Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Влияние психологических факторов патогенеза невротических расстройств на саногенез в результате психотерапии

Название: Влияние психологических факторов патогенеза невротических расстройств на саногенез в результате психотерапии
Раздел: Рефераты по психологии
Тип: дипломная работа Добавлен 19:20:11 01 мая 2011 Похожие работы
Просмотров: 874 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

ВЛИЯНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ ПАТОГЕНЕЗА НЕВРОТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ НА САНОГЕНЕЗ В РЕЗУЛЬТАТЕ ПСИХОТЕРАПИИ


Содержание

Введение

Глава 1. Литературный обзор

1.1 Основные механизмы гетеросуггестивной психотерапии (альтернативное состояние сознания)

1.2 Современные научные теории неврозов

1.2.1 Психическая ригидность в этиопатогенезе невротических расстройств

1.3 Обоснование научно-методологического подхода

Глава 2. Организация, материалы и методы исследования

Глава 3. Результаты исследования

Глава 4. Обсуждение результатов

Заключение

Выводы

Список литературы

Приложения


Введение

Объективный мир, среда, в которой мы живем, одновременно постоянна и изменчива. Необходимость обработки и усвоения большого объема информации, необходимость принятия решения, хронический дефицит времени, социальный прессинг и неумение адекватно реагировать на различные жизненные ситуации ведут к развитию невротических расстройств.

Проблемами невротических расстройств занимаются как западные, так и отечественные ученые.

В настоящее время в литературе рассмотрено большое количество патогенетических факторов невротических расстройств. Сюда относятся биологические факторы – истощаемость, социальные – патологическая ситуация, родительская семья, психологические – преморбидные особенности личности, отношения, установки. Из них мы рассматриваем два фактора: психическую ригидность и вид невротического расстройства.

В своей работе мы проводим оценку влияния указанных факторов на саногенез невротического расстройства, так как не выявлены индивидуальные критерии, оценивающие эффективность психотерапии, что при ее огромном разнообразии особенно важно.

Целью данной работы является оценка влияния психологических механизмов патогенеза невротических расстройств (психическая ригидность и вид невротического синдрома) на саногенез в результате психотерапии.

Гипотеза: психическая ригидность и вид невротического синдрома оказывают значимое влияние на саногенез при психотерапии невротических расстройств и могут быть отслежены по индивидуальным механизмам катарсического переживания.

Объект: индивидуальные психологические особенности саногенеза больных невротическими расстройствами в ходе психотерапии.

Предмет: индивидуальные психологические проявления невротических синдромов и психической ригидности в динамике катарсического переживания.

Задачи:

1. выявить индивидуальные психологические особенности саногенеза при невротических расстройствах;

2. оценить степень влияния психической ригидности на саногенез при невротических расстройствах;

3. оценить влияние вида невротического синдрома на саногенез при невротических расстройствах;

4. определить оптимальные и негативные критерии катарсического переживания у больных невротическими расстройствами при гетеросуггестивной психотерапии.


Глава 1. Литературный обзор

1.1 Основные механизмы гетеросуггестивной психотерапии (альтернативное состояние сознания).

Суггестия – это сообщение, которое гипнотизер адресует субъекту, и, как любое сообщение, призвано особым образом изменить мысли, чувства и поведение рецепиента.

Гипноз относится к взаимодействию между двумя людьми, один из которых определяется как гипнотизер, другой же - как субъект.

Ввиду того, что явления внушения (суггестии) и гипноза тесно переплетаются друг с другом П. И. Буль (1974) считает целесообразным пользоваться термином "гетеросуггестивная психотерапия".

Согласно М. Хиппу и У. Драйдену [4] суггестия характеризуется следующим:

1. субъект реагирует на суггестию вне зависимости от собственной воли.

2. суггестии могут быть существенно усилены с помощью соответствующей работы воображения.

3. суггестия является мультимодальным феноменом. Поднятие руки является примером суггестии, влияющим на моторику, и поэтому именуется идеомоторной суггестией. Есть идеосенсорные суггестии (инструкции к релаксации "Вы ощущаете свое тело все более тяжелым и расслабленным"). Кроме того суггестии могут быть обращены к обонятельной модальности, вкусовой модальности, слуховой модальности, зрительной модальности.

Некоторые суггестии приводят к нарушению восприятия времени и памяти. Субъекту также можно внушить, что он движется во времени вспять и живо переживает событие раннего периода своей жизни или, что субъект перемещается в будущее.

4. суггестия не является единым понятием.

5. суггестии могут отличаться по способу осуществления: властно-рекомендательного характера или в виде приглашения к ответу. Суггестия может быть прямой или непрямой. При непрямых суггестиях инструкция выражена в скрытой форме, которая не требует от субъекта немедленного выполнения указания.

6. внушаемость может быть достоверно измерена.

7. восприимчивость к гипнозу является индивидуальной чертой, которая остается неизменной на протяжении всей жизни индивида.

8. суггестии могут отличаться в зависимости от гипнотической индукции.

Альтернативные состояния сознания.

Тематика альтернативных состояний сознания является одной из приоритетных областей междисциплинарных исследований, которые ведутся нейрофизиологами, психологами, психотерапевтами, психиатрами, физиками, философами и специалистами других направлений. По этой проблеме был подготовлен научно-аналитический обзор РАН [17].

Однако, до настоящего времени ни в нашей стране, ни за рубежом не создано обобщающей работы по теории альтернативных состояний сознания, которая получила бы признание научных коллективов и ведущих теоретиков, разрабатывающих данную проблему.

Альтернативные состояния сознания представляют весьма важные аспекты существования человека, но так как в психологии являются малоизученными, то в настоящее время общепринятое определение альтеранивных состояний сознания отсутствует.

Альтернативные состояния сознания возникают при воздействии на личность человека, находящегося в обычном состоянии сознания, различных факторов. Это могут быть, например, стрессовые, аффектогенные ситуации; сенсорная депривация или длительная изоляция; интоксикация, гипервентиляция или, напротив, длительная задержка дыхания; острые невротические и психотические заболевания; когнитивно-конфликтные ситуации, выбивающие сознание субъекта из привычных форм категоризации, парадоксальных инструкций, невыполнимых в логике обычного состояния и приобретающих осмысленность для субъекта лишь в "логике альтернативных состояний сознания"; в гипнозе и медитации и др. [22].

В литературе альтернативное состояние сознания определяется как психическое состояние, вызванное тем или иным физиологическим, психологическим или фармакологическим агентом, субъективно описываемое индивидом в терминах внутреннего опыта и при объективном наблюдении за ним характеризуемое как отклонение от определенной нормы функционирования психики (Ф. Д. Гудман, 1983 г.). Ч. Тарт (1969) определяет альтернативное состояние сознания как качественную перестройку в индивидуальном паттерне психического функционирования.

Немецким психологом А. Людвигом (1966) предложено понимание "альтернативного состояния сознания как психического состояния, индуцированного применением разнообразных физиологических, психологических или фармакологических процедур либо факторов, которые могут рассматриваться с субъективной точки зрения (или с позиции объективного наблюдателя) как обусловливающие значительное отклонение в самосознании личности или в протекании психологических процессов от определенной структуры, характерной для данного индивида при нормальном состоянии активного бодрствования. Такое значительное отклонение может быть представлено большей, чем привычная, обращенностью к внутренним ощущениям или психологическим процессам, изменениями в формальных характеристиках мышления и искажением в различной степени восприятия реальности ".

По мнению данного автора при этом происходят изменения функционирования следующих модулей: схемы тела; перцепции восприятия объективного и субъективного течения времени; эмоций; мышления и речи; оценки; самоконтроля; самосознания и особо – внушаемости. Таким образом, альтернативные состояния сознания сопровождаются изменением восприятия, мышления и психофизических возможностей человека.

В настоящее время наиболее принято понимание альтернативных состояний сознания как возникающих в результате перехода на приспособительно оправданный, качественно измененный способ функционирования ряда относительно автономных перцептивных и когнитивных модулей [21].

Следует отметить, что существуют такие болезненные нарушения сознания, вследствие различных психических заболеваний, но по отношению к ним термин альтернативное состояние сознания обычно не употребляется.

Способность входить в различные альтернативные состояния сознания заложено в человеке от природы [5]. По утверждению некоторых исследователей ввиду особой сложности психики альтернативное состояние сознания требуется человеку для нормального функционирования его организма и существования.

Существуют разнообразные способы вхождения в альтернативное состояние сознания. Они могут быть как искусственными, с использованием различных веществ и приспособлений, так и естественными, которые базируются на ресурсных возможностях самой психики. Характерная особенность многих способов достижения альтернативного состояния сознания - релаксация, которая снижает проприорецептивную импульсацию опорно-двигательного аппарата в ЦНС и таким образом влияет на функциональное состояние последней. Кроме того, релаксация сопровождается комплексными сдвигами в организме.

В настоящее время существует несколько классических определений сущности гипноза. В них отмечаются максимальная мобилизация резервов психики при измененной функции сознания, расширение возможности управлять организмом в целом, процессами подсознательной деятельности, нервной системой в частности.

Это особое альтернативное состояние сознания, возникающее под влиянием психологического воздействия, отличающееся от бодрстования и сна. Можно уточнить, что гипноз – измененная функция ЦНС по приему и обработке любых видов информации, ее усвоению и дальнейшей реализации.

При углублении состояния гипноза зафиксированы изменения в ЦНС, напоминающие изменения, которые происходят в ней при наркозе, что указывает на общность их физиологических механизмов.

В психологическом плане суть гипноза состоит в том, что гипнотизер получает доступ к бессознательному гипнотика, минуя сознание. По достижении определенной степени изменения состояния сознания на его фоне проводится внушение. Во время гипноза высшая нервная деятельность существенно меняется. Это касается сенсорной сферы, когда можно получить извращенные реакции (иллюзии), вызвать галлюцинации (восприятие несуществующих предметов и явлений или исключение из восприятия определенных предметов). Гипнотику можно внушить другой его возраст, различные эмоциональные состояния, воздействовать на интеллектуальные, моральные и этические чувства, на сферу его внимания, но при этом нельзя изменить саму личность.

Существует ряд признаков, характерных для состояния в гипнозе [15].

1. Снижение мышечного тонуса.

В первую очередь снижается тонус мышц тела, оно расслабляется. Меняются черты лица за счет релаксации мимических мышц.

2. Увеличение латентного периода – периода сознательного реагирования.

По мере углубления гипнотического состояния время от получения задания до его реализации становится все больше и больше. Это говорит о заторможенности функционирования сознания, в то время как бессознательное реагирование, наоборот, может быть очень быстрым. И здесь проявляется удивительное свойство гипноза: диссоциация сознательных и бессознательных процессов. Когда в процессе погружения в состояние гипноза гипнотизер просит гипнотика дать какой-то сигнал в ответ на его слова, если ответ приходит быстрым и коротким, можно говорить об ответе из бессознательного. Если между запросом и ответом проходит достаточно большое количество времени, это будет ответ из сознания.

3. Изменение дыхания и пульса.

По мере вхождения в гипнотическое состояние дыхательные движения становятся все более ровными. Их частота сокращается. Пульс замедляется. Артериальное давление снижается, особенно если оно было увеличено.

4. Изменение сглатывания.

В ходе погружения в состояние гипноза меняются глотательные движения человека. Они становятся более выраженными. Однако на его глубине глотание практически незаметно. Этот эффект связывают с изменением контроля головного мозга над центральными ядрами черепно-мозговых нервов, в частности блуждающего нерва.

5. Изменение голоса.

В ходе гипнотического наведения и в состоянии гипноза меняются голосовые характеристики: тон, тембр голоса, ритм речи. Мышцы, участвующие в речи, напрягаются постепенно.

6. Фиксация взгляда и расширение зрачков.

Когда человек погружается в состояние гипноза с открытыми глазами, после незначительного периода блуждания его глаза фиксируются на одной точке. Вместе с фиксацией имеет место и феномен расширения зрачков. Это свидетельствует об изменении вегетативной иннервации глаз в ходе гипнотического наведения.

7. Амнезия.

Когда пройдет некоторое время, то как и события, произошедшие во сне, гипнотические реальности забываются.

8. Гипермнезия.

Гипермнезия – это избыточные воспоминания в гипнозе различных событий, фактов, деталей. Практически невозможно отличить действительное воспоминание реальных фактов и возможное придумывание, поскольку контроль сознания уменьшен, а только оно могло бы дать ответ, было событие в жизни человека или нет.

Однако как и реальные, так и выдуманные события имеют смысл. Всю эту информацию целесообразно учитывать, воспринимая ее как отголосок проблемы, как собственную метафору, которую дало бессознательное человека.

9. Анестезия и аналгезия.

В процессе погружения в гипнотический транс кинестетическая чувствительность претерпевает ряд изменений. В начале погружения возможен феномен парастезии, а иногда даже гиперстезии, то есть чувствительность может повышаться, возможно повышение одних видов чувствительности и понижение других. Ряд пациентов отмечает усиление яркости окружающего, контрастности, насыщенности красок. Когда речь идет о звуках, может отмечаться усиление звука, их большая звонкость, четкость. Однако затем, по мере вхождения в гипнотическое состояние, чувствительность начинает снижаться и звуки, ощущения становятся менее воспринимаемыми.

Можно добиться анестезии частей тела и всего тела, либо получить нарушения только одного вида чувствительности – болевой, то есть добиться аналгезии.

В 19 веке на этом феномене было сконцентрировано внимание многих врачей, которые использовали гипноз как способ обезболивания при хирургических операциях. Существовали документированные наблюдения нескольких сотен операций, проведенных под гипнотическим трансом.

10. Сигналинг.

Сигналингом называются мышечные подергивания, которые имеют бессознательную природу.

11. Каталепсия.

Каталепсия, или восковидная гибкость – один из самых известных и давно описанных признаков гипноза. Это показатель глубокого транса. Под каталепсией подразумевают застывание частей тела, мышечное оцепенение иногда в очень неудобной позе. Полагают, что обменные процессы в данном случае текут иначе, чем в бодрствующем состоянии.

12. Левитация.

Чаще всего наблюдается левитация руки. Левитация – это идеомоторное движение, самопроизвольный подъем в ходе наведения гипноза. Она служит показателем глубины погружения.

13. Диссоциация.

Диссоциация – это феномен расщепления осознавания. Человек может ощущать себя и в настоящем времени и месте, и в каком-либо другом месте и времени, причем оба состояния для него реальны.

Чаще всего это состояние называется диссоциацией сознания и бессознательного. Она используется для отвлечения внимания сознания от процессов наведения гипноза, чтобы усыпить его и достичь бессознательного, которое является как источником проблем человека, так и источником ресурсов для их решения.

14. Возрастная регрессия.

Возрастная регрессия – феномен, родственный диссоциации. В нем используется идея временной диссоциации, когда человек ощущает себя в прошлом времени, при этом ощущает ассоциировано. Он может видеть себя маленьким ребенком.

Ассоциированностью возрастная регрессия и отличается от воспоминания. Воспоминание означает, что взрослый человек вспоминает свое прошлое. Возрастная регрессия – это прошлое в данный момент для человека является настоящим. Регрессия может быть очень далекой – в детские годы пациента, а иногда даже в дородовой период, хотя доказать возраст регрессии очень сложно. Как правило, для создания такой ранней регрессии – в ранний детский возраст – требуется специальное внушение, хотя иногда она происходит спонтанно.

Чаще всего регрессией пользуются для гипноанализа, потому что корень проблемы человека всегда лежит в прошлом, обычно в раннем детстве – до 6 лет. Но нельзя забывать, что детство – источник большого количества положительных эмоций и ресурсных состояний. Поэтому регрессия может использоваться также для поиска внутренних ресурсов.

При возрастной регрессии часто трансформируется поведение пациента в трансе и особенно меняется голос и фразы, которыми пациент говорит. В такой момент мы имеем доступ к пластам памяти, которые в сознательном состоянии не достигаются. Часто этот опыт настолько ошеломляющ, что он самопроизвольно не забывается и поэтому, чтобы пациент забыл травмирующее событие, осознанное при возрастной регрессии, необходима структурированная амнезия, то есть внушение на амнезию со стороны психотерапевта.

Возможно, что регрессия обусловливается так называемым детским характером бессознательного, которое широко открыто окружающему миру, воспринимает его целиком, для которого характерен буквализм, то есть оно не понимает игры слов, их двойных значений, оно все понимает буквально.

15. Искажение времени.

В трансе время идет иначе, чем в бодрствующем состоянии. Подобный эффект течения времени может быть самопроизвольным, и когда пациент открывает глаза, на вопрос, сколько времени он был в трансе, иногда он не может ответить даже приблизительно, увеличивая или уменьшая время своего нахождения в трансе в несколько раз. Чаще сознание пациента уменьшает время. Возможно, это связано с тем, что он погружается в более глубокий транс и перестает осознавать себя, поскольку в данный момент он не слышит голоса психотерапевта, который для него – точка временного отсчета.

16. Иллюзии и галлюцинации.

В бодрствующем состоянии данные феномены возможны при сенсорной депривации, то есть при ограничении потока аффективных импульсов. На фоне гипнотического транса они часто встречаются у абсолютно нормальных людей. Как правило, иллюзии и галлюцинации связаны с внушениями, когда, например, ощущение тепла от солнечного луча на своей коже человек под воздействием соответствующих внушений трансформирует в разлитое тепло, которое приходит к нему от костра. Когда прикладываемая монетка абсолютно нормальной температуры может вызывать ожог, если гипнотизируемому внушили, что она раскалена.

Гипнотизер адресует субъекту сообщение, которое призвано особым образом изменить чувства, мысли и поведение реципиента. Это сообщение называется суггестия.

Доказано, что гипнотические суггестии способны влиять на специфичкеские физиологические реакции, например, физические процессы, управляемые посредством вегетативной нервной системы (ВНС) и, следовательно, неподвластные сознательному контролю. Можно повысить уровень возбуждения человека (учащение сердечного ритма, потоотделения, учащение дыхания и т.д.) с помощью описания какого-либо предстоящего волнующего события. Однако можно воздействовать на реакции более избирательно, например, сфокусироваться на повышении слюноотделения, описывая человеку ощущения, возникающие при сосании лимона или же повлиять на работу желудка, живописуя особо отвратительную и неприятную сцену, которая вызывает у слушателя тошноту.

Психофизиологические эффекты имеют значение для психотерапии и психокоррекции.

С помощью гипноза можно получить информацию из жизни человека, которую он не помнит, или не хочет афишировать, скорректировать состояние организма, особенно непроизвольные его сферы и в определенной степени поведение человека.

психотерапия невротическое расстройство сознание


1.2 Современные научные теории неврозов

В современной литературе по неврозам значимыми сторонами неврозогенеза являются: психическая травма и преморбидные психологические особенности личности.

Психической травмой называется жизненное событие, затрагивающее значимые стороны существования человека и приводящее к глубоким психологическим переживаниям. Психическая травма, как событие или ситуация, стоит в ряду других жизненных ситуаций [19].

К невротическим расстройствам могут приводить как эпизоды и ситуации, так окружение и среда. Психотравмирующими они становятся не только в связи с масштабностью и катастрофичностью. При анализе фактора психической травмы выделяются следующие ее характеристики:

1. интенсивность;

2. смысл;

3. значимость и актуальность;

4. патогенность;

5. острота проявления (внезапность);

6 продолжительность;

7. повторяемость;

8. связь с преморбидными личностными особенностями.

На базе психической травмы формируется актуальный конфликт, который складывается из жизненных событий и микротравм. Подобные микротравмы, действуя ежедневно и монотонно, способны сформировать невротическую симптоматику.

Типичными невротическим симптомокомплексами считаются: астенический, депрессивный, ипохондрический, ананкастический.

В возникновении неврозов существенную роль играет фактор нервно-психического перенапряжения.

Невроз – психогенное (как правило, конфликтогенное) нервно-психическое расстройство, которое возникает в результате нарушения особенно значимых жизненных отношений человека, проявляется в специфических клинических феноменах при отсутствии психотических явлений.

По Карвасарскому Б. Д. (1980) отмечаются следующие характеристики невроза:

1. обратимость патологических нарушений, независимо от его длительности;

2. психогенная природа заболевания, которая определяется существованием связи между клинической картиной невроза, особенностями системы отношений и патогенной конфликтной ситуацией больного;

3. специфичность клинических проявлений, состоящая в доминировании эмоционально-аффективных и соматовегетативных расстройств [8].

При неврозах страдает часть личности с сохраняющимся критическим отношением к болезни. Также отмечается большое влияние среды. Причиной длительного течения неврозов могут являться объективно и субъективно трудноразрешимые конфликтные патогенные ситуации, специфические невротические особенности личности, отношения, установки и т.д.

В качестве основных форм при неврозах выступают астенический, ипохондрический, фобический синдромы, синдром невротической депрессии [9].

Астенический синдром – состояние нервно-психической слабости (возбуждение или истощение). Астенический синдром – один из самых частых в клинике неврозов.

Для астенического синдрома при неврозах наиболее типична триада следующих болезненных нарушений: собственно астения, вегетативные проявления и расстройства сна.

Собственно астения включает в себя повышенную утомляемость, снижение трудоспособности, ухудшение памяти и внимания. Снижение способности к концентрации внимания приводит к рассеянности и вторично к затруднениям запоминания. Весьма характерно также механическое чтение без усвоения содержания прочитанного. Указанные нарушения сопровождаются, как правило, повышенной возбудимостью, раздражительностью, эмоциональной неустойчивостью и лабильностью настроения, которое неадекватно повышается при незначительной удаче и резко ухудшается при малейшей неудаче. Эмоциональная реакция неадекватна силе раздражителя. Кроме того, для больных типичны нетерпеливость и плохая переносимость ожидания.

Одним из постоянных проявлений собственно астении является повышенная чувствительность больных как к сенсорным раздражителям (громкие звуки, шум, яркий свет и др.), так и к проприо- и интероцептивным. Это разнообразные неопределенные и неприятные ощущения со стороны кожных покровов, слизистых оболочек, мышц и внутренних органов. Последнее обстоятельство делает понятным частое у больных неврозами сочетание астенического и ипохондрического синдромов.

Вегетативные расстройства выражаются в лабильности пульса и артериального давления, стойких спонтанных дермографических реакциях, общем и дистальном гипергидрозе и др. Часто отмечаются головные боли.

Нарушение сна. Для астенического синдрома характерны нарушение засыпания, сон с пробуждениями ночью и наиболее легкие проявления диссомнии. После ночного сна больные обычно жалуются на чувство разбитости, отсутствие ощущения бодрости, отдыха. Субъективная оценка ночного сна как неполноценного, недостаточного влияет на настроение не только утром, но и в течение дня. Снижение работоспособности многие больные относят за счет отсутствия полноценного сна, возникает тревожная мысль об истощении мозга от недосыпания и тревожное ожидание следующей ночи. Однако выраженной сонливости днем у подавляющего большинства больных неврозами не наблюдается.

Выделяют три формы астенического синдрома: гиперстеническую, раздражительной слабости и гипостеническую.

Признаками гиперстенической формы являются повышение раздражительности, несдержанность, нетерпеливость. Имеющаяся повышенная активность беспорядочна, отсутствует ее целенаправленность, больные легко переходят от одного вида деятельности к другому. Однако ввиду отсутствия достаточных сил каждый из этих видов деятельности остается незавершенным. Повышенная возбудимость часто выражается в слезливости.

Гипостеническая форма отличается прежде всего более выраженным компонентом собственно астении. У больных снижается работоспособность и интерес к окружающему. Они постоянно чувствуют себя усталыми, вялыми, иногда сонливыми.

Форма раздражительной слабости занимает промежуточное положение. При ней наблюдаются повышенная возбудимость и в то же время слабость, истощаемость, а также легкие переходы от гиперстении к гипостении, от чрезмерной активности к апатии.

Обсессивный синдром (навязчивые явления). Феномен навязчивости разыгрывается на фоне ясного сознания, хотя последнее во время тяжелых приступов навязчивости может быть аффективно сужено. Ясность сознания, с одной стороны, и "чуждость" навязчивых явлений его содержанию с эмоциональной оценкой их – с другой, порождает критическое отношение к ним и побуждает больного бороться с этими болезненными явлениями, что и отличает их от бреда.

Обсессия при неврозах сопровождается тягостным аффективным состоянием, определяющимся бессилием перед ними. Нередко больные не отдают себе отчета в том, от чего им тяжелее: от навязчивых мыслей или от переживаний своей беспомощности в момент их преодоления.

Навязчивые явления типа "умственной жвачки" проявляются в навязчивых сомнениях и размышлениях, сопровождающих любые занятия больных. Будучи бесплодными, не дающими удовлетворения, они мучительны для больных, так как последние не могут от них отказаться. Возникая при выполнении любых занятий умственного характера, они заставляют больных возвращаться к одним и тем же мыслям, бесконечное число раз перечитывать, пересчитывать, проверять выполненную работу, доводя больных до изнеможения.

Навязчивые сомнения могут проявляться мучительной неуверенностью в правильности и завершенности различных действий с постоянным стремлением проверить их выполнение, что отнюдь не успокаивает больных. Так, больные многократно проверяют, выключен ли газ, заперта ли дверь и т.д. В то же время реальные события и явления в значительно меньшей степени привлекают их внимание.

Навязчивый счет (аритмомания) может иметь при неврозах и самостоятельное значение, но чаще встречается в структуре фобического синдрома, приобретая охранительно-ритуальный характер. Так, например, больной испытывает навязчивое желание считать какие-либо предметы (оконные переплеты, ступени, ножки стульев, производить в уме счетные операции и др.), чтобы не заболеть раком или другой опасной болезнью.

К отвлеченным безразличным по своему содержанию навязчивым явлениям относится также навязчивое воспроизведение в памяти забытых имен, фамилий, дат, навязчивое припоминание названий (ономатомания).

Навязчивые воспоминания обычно проявляются в непреодолимо возникающем в сознании больного воспоминании, чаще всего касающемся психотравмирующей ситуации, явившейся причиной невротического срыва, или каких-либо неприятных событий в прошлом. Обычно это чрезвычайно яркие образные воспоминания, которые могут сопровождаться чувством стыда и раскаяния.

Навязчивые движения или действия при неврозах могут встречаться самостоятельно либо чаще входят в сложную структуру фобического синдрома и выступают в качестве ритуалов. Навязчивый характер могут иметь как простые движения (постукивания, стряхивания и др.), так и более сложные действия (строго последовательное, по определенному плану проведение утреннего туалета, продолжающееся иногда часами, расположение в определенном порядке вещей на письменном столе и т.д.). В случаях тяжелых форм неврозов, в частности невроза навязчивых состояний, больные не только сами совершают ритуальные действия, но и заставляют выполнять их и своих родных.

Иногда у больных наблюдаются навязчивые представления, достигающие яркости галлюцинаций (как правило, зрительные и слуховые).

Фобический синдром. Невротические фобии представляют собой навязчивые переживания страха с четкой фабулой, обостряющиеся в определенных ситуациях при наличии достаточной критики. Другой особенностью этих состояний является их яркий, образный, чувственный характер. Обычно они переносятся больными чрезвычайно мучительно из-за двойственного отношения к ним – продолжающегося переживания страха при понимании его необоснованности. Существенным признаком невротический фобий является выраженная борьба с ними.

При неврозах чаще всего встречаются следующие виды навязчивых страхов: кардиофобия – навязчивый страх за состояние своего сердца, канцерофобия – навязчивый страх заболевания раком, лиссофобия – навязчивый страх сумасшествия, агорафобия – навязчивая боязнь открытых пространств (площадей, широких улиц и др.), клаустрофобия – навязчивая боязнь закрытых помещений, гипсофобия – навязчивый страх высоты, эрейтофобия – навязчивый страх покраснения.

Фобии внедряются в сознание больных, несмотря на очевидную их нелепость, и продолжают существовать вопреки всем попыткам избавиться от них. Фобии сопровождаются чувством подавленности, иногда безысходности. Наблюдается некоторое снижение общего фона настроения. Хотя больные активно ищут помощи, о своих проблемах рассказывают только при хорошем психотерапевтическом контакте.

Ипохондрический синдром. Ипохондрия – неадекватное отношение к своему здоровью – в той или иной степени выраженности наблюдается при всех невротических состояниях.

В структуре ипохондрического синдрома при неврозах можно выделить несколько обязательных компонентов: неприятные или болезненные ощущения, эмоционально-аффективные нарушения и своеобразные расстройства мышления.

При так называемых чистых неврозах источником неприятных, привлекающих внимание больного ощущений являются, как правило, физиологические изменения соматических функций, обусловленные такими нормальными актами, как еда, сон, физическая нагрузка, а также эмоциональным напряжением. Нередко источником этих патологических ощущений выступают стертые, незначительно выраженные соматические изменения, сопутствующие неврозу. Они приобретают особую актуальность, включаясь в сложную структуру ипохондрического синдрома. Указанные физиологические изменения в сочетании с тревожной мнительностью, воспитанной чрезмерной заботой о своем здоровье, тенденцией к постоянному контролю за деятельностью внутренних органов, создают основу для формирования невротической ипохондрии. Больные предъявляют упорные полиморфные жалобы на необычные болезненные ощущения в различных частях тела.

В структуру невротической ипохондрии всегда включаются некоторые снижения настроения, разной степени выраженности состояния тревоги и страха, а также фиксированные, доминирующие, навязчивые и в редких случаях сверхценные идеи.

Основными формами неврозов как указывалось ранее являются неврастения, истерия (истерический невроз) и невроз навязчивых состояний.

Неврастения является наиболее распространенной формой неврозов и включает в себя невроз утомления, психогенную астению, психогенное утомление и астеническую реакцию.

Для гиперстенической формы неврастении характерны чрезмерная раздражительность, несдержанность, нетерпеливость, повышенная чувствительность к незначительным раздражителям, слезливость, нарушение внимания и др.

Для гипостенической (астенической) формы неврастении характерны более выраженная компонента собственно астении, как психической так и физической. Снижаются работоспособность и интересы к окружающему, появляются постоянное чувство усталости, вялости, несвежести, иногда сонливость.

Форма раздражительной слабости занимает промежуточное положение. При ней наблюдаются повышенная возбудимость и в то же время слабость, истощаемость, а также легкие переходы от гиперстении к гипостении, от чрезмерной активности к апатии.

Эмоционально-аффективные нарушения при неврастении могут принимать депрессивную окраску и по мере развития заболевания иногда достигают степени синдрома невротической депрессии.

Все варианты невротических расстройств сна встречаются при неврастении. Относительно чаще здесь отмечаются пресомнические расстройства, сон с пробуждениями ночью и легкие формы диссомнии. При неврастении чаще всего характерна головная боль нервно-мышечного типа.

При неврастении есть возможность развития своеобразных периодически возникающих, обычно крайне непродолжительных состояний измененного сознания. Общей чертой их является то, что развиваются они не спонтанно, а почти всегда в связи с какой-то определенной ситуацией, специфичной для каждого больного (в случаях усиленного сосредоточения внимания, при необходимости внезапного переключения из состояния покоя на какую-нибудь деятельность и т.д.). Иногда эти состояния выступают как "потеря нити мысли", "временное замирание мозговой деятельности" и др.

Наиболее частый тип течения неврастении – последовательный переход гиперстенической формы в промежуточную и далее в гипостеническую, сопровождающийся обычно нарастанием собственно астенических нарушений.

Для больных неврастенией характерна повышенная ответственность и добросовестность в сочетании с высокой чувствительностью к критике. Они отличаются хорошей работоспособностью и активностью при наличии высокой интенсивности и продолжительности эмоций и достаточно выраженной тревожности, неуступчивостью, нерешительностью и низкой адаптивностью.

Диссоциативное невротическое расстройство.

Диссоциативные эмоционально-аффективные расстройства чаще всего выступают в виде колебаний настроения, снижения его, страхов. Общими особенностями указанных нарушений, как правило, являются гораздо большая глубина, демонстративность, наигранность переживаний и совершенно определенная ситуационная их обусловленность.

К двигательным нарушениям при диссоциативных невротических расстройствах относятся судорожные припадки, параличи, парезы, гиперкинезы, контрактуры, блефпроспазм, афония и мутизм.

Из сенсорных нарушений наиболее характерными являются истерическая слепота, глухота и нарушения чувствительности в виде гипестезий, гиперестезий и перестезий.

При диссоциативных невротических расстройствах обращают внимание на себя личностные особенности больных, в существенной степени определяющие психопатологическое обрамление симптомов. Больные диссоциативными невротическими расстройствами отличаются повышенной чувствительностью и впечатлительностью, внушаемостью и самовнушаемостью, неустойчивостью настроения, неуверенностью в себе, нерешительностью, тревожной мнительностью. Будучи эгоистичными и эгоцентричными, они склонны привлекать к себе внимание окружающих, что является проявлением одной из основных тенденций истерической личности – требования признания.

Больные диссоциативными невротическими расстройствами в преморбиде отличаются завышенной самооценкой, эгоистичностью, эгоцентричностью, относительно высокой активностью, сочетавшейся у них с такими свойствами, как низкая степень решительности и целенаправленности и значительная степень внушаемости и самовнушаемости. У них часто выявляются сочетания выраженной сенситивности и тревожности с лабильностью и импульсивностью. Высокая потребность в контактах и лидерстве сочетаются со средней степенью уступчивости и ответственности.

Обсессивно-компульсивное невротическое расстройство.

При обсессивно-компульсивном невротическом расстройстве навязчивые явления представлены особо четко. Объем сознания чаще не обнаруживает заметного изменения, степень критического отношения наиболее высока, а элементы борьбы наиболее выражены. Больные вне и даже во время повторных приступов нередко достаточно активны, собраны и стараются не обнаружить у себя навязчивости.

Из всего многообразия фобий в клиническую картину обсессивно-компульсивного невротического расстройства включаются следующие: кардиофобия – навязчивый страх за состояние своего сердца; канцерофобия – навязчивый страх заболеть раком; лиссофобия – навязчивый страх сумасшествия; оксифобия – навязчивая боязнь острых предметов; агорафобия – навязчивая боязнь открытых пространств (площадей, широких улиц и т.д.); клаустрофобия – навязчивая боязнь закрытых помещений; гипсофобия – навязчивый страх высоты; мизофобия – навязчивый страх загрязнения; эрейтофобия – навязчивый страх покраснения.

Весьма типичными клиническими проявлениями обсессивно-компульсивного невротического расстройства являются навязчивые мысли, воспоминания, сомнения, движения и действия, которые помимо навязчивого компонента характеризуются сознанием их болезненности и критическим к ним отношением.

Одной из весьма распространенных разновидностей навязчивых действий являются ритуалы. Ритуалы – это навязчивые движения и действия, которые всегда сопровождаются навязчивыми сомнениями, опасениями и страхами. Они производятся больными вопреки разуму для предупреждения мнимого несчастья и имеют защитный охранительный характер. Обсессии могут встречаться в различных сочетаниях у одного и того же больного.

В клиническую картину обсессивно-компульсивного невротического расстройства включаются следующие симптомы: повышенная раздражительность, утомляемость, трудность концентрации внимания, нарушения сна и т.д. Как правило, отмечается также снижение настроения в качестве личностной реакции, соответствующей тяжести навязчивых страхов.

В преморбиде больных обсессивно-компульсивным невротическим расстройством обращает на себя внимание прежде всего низкая степень активности, уверенности в себе, решительности, целенаправленности в сочетании с выраженной тревожностью и мнительностью. Характерным считается сочетание повышенной впечатлительности и чрезмерной чувствительности при склонности к задержке внешних проявлений эмоциональных реакций и в связи с этим постоянной фиксации больных на значимых для них сложных жизненных обстоятельствах, к чему способствует склонность больных к самовнушению. С учетом высокой степени ответственности и добросовестности, высокой чувствительности к критике и средней степени способности к избеганию конфликтов более вероятной становится возможность формирования психологического конфликта обсессивно-фобического типа, чаще в области морально-этических установок больного [10].

Немаловажным для понимания механизмов формирования невротических расстройств является динамика появления симптомов и закономерная этапность клинических проявлений и психологических переживаний, манифестирующих, как правило, в первые же дни и даже часы после психотравмирующей ситуации. В. Д. Менделевич выделяет четыре этапа неврозогенеза:

1. когнитивный;

2. аффективно-мотивационный;

3. антиципационный;

4. поведенческий.

На когнитивном этапе, возникающем непосредственно вслед за психотравмирующей ситуацией, психическая деятельность больных направлена на осознание случившегося. При этом больные могут находится в различном эмоциональном состоянии – депрессивном, дисфорическом, апатическом, эйфорическом, полиморфном, которое вызывается ситуационными моментами и отработанными и апробированными стереотипами реагирования на кризисные ситуации. Больные пытаются понять новые условия (фаза ориентации), в которые поставлены ситуацией, выявить отрицательные и положительные стороны нового статуса, то есть "сориентироваться в настоящем". Далее больными производится оценочная психическая деятельность, то есть событие ранжируется по значимости, степени влияния на всевозможные стороны жизни, серьезности и принципиальности возникших изменений в связи с психотравмой (фаза оценки) [16].

Когнитивный этап – особенно в фазе оценки – играет существенную роль.

Изучение клинических особенностей эмоциональных состояний на когнитивном этапе показывает, что следует говорить в основном о таких психологических феноменах как разочарование, растерянность (аффект недоумения непсихического уровня) и обида. Последний феномен оказывается базовым для дальнейшего формирования аффективных невротических симптомов и синдромов.

Анализ эмоциональных переживаний, наблюдаемых на этом этапе формирования невротических расстройств, показывает, что они базируются не только на мотивационных особенностях преморбидных личностей, но и на некоторых когнитивных особенностях. Все первичные эмоциональные переживания формируются у больных на основе неожиданно возникавших психотравмирующих ситуаций, а фактор неожиданности отражал несовершенство механизмов антиципации. Как правило, обида – наиболее широко представленное на этом этапе психическое переживание – возникает вследствие несовпадения завышенного, излишне оптимистичного или доверчивого отношения к окружающим и реальной оценкой их действий в условиях конфликта или любого иного взаимоотношения [3].

Аффективно-мотивационный этап проявляется следующими симптомокомплексами: депрессивным, тревожно-депрессивным, фобическим, истерическим, ипохондрическим. Поведение больных на этом этапе полностью вытекает из аффективно насыщенной патологии, действия диктуются эмоциональными переживаниями, воспоминаниями о психотравмирующем эпизоде и о продолжающемся психотравмирующем воздействии неразрешенного конфликта. Вероятностное прогнозирование будущего блокируется ярко выраженными аффективными расстройствами. Именно на этом этапе внимание больных особенно привлекает свое самочувствие, проявляется комплекс соматизированных и соматоформных расстройств: цефалгий, вегетативных кризов, нарушений дыхания, пищеварения и др. Своеобразное "бегство в болезнь" может рассматриваться, с одной стороны, как уклонение от трезвой оценки реальности и неспособности разрешить конфликт, с другой, как невозможность, нежелание или неумение спрогнозировать варианты исходов неосознанно выбранного стереотипа собственных действий и поступков.

Антиципационный этап формирования невротических расстройств является определяющим в исходе невроза: либо больной создает когнитивную базу для использования методов психологической компенсации и самостоятельно справляется с аффективной симптоматикой, либо особенности антиципации не позволяют ему применять психокоррекционные действия, и невротическая реакция переходит в стойкое невротическое состояние.

Поведенческий этап формирования невротических расстройств определяет выработку стратегии поведения в новых условиях, когда конфликт продолжает оставаться неразрешенным, и с психопатологическими феноменами сочетаются субъективно тяжело протекающие вегетативно-сосудистые и другие соматические эквиваленты психических расстройств. У больных стратегия поведения заключается как в типичных невротических реакциях и защитных механизмах действий, так и в специфических способах использования методов психологической компенсации (психокоррекции).

На данный момент выделено три типа использования больными неврозами методов психокоррекции: лимитированная, дефицитарная и аттитюдная.

Лимитированная психокоррекция характеризуется стойкостью, неизменностью, ригидностью поведения при очевидной даже для самого больного дезадаптивности поведения. Больные, использующие лимитированную психокоррекцию, практически всю свою так называемую преморбидную жизнь находились в преневротическом состоянии. Их отличает повышенная сензитивность, ранимость, эмоциональная негибкость, трудности адаптации к новой обстановке. В силу ригидности установок больные не имеют возможности искать иные адекватные механизмы психокоррекции. При лимитированной психокоррекции никакие логические доводы, разъяснения, обоснования, исходящие от окружающих и направленные на оказание психологической помощи, не достигают цели в связи со стойкостью, ригидностью и непоколебимостью невротической концепции больного, закрепившегося в ней за каждым участником конфликта определенной роли. При использовании лимитированной психокоррекции затухание невротических симптомокомплексов происходит медленно с рядом типичных резидуальных явлений, с очевидной постепенной психологической переработкой конфликта и переориентацией личности.

Дефицитарная психокоррекция отличается так называемым неумением больных использовать в период конфликта и невротического синдромообразования методы психологической компенсации. У больных наблюдается дефицит психокоррекционных способностей. При дефицитарной психокоррекции наблюдается "психотерапевтический дрейф" в сторону более реалистической оценки ситуации и способов выхода из нее. В процессе психотерапии больные апробируют предложенные способы и относительно быстро преодолевают невротическую симптоматику и восстанавливают прежний адекватный психологический стиль поведения.

Анализ преморбидных особенностей лиц, использующих дефицитарную психокоррекцию, показывает, что прослеживается воспитание по типу наивного оптимиста.

Аттитюдная психокоррекция подразумевает нежелание больными в период неразрешенного конфликта предпринимать какие бы то ни было действия, ведущие к его прояснению или исчезновению симптоматики, и использовать методы психологической компенсации. Больные уклоняются от использования психокоррекционных мероприятий и нормализации собственного психического статуса. Как правило, аттитюдная психокоррекция формируется на базе акцентуации характера по истерическому типу.

Помимо этого в Международной классификации болезней 10-го пересмотра в группе "Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства" классифицируются также группа тревожно-фобических невротических расстройств, расстройства адаптации, посттравматическое стрессовое расстройство, психоастении, психоастенический невроз и др.

Таким образом, в качестве основных психологических механизмов невротических расстройств отмечены (Карвасарский Б. Д. , 2002; Залевский Г. В., 2004): наличие внутреннего конфликта, психотравмирующие обстоятельства, психическая ригидность, субъективная непереносимость сложившейся ситуации, вследствие этого наличие психологической фиксации на проблеме, и рациональные убеждения, нарушения поведения, недостатки обучения и воспитания и др.

1.2.1 Психическая ригидность в этиопатогенезе нервных расстройств

Психическая ригидность является одной из тех территорий психологии, вступив на которую исследователь оказывается на очень зыбкой почве, насыщенной всяческими трудностями и сюрпризами. Психическая ригидность – отнюдь не простое понятие, и ему нелегко дать приемлемое для всех определение.

Ригидность – от латинского rigeo, rigiditas, что значит быть не гибким, жестким, окостенелым. В психологию этот термин пришел из физики, где им обозначают свойство тел сопротивляться изменению их форм.

В 30-х годах 20-го столетия ригидность начинает играть заметную роль в психоаналитической системе З. Фрейда (1933) и его последователей, в системе топологической психологии К. Левина (1935) (видимо К. Левин был первым в психологии, кто ввел термин "ригидность") и в концепции дихотомии "абстрактного-конкретного мышления" в норме и патологии невролога К. Гольдштейна (1943). Ригидность изучалась и как неврологически детерминированная особенность восприятия и как тип перцептуальной защиты, и как проявление основных личностных переменных; она изучалась в лаборатории в социальной сфере среди выборочных групп и в общей популяции. Приведем примеры наиболее "популярных" определений ригидности, родившихся в период самого рассвета исследовательского интереса к ней. В обзорной статье, посвященной исследованиям ригидности, Ш. Чоун (1959) одной из лучших дифиниций ригидности называет ту, которую дает ей Р. Кэттел (1950), а именно "… трудность с которой изменяются установившиеся навыки перед лицом новых требований". К. Гольдштейн определяет ригидность как "неадекватную скованность поведения" (1943); Г. Вернер – как "недостаточную вариабельность реакций" (1946); А. Лачинз понимает под ригидностью "слепую привязанность к установочному привычному способу решения задачи, даже если он не приводит к успеху" (1959).

При всей многочисленности дифиниций психическая ригидность определяется преимущественно через категорию способностей – "инидивидуально-психологических особенностей личности, являющихся условием успешного выполнения той или иной продуктивной деятельности" [18]. Но способность понимается не только "как способность мочь", но и как "способность хотеть". Отсюда понимание ригидности как (относительной) неспособности личности в случае требований объективной ситуации "изменить свою психическую установку"; "реагировать на новую ситуацию"; "изменить действие или отношение"; "переструктурировать способы поведения"; "усвоить новые средства приспособления", "корректировать программу деятельности".

Некоторые авторы в своих дифинициях психической ригидности делают упор на то, что лежит в основе "неспособности к изменению". Исходя из этого, они определяют психическую ригидность как приверженность к неадекватному способу выполнения задания, тенденцию придерживаться привычного, привязанность к неадекватному способу поведения и восприятия.

В ряде определний прсихической ригидности указывается на то, что личность не реагирует на требования объективной ситуации не просто в силу (относительной) неспособности или приверженности к неадекватному способу поведения (т.е. не может иначе), но и в силу своего нежелания (т.е. не хочет иначе, даже если может): "упорствует в определенных формах поведения" (Bonner, 1961), "проявляет недоброжелательность к новому, к изменениям" (Левитов Н. Д., 1971) и даже "сопротивляется изменениям" (Cowen,1932; Drever, 1967) [6].

Чаще всего психическая ригидность определяется альтернативно: либо как свойство личности, либо как характеристика поведения. Но есть исследования, в которых даются определения ригидности, охватывающие одним понятием то и другое – личность и поведение.

Понятие ригидности как качества личности в очень многих и самых существенных пунктах смыкается с понятием психопатии. П. Б. Ганнушкин подчеркивал, что "психопаты обычно отличаются недостаточной способностью приспособления к среде" (1964). В этом же духе высказываются и другие современные авторы. По мнению C. Rogers(1951), одним из условий психической цельности и здоровья личности является гибкость в оценке самого себя, умение под напором опыта переоценивать ранее оформившуюся систему ценностей, что является условием безболезненного приспособления человека к непрерывно меняющимся условиям жизни. Большинство авторов, занимающихся проблемой психопатических личностей, отмечают, что одним из важных признаков последних является именно "невозможность приспособления, невозможность учиться на опыте жизни".

Связь проблемы ригидности и психических состояний с наибольшей отчетливостью выступает при анализе эмоциональных состояний напряженности, или стрессовых состояний.

Изучение стресса получило физиологическое обоснование в учениях У. Кеннона о гомеостазе и Г. Селье об "общем адаптационном синдроме" (1960), то есть о своеобразной, защитной по своему характеру реакции организма, мобилизующего свои ресурсы (прежде всего эндокринные) в ответ на сильные и травмирующие (сверхсильные) внешние воздействия – будь то физические или нервно-психические, эмоциональные перегрузки.

В случае стрессовых состояний имеют место физиологические и психологические изменения. При не очень сильном и длительном стрессе физиологические изменения могут почти не проявиться внешне или просто не поддаться регистрации; тогда приходится прибегать к анализу более тонких и своеобразных изменений поведения. М. С. Роговин (1970) указывал, что к их числу относятся в первую очередь затруднения в осуществлении функций, требующих сознательного контроля и связанных с направленностью мышления на решение той или иной задачи. При этом наблюдаются трудности в распределении и переключении внимания. В то же самое время навыки, заученные и автоматизированные формы поведения не только не тормозятся, но могут даже против воли человека заменять собой сознательно направленные действия.

При исключительной многоплановости этой темы, по существу все исследователи сходятся на том, что отличительной особенностью поведения в ситуации напряженности является его негибкость. Поведение утрачивает пластичность, свойственную ему в нейтральной обстановке. Как показывают опыты, при прочих равных условиях, в состоянии напряженности в первую очередь страдают сложные движения, что не только нарушает деятельность, но может привести к ее срыву. Известно также, что при очень высоких степенях этой напряженности отмеченное сужение диапазона действий (реализующееся в крайних формах как возбуждения, так и торможения) может достигать уровня патологии.

Психологи разных направлений отмечали, что причиной ригидности поведения могут быть напряжения, связанные с тревогой, страхом, фрустрацией, шоком, катастрофическими ситуациями и т.п. Отсюда ряд исследователей начинают рассматривать ригидность не как свойство личности, а как состояние. С этих же позиций ригидность рассматривается и Н. Д. Левитовым (1969), который наряду с такими явлениями, как стресс, тревога, фрустрация и т.п. относит к категории состояний и ригидность, "имея ввиду те случаи, когда под влиянием особых причин привычное, известное так бережно и упорно охраняется, что к новому, к изменениям проявляется недоброжелательность.

Выявление этой стороны психической ригидности вызвано тем, что она действительно может выступать и в виде приходящей характеристики поведения разной степени длительности. Наблюдается эта динамичность поведения, по мнению исследователей, при психоэмоциональном напряжении или стрессе разной длительности, вызываемых тревогой, фрустрацией, страхом, шоком, характерных чаще всего для так называемых экстремальных ситуаций.

Поскольку экстремальные ситуации и вызываемые ими психоэмоциональные напряжения могут быть разной длительности, то и ригидность, по всей видимости, может проявляться в виде реакции, состояния, а при определенных условиях формироваться как устойчивое свойство или черта личности. Разумеется, ригидность как свойство личности формируется и вне экстремальных ситуаций, но, тем не менее, в несвободных от них педагогических условиях жесткой регламентации поведения.

Некоторые исследователи указывают на негибкость поведения людей, оказывающихся в условиях длительного действующего стресса. Так, по данным обследования лиц к концу шестого месяца их проживания в условиях крайнего Севера у них наблюдалось состояние ригидности в когнитивной сфере.

По исследованиям Г. В. Залевского (2004) больных с нервно-психическими расстройствами, среди них значительно большее число лиц, проявляющих ригидность в стрессовых ситуациях и уровень ее интенсивности и глубины также значительно выше, чем у здоровых лиц. И это понятно, ведь больные люди более чувствительны к разного рода стрессам и при наложении преходящего психоэмоционального напряжения на фоновый, создаваемый самой болезнью, прибегают значительно чаще к привычным (фиксированным) формам поведения, хотя адаптивный эффект их ограничен или вообще может не наступить. Особенно это наблюдается у больных неврозами, а также в случаях невротических развитий личности. Именно в этих группах больных была обнаружена самая высокая консистентность психической ригидности. В случае невротических расстройств тотальное проявление ригидности имеет поверхностный характер, а отсюда и большая податливость коррекции [6].

Целый ряд преимущественно зарубежных концепций неврозов включает понятие психической ригидности и шире – фиксированных форм поведения в парадигму объяснения их природы. Это позволяет во многом понять и природу самой психической ригидности, механизмы и особенности ее проявления при невротических расстройствах.

Одним из первых П. Жане (1903,1911) описал "фиксированные идеи" при истерических и обсессивных неврозах, указав на их неадаптивную роль. Он определил их как "известные остающиеся неизменными состояния личности, которые, сложившись раз, упорно существуют неопределенное время и не изменяются в достаточной мере, чтобы сделать возможным приспособления к изменяющимся условиям окружающей среды".

К мысли о неадаптивной роли психической ригидности склонялись большинство исследователей неврозов (Кербиков О. В., 1971; Sullivan Н., 1953; WhiteR.,1964; YungC., 1975; ShapiroD/,1981). Правда, конкретизируется эта роль психической ригидности при неврозах чаще всего в качестве "защитного механизма", который в конечном счете не реализует своей функции. "Невротик защищается – писал З. Фрейд, - формируя фиксированные привычки, ведущие к предпочтению определенных способов решения личных проблем" (1948). Согласно А. Адлеру (1974), невротик, защищаясь, формирует ригидный стиль жизни с ложной ее схемой. В этой связи MurphyG. andJensenE. (1932) писали, что "там, где сознание зажато в ригидной схеме, там мы имеем дело с невротиком; любая схематизация, любая стереотипизация есть невротическое средство защиты" [12].

Отчего защищается больной неврозом? По мнению большинства исследователей, невротик "защищается" от тревоги, вызванной в детские годы чувством слабости и беспомощности перед действительностью, которая переживается как потенциально враждебная и опасная, чувством бессилия, одиночества и изоляции, нарушением интерперсональных отношений.

Для WhiteR. (1964) невроз есть дисбаланс гибкости и устойчивости, прежде всего в сторону гипертрофирования устойчивости, в основе чего лежат стресс и страх. Избегание всего, что может поколебать "Я- образ", защита привычного мнения о себе являются основной формой больного истерическим неврозом. Фрустрация потребности в положительной оценке (самооценке) вызывает по мнению К. Роджерса (1961), Б. Д. Карвасарского (1985) у больного тревожность, ведущую к искаженному, а затем и к ригидному восприятию действительности. Kessner-Raytler (1972) считает, что "ригидность больных неврозами – трудность коррекции их "ошибочных установок" можно объяснить и защитой против "расконсервации" ошибочных установок в связи с нежеланием переживать неприятные чувства". Несформированностью "индивидуальной автономии – активной саморегуляции и истинно объективных отношений индивида к среде" объясняет "ригидный характер", лежащий в основе неврозов, D. Shapiro (1981).

При всем разнообразии подходов их авторы сблизились в отношении к психической ригидности в следующих пунктах:

1. Психическая ригидность является механизмом (чаще всего защитным) невротических расстройств;

2. Формирование этого механизма вызывается страхом и стрессом;

3. Психическая ригидность в качестве защитного механизма не выполняет своей функции при неврозах – он оказывается неэффективным, способствует возрастанию чувства тревоги, что приводит к психологическому порочному кругу. Невротическая личность, в отличие от здорового человека, не может отказаться от этой защиты даже в тех случаях, когда становится очевидной ее избыточность и вообще неадекватность. Mowrer (1950) называет такое поведение" невротическим парадоксом", так как невротик, упорствуя в своем поведении, несмотря на его разрушающее действие, становится жертвой собственной ригидности.

4. Задача психолога видится в ослаблении ригидности.

Вместе с тем следует отметить несовпадающее – порой резко отличное – понимание авторами самих причин возникновения невротических расстройств. Что же касается психической ригидности, то остается целый ряд вопросов о ее причине и механизмах, качественных и количественных особенностях ее проявления при основных формах неврозов.

Н. Д. Лакосина (1970,1973) указывает на то, что больные с невротическим развитием личности имеют такие характеорологичесие особенности, которые можно отнести к "симптомокомплексу ригидности" – прямолинейность, косность, бескомпромиссность, категоричность в суждениях, утрированное и формальное понимание чувства долга, следование "принятым догмам". По ее наблюдениям такие больные не обладают достаточной "жизненной эластичностью", они не умеют находить правильное и компромиссное решение, учитывая сложившуюся ситуацию в целом, а также правильно предвидеть будущее.

Изучение фиксированной установки в динамике неврозов показало, что если при свежих формах невроза она динамична и пластична, то параллельно с их затяжным течением установка начинает характеризоваться статичностью и косностью. Это указывает на то, что при затяжном течении невроза личность находится в "плену" стойкой грубо статичной установки, вследствие чего затрудняется выработка новых жизненных доминант, то есть нарушается адаптация к окружающей среде. Больные не могут коррегировать свое поведение, не находят рационального выхода из сложившейся травмирующей ситуации. Стойкость и постоянство этих нарушений на стадии невротического развития позволяют говорить именно об изменениях характера, а не о временных изменениях поведения, которые часто встречаются при неврозах.

Таким образом, исследования и клинические наблюдения свидетельствуют о том, что среди личностных особенностей, предрасполагающих к возникновению затяжных многолетних или периодически возникающих невротических состояний, значительную роль играет и психическая ригидность. Более того, больные неврозами обнаруживают, хотя и на уровне тенденций, большую ригидность уже в преморбиде. Эти факторы являются очень важными в прогностическом и в реабилитационном плане.

Анализ литературных данных показал, что психическая ригидность чаще всего включалась исследователями неврозов, прежде всего психоаналитического толка (З. Фрейд, 1948, К. Хорни, 1968, Э. Фромм, 1945, А. Адлер,1974), в объяснительную схему этих расстройств в качестве защитного механизма. Но этот механизм оказывается не только безуспешным, но и разрушительным для самого больного неврозом – упорствуя в своем поведении, несмотря на разрушающие действия, он становится жертвой собственной ригидности. Механизм же самой ригидности теми же авторами видится в тревоге, страхе человека перед действительностью в детском или даже во взрослом возрасте и в попытке от них избавиться, которая для больного неврозом чаще всего оказывается неудачной. "Борьба с ригидностью", а точнее изучение возможностей ее ослабления, компенсирования или нейтрализации – это будущее проблемы ригидности и в области профилактики и реабилитации больных нервно-психическими расстройствами.

Уже сегодня имеются исследования, в которых предлагаются разные подходы, с целью уменьшения ригидности пациентов – медикаментозные, психотерапевтические – индивидуальные или групповые или их сочетание. При этом методы терапевтического и вообще реабилитационного воздействия могут быть направлены либо непосредственно на психическую ригидность, либо действовать на нее косвенно через те факторы личности, которые вступают с ней в определенные (синергические, интерферирующие или компенсаторные) отношения в структуре личности (например, чрезмерная тревожность - стабильность или пассивность – активность и т.д.). Несомненно следует учитывать и такие факторы как давность заболевания, возраст и пол.

Терапевтический и вообще реабилитационный подход в контексте проблемы ригидности должен учитывать суть ригидного действия, то есть в чем состоят нарушения межуровневых отношений внутри структуры действия (поведения), что выступает в нем в качестве фиксирогенного компонента - средство, цель, либо то и другое? Ведь психическая ригидность может реализоваться в фиксированных действиях (поведении), где структура их разрушается в связи с выбором неадекватных средств или постановкой "нелепых" целей.

Практически всем людям присуще стремление превращать взгляды, которых они придерживаются, в непоколебимые догмы. К несчастью, люди часто не хотят отказаться от своих дурацких убеждений. Джадд Мармор (1998) (бывший президент Американской академии психоанализа) считает, что терапевтические вмешательства должны основываться не на догме, а на стремлении к повышению уровня адаптации пациента. Он подчеркивает необходимость гибко приспосабливать техники мультимодального подхода к специфическим нуждам каждого пациента.

В процессе психологического и психотерапевтического взаимодействия субъектами фиксированных форм поведения (ФФП) могут быть как клиенты/пациенты так и психологи/психотерапевты. В реальном процессе психологической помощи (диагностика, консультирование, коррекция и терапия) психолог и психотерапевт вынуждены иметь дело с разнообразными ФФП клиента/пациента, являющимися реальностью его проблем или болезненных состояний, которые надо изменить на противоположные – нефиксированные формы поведения, при этом психолог и психотерапевт сами не должны проявлять ФФП.

1.3 Обоснование научно-методологического подхода

Г. В. Залевский (2004) утверждает, что при неврозах интенсивностные характеристики психической ригидности – ее степень выраженности и глубина проникновения во все сферы личности – значительно возрастают. Но наряду с количественным ростом психическая ригидность при неврозах приобретает и отличающие их от нормы своеобразные пространственные характеристики. В структуре личности больных неврозом следует отметить значительно больше "зон" с выраженной психической ригидностью. Наибольшее различие – по эмотивной подструктуре личности, а наименьшей – по когнитивной [7].

Нельзя говорить о большей или меньшей ригидность больных той или иной формы невроза вообще. Правильнее будет говорить лишь о преобладании ригидности в какой-либо сфере личности или на уровне осознанности поведения.

В случае невротических развитий личности затяжного течения, хронизации болезни отмечается усиление показателей всех характеристик психической ригидности, особенно ее консистентности. Это означает, что ригидность становится в значительной мере сквозным, общим свойством личности больных неврозами. Этот факт указывает на ее предрасполагающую к заболеванию и прогностически неблагоприятную роль.

В литературе есть указания на то, что психическая ригидность является преимущественно прогностически неблагоприятным фактором терапии и реабилитации нервно-психических больных, а потому необходимо ее снижение.

Б. Д. Карвасарский (1980), В. А. Ташлыков и А. П. Федоров (1986) невротическое развитие личности и трудности его терапии связывают с наличием у больных неврозов "ошибочных установок" и особенно с трудностями их коррекции и изменения. Недостаточная связь "ошибочно установленных людей" - невротиков с миром, с реальностью приводит к усилению их ошибочных установок, к их фиксации в мышлении, чувствах и действиях. И если еще учесть неосознаваемость этих установок с сильнейшим эмоционально-аффективным включением "Я" субъекта, то становятся понятными причины трудностей их изменения:

1. защита против "расконсервации" ошибочных установок в связи с нежеланием переживать неприятные чувства;

2. автоматизированность в переживаниях и поведении и сниженная готовность принять новое, найти новые способы поведения.

В психотерапии невротических расстройств большое значение имеют методы, использующие в качестве принципа лечебной техники катарсис.

Психотерапевтический смысл понятия катарсиса заключается в эмоциональном потрясении, испытываемом человеком под воздействием вторичного переживания личных патогенных и (или) стрессогенных аффектов, послуживших источником психической травмы, и в последующем адекватном отреагировании, т.е. освобождении от болезнетворных симптомов. Катарсис является целенаправленным процессом организованного лечебного воздействия.

Огромный вклад в развитие этих методов внесли Крестников Н. (1929), Чолаков К. (1955), Атанасов А. (1990).

Наиболее интересным нам представляется метод Декапсуляции Чолакова, т.к. при этом методе используется суггестия на повторное переживание психотравмирующей ситуации на физиологический уровень [11]. Это ведет к быстрому переживанию ПТС. Декапсуляция способствует обнаружению большего числа причин для психотравматизации. Чолаков дает физиологическое объяснение капсуляции, рассматривая ее в виде очага сильного возбуждения, вокруг которого по индукции возникает выраженная зона торможения. Завершая сеанс, психотерапевт внушает пациенту хорошее самочувствие после процедуры и, таким образом, очень часто успевает смягчить этап временного ухудшения состояния больного в начале катарсической психотерапии. Именно в возможности смягчения периода ухудшения, который характерен для отреагирования, одно из преимуществ данного метода.


Глава 2. Организация, материалы и методы исследования

Исследование проводилось на базе научно-практического медико-физического центра КрасГУ в условиях реальной работы с больными невротическими расстройствами в ходе сеансов гетеросуггестивной психотерапии.

Работа проводилась с 7 больными, курс включал десять сеансов с применением методики декапсуляции Чолакова. Длительность одного сеанса 1,5 часа: 60 минут – гетеросуггестия, 30 минут – когнитивная беседа больного.

Для выявления психологических особенностей применялись опросники: Миннесотский многошкальный личностный опросник (MMPI), Томский опросник психической ригидности (ТОРЗ), Опросник опроделения уровня невротизации и психопатизации (УНП), Опросник невротических расстройств – симптоматический (ОНР-Си).

1. Миннесотский многошкальный личностный опросник (MMPI) предназначен для многомерной диагностики психического состояния, его динамики в процессе лечения и под воздействием внешних факторов, широкого спектра типологических особенностей личности и поведения, уровня и качества социальной адаптации, специфики защитных механизмов и эмоциональных реакций в стрессовых ситуациях, содержит 566 вопросов по 13 шкалам: 3 шкалы достоверности и 10 базисных шкал.

1 шкала – невротического сверхконтроля, она выявляет мотивационную направленность личности на соответствие нормативным критериям как в социальном окружении, так и в сфере физиологических функций своего организма;

2 шкала – пессимистичности, выявляет преобладание пассивной личностной позиции, ведущую мотивационную направленность избегания неуспеха, склонность к раздумьям, инертность в принятии решений, выраженную глубину переживаний, скептицизм, самокритичность, некоторую неуверенность в своих возможностях;

3 шкала – эмоциональной лабильности, выявляет неустойчивость эмоций и конфликтное сочетание разнонаправленных тенденций, высокий уровень притязаний сочетается с потребностью в причастности к интересам группы, эгоистичность – с альтруистическими декларациями, агрессивность – со стремлением нравиться окружающим;

4 шкала – импульсивности, выявляет активную личностную позицию, высокую поисковую активность, в структуре мотивационной направленности – преобладание мотивации достижения, уверенность и быстроту принятия решений;

5 шкала – мужественности-женственности, выявляет отклонения от типичного для данного пола ролевого поведения и усложнения сексуальной межличностной адаптации;

6 шкала – ригидности, выявляет устойчивость интересов, упорство в отстаивании собственного мнения, стеничность установок, активность позиции, усиливающуюся при противодействии внешних сил, практичность, трезвость взглядов на жизнь, стремление к опоре на собственный опыт, синтетический склад ума с выраженным тропизмом к системным построения, к сферам конкретных знаний, к точным наукам;

7 шкала – тревожности, выявляет преобладание пассивно-страдательной позиции, неуверенность в себе и в стабильности ситуации, высокую чувствительность и подвластность средовым воздействиям, повышенную чуткость к опасности;

8 шкала – индивидуалистичности, выявляет обособленно-созерцательную личностную позицию, аналитический склад мышления, склонность к раздумиям превалирует над чувствами и действенной активностью;

9 шкала – оптимистичности, отражает активность позиции, высокий уровень жизнелюбия, уверенность обследуемого в себе, позитивную самооценку, выраженную склонность к шуткам и проказам, высокую мотивацию достижения;

0 шкала – социальной интраверсии, выявляет пассивность личностной позиции и большую обращенность интересов в мир внутренних переживаний как константное свойство личности [20].

2. Томский опросник психической ригидности (ТОРЗ) состоит из 141 вопроса (утверждения), содержание которых отражает достаточно широко те ситуации, в которых от человека требуется изменить отдельные элементы программы своего поведения и ее в целом: образ жизни, стереотипы, отношения, установки, привычки, навыки, темп и ритм жизни и деятельности, средства достижения какой-либо цели или саму цель.

Методика предназначена для диагностики и дифференцированной оценки проявлений психической ригидности в когнитивной, эмоциональной и мотивационной (поведенческой) сферах личности, оценки динамики ригидности в процессе жизни и на разных этапах течения заболевания. Используется при индивидуальной клинической диагностике в связи с задачами определения "мишеней" и прогноза эффективности психотерапии.

ТОРЗ содержит 6 основных и 2 дополнительные шкалы достоверности:

1. Симптомокомплекс ригидности (СКР) – склонность к широкому спектру фиксированных форм поведения: навязчивостям, стереотипиям, упрямству;

2. Шкала актуальной ригидности (АР) – неспособность при объективной необходимости изменить мнение, отношение, установку, мотивы, модус переживания;

3. Шкала сензитивной ригидности (СР) – эмоциональная реакция человека на ситуацию, требующую от него изменения;

4. Шкала установочной ригидности (УР) – личностный уровень проявления психической ригидности, выраженный в позиции, отношении, установке на принятие-непринятие нового, необходимость изменения;

5. Шкала ригидности как состояния (РСО). Высокие показатели по данной шкале говорят о том, что человек в состоянии стресса, страха, плохого настроения, болезни склонен к ригидному поведению;

6. Шкала преморбидной ригидности (ПМР). Высокие показатели по этой шкале говорят о том, что человек уже в школьном возрасте испытывал трудности в ситуациях, требующих перемен.

Шесть основных шкал могут быть соотнесены с показателем экстенсивности (ЭПР).

7. Шкала реальности (ШР) показывает, исходит ли испытуемый при ответах из собственного опыта или только из предположения;

8. Шкала лжи (ШЛ) показывает, насколько испытуемый искренен в своих ответах [7].

3. Опросник определения уровня невротизации и психопатизации (УНП) – предназначен для психологической экспресс-диагностики особенностей личности, характерных для пограничных нервно-психических расстройств и определения степени их выраженности, выявления лиц с высоким риском развития невротических состояний и психосоциальной дезадаптации.

Содержательный анализ шкал УНП показал, что утверждения, входящие в шкалу невротизации, содержат такие характерные проявления невротических состояний, как быстрая утомляемость, нарушения сна, ипохондрическая фиксация на неприятных соматических ощущениях, снижение настроения, повышенная раздражительность, возбудимость, наличие страхов, тревоги, неуверенности в себе.

Утверждения шкалы психопатизации охватывают лишь некоторые из черт, характерных для психопатических личностей: равнодушие к принципам долга и морали, безразличие к мнению окружающих, повышенный нонконформизм, стремление выделиться среди окружающих, лицемерие, вспыльчивость, подозрительность, повышенное самолюбие и самоуверенность [14].

4. Опросник невротических расстройств – симптоматический (ОНР-Си). Предназначен для определения степени выраженности невротических расстройств и содержательного описания жалоб больного. Представляет заключение об "общем уровне невротичности", ведущих невротических синдромах, предполагаемых этиологий выявленных нарушений, степени выраженности отдельных симптомов [13].

5. Декапсуляция Чолакова. Декапсуляция производится следующим образом: формируется гипнотическое состояние умеренной глубины, больной вводится в состояние гипноза с переживанием проблемной ситуации (если проблемная ситуация неизвестна, то дается суггестия на физиологический уровень), сеанс заканчивается положительной суггестией. Через заключительную положительную суггестию смягчается период ухудшения, который характерен для отреагирования. Действие метода объясняется в первую очередь механизмами психологического уровня: при переживании сильный аффективный заряд изолирует отдельные переживаемые элементы и они остаются "как бы капсулированными" в психике больного, единственными не затрагивающими ассоциативные связи между предметным содержанием проблемной ситуации и вегетативными проявлениями ("сверхтравматический остаток"), поэтому и суггестия направлена на то, чтобы вызвать тяжелое дыхание, сердцебиение и др. Это приводит к быстрому переживанию проблемной ситуации. Больной суггестивно направляется к разным переживаниям в связи с контактами именно с теми людьми, которые враждебно относятся к нему. Декапсуляция способствует обнаружению большего числа причин для психотравматизации. В результате наблюдается интерференция трех факторов: 1. проявление катарсиса, 2. явлений гипноза, направленных в значительной степени психотерапевтом, 3. личности больного и его состояния [11].

6. Вскрытие состояния через субъективный самоотчет: анкетирование после каждого сеанса с заполнением специально разработанных бланков, когнитивная беседа, рисунки. Рисуночные методики очень информативны, они позволяют выявить множество психологических особенностей человека:

- преобладание рационального или эмоционального подхода к действительности;

- уровень психомоторного тонуса, пониженная или повышенная активность, астения;

- недостаточность самоконтроля и планирования действий, импульсивность;

- повышенная эмоциональная лабильность или, напротив, ригидность;

- тревожность (как личностная черта) и тревога (как состояние на момент обследования);

- страхи;

- депрессивные тенденции;

- особенности реакции на стресс;

- агрессивность (с возможностью дифференцировать такие ее формы как физическая и вербальная агрессия, защитная агрессия, невротическая агрессия);

- демонстративность, неудовлетворенность потребности в общении;

- степень социализированности и конформности;

- антисоциальные тенденции [1,2].


Глава 3. Результаты исследования

1. Показатели ТОРЗ у обследованных выявляют ведущие ригидности РСО, СР, АР и ПМР. По методике ТОРЗ результаты представлены в таблице №1. Из таблицы видно, что все обследованные уже в подростковом возрасте испытывали трудности в ситуациях каких-либо перемен. С трудом переживали соответствующие ситуации и решали возникающие проблемы. 5 из 7 обследованных в настоящее время эмоционально тяжело реагируют на новое, на ситуации, требующие каких-либо изменений. Соответствующие требования объективной действительности вызывают у них скорее отрицательное эмоциональное отношение (показатели СР).

Также видно, что большинство обследованных склонно к широкому спектру фиксированных форм поведения, стереотипиям, упрямству, собственной ригидности и т.д. (СКР). Изменить свое мнение, поведение и установку, мотивы им тяжело даже при объективной необходимости (АР). Также большинство обследованных склонно к ригидному поведению в различных болезненных состояниях (страх, стресс, плохое настроение и т.д.), но так как РСО не сильно выражено по глубине, то она проявляется как реакция, а не как черта характера. У большинства обследованных ведущими ригидностями являются сензитивная ригидность (4 человека) и ригидность как состояние (5 человек).

2. Результаты MMPI показывают, что большинство обследованных зависимы от окружения, ориентированы на общепринятые правила и установки, им присущи тревожность, скупость эмоциональных проявлений и неуверенность в себе, сочетающаяся с желанием добиться успеха и признания.

3. Результаты УНП показывают, что у большинства обследованных умеренный уровень невротизации.

4. Результаты ОНР-Си показывают, что в большинстве случаев (4 человека) у обследованных умеренный уровень невротизации. Среди основных синдромов в большинстве случаев присутствует аффективное напряжение, аффективная лабильность (4 человека) и тревожно-фобические расстройства (4 человека).

5. У 4-х человек катарсис наступил в течение первых 4-х сеансов. Катарсис оценивался по проявлениям на физиологическом уровне: тяжелое дыхание, сердцебиение, дрожь и т.д.; эмоциональном уровне: страх, мучения и другие негативные эмоции; и по наступающему впоследствии облегчению, снижению напряжения, возбуждения.

Во всех случаях, несмотря на наличие общих черт, механизм катарсиса протекал индивидуально: после неприятных ощущений и переживаний появлялось чувство взлета, полета, парения, иногда смех, иногда слезы.

6. Из самоотчетов видно, что все испытывали следующие различной степени интенсивности ощущения: тяжесть в голове и различных частях тела, "бегание мурашек", покалывание в руках, учащенное сердцебиение, напряжение, тяжелое дыхание.

7. Все обследованные отмечают, что после курса сеансов:

1. ушла тревожность, напряженность и вообще эмоциональный фон стал более позитивным;

2. улучшилось общее самочувствие, настроение.

Так как в данной работе важны индивидуальные особенности, ниже приводятся полученные результаты по каждому испытуемому.

1. Щ.Ю. (20 л., Ж):

MMPI. Ориентирована на правила, сдерживает себя, существуют проблемы с самореализацией, в том числе эмоциональными проявлениями. Эмоциональная сфера отличается противоречивым столкновением сдержанности и раздражительности (психосоматическая предиспозиция), склонна трасформировать эмоциональную напряженность в болезненные реакции организма, старается себя во всем контролировать, вплоть до того, что не дает себе воли в осуществлении своих желаний, относя их к человеческим слабостям. Замкнута, низкая включенность в социальную среду. Трудно налаживает отношения, предпочитает пассивно уходить от конфликтов, "убегать" от проблем. Высокий уровень тревожности.

ТОРЗ. СР+РСО – ведущие. Умеренно склонна к широкому спектру фиксированных форм поведения, однако способна менять свое мнение, отношение, установку. Это не вызывает неприятных эмоций, хотя может и не нравиться. При необходимости может изменить себя. В состоянии утомления, плохого настроения, страха, стресса всегда реагирует ригидно.

УНП. Выраженная эмоциональная возбудимость, продуцирующая различные негативные переживания (тревожность, напряженность, беспокойство, растерянность, раздражительность). Безынициативность формирует переживания, связанные с неудовлетворением желаний (в беседе: "…у меня грустные мечты, потому что они никогда не сбудутся…").

Показатели по ОНР-Си: высокий уровень невротизации (диссоциативное невротическое расстройство+ астения + тревожно-фобический синдром).

Самоотчеты. При работе с проблемной ситуацией на первых сеансах все отражалось на физиологическом уровне (приступ удушья, тахикардия, аллергия и т.д.) и эмоциональном, после отработки ("всхлип-вздох") – освобождение. (описание больше на соматическом уровне, образы "мерзкие": то умирающая женщина, то воплощение собственных страхов – мизофобия).

На 6 сеансе – катарсис – описание полета сначала с грузом на ногах, затем полет удается. "Все в желто-зеленом цвете – свете".

С 7-го сеанса отработка ситуации прекращается, обследованная начинает мечтать.

После 10-го сеанса отмечает положительные мыслеобразы, улучшение эмоционального и физического состояния.

Рисуночный материал. После 1-го сеанса рисунок выполнен одним зеленым цветом с прорисовкой, нажим неровный, в центре сильный, линии волнистые, рваные, с острыми углами, рисунок повторяющийся. Данный рисунок говорит об астении, ригидности, эмоциональной напряженности, тревожности.

Второй рисунок оформлен, выполнен синим цветом. По рисунку можно сказать о низкой самооценке, об успокоении, надежде на будущее.

При диссоциативном невротическом расстройстве, астеническом синдроме, тревожно-фобическом синдроме с ведущими ригидностями СР и РСО снижение уровня невротизации и ригидности происходит после 4-х сеансов с суггестией на жесткую отработку проблемной ситуации, вызвавшей невротизацию, и 2-х сеансов с суггестией на релаксацию. Индивидуальный механизм катарсиса в данном случае шел через усиление депрессии (жалобы на безвкусную пищу, «мини-депрессию» по утрам), внешних компонентов поведения, увеличение тревоги, беспокойства.

2.В.Е. (20 л., Ж).

MMPI. Импульсивная, активная, уверенная в себе, нетерпеливая, наблюдается тенденция к противодействию внешнему воздействию, особенно, если пытающийся повлиять человек не пользуется должным авторитетом и не вызывает уважения, восхищения или страха. Стремится к независимости. В состоянии эмоциональной захваченности преобладают отрицательные по знаку эмоции.

ТОРЗ. Ведущая РСО. Умеренно склонна к широкому спектру фиксированных форм поведения. Эмоциональный фон реагирования на новое, ситуации, требующие изменения, в основном, положительный, однако ей трудно изменить что-либо в себе даже при требовании объективной действительности. В состоянии утомления, плохого настроения, страха, стресса и других болезненных состояний всегда реагирует ригидно.

УНП.Осмотрительная, уступчивая, ориентирована на мнение окружающих, привержена к соблюдению общепринятых правил и норм поведения, эмоционально устойчива.

ОНР-Си. Незначительный общий уровень невротизации, нарушение социальных контактов, аффективная напряженность. Ипохондрический синдром. Сомато-вегетативные расстройства.

Самоотчеты. При работе с проблемной ситуацией "что-то давило, хотелось стряхнуть", чувствовала злость, раздражение, напряжение, после отработки было трудно расслабиться (3 сеанса).

На 4-ом сеансе при суггестии "с нагрузкой" указывает на то, что ей захотелось спать. Представляла небо и птиц (освобождение и успокоение). В самоотчете позже указала, что у нее была "мини-депрессия". В беседе выяснилось, что вечером после 4-го сеанса она снова попала в проблемную ситуацию, которую отрабатывала на сеансах, отреагировала ее слезами, после чего отмечает улучшение эмоционального уровня, улучшение общения с окружающими, внутреннюю свободу, еще не полную, но уже значительную по сравнению с тем, что было. Ситуация продолжает оставаться актуальной, но ее реакция изменилась и ситуация переживается не так тяжело, как раньше.

В самоотчете после 6-го сеанса описывает солнце, которое ей не мешало и ощущение свежего воздуха и тепла (хорошее настроение, надежда на лучшее).

После 10-го сеанса описывает, что "в начале курса самочувствие ухудшилось, а после последних сеансов самочувствие улучшилось", что позитивные изменения есть, "но хотелось бы еще больше".

Рисуночный материал. По рисунку настроение положительное, стремление к позитивному эмоциональному состоянию, к согласию и гармонии, стремление уйти из неприятной ситуации, потребность активно действовать, добиваться успеха, движение в будущее.

При ипохондрическом синдроме с ведущей РСО достаточно 4-х сеансов с суггестией «на нагрузку» для катарсиса. Механизм катарсиса был пережит после «мини-депрессии», ухудшения самочувствия.

3.К.И. (20 л., Ж)

MMPI. Тревожная, нервозная, напряженная, неуверенная. Отличается заниженной самооценкой, чувством собственного несовершенства, повышенным чувством вины, зависимой позицией, конформностью.

ТОРЗ. Ведущая РСО. Умеренно склонна к широкому спектру фиксированных форм поведения. Эмоциональный фон реагирования на новое, ситуации, требующие изменений, в основном, положительный, однако ей трудно изменить что-либо в себе даже при требовании объективной действительности. В состоянии утомления, плохого настроения, страха, стресса и других болезненных состояний всегда реагирует ригидно.

УНП. Напориста и упряма, стремится реализовать свои желания, не считаясь с желаниями и мнением других людей, что приводит к созданию большого количества конфликтных ситуаций в межличностных взаимодействиях. Социально смелая, но может выходить за рамки общепринятых норм и морали, что также вызывает конфликты.

ОНР-Си. Незначительный общий уровень невротизации, синдром невротической депрессии, аффективная лабильность, аффективная напряженность.

Самоотчеты. В течение первых сеансов жалобы на головную боль, боль в желудке, тяжесть в руках, проблемная ситуация связывается с болями в желудке. На втором сеансе при отработке проблемной ситуации указывает на слезливость. На 4-ом сеансе (суггестия с "нагрузкой") указывает на спокойный глубокий сон, на отсутствие неприятных ощущений и боли, на улучшение самочувствия после гипноза. В последующих самоотчетах указывает на хорошее состояние и настроение.

Беседа. Во время беседы было установлено, что обследованная сильно концентрируется на болезнях ("…в детстве карта была очень толстая"), болела простудными заболеваниями ("…я не помню, чтобы очень тяжело болела, к сожалению"). Проблемные ситуации с негативными эмоциями отработала на первых сеансах и может говорить об этом спокойно. Сеансы считает полезными для себя.

Рисуночный материал. В рисунках просматривается эмоциональная напряженность, психологическая неустойчивость, тревога, возбуждение, агрессивность. В настоящем появились спокойствие и надежда на лучшее. В будущем – стремление преодолеть свои проблемы, потребность активно действовать, в тоже время осталось беспокойство.

При синдроме невротической депрессии, аффективной лабильности, аффективной напряженности и ведущей РСО - механизм катарсиса после 2-го сеанса с суггестией на нагрузку.

При воспроизведении проблемной ситуации даже во время сеанса слезы, при входе в альтернативное состояние сознания требовался более длительный период для расслабления, в альтернативном состоянии сознания – потеря опоры. Степень вхождения в альтернативное состояние сознания средняя.

4. Б.К. (21 г., Ж)

MMPI. Высокие показатели по 7-ой шкале говорят о повышенной тревожности. Она не уверена в себе, зависима от средовых воздействий и мнения большинства. Преобладает пассивно-страдательная позиция. Достаточно эмоционально устойчива, привержена общепринятым нормам поведения, снижена мотивация достижения (возможно, это связано со сложной ситуацией, когда "самость" блокирована).

ТОРЗ. Ведущие СР + РСО. Умеренно склонна к широкому спектру фиксированных форм поведения, однако способна менять свое мнение, отношение, установку. Это не вызывает неприятных эмоций, хотя может и не нравиться. При необходимости может изменить себя. В состоянии утомления, плохого настроения, страха, стресса всегда реагирует ригидно.

УНП. Осмотрительная, уступчивая, ориентирована на мнение окружающих, привержена к соблюдению общепринятых правил и норм поведения.

ОНР-Си. Умеренный общий уровень невротизации, аффективная лабильность, аффективная напряженность, расстройства сна, тревожно-фобические расстройства, сомато-вегетативные расстройства.

Самоотчеты. В течение 4-х сеансов с "нагрузкой" - отработка проблемной ситуации, жалобы на головные боли, напряженность. С 5-го сеанса жалобы прекращаются. Отмечает улучшение самочувствия, настроения.

Рисуночный материал. Стремление к самоутверждению, успеху. Активное стремление к цели, преодолению преград. Хочет, чтобы ее деятельность высоко оценивали, стремится избавиться от негатива. Также видна эмоциональная напряженность, импульсивность, ригидность.

При астеническом синдроме, аффективной лабильности, аффективной напряженности и ведущими ригидностями СР и РСО снижение уровня невротизации и ригидности после 4-го сеанса. Уменьшилось напряжение, появилась устремленность в будущее. С 8-го сеанса улучшение самочувствия.

5. С.Я. (21 г., Ж)

MMPI. Тревожная, напряженная, нервная, неуверенная. Возможно астенизирована длительным эмоциональным перенапряжением. Повышенная тревожность в отношении мелких житейских проблем, за свою судьбу, стремится нравиться окружающим. При наличии конфликта склонна к внешне обвиняющей реакции. Повышенная тревожность является одним из основных компонентов невротической предиспозиции. Может быть низкий уровень включенности в социальную среду.

ТОРЗ. Ведущие АР + СР + ПМР. На ситуации, требующие изменений, реагирует негативно. Ей тяжело изменить себя, свое мнение, отношение и модус переживания даже при требовании объективной действительности.

УНП. Выраженная эмоциональная возбудимость, продуцирующая различные негативные переживания (тревожность, напряженность, беспокойство, растерянность, раздражительность). Безынициативность формирует переживания, связанные с неудовлетворением желаний.

ОНР-Си. Умеренный общий уровень невротизации, тревожно-фобические расстройства, аффективная напряженность, аффективная лабильность, расстройства сна.

Самоотчеты. Проработка проблемной ситуации продолжалась на протяжении 6 сеансов. Улучшение эмоционального состояния отмечает с 3-его сеанса (указывает "очень хорошее настроение"). На 4-ом сеансе спала (снижение тревожности).

Беседа. Указывает на то, что стала расслабляться и засыпать во время сеансов ("…что очень редко со мной случается"). Отмечает улучшение своего общего состояния, позитивные изменения: "…все как-то идет по этапам, понемножку, я бы сказала".

Рисуночные материалы. Видна астения, эмоциональная напряженность, тревога, низкая эмоциональность, страх, огорчение, есть потребность в спокойствии, позитивных переживаниях. Заметно стремление уйти от проблем, из психогенной ситуации ("оставили бы в покое") и в то же время поиск поддержки и помощи, мечты о гармонии. Присутствуют чувство неудовлетворенности, эмоциональной напряженности и стремление освободиться, отдохнуть (в беседе: "Все, что я могу изобразить, это гаммы серого и синих цветов".)

При тревожно-фобических расстройствах, аффективной напряженности, аффективной лабильности с ведущими АР+СР+ПМР катарсис не наступил. Положительная динамика есть, но в отличие от остальных протекает очень медленно, по этапам.

6. С.С. (21 г., Ж)

MMPI. Отличается противоречивостью и скупостью эмоциональных проявлений, эмоции неустойчивые, склонна трансформировать эмоциональную напряженность в болезненные реакции организма (боли). Самооценка неустойчивая, настроение тоже, стремится нравиться окружающим. В состоянии эмоциональной захваченности преобладают полярные эмоции. Ригидность способствует закреплению негативного опыта. Она любит общаться, быть на виду.

ТОРЗ. Ведущая РСО. Умеренно склонна к широкому спектру фиксированных форм поведения. Эмоциональный фон реагирования на новое, ситуации, требующие изменения, в основном, положительный, однако ей трудно изменить что-либо в себе даже при требовании объективной действительности. В состоянии утомления, плохого настроения, страха, стресса и других болезненных состояний всегда реагирует ригидно.

УНП. Осмотрительная, уступчивая, ориентирована на мнение окружающих, привержена к соблюдению общепринятых правил и норм поведения.

ОНР-Си. Умеренный общий уровень невротизации, астенические расстройства, аффективная лабильность, аффективная напряженность, нарушения социальных контактов, депрессивные расстройства, расстройства сна, сомато-вегетативные расстройства.

Самоотчеты. На 4-ом сеансе при проработке проблемной ситуации: "…довела ее до абсурда, стало смешно. Хотя изначально ситуация казалась очень неприятной…". Дальнейшие сеансы – релаксация согласно суггестии.

Беседа. Из беседы видно, что напряженность, чувство внутреннего напряжения, тревожные мысли (аффективная напряженность) ушли. "Чувствую себя более спокойной". Появилось желание снять застарелые проблемы: "…детские переживания, я бы хотела с ними поработать, чтобы пережить до конца".

Рисуночные материалы. Проблемы в прошлом, не хватает опоры. Активно стремится к успеху, к самостоятельным решениям, преодолению преград в деятельности. Агрессивность, наступательные тенденции в будущем. Не хочет лишиться благоприятной ситуации, переоценка значимости к себе со стороны окружающих. Астения. Депрессия еще не прошла.

При астенических расстройствах, аффективной лабильности, аффективной напряженности, нарушениях социальных контактов, депрессивных расстройствах и ведущей РСО снижается уровень невротизации и ригидности после 3-х сеансов с суггестией на нагрузку. Механизм катарсиса на 4-м сеансе, потом ощущение легкости, полета без тела.

7. З.Н. (21 г., Ж)

MMPI. Эмоциональная сфера отличается неустойчивостью, скупостью проявлений, противоречивым столкновением разнонаправленных эмоций, стремится нравиться окружающим и привлекать их внимание. Высока вероятность поведенческих реакций по истерическому типу. Вспыльчивый тип реагирования, но в межличностных отношениях склонна к сглаживанию конфликтов. При наличии агрессивных и антисоциальных тенденций стремится их сдерживать. Неадекватно завышенная самооценка. Любит выставлять напоказ свои характерологические особенности.

ТОРЗ. Ведущая СР + ПМР. В школьном возрасте испытывала трудности в ситуациях перемен. В СР показатели говорят об отсутствии страха перед новым, но радости от перемен нет, скорее недовольство.

УНП. Осмотрительная, уступчивая, ориентирована на мнение окружающих, привержена к строгому соблюдению общепринятых правил и норм поведения.

ОНР-Си. Умеренный общий уровень невротизации, обсессивные расстройства, тревожно-фобические расстройства, аффективная напряженность, сомато-вегетативные расстройства, аффективная лабильность.

Самоотчеты. Избегание работы над проблемной ситуацией и постоянная закрытость привели к кризису во время 4-го сеанса. В самоотчетах видно, что обследуемая старается все контролировать, очень хочет нравиться окружающим и придерживается позиции "у меня все хорошо", что не является правдой.

После кризиса 4-го сеанса оставила занятия, не доработала. Есть предположение, что ее фобии "выгнали" ее. Видимо она стала бояться сеансов, так как указывала на страх предметов, животных или мест, бояться которых нет причин.

Беседа. Саму проблемную ситуацию описывать отказалась, описала ее опосредовано: "…тоска, наверное, можно так описать, такое что-то не очень острое, не очень как бы интенсивное, что-то такое ноющее". Эти ощущения закончились, когда начала думать о будущем. Категорически отказывалась говорить об эмоциях, чувствах, объясняя, что не может открываться. Хотя сама отмечает, что неприятные ощущения, состояния тревоги и напряженности удалось отпустить ("…выпустить из себя…") и потом появилась легкость.

Рисуночный материал. Пассивность, астения. Отрицательное отношение к обследованию. В прошлом переживание негативных эмоций, страх, огорчение, стресс. Настоящее – ригидность, потребность в самоутверждении. Будущее – пассивная надежда на будущее, потребность в перспективе. Устремленности в будущее нет. Стремится строго контролировать себя, чтобы избежать ошибок, стремится к признанию, хочет произвести впечатление.

При обсессивных расстройствах, тревожно-фобических расстройствах, аффективной напряженности, сомато-вегетативных расстройствах, аффективной лабильности с ведущей РСО и компенсацией через сверхконтроль, несмотря на положительную динамику, которую отмечает сама больная, она прекращает работу в середине сеансов (после 4-го сеанса). Можно предположить, что ее испугало то, что она не может контролировать себя в альтернативном состоянии сознания.


Глава 4. Обсуждение результатов

По результатам проведенного обследования нами были выделены следующие саногенетические механизмы невротических расстройств, определяемые указанными нами психологическими механизмами: психической ригидностью, ее видом, видом невротического синдрома, уровнем невротизации.

В процессе анализа диагностического материала мы выявили следующие критерии, которые были подвержены влиянию указанных механизмов:

1. Индивидуальные механизмы переживания катарсиса.

С точки зрения ригидности определены индивидуальные механизмы переживания катарсиса у обследованных. При сензитивной ригидности катарсис проходил на эмоциональном уровне (с усугублением депрессии, слезливостью, ухудшением настроения, чувством безысходности, то есть доминированием отрицательных эмоций). При наличии ригидности как состояния катарсис проходил на физиологическом уровне: тяжесть, дрожь, желание стряхнуть груз с себя, невозможность дышать и т.д.

В зависимости от вида невротического синдрома были выявлены следующие особенности: при обсессивно-фобическом синдроме катарсис переживался с трудом и не до конца. Возможно, эта особенность объясняется рациональным способом отношения к психотравмирующей ситуации. Ситуация представлялась в социальных образах, доводилась "до абсурда", то есть представлялась в виде социально-комической ситуации, при этом оценивалась с точки зрения социальных атрибутов (социальная роль, внешние влияния). При синдроме эмоциональной лабильности отмечалась легкость вживания в эмоциональную ситуацию, выплескивание эмоций, которые в альтернативном состоянии сознания проявлялись сначала усилением негативных эмоций, затем замещением на чувства полета, успокоения, видения "желто-синего цвета-света", что говорит о появлении устремленности в будущее и возрождении надежды. При ипохондрическом синдроме выявлена склонность фиксировать психотравмирующую ситуацию, на эмоциональном уровне - депрессии; на рациональном – безысходность, тупик, но при этом резко нарастали психо-физиологические симптомы, ухудшение самочувствия. В последующем уровни переживания гармонизировались, ситуация плавно отпускалась, что субъективно переживалось как ощущение покоя и умиротворения. К окончанию курса – улучшение самочувствия.

С точки зрения механизма "Уровень невротизации" следует отметить, что при нарастающей невротизации психотравмирующая ситуация переживалась ярче, но на само прохождение катарсиса уровень невротизации не влиял.

2. По критерию скорости излечения было выявлено, что механизм ригидности оказывает значительное влияние на скорость излечения.

При этом ригидность как состояние оказывается благоприятной с точки зрения излечения (2-4 сеанс). Сензитивная ригидность оказывается относительно благоприятной с точки зрения скорости излечения, купирование негативных симптомов проходило медленнее к 4-5 сеансу. Актуальная ригидность наименее благоприятна с точки зрения скорости излечения, так как катарсис не был пережит до конца. Ситуация не была пережита, хотя отношение на когнитивном уровне к психотравмирующей ситуации менялось.

Вид невротического синдрома оказывается весомым механизмом в скорости излечения. Наиболее быстро на воздействие реагируют при эмоциональной лабильности, аффективной напряженности (купируются к 4-6 сеансу). При тревожно-фобическом синдроме реакция на данный вид психотерапии замедленна (6-10 сеанс).

3. Степень альтернативного состояния сознания.

На первых сеансах степень альтернативного состояния сознания в большинстве случаев средняя, после катарсиса – глубокая.

Вид невротического расстройства оказывает влияние на степень в альтернативное состояние сознания.

При обсессивно-фобическом синдроме, тревожно-фобическом синдроме степень альтернативного состояния сознания глубокая (искажение времени, диссоциация). При эмоциональной лабильности, аффективной напряженности, ипохондрическом синдроме степень альтернативного состояния сознания средняя в большинстве случаев (4 из 6) (сигналинг, изменение дыхания и пульса, снижение мышечного тонуса).

Вид ригидности оказывает влияние на степень альтернативного состояния сознания.

При ведущей ригидности как состояния степень альтернативного состояния сознания средняя во всех случаях. При ведущей сензитивной ригидности степень альтернативного состояния сознания средняя в 2-х случаях из 3-х. При ведущей актуальной ригидности степень альтернативного состояния сознания сразу глубокая.

4. По критериям, обнаруженным по рисункам, нами были выявлены следующие отличия:

При ведущей ригидности как состояния после катарсиса проявляется устремленность рисунков в будущее, в цветовой гамме преобладают зеленый, красный, желтый цвета, что говорит об успокоении, надежде на будущее, потребности активно действовать, стремлении к успеху.

При ведущей сензитивной ригидности после катарсиса преобладают зеленый и синий цвета, что говорит об успокоении, уверенности. Видна устремленность в будущее.

По рисункам видно, что ригидность снизилась.

При ведущей актуальной ригидности в рисунке преобладают синий и серый цвета, что говорит о чувстве неудовлетворенности, эмоциональной напряженности и стремлении освободиться, отдохнуть, видна депрессия.

5. По критерию самооценки своей динамики можно отметить следующее:

Все обследованные отмечают улучшение эмоционального и физического состояния, появляются положительные мыслеобразы.

Наличие ригидности как состояния вызывает стандартизацию. Наличие сензитивной ригидности под влиянием психотерапии допускает улучшение эмоционального состояния и реагирования на разные неприятные жизненные ситуации. При наличии актуальной ригидности, несмотря на отсутствие катарсиса, субъективная самооценка динамики на 5 баллов по 10-ти балльной шкале.

В 6 из 7 случаев после проведенных сеансов наблюдалась субъективная самооценка динамики от 5 до 9 баллов.

Отрицательная самооценка динамики наблюдалась только в одном случае – при наличии обсессивно-фобического синдрома.


Заключение

Результаты работы могут быть использованы для прогнозирования эффективности лечения невротических расстройств в ходе психотерапии.

Тот факт, что психическая ригидность и вид невротического синдрома оказывают влияние на саногенез невротических расстройств дает возможность психотерапевту прогнозировать количество сеансов, необходимых для купирования патологических синдромов.

Индивидуальные особенности саногенеза, выявленные нами в процессе данной работы, могут быть использованы для коррекции самого курса в ходе психотерапии, потому что, имея эту информацию, а также информацию о виде ригидности и виде невротического синдрома, мы получаем научную модель для оценки саногенеза невротических расстройств. В совокупности с выявленными критериями, данная модель позволяет объективно оценить динамику излечения.

А также, учитывая результаты нашей работы и применяя их в практической деятельности, мы можем говорить о возвращении человека к нормальной жизнедеятельности, адекватному восприятию жизненных ситуаций, социальных ролей, возможности полно реализовать себя.


Выводы

1. Индивидуальные особенности саногенеза невротических расстройств определяются видом невротического синдрома и типологическими особенностями и могут оцениваться психотерапевтом по следующим критериям:

1.1. индивидуальные способы переживания;

1.2. скорость купирования патологических синдромов;

1.3. степень альтернативного состояния сознания;

1.4. устремленность в будущее;

1.5. критерии, обнаруженные в проективных рисуночных тестах: цвет, устремленность линий, стереотипность изображений, задействований правой и левой стороны рисунков;

1.6. самооценка своей динамики.

2. Можно утверждать, что механизм психической ригидности оказывает влияние на саногенез невротического расстройства, при этом более благоприятное значение для излечения имеют сензитивная ригидность и ригидность как состояние по сравнению с актуальной ригидностью.

3. Нами доказано, что вид невротического синдрома оказывает влияние на саногенез невротического расстройства, при этом более благоприятное влияние на излечение имеют такие синдромы, как аффективная лабильность, аффективная напряженность, ипохондрический синдром, эмоциональная лабильность по сравнению с обсессивно-фобическим и тревожно-фобическим синдромами.

4. Было выявлено позитивное значение для катарсического переживания следующих особенностей личности:

4.1. преимущественно эмоционально-физиологический вид переживания психотравмирующей ситуации;

4.2. повышенная гибкость эмоциональных проявлений;

4.3. умение отпускать социальные атрибуты психотравмирующей ситуации;

4.4. удержание раппорта в альтернативном состоянии сознания.


Список литературы

1. Альманах психологических тестов. Рисуночные тесты / сост. Римский Р. Р. и Римский С. А. - М.: "КСП", 1997 – 320 с.

2. Венгер А. Л. Психологические рисуночные тесты. - М.: Владос – Пресс, 2004 – 160 с.

3. Вилюнас В. П. Психология эмоциональных явлений. - М.: МГУ, 1976 – 142 с.

4. Гипнотерапия / Под ред. М. Хипа, У. Драйдена. - М., 1997 – 250 с.

5. Гора Е. П. Проблема измененных состояний сознания // Успехи физиологических наук, №1, 2005 - С. 97-109

6. Залевский Г.В. Фиксированные формы поведения индивидуальных и групповых систем. - М.-Томск, 2004 – 460 с.

7. Захаров А. И. Происхождение детских неврозов и психотерапия. - М.: ЭКСМО-Пресс, 2000 – 448 с.

8. Карвасарский Б. Д. Неврозы. - М., 1980 – 448 с.

9. Карвасарский Б. Д. Медицинская психология. - М.: Медицина, 1982 – 269 с.

10. Карвасарский Б. Д. Психотерапия. – СПб.: Питер, 2002 – 521 с.

11. Карвасарский Б.Д. Психотерапевтическая энциклопедия. - СПб.: Питер, 1998 – 752 с.

12. Кербиков О. В. Избранные труды. - М.: Медицина, 1971 – 312 с.

13. Компьютерный психодиагностический инструментарий в практической работе медицинского психолога: Методическое пособие / Санкт-Петерб. НИИ им. В.М. Бехтерева; сост.Вассерман Л. И., Вассерман Е. Л., Бочаров В. В. и др. - Спб., 2002 – 84 с.

14. Костина Л. М. Методы диагностики тревожности. - СПб.: Речь, 2005 – 198 с.

15. Кучеренко В. В., Петренко В. Ф., Рассохин А. В. Измененные состояния сознания: психологический анализ // Успехи физиологических наук, № 1, 2005 – С. 71-80

16. Менделевич Б. Д. Клиническая и медицинская психология. - М., 1997 – 560 с.

17. Мордвинцева Л. П. Измененные состояния сознания: современные исследования // Научно-аналитический обзор РАН. - М.: Ювента, 2000 – 296 с.

18. Петровский А. В., Ярошевский Н. Г. Психологический словарь. - М.: Политическая литература, 1985 – 339 с.

19. Словарь практического психолога / Под ред. Головина С. Ю., Минск: Харвест, М.: ООО АСТ, 2003 – 800 с.

20. Собчик Л. Н. СМИЛ (MMPI) стандартизированный метод исследования личности. - СПб.: Речь, 2004 – 224 с.

21. Спивак Д. Л. Измененные состояния сознания. - СПб.: Ювента, 2000 – 296с.

22. Эриксон М. Стратегия психотерапии. - СПб.: ЗАО ИТД "Летний сад", 2000 – 512 с.

Таблица 1

СВОДНАЯ ТАБЛИЦА ПОЛУЧЕННЫХ ДАННЫХ

П.п

ТОРЗ УНП MMPI ОНРСИ
СКР ЭПР-1 ЭПР-2 ЭПР-3 АР ЭПР-1 ЭПР-2 ЭПР-3 СР ЭПР-1 ЭПР-2 ЭПР-3 УР ЭПР-1 ЭПР-2 ЭПР-3 РСО ЭПР-1 ЭПР-2 ЭПР-3 ПМР ЭПР-1 ЭПР-2 ЭПР-3 НЕВРОТИЗ ПСИХОП
Щ.Я В В С С В В С Н В

О

В

О

В

С У В С Н В

О

В

О

В

В В В Н В Н В-1,4,0,7,9

Выс

Ур

В.Е У В С Н У В С Н С Н Н С Н В

О

В

В Н У В С Н У Н В-4

Нез.

Ур

К.И У В С Н Н С Н Н С Н У С Н Н В В В Н У С Н

О

Н

О

В

В-7,8

Нез

Ур

Б.К. У В С Н У С Н У В С Н У С Н Н У В Н У В С Н

О

Н

Н

В – 7

Н–2,3,4,6

Ум.

Ур.

С.Я У В С Н В В В Н В В С С У С Н Н Н В В В В С В Н В -8,7,6,0,4

Ум

Ур.

С.С У В С Н У С Н Н У В С У В С В

О

В

В Н У В С У Н В – 9,3,8,1,6,4

Ум.

Ур.

З.Н У С С Н У С С У В С Н Н Н Н Н Н В В С Н У Н В – 1,3,4,5,6,9

Ум.

Ур


ОЧЕНЬ ВЫСОКИЙ
ВЫСОКИЙ
УМЕРЕННЫЙ, СРЕДНИЙ
НИЗКИЙ
ОЧЕНЬ НИЗКИЙ
Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:17:15 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
10:38:21 29 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Влияние психологических факторов патогенеза невротических расстройств на саногенез в результате психотерапии

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149988)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru