Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Психотерапия в рамках трансперсональной психологии

Название: Психотерапия в рамках трансперсональной психологии
Раздел: Рефераты по психологии
Тип: реферат Добавлен 22:39:38 28 апреля 2011 Похожие работы
Просмотров: 199 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать

Психологический факультет

Реферат по общей психологии

на тему:«Психотерапия в рамках трансперсональной психологии»

Санкт-Петербург

2004г.


Трансперсональная психология на сегодняшний день представляет собой одно из направлений психологии, в рамках которого в определенной степени происходит развитие и качественное преобразование идей и концепций многих школ: психоанализа, гуманистической и экзистенциальной психологии. Данный подход ставит под сомнение возможность построения какой-либо единственно верной модели психики и(или) сознания. Представители этого направления (а одним из ведущих представителей является Станислав Гроф, чьи работы «За пределами мозга» и «Области человеческого бессознательного» и положены в основу данной работы) обращают особое внимание на несовпадение с действительностью любой модели, недопустимость такого отождествления, поскольку создание моделей чаще всего служит цели упрощения понимания исследуемых процессов. Модели описывают лишь часть происходящего, представляют адекватное отображение лишь некоторых аспектов действительности, но, с другой стороны, необходимы для нормального развития науки, поскольку обеспечивают некоторый уровень определенности исходных предпосылок и способов интерпретации получаемых результатов. Однако обширный эмпирический материал, полученный исследователями в результате работы в данном направлении, лег в основу так называемой расширенной картографии психики, в соответствии с которой предполагается наличие четырех (взаимосвязанных, но различимых) обширных областей человеческого бессознательного. Различие проводится по типам переживаний, возникающих на сеансах при применении методов трансперсональной психологии (основными методами являются психоделическая терапия и холотропное дыхание) и относимых к одной из сфер: абстрактные и эстетические переживания, психодинамические переживания, перинатальные переживания и трансперсональные переживания. В данной работе я не буду приводить подробную характеристику этих областей (этот вопрос, несомненно, представляет значительный интерес, но вполне может составить самостоятельную тему для рассмотрения). Отметим лишь наиболее общие черты. Абстрактные и эстетические переживания представляют собой наиболее поверхностный уровень переживаний. Они «…не раскрывают бессознательное субъекта и не имеют никакого психодинамического значения; наиболее значительные аспекты этих переживаний можно объяснить в физиологических терминах как результат химической стимуляции сенсорных органов, отражающих их внутреннюю структуру и функциональные характеристики» ([2]). Писходинамические переживания происходят из области индивидуального бессознательного и сфер личности, доступных в обычном состоянии сознания. Они относятся к важнейшим воспоминаниям, неразрешенным конфликтам и подавленному материалу различных периодов жизни человека; большинство явлений, происходящих на этом уровне, может быть проинтерпретировано и понято в психодинамических терминах. Феноменология переживаний данного уровня в значительной степени согласуется с основными концепциями классического психоанализа. Переживания периода внутриутробного развития и момента рождения составляют основу перинатальных переживаний. Главной философской темой данного уровня С. Гроф называет сходство между рождением и смертью, «поражающее понимание того, что начало жизни есть то же самое, что и ее конец»([2]). В то же время «для человека, целиком погруженного в динамику этого уровня бессознательного, рождение может выступать как всеобъясняющий принцип» ([1], с. 119). Трансперсональные переживания включают в себя опыты пространственного и временного изменения сознания, в том числе сужение и расширение границ сознания и собственного Я, восприятие прошлого, опыты прошлых перевоплощений а опыты идентификации себя с объектами живой и неживой природы, космическими объектами.

Интересной чертой данной концепции является признание странной парадоксальной природы человека, проявляющей иногда свойства сложного ньютоно-картезианского объекта, а иногда – свойства поля сознания, не ограниченного ни временем, ни пространством, ни линейной причинностью. Такая двойственность иногда сравнивается с частице-волновой дихотомией света и субатомного вещества. В основе же подобных парадоксов лежит возможность использования различных теоретических предпосылок или, в более общем случае, возможность мыслить в рамках разных научных парадигм. Именно с господством ньютоно-картезианской парадигмы в современной науке связывают трудности применения трансперсонального подхода в психиатрии. Трудности, вызванные несоответствием между таким подходом и сформировавшейся концепцией.

В психиатрии позициям ньютоно-картезианской парадигмы соответствует классический медицинский подход, для которого свойственен поиск органических причин ментальных расстройств, а также стремление контролировать симптомы различных эмоциональных и поведенческих нарушений, этиологию которых невозможно обнаружить.

Несмотря на первоначальный успех по данным направлениям, медицинский подход в психиатрии не сумел установить органическую этиологию для заболеваний, от которых страдает абсолютное большинство пациентов: депрессий, психоневрозов ипсихосоматических расстройств. Более того, сомнительно продвижение в поисках медицинских причин так называемых эндогенных психозов, особенно шизофрении и МДП. Неудачи медицинского подхода и систематических клинических исследований по поводу эмоциональных нарушений дали толчок альтернативному, психологическому подходу в психиатрии, который положил начало развитию динамических школ психотерапии. С точки зрения такого нового подхода большинство случаев, так называемых внутренних болезней нужно рассматривать как выражение и отражение внутренней борьбы индивида с жизненными проблемами. Они представляют собой скорее социальные, этические и правовые проблемы, чем «болезни» в медицинском смысле.

Повышенное внимание к правильной постановке диагноза и разработке точной диагностической или классификационной системы в психиатрии представляет собой еще одно следствие медицинского подхода. Даже если психиатрический диагноз будет надежным и основательным, все же остается сомнение в его практической полезности. Совершенно очевидно, что за некоторыми исключениями поиск точного диагноза в конечном счете бесплоден из-за отсутствия согласия относительно этиологии, терапии и прогнозирования.

В медицине почти всегда есть линейная зависимость между выраженностью симптомов и тяжестью заболевания. Поэтому ослабление симптомов рассматривается как признак улучшения лежащего в их основе состояния. Терапия в соматической медицине направлена (в той мере, в какой это возможно) на причину заболевания, симптоматическая терапия применяется только при неизлечимых заболеваниях или в дополнение к основной.

Применение этого принципа в психиатрии привело к серьезной путанице. Наряду с общей тенденцией считать ослабление симптомов улучшением, динамическая психиатрия ввела в обиход различие между симптоматическим лечением и каузальным (т.е. лечением причины). Ясно, что симптоматическое лечение не решает основную проблему, а как бы маскирует ее. Психоаналитические наблюдения показывают, что усиление симптомов часто свидетельствует о серьезной внутренней работе над главной, скрытой проблемой. Новые эмпирические подходы рассматривают усиление симптомов как главное терапевтическое средство и используют мощные техники для их активизации. Наблюдения, полученные в ходе такой практики, позволяют с уверенностью предположить, что симптомы являются попытками организма избавиться от старой проблемы – и эти попытки следует, конечно же, одобрять и поддерживать.

Примером противоречий служит также тот факт, что прямые духовные переживания – ощущение космического единства, чувство божественной энергии, струящейся через тело, эпизоды смерти-возрождения, видение света сверхъестественной красоты, память прошлых воплощений или встречи с архетипическими персонажами рассматриваются как серьезные психотические искажения объективной реальности, свидетельствующие о патологическом процессе или о душевной болезни.

Роль и содержание симптомов при эмпирической терапии понимаются несколько иначе. Динамическую структуру психогенных симптомов, коренящихся в трансперсональных областях психики, лучше всего описывать через представление их в качестве компромиссных образований из защитного цепляния за рациональный, материалистический и механистический образ мира и из переполняющего осознания того, что человеческое существование и Вселенная суть проявления глубокого таинства, не вмещающегося в рамки рассудка. Как только индивид откроется навстречу переживаниям, лежащим в основе этих симптомов, новая информация о Вселенной и существовании радикально преобразит его мировоззрение. На перинатальном уровне симптомы представляют такой же пространственно-временной гибрид, связующий настоящий момент с временем и пространством биологического рождения. В каком-то смысле индивид испытывает «здесь и сейчас» словно конфронтацию с родовым каналом: эмоции и телесные ощущения, которые должны быть полным соответствием рождению, становятся, в другом контексте, психопатологическими симптомами. И такой человек переживает не текущую ситуацию и не биологическое рождение; в определенном смысле он как бы застревает в родовом канале и еще не родился.

Тот же принцип можно применить и к симптомам, включающим переживания трансперсональной природы. Единственное значительное отличие состоит в том, что для большинства из них мы не в состоянии вообразить материальный субстрат, которым они могли бы быть опосредованы. Тем из них, которые связаны с исторической регрессией, очень трудно дать интерпретацию через механизмы памяти в общепринятом смысле. Для других, связанных с трансценденцией пространственных барьеров, передачу информации по материальным каналам невозможно не только обнаружить, но часто и помыслить с позиций механистического мировоззрения.

Следовательно, то, что представляется психиатрическим симптомом, можно в самом широком смысле рассматривать как конфликт на стыке двух различных модусов опыта, в которых люди могут осознавать себя самих. Первый из этих модусов можно назвать хилотропическим сознанием: он подразумевает знание о себе как о вещественном физическом субстрате с четкими границами и ограниченным сенсорным диапазоном, которое живет в трехмерном пространстве и в линейном времени в мире материальных объектов. Переживания этого модуса систематически поддерживают некоторое число базовых предположений: материя вещественна; два объекта не могут одновременно занимать одно и то же пространство; прошлые события безвозвратно утеряны; будущие события эмпирически недоступны; невозможно одновременно находиться в двух местах и более; можно существовать только в единственной временной системе целое больше части; нечто не может быть истинным и неистинным одновременно.

Другой эмпирический модус можно назвать холотропическим сознанием: он подразумевает поле сознания без определенных границ, которое имеет неограниченный опытный доступ к различным аспектам реальности без посредства органов чувств. И здесь есть много жизнеспособных альтернатив трехмерному пространству и линейному времени. Переживания в холотропическом модусе систематически поддерживаются набором переживаний, диаметрально противоположных тем, что характерны для хилотропического плана: вещественность и непрерывность материи является иллюзией, порожденной частной оркестровкой событий в сознании; время и пространство в высшей степени произвольны; одно и то же пространство может одновременно быть занято многими объектами; прошлое и будущее можно эмпирически перенести в настоящий момент; можно переживать несколько временных систем сразу; можно быть частью и целым одновременно; форма и пустота взаимозаменимы и т.д.

Жизненный опыт, ограниченный хилотропическим модусом и систематически отрицающий холотропический, в конечном счете лишен завершенности и чреват потерей смысла, хотя может обходиться без больших эмоциональных невзгод. А выборочный и исключительный фокус на холотропическом модусе несовместим (в то время, пока такое переживание длится), с адекватным функционированием в материальном мире. Как и хилотропический, холотропический опыт может быт трудным или же приятным, но в нем нет серьезных проблем до тех пор, пока человек защищен от внешней ситуации. Психопатологические проблемы возникают в столкновении и негармоничном смешении двух модусов, когда ни один из них не переживается в чистом виде, не интегрируется с другим в переживании высшего порядка.

В таких обстоятельствах стихия внезапного перехода в холотропический модус слишком сильна, и она мощно вторгается в хилотропический модус. Но в то же время индивид противится возникшему переживанию, потому что оно, как ему кажется, нарушает ментальное равновесие или даже бросает вызов существующему мировоззрению – принятие такого опыта потребовало бы коренного пересмотра природы реальности. И такое смешение двух модусов, интерпретируемое как нарушение согласованного ньютоно-картезианского образа реальности, составляет психопатологическое расстройство.

Многие неожиданные и драматические примеры изменений на уровнях психики могут быть объяснены взаимодействием бессознательных структур, выполняющих функцию динамических управляющих систем. Самыми важными из них являются системы конденсированного опыта, которые организуют материал биографического характера, и базовые перинатальные матрицы, которые играют аналогичную роль хранилища переживаний, связанных с рождением и процессом смерти-возрождения. Можно также упомянуть здесь трансперсональные динамические матрицы, однако из-за чрезвычайного богатства и более свободной организации трансперсональных сфер им не так просто дать исчерпывающие описания.

По характеру эмоционального заряда нужно отличать негативные управляющие системы (негативные СКО, БПМ-II, БПМ-III, негативные аспекты БПМ-I, негативные трансперсональные матрицы) от позитивных управляющих систем (позитивные СКО, БПМ-IV, позитивные аспекты БПМ-I, позитивные трансперсональные матрицы). Общая стратегия эмпирической терапии заключается в том, чтобы уменьшить эмоциональный заряд, привязанный к негативным системам и наладить эмпирический доступ к позитивным. Более специальное тактическое правило заключается в структурировании заключительного периода каждого индивидуального сеанса таким образом, чтобы он способствовал завершению и интеграции бессознательного материала, с которым велась работа в этот конкретный день.

Во многих случаях внезапное и резкое улучшение в ходе терапии можно объяснить сдвигом от психологического преобладания негативной управляющей системы к состоянию, в котором человек находится под исключительным влиянием позитивной констелляции. Такая перемена не обязательно означает, что отработан весь бессознательный материал, лежащий в основе имеющейся психопатологии. Он просто указывает на внутреннее динамическое смещение от одной управляющей системы к другой. Этот процесс, который следовало бы назвать трансмодуляцией, может начаться на любом из психических уровней. Сдвиг, связанный с биографическими констелляциями, можно назвать трансмодуляцией СКО. Похожее динамическое смещение от одной доминирующей перинатальной матрицы к другой будет тогда трансмодуляцией БПМ. А трансперсональная трансмодуляция связана с управляющими функциональными системами в трансиндивидуальных сферах бессознательного. Типичная позитивная трансмодуляция имеет две фазы. Речь идет об интенсификации доминирующей негативной системы и о внезапном смещении к позитивной. Впрочем, если сильная позитивная система уже доступна, она может преобладать на эмпирическом сеансе с самого начала, в то время как негативная система будет отходить на задний план. И надо сказать, что смещение от одной динамической системы к другой не обязательно ведет к клиническому улучшению. Остается возможность того, что плохо проведенный и неадекватно интегрированный сеанс повлечет за собой негативную трансмодуляцию – смещение от позитивной системы к негативной. Для такой ситуации характерно неожиданное появление психопатологических симптомов, которые не появлялись до сеанса. Это служит указанием на то, что в ближайшем будущем для завершения гештальта необходим еще один сеанс. Другая интересная возможность – смещение от одной негативной системы к другой, тоже негативной. Внешне это внутрипсихическое событие проявляется в заметном качественном изменении психопатологии, в смене одного клинического синдрома другим. Иногда такое преобразование может быть столь резким, что в течение нескольких часов пациент переходит в совершенно иную клиническую категорию.

Трансперсональные переживания обладают огромным целительным потенциалом, превосходящим почти все из арсенала средств современной психиатрии. Каково бы ни было профессиональнее или философское мнение терапевта о характере трансперсональных переживаний, ему всегда следует сознавать их терапевтический потенциал и поддерживать пациентов, если вольное или невольное самоисследование ведет их в трансперсональные сферы.

Отражают подобные переживания «объективную реальность» или нет, все равно их терапевтическая ценность бесспорна. Терапевт, не желающий поддержать их из-за своего интеллектуального скепсиса, отказывается от терапевтического инструмента экстраординарной силы.

Таким образом, переживания психотических пациентов следует поддерживать, но не в смысле их верности по отношению к материальному миру, а как важные шаги в процессе личностной трансформации.

Есть только две категории пациентов, у которых данный подход сталкивается со значительными трудностями и может оказаться неприемлемым. Как правило, пациенты с сильными параноидальными тенденциями будут очень неподатливы; по большей части они испытывают ранние стадии БПМ-II. Любое предложение заняться глубоким самоисследованием в таких обстоятельствах равно приглашению прокатится в ад, и терапевт, делающий это, автоматически становится врагом. Чрезмерное использование проекций, нежелание владеть внутренним процессом, тенденция к цеплянию за элементы внешней реальности и неспособность к доверительным отношениям – вот комбинация условий, представляющих серьезное препятствие для эффективной психологической работы. К маниакальным пациентам трудно подступиться по другому ряду причин. Их состояние отражает неполное переживание перехода от БПМ-III к БПМ-IV. Терапевт, пытающийся применить эмпирическую психотерапию к маниакальным пациентам, столкнется со сложной задачей убеждения, что они должны отказаться от оборонительного цепляния за свою шаткую новую свободу и выполнить более серьезную работу с оставшимися элементами БПМ-III. Для многих маниакальных пациентов современное лечение с использованием солей лития будет оставаться предпочтительной терапией даже при наличии опытного профессионального руководства. Параноидальные и маниакальные пациенты плохо воспринимают эмпирический подход, и в их случаях использование внутреннего целительного потенциала психики было бы чрезвычайно утомительным делом. Иногда пациенты из других диагностических категорий могут выказывать нежелание или неспособность встретиться со своими проблемами на опыте; лучшим средством для них будет подавляющий симптомы психофармакологический подход. Но тем не менее, при благоприятных обстоятельствах активная помощь процессу и его углубление выглядят более предпочтительными. Как только симптомы мобилизованы и начинают трансформироваться в поток эмоций, телесных ощущений или ярких и сложных переживаний, важно поощрить полную самоотдачу переживаниям и подключение периферийных каналов для запертых энергий, при этом помогая испытателю избавиться от внутренней цензуры и от блокирования процесса по когнитивным убеждениям. При такой стратегии симптомы буквальным образом трансмутируют в различные последовательности переживаний и поглощаются самим процессом.

Каков бы ни были характер и сила техники, используемой для активизации бессознательного, базовая терапевтическая стратегия остается все той же: и терапевт и пациент должны доверять мудрости организма пациента больше, чем своим собственным интеллектуальным суждениям. Если оба они поддерживают естественное развертывание процесса и разумно сотрудничают с ним – без ограничений, продиктованных традиционными концептуальными, эмоциональными, эстетическими или этическими соображениями, – итоговое переживание будет непременно исцеляющим по самой своей природе. И терапевт, и пациент на время должны отказаться так же и от ожиданий и представлений о том, куда поведет процесс. Они должны стать открытыми, храбрыми и просто следовать за потоком энергии и опыта, куда бы он ни вел, глубоко веря, что процесс сам пробьет себе дорогу на благо пациенту. Всякий интеллектуальный анализ во время переживания обычно оказывается признаком сопротивления и серьезно мешает прогрессу.

Результаты применения методов эмпирической терапии рассматриваются с точки зрения эффективного взаимодействия двух модусов существования человека. Существованию личности, чей эмпирический мир ограничен лишь хилотропическим модусом, свойственна неаутентичность. Она характеризуется отсутствием подлинности, избирательным фокусом на преследовании целей и неспособностью воспринимать жизненный процесс с благодарностью. Типичными чертами в данном случае являются излишняя занятость прошлым и будущим, недостаточное осознание настоящего момента и исключительное внимание к манипуляциям во внешнем мире, связанное с крайним отчуждением от внутреннего психологического процесса. Спроецированный на социальную и глобальную ситуацию, этот модус переживания фокусирует внимание на внешних показателях и на объективных параметрах, видя в них показатели уровня жизни и благополучия. Появляется тенденция мерить качество жизни объемом материального производства и обладания, а не характером жизненного опыта и не субъективным ощущением удовлетворения. Дальнейшее развитие человека и общества по такому направлению не вселяет надежду в авторов данной концепции.

С другой стороны, человек в холотропическом модусе сознания неспособен адекватно относиться к материальному миру как к обязательной и наиважнейшей системе координат. Реальность повседневной жизни, мир твердых материальных объектов и раздельного существования воспринимается как иллюзия. Неспособность отождествиться с телесным Эго и ощущать себя отдельным существом, четко отличимым от тотальности космической сети, приводит к отрицанию основных правил, соблюдение которых необходимо для продолжения существования отдельного организма. Потеря индивидуальных границ, пространственных и временных координат, адекватной связи с реальностью представляет значительную угрозу выживанию никаких потребностей нет или они полностью удовлетворены – человек, погруженный в холотропический модус, нуждается во внимании других людей, заботящихся о его основных потребностях. Опыт холотропического сознания следует рассматривать как проявление свойственного человеческой природе потенциала, и сам по себе он не составляет психопатологии. Когда такое переживание встречается в чистом виде и в соответствующих обстоятельствах, оно может стать исцеляющим, развивающим и преобразующим. Оно может быть чрезвычайно ценным как промежуточное состояние, за которым следует процесс хорошей интеграции, но его нельзя совместить с потребностями повседневной реальности. Его ценность решающим образом зависит от ситуации, от того, как индивид способен его принять и конструктивно интегрировать.

Два модуса могут взаимодействовать так, что будут мешать повседневной жизни или же будут гармонично сливаться и усиливать жизненный опыт. Невротические и психотические явления можно рассматривать как результат незавершенного конфликта между двумя модусами, как компромиссные образования и «шум на границе взаимодействия». Прецептуальные, эмоциональные, понятийные, психосоматические и другие аспекты психопатологических явлений, проявляющиеся как непостижимые искажения логичного и приемлемого способа реагирования на существующие материальные обстоятельства, будут совершенно понятны как интегральные части холотропического гештальта, который стремится к проявлению.

В соответствии с данным подходом формулируется понятие «высшего психического здоровья» или подлинного душевного здоровья, и применяется оно к тем лицам, которые достигли сбалансированного взаимодействия обоих взаимодополняющих модусов сознания. Такие люди знакомы с этими модусами, признают их и могут использовать с достаточной гибкостью и различением в зависимости от обстоятельств. Человек подходит к повседневной реальности с предельной серьезностью, с полной личной и социальной ответственностью и в то же время осознает относительную ценность такой перспективы. Отождествление с Эго и с телом происходит по своей воле и выбору, оно не безусловно, не абсолютно и не принудительно. Уравновешенное объединение двух взаимодополняющих аспектов человеческого опыта ориентируется на жизнеутверждающее отношение к существованию. Интегральной частью здорового функционирования будет способность довольствоваться простыми и обыкновенными аспектами повседневной жизни, природой, людьми, человеческими отношениями или занятиями, а также едой, сном, физической близостью и другими физиологическими процессами тела. Такая способность ценить жизнь стихийна; она не зависит от внешних условий жизни, за исключением суровых крайностей. Ее можно почти целиком свести к радости существовать, обладать сознанием. Если человек находится в таком состоянии духа, любые другие прелести жизни – подпитывающие взаимоотношения, обладание деньгами и материальными ценностями, хорошие рабочие условия, возможность путешествовать – будут восприниматься как сверхроскошь. А когда такого отношения к жизни и такого эмпирического настроя нет, никакой внешний успех и никакие материальные достижения их не заменят.

эмпирический терапия переживание соматический медицина


Литература

1. Гроф С. За пределами мозга. М., 1995.

2. Гроф С. Области человеческого бессознательного. М., 1994.

3. Гуманистическая и трансперсональная психология. Хрестоматия. /Сост. Сельченок К.В. М., 2000.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:06:33 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
10:32:38 29 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Психотерапия в рамках трансперсональной психологии

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150899)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru