Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Курс лекций по Политологии 5

Название: Курс лекций по Политологии 5
Раздел: Рефераты по политологии
Тип: реферат Добавлен 06:40:47 29 июня 2011 Похожие работы
Просмотров: 571 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ БИЗНЕСА, УПРАВЛЕНИЯ И ПСИХОЛОГИИ

Факультет психологии

Кафедра истории

ПОЛИТОЛОГИЯ

Курс лекций

для студентов всех специальностей и всех форм обучения

Красноярск, 2006

Гончаров Е. А. Основы политологии: Курс лекций для студентов всех специальностей и всех форм обучения. – Красноярск: 2006. - 227 с.

Рецензенты:

- Чуринов Н. М., доктор философских наук, профессор

- Кухар Л. Б., кандидат экономических наук, доцент

- О-Ун-Дар К. У., кандидат исторических наук

© Е. А. Гончаров, кандидат философских наук, магистр политологии, доцент кафедры истории СИБУП

© СИБУП, 2006


Лекция № 1

ВВОДНАЯ

ПРЕДМЕТ ПОЛИТОЛОГИИ

Греческое слово politike – искусство управления государством, согласно «отцам-основателям» – Платону и Аристотелю, соответствует единой науке об обществе и государстве. Сегодня политологию чаще всего рассматривают как науку о задачах и целях государства, и о средствах, которые имеются в наличии или необходимы для выполнения этих целей. Таким образом, объектом науки политологии является сама политика.

Политика – это самостоятельный мир, отличный от других сфер общественной жизни. Он охватывает государственные и другие общественно-политические организации, механизмы государственной власти и властеотношения, правовые институты, партийные системы, политическую культуру общества и т.д. – все, что связано с принятием и реализацией политических решений. Содержание политологии как теории политики образует ряд блоков: методология и методы изучения политики; знание о сущности, о содержании политики как специфической сферы деятельности и общественных отношений, субъектов политики, движущих силах и мотивах их действий; обоснование целей, задач и сущности политической власти; учение о политических системах, закономерностях и принципах их функционирования и развития; теория политического сознания и политической культуры.

Политика является объектом исследования многих гуманитарных и общественных дисциплин. Правомерно возникает вопрос: в чем же специфика политологии по сравнению с другими многочисленными научными дисциплинами, изучающими политику? Для ответа на этот вопрос следует заметить, что политика как объект научного анализа, помимо рамок собственно политического знания, изучается в границах, по крайней мере, еще восьми типов или циклов гуманитарных дисциплин: философского, социологического, юридического, исторического, культурологического и, наконец, политико-экономического.

Философия изучает политику как феномен мирового развития и компонент человеческой цивилизации. Социологию интересует воздействие социальной среды на политическую сферу. Юриспруденция исследует стыковую область правовых и государственных норм и институтов.Историю занимают вопросы хронологического сбора и описания эмпирических фактов, касающихся развития политических институтов и идей. Политэкономия исследует производственные отношения и экономические механизмы как материальную основу политической деятельности людей. Психология обращается к тонкой материи психологических механизмов и стереотипов поведения людей в политике, тогда как антропология и культурология интересуются соответственно генезисом властных отношений и политическими традициями, ценностями, нормами. Таким образом, в рамках обществознания на сегодняшний день существует около десятка базовых социальных и гуманитарных наук, изучающих под разными углами зрения политические объекты и явления.

Авторы некоторых, в том числе изданных в нашей стране, учебников говорят о не устоявшемся понимании предмета политологии, о чересчур расширительном толковании или, наоборот, о слишком зауженном понимании сферы ее интереса. Дело в том, что современная политология – наука без устоявшейся парадигмы. Что это значит?

Парадигма – это совокупность предпосылок, определяющих конкретное научное знание и признанных абсолютным большинством ученых, работающих в данной области. Парадигмы сложились в большинстве естественных наук – в физике, химии, биологии – здесь вообще было бы странно говорить об идеологическом уклоне или партийности в науке… В политологии же многое – и не только предпосылки, основные постулаты, на которых основывается работа исследователя, но часто и конкретная методология исследования зависит от идеологических установок, политических убеждений и пристрастий ученого. Все это достаточно очевидно, хотя некоторые школы и рядятся в тогу отрешенной беспристрастности и объективизма. Беспартийной политологии, – как и беспартийной истории, социологии, этики и т.п. – нет и, по-видимому, быть не может.

Неоднозначная трактовка предмета политологии отражена в трех его определениях, приведенных в книге Д. П. Зеркина «Основы политологии»:

- как общей теории политики , самостоятельного ядра в системе многочисленных политических наук;

- как политической социологии ;

- как комплекса знаний о политике, общей интеграционной науки о политике , включающей в качестве составных частей политическую социологию, политическую философию, теорию государства и права, политическую географию и другие политические науки.

Авторы большинства имеющихся в нашем распоряжении отечественных учебников придерживаются первого или близких к нему определений. Я все же полагаю, что вам – для кого политология является не областью специализации, а общеобразовательной дисциплиной, более подходит второй вариант, несколько, правда, зауженный. Мы примем как основу структуры нашего курса международный стандарт, принятый на международном коллоквиуме по вопросам содержания и структуры политической науки (Париж, 1948 г.). Стандарт этот дает определенные ориентиры в понимании объекта, предметного поля и границ политической науки; она должна включать в себя следующие компоненты:

1. Политическую теорию (теорию политики и историю политических идей);

2. Изучение структуры и принципов функционирования институтов власти ;

3. Изучение роли персоналий, объединений граждан и общественного мнения в политике – т.н. «политическое участие и давление граждан» ;

4. Международные отношения (международные организации и мировая политика).

Сознательному гражданину своей страны крайне необходимо разбираться в основах политики, понимать сущность происходящих в обществе и государстве процессов. Нельзя быть свободным и невежественным одновременно – ибо, не умея разобраться в сути происходящего, ты неизбежно становишься объектом манипулирования, марионеткой в чьих-то руках. Даже подчеркнутое «дистанцирование от политики», принципиальное неучастие в выборах, иных политических акциях, мероприятиях всегда кому-то выгодно. Обывателю это безразлично, он предоставляет политикам возможность манипулировать – собой, общественным мнением, теми или иными сферами государственного управления – так, как им заблагорассудится, не понимая элементарного: в сегодняшней кризисной ситуации, на переломе истории, очень многое зависит от итога политических схваток там, наверху, – и, в том числе, как хорошо показал опыт последних 15-20 лет отечественной истории, личное благосостояние каждого!

Истинно интеллигентный человек не хочет быть слепым объектом манипуляций – он желает быть свободным, - разбираться во всем сам и делать свой собственный, без оглядки на те или иные авторитеты, выбор. Это трудно – думать, копаться в сути, принимать самостоятельные решения всегда трудно, - но необходимо, - необходимо любому, именующему себя гражданином.

Исходя из этого, я считал бы задачей курса политологии не только дать вам минимум знаний, необходимых для ориентации в сегодняшней, весьма сложной политической жизни России и мира, но и как-то подтолкнуть вас к самостоятельному постижению ситуации, самостоятельному и квалифицированному выбору, предлагаемому самой жизнью.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК.

ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА:

Учебники:

1. Гончаров Е. А.ПОЛИТОЛОГИЯ. КУРС ЛЕКЦИЙ Красноярск: СибГТУ. – 2003. 152 с.

2. ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ И ПРАВОВЫХ УЧЕНИЙ / подред. В. С. Нерсесянц. - М., 2001.

3. ЗеркинД.П. ОСНОВЫ ПОЛИТОЛОГИИ. - Ростов-на-Дону. 1997 +

4. КравченкоА. И. ПОЛИТОЛОГИЯ. - М., 2001.

5. КривогузИ. М.ПОЛИТОЛОГИЯ. - М., 2001.

6. МухаевР.Т. ПОЛИТОЛОГИЯ Москва. 1998 +

7. ПОЛИТОЛОГИЯ / Под ред. Д.С. Клементьева. - Москва. «Знание».1997 +

8. ПОЛИТОЛОГИЯ / Под ред. М.Н. Марченко. - Москва. «Зерцало». 1997 +

9. ПОЛИТОЛОГИЯ / Под ред. А.С. Панарина. - Москва. «Проспект».1997 +

10. ПОЛИТОЛОГИЯ / Под ред. А. А. Радугина. - М., 2002.

Дополнительная литература на английском языке:

11. PaulR. Viotti & MarkV. KauppiINTERNATIONAL RELATIONS THEORY. MacMillan Publishing Co., New York. 1987.

12. Ronald H. ChilcoteTHEORIES OF COMPARATIVE POLITICS. Westview Press. U.S.A. 1994.

13. Jarol B. Manheim & Richard C. RichEMPIRICAL POLITICAL ANALYSIS. Longman Publishers USA, White Plains, N.Y., U.S.A. 1995.

14. Irving CrespiPUBLIC OPINION, POLLS AND DEMOCRACY. Westview Press. U.S.A. 1989.

+ - или более позднее издание

СТРУКТУРА КУРСА

Структура курса формируется исходя из изложенной выше его задачи – ясное понимание основ политических процессов, имеющих место в стране и мире; поэтому я формирую его скорее по расширенной схеме, нежели по традиционно принятой в отечественной науке, весьма, с моей точки зрения, зауженной. Политическая философия определяет как выбор конкретной школы сравнительной политологии, так и подход к теории международных отношений , основы которой есть обязательный компонент нашего курса; что обуславливает, в свою очередь, выбор методологии, как в сфере сравнительного анализа , так и в прикладной сфере.

Соответственно, курс делится на 4 части по 4 лекции + 4 семинара в каждой.

А. Основы политической философии

1. Политическая философия древности и средневековья. Идеократический и прагматический подходы к теории государственного строительства:

- Платон;

- Аристотель;

- Цицерон;

- Августин Блаженный;

- Фома Аквинский;

- Н. Макиавелли.

Фукидид, Дж. Оккам и др.

[6. C. 29-35; 6. C. 29-39; 2. C. 23-25]

2. Политические идеологии Нового и Новейшего Времени. Либерализм и консерватизм, их основоположники:

- Б. Спиноза;

- Ж.-Ж. Руссо;

- Ш. Монтескье;

- Д. Локк;

- Д.-С. Милль;

- А. Токвиль;

- Э. Бёрк;

- О. Конт;

- Г. Спенсер.

[7. C. 44-54; 5. C. 35-39; 3. C. 26-33]

3. Левая альтернатива в идеологии. Социализм и коммунизм:

- утопический социализм;

- Маркс и классический марксизм;

- марксизм-ленинизм;

- неомарксизм и «новые левые».

[7. C. 54-57, 82-90; 3. C. 50-60]

4. Синтез идеологий. Консервативная Революция:

- понятие Консервативной Революции

- русская Консервативная Революция: евразийцы

Литература к лекции:

· ПУТИ ЕВРАЗИИ / Под ред. И.А. Исаева. – Москва: Русская книга, 1992. - С. 13-25, 311-416.

· Гумилев Л.Н. ЭТНОГЕНЕЗ И БИОСФЕРА ЗЕМЛИ - Москва: Гидрометеоиздат, 1990.

· Дугин А.Г. ОСНОВЫ ГЕОПОЛИТИКИ – Москва: Арктогея, 1997.

Б. Основы теории международных отношений

5. Реализм: государство, система и баланс сил.

- основные принципы реализма

- система международных отношений и понятие

анархии

- понятие мощи и баланса сил (мощи)

- основоположники реализма:

- Фукидид, Н. Макиавелли;

- Т. Гоббс, Г. Гроций, К.Клаузевиц;

- Ж.-Ж. Руссо, Э. Х. Карр и др.

[1, 11].

6. Плюрализм:

- основные принципы плюрализма;

- либерализм в сфере международных отношений;

- неолиберализм и либерализм групп интересов в сфере международных отношений;

- теория модернизации .

[1, 11].

7. Глобализм:

- основные принципы глобализма;

- империализм и мировая система капитализма:

· К. Маркс и его понимание капитализма

· теория империализма Дж. Гобсона

· теория империализма В. И. Ленина;

- теории зависимости и неравномерного развития:

· И. Валлерштейн

· С. Амин.

[1, 11].

8. Введение в геополитику

- определение и основные термины геополитики

- геополитическая телеология

- геополитика как судьба

Литература к лекции:

Дугин А. Г. ОСНОВЫ ГЕОПОЛИТИКИ Введение.

В. Сравнительная политология

9. Сравнительный анализ: вопросы подхода и метода:

[8. Лекция 6, C. 92-101].

- идеология и проблемы сравнительной политологии;

- Маркс и Вебер: противостояние подходов, связь дискуссии с современной сравнительной политологией:

- базовые концепции в марксизме и веберианстве

- основные объекты анализа и методология в марксизме и веберианстве.

10. Государство и система в сравнительной политологии:

- понятие политической системы;

[8. Лекция 11, C.173-196].

- государство;

[12. C. 149-163; 7. C. 123-129; 6. C. 197-211].

- политические партии и партийные системы.

[6. C. 213-240; 7. C. 129-133].

11. Политическая культура и политический процесс:

- политическая культура: понятие и типология;

[3. C. 394-418].

- политический процесс;

[3. C. 420-441].

- конфликт и политический процесс.

[3. C. 442-482].

12. Власть и ее носители:

- теория власти;

[6. Тема V, C. 70-90].

- теория политических элит;

[6. Тема VI, C. 90-110].

- вопросы политического лидерства.

[6. Тема VII, C. 111-130].

Г. Прикладная политология. Общественное мнение: методы оценки, формирования и воздействия.

13. Основы количественных методов исследования в политологии:

- выбор рабочей гипотезы, методов исследования и его дизайна;

[1, 13. C. 419-421].

- сбор и анализ данных; критерии оценки корректности исследования.

[1, 13. C. 421-425].

14. Социальная/политическая психология в изучении и формировании общественного мнения:

[8. Лекция 15, C. 244-280].

- становление политической психологии как науки;

- предмет политической психологии:

· психология масс

· психология лидерства

- методология политической психологии.

15. Общественное мнение как форма социального контроля над образом мысли и поведением индивидуума. Опросы общественного мнения: техника проведения и обработки данных:

- опросы и общественное мнение – общие соображения; опросы как метод воздействия на общественное мнение

[1, 14. C. 1-47];

- техника и значение опросов общественного мнения

[1, 14. C. 47-93];

- опросы общественного мнения и средства массовой информации на службе у СИСТЕМЫ [1, 14. C. 93-135].

16. Политическое предвидение и прогнозирование:

- политическое предвидение и его значение

[8. Лекция 22, C. 368-381];

- политическое прогнозирование

[9. Раздел VIII, C.279-352];

- роль политического предвидения и прогнозирования в российской политике (самостоятельный подбор литературы).

* структура курса определена ориентировочно и может быть изменена в процессе изучения

…………………………………………………

Рекомендации к самостоятельной работе

Изучение вводной темы предполагает уяснение таких ключевых категорий как политика, сущность политики, структура политики, функции политики, свойства политики, уровни организации политики, субъекты политики, объекты политики, ресурсы политики, политические интересы, политические парадигмы.

Контрольные вопросы

  1. Какой смысл вкладывается в понятие политика ? С чем связана многозначность термина политика ?
  2. Каковы причины возникновения политики как самостоятельной сферы жизнедеятельности человека и общества? Почему люди обходились без политики?
  3. В чем состоит особенность современных взглядов на политику?
  4. Какова структура политики? Насколько равноценны ее элементы?
  5. Дайте определение сущности политики и ее функций.
  6. Какие функции политики, на Ваш взгляд, слабо развиты в современном российском обществе? Аргументируйте свой ответ.
  7. Раскройте характер взаимосвязи политики с другими сферами жизни общества.
  8. Согласны ли вы с утверждением, что политика может быть нравственной или безнравственной в зависимости от обстоятельств.
  9. Почему политику считают «грязным делом»?
  10. Как вы считаете, существует ли перспектива отмирания политики?
  11. Что, по вашему мнению, может ограничить разрушительное влияние политики на общество, личность, природу?

ОСНОВЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ

Лекция № 2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ДРЕВНОСТИ И СРЕДНЕВЕКОВЬЯ. ИДЕОКРАТИЧЕСКИЙ И ПРАГМАТИЧЕСКИЙ ПОДХОДЫ К ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

История формирования политических взглядов и учений насчитывает века. Элементы политического и научного знания долгое время складывались и развивались в рамках общих философских, а затем и социологических теорий. Этот процесс прошел свои этапы – политическая мысль древности, средневековья, политические учения эпохи Возрождения и Нового Времени и, наконец, современная политическая философия. Сегодня мы займемся изучением ученого наследия философов и политиков Древности и Средневековья.

Начала научного знания о политике были заложены в Древней Греции Платоном и Аристотелем.

Платон Афинский , настоящее имя Аристокл (427-347 гг. до н.э.). Один из самых выдающихся философов эпохи античности, Платон считается родоначальником идеалистической философии.

Наибольшее влияние на философские взгляды как современной Платону, так и последующих эпох оказали его теория идей и философия государства.

Платон исходит из того, что только деятельная, руководимая высшими идеалами жизнь осуществляет идею нравственности, т.е. добродетели. Побудительной причиной восхождения к идее является эрос. ЛЮБОВЬ, понимаемая как стремление к гармонии, неотъемлемой предпосылкой блаженства – добродетель. Добродетель представляет собой порядок и гармонию души. Платон различает четыре основных добродетели – мудрость, мужество, благоразумие и – главную! – справедливость, компенсирующую и сочетающую в себе другие добродетели.

Государство понимается Платоном в антропологическом смысле, как подобное человеку живое существо. Его высшая задача – сохранение посредством формирования граждан в духе добродетели, его определенная этикой политическая цель – совершенный человек идеального государства.

В действительности возникают определенные отклонения от идеала государства. Таковы

ТИМОКРАТИЯ – где господствует не мудрость, а честолюбие (Спарта), - обычно возникает в результате военного переворота в тираническом государстве.

ОЛИГАРХИЯ – власть богатых, вырастающая из гибнущей тимократии,

ДЕМОКРАТИЯ, устанавливаемая на развалинах олигархии. Здесь господствует неограниченная свобода, понимаемая как вседозволенность, анархическая стихия.

ТИРАНИЯ – единоличная, ничем не ограниченная власть, возникающая как альтернатива разгулу толпы.

Идеальная форма государственного устройства, по Платону, - аристократическая либо монархическая, «смотря по тому, принадлежит ли сознание высших идей немногим или одному». Платон обозначил ряд начал, которые квалифицируются некоторыми политологами как основа демократического правления - принцип выбора большинством голосов, идея народного собрания, подчинение государства Закону, мысль о необходимости регулирования общественной жизни людей писаными нормами права и т.д. Подчеркивая роль законов в государстве, Платон писал: «Я вижу близкую гибель того государства, где закон не имеет силы и находится под чьей-либо властью. Там же, где закон - владыка над правителями, а они - его рабы, я усматриваю спасение государства и все блага, какие только могут даровать государству боги».

В идеальном государстве вследствие естественного неравенства людей имеются следующие сословия, соответствующие иерархии добродетелей:

1. Сословие низшей добродетели (самообладание, покорность), - в него входят крестьяне и ремесленники, которые своим трудом обеспечивают материальную основу жизни общества;

2. Добродетель мужества соответствует сословию воинов и чиновников, которые должны беспрекословно выполнять свой долг, охранять устои государства;

3. Правители – философы и ученые, добродетелью которых является мудрость, принимают законы и управляют государством.

Итак, Платон в современной политологии считается основоположником идеократического подхода к теории государственного строительства. Идеократическое государство строится, исходя от изначального духовного импульса, сверху вниз. Следовательно, вся его структура должна созидаться в согласии с априорной идеей – («идеей-правительницей», см. материал о русских евразийцах), и во главе государства должен стоять особый класс духовных вождей, жрецов, служителей идеи. Как правило, это идея совершенного, справедливого общественного устройства; содержание понятий «совершенство» и «справедливость» раскрывается в соответствии с той или иной конкретной идеологии.

Совершенно противоположный, прагматический подход к теории государственного строительства характерен для другого древнегреческого мыслителя – Аристотеля и его последователей. Государство существует для блага его граждан; опять-таки, конкретное содержание понятия «благо» может раскрываться по-разному.

Аристотель Стагирит (384/383 – 322/321).

Является основателем собственно научной философии; в его учении отдельные науки получили освещение с точки зрения философии. Один из предшественников современного МАТЕРИАЛИЗМА.

Аристотель заложил основы теории политики, обобщив опыт античного города-государства, описал существовавшие в древности политические режимы. Одной из выдающихся идей Аристотеля была идея о естественной природе государства.

Практические добродетели не полностью подчинены господству разума; поэтому в этой области действует правило: избегай крайностей и придерживайся середины. Аристотель понимает человека как zoonpoliticon – общественное животное, в сферу жизни которого входят семья, общество, государство. Государство (как и экономику) Аристотель рассматривает весьма реалистически: государственный деятель не может ждать, пока наступят идеальные политические условия, а должен, исходя из имеющихся возможностей, наилучшим образом управлять людьми – такими, какие они есть. Аристотель видел сущность государства в его общей (а не частной) цели, считал государство высшей формой единения общества, - именно тем целым, которое по своей сути предшествует лицу как его части, определяет природу лица, а не наоборот.

Наилучшие государственные формы, согласно Аристотелю, есть монархия (власть одного), аристократия (власть немногих), полития (умеренная демократия, власть большинства), извращенными формами которых (цель правления – не благо народа, как в основных формах, но – благо правителей) являются тирания, олигархия и демократия (современный термин – охлократия, власть толпы).

В своем труде «Политика» Аристотель высказал ряд основополагающих мыслей о демократии, вошедших в политическую науку. В частности, мысль о социальной основе демократии, среднем классе как гаранте ее прочности, устойчивости образа правления; необходимости сообразования государственных учреждений с состоянием народа и составляющих его элементов; избирательном праве и выборности правителей; большей прочности демократии по сравнению с олигархией и т.п. Стоит, впрочем, отметить, что отношение к этим идеям со стороны представителей разных школ политологии весьма неоднозначно.

Итак, в отличие от платоновской, политическую философию Аристотеля характеризует материалистический и весьма прагматичный подход к пониманию природы государства.

Политические идеи древнегреческих мыслителей получили развитие в трудах древнеримских ученых и государственных деятелей, таких, в частности, как

Марк Туллий Цицерон (106-43 г. до н.э.), разрабатывая аристотелевский, прагматический подход к теории государственного строительства, вводит идею ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА:

“под действие закона должны подпадать все, а не только избранные граждане”.

Государство есть соединение людей, связанных между собой согласием в вопросах права и общностью интересов - внутренняя потребность людей в совместном проживании как толчок к формированию государства – предтеча идей философов Возрождения и Гуманизма (Петрарки, Эразма Роттердамского) и ОБЩЕСТВЕННОГО ДОГОВОРА Руссо.

Августин Аврелий (Блаженный) (354-430 гг.) – епископ Карфагена, философ, влиятельнейший проповедник и политик Христианской Церкви. Один из Отцов Церкви, равно почитаемый как католиками, так и православными.

Августин Аврелий начинал свою деятельность как неоплатоник, - и далее, после перехода в христианство, его взгляды на государство остаются и развиваются в рамках платоновской, идеократической традиции.

Для эпохи средневековья характерно то, что политическая мысль развивается как одна из отраслей богословия. Именно Церковь, а не Государство, воплощает подлинно божественное начало. Соответственно, светская власть должна быть подчинена власти духовной. Человеческая история, которую Августин излагает в своей книге “О граде Божием”, есть борьба двух враждебных царств – царства приверженцев всего земного, врагов Божиих – светского мира – и Царства Божия. При этом он отождествляет Царство Божие с универсальной теократией, земной власть Церкви – тогда единой Христианской, позже Римской католической.

Приоритет власти духовной не исключает, по Августину, определенную независимость каждой из властей, их невмешательство в дела друг друга. Совершенствование государственной власти, в то же время, возможно лишь под воздействием христианской морали.

История, по Августину, в том числе и возникновение государства, подчинена божественному провидению и предопределена им. Бог так создал человека, что его стремление к объединению сначала выражается в образовании семьи, затем в образовании государства на основе общественного согласия и ради обеспечения внутреннего мира и внешней безопасности. Власть - не личная собственность, а средство обеспечения мира, справедливости и согласия в отношения между подданными. В отличие от древних греков, он не придавал столь большого значения проблеме форм правления, хотя и использовал их идеи, считая, что главное при любой форме - верность религии и принципу справедливости.

Августин - родоначальник неоплатонистской школы философии, кстати, – ТЕОКРАТИЯ есть одна из форм ИДЕОКРАТИИ, где доктрина Церкви выступает как ИДЕЯ-ПРАВИТЕЛЬНИЦА.

Фома Аквинский ( 1226-1274 гг.) занимал еще более гибкую позицию по отношению к государству, признавая его положительную роль, поскольку государство выражает божественную волю к миру, добру и порядку. Соотношение духовной и светской властей он определял как соотношение души и тела. Но и при этом у него сосуществование и взаимодействие Церкви и Государства достигается на основе признания приоритета духовной власти, Церкви над государственной властью. В то же время, Фома Аквинский вслед за Аристотелем признавал самостоятельное, естественное формирование государственной власти и не считал, что она устанавливается властью духовной.

Фома Аквинский различал вечное право (божественный разум), божественное право (библейские заповеди), естественное право (отражение вечного права человеческим разумом, природные права человека) и позитивное право , устанавливаемое в стране монархом ради обеспечения мира и предотвращения зла. Он исходил из того, что признавать нужно не всякую власть, а только ту, которая отвечает божественным установлениям и естественному праву. Если позитивное право не соответствует божественному и естественному праву, то оно противозаконно и не подлежит соблюдению. Тем самым Аквинат обосновывал право на сопротивление греховной и незаконной власти, даже на восстание против тирана, хотя выступления против законной власти он воспринимает как совершенно неприемлемые.

Как и многие мыслители этой и предшествующих эпох, он отдает предпочтение смешанной форме государства, которая сочетает в себе достоинства монархии, аристократии и демократии. При этом Фома Аквинский различает политическую монархию и абсолютную монархию, склоняясь к последней, ибо в ней власть монарха ограничивается законом.

В противовес идеократической политической традиции, прагматический подход к политике и государственному строительству развивается в Средние Века и Эпоху Возрождения светскими политиками, такими как У. Оккам и Н. Макиавелли. Появление хорошо организованных национальных государств в XIV-XV вв. привело – в политической сфере – к конфликту абсолютизма и конституционализма, к дискуссии об источнике и пределах политической власти, ее легитимности

Уильям Оккам (1300-1349 гг.) франсисканский монах,один из основоположников номиналистического направления в средневековой философии. Весь мир, по его мнению, состоит из единичных вещей и сущностей, а все познание сводится к внешнему и внутреннему опыту. Философская истинность и истинность теологическая суть разные вещи. Философия, как и все остальные науки, должна освободиться от теологии. В этом плане Оккам является предшественником М. Лютера и других идеологов протестантизма.

У. Оккам защищал средневековый конституционализм от папского «абсолютизма», обосновывая принцип независимости власти светской от власти духовной, поддерживал германских императоров в их борьбе с Римом, властью папы.

Наиболее завершенную форму в этот период времени прагматический подход к политическим реалиям приобретает в трудах Никколо Макиавелли ( 1469-1527 гг.) - итальянского политического деятеля и историка. Он первым разработал концепцию светского государства, выводя закономерности его функционирования не из божественного откровения и теологии, а из разума и опыта человека. Основным вопросом политики Макиавелли считал нахождение путей и способов политического действия с учетом общих и специфических условий принятия решений. Именно из политического опыта Макиавелли пытался вывести определенные правила и нормы политического поведения, принятия правильных политических решений.

Основная работа Макиавелли – «Государь». Здесь он определяет политическую науку как науку о государстве. Сам термин ГОСУДАРСТВО введен в научный оборот в его современном значении, в смысле специфически политической организации. Разграничена власть светская и власть духовная, политическое научное знание и теология, учение Церкви.

Главным в политических воззрениях Макиавелли является выдвинутый им принцип политического реализма, который предполагает отказ от умозрительных схем должного, нравственного, учет в политике подлинных условий действительности, подчинение политических действий практическим интересам.

Основные тезисы:

- Политика вне этики, вне нормативных представлений о том, что хорошо и что плохо. Политика должна базироваться на конкретном общественном/государственном интересе: РАЗГРАНИЧЕНИЕ АНАЛИЗА ОБЪЕКТИВНЫХ ФАКТОВ И НОРМАТИВНЫХ ЦЕННОСТЕЙ.

- Приоритет государственного интереса над любым частным интересом и правом – самостоятельность, величие и мощь государства есть идеал, для достижения которого политики должны использовать соответствующие конкретной ситуации средства, не ограничивая себя соображениями морали – ибо благоденствие общества и государства превыше морали.

- Должен ли Правитель вызывать любовь подчиненных или их страх? Страх предпочтительнее, ибо любовь зависит от подданных, от настроения их умов, страх же зависит лишь от действий, политики самого Правителя.

Рекомендации к самостоятельной работе

Изучение данной темы предполагает уяснение таких основных понятий, как античный полис, тирания, аристократия» монархия, олигархия, демократия, охлократия, полития, идеократический и прагматический подходы к теории государственного строительства, формы государственного устройства, правовое государство и «государство Правды», соотношение понятий современное и традиционное право, государство и общество, гражданское и традиционное общество, цели и средства политической деятельности.

Контрольные вопросы

1. Каковы представления Конфуция о связи морали и политики, о роли народа и верховного правителя в государстве?

2. Чем понимание государства у Аристотеля отличается от его трактовки Платоном? По каким критериям Аристотель различал государства?

3. Как относились Платон и Аристотель к демократии?

4. Чем правовое государство Запада отличается от государства Правды Востока? В чем разница между «современным» и «традиционным» правом?

5. Почему политические идеи Средневековья имеют религиозный характер?

6. Как эволюционируют взгляды философов Средневековья и Возрождения в плане отношений между светской и духовной властями (от Августина до Макиавелли)?

7. Почему Н. Макиавелли считается родоначальником западной политической науки?

Лекция № 3. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕОЛОГИИ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ. ЛИБЕРАЛИЗМ И КОНСЕРВАТИЗМ, ИХ ОСНОВОПОЛОЖНИКИ.

Политическая мысль Нового времени отвергает концепцию божественного происхождения власти и государства. Их источник ныне видится в воле народов, в общественном договоре. С победой Великой французской революции, ут­верждением и развитием индустриального общества и буржуазной государственности, политическая мысль Запада характеризуется такими общими чертами, как:

а) дальнейшая углубленная раз­работка многих идей, выдвинутых на предшествующем богатейшем этапе истории политической мысли;

б) ста­новление, утверждение и расцвет таких важнейших на­правлений политической теории и практики, как ли­берализм, консерватизм, социализм и др.;

в) присталь­ное внимание к анализу социальных основ политики, государства и к соотношению и взаимодействию эко­номики и политики;

г) широкое распространение по­зитивизма в изучении политико-правовой проблемати­ки (О.Конт, Г.Спенсер и др.);

д) выделение в конце данного периода политологии в особую самостоятель­ную область научного знания.

В этой лекции мы рассмотрим две из сложившихся в этот период времени идеологий, объединяемые общим термином, - «правые» или «буржуазные»: либерализм и консерватизм. Эти идеологии - целостные системы ценностных установок, определяющих как мировоззрение, так и поведение их носителя , - классифицируются как «буржуазные» по общему признаку – отношению к собственности. Как либерализм, так и консерватизм акцентируют чрезвычайно важную социальную роль частной собственности на средства производства. Для либерала частная собственность – основа прогресса, для консерватора – предпосылка стабильности в обществе.

ЛИБЕРАЛИЗМ

В основе либерализма - два основных положения:

1. Человек есть «свободный атом», рациональное существо, суверенный и самодостаточный индивидуум, от рождения наделенный т.н. «естественными правами». Это значит, что человек может существовать вне зависимости от общества; более того, т.к. по природе он – существо рациональное, то он, будучи предоставлен сам себе, способен определить и четко сформулировать свою цель, собрать всю, касающуюся интересующего его предмета информацию, и, рассмотрев все возможные варианты достижения желаемого (исходя из имеющихся в его распоряжении ресурсов), выбрать оптимальный – дающий максимум выгоды при минимуме затрат.

2. Общество - не более чем совокупность индивидуумов, объединяющихся между собой посредством «общественного договора» во имя безопасной жизни под охраной государства.

В государстве «естественные» права человека уступают место «гражданским» (см. «гражданское общество»); задача государства – охрана «гражданских прав» личности, в первую очередь – права частной собственности. Собственность освобождает; человек, лишенный собственности, не может быть полноценным гражданином.

ОСНОВОПОЛОЖНИКИ ЛИБЕРАЛИЗМА

Гоббс, Томас (1588-1679). Английский государственный деятель и философ. С его точки зрения, человеческая природа первоначально побуждается только эгоизмом – стремлением к самосохранению и наслаждению. Естественным состоянием человека была война всех против всех, убыточная для всех. Поэтому люди путем договора объединились в государство и подчинились государю, чтобы тем самым получить защиту и возможность гуманной жизни. То, что государь санкционирует, является хорошим, противоположное – дурным. Общественный закон есть совесть гражданина. Страх перед теми невидимыми силами, которые признает государство, есть религия. Страх перед силами, которые оно не признает – предрассудок.

Гроций, Гуго (1583-1645). Голландский государственный деятель, философ, занимался философией права. Согласно Гроцию, в праве совпадает намерение Бога с человеческим разумным пониманием; ценность поступка определяется внутренним отношением и убеждением.

В истории политической мысли Гроций известен прежде всего как первый крупный теоретик естественного права и один из основоположников международного права. Естественное право вытекает из природы человека, его социальных качеств и разума. Оно направлено на обеспечение спокойных и рациональных взаимоотношений людей. Волеустановленное право должно соответствовать требованиям естественного права. Гроций исходил из существования в прошлом естественного состояния общества, когда еще не было ни государства, ни частной собственности, и из договорного происхождения государства. Он признавал любые формы государственного устройства, если они соответствуют общественному договору. Хотя идеи договорного происхождения государства и естественного права выдвигались и раньше, тем не менее, именно Гроций положил их в основу своей теории государства, эти идеи оставались господствующими в теории политической мысли XVII-XVIII веков.

Спиноза, Бенедикт (Барух) (1632-1677) – нидерландский философ-пантеист. Детерминист.

Люди считают себя свободными, поскольку они не сознают своей обусловленности. Добро и зло суть характеристики связей, которые мы устанавливаем между людьми. С точки зрения вечности не имеется никакого зла. Для Спинозы характерна абсолютизация человеческого разума, его способности к рациональным построениям и поступкам. Рационализм предоставляет разуму право на неограниченное господство; против разума нельзя апеллировать, ибо более высоких инстанций уже не существует.

Соответственно, устройство человеческого общества – а также и государства – должно быть основано на свободном согласии разумных, способных к рациональному постижению реальности и оценке ситуации, граждан. Спиноза отстаивает идею так называемого «правового государства», т.е. государства, в котором не издается никаких законов, противоречащих нравственной идее права – принципу баланса прав и обязанностей граждан, и в котором игнорируется идея государственного иетереса , стоящего превыше любого частного или группового интереса. Институты власти такого гипотетического государства точно и повсеместно соблюдают существующие законы в отношении всех субъектов права.

Локк, Джон (1632-1704), английский политик и философ, также был приверженцем договорной теории происхождения государства: «Главной и основной целью людей, объединяющихся в государство и подчиняющих себя власти правительства, является сохранение своей собственности». Несмотря на то, что Локк считается одним из прародителей либеральной теории демократии, здесь мы видим, что люди, не имеющие собственности, в число граждан не входят. Деятельность государства ограничивается чрезвычайно и сводится к защите прав и интересов составляющих общество состоятельных индивидуумов, «защита неотчуждаемых естественных прав личности», и, в первую очередь, священного права частной собственности .

Для политической философии Локка характерен предельный индивидуализм; обоснование прав и свобод человека, закрепление «полной свободы в отношении действия и распоряжения имуществом» – в этом суть его принципов. Единственная правомерная основа всякой государственной власти – согласие свободных людей (под которыми, опять-таки понимаются собственники) подчинить свою волю решению большинства. Общественная власть – не высшее начало, а, так сказать, геометрическая сумма векторов – индивидуальных прав граждан.

Власть должна быть разделена на исполнительную, законодательную и – в версии Локка – федеративную; принцип разделения властей Локк вводит одним из первых.

Шарль Монтескье (1689-1755), продолжая линию Локка, развивает идеал политической свободы, отождествляя ее с личной безопасностью, независимостью каждого индивида от произвола властей. Свобода означает право делать все, что не запрещено законом, и может быть обеспечена в рамках такой формы государства, как республика. По Монтескье, республика есть форма государственного устройства, характеризующаяся народовластием – демократией (власть принадлежит всему народу). В то же самое время республика – это не «прямая», непосредственная демократия, – номинально обладая верховной властью, народ, как декларируется, является ее источником. Непосредственное управление государством должны осуществлять представители, избранные народом. Народ должен их контролировать, но управлять государством самостоятельно не способен.

На примере английской конституции – “Хартии о Правах”, которую он рассматривал как самую прогрессивную, Монтескье развивал вслед за Локком теорию разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную ветви.

Жан-Жак Руссо (1712-1778) оказал огромное влияние на философскую и политическую мысль Европы с точки зрения государственного права, воспитания и критики культуры. Был одним из тех, кто духовно подготавливал Великую французскую революцию. Руссо пытался доказать, что рука об руку с прогрессом культуры идет падение нравственности, что заблуждения и предрассудки, облаченные в философско-научную форму, заглушают голос природы и разума. Все является добрым, поскольку таковым выходит из рук Творца, но вырождается под руками человека. Воспитанию он предоставлял задачу устранения всего, что тормозит общественное развитие, – и создания для этого развития наилучших условий.

Самая знаменитая работа Руссо – Государство - начинается с фразы «человек рождается свободным, однако повсюду он в цепях». Человек рождается свободным, но, благодаря молчаливо заключенному общественному договору , люди объединяют свои усилия в «единую волю», отказываясь от своей естественной свободы во имя безопасной, спокойной и комфортной жизни под охраной государства.

Идеология Руссо, во многих ее положения, не совпадает с либеральной доктриной. Так, исходным пунктом политической концепции Руссо признается «коллективное целое», общая воля народа, «политическое тело» – государство. Народ-государство как суверен не может иметь интересов , противоположных интересам составляющих его частных лиц, и «…поэтому подданные не нуждаются в гарантии против суверенной власти». Каждый – суверен и одновременно подданный: «Каждый из нас отдает свою личность и всю свою мощь под верховное руководство общей воли, и мы вместе принимаем каждого члена как нераздельную часть целого… если кто-нибудь откажется повиноваться общей воле, то он будет принужден к повиновению всем политическим организмом, - а это значит, что его силой заставят быть свободным».

Обратите внимание на значение у Руссо термина свобода – осознанное служение общему благу. (Почти по Ленину – «свобода как осознанная необходимость»).

«Общая воля неделима. Она или есть, или ее нет. Благо для всех сводится к двум вещам – свободе и равенству».

Суверенитет народа, считал Руссо, не может быть никем представлен в законодательной власти. Законы ратифицируются народом непосредственно. Подданные должны отдавать отчет суверену в своих убеждениях. Государство не может принуждать кого-нибудь верить в установленные догматы, но может изгнать из своих пределов всякого, кто в них не верит.

Итак, по Руссо, народовластие означает, с одной стороны, свободу и равенство для всех, поскольку люди рождены свободными и равными перед естественным законом. С другой, - господство единой apriori воли народа, воплощенной в государственной власти, над индивидом. Народ в целом – источник и носитель политической власти. Руссо – последовательный сторонник народовластия. Оно наилучшим образом реализуется в республиканском строе. Демократия – непосредственная демократия, – поскольку она, по Руссо, воплощает прямую власть народа, более подходит для небольших государств.

Томас Джефферсон (1743—1826) виднейший представитель ради­кально-демократического крыла политической мысли США того времени, политическим идеалом которого была демократическая республика свободных и равно­правных фермеров. Он считал, что все люди изначально равны и наделены неотъемлемыми естественными пра­вами, в том числе правами на жизнь, свободу и стрем­ление к счастью. Правительство создается народом, а его власть базируется на согласии народа повиноваться ему. Оно должно служить охране естественных прав человека. Народ вправе низвергнуть существующую форму власти, склонную к деспотизму. В своем проекте Декларации независимости Т.Джефферсон выступил и против рабства, жестокого обращения с рабами, хотя это положение не вошло потом в окончательный текст документа.

Джереми Бентам (1748-1832) основатель теории утилитаризма и со­временного либерализма, решительный противник тео­рии естественного права. Он считал, что все должно быть подчинено «принципу полезности» и выше всего ставил интересы личности, «разумного человека», ко­торые отождествлял с интересами общества. Последние рассматривались им как простая совокупность инди­видуальных интересов. Именно забота каждого о самом себе позволяет, с точки зрения Бентама, достичь через политику «наибольшего счастья наивозможно большего числа членов общества». Такой должна быть естествен­ная цель любого правительства. А идущую еще от Локка концепцию естественного права он признавал абсурд­ной, ибо закон — не вечное и неизменное природное установление, а средство изменения условий общест­венной жизни и достижения свободы и счастья.

В основе возникновения государства, по Бентаму, лежит не общественный договор, а насилие и привычка. Он выступал против характерного для концепции ес­тественного права разделения права и закона, считая реальным правом только законодательно установленное государством. Для него признание естественных прав личности и, в частности, французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г. — неразумный и страш­ный путь к анархии и разрушению политического по­рядка. Согласно Бентаму, каждый закон - зло, ибо означает нарушение свободы; но это — неизбежное зло, поскольку иначе невозможно обеспечить порядок и безопасность, а прежде всего частную собственность. Дж. Бентам решительно отстаивал такие либеральные ценности, принципы и идеи, как законность, граждан­ская безопасность, свобода личности, расширение из­бирательных прав, представительное правление, свобо­да торговли, борьба с колониализмом и агрессивными войнами и т.д.

Алексис де Токвиль (1805—1859). Известный французский ученый, либеральный государственный и обществен­ный деятель Алексис де Токвиль внес особенно большой вклад в разработку теории и истории демократического общества и государства. Главная тема его творчества — зарождение, становле­ние, сущность, функционирование, развитие и пер­спективы демократии, пришедшей во многих странах на смену средневековому антидемократизму. На при­мере становления и развития демократии в Америке и во Франции в трудах «О демократии в Америке» (1835) и «Старый порядок и революция» (1857) А.Токвиль по­казал, что историческая заслуга демократии, идущей на смену аристократии, состоит прежде всего в том, что связанные с ней свобода и правовое равенство граж­дан означает широкое вовлечение масс в политическую жизнь, что именно демократия способна обеспечить больше свободы и возможностей для развития личнос­ти, роста благосостояния большинства людей.

В то же время он показал противоречивый характер процесса утверждения и развития демократии, ее труд­ности и недостатки (отсутствие гарантий создания оп­тимального правительства и политический деспотизм большинства). Власть демократического большинства должна заканчиваться там, где начинаются неотъемлемые права личности и демократические права мень­шинства. Токвиль прямо осуждает примеры «несанкци­онированных» бесчинств толпы, «демократическую ти­ранию». Для нейтрализации негативных тенденций де­мократического правления он считал важным расши­рить непосредственное участие масс в управлении, не допускать излишней административной централизации, развивать местное самоуправление, создавать различные добровольные ассоциации граждан («наука ассо­циаций — основная наука» в эпоху демократии) и суды присяжных как неотъемлемые элементы демократичес­кой политической системы.

Джон-Стюарт Милл (1806-1873) - один из основоположников либерального индивидуализма или, как его называют на Западе, либертарианизма. В своем «Essay On Liberty» он трактует свободу личности в современном обществе как безусловный политический и нравственный идеал. Государственное вмешательство в частную и общественную жизнь допустимо лишь тогда, когда оно способно предотвратить нанесение вреда индивидууму. Самоценность индивидуальности, противостоящей охлократии, нивелирующему воздействию толпы, - элемент элитарности в политической философии Милла. В то же время он убежден, что демократия есть лучшая форма государственного устройства.

Впрочем, Милл не ассоциирует демократию с капитализмом, критикуя систему частной собственности и наемного труда, вытекающую из этой системы социально-классовые антагонизмы и имущественное неравенство. Милл допускает определенные ограничения «священного права частной собственности», выступает за социальное равенство и социальную справедливость. В то же время он отвергает революционное насилие как форму достижения прогрессивного общественного устройства, ратуя исключительно за ненасильственные методы достижения социализма. В частности, моральное преобразование общества в смысле удовлетворения компромисса между индивидом и обществом является одной из задач этики .

Соответственно, социализм для него – дальний прогноз, некое идеальное состояние общества, достижимое лишь в весьма отдаленном будущем.

Герберт Спенсер (1820-1903) родоначальник органического направления в социологии. Сравнивая общество с био­логической организацией животных, а его развитие — с биологической эволюцией, он исходил из длитель­ности и постепенности общественных преобразований на основе медленных изменений социальной наслед­ственности, из способности общества к саморегуляции и т.д. Г.Спенсер известен как последовательный сто­ронник социального дарвинизма.

В отличие от Конта, Спенсер признает концепцию естественного права и использует ее для обоснования индивидуализма как основы его социально-политичес­кой теории. Если у Конта в соотношении общества, государства и личности приоритет принадлежит обще­ству и государству, то у Спенсера — личности. Он при­знавал за гражданами «право игнорировать государст­во», призванное, по его мнению, обеспечивать автоно­мию индивида.

Государство, политическая власть возникает и су­ществует, по Спенсеру, ради достижения общих целей и обязано выражать запросы и чувства народа, хотя в реальной жизни у него быстро появляются свои соб­ственные интересы, противоречащие интересам обще­ства. Тем не менее делегирование власти правительству необходимо, так как функции управления обществом все более расширяются, усложняются, дифференциру­ются. В этой связи Спенсер рассматривает государство как «необходимое зло». При этом он различал два ос­новных типа государства: военный, где личность по­глощается обществом и государством, а принуждение, милитаризм составляют главное во всех сферах обще­ственной жизни (это характерно для ранних стадий ис­тории); и промышленный, где уважается индивидуаль­ность личности, ее свобода, инициатива, мирное добро­вольное сотрудничество. Переход к такому типу госу­дарств составляет, по Спенсеру, суть закона эволюции в рамках тогдашней истории.

Спенсер выступал как твердый сторонникполитического и экономического либерализма, личной свободы и свободы конкуренции, про­тивник вмешательства государства не только в эконо­мику, но и во все другие сферы жизни общества. В определенной мере он с симпатией относился к целям и идеалам социализма, хотя в целом не был его сто­ронником, ибо считал, что социализм может породить больше проблем, чем разрешить.

КОНСЕРВАТИЗМ

В начале XIX века в противовес либеральной волне, в Европе и Северной Америке складывается политическая идеология консерватизма.

Она основана на следующих положениях:

1. Человек есть «клеточка» живого организма более значительного масштаба, на самом деле представляющего собой суверенную и самодостаточную сущность («симфоническая личность») – племени, этноса, нации. Индивидуум возникает, формируется и функционирует как человеческое существо только в структуре такого рода общности.

2. Общество представляет собой аналог живого организма, в котором каждый социальный слой (класс) выполняет функции соответствующего органа. Нормально жить и развиваться такой организм способен лишь при наличии гармонического взаимодействия между всеми его составляющими.

Именно по этой причине консерваторы крайне отрицательно относятся не только ко всякого рода революциям (что есть «революция внутри живого организма?), грозящим разрушить Единое Целое, но и реформам более или менее радикального характера. Их идеал – медленное, постепенное развитие без изменения структуры общества. Цель государства – обеспечение такого развития; на первый план выходит КОЛЛЕКТИВНЫЙ, отнюдь не частный интерес.

Частная собственность в таком обществе не столько дает человеку определенные права (как у либералов), сколько налагает обязанности перед обществом – инвестиции в производство, создание и поддержка рабочих мест, выпуск необходимой обществу продукции и т.д., - обязанности собственника.

ОСНОВОПОЛОЖНИКИ КОНСЕРВАТИЗМА

«Отцом-основателем» классического консерватизма считается английский политический деятель, философ и публицист Эдмунд Бёрк (1729 – 1797).

В 1790 г. В своей книге «Размышления о революции во Франции» Бёрк сформулировал основные принципы этой идеологии: ограниченность сферы человеческого разума и, следовательно, важность универсального морального порядка, санкционируемого и поддерживаемого религией; «то, что можно не менять, менять не нужно»; вера в «право давности» и традиции народа; убеждение в том, что существование строгих границ между классами и сословиями необходимо для социальной стабильности; частная собственность – продукт человеческого многообразия, без нее свобода невозможна. А общество обречено на гибель; рассмотрение человека как несовершенного и неразумного существа, подверженного греховному поведению; презумпция «В пользу любой установленной системы правления против любого неиспользованного проекта» и др.

Согласно Э.Бёрку, настоящее никогда и ни в коем случае не свободно от прошлого: «Установка на то, чтобы сохранить лучшее и способствовать к усовершенствованию недостаточного, взятые вместе – вот что определяет для меня государственного человека. Все остальное пошло и сомнительно. Истинная политическая мудрость состоит в том, чтобы исправлять, а не уничтожать прежние институты».

Государство понималось Бёрком как вечный и неизменный организм, стоящий над личностью и неподвластный ее воле. Самый надежный авторитет – традиция, ибо в ней находит свое воплощение «коллективная мудрость человеческого рода».

Огюст Конт (1798-1857)изложил в четырехтомной «Системе позитивной политики» (1851—1854) теоретические основы но­вого, позитивного социально-политического порядка. Развитие государства, политической жизни, как и всего общества, поставлено им в зависимость от существо­вания и смены трех ступеней «состояния человеческих умов» — теологического, метафизического и позитив­ного (научного). На первой ступени, когда господствует религиозное мировоззрение, возникает политическая система теократии, при которой во главе общества и государства становятся жрецы, служители религиозного культа, а политическая жизнь основывается на насилии и войнах, в связи с чем и военные деятели, наряду со жрецами, оказываются в центре политики и власти. Наиболее распространенной в этих условиях формой правления выступает наследственная монархия. На вто­рой ступени, когда господствующим становится философско-спекулятивное, метафизическое сознание, духовная власть оказывается в руках философов-метафи­зиков, в политической жизни на первый план выдви­гаются юристы, литераторы и публицисты, а сама она приобретает «оборонительный дух». Устраняя господ­ство реакционной, ретроградной аристократии, эта «критическая эпоха» (XIV—XVIII вв.) одновременно порождает, по Конту, другую крайность — революции, «анархические республики» с господством в них инди­видуализма, либерализма и демократии, с приходом к власти некомпетентных людей, с чрезмерными претен­зиями личностей к государству и т.д. А вот на третьей ступени, когда утверждается научное, позитивное со­знание, полностью исчезает всякий (как агрессивный, так и оборонительный) военный дух и образ жизни и на смену аристократии приходит «социократия» про­мышленной эпохи, основы которой и призвана разра­батывать контовская позитивная политика как при­кладная часть социологии.

При социократии духовное руководство обществом принадлежит уже философам-позитивистам, ученым, призванным вырабатывать рекомендации для практики управления и заниматься воспитанием. Само же власт­ное управление осуществляется узкой группой банки­ров, промышленников и технических специалистов при содействии ученых. Массы народа как некомпетентные умы от реальной власти отстраняются. Сущность со­циократии выражает ее лозунг: «Любовь как принцип, порядок как основание и прогресс как цель». Формула «порядок и прогресс» стала эпиграфом «Системы по­зитивной политики» О.Конта. В его учении революции, «анархические взрывы» представлены как патология об­щественного развития, а социальная солидарность — как необходимая основа нормальной социально-поли­тической жизни, исчезновение которой означает распад общества и государства. В целом Конт выступает про­тивником либерализма, демократии, социализма, прав и свобод личности, мешающих, по его мнению, упро­чению солидарности, сторонником сильной авторитар­ной власти, даже личной диктатуры, наподобие власти Наполеона Бонапарта. Свой же позитивизм О.Конт возводит в ранг «единственно действительной и всеох­ватывающей религии», способной решить все социаль­но-политические проблемы.

Александр Гамильтон (1757-1804) — представитель консервативного направления поли­тической мысли США эпохи борьбы за независимость. Он был лидером федералистов в борьбе против конфедералистов в США, считая, что именно федерация способна пред­отвратить внутренние конфликты, беспорядки и развал страны. Будучи в целом сторонником теории разделе­ния властей, А.Гамильтон вместе с тем выступал за сильную, почти неограниченную президентскую власть и отчасти даже за ее примат во взаимоотношениях с представительной властью. Он выступал за пожизнен­ное избрание президента, наделение его правом кон­троля за парламентом, высокий имущественный ценз в избирательном праве, за признание естественным и вечным права богатых и просвещенных управлять мас­сой бедных и непросвещенных, против естественного равенства людей и равноправия граждан, против Билля о правах, т.е. первых десяти поправок к Конституции США 1787 г., вступивших в силу в 1791 г., закрепивших и гарантировавших такие права и свободы, как свобода слова, печати и собраний, неприкосновенность лич­ности, отделение церкви от государства и др. Главное назначение государства Гамильтон видел в охране част­ной собственности от народа как «огромного зверя». Отсюда понятно, почему он нередко выступал против демократии и многих ее институтов. Влиянием позиции Гамильтона и его сторонников во многом объясняется и то, что немало радикально-демократических идей Декларации независимости не вошло в первоначальный текст Конституции США.

В заключение лекции отметим, что в последние десятилетия складываются новые версии «правых» идеологий. Так, например, возникает т.н. консервативный либерализм – идеология, сочетающая в себе апологетику частного предпринимательства с крайне жестким отношением к политическим и, в особенности, социальным правам индивидуума. Развивая мальтузианский подход («человек человеку - волк», «горе побежденным» и т.п.) к явлениям общественной жизни, представители этого течения (Р. Рейган в США, М. Тэтчер в Великобритании, Е. Гайдар и другие российские «либералы») стремятся полностью демонтировать социальные структуры современного государства, одновременно «устранив» его из экономики. Эти мероприятия проводятся руками самого государства самыми жесткими, часто авторитарными методами (без учета мнения населения, а часто и вопреки его мнению), что сопровождается массовым нарушением прав и свобод граждан. Консервативный либерализм отражает интересы финансово-промышленной олигархии и связанных с ней чиновничьих группировок («рейганомика» в США, «тэтчеризм» в Англии, ельцинско-гайдаровские «реформы» в России).

Рекомендации к самостоятельной работе

При изучении данной темы важно уяснить ряд понятий: теория общественного договора, теория разделения властей, либерализм, консерватизм, «свобода» и ответственность, суверенность и самодостаточность, рациональное и иррациональное и т.п.Для этого необходимо, прежде всего, обратиться к антологии мировой политической мысли, учебникам по истории политических учений.

Контрольные вопросы

1. Почему либерализм и консерватизм именуются «правыми» («буржуазными») идеологиями? В чем их сходство и в чем различие?

2. Каковы основные постулаты идеологии либерализма?

3. Охарактеризуйте ведущих представителей либеральной политической мысли периода Нового времени.

4. Проведите сравнительный анализ теории разделения властей в интерпретации Дж. Локка и Ш. Монтескье.

5. Раскройте содержание консерватизма.

6. Охарактеризуйте воззрения основоположников идеологии политического консерватизма.

7. Каковы стадии развития человеческого общества в теории О. Конта?

8. Сравните роль частной собственности в либеральной и консервативной политических традициях.

9. Что такое «консервативный либерализм»? Как вы оцениваете роль этой идеологии и его приверженцев в современном мире, в России и за ее пределами?

Лекция № 4. ЛЕВАЯ АЛЬТЕРНАТИВА:

УТОПИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ

МАРКС И КЛАССИЧЕСКИЙ МАРКСИЗМ

ЛЕНИН И МАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ

НЕОМАРКСИЗМ

Рассмотрим еще одно направление политической мысли, оказавшее принципиальнейшее влияние на формирование современной политологии, ее теоретической базы, концептуального аппарата и методологии. Это - так называемая левая альтернатива, идеология, чаще именуемая социализмом или коммунизмом. В отличие от «правых» (или «буржуазных») идеологий, «левые» отрицательно относятся к частной собственности на средства производства , считая, что она порождает отчуждение значительной части населения от власти, собственности и плодов труда при эксплуатации человека-производителя (эксплуатируемый) человеком-собственником (эксплуататор). В рамках нашего курса мы рассмотрим левую альтернативу в процессе ее исторического формирования и развития, начиная с утопического социализма эпохи Возрождения, и кончая современным неомарксизмом и учением «новых левых».

УТОПИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ

Видное место в истории политической мысли XVI—XVII вв. принадлежит родо­начальнику утопического социализма английскому гуманисту Томасу Мору (1478—1535) и продолжателю его учения итальянцу Томмазо Кампанелле (1568—1639). Их учение коренным образом отли­чалось от большинства других идейно-политических те­чений, ибо с позиций реального гуманизма выражало и защищало интересы угнетенных и обездоленных и поэтому резко критиковало существовавшие в то время социально-политические порядки. В условиях, когда частная собственность, подавление и угнетение масс, неравенство и бесправие рассматривались как незыб­лемая основа любого общественного устройства, ран­ние социалисты-утописты изобразили, пусть в аб­страктной форме, такой общественно-политический строй, в котором господствует общественная собствен­ность, принципы гуманизма, демократии, свободы, ра­венства, социальной справедливости, высокой нравст­венности и т.д.

Т. Мор в знаменитой «Утопии» (1516) прежде всего изобличает угнетательскую сущность современного ему английского государства и его кровавого законодатель­ства, порочность частной собственности, в которой он видит основной источник всех зол, бедствий, противо­речий, паразитизм и корысть аристократии и духовен­ства, их безразличие к судьбам обездоленных. В про­тивоположность этому он описывает такое идеальное общественное устройство на якобы существующем ост­рове Утопия, где нет частной собственности и денег, установлено всеобщее имущественное равенство, труд является обязательным, господствуют свобода и демо­кратия, все должностные лица избираются народом, отчитываются перед ним и действуют в его интересах. Государство организует производство и распределение, борется с преступностью, обеспечивает мирные условия жизни своим гражданам. Во главе государ­ства стоит князь, который избирается и может быть смещен народом, если будет заподозрен в стремлении к тирании. Сенат, состоящий из старейших и опытных граждан, другие чиновники — слуги народа — избира­ются каждый год. Все важнейшие вопросы решаются народным собранием и сенатом. Основой государства служит семья как главная ячейка общества, в которой господствуют патриархальные нравы и традиции. Т. Мор показал миролюбие утопийцев и резко критиковал аг­рессивные войны. В его трудах разоблачается коварство внешней политики тогдашних правителей. В той же связи он выступал против допускавшегося Н. Макиавелли противопоставления политики и морали.

Через столетие Т.Кампанелла в книге «Город Со­лнца» тоже выступает против частной собственности как причины всех пороков общественно-политической жизни. В изображенном им городе Солнца, также, как и на острове Утопия, ликвидирована частная собствен­ность, введен всеобщий труд, благодаря чему резко со­кращен рабочий день и есть возможность для разнос­тороннего развития личности, потребление носит об­щественный, уравнительный и аскетический характер, обеспечено действительно демократическое устройство государства, равенство мужчин и женщин, трудовое воспитание, развитие науки и техники и т.д. Во главе государства стоит самый образованный и мудрый граж­данин, готовый уступить место тому, кто окажется об­разованнее и мудрее. Ему помогают три помощника, которые ведают вопросами: войны и мира; ремесла, науки, учебных заведений и искусства; земледелия, ско­товодства, брака и воспитания, медицины и др. Идея привлечения ученых к государственному управлению занимает важное место в политических воззрениях Кампанеллы.

Все граждане старше 20 лет входят в Большой совет, который контролирует деятельность чиновников и ре­шает кадровые вопросы. Законы у соляриев, как и у утопийцев, немногочисленны, кратки и ясны, а право­судие гласно и быстро, в противоположность сущест­вовавшему тогда реально чрезвычайно сложному и за­путанному средневековому законодательству и судо­производству. Как и Мор, Кампанелла показывает, что в условиях отсутствия частной собственности государ­ство становится миролюбивым по своей природе. Он осуждает господствовавший аморализм в политике, а лучшим средством достижения идеального политичес­кого и общественного устройства считает просвещение. Позднее К. Маркс отмечал, что Кампанелла, как и Ма­киавелли и Боден, начал рассматривать государство «че­ловеческими глазами», выводя его естественные законы не из теологии, а из разума и опыта.

Политические идеи раннего утопического социализ­ма получили затем дальнейшее развитие в учении со­циалистов-утопистов XVIII в. (Ж. Мелье, Морелли, Г. Бабеф) и особенно классиков утопического социа­лизма первой половины XIX столетия. В противовес консервативной и либеральной политической мысли, стремившейся сохранить, утвердить или в какой-то степени усовершенствовать сложив­шиеся к тому времени порядки, в первой половине XIX столетия ярко проявило себя и социа­листическое направление политической мысли, пред­ставленное классиками утопического социализма. Их учение отличали две самые общие и тесно взаимосвя­занные черты: острая, бескомпромиссная критика ут­вердившегося на Западе капитализма и решительное отстаивание принципиальных преимуществ такого об­щественно-политического строя, который основан на прямо противоположных капитализму устоях и прин­ципах и который должен прийти на смену ему.

Анри де Сен-Симон (1760-1825) ратовал за приход к власти и управле­нию наиболее талантливых «индустриалов», «наиболее видных промышленников», которые смогут утвердить новое общество и его политический порядок, «наиболее выгодный наибольшей массе». В таком обществе уже не будет потребности в существовании дорогостоящих бюрократических политических институтов. Само по­литическое властвование будет резко ограничено, а по­литика вместо управления людьми будет сведена к про­стому управлению вещами и производственным про­цессам при обеспечении «наибольшей меры общей и индивидуальной свободы». Установление такого строя Сен-Симон не связывал ни с революцией и разруше­нием традиционного государственного механизма (на­пример, монархии, представительных органов, прави­тельства и др.), ни с утверждением подлинного наро­довластия, хотя и предусматривал радикальное преоб­разование политической жизни путем устранения от власти непроизводительных, паразитических слоев (фе­одалов, наследственной знати, рантье и других посред­ников), сосредоточение всей реальной власти в новом парламенте — Совете промышленников.

Еще меньше внимания уделял политике Шарль Фурье (1772-1837), ко­торый считал политическую деятельность бесполезным занятием. Он исходил из того, что ни принципы на­родного суверенитета, ни республиканские формы правления, ни всеобщее избирательное право не спо­собны изменить существующее положение вещей. Его особая заслуга в данном вопросе — яркая и острая критика существовавших тогда политических порядков. Он резко осуждает современное ему государство за от­стаивание им лишь интересов богатых и постоянную защиту существующего строя путем насильственного принуждения масс к повиновению. Угнетенные и обез­доленные массы лишены действительной свободы, от­странены от участия в управлении, от власти. Всевлас­тие частной собственности в условиях наступившей ци­вилизации Фурье характеризовал как «тиранию инди­видуальной собственности над массой». Разоблачая ли­цемерие существовавшей в то время демократии и тех, кто широко провозгласил, но не гарантировал много­численные политические демократические права и сво­боды, он ставил вопрос так: что стоят все эти права и свободы, если трудящиеся массы не имеют права на труд и реальной возможности каждодневно нормально обедать. Путь, который Фурье предлагал избрать для достижения нового социально-политического идеала, — это создание производственно-потребительских това­риществ, объединяющих представителей различных слоев населения, ячейками которых будут выступать автономные коллективы — фаланги, сеть которых должна покрывать территорию страны и всего мира. Через фаланги обеспечивается свобода личности, отказ от принудительной и дотошной регламентации жизни, всеобщее равноправие, свободное и всестороннее раз­витие личности.

Роберт Оуэн (1771—1858) еще более решительно и последовательно вы­ступал против частнособственнических основ сущест­вовавших обществ, считая, что частная собственность — основной источник всех социальных и политических бед. Он верил в объективно обусловленную развитием производительных сил закономерную и неизбежную за­мену капитализма новым общественным строем. Но путь к такому обществу он видел в революционном изменении сознания, в пропаганде новых идеалов, в привлечении на их сторону богатых людей доброй воли, филантропов разных мастей, особенно промышленни­ков, способных обеспечить через основание коммунис­тических поселений утверждение «нового нравственно­го мира», общества «единения, общественной собст­венности и кооперации». В разработанной Р. Оуэном конституции «поселков общности» — коммун — ут­верждались общественная собственность, коллектив­ный труд, равенство прав и обязанностей всех членов, взаимопомощи и общая забота о престарелых, больных и нетрудоспособных, рациональная и гуманная система воспитания и образования и т.д.

КЛАССИЧЕСКИЙ МАРКСИЗМ

С принципиально иных методологических, теорети­ческих и идеологических позиций социалистические принципы и идеалы отстаивал марксизм, опиравшийся на достижения классиков утопического социализма. Возникший в Германии в середине прошлого века марксизм, представленный

Карлом Марксом (1818— 1883) и

Фридрихом Энгельсом (1820—1895),

разраба­тывал социалистическую доктрину с диалектико-материалистических методологических и теоретических по­зиций, чего не было до сих пор в истории обществен­ной, в том числе и политической, мысли. Он прямо и открыто связал свое политическое учение с историческими судьбами прежде всего рабочего класса, с выражением и защитой его интересов.

Классический марксизм заложил научную основу коммунистической идеологии, сформулировав учение о построении справедливого общества, в котором будет раз и навсегда покончено с эксплуатацией человека человеком. В нем будут преодолены все виды социального отчуждения человека от власти, собственности и результатов труда. Марксизм, мировоззрение революционного пролетариата, вышедшего на арену истории в итоге победоносных буржуазных революций, смены общественно-экономической формации – с феодальной на капиталистическую – радикальная идеология, акцентирующая внимание на революционных методах построения нового общества.

Поскольку марксизм признает возможность научного познания окружающей среды и, соответственно, объективных законов развития общества, постольку он признает и возможность безошибочного определения путей его преобразования. Разработка научно обоснованной программы преобразований стимулировала деятельность по ее скорейшей реализации.

К. Маркс и Ф. Энгельс вводят понятие социально-экономической формации, представляющей собой особый тип социальной организации, соответствующий тому или иному способу производства. Вкратце схема прогрессирующего исторического процесса выглядит следующим образом: общественные изменения обуславливаются характером и уровнем развития материального производства, прежде всего производительных сил. Конкретная форма производственных отношений, в определенный момент соответствуя уровню развития производительных сил, с развитием последних устаревает, начиная тормозить этот процесс, порождая социальные (классовые) конфликты. Эти конфликты, принимая все более непримиримый характер, приводят к социальной революциикачественной смене общественно-экономических формаций.

Вот этот-то процесс, представляющий собой зарождение, развитие, вытеснение и смену общественно-экономических формаций и представляет собой главное содержание человеческой истории. Антагонистические формации – там, где присутствуют классы эксплуататоров и эксплуатируемых – рабовладельческая, феодальная, капиталистическая – возникают на базе частной собственности, а коммунизм (и его первая стадия – социализм) формируется на принципиально иной основе – общественной собственности на средства производства.

Непримиримость классовых интересов буржуазии – класса собственников и эксплуататоров – и пролетариата – класса неимущих, эксплуатируемых - и, следовательно, жесткая классовая борьба обусловлены сохранением частной собственности в руках буржуазии. Революционный переход от капитализма к социализму должен заключаться прежде всего, в экспроприации частной собственности и передаче ее в руки тех, кто своим трудом создает все богатство общества. На переходный от капитализма к коммунизму период диктатура пролетариата должна сменить диктатуру буржуазии.

Классический марксизм не дает конкретных рецептов перехода к коммунизму, не оговаривает в деталях, какие формы государственного устройства и специфические программы – политические, экономические, социальные - должны быть реализованы. Именно отсутствие практического навыка социалистического государственного строительства и послужило причиной поражения первого в мире режима пролетарской диктатуры – Парижской Коммуны 1871 года (“Памяти Коммуны” К. Маркса). Пример успешного социалистического строительства представляет собой Россия – Советский Союз 1917-1953 гг.; организатором этого величайшего в истории человечества социального эксперимента выступает партия большевиков во главе с

Владимиром Ильичем Лениным (1870-1924),

а затем –

Иосифом Виссарионовичем Сталиным (1879-1953).

МАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ

Что вносят Ленин и Сталин в теорию марксизма? Для того, чтобы уяснить это, необходимо ознакомиться с важнейшими трудами этих классиков политической мысли -

ГОСУДАРСТВО И РЕВОЛЮЦИЯ (В. И. ЛЕНИН)

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛИЗМА В СССР (И. В. СТАЛИН ).

Ленин, прежде всего вводит в оборот и обосновывает идею о возможности перехода к социализму не в мировом масштабе – по Марксу, когда капитализм полностью исчерпает свои производительные возможности – а в масштабах одной страны (идея слабого звена в цепи капиталистических держав). Победоносная социалистическая революция возможна в одной стране: затем пойдет триггерная реакция – капитализм начнет рушиться в одной стране за другой.

Сталин и его последователи развивают этот пункт далее: здесь Россия уже не рассматривается как стартовая площадка мировой революции, но как уникальное месторазвитие, – а социализм – русский, советский социализм – как естественная, обусловленная всем ходом русской истории и обусловленная всей спецификой народного самосознания, стадия развития нашего общества. Вполне естественно, что русский социализм экспорту не подлежит (т.е. не предназначен для воспроизводства в других странах). Сталин – государственник, для него превыше всего – национально-государственный интерес России; проблемы мировой революции, победы социализма и коммунизма во всемирном масштабе отходят здесь на второй план.

Кстати сказать, после смерти Ленина в Советском Союзе – как в реальной политике, так и в политической теории – разгорается непримиримая борьба между, говоря условно, коммунистами-интернационалистами (Л. Троцкий, Н. Бухарин и др.) и национал-большевиками (И. Сталин, Л. Берия, А. Жданов и др.). Эта борьба – с переменным успехом – продолжалась до 1938 года, года полной (но не окончательной!) победы сталинской линии в советском руководстве.

Если для первых – троцкистов - базовая ценность – мировая коммунистическая революция, (т.е. смена социально-экономической формации в общепланетных масштабах) и во имя скорейшей победы этой революции они готовы бросить народ России в огонь мировой войны – на полное уничтожение, то для сталинцев очевиден приоритет государственной мощи России, Советского Союза – отсюда внимание Сталина и его сторонников к истории России – патриотические фильмы, спектакли, учебники, восстановление церквей (к 1953 году православных приходов в нашей стране было больше, чем в 1917-м!).

Это был, безусловно, принципиальный отход не только от линии космополитов-троцкистов, но и от классического марксизма. Впрочем, победа национально-патриотической линии в государственной идеологии Советского государства не была окончательной. С 1953 года и, особенно, с начала 70-х годов интернационалисты постепенно берут реванш за свое поражение в 30-40-х. При этом они отбрасывают идею мировой революции,– возникает и развивается стремление к приобщению России к так называемым ценностям мировой цивилизации (уже в капиталистическом варианте), под которыми понимается стандартизированная масс-культура кока-колы и микки-маусов . Именно в 70-е годы начинается вначале скрытое, а потом и явное преклонение перед Западом, его образом жизни, организацией экономики, политическими механизмами и технологиями.

Заканчивая этот раздел, хотелось бы отметить, что советская идеократия, – а до 1953 года в нашей стране существовал именно режим идеократии – с самого начала была двухполюсной: в ней уживалась и национально-государственная идея – отсюда принцип советского патриотизма и особой роли русского народа в современную эпоху, и, с другой стороны - идея мировой коммунистической революции, которая должна, якобы, устранить все существующие социальные, классовые, этнические, национальные, культурные перегородки – любые формы разделения между народами. Вот это сочетание реальных, вполне достижимых, с откровенно утопическими целями в государственной идеологии Советского периода и явилось одной из причин того, что политические противники СССР назвали идеологическим банкротством советского коммунизма.

К тому же с 1953 года, когда прекратились сталинские чистки государственного аппарата, и субпассионарии («шкурники») стали вытеснять пассионариев, служителей идеи , из аппарата власти (об этом мы подробно поговорим на следующей лекции) Советская идеократия стала постепенно перерождаться в олигархию – правящая элита уже не жрецы, служители идеи – они властвуют исключительно ради своих привилегий. Результат более чем очевиден.

Этот процесс постепенной деградации правящей элиты советского общества, собственно, не остался незамеченным на Западе – враги нашей страны его намеренно подталкивали, пестуя и поощряя деятелей типа Горбачева, а левые, потенциальные союзники и друзья, пытались что-то противопоставить этому прогрессирующей деградации общества Великого Эксперимента. В этой ситуации на Западе, в Европе складывается неомарксизм , а затем и движение “новых левых”, наиболее яркими представителями которых являлись А. Грамши, Г. Маркузе, Л. Альтуссер и Н. Пулантсаз.

НЕОМАРКСИСТЫ И «НОВЫЕ ЛЕВЫЕ»

Антонио Грамши. Основатель Коммунистической партии Италии в 1920 г. С 1925 г. – депутат итальянского парламента, с 1926 по 1937 – узник фашистского режима Муссолини.

Основная идея Грамши состоит в том, что в современном капиталистическом обществе государство представляет собой в определенной степени автономную структуру; не являясь простым орудием воли господствующего класса – формируя социальный слой правительственной бюрократии, чьи интересы не всегда совпадают с интересами класса буржуазии в целом, государство оказывает существенное влияние на течение, конкретные формы и исход классовой борьбы. Соответственно, весьма принципиальное значение приобретает исследование политических элит и связанные с этим технологии – например, технология манипуляции сознанием.

Герберт Маркузе (1898-1979) - немецко-американский социолог и философ. Полагал, что развитие науки и техники позволяет господствующему классу сформулировать - через механизм удовлетворения потребностей - новый тип «одномерного человека» с явным снижением критического отношения к обществу.

Движущей силой социальных изменений в этих условиях становится отказ от всех социальных ценностей, а инициатива революционных изменений переходит к «аутсайдерам» (люмпены, безработные), а также к радикальным интеллигентам и студентам. Маркузе - один из идеологов «студенческой революции» 1968 года, оказал серьезное влияние на последующее развитие этого направления мысли.

Луи Альтуссер - французский неомарксист немецкого происхождения.

Основная идея: идеология – не иллюзия но реальная сила в современном капиталистическом обществе (см. “Общество зрелищ” Ги Дебора).

Экономическая основа общества: производительные силы и производственные отношения

Надстройка: политическая/легальная система + идеология

Государство представляет собой репрессивный аппарат правящего класса – орудие подавления пролетариата – тем не менее, оно пользуется определенной автономией. Задача пролетариата – взять этот аппарат под контроль

Идеологический аппарат правящего класса – множество институтов – семья, школа, церковь, высшие учебные заведения, СМИ и т.д. в отличие от репрессивного аппарата государства функционирует в частной сфере – перенос идеологии в сферу частной жизни. Путем репрессий госаппарат обеспечивает надлежащие условия для функционирования идеологического аппарата. Доминанта при капитализме – за образовательным идеологическим аппаратом.

Никос Пулансаз - французский коммунист греческого происхождения.

Структура общества – отнюдь не персоналии – определяет функции государства. Государство репродуцирует, постоянно воссоздает капиталистическое общество, поддерживая существующий баланс сил в интересах господствующего класса. При этом оно культивирует иллюзию свободы индивидуума: государство якобы защищает интересы массы изолированных индивидуумов – как будто классы отсутствуют.

Государство поощряет разделение всех классов и социальных групп на течения, партии и политические группировки – стоит над схваткой и, тем самым, гарантирует себе определенную автономию. В этом плане оно не просто орудие господствующего класса, ибо интересы определенных групп буржуазии могут быть проигнорированы; допускаются экономические формы классовой борьбы. Пулансаз анализирует структуру классов, социальных групп в современном обществе – их место в общественном разделении труда. на экономическом, политическом и идеологическом уровнях, выделяя продуктивный труд – рабочие и непродуктивный – новый средний класс : «белые воротнички», менеджеры и т.п.

Рекомендации к самостоятельной работе

Для уяснения предложенного материалы студент должен уметь раскрывать и свободно оперировать такими понятиями, как: частная и общественная собственность на средства производство, производительные силы, производственные отношения, общественно-экономическая формация, базис и надстройка, социальная революция, класс и классовый конфликт, социализм и коммунизм, различать этапы в развития социалистической мысли и выявлять их историческую обусловленность.

Контрольные вопросы

1. Почему первоначальный этап развития социалистической мысли именуется этапом (стадией) утопического социализма?

2. В чем заслуга основоположников социалистической мысли?

3. В чем принципиальное отличие утопического социализма от научного социализма (коммунизма)?

4. Что такое формационный подход к истории? На чем он базируется, в чем состоит?

5. Чем характеризуются эксплуататорские формации?

6. Что нового внесли В.И.Ленин и И.В.Сталин в марксистскую теорию? В чем состояла «теория построения социализма в отдельной стране» В.И. Ленина? Что такое «русский социализм» в понимании И.В.Сталина?

7. Охарактеризуйте идеологическую основу конфликта между «троцкистами» и «сталинцами» в коммунистическом движении.

8. Что такое «неомарксизм» и в чем его расхождение с основными положениями предшествующих стадий развития социалистической мысли?

Лекция № 5.СИНТЕЗ: КОНСЕРВАТИВНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ - ФИЛОСОФИЯ «ТРЕТЬЕГО ПУТИ».

ЕВРАЗИЙСТВО И НЕОЕВРАЗИЙСТВО

Сегодня мы поговорим о третьем направлении в современной политологии, и, более широко, обществоведении, ассоциирующемся с политической философией Консервативной Революции .

Многие политологи не выделяют Консервативную Революцию в качестве особенного типа политической идеологии, предпочитая говорить о «новом консерватизме», «реакционной утопии» или «политическом фундаментализме» как версии неоклассического консерватизма, варианте «правой» идеологии. Отсюда – устоявшийся (но абсолютно несостоятельный!) термин «ультраправые»…

Нам представляется это неправильным, ибо, в отличие от консерваторов (противников не только революции, но и всякой, хоть сколько-нибудь радикальной реформы), приверженцы Консервативной Революции – что следует из самого понятия – являются приверженцами антибуржуазной, антирыночной, антилиберальной революции . И в этом они – не менее (а, возможно, и более) революционны, чем левые.

С другой стороны, целью революции – для консервативного революционера – является не установление бесклассового общества, основанного на общественной собственности на средства производства (как у левых), но – возврат к устоявшимся веками, традиционным, - для данного национального организма – формам социально-экономической и политической организации, к формам, разрушенным или разрушаемым современным капитализмом. Иными словами, Консервативная Революция – это революция, обращенная в далекое прошлое,

Восстание Традиции против современного мира…

В этом качестве Консервативная Революция довольно-таки безразлично относится в проблеме собственности (точнее, она не является первостепенной). Любая форма собственности – государственная, коллективная, частная – с точки зрения консервативного революционера - имеет право на существование, - тогда и только тогда, когда она развивается и функционирует в интересах общества, Нации – как единого живого организма. Если же этого не происходит, то форма собственности должна быть приведена в соответствии с национальными интересами. Именно национальный интерес формирует приоритеты в политической деятельности консервативного революционера.

Как и все остальные, сугубо современные политические идеологии концепция Консервативной Революции стала складываться после Французской Революции, как один из возможных ответов на нее, как особая реакция. Именно Французская Революция была и остается пробным камнем и мерилом идеологической позиции тех или иных политических деятелей вплоть до сегодняшнего дня. Левые — от умеренных до крайних — либо продолжают, либо радикализируют, доводят до предела те тезисы, которые впервые проявились в исторической и социальной действительности в Европе конца XVIII века вместе с этой Революцией. Правые — тоже от умеренных до крайних — либо пассивно противятся тенденциям левых, либо настаивают на защите и сохранении тех ценностей, которые Французская Революция стремилась ниспровергнуть любым способом. Предтечи же Третьего Пути сделали из этой Революции свой собственный вывод. В отличие от обычных правых «консервативные революционеры» не отрицали глубинного кризиса в политическом и социальном пути Европы, не утверждали безусловной ценности дореволюционного порядка. Они вопреки правым полагали, что кризис этот не просто продукт внешнего, постороннего воздействия (шедшего от антихристианских, антимонархических и антиевропейских сил, собирательно квалифицируемых как «масонство» или «пара-масонство»).

Этот аспект Третьего Пути сближает данную идеологию с левыми, также настаивающими на неадекватности, сущностной неудовлетворительности и порочности дореволюционной централистски-монархической модели. Кроме того, там, где левые (в частности, крайне левые) выступают против «буржуазного строя», против капиталистического централизма, там «консервативные революционеры» еще ближе к ним, еще солидарнее с их нонконформистской критикой в социальной, культурной и экономической сфере.

Но схожесть с левыми в оценке кризисного положения дел в дореволюционном порядке, не предполагает никоим образом единодушия в определении положительной ориентации, призванной этот кризис преодолеть. Напротив, если левые стремятся радикализировать тезисы Свободы, Равенства и Братства, перенеся их на самые широкие и самые нижние одновременно социополитические реальности, то «консервативные революционеры» настаивают на прямо противоположном подходе и, напротив, стремятся вернуться к такому порядку, который предшествовал не только Революции, но и возникновению причин, к ней приведших. В этом смысле сторонники Третьего Пути являются намного более правыми, чем сами правые. Но все же «консервативных революционеров» нельзя отождествить и с «крайне правыми», так как все разрастающаяся бездна между кризисным послереволюционным и кризисным дореволюционным миром с одной стороны и идеальным некризисным, предкризисным миром Традиции с другой стороны, делает совершенно неизбежным не «консерватизм», не сохранение (даже самое отчаянное) прежнего, но именно Революцию, тотальную, всеобновляющую, радикальную, ориентированную, однако, в направлении, прямо противоположном Революции левых.

Именно таким был парадоксальный вывод Третьего Пути из уроков европейской истории XVIII-го века. Эти темы начинают проглядывать уже у самих радикальных консерваторов, беспощадных критиков Французской Революции, таких как Жозеф де Мэстр, Луи Бональд и Доносо Кортес. Показательно, что все они, прежде чем прийти к тотальному отрицанию левых идей, прошли через периоды увлечения ими, и это свидетельствует о том, что они прочувствовали глубину социально-политического кризиса изнутри, осознали весь его объем. И не случайно уже эти классики консерватизма призывали к фундаментальному пересмотру правых ценностей в смысле их предельной и почти революционной радикализации.

Более ясно концепция Третьего Пути формируется у русских славянофилов. Сам термин «Революционный Консерватизм» впервые употребил Ю.Самарин в 1875 году. Такое определение охотно использовал и Ф.Достоевский для характеристики своих собственных взглядов.

Германия разработала обширную базу Третьего Пути, подготовила и вычленила основные принципы Консервативной Революции. Можно сказать, что немецкий Третий Путь развивался параллельно русскому, и между обоими течениями в XIX-ом веке существовала тесная духовная и интеллектуальная взаимосвязь, не зависящая от конкретики чисто политических и дипломатических условностей.

Полноценное развитие Консервативная Революция получила в XX веке, когда идеи Третьего Пути из сферы философско-публицистической стали переходить на уровень социальных движений, политических партий, экономических трансформаций и восстания масс. Для исследователей идеологий XX-ый век представляет собой крайне непростую загадку, где во мгновение ока правое становится левым, а левое правым, где геополитические тенденции постоянно меняют свой характер, где противоположности подчас парадоксальным образом совпадают, но только для того, чтобы породить новые и еще более радикальные противоположности. Консервативная Революция, подчеркнем еще раз, не является также и синтезом двух других идеологических тенденций, не является Центром, который всегда относителен и складывается из наложения или равновесного сочетания конкретных правых и конкретных левых сил, действующих в рамках определенного социума. Но это в то же время и не маргинальный нигилизм периферийных меньшинств, заряженных негативизмом и анархизмом. Третий Путь может быть и разрушительным и конструктивным, и парламентским и тоталитарным, и элитарным и массовым, - точно таким же, как и все варианты правой и левой идеи.

Можно сказать, что в нашем столетии Третий Путь и сопряженная с ним концептуальная сторона становится важнейшим социально-политическим фактором, во многом определяющим для политической картины цивилизации.

Явные элементы Третьего Пути мы встречаем в русских революциях, где народники, а потом правые эсеры, на практике реализуют его экстремистский вариант. В самом русском большевизме, как это ни парадоксально, легко можно обнаружить многие отнюдь не левые мотивы, также имеющие прямое отношение к «консервативной революции» (в частности, все то, что принято называть русским «национал-большевизмом» от сменовеховцев до сегодняшних неосталинистов). Итальянский фашизм в его ранние периоды, а также во время существования Итальянской Социальной Республики на севере Италии (Республика Сало), почти целиком основывался на принципах Консервативной Революции. Но наиболее полным и тотальным воплощением (хотя надо признать, что и не самым ортодоксальным) Третьего Пути был германский национал-социализм. В принципе, само слово сочетание «национал-социализм» имеет явно «консервативно-революционный» характер, так как подобное объединение правой концепции национализма с левой концепцией социализма в понимании идеологов этой партии и было призвано подчеркнуть то, что речь идет именно о Третьем, ни правом и ни левом, Пути. Но вместе с тем Третий Путь проявился и в других глобальных геополитических явлениях, таких как различные формы «исламского социализма» в арабских странах, в Исламской Революции в Иране и в определенных аспектах государства Израиль, где также преобладает органическое сочетание архаических, правых ценностей с революционными левыми методами и социально-экономическими формациями.

Строго говоря, Третий Путь нельзя отождествить ни с фашизмом, ни с национал-коммунизмом, ни с национал-социализмом, ни с израильской моделью, ни с исламским социализмом. Все эти политические реальности суть вариации единого идеологического прообраза, единой прото-идеологии, которая стоит за всеми ними и проявляется в той или иной конкретной форме в зависимости от расовой, религиозной, исторической, национальной, географической или культурной специфики. На внешнем уровне различные модели Третьего Пути могут приходить с друг другом в серьезный конфликт и на словах опровергать тезисы своих сиюминутных противников, но это ничего не меняет в их идеологической близости, в их происхождении из единого архетипического корня.

Более подробно, как один из наиболее ярких версий политической философии Консервативной Революции, мы рассмотрим русское евразийство в лице его основоположников.

КЛАССИЧЕСКОЕ ЕВРАЗИЙСТВО

Что такое евразийство, идеология евразийцев первой половины ХХ века и неоевразийцев нашего времени? Стержнем их концепции является мысль о замкнутом, самодостаточном пространстве, носящем название «Россия-Евразия». Это обособленный географический и культурный мир. Н.С. Трубецкой констатирует: «Весь смысл и пафос наших утверждений сводится в тому, что мы осознаем и провозглашаем существование особой евразийско-русской культуры и особого ее субъек­та, как симфонической личности. Нам уже недостаточно того смутного культурного самосознания, которое было у славянофилов, хотя мы и чтим их, как наиболее нам по духу близких. Но мы решительно отвергаем суще­ство западничества, т. е. отрицание самобытности и... самого существова­ния нашей культуры».

География. Евразия как особое географическое пространство нахо­дится на пути двух колонизационных волн, идущих с Востока и Запада и сталкивающихся на берегах Берингова моря. Если не вдаваться в нюан­сы, границы Евразии совпадают с историческими границами Российской империи, что может свидетельствовать об их естественности и устойчи­вости.

Пространственная целостность евразийского «месторазвития» обес­печивается географической спецификой: почти все реки Евразии текут в меридиональном направлении — на юг или на север, а непрерывная степ­ная полоса объединяет и пронизывает ее с запада на восток. «Степная полоса — становой хребет ее истории». Объединителем Евразии не могло бы выступить государство, возникшее и утвердившееся в том или ином отдельном речном бассейне. Всякое «речное» государство постоянно находилось бы под угрозой и контролем прорезавшей его степи. Только тот, кто владел степью, легко становился политическим (культурным) объединителем всей Евразии.

Ограниченное с севера тундрой, а с юга горной грядой, это уникаль­ное образование мало соприкасается с Мировым океаном, что исключает активное участие в океаническом (региональном) хозяйстве, характерном для Европы. Вместе с тем огромные размеры, прилегающее с двух сторон водное пространство и наличие естественных богатств постоянно подтал­кивают Евразию к идее и осознанию экономической самодостаточности, превращению ее в автономный «континент-океан».

Евразия кажется обездоленной из-за своей отстраненности от океа­нического обмена. Чтобы компенсировать этот недостаток, она вынуждена была перестраивать всю структуру материального производства, в ре­зультате чего произошло разделение территории на промышленные и сельскохозяйственные районы. Поскольку во всем приходилось полагаться только на себя, для удовлетворения жизненных нужд создавались производства в собственных пределах. А тот факт, что Евразия, являясь «континентом-океаном», реально имела выход к настоящему океану,неимел для нее никакого значения: это был «выход в пустоту» (П.Н. Савицкий).

Культура: истоки и влияния. В географической целостности Евра­зии выражено ее культурное единство' Категория «границы» оказывается важной для понимания существа евразийской культуры. Эта культура находилась по западную сторону рубежа, обособлявшего оседлую евро­пейскую цивилизацию от чуждой ей по духу цивилизации Великой степи (кочевые народы), и по восточную — рубежа конфессионального, разде­лявшего христианство истинное (православие) и еретическое (католиче­ство и протестантизм). Русь одновременно осознавала себя и центром мира, и его периферией, одновременно ориентировалась и на изоляцию, и на интеграцию.

Пространственная обособленность позволяет выделить и особый эт­нический тип, сближающийся на периферии как с азиатским, так и евро­пейским типами, но не совпадающий с ними: «Надо осознать факт: мы не славяне и не туранцы (хотя в ряду наших биологических предков есть и те, и другие), а русские» (Н.С. Трубецкой).

«Россия-Евразия» в первую очередь является продолжательницей культурных традиций Византии. Однако византизм— не единственный элемент евразийской культуры: заметный след в ней оставила также восточная волна, накатившаяся на Русь из монгольских степей в XIII ве­ке. Таким образом, по своему духу евразийская культура представляется культурой-наследницей, осваивающей чужие традиции (когда центры возникновения последних уже угасли) и соединяющей их с генеральной идеей — православием.

Геополитика. Единство культурно-материковое нельзя смешивать с национально-государственным, поэтому сопоставление «России-Евра­зии» с любым из (кон) федеративных государств Европы неправомерно. И если уж допустимо проводить здесь аналогии — то, по крайней мере, с такими этногеографическими организмами, как империя Карла Вели­кого, Священная Римская империя или империя Наполеона. При подоб­ном сравнении очевидны большая устойчивость и реальное единство Евразии.

Отмеченные особенности «континента-океана» заставляют искать истоки его жизнеспособности не в Киевской Руси, ставшей лишь колыбе­лью будущего руководящего народа Евразии, и даже не в северо-восточ­ной Руси: «Впервые евразийский культурный мир предстал как целое в империи Чингис-хана... Монголы формулировали историческую задачу Евразии, положив начало ее политическому единству и основам ее политического строя». Преемницей монгольского государства и стала Мос­ковская Русь. Российская же империя почти закончила государственное объединение Евразийского материка и, «отстояв его от посягательств Ев­ропы, создала сильные политические традиции».

Однако само существо русско-евразийской идеи оставалось неосоз­нанным внутри правящего слоя, который подвергся сильной европеи­зации. Европейский элемент вызвал в евразийском мышлении значитель­ные сдвиги: национальная идея Москвы как наследницы Византии и опло­та христианства в борьбе с азиатским язычеством и западной еретиче­ской культурой «утратила свой религиозный смысл и была заменена позитивно-политической идеей империи и империализма; культурная за­дача стала формулироваться обедненно и чисто эмпирически — как рост государственной территории и государственной мощи» (Н.С. Трубецкой)..

. Этот процесс совпал с быстрым продвижением России на Восток и переходом ее в лагерь своего вчерашнего врага — Европы, в ходе борьбы с утратившим религиозный пафос исламом. «Прошлая разграничитель­ная линия между русской и азиатско-языческой культурами... исчезла: безболезненно и как-то незаметно границы русского государства почти совпали с границами монгольской империи».

По мысли евразийцев, замирение России с Европой и последовавшая вслед за этим еще большая европеизация вызвали явное помутнение национального самосознания, что повело к размыванию ощущения запад­ной границы. Правящие круги стали считать Россию частью Европы, и на смену старой идеологии Москвы пришла созданная по европейскому образцу «неоклассическая и романтическая генеалогия русской культу­ры», основы которой выводились из славянской традиции. Однако по-прежнему пространство, очерченное пределами Евразии, рассматрива­лось изнутри как отграниченное и от славянства, и от Европы. А извне оно определялось как Азия, хотя и отличная от действительной Азии, в частности, Китая и Индии.

Самодостаточность. Заимствование чужой культуры в конечном ито­ге оборачивается деформацией собственной. Чтобы избежать этого, необ­ходимо руководствоваться в жизни стремлением к самопознанию: только оно укажет человеку или народу его настоящее место в мире. Лишь вполне самобытная национальная культура есть подлинная и отвечает этическим, эстетическим и утилитарным требованиям, которые к ней предъявляются. Стремление к общечеловеческой культуре, с этой точки зрения, оказывается несостоятельным: при пестром многообразии нацио­нальных характеров и психологических типов такая общечеловеческая культура свелась бы либо к удовлетворению чисто материальных потреб­ностей при полном игнорировании духовных, либо навязала бы всем народам формы жизни, выработанные из национального характера какой- нибудь одной «этнографической особи».

В качестве внутреннего барьера, защиты культуры от инородного воздействия выступает ее установка на невосприимчивость чуждых и деформирующих влияний. Механизмы самосохранения запрограммиро­ваны в ней самой: осознав угрозу, она мобилизует весь центростреми­тельный потенциал для сбережения своей цельности и единства. Ее пространственное местоположение замыкается на понятии «граница». Вычерчивание такой границы становится процессом углубления самосоз­нания данной культуры, выявления ее специфики и уникальности.

Европа — враг. Европейской концепции дуэли Запада и Востока евразийство противопоставило модель: «периферия — центр в их динами­ческом взаимодействии». История показывает, что в культурах Запада и Востока много общего. Однако евразийская культура может раскрыться только на собственных путях в «особом мире» — разворачиваясь из Сред­ней Азии в направлении приморских областей Старого Света.

С начала XX века взаимодействие евразийской и европейской куль­тур перемещается из области техники, государственного строительства и политической жизни в сферу миросозерцания. А это круто меняет дело, Запад предстает здесь уже в иной ипостаси. И посему «мы должны при­выкнуть к мысли, что романо-германский мир со своей культурой — наш злейший враг»,— формулирует позицию евразийцев Трубецкой.

Европейские понятия «эволюционной лестницы» и прогресса, приме­няемые к истории общества,— понятия глубоко эгоцентрические. В романо-германском мышлении исторический процесс предстает как единая ли­ния. «Не пучком лучей и не связкой параллелей, а лишь одной-единственной линейной направленностью судьбы человечества, как единого цело­го», представляется временное развитие культуры этому мышлению. Культуры, сменяя друг друга в ходе исторического движения, по очереди выходят на каком-то отрезке вперед, и последняя по времени начинает осознавать себя призванной вечно сохранять главенствующую роль. На положение таковой и претендует романо-германская культура, полагая, что разгадка «мировой тайны» ею уже найдена.

Душа культуры. Согласно евразийской концепции, культуре нельзя научиться или просто заимствовать ее — продолжателем культурной традиции является только тот, кто качественно ее обновляет и превращает в свою собственность, в неотъемлемый духовный элемент личного бытия, как бы воссоздает ее заново. Она в каждом человеке как бы возрождается вновь и делает таким образом шаг, прыжок из прошлого в настоящее, а из него в будущее. История вся состоит из прыжков, там, где подобный про­цесс прерывается, культура умирает и остается один косный, бездушный быт.

Выстраивая схему культурно-исторического (линейного) развития, европейское мышление исходит из молчаливой предпосылки о том, что прошлое упирается в настоящее, как в тупик. «И если в конце концов нам начинает казаться, что жизнью управляет железный закон рокового предопределения, то только потому, что из этой предпосылки мы и исхо­дим». Весь расчет здесь строится на том, что реален лишь быт, но не живая культура, не ее душа.

Именно о духе, душе всегда пеклась евразийская мысль, пытаясьотыскать выход за пределы современной ей европейской цивилизации. Евразийское мировосприятие строилось на признании вполне реального существования общественно-культурных циклов зарождения, расцвета и упадка. При таком подходе культура наделяется всеми признаками лич­ности, что достигается через ее индивидуализацию и совокупность выпол­няемых ею общественных ролей. Так называемая «симфоническая лич­ность» культуры составляется из комплекса иерархически организован­ных личностей (класс, сословие, семья, индивид), сосуществующих одно­временно, но генетически связанных с предшествующими им прошлыми поколениями. В качестве такого сложного организма культура пережива­ет определенные стадии своего развития, но не в рамках непрерывного эволюционного ряда, а в кругу законченного (закрытого) культурного цикла.

Вера есть духовный символ, который окрашивает культуру рели­гиозно. Евразийцы убеждены, что рождение всякой национальной куль­туры происходит на почве религиозной: она появляется на свет, сопро­вождаемая мифом о своем рождении. Мифом евразийской культуры ста­ло православие. Оно характеризуется стремлением к всеединству, что позволяет ему синтезировать различные идеологические течения — как входящие в рамки данной культуры, так и пребывающие за ее пределами. В этой связи язычество можно рассматривать как «потенциальное право­славие», причем в процессе христианизации русское и среднеазиатское язычество создают формы православия, более близкие и родственные евразийской православной традиции, чем европейское христианство.

Мессианизм. Восток отличает от Запада «горение веры», и культура, пронизанная идеей православия, или, как говорят евразийцы, «идеей-правительницей», формирует под ее воздействием весь строй духовной жизни, создает в себе государственность особого, идеократического типа. Идеократичность требует жертвенности. Но эта жертвенность осуще­ствляется не во имя не слишком конкретного понятия «народ» или чересчур отвлеченного — «человек»: она — во имя срединногопонятия «особый мир», под которым мыслится «Россия-Евразия».

Любая идея, претендующая на действительное влияние, дает начало мифу и обычно именно в этой своей мифологической оболочке она пред­стает настоящей силой. Говорить об истинности или ложности идей бес­смысленно, ибо всякая идея соответствует какому-нибудь внутреннему переживанию и в этом смысле является реальностью. Задача историка — обнаружить это переживание за обволакивающим идею мифом. С учетом сказанного, культура Евразии ориентирована на «организацию хаоса» и постепенное распространение организованного (истинного) начала на всю сферу Вселенной. И здесь она противостоит романо-германской культуре, ориентированной на непримиримый конфликт истинного и лож­ного.

Евразийская концепция констатировала наличие в «потенциальном православном мире» тяготения к русскому православию как к особому центру. Православие признает себя культурой, претендующей на часть истины, один из ее аспектов, но не отрицает претензий на нее других культур, интерпретация истины которыми рассматривается как особые выражения православной идеологии. Православие не замкнуто в себе и в своем развитии призывает «к свободному саморазвитию других».

Церковь и государство. Православие обладает способностью легко «прирастать» к той или иной политической форме посредством веры в возможность и необходимость преображения бытия через его христиани­зацию. Оно не считает государство единственной реальной силой, верует в собственную силу и потому принципиально благожелательно ко всем разновидностям политической организации общества, расценивая лю­бую из них как преходящую, а не раз и навсегда данную и неустранимую модель.

Взаимопроникновение церкви и государства затрудняет разграни­чение сфер их культурного творчества. Евразийство стремится вырабо­тать принцип такого разграничения: направление деятельности церкви — свободная истина, соборное единство, освоение и раскрытие соборного предания; государства — единство нецерковного мира, отъединенного в известной мере от церкви и разъединенного в самом себе. Государство черпает основы своей идеологии в церкви, пребывает в органической свя­зи с нею, но конкретизирует и осуществляет эти идеи в собственной, мир­ской сфере. Оно неизбежно ошибается и грешит, поскольку функциониру­ет в мире греха. Его внутренняя разъединенность ярче всего проявляется в разделении людей на правящих и управляемых, в отчуждении личности от общества, в использовании силы и принуждения.

«Государство Правды». К своему идеалу Русь шла не путем рацио­нального сознания, а через религиозно-положительный опыт. Главная идея справедливого государства, «государства Правды», которое она по­стоянно стремилась создать,— подчинение государственности ценностям, имеющим непреходящее значение. Из этого проистекает важный вывод: «государство Правды» оказывается не конечным идеалом, установленным в результате социальных преобразований, а только этапом на пути до­стижения истины. В истории России под наслоениями многообразных взглядов и теорий всегда проглядывало желание соблюсти эту изна­чальную истину, обуздать стихию человеческой воли, добиться самопод­чинения человека религиозно-государственной правде.

В евразийской трактовке перед «государством Правды» всегда стояли три задачи: блюсти православие, «возвращать правду на землю» и про­тивостоять абсолютизации материального начала в жизни народа. Самой важной была обязанность «возвращать правду на землю». И если «го­сударство Правды» вообще сопоставимо с правовым государством Запада, то исключительно в первом может иметь место «подвиг власти», существо которого не исчерпывается лишь правовой стороной. «Государ­ство Правды и правовое государство — два различных миросозерцания: для первого характерен религиозный пафос, для второго — материальные устремления, в первом правят герои, во втором — серые, средние люди».

«Идея-правительница». Чтобы обезвредить ложные и абстрактные идеологии и вместе с тем не лишиться одушевляющего пафоса, культура должна выработать свою, органически связанную с конкретной жизнью. Такая идеология может проистекать только из некой абсолютной, стерж­невой идеи и, «заземляясь», конкретизируясь, становится элементом жизни, которую она осмысливает, преобразует и творит.

Истинная идея есть смысл самой действительности (хотя критерий истинности у евразийцев остается неуловимым). Она становится «прави­тельницей, а вся система власти оформляется в идеократию. Центральная «идея-правительница», придающая тон и окраску культуре, является ее сущностью, квинтэссенцией, структурирующим фактором. Вместе с тем ей принадлежит и роль изначальной основы, или архетипа, данной культуры, на обнаружение которого направляется вся культурная деятельность («поиск истины») в ее рациональной и бессознательной формах. Этот архетип в конечном счете определяет и перспективу развития культуры в сложном сочетании географических, этнических, психологических и иных моментов. Его черты способны проявляться в бессознательном устремлении культуры в пространстве и времени, особенностях нацио­нального творчества и стилях мышления, агрессивности или сдержан­ности.

«Идея-правительница» не может быть рационально понята до конца. Это — мотив культурной деятельности, питающий ее источник; она пере­живается, но часто не осознается. Колыбелью ее является духовное само­сознание и реальный опыт правящего слоя данной национальной куль­туры.

Господство идеологии. Идеи, составляющие государственно-обще­ственный идеал, при самых разнообразных формах государственного и политического устройства формируют систему «идеалоправства». «Вся­кое длящееся правление, будь оно единодержавным, народодержавным или иным, есть та или иная форма осуществления идеалоправства. Более реально и ощутимо, чем люди и учреждения, народами и странами правят идеи». Так, реальная власть в государствах Востока принадлежит не столько царю, сколько религиозной идее царя; в Риме — не императору, а национально-религиозной идее Рима; в Англии — не министрам, а идее правового государства. По своему характеру эти идеи представляются объективными, надличностными, коренятся в господствующей идеологии и, осмысливая общественные явления, выступают в виде идеала, образца, задания. Им присущи надпространственность и надвременность, то есть черты мифологичности.

Предлагаемая евразийством новая идеология (стержень которой — русское православие) обращена к конкретной действительности текущего дня и, следовательно, становится основанием сознательно-волевой дея­тельности, то есть программой действий. Новая эпоха предполагает новую установку сознания. Носителем этого сознания призвана быть партия особого рода, «правительствующая и своей властью ни с какой другой партией не делящаяся, даже исклю­чающая существование других таких же партий. Она — государственно-идеологический союз, но вместе с тем она раскидывает сеть своей орга­низации по всей стране и нисходит до низов, не совпадая с государствен­ным аппаратом, и определяется не функцией управления, а идеологией». Новая партия должна находиться в тесной связи с правящим слоем, вы­растать из него, сливаться с ним.

Идеология — не просто инструмент власти, она, в истолковании евразийцев, сама власть, которая предстает в двух ипостасях: «идее-правительнице» и «правящем отборе» (в вольном толковании его можно определить как правящий слой в широком смысле слова). Первая— ее основа, квинтэссенция, второй — социальная основа власти.

«Правящий отбор». Правящий слой культуры выражает не группо­вой, а общенациональный интерес. С евразийской точки зрения, «правя­щий отбор» определяет не только тип государственного устройства, но и тип социальной структуры общества, тип народного хозяйства, тип культуры в целом. Когда «правящий отбор» находится на службе у «идеи-правительницы», это — время его нормального функционирования. Ког­да же служба становится самоцелью, тогда усиливаются бюрократизм и коррупция, происходит конфликт между правящей группой и «отбором». Правящий слой дает трещину и сдвигается с идеальных устоев в «классо­вый период своего существования»: возрастает его замкнутость, усилива­ется групповое самосознание. Жизненная необходимость заставляет его пополняться за счет других социальных групп, и чужаки начинают подвергать критике старый идеал. Целостность «отбора» нарушается, дробится.

Наиболее качественным типом «правящего отбора» должен стать такой, при котором происходит сплочение на основе общности мировоз­зрения. Тот тип «отбора», который «призван установиться в мире, и в частности в России-Евразии,— писал Н. С. Трубецкой,— называется идеократическим и отличается тем, что основным признаком, которым при этом типе отбора объединяются члены правящего слоя, является общность мировоззрения».

Идеократня. Приверженцы «идеи-правительницы» должны всем сво­им существованием доказывать преданность ей. Четких критериев «отбо­ра» концепция не дает, но это не конкуренция демократического типа и не сословность феодальной иерархии. Пожалуй, такие механизмы «отбо­ра» присущи корпоративной организации — само дело отбирает достой­ных. Представители «правящего отбора» должны наиболее чутко и адек­ватно улавливать доминанту, составляющую основу политической жизни. И, улавливая ее, они уже тем самым ее формируют, творят.

Общей исторической тенденцией является то, что на смену старым моделям правления призвана прийти новая — идеократия. В ней все госу­дарственное и культурное строительство стихийно направлено на созда­ние особых форм, соответствующих самому ее принципу, независимоот конкретного содержания «идеи-правительницы». Идеальный государст­венный строй отличается максимализмом, он требует, чтобы власть была максимально сильна, но чрезвычайно близко стояла к народу .

Политическая организация. Политическая культура, описываемая в евразийской модели, в значительной степени напоминает целевое объеди­нение религиозно-орденского типа. «Политические партии и масоны — западный продукт, мы же — восточники, и нас не вдохновляют ни идеалы иезуитов, ни свободные мыслители реформантов и протестантизма... По духу своему мы, пожалуй, первый тип русского ордена. Мы не знаем, были ли у нас предшественники. Но, кажется, что прототипом нашего объеди­нения было «старчество»,— отмечал Н. Н. Алексеев.

Однако, судя по дальнейшим рассуждениям, аналогии с иезуитскими и масонскими культурными традициями все же прослеживаются. «Носи­тели идеала» могут оставаться в «надпартийном состоянии», независимо от форм деятельности основных масс его приверженцев. Оказавшись в условиях многопартийной политической системы, евразийцы должны ори­ентироваться на партии, ближе всего стоящие к ним «по духу». В одно­партийной системе они обязаны приложить все усилия для того, чтобы «сделаться мозгами... нового режима, чтобы наполнить новым содержа­нием обветшалые формы. Евразийцы должны всеми силами просочиться в этот новый режим и руками новой власти построить свое новое государ­ство».

Корпоративизм. В евразийской концепции культуры государство описывается как «демотическое». Это значит, что феномен «народного суверенитета» в нем рассматривается не как «атомизированный суррогат западной культуры», а как органическое и организованное единство. Народ здесь — не случайный набор граждан, а совокупность историче­ских поколений: прошедших, настоящих и будущих, образующих оформ­ленное государством единство культуры. Государство не должно выра­жать волю «всех взрослых вообще», оно опирается на реальных носителей организационных государственных функций: «мы хотим заместить искус­ственно-анархический порядок представительства отдельных лиц и пар­тий организованным порядком представительства потребностей, знаний и идей», то есть корпоративизмом.

Организующим принципом государственности и культуры является «государственная константа», вокруг которой концентрируется вся об­щественная жизнь и которая предстает как принцип, идеал, нуждаю­щийся в конкретизации. Народное голосование и референдум и призваны дать «стабилизированной народной воле», заключенной в этой «константе», конкретное приложение к частным случаям социальной жизни. Сама «константа» формируется «правящим отбором», тракту­ющим ее в соответствии со своим пониманием «идеи-правительницы». Информация о последней носит эзотерический характер, доступна лишь небольшому числу посвященных: ограниченные пределы толкования обе­спечивают стабильность идеи, нацелены на ее консервацию. Вместе с тем узкий круг толкователей придает динамичность генеральной политиче­ской линии.

«Демотические» элементы выражены в народных обсуждениях и дис­куссиях. Аморфность этой политической формы сочетается с ее динамич­ностью. Она представляет собой как бы нарост на «константе», пребы­вающей в лоне «идеи-правительницы, и одновременно — питательную почву для «правящего отбора», а также санитарный кордон против внешней среды, угрожающей «идее-правительнице» и «отбору».

Власть. «Демотическое» государство хотя и идеократично, но недоктринально, избегает принудительного внушения тотального религиоз­ного или философского миросозерцания. Отказываясь от принудитель­ного внедрения идеала в жизнь, оно стремится сформировать не цельное, всеобъемлющее мировоззрение, а «общественное мнение определенной культурно-исторической эпохи». Признаки общих идей лежат в плоскости менее глубокой и менее интимной, чем миросозерцание или религиозная вера. «Демотическое» государство, в отличие от доктринального (на­пример, марксистского или исламского), построено на «внешней правде», на общенародном признании, то есть является правовым, хотя и не в западном смысле.

Механизмы нормирования и запретов, действующие в таком государ­стве, сводятся в основном к двум формам: физическому принуждению (которое должно быть минимальным) и отношениям властвования-под­чинения. Вторая форма заставляет предполагать известную духовную связь между властвующими и подчиненными, которая основывается на «некотором внутреннем участии духа самоопределения подвластных. Властные отношения по природе своей всегда иррациональны, в них присутствует элемент гипнотичности, им не чужды состояния магического очарования, особого обаяния, поклонения и восторга». Несомненным преимуществом властных отношений является то, что они основаны на очень первичных и элементарных сторонах человеческой психики, отчего им и присуща значительная социально-организующая сила. Надежданаполное исчезновение властных элементов (как в анархизме) — утопия: до тех пор, пока в жизни индивида играют важную роль чисто эмоцио­нальные факторы (любовь, ненависть, привязанность, отвращение и т. д.), они сохраняют свое значение.

Такое толкование наводит на мысль, что власть для евразийского мышления — самоцель. Власть для себя — это квинтэссенция евразийства. Она сохраняется и используется не для внешних (социальных, эконо­мических и пр.) целей, но для самопотребления. Структура властвова­ния кажется трудноулавливаемой, но «правящий отбор» — наиболее осязаемый ее носитель. Несмотря на структурную нестабильность правя­щего слоя (приток и выход составляющих его членов), он олицетворяет среду существования «идеи-правительницы». Ведь, в конечном счете, имен­но она отбирает для правящейсистемы необходимые ей элементы.

Рекомендации для самостоятельной работы

Для усвоения предложенный темы необходимо уметь анализировать и компетентно оперировать такими категориями, как: мир традиции, политическая традиция, этнос и нация, суперэтнос (как культурно-историческая целостность), этногенез и его стадии, пассионарность, пассионарный толчок, месторазвитие, идеократия, идея-правительница, правящий отбор, симфоническая личность и демотическое государство.

Контрольные вопросы

1. Раскройте столь парадоксальное, на первый взгляд, понятие, как консервативная революция .

2. Почему идеология консервативной революции – это идеология «третьего пути», - не левая и не правая? В чем отличие консервативной революции от классического консерватизма?

3. Приведите примеры консервативно-революционных движений – из Новой и Новейшей истории.

4. Что такое евразийство? На каком основании в этой доктрине страна (Россия) отождествляется с целым континентом (Евразией)?

5. Какова роль идеи-правительницы в идеократическом государстве?

6. Что представляет собой «правящий отбор» в идеократии и чем он отличается от рекрутации политических элит в прагматическом государстве?

7. Что такое демотическое государство (государство Правды) и чем оно отличается от демократического (правовое государство)?

8. Для чего вводится понятие месторазвитие ?

9. Какова роль Православия в политической истории России-Евразии?

ОСНОВЫ ТЕОРИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Лекция № 6. РЕАЛИЗМ

ТЕОРИЯ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

Почему случаются войны? Национализм ли их основная причина? Или идеология? Или отсутствие мирового правительства? Или неправильное восприятие? Или врожденная агрессивность людей? Почему существует значительное социально-экономическое неравенство между регионами мира?

Теория международных отношений пытается ответить на эти вопросы. Здесь, впрочем, стоит заметить, что, несмотря на прилагательное международный, основное внимание чаще всего придается отношениям между государствами. Также изучаются факторы, внешние к государству, такие как бюрократические правительственные коалиции, группы интересов, президенты и правящие олигархии. Та дисциплина, что мы изучаем, ограничивает свой предмет спектром от политики баланса сил и экономических интересов на международном уровне до идеологических особенностей – и особенностей восприятия отдельных политических лидеров.

Различие взглядов на природу международных отношений обычно вызывает серьезные дебаты. В 1930-х годах реалисты и идеалисты вели дискуссии относительно природы международной политики и возможности мирных изменений. В 1960-х имела место так называемая «вторая великая дискуссия» между традиционалистами и бихейвиористами относительно приемлемой методологии. Если традиционалисты опирались на исторические, философские, юридические и другие традиционные методы исследования, бихейвиористы отстаивали концептуальное развитие социальных наук и современные численные методы как наиболее предпочтительные. Диалектический подход, базирующийся на изучении истории и марксистских принципах подхода к исследованию, также был предметом чрезвычайно интенсивного обсуждения в ученых кругах. И, наконец, в самое последнее время критический подход к теории международных отношений, – подвергая сомнению современные эпистемиологические и онтологические предпосылки последней, готовит почву для нового серьезного столкновения концепций.

В нашем курсе мы будем иметь дело с тремя альтернативными образами или направлениями в теории международных отношений – реализмом, плюрализмом и глобализмом. Кроме того, мы коснемся теории, сочетающей в себе свойства всех этих направлений, – основ геополитики, особенно важных для понимания природы международных отношений.

Каждый из этих подходов связан, более или менее жестко, с вполне конкретной идеологией (рассматриваемых в разделе А нашего курса). Так, приверженцы реализма, как правило, придерживаются консервативных взглядов, плюрализм ассоциируется с либеральной системой ценностей и политических установок, глобализм складывается в рамках марксистской научной традиции (левая альтернатива) и, наконец, геополитический подход к реалиям современного мира типичен для представителей Консервативной Революции.

РЕАЛИЗМ базируется на четырех основных предпосылках:

1. Государства есть принципиальные и наиболее важные действующие лица (международной политики).

Государство представляет собой основной объект анализа. Изучение международных отношений зсводится почти целиком к изучению отношений межгосударственных. Те реалисты, кто использует в своих построениях концепцию системы в значении связанных между собой частей, обычно относят это понятие к международной системе государств.

Что же можно сказать здесь о международных организациях, таких, как, к примеру, ООН? Эти организации, с точки зрения реалистов, могут претендовать на независимый статус, де факто таковым не обладая; их зависимость от тех или иных государств или блоков всегда более или менее очевидна. Прочие действующие лица – транснациональные корпорации, террористические группы и т.д. – расцениваются как второстепенные актеры в театре мировой политики.

2. Государство рассматривается как целостный организм (или аппарат) – носитель единой воли.

Страна относится к внешнему миру как единое, интегрированное целое. Политические разногласия внутри страны, согласно господствующей среди реалистов предпосылке, во внимание не принимаются, - так что правительство – и только правительство! – имеет возможность и право говорить от имени страны.

Даже в том случае, когда, скажем, имеет место противоречие между позицией Министерства иностранных дел и Министерства обороны – в современной России это весьма обыденная ситуация – государственный аппарат выполняет определенную «коррекцию», приводя различные мнения «к единому знаменателю» – функция главы государства. Возможные отклонения от этой схемы реалистами игнорируются.

3. Государство является РАЦИОНАЛЬНЫМ действующим лицом .

Процесс выработки рациональных решений во внешней политике предполагает наличие четко сформулированного понимания желаемого, обращение ко всем возможным вариантам реализации желаемого, – с позиции имеющихся в распоряжении государства ресурсов, исследование вероятностей достижения успеха при выборе того или иного варианта действий, а также относительных плюсов и минусов каждого варианта. Следуя рациональному процессу , правительственные функционеры, ответственные за выработку и принятие решений, оценивают каждую альтернативу и выбирают одну, наиболее подходящую, максимизирующую выгоды и минимизирующую потери.

На практике реалисты осознают трудности, возникающие при подходе к государству как к рациональному действующему лицу. Например, правительственные чиновники могут не располагать всей необходимой для правильного выбора решения информацией, возможны разногласия либо неясность в выборе цели, может иметь место определенный политический либо идеологический уклон в группе, ответственной за принятие решений.

Но, во всяком случае, если мы придерживаемся реалистической схемы принятия решений, окончательный его вариант будет – если не наилучшим, то, по меньшей мере, удовлетворительным.

4. Национальная безопасность является приоритетом внешней политики.

Вопросы военной политики – и связанные с ними – доминируют в сфере международных отношений. Реалист фокусирует внимание на актуальном или потенциальном конфликте между государствами, исследуя методы достижения стабильности в мире и способы ее разрушения: пригодность силы как средства разрешения споров, и проблемы, связанные с защитой территориальной целостности государств. Мощь выступает здесь как ключевая концепция.

Высокая политика – стратегия, безопасность, военная политика

Низкая политика – экономические и социальные вопросы.

ОСНОВОПОЛОЖНИКИ РЕАЛИСТИЧЕСКОГО ПОДХОДА К ТЕОРИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Фукидид. Афинский философ и политический деятель эпохи Пелопонесских войн (V век до н.э.). Автор книги “Пелопонесская Война”.

МЕЛОССКИЙ ДИАЛОГ (глава из книги):

О. Мелос. Бывшая колония Спарты. В войне не участвует, поддерживает нейтралитет. Требование афинян: формальное участие в Афинском Союзе, выплата дани, подчинение внешней политики интересам Афин.

Позиция мелосцев: дружеский союз при военном нейтралитете - при условии равенства сторон.

Позиция афинян: тот, кто не имеет достаточно сил для того, чтобы защитить себя, должен подчиняться обстоятельствам. Никакого позора в этом нет, напротив, те, кто подвергают свою страну неоправданному риску, исходя из надуманных соображений (соображения чести и достоинства, моральное преимущество, гипотетическая помощь Спарты), тем самым покрывают позором себя и свою страну.

Сила (мощь) есть ключевой фактор, формирующий систему международных отношений.

Макиавелли, Никколо (см. лекцию № 2).

Гоббс, Томас (1588-1679) - английский государственный деятель и философ. С его точки зрения, человеческая природа первоначально побуждается только эгоизмом – стремлением к самосохранению и наслаждению. Естественным состоянием человека была война всех против всех, убыточная для всех. Поэтому люди путем договора объединились в государство и подчинились государю, чтобы тем самым получить защиту и возможность гуманной жизни. То, что государь санкционирует, является хорошим, противоположное – дурным. Общественный закон есть совесть гражданина. Страх перед теми невидимыми силами, которые признает государство, есть религия. Страх перед силами, которые оно не признает, – предрассудок.

В международных отношениях господствует анархия, поскольку там, в отличие от человеческого общества, нет центральной, сверхгосударственной власти (мирового правительства ). Без такой власти – Левиафана – всемирного государства или гегемонистской сверхдержавы – недоверие, подозрение, конфликт и война неизбежны. В отсутствие подобия общественного договора между государствами (или власти, стоящей над ними), никаких моральных обязательств в международных отношениях не существует и существовать не может.

Гроций, Гуго (1583-1645), - голландский государственный деятель, философ, занимался философией права. Согласно Гроцию, в праве совпадает намерение Бога с человеческим разумным пониманием; ценность поступка определяется внутренним отношением и убеждением.

В области международного права многие идеи и принципы Гроция сохранили свое фундаментальное значение и сегодня. В труде «О праве войны и мира» (1625) он выступает как ярый сторонник законности в отношениях между нациями, установления и утверждения в мире «права народов» на основе концепции «естественного права». Гроцию принадлежит приоритет в обосновании и определении договорной специфики международного права, в формулировании таких его принципов, норм и положений, как государство в качестве субъекта международного права, гражданство и подданство, право убежища, выдача заложников и иностранных граждан, обязательность соблюдения договоров и их обеспечение, правопреемственность и др.

Естественная анархия в международных отношениях должна быть преодолена созданием системы международного права – законов, обязательных для всех государств. Источники международного права:

«естественное право» и международные соглашения, которые должны соблюдаться – будучи поставлены превыше национального законодательства – всеми участвующими в соглашении странами.

Жан-Жак Руссо (1712-1778). В своей основной работе по теории международных отношений – «Состояние войны: конфедерация как средство достижения мира в Европе» - он утверждает, что «человек по природе своей миролюбив и неагрессивен». Рассматривая положение Гоббса о природе человека, полагает невозможной столь негативную ее сущность. В то же самое время «свобода» в отношениях между государствами влечет за собой «как случайные, так и целенаправленные войны». Представляет государства как унитарные и рациональные действующие лица, вступающие в конфликты – в том числе и в форме военных действий – друг с другом. Война не зависит от природы человека. Для Руссо война есть продукт определенных социальных условий, в которых государство («политическое тело») находит себя, - ибо здесь нет власти надгосударственного уровня. Руссо не отвергает идею о том, что Европейская конфедерация могла бы послужить миру, но полагает маловероятной такую реструктуризации системы международных отношений.

Карл фон Клаузевитц (1780-1831) - прусский генерал времен наполеоновских войн. Крупный теоретик военного дела.

Несмотря на то, что военная политика должна быть подчинена задачам внешней политики государства, ее роль чрезвычайно важна, ибо

“война есть продолжение политики иными средствами”…

Карр, Эдвард Халетт - а мериканский политолог и международник первой половины ХХ века.

Карр исследует роль страха в возникновении войн: “…демонстрация силы всегда разжигает аппетит для еще большего возвышения…” Войны, начатые во имя защиты безопасности государства, быстро становятся агрессивными, захватническими… Во время Первой мировой войны ‘почти каждая страна-участник… воспринимала ее первоначально как войну оборонительную; особенно типичен был этот подход со стороны стран Антанты, Тем не менее, в ходе войны каждая страна Антанты провозгласила, что в ее намерение входит приобретение территорий у врага. В современных условиях войны с ограниченными целями почти также невозможны, как и войны «с ограниченной ответственностью»’.

Критикуя Макиавелли и Гоббса за утопический подход к теории, Карр считает, что любая полноценная политическая мысль должна сочетать в себе элементы утопии (ценности) и реализма (соображения мощи, власти).

В фокусе анализа реалистов традиционно находятся две концепции – power (власть, мощь) иsystem (система).

Мощь. Одной из принципиальнейших концепций реалистического направления теории международных отношений является концепция мощи (власти) – power.

Любая попытка дать представление о сути реализма, как правило, начинается с определения этого понятия, с дискуссии на тему его содержания. Power есть одна из базовых категорий реализма.

Впрочем, надо заметить, что содержание, вкладываемое разными учеными-международниками в это понятие, весьма неоднородно. Одни понимают мощь как сумму военных, экономических, технологических, дипломатических и иных возможностей государства. Другие рассматривают мощь не как абсолютную величину, определяемую для каждого государства безотносительно к окружению, но как относительную, меняющуюся во времени характеристику. В последнем случае, реальная мощь государства определяется не только имеющимися в его руках ресурсами, но и возможностью, желанием их использовать, а также воздействием иных государств, которое опять-таки может серьезно влиять на поведение первого.

Иными словами, статическое определение мощи рассматривает последнюю как некий неотъемлемый атрибут государства, сумму его возможностей – с учетом аналогичных возможностей других государств (относительная мощь ), либо без их учета (мощь как абсолютная категория). Динамическое определение мощи основывается на взаимодействии государств. Влияние государства (его возможность влиять либо принуждать) определяются не только его ресурсами (в их абсолютном значении либо относительном понимании), но и

- его желанием, готовностью (реальным или кажущимся другим) употребить эти ресурсы для достижения цели; и

- степенью его контроля над другими государствами либо влияния на них.

Относительная мощь государств наиболее четко фиксируется, исходя из результатов их взаимодействия.

Система международных отношений есть иная базовая концепция современного реализма. Ее понимание столь же неоднозначно. Одни теоретики определяют систему в терминах распределения мощи, ресурсов и т.п. Другие воспринимают систему как комплекс взаимоотношений между государствами и негосударственными действующими лицами мировой политики – это поведенческое ( behavioral) определение, - здесь система также может восприниматься как нечто статичное или, наоборот, в динамике. Таксономическое определение рассматривает систему международных отношений как некий комплекс связей, упорядочивающей наше знание о предмете, как некую абстракцию, выдуманную исключительно для удобства сбора и сортировки информации. Другие ученые рассматривают систему как упорядоченное взаимодействие действующих лиц и используют систематизированных запас накопленных знаний о ней как основу для прогноза, предсказания.

Во всяком случае, мы рассмотрим две принципиальных точки зрения, типичных для реализма:

- система как комплекс упорядоченных взаимодействий и

- система как анархия («упорядочиваемая» данным распределением возможностей).

СИСТЕМА КАК ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

В рамках этой концепции работают, в частности, американские ученые Рудольф Руммель и Чарльз МакКлелланд. Используя новейшие методы прикладной политологии (factoranalysis и др.), они пришли к следующему:

- конфликт не является неизбежным следствием растущей роли страны в мировой политике; и

- истоки конфликта лежат не в природе государств, их политических режимов как таковых, но являются по отношению к ним чем-то внешним (см. основы геополитики).

Иными словами, конфликтное поведение “есть феномен, проистекающих из отношений между государствами и зависящий от степени их экономической, политической и социальной близости, от географического их положения и соотношения их мощи”. Прошлое поведение государств есть основа для предсказаний их настоящего и будущего поведения.

СИСТЕМА КАК АНАРХИЯ И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ МОЩИ

Два этих, весьма принципиальных, структурных компонента системы международных отношений – анархия и распределение мощи – многими реалистами рассматриваются как естественные ограничители в процессе принятия политических решений. Состояние международной анархии, отсутствие высшей власти в сфере международных отношений рассматривается как основная причина конфликта между государствами. Кроме того, реалисты рассматривают различные варианты баланса мощи (balanceofpower) в свете больших или меньших возможностей приобретения конфликтом формы военного столкновения.

Анархия в системе международных отношений

В понимании реалистов, анархия означает, прежде всего, отсутствие верховной власти, высшего авторитета в мире. Государства суверенны. Они провозглашают свое право быть независимыми – либо автономными, а также право осуществлять свою власть на подвластных им территориях. Хотя государства и отличаются в смысле их фактических возможностей, ни одно их них не имеет права декларировать свою власть над иным государством.

В мире, согласно реалистам, существует иерархия мощи, но не существует иерархии власти , ибо де юре все государства являются равно суверенными, независимыми действующими лицами.

Именно отсутствие центральной, надгосударственной власти и служит, согласно реалистам, источником войн, - ибо государство, в условиях конфликта, может полагаться только на себя.

Здесь возникает так называемая дилемма безопасности ( security dilemma ), - чем более страна вооружается – для того, чтобы обезопасить себя от вторжения иных держав, - тем более противостоящие ей державы вынуждены идти по тому же пути, что, в свою очередь, вызывает законные опасения соседей, - так возникает и развивается гонка вооружений.

Важно запомнить, что, с точки зрения реалиста, не внутреннее состояние государств, не их политические режимы, но сама природа международных отношений служит причиной глобального конфликта стран и цивилизаций. Для понимания его содержания и конкретных шагов в его разрешении в западной политологии применяется, в частности, теория игры (gametheory) и некоторые другие методы исследования.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ: БАЛАНС МОЩИ

Отсутствие верховной власти в мире – единого мирового правительства – в значительной мере компенсируется, с точки зрения реалистов, фактическим распределением мощи, влияния в отношениях между основными, противостоящими друг другу государствами и блоками государств. Там, где мощь одного из них уравновешена мощью другого/других, устанавливается баланс мощи . Большинство реалистов полагают, что именно сложившийся баланс мощи в мире способствует его стабильности, предупреждению, по меньшей мере, глобальных военных столкновений типа мировых войн.

Здесь могут иметь место два варианта распределения сил:

- биполярный баланс мощи и

- многополярный баланс мощи.

Соответственно, обсуждаются два принципиальных вопроса:

1. складывается ли баланс мощи автоматически или в результате целенаправленных действий государственных деятелей?

2. какой вариант баланса мощи – биполярный или многополярный – более предпочтителен с точки зрения сохранения стабильности в мире?

Ответ на первый вопрос зависит от того, какой позиции придерживается исследователь, является ли он детерминистом или волюнтаристом . Ответ на второй вопрос также не является очевидным, но представляет собой предмет незатихающей в ученом мире дискуссии.

ВЗАИМНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

В наш век взаимная зависимость государств и наций очевидна каждому. С точки зрения реалистов:

1) взаимозависимость не всегда является благом для данного конкретного государства, - особенно, если взаимозависимость предполагает чувствительность к внешнему воздействию;

2) усиление взаимной зависимости может не только укреплять мир, но и порождать конфликты;

3) во взаимозависимом мире, достижение мощи гегемонистского характера дает существенные преимущества доминирующей стороне в разрешении ряда принципиальных вопросов.

ЦИКЛЫ МОЩИ

Баланс мощи, сложившийся в мире на данный момент времени, не является чем-то постоянным. Сверхдержавы слабеют, гибнут и рождаются вновь; соответственно, блоки государств возникают и формируются самым разнообразным путем. Для многих теоретиков международных отношений, именно понимание эволюции системы и предсказание ее будущего входят в число приоритетов исследования.

Методы достижения этой цели различны – от внедрения численных методов обработки количественных данных до применения теории циклов мощи, пытающейся предсказать возникновение конфликтов военного характера в зависимости от меняющейся во времени относительной мощи противостоящих друг другу держав.

Что знаменует начало такого цикла? Возникновение сверхдержавы – государства, способного «навести в мире порядок», во-первых, и, во-вторых, определенное состояние, положение дел в системе международных отношений, дающей ему возможность сделать это. Каждый цикл связан с конкретной сверхдержавой и включает периоды ее возвышения, гегемонии, упадка и гибели.

Рекомендации для самостоятельной работы

В процессе самостоятельной работы по теме необходимо освоить следующие понятия: мощь, баланс мощи, циклы мощи, национальные интересы, национальная безопасность, «право сильного», дилемма безопасности, иерархия власти, иерархия мощи, циклы мощи, международное право и др.

Контрольные вопросы

1. В чем состоит предмет и объект исследования теории международных отношений?

2. На каких принципиальных положениях основывается реалистический подход к теории международных отношений? Какая идеология лежит в основе этого подхода?

3. Что входит в понятие национальная безопасность ?

4. Из каких составляющих складывается мощь государства? Как определяется динамическое и статическое понятия мощи, мощь относительная и абсолютная?

5. Что, с точки зрения реалистов, представляет собой система международных отношений?

6. Раскройте содержание тезиса: «В мире нет иерархии власти, но есть иерархия мощи».

7. Как складывается баланс мощи в мире – автоматически или вследствие целенаправленных усилий? Какой баланс мощи предпочтительнее (в плане большей стабильности в мире) – двухполюсный или многополюсный?

8. В чем состоит теория циклов мощи?

Лекция № 7

ПЛЮРАЛИЗМ

Плюралистическое понимание основ международных отношений базируется на четырех основных постулатах:

1. Негосударственные действующие лица играют важную роль в мировой политике

Например, международные организации могут – в некоторых вопросах – защищать свои интересы как независимые «актеры». С этой точки зрения, они – больше чем просто форумы, внутри которых государства соревнуются и сотрудничают друг с другом. Функционеры таких международных организаций могут располагать существенной властью в постановке вопросов, как и в поставке информации, что, в свою очередь, влияет на то, как государства определяют свои интересы. Международные организации могут также играть важную роль в организации, мониторинге и ведении диспутов, возникающих как следствие решений государств, составляющих организацию. Аналогично, другие неправительственные, транснациональные организации (такие как транснациональные корпорации – ТНК) играют важную роль в мировой политике. Кроме того, никто не может игнорировать воздействие со стороны такого рода негосударственных действующих лиц, как террористические группы, торговцы оружием и повстанческие движения.

2. Государство не является носителем единой воли

Оно состоит из противостоящих друг другу индивидуумов, групп интересов и бюрократий. Хотя для СМИ и правительственных чиновников бывает удобно употреблять фразы типа «решения, принятые Соединенными Штатами» или Россией, - в общем, более точным представляется говорить о решении, принятом конкретной правительственной коалицией, бюрократической группировкой или даже кем-то персонально. Решения не принимаются абстрактной сущностью, именуемой США или Россия, но какой-то комбинацией действующих лиц внутри внешнеполитического истэблишмента.

Различные организации, к примеру, могут иметь разные взгляды на те или иные внешнеполитические проблемы. Соревнование, создание коалиций и компромисс будут в этом случае производить решение, затем провозглашаемое от имени государства. Более того, это государственное решение может быть результатом лоббистских усилий таких неправительственных действующих лиц, как транснациональные корпорации, или группы интересов, или даже таким аморфным явлением, как общественное мнение.

3. Государство не является рациональным действующим лицом

В соответствии с принятым плюралистами взглядом на государство как совокупность неких фрагментов, предполагается, что столкновение интересов, «торговля» и потребность в компромиссе делает процесс принятия решений не всегда рациональным. Неправильное восприятие или особенности бюрократической политики могут доминировать в этом процессе, приводя к выработке неудовлетворительных решений, которые часто являются субоптимальными - или хуже того - в смысле достижения поставленных целей.

Вместо того чтобы вести страну вперед, государственный деятель может быть ориентирован на формирование решения исходя из результатов опросов общественного мнения, заботясь более о своем персональном положении в правительстве, чем о благе нации в целом. Давление, порождаемое кризисными ситуациями, также делает положение о холодном и взвешенном подходе к принятию решений пустой фразой.

4. Содержание мировой политики весьма многопланово и не сводится к вопросам национальной безопасности

Хотя эти вопросы и важны, плюралист не замыкается в них, но обращает самое пристальное внимание на многочисленные экономические, социальные и экологические проблемы, проистекающие от роста взаимной зависимости государств и обществ в двадцатом веке. Некоторые плюралисты, например, акцентируют внимание на вопросах торговли, финансов, энергетики, и их принципиальном значении в мировой политике. Другие исследуют международные усилия по решению проблем перенаселения и голода в странах Третьего мира. Третьи фокусируют свое внимание на политических проблемах, связанных с загрязнением и деградацией окружающей среды. Внешняя политика государств, в свою очередь, отнюдь не сводится к вопросам национальной безопасности, понимаемых в терминах военного противостояния. Экономические и социальные вопросы непосредственно воздействуют на безопасность и благосостояние конкретных обществ и режимов. Поэтому плюралисты отвергают противопоставление ВЫСОКАЯ ПОЛИТИКА – НИЗКАЯ ПОЛИТИКА: социально-экономические вопросы часто так же важны, как и военные соображения.

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ

ЛИБЕРАЛИЗМ

Либерализм – традиция политической мысли, основанная на некоем наборе практических целей и идеалов. Для теоретиков классического либерализма наиболее важным объектом анализа, как и средоточием правовых притязаний, является индивидуум. Государство играет минимальную роль в либеральном обществе, в основном действуя как арбитр в диспутах между индивидуумами и обеспечивая незыблемость условий полнейшей реализации каждым его прав. Между либеральными теоретиками существуют серьезные различия в подходах, и, тем не менее, все они сходятся в том, что именно индивидуум является основным действующим лицом в политике, а роль государства должна быть ограничена задачей сохранения стабильного политического, социального и экономического окружения, внутри которого граждане могут взаимодействовать, преследуя свои, вполне определенные, цели. Этот упор на права индивидуума и ограниченное в правах государство особенно четко выражен Джоном Локком в Second Treatise on Government, опубликованном в Англии в 1689 году.

Либерализм как идеология доминировал в политической и экономической мысли XVIII и XIX веков, в частности, в Великобритании и США. Типичный для либералов фокус на индивидууме был характерен для экономических трудов Адама Смита и Давида Рикардо. Они подчеркивают важную роль частного предпринимательства, которое, с их точки зрения, должно быть практически выведено из-под контроля государства – главная тема «раннекапиталистических» публикаций. Аналогично, логика и философия науки Давида Юма также акцентирует внимание на индивидууме как объекте анализа. Такие утилитарианистыXIX века, как Джереми Бентам, воспринимают человека как рационалиста, способного путем вычислений и непредвзятой оценки определить, что есть благо без всякого государственного вмешательства. До середины столетия либерализм господствовал в общественном и ученом мнении США и Великобритании. Дух либерализма, его упование на индивидуума пропитали все сферы жизни и мысли - научную, политическую, экономическую, социальную и религиозную. Однако уже промышленная революция вызвала к жизни некоторые модификации общей схемы. Теперь государству ассигнуется более активная роль в целях нейтрализации наиболее разрушительных последствий нерегулируемой экономической конкуренции.

Для либералов theminimalstate (минималистское государство) есть как возможность, так и необходимость; предполагалось, что в обществе может иметь место состояние, при котором достигается гармония индивидуальных интересов. Так же, как конкуренция на рынке приводит к росту качества товара, «рынок идей» приводит к торжеству наилучшей – в смысле всеобщего блага – доктрины. С точки зрения либералов, общественное мнение оказывает безусловно позитивное влияние, направляя правительственных чиновников и способствуя выработке приемлемой политики, – в том числе и внешней политики. Государство, поэтому, не является единым целым, носителем единой политической воли, преследуемой и претворяемой в жизнь независимо от публики. Наоборот, оно состоит из множества людей, представляющих множество интересов. Государственные решения также не являются исключительной прерогативой правительственных чиновников: они должны быть подсказаны общественным мнением и основаны на политическом консенсусе, возникающем как компромисс, как результат столкновения идей и интересов.

Такая точка зрения на внутреннюю политику имела свое логическое продолжение и в сфере международной. Либералы признавали, что война есть один из принципиальнейших моментов мировой политики. Они также соглашались с реалистами, что состояние анархии, которое характеризует систему международных отношений, вызывает состояние подозрительности и недоверия в межгосударственных отношениях и создает препоны к достижению режима мира и сотрудничества. И, в соответствии с вышеприведенной логикой, либералы утверждали, что гармония в межнациональных отношениях – так же, как и в отношениях между людьми – возможна и достижима.

Война есть явление вечное: где здесь основания для оптимизма? Либералы утверждают следующее:

1. Приверженцы коммерческого либерализма считают, что экспансия рыночной экономики приводит к взаимозависимости наций, что делает ведение войн весьма дорогим и убыточным делом.

2. Адвокаты демократического либерализма утверждают, что распространение «демократической» (республиканской или представительной) политических систем делают решение вопросов войны и мира – из исключительной прерогативы ограниченной группы властителей – предметом обсуждения общественностью. Общественность может сыграть роль тормоза в деле развязывания войны.

3. Адепты регулируемого либерализма заявляют, что международное право, принятые «правила игры» и международные организации позитивно влияют на мирное урегулирование споров среди государств и утверждают режим глобального сотрудничества.

Наконец, часто можно слышать что «западная цивилизация» так сильно пострадала от войн, что и лидеры, и рядовые граждане этих стран научились трезво оценивать их катастрофические последствия.

Иммануил Кант (1724-1804) – известный немецкий философ – полагал, что от года к году УБЕЖДЕНИЕ заменяет – и будет заменять силу в международной политике.

С момента окончания Первой мировой войны, либеральная мысль постоянно акцентирует роль международных организаций, международного права в сохранении мира на Земле… Международные организации, созданные на основе консенсуса между их учредителями, работают в направлении нейтрализации худших аспектов анархии в международных отношениях и развивают межгосударственное сотрудничество.

ЛИБЕРАЛИЗМ ГРУПП ИНТЕРЕСОВ

Корни плюралистского образа международных отношений таятся и в ряде работ, посвященных внутриполитической организации общества и государства. Это особенно характерно для американских ученых с их тенденцией рассматривать международную политику через призму политики внутренней. Поэтому толкование природы международных отношений, характерное для многих американских специалистов, может быть понято как экстраполяция американских политических процессов на весь мир. С их точки зрения, международные отношения не есть что-то принципиально новое, существенно отличающееся от явлений, имеющих место внутри общества данного государства. В соответствии с этой позицией многие плюралисты отвергают деление внутриполитическое - внешнеполитическое в политике. Для плюралиста одно есть продолжение другого.

Большинство политологов-плюралистов – американцы. Каждый из них в той или иной мере находится под влиянием научной мысли, базирующейся на изучении политической системы Америки, - отсюда либерализм групп интересов . Он основан на следующих постулатах:

1. Роль правительства заключается в обеспечении гарантированного доступа к наиболее эффективной организации и в ратификации соглашений и компромиссов, достигнутых между конкурирующими группами и их лидерами.

2. Конкуренция между группами ведет к достижению большей гармонии в обществе.

3. Политическая повестка дня и общественный интерес определяются организованными (групповыми) интересами.

Все три пункта находятся в соответствии с классическими постулатами либерализма о том, что (1) государство есть нейтральный арбитр, (2) возможна естественная гармония интересов – в этом случае не индивидуумов, но организованных групп, и (3) участие в политическом процессе не есть исключительная прерогатива элит.

Конфликт и состязание интересов играют весьма важную роль. Группы интересов распространяют свое влияние, индивидуумы формируют группы интересов в попытках обыграть, подавить противостоящие группы и коалиции или доминировать над ними. Понимаемая таким образом, политика есть игра с весьма серьезными ставками. Как результат этой игры, принимаются определенные политические решения.

ТЕОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ

Природа политических изменений: подходы в науке

Идея обусловленности политического развития и возможно­сти его измерения высказывалась давно. Еще Аристотель отмечал зависимость политической сферы от социальных факторов (например, социального неравенства), определяющих ее содер­жание. Традиция обусловленности политики внешними по от­ношению к ней факторами (экономическими, социальными, культурными и т. д.) долгое время доминировала в полити­ческой науке. Детерминистские теории, подобные марксизму, заметно упростили сложный характер взаимосвязи и взаимо­влияния различных систем общества друг на друга и свели уро­вень его зрелости к развитию материального производства (базиса), определяющего зрелость всех остальных элементов системы.

Помимо детерминистского подхода, существовала иная традиция анализа природы политических из­менений. Ее сформулировал еще Н. Макиавелли, обосновавший идею самостоятельности политики и ее первенства по отноше­нию к иным сферам общественной жизни. Эту идею развивали последователи макиавеллистской традиции - представители итальянской школы политической социологии В. Парето, Г. Моска и Р. Михельс. В частности, они утверждали, что полити­ческое развитие обусловливает прогресс общества, но само опре­деляется качеством политической элиты, которая осуществляет властные функции и принимает важнейшие политические реше­ния. Очевидно, что такая усиленная акцептация на примате по­литики приводит к другой крайности, согласно которой все об­щественное развитие зависит от политики.

Однако в конце 50-х годов XX века в рамках теории международных отношений и сравнительной политологии были предприняты попытки определить критерии политического прогресса, что привело к формированию само­стоятельного направления анализа политики - теории политичес­кой модернизации. Сторонники данной теории рассматривают конкретно-исторический процесс трансформации традиционных политических систем в современные и выявляют внутренние механизмы политических изменений во всех обществах, осуще­ствляющих модернизацию.

В теории модернизации существуют различные школы, акцентирующие внимание на тех или иных факторах и критериях политического развития. Особый вклад в теорию политической модернизации внесли работы Алмонда Г. и Пауэлла Д. Сравнительная политология. Подход с позиций “концепции развития” (1966), Эптера Д. Политика модерни­зации (1965), Пая Л. Аспекты политического развития. Ана­литическое исследование (1966), Эйзенштадта С. Модерни­зация: протест и изменение (1966), Хантингтона С. Полити­ческий порядок в меняющихся обществах (1968) и др.

Согласно концепции указанных политологов, политическая модернизация представляет собой процесс изменения системных качеств политической жизнии функций институтов политиче­ской системы припереходе от традиционного общества к современному. При этом понятия "традиционное общество" и "современное общество" отражают разный уровень цивили зационной зрелости социальных систем, наличие разных меха­низмов социальной регуляции и адаптации, а также технологий социальных изменений. И, наконец, они фиксируют различные место и роль индивида в разных социальных системах и воз­можности его самореализации.

Как показывает исторический опыт, развитие общества идет от простых к сложным структурам. Развитие производства как отражение постоянного роста потребностей людей шло по пути умножения и усложнения форм разделения труда. Процессы дифференциации и интеграции в сфере труда стимулировали появление новых групп интересов, рост разнообразия социаль­ных отношений, образов жизни. Закон возрастающего разнооб­разия деятельности людей, усложнения социальных отношений и социальной структуры общества обусловил высокую адаптив­ность последнего к изменяющимся условиям своего функцио­нирования. Следовательно, политическая модернизация означа­ет переход общества от политически простых к более сложным формам организации политической жизни.

Содержание и движущие силы политической модернизации

Единства мнений относительно движущей силы процесса политической модернизации в западной политологии не суще­ствует, но наибольшим авторитетом пользуется основывающая­ся на функциональном подходе позиция Г. Алмонда и Л. Пая. Они считают, что политическое развитие требует постоянного совершенствования функций, которые должна выполнять поли­тическая система для обеспечения стабильности и эффективно­сти всего социального организма. Изменение системных качеств и функций политических институтов, по мнению этих ученых, включает три процесса:

1) структурную дифференциацию ин­ститутов политической системы и специализацию их функций;

2) возрастание способности политической системы к иннова­циям, к мобилизации и выживанию (Л. Пай );

3) тенденцию к равноправию.

Заканчивая рассмотрение теории политической модерниза­ции, отметим, что сами ее авторы отрицают существование "в чистом виде" как традиционных, так и современных политиче­ских систем. Любая политическая система сочетает в себе эле­менты и традиционности, и современности и в этом смысле является "смешанной". И только преобладание тех или иных элементов в конкретной политической системе будет указывать на степень ее развития.

Критерии политического развития

Для измерения степени модернизированности политики Г. Алмонд и Д. Пауэлл ввели три критерия: дифференциация политических ролей, специализация политических институ­тов и секуляризированность культуры.

Процесс дифференциации политических ролей означает появ­ление новых самостоятельных структур, выполняющих специа­лизированные функции. Например, возникает новая социаль­ная группа, которая требует представительства ее интересов во властных структурах. Если раньше интересы подобных групп представляли бы, скажем, профсоюз или партия, то теперь они создают самостоятельные структуры, например, лобби, способ­ные отражать специфические интересы именно данных групп. Таким образом, под давлением процесса социальной диффе­ренциации в обществе формируются относительно автономные и специализированные политические структуры (заинтересо­ванные группы, партии, органы массовой информации, клиентелы и т. д.), которые интегрируются в единую систему, в рамках которой происходит их взаимодействие друг с другом.

Однако наиболее важным компонентом политической мо­дернизации, составляющим основу изменения политических ролей и специализации политических функций, является куль­турная секуляризация. Содержание культурной секуляризации заключается в рационализации политического мышления и по­литической деятельности индивида, переходе его от иррацио­нальных (эмоции, переживания, традиции, обычаи) факторов политического поведения к преимущественно рациональным началам в формировании политических позиций (конкретные факты, право, точная информация).

Рекомендации к самостоятельной работе

В процессе усвоения материала по предложенной теме необходимо уяснить базовые принципы плюралистического подхода к теории международных отношений, а также содержание таких понятий, как: государственная бюрократия, бюрократический клан (группировка), консенсус, правила политической игры, регулируемый либерализм, коммерческий либерализм, либерализм групп интересов, демократический либерализм, лобби, политическая модернизация, дифференциация политических ролей, специализация функций в рамках политической системы, культурная секуляризация и др.

Контрольные вопросы

1. На какой идеологической основе базируется плюралистический подход к теории международных отношений? Каковы его постулаты?

2. Чем характеризуется рациональный процесс принятия решений и почему, с точки зрения плюралистов, этот процесс – в масштабах государства – не является рациональным?

3. Почему плюралистический подход сталкивается с существенными трудностями в процессе определения национальных интересов государства ?

4. Каковы пути разрешения международных конфликтов, с точки зрения представителей коммерческого, демократического и регулируемого либерализма ?

5. В чем специфика либерализма групп интересов в сравнении с классическим либерализмом?

6. Почему для плюралистического подхода к теории международных отношений характерно отсутствие четкой грани между внутренней и внешней политикой?

7. В чем состоит процесс политической модернизации? Каковы критерии модернизации?

8. Является ли модернизация единственным вариантом политического процесса в современном мире, или же возможны «попятные» движения? Приведите примеры.

Лекция № 8. ГЛОБАЛИЗМ

Мы уже видели, что реалисты построили свою работу, пытаясь ответить на основной вопрос – как стабильность может быть сохранена в столь анархическом, находящемся в беспорядке мире? Многие плюралисты также задаются вопросом о том, как в мире, становящемся все более взаимозависимым – в политическом, экономическом, социальном и военном смыслах, - могут быть разрешаемы конфликты.

ГЛОБАЛИЗМ, в свою очередь, концентрирует свое внимание на весьма принципиальном вопросе – почему так много государств Третьего мира – в Латинской Америке, Африке и Азии – оказались неспособны к социально-экономическому подъему. Для некоторых глобалистов попытка ответить на этот вопрос – лишь один из элементов более широкого подхода, подхода к теории развития мирового капитализма.

В рамках этого направления теории международных отношений работают как марксисты, так и немарксисты, те, кто, по тем или иным причинам, стремится избежать марксовых схем анализа.

Глобалисты выдвигают в качестве основополагающих четыре основных постулата:

1. Необходимо понимание глобального контекста, внутри которого государства и другие действующие лица мировой политики взаимодействуют между собой. Глобалисты утверждают, что, для того, чтобы объяснить поведение действующих лиц на том или ином уровне анализа – индивидуальном, бюрократическом, общественном, межгосударственном или межобщинном, необходимо прежде понять общую структуру глобальной системы , внутри которой это поведение имеет место. Так же как некоторые реалисты, глобалисты полагают, что именно система международных отношений должна быть стартовым пунктом анализа. В общем, поведение каждого из действующих лиц определяется системой, которая создает как конкретные ограничения, так и определенные возможности.

2. Исторический анализ чрезвычайно важен для понимания природы и структуры системы международных отношений. Изучение закономерностей исторической эволюции системы – в нашем случае, мировой капиталистической системы - дает ключ к пониманию особенностей ее теперешнего состояния.

Капитализм как экономическая система развивается в погоне за извлечением прибыли и сверхприбыли, принося благоденствие одним персоналиям, классам, государствам и обществам за счет других. Даже социалистические государства вынуждены функционировать внутри капиталистического окружения, экономическое давление которого существенно ограничивает возможности этих стран. Наиболее важно - здесь и сейчас – противостояние Север-Юг и соревнование между такими развитыми капиталистическими странами как США, Япония и Германия.

3. Существуют конкретные механизмы доминирования , воспроизводящие существующую систему международных отношений – стоящую препятствием на пути развития стран Третьего мира и создающую условия для неравномерного развития различных регионов планеты. Для понимания природы этих механизмов достаточно проанализировать сложившуюся схему экономических отношений между развитыми капиталистическими странами и их бедными соседями в Африке, Азии и Латинской Америке.

4. Экономические факторы имеют ключевое значение в исследовании особенностей эволюции и функционирования мировой системы капитализма и, соответственно, в подчиненном положении стран Третьего мира.

Глобализм имеет некоторое сходство с рассмотренными ранее подходами к теории международных отношений – реализмом и плюрализмом. И глобалисты, и реалисты, как было уже отмечено, придают большее значение системному уровню, или миру в целом, в воздействии на поведение действующих лиц, нежели плюралисты. Тем не менее, они различаются в характеристике системы. Если глобалисты фокусируют свое внимание на капиталистическом методе производства, то реалисты – на распределении мощи. Кроме того, глобалисты более склонны подчеркивать внутреннюю связь между международной системой и внутренней политикой: общество и государство никогда не рассматривается ими как нечто, замкнутое в собственной раковине от внешнего мира.

Глобалисты и плюралисты сходятся между собой, по крайней мере, в трех пунктах:

1. Их подход к системе международных отношений основывается на политической экономии. Разделение между высокой и низкой политикой отвергается – если не ставится в обратный порядок рядом глобалистов – в значении относительной важности экономических – по контрасту с военно-политическими факторами. Для глобалиста демонстрация политической или военной мощи отражает глубинную, ведущую силу первостепенных экономических факторов. Политика зависит от экономики, не являясь чем-то совершенно автономным.

2. Они гораздо более внимательны к событиям, процессам, организациям и действующим лицам, оперирующим как вне, так и внутри государства – государство не воспринимается как целостный рациональный игрок. Работая с большим количеством действующих лиц – как и плюралисты – глобалисты, тем не менее, обращают большее внимание на контекст (т.е. капиталистическую природу международной системы), чем плюралисты.

3. Те из них – и глобалисты, и плюралисты, – кто работает в транснационалистском ключе, делают упор на социально-экономических (благосостояние) вопросах. Многие плюралисты весьма предрасположены к проблемам мирных изменений в системе международных отношений. С их точки зрения, последние не должны рассматриваться либо строиться как игра с нулевой суммой с победителями и побежденными, но как игра с позитивной суммой , где перестройка межгосударственных отношений достигается через торг и компромисс, дающий выигрыш всем участникам. Хотя глобалисты весьма озабочены социально-экономическими проблемами слаборазвитых стран, они менее оптимистичны относительно возможности мирных перемен. Иерархичная природа системы международных отношений с подчинением Юга Северу и экономический диктат мировой капиталистической системы делают маловероятным вариант, предусматривающий серьезные уступки северных индустриальных государств Третьему миру. Изменения, мирные или революционные, весьма проблематичны. Именно здесь возникают принципиальные различия между позициями глобалистов и плюралистов.

ОСНОВОПОЛОЖНИКИ И ВЛИЯНИЯ

Карл Маркс (1818-1883). Работы Маркса, относящиеся к историческому прогрессу цивилизации и движению человечества к высшей социально-экономической формации, коммунизму, занимают значительное место в ряду основоположников современного глобализма. История человечества, по Марксу, есть прежде всего история борьбы классов. В частности, капитализм – который предполагает товарное производство, труд как товар, и частную собственность на средства производства – порождает вполне определенные политические, социальные и культурные явления. Марксов анализ капитализма оказал влияние на глобализм по крайней мере в трех направлениях:

1. Маркс обращал особое внимание на проблему эксплуатации большинства меньшинством. Признавая прогрессивную роль капитализма на определенном историческом этапе (пролетарская революция невозможна без полной победы капитализма как социально-экономической формации), но его личные симпатии были на стороне угнетенных.

2. По Марксу, капитализм выявил некоторые закономерности своего развития и экспансии. Будучи звеном в цепочке исторического процесса, капитализм – в соответствии с диалектическим пониманием истории, не способен преодолеть нарастающий в его недрах антагонистический конфликт между трудом и капиталом. Эти противоречия могут быть разрешены только посредством революционного перехода к более совершенной общественно-экономической формации – социализму (коммунизму).

3. Маркс утверждал, что общество должно быть исследуемо в его целостности, не по частям. Исследователь должен обращать внимание на взаимосвязь отдельных его частей, включая элементы, скрытые для отдельного наблюдателя.

Открытая Марксом перспектива исследования оказала существенное воздействие на глобализм как направление политической мысли, на тех ученых, кто посвящал свое время – исключительно или почти исключительно – изучению таких объектов анализа, как ГОСУДАРСТВА или ИНДИВИДУУМЫ. Хотя эти объекты исследования не игнорируются глобалистами, их значение в схеме значительно уступает их же значению у реалистов и плюралистов. Государство, к примеру, не мыслится в терминах суверенной сущности, чья деятельность направлена на обеспечение собственной безопасности. Его роль в мировой политике определяется формой и степенью участия в процессе капиталистического накопления, местом в глобальной капиталистической системе.

Джон А. Гобсон (1858-1940) - английский экономист, автор одной из наиболее популярных теорий империализма. Одним из первых он рассматривает империализм не как тягу к экспансии, к территориальным захватам и подчинению других стран и народов («старый империализм»), но как систему международного разделения труда, обеспечивающую и воспроизводящую механизмы эксплуатации бедных наций богатыми («новый империализм»). Под маской осуществления цивилизаторской миссии идет ограбление колониальных и зависимых стран. Гобсон допускает, что в конечном результате возникнет объединение западных государств, которое целиком будет жить за счет народов остального мира. Вместе с такого рода союзом возникнет «чудовищная опасность паразитизма Запада»: «Этот паразитизм породит группа промышленно-развитых народов, чьи высшие классы, собрав богатую дань с Азии и Африки, будут держать под своей властью огромные массы покорных им наймитов, не занятых уже в земледелии и промышленности, а исполняющих личные услуги и второстепенную работу в производственных предприятиях, подчиненных контролю новой финансовой аристократии». Этот паразитарный империализм, который воспроизвел бы многие черты позднейшей Римской империи, будет всячески маскировать свою сущность.

«Но природу, — пишет Дж. Гобсон, — не обманешь; законы ее действуют всюду, они обрекают паразита на атрофию, на вымирание и полнейшее исчезновение, — этих законов не избежать ни народам, ни отдельным организмам».

На переломе века он указывал, что капиталистические общества столкнулись с тремя принципиальными взаимосвязанными проблемами: перепроизводство, недостаточное потребление (рабочий и другие эксплуатируемые классы) и чрезмерное накопление (капиталисты).

Классический кризис перепроизводства разрешается посредством инвестиций в страны Третьего мира. Но здесь возникает иная проблема: экономический передел мира ведет за собой передел политический – политические столкновения и военные конфликты. Гобсон выступает против предполагаемой «неизбежности империалистической экспансии». Он утверждает, что «не является необходимой трата наших естественных ресурсов на милитаризм, войны, рискованные методы дипломатии – для того только, чтобы изыскать рынки для наших товаров и нашего капитала». Отвергая детерминизм, характерный для работ авторов-марксистов, Гобсон апеллирует к необходимости поднять уровень потребления в среде эксплуатируемых классов, полагая это не только достижимым, но и благотворным – в смысле «преодоления империализма».

По Гобсону, империализм не приносит блага той стране, из которой он исходит, – лишь узкой группе капиталистов и правительственных чиновников. Слишком большие военные расходы могут свести на нет все экономические преимущества империалистической экспансии. Кроме того, неизбежно возникает соперничество между ведущими европейскими державами, что также – с его точки зрения – не способствует процветанию общества. Важно отметить, что, согласно Гобсону, империализм может быть «преодолен» без смены социально-экономической формации, без изменения природы системы международных экономических отношений.

Владимир Ильич Ленин (1870-1924). В этой лекции для нас представляет интерес, прежде всего, его классический труд «Империализм как высшая стадия капитализма».

Империализм, как высшая и последняя стадия капиталистической общественно-экономической формации, характеризуется:

1. Концентрацией производства, ведущей к возникновению монополий и отмиранию конкуренции: производство становится общественным, - при том, что присвоение остается частным;

2. Слиянием банковского и промышленного капитала – возникновением капитала финансового (финансово-промышленные группировки, финансовая олигархия): инвестируя средства вкладчиков в промышленность, банки выступают уже не просто как ростовщики или посредники в платежах, но как капиталисты;

3. Экспортом капитала: капитал изымается из оборота (из экономики) одних стран и вкладывается в экономику других – там, где инвестиции обеспечивают большую норму прибыли; если для «старого» капитализма, основанного на свободной конкуренции, был типичен вывоз товара, то для «нового», основанного на монополии – вывоз капитала;

4. Борьбой за экономический передел мира, которую ведут крупнейшие монополии и финансово-промышленные группировки;

5. Борьбой за политический передел мира между крупнейшими капиталистическими державами («молодой» хищник пытается ограбить «стареющего»).

По своей экономической сути, как пишет В. И. Ленин, «… империализм есть монополистический капитализм. Уже эти определяется историческое место империализма, ибо монополия, вырастающая на почве свободной конкуренции и именно из свободной конкуренции, есть переход от капиталистического к более высокому общественно-экономическому укладу», - социализму. Далее он указывает, что монополия выроста из концентрации производства на очень высокой ступени его развития; рост монополий привел к усиленному захвату важнейших источников сырья. Монополия выросла из банков: «Они превратились из скромных посреднических предприятий в монополистов финансового капитала. И, наконец, монополия выросла из колониальной политики: «К многочисленным «старым» мотивам колониальной политики финансовый капитал прибавил борьбу за источники сырья, за вывоз капитала, за «сферы влияния»… наконец, за хозяйственную территорию вообще.

Таким образом, империализм есть естественная – высшая и последняя – стадия капитализма – отнюдь не вопрос злой воли отдельных апологетов экспансии. Войны в этот период неизбежны, т.к. сферы влияния уже поделены, но меняющийся баланс сил толкает империалистические держава к борьбе за их передел.

«Монополии, олигархия, стремление к господству вместо стремлений к свободе, эксплуатация все большего числа маленьких или слабых наций небольшой кучкой богатейших или сильнейших наций – все это породило те отличительные черты империализма, которые заставляют характеризовать его как паразитический или загнивающий капитализм. Все более выпукло выступает, как одна из тенденций империализма, создание «государства-рантье», государства-ростовщика, буржуазия которого живет все более вывозом капитала и «стрижкой купонов»… В. И. Ленин говорит не только о «загнивании» капитализма в его империалистической стадии, но и о неравномерном развитии различных регионов планеты – в дальнейшем теория неравномерного (неодновременного) развития разрабатывалась глобалистами середины и конца ХХ века – Э. Кардозо, И. Валлерштейном, С. Амином и др.

При перераспределении ресурсов в пользу развитых капиталистических стран часть получаемых средств идет на подкуп верхушки пролетариата – «рабочей аристократии», наиболее квалифицированной верхушки рабочего класса и «рабочей бюрократии» – профсоюзного актива, а затем и большинства населения стран «золотого миллиарда». В результате уже не только кучка олигархов, но и все (или практически все) населения развитых капиталистических стран выступает в качестве коллективного эксплуататора «недоразвитой» части мира.

Эммануил Валлерштейн. Исследует капитализм как интегрированную, исторически расширяющуюся систему, игнорирующую любые границы – политические или географические. Капитализм, с его точки зрения, есть системный – или глобальный – феномен. Нет нужды концентрировать внимание на отдельных государствах и национальных экономиках и затем экстраполировать наработанный опыт. Вместо этого необходимо исследовать капитализм как интегрированную, исторически расширяющуюся систему, игнорирующую все возможные политические или исторические границы. Понимая капитализм как такую систему, мы получаем возможность оценить судьбу конкретных стран и наций.

Здесь имеется несколько параллелей с реализмом:

1. Валлерштейн пытается развить теорию на уровне системы, хотя он и отдает предпочтение экономическим факторам перед политическими.

2. Валлерштейн признает наличие анархии в международных отношениях, – т.е. отсутствие единой воли – верховной власти, выражающей интересы мировой капиталистической системы в целом.

Впрочем, для Валлерштейна политическая анархия системы международных отношений ведет к развитию и экспансии мирового капитализма, ибо ни одно государство не способно контролировать мировую экономику в целом. Возникает международное разделение труда , разделение мира на ядро – развитые капиталистические страны, периферию – их колониальные придатки, и полупериферию - страны, выбившиеся из положения колоний, но не могущие (по причине устойчивости мировой капиталистической системы, жестко поддерживающей статус кво) , войти в состав ядра. Экономика, в отличие от подхода реалистов, для него первична.

3. Кроме того, Валлерштейн обращает внимание на международное распределение сил (мощи).

Однако и здесь имеется расхождение с позицией реалистов. Для Валлерштейна, наличие конкретного распределения мощи и ресурсов не может быть объяснено без обращения к базовому экономическому порядку. Другими словами, с его точки зрения, реалисты тратят слишком много времени на разговоры о балансе сил и мощи, не будучи способны воспринять работу – принципиальную работу – определенных экономических сил, создающих описываемый ими баланс мощи.

Таким образом, несмотря на определенную схожесть подходов и терминологии, использование и значение аналогичных концепций и реалистов и глобалистов школы Валлерштейна разное. Для последних фокус на распределении ресурсов и возможностей между государствами не является достаточным для понимания природы мировой системы ( world- system) . Международная система всегда включает как слабые, так и сильные составляющие, однако дифференцированная мощь сама по себе не является базовой характеристикой системы. Капитализм является ее принципиальным атрибутом, порождающим глобальную структуру классовых отношений и разделение мира. Именно капитализм есть тот критический фактор, что диктует государствам и классам правила игры, ограничивая, формируя и канализируя все формы поведения. Некоторые государства и классы получают – при таком порядке вещей - явные преимущества. Другие обречены играть подчиненную роль в определяемом капитализмом мировом порядке. Именно мировая капиталистическая система является базовой категорией для Валлерштейна и глобалистов его школы.

Самир Амин. Среди исследователей проблем зависимости, представляющих страны Азии и Африки, особо выделяется директор Африканского института ООН по экономическому развитию и планированию в Дакаре (Сенегал) Самир Амин, который в последующем стал сторонником мир-системного подхода. Его перу принадлежит множество статей и книг, среди которых можно отметить монографии «Накопление в мировом масштабе. Критика теории недоразвитости» (1970; 1974) и «Неравное развитие. Очерк социальных формаций периферийного капитализма» (1973; 1976). Развивая идеи, заложенные еще в трудах В. И. Ленина, Амин утверждает, что развитые капиталистические страны («золотой миллиард») выступают – по отношению к странам Третьего мира – как «коллективный капиталист», эксплуататор; причем плодами этой эксплуатации пользуются не только капиталисты, но и все остальное население стран Запада. Отсюда – весьма недружественная (по отношению к зависимым странам) позиция, в том числе и тех политических сил Запада, которые, по традиции, считаются «левыми» (социалисты и социал-демократы) и даже «крайне левыми». Мысль о том, что общество Запада – вне зависимости от экономического противоречий и политических разногласий внутреннего порядка - давно осознало себя как некую целостность, противостоящую зависимым странам (чье благосостояние строится на этой зависимости!), разрабатывается также в трудах современного отечественного политолога С. Г. Кара-мурзы («Идеология и мать ее наука», «Манипуляция сознанием», «Потерянный разум» и др.).

Рекомендации к самостоятельной работе

Изучение рассматриваемой выше темы предполагает уяснение таких ключевых категорий как империализм, глобальный рынок, капиталистический способ производства, периферийный капитализм, монополии, финансово-промышленные группы, транснациональные корпорации, капитал, экспорт капитала, неэквивалентный обмен, зависимое развитие и др.

Контрольные вопросы

1. Какова идеологическая основа глобалистского подхода к теории международных отношений и на каких положениях он базируется?

2. Как положение в системе международного разделения труда влияет на внешнюю политику государства?

3. В чем источник высокого уровня жизни в США, Японии и Западной Европе?

4. Что такое неэквивалентный обмен и каким образом он поддерживается?

5. Чем вызвано разделения мира на страны «ядра» («золотого миллиарда»), «периферии» и «полупериферии»? Почему с разрыв между «ядром» и «периферией» постоянно углубляется?

6. Возможны ли мирные изменения в сложившейся структуре глобального рынка («мирового империализма») в плане более справедливого распределения доходов?

7. Что такое империализм и какими признаками он характеризуется?

8. Почему В.И. Ленин именовал империализм «высшей и последней стадией капитализма» и в чем причины живучести современного империализма?

9. Когда и каким образом сформировалась современная система международного разделения труда?

Лекция № 9

ВВЕДЕНИЕ В ГЕОПОЛИТИКУ

Определение "геополитики"

Труды многочисленных представителей геополитических школ, несмотря на все их различия и зачастую противоречия, складываются в одну общую картину, которая и позволяет говорить о самом предмете как о чем-то законченном и определенном. Те или иные авторы и словари разнятся между собой в определении основного предмета изучения этой науки и главных методологических принципов. Такое расхождение проистекает из исторических обстоятельств, а также из-за теснейшей связи геополитики с мировой политикой, проблемами власти и доминирующими идеологиями.

Синтетический характер этой дисциплины предполагает включение в нее многих дополнительных предметов географии, истории, демографии, стратегии, этнографии, религиоведения, экологии, военного дела, истории идеологии, социологии, политологии и т.д. Так как все эти военные, естественные и гуманитарные науки сами по себе имеют множество школ и направлений, то говорить о какой-то строгости и однозначности в геополитике не приходится. Но какое же определение дать этой дисциплине, столь расплывчатой и одновременно выразительной и впечатляющей?

Геополитика - это мировоззрение, и в этом качестве ее лучше сравнивать не с науками, но с системами наук. Она находится на том же уровне, что и марксизм, либерализм и т.д., т.е. системы интерпретаций общества и истории, выделяющие в качестве основного принципа какой-то один важнейший критерий и сводящие к нему все остальные бесчисленные аспекты человека и природы.

Марксизм и либерализм равно кладут в основу экономическую сторону человеческого существования, принцип "экономики как судьбы". Не важно, что эти две идеологии делают противоположные выводы. Маркс приходит к неизбежности антикапиталистической революции, а последователи Адама Смита считают капитализм самой совершенной моделью общества. И в первом и во втором случаях предлагается развернутый метод интерпретации исторического процесса, особая социология, антропология и политология. И, несмотря на постоянную критику этих форм "экономического редукционизма" со стороны альтернативных (и маргинальных) научных кругов, они остаются доминирующими социальными моделями, на основании которых люди не просто осмысляют прошлое, но и созидают будущее, т.е. планируют, проектируют, задумывают и осуществляют крупномасштабные деяния, прямо затрагивающие все человечество.

Точно так же обстоит дело и с геополитикой. Но в отличие от "экономических идеологий", она основана на тезисе: "географический рельеф как судьба". География и пространство выступают в геополитике в той же функции, как деньги и производственные отношения в марксизме и либерализме: к ним сводятся все основополагающие аспекты человеческого существования, они служат базовым методом интерпретации прошлого, они выступают как главные факторы человеческого бытия, организующие вокруг себя все остальные стороны существования. Как и в случае экономических идеологий, геополитика основана на приближенности, на редукционизме, сведении многообразных проявлений жизни к нескольким параметрам, но несмотря на заведомую погрешность, всегда присущую таким теориям, она впечатляюще доказывают свою стройность в вопросе объяснении прошлого и предельную эффективность в организации настоящего и проектировании будущего.

Если продолжать параллель с марксизмом и классической буржуазной политэкономией, можно сказать, что, подобно экономическим идеологиям, утверждающим особую категорию "человек экономический" (homo economicus), геополитика говорит о "человеке пространственном", предопределенном пространством, сформированном и обусловленным его специфическим качеством - рельефом, ландшафтом. Но эта обусловленность особенно ярко проявляется в масштабных социальных проявлениях человека в государствах, этносах, культурах, цивилизациях и т.д. Зависимость каждого индивидуума от экономики очевидна и в малых и в больших пропорциях. Поэтому экономический детерминизм понятен и обычным людям и властным инстанциям, оперирующим с большими социальными категориями. По этой причине, быть может, экономические идеологии стали столь популярными и выполняли мобилизационную функцию вплоть до революций, основанных на личной ангажированности в идеологии множества отдельных людей. Зависимость человека от пространства - основной тезис геополитики - видится лишь при некотором дистанцировании от отдельного индивидуума. И поэтому геополитика не стала, несмотря на имевшиеся предпосылки, собственно идеологией или, точнее, "массовой идеологией". Ее выводы и методы, предметы изучения и основные тезисы внятны лишь тем социальным инстанциям, которые занимаются крупномасштабными проблемами, стратегическим планированием, осмыслением глобальных социальных и исторических закономерностей и т.д. Пространство проявляет себя в больших величинах, и поэтому геополитика предназначается для социальных групп, имеющих дело с обобщенными реальностями, странами, народами и т.д.

Геополитика - это мировоззрение власти, наука о власти и для власти. Только по мере приближения человека к социальной верхушке геополитика начинает обнаруживать для него свое значение, свой смысл и свою пользу, тогда как до этого она воспринимается как абстракция. Геополитика - дисциплина политических элит (как актуальных, так и альтернативных), и вся ее история убедительно доказывает, что ею занимались исключительно люди, активно участвующие в процессе управления странами и нациями, либо готовящиеся к этой роли (если речь шла об альтернативных, оппозиционных идеологических лагерях, отстраненных от власти в силу исторических условий).

Не претендуя на научную строгость, геополитика на своем уровне сама определяет, что обладает для нее ценностью, а что нет. Гуманитарные и естественнонаучные дисциплины привлекаются только тогда, когда они не противоречат основным принципам геополитического метода. Геополитика, в некотором роде, сама отбирает те науки и те направления в науке, которые представляются ей полезными, оставляя без внимания все остальное. В современном мире она представляет собой "краткий справочник властелина", учебник власти, в котором дается резюме того, что следует учитывать при принятии глобальных (судьбоносных) решений, таких как заключение союзов, начало войн, осуществление реформ, структурная перестройка общества, введение масштабных экономических и политических санкций и т.д.

Геополитика - это наука править.

Теллурократия и талассократия

Главным законом геополитики является утверждение фундаментального дуализма, отраженного в географическом устройстве планеты и в исторической типологии цивилизаций. Этот дуализм выражается в противопоставлении "теллурократии" (сухопутного могущества) и "талассократии" (морского могущества). Характер такого противостояния сводится к противопоставлению торговой цивилизации (Карфаген, Афины) и цивилизации военно-авторитарной (Рим, Спарта), в иных терминах - к дуализму между "демократией" и "идеократией".

Уже изначально данный дуализм имеет качество враждебности, альтернативности двух его составляющих полюсов, хотя степень может варьироваться от случая к случаю. Вся история человеческих обществ, таким образом, рассматривается как состоящая из двух стихий "водной" ("жидкой", "текучей") и "сухопутной" ("твердой", "постоянной").

Теллурократия, "сухопутное могущество", связано с фиксированностью пространства и устойчивостью его качественных ориентаций и характеристик. На цивилизационном уровне это воплощается в оседлости, в консерватизме, в строгих юридических нормативах, которым подчиняются крупные объединения людей рода, племена, народы, государства, империи. Твердость Суши культурно воплощается в твердости этики и устойчивости социальных традиций. Сухопутным (особенно оседлым) народам чужды индивидуализм, дух предпринимательства. Им свойственны коллективизм и иерархичность.

Талассократия, "морское могущество", представляет собой тип цивилизации, основанной на противоположных установках. Этот тип динамичен, подвижен, склонен к техническому развитию. Его приоритеты - кочевничество (особенно мореплавание), торговля, дух индивидуального предпринимательства. Индивидуум как наиболее подвижная часть коллектива возводится в высшую ценность, при этом этические и юридические нормы размываются, становятся относительными и подвижными. Такой тип цивилизации быстро развивается, активно эволюционирует, легко меняет внешние культурные признаки, сохраняя неизменной лишь внутреннюю идентичность общей установки.

Большая часть человеческой истории развертывается в ситуации ограниченного масштаба обеих ориентаций при глобальной доминации "теллурократии". Элемент Земля (суша) довлеет над всем ансамблем цивилизаций, а элемент Вода (море, океан) выступает лишь фрагментарно и спорадически. Дуализм до определенного момента остается географически локализованным: морские берега, устья и бассейны рек

и т. д. Противостояние развивается в различных зонах планеты с разной интенсивностью и в разных формах.

Политическая история народов земли демонстрирует постепенный рост политических форм, становящихся все более масштабными. Так возникают государства и империи. Этот процесс на геополитическом уровне означает усиление фактора пространства в человеческой истории. Характер крупных политических образований государств и империй выражает дуальность стихий более впечатляюще, выходя на уровень все более и более универсальных цивилизационных типов.

В определенный момент (античный мир) складывается довольно устойчивая картина, отраженная в "карте Макиндера". Зона теллурократии устойчиво отождествляется с внутриконтинентальными просторами северо-восточной Евразии (в общих чертах совпадающими с территориями царской России или СССР). Талассократия все яснее обозначается как береговые зоны евразийского материка, Средиземноморский ареал, Атлантический океан и моря, омывающие Евразию с юга и запада.

Так карта мира обретает геополитическую специфику:

1. Внутриконтинентальные пространства становятся "неподвижной платформой", heartland'ом ("землей сердцевины"), "географической осью истории", которая устойчиво сохраняет теллурократическую цивилизационную специфику;

2. "Внутренний или континентальный полумесяц", "береговая зона", rimland представляют собой пространство интенсивного культурного развития. Здесь очевидны черты "талассократии", хотя они уравновешиваются многими "теллурократическими" тенденциями;

3. "Внешний или островной полумесяц" представляет собой "неизведанные земли", с которыми возможны только морские коммуникации. Впервые он дает о себе знать в Карфагене и торговой финикийской цивилизации, воздействовавшей на "внутренний полумесяц" Европы извне.

Эта геополитическая картина соотношения талассократии и теллурократии выявляется потенциально к началу христианской эры, после эпохи Пунических войн. Но окончательно она приобретает смысл в период становления Англии великой морской державой в XVII - XIX веках. Эпоха великих географических открытий, начатая с конца XV века, повлекла за собой окончательное становление талассократии самостоятельным планетарным образованием, оторвавшимся от Евразии и ее берегов и полностью сконцентрировавшимся в англосаксонском мире (Англия, Америка) и колониях. "Новый Карфаген" англосаксонского капитализма и индустриализма оформился в нечто единое и цельное, и с этого времени геополитический дуализм приобрел уже четко различимые идеологические и политические формы.

Позиционная борьба Англии с континентальными державами - Австро-Венгерской империей, Германией и Россией - была геополитическим содержанием XVIII - XIX веков (плюс вторая половина XX века), а с середины нашего столетия главным оплотом талассократии стали США.

В холодной войне 1946 - 1991 годов извечный геополитический дуализм достиг максимальных пропорций, талассократия отождествилась с США, а теллурократия с СССР.

Два глобальных типа цивилизации , культуры, метаидеологии вылились в законченные геополитические очертания, резюмирующие всю геополитическую историю противостояния стихий. При этом поразительно, что этим формам законченного геополитического дуализма на идеологическом уровне соответствовали две столь же синтетические реальности идеология марксизма (социализма) и идеология либерал-капитализма.

В данном случае можно говорить о реализации на практике двух типов "редукционизма": экономический редукционизм свелся к противопоставлению идей Смита и идей Маркса, а геополитический - к разделению всех секторов планеты на зоны, подконтрольные талассократии (Новому Карфагену, США) и теллурократии (Новому Риму, СССР).

Геополитическое видение истории представляет собой модель развития планетарного дуализма до максимальных пропорций. Суша и Море распространяют свое изначальное противостояние на весь мир.

Человеческая история есть не что иное, как выражение этой борьбы и путь к ее абсолютизации.

Таково самое общее выражение главного закона геополитики закона дуализма стихий (Суша против Моря).

Геополитическая телеология

До момента окончательной победы США в «холодной войне» геополитический дуализм развивался в изначально заданных рамках: речь шла об обретении талассократией и теллурократией максимального пространственного, стратегического и силового объема. Ввиду наращивания обеими сторонами ядерного потенциала некоторым геополитикам-пессимистам исход всего этого процесса представлялся катастрофическим, так как, полностью освоив планету, два могущества должны были либо перенести противостояние за пределы земли (теория звездных войн), либо взаимно уничтожить друг друга (ядерный апокалипсис).

Если характер основного геополитического процесса истории - максимальное пространственное расширение талассократии и теллурократии, для этой дисциплины очевиден, то его исход остается под вопросом. В этом отношении никакого детерминизма нет.

Следовательно, геополитическая телеология, т.е. осмысление цели истории в геополитических терминах, доходит лишь до момента глобализации дуализма и здесь останавливается.

Но, тем не менее, на чисто теоретическом уровне можно вычленить несколько предположительных версий развития событий после того, как можно будет констатировать победу одной из двух систем талассократии.

1-й вариант . Победа талассократии полностью отменяет цивилизацию теллурократии. На планете устанавливается однородный либерально-демократический порядок. Талассократия абсолютизирует свой архетип и становится единственной системой организации человеческой жизни. Этот вариант имеет два преимущества. Во-первых, он логически непротиворечив, так как в нем можно увидеть закономерное завершение однонаправленного (в целом) течения геополитической истории от полной доминации Суши (традиционный мир) к полной доминации Моря (современный мир); а во-вторых, именно это происходит в действительности.

2-й вариант . Победа талассократии оканчивает цикл противостояния двух цивилизаций, но не распространяет свою модель на весь мир, а просто завершает геополитическую историю, отменяя ее проблематику. Подобно тому, как теории постиндустриального общества доказывают исчезновение в этом обществе основных противоречий классической политэкономии (и марксизма), так некоторые мондиалистские теории утверждают, что в грядущем мире противостояние Суши и Моря будет вообще снято. Это тоже "конец истории", но только дальнейшее развитие событий не поддается такому строгому анализу, как в первом варианте.

Оба этих анализа рассматривают поражение теллурократии как необратимый и свершившийся факт. Два другие варианта относятся к этому иначе.

3-й вариант . Поражение теллурократии - явление временное. Евразия вернется к своей континентальной миссии в новой форме. При этом будут учтены геополитические факторы, приведшие к катастрофе континенталистские силы (новый континентальный блок будет иметь морские границы на юге и на западе, т.е. осуществится "доктрина Монро для Евразии"). В таком случае мир снова вернется к биполярности. Но уже другого качества и другого уровня.

4-й вариант (являющийся развитием предыдущего). В этом новом противостоянии побеждает теллурократия. Она стремится перенести свою собственную цивилизационную модель на всю планету и "закрыть историю" на своем аккорде. Весь мир типологически превратится в Сушу, и повсюду воцарится "идеократия". Предвкушением такого исхода были идеи о "Мировой Революции" и планетарном господстве Третьего Рейха.

Так как в наше время роль субъективного и рационального фактора в развитии исторических процессов как никогда велика, то эти четыре варианта следует рассматривать не просто как отвлеченную констатацию вероятного развития геополитического процесса, но и как активные геополитические позиции, которые могут стать руководством к действиям глобального масштаба.

Но в данном случае геополитика не может предложить никакой детерминистской версии. Все здесь сводится только к набору возможностей, реализация которых будет зависеть от множества факторов, не укладывающихся больше в рамки чисто геополитического анализа.

Rimland и "зоны-границы"

Вся методология геополитического исследования основана на применении принципов глобального геополитического дуализма Суши и Моря к более локальным категориям. При анализе любой ситуации именно планетарная модель остается главной и основополагающей. Те соотношения, которые характерны для общей картины, повторяются и на более частном уровне.

После выделения двух основных принципов талассократии и теллурократии следующим важнейшим принципом является rimland, "береговая зона". Это ключевая категория, лежащая в основе геополитического исследования.

Rimland представляет собой составное пространство, которое потенциально несет в себе возможность быть фрагментом либо талассократии, либо теллурократии. Это наиболее сложный и насыщенный культурой регион. Влияние морской стихии, Воды, провоцирует в "береговой зоне" активное и динамическое развитие. Континентальная масса давит, заставляя структурализировать энергию. С одной стороны, rimland переходит в Остров и Корабль. С другой стороны, - в Империю и Дом.

Rimland не сводится, однако, лишь к промежуточной и переходной среде, в которой протекает противодействие двух импульсов. Это очень сложная реальность, имеющая самостоятельную логику и в огромной мере влияющая и на талассократию, и на теллурократию. Это не объект истории, но его активный субъект. Борьба за rimland талассократии и теллурократии не есть соперничество за обладание простой стратегической позицией. Rimland обладает собственной судьбой и собственной исторической волей, которая, однако, не может разрешиться вне базового геополитического дуализма. Rimland в значительной степени свободен в выборе, но не свободен в структуре выбора, так как, кроме талассократического или теллурократического пути, третьего ему не дано.

В связи с таким качеством "внутренний полумесяц" часто вообще отождествляется с ареалом распространения человеческой цивилизации. В глубине континента царит консерватизм, вне его пределов вызов подвижного хаоса.

"Береговые зоны" самой своей позицией поставлены перед необходимостью давать ответ на проблему, предложенную географией.

Rimland является пограничной зоной, поясом, полосой. Вместе с тем это граница. Такое сочетание подводит к геополитическому определению границы. В отличие от границ между государствами, геополитика понимает этот термин иначе, отправляясь от изначальной модели, в которой первограницей или архетипом всех границ является конкретное историко-географическое и культурное понятие rimland.

Пространственный объем береговых зон является следствием взгляда на материк извне, "от лица морских пришельцев". Именно для "сил моря" берег является полосой , простирающейся в глубь суши. Для самого материка берег, напротив, это предел, линия .

Граница как линия (а именно так она понимается в международном праве) - это рудимент "сухопутной юриспруденции", унаследованный современным правом из древнейших традиций. Это взгляд сугубо сухопутный .

Но взгляд морской , внешний по отношению к материку, видит береговые территории как потенциальные колонии, как полоски земли, которые можно оторвать от остальной континентальной массы, превратить в базу, в стратегическое пространство. При этом береговая зона никогда не становится до конца "своей"; при необходимости можно сесть на корабль и уплыть на родину, на "остров". Полосой же берег становится именно за счет того, что пришельцам с моря небезопасно углубляться внутрь континента только на определенное расстояние.

Так как геополитика совмещает оба взгляда на пространство морской и сухопутный, то в ней rimland понимается как особая реальность, как граница-полоса, причем ее качественный объем зависит от того, какой импульс доминирует в данном секторе - сухопутный или морской. Гигантские и вполне судоходные океанические побережья Индии и Китая суть линии, полосы минимального объема. Соответствующие культуры имеют сухопутную ориентацию, и объем береговых полос тяготеет к нулю, к тому, чтобы стать просто концом материка. В Европе и особенно в Средиземноморье береговые зоны суть широкие полосы, уходящие далеко в глубь материка. Их объем максимален. Но в обоих случаях речь идет о геополитической границе. Следователь но, это категория переменная, варьирующаяся, в зависимости от обстоятельств, от линии до полосы.

Такой подход геополитика проецирует и на анализ более частных проблем, связанных с границами. Она рассматривает границы между государствами как "зоны переменного объема". Этот объем, его сокращение или расширение зависят от общей континентальной динамики. В зависимости от нее эти зоны меняют форму и траекторию в заданных пределах. В понятие "геополитической границы" могут входить целые государства. Например, английская идея "санитарного кордона" между Россией и Германией предполагала создание "ничейной" (полуколониальной и ориентированной на Англию) зоны, состоящей из прибалтийских и восточноевропейских государств. Континенталистская политика России и Германии, напротив, тяготела к тому, чтобы превратить эту зону в линию (Брест-Литовск, Раппало, пакт Риббентроп-Молотов). Талассократы-атлантисты стремились ее максимально расширить, создавая искусственные "прокладочные государства" (etats-tampons).

При этом законченная и совершенная талассократия (Англия, США) применяет в данном случае двойной стандарт: границы собственных Островов талассократы стремятся свести к линии, а береговые зоны Евразии максимально расширить. Для континенталистской геополитики логично использовать точно такой же принцип в обратном направлении: границы Евразии - линии, границы Америки - полосы.

Аналогия с историческим rimland'ом как "колыбелью цивилизации" показывает важнейшее значение "зон-границ" и в более частных случаях. Свободные от необходимости нести на себе тяжесть географического заряда истории "пограничные зоны" сплошь и рядом направляют свою энергию в культурно-интеллектуальные сферы. И умелое использование этого "легкого" геополитического потенциала составляет искусство геополитической стратегии противоборствующих сторон.

При этом именно "морские силы" овладели этим в совершенстве, так как всегда основывались на принципе максимального и скорейшего извлечения пользы из колонизированных территорий. Это отличало их от сухопутных завоевателей, которые после захвата территории сразу же начинали считать ее своей, а, следовательно, не очень спешили выжимать из нее все, что можно.

Геополитика как судьба

Законы геополитики чрезвычайно удобны для анализа политической истории, истории дипломатии и стратегического планирования. Эта наука имеет множество пересечений с социологией, политологией, этнологией, военной стратегией, дипломатией, историей религий и т.д. Косвенно, но подчас очень наглядно, связана она и с экономикой, вплоть до того, что некоторые геополитики предлагали основать новую науку геоэкономику. Во всяком случае, в некоторых аспектах геополитического метода обращение к экономическим реальностям необходимо.

В настоящий момент при тяготении всех видов наук к синтезу, к слиянию, к созданию новых межнаучных макродисциплин и многомерных моделей геополитика обнаруживает свое значение как для чисто теоретических исследований, так и для практических шагов в управлении сложными цивилизационными процессами в масштабе планеты или в масштабе отдельных государств или блоков государств. Это наука будущего, основы которой в самом ближайшем времени будут преподаваться не только в специальных высших учебных заведениях, учреждениях и академиях, но и в простых школах. С помощью геополитического анализа легко можно осмыслить целые эпохи исторического развития стран и народов. При свойственном нашему времени расширению информационных зон, появление таких простых и наглядных редукционистских методологий неизбежно, так как в противном случае человек рискует окончательно потерять всякие ориентиры в многообразном и многомерном хаосе потоков разнородных знаний.

Геополитика - бесценное подспорье в вопросах образования. Ее структура такова, что именно она могла бы стать осевой дисциплиной на новом этапе развития школы.

Вместе с тем все более очевидна роль геополитики в широкой социальной сфере. Уровень развития информации, активная вовлеченность обычного человека в события, разворачивающиеся на всем континенте, «мондиализация» масс-медиа все это выдвигает на первый план пространственное мышление в геополитических терминах, которое помогает "сортировать" народы, государства, режимы и религии по единой упрощенной шкале для того, чтобы смысл даже самых элементарных теле- или радионовостей был хотя бы приблизительно понятен. Если применить простейшую геополитическую сетку heartland, rimland, World Island к любому сообщению относительно международных событий, сразу же выстраивается некая ясная интерпретационная модель, не требующая дополнительных узкоспециальных знаний. "Расширение НАТО на Восток" при таком подходе означает "увеличение объема rimland в пользу талассократии"; "договор между Германией и Францией относительно создания особых, чисто европейских вооруженных сил" - "шаг в сторону создания континентальной теллурократической конструкции"; "конфликт между Ираком и Кувейтом - стремление континентального государства уничтожить искусственное талассократическое образование, препятствующее прямому контролю над береговой зоной", и т. д.

И, наконец, о влиянии геополитической методологии на внутреннюю и внешнюю политику. Если геополитический смысл определенных шагов политических партий и движений, а также властных структур будет очевиден, легко соотнести их с системой глобальных интересов, а следовательно, расшифровать их далеко идущие цели. Например, интеграция России с европейскими странами (особенно с Германией) - шаг теллурократических сил (евразийцев), отсюда автоматически можно прогнозировать усиление "идеократических" ("социалистических") тенденций внутри страны. Напротив, сближение Москвы с Вашингтоном означает подчинение талассократической линии и с неизбежностью влечет за собой позиционное усиление "рыночников" и т.д. Точно так же в свете закономерностей внутренней геополитики можно легко интерпретировать и внутриполитические процессы: сепаратизм народов внутри России, двухсторонние или многосторонние соглашения различных административных образований и областей между собой. Каждое событие в свете геополитики приобретает четкий смысл. Этот геополитический смысл не может рассматриваться как ultimo ratio события, но в любом случае он всегда оказывается в высшей степени выразительным и полезным для анализа и прогнозирования.

Рекомендации к самостоятельной работе

В процессе самостоятельной работы студент должен освоить и свободно оперировать следующими понятиями: цивилизационный дуализм, теллурократия, талассократия, heartland, rimland, World Island, внешний полумесяц, внутренний полумесяц, уметь соотносить понятия Морское могущество и Сухопутное могущество с типами цивилизаций, локализовать эти типы цивилизаций и идентифицировать отдельные страны и культуры по признаку принадлежности к одному или другому типу. Также необходимо понимать связь внутренней и внешней политики в зависимости от идеологических установок правящей элиты.

Контрольные вопросы

1. Чем, с точки зрения геополитики, определяются национальные интересы государства? Зависит ли их содержание от типа политического режима или партии, стоящей в данный момент у власти?

2. Что такое талассократия? Каковы отличительные особенности этого типа цивилизации?

3. Что такое теллурократия ? Какими признаками она отличается?

4. Продемонстрируйте на примерах из истории развертывание цивилизационного дуализма в пространстве и времени.

5. За что идет борьба между теллурократией и талассократией? Что такое rimland? Чем объясняется его ключевое значение?

6. Каковы варианты развития событий в мире после окончания «холодной войны» - с точки зрения геополитики? Какой из них вы считаете наиболее вероятным?

7. Основываясь на геополитическом подходе, попытайтесь определить, кто в современном мире является естественным союзником России, а кто – ее противником?

8. Почему знание геополитики совершенно необходимо тем, кто занимается (или стремится заниматься) вопросами внешней политики?

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ

Лекция № 10. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ: ВОПРОСЫ ПОДХОДА И МЕТОДА

ПРЕДМЕТ ИЗУЧЕНИЯ И ОСНОВОПОЛОЖНИКИ

Изучение принципов сравнительной политологии порой сопряжено с рядом проблем, как для студента, так и для ученого. Прежде всего, это связано с некоторой терминологической путаницей и использованием некоторых терминов в разных значениях. Так, например, понятие comparative government обычно относится к изучению политических структур и их функций в странах (государствах-нациях) Европы – к их исполнительным, законодательным и судебным институтам – и, в дополнение к тому, таких организаций, как политические партии или группы давления. Предмет изучения comparativepolitics, с другой стороны, более широк - он включает, помимо упомянутых выше, исследование других форм организации, не связанных непосредственно с национальными правительствами, – например, племен, общин, ассоциаций, союзов.

В политологии вообще и в сравнительной политологии, в частности, выделяют теорию и метод.

Теория есть набор систематизированных обобщений, а метод – это процедура или процесс исследования, сопряженный с применением соответствующих инструментов и технологий, цель которого – проверка и оценка теории.

Методология включает в себя методы, процедуры, рабочие концепции, правила и т.п. - все, что используется для организации исследования и проверки теории, равно как и для поиска конкретных решений вполне определенных проблем реального мира.

Более чем столетие назад Эдвард Фриман (1873) с оптимизмом заявил, что сравнительная политология обещает нам открытие (посредством глобального исследования) универсальных законов политики. Сегодня многие исследователи ныне констатируют, что никаких универсальных принципов – или базовых законов развития политических структур и процессов в обществе до сих пор не найдено. Но, тем не менее, многие ученые-гуманитарии – с тех пор и до наших дней – уделяли и уделяют серьезное внимание теоретическим и методологическим вопросам.

Макс Вебер Методология социальных наук (1949) и

Эмиль Дюркгейм Основы социологического метода (1938) считаются классиками современной западной сравнительной политологии. Вебер, в частности, обращал внимание на значение оценочных суждений и нейтрального подхода к исследованию в социологии и экономике, подробно изучая методологические воззрения ученых своего времени. Дюркгейм пытался определить, сконструировать метод, пригодный для изучения социальных явлений, включающий в себя правила наблюдения за социальными явлениями, их типологии, объяснения, как и обоснования социологических данных. Дюркгейм полагал, что его метод четко отграничивает общественные науки, и особенно социологию, от философии, - как и от позитивистской, эволюционной и идеалистической ориентации, довольно долго доминировавшей в общественных науках.

Карл Маркс , в отличие от Вебера и Дюркгейма, не писал пособий по теории и методологии – и, тем не менее, был чрезвычайно внимателен к этим проблемам. Как политолог, практиковавший сравнительный метод исследования, Маркс изучал европейские монархии, обращая, впрочем, внимание и на другие цивилизации, прежде всего на Азию. Он, пожалуй, воспринял бы современное общество как эквилибриум, сложный, находящейся в относительном равновесии механизм, сложившийся в результате вполне конкретной политики правящего класса. Этот класс устанавливает правила и нормы, легитимизирующие сложившиеся производственные отношения, отвечающие определенному уровню развития производительных сил – с развитием производительных сил они непременно вступят в конфликт со сложившимися производственными отношениями, - и тогда эквилибриум исчезнет, равновесие нарушится и система рухнет.

ИДЕОЛОГИЯ В СРАВНИТЕЛЬНОЙ ПОЛИТОЛОГИИ

Значение идеологии в современной, в том числе сравнительной политологии, трудно переоценить. Сам термин идеология возник в литературе позднего Просвещения (конец XVIII века) и воспринимался как наука об идеях , средство определения истины и рассеяния иллюзий. У Маркса и Манхейма присутствует иное понимание идеологии. В частности, в « Немецкой идеологии» Маркс определяет идеологию как ложное, неистинное мировосприятие или набор социальных иллюзий, порожденный тем или иным классовым окружением. Только через классовую борьбу, скажем, пролетариат способен изжить этот набор иллюзий, придя к пониманию истинного состояния дел в обществе. Переход к бесклассовому обществу положит конец разнообразной идеологической мифологии и приведет к созданию истинно свободного, не зашоренного стереотипами общественного мнения.

В современном западном обществоведении это определение идеологии в значительной мере искажено, оно в основном используется в значении официозного, тоталитарного, насаждаемого свыше или извне мировоззрения. В частности, формальное отсутствие господствующей идеологии в странах “западной демократии” воспринимается подавляющим большинством их населения как отсутствие идеологии как таковой, как смерть идеологии в современном постиндустриальном обществе.

Таблица 1. ИДЕОЛОГИЯ: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ

Миф

Реальность

Идеологии потеряли свое значение в современном обществе

Как традиционные, так и новые идеологии весьма эффективны

Политология нейтральна в своих принципах и ценностях

Американская/западная политология базируется на определенном идеологическом основании и весьма зависима от доминирующих в государстве институтов

Политика основывается на плюрализме, равновесии, взаимных сделках и консенсусе

Доминирующая англо-американская модель не способна осознать реальное содержание понятия капитализм и движущих сил современной политики

В духе этого не только концептуального, но и, в прямом смысле этого слова, идеологического противостояния, протекает знаменитая «дискуссия» между К. Марксом и М. Вебером, положившая начало двум основным течениям в сравнительной политологии - MAINSTREAM («главному», господствующему в академической науке Запада) и ALTERNATIVE (альтернативному, революционному, нонконформистскому) направлению.

Таблица 2. ИДЕИ К. МАРКСА И М. ВЕБЕРА В ИХ ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИИ

КОНЦЕП-ТУАЛЬНАЯ ИДЕЯ

К. МАРКС М. ВЕБЕР
Взгляд на историю

Целостный, исторический и материалистический.

Основан на способе производства

Фрагментарный и внеисторичный. Никакое знание о мире не может быть полным
Реальность Реальность есть цель исследования Реальность непостижима, по причине ограниченности возможностей метода и самого исследователя
Теория и практика Практика есть критерий истинности теории Теория – основание исследования. Приложение знания к теории не имеет большого значения
Общест-венно-научное знание «Освобожденное от идеологии», обществоведение приводит к пониманию эксплуатации как основы классового общества Эмпирический подход к обществоведению
Политика Обществовед не может быть вне политики, но должен чередовать политическую активность с научным исследованием Ученый аполитичен и объективен
Ценности и нормативы Объективное знание не отделяется от ценностей, которые всегда имеют материальную основу Основа исследования – отделение фактов от их оценки. Эмпирическая наука не может конструировать нормы поведения
Законы Ход истории определяется законами, связанными с периодической сменой способа производства, состоянием производства и уровнем экономического развития Не существует законов исторического развития человечества и, соответственно, история не может вырабатывать общие принципы обществоведения
Капитализм Эксплуатация рабочих при отчуждении результатов их труда. Капитализм неэффективен и иррационален Способствует развитию через рационализацию, стабильность и эффективность
Диалектика Противоречия капитализма ведут к его крушению Капитализм преодолевает свои противоречия посредством рационального планирования
Общество Переход к социализму (в перспективе к коммунизму), как только средства производства перейдут в руки рабочих В конечном итоге, секуляристично и рационально-бюрократично в условиях промышленного капитализма. Соревнование, Высшая цель – национальные интересы.
Государство Исчезает в бесклассовом обществе Усиливается с индустриальным капитализмом, империалистической экспансией и рационализацией бюрократического порядка.
Действие Отражает объективные материальные условия, определяемые положением в структуре производства Действующие лица основываются на субъективном понимании своих действий либо воздержания от них
Промышленная свобода Возможна при социализме, но ограничена при капитализме, где выбор определяется классовой позицией, Свобода невозможна без ликвидации отчуждения. Возможна при капитализме постольку, поскольку люди могут выбирать между альтернативными стилями жизни
Категории Способ производства как материальная основа общества Идеальные типы в сравнении с реальными ситуациями
Метод Диалектический Идеальная классификация
Мощь Доминирующие интересы Соревнующиеся и распыленные интересы
Власть Не признается легитимной – власть господствующего класса Легитимная доминация через традиционные, харизматические и рациональные формы
Империализм Исторический феномен, обусловленный капитализмом Экспансионистская внешняя политика правительств

Интересно проследить разницу в подходах марксизма и веберианства к четырем принципиальным в сравнительной политологии объектам анализа.

Таблица 3. ОСНОВНЫЕ ОБЪЕКТЫ АНАЛИЗА
ОБЪЕКТ АНАЛИЗА МАРКС ВЕБЕР
Государ-ство Монолитное капиталистическое государство и правящий класс (экономический класс, управляющий посредством государства). Надстройка (идеология) и структурная база (реальность). Изменение в субструктуре материальных сил, производственных отношений и способах производства ведут к конфликту и трансформации надстройки Плюралистическое государство физической силы и узаконенной доминации, которое поощряет соревнование и распределение мощи. Рационализм, функциональная дифференциация и специализация приводят к порядку, гармонии и эффективности
Культура Доминирующий авторитет иерархичен и связан с государством и правящим классом. Верования и символы культуры есть элементы суперструктуры идеологии – ложного восприятия. Эксплуатация и нелигитимизированная власть есть параметры доминирования правящего класса. Доминирующий авторитет основан на верованиях и символах следующих идеальных типов – традиционный, харизматический и рациональный. Рутинизация рационального авторитета отражает нарастающую социализацию. Индивидуализм плюс волюнтаризм и легитимный контроль – параметры свободы
Развитие Исторический материализм и диалектический метод. Теория основана на реальных исторических фактах, не на идеальной либо иллюзорной концепции. Развитие связано с человеческими нуждами, и человеческое сознание основывается на диалектическом взаимодействии человеческого существа с материальным миром, его производительными силами и способами производства. Фокус – на капиталистическом развитии Метод рационализации и идеальной классификации (типологии). Теория основана на строгой логической основе. Систематизация идей и их влияние на общество. Упор на реквизиты развития. Фокус – на капиталистическом развитии
Класс Буржуазия и пролетариат как противостоящие классы при капитализме. Капиталисты-промышленники и землевладельцы конфликтуют с наемными работниками, но оба класса – фрагментированы. Сила – у правящего класса, который контролирует средства производства Классы и статусные группы рассматриваются как идеальные типы, влияющие на распыление власти и интересы общества, Подвижность индивидуумов внутри статусных групп – и статусных групп внутри классов – основана на инициативе, таланте и достижениях. Классовая фрагментация – не солидарность! – рассматривается как последствие разницы в вере, этнических корнях и национализма

В заключение лекции мы с вами проведем сравнительный анализ двух конкурирующих парадигм – главных направлений мысли – в этой области политологии. Итак,

Таблица 4. ДОМИНИРУЮЩИЕ В КОМПАРАТИВИСТИКЕ ПАРАДИГМЫ

ХАРАКТЕ-РИСТИКИ

ОСНОВНАЯ

ПАРАДИГМА

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ПАРАДИГМА
Подход

Внеисторический:

- микро- или макро-

- фрагментированный

- жесткие междисциплинарные границы

Целостный:

- макро-

- единый

- междисциплинарный

Объект анализа Система, стабильная, в равновесии Государство, в состоянии конфликта
Структура Группы, взаимодействие и гражданская культура Классы, борьба между буржуазией и пролетариатом
Власть Децентрализованный порядок с разными, узко специализированными в своих областях группировками Централизованный порядок с широкой и общей сферой интересов власти
Правители Рассеяны, распылены между многими центрами власти, множественное соревнование в принятии решений Сконцентрированы и объединены с единым центром власти и принятия решений
Развитие Эволюционное, однолинейное, материалистическое, прогрессивное и капиталистическое Революционное, многолинейное, материалистическое, гуманистическое и социалистическое с учетом интересов всех людей

Рекомендации к самостоятельной работе

В процессе самостоятельного изучения материала необходимо уметь выделить и раскрыть основные объекты исследования сравнительной политологии, как то: государство, культура, развитие и класс, различать конкурирующие политологические парадигмы и соответствующие им подходы к основным концептуальным идеям , таким, как взгляд на историю, общественно-научное знание, теорию и практику, государство и политическую систему, капитализм и империализм и т. п. Студент должен свободно оперировать указанными понятиями и уметь раскрыть их содержание в контексте той или иной парадигмы.

Контрольные вопросы

1. Что такое идеология и как изменялось содержание этого понятия с течением времени?

2. Может ли политология быть «идеологически нейтральной»? Почему?

3. Существуют ли объективные законы развития человечества? Имеют ли они универсальный характер?

4. Что есть критерий истинности теории – общественная практика или соответствие теории правилам формальной логики?

5. Чем определяется классовая принадлежность человека? Что сильнее, с вашей точки зрения – классовая солидарность или индивидуалистические стремления?

6. Раскройте содержание понятия отчуждение человека от власти, собственности и результатов труда. Имеет ли место отчуждение в современном обществе? Как оно складывается?

7. Является ли государство элементов политической системы или активно формирующей эту систему структурой? Обоснуйте свою точку зрения.

8. Какая из конкурирующих парадигм – основная или альтернативная – более адекватно подходит к обществу и происходящим в нем процессам? Почему?


Лекция № 11

СИСТЕМА И ГОСУДАРСТВО В СРАВНИТЕЛЬНОЙ ПОЛИТОЛОГИИ

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ОБЩЕСТВА

Политическая власть функционирует в рамках политической системы. Политическая система – это основополагающая форма организации социальной и политической сфер жизни общества. Разнообразные социальные системы, существующие в многочисленных странах мира, различаются, прежде всего, по характеру присущих им политических структур.

Понятие политическая система - это определение организованной на единой нормативно-ценностной основе совокупности взаимодействий (отношений) политических субъектов, связанных с осуществлением власти и управлением обществом.

Понятие политической системы носит многоаспектный характер, - этим и объясняется многозначность подходов при сравнительном анализе.

Так, если рассматривать систему винституциональном плане , то ее можно свести к совокупности государственных и негосударственных институтов и норм, в рамках которых проходит политическая жизнь данного общества.

В другом варианте подчеркивается властный аспект политической системы, и ее определение связывается главным образом с узаконением государственного принуждения как средства регуляции взаимоотношений между людьми.

В третьем – политическую систему рассматривают как систему авторитарного (при помощи власти) распределения ценностей в обществе.

Система – в том числе и система политическая – есть сложный организм, поведение которого подчинено достижению определенных целей разных уровней – зачастую несогласованных между собой. Политическая система формируется в основном целенаправленно – на основе конкретной идеологии, отражающей интересы больших социальных групп и формирующей облик системы.

Политическая система, поскольку она является средством реализации властных полномочий, а также выражения, защиты и реализации общего, национального интереса, доминирует над другими системами общества и, в то же время, зависит от социальной среды, в той или иной мере определяется социально-экономической структурой общества, остается – в понимании классического марксизма и большинства родственных ему школ – надстройкой по отношению к этой базисной структуре. Поэтому политическая система – это организация больших социальных групп в сфере власти и управления.

Впрочем, здесь нет и не может быть жесткой, линейной зависимости политических субъектов и организаций от экономики: действующие лица подвергаются разнообразным влияниям со стороны всех элементов социальной среды. Политическая система, будучи обусловленной социально-экономическими структурами, выступает по отношению к ним и всей социальной среде как целое, функционирует в качестве относительно самостоятельного комплекса социальных институтов и политических учреждений.

На входе» системы, согласно классику системного анализа, американскому политологу Дэвиду Истону, совокупность требований реальных групп интересов, а также их поддержка конкретным ценностям и программам. На выходе системы – принимаемые решения, результат ее деятельности. Политическая система устойчиво функционирует, если не допускается перегрузка ее требованиями и достигается взаимоувязка действий системы на вход е и выходе.

Политическая система, понимаемая как квазиживой организм (физиологический или функциональный подход), обладает следующими возможностями – или способностями:

- регулирующей;

- экстрактивной;

- дистрибутивной;

- реагирующей;

- способностью к саморегуляции.

Способности реализуются в функциях политической системы, в ее деятельности. Последняя же подчинена задаче самосохранения системы как единого целого. Функции политической системы, обращенные к другим подсистемам общества:

1. Сохранение политической власти в руках конкретной социальной группы – легитимация власти, законотворческая деятельность и их, если надо, силовое внедрение.

2. Управление: система регулирует общественные отношения, управляет различными сферами жизнедеятельности людей в интересах правящего класса.

3. Интеграция и адаптация обществ посредством применения либо угрозы применения более или менее легитимного насилия.

4. Создание необходимых условий для экономического роста и социально-экономической стабильности.

5. Защита общества как от внешних, так и от внутренних деструктивных воздействий.

ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

1. Политическое сообщество людей, включающее большие социальные группы – всех тех, кто стоит у власти, стремится в ней, проявляет политическую активность или же отчужден от политики и власти.

2. Совокупность политических институтов и организаций, составляющих структуру системы – органы власти всех уровней, политические и иные общественные организации.

3. Нормативная подсистема – нормы, традиции, обычаи и т.п.

4. Функциональная подсистема – методы политической деятельности.

5. Политическая культура и коммуникативная подсистема – СМИ.

ГОСУДАРСТВО

Государство есть основной политический институт, ядро любой политической системы. Существует несколько различных концептуальных подходов к теории государства – вместо того, чтобы подробно рассматривать один из них, почему-то наиболее предпочтительный для лектора, я представлю каждый – в основных его положениях

А. ОСНОВНОЙ ( MAINSTREAM ) ПОДХОД К ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА. Основан на веберианской традиции.

1. Плюралистическо-капиталистическая перспектива.

2. Институциональная перспектива.

3. Корпоративистская перспектива.

4. Бюрократическо-авторитарианистская перспектива.

Плюралистическо-капиталистическая перспектива

Согласно этой перспективе, государство есть политический рынок, через который фильтруются требования и интересы соревнующихся групп и индивидуумов.

Преобладают два подхода:

С одной стороны, нейтральные структуры государства посредничают в урегулировании конфликта, проистекающего из столкновения партий и групп;

С другой - государственные органы действуют как базовые элементы политической власти: соревнование между ними за более лакомый кусок государственного бюджета определяет их связь с партиями и группами интересов.

Институциональная перспектива

Государство есть совокупность бюрократических структур, работающих в соответствии с некой, ранее устоявшейся, схемой. Спектр возможных решений зависит от реальных, предусмотренных когда-то прежде, возможностей институтов власти. Выбор определенного пути в прошлом закрывает целый ряд имевшихся в наличии ранее возможностей.

Корпоративистская перспектива

Государство есть аморфный конгломерат агентств с плохо различаемыми границами. Планирование в современном капиталистическом обществе представляется, в этом аспекте, совершенно необходимым; только планирование делает политику распределения доходов эффективной. Эта политика зависит от консенсуса – согласия между заинтересованными группами.

Бюрократическо-авторитарианистская перспектива

Латинская Америка – особая роль государства в процессе капиталистической модернизации, в стимуляции и организации экономического роста. В ситуации, когда национальная буржуазия слаба и не может возглавить эти процессы, государство берет на себя роль правящего класса.

Б. АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ПОДХОД К ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА. Основан на марксистской традиции.

1. Классическая марксистская перспектива – с некоторыми неомарксистскими вариациями

2. Плюралистическо-социалистическая перспектива

3. Инструменталистская перспектива

4. Структуралистская перспектива

5. Феминистская перспектива

Марксизм и неомарксизм

С этой точки зрения, государство есть аппарат насилия, создаваемый классом эксплуататоров с целью подавления класса эксплуатируемых. Многие неомарксисты, тем не менее, отмечают относительную автономию государства в современном капиталистическом обществе. Будучи зависимым от класса буржуазии в целом, оно, однако, способно действовать вопреки некоторым ее группам, подавляя их.

Плюралистическо-социалистическая перспектива

Плюрализм совместим с социализмом; государство «фильтрует» требования и согласует интересы противостоящих индивидуумов, групп и классов. Государство рассматривается внутри диалектической системы взаимоотношений – между классовой его природой, с одной стороны, и системными ограничениями, с другой. Для сторонников этой перспективы характерен критический подход к социализму в его советском варианте; порой он трактуется как одна из форм государственного капитализма.

Инструменталистская перспектива

Данная точка зрения представляет собой развитие – в современных условиях - классической марксистской перспективы: государство рассматривается как инструмент в руках господствующего класса. Внимание исследователей фокусируется на правящем классе и комплексе связей и механизмов, формирующих политику государства как такового орудия.

Структуралистская перспектива

Функции государства, согласно сторонникам этой перспективы, определяются не индивидами, стоящими у власти, их персональными особенностями, но структурами самого общества. Внимание обращается, в первую очередь на ограничения и противоречия. Утверждается, что буржуазия как класс не способна доминировать над государством, - государство само организует и консолидирует интересы этого класса. Исследуется активность государства в разрешении экономических противоречий и в предотвращении кризисов, порождаемых монополистическим капитализмом.

Феминистская перспектива

Отношения полов рассматриваются как аспект отношений власти. Современное государство в этой схеме трактуется как вариант патриархальной структуры, воспроизводящей и увековечивающей господство мужчин над женщинами.

Маркс и Энгельс разделяли понятия общество и государство для того, чтобы выявить взаимосвязь политических и экономических явлений, в будущем, впрочем, с их точки зрения, государство отомрет. Поэтому многие современные политологи не принимают государство как отдельный объект анализа, предпочитая изучать его в рамках системы. Тем не менее, Дэвид Истон напомнил нам о нашей дисциплине – политологии, отдавая дань Марксу:

«Собственно, политология смогла возникнуть, выделившись из общей массы социальных наук, лишь потому, что Маркс обратил особое внимание на различие понятий общество и государство – различие, до него никем не сформулированное».

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ, ИХ РОЛЬ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

В рамках нашего курса совершенно необходимо коснуться роли партий и общественно-политических движений, ставших постоянным атрибутом нашей политической реальности.

Имеется огромное множество определений этого понятия. В основном они сводятся к следующему:

- партия как группа, объединенная общими идеологическими ценностями;

- партия как специфического рода общественная организация;

- партия как наиболее активная часть класса или социальной группы или коалиции, представляющая их общие интересы;

- партия как выражение политического конфликта в обществе и орудие разрешения порожденных им проблем.

Согласно марксистской концепции, партия определяется как передовая, наиболее активная, сознательная часть класса, выражающая его интересы и стремящаяся к достижению соответствующих этим интересам политических целей. Впрочем, не всякая партия является частью одного данного класса и представляет его интересы в целом. С другой стороны, не только классовые, но и, скажем, межэтнические или межрелигиозные противоречия – как и противостояние культур - могут послужить решающим фактором в формировании той или иной политической партии.

Поэтому рационально будет дать определение партии следующим образом:

Партия – это основанная на идеологических и политических ценностях организация, представляющая определенные классы, социальные группы и слои; это добровольное общественное объединение, стремящееся к реализации общих интересов и целей путем завоевания государственной власти либо участия в ней.

В истории развития политических партий можно выделить три этапа:

- партии как аристократические группировки;

- партии как политические клубы;

- современные массовые партии .

Характер и набор функций политических партий непосредственно связан с их типологией. В зависимости от классового характера партии делят на рабочие, буржуазные, крестьянские и т.п. По идеологическому признаку различаются партии революционные, реформистские, консервативные, прагматические . По месту , занимаемому партиями в политической системе , их можно разделить на правящие или оппозиционные, авангардные и парламентские, партии избирательных кампаний и партии-клубы . Согласно бинарной типологии, основанной на критериях численности, внутренней структуры и внутрипартийной жизни, партии делятся на кадровые и массовые ; возможны также и партии комбинированного типа – парламентско-электоральные (близкие к массовым), организационно-массовые (близкие к массовым), и электорально-массовые («всеядные» или близкие к «всеядным»). Необходимо помнить, что любая типология партий весьма относительна.

ПАРТИЙНЫЕ СИСТЕМЫ

Исторический опыт функционирования одно-, двух- либо многопартийных систем показывает, что утверждение той или иной системы зависит большей частью не от характера политического строя, а от конкретно-исторической ситуации, складывающейся в стране.

Однопартийная (монопартийная) система. Эта система предусматривает наличие одной партии, последовательно монополизирующей власть в государстве. Такие системы могут существовать в одном из трех вариантов:

- исключительная однопартийная система. Здесь легально существует лишь одна партия;

- гегемонистская однопартийная система. Небольшие мелкие партии могут существовать лишь постольку, поскольку это не противоречит интересам правящей партии;

- предоминантная однопартийная система. Одна, относительно мощная партия доминирует в системе над остальными, сравнительно слабыми за счет цепи побед на выборах.

Двухпартийная система. Существуют лишь две политические партии (или коалиции), конкурирующие в борьбе за власть. Хотя небольшие партии также участвуют в этой борьбе, лишь одна из двух «суперпартий» имеет большинство в представительных органах власти.

Многопартийная система. Ни одна из множества партий не способна завоевать и удержать абсолютное большинство мест в представительных органах власти и в одиночку сформировать устойчивое правительство.

Если говорить о многопартийности, то стоит отметить, что она прямо связана и отражает многообразие социальных слоев с пересекающимися интересами и низкими уровнем напряженности социальных противоречий и конфликтов. Она в немалой степени может быть обусловлена неоднородным этническим составом населения. Система пропорционального представительства - надо подчеркнуть – способствует формированию именно многопартийной системы, тогда как мажоритарная система с выборами депутатов по индивидуальным округам – двухпартийной. Бесспорный плюс многопартийности – оптимальная возможность представления многообразия групповых интересов в политике и реализации потенциала политической коалиции, необходимой для разрешения социальных конфликтов. Негативная ее сторона – нестабильность, возможная дезинтеграция парламентского большинства.

Однопартийная система также весьма оправдана и, более того, эффективна в определенных ситуациях, особенно в социально однородном обществе. Именно в таких системах возможна интеграция нации, единство разобщенных до того социальных и этнических групп. Единственная партия содействует преодоления раскола в обществе, смягчает проявление факторов, разобщающих людей, используется для легитимизации авторитета руководства и вовлечения масс в политический процесс. Именно однопартийная система выступает как эффективный инструмент экономической и социальной модернизации и целесообразной экономической мобилизации – вспомните Вторую мировую войну, 30-е и 50-е годы.

Рекомендации к самостоятельной работе

При уяснении темы важно обратить внимание на вопрос о том, как соотносятся понятия: политическая система, политический процесс, политический режим», политическая организация общества, партийная система., государство, социальное государство, правовое государство, форма государственного правления, форма государственного устройства, парламент, президент, законодательная власть, судебная власть, исполнительная власть, монархия, республика, разделение властей, система сдержек и противовесов, политическая партия, партийная система, институционализация партий, политическая оппозиция, группы интересов, лоббизм, группы давления.

Контрольные вопросы

1. В чем особенности и преимущества системного анализа в политике?

2. Как соотносятся понятия политическая система, политический процесс, политическая организация, политический режим и партийная система?

3. Какой из компонентов политической системы является определяющим?

4. Почему государство является наиболее важным политическим институтом и в чем его отличие от политических партий, движений, групп интересов?

5. Какие факторы обусловливают необходимость государства и какие функции оно призвано выполнять? Является ли убедительной для Вас точка зрения, имеющая место в обществоведческой литературе, об отмирании государства? Аргументируйте свой ответ.

6. Как соотносятся понятия: государство и гражданское общество; правовое государство и социальное государство; форма государственного устройства и форма государственного правления?

7. В чем выражается суверенитет государственной власти?

8. Назовите основные исторические этапы формирования политических партий. Что служит основанием для формирования политической партии?

9. Какова сущностная черта политической партии и чем она отличается от общественно – политических движений и групп давления?

10. Какова роль партий в политической жизни общества?

11. Что такое партия власти? Почему в западной политологии понятие партия власти употребляется без кавычек, а в отечественной – в кавычках («партия власти»)?

Лекция № 12. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА

Сущность характеристики политической культуры

Концепция политической культуры и политико-культурный подход впервые были введены в политическую науку американскими политологами в середине 50-х годов. С тех пор они получили широкое распространение в мировой политической науке.

Политическая культура включает в себя те элементы и феномены общественного сознания и в более широком плане духовной культуры той или иной страны, которые связаны с общественно-политическими институтами и политическими процессами и оказывают значительное влияние на формы, формирование, функционирование и развитие государственных и политических институтов, придают значимость и направление политическому процессу в целом и политическому поведению широких масс населения в частности. В узком понимании она составляет не политику или политический процесс в их реальном воплощении, а комплекс представлений той или иной национальной или социально-политической общности о мире политики, политического, законах и правилах их функционирования. Как правило, в политической сфере зачастую значимость приобретают не только реальные действия и меры правительства или государства, тех или иных общественно-политических образований, но и то, как они оцениваются и воспринимаются, в каком контексте они подаются и т.д. Формы их реализации, их принятие или неприятие подавляющим большинством населения во многом обусловливаются основными характеристиками политической культуры.

Подобно тому, как культура определяет и предписывает те или иные формы и правила поведения в различных сферах жизни и жизненных ситуациях, политическая культура определяет и предписывает нормы поведения и «правила игры» в политической сфере. Политическая культура дает отдельному человеку руководящие принципы политического поведения, а коллективу - «систематическую структуру ценностей и рациональных доводов».

Политическую культуру можно правильно понять лишь в том случае, если рассматривать ее как неразрывную часть более широкой общенациональной культуры. Фундаментальные компоненты национальной культуры оказывают большое влияние на формирование системы политических убеждений и политической культуры в целом.

Политическую культуру можно характеризовать как ценностно-нормативную систему, которая разделяется большинством населения в качестве субъекта политического сообщества. Она включает базовые убеждения, установки, ориентации, символы, обращенные на политическую систему.

Цементирующим элементом политической культуры следует считать политическое мировоззрение, составляющее часть общего мировоззрения отдельного человека, отдельной группы или иной социальной общности. Большое влияние на характер политических ориентаций, симпатий и антипатий людей оказывают господствующая в обществе система мировоззренческих позиций и ценностно-нормативных установок, фундаментальные взгляды на человека, общество и мир в целом. Политическая культура способствует формированию определенных типов политического поведения, она придает ему определенную направленность.

Одним из важнейших факторов формирования, утверждения и жизнеспособности политической культуры является легитимность существующей системы и действующего в каждый данный период политического режима. Более того, в системе ценностей, ориентаций, установок, стереотипов, составляющих политическую культуру, центральное место занимают элементы, способствующие формированию и сохранению политической системы. Количество разделяемых всеми членами общества «позитивных» ценностей определяет степень консенсуса между его отдельными компонентами, его стабильность и жизнеспособность. Устойчивость и жизнеспособность любой политической системы зависит от степени соотношения и соответствия ее ценностей ценностям политической культуры. Количество разделяемых всеми членами общества «позитивных» ценностей определяет степень консенсуса между его отдельными компонентами, его стабильность и жизнеспособность. Одним из важнейших факторов формирования, утверждения и жизнеспособности политической культуры и принятия ею основных элементов большинством населения является принятие им идеи легитимности существующей системы и действующего в каждый данный период политического режима.

Немаловажную роль в формировании и функционировании политических культур играет религия. Более того, многие идеи, ценности, установки, связанные с религией, включаются в политическую культуру той или иной нации, страны, народа. Это объясняется тем, что религия, будучи частью национальной и исторической традиции данного народа, пронизывает его культурное наследие и, соответственно, не может не отразиться и на характере его политической культуры. Конфессиональный фактор зачастую перевешивал в прошлом и в некоторых странах продолжает перевешивать и в настоящее время социально-классовые приверженности. Именно влияние клерикализма и конфессионализма в общественном сознании, и, следовательно, в политической культуре обусловило возникновение во многих странах Западной Европы клерикальных партий разных ориентаций, роль и значение которых нельзя оценить однозначно. Были и есть консервативные и даже реакционные конфессиональные партии и организации, но были и есть такие, которые выступали с позиций социального реформизма (например, социальное христианство).

Подводя итог всему вышеизложенному, можно сказать, что политическая культура представляет собой весьма сложный и многослойный феномен. Она характеризуется разнообразием и изменчивостью составных элементов. Более того, в рамках одной и той же политической культуры могут быть существенные различия в установках, ориентациях, политических симпатиях и антипатиях граждан одного и того же государства. Этим во многом объясняется существование множества конфликтующих друг с другом идеологических и идейно-политических течений.

Типологизация политической культуры

Одни и те же политические установки, ценностно-нормативные ориентации и идейно-политические принципы у разных людей и социальных групп в конкретном политическом поведении проявляются по-разному. Поэтому в каждой политической культуре можно выделить совокупность тех или иных черт и характеристик, которые придают ей определенный колорит, некоторую специфику. Это, в свою очередь, позволяет выделить в рамках единой политической культуры отдельные субкультуры, в которых в той или иной концентрации могут преобладать конфессиональные, этнические, региональные или иные начала.

Но все же каждой политической системе соответствует особая, собственная базисная модель (или модели) политической культуры, которая в каждой конкретной стране проявляется в национально-специфических формах.

Уже первые авторы, обратившиеся к данной проблематике, предложили собственные типологизации политических культур. Так, Г.Алмонд выделил гомогенный, фрагментированный, смешанный и тоталитарный типы. По его мнению, в англосаксонских странах (США, Великобритании, ряде стран Британского содружества) господствует секулярная, гомогенная политическая культура. Она секулярна в том смысле, что для нее характерны сосуществование множества конкурирующих, но дополняющих друг друга ценностей, установок, рациональный расчет при принятии решений и разрешении споров и конфликтов, индивидуализм, экспериментаторство и т.д. В то же время она гомогенна в том смысле, что подавляющее большинство субъектов политического процесса разделяет основополагающие принципы устройства существующей политической системы, общепринятые нормы и правила игры, ценности.

Политическая культура континентально-европейских стран также секулярна, но в то же время, как подчеркивал Алмонд, она фрагментирована. Во фрагментированной политической культуре среди различных группировок нет необходимого согласия относительно основополагающих правил политической игры. Общество разделено или фрагментировано на множество субкультур со своими ценностями, поведенческими нормами и стереотипами, часто несовместимыми друг с другом.

Следующий тип Алмонд назвал доиндустриальной смешанной политической культурой, характеризующейся сосуществованием традиционных и вестернизированных институтов, ценностей, норм и ориентаций. Речь идет о таких атрибутах западной политической системы, как парламент, избирательная система, бюрократия и т.д., которые в той или иной степени модифицированной форме наложены на традиционалистские реалии соответствующих стран. Как результат такого наложения возникает особый тип, который, используя терминологию М.Вебера, Алмонд назвал харизматической политической культурой. Она часто формируется в условиях эрозии традиционных норм, нарушения считавшихся священными обычаев и связей, роста чувства неустойчивости и неопределенности и т.д. В результате, в поисках защиты и устойчивости люди обращают свой взор к харизматическому лидеру.

От всех названных типов, по Алмонду, радикально отличается тоталитарная политическая культура. Внешне она по своей гомогенности напоминает первый тип. Но здесь эта гомогенность искусственная, синтетическая. Поэтому отсутствуют добровольные организации и ассоциации, а система политической коммуникации контролируется из центра, невозможно сколько-нибудь приблизительно определить степень приверженности населения господствующей системе.

Развивая типологию Алмонда, У.Розенбаум выделяет фрагментированные и интегрированные типы политической культуры, между которыми находятся различные модели и промежуточные типы.

Фрагментированный тип характеризуется отсутствием консенсуса относительно принципов политического устройства общества. Этот тип господствует в большинстве африканских и латиноамериканских стран, отчасти северной Ирландии и Канаде. В его основе лежит заметная социальная, социокультурная, конфессиональная, национально-этническая и иная фрагментация общества.

Интегрированный тип отличается наличием сравнительно высокой степени консенсуса по основополагающим вопросам политического устройства, преобладанием гражданских процедур в улаживании споров и конфликтов, низким уровнем политического насилия, высокой степенью развития форм плюрализма (который нужно отличать от фрагментированностн).

Главным условием типологизации является учет основных типов или моделей политических систем, в рамках некоторых формируются и функционируют соответствующие типы политических культур.

С учетом вышеприведенной типологизации политических систем можно выделить следующие крупные типы или модели политической культуры: органическая, либерально-индивидуалистическая и смешанная.

В рамках органического типа можно вычленить различные варианты культур и субкультур. При всех расхождениях общим для всех них является господство коллективистских, групповых, общинных ценностей, приоритета публичного над частным, прав и свобод группы, коллектива над индивидуальными правами и, соответственно, подчинение личности, коллективу. Для носителей данного типа политической культуры характерны повышенные ожидания от государства, преувеличение его роли в жизни общества, зачастую доходящее до его мифологизации и даже обожествления.

Государство рассматривается как единый организм, в котором различные институты, организации, группы, отдельно взятые люди играют лишь подчиненную роль. В сфере взаимоотношений индивида и государства, правителей и управляемых здесь зачастую преобладающие позиции занимают отношения «патрон-клиент», государство и его руководители оцениваются массой населения по их способности проявлять и реализовать «отцовскую» заботу о своих подданных.

Либерально-индивидуалистический тип характеризуется плюрализмом в социальной, экономической, духовной, политической и других сферах жизни. Важнейшим его компонентом стала идея индивидуальной свободы, самоценности отдельной личности, прирожденных, неотчуждаемых правах каждого человека на жизнь, свободу и частную собственность. Центральное место здесь занимает убеждение в том, что частная собственность - основа индивидуальной свободы.

В глазах приверженцев либерально-индивидуалистической модели политической культуры право, правовая система представляет собой гарант индивидуальной свободы выбора по собственному усмотрению морально-этических ценностей, сферы и рода деятельности.

Эти и другие сущностные характеристики либерально-демократического типа политической культуры, который характерен прежде всего для индустриально развитых стран Запада, в разных национально-культурных условиях проявляются по-разному. Именно в этом контексте следует выделить гомогенный, фрагментированный, интегрированный, консенсусный, конфликтный и другие варианты политической культуры в рамках единого либерально-демократического типа.

В современном мире во многих случаях мы имеем дело со смешанными типами политической культуры. Поэтому предлагаемые модели политической культуры нужно понимать в смысле веберовских идеальных типов. В определенном смысле - это теоретические конструкции, в которых присутствует значительный элемент абстракции, допущения и редукции. Реальное положение вещей значительно сложнее. Отсюда то разнообразие, сложность и многослойность, которые в рамках одной и той же модели обнаруживаются в конкретных национальных реальностях.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

Политический процесс – одна из тех универсальных категорий, которые широко употребляются в политологии и массовом сознании. Однако активное использование не сохранило за ней строго определенного содержания, поэтому она трактуется достаточно вольно. Политические взаимодействия существенно влияют на изменение других сфер общества, что обусловлено рядом обстоятельств.

Во-первых, догоняющий характер модернизации предполагает одновременное решение разномасштабных задач и, естественно, нуждается в режиме регулируемых преобразований, в выработке идеологии реформ.

Во-вторых, при отсутствии ряда важных (экономических, культурных и правовых) предпосылок модернизации такие политические факторы, как государство, лидеры, элиты, бюрократия, армия, компенсируют их недостачу и оказываются едва ли не единственными эффективными средствами социальной мобилизации населения.

В третьих, переходность как состояние присуща любому обществу, но если в развитых странах элементы переходности не являются доминирующими, то в модернизирующихся они играют очень важную роль. В переходных обществах высока скорость социальных изменений, подвижность социальных институтов. Это не только интенсифицирует социальные взаимодействия групп, общностей, индивидов, но и усиливает стихийность и конфликтность развития.

Политический процесс: содержание и типология

Интерпретации политического процесса в российской

и западной политической науке

В российском обществознании категория "политический процесс" интерпретируется двояко. В первом случае она отождествляется с понятием "политика" и противопоставляется другим сферам общественной жизни - экономической, социальной и т. д. Специфика политической сферы связывается с деятельностью властных структур, осуществляющих не официально провозглашенные, а вполне реальные цели. Отождествление понятий "политический процесс" и "политика" не позволяет выявить содержание первого из них.

Иная исследовательская парадигма используется для анализа политического процесса в западной политологии. Политический процесс рассматривается в ней как специфическое взаимодействие субъектов и носителей политической власти на основе выполняемых ими политических ролей и функций. Содержание и характер политических взаимодействий определяется уровнем общей и особенно политической культуры субъектов и носителей власти, а также разделяемой ими политической картиной мира. В такой интерпретации категория "политический процесс" оказывается той универсальной категорией, которая обеспечивает диалог индивидов, групп и их культур, не предопределяя его результатов. В основе этой трактовки лежит тип политической культуры, который предписывает субъектам и носителям власти совершенно конкретные ценности, стандарты и нормы политического поведения.

Типология политического процесса: критерии и разновидности

В западной политологии существуют две системы типологизации политического процесса. Первая из них создана в рамках сравнительной политологии. Американский политолог Л. Дан, сравнивая политическое развитие западных и незападных стран, связывает их принципиальные различия с культурным "кодом", который, как он считает, определяет практические ориентации и поведение населения в них. Эти различия, по мнению ученого, обусловлены цивилизационными особенностями западного и "незападного " мира. Обобщив эмпирические наблюдения, Л. Пай в духе М. Вебера создал классический "идеальный тип", способный выразить своеобразие Запада и уникальность "незападных" обществ. Он полагает, что именно противопоставление "Запада" "не-Западу", основанное на различии культур, позволяет понять, почему идеи демократии развивались в границах "исторического Запада" и были чужды бытийным основам "незападного мира".

Однако культура западного мира не однородна, она состоит из субкультур, отражающих цивилизационную и историческую специфику конкретных стран. Именно эта специфика обусловила многообразие форм политической демократии, которые утвердились в западных обществах. То же, что обычно называют "современной демократией", оказывается всего лишь одной из ее разновидностей, получившей преимущественное развитие вначале в англосаксонских странах, которые отличаются определенной культурной однородностью.

Вторая система классификации исходит из того, что сама культурная неоднородность многих западных обществ создает основу для существования двух версий политического процесса или, по терминологии М. Beбepa, двух "идеальных типов", которые соответствуют двум типам политической культуры: неэтатистской (демократической) и этатистской (технократической, элитарной). Две политико-культурные ориентации обусловливают две интерпретации политических процессов - как горизонтально и вертикально организованных.

Согласно этой версии, горизонтально организованный политический процесс представляет собой взаимодействие рационально действующих субъектов, обладающих способностью к целеполаганию и ценностным отношением к миру. Такой политический процесс строится на признании формального равенства и относительной автономности его главных участников, которые сотрудничают или соперничают друг с другом, следуя общим правилам игры. Они привержены одним и тем же нравственным требованиям и юридическим нормам. Логика их действий (постановка реально достижимых целей, их общественная оценка и способы реализации) задается неэтатистской системой ценностей, в которой доминируют ценности свободы, права, консенсуса и т. д. Рациональный субъект представлен политической властью, правительством и группами давления, границы между которыми весьма прозрачны.

В идеальных ситуациях горизонтально организованный политический процесс может либо, в либеральной версии, принимать форму культурного "торга" между его участниками, в котором каждый жертвует чем-то ради достижения поставленной цели, либо, согласно консервативной традиции, представлять собой "согласование" позиций функционально специализированных элементов социальной системы. Политический режим подобного взаимодействия американский политолог Р. Даль назвал "полиархией", когда ни одно стратегическое решение не принимается лидерами, правительством без консультаций.

Вертикально организованный политический процесс - это стихийное проявление интересов, потребностей, образа мыслей иррациональных масс, которому противостоят государственная власть, организованная система ценностей и политическая наука. В таком случае смысл взаимоотношений государства и подданных сводится к определению правил поведения управляющих и управляемых. Управляющие должны обнаруживать способность к согласованию интересов различных групп общества. У управляемых желание договариваться друг с другом должно формироваться путем приобщения их к ценностям, которые предполагают уважение к закону, умение подчиняться и быть управляемыми. При вертикально организованном политическом процессе подданные признают авторитет власти, а правители гарантируют им определенную степень свободы общества.

Осмысленность и рациональность политического взаимодействия формируется правительством, которое стремится навязать гражданам ценности определенной политической культуры. Среди них наиболее важными в диалоге "власть - общество" являются ответственность, законопослушность, рациональность, управление. Вертикально организованный политический процесс предполагает усиление элементов рациональности, предсказуемости и конструктивности, благодаря способности властных структур интегрировать требования групп и социальных общностей в определенную программу действий. Наиболее адекватной формой вертикально организованного политического процесса является "экспертный совет" политиков, ученых, промышленников и т. д.

Конфликт и политический процесс

Политический процесс в любой политической системе и любом обществе полон противоречий – эти противоречия, при определенных условиях, выливаются в открытые столкновения, конфликты.

Политические конфликты возникают из различий интересов, соперничества и борьбы социально-профессиональных, этноконфессиональных, элитных и иных групп, слоев, общностей и индивидов в процессе приобретения, перераспределения и реализации политико-государственной власти, овладения и использования ведущих позиций в институтах и структурах этой власти. Политические конфликты связаны с сознательно формулируемыми целями, направленными на перераспределение власти. Значительную роль в манифестировании интересов и целей играют общие мировоззренческие установки и ценностные ориентиры.

Политический конфликт - столкновение противоположных сил, взглядов, обусловленное взаимопроникновением политических интересов и целей, субъектами которых являются государство, классы, социальные и этнические группы, политические партии и движения, а также отдельные личности. В политической жизни современного общества можно проследить следующие виды конфликтов: между исполнительной и законодательной властью на разных уровнях; внутрипарламентский; между различными звеньями управленческого аппарата, между целями управленческой деятельности и структурными ограничениями управленческих возможностей; между группами (партиями), придерживающимися разных идеологических или политических установок. В основе конфликта лежат противоречия. Они объективно присущи политической жизни общества, хотя и не всегда являются причиной конфликта.

Динамика политического конфликта

Исходным пунктом развития политического конфликта является необходимость перераспределения власти и авторитета как в масштабах всего общества, так и в масштабах отдельных организаций и объединений. Выделим его основные этапы или фазы:

- исходное положение дел, интересы сторон, участвующих в конфликте, степень их взаимопонимания;

- инициирующая сторона, причины и характер ее действий;

- ответные меры, степень готовности к переговорному процессу, возможность нормального развития и разрешения конфликта изменения исходного положения дел;

- отсутствие взаимопонимания, т.е. понимания интересов противоположной стороны;

- мобилизация ресурсов в отстаивании своих интересов;

- использование силы или угроза силой;

- мобилизация контрресурсов, идеологизация конфликтов с помощью идей справедливости и создания образа врага, проникновение конфликта во все структуры и отношения, доминирование конфликта в сознании над всеми иными отношениями;

- тупиковая ситуация, ее саморазрушающее воздействие;

- осознание тупиковой ситуации, поиск новых подходов, смена лидеров конфликтующих сторон;

- переосмысление собственных интересов с учетом опыта тупиковой ситуации и понимания интересов противостоящей стороны;

- новый этап политического взаимодействия .

Формы конфликтного поведения бывают насильственные (забастовки, бунты, классовая борьба, революция, война, насильственное применение «третьей силы») и ненасильственные: достижение согласия посредством переговоров с участием посредников и арбитров, использование примирительных институтов, снятие причин конфликта, воздействие «третьей силы», объединение перед общей опасностью.

Каковы же пути предупреждения и методы разрешения конфликта в обществе переходного типа? Система предупреждения конфликтов сочетает три подхода: институциональный - создание особой сети организаций, предотвращение и урегулирование внутренних конфликтов глобального, регионального и национального уровня. Необходимо различать институализацию на двух уровнях: правового государства и гражданского общества. На нынешнем этапе становления российской государственности и гражданского общества нет сколько-нибудь развитой системы институализации конфликтов.

Инструментальный подход состоит в отборе и умелом сочетании конкретных мер регулирующего воздействия на конфликты с целью ослабления напряженности и предотвращения их эскалации (экономические стимулы, санкции, просвещение, организация переговоров, разработка законов и их действенное применение).

Стадийный подход предполагает определение типа конфликта на разных стадиях его развития, что является основой для выстраивания соответствующих систем управленческих мероприятий. Конфликтологи выделяют такие стадии конфликта: предконфликтная, конфликтное поведение, стадия разрешения, послеконфликтная.

Разрешение конфликта означает его завершение посредством достижения соглашения через процесс переговоров. Устанавливаются новые отношения равновесия между конфликтующими сторонами.

Варианты разрешения конфликта:

1) победа одной стороны над другой (решение с позиции силы);

2) взаимное поражение (компромисс, подкуп, обращение к третьей стороне, применение правил или закона);

3) взаимный выигрыш

3)(достижение консенсуса или интегративное взаимодействие).

Методы разрешения политических конфликтов: «избегание» конфликта; отрицание или подмена конфликта; метод конфронтации; метод откладывания; примирение сторон на основе сближения их позиций и интересов через посредника, третейское разбирательство; переговоры.

В последнее время конфликтологи концентрируют внимание именно на методах предупреждения конфликтов. Формируется концепция управления ими. Эффективная политика - это использование власти в целях предотвращения, смягчения и разрешения конфликтов.

Рекомендации к самостоятельной работе

Указанная тема неплохо отражена в большинстве изданных к настоящему времени в нашей стране учебников по политологии, в частности, в «Основах политологии» Д.П. Зеркина, в «Политологии» под ред. Д.С. Клементьева, «Политология» Р. Т. Мухаева, и некоторых других. Содержание концепций «политическая культура», «политический процесс» и «политический конфликт» в значительной мере зависит от мировоззренческих позиций и идеологических ориентаций, поэтому для более глубокого проникновения в суть проблемы необходимо обратиться к специальным публикациям по некоторым вопросам сравнительной и прикладной политологии. Изучение данной темы предполагает уяснение таких ключевых категорий, как «гомогенный» и фрагментированный» типы культуры (по форме), а также традиционный, «парокиальный», либерально-индивидуалистический и др. (по содержанию), вертикальный и горизонтальный, западный и незападный типы политического процесса, политический конфликт, политический кризис, компромисс, консенсус, этнополитический конфликт, национальное самосознание, национализм, шовинизм.

Контрольные вопросы

1. Как связана политическая культура общества с его общей культурой? Какова роль здесь традиции, в частности, религиозной традиции? Не являются ли проекты, направленные на перестройку политической культуры социума разрушительными с точки зрения уникальной духовной культуры этноса?

2. Составляет ли главное содержание современного политико-культурного процесса переход от традиционных к модернистским типам политической культуры? Известны ли вам обратные процессы? Какова роль религиозного и, культурного фундаментализма в современной истории?

3. Сопоставьте роль материальных и моральных факторов (поощрения либо наказания) в процессе политической социализации молодежи. Насколько конструктивна идея Эрнесто Че Гевары о пагубности системы материальных поощрений в идеократическом государстве? Обоснуйте свою точку зрения.

4. Является ли, с Вашей точки зрения, теория политической модернизации проявлением этноцентризма (или, более точно, евроцентризма)? Почему? Каковы, с Вашей точки зрения, издержки процесса политической и культурной модернизации?

5. Охарактеризуйте опыт социализма в СССР и других странах в сфере культурного строительства. В чем успехи и провалы этой «культурной революции»?

6. Можете ли вы вычленить основные субкультуры, на которые распадается политическая культура российского общества? Какими признаками они характеризуются?

7. Какова сущность конфликта? Какие типы и виды конфликтов Вы знаете? В чем специфика политического конфликта?

8. Можно ли избежать конфликт? Каковы его источники, объекты? Какие силы общества могут входить в состав участников политического конфликта?

9. Назовите известные Вам ступени вызревания конфликта (стадии его развития).

10. Подумайте над характеристикой политических конфликтов в России: их причины, способы разрешения в современных условиях.

11. Есть ли способы ослабления конфликта? Если «да», то какие? Что такое компромисс и консенсус? Приведите примеры из практики политической жизни нашей страны.

12. В чем причины, специфика и сложность межнациональных, межэтнических конфликтов? Назовите конфликтогенные факторы в межнациональных отношениях.

Лекция № 13. ВЛАСТЬ И ЕЕ НОСИТЕЛИ

ТЕОРИЯ ВЛАСТИ

Основой политики является власть, она представлена государством, его учреждениями и ресурсами. Власть способствует эффективному удовлетворению общенациональных, групповых и частных интересов. По своей природе власть – явление социальное, поскольку возникает в обществе. Общество без власти - это хаос, дезорганизация, саморазрушение общественных связей. Социальная функция власти – обеспечение целостности общества и упорядочение разнообразных интересов и отношений между людьми.

1. Поведенческий подход

Власть есть особенная сущность, носителем которой выступает отдельная личность и которая выражается в локализованной энергии, заставляющей других людей повиноваться. Природа власти объясняется биологическими и психическими особенностями человека – ее носителя.

1.1. Теологическая концепция власти:

Всякая государственная власть – от Бога, монархи – исполнители божественной воли. Потребность во власти проистекает из естественной греховности человека.

1.2. Биологическая концепция власти:

Власть есть механизм обуздания человеческой агрессивности, заложенной в наиболее фундаментальных инстинктах человека как биологического существа.

1.3. Бихевиористская концепция власти

Стремление к власти – естественное свойство человека, в основе его поступков – стремление (часто неосознанное) к власти, к подавлению и подчинению других индивидов.

1.4. Психоаналитическая концепция власти

Власть как способ господства бессознательного над человеческим сознанием. Человеческой психике силами скрытого и открытого манипулирования придается особая установка, подавляя рациональные мотивы поведения, манипуляция обеспечивает доминирование иррационального в политической деятельности.

1.5. Мифологическая концепция власти

Для придания легитимности своим властным притязаниям, «сильные» использовали миф о божественном характере власти и об общественной воле, воплощенной в институтах власти. Величие власти поддерживалось за счет преобладания в коллективной памяти этих двух мифов.

2. Социологический подход к теории власти

В рамках этого подхода власть трактуется в терминах социального взаимодействия.

М. Вебер дает позитивистско-социологическое определение власти: власть есть способность и возможность одного индивида в определенных социальных условиях проводить собственную волю вопреки сопротивлению другого. В основе властных отношений лежат отношения господства и подчинения, складывающиеся между субъектом властной воли и объектом властного воздействия.

2.1. Структурно-функциональная концепция власти

Власть рассматривается как отношение неравноправных субъектов, чье поведение обусловлено выполняемыми ими ролями. Социальная роль определяет стиль ожидаемого от человека поведения.

2.2. Конфликтологическая теория власти

Власть рассматривается как отношения господства и

подчинения одного класса другим.

2.3. Дуалистическая концепция власти

Власть следует отличать от господства. Господство есть исключительно материальное принуждение, тогда как власть – это еще и убеждение – со стороны подчиненных – в законности и справедливости такого господства.

Власть может быть анонимной , индивидуализированной или институционализированной . Типичная для современного мира, институционализированная власть имеет ряд специфических «измерений»:

· она выражается в функционировании определенных институтов;

· она проявляется в действиях;

· она опирается на систему средств и методов властного воздействия;

· ей свойственны изменения;

· результаты ее реализации могут быть зафиксированы.

Совокупность средств и методов, применение которых обеспечивает возможность субъекту власти осуществлять влияние на объект, называется ресурсами власти. Это – авторитет правителя, богатство и сила, организация и, наконец, информация.

Функционирование политической власти осуществляется на базе общепризнанных принципов суверенитета и легитимности . Эти принципы характеризуют политическую власть с разных сторон: с точки зрения, во-первых, выделения внутри нее главного звена – государства и, во-вторых, определения правомерности использования тех или иных средств при достижении политических целей.

Принцип суверенитета означает верховенство и независимость государственной власти.

Принцип легитимности связан с обоснованием правомерности тех решений, которые принимает власть, и добровольности их выполнения населением.

Типы легитимности (по М.Веберу):

1. традиционная легитимность (основана на божественном «праве на власть» у вождей, монархов);

2. харизматическая легитимность (основана на вере населения в исключительные качества лидера);

3. рационально-легальная легитимность (основана на вере участников политической игры в справедливость ее правил).

Можно добавить и идеологическую легитимность , базирующуюся на соответствии власти идеалам, ценностям, менталитету народа (идеократия). На практике в чистом виде эти типы легитимности не существуют, – поэтому правомернее говорить о смешанных типах легитимности.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЭЛИТЫ

На практике в современном обществе роль широких масс в политике ограничивается выборами либо участием в акциях протеста или поддержки, а реальную власть осуществляют политические элиты. Элиты («лучшее», «избранное») формируют цели и перспективы развития общества, принимают стратегически важные решения и используют ресурсы государственной власти для их реализации.

Политическая элита – это привилегированная группа, которая занимает руководящие позиции во властных структурах и непосредственно участвует в принятии важнейших решений, связанных с использованием власти.

Классические теории элиты

Итальянская школа

Политическая элита представлена как сплоченная группа, обладающая исключительными качествами и сознающая свое превосходство над всеми остальными.

А. Теория «политического класса» Г. Моска

Согласно Гаэтано Моска, политическое руководство осуществляется особым, организованным меньшинством. Групповая сплоченность и единомыслие, свойственное общественному классу, обеспечиваются благодаря наличию у политического класса организации, структуры, позволяющей сохранять власть.

Качества, необходимые для доступа в правящий класс – военная доблесть, богатство, церковный сан (им соответствуют три формы аристократии – военная, финансовая и церковная). Главное качество претендента – способность управлять.

Г. Моска выделяет три способа смены элит – наследование, выбор и кооптация, рассматривая как аристократическую, так и демократическую тенденции в этом процессе – баланс между тягой к сохранению власти за определенной группировкой и тягой к ее смене.

Б. Теория «круговорота элит» В. Парето

Согласно Вильфредо Парето, общество стремится к состоянию равновесия. Он определяет элиту по ее врожденным психологическим свойствам и считает, что она состоит из тех, кто демонстрирует выдающиеся качества или доказал наивысшие способности в своей сфере деятельности. В. Парето выделяет два типа элит – в зависимости от ее социального положения:

Правящая элита непосредственно и эффективно участвует вуправлении, обладает харизматическими свойствами лидеров.

Контрэлита представляет собой потенциальную элиту по способностям, личным качествам, но лишена возможности принимать политические решения.

Кроме того, элиты можно классифицировать с позиции социальной психологии (львы и лисы) . Преобладание львов ведет к застою, лис – к отсутствию стабильности в обществе. Поступательность и стабильность обеспечивается пропорциональным притоком в элиту лидеров первой и второй ориентации. Циркуляция элит обеспечивается обменом «кадрами» между элитой и остальным населением.

В. Теория «железного закона олигархии» Р. Михельса

Как утверждает Роберто Михельс,демократия ведет к олигархии по причине неизбежного политического расслоения (стратификации) общества. Для этого политолога характерен дуалистический подход к феномену олигархии – психологический и органический (основанный на законах структур организаций). С его точки зрения, массы не способны к организации и самостоятельному управлению. «Принцип организации», являющийся необходимым условием руководства массами, приводит к возникновению иерархии власти . Возникает аппарат, все более и более отрывающийся от масс. Образуется олигархия – суверенитет масс оказывается иллюзорным.

Михельс рассматривает политическую элиту как порождение национальной психики: «элитарный характер нации» стремится к воплощению в господствующих группах. Он выделяет три подкласса элиты – политико-экономический (т.н. «олигархи», покупающие как отдельных политиков и чиновников, так и целые партии или бюрократические структуры), политико-интеллектуальный (политологи и политтехнологи, эксперты) и волевой политический (профессиональные политики и управленцы).

Современные теории элит

В современной политической науке существуют различные определения элиты. Если в классической теории элит было два подхода к определению ее природы:

1. Элитистский – элита как группа, занимающая властные позиции в руководстве (Г.Моска) и

2. Меритократический – элита как наиболее ценная и продуктивная часть общества (В.Парето),

то в современных трактовках преобладает первый подход. За недостатком места и времени мы не будем останавливаться на этих теориях подробно. В то же время необходимо отметить предлагаемые их авторами типологии:

Типы элит:

- правящая и контрэлита;

- открытая и закрытая элита;

- традиционная и современная элита;

- высшая, средняя, маргинальная и административная элиты, - и др.

Системы отбора (рекрутации) в элиту:

1. Антрепренерская (предпринимательская) система ориентирована на личностные качества кандидата и его способность нравиться людям. Типична для либерально-индивидуалистических социумов.

2. Система гильдии. Предполагает медленное продвижение кандидата вверх по ступеням власти – типична для традиционного, корпоративного общества. Как вариант - номенклатурная система рекрутации. Продвижение кандидата определяется правящей партией, ее организациями.

ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЛИДЕРСТВО

Внутри политической элиты существуют отдельные личности, которые не только принимают важнейшие политические решения, но и более других влияют на общество, благодаря обладанию реальной властью. Такая личность, наделенная управленческим статусом и властной должностью, называется политическим лидером.

Сущность и природа лидерства

Политическое лидерство представляет собой процесс взаимодействия, в ходе которого одни люди (лидеры) знают и выражают интересы и потребности своих последователей и в силу этого обладают престижем и влиянием, а другие (их сторонники) добровольно отдают им часть своих властных полномочий для осуществления целенаправленного представительства и реализации собственных интересов.

Теория черт. Лидер рассматривается как совокупность определенных психологических качеств, наличие которых помогает выдвижению индивида на лидирующие позиции, позволяет принимать властные решения в отношении других.

Пример: Концепция психоанализа З. Фрейда. Политическое лидерство трактуется как сфера проявления подавленного либидо.

Ситуационная теория лидерства. Лидер есть функция определенной ситуации при удачном сочетании ряда моментов. Сторонники этого подхода полагают, что наличие ярко выраженного социального спроса само по себе ведет к выдвижению лидера, обладающего необходимыми (в данной ситуации) качествами.

Интегративная теория лидерства. Согласно этому подходу, лидерство – многогранное понятие. Здесь принимается во внимание:

· характер самого лидера

· свойства его приверженцев

· взаимосвязь между лидером и его приверженцами

· контекст (конкретная ситуация), в котором лидерство осуществляется.

Типы лидеров и их функции

М.Вебер выделяет три типа лидерства:

- традиционное лидерство;

- харизматическое лидерство;

- рационально-легальное лидерство.

Эта типология соответствует трем разобранным выше типам легитимности.

В противоположность идеальным типам лидерства М.Вебера в современной политической науке преобладают практически ориентированные классификации. Есть стремление обнаружить и зафиксировать наиболее эффективные стили политического лидерства.

Политический стиль отражает не только индивидуальность лидера, но и характер взаимодействия лидера с окружением, степень влияния на массы, способы реагирования на возникающие проблемы и потребности населения, методы поддержания и осуществления политического курса.

Инструментальный стиль лидерства ориентирован на решение конкретных задач за счет четкого распределения ролей и функций, подчинения официальному лидеру всех ресурсов и выполнения его требований.

Экспрессивный стиль лидерства. Лидер не занимает руководящей должности, а воздействует на ситуацию, создавая благоприятную эмоциональную среду, в которой каждый член группы стремится к максимально высоким результатам.

Р. Т. Мухаев выделяет пять политических стилей, определяемых в терминах политической психологии:

1. Параноидальный политический стиль. Хозяин - подозрительность, недоверие к другим, сверхчувствительность к скрытым угрозам и мотивам, постоянная жажда власти, контроля над другими людьми. Непредсказуемые действия и поведение. Инверсионное мышление (черное-белое, плохое-хорошее).

2. Демонстративный политический стиль. Артист – любовь к внешним эффектам, игре на публику, желание нравиться. Управляем, предсказуем, движим эмоциями, непостоянен в процессе следования избранному политическому курсу.

3. Компульсивный политический стиль. Отличник – навязчивое желание все сделать наилучшим образом, независимо от возможностей. Напряженность, отсутствие легкости, гибкости, маневра. Строго следует выбранному курсу.

4. Депрессивный политический стиль. Соратник – не способен играть ведущую роль и потому пытается объединиться с теми, кто реально может «делать политику». Слабость, политическое безволие, отсутствие четкого политического курса.

5. Шизоидальный политический стиль. Одиночка – самоизоляция и самоустранение от участия в конкретных событиях. Отсутствие политической ответственности – склонность к позиции стороннего наблюдателя. Этот стиль преходящ и неэффективен, часто трансформируется.

Мы остановимся подробнее на политико-психологических моментах такого явления, как лидерство, через одну лекцию, - при знакомстве с основами этой науки – политической психологии.

Функции лидеров:

· интегративная функция – согласование и объединение различных групп интересов на основе общей идеи, общих ценностей и идеалов;

  • ориентационная функция – выработка политического курса, учитывающего тенденции мирового развития и интересы различных групп населения;
  • инструменталистская функция - разработка механизма реализации программы посредством принятия политических решений и обеспечения их ресурсами;
  • мобилизационная функция – создание развитой системы стимулов деятельности по реализации программы;
  • социальный арбитраж и патронаж;
  • функция легитимации политического порядка (за исключением стран т.н. «либеральных демократий»).

Рекомендации к самостоятельной работе

Изучая эту тему, необходимо помнить, что проблему власти, элит и лидерства исследует не только политология, но и психология, а поэтому целесообразно обратиться к рекомендуемым источникам, раскрывающим также и психологические аспекты анализа проблемы лидерства.

Студенту важно в процессе изучения литературы уяснить такие понятия, как: власть, господство, авторитет, политическая власть, легитимность, легальность, типы легитимного господства (традиционное, харизматическое, легальное), основания власти, ресурсы власти, субъекты власти, политическая элита, ротация элит, правящий класс, «элитистский» и «меритократический» подходы к теории элит, рекрутация элит, контрэлита, политическое лидерство, руководство, авторитет, имидж, харизма.

Контрольные вопросы

1. Раскройте содержание понятия власть и охарактеризуйте основные подходы к определению ее сущности.

2. Что представляет собой структура власти? Каковы ее элементы?

3. Назовите отличительные черты политической власти. Каковы критерии эффективности власти ?

4. Дайте определение понятия легитимность власти . В чем разница понятий легитимность и легальность власти?

5. Каковы основные типы господства и легитимности?

6. Изложите основные положение теории элит Гаэтано Моска.

7. Каковы механизмы рекрутации элит в традиционном и «современном» обществах? Чем они обусловлены?

8. Каковы сущность и истоки политического лидерства?

9. Выделите и сопоставьте характерные признаки руководства и лидерства.

10. Какие типы лидерства Вам известны и назовите критерии их определения.

11. Что такое имидж лидера и какие, на Ваш взгляд, составные имиджа?

ПРИКЛАДНАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ

Лекция № 14. ОСНОВЫ КОЛИЧЕСТВЕННЫХ МЕТОДОВ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПОЛИТОЛОГИИ

ГИПОТЕЗЫ, МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ЕГО ДИЗАЙН

Каждое исследование начинается с основного вопроса: почему вещи таковы, какими мы их наблюдаем. Мы ищем объяснение наблюдаемых нами явлений. С чего начать?

Прежде всего, с поиска необходимой литературы . Если нам везет, то этот поиск приводит к уже готовому объяснению в форме теории – теории, сформулированной кем-то, кто наблюдал аналогичные явления до нас. Чаще нам приходится использовать литературу в более творческой манере, пытаясь сконструировать наиболее подходящее из возможных объяснений. Остальная часть исследовательского процесса затем отводится проверке этого объяснения: для того, чтобы понять, как много оно дает нашему пониманию – пониманию сущности исследуемого явления.

Первый шаг в этом процессе верификации нашей теории состоит в формулировке некоторых гипотез, которые, с логической точки зрения, должны соответствовать действительности, – если соблюдаются наши исходные предположения касательно сути наблюдаемого феномена. Эти – рабочие – гипотезы служат для следующего:

- они определяют те переменные, что будут фигурировать в нашем исследовании;

- они диктуют пути и методы организации исследования наиболее оптимальным – с точки зрения получения неопровержимых доказательств правоты нашего понимания – способом.

Если наша теория представляет собой прообраз здания, то отдельная рабочая гипотеза – элемент этого здания. Необходимый кирпичик именно этого здания – используемой нами теории. Рабочая гипотеза объясняет одну из возможных связей, формирующих – в комплексе – исследуемый нами процесс.

Формулируя гипотезу, необходимо отдавать себе отчет в том, возможно ли практически пронаблюдать объясняемую ею связь явлений. Сможем ли мы найти необходимые нам данные, имеем ли мы для этого возможности? Представляется совершенно необходимым, чтобы исследователь выбирал такие гипотезы, которые могли бы быть адекватно проверены, - учитывая время, ресурсы и способности самого исследователя. В противном случае нас ждет неудача.

Затем переменные величины, используемые в исследовании, должны быть операционализированы таким образом, чтобы с ними можно было работать, и чтобы в результате можно было сделать значимые для нашего исследования выводы. Здесь опять-таки встает вопрос о ресурсах – если у нас нет времени, денег, необходимых для проведения измерений, содействия (со стороны, скажем, лиц, участвующих в опросе общественного мнения), - нет смысла и приступать к работе. Кроме того, необходимо задать себе вопрос: не происходит ли в процессе исследования подмена понятий в связи с употреблением неприемлемого метода? Научная ценность метода должна быть весьма пристрастно проанализирована еще до того, как мы приступим к сбору данных, ибо как бы аккуратно они ни были собраны, непригодность метода исследования может обесценить результаты исследования.

Разрабатывая метод нашего исследования, мы должны думать и о предстоящем впереди анализе собранных данных. Исследователь должен определить, исходя из принятой им рабочей гипотезы, какие конкретно математические и статистические сравнения будут необходимы для ее тестирования. Главная проблема здесь – найти правильное соотношение между уровнем измерения, проистекающим изпринятой операционализации переменных, и уровнем измерений, принятым в тех стандартных статистических процедурах, что будут использоваться в исследовании; то есть данные, полученные при сборе, должны быть пригодны для использования в процессе статистической обработки. Необходимо увериться в том, что они - не только именно те данные, что обычно используются в этих процедурах, но и достаточно точны для обработки. Распределение полученных данных также должно соответствовать стандартному статистическому распределению – иначе их трудно будет обработать.

Следующий шаг состоит в дизайне, конструировании нашего исследования таким образом, чтобы процедура измерения, сбора данных была применена с наибольшей эффективностью. Основная задача дизайна состоит в том, чтобы убедиться, увериться полностью, что связь между явлениями, которую мы наблюдаем, объясняется нашей рабочей гипотезой, а не является случайным явлением либо порождением совсем другой системы взаимоотношений. Альтернативные рабочие гипотезы должны быть отвергнуты – и не бездоказательно, а на основе серьезного анализа. Поэтому хороший дизайн начинается, прежде всего, с просмотра относящейся к нашей сфере исследования литературы. Это литературное ревю, обзор – вместе с логическим анализом ситуации – должен иметь целью отвод иных возможных рабочих гипотез еще перед тем, как мы дадим место нашему собственному объяснению наблюдаемых явлений.

Исследовательский дизайн должен быть развит при помощи:

1) идентификации сравнений, используемых в тестировании рабочей гипотезы;

2) определения того, какие именно наблюдения должны быть проведены (кого или чего, в каком порядке, какими средствами, при каких условиях);

3) определения места собираемых в ходе сравнительного исследования данных (нет связи, позитивная связь, негативная связь, и т.д.);

4) определения главных конкурирующих гипотез, которые также претендуют на объяснение возможного результата исследования, и

5) организации комплекса наблюдений таким образом, чтобы дополнительные сравнения (тестирующие применимость основных конкурирующих гипотез) были проведены (независимо от реальных результатов исследования).

Необходимо при выборе дизайна нашего исследования знать, какие статистические методы анализа желательно применить, т.к. дизайн определяет характер собранных данных. В процессе дизайна нашего исследования, как и в выборе гипотезы и подборе метода – совершенно необходимо спросить себя: не является ли поставленная нами задача непосильной с учетом имеющихся у нас ресурсов, времени и наших способностей. Самый лучший дизайн не даст ничего, если у нас нет возможности его реализовать. Поэтому должно осторожно отнестись к цене и логике процесса сбора данных в процессе разработки дизайна исследования.

СБОР И АНАЛИЗ ДАННЫХ

Как было сказано выше, сбор данных и их анализ имеют целью проверку соответствия рабочей гипотезы реальности. Здесь необходимо отметить следующее.

Различные методы сбора данных могут быть применены как по отдельности, так и в комплексе. Разные методы служат разным целям. Исследователь может, например, заняться непосредственным наблюдением определенной политической группы с целью сбора информации общего характера для того, чтобы выработать рабочую гипотезу, прийти к каким-то предварительным выводам, а затем для того, чтобы получить точные данные, проверить эту гипотезу, прибегнуть к опросу. Кроме того, употребление нескольких методов в одном исследовании повышает научную ценность его результата. Например, в изучении вариаций в качестве коммунальных услуг в окрестностях города кто-то может найти желательным подтвердить результаты, полученные путем опроса общественного мнения, - данными статистики, официальных документов, интервью с чиновниками и суждениями профессионально подготовленных наблюдателей. Если все эти методы сбора данных приведут к одним и тем же результатам, касающихся относительного положения каждого из этих районов на шкале качества обслуживания, исследователь может быть уверен в их применимости в решении поставленной им задачи.

Эмпирическое исследование может приобрести характер открытия. Вместо того, чтобы тестировать гипотезы, проистекающие из принятых исследователем объяснений, он может собрать данные, дающие почву для принципиально новых интерпретаций, - обычно каждое исследование приводит к возникновению новых вопросов, предлагает новые объяснения и ведет к новым исследованиям.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ НАУЧНОЙ ЦЕННОСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ

В дизайне своего собственного или оценке чужого исследования важно иметь возможность оценить, отвечает ли оно общим, но четко сформулированным критериям объективной ценности. Предлагаемый ниже список довольно широк, и отдельное исследование может содержать некоторые незначительные технические погрешности. Но если исследователь сможет ответить на эти вопросы положительно (хотя бы в основном), он может быть уверен, что его проект свободен от ошибок принципиальных, аннулирующих значимость проведенной работы.

1. Правильно ли сформулирован вопрос, на который надлежит ответить? Знаем ли мы цели исследования во всей их полноте? Связано ли исследование с более принципиальным политическим вопросом или проблемой? Важен ли объект исследования?

2. Правильно ли выбраны, четко идентифицированы и последовательно применены основные объекты анализа?

3. Четко ли сформулированы и адекватно используемы концепции, на которых основано исследование? Откуда они взяты?

4. Ясно ли, какие объяснения должны быть проверены? Если используется теория, корректна ли она логически? Где источник теории и составляющих ее объяснений?

5. Согласуется ли теория или объяснение с существующей литературой по предмету? Подробно ли исследована литература? Связан ли проект с предыдущими исследованиями или с более принципиальными исследовательскими вопросами?

6. Четко ли идентифицированы и сформулированы рабочие гипотезы? Следуют ли они логически из тестируемых объяснения или теории? Подлежат ли они эмпирической проверке?

7. Если тестируется более чем одна гипотеза, какова связь между ними? Все ли гипотезы имеют отношение к теории, очевидна ли их роль в проверке теории?

8. Все ли переменные четко определены, и их статус (зависимый или независимый) сформулирован в рабочей гипотезе?

9. Включены ли в исследование переменные, способные модифицировать предполагаемую связь?

10. Ясно ли операционализированы концепции? Детально ли сформулированы процедуры измерения, так что другие могут их использовать? Были ли они использованы другими исследователями?

11. Можно ли полагаться на эти процедуры как полностью соответствующие объекту анализа? Проверены ли они на этот счет?

12. Ясно ли определен дизайн исследования, соответствует ли он поставленной задаче – тестированию рабочей гипотезы? Обращается ли внимание на альтернативные конкурирующие гипотезы и созданы ли в процессе дизайна проекта условия для их тестирования в свете возможных альтернативных объяснений? Предусмотрена ли логически внятная основа для выявляемых связей?

13. Правильно ли определено интересующее исследователя “население”? Репрезентативна ли выборка? Если нет, осознает ли исследователь ограничения, которые это налагает на его результаты? Адекватно ли объяснена процедура выборки?

14. Соответствует ли техника сбора данных (опрос, анализ содержания и т.д.) цели исследования с его объектами изучения и типом собираемой информации? Соблюдены ли все правила данного метода сбора информации?

15. Ясно ли представлен процесс сбора данных? Полностью ли определены их источники, и могут ли их выявить другие?

16. Полностью ли определена и оправдана выбранная система кодирования (такие, как сведение определенных групп дохода в более общие категории или трактовка ответов «в поддержку» или «против»?).

17. Объяснена ли конструкция используемых в исследовании шкал или индексов? Одномерные ли они? Сохраняется ли при их использовании исходное значение концепций?

18. Проверены ли инструменты?

19. Были ли попытки верифицировать результаты по другим источникам?

20. Соответствует ли графическое оформление характеру собранных данных? Отмечено ли это в тексте? Не искажают ли таблицы и графики полученные результаты?

21. Легко ли интерпретировать эти графики и таблицы?

22. Корректна ли предложенная их интерпретация?

23. Правильно ли выбран статистический метод обработки данных? Пригоден ли он для их суммирования в таблицах и графиках?

24. Исследуя связь между переменными, приводит ли исследователь данные относительно их силы, направления, формы и значения?

25. Исследует ли автор проекта влияние иных, не рассматриваемых им переменных на результаты работы? Пытается ли он взять их под контроль?

26. Соответствует ли уровень используемой статистики уровню выбранных переменных, а также цели исследования?

27. Соответствуют ли полученные данные возможностям метода и как это показано исследователем?

28. Не смешивает ли исследователь понятия статистической и субстантивной значимости полученных результатов? Не употребляет ли он их одно вместо другого?

29. Исследованы ли статистически альтернативные гипотезы, правильно ли преподаны и интерпретированы результаты этого исследования?

30. Каждая ли стадия анализа данных связана с основным заключением исследования? Соответствуют ли предлагаемые интерпретации исходной теории или объяснению?

31. Содержит ли отчет об исследовании:

а) четкую формулировку целей исследования;

б) необходимый обзор литературы для демонстрации места исследования в общем контексте этого направления в науке;

в) адекватное объяснение дизайна, данных и методов исследования;

г) ясную формулировку выводов?

32. Подкреплены ли достигнутые выводы представленными данными и выбором дизайна исследования? Представляет ли оно собой серьезный вклад в литературу по проблеме, или же представляется слишком общим?

33. Чувствительны ли авторы к этическим проблемам, сопряженным с исследованием? Удовлетворительно ли они разрешают эти проблемы?

Необходимо подчеркнуть, что предложенные выше критерии научной ценности исследования имеют весьма широкую область применения, - они отнюдь не привязаны к политологии, - они универсальны.

Рекомендации к самостоятельной работе

В процессе самостоятельной работы студенту необходимо усвоить такие понятия, как «теория», «рабочая гипотеза», «метод», «методология», «дизайн исследования», «критерии корректности исследования», «актуальность» и «новизна исследования» и др.,уметь находить правильное соотношение между этими понятиями и применять их к собственному исследованию, руководствуясь предложенными правилами.

Контрольные вопросы

1. С чего начинается всякое серьезное исследование? Почему?

2. Какую роль в исследовании играет теория? Каково соотношение между теорией и рабочей гипотезой?

3. Чем диктуется выбор методологии исследования? Не случаен ли он? Обоснуйте.

4. Почему использование нескольких методов в одном исследовании повышает его ценность? Приведите примеры.

5. Что такое дизайн исследования? Чем надо руководствоваться при выборе дизайна?

6. Что означает термин корректность исследования ? Чем она определяется?

7. Какие численные методы используются в прикладной политологии? Каков критерий их выбора?

8. В чем разница между статистической и субстантивной значимостью полученного результата?

9. Какого рода этические проблемы могут возникнуть в ходе политологического исследования и как они должны разрешаться?

Лекция № 15. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ЕЕ РОЛЬ В ИЗУЧЕНИИ И ФОРМИРОВАНИИ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ

Политическая практика ставит в центр событий человека: нельзя представить себе существование и функционирование политической системы без личности. Многие проблемы общественной жизни – кризис общественных отношений, этнические конфликты, формы управления обществом и государством, охрана окружающей среды, терроризм – имеют психологическое измерение, требуют, в частности, и психологического анализа, и осмысления действий участников современного общественного развития.

Политическая психология как наука возникла в США в 60-е годы нашего века. В 1968 г. возникает отделение политической психологии Американской политологической ассоциации, в 1970 г. – Институт психиатрии и внешней политики, а в 1979 – Международное общество политической психологии.

Очерчены проблемы для изучения:

- каков механизм закрепления и развития политических взглядов людей?

- каково воздействие этих взглядов на их политическое поведение?

- как формируется личность политического деятеля?

- какова зависимость политического процесса от культурных особенностей данного общества?

- каковы факторы политической социализации? И т.д.

ПСИХОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УЧАСТИЯ

Проблематика политической психологии постоянно расширяется, однако в центре ее внимания всегда остаются мотивы участия в политике, потребности, удовлетворяемые этим участием, цели, ценности, идеалы, благодаря которым человек становится частью некоего политического целого, эмоции и настроения, знания, информированность, мнения.

В зависимости от характера политического участия, субъективного восприятия политики человеком, его понимания собственной роли в ней выделяют типы участия в политической деятельности. Эта типология учитывает как политические качества, так и психологические формы проявления:

1. Реакция (позитивная или негативная) на политическую систему в целом, на ее институты или их представителей, не связанная с необходимостью высокой активности человека;

2. Участие в действиях, связанных с делегированием полномочий (например, электоральное поведение);

3. Выполнение политических функций в рамках институтов, входящих в политическую систему или действующих против нее;

4. Участие в деятельности политических или примыкающих к ним организаций.

5. Прямое политическое действие;

6. Активная (в том числе руководящая) деятельность во внеинституционных политических движениях, направленных против существующей политической системы, добивающихся ее коренной перестройки.

Социальная психология, кроме объективных показателей политического участия, учитывает еще и психологические: как индивид сам воспринимает меру своего участия, какими мотивами руководствуется, полагает ли, что его участие способно повлиять на развитие событий и т.д. Учет психологических факторов обязателен и при определении оптимальных границ политического участия – стабильность политической системы зависит от степени массового участия в политике.

Политическое поведение необходимо рассматривать сквозь призму психологических особенностей политической деятельности людей, мотивации их психологического участия. Здесь могут присутствовать карьерные или конформистские мотивы, стремление к привилегиям или повышению социального статуса, эмоциональная потребность выразить свое несогласие с официальным политическим курсом, тревога, обеспокоенность разного рода социальными и иными глобального порядка проблемами и т.д.

В политических отношениях поведение людей мотивируется их потребностями. Согласно А.Маслоу, имеет место следующая иерархия потребностей:

- физиологические потребности;

- потребность в безопасности;

- потребность в любви;

- потребность в самоутверждении;

- потребность в самоактуализации – реализации потенций.

Реализуясь, потребность уступает место потребности следующего уровня.

Чувства, настроения, доминирующие в обществе, – не просто фон политических событий. Они оказывают серьезное влияние на политический процесс, формируют политический климат. Политические решения, не учитывающие их, обречены на неэффективность.

СТИХИЙНОЕ ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Стихийные формы политического поведения – тоже политика, только иной психологической природы, Чаще всего это массовая реакция людей на политический кризис, на ситуацию нестабильности.

Как правило, нарастание стихийных элементов в политическом процессе есть результат неподготовленности официальных политических структур к грамотному политическому регулированию этих процессов, неадекватности этих структур требованиям времени, их функциональной неспособности направить энергию человеческой массы в русло нормальной, каждодневной политической деятельности.

Поведение людей в массе, в толпе изучается одним из разделов социальной психологии – групповой психологией. В частности, Н. Михайловский обращал внимание на роль среды в формировании психологии индивида и массы. Толпа трактовалась им как масса народа, объединяемая и движимая сходными психологическими реакциями, одинаковым поведением, способная увлечься примером, подверженная влиянию «героя». Любой общественный протест обычно принимает одну из двух форм – «вольницы» и «подвижников».

Вольница – это активное возмущение, готовое смести все препятствия. Таковы стихийные народные бунты, религиозные войны и т.д. Протестподвижников пассивен. Это сектанты, раскольники, люди, покидающие общество, в котором они не могут жить. Но и те, и другие нуждаются в руководстве, в вождях, в героях.

Эмоции людей, находящихся в массе, распространяются по своим собственным законам: они многократно усиливаются благодаря эффектам, подобным эффекту наведенной пассионарности , причем знак и вектор пассионарности зависит от вождя. В толпе каждый ведет себя в соответствии с господствующим здесь стереотипом поведения – индивидуальные качества как бы приглушаются, отступают на задний план. На передний план выступает то, что объединяет всех – отсюда и сходные эмоциональные реакции на внешние события.

Групповая психология изучает столь интересные явления как, например спираль молчания – коррекция индивидуумом не только своего поведения на публике, но и взглядов как таковых в зависимости от господствующих в обществе социальных стереотипов, или эффект бампера – стремление избирателей голосовать не за наиболее симпатичного им кандидата (или блок) – оптимальный выбор , а за того, кто менее симпатичен – субоптимальный выбор – но имеет больше шансов на победу. В следующей лекции мы коснемся этих явлений более подробно.

Без лидера масса, толпа инертна; чем более пассионарен вождь, тем на большие достижения способна масса людей под его воздействием.

ПСИХОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРА

Личность политического деятеля, вождя, героя, того, кто имеет влияние на массу, способен повести ее за собой, всегда привлекала исследователей-обществоведов. В США и Западной Европе это направление политической психологии весьма развито, - здесь наработан ряд теорий и методологических подходов. Типологизируя личностные проблемы лидеров, политические психологи выделяют особо:

- проблемы, связанные с травмами, полученными в детстве;

- реакцию на стресс;

- эффект неадекватности;

- сексуальные проблемы;

- гипертрофированное стремление к реваншу и т.д.

Политическая деятельность сопровождается кризисными и стрессовыми ситуациями, поэтому для профессиональной работы важна стрессоустойчивость. Не все ею обладают, не все способны в ситуациях, требующих быстрого принятия решений, действовать уверенно и быстро. Те же, кто отличается завышенной самооценкой (так называемый эффект неадекватности), решают все незамедлительно, уверены в том, что их решение единственно верное, что авторитет их в политических кругах высок, избиратели их любят, ошибки и просчеты списываются на происки врагов.

Одно из свойств политического лидера состоит в том, что он запрограммирован на обещания «лучшего будущего». Однако большинство людей интересует не сама программа лидера, с которой он идет на выборы, а его облик – имидж. По мнению западных политологов, лишь 7% успеха политического лидера зависит от того, что он говорит, а 55% - от того, какое он производит впечатление.

Смысл политической деятельности с точки зрения психологии

Политических теорий, пытающихся объяснить, кто и почему приходит в политику, много.

Компенсаторная теория постулирует тезис, что идея власти для многих политиков – средство компенсации личностного психологического дефицита, так называемого комплекса неполноценности. Серьезные личностные драмы и проблемы подталкивают к стремлению компенсировать их в политической деятельности. Это может и не осознаваться человеком, однако ниточка давних детских страхов, конфликтов, зависти, ревности может вплестись в канву тех или иных событий и неожиданно повлиять на политическое поведение.

Не все ищут компенсацию только в сфере политики – она привлекает лиц, ориентированных на власть и верящих, что здесь их ждет успех. Есть люди, которые, наоборот, пытаются компенсировать свои комплексы политической пассивностью, демонстративной аполитичностью.

Другая теория делает акцент на типологию, классификацию участников политического процесса. Еще в начале века некоторыми психологами высказывалась мысль о том, что политики представляют собой не просто профессиональную группу, но особый человеческий тип – хомо политикус . Главная ценность для таких людей – власть, и встречаются они не только в политике.

Часто выделяют подтипы «искателей власти»: например, агитатор, администратор, теоретик.

Агитатор находит удовлетворение в том, что контролирует других, участвуя в бесконечных комиссиях, конференциях, собраниях – убеждая и переубеждая кого-то. Администраторы предпочитают работать в группе, удобно чувствуют себя в системе, стремятся структурировать межличностные отношения и коллективные усилия. Теоретики превращают в слова и заявления собственные представления и манипулируют ими.

Стили политического лидерства

Личностные психологические стили политических деятелей определяют типичную реакцию в ответ на ролевые требования. Американскими политологами, в частности Дж. Барбером в книге “Президентский характер” , предложена следующая классификация:

- Активно-позитивный стиль

Природная активность удачно сочетается с удовольствием, получаемым от политической деятельности, высокая самооценка и успех в политике усиливают это чувство. Производительность труда как ценностная установка – при гибкости и умении приспосабливаться к ситуации. Политик видит себя в процессе разработки и достижения хорошо определенных персональных целей – полная самореализация в соответствии с самооценкой. Упор на рационализм, обдуманность поступков, слабая способность к учету иррационального в политике. Никто из его сотрудников не смотрит на вещи так, как он, и он испытывает трудности, пытаясь понять, почему это так.

- Активно-негативный стиль

Противоречие между интенсивными усилиями и неудовлетворительными их результатами. Взрывная активность, стремление уйти от проблем в тяжелую работу. Амбициозный политик, ищущий власти. Агрессивность к окружению – с этим связан ряд проблем. Собственный образ туманен и фрагментарен. Жизнь – тяжелая борьба за захват и удержание власти. Энергия отдается системе, но эта энергия «искажена», «деформирована изнутри».

- Пассивно-позитивный стиль

Восприимчивый, соглашательский, направленный вовне характер. Жизнь как поиск удовлетворения – как награды за сговорчивость и готовность к сотрудничеству. Противоречие между низкой самооценкой (нелюбим, непривлекателен) и высокой степенью оптимизма. Стремление сглаживать острые углы политики. Однако зависимость от других и неустойчивость их надежд делает весьма вероятным утрату иллюзий.

- Пассивно-негативный стиль

Делает мало и мало получает удовольствия от политики. Чувство долга заставляет заниматься тем, что ему неприятно – это компенсирует низкую самооценку. Он политик потому, что он должен, обязан им быть. Недостаток опыта и умения приспосабливаться к ситуации. Тенденция к уходу от конфликтов и неопределенности путем апелляции к общим принципам и процедурным формальностям. Он хранитель верного пути в политике.

Итак, активно-позитивный тип пытается достичь результата, активно-негативный – достичь и сохранить власть, пассивно-позитивный – стремится к любви, уважению окружающих, пассивно-негативный – к утверждению гражданской добродетели. Эти стили могут накладываться один на другой; раскрываются они в конкретной политической деятельности.

Политические психобиографы убеждены в первичности психологической детерминации политики, считают, что политикой движут личные амбиции, чувства, желания. Политическое портретирование необходимо в сугубо прагматическом плане: для предсказания политического поведения, для целостного видения личности конкретного политического деятеля во всей полноте его проявлений, включая бессознательное.

Рекомендации к самостоятельной работе

Для усвоения предложенного материала необходимо овладеть , а также свободно и компетентно оперировать следующими понятиями: психология масс, психология лидерства, уровни политического участия, стихийное поведение, «наведенная пассионарность», «эффект бампера», «спираль молчания», стили лидерства (активно-позитивный, активно-негативный, пассивно-позитивный и пассивно-негативный) и др.

Контрольные вопросы

1. В чем состоит предмет и объект исследования политической психологии? Зачем ее необходимо изучать?

2. Чем отличается поведение «человека массы» от поведения лидера?

3. Каковы уровни политического участия и чем определяется их выбор?

4. В чем выражается эффект наведенной (индуцированной) пассионарности? Приведите примеры.

5. Что такое эффект бампера? Как он проявляется в политике, кем и как используется, кому вредит?

6. Как проявляется в обществе эффект спирали молчания? Подвержены ли вы его воздействию?

7. Что делает человека политическим лидером? Какие на этот счет существуют точки зрения?

8. Что такое стиль лидерства? Какой стиль вы считаете наиболее эффективным и почему?

9. Как происходит формирования стиля лидерства? Меняется ли он в процессе политической деятельности? Обоснуйте.

Лекция № 16. ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ. ОПРОСЫ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ, ИХ ТЕХНИКА И ЗНАЧЕНИЕ

Значение такого явления, как общественное мнение, в современной политике трудно переоценить. Именно общественное мнение придает силу идеям, облекая их плотью политических партий и движений; именно оно формирует социально признанный стереотип поведения, наконец, именно оно, в конечном итоге, создает государства и рушит правительства.

Одна из проблем, которую на протяжении многих лет и пока безуспешно пытаются решить западные политологи и специалисты в сфере управления государством, - проблема обратной связи выборных представителей власти – депутатов, сенаторов, губернаторов, президентов - с обществом.

История исследований общественного мнения насчитывает столетия. Известно, в частности, что одним из первых ученых, использовавших это термин, был Н. Макиавелли. Он утверждал, что «…умный человек не станет игнорировать общественное мнение относительно таких вещей, как занятие должностей или продвижение по службе». Во второй половине XVIII века Жан-Жак Руссо выражал убежденность в том, что всякое правительство основывается на общественном мнении, без поддержки которого трудна (или невозможна) какая бы то ни была социальная реформа. Чуть позже Джеймс Мэдисон писал в «Федералисте», что функция общественного мнения состоит в ограничении действий лидера, - впрочем, источнике такого рода ограничений, с его точки зрения – позиция политической элиты, а отнюдь не «воля народа» в самом широком смысле этого выражения.

Первые целенаправленные исследования общественного мнения часто связывают с именами А. Л. Лоуэлла (1913) и У. Липманна (1922). В то же время, первая социологическая структура, начавшая изучать общественное мнение, регулярно проводя опросы, - знаменитаяThe Gallup Organization (именуемая в России «Институт Гэллапа). И по сей день он остаетсяодним из ведущих институтов США, изучающих общественное мнение.

Его основатель Джордж Гэллап полагал, что, если общественное мнение не будет непосредственно влиять на политику правительства, политическая власть неизбежно выродится в тривиальную олигархию. Гэллап считал, что результаты опросов общественного мнения должны восприниматься правителями как «мандат народа», прямое отражение чаяний масс, которым лидеры страны должны следовать. Демократия, с его точки зрения, нуждается в руководителях, движимых чем-то большим, нежели стремление быть избранным и переизбранным. Более того, правители страны должны своевременно реагировать на общественный интерес в полном смысле этого слова – не только на узкоэгоистические интересы тех, кто их выдвинул или непосредственно поддержал на выборах. С точки зрения его последователей, процесс управления современным «демократическим» обществом предполагает комплексное взаимодействие между исполнительной властью («активная власть в государстве, вопрошающая и предлагающая»), представительным собранием («совещательная и вырабатывающая совместное решение власть») и избирателями – теми, кто их всех выбирает.

Сегодня исследование общественного мнения – большой бизнес, - как для ученых, так и для работников социологических агентств. Являются ли эти опросы надежным способом выявления взглядов и точек зрения? Для чего они используются и для чего не используются? Соответствует ли методология опросов их основной цели? И, наконец, если их вклад в политический процесс позитивен, что необходимо сделать для того, чтобы максимально его увеличить?

ПРЕДВЫБОРНЫЕ И ИНЫЕ ОПРОСЫ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ

Исторически первые опросы общественного мнения, проводимые Гэллапом и его институтом в США в 1930-е годы, имели целью выявление шансов кандидатов на разных этапах президентской гонки. С 1948 года многие из организаторов таких опросов, впрочем, неоднократно заявляли, что результаты опросов не могут трактоваться как предсказание результатов выборов, но как мгновенное отражение намерений избирателей в тот или иной конкретный момент. И, тем не менее, интерес к этим опросам базируется на понимании их результатов, даже результатов тех опросов, что проводятся за год и более до выборов, как предсказаний.

В большинстве стран Запада такие опросы проводятся непрерывно, создавая явление, именуемое в политологии эффект непрерывных выборов. Рейтинги, данные опросов, существенным образом влияют на «политический вес», влияние и авторитет того или иного деятеля. Проблемы, волнующие общественность, как и возможные пути их разрешения, будучи взвешены на весах общественного мнения, оказывают заметное влияние на ориентацию и содержание предлагаемых выборными представителями политических программ. Принимая во внимание возможные последствия того или иного направления действий, политические деятели сегодня воспринимают результаты опросов как единственный более или менее надежный источник информации относительно тенденций в состоянии общественного мнения, особенно там, где они влияют или могут повлиять на исход выборов.

Рассматриваемые таким образом, опросы общественного мнения играют рольполитической разведки : их результаты используются для выработки стратегии и тактики, отнюдь не исходящие от публики инструкции для политических лидеров. Здесь последние не довольствуются опросами, организуемыми СМИ, но инициируют частные опросы – их результаты, если они не предназначены для определенной обработки общественного мнения посредством утечки в прессу, часто остаются закрытыми для публики.

Цели такого рода разведки:

1) оценка сильных и слабых сторон конкурирующих кандидатов в глазах избирателей, перспектив их кампаний;

2) выбор и определение ключевых вопросов, на которых необходимо будет построить свою собственную кампанию;

3) выбор возможных союзников.

Несмотря на то, что опросы общественного мнения играют большую роль в избирательных кампаниях, нельзя констатировать, что они также играют столь же значимую роль в процессе принятия политических решений. Если говорить об опросах, организуемых средствами массовой информации, то только очень редко – там, где серьезная статья – majorfeaturestory – основана на результатах опроса, можно рассчитывать на то, что такого рода информация подтолкнет политиков к выработке определенного проекта, к принятию того или иного решения.

Опросы проводятся и органами власти. Их цели могут быть классифицированы следующим образом:

а) планирование политической программы;

б) поддержка уже действующих программ;

в) организация притока информации от населения – при расследованиях и т.п.

В настоящее время, впрочем, нет свидетельств того, что опросы общественного мнения оказывают серьезное влияние на процесс выработки и принятия тех или иных правительственных программ; роль политической разведки – их главная роль.

Неправительственные организации, такие как многочисленные группы интересов, также регулярно пользуются услугами специализирующихся на опросах социологических агентств. Результаты этих опросов используются либо для внутреннего потребления заказчиком – выработки, поддержки и рекламы определенных проектов (in-housepolls), либо для пропаганды какой-либо идеи в массах (advocacypolls).

Таким образом, опросы общественного мнения широко используются в современных обществах как важный элемент технологии сбора информации, - облегчая политикам и тем, кто стоит за ними, возможность манипулировать общественностью.

ОПРОСЫ И ЗНАЧЕНИЕ ИХ РЕЗУЛЬТАТОВ

Насколько же корректны результаты опросов?

Многое здесь зависит от выбора группы респондентов (sample) – выборки. Для того, чтобы выборка была репрезентативной – представительной, необходимо, чтобы в ней было представлено население – объект нашего исследования во всей его сложности и полноте, соблюдены все имеющие место в действительности пропорции. Выборка должна зеркально отражать социальный, классовый, этнический, профессиональный, образовательный и половозрастной состав общества. Если этого нет, выборка не является репрезентативной и научная ценность результатов опроса уменьшается.

Например, обычно практикуемые социологами Запада опросы по телефону имеют уровень репрезентативности в 90% , т.к. 10% населения этих стран телефонов не имеют и потому выпадают из числа возможных респондентов. В России репрезентативность опросов еще ниже – до 50% и менее, по этой же причине.

При численности населения более 100 тысяч, отсутствии ошибок опроса,не связанных с выбором группы респондентов (прежде всего, вызванными временными факторами и фактическим участием респондентов – как в опросе, так и, скажем, в выборах) и безупречно репрезентативной выборке опрашиваемых – ее численность, по данным статистики, должна быть порядка 1200 респондентов (дальнейшее увеличение выборки с ростом населения не ведет к сколько-нибудь заметному увеличению точности результата), вероятность того, что наш результат отражает истинное положение вещей – 0,95 или 95% (чем больше это число, тем выше статистическая значимость результата). Погрешность же самого результата - + 3% (чем ниже погрешность, тем выше субстантивная его значимость).

Надо сказать, что ни один сколько-нибудь серьезный социологический институт, занимающийся опросами общественного мнения, не позволяет себе выдавать более “точных” данных – например, о том, что процент избирателей, готовых поддержать того или иного кандидата, равен 2, 3 или 4 – это при стандартной погрешности в 3%! Более того, по правилам математической статистики, погрешность измерения должна быть ниже результата как минимум на порядок величины, то есть в нашем случае не менее 10%; в противном случае результаты опроса никакой научной ценности не имеют и об их достоверности можно только догадываться.

Соблюдаются ли эти условия в современной российской социологии? Вопрос риторический…

В организации опросов большое значение имеет и конкретный вопрос (или список вопросов), на который предстоит ответить респондентам:

- порядок вопросов;

- формулировка вопросов – сбалансированная или с уклоном;

- уровень вопросов – простой или сложный, многомерный. Фокус лишь на одной грани проблемы может привести к некорректности результата;

- характер вопросов – ответ типа да-нет или развернутая формулировка, - вариант ответа – сформулирован ли он заранее – и как сформулирован или же респондент формулирует его сам.

Надо также понимать, что общественное мнение не есть нечто неизменное и застывшее, оно меняется, причем порой меняется очень быстро. Здесь необходимо применить двойную стратегию исследования для того, чтобы, во-первых, фиксировать направление его изменения в фиксированные моменты времени, и, во-вторых, быть способным анализировать сами процессы его изменения и кристаллизации.

Итак, необходимо запомнить следующее:

1. Чувствительность опросов к формулировке и последовательности вопросов демонстрирует ограниченное значение тех из них, что основаны на одном-единственном вопросе (безразлично, сбалансирован он или нет) для понимания и анализа общественного мнения. Поэтому такие опросы не могут восприниматься как плебисциты или референдумы.

2. Общественное мнение есть весьма динамичный феномен, который изменяется, реагируя на изменяющийся мир. Для его понимания надо, прежде всего, осознать, как оно – общественное мнение – реагирует на внешние раздражители и какие долговременные изменения эти раздражители порождают. Нерегулярно производимые “мгновенные снимки” не дают информации, необходимой для полного понимания того, что есть общественное мнение.

ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ И СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

Какова роль современных СМИ в интерпретации результатов опросов и их использовании в политике?

Понятно, что они доносят их результаты до социума, широкой общественности. Но как эти результаты преподносятся?

Во-первых, они могут быть преподнесены как результаты выборов, очевидно, таковыми не являясь. Однако, часто их результаты трактуются именно как отражение воли народа, – именно той воли народа, что должна быть законом для правительств. Поэтому, публикуя и комментируя результаты опроса общественного мнения, так или иначе благоприятные для тех, кто «стоит за спиной» журналиста (владелец или редактор газеты, политическая партия или общественная организация, религиозная группировка и т.д.), средство массовой информации целенаправленно воздействует на своих читателей, слушателей или зрителей, формируя их точку зрения и программируя реакцию на те или иные политические события – естественно, в интересах контролирующей данное СМИ группы лиц. Мы уже говорили об «эффекте бампера», - стремлении большинства присоединиться к победителю, - а ведь именно СМИ формируют общественное мнения относительно победителя той или иной избирательной гонки, - делая это отнюдь не из жажды истины. Понятно, что такая манера «донесения» результатов опроса до массового читателя (зрителя, слушателя) не может трактоваться как корректная, - с научной точки зрения.

Во-вторых, - и это более корректный подход – публикация результатов опросов может подталкивать к серьезному анализу общества во всей его сложности и, соответственно, имеющего в нем место различия взглядов и позиций. Для этого требуется отсутствие «политического ангажемента», независимость СМИ, столь трудно достижимая (если вообще достижимая) в наше время.

В политических дебатах опросы используются как для расширения спектра обсуждаемых вопросов, так и для поддержки той политики, которая, с точки зрения большинства является предпочтительной. Эффективность такого рода воздействия зависит от манеры подачи результата опроса. Здесь журналистика сталкивается с рядом проблем.

Во-первых, статистика для большинства людей – вещь чрезвычайно скучная. Поэтому СМИ, ориентированные на массового потребителя – обывателя, мягко говоря, отнюдь ею не злоупотребляют.

Во-вторых, имеют место определенные ограничения финансового, временного порядка, а также проблемы, связанные с размещением материала.

В-третьих, своевременность публикации есть ее совершенно необходимое условие.

Поэтому результаты опросов не всегда публикуются сами по себе: им находят применение в общем контексте аналитических материалов, посвященных тому или иному вопросу. Впрочем, здесь необходимо разделять статистику и ее анализ: в противном случае опять-таки возникает простор для целенаправленного искажения либо односторонней интерпретации результатов опросов в интересах той или иной соперничающей в борьбе за власть группировки. Это имеет место сплошь и везде – как в российском обществе и других социумах переходного типа, так и в так называемых «развитых современных демократиях».

В той борьбе, что ведет современный капитализм с противостоящими ему течениями общественной мысли, идеологиями, политическими движениями – опросы общественного мнения используются весьма эффективно. В частности американский политолог М. Милберн в книге «Убеждение и политика: Социальная психология общественного мнения» констатирует:

«Воздействие средств массовой информации на весь комплекс индивидуальных позиций относительно тех или иных политических событий особенно велико в случае, если человек считает данное СМИ заслуживающим доверия, - в этом случае он верит в преподносимые им истории. Ряд исследований показывает, что регулярный просмотр телевизионных новостей понижает когнитивную сложность восприятия политических событий. Неудивительно, что такого рода публика редко ставит под вопрос гегемонию либерал-капиталистических ценностей в общественном мнении США, безальтернативно пропагандируемыми господствующими здесь СМИ как нечто само собой разумеющееся»…

Нечто подобное можно сказать о подавляющем большинстве средств массовой информации современной России, преподносящих наиболее жесткий и полностью криминализированный вариант капитализма, «построенный» в современной России теми, кто прорвался к власти в начале 90-х, как нечто естественное и совершенно безальтернативное…

Рекомендации к самостоятельной работе

В процессе изучения предложенной темы необходимо уяснить такие базовые понятия, как опросы общественного мнения, респондент, анкетирование, интервью, открытый, полуоткрытый и закрытый вопросы, сбалансированный и несбалансированный вопросы, выборка (репрезентативная и нерепрезентативная), доверительный интервал прогноза, точность прогноза, открытый и закрытый опросы и др.

Контрольные вопросы

1. Что представляет собой общественное мнение и как оно влияет на политический процесс?

2. Опишите основные методы выявления общественного мнения.

3. Кем, когда и с какой целью проводились первые систематические опросы общественного мнения?

4. Что такое выборка и как она должна формироваться?

5. Как влияет опрос на само общественное мнение? Приведите примеры.

6. Какой вопрос (открытый, закрытый, полуоткрытый) наиболее точно выявляет мнение респондента? Данные по каким опросам легче обрабатывать?

7. Как соотносятся (зависят друг от друга) точность и доверительный интервал прогноза, полученного в результате опроса?

8. Что такое сбалансированный вопрос? В чем его значение?

9. Как и в каком контексте используются данные опросов – политиками, бизнесом, СМИ, властью?

Лекция № 17. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРЕДВИДЕНИЕ И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ

ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРЕДВИДЕНИЕ

Предвидение можно определить как возможность предсказывать будущие последствия тех или иных событий, процессов или явлений. Предвидение основывается на религиозной вере, жизненном опыте и/или научных знаниях.

Религиозная вера широко используется для предсказания будущего не только в личной, но и в общественной жизни. Конечно, современные политики и государственные деятели не прибегают к помощи жрецов или пророков, хотя многие из них, будучи верующими, нередко обращаются к клиру и пытаются заручиться его поддержкой при решении вопросов, имеющих для них и для руководимых ими государств судьбоносное значение.

Предвидение, связанное с жизненным опытом, предполагает учет жизненных перипетий, с которыми имеет дело каждый человек.

Что же касается научного предвидения, то оно представляет собой такую форму прогноза, которая строго базируется на научных данных, на всестороннем учете всех обстоятельств. Задача науки – открывать закономерности объективного мира, выяснять его имманентную логику развития и механизмы взаимодействия процессов и явлений.

Принято считать, что научное предвидение связано с динамическими (четко определенные последствия данного состояния) и статистическими (гетерогенными) закономерностями объективной действительности. Предвидение общественных процессов и явлений базируется на целом комплексе данных истории, социологии, статистики, демографии, политологии, философии и других наук, потому оно не представляет собой легкую задачу. Кроме того, всякое предвидение носит вероятностный характер. Чтобы точно предсказать то или иное будущее событие, необходимо выполнить массу условий, что практически невозможно в постоянно изменяющемся мире.

Политика представляет собой одну из форм регулирования отношений людей в процессе их совместной деятельности по производству материальных и духовных ценностей. Ее отличительной чертой является то, что она пронизывает все сферы общественной жизни – экономическую, социальную и духовную. Она затрагивает интересы миллионов и миллионов людей, от нее во многом зависит будущее общества, его стабильное развитие и процветание народа. Поэтому в ней чрезвычайно важную роль играет предвидение будущих последствий политических решений.

Подошел к концу ХХ век. Это был век атома, век научно-технической и великих социальных революций, век единого исторического и социально-экономического пространства, век глобальных проблем, мировых и локальных войн. Он отличался от всех предыдущих столетий по своему содержанию и насыщенности историческими проблемами, передав веку грядущему великие достижения и, вместе с тем, множество неразрешенных проблем.

Что несет нам XXI век? Согласно американскому политологу С.Хантингтону, непримиримый конфликт, «столкновение цивилизаций». Насколько это реально?

В современном, пока еще однополярном мире – с США в роли международного жандарма – постепенно возникают новые «центры мощи». Это, прежде всего, Китай, Япония, в рамках европейского сообщества – объединенная Германия. Перераспределение сил ведет к новым попыткам передела мира, сфер влияния на планете, что неизбежно приведет человечество к новым конфликтам глобального порядка.

Прогнозы же относительно политического будущего нашей страны давать чрезвычайно трудно. Здесь трудно рассчитывать на историческую преемственность - ее фактически нет, ибо новые правители, приходя к власти, первым делом начинают все ломать и создавать заново государственные или иные структуры. Впрочем, если говорить о русской национальной идее как о стержне нашего государственного строительства, определенная преемственность все же просматривается.

России, прежде всего, необходимо определитьсвое место в мире и путь своего внутреннего развития. Национальная идея как основа ее государственной идеологии должна ясно и четко определять приоритетные направления и ориентиры внешней политики. Если говорить о внутренней политике России, необходимо отметить, что традиционные западные формы правления, годные для моноэтнических государств со сравнительно небольшой территорией, явно не годятся для нашей страны. Впрочем, традиционные для самой России формы правления также нуждаются в модернизации: требуется новый синтез, новая – и, тем не менее, почерпнувшая все лучшее из прежнего опыта, система организации власти.

Любой политик должен обладать способностью предвидеть последствия своих политических действий. Политик не может и не имеет право пользоваться методом проб и ошибок. Он отвечает за жизнь миллионов людей, за вверенное ему государство, и потому обязан взвесить все возможные варианты политического решения, их последствия, а лишь затем принять окончательное решение. Трагедия многих политиков состоит в том, что они, не имея ни малейшего представления ни о внутренних, ни о геополитических интересах своего государства, начинают скоропалительно действовать, что приводит либо к потере влияния, либо к развалу самого государства.

Политик должен вести себя как рациональное действующее лицо. Это значит, во-первых, знание внутренней ситуации, сложившейся в государстве, его экономической мощи, расстановки классовых и иных сил в обществе, во-вторых, знание геополитических интересов государства. Глава карликового государства не может претендовать на то, чтобы решать мировые политические проблемы. Но и глава великого государства, если он не в состоянии предвидеть свои политические поступки, если он не учитывает экономические и иные возможности своей державы, может потерять все.

Чтобы стать выдающимся политическим и государственным деятелем, необходимы, в первую очередь, исторические условия, то есть такие исключительные обстоятельства, которые возникают на крутых поворотах истории и оказывают огромное влияние на дальнейшее развитие человечества. В этот момент появляются – а могут и не появиться! – лидеры, способные преодолеть все препятствия, возглавить государство и повести его вперед. В истории бывали моменты, когда преобразования были крайне необходимы, но не находились выдающиеся люди, под руководством которых можно было бы совершить эти преобразования. Бывали и такие моменты, когда во главе этих преобразований вставали совершенно ничтожные деятели, приводившие к краху все общество.

Поэтому политический лидер, для того, чтобы стать выдающимся человеком, должен обладать гениальным умом, даром предвидения – тактического и стратегического предвидения, выдающимися чертами, необходимыми для выполнения больших, трудных и ответственных задач.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ

Прогнозирование – многоплановый процесс исследовательской деятельности, строящийся на базе определенной методологии и использования комплексных научных методов. В их числе аналогия, системный анализ, статистические методы, социологическое исследование и т.д. В качестве основных методов разработки прогнозов признаются: экстраполяция, моделирование, опрос экспертов.

Процесс прогнозирования характеризуется рядом этапов

- прогнозная ориентация (определение объекта, методов, цели, рабочих гипотез);

- определение прогнозного фона (сбор данных, влияющих на изменение объекта);

- разработка исходной модели (структура объекта);

- составление поискового прогноза и определение возможных сценариев развития событий;

- выведение нормативного прогноза;

- оценка достоверности и уточнение прогностической модели;

- выработка рекомендаций для принятия решений.

Разработанный политический прогноз многофункционален. Прежде всего он заключает в себе эвристические возможности: стимулирует движение к открытию новых целей и путей политических решений. Творческие мысли, заложенные в прогнозах, способствуют стремлению к исследованию и практическому поиску новых вариантов выбора моделей политических действий, к корректировке осуществляемых проектов и методов их реализации.

Прогноз выполняет разведывательную функцию, коль скоро служит отправным пунктом для выявления еще неизвестных тенденций, возможностей, резервов, да и опасностей в развитии политической системы.

Отмечается также системно-аналитическая функция прогноза: на его основе формулируются знания системных взаимосвязей и взаимодействий политических институтов.

Прогноз нацелен на решение проблем управления политической системой в целом.

Наконец, прогноз – средство интенсификации деятельности субъектов политики, повышения ее результативности.

Политическое прогнозирование характеризуется своей спецификой, которая выявляется прежде всего при анализе методологии. Теоретико-методологическая база – важнейшее условие достоверности прогнозирования. Имеется в виду, в первую очередь, теоретическое объяснение факторов детерминации политического прогноза, что предопределяет ориентацию прогностического мышления. Таковыми выступают:

а) объективные закономерные тенденции изменения политической

системы;

б) принципы и нормы функционирования данной политической

системы;

в) временной фактор;

г) геополитический и демографический факторы;

д) цели прогностической деятельности.

Необходимо выделить следующие критерии и условия различия между научным прогнозированием и утопическим политическим прожектерством:

1. Принцип независимой экспертизы.

2. Операциональный характер информации, вырабатываемой в процессе прогнозирования.

3. Верифицируемость (проверяемость) прогноза:

- достоверность – оценка вероятности прогноза для заданного

доверительного интервала времени;

- точность – оценка доверительного интервала прогноза для заданной вероятности его осуществления;

- обоснованность – оценка сопоставимости альтернативных сценариев по вероятностному критерию.

Современное политическое прогнозирование ориентируется на объекты двух типов – социальные и культурные. Первый тип политического прогнозирования можно назвать социоцентричным, второй – культуроцентричным.

Те или иные политические субъекты могут попадать то в институциональные ловушки, где давление организационных структур и механизмов может неузнаваемо преобразить первоначальные замыслы и намерения, то в ловушки культуры, когда ментальные структуры оказывают мощное и при этом преимущественно неосознанное давление на политическое поведение и выбор приоритетов.

Важно понять, что между реальной действительностью и субъектом решения находится экран, один слой которого образует сама организационная структура - система, в которой действует субъект, другой ментальная структура – соответствующие стереотипы мышления.

Проблемами первого типа занимается структурная прогностика, проблемами второго - культурология.

Линейная и циклическая модели в политическом прогнозировании

Линейно-поступательное видение со времен эпохи Просвещения глубоко укоренилось в политическом сознании как на уровне теории, так и на уровне массовых ожиданий. Сам прогресс воспринимается как линейно-кумулятивный процесс непрерывных улучшений и социального усовершенствования.

На самом деле, линейно-кумулятивные процессы, во-первых, в принципе не могут быть непрерывными – непрерывная экспансия в одном направлении исключает разнообразие и опустошает окружающую среду, и, во-вторых, они, как правило, охватывают лишь некоторые сферы социальной жизни, сосуществуя с другими, циклическими процессами.

Политика в целом есть область циклической, а не линейной динамики. Циклически развивается сама политическая история. Искусство прогнозирования состоит в том, чтобы распознать пульсацию циклической динамики и раскрыть ее механизмы.

Каждому поколению, социализация которого приходится на определенную фазу большого цикла, представляется, что эта фаза знаменуется окончательным поворотом национальной и мировой истории. Дух соответствующей эпохи, вся система общественных ожиданий, подогреваемых средствами массовой информации, оказывают исключительно сильное психологическое давление на политического аналитика.

Положение усугубляется тем, что в периоды господства прогрессистских ожиданий, безусловно, доминируют и соответствующие заказы прогнозисту – от него ждут подтверждающих выкладок. Попытки остудить эйфорию, указав на возможность альтернативных тенденций, на реванш экономики, перегруженной программами реформаторов, или реванш культуры, традиции которой игнорировались в ходе смелых модернизаций, часто встречаются в штыки.

Что в этих условиях может служить опорой прогнозисту?

В первую очередь, он должен быть вооружен специфической иронией – иронией будущего по отношению к самонадеянному настоящему. Дело в том, что реванш будущего готовит культура, в которой назревает психологическая и нравственная реакция на односторонности предыдущей эпохи, и на те общественные силы, с давлением которых эти односторонности связаны. В основе циклической динамики различных сфер современной жизни лежит динамика культуры, а потому культурологический детерминизм способен послужить лучшим подспорьем долгосрочному политическому прогнозированию, чем недавно господствовавший у нас базисно-надстроечный детерминизм.

Рекомендации к самостоятельной работе

Наиболее важными категориями для уяснения в изучаемой теме являются следующие:политическое предвидение, политический анализ, политическое прогнозирование, политическое решение, политический риск. В этом Вам поможет анализ рекомендуемой учебной литературы и периодики.

Контрольные вопросы

1. Какие виды предвидения вы знаете? Какой из них чаще всего употребляется в современной политике?

2. Выделите основные этапы политического анализа.

3. Какова схема последовательности прогнозирования политических событий?

4. Какие процессы имеют линейную динамику , а какие циклическую?

5. Каковы принципы и методы политического прогнозирования?

6. Чем определяется точность и достоверность прогноза?

7. Чем научно обоснованное прогнозирование отличается от утопического политического прожектерства?

8. Опишите влияние политического прогноза на политический процесс.

9. В чем состоит принцип независимой экспертизы ?


СОДЕРЖАНИЕ

Лекция № 1. Вводная.

Предмет и объект политологии …………………………….… 3

А. Основы политической философии

Лекция № 2. Политическая философия древности и средневековья. Идеократический и прагматический подходы к теории государственного строительства ………………..... 14

Лекция № 3. Политические идеологии Нового и Новейшего Времени. Либерализм и консерватизм, их основоположники ……………………………………………. 24

Лекция № 4. Левая альтернатива в идеологии. Социализм и коммунизм …………………………………………………. 41

Лекция № 5. Синтез идеологий. Консервативная Революция ……………………………………...…………….. 55

Б. Основы теории международных отношений

Лекция № 6. Реализм …………………………………..… 79

Лекция № 7. Плюрализм ……………………………...….. 93

Лекция № 8. Глобализм ………………………………… 105

Лекция № 9. Введение в геополитику ……….………… 119

В. Сравнительная политология

Лекция № 10. Сравнительный анализ: вопросы подхода и метода …………………………………………………..…... 135

Лекция № 11. Государство и система в сравнительной политологии …………………………………………..……. 147

Лекция № 12. Политическая культура и политический процесс ………………………………………………….….. 159

Лекция № 13. Власть и ее носители …………………...176

Г. Прикладная политология. Общественное мнение: методы оценки, формирования и воздействия

Лекция № 14. Основы количественных методов исследования в политологии ………………………….…… 187

Лекция № 15. Политическая психология в изучении и формировании общественного мнения ………………….... 197

Лекция № 16. Общественное мнение как форма социального контроля над образом мысли и поведением индивидуума. Опросы общественного мнения: техника проведения и обработки данных ………………………….. 206

Лекция № 17. Политическое предвидение и прогнозирование ………………………………………….… 216

Ответственный редактор:

Подписано в печать Сдано в производство

Формат 60х84 1/16 Бумага типографская.

Печать офсетная. Усл. печ. л.

Изд. № Тираж 100 экз. завод – экз. Заказ №

Редакционно-издательский отдел СИБУП.

660037, Красноярск, ул. Московская. 7а

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:42:34 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
11:22:28 29 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Курс лекций по Политологии 5

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150405)
Комментарии (1831)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru