Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Особенности правового регулирования отношений по компенсации морального вреда

Название: Особенности правового регулирования отношений по компенсации морального вреда
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 22:13:40 08 июня 2011 Похожие работы
Просмотров: 4436 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Оглавление

Введение

Глава 1. Общие положения о компенсации морального вреда

1.1 Возникновение и развитие института компенсации морального вреда

1.2 Понятие морального вреда

1.3 Основания компенсации морального вреда

1.4 Определение размера компенсации морального вреда

Глава 2. Особенности правового регулирования отношений по компенсации морального вреда

2.1 Особенности компенсации морального вреда при посягательствах на жизнь и здоровье

2.2 Особенности компенсация морального вреда при посягательствах на честь, достоинство и деловую репутацию

2.3 Особенности компенсация морального вреда при посягательстве на свободу и личную неприкосновенность

2.4 Особенности компенсация морального вреда при нарушении авторских прав

2.5 Проблемы компенсации морального вреда юридическому лицу

2.6 Компенсация морального вреда при нарушении прав потребителей

Заключение

Литература

Введение

Общепризнанно, что для правового государства характерно наличие высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенства общечеловеческих ценностей. Ряд основополагающих международно-правовых актов, провозглашают права и свободы человека, как высшую ценность и предусматривают необходимость обеспечения основных прав человека (Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах и др.).

Конституция РФ ставит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает эффективную охрану и защиту этих прав. Важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и возмещение причиненного вреда. Российская Федерация, провозгласив себя правовым государством должна соответствовать этим критериям.

Одним из видов вреда, который может быть причинен личности, в законодательстве выделяется моральный вред, т.е. физические и нравственные страдания, вызванные различными действиями (бездействием).

О том, что в судебном порядке можно требовать компенсации морального вреда, сегодня известно чуть ли ни каждому. Данный правовой институт оказался востребованным обществом. Он логично вписался в правовую модель, закрепленную в Конституции РФ, согласно которой права и свободы человека являются высшей ценностью. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Одним из таких способов защиты гражданских прав выступает компенсация морального вреда. Именно этот способ защиты гражданских прав является предметом изучения дипломной работы.

Правовой институт компенсации морального вреда имеет важное значение для защиты, прежде всего, таких прав и благ, которые носят личный неимущественный характер. Под личными неимущественными благами (в том числе и правами) следует понимать лишенные имущественного содержания блага, неразрывно связанные с их обладателем - человеком. Эти права и блага указанны в Конституции РФ и ст. 150 ГК РФ: жизнь и здоровье, честь и доброе имя, достоинство и деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, право выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства и другие аналогичные права и блага. Общие признаки этих прав и благ - они не имеют имущественного содержания, принадлежат человеку от рождения(например, здоровье) или в силу закона (например, право авторства),неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Следует иметь ввиду, что приведенный перечень нематериальных благ - не исчерпывающий, и причинение морального вреда в связи с нарушением других не материальных благ также порождает право на компенсацию морального вреда. При нарушении других субъективных гражданских прав возможность компенсации морального вреда должна быть прямо указанна в законе. Таким образом, закон ограничивает круг случаев, в которых моральный вред подлежит возмещению. Хотя очевидно, что при нарушении имущественных прав у человека почти всегда могут возникать нравственные или физические страдания.

Институт компенсации морального вреда способствует наиболее полной защите личных неимущественных прав человека, что, бесспорно, служит становлению и укреплению демократического правопорядка в обществе. В этой связи тема дипломной работы имеет особое значение и актуальность. При этом она имеет не только теоретическую, но и практическую направленность, позволяя определить пути наиболее полной защиты интересов личности. Об актуальности рассматриваемой темы говорит и тот факт, что проблемы компенсации морального вреда активно обсуждаются сегодня в научной литературе и на страницах периодических изданий. Однако остаются еще принципиальные вопросы, по которым нет однозначной позиции ни в законодательстве, ни в судебной практике. Среди них такие вопросы, как:

- определение размера компенсации;

- компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав граждан;

- проблемы компенсации морального вреда юридическому лицу и др.

Указанные проблемы составляют предмет данной дипломной работы.

В дипломной работе не исследуется институт компенсации морального вреда при нарушении трудовых прав в связи с ограничениями объема работы.

Целью дипломной работы является анализ института компенсация морального вреда в российском гражданском праве. В соответствии с указанной целью можно определить следующие задачи дипломной работы.

Во-первых, рассмотрение сущности института компенсации морального вреда, а также истории его возникновения и развития в российском законодательстве.

Во-вторых, характеристика института компенсации морального вреда, включая в том числе исследование оснований, порядка и способов компенсации морального вреда.

В-третьих, исследование особенностей правового регулирования отношений по компенсации морального вреда.

В-четвертых, рассмотрение основных проблем компенсации морального вреда.

В-пятых, изучение и анализ судебной практики по соответствующей категории споров.

В-шестых, формулирование предложений по совершенствованию действующего законодательства и правоприменительной практики.

В дипломной работе широко используются научные труды, посвященные проблемам компенсации морального вреда, таких авторов как Эрделевский А. М., Голубев К. И., Нарижний С. В., Шарипов С. Н., Боер А.А., Куркина Н.В. Марченко С.В., Котов В.Д., Корнелюк О.В., Климович Е.С., Клочков А.В., Трубников П.,Усков В. и других.

Глава I . Общие положения о компенсации морального вреда

1.1 Возникновение и развитие института компенсации морального вреда

Охрана прав человека на жизнь, здоровье, честь и достоинство – одна из самых актуальных проблем, исследуемых сегодня юридической наукой. Однако и в далеком прошлом философов и юристов интересовал этот вопрос.

В древние времена отсутствовало строгое разграничение между гражданским и уголовным правом и зачастую наказание, накладываемое на виновного в виде штрафа, взыскивалось полностью или частично в пользу потерпевшего. Такое взыскание, в случае его наложения за посягательство на неимущественные права личности, очевидно, можно рассматривать и как денежную компенсацию за нравственные и физические страдания, причинённые пострадавшему.

В дальнейшем, с развитием правовой мысли и постепенным разделением гражданского и уголовного процесса, материальная компенсация моральных страданий потерпевшего стала регулироваться нормами гражданского права. При этом законодательства некоторых стран стали предусматривать для потерпевших от преступлений возможность предъявления гражданского иска о компенсации моральных страданий (наряду с имущественным ущербом) и при производстве по уголовному делу. Однако в последнем случае такая компенсация уже не отождествлялась с уголовным наказанием, а фактически являлась формой гражданско-правовой ответственности за причинение вреда гражданину. Взыскание материальной компенсации за причинённые душевные переживания не является чем-то принципиально новым для законодательства, как нашей страны, так и зарубежных стран. Во многих странах этот институт давно предусмотрен и является неотъемлемой частью их правовых систем. Как известно, институт компенсации морального вреда является, прежде всего, предметом правового регулирования нормами гражданского права. Однако совершенно очевидно, что подавляющее большинство случаев противоправных посягательств на нематериальные блага граждан образуют и состав уголовно-наказуемых деяний, что, по всей видимости, предопределило тесную связь защиты идеальных благ человека и с уголовным судопроизводством. Ещё на заре правовой истории общеобязательные нормы предусматривали возможность компенсировать неосторожные или умышленные телесные повреждения, и даже смерть определённым возмещением убытков.[1]

При этом римское право мало считалось с моральным вредом. В нём под вредом понимался «всякий имущественный ущерб, который кто-либо претерпевает в силу какого-нибудь события ... Юридическим основанием обязанности возмещения вреда служит или договор, или правонарушение... Обязанность возместить вред от правонарушения предполагает виновность действующего... Возмещение вреда производится уплатой денежной суммы, на которую увеличилось бы имущество потерпевшего, если бы вредоносное событие не наступило, или если бы обязательство было (своевременно) выполнено», т. е. в основном возмещению подлежал вред, который имел точный денежный эквивалент. Однако уже в римском праве, традиционно делавшем главный акцент на защите имущественных прав граждан, намечалась тенденция и к защите нематериальной сферы жизни человека: жизни, здоровья, чести, достоинства. Установленные ещё Законами Х таблиц вознаграждения - за сломанную кость свободного человека - 300 ассов, за причинение обиды (нанесение побоев, оскорбительных ударов, без ранения) - 25 ассов и т. д. - были несомненной попыткой не только, выражаясь современным языком, возместить вред здоровью но и материально компенсировать причинённые потерпевшему страдания. За нарушение чужих неимущественных прав на виновного налагался денежный штраф, который шёл целиком в пользу пострадавшего. Широкое распространение денежных выплат в пользу пострадавших играло несомненно прогрессивную роль, выступая в качестве замены существовавшего института кровной мести. «Законы Х таблиц сохраняют принцип талиона лишь при телесных повреждениях и то только тогда, когда стороны не договорятся о штрафе в пользу потерпевшего, причём штраф уже и в этом случае признаётся официальной заменой частой расправы»[2]

Страной, наиболее усвоившей принцип компенсации морального вреда, является Англия. Английское право при компенсации вреда не делает никакой разницы между вредом материальным и нематериальным. За всякий вред полагается вознаграждение, если он действительный и серьёзный. Положения англосаксонской правовой системы можно обнаружить в законодательствах многих государств. Это связано с тем, что Англия была крупнейшей колониальной державой.

Российское законодательство и практика компенсации неимущественного вреда имеет глубокие корни. Один из наиболее значимых историко-правовых памятников – Русская правда Х-ХI вв. содержит в себе ряд норм, предусматривающих ответственность за причинение неимущественного вреда. Первый отечественный кодекс - Русская Правда предусматривает целый ряд статей, направленных на защиту жизни, здоровья, чести, а также имущественной сферы жизни человека. При воровстве, незаконном пользовании чужой вещью помимо возмещения имущественного ущерба устанавливалось особое денежное вознаграждение «за обиду». Например, в ст. 34 Пространной редакции Русской Правды говорится, что в случае кражи коня, оружия или одежды кроме возвращения похищенного виновный платит собственнику ещё 3 гривны за обиду. Немало внимания уделяется материальной ответственности за посягательство на честь и достоинство человека, например за такое, как рвение усов и бороды как символ мужественности или за удар не обнажённым мечом. Статья 2 Краткой редакции Русской Правды в случае нанесения телесных повреждений предоставляет потерпевшему альтернативу: либо самому мстить обидчику, либо, в случае отказа от мести, получить с последнего три гривны за обиду.[3]

Право на предъявление материального требования за убийства (виры) и оскорбление сохранялись и в последующих правовых актах: в Судебниках 1497 и 1550 гг. Оба Судебника содержат целый ряд статей о взыскании за бесчестье, т.е. о выплате в пользу обиженного определенной денежной суммы, при этом размер суммы зависит от того, к какому сословию пострадавший принадлежит.[4]

Соборном уложении 1649 г. в общих чертах правила взыскания компенсации за личную обиду просуществовали до XVII в. При Петре I были внесены дополнения об оскорблении чести в Воинский и Морской уставах, а при Екатерине II издан манифест о поединках.[5]

Для российского дворянина было естественно отреагировать на оскорбление вызовом "к барьеру", но не требованием о выплате денежной компенсации - подобный образ действий и мышления был, допустим лишь для "подлого" сословия; напротив, требование со стороны дворянина о выплате денег за нанесенное ему оскорбление навсегда закрывало бы для него двери в приличное общество. После революции 1917 г. менталитет российского общества существенно изменился, но это не изменило отрицательного (хотя уже и по другим основаниям) отношения к компенсации в денежной форме морального вреда. Преобладающим оказалось мнение о недопустимости такой компенсации, в связи, с чем и гражданское законодательство послереволюционной России до 1990 г. не предусматривало ни самого понятия морального вреда, ни возможности его компенсации.

Судебная практика в соответствии с господствующей доктриной отличалась стабильностью в этом вопросе, и суды неизменно отказывали в изредка предъявлявшихся исках о компенсации морального вреда в денежной форме.

Существо этой доктрины заключалось в том, что принцип компенсации морального вреда рассматривался как классово чуждый социалистическому правосознанию. Она основывалась, в частности, на демагогических утверждениях о невозможности измерять достоинство советского человека в презренном металле, хотя подобных предложений никто и не делал; поскольку идея сторонников компенсации морального вреда состояла не в измерении личных неимущественных прав в деньгах, а в обязанности правонарушителя к совершению действий имущественного характера, направленных на сглаживание остроты переживаний, вызванных правонарушением, т.е. деньги рассматривались в качестве не эквивалента перенесенных страданий, а источника положительных эмоций, способных полностью или частично погасить негативный эффект, причиненный психике человека в результате нарушения его прав.

После "полной победы социализма в СССР" эти дискуссии прекратились, и в дальнейшем в результате соответствующей пропаганды в общественном правосознании представления о недопустимости оценки и компенсации морального вреда в имущественной форме укоренились настолько, что появлявшиеся в печати сообщения о случаях присуждения имущественных компенсаций за причиненные физические или нравственные страдания (преподносившиеся в достаточно гротескном виде) воспринимались как чуждые социалистическому правовому регулированию.

Это, однако, не препятствовало использованию норм зарубежного законодательства о компенсации морального вреда при предъявлении советскими гражданами исков к иностранным юридическим и физическим лицам.

В 60-х годах признавалась необходимость введения института имущественного возмещения неимущественного вреда, поскольку область гражданско-правового регулирования охватывает не только имущественные, но и личные неимущественные отношения.

Высказываемые в поддержку принципа компенсации морального вреда взгляды в немалой степени обосновывались тем обстоятельством, что законодательство ряда других социалистических государств (ПНР, ЧССР, ВНР, ГДР) предусматривало возмещение морального вреда. Более серьезный аргумент против возмещения морального вреда в имущественной форме заключался в невозможности или, по крайней мере, трудности ее объективной оценки. Такая позиция отражала представления о свойственном гражданскому праву принципе эквивалентного возмещения, учитывая, что при причинении вреда личным неимущественным правам и другим нематериальным благам принцип эквивалентности неприменим.

Понятие "моральный вред" было легализовано в российском гражданском праве лишь с принятием 12 июня 1990 г. Закона СССР "О печати и других средствах массовой информации". Хотя он и не раскрывал содержания этого понятия, в ст.39 закона предусматривалось, что моральный вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами. В этой же статье было предусмотрено, что моральный вред компенсируется в денежной форме, в размере, определяемом судом.

Существенный шаг вперед в этом отношении был сделан принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 31 мая 1991 г., где моральный вред определялся как "физические или нравственные страдания".

Российские законодатели пошли по пути включения норм о компенсации морального вреда в отдельные законодательные акты: Закон РФ от 19 декабря 1991 г. "Об охране окружающей природной среды", Закон РФ от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации", Закон РФ от 7 февраля 1992 г. "О защите прав потребителей", Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденные постановлением ВС РФ от 24 декабря 1992 г., Закон РФ от 22 января 1993 г. "О статусе военнослужащих" и др.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении №10 от 20 декабря 1994 г. "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" (с изм. и доп. от 6 февраля 2007 г.) рассмотрел отдельные аспекты применения законодательства о компенсации морального вреда. Это постановление содействовало установлению единообразия в вопросе конкуренции нормативных актов при применении законодательства о возмещении морального вреда, однако ничего не дало для установления единообразия в решении вопроса о размере компенсации морального вреда. Более того, в нем содержится явно неверное, как представляется, суждение о возможности компенсации морального вреда юридическому лицу.

1.2 Понятие морального вреда

Вопросы определения понятия морального вреда условий его причинения, оценки и порядка компенсации нельзя отнести к числу не исследуемых в современной юридической литературе. Напротив, они пользуются, скорее, повышенным вниманием правоведов, что обусловлено повышенной актуальностью темы, сложностью ее теоретического обоснования, недостатками существующего правового регулирования, непоследовательностью правоприменительной практики.

Как известно, современное законодательство считает моральным вредом физические или нравственные страдания. Об этом говорится в абз. 1 ст.151 ГК РФ, предусматривающем денежную компенсацию в случае причинения гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину иные нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 10 от 20.12.1994 г. под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутации, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Законодатель применяет слово «страдания» как ключевое в определении морального вреда. Термин «страдание» предопределяет, что действия причинителя морального вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеваниями, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Эрделевский А.М. в своей работе говорит о необходимости четкой терминологии для правильного разграничения отдельных видов вреда и их последующего возмещения. Так, хотя Верховный Суд РФ не дает общего определения страданий, из приведенного текста следует, что речь идет о нравственных страданиях, под которыми понимаются переживания человека. «Указывая, что моральный вред может заключаться в переживаниях в связи с болью либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, Верховный Суд РФ, таким образом, допускает возможность компенсации вторичного морального вреда».

Например, если в результате распространения не соответствующих действительности порочащих сведений лицо испытывает переживания (нравственные страдания), переносит в результате этого гипертонический криз с болевыми ощущениями (физические страдания), испытывает переживания и по этому поводу вторичные нравственные страдания, то нет оснований не признать совокупный моральный вред. Аналогичная ситуация будет и в том случае, если первичный моральный вред будет причинен в виде физических страданий, которые повлекут за собой нравственные страдания. Эрделевский отмечает, что понятие «физические страдания» не совпадает по своему содержанию с понятиями «физический вред» и «вред здоровью». Физические страдания - это одна из форм морального вреда в том его виде, как он определен в российском законодательстве (ст. 151 ГК РФ). В то же время физический вред представляет собой любые негативные изменения в организме человека, препятствующие его благополучному «биологическому функционированию». Это с медицинской точки зрения есть нормальное протекание всех психофизиологических процессов в организме человека. Физический вред – это вред материальный и вместе с тем неимущественный.

Негативные изменения, происходящие в организме (т.е. в материальной сфере потерпевшего), могут привести к негативным изменениям в состоянии психического благополучия и (или) в имущественной сфере личности. «Негативные изменения в состоянии психического благополучия могут выражаться в обоего рода страданиях (моральный вред), а негативные изменения в имущественной сфере - в расходах, связанных с коррекцией или функциональной компенсацией недостатков в организме потерпевшего, и утрате дохода (имущественный вред). Следовательно, любой органический вред в целях его возмещения распадается на моральный и имущественный».

Неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах отражаются в сознании человека в форме негативных ощущений (физические страдания т.е. боль, удушье, тошнота и т.п.) и негативных представлений или переживаний (нравственные страдания). Содержанием переживания может являться страх, стыд, унижение или иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние.

При постановке вопроса об эмоциональном состоянии лица, его психофизическом состоянии принимается во внимание мнение психолога и ставится вопрос о назначении судебно-психологической экспертизы. При определении судом глубины страданий помимо оценок самого потерпевшего, его близких, сотрудников учитывается мнение специалиста (врача), ибо только врач может дать квалифицированное заключение о действительных эмоционально-психических и физических нарушениях, наступивших в результате причиненного морального вреда.

Полезно опираться на опыт зарубежных стран, где моральный вред понимают как психиатрический вред, нервный шок, нервное потрясение или обыкновенное потрясение.

Обязательства причинителя вреда носят внедоговорный характер. Причинитель морального вреда должен его компенсировать путем денежных выплат.

Компенсацию морального вреда нельзя отождествлять с имущественной ответственностью. Цель компенсации - не компенсировать денежные потери потерпевшего, а загладить моральный вред.

На требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из личных неимущественных прав и других нематериальных благ.

Для большей ясности проведем грань между понятиями «возмещение» и «компенсация». Так, возмещение в смысловом значении основано на замене утраченного, как правило, чем-то равнозначным. Компенсация в русском языке в основном рассматривается как вознаграждение. Итак, поскольку возмещение морального вреда в принципе невозможно, будет верным вслед за российским законодателем принять к употреблению сочетание «компенсация морального вреда».

Поэтому и моральный, и физический вред после нанесения по своему существу являются необратимыми и в гражданско-правовом смысле возмещению не подлежат. Используя уголовно-правовую терминологию (ст.76 УК РФ), они могут быть лишь «заглажены». С этой точки зрения необходимо согласиться с мнением об имеющейся неточности в п.5 ст.152 ГК РФ, где говорится о возможности возмещения морального вреда, и признать, что понятие морального вреда предполагает возможность его компенсации, а не возмещения. Но принципы компенсации физических и нравственных страданий не могут быть одинаковыми. Следовательно, моральный вред может существовать в виде:

- физических страданий (первичных и вторичных, как следствие нравственных);

- нравственных страданий (первичных и вторичных, как следствие уже существующих нравственных и физических страданий); и возникает по причине: причинения неимущественного вреда гражданину; причинения имущественного вреда гражданину; причинения вреда третьим лицам.

Особое внимание следует обратить на взаимосвязь понятий «моральный вред» и «неимущественный вред». Однако моральный вред является разновидностью неимущественного вреда. В то же время моральный вред может быть результатом нарушения как неимущественных, так и имущественных прав.

Специфика взаимосвязи имущественного и неимущественного вреда в том, что причинение неимущественного вреда может вызвать имущественный ущерб. Так, гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию (о чём речь идёт в ст. 152 ГК РФ), может быть вынужден сменить место жительства, понеся при этом имущественные убытки.

1.3 Основания компенсации морального вреда

Хотя человек претерпевает страдания во множестве случаев, в том числе и в результате неправомерных действий других лиц, это не означает, что он всегда приобретает право на компенсацию морального вреда. Это право возникает при наличии предусмотренных законом оснований или условий ответственности за причинение морального вреда. Обязательство по компенсации морального вреда возникает при наличии:

1) страданий, т.е. морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага;

2) противоправные действия (бездействия) причинителя вреда;

3) причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом;

4) вины причинителя вреда (кроме случаев, предусмотренных ст.1100 ГК РФ).

Наличие морального вреда предполагает негативные изменения в психической сфере человека, выражающиеся в претерпевании последним физических и нравственных страданий. Одной из важнейших особенностей морального вреда является то, что эти негативные изменения происходят в сознании потерпевшего и форма их выражения в значительной степени зависит от особенностей психики потерпевшего. Так, слезы - одна из наиболее распространенных реакций на причинение боли или обиды, но это может явиться только косвенным доказательством причинения морального вреда.

На наш взгляд, следует применять презумпцию причинения морального вреда неправомерным действием и предполагать, что потерпевший испытывает страдания, если правонарушитель не докажет обратное. Это существенно упрощает позицию потерпевшего, и в то же время эту презумпцию правонарушитель может опровергнуть. Например, клеветник вправе ссылаться на неспособность потерпевшего осознавать позорящий характер распространяемых о нем сведений и будет освобожден от ответственности за причинение морального вреда, доказав это обстоятельство.

В настоящее время применение презумпции причинения морального вреда прямо не вытекает из российского законодательства. Общее правило о распределении бремени доказывания, установленное в п.1 ст.56 ГПК, предусматривает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Поскольку для доказывания факта причинения вреда, в отличие от доказывания вины, гражданское законодательство не устанавливает каких-либо особых правил, принцип ст.56 ГПК должен применяться в полном объеме, и с этой точки зрения потерпевший должен был бы доказать факт причинения ему морального вреда, чтобы суд решил вопрос о его компенсации в пользу потерпевшего. Однако обзор практики российских судов показывает обратное. Суды фактически применяют презумпцию причинения морального вреда: установив факт совершения неправомерного действия, суды предполагают, что моральный вред причинен, и далее рассматривают вопрос о размере его компенсации в денежной форме. Такая практика даже при сегодняшнем состоянии российского законодательства не лишена законных оснований. В соответствии со ст.55 ГПК средствами доказывания в гражданском процессе являются: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные доказательства, вещественные доказательства, заключения эксперта. Поэтому заявление истца о том, что он претерпел физические или нравственные страдания, является прямым доказательством факта причинения морального вреда, а оценка этого доказательства - прерогатива суда. Прямых доказательств противоположного, ответчик, естественно, представить не может. Показания свидетелей и заключение эксперта могут являться лишь косвенными доказательствами причинения морального вреда. Заметим, что назначение экспертизы для установления факта причинения морального вреда встречается в некоторых делах по спорам о его компенсации. Таким образом, суд имеет возможность применять принцип презумпции причинения морального вреда в процессе осуществления предоставленных ему законом полномочий в отношении оценки доказательств.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении N 10 от 20 декабря 1994 г. определил предмет доказывания по спорам, связанным с компенсацией морального вреда, указав, что суду "необходимо также выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя вреда, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора".

Действительное умаление нематериальных благ как последствие противоправного действия правонарушителя не является необходимым условием для возникновения у потерпевшего права на компенсацию морального вреда. Достаточно, чтобы действия правонарушителя создавали реальную угрозу умаления нематериального блага, "посягали" на него. Такой вывод следует из ст.151 ГК, где в качестве основания возникновения права на компенсацию морального вреда указаны действия, посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

Так, в случае причинения морального вреда в связи с распространением порочащих сведений право на компенсацию морального вреда возникает независимо от того, привело ли в действительности распространение порочащих сведений к ухудшению мнения окружающих о моральных, деловых и иных качествах лица. Действительное умаление чести лица может и не наступить, но психические страдания возникают у потерпевшего в связи с угрозой такого последствия, обусловленной порочащим характером сведений.

Следующим условием ответственности за причинение морального вреда является противоправность действий (бездействия) причинителя вреда, т.е. противоречие их нормам объективного права. Законодатель устанавливает только неправомерные действия в качестве условия ответственности за причинение морального вреда. Должен действовать принцип «презумпции морального вреда», содержание которого можно сформулировать так: «Любое физическое лицо, в отношении которого совершено неправомерное деяние (действие или бездействие), признается потерпевшим моральный вред, если совершивший деяние не докажет обратное». Относительно видов действий, совершение которых порождает право потерпевшего на компенсацию морального вреда, следует отметить, что необходимым признаком этих действий является нарушение ими неимущественных прав и благ гражданина. Если же неправомерное действие нарушает имущественные права гражданина, то, хотя бы это действие и причинило моральный вред, право на его компенсацию возникает только в случаях, специально предусмотренных законом. Примером является Закон РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей" (с изменениями от 25 ноября 2006 г.).

Учитывая недостаточную юридическую грамотность населения, можно предположить, что во многих случаях правонарушитель избегает ответственности за причинение морального вреда только потому, что потерпевший не в состоянии квалифицировать происшедшее как правонарушение и не предъявляет соответствующий иск. Например, далеко не всегда пресекаются незаконные действия административных органов, связанные с отказом в предоставлении информации, которую согласно закону они обязаны предоставлять любому заинтересованному лицу. Право на ознакомление с информацией предусмотрено, в частности, в ч.2 ст.24 Конституции РФ. Согласно этой норме органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Нормы, предусматривающие защиту личных неимущественных прав, содержатся не только в гражданском, но и в других отраслях права. В качестве примера можно привести право на личную и семейную тайну. В настоящее время законодательство предусматривает право лица на тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений, тайну усыновления, тайну искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, адвокатскую, врачебную, нотариальную тайну.

Так, право на адвокатскую тайну установлено ст.8 Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-Ф3 "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации (с изменениями от 24 июля 2007 г.), запрещающей адвокату разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи; банки в соответствии со ст.25 ФЗ «О банках и банковской деятельности» ( с изм. от 24 июля 2007 г.) должны сохранять тайну в отношении счетов и вкладов клиентов; в соответствии со ст.14 Закона РФ «о трансплантации органов и тканей человека» ( с изм. от 9 февраля 2007 г.) врачам и иным сотрудникам учреждения здравоохранения запрещается разглашать информацию о доноре и реципиенте, ст.16 «Основ законодательства РФ о нотариате» (с изм. от 26 июня 2007 г.) обязывает нотариуса хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности.

Наличие причинной связи между противоправным действием и моральным вредом предполагает, что противоправное действие должно быть необходимым условием наступления негативных последствий в виде физических или нравственных страданий. Неправомерное деяние должно быть главной причиной, с неизбежностью влекущей причинение морального вреда. Однако наличие причинной связи не всегда легко установить. Например, в случае компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья в виде специфического заболевания, вызванного неблагоприятным воздействием окружающей среды, требуется, прежде всего, установить наличие причинной связи между заболеванием и неблагоприятным воздействием. Для этого «необходимо установить вредное вещество, вызвавшее заболевание или иное расстройство здоровья, и медицинские аспекты его действия; определить возможные пути и момент проникновения его в организм; определить принадлежность этого вещества какому-то источнику эмиссии»

Ответственность за причинение морального вреда, как правило, возникает при наличии вины причинителя вреда в форме, как умысла, так и неосторожности.

Вина, то есть психическое отношение причинителя вреда к своим противоправным действиям и их последствиям, может проявляться как в форме умысла, так и неосторожности. Под умыслом понимается предвидение вредных последствий противоправного поведения и желание (прямой умысел) или сознательное допущение их наступления (косвенный умысел). Но правильное определение вида умысла является существенным лишь для определения размера компенсации за причиненный моральный вред. Что касается неосторожности, она может выражаться в самонадеянности или небрежности. Различие между этими видами неосторожности заключается в том, что в случае самонадеянности правонарушитель предвидит возможные вредные последствия своего противоправного поведения, но легкомысленно рассчитывает на их предотвращение, в то время как в случае небрежности он не предвидит этих последствий, хотя должен и может их предвидеть, Несмотря на то, что гражданское законодательство не подразделяет неосторожность на ее виды, оно предусматривает наступление разных правовых последствий в зависимости от формы неосторожности – простой или грубой неосторожности.

Но действующее законодательство не всегда считает вину необходимым условием ответственности за причинение морального вреда.

Так ст. 1100 ГК устанавливает основания, когда компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, если:

- вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

- вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

- вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

- в иных случаях, предусмотренных законом.

Владельцы источников повышенной опасности солидарно отвечают за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.). Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (п.3 ст.1079 ГК). Из этого следует, что выплата компенсации морального вреда пострадавшему владельцу источника повышенной опасности может быть возложена только на другого виновного владельца источника повышенной опасности.

Следует иметь в виду, что под источником повышенной опасности понимается деятельность граждан и юридических лиц, связанная с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с ней деятельности и др.).

1.4 Определение размера компенсации морального вреда

В современном российском гражданском праве продолжается дискуссия по вопросам, связанным с порядком определения размеров компенсации морального вреда. Одни авторы отмечают необходимость применения математических формул и определения сумм компенсации в соответствии с расчетом, другие полагают, что основу этих расчетов должна составлять совокупность личностных и иных особенностей индивида.

Невозможность точной оценки причинённых душевных страданий во многом предопределяет известную ещё с прошлых веков доктрину о том, что при определении размера денежного вознаграждения свободное и справедливое судейское усмотрение является неотъемлемой составной частью правового института компенсации морального вреда.

Законодатель определил, что за нанесенный моральный вред нарушитель должен ответить не только извинениями, публичными или личными, раскаянием, искренним или вынужденным (что всегда имело место в человеческом обществе), но и... денежной компенсацией. Причем в п. З ст. 1099 ГК РФ установлено, что «... компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда». Об этом же говорит Закон РФ «О защите прав потребителей», в ст. 15 которого определено «Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков». Таким образом, сколько бы эмоций и пламенных страстей не содержалось в заявлениях истцов и выступлениях адвокатов, в конечном счете моральный вред должен быть выражен в весьма прозаической форме — в виде... цифры, отражающей денежную компенсацию морального вреда, нанесенного истцу, т.е. в рублях. Да, именно так определил законодатель: цифра в рублях завершает поток любых самых красноречивых и убедительных устных и письменных доводов и аргументов. Но, естественно, возникает вопрос: как же подойти к определению этой цифры? И не только определить это для себя, т.е. истца (что всегда субъективно), но доказать ответчику и убедить судью.

В действующем российском законодательстве отсутствуют нормы, позволяющие точно определить размер суммы компенсации морального вреда. А недостаточная его конкретность не позволяет выработать единообразную практику взыскания сумм компенсации морального вреда. Д.В. Котов, резюмируя это положение, справедливо полагает, что из-за отсутствия единообразной практики решения данного вопроса судьи вынуждены самостоятельно, исходя из своего понимания права, на основе собственных убеждений и жизненного опыта, определять размер денежной компенсации морального вреда.

Думается, что в каждом судебном заседании по указной категории дел этот вопрос следует доказывать, поскольку при постановке судебного решения судья вынужден определять размер компенсации морального вреда причиненного гражданам, с учетом многообразия характеров, их неповторимости и самобытности, а также обстоятельств дела. Более того, каждый гражданско-правовой спор имеет свои особые составляющие и отличительные черты.

Анализ ст. 151 ГК РФ позволяет сделать вывод: законодатель достаточно полно прописал критерии определения размеров компенсации морального вреда. Более того, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 10 от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» содержатся весьма значимые для правоприменителя соответствующие разъяснения.

Однако нельзя не отметить, что основу определения размеров компенсации морального вреда составляет эмпирическое начало, потому что базисная основа определения какого-либо его уровня до настоящего времени не разработана. Поэтому судьи вынужденно обращают внимание на судебные решения коллег, что позволяет им сформировать некую прецедентную основу для единообразного определения сумм компенсации морального вреда. Анализ судебных решений данной категории дел позволяет убедиться, что в большинстве из ни содержаться ссылки на ст.151 , 1101 ГК РФ. При этом вопрос считается исследованным.

Что касается необходимости «установления обязанности судей мотивировать размер определяемой судом компенсации», в этом случае судье достаточно выполнить требования ст.198 ГПК РФ. На наш взгляд введение дополнительных норм нецелесообразно, поскольку вышеуказанная норма обязывает судью, рассматривающего дело, обосновать свои выводы в мотивировочной части решения фактами и правовыми нормами. Обстоятельства, составляющие предмет доказывания, подлежат тщательной проверке судом, которому затем предстоит высказать мотивированное мнение по каждому из них, не ограничиваясь ссылкой на нормы материального права, применяемые при вынесении судебного решения, в том числе при рассмотрении вопросов компенсации морального вреда.

Для минимизации судебной ошибки при определении размеров компенсации морального вреда в соответствии со ст.79 ГПК РФ целесообразно назначать соответствующую экспертизу. В настоящее время подобные экспертизы проводятся достаточно часто.

А.М. Эрделевский разработал математический метод определения размера компенсации морального вреда, суть которого выражена в нижеприведенной формуле.

D = d xfv х i х c х (1 - fs)xp.


В этой формуле приняты следующие обозначения:

D - размер компенсации действительного морального вреда;

d - размер компенсации презюмируемого морального вреда;

fv - степень вины причинителя вреда, при этом 0 < fv < 1;

i - коэффициент индивидуальных особенностей потерпевшего, при этом 0 < i < 2;

c - коэффициент учета заслуживающих внимания фактических обстоятельств причинения вреда, при этом 0 < c < 2;

fs - степень вины потерпевшего, при этом 0 < fs < 1.

P – Коэффициент имущественного положении причинителя вреда, который должен приниматься во внимание при совершении правонарушения по неосторожности в пределах от 0, 5 до 1 включительно.

Но это не единственный метод определения размера компенсации морального вреда. В некоторых исследованиях основным объективным показателем признается время, которое истец вынужден затратить на реализацию гарантированной Конституцией РФ судебной защиты своих прав и свобод. При этом Е.С. Климович рекомендует учитывать экстремальные условия, в которых истец защищает свои права. Предлагается использовать для оценки денежной компенсации морального долга полное расчетное время, затраченное истцом на судебную защиту своих прав (Трасч.), которое может быть определено по формуле:

Трасч. = Тфакт. • Ксл.,

где Тфакт. — фактическое общее время, реально затраченное истцом на реализацию судебной защиты своих прав на всех этапах судопроизводства (от первого обращения до полной реализации искового заявления);

Ксл. — коэффициент сложности ситуации, учитывающий нервное и стрессовое состояние истца при реализации судебной защиты своих прав (принимая во внимание приведенный выше пример, в большинстве рассматриваемых исков о компенсации морального вреда значение величины коэффициента Ксл. может принимать значения от 1 до 3). Определив полное расчетное время, далее можно рассчитать размер денежной компенсации морального вреда, нанесенного истцу. Дело в том, что истец — прежде всего гражданин своей страны: он где-то работает или ранее работал, получает или зарплату или пенсию, т.е. час его времени каким-то образом уже оценен (работодателем, государством), и объективность данной оценки не оспаривается. Используя это обстоятельство, можно определить денежную сумму, которую истец мог бы получить за расчетное время, затраченное им на реализацию защиты своих прав, и считать эту сумму минимальной компенсацией за моральный вред (Смв):

Смв = Трасч. • Стариф.,

где Трасч. — полное расчетное время (в часах), затраченное истцом на защиту своих прав;

Стариф. — тарифная ставка истца (заработная плата в час).

В качестве Стариф. могут быть использованы действующая на момент вынесения судебного решения тарифная ставка истца (если он является работником бюджетной сферы) или средний заработок истца в час, рассчитанный исходя из его официального годового дохода (кстати, эти сведения имеются в государственной налоговой инспекции по месту жительства истца и использование их можно рассматривать как одно из проявлений системного подхода к решаемой задаче). В случае, если истец является пенсионером, тарифная ставка истца может быть определена исходя из 170 рабочих часов в месяц. В качестве тарифной ставки может быть также использована средняя заработная плата по стране при том же количестве рабочих часов в месяц. Использование величины тарифной ставки конкретного истца более предпочтительно, так как соответствует ст. 1101 ГК РФ, поскольку в определенной степени учитывает «... индивидуальные особенности потерпевшего». Необходимо отметить, что в предлагаемой схеме расчета значение только одной величины — коэффициента сложности ситуации (Ксл.) определяется до некоторой степени субъективно, т.е. исполнителем расчетов (истцом) или судьей, хотя пределы изменения этой величины (от единицы до трех) достаточно объективны. Остальные величины, содержащиеся в расчетных формулах, имеют объективный характер: могут быть измерены и подтверждены документально.

Пример расчета: Для осуществления самозащиты своих гражданских прав истец выполнил следующие действия, потребовавшие соответствующих затрат времени: 1). Изучил нормативно-правовые документы: ГК РФ — ст. 12, 150, 151,1099,1101 и др. и комментарии к ним; ГПК РФ — и комментарии к нему; Закон РФ «О защите прав потребителей» и комментарии к нему; 2).Провел досудебные действия (подготовлена претензия, организованы встречи с ответчиком). 3).Подготовил исковое заявление, сдал его в экспедицию суда. 4).Участвовал в судебных заседаниях, получил судебное решение. 5).Подготовил кассационную жалобу. 6).Участвовал в заседании Московского городского суда, получил решение, вступившее в законную силу. 7).Обратился в Службу судебных приставов за взысканием денежной компенсации с ответчика в соответствии с судебным решением. Перечисленные процессы должны учитывать полные расходы времени, в том числе и транспортные, которые составляют до 15—20% от общих расходов. Итого на защиту своих прав истец затратил 170 ч (Тсум. = 170 ч). Коэффициент сложности ситуации, учитывающий нервное и стрессовое состояние истца при хождении по различным присутственным местам, где его никогда и нигде не ждут, принят в среднем равным 2. Данный коэффициент определяется по согласованию с судьей, учитывая, что он изменяется в пределах: 1 — 3 (Ксл. = 2). Заработная плата истца в месяц составляет 2500 руб., число рабочих часов в месяц — 170 ч. В целом минимальная сумма денежной компенсации морального вреда (Смв) при самозащите истцом своих прав для данного примера составляет: Смв = 170 • 2 • (2500 : 170) = 5000 руб.

К.И Голубев и С.В. Нарижний, детально исследовавшие метод, предложенный А.М. Эрделевским, полагают, что в настоящее время «вместо имеющегося ныне практически ничем не ограниченного свободного усмотрения суда при определении размеров компенсации морального вреда в вышеприведенной методике проявляется противоположная крайность».

Заслуживает внимания и мнение В.Я. Понаринова, предложившего два метода оценки суммы компенсации морального вреда – поденный и посанкционный. Название этих методов определяет их суть. Так, согласно поденному методу основу определения суммы компенсации морального вреда составляет продолжительность времени (дней) и сумма заработка лица, претерпевшего моральный вред. Однако очевидно, что данный метод связан с самим деянием и его правовой природой. Посанкционный метод основывается на санкции статьи, т.е. на степени меры наказания. Как нам представляется данный метод не соответствует нормам ГК РФ, поскольку разработанные доктриной методы определения сумм компенсации морального вреда должны не противоречить ст.151 и 1101 ГК РФ, а унифицировать критерии данных норм права посредством математической формулы.

Нельзя не согласиться с мнением Д.В. Котова, который полагает, что помимо указанный в законодательстве критериев определения размера компенсации морального вреда должны учитываться:

-индивидуальные (психологические, физические и социальные) особенности причинителя вреда и потерпевшего;

- продолжительность отрицательного воздействия на потерпевшего;

- культурные, религиозные и прочие нравственные особенности причинителя вреда и потерпевшего. Примечательна и точка зрения мирового судьи В. Ускова, считающего, «что состоятельному человеку для того, чтобы испытать положительные эмоции, соразмерные причиненному моральному вреду, не обходима гораздо большая сумма денег, чем человеку малообеспеченному, и что безработный может испытать точно такие же положительные эмоции от покупки на взысканные деньги новой рубашки, как обеспеченный человек – от приобретения нового автомобиля».

Указанная позиция весьма спорна, потому что цель компенсации морального вреда сводится не к получению теми или иными гражданами соразмерных их материальному положению эмоций, а к возможности сгладить вредные последствия отрицательного воздействия. При этом не стоит доказывать, что утрата пенсионером, не имеющим других доходов, его скромной пенсии вызовет у нег гораздо больше переживаний, забот и неудобств, нежели утрата аналогичной суммы обеспеченным человеком.

Приговором Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 22.07.2003 года Шишкарев осужден по ст. 264 ч. 1 УК РФ. С Шишкарева в пользу потерпевшего К. в счет компенсации морального вреда взыскано 100 тысяч рублей. Исковые требования потерпевшего в части возмещения материального ущерба оставлены без рассмотрения с признанием за потерпевшим права на рассмотрение иска в порядке гражданского судопроизводства. Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе осужденного, нашла приговор подлежащим изменению по следующим основаниям. Разрешая вопрос по гражданскому иску в части компенсации морального вреда, суд не учел, что Шишкарев совершил неосторожное преступление, от его действий потерпевшему причинен средней тяжести вред здоровью. Судом не было учтено материальное положение осужденного, который является студентом. На основании изложенного, руководствуясь принципами справедливости и соразмерности, судебная коллегия снизила сумму, присужденную к взысканию в счет компенсации морального вреда, до 30 тысяч рублей. (Определение Судебной коллегии по уголовным делам N 22-6336 от 03.09.2003 г.)

В заключение хотелось бы отметить, что при всей многогранности и неоднозначности вопросов, связанных с определением сумм компенсации морального вреда, ст.151, 1101 ГК РФ содержат четкие критерии, а именно: степень вины нарушителя, а также физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред; характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. Кроме того, в ст.1101 ГК РФ законодатель указал такие присущие гражданскому праву в целом базовые понятия, как «разумность» и «справедливость».

Глава 2. Особенности правового регулирования отношений по компенсации морального вреда

2.1 Особенности компенсации морального вреда при посягательствах на жизнь и здоровье

Конституция РФ ставит право каждого человека на жизнь на первое место среди основных прав и свобод человека и гражданина, неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения. Хотя в нормах Конституции РФ прямо не упоминается право человека на здоровье, это право по своему содержанию несомненно является одним из неотчуждаемых и принадлежащих каждому по рождению прав. Это подтверждается Конституцией РФ, устанавливающей право каждого на охрану здоровье и гарантирующей, таким образом, право каждого на здоровье. Жизнь и здоровье входит в перечень принадлежащих гражданину от рождения нематериальных благ. Право человека на охрану здоровья является по своему содержанию самостоятельным личным неимущественным правом, тесно связанным с правом на здоровье. Реализация права на здоровье обеспечивается различными отраслями права.

Законодательного определения этих понятий до сих пор не существует. Такая ситуация характерна не только для российского, но и для зарубежного законодательства, что предопределяет появление разнообразных концепций по этому вопросу. Практическую ценность представляет определение моментов начала жизни человека и ее прекращения, так как именно ими определяются момент начала и прекращения действия соответствующих правовых норм применительно к конкретному человеку.

В российской правовой доктрине преобладает подход, согласно которому под моментом рождения человека понимается момент физического отделения организма плода от организма матери и переход его к автономному физиологическому функционированию, которое начинается с первого вздоха ребенка, обусловливающего возможность самостоятельного кислородного обмена в его организме. Определение момента смерти дается в ст.46 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, которая имеет отсылочный характер, а также в ст.9 Закона РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека", из содержания которой следует, что состояние смерти человека возникает с момента необратимой гибели всего головного мозга (смерть мозга), что устанавливается в соответствии с процедурой, утверждаемой Министерством здравоохранения РФ.

"Здоровье человека - это состояние его полного физического и психического благополучия". Соответственно повреждением здоровья должно признаваться действие или бездействие, влекущее утрату человеком полного физического или психического благополучия. Право человека на здоровье конструируется как личное неимущественное право человека находиться в состоянии полного физического и психического благополучия. Это право имеет абсолютный характер, так как ему соответствует обязанность всех остальных членов общества воздерживаться от действий, нарушающих это право. В основном требования о компенсации морального вреда, причиненного здоровью, встречаются в делах о возмещении вреда, причиненного источниками повышенной опасности.

Среди нарушений права лица на здоровье одним из наиболее опасных является причинение тяжкого вреда здоровью. В связи с этим презюмируемый моральный вред при причинении тяжкого вреда здоровью, совершенного с особой жестокостью, издевательствами или мучениями для потерпевшего, принимается за относительную единицу. Причем для цели компенсации морального вреда совершенно необязательно чтобы причинение тяжких телесных повреждений было преступным, достаточно чтобы оно было противоправным и виновным (кроме случаев, когда вина не входит в состав оснований ответственности за причинение морального вреда).

Виды тяжкого вреда здоровью достаточно разнородны и могут сопровождаться разными обстоятельствами. Так, при причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, физические и нравственные страдания могут быть незначительными (например, повреждение крупного кровеносного сосуда при своевременно оказанной медицинской помощи может не повлечь существенных болевых ощущений, а нравственные страдания могут не повлечь существенных болевых ощущений, а нравственные страдания могут выразиться в кратковременных переживаниях в виде страха за свою жизнь, испытанного до устранения непосредственной угрозы жизни). Эти обстоятельства должны быть учтены судом при определении размера возмещения морального вреда. В случае прерывания беременности подлежит учету способность к последующему деторождению. В случае прерывания беременности сильное влияние на размер компенсации морального вреда может оказать коэффициент учета индивидуальных особенностей. Обязательным условием ответственности является наличие причинной связи между прерыванием беременности и причиненным здоровью вредом.

Причинение тяжкого вреда здоровью может быть совершено с особой жестокостью, мучениями или издевательством над потерпевшим. При этом под особой жестокостью понимается применение к потерпевшему в процессе причинения тяжкого вреда здоровью пыток или других действий, причинявших потерпевшему особые страдания, а также причинение тяжкого вреда здоровью в присутствии близких потерпевшему лиц. Мучения - это действия, вызывающие особо сильные негативные переживания у потерпевшего (страх, унижение, беспомощность, горе и т.д.).

В случае смерти потерпевшего у третьих лиц может возникнуть право на компенсацию морального вреда, причиненного смертью потерпевшего. Круг лиц, имеющих право на компенсацию такого вреда, не может быть необоснованно широким. Такой круг лиц ограничивается родственниками первой и второй степени и членами семьи потерпевшего. В данном случае не имеет место какое-либо правопреемство в отношении права на возмещение морального вреда. В соответствии со ст. 151 ГК РФ, моральный вред, причиненный гражданину, компенсируется, если он причинен действиями, нарушающими неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага. Поэтому необходимо определить, какие права родственников и членов семьи нарушаются при смерти потерпевшего. Поскольку здоровье понимается как состояние полного психического и физического благополучия, то несомненно, что психическое благополучие родственника или члена семьи нарушается, то есть нарушается его право на здоровье. Нарушается также неимущественное право на обладание родственными и семейными связями. Нарушение этих видов прав и порождает право на компенсацию морального вреда. Под членом семьи понимается лицо, которое совместно проживало и вело общее хозяйство с потерпевшим.

А.М. Эрделевский приводит следующие выдержки из ряда судебных решений и сообщений в прессе по конкретным делам: «Дело 5. Н. обратилась в суд с заявлением, в котором просит взыскать с ответчика материальный ущерб, складывающийся из расходов, связанных с похоронами ее мужа, умершего в результате травмы, полученной на работе у ответчика… Кроме того, Н. просит взыскать 10 млн. рублей в качестве компенсации морального ущерба… Суд считает возможным согласится с требованием истицы по возмещению морального вреда в размере 10 млн. руб… Суд согласился с утверждением истицы о том, что ей и близким родственникам смертью мужа (отца) причинены нравственные страдания. Предъявленная сумма, по мнению суда, соразмерна. Суд учел материальное положение сторон при разрешении указанного требования…».

«Дело 7. В ходе рассмотренного уголовного дела по обвинению К. в нарушении правил безопасности движения, повлекшим смерть потерпевшего, родители потерпевшего предъявили гражданский иск о компенсации морального вреда. Суд учел, что погибший был единственным сыном у родителей, которые в силу возраста не смогут больше иметь детей, что им причинено горе, от последствий которого они никогда не оправятся, будучи до конца жизни лишены душевного тепла и поддержки со стороны сына, и присудил компенсацию морального вреда в размере 40 млн. руб.».

Из этих решений видно, что суды пассивно следуют за притязаниями истцов в отношении размера компенсации. Важно подчеркнуть, что каждый из указанных лиц будет иметь самостоятельное право на компенсацию морального вреда.

Из определения по Делу N 33-5812/2006 от 15 августа 2006 г Судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда: «Удовлетворяя требования истца о компенсации морального вреда, суд пришел к выводу об их обоснованности и определил размер компенсации в сумме 30000 рублей. Между тем суд не учел, что травма, полученная при исполнении интернационального долга на территории республики Афганистан, в результате которой был причинен вред здоровью истца, получена последним в 1988 году, когда законодательством вопросы компенсации морального вреда не были предусмотрены. Для данных правоотношений право на компенсацию морального вреда возникло в тот период впервые в силу Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, принятых 31 мая 1991 г., действие которых было распространено на территории Российской Федерации с 03 августа 1992 года, применявшихся до 01 января 1995 года. Ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации вступила в силу 01 января 1995 года. При таких обстоятельствах суду следовало учесть, что, если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования истца не подлежат удовлетворению, в том числе и в случае, когда истец после вступления этого акта в законную силу испытывает нравственные или физические страдания, поскольку на время причинения вреда такой вид ответственности не был установлен и по общему правилу действия закона во времени закон, усиливающий ответственность по сравнению с действовавшим на время совершения противоправных действий, не может иметь обратной силы (часть 1 статьи 54 Конституции Российской Федерации).»

2.2 Особенности компенсация морального вреда при посягательствах на честь, достоинство и деловую репутацию

Применение норм Гражданского кодекса РФ, устанавливающих правила защиты личных неимущественных благ, вряд ли возможно без раскрытия содержания защищаемого блага. Ведь для того чтобы оценить, подверглось то или иное благо противоправному умалению, необходимо иметь достаточно четкое представление об объекте, которому причинен вред. Начнем с анализа понятий достоинства, чести и деловой репутации. Поскольку законодатель не дает какого-либо специального определения этих понятий, следует исходить из использования указанных терминов в их общеупотребительном значении. Для выяснения такого значения обратимся к изданному под общей редакцией Л.И. Скворцова Словарю русского языка С.И. Ожегова.

Под достоинством понимается уважение лицом своих положительных качеств в собственном сознании.

Термин "честь" имеет, согласно словарю, четыре значения:

1) достойные уважения и гордости моральные качества человека; его соответствующие принципы;

2) хорошая, незапятнанная репутация, доброе имя;

3) целомудрие, непорочность;

4) почет, уважение.

Наконец, словосочетание "деловая репутация" в качестве такового в словаре не раскрывается, но дается следующее определение его составных частей:

- деловая - относящаяся к общественной, служебной деятельности, к работе;

- репутация - приобретаемая кем-нибудь или чем-нибудь общественная оценка, общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках кого-нибудь или чего-нибудь.

Деловая репутация лица - это оценка его деловых качеств в общественном мнении. В случае распространения сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, возможно возникновение страданий (переживаний) у физических лиц, являющихся его органами или работниками. Такие переживания могут быть связаны как с умалением деловой репутации самого юридического лица, так и с возможным умалением репутации этих физических лиц. Последствия умаления репутации физических лиц будут рассматриваться ниже подробно. Здесь лишь заметим, что переживания физического лица по поводу умаления деловой репутации юридического лица вообще не порождают права на компенсацию морального вреда, поскольку лицо приобретает право на компенсацию только в случае, если неправомерные действия умаляют принадлежащие ему нематериальные блага (ст.151 ГК). Но с чем бы ни были связаны страдания физического лица, лишь специальная норма права могла бы позволить считать эти страдания страданиями юридического лица. Подобной нормы в действующем законодательстве нет.

Основной способ защиты деловой репутации - это опровержение порочащих ее сведений (п.1, 2 ст.152 ГК). Если такие сведения распространены в средстве массовой информации, деловая репутация может быть защищена и путем опубликования потерпевшим ответа в том же средстве массовой информации (п.3 ст.152 ГК). Эти способы направлены на восстановление деловой репутации в первоначальное состояние и, таким образом, представляют собой разновидность одного из общих способов защиты гражданских прав - восстановления положения, существовавшего до нарушения права (ст.12 ГК).

Помимо применения упомянутых выше специальных способов защиты деловой репутации гражданин вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением ложных и порочащих его деловую репутацию сведений.

Особо следует отметить важное процессуальное значение п. 1 ст. 152 ГК РФ, низлагающего обязанность доказательства истинностисведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию граждан на сторону, их распространившую. Тем самым фактически утверждается презумпция добросовестности юридического и физического лица в глазах общества и закона и предусматривается процедура защиты их прав. Причём, если действия лица, распространившего порочащие сведения, содержат признаки преступления, предусмотренного ст. 129 или 130 УК РФ (клевета или оскорбление), пострадавшая сторона, кроме предъявления иска о защите чести, достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства, вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности.

Итак, юридическое лицо вправе требовать возмещения убытков, возникших вследствие опорочения его деловой репутации, а гражданин - возмещения убытков и компенсации морального вреда.

Как отграничить деловые качества лица от "неделовых"? Этот вопрос возникает лишь применительно к гражданину. Юридическое лицо создается с заранее определенной целью для участия именно в деловых отношениях, поэтому любые его качества неизбежно являются деловыми. Представляется, что при отграничении деловых качеств гражданина от иных его качеств разумно использовать следующий критерий. Деловые качества - это качества, которые обеспечивают осуществление этим гражданином деятельности, направленной на удовлетворение общественных потребностей, или его эффективное участие в такой деятельности. Такая деятельность вызывает определенную оценку в общественном мнении, т.е. у гражданина складывается деловая репутация.

В ст.150 ГК деловая репутация упоминается в качестве одного из неимущественных благ, которые могут защищаться путем компенсации морального вреда. Рассмотрим вопрос о воздействии деловой репутации юридического лица на репутацию его работников. Как уже отмечалось выше, распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, при определенных условиях может причинить вред и другому объекту - деловой репутации определенного гражданина или граждан.

Дело в том, что юридическое лицо приобретает деловую репутацию в результате осуществления им определенной деятельности. Эта деятельность проявляется в разнообразных действиях граждан, выступающих в качестве органов и работников юридического лица, а в предусмотренных законом случаях (п.2 ст.53 ГК) - участников юридического лица. Так, сделки, т.е. юридические действия, направленные на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, юридическое лицо совершает через свои органы или участников, обязанных при этом, в силу п.3 ст.53 ГК, действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно.

Исполнение обязанностей и осуществление прав совершается юридическим лицом не только через свои органы, но и действиями его работников, считающимися действиями самого юридического лица (ст.402 ГК). Поэтому публикация, например, о том, что юридическое лицо сообщает контрагентам недостоверную информацию при совершении сделок, содержат в себе сведения о гражданах, через которых совершает сделку юридическое лицо. Распространение ложных сведений о выпуске предприятием бракованной продукции не только порочит деловую репутацию предприятия, но одновременно может опорочить и честь занятого изготовлением или контролем качества такой продукции конкретного работника.

Отношения гражданина или граждан, чья деловая репутация косвенно опорочены распространенными сведениями, и распространителей таких сведений подпадают под действие ст.152 ГК, если эти граждане в достаточной степени персонифицируемы в глазах других лиц по содержанию распространенных о юридическом лице сведений. Вопрос о персонифицируемости должен исследоваться судом на основании конкретных обстоятельств дела. Истец должен доказать наличие круга лиц, в чьих глазах его личная деловая репутация может пострадать вследствие распространения порочащих сведений о юридическом лице. Анализ судебной практики показывает, что решение вопроса о признании сведений порочащими вызывает трудности и приводит иногда к неправильной оценке фактических обстоятельств дела.

В случае умаления деловой репутации весьма возможна потеря работы, что, безусловно, будет затрагивать и честь человека. Вряд ли окружающие сочтут увольнение человека по не реабилитирующим основаниям (например, возбуждение уголовного дела, пусть даже с последующим его прекращением, или увольнение работника в связи с нахождением на рабочем месте в нетрезвом состоянии без соответствующего освидетельствования) достойным уважения и гордости. Не каждому человеку под силу совладать со своими эмоциями в таких случаях, Что непременно отразится и на его достоинстве.

В качестве примера можно привести дело, в котором истец, заслуженный летчик-испытатель, предъявил к банку и рекламной фирме иск о компенсации морального вреда, причиненного в связи с использованием без согласия истца его изображения в рекламе банка. Призыв "Вы доверяете цифрам - доверяйте опыту!" был расположен на фоне фотографии, изображавшей истца за штурвалом самолета. Истец требовал компенсации морального вреда в размере 300 тыс. руб. (по 150 тыс. руб. с каждого из ответчиков). В качестве соответчиков были привлечены газеты, опубликовавшие рекламу банка и обязанные, по мнению истца, опубликовать информацию о принятом в его пользу судебном решении.

По объяснениям истца, ему были причинены нравственные страдания в связи с тем, что распространение такой рекламы может создать у его знакомых представление о том, что он "использует свои профессиональные качества для извлечения материальной выгоды из рекламной деятельности". Доводы представителей рекламной фирмы сводились к тому, что, не зная, кто изображен на фотографии, они не могли испросить согласия истца. По мнению представителей банка, изображение истца в рекламе надежного банка не могло повредить его репутации.

Суд постановил взыскать в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 100 тыс. руб. в равных долях с обоих ответчиков и обязал их оплатить газетные сообщения о принятом судом решении.

Решение по этому делу интересно в нескольких аспектах.

Представляется, что суд не уделил достаточного внимания установлению самого факта причинения морального вреда. Ведь даже если предположить, что истец пользовался у своих знакомых репутацией профессионала, чуждающегося получения любых материальных выгод иным, кроме осуществления профессиональной деятельности, способом, такое предположение противоречило бы факту предъявления истцом требования о выплате далеко не "символической" суммы компенсации. Кроме того, применение ст.151 ГК требует наличия вины в действиях ответчика хотя бы в форме неосторожности, т.е. не предвидения ответчиком того, что своими действиями он причинит истцу нравственные страдания, хотя по обстоятельствам дела должен был и мог это предвидеть. Несмотря на то, что бремя доказывания отсутствия вины возлагается на правонарушителя, ответчик должен был бы справиться с этой нетрудной для него при таких обстоятельствах дела задачей.

Не представляется обоснованным и возложение ответственности на банк, который вообще не совершал каких-либо действий, нарушающих права истца. И, наконец, о размере присужденной по данному делу компенсации - 100 тыс. руб. Сравним этот размер с размером компенсации по другому делу, где престарелым родителям, потерявшим в результате неосторожного преступления единственного сына, была присуждена (на двоих!) компенсация морального вреда в размере 40 тыс. руб., т.е. по 20 тыс. руб. каждому. Если бы оба эти решения были вынесены одним и тем же составом суда, то предположение о справедливости второго решения заставило бы считать первое невероятным кощунством и глумлением над истцами. Однако, поскольку эти дела рассматривались разными судами, эта ситуация не противоречит законодательству, а всего лишь кажется несправедливой, что еще раз подчеркивает необходимость установления единой методологии и базиса в подходе судов к определению размера компенсации морального вреда.

Еще в одном деле ответчик в интервью, опубликованном в средстве массовой информации, отзываясь об истице, журналистке по профессии, заявил, что "эта девица ведет достаточно свободный образ жизни, пьет, курит и совмещает две древнейшие профессии". Истица заявила требование о компенсации морального вреда, определив его в размере 500 тыс. долл. США.

Представитель ответчика утверждал, что под древнейшей профессией ответчик не подразумевал какой-либо недостойной профессии. Однако представитель истицы настаивал на определенности общепринятого понимания словосочетания "древнейшая профессия".

В этом случае решение суда об удовлетворении иска представляется законным и обоснованным с учетом того, что суд снизил размер компенсации до 500 руб. (т.е. примерно в 5 тыс. раз) по сравнению с заявленным истицей.

Еще один пример. Известный певец предъявил иск об опровержении не соответствующих действительности сведений и компенсации морального вреда к газете и журналистке, которая в своей публикации отмечала связь истца с криминальными кругами. Истец оценил причиненный ему моральный вред в 100 тыс. долл. США. Cуд удовлетворил иск, снизив размер компенсации до 15 тыс. руб.

Самостоятельным действием, причиняющим ущерб чести и достоинству граждан, является оскорбление - унижение чести и достоинства, выраженное в неприличной форме. Прежде всего, необходимо остановиться на различиях между распространением ложных, порочащих другое лицо сведений и оскорблением. Если в первом случае умаление чести и достоинства происходит в результате того, что само содержание распространяемых сведений, их смысл носит порочащий характер, то во втором случае отрицательное воздействие на честь и достоинство лица оказывает неприличная форма, в которой дается оценка лица. Под неприличной формой выражения судебная практика понимает циничную форму отрицательной оценки личности потерпевшего, резко противоречащую принятым в обществе правилам поведения (например, использование нецензурных выражений).

В случае, когда в неприличной форме выражены порочащие честь и достоинство, ложные сведения, потерпевший вправе требовать опровержения этих сведений в порядке ст.152 ГК и компенсации морального вреда, причиненного распространением таких сведений. Но возможен случай, когда распространенные сведения соответствуют действительности, что делает невозможным требовать их опровержения в порядке ст.152 ГК, однако оскорбительная форма их преподнесения порождает право требовать компенсации морального вреда в порядке ст.151 ГК.

В обоих случаях в состав оснований ответственности не будет входить вина причинителя вреда, так как ч.4 ст.1100 ГК применима к распространению сведений, порочащих честь и достоинство личности, независимо от того, что умаляет эти неимущественные блага - содержание таких сведений или их оскорбительная форма.

Безусловно, для определения размера компенсации заслуживающими внимания обстоятельствами должны являться широта распространения оскорбительных сведений и степень неприличия формы их выражения.

В качестве примера учета широты распространения сведений можно привести дело, где, взыскав с ответчика в порядке возмещения морального вреда в пользу истца 100 руб. вместо указанной истцом в исковом заявлении суммы в размере 1 тыс. руб., суд в обоснование этого сослался на то, что не соответствующие действительности, порочащие истца сведения (о причастности его к краже имущества) были изложены в направленном в прокуратуру района письме и стали известны лишь ограниченному кругу лиц, а потому, по мнению суда, его переживания в связи с публикацией не могли быть столь значительны.

Наконец, оскорбление может быть нанесено при отсутствии распространения каких-либо сведений о потерпевшем, "один на один" - например, плевок, непристойный жест, оскорбительное письмо потерпевшему, содержащее нецензурные выражения. Такие действия умаляют достоинство человека, подрывая его уважение к самому себе, и порождают право на компенсацию морального вреда. В этом случае должен применяться общий состав оснований ответственности за причинение морального вреда (включая вину его причинителя), так как отсутствие факта распространения сведений не позволяет применять ст.1100 ГК.

Пункт 1 ст.152 ГК устанавливает способ защиты чести, достоинства и деловой репутации гражданина в случае, если вред этим неимущественным благам причинен путем распространения не соответствующих действительности порочащих сведений. Анализ этой нормы показывает, что она применима в отношении таких сведений, которые содержат сообщения о фактах. Только сообщение о факте может соответствовать либо полностью или частично не соответствовать действительности, поскольку факт либо наступил в соответствии с сообщением о нем, либо не вполне соответствует этому сообщению, либо не наступал вообще.

В большинстве случаев сообщенное в цивилизованной форме мнение (например, об ошибочной позиции или взглядах лица) не может умалить честь и достоинство гражданина в глазах здравомыслящих членов общества. Humanum est errare - человеку свойственно ошибаться, как говорили древние римляне. Тем не менее, иногда выражение мнения может нанести вред чести, достоинству или деловой репутации лица или затронуть его иные охраняемые законом права и интересы. Это, возможно, прежде всего, в случаях, когда выраженное мнение содержит в себе сообщение о порочащих фактах или позволяет сделать вывод об их наличии.

Таким образом, как выражение мнения, так и сообщение о факте могут умалить честь, достоинство и деловую репутацию либо ущемить другие права или охраняемые законом интересы граждан либо деловую репутацию юридических лиц, однако способы гражданско-правовой защиты нарушенных прав и интересов будут существенно различными в зависимости от способа нарушения. Если распространенные сведения открыто или завуалировано содержат сообщения о порочащих фактах, потерпевший вправе требовать опровержения сведений (п.1 ст.152 ГК), возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных их распространением, если же права или охраняемые законом интересы гражданина ущемлены путем выражения мнения, он вправе требовать опубликования ответа в том же средстве массовой информации в порядке п.3 ст.152 ГК и показать несостоятельность выраженного мнения или иным способом защитить свои интересы. При оскорбительной форме выражения мнения потерпевший вправе требовать и компенсации морального вреда.

В последнее время в различных средствах массовой информации появляются публикации, содержащие, в прямой или завуалированной форме, утверждения о неестественной (с биологических позиций) сексуальной ориентации лиц, как правило, обладающих публичной известностью.

Так, истец - известный певец предъявил иск к средству массовой информации, распространившему сведения о том, что в городе N в преддверии гастролей истца общество гомосексуалистов избрало его своим почетным членом и направило ему поздравительную телеграмму, в которой содержалась просьба сообщить размеры талии, бедер и т.п., чтобы сшить к его приезду шелковое платье. Истец счел распространенные сведения оскорбительными и потребовал компенсации морального вреда в размере 100 тыс. руб. Суд первой инстанции иск отклонил, мотивировав это тем, что разглашение сведений о нетрадиционной сексуальной ориентации не является оскорблением. Суд второй инстанции согласился с доводами представителя истца о порочащем (вредящем деловой и творческой репутации) характере распространенных сведений и отменил решение, направив дело на новое рассмотрение в ином составе судей. В результате нового рассмотрения дела иск был удовлетворен и истцу присуждена компенсация морального вреда в размере 2 тыс. руб.

Безусловно, сведения о неестественной сексуальной ориентации должны признаваться порочащими честь и достоинство лица, как это произошло в приведенном деле, и отсутствие противозаконности гомосексуальных актов не препятствует этой оценке. Между тем следует учитывать, что некоторые особенности поведения таких лиц на публике (в особенности, эстрадных певцов, артистов и т.п.) - манера одеваться, держаться на сцене, прическа и т.д. - могут совпадать с поведением лиц с неестественной сексуальной ориентацией (возможно подтверждение этого заключением эксперта-сексопатолога). Такие особенности в сознании "среднего" человека могут вызывать предположение об ассоциированности потерпевшего с кругом лиц, обладающих неестественной сексуальной ориентацией, хотя в действительности могут быть лишь выражением необычного вкуса или намерения эпатировать публику. До тех пор пока такое поведение не оскорбляет общественную нравственность, оно не является предосудительным, ибо свобода самовыражения - конституционное право каждого гражданина.

А возможна ли ответственность за достоверную диффамацию? Под диффамацией, как в российском, так и в зарубежном праве обычно понимается распространение порочащих сведений о каком-либо лице, как физическом, так и юридическом. Иногда в российской юридической литературе диффамацией называют только распространение порочащих другое лицо правдивых сведений. При этом диффамация противопоставляется клевете как действие, не влекущее уголовной ответственности. Такое понимание диффамации не соответствует смыслу этого термина и неоправданно сужает его применение.

Родовое понятие "диффамация" охватывает собой любое распространение порочащих другое лицо сведений. В зависимости от соответствия распространяемых сведений действительности и субъективного отношения распространителя к своим действиям можно выделить следующие виды диффамации: а) распространение заведомо ложных порочащих сведений - умышленная недостоверная диффамация, или клевета; б) неумышленное распространение ложных порочащих сведений - неумышленная недостоверная диффамация; в) распространение правдивых порочащих сведений - достоверная диффамация. Только недостоверная диффамация в виде клеветы влечет уголовную ответственность. Гражданско-правовой способ защиты чести, достоинства и деловой репутации от недостоверной диффамации любого вида определен в ст.152 ГК. Какие правовые последствия может повлечь достоверная диффамация? По общему правилу такая диффамация не влечет наступления ответственности. Хотя добросовестная диффамация сама по себе не порождает у потерпевшего права на компенсацию морального вреда, оно может возникнуть в тех случаях, когда у потерпевшего есть право на опубликование ответа, а редакция средства массовой информации незаконно отказывает ему в этом. Указанным неправомерным действием редакция препятствует потерпевшему в восстановлении нарушенных нематериальных благ и обязана компенсировать причиненные в связи с этим страдания. Изложенное выше не означает, что никакое достоверное сообщение о фактах само по себе не может повлечь ответственности распространителя сведений. При достоверной диффамации ответственность не наступает в связи с умалением вполне определенных нематериальных благ - чести, достоинства и деловой репутации. Но диффамация может одновременно причинять вред другим нематериальным благам - неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайне. В этом случае возможно наступление ответственности, в том числе в виде обязанности компенсировать причиненный моральный вред. Особый интерес в этом отношении представляет нарушение неприкосновенности частной жизни, которое часто сопутствует достоверной диффамации. Например, правдивое сообщение в средстве массовой информации о том, что гражданин в установленных рамках практикует нудизм, раскрывает одну из сторон его частной жизни. Такое сообщение не свидетельствует ни о нарушении гражданином законодательства, ни о совершении им аморальных действий, но способно понизить его репутацию в глазах значительного числа людей ввиду имеющего место предубеждения против нудизма. Если при достоверной диффамации критерий обоснованного общественного интереса не позволяет оправдать нарушение неприкосновенности частной жизни, потерпевший приобретает право на компенсацию морального вреда.

В заключении необходимо сказать о том, что существенной особенностью применения института компенсации морального вреда для защиты чести, достоинства или деловой репутации является отсутствие вины распространителя сведений среди необходимых условий ответственности за причинение морального вреда (ст. 1100 ГК РФ).

моральный вред компенсация посягательство


2.3 Особенности компенсация морального вреда при посягательстве на свободу и личную неприкосновенность

Конституция РФ гарантирует право каждого человека на свободу и личную неприкосновенность. Содержанием этого права являются:

· физическая и психическая неприкосновенность лица;

· индивидуальная свобода человека.

Физическая неприкосновенность обеспечивается запретом посягательств на жизнь, здоровье и телесную неприкосновенность человека. Психическая – подразумевает запрет незаконного воздействия на психику человека. Индивидуальная свобода человека выражается в праве свободно передвигаться и выбирать место пребывания и жительства, свободно исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, иметь собственное мнение по любому вопросу и выражать его не противоречащим законом способом, по своему усмотрению, располагать собой и организовывать свое времяпрепровождение, вступать в сексуальные контакты и воздерживаться от них.

Нарушение права на индивидуальную свободу человека может проявляться в незаконном лишении его свободы лицом, ни при каких условиях не управомоченным на ограничение свободы других лиц, либо лицом, управомоченным на это при соблюдении установленных законом условий, которые оно не выполняет. При этом происходит ограничение прав человека свободно передвигаться и располагать собой по своему усмотрению. Лишение свободы всегда причиняет моральный вред, если только человек осознает, что он лишен свободы. Но только в случае незаконного лишения свободы причиняемый моральный вред подлежит компенсации.

Поскольку незаконное лишение свободы – длящееся правонарушение, компенсация начисляется за каждый день лишения свободы, исходя из предположения, что правонарушение происходит ежедневно в течении срока лишения свободы.

В случае незаконного лишения свободы, являющегося результатом незаконных действий органов дознания, предварительного следствия прокуратуры и суда, во внимание должны приниматься иные обстоятельства. Граждане, ставшие жертвами судебных и следственных ошибок, испытывают сильнейшие муки и переживания. Для них компенсация причиненного им морального вреда часто оказывается намного важнее, нежели возмещение имущественного ущерба. Многомесячное, а нередко и многолетнее необоснованное пребывание человека под стражей, помимо острейших переживаний нравственного характера, почти всегда сопряжено для него и с огромными физическими страданиями, являющимися следствием условий содержания в следственных изоляторах. Общеизвестно, что в следственных изоляторах не обеспечивается даже элементарный жизненный уровень, необходимый для поддержания здоровья. Большинство таких изоляторов размещено в зданиях, требующих незамедлительного ремонта и реконструкции. Число содержащихся в камерах в несколько раз превышает санитарные нормы. Все это ведет к конфликтам, сопровождающимся драками и получением увечий. Перенаселенность камер приводит к антисанитарии, в результате чего в СИЗО свирепствуют инфекционные заболевания. На очень низком уровне находится также питание и медицинское обслуживание заключенных.

В связи с этим с позиции учета фактических обстоятельств во внимание принимаются особенности пребывания в заключении: несоблюдение установленной нормы площади камеры в расчете на одного заключенного; наличие издевательств со стороны других заключенных; иные нарушения порядка содержания под стражей или требований уголовно-процессуального законодательства, в частности, непринятие мер попечения о детях заключенного под стражу, если об этом известно заключенному; негативные последствия на работе, вызванные информацией о применении данной меры пресечения. Учитываются также индивидуальные особенности потерпевшего. Если лицо до этого неоднократно отбывало законно наказание в виде лишения свободы, логично предположить, что нравственные страдания, связанные с обстановкой заключения и неизбежным контактом с соответствующим контингентом, будут меньше, чем для лица, впервые подвергшегося лишению свободы. Возможно также, что человек, ранее уже отбывший наказание и твердо вставший на путь исправления, болезненнее воспримет сам факт незаконного ареста. Эти обстоятельства должны найти свое отражение.

Право на свободу передвижения может быть нарушено не только путем лишения свободы – заключением под стражу, но и незаконным применением других мер пресечения, например, подписки о невыезде, а также незаконным наложением административного взыскания в виде ареста. Существенной особенностью ответственности за причинение морального вреда незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного осуждения с назначением наказания, связанного с ограничением свободы осужденного, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ является наступление такой ответственности независимо от вины причинителя вреда.

При расчете размера возмещения морального вреда необходимо учитывать следующие обстоятельства: угроза убийством или причинение тяжких телесных повреждений в процессе изнасилования или иных насильственных действий сексуального характера, изнасилование или иные действия, совершенные группой лиц или изнасилование или иные действия в отношении несовершеннолетнего или малолетнего. Необходимо учитывать также индивидуальные особенности потерпевшей. Так, предположительно, женщина, занимающаяся проституцией будет менее остро переживать случившееся, чем женщина, ведущая моногамный образ жизни. Учитываются также следующие повышающие размер компенсации морального вреда: причинение в процессе изнасилования или иного сексуального действия, телесных повреждений, не относящихся к тяжким; заражение венерической болезнью; беременность в результате изнасилования; совершение изнасилования на глазах детей, супруга или иного лица, чьим отношением женщина дорожит; наступившее ухудшение семейной обстановки или распад семьи; изнасилование в извращенной форме. К числу обстоятельств, понижающих размер компенсации морального вреда относят неспособность потерпевшей (потерпевшего) сознавать характер производимых с нею (с ним) действий ввиду слабоумия или алкогольного или наркотического опьянения; провоцирования женщиной изнасилования, т.е. проявление ею грубой неосторожности.

Нарушение психической неприкосновенности может выражаться в различного рода незаконных воздействий на психику человека. При определении размера компенсации морального вреда, причиненного такого рода действиями, следует учитывать характер угроз, характер и степень зависимости потерпевшего (потребителей) от причинителя вреда, возможные последствия для потерпевшего, которые могли бы наступить в результате его сопротивления противоправным домогательствам.

Пример из правоприменительной практики. М. обратился в Краснооктябрьский районный суд г. Волгограда с иском к Управлению внутренних дел г. Волжского Волгоградской области, Управлению Федерального казначейства по Волгоградской области о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, сославшись на то, что 12 месяцев и 12 дней находился под стражей в связи с необоснованным привлечением к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 159 УК РФ. Приговор Волжского городского суда был отменен Волгоградским областным судом, уголовное дело было направлено на доследование и прекращено следственным отделом УВД г. Волжского ввиду недоказанности. Иск М. судом был удовлетворен частично: в его пользу взыскана денежная компенсация морального вреда в размере 70 тыс. руб. Суд пришел к выводу, что заявленные истцом требования являются обоснованными, поскольку М. были перенесены физические и нравственные страдания, выразившиеся в самих условиях содержания под стражей, оторванности от родных и близких и привычного образа жизни, бытовых неудобствах, пребывании в состоянии стресса, вызванного резкой переменой положения. Кроме того, вред причинен нематериальным благам истца, предусмотренным Конституцией РФ, — праву свободы передвижения, праву на труд, отдых, личную семейную тайну и т.п., что, по мнению суда, безусловно, свидетельствует о перенесенных М. нравственных и физических страданиях, т.е. негативных изменениях в психофизической сфере.

Определение размеров компенсации морального вреда требует пристального внимания судьи при разрешении каждого конкретного спора с учетом установленных обстоятельств, поскольку, несмотря на жаркие дискуссии по этому вопросу, все еще отсутствуют четкие критерии дифференциации морального вреда. Так, М.М. Громзин справедливо отмечает, что необходимо составить таблицы с помощью обоснованных математических моделей законодательного утверждения, полученных в процессе исследования результатов, которые целесообразно представить в форме инструкции по определению сумм компенсаций морального вреда всех видов.

Таким образом, поскольку законодатель отказался от нормативного установления базисного уровня и методики размера компенсации, этот вопрос предоставляется на усмотрение суда, этим судом следует считать Верховный Суд РФ, который должен предложить судом общий подход к определению размера компенсации морального вреда, оставляя при этом достаточный простор усмотрению суда при решении конкретных дел.

Следует также отметить, что выплата имущественной компенсации за неимущественный вред всегда будут нести в себе элементы условности ввиду отсутствия общих «единиц измерения» материальной и нематериальной субстанций.

Новеллой УПК РФ является такая форма, заглаживания нравственных переживаний пострадавшего, как публичное извинение прокурора. Публичное извинение прокурора перед пострадавшей стороной от незаконных деяний сотрудников правоохранительных органов и суда - оптимальная форма восстановления личных неимущественных прав. Поскольку, если суд и устанавливает компенсацию морального вреда в определенной денежной сумме, в порядке исполнительного производства взыскать ее по ряду причин практически невозможно.

2.4 Особенности компенсация морального вреда при нарушении авторских прав

Нарушение авторских прав в России на сегодняшний день носит массовый характер, при этом авторы плохо представляют, каким образом можно их защитить. При нарушении авторских прав наряду с имущественным вредом авторам причиняется серьезный моральный вред.

В соответствии с п. 2 ст. 1255 ч.4 ГК РФ (вступившей в силу с 1 января 2008 г.), совокупность личных неимущественных прав автора состоит из следующих прав:

1) исключительное право на произведение; 2) право авторства; 3) право автора на имя; 4) право на неприкосновенность произведения; 5) право на обнародование произведения.

Автору произведения принадлежат другие права, в том числе право на вознаграждение за использование служебного произведения, право на отзыв, право следования, право доступа к произведениям изобразительного искусства. Нарушение авторских прав в России на сегодняшний день носит массовый характер, при этом авторы плохо представляют, каким образом можно их защитить. При нарушении авторских прав наряду с имущественным вредом авторам причиняется серьезный моральный вред.

Права автора, в том числе и личные неимущественного права, защищаются гражданским, административным и уголовным законодательством. Одной из мер защиты авторских прав является компенсация морального вреда (ч.1 ст.1251 ГК РФ).

К данному способу защиты нарушенного права могут прибегнуть только авторы и только в случае нарушения их личных неимущественных прав. При этом лицо, права которого нарушены, должно доказать:

1. факт нарушения его авторских прав;

2. факт причинения ему физических или нравственных страданий (например, справкой из лечебного учреждения, письменным заключением специалиста, другим образом);

3. наличие причинной связи между действиями нарушителя (например, не указанием или неправильным указанием имени артиста-исполнителя в афише сборного концерта) и наступившими для него вредными последствиями (в виде физических или нравственных страданий).

Анализ судебной практики по компенсации морального вреда за нарушение авторских прав позволяет прийти к выводу, что судьи обычно применяют «презумпцию морального вреда». Иными словами, установив сам факт нарушения, они предполагают моральный вред причиненным и далее рассматривают вопрос о размере его компенсации в денежной форме.

Обосновывая заявленную в исковом заявлении сумму компенсации, истец должен объяснить суду, как указанная сумма сможет компенсировать причиненный ему вред (можно указать, что деньги будут потрачены на покупку туристической путевки за рубеж, ибо комфортабельный отдых поможет забыть о допущенном ответчиком правонарушении; или что деньги пойдут на выпуск брошюры о творческой деятельности данного лица). В противном случае крупная сумма компенсации будет выглядеть явно надуманной, и суд вынесет решение о взыскании с ответчика весьма незначительной суммы.

Необходимо отметить, что нравственные страдания могут послужить поводом для возникновения впоследствии физических страданий. Например, автор, страдающий сердечнососудистым заболеванием, увидев в газете свою статью, опубликованную под чужим именем, испытал нервное потрясение, вследствие чего у него произошел инфаркт.

Нарушения личных неимущественных прав автора могут выражаться в плагиате, то есть выпуск под своим именем чужого произведения науки, литературы или искусства, или ином присвоении авторства на такое произведение, либо в незаконном обнародовании, воспроизведении или использовании произведения, внесении искажений в произведение без согласия автора, не указание или искажение имени автора, равно как и раскрытие издателем имени автора вопреки его волеизъявлению, и т. п.

В качестве заслуживающих внимания обстоятельств следует принимать количество незаконно распространенных экземпляров произведения или, в общем случае, диапазон распространения произведения; характер искажения произведения и степень нарушения его смысла, степень ущерба чести и достоинству автора; восстановимость нарушенного права (например, при незаконном раскрытии издательством имени автора, пожелавшего опубликовать произведения под псевдонимом, невозможно восстановить положение, существовавшее до нарушения права).

2.5 Проблемы компенсации морального вреда юридическому лицу

Длительное время не утихает дискуссия о том, имеет ли юридическое лицо право на компенсацию морального вреда при умалении его деловой репутации. Здесь мы можем наблюдать диаметрально противоположные подходы Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.

Арбитражные суды РФ исходят из того, что к юридическому лицу не применимо понятие морального вреда: ГК РФ определяет моральный вред как физические или нравственные страдания (ст. 151), следовательно, отсутствуют основания для его компенсации. Арбитражные суды считают, что такие категории, как физические и нравственные страдания, характеризуют только физических лиц. В связи с этим требования юридических лиц о компенсации морального вреда удовлетворению не подлежат.

Верховный суд РФ придерживается позиции, согласно которой правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10 от 20.12. 94 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»). Таким образом, суды общей юрисдикции положительно решают этот вопрос.

В публикациях различных юридических журналов говорится о наличии пробелов в гражданском законодательстве в части компенсации морального вреда юридическому лицу. На мой взгляд, эти проблемы надуманны. Вопрос о том, возможно ли применение норм о компенсации морального вреда к юридическому лицу, четко решен в действующем гражданском законодательстве. Рассматривая данный вопрос, необходимо основываться на следующем.

1. Президиум ВАС РФ в Информационном письме от 23.09.99 №46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации» указал, что согласно п.2 ст. 150 ГК РФ нематериальные блага защищаются в соответствии с Гражданским кодексом РФ и другими законами в случаях и порядке, ими предусмотренных.

Исходя их этого, для применения норм о компенсации морального вреда по отношению к юридическим лицам способ защиты должен быть прямо предписан законом. Просто упоминания репутации, как объекта защиты, недостаточно.

В зарубежных стран моральный вред понимают как психиатрический вред, нервный шок, нервное потрясение или обыкновенное потрясение.

Из определения, очевидно, что норма о компенсации морального вреда неприменима к юридическому лицу, так как невозможно вести речь об испытываемом им нервном потрясении.

На недопустимость компенсации морального вреда в пользу юридических лиц обращено внимание в постановлении Президиума ВАС РФ от 01.12.98 №813/98.: «Поскольку юридическое лицо не может испытывать физических или нравственных страданий, ему невозможно причинить моральный вред. Поэтому исходя из смысла статей 151 и 152 Гражданского кодекса Российской Федерации право на компенсацию морального вреда предоставлено только физическому лицу».

2. Еще один довод о невозможности компенсации морального вред в пользу юридического лица заключается в следующем. В Определении Конституционного Суда РПФ от 04.12.2003 № 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шпафмана В. А. на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 ГК РФ» говорится о том, что юридическое лицо может избирать любые способы защиты права. Но разговор о способах защиты имеет смысл лишь тогда, когда есть объект защиты.

Не ясно, какие именно потери юридического лица предполагается возместить с помощью компенсации морального вреда. Все потери, какие бы ни возникли юридического лица из-за умаления деловой репутации (уменьшение заказов, разрыв договорных отношений, даже утрата доброго имени и доверия к компании) находятся в сфере экономической деятельности, т.е. материальной. Эти потери должны компенсироваться исключительно путем возмещения убытков по ст. 15 ГК РФ.

Практика показывает, что ущемление прав и законных интересов гражданина может быть связано с деятельностью созданного им юридического лица. Гражданин способен испытывать страдания вследствие незаконного ущемления правомочий юридического лица. Однако причинение морального вреда сотрудникам юридического лица не может служить основанием для компенсации морального вреда самому юридическому лицу.

3. Право требовать компенсации морального вреда связано с личностью потерпевшего носит личный характер. В связи с этим данное право не входит в состав наследственного имущества и не может переходить по наследству. Если гражданин, предъявивший требование о взыскании компенсации морального вреда, умер до вынесения суда решения, производство по делу подлежит прекращению на основании ст.220 ГПК РФ.

В том случае, когда истцу присуждена компенсация морального вреда, но он умер, не успев получить ее, взысканная сумма компенсации входит в состав наследства и может быть получена его наследниками.

В арбитражных судах сложилась достаточно четкая практика: требование юридического лица о компенсации морального вреда удовлетворению не подлежит. Это касается и граждан, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей. В случае нарушения деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности они имеют такие же права, как и юридические лица.

Если указанное нарушение имело место в сфере, не связанной с предпринимательством, индивидуальный предприниматель выступает как физическое лицо и имеет на предъявление иска о компенсации морального вреда в суд общей юрисдикции. В данной ситуации изменяется его статус, он выступает в качестве гражданина, который при наличии достаточных оснований вправе требовать взыскания с ответчика компенсации морального вреда.

Таким образом, нарушенная деловая репутация юридического лица может быть восстановлена путем предъявления требования об опровержении порочащих сведений, а также о возмещении убытков, причиненных их распространением.

При анализе позиции Верховного Суда РФ по исследуемой теме, по моему мнению, можно выявить существенные противоречия положений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» положениям ГК РФ. В названном Постановлении в пункте 15 утверждается, что «правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица». На самом деле в п.7 ст.152 ГК РФ закреплено следующее: « Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридических лиц». Ни слова не говорится о компенсации морального вреда юридическому лицу.

Само название Постановления Верховного Суда РФ от 24.02.2005 №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» указывает на то, что гражданам предоставлено право защищать честь, достоинство и деловую репутацию, а юридическим лицам – только деловую репутацию. Моральный вред предполагает умаление чести и достоинства, которых у юридического лица как некой фикции быть не может. Иными словами, согласно п.7 ст.152 ГК РФ, сформулированные в ней способы защиты деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица. Если сведения, порочащие деловую репутацию юридического лица, распространены в печати, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. Аналогичным образом к защите деловой репутации юридического лица применяются и другие правила, содержащиеся в п.2-6 ст.152 ГК РФ.

Правила о компенсации морального вреда не могут быть применены к защите деловой репутации юридического лица, поскольку это находилось бы в явном противоречии с понятием морального вреда как физических страданий, содержащимся в п.1 ст.151 ГК РФ. Кроме того, утверждение Верховного Суда РФ о возможности применении норм по компенсации морального вреда к юридическому лицам противоречит его же собственному определению морального вреда, данному в Постановлении Пленума от 20.12.94 №10 (пункт 2).

Контрольно-ревизионное управление Министерства финансов Свердловской области обратилось в суд с иском к ООО "Интерцепт" и П. о защите деловой репутации и компенсации морального вреда, причиненного распространением в еженедельнике "Московский комсомолец- Урал" сведений, не соответствующих действительности. Кировский районный суд г.Екатеринбурга решением от 07.02.2002 г. удовлетворил требования истца и взыскал с ответчиков в пользу Контрольно-ревизионного управления Министерства финансов Свердловской области в счет компенсации морального вреда по 5000 руб. с каждого. Судебная коллегия отменила решение суда и направила дело на новое рассмотрение по следующим основаниям. В соответствии со ст.151 ГК РФ под моральным вредом понимаются физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Размер компенсации морального вреда определяется с учетом степени физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. Поскольку юридическое лицо не может испытывать физических или нравственных страданий, ему невозможно причинить моральный вред. Исходя из смысла ст.151, ст.152 ГК РФ, право на компенсацию морального вреда предоставлено только физическому лицу. Учитывая изложенное, у суда не было оснований для удовлетворения исковых требований о компенсации морального вреда в отношении Контрольно-ревизионного управления Министерства финансов Свердловской области. (Определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 16 июля 2002 г.)

В свете изложенного утверждения о том, что Верховный Суд РФ, в отличие от Высшего Арбитражного Суда РФ, признает возможность компенсации морального вреда юридическому лицу, представляется спорным.

Обосновывая вывод о возможности компенсации морального вреда юридическому лицу, авторы ряда публикаций ссылаются на решения Европейского Суда по правам человека.

Действительно, в практике Европейского Суда уже довольно много прецедентов взыскания компенсации морального вреда в пользу юридических лиц: 1)Высшее духовное управление мусульман Болгарии против Болгарии (№39023/97); 2)компания «Кроне верлаг ГмбХ» против Австрии (№39069/97); 3) компании «Марпа Зееланд Б. В.» и «Метал Вельдинг Б. В.» против Нидерландов (№46300/99) и др.

Законодатель предусмотрел возможность компенсации морального вреда при защите чести, достоинства и деловой репутации только гражданина. Юридическое лицо в случае нарушения его деловой репутации вправе требовать возмещения убытков в порядке ст.15 ГК РФ. На сегодняшний день имеется обширная арбитражная практика по соответствующей категории споров, обобщение произведено в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 23.09.99 №46 "Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации"

Высшие судебные органы наделены правом толкования норм закона. Однако разъяснения не должны выходить за рамки закона, создавать новую норму, как это произошло по моему мнению, с компенсацией морального вреда юридическим лицам. Подобные трактовки закона Верховным Судом РФ дали основания для обращениям в арбитражные суда с требованием в компенсации морального вреда в пользу юридических лиц.

В то же время нельзя не согласиться с тем, что распространением не соответствующей действительности сведений о деловой репутации юридического лица порой может быть причинен ущерб, не связанный с прямыми убытками. Имея в виду такого рода ситуации, в законодательстве целесообразно предусмотреть возможностью возмещения (в денежном выражении) вреда, причиненного деловой репутации юридического лица. Однако это следует прямо обозначить как компенсацию (в денежном выражении) неимущественного вреда, причиненного деловой репутации юридического лица. С данными предложениями, полагаю, следует согласится.

2.6 Компенсация морального вреда при нарушении прав потребителей

Из положений ст.ст.151, 1099 ГК РФ следует, что моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права граждан, подлежит компенсации лишь в случаях, прямо предусмотренных законом.

В соответствии со ст.15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. "О защите прав потребителей" (с изм. от 25 ноября 2006 г.) моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) или организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных российскими законами и правовыми актами, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины.

В Постановлении №7 Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей"(с изменениями от 11 мая 2007 г.), приведен перечень отношений, регулируемые законодательством о защите прав потребителей. Такие отношения могут возникать из договоров розничной купли-продажи аренды, включая прокат; комиссии; безвозмездного пользования имуществом; хранения; имущественного найма; из договора найма жилого помещения, в том числе социального найма, в части выполнения работ, оказания услуг по обеспечению надлежащей эксплуатации жилого дома и в других случаях, если одной стороной в договоре является гражданин и договор направлена на удовлетворение личных, семейных и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения его прав продавцом (подрядчиком, исполнителем), подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины, компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения материального вреда.Нарушение имущественных прав гражданина-потребителя неизбежно вызывает вред в виде нарушения также и его неимущественных прав. Некоторое время в судебной практике проявлялась тенденция к уравниванию размера компенсации морального вреда со стоимостью некачественного товара (работы, услуги).

Например, в деле по иску потребителя о замене некачественного телевизора с изготовителя была взыскана компенсация морального вреда в размере стоимости телевизора на момент рассмотрения дела. В другом деле, где пассажир обратился в суд с иском к перевозчику о взыскании компенсации морального вреда, причиненного утратой багажа, и потребовал компенсации в размере стоимости договора перевозки, суд удовлетворил это требование.

Отмеченная тенденция прекратилась после того, как Пленум Верховного Суда РФ в постановлении N 7 от 29 сентября 1994 г. "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" указал, что, поскольку моральный вред возмещается в денежной форме и в размере, определяемых судом, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда, размер иска, удовлетворяемого судом, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных и физических страданий в каждом конкретном случае.

В судебной практике нередки случаи, когда истец – потребитель в возникшем споре с предпринимателем уже получил определенную компенсацию морального вреда, сумма которой вполне устраивала стороны, однако впоследствии в силу тех или иных причин он все же обращается в суд, требуя возмещения морального вреда по тому же факту нарушения его прав, но уже в большем размере. Суд же, не вправе отказать истцу в рассмотрении подобного иска (как затем и отказать в иске, мотивируя это удовлетворением его требований в добровольном порядке), а потому вынужден рассматривать такие требования, причем не просто проверять обоснованность сумм, определенных при добровольном соглашении сторон, а заново устанавливать все фактические обстоятельства происшедшего, характер причиненных страданий, вину причинителя и т.д. Из этого следует, что законодательная не урегулированность вопроса о внесудебной возможности рассмотрения споров в части компенсации морального вреда фактически сводит к нулю эффективность добровольного порядка разрешения указанных конфликтов.

Представляется интересный пример, свидетельствующий о возникающих сложностях в практической деятельности судов при вынесении решения о компенсации морального вреда в случае нарушения имущественных прав гражданина-потребителя. К. обратилась в суд с иском к ЕМУП "Исеть-95" и МУ УЖКХ Чкаловского района г. Екатеринбурга о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, указав, при проведении капитального ремонта дома в 2001 году была повреждена ванна и кафельная плитка. Договор на коммунальное обслуживание заключен с ЕМУП "Исеть-95". По условиям договора, ответчик обязан возместить вред, причиненный по его вине, однако предъявленная претензия оставлена без удовлетворения. Иск предъявлен на основании Закона РФ "О защите прав потребителей". Решением мирового судьи судебного участка N 7 Чкаловского района г. Екатеринбурга исковые требования удовлетворены частично: в пользу К. с ЕМУП "Исеть-95" взыскано 1000 руб. в возмещение материального ущерба, в счет компенсации морального вреда - 500 руб. Апелляционным решением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 17 июля 2003 г. решение мирового судьи отменено и вынесено новое решение о взыскании с УЖКХ Чкаловского района г. Екатеринбурга в пользу К. в возмещение материального ущерба 5903 руб. и расходы по проведению экспертизы - 2400 руб. В компенсации морального вреда отказано. Президиум Свердловского областного суда отменил апелляционное решение в части отказа в иске о компенсации морального вреда по следующим основаниям. В соответствии со ст.15 Закона РФ "О защите прав потребителей" от 07.02.1992 г. (в редакции ФЗ от 30.10.2001 г.) моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения исполнителем прав потребителя, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков. Из материала дела видно, что между К. и МП "Исеть-95", МУ УЖКХ Чкаловского района 21.10.1998 г. заключен договор на предоставление коммунальных услуг по техническому обслуживанию, ремонту жилого помещения. Пунктом 2.1.1. данного договора на исполнителя возложена обязанность по проведению капитального ремонта. Судом установлено, что при проведении капитального ремонта дома имуществу истицы причинен ущерб. При таких обстоятельствах решение мирового судьи об обязанности компенсировать истцу моральный вред, причиненный ненадлежащим исполнением договора, является правильным. Апелляционное решение суда, отменившее решение мирового судьи в этой части, противоречит закону. На основании изложенного, Президиум Свердловского областного суда отменил апелляционное решение в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании морального вреда, оставив решение мирового судьи в той части без изменения, уточнив резолютивную часть о взыскании 500 руб. компенсации морального вреда с МУ УЖКХ Чкаловского района г.Екатеринбурга в пользу К. (Определение Президиума Свердловского областного суда от 17.09.2003 г. N 44-г-298)

В заключении хотелось бы отметить, что иногда суды первой инстанции отказывают в компенсации морального вреда, ссылаясь на обстоятельства, которые могут служить лишь основанием для снижения размера компенсации. Размер компенсации морального вреда может быть сколь угодно малым, вплоть до символических сумм. Но малый размер компенсации и отказ в компенсации – принципиальные вещи, поскольку в компенсации морального вреда может быть отказано лишь в случае отсутствия состава оснований ответственности за причинение морального вреда либо в случае, если грубая неосторожность или умысел потерпевшего способствовали возникновению вреда.

Заключение

Рассмотрев и проанализировав принципиальные положения института компенсации морального вреда в российском законодательстве можно сделать следующие выводы.

Моральный вред представляет собой нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага или нарушающими его личные неимущественные права либо нарушающими имущественные права гражданина.

Законодатель предусматривает два подхода: ответственность за виновное причинение морального вреда и ответственность без вины, что, соответственно влияет на перечень случаев компенсации морального вреда.

В практике российских судов отсутствует единый подход к определению размера компенсации, это доказывает, что становление института компенсации морального вреда в российском праве порождает многочисленные проблемы теоретического и правоприменительного характера. Законодатель не установил какого-либо денежного эквивалента, оставив решение вопроса о размере компенсации на усмотрение суда. В законе указаны лишь некоторые качественные критерии, которые суд обязан учитывать при определении размера компенсации: характер и степень нравственных и физических страданий; степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием ответственности за причинение вреда; фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред и иные, заслуживающие внимания обстоятельства; индивидуальные особенности потерпевшего; требования разумности и справедливости.

Ранее уже говорилось о том, что более точным будет употребление словосочетания «компенсация морального вреда», а не «возмещение», в связи с чем считаю разумным внесение изменений в те нормативно-правовые акты которые содержат некорректные формулировки норм, регулирующих компенсацию морального вреда.

Определенную ценность, как в теоретическом, так и в практическом плане, представляет разработанная А. М. Эрделевским методика определения размера компенсации морального вреда. Поскольку потерпевший, предъявляя иск о компенсации морального вреда, вправе выразить в исковом заявлении свое мнение о следуемом ему размере компенсации, этой методикой вполне можно воспользоваться при составлении искового заявления, но в практике работы судов она, к сожалению, не применяется.

Представляется необходимым более конкретно закрепить правила определения размера компенсации морального вреда, т.е. определить некую среднюю величину, которая бы являлась базисом, и суд смог бы от нее отталкиваться при вынесении решений по конкретным делам. Правильным, на мой взгляд, будет дополнить ст.151 ГК РФ презумпцией причинения морального вреда при нарушении прав и охраняемых законов интересов потерпевшего гражданина. Представляется целесообразным регламентировать основания, условия и порядок компенсации морального вреда работникам, учредителям (участникам) или членам органов юридического лица, в случае причинения вреда деловой репутации такой организации. По моему мнению необходимо привести к некому «общему знаменателю» правоприменительную практику Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ о возможности либо невозможности компенсации морального вреда юридическим лицам при защите их деловой репутации. Для этого, полагаю, необходимо принять совместное постановление пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по указанной проблеме.

Следует признать, что институт компенсации морального вреда требует своего дальнейшего совершенствования в системе российского законодательства.


Литература

1) Конституция Российской Федерация (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.).

2) Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ, часть вторая от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ, часть третья от 26 ноября 2001 г. N 146-ФЗ и часть четвертая от 18 декабря 2006 г. N 230-ФЗ (с изменениями от 24 июля 2007 г.).

3) Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ(с изменениями от 30 июня 2003 г., 7 июня, 28 июля, 2 ноября, 29 декабря 2004 г., 21 июля, 27 декабря 2005 г., 5 декабря 2006 г., 24 июля 2007 г.).

4) ФЗ «О банках и банковской деятельности» 2 декабря 1990 г. N 395-I ( с изм. от 24 июля 2007 г.).

5) Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22 декабря 1992 г. N 4180-I ( с изм. от 9 февраля 2007 г.).

6) «Основы законодательства РФ о нотариате» от 11 февраля 1993 г. N 4462-I (с изм. от 26 июня 2007 г.).

7) «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 г. N 5487-1 (с изменениями 24 июля 2007 г.).

8) Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-Ф3 "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации (с изменениями от 24 июля 2007 г.).

9) Закон РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей" (с изменениями от 25 ноября 2006 г.).

10) Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" (с изм. и доп. от 6 февраля 2007 г.).

11) Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999 г. N 46 "Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации". Текст письма опубликован в "Ведомственном приложении к Российской газете" от 23 октября 1999 г., в Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 1999 г., N 11, в журнале "Экспресс-Закон", декабрь 1999 г., N 45

12) Постановление президиума ВАС РФ от 05.08.97 №1509/97.

13) Определении Конституционного Суда РПФ от 04.12.2003 № 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шпафмана В. А. на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 ГК РФ». Текст Определения опубликован в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации", 2004 г., N 3

14) Постановление Пленума ВС РФ от 24.02. 2005 №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

15) Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 декабря 1998 г. N 813/98

1) Боер А.А. Институт возмещения морального вреда в русском дореволюционном праве// Юрист. 2004. №2.

2) Веретенникова Е. Компенсация морального вреда, причиненного незаконными деяниями сотрудников правоохранительных органов // Законность. 2002. № 3.

3) Гаврилов Э. Как определить размер компенсации морального вреда?//Российская юстиция. 2000. №6.

4) Голубев К. И., Нарижний С. В. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. 2-е (изд., доп.) - М.: Издательство «Юридический центр Пресс». 2001.

5) Громзин М.М. Новый вид морального вреда и метод определения размера его компенсации в денежной форме // Закон и право. 2002. № 5.

6) Дашко. О. Компенсация морального вреда за нарушение авторских прав.// ИС. Авторское право и смежные права. № 4. 2004.

7) Корнилов Э. Гражданско-процессуальные проблемы защиты прав потребителей. // Хозяйство и право. 1999. № 11.

8) Климович Е.С., Методика определения размеров денежной компенсации морального вреда// Закон и право. №7. 2001.

9) Клочков А.В. Компенсация морального вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов// Современное право. №11. 2004.

10) Клочков А.В. Моральный вред: критерии определения размера компенсации.//Закон и право. 2005. №2. С.36.

11) Комментарий к Гражданскому кодексу РФ (под ред Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Ю. Кабалкина, А.Г. Лисицына-Светланова). – М.: Изд-во: "Юрайт-Издат". 2005.

12) Коммерсантъ-DAILY. 1995. N 2.

13) Коммерсантъ-DAILY. 1996. N 37.

14) Коммерсантъ-DAILY. 1996. N 79.

15) Тропин С.А. Компенсация морального вреда причиненного посягательствами на честь и достоинство// Закон и право. №9. 2004.

16) Корнелюк О.В. Компенсация морального вреда (в рамках философской проблематики) //Закон и право. 2000. №4.

17) Котов В.Д. критерии определения размера компенсации морального вреда// Адвокат. 2004. №8.

18) Куркина Н.В. К проблеме теоретического толкования морального вреда и его соотношение с другими видами вреда по Российскому законодательству// Следователь. 2004. № 2.

19) Марченко СВ., Лазарева-Пацкая Н.В. Проблемы компенсации морального вреда в зеркале российского права// СПС «Консультант Плюс».

20) Нарижский С. Компенсация морального вреда пострадавшим от судебно-следственных ошибок. // Российская юстиция. 1997. № 10.

21) Официальный сайт Свердловского областного суда: www.ekboblsud.ru

22) Саржанова О.Н. О праве юридического лица на компенсацию морального вреда.// Арбитражная практика. 2005. №11.

23) Словарь русского языка: Ок.53 000 слов/ С.И. Ожегов; под общ. ред. проф. Л.И. Скворцова. М.: Изд-во: «Оникс». 2005.

24) Тарасенко Ю. вопросы защиты чести, достоинства и деловой репутации // Коллегия. 2004. №1.

25) Трубников П. Применение судами законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации // Законность. 1995. N 5.

26) Усков В. Как компенсировать моральный вред богатому и бедному? // Российская юстиция. 2000. №12.

27) Шарипов С. Н. Проблемы реализации права на компенсацию морального вреда в период становления и России правового государства, Екатеринбург. 2007.

28) Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. Научно-практическое пособие. М.: Изд-во БЕК. 1997.

29) Эрделевский А. М. Споры о компенсации морального вреда. // Российская юстиция.1997. № 2.

30) Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ комментарий законодательства судебной практики (3-е издание)."Волтерс Клувер". 2004. СПС «Гарант».


[1] Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ комментарий законодательства судебной практики (3-е издание). М.: Изд-во "Волтерс Клувер". 2004. СПС «Гарант».

[2] Голубев К. И., Нарижний С. В. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. (2-е изд., доп.) - М.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. С. 57-74.

[3] Шарипов С. Н. Проблемы реализации права на компенсацию морального вреда в период становления и России правового государства. С.75.

[4] Голубев К. И., Нарижний С. В. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. С. 66.

[5] Боер А.А. Институт возмещения морального вреда в русском дореволюционном праве// Юрист. 2004. №2. С.60.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:46:49 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
10:51:32 29 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Особенности правового регулирования отношений по компенсации морального вреда
Компенсация морального вреда по гражданскому законодательству ...
СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1 Моральный вред в российском праве и его зарубежные аналоги 1.1 Моральный вред и его соотношение с другими видами вреда в ...
В таком случае причинение морального вреда предполагается и подлежит доказыванию размер компенсации этого вреда, так как в соответствии с ч. 2 ст. 151 ГК РФ при определении ...
Наиболее полное понятие морального вреда дается в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 7210 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать
История становления и особенности института компенсации морального ...
ДИПЛОМНАЯ РАБОТА ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И ОСОБЕННОСТИ ИНСТИТУТА КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1 СТАНОВЛЕНИЕ ИНСТИТУТА ...
Понятие "моральный вред" дается в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о ...
Из этого следует, что суд может решить вопрос о применении такого способа защиты, как компенсация морального вреда истцу, только в том случае, если потерпевший докажет факт ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 1373 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Понятие и виды обязательств, возникающих вследствие причинения вреда
РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ ИНСТИТУТ ДИСТАНТНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ФАКУЛЬТЕТ: ЮРИДИЧЕСКИЙ СПЕЦИАЛЬНОСТЬ: Юриспруденция ДИПЛОМНАЯ РАБОТА Понятие и ...
Так же Пленум Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. № 10 под моральным вредом понимает нравственные и физические страдания, причиненные действиями (бездействиями), посягающими на ...
Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможность продолжать активную общественную жизнь, потерей работы ...
Раздел: Рефераты по гражданскому праву и процессу
Тип: реферат Просмотров: 14077 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 4.5 Оценка: неизвестно     Скачать
Возмещение внедоговорного вреда
... РФ Волгоградский государственный университет Кафедра гражданского права и процесса "Возмещение внедоговорного вреда по новому законодательству"
Если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования истца не подлежат удовлетворению, в ...
Предположение о наличии у законодателя намерения ввести наряду с компенсацией морального вреда еще один способ защиты гражданских прав - возмещение морального вреда (как один из ...
Раздел: Рефераты по юриспруденции
Тип: реферат Просмотров: 3221 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Юридическая природа неимущественных прав
СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ БЛАГ КАК ОБЪЕКТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ 1.1 Особенности правовой конструкции ...
Полагает, что действия Костиной В.Д. являются осознанными, направленными на причинение истцу морального вреда, связанного с неблагоприятными последствиями в вопросе прохождения им ...
... с иском к ООО "Арбат энд Ко", редакции журнала "АрбатПрестиж ТелеГид" о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда, указав, что в рубрике журнала ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 514 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Особенности компенсации морального вреда при нарушении прав ...
АННОТАЦИЯ Выпускная квалификационная работа написана по теме "Особенности компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей" и состоит из ...
Определение понятия "моральный вред" дал Пленум Верховного суда РФ в Постановлении № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" от 20 декабря ...
Если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования истца не подлежат удовлетворению, в ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 12499 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать
Правила возмещения вреда, причиненного должностными лицами при ...
ВВЕДЕНИЕ Конституция России признает и гарантирует права и свободы человека и гражданина, соответствующие общепризнанным принципам и нормам ...
Нуждаются в дальнейшей научной разработке понятие морального вреда, соотношение понятий "причинение морального вреда" и "защита чести, достоинства и деловой репутации", которые в ...
Причинение морального вреда бесчестием, утратой доброго имени, деловой репутации; возникновением физических страданий, в случае незаконного совершения уголовно-процессуальных ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 1822 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Возмещение (компенсация) морального вреда
ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Допущена к защите на заседании кафедры КАФЕДРА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА протокол №___от__ зав ...
Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона ...
Законодатель указал некоторые качественные критерии, которые суд обязан учитывать при определении размера компенсации: характер и степень нравственных и физических страданий ...
Раздел: Рефераты по юридическим наукам
Тип: реферат Просмотров: 7364 Комментариев: 5 Похожие работы
Оценило: 3 человек Средний балл: 4.7 Оценка: неизвестно     Скачать
Компенсация морального вреда
МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ (Г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ) ФИЛИАЛ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ...
Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 20 декабря 1994 года №10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" разъясняет понятие "моральный ...
Истец ссылается на Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 04.12.2003 N 508-О, в котором подтверждена правовая позиция о возможности взыскания нематериального ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 1460 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Дипломная работа: Особенности правового регулирования отношений по компенсации морального вреда (16166)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151194)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru