Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Теория разделения властей 5

Название: Теория разделения властей 5
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Добавлен 05:42:58 16 июня 2011 Похожие работы
Просмотров: 48 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Курсовая: Теория разделения властей

ГЛАВА I. ИСТОКИ, РОЛЬ И НАЗНАЧЕНИЕ ТЕОРИИ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ.

Разделение власти исторически сложилось на самых ранних этапах
формирования государства и вылилось в специализацию власти разных лиц и
институтов, в которой рано обнаружились две устойчивые тенденции:
концентрация власти в одних руках или в одном институте и потребность
разделить власть, труд и ответственность. Отсюда и два следствия,
вытекающие из этого двойственного отношения к власти: борьба за власть
уже разделённых институтов и против её разделения, с одной стороны и
стремление упорядочить отношения разделённых властей и избавить общество
от столкновений между ними с другой.

Первое крупное разделение власти развело политическую и религиозную
власти, власть государства и церкви. Оно же сопровождалось и длительной
борьбой за унификацию власти, преобладание светской власти над
религиозной, или господство церкви в светской жизни общества.
Соперничество между ними продолжалось многие столетия, всё средневековье
и начало Нового времени как в России, так и на Западе. Оно далеко не
завершено для многих государств и обществ и поныне, при этом исход его
далеко не однозначен в разных регионах мира.

Конечно же, теория разделения властей возникла не на пустом месте, она
явилась логическим продолжением развития политико-правовых идей,
возникших в 17 веке в Англии и Франции, теория разделения властей стала
частью начинавшей формироваться теории правового государства.

Просвещение во Франции характеризуют как эпоху безграничной веры в
человеческий разум, в возможность перестройки общества на разумных
основаниях, как эру крушения теологического догматизма, торжества
науки над средневековой схоластикой и церковным мракобесием.
Просвещение (17 - 18 век) тесно связано с Возрождением (13 - 15) и
унаследовало от Ренессанса гуманистические идеалы, преклонение перед
античностью, исторический оптимизм, свободомыслие. Однако, идеология
Просвещения возникла на более зрелой стадии формирования
капиталистического уклада и антифеодальной борьбы. Поэтому
просветительская критика феодализма была острее и глубже
ренессансной, затрагивала всю структуру общества и государства.
Идеологи Просвещения поставили вопрос о практическом устройстве
будущего общества, считая краеугольным его камнем политическую свободу
гражданское равенство, поэтому их критика была направлена не только
против деспотизма церкви, но и против деспотизма абсолютной монархии.
Они выступили против всего феодального строя с его системой
сословных привилегий.

Во Франции в то время происходили огромные экономические, идейные и
политические сдвиги, существенно изменившие её лицо ещё в конце 17
- начале 18 столетия. Шёл процесс постепенного разложения
феодально-крепостнических отношений, процесс зарождения и развития
буржуазной экономики внутри феодализма, отягощённого абсолютистским
монархическим строем государства, под жёсткой духовной властью
католической церкви.

В то время во Франции уже действовали крупные мануфактурные
предприятия, усиленно развивалась внутренняя и внешняя торговля,
растущая экономическая мощь буржуазии вступала в противоречие с
господствующей политической системой. Феодально-абсолюстская власть
вмешивалась в производство и торговлю, душила свободную
конкуренцию, налагала на буржуазию высокие налоги.

Свободные крестьяне продолжали платить оброки сеньорам, оплачивали
судебные функции феодалов, вносили специальный сбор за дороги и мосты.
Закон обязывал крестьян везти зерно на мельницы, принадлежащие
сеньорам, и печь хлеб в помещичьих пекарнях, за что также взималась
высокая плата

В 17 и 18 столетиях во Франции систематически происходят
массовые восстания в деревнях и городах. Если крестьяне и
ремесленники выступали против феодально-крепостнического режима при
помощи методов непосредственной расправы с привилегированными
сословиями дворянством и духовенством, то буржуазия была неоднородна
и её наиболее зажиточная торгово-промышленная и финансовая верхушка,
связанная экономически с абсолютистским государством, предпочитала
умеренную оппозиционную деятельность.

В предреволюционный период буржуазные идеологи, действительно
враждебные феодальному строю, придавали особое значение идейной борьбе
умов.

Монтескье и Руссо: два представления о разделении властей

Рассматривая истоки теории разделения властей, равно как и процесс ее
становления и развития, в юридической литературе совершенно справедливо
указывается на то, что, несмотря на общность многих положений,
высказанных Монтескье в отношении рассматриваемой теории, учение
Монтескье о разделении властей "обладало значительной новизной по
сравнению с предшествующими концепциями".

В чем это проявлялось? Во-первых, в том, что Монтескье соединил
либеральное понимание свободы с идеей конституционного закрепления
механизма разделения властей. Свобода, доказывал просветитель,
"устанавливается только законами и даже законами основными". А
во-вторых, в том, что он более определенно высказался за включение в
состав властей, подлежащих разграничению, судебных органов. Система
государственного управления, построенная на основе принципа
разграничения властей, в первую очередь законодательной и исполнительной
власти, дополнялась у Монтескье принципом независимости судей.

Рассмотренная им триада в виде законодательной, исполнительной и
судебной властей со временем стала классической формулой теории
конституционализма.

Основные положения теории разделения властей по Монтескье.

Существует три рода власти: законодательная, исполнительная и судебная,
которые должны быть распределены между разными государственными
органами. Если же в руках одного органа сконцентрируется власть,
различная по своему содержанию, то появится возможность для
злоупотребления этой властью, а следовательно, свободы граждан будут
нарушаться. Каждая ветвь власти предназначена для осуществления
определенных функций государства. Основное назначение законодательной
власти - "выявить право и сформулировать его в виде положительных
законов, обязательных для всех граждан...". "Исполнительная власть в
свободном государстве предназначена для исполнения законов,
устанавливаемых законодательной властью". "Задача судей в том, чтобы
решения и приговоры" всегда были лишь точным применением закона.
Судебная власть карает преступления и разрешает столкновения частных
лиц. "Однако, "хотя органы власти действуют самостоятельно, речь идет не
об абсолютном обособлении, а лишь об относительной их самостоятельности
и одновременном тесном взаимодействии друг с другом, осуществляемом в
пределах их полномочий".

Должна действовать система сдержек и противовесов, дабы власти
контролировали действия друг друга. "Взаимовлияние законодательной и
исполнительной властей гарантирует реальность права, которое в конечном
счете отражает компромисс сталкивающихся воль и интересов различных
социальных слоев и сил... За нарушение законов министры могут быть
привлечены законодательным собранием к ответственности. В свою очередь,
исполнительная власть в лице государя сдерживает от произвола
законодательную власть, будучи наделена правом налагать вето на решения
законодательного собрания, устанавливает регламент его работы и
распускает собрание...". Безусловно, сейчас предусмотрен намного более
разнообразный и эффективный механизм "сдержек и противовесов", чем тот,
который мы видим в трудах Ш. Монтескье, однако уже в его работах были
заложены основные принципы и институты, посредством которых
взаимодействуют органы государственной власти. Монтескье писал,
"законодательная власть ограничивается референдумом, президентским
правом вето, Конституционным Судом, а внутренним ее ограничением
является двухпалатное построение Парламента". "Исполнительная власть
ограничена ответственностью перед Парламентом и подзаконным характером
издаваемых ею нормативных актов; должна сохраняться также внутренняя
разделённость между Президентом и Правительством, федеральной и
региональной властью. Судебная власть подчинена Конституции и закону, а
ее внутреннее разделение воплощается в том, что Конституционный Суд
выделяется из всей судебной системы, меняется круг полномочий
прокуратуры, вводятся системы специальных судов, мировых судей".

Однако, в конституционном проекте Монтескье недостаточно четко
проводится идея равновесия властей. Законодательная власть явно играет
доминирующую роль, исполнительную власть Монтескье называет ограниченной
по своей природе, а судебную - вообще полу властью. Думается, все это
было не столь актуально во времена Монтескье, сколь актуально было
следующее положение теории разделения властей: определенная ветвь
власти должна представлять интересы определенной социальной группы.
Судебная власть представляет интересы народа, исполнительная - монарха,
верхняя палата законодательного собрания (предусмотренная
конституционным проектом Монтескье) - аристократии, нижняя палата
собрания - интересы народа. Таким образом, мы видим стремление
достигнуть компромисса в борьбе буржуазии

( слившейся тогда с народом ) и приверженцев абсолютизма.

Позднее теория разделения властей получила сильное практическое и
теоретическое развитие. Прежде всего, следует упомянуть труды Ж.-Ж.
Руссо. В отличие от Монтескье, Руссо считал, что законодательная,
исполнительная и судебная власти - особые проявления единой власти
народа. После этого "тезис о единстве власти использовался разными
силами. При этом следует отметить, что речь идет не только о власти
определенной социальной общности, даже если это компромисс различных
классов, совместно осуществляющих политическое господство, политическое
руководство обществом, но и об известной степени организационного
единства: все органы государства проводят, в конечном счете, общую
политическую линию, определяемую носителем реальной власти, и как
правило, строятся по вертикали". Точка зрения Руссо отвечала требованиям
времени и обосновывала революционные процессы во Франции конца 18 века;
если Монтескье пытался найти компромисс, то Руссо обосновывал
необходимость борьбы с феодализмом.

По мнению Руссо, суверенитет неотчуждаем, един и неделим. Исходя из
этого, он критикует идею разделения властей Монтескье, а также тех
политиков, которые "разделяют суверенитет в его проявлениях". Они, как
отмечает Руссо, разделяют его на силу и на волю, на власть
законодательную и на власть исполнительную; на право облагать налогами,
отправлять правосудие, вести войну, на управление внутренними делами и
на полномочия вести внешние сношения; они то смешивают все эти части, то
отделяют их друг от друга; они делают из суверена какое-то
фантастическое существо, сложенное из частей, взятых с разных мест.

С точки зрения Руссо, те права, которые нередко принимают за части
суверена, на самом деле все ему подчинены и всегда предполагают наличие
единой высшей воли, гегемонию верховной власти, которую нельзя
разделить, не уничтожив. "Если вся власть оказывается в руках одного
человека - тогда частная воля и воля корпоративная полностью соединены
и, следовательно, последняя достигает той наивысшей степени силы, какую
она только может иметь. Наиболее активным из Правительств является
правление единоличное".

В идее Монтескье о взаимном сдерживании обособленных и
противопоставленных друг другу властей Руссо видел нежелательные
крайности, которые ведут к их враждебным отношениям, дают силу частным
влияниям или ведут даже к раздроблению государства. Отвергая идею
разделения властей в трактовке Монтескье, автор "Общественного договора"
вместе с тем признает необходимость разделения государственных функций и
разграничения органов, представляющих в пределах своей компетенции
государственную власть.

Законодательная власть у него тесно связана с суверенитетом. Это – воля
всего суверенного народа и потому должна регулировать вопросы общего
характера, касающиеся всех. Народ, повинующийся законом становиться их
творцом. Но "как может слепая толпа, которая часто не знает, чего она
хочет, ибо редко знает, что ей на пользу, сама совершить столь великое и
столь трудное дело, как создание системы законов?". Для того, чтобы
законы согласовывали в себе волю и разум, были мудрыми, нужен
"поводырь", т.е. законодатель, являющийся лишь агентом воли и придающий
ей законченную юридическую силу. "Законодатель – во всех отношениях
человек необыкновенный в государстве… Это – не магистратура; это не –
суверенитет… Это – должность особая и высшая, не имеющая ничего общего с
властью человеческой. Ибо если тот, кто повелевает людьми, не должен
властвовать над законами, то и тот, кто властвует над законами, также не
должен повиливать людьми. Иначе его законы орудия его страстей, часто
лишь увеличивали бы совершенные им несправедливости; он никогда не мог
бы избежать того, чтобы частные интересы не искажали святости его
сознания". Руссо признает, что тот, кто формулирует закон, знает лучше
всех, как этот закон должен приводиться в исполнение и истолковываться.
Казалось бы, поэтому не может быть лучшего государственного устройства,
чем то, в котором власть исполнительная соединена с законодательной. Тем
не менее, автор делает вывод, что во избежания влияния частных интересов
на общественные дела необходимо, чтобы превращением закона, как общего
правила, в акты индивидуального характера занималась особая
правительственная (или исполнительная) власть.

Исполнительная власть "как сила политического организма"
устанавливается решением суверенного народа, а потому выступает только в
качестве его доверенного слуги. Народ поручает осуществление этой власти
конкретным уполномоченным лицам, которые должны действовать в строгих
рамках закона и подлежат неусыпному контролю со стороны верховной
законодательной власти. Более того, полномочия исполнительной власти
исчезают сами собой, как только народ на законном основании собрался в
качестве суверена для ведения своих дел.

Отсюда видно, что, проводя различие между законодательной и
исполнительной властью, Руссо ни в коем случае не допускает
независимость правительства от народа-законодателя.

Что касается судебной власти, то Руссо уделяет ей значительно меньше
внимания, но подчеркивает неукоснительную связанность ее законами, в то
же время подчеркивая ее необходимую организационную самостоятельность по
отношению, как к законодателю, так и к правительству.

Руссо исходит из того, что равновесие сфер власти в государстве, их
согласованная деятельность должны обеспечиваться не обособлением или
противопоставлением их друг другу, не с помощью взаимных сдержек и
противовесов, как это предлагал Монтескье, а благодаря преобладанию
верховной законодательной власти, воплощающей суверенитет народа.

Любая власть, любая система законов должна обеспечивать гражданам
максимум свободы и равноправия. "К свободе, – поскольку всякая
зависимость от частного лица настолько же уменьшает силу Государства; к
равенству, потому что свобода не может существовать без него".

Руссо не настаивает на той или иной форме государственного правления. Он
считает, например: республиканско-демократическое устройство годным
исключительно для маленьких национальных территорий, вроде его родной
Женевы; для средних по величине государств он предпочитает
аристократическую республику, а для государств больших и могущественных
– монархию. Во всех этих случаях для Руссо важна не форма, а существо
власти, ее природа и характер ее отношений с населением.

ГЛАВА II.РАЗНООБРАЗИЕ ВЗГЛЯДОВ НА ТЕОРИЮ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ НА ЗАПАДЕ.

Теория разделения властей является предметом исследования значительного
числа ученых Запада. Некоторые исследователи берут за исходное в своих
рассуждениях учение Дж.Локка, отдающего в соотношении властей бесспорное
первенство законодательной власти, признавая ее «не только верховной
властью в государстве, но и священной, неизмененной в руках тех, кому
сообщество однажды ее доверило» Такие исследователи делают выводы о
необходимости увеличения веса законодательной власти в государственном
механизме.

Другие авторы, опираясь в своих суждениях на концепцию разделения
властей, сформулированную Ш.Монтескье, провозгласившим принцип
взаимодействия властей в условиях их разделения, относительной
самостоятельности и верховенства закона («В каждом государстве есть три
рода власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая
вопросами международного права, и власть исполнительная, ведающая
вопросами права гражданского», приходят к несколько иному выводу:
законодательную власть нельзя абсолютизировать, ведь узурпация всей
власти со стороны законодательной ведет к такой же тирании, как и
узурпация правления исполнительной властью.

Нет единого мнения также и во взглядах на идеологическую, правовую,
политическую и практическую значимость теории разделения властей.
Диапазон суждений простирается от полного восприятия до такого же
безоговорочного неприятия данной теории. Традиционно, принцип разделения
властей не только провозглашается, как важнейшее условие
функционирования демократического государства и общества, но и
закрепляется законодательно.

Однако и негативное отношение к теории разделения властей приобретает
все больше последователей среди ученых-конституционалистов. Анализируя
постулаты данной теории применительно к практической стороне их
воплощения, ряд авторов (например Е.Грессман, Ф.Садтен) приходит к
убеждению, что в реальной жизни теория разделения властей остается лишь
«формальной теорией». «Чистая», исходящая из строгого выполнения своих
функций каждой из властвующих ветвей, концепция разделения властей
исключает из всего разнообразия функций, выполняемых каждой из трех
ветвей «схожие или смешанные функции». А это противоречит практике и
самой действительности. Кроме того «чистая» теория разделения властей не
подтверждается опытом государственно-правового строительства.

Значительные разночтения в западной литературе имеют место не только в
отношении общей оценки теории разделения властей, но и в рассмотрении и
решении проблем этичности и правильности рассматривания разделения
властей как самостоятельной концепции.

Споры начинаются с вопроса о том, существует ли теория разделения
властей в цельном виде или есть только конституционный принцип
разделения властей, связанный с постоянным, как пишет С.Хендель,
«перераспределением и с изменением баланса власти между ее разными
ветвями».

Также высказывается мнение, что поскольку в каждом современном
государстве власть в конечном итоге принадлежит народу и существует для
народа, то логичнее в таком случае вести речь не о теории разделения
властей, а о разделении функций, сфер деятельности и полномочий разных
государственных органов, осуществляющих совместно государственную
власть.

Однако, несмотря на широкий разброс мнений относительно цельности и
степени оформленности, общая теория разделения властей, по признанию
большинства специалистов, все же существует.

Начиная с основоположников теории и заканчивая современными учеными,
выработаны универсальные положения и основные принципы концепции
разделения властей, которые можно рассматривать в качестве общих для
всех ее разновидностей, независимо от того, в какой стране и при каком
политическом режиме она применяется и как интерпретируется.

К числу таких универсальных положений можно отнести следующие тезисы:

1. Законодательная, исполнительная и судебная власти не только тесно
связаны, но и относительно самостоятельны.

2. Между высшими государственными органами, осуществляющими
законодательную, исполнительную и судебную власти, существует баланс,
работает система сдержек и противовесов.

3. Все три власти действуют, как правило, на постоянной правовой
основе.

4. Верховенство законодательной власти.

5. Основная и конечная цель существования и реализации теории
разделения властей — это предотвращение узурпации всей государственной
власти одним лицом или группой лиц и сохранение целостности
государственного механизма. Несмотря на различие в понимании и трактовке
целей теории разделения властей почти все исследователи убеждены, что
«если один человек может создавать право, применять его и судить о его
нарушениях, то в таких случаях свобода не может долго существовать»

Нет в западной литературе и единого ответа на вопрос как применяются
положения теории разделения властей на практике в той или иной стране.
Однако, суммируя высказывания ученых, можно определить, что национальная
специфика применения теории разделения властей зависит от ряда
объективных (характер и уровень развития конкретной страны, ее экономики
и общества и т.п.) и субъективных (официальная приверженность или
неприятие теории разделения властей) факторов, а также в особенностях
международного окружения отдельно взятого государства.

О преимуществах и недостатках каждого конкретного фактора, влияющего на
процесс реализации концепции разделения властей в разных странах, идут
споры. «Глубокое и разностороннее их изучение позволит создать более
полное представление не только об основных положениях теории разделения
властей, но и об особенностях практики их применения»

Нескончаемые дебаты в западных академических кругах идут по проблеме
оптимального соотношения законодательной, исполнительной и судебной
властей.

Вопрос о роли и значимости судебных органов в системе разделения
властей, решается хоть и похоже, но по некоторым аспектам не
равнозначно.

Так, некоторые специалисты считают, что Суд должен выступать гарантом
равновесия властей, в других случаях Суд рассматривается как посредник
между законодательной и исполнительной властями (при этом, как указывает
например Страусс К., Суд не справляется с данной задачей) и наконец
отдельные авторы представляют Суд в виде института, призванного, в
ситуации постоянной борьбы между ветвями власти, своими решениями
«приспосабливать непрерывно усложняющуюся структуру к конституционным
требованиям разделения властей, каждая из которых должна выполнять свои
особственные функции». Кроме названных, есть еще и другие интерпретации
роли суда в системе других государственных властей.

Остро стоит вопрос и о поддержании баланса властей, об оптимальном
соотношении законодательной и исполнительной властей, в том числе и о
допустимости делегирования законодательной власти.

Общей исходной точкой для исследования проблемы оптимального соотношения
законодательной и исполнительной властей является положение, что
Парламент (Конгресс, Национальное собрание) принимает законы, а
президент (правительство, кабинет) проводит их в жизнь. Причем это
правило закрепляется законодательно и редко подвергается сомнению.

Мнения ученых расходятся в выявлении причин нарушения баланса властей и
соответственно способах их устранения.

Баланс властей редко бывает стабильным, т.к. каждая из властей
стремится использовать концепцию разделения в своих целях, для своего
усиления.

Изменение баланса властей, с точки зрения некоторых авторов, объясняется
существованием длительной тенденции поочередного усиления одной и
соответственно ослабления другой ветви власти, этой позиции
противопоставляется тезис о том, что имеет место лишь эпизодическое
нарушение баланса законодательной и исполнительной властей. Оно
объясняется возникающими время от времени критическими для той или иной
ветви власти ситуациями или же субъективными качествами глав государств.

Отдельные специалисты видят причину нарушения баланса властей в практике
делегирования законодательства. С их точки зрения такой процесс
подвергает «эрозии и в конечном счете разрушает принципы разделения
властей».

Вместе с тем, есть много сторонников практики делегирования
законодательства, в обоснование пользы таких процессов они ссылаются на
американский опыт делегирования законодательной власти от Конгресса к
исполнительной власти во главе с президентом Рузвельтом в 30-е годы, в
период «великой депрессии», на аналогичный опыт США 70-х гг.

Существует еще и третий «средний» поход к делегированию
законодательства. Сторонники данного подхода допускают возможность, а
иногда и необходимость делегирования законодательства, но подчеркивают,
что для нейтрализации негативного его воздействия на разделение властей
этот процесс нужно держать под судебным или иным эффективным контролем.
И кроме того, передача законодательных прерогатив должна носить
добровольный со стороны законодательной власти временный и ограниченный
характер, чтобы не разрушать существующий баланс законодательной и
исполнительной властей.

Помимо названных, в западной литературе существует множество иных
подходов к проблемам сохранения баланса между ветвями власти,
равно, как и к проблемам других аспектов теории разделения властей.

ГЛАВА III. ТЕОРИЯ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ И СОВРЕМЕННЫЕ РОССИЙСКИЕ ДИЛЕММЫ.

Было бы большой натяжкой утверждать, что в прежней советской и нынешней
пост советской литературе России теории разделения властей уделялось
серьезное внимание. До весны 1985 г. (начала "перестройки") о ней если и
говорилось, то в основном с сугубо академических позиций или в
критическом плане. Со ссылкой на классиков марксизма-ленинизма
утверждалось (и не без оснований), что в западных странах, в частности в
США, эта концепция применяется господствующим классом буржуазии лишь в
той мере, в какой она соответствует сложившимся отношениям.

С началом "перестройки" и вплоть до нынешних дней о теории разделения
властей с благословения власть имущих, весьма чувствительных ко всему
западному, а значит, безусловно цивилизованному, прогрессивному, говорят
и пишут довольно много, размашисто, по пропагандистки ярко,
идеологически доходчиво. Но среди массы в основном газетных,
журналистского уровня публикаций - статей и пр. превалируют упрощенные,
не аналитического и не критического плана издания. Повсеместно
проводится мысль о том, что наличие в государственном механизме России
принципа разделения властей - это, безусловно, хорошо, а его отсутствие
— это очень плохо. "Из-за отсутствия в нашей политической системе
постоянно действующей, профессиональной сферы законодательной власти,
разделения властей и механизма сдержек и противовесов, - пишет в связи с
этим один из авторов, - сосредоточения власти в едином центре, в
партийных органах на различных уровнях и при бюрократической
иерархической структуре организации процесса управления наше общество
столкнулось с тем, что на каждом уровне власти высший руководитель...
превращался практически в самозванца на каждом уровне власти, в каждом
большом и маленьком институте общества".

Данный тезис, несомненно, заслуживал бы полной поддержки и внимания,
если бы он не грешил категоричностью и идеалистичностью. Принцип
разделения властей представляется в данном и других аналогичных трудах
нередко чуть ли не в виде некой панацеи от всех бед. Полное и
категорическое непризнание теории разделения властей в ее классическом
понимании очень быстро сменилось столь же безусловным и категорическим
ее признанием. В результате этого невольно создавалось впечатление, что
в государственно-правовом механизме России немедленно установятся
подлинно демократические порядок и режим, как только будет полностью
воспринят принцип разделения властей.

Подобные мотивы, сознательно или неосознанно отодвигающие все другие
факторы, оказывающие огромное влияние на политический режим и
государственный строй, стали доминирующими на некоторое время (вплоть до
издания Указа "О поэтапной конституционной реформе в Российской
Федерации" от 21 сентября 1993 г.) во многих средствах массовой
информации России. Они практически исключали возможность различной
интерпретации, а тем более критического восприятия теории разделения
властей применительно к российской действительности. Преобладали
исключительно патетические тона и безудержная апологетика в адрес нового
государственного режима и конституционно закрепленного при нем принципа
разделения властей.

Плюрализм и принцип разделения властей стали краеугольными камнями в
официальной государственно-правовой и общественно-политической идеологии
России, как, впрочем, и других, прежних союзных республик, а ныне
независимых государств.

С принятием летом 1990 г. Декларации о государственном суверенитете
концепция разделения властей стала рассматриваться в них в качестве
официальной доктрины. В Беларуси принцип разделения властей получил
также закрепление в Законе "Об основных принципах народовластия в
Белорусской ССР", принятом в феврале 1991 г. В нем особо подчеркивалось,
что "государственная власть формируется и осуществляется в трех
структурах - законодательной, исполнительной и судебной. Органы
законодательной (представительной), исполнительной и судебной властей в
пределах своей компетенции осуществляют свои полномочия самостоятельно и
независимо друг от друга".

Сказанное о безоговорочном восприятии теории разделения властей в
современной России и отсутствии сколько-нибудь значительных расхождений
и споров о месте и роли данной доктрины в целом вовсе не означает
отсутствия таковых относительно отдельных ее аспектов и частей.
Ожесточенные и нескончаемые споры между законодательной и исполнительной
властями велись, например, в России вплоть до трагических событий 3-4
октября 1993 г. - расстрела парламента. Длительные дискуссии велись
вплоть до Указа "О поэтапной конституционной реформе в Российской
Федерации", в котором было предложено Конституционному Суду не созывать
свои заседания до начала работы Федерального Собрания.

Многочисленные споры, а точнее, стычки, возникали и по другим аспектам
теории разделения властей. О них нет необходимости здесь говорить,
поскольку они зачастую носили не принципиальный по отношению к теории
разделения властей, а прикладной и, как правило, конъюнктурный характер,
были не глобальными, а локальными.

Ни одна из спорящих сторон не подвергала сомнению те или иные положения
теории разделения властей, не говоря уже о концепции в целом. Ни одна из
них не оспаривала важность поддержания постоянного баланса, равновесия
властей, в особенности законодательной и исполнительной властей. Но
вместе с тем каждая из сторон стремилась истолковать различные аспекты
теории разделения властей или возникающие время от времени коллизии лишь
в свою пользу.

Исполнительная власть трактовала "баланс" властей как фактическое
доминирование ее над законодательной и судебной, что особенно наглядно
проявилось в названном Указе от 21 сентября 1993 г. В свою очередь,
законодательная власть добивалась поддержания своего "верховного",
конституционного статуса, необоснованно вторгаясь иногда при этом в
сферу деятельности исполнительных органов государственной власти и
Центрального банка.

Разумеется, каждая из сторон при этом, нагнетая политические страсти,
обвиняла другую в узурпации всей государственной власти. Каждая из них
при этом, прикрываясь демократическими лозунгами и заботой о благе
общества и народа, преследовала лишь свои собственные эгоистические цели
и интересы, а точнее, цели и интересы стоящих за ними относительно
небольших групп людей.

Следует отметить, что для стран со сложившимися демократическими
традициями и обычаями ничего особенного в функциональном противостоянии
законодательной и исполнительной властей нет. Нет ничего аномального и в
том, что каждая из ветвей власти стремится максимально "реализовать"
себя, в том числе и через попытки "принижения" деятельности или
"перехват" некоторых второстепенных функций у других властей1.

Аномальный характер взаимоотношений этих властей возникает лишь тогда,
когда они выходят за рамки, установленные конституцией, и когда
применяют в процессе разрешения существующих между ними противоречий
недозволенные методы. В этих случаях нередко речь идет уже не о
формальных нарушениях принципа разделения властей, а о фактическом его
разрушении.

Именно такая ситуация создалась (вначале формально - юридически, а затем
и фактически) в России в сентябре - октябре 1993 г. Начавшийся было
внедряться в действующее законодательство и в политическую практику
принцип разделения властей юридически был блокирован Указом "О поэтапной
конституционной реформе в Российской Федерации", а позднее, после
разгона 3-4 октября 1993 г. парламента и прекращения деятельности
Конституционного Суда, был фактически ликвидирован.

Логикой самих событий в России еще раз непроизвольно подтвердился тезис,
развивавшийся в советской литературе еще в 20 - 30-е годы, о том, что
основные, наиболее острые проблемы, связанные с принципом разделения
властей, возникают, как правило, лишь в период борьбы различных классов
и политических группировок за власть. С оговоркой, естественно, о том,
что речь шла о борьбе за власть не внутри правящих кругов Советского
Союза или России, а между нарождающейся буржуазией и феодалами.

Говоря о взаимоотношениях законодательной и исполнительной властей и о
зачатках теории разделения властей в современной России, необходимо
исходить из существования трех относительно самостоятельных периодов
становления и развития данного процесса.

Первый период хронологически очерчен рамками: апрель 1985 г. -сентябрь
1993 г. Характерным для него является не только формально-юридическое
закрепление (в Конституции и других нормативно-правовых актах) принципа
разделения властей, но и начало его реального воплощения в жизнь. О
характере взаимоотношений различных ветвей власти и их правовом
опосредствовании свидетельствуют многочисленные научные статьи, газетные
материалы, различные нормативно-правовые акты.

Данный период отличался тем, как справедливо отмечалось в литературе,
что шло "постоянное и активное изменение существующих государственной и
правовой систем, политической системы общества в целом и не в последнюю
очередь, хотя и весьма противоречивое и своеобразное, движение в сторону
восприятия многих общепризнанных в мире признаков государственности,
функционирующей на основе принципа разделения властей".

В самом начале данного периода по инерции продолжало доминировать
восприятие государственной власти в Лице Советов как явления единого и
неделимого. Традиционно считалось, что в плане применения теории
разделения властей к российской действительности "разделению" подлежат
не сами ветви государственной власти, а лишь властные функции. Причем
нередко вопрос о разделении функций переносился с государственной сферы
жизни на партийную и общественную. Огромное внимание в отечественной
литературе традиционно уделялось четкому разделению функций
государственных и партийных органов, недопустимости дублирования и
подмены их друг другом.

В конце 80-х - начале 90-х годов в отношении к принципу разделения
властей наметился резкий поворот. И это заметно проявилось не только в
теории, но и на практике.

Так, в частности, учреждение в 1991 г. института президентства в России
и образование Конституционного Суда свидетельствовало, помимо всего
прочего, о реальном выделении и укреплении механизма государственной
власти России наряду с законодательной, исполнительной и судебной
властями.

Закрепление же в Конституции России в 1992 г. положения о том, что
"система государственной власти в Российской Федерации основана на
принципах разделения законодательной, исполнительной и судебной властей"
(ст. 3 Конституции РСФСР) свидетельствовало об официальном признании
этой теории.

Таким образом, применительно к государственно-правовой жизни
реформируемой России в данный период принцип разделения властей
признавался не только формально, теоретически, но и шаг за шагом стал
воплощаться в реальную жизнь практически.

Второй период адаптации теории разделения властей применительно к
российской действительности охватывает промежуток времени с сентября
1993 г. (с момента издания Указа от 21 сентября 1993 г. № 1400) и до
декабря этого же года (включая день проведения референдума по проекту
новой Конституции и выборов 12 декабря 1993 г.).

Характерной особенностью этого периода было прежде всего то, что в этот
период, как отмечали эксперты, "было покончено с неприкосновенностью
граждан. Покончено не только с двоевластием, но и с троеввластием, то
есть с конституционным принципом разделения властей".

В чем последнее выражалось? Если говорить кратко, то - в ликвидации
деятельности всей системы органов законодательной власти и
Конституционного Суда и установлении, как отмечали независимые эксперты,
верховенства исполнительной власти, а точнее, единовластия президента.
Одна ветвь - исполнительная власть - подмяла под себя все остальные
ветви власти.

Указом "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" с 21
сентября 1993 г. в целях "сохранения единства и целостности Российской
Федерации, вывода страны из экономического и политического кризиса,
обеспечения государственной и общественной безопасности Российской
Федерации, восстановления авторитета государственной власти" было
"прервано" осуществление "законодательной, распорядительной функций"
Съездом народных депутатов и Верховным Советом страны.

Этим же актом было "предложено" Конституционному Суду РФ "не созывать
заседания до начала работы Федерального Собрания". Считать фактически
настоящий Указ по юридической силе превосходящим действующую
Конституцию, ибо она продолжала функционировать лишь в той части, "в
которой не противоречила настоящему Указу".

Оценивая данный Указ с юридической и других точек зрения, отечественные
и зарубежные юристы недвусмысленно отмечали, что его положения
находились в явном противоречии с действующей Конституцией и что такого
рода антиконституционные акты могут иметь отдаленные неблагоприятные
последствия .

Издавая данный Указ, справедливо подчеркивал И.Г. Шаблинский, "президент
открыто вышел за рамки Конституции и, более того, объявил некоторые ее
важнейшие главы не имеющими юридической силы. Такие решения не могли не
иметь шокирующего эффекта, особенно если учесть, что примерно с 1988 г.
российское общество переживало возрождение интереса к либеральным,
классическим представлениям о праве и правовом государстве".

Разделяя решение Конституционного Суда от 21 сентября 1993 г. по этому
вопросу, автор вполне обоснованно заключает, что, согласно
действовавшему в тот период законодательству, президент не имел права ни
на издание данного Указа № 1400, ни на издание других, последовавших за
ним указов.

Однако такого рода указы, несмотря на официальную оценку Указа № 1400,
данную Конституционным Судом, как противоречащего действующей
Конституции, продолжали издаваться. В них нашли свое дальнейшее
закрепление и развитие многие положения, которые ранее были признаны
антиконституционными.

Так, в нарушение действующего законодательства Указом "О Конституционном
Суде Российской Федерации" от 7 октября 1993 г. в развитие Указа от 21
сентября 1993 г. была констатирована "невозможность деятельности"
Конституционного Суда России "в неполном составе" и было предложено не
созывать его заседания "до принятия новой Конституции Российской
Федерации.

Указом "О реформе представительных органов власти и органов местного
самоуправления в Российской Федерации" от 9 октября 1993 г. была
формально-юридически и фактически разрушена система местных органов
государственной власти, а "исполнительно-распорядительные функции,
закрепленные законодательством Российской Федерации за Советами народных
депутатов", были возложены на "администрацию соответствующего субъекта
Российской Федерации".

Наконец, Указом "О порядке назначения и освобождения от должности глав
администраций краев, областей, автономной области, автономных округов,
городов федерального значения" от 7 октября 1993 г. был отменен
действовавший порядок выборности глав администраций органами
государственной власти. Прерогатива в решении данных вопросов перешла от
органов законодательной власти к органам исполнительной власти. Главы
администраций, согласно данному Указу, назначаются и освобождаются
Президентом РФ "по представлению председателя Совета Министров -
Правительства Российской Федераций.

Наряду с названными в этот период были приняты и другие акты -указы,
ставящие своей целью полный демонтаж существовавшего до 21 сентября 1993
г. механизма государственной власти и управления, а вместе с ним и
окончательного выхолащивания принципа разделения властей. На основе и во
исполнение этих и иных им подобных указов на территории России
складывалась система своеобразной соподчиненности - исполнительной
власти и всех других государственных властей.

И хотя в новой Конституции РФ (ст. 10) по-прежнему подчеркивалось, что
"государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе
разделения на законодательную, исполнительную и судебную" и что "органы
законодательной, исполнительной и судебной властей самостоятельны", суть
дела от этого и реальная действительность заметно не изменились. Принцип
разделения властей продолжал функционировать лишь номинально, формально
юридически. Фактически же существовал скорее принцип технического
распределения между различными гос. органами предметов ведения, сферы
деятельности, функций, но отнюдь не разделения властей.

С принятием Конституции России 12 декабря 1993 г. в развитии, точнее,
применении теории разделения властей в нашей стране начался новый,
третий период, который продолжается вплоть до настоящего времени.

Конституция РФ 1993 г. не только декларировала принцип разделения
властей, но и довольно четко за каждой из них круг относящихся закрепила
к их ведению вопросов, их компетенцию.

Согласно Конституции, законодательным и представительным органом
Российской Федерации является Федеральное Собрание - парламент. Он
состоит из двух палат - Совета Федерации и Государственной Думы (ст. 94,
95).

Исполнительную власть в стране осуществляет Правительство Российской
Федерации (ст. 110).

Судебная власть осуществляется "посредством конституционного,
гражданского, административного и уголовного судопроизводства" (ст.
118). В системе государственных органов, осуществляющих судебную власть,
в конституционном порядке выделяются следующие.

Конституционный Суд Российской Федерации выступает как судебный орган
конституционного контроля, "самостоятельно и независимо осуществляющий
судебную власть посредством конституционного судопроизводства".

Верховный Суд Российской Федерации 1юляется "высшим судебным органом по
гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам
общей юрисдикции" (ст. 126 Конституций РФ).

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации выступает как высший
судебный орган "по разрешению экономических споров и иных дел,
рассматриваемых арбитражными судами" (ст. 127 Конституции РФ).

В системе высших властных структур современного российского государства
особое место занимает институт президентства.

Согласно Конституции РФ, президент является главой государства. Он
выступает как гарант Конституции, а также "прав и свобод человека и
гражданина". В установленном Конституцией РФ порядке президент принимает
меры по охране суверенитета России, ее независимости и государственной
целостности; определяет основные направления внутренней и внешней
политики государства; обеспечивает "согласованное функционирование и
взаимодействие органов государственной власти" (ст. 80 Конституции РФ).

В соответствии со своими конституционными полномочиями президент
назначает с согласия Государственной Думы Председателя Правительства
России; принимает решение об отставке правительства; имеет право
председательствовать на заседаниях правительства; по предложению
Председателя Правительства РФ назначает на должность и освобождает от
должности заместителей Председателя Правительства и министров;
представляет Государственной Думе кандидатуру для назначения на
должность председателя Центрального банка России, а также ставит вопрос
о его освобождении.

Кроме того, согласно Конституции, президент выполняет также ряд других
полномочий и функций. По своей природе и характеру они являются в
основном исполнительно-распорядительными полномочиями и функциями.
Являясь главой государства, президент одновременно фактически выполняет
функции и главы правительства. Сочетание полномочий главы государства с
фактическими полномочиями главы правительства позволяет Президенту
России сосредоточить в своих руках огромную, поистине главенствующую
президентскую, власть.

Означает ли это, что в формально-юридическом, конституционном смысле
Президент России как глава государства стоит по своему статусу не только
над исполнительно-распорядительными, но и над законодательными и
судебными органами? Нет, не означает.

Конституция РФ в связи с этим особо оговаривает, например, что в своей
деятельности при определении основных направлений внутренней и внешней
политики государства президент руководствуется Конституцией и
федеральными законами. В Основном Законе страны особо подчеркивается,
что "указы и распоряжения Президента Российской Федерации не должны
противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам".

Аналогичные по своему характеру положения содержатся также и в текущем
законодательстве. Так, в Гражданском кодексе РФ особо указывается на то,
что "в случае противоречия указа Президента Российской Федерации или
Правительства Российской Федерации настоящему Кодексу или иному закону
применяется настоящий Кодекс или соответствующий закон".

Из сказанного следует, что если указы президента как главы государства,
согласно Конституции, уступают по своей юридической силе законам, т.е.
актам, принимаемым высшим законодательным органом страны - парламентом,
то институт президентства не может быть по своему статусу выше
парламента, стоять над парламентом.

Аналогично обстоят дела не только с законодательной властью и
осуществляющими ее высшими органами, но и с судебной властью и
реализующими ее органами. В Конституции РФ прямо говорится о том, что
"судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией
Российской Федерации и федеральным конституционным законом" и что "судьи
независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и
федеральному закону".

В формально-юридическом плане это означает, что судебная власть, так же
как и законодательная, является относительной самостоятельной ветвью
власти по отношению к исполнительной власти и по отношению друг к другу
они оказывают сдерживающее влияние и уравновешивают друг друга.

Однако, как показывает практический опыт функционирования властей после
принятия Конституции России 1993 г., обладая относительной
самостоятельностью и сдерживая в своей повседневной деятельности друг
друга, государственные власти далеко не всегда уравновешивают друг
друга.

В особенности это касается законодательной и
исполнительно-распорядительной властей. В отношениях между ними, равно
как и в отношениях с другими ветвями и разновидностями властей,
неизменно доминирует президентская, а точнее, исполнительная власть.

Во взаимоотношениях с судебной властью это предопределяется прежде всего
тем, что президент обладает огромными конституционными возможностями
оказывать влияние на кадровый состав судебных органов. Так, в
соответствии со ст. 83 и 128 Конституции РФ президент представляет
кандидатуры Совету Федерации для назначения на должности судей
Конституционного Суда, Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда.
Кроме того, он назначает судей других федеральных судов.

В отношениях с законодательной властью доминирование исполнительной
власти во многом предопределяется тем, что президент обладает такими
весьма действенными рычагами, как право роспуска Государственной Думы,
право назначения выборов в Государственную Думу, право назначения
референдумов, право на внесение законопроектов в Думу, подписывания и
обнародования федеральных законов. Президент обладает также правом вето
на принимаемые законы.

Согласно Конституции РФ, законодательная власть имеет определенные
рычаги обратного воздействия ("сдерживания") на исполнительную власть.
Среди них наиболее действенными считаются, например, такие, как
полномочия Государственной Думы на решение вопроса о доверии
Правительству России, право Совета Федерации на основе выдвинутого
Государственной Думой обвинения против президента на решение вопроса об
отстранении его от должности и др.

Данные и другие подобные им полномочия, несомненно, являются важными
рычагами влияния законодательной власти на исполнительную власть и
оказывают определенное "сдерживающее" по отношению к ней воздействие.
Однако по своей силе они заметно уступают средствам воздействия
исполнительной власти на законодательную.

Кроме того, некоторые средства сдерживания исполнительной власти со
стороны законодательной в значительной мере нейтрализуются потенциальной
возможностью применения обратных, более сильных мер.

В качестве примера можно сослаться на ст. 103 Конституции РФ, которая
представляет Государственной Думе в качестве одного из средств влияния
законодательной власти на исполнительную власть право давать (или не
давать) согласие Президенту на назначение Председателя Правительства
России, а также право решать вопрос о доверии правительству. Это право,
помимо того что является относительным, имеет еще одну, негативную по
отношению к законодательной власти грань.

А именно в связи с выражением недоверия правительству или в связи с
отказом Государственной Думы утвердить предлагаемую президентом
кандидатуру председателя Правительства может возникнуть вопрос вообще о
дальнейшем существовании в данном составе самой Думы.

Так, в соответствии с Конституцией, в случае выражения Думой недоверия
правительству и несогласия с этим решением президента Дума вправе
повторно выразить в течение трех месяцев свое прежнее мнение о
правительстве. Однако в данном случае она рискует быть распущенной
президентом, если он сочтет невозможным объявить отставку правительства.

Государственная Дума может быть распущена президентом и в другом случае.
А именно, если она трижды отклонит представляемые ей на рассмотрение
кандидатуры Председателя Правительства РФ. В этом случае президент сам
назначает председателя правительства, распускает Думу и назначает новые
выборы.

Таким образом, право законодательной власти в лице Государственной Думы
давать или не давать согласие на назначение Председателя Правительства,
так же как и право на выражение недоверия правительству как средство
влияния на исполнительную власть, является весьма относительным и
довольно легко нейтрализуемым со стороны исполнительной власти.

Это, равно как и многое другое из президентских прерогатив, в
значительной степени предопределяет в настоящее время в России
формально-юридическое и фактическое доминирование исполнительной ветви
над остальными ветвями государственной власти.

ВВЕДЕНИЕ

За весь исторический период своего сознательного существования общество
в лице самых ярких представителей по-разному отвечало на вопрос об
модели государственного устройства. Основной мировой тенденцией начала
XXI века является приоритет модели правового государства и естественного
права. Российская Федерация в настоящее время переживает период
экономических и социально-политических реформ, основной целью которых
выступает создание условий для максимальной реализации личности в
обществе и государстве. Поскольку, основным ориентиром для этого служат
современные представления о демократии и основных принципах ее
воплощения, особую важность приобретает изучение основных принципов,
делающих такую демократию возможной на практике.

Разделение властей- это политико-правовая доктрина и конституционный
принцип, лежащий в основе организации власти демократического
государства.

Идея разделения властей, выдвинутая еще античными мыслителями
(Аристотель), была развита в эпоху буржуазных революций (в частности,
французским правителем Монтескье) в противовес абсолютизму и феодальному
произволу. Зачатки доктрины разделения властей усматриваются уже в
трудах выдающихся мыслителей Древней Эллады и Древнего Рима. Среди них
можно выделить Аристотеля (384-322 г.г. до н.э), Эникура (ок 341-ок 270
г.г. до. н.э), Полибия (ок 201-ок 120 г.г. до н.э). Однако авторство
принадлежит, бесспорно, двум мыслителям, ставшим в определенной степени
провозвестниками революционных перемен в своих странах: англичанину
Джону Локку (1632-1704) и французу Шарлю Монтескье (1689-1755).

Ш. Монтескье придал этой концепции вполне завершенный и стройный вид. И,
что не менее важно, в его интепретации кончепция разделения властей
получила свое отражение и закрепление в конституционных актах, многие из
которых сохраняют свое действие и по сегодняшний день.

Целью курсовой работы является всестороннее исследование " концепции
разделения властей", как теории и принципа.

В целом необходимо отметить, что рассмотрение теории и принципа
разделения властей только на первый взгляд, кажется легкой,
поверхностной задачей, которую можно решить рядом общих фраз и выводов.
На самом деле настоящее исследование проблемы демонстрирует
противоречивое однообразие в подходах особенностях и нюансах в отношении
к модели правового государства. Такое разнообразие является объективным
отражением неоднородности в развитии мирового сообщества в современный
период так и адаптацию Российской государственности. На протяжении
длительного исторического периода данная тема не находила отражения в
отечественной правовой концепции, более того сам факт разделения властей
отрицался как идеологически несоответствующий общей стратегической цели
социалистического государства.

Основными методами, используемыми в данной работе, являлись исследование
научного материала по заданной теме, нормативные акты, в частности
Конституция Российской Федерации, помогут уяснить механизм действия
принципа разделения властей.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Принцип разделения властей воплощен в Российской Федерации в ходе
радикальных демократических реформ.


Главное содержание этого принципа состоит в том, что только при
условии разделения функций государственной власти между самостоятельными
органами может быть установлен демократический режим правления. Как
известно, существуют три основные функции государственной власти-
законодательная, исполнительная и судебная, поэтому каждая из этих
функций и должна исполняться предназначенными для нее органами
государства.

Необходимо особо отметить, что сама государственная власть едина,
ее единственным источником в Российской Федерации является
многонациональный народ России. Ни один из государственных органов не
может присваивать себе полномочия по осуществлению суверенной
государственной власти. Речь в данном случае идет только о распределении
функций и ответственности между различными государственными органами.

Конституционный принцип, в соответствии с которым
"государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе
разделения на законодательную исполнительную и судебную ", предполагает
создание органов, представляющих каждую ветвь власти.

В пределах своей компетенции по осуществлению указанных функций
эти государственные органы самостоятельны и независимы, но при этом они
не могут не взаимодействовать. Таким образом, каждая ветвь следит за тем
, чтобы другая не превышала пределы отведенных ей полномочий. Такая
"система сдержек и противовесов" применяется в той или иной мере в
большинстве демократических государств.

Таковы основные изменения (дополнения) которые претерпела концепция
разделения властей за более чем двухсотлетнюю историю своего
существования, эта теория нашла очень широкое применение в
государственно-правовой практике многих стран. Каковы же результаты?
Прежде всего, теория разделения властей явилась одним из основных
гарантов прав и свобод человека, именно в тех странах, где реализация
данной концепции имеет наиболее прочные традиции, демократические
принципы нашли самое широкое применение. Второе преимущество
государственной системы, основанной на принципе разделении властей - это
относительная стабильность внутриполитического положения государства,
потому что разделение властей позволяет выходить из критических ситуаций
на основе норм конституции, посредством консенсуса социальных сил.
Вообще, сейчас трудно судить о результатах применения теории разделения
властей в России на практике, потому что применение этого принципа
невозможно отделить от других тенденций в развитии государств:
стремление к демократии, созданию гражданского общества и правового
государства. Поэтому некоторые перечисленные мной "результаты применения
теории разделения властей" относятся, скорее, к результатам применения
всех новых, прогрессивных государственно-правовых концепций, органично
взаимосвязанных друг с другом



СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Конституция Российской Федерации- М., "Юридическая литература", 1993 г.

2. Авакьян С. Создан прецедент. Неконституционная власть не имеет
перспективы - Независимая газета. 1993. 15 окт. 233

3.Бережнов А.Г. Принцип разделения властей в контексте теории и практики
советской и современной российской государственности // Разделение
властей: история и современность / Отв. Ред. М.Н. Марченко –М., 1996.

4.Бестужев-Лада И. Что такое "разделение властей"? Почему оно
необходимо? -Горизонт. 1989. № 3.

5.Бельский К.С. о функциях исполнительной власти // Государство и право,
1997. - №3. - С.17-18

6.Венгеров А.Б. Теория государства и права.- М., 1998.

7.Жан-Жак Руссо Трактаты. М.1969.

8.Кутафин О.Е. Основы государства и права, -М., 1998.

9.История политических и правовых учений / Под ред. О.Э. Лейста.
-М.,1997.

10.Мишин А.А. Принцип разделения властей в конституционном механизме
США.- М., 1984.

11.Ш. Монтескье Избранные произведения. -М.: 1955.

12.Сафарова М.Р. Разделение властей и конституционное реформирование
высших законодательных и исполнительных органов власти России и других
суверенных республик СНГ // Актуальные проблемы конституционного
законодательства / Отв. ред. А.В. Мицкевич.-М., 1992.

13.Чиркин В. Е. Конституционное право зарубежных стран. – М., 1997.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФИЛИАЛ г. ГОРЯЧИЙ КЛЮЧ

КАФЕДРА «ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА»

КУРСОВАЯ РАБОТА

ТЕМА « ТЕОРИЯ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ»

ВЫПОЛНИЛ ДАЛЛАКЯН Р.С.

СТУДЕНТ I КУРСА ГР.105 ., «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ


НОРМАКОНТРОЛЕР

ГОРЯЧИЙ КЛЮЧ, 2003г

СОДЕРЖАНИЕ

Введение………………………………………………………….

Истоки, роль и назначение теории разделения властей ……….

Разнообразие взглядов на теорию разделения властей на
Западе………………………………………………………………

Теория разделения властей и современные российские
диллемы…………………………………………………………….

Заключение………………………………………………………..

Список используемой литературы……………………………….

История политических и правовых учений / Под ред. О.Э. Лейста.
-М.,1997. С. 233

Ш. Монтескье Избранные произведения.- М., 1955. С. 289

Ш. Монтескье Избранные произведения.- М., 1955. С. 289

Там же С.289.

Там же С. 290.

Венгеров А.Б. Теория государства и права.- М., 1998, С. 33-36.

Жан-Жак Руссо Трактаты. -М.,1969.С.199

Там же с.201

Там же С.357

Жан-Жак Руссо Трактаты.- М.,1969.С.204

Локк Дж. Сочинения в 3-х томах. Т.3

Ионтескье Ш. Избранные произведения.

Фиджеральд Дж. Конгресс и разделение властей.

Марченко М.Н. Разделение властей: история и современность.

Баррон Дж., Диенас К. Конституционный закон.

Хендель С.

Бестужев-Лада И. Что такое "разделение властей"? Почему оно необходимо?
// Горизонт. 1989. № 3. С. 9-20;

Мишин А.А. Принцип разделения властей в конституционном механизме США.
-М., 1984. С. 4.

Мигранян А. Механизм торможения в политической системе и пути его
преодоления // Иного не дано. -М., 1988. С. 105. 229

Сафарова М.Р. Разделение властей и конституционное реформирование высших
законодательных и исполнительных органов власти России и других
суверенных республик СНГ // Актуальные проблемы конституционного
законодательства / Отв. ред. А.В. Мицкевич. М., 1992. С. 78-87.

Ведомости Верховного Совета Белорусской ССР. 1991. № 12. С. 129.

Лазарев Б.М. "Разделение властей" и опыт Советского государства //
Коммунист. 1988. № 16. С.230

Энгель Е. Основы советской Конституции .-М., 1923. С . 167-169

Бережнов А.Г. Принцип разделения властей в контексте теории и практики
советской и современной российской государственности // Разделение
властей: история и современность / Отв. ред. М.Н. Марченко М., 1996. С.
320. 232

Конституция РСФСР. М., 1992. С. 3.

Независимая газета. 1993. 12 ноября.

Авакьян С. Создан прецедент. Неконституционная власть не имеет
перспективы // Независимая газета. 1993. 15 окт. 233

Указ Президента РФ "О поэтапной конституционной реформе в Российской
Федерации" от 21 сентября 1993 г.

Ст. 1.

Там же. Ст. 10.

Там же. Ст. 1.

Шаблинский И.Г. Пределы власти. Борьба за российскую конституционную
реформу (1989-1995 гг.). -М., 1997.

С. 161.

Там же. С. 163.

Указ Президента РФ "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 7
октября 1993 г. Ст. 1.

Указ Президента РФ "О реформе представительных органов власти и органов
местного самоуправления в Российской Федерации" от 9 октября 1993 г. Ст.
4.

Указ "О функционировании органов исполнительной власти в период
поэтапной конституционной реформы в Российской Федерации" от 27 сентября
1993 г.; Указ "Об образовании Комиссии законодательных предположений при
Президенте Российской Федерации" от 26 сентября 1993 г. (№ 1457); Указ
"Об основных началах организации государственной власти в субъектах
Российской Федерации" от 22 октября 1993 г. (№ 1723) и др. 235

Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской
Федерации".- М., 1994. Ст. 1.

Конституция Российской Федерации.- М., 1997. Ст. 80, п. 3; ст. 90, п.
3.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. -М., 1998. 3,
п. 5.

Конституция Российской Федерации. Ст. 118, п. 3; ст. 120, п. 1.

Конституция Российской Федерации. Ст. 84, п.107.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:35:36 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
11:18:19 29 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Теория разделения властей 5

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150583)
Комментарии (1836)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru