведет к правонарушениям и преступлениям самих сотрудников милиции. За 1998 г. по системе МВД РФ уровень нарушений законности и преступлений составил 13,1 случая на 1000 человек личного состава. В последнее время появились и “специфические” виды преступлений, совершаемые сотрудниками ОВД – заказные убийства, рэкет, создание “крыш” для криминального бизнеса, соучастие в групповых преступлениях с профессиональными преступниками.

2. Уровень профессионально-нравственной деформации – это деформация профессиональной деятельности сотрудников ОВД, а также используемых в ней средств и ее результатов. Деформация профессиональной деятельности имеет следующие проявления:

1) Халатность и волокита в исполнении служебных обязанностей, а именно:

– нарушения процессуальных сроков предварительного расследования по уголовным делам;

– вынесение необоснованных отказов в возбуждении уголовных дел;

– сокрытие преступлений от регистрации и учета;

– фальсификация доказательств и документов;

– разглашение служебной тайны.

2) Использование незаконных методов в борьбе с преступностью, практическое применение безнравственного неписанного правила “цель оправдывает средства”.

3) Своекорыстное использование служебного положения, коррумпированность, взяточничество. Так, в 1999 г. службой по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД г. Екатеринбурга по 84 фактам взяточничества было возбуждено 57 уголовных дел, из них 17 – против сотрудников ОВД.

4) Административные и дисциплинарные нарушения. Например, в 1999 г. 15% от общей численности сотрудников ОВД г. Екатеринбурга были привлечены к дисциплинарной ответственности. Всего же было совершено 750 дисциплинарных проступков, в том числе 103 работника милиции привлечены к дисциплинарной ответственности за злоупотребление спиртными напитками.

5) Формализм и упрощенчество при оформлении документов, приписки и “процентомания” при составлении отчетности.

3. Уровень профессионально-нравственной деформации – это деформация отношений с гражданами, коллегами, начальниками и подчиненными.

Деформация профессиональных отношений имеет такие формы проявления:

1) злоупотребление властью, превышение полномочий в отношениях с гражданами, грубость по отношению к ним, несоблюдение конституционных прав человека и гражданина, унижение чести и достоинства, неоказание помощи, неоправданное применение физической силы, специальных средств и оружия;

2) пренебрежение правилами служебного этикета в отношениях с гражданами, коллегами и начальством;

3) бескультурье в речи, злоупотребление жаргоном криминального мира, использование нецензурных выражений;

4) формально-бюрократические методы руководства (высокомерие, грубость, бездушное отношение руководителей коллективов ОВД к своим подчиненным). Социологи однозначно относят этот показатель к базовым, т.е. к находящимся в основе деморализации служебного коллектива;

5) конфликтный социально-психологический климат в коллективах ОВД; становление конфликта как нормы служебных отношений.

Таким образом, многообразные формы проявления профессионально-нравственной деформации сотрудников ОВД могут быть распределены по 3 уровням:

1) деформация профессионально-нравственного сознания;

2) деформация профессиональной деятельности, ее средств и результатов;

3) деформация служебных отношений с гражданами, коллегами, начальниками и подчиненными.

3. Условия преодоления и профилактика

профессионально-нравственной деформации сотрудников ОВД

Преодоление профессионально-нравственной деформации сотрудников ОВД – это острая и актуальная практическая проблема, в решении которой неприемлемы никакие революционные меры, никакие одномоментные усилия. Как гласит народная мудрость: “нечего на зеркало пенять, коли рожа крива”. Каково государство, общество, таковы и их правоохранительные органы. Главное условие преодоления и профилактики профессионально-нравственной деформации – это достижение социальной стабильности и порядка. Но, кроме того, имеются 2 группы условий, которые следует отметить специально:

1. Совершенствование системы ОВД, в частности, совершенствование работы с кадрами. В настоящее время Главным управлением кадров МВД РФ разработана концепция развития системы МВД до 2005 года. В этой концепции имеется раздел, посвященный совершенствованию работы с кадрами. Основные концептуальные положения новой кадровой политики таковы:

– поддержание баланса прав и интересов сотрудников, с одной стороны, и ведомства, с другой стороны;

– переход от политики экстенсивного формирования ОВД к интенсивному формированию. Иначе говоря, это переход от набора случайных людей (а с 1992 г. на службу было принято более 700 тысяч человек) к образованию и воспитанию квалифицированных профессионалов;

– контроль за процессами подбора и расстановки руководящих кадров, открытость и справедливость в решении кадровых вопросов;

– обучение руководящего состава основам науки управления;

– решение вопросов социальной и правовой защиты сотрудников ОВД;

– совершенствование профессиональной подготовки кадров в средних специальных и высших учебных заведениях;

– создание новой нормативной базы, разработка Дисциплинарного устава органов внутренних дел с последующим приданием ему статуса закона для четкой регламентации прав и ответственности сотрудников, субординации начальников и подчиненных, порядка применения поощрений и взысканий;

– реформа духовно-нравственных устоев в ОВД, воспитание у личного состава патриотизма, стремления к неукоснительному соблюдению законов, присяги и этических норм.

2. Личные усилия сотрудников по овладению культурой, нормами права и морали, профессиональным мастерством. Культура, в том числе и профессиональная, – это результат постоянных, повседневных личных усилий, и она лучшая защита от всех форм профессионально-нравственной деформации.

Тесты

1. Какое определение понятия “профессионально-нравственная деформация сотрудников ОВД” является правильным?

а) профессионально-нравственная деформация – это основной источник профессиональной морали сотрудников ОВД;

б) профессионально-нравственная деформация – это процесс адаптации сотрудников ОВД к новым условиям деятельности;

в) профессионально-нравственная деформация – это негативное изменение личности сотрудника ОВД, снижение качества его профессиональной деятельности и служебных отношений.

2. Выделите понятие, противоположное профессионально-нравствен-ной деформации сотрудников ОВД:

а) профессионально-нравственное совершенствование;

б) профессиональный долг;

в) моральная справедливость;

г) совесть.

3. Выделите главную причину широкого распространения профессионально-нравственной деформации сотрудников ОВД:

а) кризисное состояние современного российского общества;

б) особенности профессиональной деятельности в различных подразделениях ОВД, специфика самой системы ОВД;

в) негативные морально-психологические качества некоторых сотрудников ОВД.

4. Найдите правильное окончание мысли: “сегодня профессионально-нравственной деформации подвержены …”:

а) некоторые сотрудники милиции;

б) в той или иной мере все сотрудники милиции;

в) большинство сотрудников милиции.

5. Что в первую очередь необходимо сделать, чтобы снизить уровень профессионально-нравственной деформации сотрудников ОВД?

а) повысить заработную плату сотрудникам ОВД;

б) улучшить условия труда, совершенствовать кадровую политику и воспитательную работу;

в) повысить престижность службы в органах внутренних дел;

г) любые меры будут бесполезны.

Контрольные вопросы

1. Дайте свое определение профессионально-нравственной деформации сотрудников ОВД.

2. Какие факторы обусловливают профессионально-нравственную деформацию?

а) на общемировом уровне;

б) на общероссийском уровне;

в) на уровне системы МВД России;

г) на уровне личности.

3. Является ли профессионально-нравственной деформацией застой (стагнация) в профессионально-нравственном развитии сотрудника ОВД?

4. На каких уровнях проявляется профессионально-нравственная деформация?

5. Может ли профессионально-нравственная деформация сотрудника ОВД, проявляясь в поведении, отсутствовать в сознании?

6. Какие факторы ПНД являются потенциальными и реальными?

7. ПНД зависит, прежде всего, от общества и государства или от личности сотрудника ОВД?

8. Можно ли искоренить профессионально-нравственную деформацию?

9. Сказывается ли на Вас профессионально-нравственная деформация?

Литература

1. Буданов А.В. Пути профилактики и преодоления профессиональной деформации сотрудников ОВД. М., 1992.

2. Братуев Б.С. Аномалия личности. М.,1988.

3. Духовность, правопорядок, преступность: Материалы научно-практич. конференции 28 марта 1996 г. М., 1996.

4. Климовская Е.В. Общественное мнение о деятельности ОВД: изучение, формирование, использование // Вестн. МВД России.1999. № 4.

5. Профессиональная этика сотрудников правоохранительных органов: Учеб. пособие / Под ред. А.В. Опалева, Г.В. Дубова. М.,1998.

6. Сухинин А.В. Состояние аморальности и противоправности среди сотрудников органов внутренних дел // Вестн. МВД России. 1999. № 3–4.

Саранчин Юрий Константинович

Банных Станислав Германович

Зарубина Елена Васильевна

Самарин Вадим Геннадьевич

Суслонов Павел Евгеньевич

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЭТИКА

СОТРУДНИКОВ

ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

Курс лекций

Корректура И.Б. Бебих

Компьютерная верстка Т.А. Шиковой

Лицензия № 021307 от 22 сентября 1998 г.

Подписано в печать 15. 07. 2002. Формат 60х84 1/16

Печать офсетная. Бумага писчая. Усл п. л. 12,35

Тираж 100 экз. Заказ № 277

Организационно-научный и редакционно-издательский отдел

Уральского юридического института МВД России

620057, Екатеринбург, ул. Корепина, 66

Участок оперативной полиграфии УрЮИ МВД России


1 См.: Правоохранительная этика сотрудников правоохранительных органов / Под ред. А.В. Опалева и Г.В. Дубова. М., 1998. С. 178–179.

2 Там же.

1 См.: Климовская Е.В. Общественное мнение о деятельности ОВД: изучение, формирование, использование // Вестн. МВД России. 1999 . № 4. С. 87.

1 См.: Сухинин А.В. Состояние аморальности и противоправности среди сотрудников органов внутренних дел // Вестн. МВД России. 1999. № 3–4. С. 90.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:50:37 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
11:27:05 29 ноября 2015

Работы, похожие на Книга: Профессиональная этика сотрудников органов внутренних дел

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151295)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru