Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Обстоятельства, исключающие преступность деяния

Название: Обстоятельства, исключающие преступность деяния
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Добавлен 01:43:22 14 июня 2011 Похожие работы
Просмотров: 2929 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

МВД России

Белгородский юридический институт

Кафедра уголовного права, криминологии

Курсовая работа

По уголовному праву

"Обстоятельства, исключающие преступность деяния"

Белгород 2007

План

Введение

Понятие и виды обстоятельств, исключающих преступность деяния

Необходимая оборона

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление

Крайняя необходимость

Условия правомерности, относящиеся к защите от грозящей опасности

Иные обстоятельства, исключающие преступность деяния

Физическое или психическое принуждение

Обоснованный риск

Исполнение приказа или распоряжения

Примеры практики

Заключение

Список использованной литературы

Приложения


Введение

В ст.29 Всеобщей декларации прав человека записано: "При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общественного благосостояния в демократическом обществе".

Социальная практика, в том числе практика борьбы спреступностью. Неизбежно связаны с совершением деяний, по форме совпадающих с преступлениями, но отличающихся от последних сущностью.

К таким деяниям относятся поощряемые уголовным законом, социально одобряемые, невиновные либо вынужденные акты поведения, совершаемые в целях предупреждения или пресечения преступлений и иных угроз законным правам и интересам, в результате вынужденного выбора между причинением меньшего и большего вреда в пользу первого, вследствие действия непреодолимой силы, наконец, в интересах социального прогресса, если последний не мог быть достигнут иным способом. В отличие от преступлений такие деяния лишены общественной опасности - сущностного признака любого преступления. Напротив, они социально полезны.

Исключение преступности деяния происходит потому, что лицо, его совершающее, действует во благо другим правоохраняемым интересам, к которым могут быть отнесены интересы государства, общества, другого лица или даже самого причинителя вреда.

Мотивация совершенного деяния, как правило, может быть определена как общественно полезная, поскольку лицо отражает общественно опасное посягательства (при необходимой обороне), задерживает лицо совершившее преступление, для доставления его органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, устраняет опасность, непосредственно угрожающую личности или другим охраняемым законом интересам (при крайней необходимости), действует для достижения общественно полезной цели (при обоснованном риске), исполняет обязательные для него приказ или распоряжение.

Причины в результате действия которых деяния. Содержащие формальные признаки преступления, утрачивают общественную опасность, в отечественном уголовном праве принято называть обстоятельствами, исключающими преступность деяния.

Целью моего исследования является ─ раскрытие понятия обстоятельств исключающих преступность деяния, подробное рассмотрение видов действующей системы обстоятельств исключающих преступность деяния: дать понятие системы наказаний, определить ее значение, и главное остановиться на отдельных видах наказаний, как элементах единой системы. Кроме того, необходимо провести анализ судебной практики, касающийся практики применения обстоятельств исключающих преступность деяния, который поможет мне сделать выводы о сегодняшнем состоянии законности и правопорядка в Российской Федерации.

Понятие и виды обстоятельств, исключающих преступность деяния

Глава 8 УК включает в себя шесть статей (со ст.37 по ст.42), предусматривающих шесть видов указанных обстоятельств: необходимую оборону, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайнюю необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения. [1] Подобная глава выделена в уголовном законодательстве впервые; более того, последнему ранее были знакомы только необходимая оборона и крайняя необходимость.

Правовая природа перечисленных обстоятельств в настоящее время точно определена законодателем: они исключают преступность деяния. Таким образом, гл.8 УК регулирует отношения, связанные с ситуациями, когда совершенное деяние внешне похоже на преступление и могло бы быть квалифицировано по одной или нескольким статьям Особенной части УК, однако присутствие законодательно регламентированных обстоятельств (причин) не позволяет рассматривать его в качестве такового. Примером может служить умышленное причинение смерти другому человеку, которое подпадает под ст.105 УК, - убийство, но не является преступлением, если совершено, например, при защите личности оборонявшегося от общественно опасного посягательства на него погибшего если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Специфика заключается и в том, что подобное поведение не рассматривается в качестве негативного, порицаемого, напротив, в ряде случаев закон поощряет его. [2]

В анализируемых ситуациях одновременно наличествуют две категории фактов: деяние и обстоятельство, исключающее его преступность.

Употребление законодателем термина "деяние" показывает его внешнюю схожесть с понятием преступления, которое также определяется через термин "деяние". Имеет место не просто действие или бездействие, безразличное и далекое от уголовного закона, не подпадающее ни под одну его статью, а именно деяние, которое полностью укладывается в уголовно-правовой "скелет" одной из уголовно-правовых норм. В отсутствие обстоятельств, исключающих преступность деяния, оно расценивалось бы как преступление.

Причинение вреда правоохраняемым интересам является обязательным признаком такого деяния. Характер и степень причиненного вреда достаточен для признания деяния преступлением; в уголовно-правовой науке этот вред часто называют существенным.

Вторая категория фактов связана с наличием одного (редко - нескольких) обстоятельства, нейтрализующего и исключающего преступный характер деяния: необходимой обороны, крайней необходимости, обоснованного риска и т.д. Именно указанное обстоятельство превращает потенциально преступное деяние не только в непреступное, но и в правомерное, часто - в поощряемое законом.

Исключение преступности деяния происходит потому, что лицо, его совершающее, действует во благо другим правоохраняемым интересам, к которым могут быть отнесены интересы государства, общества, другого лица или даже самого причинителя вреда. Мотивация совершенного деяния, как правило, может быть определена как общественно полезная, поскольку лицо отражает общественно опасное посягательство (при необходимой обороне), задерживает лицо, совершившее преступление, для доставления его органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, устраняет опасность, непосредственно угрожающую личности или другим охраняемым законом интересам (при крайней необходимости), действует для достижения общественно полезной цели (при обоснованном риске), исполняет обязательные для него приказ или распоряжение. [3] В случае физического принуждения, в результате которого лицо не могло руководить своими действиями, деяние не носит общественно полезного характера, но является в силу наличия указанного обстоятельства - физического принуждения - общественно нейтральным. [4]

Исключение преступности деяния предполагает исключение признаков преступления: его общественной опасности, противоправности, виновности и наказуемости. Разные виды обстоятельств, предусмотренных в гл.8 УК, исключают разные признаки преступления из потенциально преступного деяния, хотя в целом результат одинаков, поскольку отсутствие одного из признаков преступления лишает деяние преступного характера. Так, наличие признаков необходимой обороны или обстоятельства, связанного с задержанием лица, исключает преимущественно общественную опасность деяния; наличие признаков крайней необходимости, обоснованного риска, психического принуждения и принуждения физического, в результате которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, исключает такой признак преступления, как противоправность; наличие обстоятельств, связанных с исполнением приказа или распоряжения или с физическим принуждением, в результате которого лицо не могло руководить своими действиями, исключает признак виновности преступления.

Следует отметить, что в уголовно-правовой науке перечень обстоятельств, исключающих преступность деяния, является более широким. В него, как правило, включают такие обстоятельства, как согласие потерпевшего, выполнение профессиональных функций, исполнение закона. Иногда этот перечень дополняется такими обстоятельствами, как эвтаназия, медицинский риск, спортивный риск, осуществление своего права и т.д. Но в настоящее время они с точки зрения закона таковыми признаны быть не могут, хотя, безусловно, в ряде случаев имеют уголовно-правовое значение.

Необходимая оборона

В ч.1 ст.37 УК говорится: "1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено пределов необходимой обороны, т.е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

2.1 Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло оценить и характер опасности нападения.

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а так же независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти[5] ".

Необходимая оборона известна праву и законодательству с древнейших времен. Она признается неотъемлемым, естественным правом человека на защиту как своих, так и других правоохраняемых интересов. Само название этого института уголовного права подчеркивает безусловную допустимость, целесообразность, справедливость и продиктованную внешней агрессией вынужденность действий человека, отражающего общественно опасное посягательство: это всегда оборона законных интересов, и оборона эта необходима, чтобы избежать причинения им возможного вреда.

Действия лица, находящегося в состоянии необходимой обороны, всегда в определенной степени вторичны по отношению к общественно опасному посягательству; именно последнее спровоцировало их, явилось основанием для их осуществления. Провокация состояния необходимой обороны с целью использования ее, например, для расправы со своим врагом, необходимую оборону категорически исключает. Постановление Пленума Верховного Суда СССР "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств" от 16 августа 1984 г. разъясняет в этой связи: "Не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий (развязывание драки, учинение расправы, совершение акта мести и т.п.). Содеянное в таких случаях должно квалифицироваться на общих основаниях" (п.6).

Лицо обороняется в широком смысле этого слова, поскольку может защищать не только свои интересы, но и интересы других лиц (знакомых и незнакомых ему, родственников, соседей, даже лиц, с которыми оно находится в неприязненных отношениях), интересы своей работы, своего предприятия, интересы общества или государства. Для защиты указанных интересов действия лица являются необходимыми, они не терпят отлагательства; неосуществление этих действий может обернуться реальной бедой и существенным вредом жизни, здоровью, половой свободе или половой неприкосновенности, собственности личности, имуществу предприятия, общественному порядку или порядку управления, правосудию, даже обороноспособности государства. [6]

Необходимая оборона - это право человека, что подчеркнуто в ст.45 Конституции Российской Федерации, в которой говорится о праве каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. [7] Соответственно, само лицо решает, следует ли ему осуществить указанное право в конкретной ситуации. Принудить к осуществлению права на необходимую оборону нельзя, как в равной степени невозможно дать негативную правовую оценку отказа от осуществления этого права. Некоторыми специалистами-правоведами допускается возможность морального порицания лица в последнем случае, однако и с нею нельзя безоговорочно согласиться. Осуществление права на необходимую оборону в условиях неотлаженной правовой системы влечет для лица зачастую целый ряд отрицательных последствий; неверие в возможность доказать свою правоту в споре с правовой системой блокирует применение права на необходимую оборону. Именно поэтому правоприменители обязаны относиться особенно бережно к тем лицам, которые решились на защиту правоохраняемых интересов и использовали свое право на необходимую оборону.

Принципиально важно, что изложенная выше позиция признается в настоящее время на уровне уголовного закона. В ч.3 ст.37 УК подчеркнуто, что право на необходимую оборону "распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а так же независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти". Из этого законодательного положения можно сделать два вывода:

1) лицо может не осуществлять свое право на необходимую оборону в случае общественно опасного посягательства и избежать его или прибегнуть к посторонней помощи;

2) лицо может осуществить свое право на необходимую оборону, не принимая во внимание наличие обстоятельств, позволяющих ее избежать.

Осуществление лицом права на необходимую оборону должно поощряться государством и обществом; оно свидетельствует об активной жизненной позиции защищающегося и - почти всегда - о незаурядном его мужестве, позволившем сделать непростой выбор в пользу активных оборонительных действий в ситуации, когда опасность является реальной.

Уголовный закон подчеркивает: "Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения". Соответственно, право на необходимую оборону - это безограничительное право, им обладают все лица, столкнувшиеся с общественно опасным посягательством, независимо от пола, возраста, социального или иного положения, образования, наличия каких-либо навыков и т.п. Закон специально оговаривает, что не является препятствием для права на необходимую оборону преимущественное положение защищающегося - его профессиональная или специальная подготовка. Охранник или телохранитель, десантник, самбист, каратист, чемпион мира по любому из существующих видов борьбы наделены правом на необходимую оборону в равной степени с не обладающими этими навыками и профессиональной подготовкой лицами. [8]

Исходя из изложенного, и посягательство, и защита могут выражаться только в активных действиях; нельзя посягнуть, ничего не предпринимая; нельзя защитить, ничего для этого не делая 2 .

Состояние необходимой обороны предполагает наличие двух сторон: посягающей, которой в конечном счете и причиняется вред, признаваемый правомерным, и защищающейся, которая этот вред причиняет. Действия посягающей стороны (посягательство) всегда неправомерны; действия защищающейся стороны (защита) оцениваются позитивно, поощряются. Посягательство не может выражаться в правомерных действиях. Соответственно, и защита от правомерных действий невозможна, она не подпадает под понятие необходимой обороны. Даже если лицу правомерно причиняется вред в результате, например, пресечения его преступного поведения или в результате крайней необходимости, или при той же необходимой обороне, у него не возникает право на защиту и он никогда не признается действующим в состоянии необходимой обороны.

Условия правомерности, относящиеся к посягательству

Для необходимой обороны первого вида ( ч.1 ст.37 УК) такими условиями выступают:

1) посягательство должно быть общественно опасным;

2) посягательство должно быть сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия;

3) посягательство должно быть наличным;

4) посягательство должно быть действительным.

Для необходимой обороны второго вида ( ч.2 ст.37 УК) условиями правомерности, относящимися к посягательству, являются:

1) посягательство должно быть общественно опасным;

2) посягательство не должно быть сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия;

3) посягательство должно быть наличным;

4) посягательство должно быть действительным.

Одинаково выраженные условия для необходимой обороны разных видов анализируются сразу для обоих ее видов. Условия, специфические для разных видов необходимой обороны, рассматриваются самостоятельно.

Посягательство должно быть общественно опасным.

Общественная опасность посягательства включает в себя характеристику вреда, который оно может причинить, в том числе характеристику объектов, на которые оно посягает, характеристику субъектов, которыми оно осуществляется, характеристику его правовой природы и оценки.

Традиционное понятие общественной опасности какого-либо деяния, в данном случае посягательства, связано с тем, что оно причиняет или может причинить реальный вред правоохраняемым интересам. Круг последних максимально широк; ст.37 УК называет в их числе личность и права обороняющегося или других лиц, охраняемые законом интересы общества или государства.

В праве практически единодушно признается, что вред от общественно опасного посягательства должен быть существенным, т.е. таким, который вызывает негативные последствия в правоохраняемом объекте и позволяет расценить посягательство как в принципе уголовно наказуемое. Степень общественной опасности посягательства, таким образом, такова, что свидетельствует о совершении посягающим преступления. Об этом прямо говорилось в упомянутом выше постановлении Пленума Верховного Суда СССР: "Разъяснить судам, что под общественно опасным посягательством, защита от которого допустима. следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного закона. Не может признаваться находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законодательством, но заведомо для причинившего вред не представлявших в силу малозначительности общественной опасности. В таком случае лицо, причинившее вред, подлежит ответственности на общих основаниях" (п.2). Думается, что приведенное положение сохранило свое значение и сегодня; малозначительность, несущественность вреда, который возможен в результате посягательства, свидетельствует об отсутствии его общественной опасности и, соответственно, об отсутствии одного из условий необходимой обороны и ее целиком.

Общественная опасность посягательства усугубляется тем, что вред правоохраняемым интересам может быть причинен (или причиняется) немедленно; посягающий не угрожает его причинением в будущем, а уже действует. В противном случае оборона не является необходимой, поскольку у защищающегося имеются время и возможность разрешить сложившуюся ситуацию иным образом. Однако в описанной ситуации вполне возможно наличие другого обстоятельства, исключающего преступность деяния, - обусловленного задержанием лица, совершившего преступление.

Общественная опасность посягательства не означает его безусловную преступность, хотя на практике посягательство в подавляющем большинстве случаев именно преступно. Посягательство может выражаться в покушении на убийство, на причинение любого по степени тяжести вреда здоровью, на похищение человека и т.д.

В том случае, если посягающий в результате правомерно причиненного ему вреда в состоянии необходимой обороны остался жив, он подлежит уголовной ответственности за то деяние, которое совершил, - за посягательство, например, по ст.30, ч.1 ст.105 УК, ст.111 УК, ст.126 УК, ст.213 УК и т.д.

В настоящее время общепризнанно, что общественно опасное посягательство может и не носить преступного характера в силу каких-либо причин. Чаще всего к таким причинам относят недостижение возраста уголовной ответственности лицом, осуществляющим посягательство, и невменяемость этого лица.

преступность необходимая оборона принуждение

Современное уголовное законодательство, регламентируя институт необходимой обороны, не наделяет посягательство какими-либо признаками, кроме общественной опасности. Соответственно, это означает, что необходимая оборона вполне возможна и допустима от действий, которые, являясь общественно опасными, никогда не смогут быть признаны преступными, - от действий малолетних или невменяемых. [9] Однако в уголовно-правовой науке имеются позиции, ограничивающие необходимую оборону в указанных случаях. Профессор А.В. Наумов по этому поводу пишет:". в этих случаях, исходя из нравственных соображений, осуществляющий свое право на необходимую оборону должен быть особенно внимателен к пределам реализации своего права, должен стремиться к тому, чтобы причинить наименьший вред в подобной ситуации либо постараться уклониться от посягательства (что вовсе не требуется в иных случаях)"1 . Еще более жесткая позиция высказана доцентом Н.Г. Кадниковым: "Особый случай - оборона против посягательств невменяемых и лиц, не достигших установленного законом возраста уголовной ответственности. Если обороняющийся это сознает, он обязан принять все возможные меры, чтобы прекратить нападение, и только в исключительных случаях прибегать к причинению вреда".

Едва ли с изложенными позициями можно согласиться уже хотя бы потому, что они противоречат закону. Кроме того, здесь вполне уместно привести известное высказывание русского юриста А.Ф. Кони: "Лицу, подвергшемуся нападению, некогда размышлять, с сознанием или без сознания на него нападают". Определяющим в решении вопроса о том, возможна ли и насколько необходима оборона от действий малолетних и невменяемых, должно служить наличие условий правомерности необходимой обороны, относящихся к посягательству. И если оно является общественно опасным, действительным и наличным, защита от него вполне законна и не может быть ограничена какими-либо дополнительными условиями.

В рамках анализа этого условия правомерности необходимой обороны обычно обсуждается еще один вопрос - о возможности защиты от действий должностных лиц. Следует решить его положительно. Если действия должностных лиц неправомерны, общественно опасны и отвечают другим условиям правомерности необходимой обороны, относящимся к посягательству, т.е. если эти действия подпадают под понятие общественно опасного посягательства, защита от них возможна, и она сама подпадает под состояние необходимой обороны.

Посягательство должно быть сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Это условие обязательно для необходимой обороны первого вида (ч.1 ст.37 УК). Его суть заключается в том, что посягательство не просто является общественно опасным, оно опасно для жизни обороняющегося или другого лица. При этом посягательство или а) сопряжено с таким насилием, или б) сопряжено с непосредственной угрозой применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица.

Следует иметь в виду, что посягательство при необходимой обороне первого вида (ч.1 ст.37 УК) может быть направлено не только и иногда даже не столько против жизни обороняющегося или других лип. [10] Оно может заключаться в посягательстве, например, на - половую или половую неприкосновенность, свободу личности, его имущественные права, и т.д. Самое главное, чтобы посягательство одновременно было сопряжено с насилием, опасным для жизни или с угрозой применения такого насилия, т.е. оно должно одновременно посягать и на жизнь. В качестве примеров подобных посягательств можно назвать изнасилование, сопряженное с применением насилия, опасного для жизни, или угрозой такого насилия, разбойное нападение, соединенное с опасным насилием или угрозой его применения, захват заложника, сопряженный с опасным насилием, и т.д. [11]

Насилие, опасное для жизни, следует понимать как действия посягающего, непосредственно направленные на лишение жизни обороняющегося или другого лица, или могущие реально привести к причинению им смерти.

Допустима правомерная защита и от посягательства, сопряженного с реальной угрозой применения опасного для жизни насилия.

Закон ныне провозглашает, что защита от подобных опасных для жизни посягательств может состоять в применении всех возможных средств и методов. Таким образом, можно констатировать, что произошло законодательное расширение пределов правомерной необходимой обороны.

Посягательство не должно представлять опасности для жизни обороняющегося или другого лица.

Это условие обязательно для необходимой обороны второго вида (ч.2 ст.37 УК). Его признак состоит в том, что объектом посягательства могут выступать другие, кроме жизни, правоохраняемые объекты. Указанные посягательства также могут сопровождаться насилием в отношении обороняющегося или других лиц, однако это насилие не может быть опасным для жизни.

Посягательство должно быть действительным.

Это условие правомерности необходимой обороны означает, что посягательство существует не в воображении защищающегося лица, а в реальной жизни. В противном случае состояние необходимой обороны отсутствует и возникает ситуация, которую в праве именуют "мнимой обороной". Постановление Пленума Верховного Суда СССР 1984 г. говорит по этому поводу следующее: "Суды должны различать состояние необходимой обороны и так называемой мнимой обороны, когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство и лицо лишь ошибочно предполагает наличие такого посягательства" (п.13).

Собственно, описанная ситуация подпадает под понятие фактической ошибки. Общественно опасного посягательства в действительности нет, однако лицо, защищающееся от него, на основании определенных обстоятельств полагает, что оно существует. К таким обстоятельствам можно отнести, например, имевшие место ранее попытки причинения вреда правоохраняемым интересам (покушения на кражу, нанесение телесных повреждений и т.п.), полученные лицом из каких-либо источников сведения о готовящемся на него общественно опасном посягательстве и т.д.

При оценке действий, причинивших вред в состоянии мнимой обороны, возможны следующие варианты.

1. В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основания полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не осознавало и не могло осознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Лицо уголовной ответственности не подлежит.

2. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны. В случае убийства "посягающего", действия лица квалифицируются по ч.1 ст.108 УК; в случае причинения тяжкого вреда здоровью - по ч.1 ст.114 УК.

3. Если лицо причиняет вред, не осознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это осознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности.

4. Если конкретные обстоятельства не давали лицу никаких оснований полагать, что имеет место общественно опасное посягательство, и "защита" была вызвана необоснованной подозрительностью или мнительностью этого лица, оно привлекается к уголовной ответственности на общих основаниях, за совершение умышленного преступления. [12]

Посягательство должно быть наличным.

Это условие правомерности необходимой обороны означает, что она возможна только в рамках осуществляющегося общественно опасного посягательства. Оно имеет свои границы - начало и конец посягательства.

Следует обратить внимание, что начало посягательства в необходимой обороне не совпадает с началом его фактического осуществления, которым могла бы быть признана стадия покушения на преступление. Оно связывается с более ранним моментом - с наличием реальной угрозы причинения вреда. Названное выше постановление Пленума Верховного Суда СССР указывает по этому поводу: "Разъяснить, что состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения" (п.5). В

На практике наличность посягательства чаще выражается в его реальном осуществлении: действия посягающего состоят в нанесении ударов, в покушении на убийство, в изнасиловании, в уничтожении, повреждении или хищении имущества и т.д.

Условия правомерности, относящиеся к защите

Количество и содержание условий правомерности, относящихся к защите, разное, в зависимости от вида необходимой обороны.

Для необходимой обороны первого вида (ч.1 ст.37 УК) условиями правомерности, относящимися к защите, являются следующие:

1) защите может быть подвергнут широкий круг правоохраняемых интересов;

2) обязательно в их числе должна быть жизнь обороняющегося или другого лица;

3) защита состоит в причинении вреда посягающему;

4) защита должна быть своевременной.

Для необходимой обороны второго вида (ч.2 ст.37 УК) в числе условий правомерности, относящихся к защите, следует назвать:

1) защите может быть подвергнут широкий круг правоохраняемых интересов;

2) в число объектов защиты не может входить жизнь обороняющегося или других лиц;

3) защита состоит в причинении вреда посягающему;

4) защита должна быть своевременной;

5) при защите не должно быть допущено превышения пределов необходимой обороны.

Таким образом, превышение пределов необходимой обороны возможно только при необходимой обороне второго вида, т.е. предусмотренной ч.2 ст.37 УК. Необходимая оборона, предусмотренная ч.1 ст.37 УК, превышена быть не может. При отсутствии каких-либо условий правомерности такой обороны, она в целом не может быть расценена как необходимая оборона. Содеянное лицом расценивается на общих основаниях.

Одинаково выраженные условия правомерности для обоих видов необходимой обороны будут рассмотрены сразу для всего института необходимой обороны.

Защите может быть подвергнут широкий круг правоохраняемых интересов

Об этом условии уже неоднократно говорилось. Оно означает, что:

1) защите подвергаются только правоохраняемые интересы. Интересы, не основанные на праве и законе, противоречащие им или морали, не могут быть объектом защиты;

2) защите могут подвергаться не только личные интересы обороняющегося, но и широкий спектр других правоохраняемых интересов. Употребление поэтому термина "самооборона" вместо термина "защита" является не совсем верным. Защищающийся может находиться с обороняющимся в самых разных отношениях дружеских, в соседских, в родственных, во враждебных; они могут быть очень близкими людьми (мужем и женой, отцом и сыном и т.п.) или совсем не знакомыми друг с другом. Если присутствуют другие условия необходимой обороны, она признается правомерной.

Защита состоит в причинении вреда посягающему.

Это условие правомерности необходимой обороны подчеркивает активный характер защиты. Ее сутью является причинение вреда, способного отразить общественно опасное посягательство. Содержание вреда разнообразно; вред может быть причинен здоровью или даже жизни посягающего, его телесной неприкосновенности или свободе, его собственности.

Следует отметить, что данное условие необходимо для обоих видов необходимой обороны. При этом совпадает толкование и размеров возможного вреда.

При защите вред может быть причинен только посягающему. [13] При этом, если посягательство осуществляется несколькими лицами (группой), правомерно причинение вреда любому из них. Причинение вреда иным (третьим) лицам исключает состояние необходимой обороны; в ряде случаев он может свидетельствовать о крайней необходимости или же квалифицируется на общих основаниях.

Защита должна быть своевременной.

Это условие правомерности необходимой обороны корреспондирует такому ее условию, относящемуся к посягательству, как его наличность. Защита возможна только от посягательства, которое начало осуществляться или имеется реальная угроза его осуществления и которое еще не закончено. В противном случае имеет место преждевременная или запоздалая оборона, которая необходимой не является. Вред, причиненный в результате преждевременной или запоздалой обороны, квалифицируется на общих основаниях.

При защите не должно быть допущено превышения пределов необходимой обороны.

Это условие правомерности необходимо только в отношении необходимой обороны второго вида. Необходимая оборона первого вида (ч.1 ст.37 УК) не может быть превышена.

Вопрос о пределах необходимой обороны относится к числу самых сложных в уголовно-правовой теории. В основном это объясняется невозможностью его качественной законодательной регламентации, поскольку, в свою очередь, невозможно отобразить в законе все встречающиеся в реальной жизни варианты общественно опасного посягательства и варианты оборонительных действий, предпринятых против него. Действия посягающего и действия обороняющегося включают в себя массу факторов, имеющих непосредственное значение для оценки правомерности необходимой обороны. В их числе могут быть названы, например: объект, на который посягают; характеристика потерпевшего от общественно опасного посягательства (его пол, возраст, физические данные, состояние здоровья, наличие каких-либо навыков, умение вести себя в экстремальных ситуациях, психическое состояние, психологическое состояние и т.д.); такая же характеристика посягающего; количественный состав посягающих и обороняющихся; содержание посягательства (посягательство на здоровье, половое посягательство, посягательство на собственность и т.д.); орудия и средства посягательства и защиты (оружие и его характеристика, предметы, используемые в качестве оружия, наличие навыков пользования ими и т.п.); интенсивность посягательства и интенсивность защиты; время суток (ночь, день); окружающая обстановка (безлюдное место, общественное место, квартира и т.п.); и т.д. Учесть все перечисленные и другие факторы в законе, разумеется, невозможно.

Кроме того, решая вопрос о пределах необходимой обороны, следует иметь в виду, что в состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты. [14]

Понятие превышения пределов необходимой обороны ныне дано в ч.2 ст.37 УК. В соответствии с законом, превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства. Таким образом, к признакам превышения пределов необходимой обороны следует отнести:

1) явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства;

2) умышленный характер причиненного при защите вреда. В неоднократно упоминавшемся постановлении Пленума подчеркнуто: "Превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред. . Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не может влечь уголовной ответственности" (п.7).

Защита при превышении ее пределов является чрезмерной, что очевидно как для самого защищающегося, так и для других лиц. Средства отражения посягательства излишне интенсивны, не вызываются характеристикой объекта, на который осуществляется посягательство (характер посягательства определяется, в основном, им), и (или) тем вредом, который мог быть причинен в его результате (опасность посягательства).

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление

В ч.1 ст.38 УК говорится: "Не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер". Таким образом, законодатель в настоящее время придал причинению вреда при задержании лица, совершившего преступление, характер самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния, вычленив его из института необходимой обороны, как это было при действии УК РСФСР 1960 года.

Право на задержание лица, совершившего преступление, имеют все граждане без исключения. Оно признается и поощряется государством, поскольку позволяет эффективнее бороться с преступностью, формирует у граждан активную жизненную позицию, способствует общей и частной превенции. Однако само это право должно осуществляться в рамках "правового поля", т.е. без нарушения других правоохраняемых интересов, в соответствии с законом. Особенно актуален этот вопрос при причинении вреда задерживаемому лицу, совершившему преступление, который вполне возможен и часто допустим, но должен быть правомерен.

Право на задержание лица, совершившего преступление, имеет как потерпевший от этого преступления, так и любое другое лицо, не имеющее к этому преступлению никакого отношения.

Как и в праве на необходимую оборону, лицо само решает, осуществлять ли ему свое право на задержание лица, совершившего преступление, ему не требуется разрешение на осуществление этого права, и это право может быть претворено в жизнь вне зависимости от наличия каких-либо внешних обстоятельств.

В то же время следует заметить, что для отдельных категорий лиц задержание лица, совершившего преступление, является служебной обязанностью, например для работников милиции, для работников федеральной службы безопасности, налоговой полиции и т.д. Невыполнение ими этой обязанности может повлечь привлечение их к уголовной ответственности. Порядок осуществления обязанности по задержанию лица, совершившего преступление, как правило, тщательно регламентирован в законодательных и иных нормативных актах, в том числе - ведомственных; однако общие положения, зафиксированные в ст.38 УК, действуют и для указанных граждан.

В уголовно-правовой теории выделяют две группы условий, свидетельствующих о правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление. Одна из них относится к характеристике преступления, которое совершило задерживаемое лицо, и к его поведению во время задержания; вторая - к характеристике причиненного при задержании вреда и обстоятельствам самого задержания. Только одновременное наличие всех условий позволяет расценить причиненный вред как правомерный. [15]

Условия правомерности, относящиеся к характеристике преступления, которое совершило задерживаемое лицо, и к его поведению во время задержания

Таких условий два:

1) задерживаемое лицо должно совершить преступление;

2) его действия должны свидетельствовать о стремлении уклониться от ответственности.

1) Задерживаемое лицо совершило преступление.

В отличие от необходимой обороны, закон говорит здесь не об общественно опасном посягательстве, а о преступлении, совершенном задерживаемым лицом. Соответственно, совершение им ранее непреступного правонарушения, например налогового, административного, таможенного, не дает оснований для его задержания с причинением ему вреда. Последний квалифицируется по общим правилам как умышленное преступление.

Характер и степень опасности совершенного задерживаемым лицом преступления в законе не оговариваются; они могут быть любыми, хотя, без сомнения, характеристика преступления непосредственно влияет на все остальные условия правомерности причинения вреда.

Не имеет значения процессуальное положение задерживаемого лица. Оно может относиться к категории подозреваемого в совершении преступления, может быть обвиняемым, подсудимым, осужденным. Это может быть лицо, отбывавшее наказание и уклонившееся от его дальнейшего отбывания. Главное, чтобы это лицо еще подлежало уголовной ответственности, поскольку не прошел срок давности привлечения к ней или не истекли сроки давности обвинительного приговора суда. [16]

2) Действия задерживаемого лица должны свидетельствовать о его стремлении уклониться от ответственности-

Поведение лица, совершившего преступлений и задерживаемого в связи с этим, должно свидетельствовать о его нежелании нести за это преступление ответственность и, наоборот, о наличии стремления уклониться от последней. Конкретно нежелание может проявляться в разнообразных действиях: в отказе проследовать - в орган власти; в неподчинении требованиям работников милиции, других должностных лиц, граждан; в стремлении скрыться с места совершения преступления; в побеге из места отбывания наказания или из-под стражи; в сопротивлении с целью избежать задержания.

Условия правомерности, относящиеся к характеристике причиненного при задержании вреда и обстоятельствам самого задержания

Таких условий - пять:

1) лицо должно осознавать, что задерживает именно лицо, совершившее преступление;

2)целями задержания являются доставление лица органам власти и пресечение возможности совершения им новых преступлений;

3) задержание осуществляется путем причинения этому лицу вреда;

4) иными средствами задержать лицо, совершившее преступление, не представлялось возможным;

5) при задержании не было допущено превышения необходимых для этого мер.

1) Лицо должно осознавать, что задерживает именно лицо, совершившее преступление.

Задержание с причинением вреда допустимо только в том случае, если нет сомнений, что задерживаемое - именно то лицо, которое совершило преступление. Источник происхождения знаний об этом значения не имеет. Проще всего, когда лицо задерживается при наличии уголовно-процессуальных оснований для задержания, оговоренных в ст.122 УПК РСФСР:

1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

3) когда на подозреваемом или на его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления. Могут быть и иные данные, дающие основания подозревать лицо в совершении преступления, но задержание при этом возможно лишь в том случае, если лицо покушалось на побег, или когда оно не имеет постоянного места жительства, или когда не установлена личность подозреваемого.

2) Целями задержания являются доставление лица органам власти и пресечение возможности совершения им новых преступлений

На эти цели непосредственно указано в ст.38 УК. Лицо не может преследовать при задержании других целей, таких, например, как целей расправы с задерживаемым, мести ему за совершенное преступление, стремления проучить за неблаговидное поведение и т.п. Законных целей задержания две, и они обе должны присутствовать: цель доставления задержанного органам власти и цель пресечения возможности совершения им новых преступлений. Соответственно, и вред, причиненный при задержании, должен быть только таким, какой достаточен для достижения указанных целей.

3) Задержание осуществляется путем причинения вреда лицу, совершившему преступление

Анализ этого условия правомерности осуществляется по двум направлениям:

1) подчеркивается, что вред не может быть причинен третьим лицам;

2) дается характеристика возможного при задержании вреда.

Правомерный вред может быть причинен только лицу, совершившему преступление. Недопустимо причинение в процессе задержания этого лица вреда третьим лицам. Такой вред квалифицируется на общих основаниях или по правилам о крайней необходимости, при наличии ее признаков. [17]

4) Иными средствами, кроме причинения вреда, задержать лицо, совершившее преступление, не представлялось возможным

Причинение вреда при задержании является вынужденной и необходимой мерой. Лицо не имеет иных средств для задержания; оно поставлено конкретной обстановкой в такую ситуацию, когда может задержать лицо, совершившее преступление, только причинив ему вред.

Если имелись другие средства для задержания, например возможно было обращение к находившимся рядом работникам милиции, причинение вреда лицу, совершившему преступление, для его задержания неправомерно и должно влечь уголовную ответственность на общих основаниях, хотя и с применением обстоятельств, смягчающих наказание.

5) При задержании не должно быть допущено превышения необходимых для этого мер

Причинение вреда при задержании должно быть адекватно, в определенной степени соразмерно характеру и степени совершенного лицом преступления и обстановке задержания. Как и при необходимой обороне, о соразмерности в данном случае можно говорить с изрядной долей условности. Вред, причиненный при задержании, может быть примерно равным вреду, который причинен преступлением, совершенным задерживаемым, может быть меньше этого вреда или превосходить его, и при этом признаваться правомерным с учетом обстоятельств задержания.

Крайняя необходимость

Крайняя необходимость, наряду с необходимой обороной и причинением вреда при задержании преступника, относится к старейшим институтам уголовного права. В ч.1 ст.39 УК говорится: "Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости".

Ситуацию крайней необходимости называют еще ситуацией столкновения двух правоохраняемых интересов, когда путем причинения вреда одному из них избавляется от причинения вреда другой. При этом, в отличие от необходимой обороны или задержания лица, совершившего преступление, оба интереса - страдающий и могущий пострадать - являются в равной степени интересами законными и охраняемыми, в том числе уголовным законодательством. [18] В качестве примеров крайней необходимости могут быть приведены следующие, признаваемые в уголовном праве классическими: заблудившийся в тайге геолог, оказавшийся на грани голодной смерти, набредает на охотничью сторожку и забирает из нее продукты; для спасения жизни человека, пострадавшего в результате несчастного случая, лицо угоняет чужой автомобиль для перевозки этого человека в больницу; для того чтобы не допустить распространение пожара в селе, разбирают близлежащие постройки и т.д. Таким образом, во всех случаях крайней необходимости ради спасения от причинения вреда одного правоохраняемого интереса причиняется вред другому правоо-храняемому интересу, причем этот вред имеет внешнюю схожесть с конкретным преступлением (как в выше приведенных примерах: с кражей, угоном транспортного средства, уничтожением или повреждением имущества и т.п.), хотя таковым не является. [19]

Условия правомерности, относящиеся к характеристике грозящей опасности

Таких условий четыре:

1) опасность может угрожать различным правоохраняемым интересам;

2) опасность может проистекать из различных источников;

3) опасность является действительной;

4) опасность является наличной.

Условия правомерности, относящиеся к защите от грозящей опасности

Выделяют три таких условия:

1) причинение вреда - единственное средство устранения грозящей опасности;

2) вред причиняется третьим лицам;

3) не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

Крайнюю необходимость следует разграничивать с необходимой обороной. Разграничение проводится по следующим признакам:

1) по характеру и источникам опасности (при необходимой обороне это общественно опасное посягательство, связанное с действиями лица; при крайней необходимости опасность может происходить из различных источников и не обязательно связана с действиями или поведением человека);

2) по средствам устранения опасности (при необходимой обороне лицо может устранить опасность не только путем причинения вреда и независимо от того, были ли другие пути ее устранения, а при крайней необходимости причинение вреда - единственный выход из создавшейся ситуации);

3) по тому, кому причиняется вред (при необходимой обороне это всегда посягающий; при крайней необходимости - третье лицо;

4) по размерам причиненного вреда (при необходимой обороне вред может быть меньшим, большим или равным тому вреду, который мог последовать в результате общественно опасного посягательства; при крайней необходимости вред причиненный может быть только меньше вреда предотвращенного). [20]

Иные обстоятельства, исключающие преступность деяния

Физическое или психическое принуждение

Физическое и психическое принуждение впервые выделены в уголовном законодательстве в качестве обстоятельств, исключающих преступность деяния. Ранее они рассматривались как обстоятельства, смягчающие наказание.

Исходя из того, как современный законодатель определяет понятие физического и психического принуждения, следует говорить, что указанные обстоятельства еще не имеют полностью самостоятельного правового значения. Очевидно, что их правовой статус нуждается в дальнейшей разработке, поскольку на сегодняшний день в большинстве своем он связывается с институтом крайней необходимости.

Ст.40 УК регламентирует три вида обстоятельств, влияющих на преступность или непреступность деяния:

1) физическое принуждение, в результате которого лицо не могло руководить своими действиями (бездействием);

2) физическое принуждение, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями;

3) психическое принуждение. Первое обстоятельство признают в праве непреодолимым и безусловно исключающим уголовную ответственность; два других - преодолимыми; вопрос об уголовной ответственности в случае причинения вреда под их воздействием решается в каждом конкретном случае.

Физическое принуждение представляет собой насильственное воздействие на лицо с помощью применения к нему физической силы, ударов, нанесения телесных повреждений или побоев, применения пыток, связывания или иного насильственного ограничения его свободы с целью добиться от этого лица нужного воздействующему поведения, в том числе нужного бездействия.

Степень интенсивности физического воздействия может быть разной; при одной из них лицо может потерять способность руководить своими действиями; при другой - сохранить эту способность. Соответственно, действия (бездействие) лица, совершенные под воздействием физического принуждения, будут оценены по-разному.

В ч.1 ст.40 УК говорится: "Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием)". В этом случае физическое принуждение признается непреодолимым, а действия лица, находящегося под таким принуждением, лишенными свободы воли и выбора варианта поведения. Лицо не только не может быть признано виновным в совершении какого-либо действия (бездействия), но и собственно действующим с позиции уголовно-правовой теории его рассматривать едва ли возможно, поскольку действие (бездействие) в уголовном праве - это волевой акт. Классическими примерами непреодолимого физического принуждения, исключающими уголовную ответственность для лиц, находящихся под их воздействием, являются следующие: связывание сторожа склада, для того чтобы он не помешал совершению хищения; запирание врача, чтобы он не оказал медицинскую помощь нуждающемуся в ней.

Разновидностями непреодолимого физического принуждения признаются в праве гипнотическое воздействие, а также применение в отношении лица наркотических или сильнодействующих веществ, лишающих лицо возможности руководить своими действиями. Совершение этим лицом под влиянием гипноза, наркотиков или сильнодействующих средств каких-либо деяний, внешне подпадающих под конкретное преступление, например под кражу, уничтожение имущества, убийство и т.д., не является преступлением и не влечет уголовной ответственности для этого лица. Исполнителем преступления признается и привлекается к ответственности лицо, которое применило физическое принуждение к другому лицу.

Вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учетом положений ст.39 УК, т.е. с учетом положений о крайней необходимости (ч.2 ст.40 УК).

Примерами причинения вреда под воздействием преодолимого физического принуждения являются: выдача коммерческой тайны под воздействием примененных пыток; передача имущества предприятия под воздействием нанесенных телесных повреждений; совершение кражи под воздействием побоев; дача заведомо ложных показаний под воздействием причиненного вреда здоровью средней тяжести; причинение тяжкого вреда здоровью или убийство другого человека под физическим принуждением в виде пыток или истязания; и т.д. Во всех приведенных случаях решение вопроса о преступности или непреступности причиненного вреда зависит от наличия условий правомерности состояния крайней необходимости и, прежде всего от того, был ли причиненный вред меньше, больше или равен вреду предотвращенному, т.е. вреду, ё котором выразилось или могло выразиться физическое принуждение. [21]

Психическое принуждение представляет собой воздействие на лицо, выражающееся в виде угроз любого характера или содержания, способных изменить поведение этого лица, с целью добиться нужного для воздействующего действия или бездействия этого лица. Психическое принуждение может выражаться, например, в угрозах убийством, причинением вреда здоровью любой степени тяжести, уничтожением или повреждением имущества, разглашением личной или семейной тайны, привлечением к уголовной ответственности, понижением в должности и т.п.

Обоснованный риск

Обоснованный риск впервые выделяется в уголовном законодательстве в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, хотя в уголовно-правовой теории он не раз подвергался анализу. Речь шла, однако, лишь о некоторых разновидностях обоснованного риска - риске хозяйственном, профессиональном, медицинском, спортивном и т.п. Современное уголовное законодательство пошло по пути регламентации любого правомерного обоснованного риска. В положении рискующего для достижения общественно полезной цели может оказаться не только лицо, занимающееся профессиональной деятельностью, но и любой гражданин, столкнувшийся с риском в быту. В ст.41 УК говорится: "Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели", и далее определяется обоснованный и необоснованный риск.

Анализ уголовного законодательства позволяет выделить следующие условия правомерности обоснованного риска:

1) Риск предпринят для достижения общественно полезной цели. Общественно полезной должна быть признана такая цель, которая

при ее претворении в жизнь принесет пользу, благоприятную отдачу обществу или государству, в том числе в лице интересов конкретного предприятия, группы людей, объединенных по каким-либо признакам (например, страдающим одним заболеванием, работающим на каком-либо вредном производстве, проживающим в какой-либо экологически неблагополучной местности и т.п.), или интересов всех граждан. Общественно полезная цель может выражаться в укреплении правопорядка в конкретном регионе и конкретными средствами, в борьбе с преступностью, в достижении новых результатов в какой-либо научной или научно-технической области, в создании новейших технологий, в стремлении открыть новое средство борьбы с конкретным заболеванием, в желании получить экономическую выгоду в хозяйственной деятельности и т.д.

Следует заметить, что общественно полезная цель, к которой стремится рискующий, должна быть достаточно конкретной и в принципе достижимой, принимая во внимание имеющиеся в этой области разработки и попытки решения проблемы. Причинение вреда в результате абстрактного риска на пользу общества должно влечь уголовную ответственность на общих основаниях.

Недопустим риск с причинением вреда правоохраняемым интересам для достижения полезной, но сугубо личной цели; он также влечет уголовную ответственность на общих основаниях.

2) Общественно полезная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием).

Риск является в данной ситуации вынужденным; у рискующего нет более вариантов поведения для достижения общественно полезной цели. Это положение жестко зафиксировано в ч.2 ст.41 УК, где говорится, что риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием).

Если общественно полезная цель могла быть достигнута без риска, но лицо тем не менее выбрало рискованный путь, путь причинения вреда, оно привлекается к уголовной ответственности на общих основаниях.

3) Риск состоит в возможном причинении вреда охраняемым уголовным законам интересам.

Риск при достижении общественно полезной цели состоит в том, что он может быть связан с причинением вреда правоохраняемым интересам. Вред при риске является вероятным, иногда даже высоковероятным. Однако причинение вреда при оправданном риске не может быть стопроцентным, иначе само понятие риска неприменимо; о риске, который предполагает многовариантность разрешения проблемы, в данной ситуации говорить будет нельзя.

Вред в обоснованном риске является его побочным продуктом; он может наступить и может быть предотвращен специально предпринятыми для этого действиями.

Вред при обоснованном риске причиняется правоохраняемым интересам; законодатель указывает, что это интересы, охраняемые уголовным законом. Соответственно, к таким интересам можно отнести интересы личности (ее жизнь, здоровье, свободу, имущественные, социальные и иные права), интересы общества и государства (интересы общественной безопасности и общественного порядка, правосудия, порядка управления, интересы военной службы и т.п.).

4) Лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения возможного вреда.

Это условие правомерности обоснованного риска означает, что лицо осознавало возможность причинения вреда в результате его действий по достижению общественно полезной цели и сделало достаточно для того, чтобы вред не был причинен. Законодатель не требует, чтобы лицо предприняло все возможные для предотвращения вреда меры, поскольку в большинстве случаев это просто невозможно. Закон должен быть рассчитан на "среднего" человека со "средними" возможностями и вовсе не на гениев.

В то же время предпринятые меры должны быть конкретными, способными предотвратить наступление вредных последствий. Непринятие никаких предупреждающих возможный вред мер или принятие мер только "для галочки", т.е. мер, никак не повлияющих на причинение вреда, в случае наступления последнего влечет уголовную ответственность на общих основаниях.

Вопрос о достаточности или недостаточности предпринятых мер решается в каждом конкретном случае с участием специалистов; проведение соответствующей экспертизы здесь является обязательным.

5) Риск может выражаться в любом вреде, но не может быть заведомо сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия

В качестве условия правомерности обоснованного риска, в отличие от крайней необходимости, законодатель не оговаривает соотношение вреда причиненного и вреда предотвращенного в результате достижения общественно полезной цели, не требует, чтобы причиненный вред был меньше вреда, который мог бы наступить при недостижении этой цели. Соответственно, причиненный при обоснованном риске вред может быть меньше, равен или даже больше вреда предотвращенного, при наличии других условий правомерности риска. Хотя из смысла закона, из того, что лицо, рискуя, стремится к общественно полезной цели, причиненный вред, как правило, должен быть меньше вреда предотвращенного.

Однако риск никогда не будет признан правомерным, если он был заведомо сопряжен:

1) с угрозой для жизни многих людей;

2) с угрозой экологической катастрофы;

3) с угрозой общественного бедствия. Это прямо подчеркивается в ч.3 ст.41 УК.

Анализируя приведенное положение закона, можно сделать следующие выводы. Для признания риска необоснованным достаточно:

1) чтобы он был связан с угрозой причинения опасного вреда. Под угрозой при этом следует понимать такое состояние, когда наступление вреда реально; когда имеются объективные основания опасаться его причинения. В то же время это не означает, что вред должен наступить обязательно; и 2) чтобы рискующее лицо осознавало, что в результате его действий может наступить опасный вред. Закон подчеркивает заведомость возможного опасного вреда. Заведомость, в свою очередь, предполагает, что лицо предвидело возможность наступления вреда. Лицо не может предвидеть неизбежность вреда, в противном случае нельзя говорить о состоянии риска. Предвидя неизбежное наступление опасного вреда и все-таки осуществляя порождающие его действия, лицо совершает умышленное преступление без смягчающих обстоятельств.

Волевое отношение рискующего к возможному опасному вреду остается за рамками решения вопроса об обоснованности или необоснованности риска. Он может сознательно допускать наступление опасных последствий, либо относиться к ним безразлично, либо без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывать на их предотвращение: все эти моменты будут учтены при привлечении его к уголовной ответственности за причинение вреда при необоснованном риске. Небрежность как вид неосторожной формы вины здесь, видимо, исключается, поскольку закон говорит о "заведомости" наступления вреда; она свидетельствует не о рискованных действиях лица, а о совершении им неосторожного преступления, с риском не связанном.

Рассмотрим теперь понятия опасного вреда, исключающего обоснованный риск. Угроза для жизни многих людей трактуется в праве неоднозначно. Проблема состоит в определении минимального количества понятия "многие люди". Исходя из ценности защищаемого блага - жизни, - следует, видимо, согласиться с мнением тех авторов, которые определяют термин "многие" минимально, считая достаточной для необоснованного риска угрозу для жизни двух и более лиц.

Понятие экологической катастрофы может быть выведено из положений, содержащихся в ст.358 УК. Под экологической катастрофой следует понимать массовое уничтожение растительного или животного мира, отравление атмосферы или водных ресурсов и совершение иных подобных действий.

Общественное бедствие представляет собой такое нарушение состояния защищенности общества от внешних, внутренних, экологических угроз, при котором наступили негативные последствия для общественного благополучия и общественного спокойствия. К состоянию общественного бедствия относят обычно наводнения, землетрясения, обвалы, крушения поездов и т.п.

Исполнение приказа или распоряжения

Исполнение приказа или распоряжения впервые предусмотрено в уголовном законодательстве в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния. В ст.42 УК говорится: "Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение". Ситуация, описанная в законе, включает в себя, таким образом:

1) обязательный для исполнения приказ или распоряжение, отданный одним лицом;

2) действия во его исполнение, выразившиеся в причинении вреда правоохраняемым интересам, предпринятые другим лицом;

3) правовую оценку действий первого и второго лица.

Следует обратить внимание, что только действия лица, выполняющего приказ или распоряжение, могут быть расценены с позиции обстоятельства, исключающего преступность деяния в рамках ст.42 УК. Действия лица, отдающего приказ или распоряжение, квалифицируются в зависимости от того, был ли отданный приказ (распоряжение) законным, незаконным или преступным. Они могут подпадать под другое обстоятельство, исключающее преступность деяния, например, под крайнюю необходимость или обоснованный риск; и тогда вопрос об ответственности лица решается с учетом условий правомерности названных институтов уголовного закона.

Если же признаки, исключающие преступность деяния, в действиях лица, отдавшего незаконный приказ или распоряжение, отсутствуют, это лицо привлекается к уголовной ответственности на общих основаниях, в том числе за посредственное причинение вреда. [22]

Для того чтобы исполнение приказа или распоряжения исключало преступность деяния, оно должно соответствовать следующим условиям правомерности.

1) Приказ или распоряжение были обязательными для исполнения конкретным лицом

Приказ, равно как и распоряжение, отличаясь между собой сферами служебной деятельности, в которой возможны, оба представляют обязательное для исполнения подчиненными лицами требование совершить определенное действие или воздержаться от него, отданное наделенными такими полномочиями органами или должностными лицами, а равно руководителями, не отнесенными законом к категории должностных лиц. Приказ и распоряжение - это, таким образом, обязательное для исполнения властное указание; причем приказы распространены в военной и военизированной среде, среди военнослужащих, в том числе работников милиции, налоговой полиции, федеральной службы безопасности и т.п.; распоряжения - в гражданской среде, которая не ограничивается органами управления, но включает в себя трудовые отношения, существующие на любом предприятии и в любой организации.

Анализируемое условие правомерности исполнения приказа или распоряжения означает, что отданный приказ (распоряжение) был безусловно обязателен для лица, которое его выполнило, причинив вред правоохраняемым интересам.

2) Приказ (распоряжение) был незаконным, что и повлекло при его исполнении причинение вреда правоохраняемым интересам.

Отданный надлежащим лицом или органом приказ (распоряжение) являлся незаконным по форме (реже) или по существу. Приказ (распоряжение) мог противоречить Конституции, любому федеральному закону, указу или распоряжению Президента, постановлению Правительства, ведомственному нормативному акту, приказу или распоряжению вышестоящего органа или должностного лица.

Именно незаконность приказа повлекла при его исполнении наступление вреда правоохраняемым интересам. Последние законодатель трактует широко, указывая лишь, что это интересы, охраняемые уголовным законом. Содержание и характер причиненного вреда законом также не ограничены; он может быть любым.

3) Лицо, исполнявшее приказ или распоряжение, не осознавало их незаконный характер.

Напротив, лицо действовало в соответствии с исполнительской дисциплиной, полагая, что исполняемый им приказ (распоряжение) вполне легитимен, законен. И в конкретном случае не было обстоятельств, которые могли бы с очевидностью свидетельствовать о незаконности приказа или распоряжения.

При наличии всех трех условий правомерности лицо, исполнившее незаконный приказ или распоряжение путем причинения вреда интересам, охраняемым уголовным законом, к уголовной ответственности не привлекается; в его действиях имеет место обстоятельство, исключающее преступность деяния.

Иначе, если исполняющий приказ или распоряжение, заведомо осознает их незаконный характер. Такая ситуация оговорена в ч.2 ст.42 УК: "Лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность".

Примеры практики

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 июля 2007 года

Дело N 2-о07-12

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Нестерова В. В.,

судей Сергеева А. А.,

Старкова А. В.

рассмотрела в судебном заседании от 2 июля 2007 года кассационные жалобы осужденных С., И. и Ш., законного представителя Степановой В.Я., потерпевшей М.Е. на приговор Вологодского областного суда от 26 марта 2007 года, которым

С., родившийся 13 января 1989 года в г. Вологде, осужден по п. п. "д", "ж", "и" ч.2 ст.105 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, по п. "а" ч.2 ст.158 УК РФ - к 2 годам лишения свободы, а на основании ч.3 ст.69 УК РФ - к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

И., 11 ноября 1990 года в г. Чарджев Республики Туркменистан, судимый, осужден по п. п. "д", "ж", "и" ч.2 ст.105 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по п. "а" ч.2 ст.158 УК РФ - к 2 годам лишения свободы, а на основании ч.3 ст.69 УК РФ - к 8 годам 6 месяцам лишения свободы в воспитательной колонии.

Ш., родившийся 4 апреля 1990 года в г. Вологде, судимый

осужден по ч.5 ст.33 и п. п. "д", "ж", "и" ч.2 ст.105 УК РФ с применением положения ч.6-1 ст.88 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, по п. "а" ч.2 ст.158 УК РФ - к 2 годам лишения свободы, а на основании ч.3 ст.69 УК РФ - к 5 годам лишения свободы в воспитательной колонии.

С осужденных в пользу М.Е. в порядке возмещения ущерба взыскано 23077 рублей солидарно и 7000 рублей с И., в порядке компенсации морального вреда в ее же пользу со С. и И. взыскано по 250000 рублей, с Ш. - 100000 рублей.

Заслушав доклад судьи Сергеева А.А., мнение прокурора Абрамовой З.Л., полагавшей оставить кассационные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

в кассационных жалобах, поданных С. и его законным представителем Степановой, говорится, что удары ножом наносил потерпевшему, защищаясь от него, хулиганских побуждений при совершении убийства не имел, предварительный сговор на кражу с другими осужденными у него отсутствовал.

Утверждается о непоследовательности показаний И. и Ш. на предварительном следствии. Осужденный просит переквалифицировать его действия с ч.2 ст.105 на ч.1 ст.108 УК РФ, оправдать в совершении кражи чужого имущества, назначить ему условное осуждение. Законный представитель просит направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

И. в кассационной жалобе отрицает совершение кражи, не соглашается с приговором в части назначенного наказания и компенсации морального вреда.

Ш. в кассационной жалобе утверждает, что необоснованно признан судимым, пособничества в убийстве потерпевшего не оказывал, чужого имущества не брал. Просит оправдать его за отсутствием состава преступления в его действиях.

В кассационной жалобе потерпевшей М.Е. содержится просьба об отмене или изменении приговора в связи с его мягкостью и незначительностью компенсации морального вреда.

Судебная коллегия считает, что приговор в отношении С., И. и Ш. отмене или изменению не подлежит, поскольку является законным, обоснованным и справедливым. Совершение ими преступлений, за которые они осуждены, подтверждается рассмотренными в судебном заседании доказательствами, подробно изложенными в приговоре.

Дав оценку совокупности этих доказательств, суд обоснованно и правильно квалифицировал их действия.

Кассационные жалобы удовлетворению не подлежат в связи с несостоятельностью приведенных в них доводов.

Доводы о превышении осужденными пределов необходимой обороны опровергаются данными И. и Ш. на предварительном следствии показаниями о том, что И. и С. начали наносить М. удары ножами, когда тот спал. При таких обстоятельствах осужденные не находились в состоянии необходимой обороны и не могли превысить ее пределов.

Принимая во внимание, что убийство потерпевшего было совершено без видимого повода с его стороны, суд обоснованно признал совершение этого преступления из хулиганских побуждений.

Пособничество Ш. другим осужденным в совершении убийства выразилось в содействии этому преступлению наблюдением за окружающей обстановкой и советами о нанесении дополнительных повреждений потерпевшему.

Указанные обстоятельства подтверждаются показаниями И. и Ш. на предварительном следствии.

Факт кражи имущества потерпевшего осужденные признавали как на предварительном следствии, так и в судебном заседании. Предварительный сговор осужденных на совершение кражи подтверждается показаниями И. на допросе 7 декабря 2006 года, согласно которым после предложения С. взять вещи убитого они втроем начали складывать в пакет найденное имущество.

Показания, данные И. и Ш. на предварительном следствии не могут быть признаны непоследовательными, поскольку каждый из них неоднократно и подробно изобличал в совершенных преступлениях как себя, так и других осужденных. Несовпадение отдельных деталей в показаниях существенным не является.

Показаниям осужденных на предварительном следствии и в судебном заседании суд дал в приговоре правильную оценку, исходя из совокупности всех доказательств.

Содержащаяся в кассационной жалобе Ш. ссылка на Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" от 19 апреля 2006 года, в соответствии с которым он был освобожден от наказания по приговору суда от 20 марта 2006 года, не свидетельствует об отсутствии у него судимости, так как указанным актом об амнистии судимость не снималась. При совершении преступлений, за которые он осужден обжалуемым приговором, судимость по приговору от 20 марта 2006 года погашена у Ш. тоже не была.

Наказание С., И. и Ш. назначено с учетом требований закона. По своему виду и размеру оно не является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Оснований для отмены или изменения приговора в связи с назначенным наказанием не имеется.

Компенсация морального вреда правомерно взыскана с осужденных, так как вред причинен их виновными действиями. Определяя размер компенсации, суд учитывал не только характер и объем причиненных потерпевшей (истцу) нравственных страданий и степень вины осужденных, но также требования разумности и справедливости. Поэтому Судебная коллегия считает, что в части компенсации морального вреда приговор отмене или изменению не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст.377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Вологодского областного суда от 26 марта 2007 года в отношении С., И. и Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы С., И., Степановой В.Я. и М.Е. - без удовлетворения.

Председательствующий

В.В. НЕСТЕРОВ

Судьи

А.А. СЕРГЕЕВ

А.В. СТАРКОВ

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2007 года

Дело N 1-о07-3

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лутова В.Н.,

судей Степанова В. П.,

Колоколова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 2007 года кассационную жалобу осужденного Ш. на приговор Архангельского областного суда от 29 ноября 2006 года, которым

Ш., родившийся 19 сентября 1981 года в г. Северодвинске Архангельской области, судимый: 18.01.2001 по ст.158 ч.2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ на 4 года;

27.07.2005 по ст.161 ч.1 УК РФ на 3 года лишения свободы, освобожден 11.05.2006 условно-досрочно на 1 год 10 месяцев 16 дней, осужден по ст.105 ч.1 УК РФ на 11 лет лишения свободы:

На основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров на 12 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Ш. в пользу П.100000 руб. в компенсацию морального вреда.

Осужден Ш. за умышленное убийство П.С. на почве личных неприязненных отношений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Степанова В.П., объяснения осужденного Ш. в поддержку жалобы и мнение прокурора Хомицкой Т.П. об оставлении жалобы без удовлетворения, а приговор без изменения, Судебная коллегия установила:

в кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный просит об отмене приговора, считая, что убийство совершил при превышении необходимой обороны и в состоянии сильного душевного волнения, что потерпевший достал нож и размахивал перед ним, а когда он выбил нож из рук потерпевшего и поднимал с земли, тот пнул его ногой в грудь и тогда он ножом нанес удары в спину и шею потерпевшему.

Суд не установил чьим ножом причинены ранения. Просит учесть при назначении наказания его явку с повинной и положительные характеристики из мест лишения свободы.

Обсудив доводы, изложенные в жалобах и, проверив материалы дела, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб.

Виновность Ш. в совершении преступления подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, полно и правильно изложенных в приговоре, его явкой с повинной и показаниями в суде о причине конфликта (не поделил тропинку с потерпевшим) и о его последующих действиях - нанесении 4-х ножевых ранений потерпевшему, которые согласуются с доказательствами по делу протоколом осмотра места происшествия, заключением судмедэксперта о причине смерти потерпевшего П.С. от совокупности колото-резаных ранений, сопровождавшихся острой кровопотерей и могли образоваться от четырех воздействий, вероятно, одного плоского колюще-режущего орудия типа клинка ножа, по показаниям свидетелей, обнаруживших тело потерпевшего.

Его доводы об убийстве при превышении необходимой обороны и в состоянии сильного душевного волнения, проверялись судом первой инстанции и не нашли подтверждения, а как видно из показаний потерпевшей и свидетелей Попик и Чертополоховых, погибший, являясь добрым и неконфликтным человеком, а также в связи с травмой позвоночника являлся ограниченным в движении человеком, а поэтому не мог быть инициатором конфликта и не в состоянии нападать на кого-либо и к тому же, не имел при себе никакого ножа, а обнаруженный обломок клинка им не принадлежал.

Как усматривается из показаний свидетелей Соколова и Сурыгина, знакомых осужденного, тот напротив по характеру был конфликтным и агрессивным и сам заявлял, что может убить любого человека, а будучи в отделе милиции Ш. сам рассказывал им о том, что убил мужчину на берегу реки и при этом ни о какой самообороне не говорил и это обстоятельство осужденный не отрицал в суде.

В явке с повинной Ш. собственноручно указал, что в ходе конфликта, нанес несколько ножевых ранений незнакомому мужчине, однако в ней он вообще не ссылался на какое-либо неправомерное поведение потерпевшего, а явку с повинной он дает добровольно, без какого-либо воздействия и в суде просил ее признать правдивой. Дальнейшие же показания и доводы жалоб являются противоречивыми и опровергаются доказательствами по делу, в том числе и заключением эксперта Пяткина.

Суд, оценив всю совокупность доказательств, обоснованно признал их допустимыми и достоверными и пришел к правильному выводу о достаточности доказательств и доказанности виновности осужденного по данному составу преступления и правильно квалифицировал его действия.

Вопрос о наказании осужденного разрешен судом правильно, с учетом характера и степени общественной опасности преступления, данных о личности виновного и обстоятельств, как отягчающих, так и смягчающих наказание, в том числе и тех, о которых указано в жалобах. Требования ст. ст.6, 43, 60 УК РФ судом не нарушены и назначенное ему наказание является справедливым.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст.377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Архангельского областного суда от 29 ноября 2006 года в отношении Ш. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

В.Н. ЛУТОВ

Судьи

В.П. СТЕПАНОВ

Н.А. КОЛОКОЛОВ

Заключение

В условиях существования преступности граждане, а так же уполномоченные государством лица нередко вынуждены совершать поступки, связанные с правомерным причинением вреда ценностям, которые охраняются уголовным законом. Например, нанесение вреда посягающему при необходимой обороне, уничтожение чужого имущества в состоянии крайней необходимости, применение оружия сотрудниками милиции при задержании преступника и т.д.

В уголовном праве особым образом оцениваются поступки людей, которые лишь по некоторым своим внешним признакам совпадают с признаками преступления, но отличаются от преступного деяния по своему социальному содержанию. Деяние может причинять вред какому либо объекту, но преследовать при этом социально полезные цели, например, при необходимой обороне.

Очевидно, что подобное поведение исключает признаки не только преступного деяния, но и всякого другого правонарушения. Поэтому они и получили название обстоятельств, исключающих общественную опасность и противоправность деяния.

Следует отметить, что в уголовно-правовой науке перечень обстоятельств, исключающих преступность деяния, является более широким. В него как правило, включают такие обстоятельства, как согласие потерпевшего, выполнение профессиональных функций, исполнение закона.

Иногда этот перечень дополняется такими обстоятельствами, как эвтаназия, медицинский риск, спортивный риск и т.д. Но в настоящее время они с точки зрения закона таковыми признаны быть не могут, хотя, безусловно, в ряде случаев имеют уголовно-правовое значение.

В работе была довольно подробно рассмотрена система обстоятельств исключающих преступность деяния.

Действующее уголовное законодательство РФ содержит в себе перечень различных обстоятельств исключающих преступность деяния, расположенных в определенном, научно обоснованном порядке.

Рассмотренные в работе обстоятельства исключающие преступность деяния характеризуют их, как важный институт, занимающий ведущее место в уголовном законодательстве России, в науке уголовного права, реализующийся в правоприменительной деятельности органов внутренних дел.

Завершая проведенное исследование следует отметить, что теоретические исследования, анализ практики применения отдельных видов обстоятельств исключающих преступность деяния, позволяет сделать вывод о том, что необходимо дальнейшее совершенствование уголовного законодательства.

Список использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации. М., 2006.

2. УК РФ, 2006.

3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. / Ответственный редактор А.И. Рарог. - М., 2006.

4. Уголовное право. Практический курс: Учебное пособие. / Под общей редакцией А.Г. Сапрунова. - М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2005.

5. Уголовное право. Особенная часть. Учебник. / Под редакцией Л.Д. Гаухмана, С.В. Максимова. - М., 2005.

6. ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием ФЗ "О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма" и ФЗ "О противодействии терроризму"" от 27 июля 2006 г. №153 ФЗ.

7. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 года №14 "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств.

8. Орешкина Т. Обстоятельства, исключающие преступность деяния, в особенной части УК РФ // Уголовное право. - 2005. - №1. - с.58-60.

9. Додонов В.Н. Необходимая оборона (сравнительный анализ современных уголовных законодательств) // Право и политика. - 2005. - №3. - с.125-132.

10. Тяжкова И.М. Необходимая оборона // Человек и закон. - 2005. - №8. - с.22-31.

11. Морозов В.И., Хаметдинова Г.Ф. Крайняя необходимость в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния (по законодательству некоторых государств) // Проблемы правоохранительной деятельности. - 2005. - №1. - с.134-139.

12. Антонов В.Ф. Развитие института крайней необходимости // Правоведение. - 2005. - № 6. - С. 196-206.

13. Пархоменко С.В. Социально-правовое назначение нормативной основы обстоятельств, исключающих преступность деяния // Российский судья. - 2004. - №3-с.23-27.

14. Беляев А., Голубев О. О нормативном регулировании вынужденного причинения вреда при применении оружия сотрудниками правоохранительных органов // Уголовное право. - 2004. - №2-с.111-114.

15. Пархоменко С.В. Институт необходимой обороны в уголовном законе: проблемы совершенствования // Правовая политика и правовая жизнь. - 2004. - №2. - с.33-35.

16. Пархоменко С. О недостатках уголовно-правовой регламентации причинения вреда при задержании // Закон и право. - 2004. - №6. - с.38-42.

Приложения

Приложение №1



[1] См.: Приложение №1.

[2] Ендольцева А. Классификация обстоятельств, позволяющих не привлекать лицо к уголовной ответственности. Уголовное право. - 2003. - №3. - С. 24-27.

[3] Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Под редакцией А.И. Рарога. - М., 2005 г.

[4] Орешкина Т. Обстоятельства, исключающие преступность деяния, в особенной части УК РФ // Уголовное право. - 2005. - №1. - с. 58-60.

[5] ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием ФЗ "О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма" и ФЗ "О противодействии терроризму"" от 27 июля 2006 г. №153 ФЗ.

[6] Уголовное право России. Учебник. М., 2005.

[7] Конституция Российской Федерации. М., 2006.

[8] Уголовное право. Практический курс: Учебное пособие. Под общей редакцией А.Г. Сапрунова. - М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2005.

[9] Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Под редакцией А.И. Рарога. - М., 2005 г.

[10] Тяжкова И.М. Необходимая оборона // Человек и закон. - 2005. - №8. - с. 22-31.

[11] Додонов В.Н. Необходимая оборона (сравнительный анализ современных уголовных законодательств) // Право и политика. - 2005. - №3. - с. 125-132.

[12] Уголовное право России. Учебник. М., 2005.

[13] Ткачевский Ю.М. Институт необходимой обороны. Вестник МГУ (серия 11) Право. М. - 2003. - №1. - С. 20-38.

[14] Шнитенков А. Новая редакция статьи о необходимой обороне требует дополнения. Российская юстиция. - 2003. - №2. - С. 38-39.

[15] Уголовное право. Практический курс: Учебное пособие. Под общей редакцией А.Г. Сапрунова. - М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2003.

[16] Пономарь В.Е. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, как обстоятельство исключающее преступность деяния. Правоведение. - 2001. - №5. - С. 95-108.

[17] Пономарь В.Е. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, как обстоятельство исключающее преступность деяния. Правоведение. - 2001. - №5. - С. 95-108.

[18] Антонов В.Ф. Развитие института крайней необходимости // Правоведение. - 2005. - № 6. - С. 196-206.

[19] Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Под редакцией А.И. Рарога. - М., 2005 г.

[20] Уголовное право России. Учебник. М., 2005.

[21] Расторопов С. Уголовно-правовое значение согласия лица на причинение вреда своему здоровью. Законность. - 2003. - №10. - С. 46-48.

[22] Ендольцева А. Классификация обстоятельств, позволяющих не привлекать лицо к уголовной ответственности. Уголовное право. - 2003. - №3. - С. 24-27.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:55:30 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
10:57:28 29 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Обстоятельства, исключающие преступность деяния

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150625)
Комментарии (1838)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru