Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Особенности компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей

Название: Особенности компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 04:13:54 13 апреля 2011 Похожие работы
Просмотров: 12498 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать

АННОТАЦИЯ

Выпускная квалификационная работа написана по теме «Особенности компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей» и состоит из трех разделов, введения и заключения.

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяется цель и задачи исследования, раскрыты методы исследования, источниковая база, показана научная новизна и практическая значимость.

В первой главе рассмотрена история возникновения института морального вреда, рассмотрено понятие морального вреда и возникновение права на компенсацию морального вреда.

Во второй главе дано определение компенсации морального вреда, рассмотрены критерии его оценки, а также случаи компенсации морального вреда при защите прав потребителей.

В третьей главе рассмотрен вопрос о применении исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда, причиненного потребителю, а также рассмотрен вопрос об обеспечении исков о возмещении морального вреда при защите прав потребителей.

Работа написана на 105 страницах, включая 5 приложений.


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Моральный вред, как самостоятельная правовая категория для защиты прав граждан

1.1 История возникновения института морального вреда

1.2 Понятие морального вреда в российском законодательстве

1.3 Возникновение права на компенсацию морального вреда

2. Проблемы компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей

2.1 Определение компенсации морального вреда: критерии его оценки

2.2 Компенсация морального вреда при нарушении прав потребителей

3. Исковая давность и обеспечение исков о возмещении морального вреда причиненного потребителю

Заключение

Список использованных источников и литературы

Приложения


ВВЕДЕНИЕ

Большая часть потребностей людей обеспечивается посредством приобретения товаров. Однако, в условиях нестабильной рыночной экономики, прогрессирующей инфляции, массового снижения уровня жизни, постоянной задолженности по заработной плате работникам бюджетной сферы важно, чтобы потребитель чувствовал защиту своих прав. Потребитель должен быть уверен, что он получает достоверную информацию о товаре и его изготовителе, что это качественный товар, безопасный для его жизни и здоровья, что он вправе отстаивать свои интересы, в том числе и в судебных органах. Как подчеркивает О.Ю. Блохина [3]

Ежедневно, каждый из нас, покупая продукты, одежду, предметы обихода, украшения и так далее, не обращает внимания на правовую сторону этих отношений. Необходимость оценки своих действий, как потребителя и действий продавца (изготовителя) с точки зрения закона возникает у граждан, к сожалению, лишь после нарушения каких-либо прав. Однако, даже зная свои права, отстоять свои интересы бывает очень не просто.

Проблема защиты прав потребителей уже давно приобрела международное значение, и актуальность ее теоретического исследования вряд ли может вызывать сомнения. В мировой практике выработан целый комплекс основополагающих прав потребителей, к числу которых относятся право на получение качественных и безопасных товаров (работ, услуг), на просвещение, информацию, полное возмещение причиненного вреда, на судебную защиту, право на объединение в общественные организации, а также право на компенсацию морального вреда. И хотя институт морального вреда в российском законодательстве сравнительно молод, но судьи уже рассмотрели довольно большое количество дел, связанных с компенсацией морального вреда, причиненного нарушением прав потребителей. Количество таких исков растет в геометрической прогрессии. По мнению Э. Корнилова [19]

Закрепление такого способа защиты прав потребителя как компенсация морального вреда имеет большое значение для стабилизации и дальнейшего развития отношений в гражданском обороте, перевода их на новый, качественно более высокий уровень и свидетельствует о дальнейшем расширении круга прав, которые при их нарушении можно защитить с помощью компенсации.

Однако, практика рассмотрения гражданских и уголовных дел, применения судами этого способа защиты постоянно сталкивается с многочисленными трудностями и проблемами, не разрешенными в законодательстве, несмотря на попытки Верховного Суда Российской Федерации дать разъяснения и рекомендации. Одной из таких проблем является определение размера компенсации морального вреда. Согласно статьям 151, 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) размер компенсации определяется судом. Cогласно Гражданскому кодексу Российской Федерации [2,3]

До тех пор, пока суд не определил размер компенсации, этого размера не существует, поскольку законодатель не установил какого-либо денежного эквивалента «единицы страданий», оставив решение вопроса о размере компенсации на усмотрение суда.

Были попытки создать методику возмещения вреда, и исследователи пришли к выводу, что это сделать невозможно, можно сделать только какие-то приблизительные расчеты, как будет возмещаться моральный вред. По мнению А.М. Эрделевского [47]

Целью дипломной работы является исследование теоретических и практических вопросов причинения морального вреда, возможностей его компенсации при нарушении прав потребителей, выявление проблем судебной практики применительно к искам по компенсации морального вреда.

Указанная цель обусловила постановку следующих задач:

1)определение сущности морального вреда, выявление и характеристика его основных признаков, исходя из исторических и правовых взглядов на его понятие;

2)исследование оснований возникновения правоотношений по компенсации морального вреда;

3) выявление проблем в судебной практике по компенсации морального вреда;

4) обобщение и анализ судебной практики по делам о компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей;

5) исследование возможности применения исковой давности к моральному вреду, причиненному потребителю.

Объектом данного исследования выступают отношения по компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей.

Предметом исследования являются особенности компенсации морального вреда по гражданскому законодательству.

Делая анализ источников и литературы, которые были использованы в данной работе нужно отметить следующее: основные положения и развернутое определение понятия «моральный вред» дано в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».[5]

Под моральным вредом, согласно данному постановлению, понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага или нарушающими его личные неимущественные права, либо нарушающими имущественные права гражданина. Общая норма, устанавливающая случаи, порядок и способ компенсации морального вреда, содержится в статье 151 ГК РФ.

Детальное регулирование компенсации морального вреда предусмотрено статьями 1099, 1100 и 1101 части второй ГК РФ. В данных статьях содержатся общие положения, основания, способ и размер компенсации морального вреда. Принципы компенсации морального вреда сводятся к тому, что моральный вред компенсируется в случаях нарушения или посягательства на личные нематериальные блага (права) граждан. При нарушении имущественных прав граждан компенсация морального вреда допускается лишь в случаях, предусмотренных законом. Такая компенсация при нарушении имущественных прав предусмотрена Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей» [4], который имеет достаточно широкую сферу применения.

Так, в статье 15 данного закона говорится, что моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом или организацией, выполняющей функции изготовителя на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины.

При применении этого закона у судов возникло много вопросов, требующих разъяснения, в том числе и по компенсации морального вреда, которые даны в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 7. «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» от 29 сентября 1994 г.[6]

Кроме того, положения и выводы дипломной работы основываются на теоретической базе, выработанной российскими учеными. Это такие авторы, как, Н.С. Малеин [25, 26], А.М. Белякова [2], Е.А. Михно[28], А.М.Эрделевский [42, 43, 44, 45, 46, 47, 48] и др. Особенно представляют интерес работы таких авторов, как Е.А.Михно [28] «Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах», 1998 г. и А.М. Эрделевского [43] «Правовое регулирование возмещения морального вреда в гражданском праве», 1995 г.; Он же [44] «Моральный вред и компенсация за страдания», 1997 г.; Он же [45] «Компенсация морального вреда в России и за рубежом», 1997; Он же [47] «Компенсация морального вреда: анализ законодательства и судебной практики», 1998 г., поскольку в них даны ответы на наиболее часто встречающиеся вопросы в этой области, дана подборка документов действующего законодательства о компенсации морального вреда, рассмотрены вопросы компенсации в разнообразных случаях нарушений личных неимущественных прав и благ, а также нарушений имущественных прав, разработаны образцы исковых заявлений, проведен широкий обзор и дан подробный комментарий судебных решений по искам, связанных с компенсацией морального вреда.

Впервые проведено исследование зарубежного законодательства. По существу большую часть всех авторов, высказывающих свое отношение к компенсации морального вреда, интересует одна проблема - проблема определения размера такой компенсации. Между тем, обобщение судебной практики показало, что круг проблем гораздо шире, и составляет комплекс вопросов, неразрывно связанных между собой. Все это обуславливает актуальность проблемы исследования и предопределяет выбор темы дипломной работы.

Структурно работа состоит из введения, 3-х глав, заключения, списка использованных источников и литературы, содержащего 48 источников.


1. МОРАЛЬНЫЙ ВРЕД КАК САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ ПРАВОВАЯ КАТЕГОРИЯ ДЛЯ ЗАЩИТЫ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ ГРАЖДАНИНА

1.1 История возникновения института морального вреда

Вопрос о моральном вреде длительное время являлся предметом научных правоведческих дискуссий, причем основной центр тяжести этих дискуссий сводится к вопросу о допустимости возмещения морального вреда в денежной форме. Гражданское законодательство дореволюционной России не содержало общих норм, предусматривающих компенсацию морального вреда как способ защиты гражданских прав. Компенсация за личное оскорбление могла быть взыскана в порядке гражданского судопроизводства только в случае, если она косвенно отражалась на имущественных интересах потерпевшего. Однако в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве присутствовал относительный аналог этого правового института. Как отмечали правоведы, «закон наш, рядом с уголовным удовлетворением, представляет на выбор потерпевшему право требовать в свою пользу платежа пени, являющейся остатком того времени, когда все наказания носили частный характер. Размер пени или так называемого бесчестия, смотря по состоянию или званию обиженного и по особым отношениям обидчика к обиженному, не превышает 50 рублей».

Дореволюционные российские правоведы, как правило, рассматривали требования о выплате денежной компенсации, понимая под обидой действие, наносящее ущерб чести и достоинству человека, и в большинстве своем считали предъявление такого требования не допустимым. Видимо в этом сказывался аристократический, «рыцарский» менталитет, свойственный российскому дворянству - сословию, из среды которого, как правило, пополнялся корпус дореволюционных российских юристов. Доминирующий подход к этому вопросу выразил Г.Ф. Шершеневич: «Личное оскорбление не допускает никакой имущественной оценки, потому что оно причиняет нравственный, а не имущественный вред, если только оно не отражается косвенно наматериальных интересах, например, на кредите оскорбленного (т. Х, ч. 1, ст. 670)... Разве какой-нибудь порядочный человек позволит себе воспользоваться ст. 670 для того, чтобы ценой собственного достоинства получить мнимое возмещение? Разве закон этот не стоит препятствием на пути укрепления в каждом человеке уважения к личности, поддерживая в малосостоятельных лицах, например ланях при ресторанах, надежду «сорвать» некоторую сумму денег за поступки богатого купчика, которые должны были бы возбудить оскорбление нравственных чувств и заставить испытать именно нравственный вред. Отмена такого закона была бы крупным шагом вперед».

Иными словами, для российского дворянина было естественно отреагировать на оскорбление вызовом «к барьеру», чем требованием о выплате денежной компенсации, подобный образ действий и мышления был, допустим лишь для «подлого» сословия.

После революции 1917 г. менталитет российского общества существенно изменился, но это не изменило отрицательное (хотя уже и по другим основаниям) отношение к возмещению в денежной форме морального вреда. Преобладающим оказалось мнение о недопустимости такого возмещения, в связи, с чем гражданское законодательство послереволюционной России до 1990 г. не предусматривало понятия морального вреда и, собственно, возможности его возмещения. Судебная практика, в соответствии с господствующей доктриной, отличалась стабильностью в этом вопросе, и суды неизменно отказывали в изредка предъявлявшихся исках о возмещении морального вреда в денежной форме.

Позитивные взгляды на эту проблему, высказываемое в основном до начала 30-х г.г. не имели воздействия на законодательство и судебную практику. После «полной победы социализма в СССР» эти дискуссии как-то сами собой прекратились, и в дальнейшем, в результате соответствующей пропаганды, в общественном правосознании представления о недопустимости оценки и возмещения морального вреда в имущественной форме укоренились настолько, что появлявшиеся в печати сообщения о случаях присуждения имущественной компенсации за причинение физических или нравственных страданий воспринимались скорее как курьезы, чуждые социалистическому правовому регулированию. Это, однако, не препятствовало использованию норм зарубежного законодательства о компенсации морального вреда при предъявлении советскими гражданами исков к иностранным юридическим и физическим лицам.

В шестидесятых годах дискуссии по этому поводу возобновились. Принцип компенсации морального вреда поддерживался в работах А.М. Беляковой, [2], Н.С.Малеина [25] и других. Признавалась необходимость введения института имущественного возмещения неимущественного вреда, поскольку область гражданско-правового регулирования охватывает не только имущественные, но и личные неимущественные отношения. Высказываемые в поддержку принципа возмещения морального вреда взгляды в немалой степени обосновывались тем, что правовые системы ряда государств (являвшихся в то время социалистическими) предусматривали возмещение морального вреда. Это Польская Народная Республика, Гражданский кодекс которой предусматривает возможность взыскания денежной суммы за нанесенную обиду; Чехословацкая Советская Социалистическая Республика;

Венгерская Народная Республика; Германская Демократическая Республика. Как отмечал Н.С. Малеин [25] «и практика СССР шла по пути предъявления исков о возмещении морального вреда в тех случаях, когда, например, повреждение здоровья или причинение смерти советского гражданина произошли в капиталистической стране и дело рассматривалось судом по законодательству места совершения правонарушения («принцип» приносился в жертву во имя получения валюты)».

Более серьезный аргумент против возмещения морального вреда в имущественной форме заключался в невозможности или; по крайней мере, трудности ее объективной оценки. Такая позиция отражала представления о свойственном гражданскому праву принципе эквивалентного возмещения, не учитывая, что он неприемлем при причинении вреда личным неимущественным правам и другим нематериальным благам. Проведение сравнительного анализа соответствия правонарушений и мер ответственности, предусмотренных различными отраслями законодательства, позволяло сделать вывод об относительности и несостоятельности аргументации противников возмещения морального вреда.

Однако до начала 90-х гг. понятие «моральный вред» не было легализовано в российском гражданском праве, что исключало возможность применения гражданско-правовых средств защиты нарушаемых прав путем компенсации морального вреда. Лишь 12 июня 1990 г. право на возмещение морального вреда было установлено в Законе СССР о печати и других средствах массовой информации, хотя содержание понятия морального вреда в нем не было раскрыто.

Статья 39 этого закона предусматривала, что моральный вред, причиненный гражданину в результате распространения средствами массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, возмещается по решению суда СМИ, а также виновными должностными лицами и гражданами. А также было предусмотрено возмещение морального вреда в денежной форме, в размере, определяемом судом.

И только с принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 31 мая 1991г. (далее - Основы) моральный вред был определен как «физические или нравственные страдания» .

Российские законодатели внесли нормы о возмещении морального вреда в отдельные законодательные акты.

Это: Закон об охране окружающей природной среды от 19 декабря 1991 г.[5], Закон о защите прав потребителей от 7 февраля 1992г. [4], Закон о средствах массовой информации от 27 декабря 1991г.[6]

Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей.

Такая законодательная ситуация порождала сомнения в возможности применения системы генерального деликта в отношении возмещения морального вреда. А столь значительное количество нормативных актов, регулирующих отношения по возмещению морального вреда совместно с регулированием различных видов общественных отношений порождает дополнительные сложности в правоприменительной практике, усугублявшиеся разными сроками принятия и введения в действие указанных нормативных актов.

Введение в действие в 1995-1996 гг. части первой и второй Гражданского кодекса РФ имеют несколько иной (по сравнению с предшествующими нормативными актами) подход к институту возмещения морального вреда, что неизбежно приведет к росту противоречий по данному вопросу в судебной практике. Проблема усложняется также довольно громоздкой системой конкуренции нормативных актов (Основы, новая Общая часть ГК РФ, прежняя редакция ГК, российские законы и подзаконные акты, законодательство СССР). Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 20 декабря 1994г. [5] рассмотрел некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда.

Оно содействовало установлению единообразия в вопросе конкуренции нормативных актов при применении законодательства о возмещении морального вреда, однако существенных указаний о размере компенсации морального вреда не содержало. Более того, в нем содержится явно неверное, как представляется, суждение о возможности компенсации морального вреда юридическому лицу. Мнение о неверности этого суждения разделяют также ряд других авторов. Комментарий к Гражданскому Кодексу РФ, части первой/ Под. ред. 0.Н. Садикова. М., 1997.[13]

Приходится с сожалением отметить, что с принятием нового Гражданского кодекса РФ сделан шаг назад по сравнению с Основами в развитии этого важного института российского законодательства, так как ГК РФ существенно сузил область применения института компенсации морального вреда по сравнению с Основами; вряд ли можно считать это положительным признаком в процессе становления правового государства. Достаточно вспомнить одиозную ситуацию п. 3 ст. 30 Закона РСФСР «О собственности», принятого спустя полгода после принятия Декларации о государственном суверенитете России. По мнению С.Е. Донцова, В.В. Глянцева[9]

Этой нормой устанавливалось право собственника требовать от государства возмещения ущерба, причиненного преступлением, с последующим взысканием государством этих средств с причинителя вреда. Этим Россия признавала ответственность за состояние правопорядка в обществе, особенно если учесть, что подобная норма отсутствовала в Законе СССР «О собственности». Более того, российский Закон не указывал на какой-либо определенный вид ущерба от преступления, подлежащий возмещению государством, так что можно было предполагать возмещение и морального вреда, причиненного собственнику преступлением, с момента вступления в силу Основ на территории России. Российские граждане после введения в действие 1 декабря 1991 г. Закона РСФСР «О собственности» долго не предпринимали попыток воспользоваться преимуществами, которые предоставлял п. 3 ст. 30 Закона, тем более что редакция этой нормы нуждалась в разработке подзаконного акта, разъясняющего порядок ее применения, что не замедлило проявиться в первых же судебных процессах, связанных с применением этой нормы. Правоведы уже готовились к научным дискуссиям по этому вопросу, когда проблема разрешилась самым неожиданным образом: Закон РФ от 14 мая 1993 г. «О республиканском бюджете» на 1993 г. приостанавливал действие п. 3 ст. 30, Указ Президента РФ от 22 декабря 1994 г. продлевал приостановление действия этого пункта на 1994 г., а Федеральный закон о федеральном бюджете на 1994 г., подтверждал это продление, и, наконец, Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. о введении в действие части первой Гражданского кодекса РФ отменял Закон РСФСР «О собственности» полностью, не оставив следа, разумеется, и от п. З ст. 30. Интересно, что этим же Федеральным законом признан утратившим силу Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности», кроме ст.34 и 35. Однако в п.3 ст.3О «Закона о собственности» законодатель подобной же заботливости не проявил, нарушив тем самым сформулированную в ст. 52 Конституции РФ гарантию: «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба».

Заслуживающим внимания моментом в развитии института морального вреда является его появление в уголовном законодательстве, в связи с введением в ст. 128.1 УК РСФСР «Разглашение сведений, составляющих врачебную тайну» в качестве квалифицирующего признака причинение значительного морального вреда. В ст. 61 Уголовного кодекса РФ от 13 июня 1996 г. В качестве одного из обстоятельств, смягчающих наказание, предусмотрено добровольное возмещение морального вреда, причиненного в результате преступления. Понятие «моральный вред» введено в ст. 3О Семейного кодекса РФ, вступившего в силу 27 января 1996г.

1.2 Понятие морального вреда в российском законодательстве

Понятие «моральный вред» было введено в гражданское законодательство, очевидно, для сохранения терминологической преемственности с уголовно-процессуальным законодательством, поскольку до недавнего времени единственным основанием считать моральный вред правовой категорией являлась ст. 53 УПК РСФСР (Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР), определявшая потерпевшего как лицо, которому преступлением причинен «моральный, физический или имущественный вред».

Понятие морального вреда в гражданско-правовом смысле раскрыто в ст. 151 ГК РФ, где моральный вред определяется как «физические или нравственные страдания».

Очевидно, что законодатель применяет слово «страдания» как ключевое в определении морального вреда. Это представляется вполне обоснованным. Термин «страдание» с необходимостью предопределяет, что действия причинителя морального вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию. При этом вредоносные изменения в охраняемых благах находят отражение в сознании в форме ощущений (физические страдания) и представлений (нравственные страдания). Наиболее близким к понятию «нравственные страдания» следует считать понятие «переживания». Содержанием переживаний может являться страх, стыд, унижение, иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние. Это подчеркивает А.М. Эрделевский [48]

Определение понятия «моральный вред» дал Пленум Верховного суда РФ в Постановлении № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20 декабря 1994 г. [5] «Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законом об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих, порочащих честъ, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких либо прав, физической болью, связаннос причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.».

Установление четкой терминологии представляется очень важным для правильного разграничения отдельных видов вреда и их последующего возмещения. Физический (телесный) вред - это вред материальный и вместе с тем неимущественный. Вредоносные изменения происходят в телесной то есть материальной сфере потерпевшего под влиянием определенных внешних воздействий. Эти изменения в телесной сфере приводят или могут привести к негативным изменениям в психической сфере и (или) в имущественной сфере личности. Негативные изменения в имущественной сфере - в расходах, связанных с коррекцией или функциональной компенсацией телесных недостатков, и утрате дохода (заработка), имущественный вред. Таким образом, любой телесный вред в целях его возмещения (именно возмещение вреда является целью гражданско-правового регулирования) распадается на моральный вред и имущественный вред.

Ряд авторов обоснованно придерживаются мнения о том, что понятие «неимущественный вред» гораздо шире понятия «моральный вред». М.Н.Малеина [ 26]

Однако, несмотря на то, что законодатель уже закрепил эту терминологию, отражающую суть данного института, современные ученые (А.М.Эрделевский [44], Е.А.Михно [28.] продолжают с этим не соглашаться, разделяя нравственные и физические страдания, а также изобретая новую терминологию (например: «психический вред», «компенсационный платеж», «штрафные убытки» и т.п.). С такими подходами нельзя согласиться, поскольку невозможно себе представить физическую боль без нравственных страданий в виде сильных неприятных ощущений, переживаний и наоборот нравственные переживания, возникающие под впечатлением от любого правонарушения, влекут за собой физические страдания и даже целый ряд заболеваний организма. В определенномсмысле это «замкнутый круг». Представляется, что законодатель, определяя «моральный вред», как физические или нравственные страдания, причиненные гражданину нарушением его неимущественных прав и нематериальных благ, предполагал, что это и физические, и нравственные страдания единовременно, и отделить нравственные страдания от физических при определении морального вреда невозможно. В связи с этим предлагается необходимым изменить формулировку ст. 151 ГК РФ - вместо разделительного союза «или» следует поставить соединительный союз «и». Е.В.Смиренская [37]

Не меньшую смысловую нагрузку несет на себе и понятие «компенсация», которое вошло в противоречие с устоявшимся длительное время понятием «возмещение». В действительности, как нам представляется, что именно из-за понятия «возмещение» морального вреда было много противников введения института в гражданское законодательство. Моральный вред нельзя полностью устранить, восстановив здоровье и душевное равновесие потерпевшего, поскольку возместить его просто невозможно, а допустимо лишь в определенном смысле компенсировать, что и было воспринято действующим гражданским кодексом РФ. В связи с этим, применение к моральному вреду понятия «возмещение» следует считать теоретически и практически несостоятельным, а следовательно необходимо внести соответствующие изменения в Федеральные законы и иные правовые акты. Е.В. Смиренская[37]

Поскольку компенсация морального вреда является новым для российского законодательства правовым институтом, его несовершенство влечет возникновение большого количества теоретических и правоприменительных проблем. Одной из таких проблем является субъектный состав лиц, имеющих право требовать защиты нарушенных гражданских прав путем компенсации морального вреда.

Круг субъектов, которые несут ответственность за причинение морального вреда является самым широким, поскольку в него входят все субъекты гражданских правоотношений (ст. 2 ГК РФ). При этом на стороне причинителя вреда допускается пассивная множественность лиц, т.е. лица, совместно причинившие моральный вред отвечают перед потерпевшим солидарно.

Потерпевшим, как правило, выступает физическое лицо, которому причинен моральный вред в виде физических и нравственных страданий. Такое лицо для защиты своих прав должно обладать полной дееспособностью. Вместе с тем интересы несовершеннолетних, лиц, ограниченных судом в дееспособности, а также признанных судом недееспособными тоже могут защищаться в порядке, предусмотренном законом (ст. ст. 26, 28, 29, 36 ГК РФ), путем компенсации морального вреда.

Представляется необходимым закрепить позицию судебной практики о том, что потерпевшим может быть не только то лицо, которому просто причинены нравственные и физические страдания, но и то лицо, чьи неимущественные права и нематериальные блага нарушены, даже если одним правонарушением причиняется вред нескольким лицам.

Как в теории, так и в судебной практике дискуссионным является вопрос о том, можно ли юридическому лицу причинить моральный вред, как защитить его деловую репутацию на практике. Трудно представить возможность возникновения у юридического лица как такового нравственных и физических страданий. Вместе с тем нет оснований отрицать претерпевание одного неимущественного вреда, причиненного коллективу юридического лица, в случаях нарушения неимущественных прав и нематериальных благ Н.С. Малеин [26]. Постановка данной проблемы тесно увязывалась с понятием моральный вред. Так, профессор Санкт-Петербургского университета В.Т. Смирнов [38] высказал такую точку зрения по данной проблеме: «Неясно, прежде всего, понятие морального вреда. Такая его характеристика, как «физические к нравственные страдания» (ст. 131 Основ), не раскрывает в должной мере его содержания и может удовлетворить потребности практики лишь при причинении вреда гражданину. Но право на возмещение морального вреда, как уже указывалось, имеют и юридические лица при умалении их чести, достоинства или деловой репутации (ст. 7 Основ). Совершенно очевидно, что применительно к этим случаям указанная выше характеристика морального вреда неприемлема, ибо ни «нравственных», ни тем более «физических» страданий организация испытывать не может. Это свойственно лишь человеку. О каком же моральном вреде можно говорить при умалении чети и достоинства организации? Очевидно, речь идет об утрате деловой репутации, доброго имени, что может отрицательно сказаться на коммерческой или иной деятельности организации. Иными словами, в этом случае моральный вред следует понимать как всякие отрицательные последствия нарушения личных неимущественных прав организации, связанные с умалением ее имущественной сферы». В.Т. Смирнов [38]

Исследование проблемы защиты деловой репутации юридического лица приводит к выводу, что допустимо применять такой способ защиты как денежная компенсация. Пленум Верховного суда Российской Федерации [5] встал на позицию допустимости требования компенсации морального вреда, указав в п. 5 своего постановления № 10 от 20 декабря 1994 г. следующее: «Правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случае распространения таких сведений в отношении юридического лица (пункт 6 статьи 7 Основ ... по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 г., пункт 7 статьи 152 Гражданского кодекса [2] ... по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995г.)» В связи с этим представляется что, если законодатель и правоприменитель допускают такую защиту, то нет никаких оснований отказывать и в защите других неимущественных прав и нематериальных благ юридического лица также путем денежной компенсации.

Рассмотрев выше определение понятия морального вреда, его соотношение с понятиями неимущественный и нравственный вред, понятие компенсацииморального вреда и субъектный состав, можно сделать следующие выводы:

1) Опираясь на философское понятие и исследуя весь путь развития и закрепления института компенсации морального вреда в гражданском законодательстве, обосновывается, что недопустимо называть «моральный вред» вредом «неимущественным», поскольку понятие последнего гораздо шире.

2) Исследование внутреннего «психологического» содержания понятия «моральный вред» приводит к тому, что моральный вред представляет собой физические и нравственные страдания одновременно. Эти две правовые категории взаимосвязаны, поэтому все теоретические попытки разделить моральный вред, а также дать ему и его частям другие названия представляются необоснованными.

3) Юридическое понятие «компенсация» несет существенную смысловую нагрузку, поскольку моральный вред не подлежит восстановлению, возместить его просто невозможно, а допустимо лишь в определенном смысле компенсировать.

4) Субъектный состав по компенсации морального вреда опирается прежде всего на общие положения об ответственности лиц, причинивших вред.

Со стороны потерпевшего может выступать лицо, которому причинены нравственные и физические страдания, и чьи неимущественные права и нематериальные блага (а в случаях, предусмотренных законом и материальные блага) нарушены, даже если одним правонарушением причиняется моральный вред нескольким лицам. При этом гражданин будет обладать правом требовать компенсации в связи со смертью близкого человека, если сможет доказать наличие тесной, родственной или иной связи с умершим при его жизни, прекращение которой причиняет ему нравственные и физические страдания.

Юридическое лицо может выступать со стороны потерпевшего и защищать свои интересы путем денежной компенсации не только при защите деловой репутации, но, и при нарушении неимущественных прав или нематериальных благ, принадлежащих юридическому лицу.Ю.О. Коршунов [21]

1.3 Возникновение права на компенсацию морального вреда

Хотя человек претерпевает страдания во множестве случаев, в том числе и в результате неправомерных действий других лиц, это не означает, что он всегда приобретает право на компенсацию морального вреда. Это право возникает при наличии предусмотренных законом условий или оснований ответственности за причинение морального вреда. Обязательство по компенсации морального вреда возникает при наличии:

–страданий, т.е. морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага;

– неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда;

– причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом;

– вины причинителя вреда.

Наличие морального вреда предполагает негативные изменения в психической сфере человека, выражающиеся в претерпевание последним физических и нравственных страданий. Одной из важнейших особенностей морального вреда является то, что эти негативные изменения происходят в сознании потерпевшего и форма их выражения в значительной степени зависит от особенностей психики потерпевшего. Так, слезы - одна из наиболее распространенных реакций на причинение боли или обиды, но это может явиться только косвенным доказательством причинения морального вреда.

Следует применять принцип презумпции причинения морального вреда неправомерным действием и предполагать, что потерпевший испытывает страдания, если правонарушитель не докажет обратное. Это существенно упрощает позицию потерпевшего, и в то же время эту презумпцию правонарушитель может опровергнуть. Например, клеветник вправе ссылаться на неспособность потерпевшего осознавать позорящий характер распространяемых о нем сведений и будет освобожден от ответственности за причинение морального вреда, доказав это обстоятельство.

В настоящее время применение принципа презумпции морального вреда прямо не вытекает из российского законодательства. Общее правило о распределении бремени доказывания, установленное в ч.1 ст.50 ГПК, предусматривает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Поскольку для доказывания факта причинения вреда, в отличие от доказывания вины, гражданское законодательство не устанавливает каких-либо особых правил, принцип ст.50 ГПК должен применяться в полном объеме, и с этой точки зрения потерпевший должен был бы доказать факт причинения ему морального вреда, чтобы суд решил вопрос о возмещении в его пользу, однако обзор практики российских судов показывает обратное2. Суды фактически применяют презумпцию причинения морального вреда: установив факт совершения неправомерного действия, суды предполагают, что моральный вред причинен, и далее рассматривают вопрос о размере его компенсации в денежной форме. Такая практика даже при сегодняшнем состоянии российского законодательства не лишена законных оснований. В соответствии со ст. 49 ГПК средствами доказывания в гражданском процессе являются: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные доказательства, вещественные доказательства, заключения эксперта. Поэтому заявление истца о том, что он претерпел физические или нравственные страдания, является прямым доказательством факта причинения морального вреда, а оценка этого доказательства - прерогатива суда. Прямых доказательств противоположного ответчик, естественно, представить не может. Показания свидетелей и заключение эксперта могут являться лишь косвенными доказательствами причинения морального вреда. Заметим, что назначение экспертизы для установления факта причинения морального вреда встречается в некоторых делах по спорам о его компенсации. Например, судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, рассмотрев дело по кассационной жалобе ответчика по иску о возмещении морального вреда, оставила решение в силе, указав следующее: «... суммы в возмещение морального вреда суд взыскал правильно.

Определяя размер морального вреда, суд обоснованно учел конкретные обстоятельства по делу, что истец длительное время (более года) добивался от ответчика выполнения работ по ремонту телевизора, неоднократно обращался по вопросу ремонта телевизора к работникам завода и за помощью к другим организациям, более года Б. и его семья не могли пользоваться телевизором по вине ответчика. Суд также учел, что работники предприятия допустили неуважительное отношение к истцу. Такого рода поведение лиц, обслуживающих население стало причиной нравственных страданий Б. Этот вывод суда мотивирован и подтвержден имеющимися в деле доказательствами, в том числе заключением эксперта-психолога, в котором суд дал надлежащую оценку...».

В данном случае указан в решении вид морального вреда, причиненного потерпевшему, имеется ссылка на доказательства, подтверждающие факт причинения морального вреда.

Анализ судебных решений показывает, что суды фактически применяют презумпцию морального вреда, и этот подход представляется правильным.

Пленум Верховного Суда РФ [5] в постановлении № 10 от 20 декабря 1994 г. определил предмет доказывания по спорам, связанными с компенсацией морального вреда, указав, что суду «необходимо также выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя вреда, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора».

Действительное умаление нематериальных благ как последствие противоправного действия правонарушителя не является необходимым условием для возникновения у потерпевшего права на компенсацию морального вреда. Достаточно, чтобы действия правонарушителя создавали реальную угрозу умаления нематериального блага, «посягали» на него. Такой вывод следует из ст.151 ГК, где в качестве основания возникновения права на компенсацию морального вреда указаны действия, посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

Так, в случае причинения морального вреда в связи с распространением порочащих сведений право на компенсацию морального вреда возникает независимо от того, привело ли в действительности распространение сведений к ухудшению мнения окружающих о моральных, деловых и иных качествах лица. Действительное умаление чести лица может и не наступить, но психические страдания возникают у потерпевшего в связи с угрозой такого последствия, обусловленной порочащим характером сведений. А.М. Эрделевский [46]

Следующим условием ответственности за причинение морального вреда является противоправность действий (бездействия) причинителя вреда, т.е. противоречие их нормам объективного права. Учитывая недостаточную юридическую грамотность населения, можно предположить, что во многих случаях правонарушитель избегает ответственности за причинение морального вреда только потому, что потерпевший не в состоянии квалифицировать происшедшее как правонарушение и не предъявляет соответствующий иск.

Например, далеко не всегда пресекаются незаконные действия административных органов, связанные с отказом в предоставлении информации, которую согласно закону они обязаны предоставлять любому заинтересованному лицу. Право на ознакомление с информацией предусмотрено, в частности, в ч. 2 ст. 24 Конституции РФ [1]. Согласно этой норме органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Нормы, предусматривающие защиту личных неимущественных прав, содержатся не только в гражданском, но и в других отраслях права. В качестве примера можно привести право на личную и семейную тайну. В настоящее время законодательством предусматривается право лица на тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений, тайну усыновления, тайну искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, адвокатскую, врачебную, нотариальную тайну.

Относительно видов действий, совершение которых порождает право потерпевшего на компенсацию морального вреда, следует указать, что необходимым признаком этих действий является нарушение ими неимущественных прав и благ гражданина. М.Н. Малеина [27]

Поскольку такие права и блага не отчуждаемы и не передаваемы иным способом, они не могут являться предметом сделок, в связи, с чем обязательства из причинения морального вреда в большинстве случаев возникают при отсутствии между сторонами гражданско-правовых договорных отношений. Между тем, возможны случаи, когда и при наличии таких отношений возникает право на компенсацию морального вреда - например, если в процессе исполнения авторского договора об издании произведения издатель нарушает личные имущественные права автора (например, право автора на имя или на неприкосновенность произведения). В период действия Основ институт возмещения морального вреда, исходя из расположения ст. 131 Основ, обоснованно рассматривался как применяемый в случае возникновения обязательств из деликта. В новом ГК РФ [2] законодатель, поместив ст. 151 в раздел I «Общие положения», переместил акцент на вид нарушаемых неправомерным действием прав, установив, тем самым, принцип неограниченной (в вышеуказанном смысле) защиты этим способом имущественных прав. Если неправомерное действие нарушает имущественные права гражданина, его, хотя бы такое действие и причинило моральный вред, право на его компенсацию возникает только в случаях, специально предусмотренных законом. Единственным пока примером в российском законодательстве является Закон РФ «О защите прав потребителей»[4], в ст. 15 которого указывается, что моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) его прав, предусмотренных законодательством о защите прав потребителей, подлежит возмещению причинителем вреда при наличии его вины. Таким образом, при нарушении имущественных прав гражданина моральный вред возмещению в настоящее время не подлежит, за исключением отношений, регулируемых Законом РФ «О защите прав потребителей».[4]

Наличие причинной связи между противоправным действием и моральным вредом предполагает, что противоправное действие должно быть необходимым условием наступления негативных последствий в виде физических или нравственных страданий.

Неправомерное деяние должно быть главной причиной, с неизбежностью влекущей причинение морального вреда. Однако наличие причинной связи не всегда легко установить. Например, в случае компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья в виде специфического заболевания, вызванного неблагоприятным воздействием окружающей среды, требуется, прежде всего, установить наличие причинной связи между заболеванием и неблагоприятным воздействием. Для этого необходимо установить вредное вещество, вызвавшее заболевание или иное расстройство здоровья, и медицинский аспект его действия; определить принадлежность этого вещества какому-то источнику эмиссии; определить возможные пути и момент проникновения его в организм. М.Васильева [6]

Ответственность за причинение морального вреда, как правило, возникает при наличии вины причинителя вреда в форме как умысла, так и неосторожности. Но действующее законодательство не всегда считает вину необходимым условием ответственности за причинение морального вреда.

Статья 1100 ГК устанавливает, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

– вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

– вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, не законного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

– вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

– в иных случаях, предусмотренных законом.

Владельцы источников повышенной опасности солидарно отвечают за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия этих источников (столкновение транспортных средств и т.п.). Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (п. 3 ст. 1079 ГК). Из этого следует, что выплата компенсации морального вреда пострадавшему владельцу источника повышенной опасности может быть возложена только на другого, виновного владельца источника повышенной опасности.

Следует иметь в виду, что под источником повышенной опасности понимается деятельность граждан и юридических лиц, связанная с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.).

Вина, как необходимое условие ответственности за причинение морального вреда предусмотрена Законом «О защите прав потребителей», где конкретизируется определение морального вреда, данное в Гражданском кодексе РФ. Право требовать возмещения морального вреда, причиненного в результате недостатков товара, работы или услуги признается за любым потерпевшим потребителем. Комментарий к Закону РФ «О защите прав потребителя» / Под. ред. О.Н. Зименковой , А.Е, Шерстобитова [14]

Вопрос этот крайне актуальный, так как качество многих услуг, поступающих на потребительский рынок, оставляет желать лучшего.

Так, например, решением Октябрьского районного народного суда г. Новосибирска от 21 июля 2006 г. частично удовлетворен иск НК МТТЦ «Рекордсервис» о возмещении стоимости некачественного телевизора и убытков и отказано в иске о возмещении морального вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда не согласилась с доводами решения, по которому истцу отказано в возмещении морального вреда, и в определении от 20 августа 2006 г. указала следующее: «Отказывая истцу в возмещении морального вреда, суд согласился на отсутствие вины ответчика. Однако этот вывод суда противоречит его решению о взыскании убытков вследствие ненадлежащего исполнения обязательства. Архив районного суда г. Новосибирска. Гражданское дело, № 2-475.06 [12]

Кроме того, моральный вред взыскивается за любое нарушение прав потребителей. Поскольку ст. 4 Закона РФ «О защите прав потребителей» обязывает продавца и изготовителя продать товар, соответствующий по качеству условиям договора и обычно предъявляемым требованиям, постольку этой обязанности соответствует право потребителя на получение качественного товара. Следовательно, нарушение этого права влечет за собой ответственность в виде возмещения морального вреда». М.Петров [32]

Вопрос о том, какие нормы, регулирующие правоотношения, связанные с компенсацией морального вреда, подлежат применению по конкретному делу (в том числе и при решении указанных выше вопросов о возможности или невозможности компенсации морального вреда в имущественных правоотношениях, о значении вины причинителя вреда), решается в зависимости от того, когда были совершены действия, повлекшие причинение вреда, и, как следствие, возникли указанные правоотношения.

Возник вопрос: подлежит ли компенсации моральный вред, если он причинен до введения в действие закона, который предусмотрел право на компенсацию морального вреда, а нравственные или физические страдания человек испытывает после - на день рассмотрения судом дела (например, когда увечье человеку причинено до введения в действие Основ гражданского законодательства до 3 августа 1992 г.», а дело рассматривается после и потерпевший продолжает испытывать страдания).

Высказывалась точка зрения о том, что в таких случаях моральный вред также подлежит компенсации. С.Е. Донцов, В.В. Глянцев [9]

Эта точка зрения неверна, поскольку она нарушает правила действия законов во времени. Нормы о компенсации морального вреда - это установление нового вида гражданско-правовой ответственности за совершенное причинителем вреда деяние. Ответственность за противоправное деяние, по общему правилу, определяется законом, действующим во время совершения этого деяния; закон, усиливающий ответственность (в данных отношениях - устанавливающий дополнительную обязанность причинителя вреда компенсировать моральный вред), обратной силы иметь не может. А.М. Эрделевский [46]

Исходя из этого, Пленум Верховного Суда РФ [7] в п. 35 постановления от 28 апреля 1994 г. № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» применительно к делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, разъяснил: «Моральный вред, причиненный гражданину, подлежит возмещению, если несчастный случай имел место после 3 августа 1992 г., поскольку до введения в действие Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик указанный вид имущественной ответственности для случаев причинения вреда здоровью законом не был предусмотрен».

Это правило действует и в иных отношениях по возмещению вреда: например, в отношениях, регулируемых законодательством о средствах массовой информации, компенсация морального вреда возможна, если он причинен распространением массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство человека, после 1 августа 1990 г., когда был введен в действие Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации». Однако здесь имеется особенность, на которую следует обратить внимание.

Если до введения в действие закона, предусмотревшего компенсацию морального вреда в спорных правоотношениях, начались и продолжаются поле этого не нравственные или физические страдания потерпевшего, как было указано выше, а виновные действия (бездействие) причинителя вреда, то моральный вред подлежит компенсации. Это хорошо видно в длящихся договорных отношениях.

Например, по одному из дел наниматель жилого помещения предъявил в суде иск к наймодателю об обязывании его произвести капитальный ремонт занимаемой квартиры, ссылаясь на то, что она с 1977 г. находится в непригодном для проживания состоянии в связи с тем, что ответчик не выполняет эту возложенную на него законом (согласно Жилищному кодексу РФ) и договором найма обязанность. Одновременно он просил компенсировать причиненный ему моральный вред. Суд, рассмотрев дело в 1993 г., первое требование удовлетворил, но в компенсации морального вреда отказал, сославшись на то, что закон, предусматривающий право на компенсацию морального вреда, введен в действие в 1992 г., а правоотношения по данному делу возникли ранее еще в 1977 г. Архив федерального суда Ленинского района г. Новосибирска. Гражданское дело № 2-344/93[13]

Однако суд не учел, что вред истцу причинен неоднократным действием ответчика (в этом случае, если оно совершено до введения в действие указанного закона, применение его было бы, конечно, невозможно), а виновным противоправным бездействием ответчика – выполнением возложенных на него законом и договором найма жилого помещения обязанностей, которое носило длящийся характер: началось в 1977 г. и продолжалось после введение в действие закона, предусмотревшего в данных отношениях право на компенсацию морального вреда - в течение 1992 г. и 1993 г. (до разрешения спора судом).

В этом случае истец (при условия установлении судом виновного невыполнения ответчиком своих обязательств по договору) имеет право на компенсацию морального вреда в силу ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» [4], который, как было указано выше, распространяется на данные правоотношения; размер компенсации определяется с учетом бездействия ответчика, начиная с даты введения Закона в действие - с 7 апреля 1992 г. до исполнения им обязательства, а если оно не исполнено - до дня вынесения судом решения.

С учетом изложенного Пленум Верховного Суда РФ [7] в п. 6 постановления дал общее разъяснение по данной проблеме, имеющее значение для различных категорий дел, по которым ставится вопрос о компенсации морального вреда.

«Если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования истца не подлежат удовлетворению, в том числе и в случае, когда истец после вступления этого акта в законную силу испытывает нравственные или физические страдания, поскольку на время причинения вреда такой вид ответственности не был установлен и по общему правилу действия закона во времени закон, усиливающий ответственность по сравнению с действовавшим на время совершения противоправнмх действий, не может иметь обратной силы п. 1 ст. 54 Конституции Российской Федерации [1].

Однако, если противоправные действия (бездействие) ответчика, причиняющие истцу нравственные или физические страдания, начались до вступления в силу закона, устанавливающего ответственность за причинение морального вреда, и продолжаются после введения этого закона в действие, то моральный вред, в указанном случае, подлежит компенсации».

Следовательно, в таких ситуациях важное значение имеет выяснение характера действий (бездействия), причинивших моральный вред: являются ли они одноактными или длящимися. А.М. Эрделевский [46]

Подводя итог обсуждению указанных вопросов, можно сделать некоторые выводы:

1) Оказание некачественных услуг ведет к большим затратам, может причинить вред здоровью потребителя, угрожать его жизни, нанести ущерб другому имуществу, а порой под оказанием соответствующей услуги маскируется откровенное мошенничество. Во всех этих и других случаях наступает ответственность виновного лица перед потребителем. При нарушении своих прав потребитель вправе потребовать компенсацию морального вреда.

2) Моральный вред подлежит компенсации, если он причинен действиями, которые нарушают личные неимущественные права гражданина или посягают на принадлежащие ему иные права. Если вред причинен действиями, нарушающими другие права гражданина, то он подлежит компенсации только в случаях, специально предусмотренных законом. Единственным пока примером такого закона является ст. 13 Закона «О защите прав потребителей»[4], принятого 7 февраля 1992 г. и введенного в действие с 7 апреля 1992 г., ст. 15 того же Закона в новой редакции, принятой 5 декабря 1995 г., которая предусматривает компенсацию морального вреда гражданину, имеющему намерение заказать или приобрести либо заказывающему, приобретающему или использующему товары (работа, услуги) исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с извлечением прибыли, в его имущественных отношениях с организацией либо индивидуальным предпринимателем, производящими товары для реализации потребителям, реализующим товары потребителям по договору купли-продажи, выполняющими работы и оказывающими услуги потребителям по возмездному договору, в случае виновного неисполнения последними своих обязательств перед ним. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. № 15. Ст. 766, СЗ РФ. 1996 № 3. Ст. 140.[9, 10]

3) Причинителем вреда при оказании услуг является исполнитель или организация, выполняющая функции исполнителя. С объективной стороны вред должен быть следствием нарушения указанными лицами прав потребителей, предусмотренных законами и иными нормативными актами РФ по защите прав потребителей (ст. 15 Закона).

Например, право требования компенсации морального вреда возникает у потребителя, если ему будет оказана услуга ненадлежащего качества или будет выполнена с опозданием.

4) В общем случае для возникновения права на компенсацию морального вреда необходимо единовременно наличие следующих четырех условий:

– претерпевание гражданином морального вреда, то есть физических или нравственных страданий;

– противоправное действие (бездействие) причинителя вреда, нарушающее принадлежащие гражданину неимущественные права или посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага;

–причинная связь между противоправным действием (бездействием) и моральным вредом;

– вина причинителя вреда.

5) В соответствии со статьей 15 Закона для наступления ответственности необходимо наличие вины причинителя вреда (в любой форме). Обязанность доказывать отсутствие вины, поэтому лежит на причинителе морального вреда. Он может быть также освобожден от ответственности, если докажет, что моральный вред был причинен нарушением прав потребителей, вызванным действием непреодолимой силы.

Гражданский кодекс предусматривает единственную форму, в которой суд может взыскать компенсацию с причинителя вреда - денежную (п. 1 ст. 1101ГК).


2. ПРОБЛЕМЫ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ПРИ НАРУШЕНИИ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ

2.1 Определение размера компенсации морального вреда: критерии его оценки

Проблема возмещения морального вреда, в особенности, определение размера возмещения в денежной форме, была и остается объектом внимания юристов-теоретиков и юристов-практиков, так как затрагивает интересы многих физических и юридических лиц. Э.Гаврилова [7]

Такая ситуация усугубляется как отсутствием каких-либо значимых рекомендаций или разъяснений Верховного Суда по этому вопросу, так и введением в действие второй части Гражданского кодекса РФ [3], где в ст. 1099-1101 установлены дополнительные требования, подлежащие учету судами при определении размера компенсации. Единственное пока посвященное вопросам компенсации морального вреда постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 [5] не содержит указаний, которые позволили бы суду обоснованно определять размер компенсации при разрешении конкретного дела. Поэтому необходимо проанализировать установленные в ГК критерии оценки размера компенсации морального вреда.

В статье 151 ГК РФ законодатель установил следующие критерии, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда:

- степень вины нарушителя;

- степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;

- иные заслуживающие внимания обстоятельства.

С введением в действие второй части ГК этот перечень был дополнен в ст. 1101 следующими критериями:

- характер физических и нравственных страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;

-требования разумности и справедливости.

Основные критерии для определения размера компенсации морального вреда в законе установлены и являются исчерпывающими. Вместе с тем, указание в нормах о компенсации морального вреда на «иные заслуживающие внимание обстоятельства» дает основание некоторым авторам? например Е.А.Михно [28], выделять собственные критерии, которые будут увеличивать или уменьшать размер компенсации морального вреда. При этом предлагается «перечень критериев определения размера морального вреда» Е.А.Михно [28], который не отражает всего многообразия возможных жизненных ситуаций и является лишь результатом исследования частных случаев по компенсации морального вреда.Е.В.Смиренская [37]

В случае противоречия между установленными в ст. 151 и ст. 1101 ГК критериями размера компенсации морального вреда следует руководствоваться ст. 1101 ГК, которая, находясь в составе второй части ГК, не только является более поздней по сравнению со ст. 151 ГК нормой, но и, как следует из ее названия, представляет собой специальную норму, устанавливающую правила определения размера компенсации морального вреда. Поскольку из содержания ст. 1099 ГК следует, что размер компенсации морального вреда должен определяться по правилам ст. 151 и 1101 ГК, рассмотрим, какие критерии оценки размера компенсации содержатся в обеих этих нормах.

Один из критериев - степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина не является основанием возмещения вреда.

Перечень случаев, когда вина не является основанием ответственности, содержится в ст. 1100 ГК.

Следующие критерии - это степень и характер физических и нравственных страданий потерпевшего, которые, как следует из анализируемых норм, должны приниматься во внимание во взаимосвязи с рядом других обстоятельств. Так, законодатель предписывает учитывать степень страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего (ст. 151 ГК). Такая формулировка может дать основания для предложения, что возможно причинение неправомерным деянием иных, не связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего страданий, но их степень не следует учитывать при определении размера компенсации. Однако подобный вывод вряд ли следует считать соответствующим действительным намерениям законодателя. Е.А. Михно[28]

Под степенью страданий следует понимать их глубину («глубина страданий», возможно, не очень хорошее словосочетание, но именно в таком смысле мы говорим, например, о боли - «слабая», «терпимая», «сильная» боль, что определяет, насколько глубоко мы при этом страдаем). Глубина страданий «среднего» человека зависит в основном от вида того неимущественного блага, которому причиняется вред, и степени умаления этого блага, а индивидуальные особенности потерпевшего могут повышать или понижать эту глубину (степень) страданий. А.М.Эрделевский [46]

Таким образом, индивидуальные особенности потерпевшего в смысле ст. 151, 1101 ГК - это подлежащее доказыванию обстоятельство, которое суд должен устанавливать предусмотренными процессуальным законодательством способами и принимать во внимание при оценке действительной глубины (степени) физических и нравственных страданий и определении соответствующего размера компенсации.

Перейдем к анализу критерия «характер физических и нравственных страданий». Вряд ли под характером страданий может пониматься что-либо иное, чем вид страданий. Для целей компенсации морального вреда законодатель подразделил страдания как общее понятие на нравственные и физические страдания. Исходя, из требования оценивать при определении размера компенсации характер физических и нравственных страданий, можно предположить, что законодатель намерен поставить размер компенсации в зависимость от видов как физических, так и нравственных страданий. А.М. Эрделевский[46]

Под видами физических страданий можно понимать боль, удушье, тошноту, головокружение, зуд и другие болезненные симптомы (ощущения), под видами нравственных страданий - страх, горе, стыд, беспокойство, унижение и другие негативные эмоции.

Характер физических и нравственных страданий в таком понимании можно было бы учитывать и оценивать, если бы законодатель оказался в состоянии установить некую количественную соотносительность между перечисленными разновидностями таких страданий.

Однако не представляется возможным и целесообразным ни теоретически, ни практически ввести какое-либо объективное соотношение между, например, тошнотой и удушьем, зудом и головокружением, страхом и горем, стыдом и унижением. Е. Смолина [39]

Упоминание в ст. 1101 ГК РФ об оценке характера физических и нравственных страданий с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, не привносит чего-либо существенно нового по сравнению со ст. 151 ГК, поскольку фактически дублирует установленное в ней требование учета всех заслуживающих внимания обстоятельств, связанных с причинением морального вреда. Сравнительный анализ этих норм показывает, что учитывать при определении размера компенсации следует не любые фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, а только те из них, которые могут повлиять на определение размера компенсации и потому заслуживают внимания. Перечень таких обстоятельств дифференцируется в зависимости от вида неимущественных благ, затронутых правонарушением.

Далее рассмотрим указанные в ст. 1101 ГК РФ совершенно новые (по сравнению с ранее действовавшим законодательством) критерии – это требования разумности и справедливости.

На первый взгляд эти требования кажутся несколько необычными и даже странными, будучи применены к отдельному институту гражданского права - компенсации морального вреда, поскольку трудно предположить, что законодатель не предъявляет подобных требований к любому судебному решению по любому делу.

Статью 1101 ГК РФ в части требований разумности и справедливости целесообразно анализировать с учетом п. 2 ст. 6 ГК РФ, устанавливающей правила применения аналогии права. Согласно этой норме при возможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя их общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. В принципе эти понятия, метко названные в юридической литературе «каучуковыми», представляют собой своего рода «костыли», которыми законодатель обычно снабжает суд, чтобы он мог воспользоваться ими в случае пробела в законе, а также для того, чтобы дать больший простор судейскому усмотрению при решении конкретного дела. Не случайно компенсация морального вреда оказалась единственным гражданско-правовым институтом (понятие разумности содержится также в ст. 10 ГК РФ, но имеет там иное содержание), где законодатель специально предписал учитывать требования разумности и справедливости при определении размера компенсации. Очевидно, прежде всего, принималось во внимание то обстоятельство, что не инструментов для точного измерения абсолютной глубины страданий человека, а также оснований для выражения глубины этих страданий в деньгах. В деньгах может быть выражена лишь компенсация за перенесенные страдания. Иными словами, это своеобразный штраф, взыскиваемый с причинителя вреда в пользу потерпевшего и предназначенный для сглаживания негативного воздействия на психику потерпевшего перенесенных в связи с правонарушением страданий. Поскольку глубина страданий не поддается точному измерению, а в деньгах не измерима в принципе невозможно говорить о какой-либо эквивалентности глубины страданий размеру компенсации. Е. А.Михно[28]

Однако разумно и справедливо предположить, что большей глубине страданий должен соответствовать больший размер компенсации, и наоборот, т.е. что размер компенсации должен быть адекватен перенесенным страданиям.

Необходимо упомянуть еще два критерия оценки размера компенсации морального вреда: степень вины потерпевшего и имущественное положение гражданина - причинителя вреда. Использование этих критериев основано на ст. 1083 ГК, применяемой к возмещению любых видов вреда, в том числе и морального.

Степень вины потерпевшего при налични в его действиях грубой неосто-рожности, содействовавшей возникновению или увеличению вреда, является обязательным критерием оценки судом размера компенсации морального вреда, в то время как имущественное положение гражданина-причинителя вреда -это факультативный критерий, применять который суд не обязан. Суд может проявить снисхождение к причинителю вреда, приняв во внимание его имущественное положение при определении окончательного размера подлежащей выплате компенсации. А.М.Эрделевский [47]

В законе установлено, что размер компенсации оценивается и определяется судом (ст. 151, п. 2 ст. 1101 ГК РФ). В связи с этим в литературе встречается критика судебного усмотрения. Главным аргументом против именно такого определения размера компенсации морального вреда является то, что это открывает широкий простор для произвола. Здесь больше недоверия к суду как таковому, чем здравого смысла. Суд изначально призван находить с учетом критериев, установленных законом, ту меру ответственности, которая наиболее точно соответствует конкретному правонарушению. Е.В. Смиренская [37]

Безусловно, все эти критерии могли бы помочь суду определять размер компенсации, если бы был задан некий средний ее уровень, своего рода «отправная точка», придерживаясь которой суд мог бы, применяя вышеуказанные критерии определять окончательный размер компенсации в конкретном деле.

Существуют различные точки зрения на проблему определения наиболее точного размера компенсации морального вреда, среди которых есть и радикальные предложения о введении четкого механизма реальной компенсации. Анализ этих теорий приводит к выводу, что установление жестких рамок будет противоречить смыслу и «духу» рассматриваемого института. Поэтому идея введения предлагаемых методик определения размера компенсации морального вреда, хотя на первый взгляд кажется оригинальной, однако представляется несостоятельной.

Представляются обоснованными мнения авторов, которые возражают против практики взыскания в качестве компенсации морального вреда символических сумм. Действительно, такая «компенсация» никакого восстановительного (компенсационного) значения не имеет, а служит знаком одержанной победы в судебном споре, символом защиты нарушенных прав. Исковое заявление с требованием о компенсации морального вреда в таких размерах свидетельствует либо об отсутствии морального вреда, либо об отказе истца участвовать в доказывании обстоятельств, учитываемых судом при определении размера компенсации, либо о неуважении к правам, предоставленным законом. Если истец просто хочет защитить свои нарушенные нематериальные блага или неимущественные права, то для этого существуют другие способы защиты (такие как: опровержение несоответствующих действительности требований, возмещение убытков и др.), а путем компенсации защищаются, прежде всего, причиненные нравственные и физические страдания лица. Представляется, в таких случаях суд не только может в соответствии со ст. 195 ГПК РФ, а именно должен выйти за пределы исковых требований и назначить размер компенсации морального вреда по своему усмотрению.А.М. Эрделевский [47]

Исследование в целом проблемы определения размера компенсации морального вреда приводит к выводам о том, что- законодатель правомерно предоставил только суду решать вопрос о размере компенсации.

Помощь в установлении степени нравственных и физических страданий потерпевшего может оказать психологическая экспертиза, применение которой является наиболее юридически обоснованным, чем любые методики;

- компенсация морального вреда осуществляется только в денежной форме. Отказ законодателя от одного из возможных способов компенсации (иная материальная форма) представляется необоснованным, поскольку предоставляет меньше возможностей потерпевшим по защите своих прав;

- в законе, учитывая сугубо индивидуальный характер переносимых нравственных и физических страданий, невозможно установить размер компенсации морального вреда. Отсюда обосновывается право суда в каждом конкретном случае в зависимости от обстоятельств дела, с учетом требований разумности и справедливости, определять размер такой компенсации;

- анализ судебной практики приводит к выводу о недопустимости взыскания в качестве компенсации морального вреда символических целей;

- оценить понесенные конкретным человеком нравственные и физические страдания, с учетом их степени, чтобы, в конечном счете, определить размер компенсации, по большинству гражданских дел создает сложнейшую проблему для всех его участков: суда, потерпевшего и причинителя вреда. В основном суды исходят из того, что норма о компенсации морального вреда не должна служить источником обогащения лиц. Поэтому, как правило, суммы компенсации невелики. Думается, что суды излишне осторожничают, поскольку сильное влияние на них оказывает состояние экономики в России, общественное мнение, а также сама судебная практика, как Верховного Суда РФ, так и региональная.


2.2 Компенсация морального вреда при нарушении правпотребителей

моральный вред потребитель компенсация

Любое неправомерное действие причиняет страдания лицу, в отношении которого они совершены. Однако, как указывалось выше, не любой моральный вред подлежит возмещению.

ГК РФ существенно сузил область применения такого способа защита гражданских прав, как компенсация морального вреда. В соответствии со статьей 151 ГК РФ моральный вред возмещается, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина или посягающие на принадлежащие ему другие нематериальные блага. При причинении морального вреда другими действиями он подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом. В настоящее время единственным законом, предусматривающим компенсацию морального вреда в случае нарушения имущественных прав гражданина, является Закон РФ «О защите прав потребителей», введенный в действие с 7 апреля 1992 г. (в новой редакции, принятой 5 декабря 1995 г.).[4] Этот закон охватывает достаточно широкую область правоотношений, в которые вступает гражданин. Внедоговорное причинение существенного ущерба не порождает право на компенсацию причиненного этим морального вреда. Такое положение вряд ли можно считать справедливым, однако эта ситуация может быть изменена законодателем в будущем. Э. Корнилов [19] Несмотря на то, что компенсацию морального вреда ГК РФ допускает только для гражданина, сфера применения института компенсации морального вреда достаточно велика. Это такие договорные отношения с участием граждан, указал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 7 от 29 сентября 1994 г., [6] как отношения, вытекающие из договоров бытового проката и заказа; купли-продажи; комиссии; безвозмездного пользования имуществом; хранения; имущественного найма; перевозки; страхования; из договоров на оказание финансовых услуг, банковских услуг (прием от граждан на хранение денег и ценных бумаг; осуществление расчетов по поручениям граждан клиентов банков, открытие и ведение счетов, услуги по купле-продаже иностранных валют и т.п.); из договора найма жилого помещения, когда наймодатель является одновременно и исполнителем услуг (по ремонту жилищного фонда, обеспечению работы инженерного оборудования, обеспечению коммунальными услугами), и т.п. Российская газета. 1994.26 ноября.[6]

Как отмечалось выше, институт морального вреда в российском законодательстве сравнительно молод, но суды уже рассмотрели довольно большое количество дел, связанных с компенсацией морального вреда. Значительную долю среди них занимают иски о возмещении морального вреда, причиненного нарушением прав потребителей. О.Ю. Блохина [3]

Вопрос этот крайне актуален, так как качество многих услуг, поступающих на потребительский рынок, оставляет желать лучшего.

Оказание некачественных услуг ведет к большим затратам, может причинить вред здоровью потребителя, угрожать его жизни, нанести ущерб другому имуществу, а порой под оказанием соответствующей услуги маскируется откровенное мошенничество. Во всех этих и других случаях наступает ответственность виновного лица перед потребителем. В. Утка [40]

Статья 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» предусматривает возможность удовлетворения требования потребителя о возмещении морального вреда, причиненного потребителю) вследствие нарушения изготовителем, исполнителем или продавцом его прав, установленных законодательством о защите прав потребителей. Обязать продавца (изготовителя, исполнителя) возместить моральный вред можно лишь в том случае, если он был виновен в его причинении. Принцип безвиновной ответственности в этом случае не действует.

Под моральным вредом применительно к Закону «О защите прав потребителей» понимаются физические и нравственные страдания, причиненные потерпевшему вследствие нарушения продавцом (изготовителем, исполнителем) прав потребителя и неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих обязанностей.

К моральному вреду относят устойчивые (а не временные) физические страдания или нравственные переживания, вызванные повреждением здоровья, невосполнимыми имущественными потерями и т.п., проявившимися вследствие использования некачественных товаров (работ, услуг). Сюда же можно включить и те моральные неудобства, которые испытывает гражданин в результате отказа продавца удовлетворить его законные и обоснованные требования, значительные и невосполнимые потери на ожидание выполнения работы (услуги), неэтичного поведения других лиц по отношению к нему и т.п.

Например, право требования компенсации морального вреда возникнет у потребителя, если ему будет оказана услуга ненадлежащего качества или будет выполнена с опозданием. Так, Ленинский районный суд г. Новосибирска рассмотрел дело по иску городской ассоциации защиты прав потребителей, заявленному в интересах гражданки А., к гражданке В. о возврате уплаченной денежной суммы за купленную у В. нутриевую шубу, в которой после покупки были обнаружены недостатки, взыскание неустойки за просрочку ее возврата и компенсации морального вреда.

Решением Ленинского районного суда г. Новосибирска на основании Закона о защите прав потребителей с В. были взысканы в пользу А денежная сумма, равная цене аналогичных нутриевых шуб на день рассмотрения дела, неустойка в размере 1 % от этой суммы за каждый день просрочки выполнения требований А. по поводу недоброкачественной шубы и моральный вред. Архив Федерального суда Ленинского р-на г. Новосибирска. Гражданское дело № 2-330/00 [14]

В соответствии со статьей 15 Закона для наступления ответственности необходимо наличие вины причинителя вреда (в любой форме). Обязанность доказывать отсутствие вины лежит на причинителе морального вреда.

Так, истец обратился в суд к перевозчику с иском о защите прав потребителей, указав, что заключил с ответчиком договор перевозки груза, ответчик обязанности по выдаче груза (чемодана) в аэропорту не выполнил, мерами розыска найти багаж не удалось. Истец просит взыскать в возмещение ущерба 400 долларов США из расчета 20 долларов за 1 кг груза, моральный вред в размере стоимости договора перевозки...

Из показаний свидетелей установлена вина ответчика в неисполнении договора, нарушении п. 9.14.2 Правил воздушных международных перевозок пассажиров, багажа и грузов. Работниками аэропорта истец подвергался оскорблениям, необоснованно выдвигались предположения о том, что истец якобы употреблял спиртные напитки и сам утратил багаж, в связи с чем истец и члены группы длительно задерживались в аэропорту с требованиями принять установленные законом меры к розыску и возврату багажа.

Поэтому суд считает необходимым взыскать с ответчика в пользу истца 19 795 руб. о возмещении морального вреда (в размере стоимости договора перевозки) и 400 долларов США в возмещение стоимости утраченного багажа... Архив Калининского народного суда г. Новосибирска. Гражданское дело № 2-1742/2005.[15]

Пунктом 4 ст. 13, п. 5 ст. 18 и п. 6 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей» [4] предусмотрена возможность освобождения продавца (изготовителя, исполнителя) от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, если он докажет, что это имело место вследствие не-преодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным настоящим Законом. В связи с изложенным в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.94 г. № 7 [6] «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» обращено внимание судов на то, что в случаях, когда Закон РФ «О защите прав потребителей» допускает возможность освобождения продавца (изготовителя, исполнителя) от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, бремя доказывания отсутствия вины лежит на продавце (изготовителе, исполнителе). Российская газета. 1994.26 ноября,[6]

Не всегда суды исследуют все юридически значимые обстоятельства для решения вопроса, отсутствует ли вина продавца (исполнителя, изготовителя) в неисполнении либо ненадлежащем исполнении обязательства. Гражданский кодекс предусматривает единственную форму, в которой суд может взыскать компенсацию с причинителя вреда - денежную (п. 1 ст. 1101ГК).

Вопрос о размере компенсации - это один из наиболее злободневных вопросов, связанных с компенсацией морального вреда.

В ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» говорится, что размер компенсации морального вреда определяется судом. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Так, по делу по иску 3. к МТТО «Труд» о возмещении ущерба, причиненного пропажей женских сапог, сданных в ремонт, истицей заявлено требование о возмещении морального вреда в размере 50 % от суммы причиненного ущерба.

Решением Первомайского народного суда г. Новосибирска от 9 июля 2006 г. в пользу истицы взыскано в возмещение ущерба 4600 руб. и морального вреда в сумме 3000 руб. В обоснование удовлетворения иска в части возмещения морального вреда суд в решении указал, что истице необходимо было обращаться в различные инстанции, искать замену вещи, однако мотивы о размере взысканного морального вреда в решении не приведены. Архив Первомайского суда г. Новосибирска. Гражданское дело № 2-653/2006.

Учитывая требования закона, в п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» [6] разъяснено, что размер иска о компенсации морального вреда, удовлетворяемого судом, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных или физических страданий в каждом конкретном случае.

Проблема компенсации морального вреда, в особенности, определении размера возмещения в денежной форме, вызывает большие затруднения в судах.

Статья 192 ГПК РФ, обязывающая суд к вынесению законных и обоснованных решений, не содержит каких либо изъятий. Отсюда следует, что и в части размера возмещения морального вреда в денежной форме решение также должно быть законченным и обоснованным. Для того, чтобы обеспечить выполнение этого требования, статья 197 ГПК РФ устанавливает, что в мотивированной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда, и доводы, по которым суд отвергает те или иные обстоятельства. А.М. Эрделевский [47]

Изучение судебной практики свидетельствует о том, что суды при решении вопроса о компенсации морального вреда учитывают следующие обстоятельства: характер нарушения прав потребителей, отношение к сложившейся ситуации причинителя вреда, его готовность разрешить возникший конфликт, характер негативных последствий, возникших в результате неисполнения обязательств изготовителем (исполнителем, продавцом), поведение самого потребителя, материальное положение потребителя и причинителя вреда.

Так, по делу «По иску И. К заводу «Горизонт» о взыскании с завода-изготовителя материального ущерба в сумме 45778 руб. В обоснование своих требований истец указал, что в результате самовозгорания телевизора, изготовителем которого является ответчик, и произошедшего пожара сгорело принадлежащее его семье имущество на сумму 13335 руб., выгорел паркетный пол, ремонт которого согласно сметы обойдется в 19443 руб., нуждаются в химчистке принадлежащие его семье вещи согласно списка на общую сумму 13000 руб. Кроме того, истец просит взыскать морально-духовный ущерб в сумме 25000 руб.

Суд полагает, что подлежит возмещению частично и моральный ущерб, понесенный истцом в результате возгорания телевизора. При этом суд учитывает, что дело приняло затяжной характер по вине ответчика, своевременно не принявшего меры к возмещению ущерба, в результате пожара истец потерял принадлежащее ему имущество, была повреждена квартира, в которой он проживает, до настоящего времени истец, являющийся человеком преклонного возраста, лишен возможности смотреть телевизор, слушать радио, так как не имеет указанной радиоаппаратуры.

С учетом этих обстоятельств, а также размера ущерба, суд полагает возможным определить моральный вред в 100000 руб.»

В решении по данному делу суд указал на обстоятельства, в связи с которыми он полагает, что моральный ущерб имел место, но не указал в решении, какого вида страдания истец перенес. В этом решении суд указывает ряд заслуживающих внимания обстоятельств (утрата имущества, повреждение квартиры, преклонный возраст истца, размер ущерба), с учетом которых он определяет размер компенсации.

«Г. обратилась с иском к производственному объединению о замене холодильника, взыскании неустойки за просрочку выполнения требования о замене товара ненадлежащего качества, возмещении морального вреда.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, иск о замене холодильника и взыскании неустойки удовлетворен, в возмещении морального вреда отказано. Отказывая в удовлетворении иска в этой части, суд в решении сослался на то, что приобретенный истицей холодильник не требовал сложного ремонта, эксплуатировался истицей три года, следовательно, моральный вред ей не причинен.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, частично отменяя судебные постановления, указала, что народный суд, установив вину объединения, отказавшегося заменить неисправный холодильник уже после вступления в силу Закона РФ «О защите прав потребителей», а, также установив, что истица обращалась в мастерскую по поводу ремонта холодильника, в течение длительного времени не имела возможности им пользоваться, что привело к ряду неудобств в хранении продуктов питания, вместе с тем необоснованно полностью отказал в возмещении морального вреда, сославшись при этом на обстоятельства, которые могли лишь повлиять на размер такого возмещения». Архив Федерального суда Заельцовского района г. Новосибирска Гражданское дело № 2-211\2005.[16]

Это мнение Судебной коллегии представляется безусловно правильным. Размер компенсации морального вреда может быть сколь угодно малым, вплоть до символических сумм, но малый размер компенсации и отказ в компенсации - это принципиально разные решения, поскольку в компенсации морального вреда может быть отказано лишь в случае отсутствия состава оснований ответственности за причинение морального вреда, либо в случае, если грубая неосторожность или умысел потерпевшего способствовали возникновению вреда.

Так, например, истец обратился в суд с иском к магазину о возмещении ущерба и морального ущерба на сумму 6000 руб. В обоснование иска указал, что в сентябре 2005 г. он купил кроссовки за 1850 руб., при покупке обуви в секции и при оплате в кассе ему никто не сообщил гарантийный срок носки обуви. Истец просит взыскать с ответчика за проведение экспертизы 1920 руб., обязать ответчика заменить обувь, а также взыскать в счет морального ущерба 6000 руб. В части возмещения морального ущерба суд считает возможным согласиться с требованиями истца частично в размере 1850 руб., в остальной части иска следует отказать, так как истец не представил, а суд доказательств, подтверждающих ухудшение его состояния здоровья». Архив Федерального суда Заельцовского района г. Новосибирска Гражданское дело № 2-211\2005.[17]

Нужно отметить, что ответственность за причинение морального вреда имеет явно выраженный компенсационный характер. Вряд ли есть необходимость доказывать, что оценка страданий в деньгах или иной материальной форме невозможна. Материальная компенсация за причинение морального вреда призвана вызвать положительные эмоции, которые могли бы максимально отладить негативные изменения, происходящие в личности, обусловленные перенесенными страданиями. Понятно, однако, что степень такого «сглаживания» будет иметь достаточно условный характер, что неизбежно в силу особенностей морального вреда. Н.C. Малеин [26]

Когда человеку причиняют нравственные страдания и физическую боль, он испытывает резко отрицательные эмоции. Ликвидировать их невозможно, но можно компенсировать эмоциями положительными. Безусловно, у каждого человека положительные эмоции возникают в разных ситуациях и под влиянием различных факторов, но в любой ситуации получение денег - это «приятно». Если бы моральный вред исчислялся не в деньгах, а в других ценностях (материальных и нематериальных), то суду пришлось бы выяснять у каждого потребителя, какие именно ценности он предпочитает. Получение денег - это унифицированный фактор» вызывающий положительные эмоции, и изобретать другой способ возмещения морального вреда нет необходимости. А.М. Эрделевский [48]

При возмещении существующего вреда гражданское законодательство применяет принцип эквивалентности (равенства) размера возмещения размеру причиненного вреда. Однако, в случае компенсации морального вреда принцип эквивалентности неприменим в силу особой специфики. Но поскольку вред причинен и должен быть компенсирован, из смысла гражданского законодательства вытекает, что к компенсации морального вреда может и должен применяться принцип более «низкого» уровня - принцип адекватности (соответствия). Действительно, если размер возмещения не может быть равен размеру вреда, то должен хотя бы соответствовать ему. Иными словами: за больший моральный вред - больший размер возмещения, и наоборот. Е.А. Михно [28]

Суть в том, что определение размера компенсации - это дело щекотливое. В каждом конкретном случае нужно тщательно исследовать конфликтную ситуацию, выяснить силу моральных и физических страданий, оценку самим потребителем своих эмоций и критерий его оценки бедности и достатка. Важно, чтобы при определении этого размера судьи исходили не из собственных критериев оценки понятий «бедность» и «достаток», а именно, из отношения к этому самого потребителя. Судебная практика выявила определенные проблемы при принятии решения судами о размере компенсации морального вреда.

Суды, как правило, ориентируются при определения сумм, подлежащих возмещению в качестве компенсации морального вреда, на суммы требований граждан о возмещении материальных убытков, неустойки и др. В отдельных случаях суды без мотивации снижают размер сумм, взыскиваемых в возмещение морального вреда, несоразмерно характеру причиненного вреда.

Так, например, решением Калининского районного суда г. Новосибирска от 10 декабря 2006 г. удовлетворен иск С. к мебельной фабрике о замене некачественного набора мебели «Воспоминание». По данному делу истцам были заявлены требования о возмещении морального вреда в сумме 20 000 руб. Решением суда требования в этой части удовлетворены лишь в сумме 2000 руб., мотивы такого решения судом не приведены. Архив Калининского района народного суда г. Новосибирска. Гражданское дело № 2-450/2006.[18]

В целом подходы к определению компенсации морального вреда не отработаны. В результате имеется значительный разброс и необоснованная произвольность в оценке судами размеров компенсации морального вреда.

Итак, из этого видно, что вопрос о компенсации морального вреда имеет свои особенности. В каждом конкретном случае необходим индивидуальный подход, подробный анализ ситуации.

По этому поводу рассмотрим еще одно дело. «Л. подписалась на журнал «Законодательство и экономика». Журналы должны были доставляться по почте непосредственно редакцией журнала. В январе, феврале ей не было доставлено ни одного номера. Л. обратилась в Октябрьский районный суд г. Новосибирска с иском о передаче редакцией неполученных ею номеров журнала и компенсации морального вреда.

Ответчик исковые требования признал лишь в части выполнения своих обязательств в натуре путем передачи журналов согласно подписке, компенсировать же моральный вред отказался. Свой отказ он мотивировал следующим. Закон о защите прав потребителей распространяется только на граждан, которые приобретают товар для личных бытовых нужд, а не для перепродажи или иного производственного или профессионального использования. В каталоге, по которому производилась подписка на журнал, была помещена информация, согласно которой в журнале предполагается публиковать все законные и иные правовые акты Российской Федерации, постатейные комментарии ведущих специалистов, специальные статьи по применению законодательства в сфере экономики и предпринимательства, аналитические обзоры и картотеку поиска законодательства стран СНГ и Балтии, а в рекламе отмечалось, что журнал предназначен для предпринимателей, руководителей, коммерсантов, бухгалтеров, юристов всех, кто занят своим делом. Указанные сведения о журнале, с точки зрения ответчика, доказывают специальный характер издания, свидетельствующий о том, что оно не может использоваться для личных бытовых нужд. Поэтому к договорным отношениям Л. И редакции журнала не должен применяться Закон о защите прав потребителей. Согласно п.2. ст.1099 ГК РФ моральный вред, причиненный действиями (бездействиями), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации лишь в случаях, предусмотренных законом. Другими же законами, помимо Закона о защите прав потребителей, не установлена обязанность компенсировать моральный вред, причиненный действиями, нарушающими имущественные права гражданина по договору.

В судебном заседании Л. обосновала свое требование компенсации морального вреда тем, что подписаться на журнал ее побудила необходимость в информации юридическото и экономического характера для разрешения вопросов, касающихся приватизации магазинов, договоров аренды помещений и торговых площадей, споров по договорам в суде общей юрисдикции и арбитражном суде и интересующих ее как руководителя торгового предприятия. По словам истицы, в разгар споров о собственности на торговые площади и необходимости решения ряда других юридических вопросов, связанных с деятельностью ее предприятия, при еженедельном ежемесячном изменении и введении в действие новых нормативных актов невыполнение редакцией своих обязательств повлекло для нее переживания, выразившиеся в боязни неправильного оформления договоров без учета сведений об изменениях законодательства.

Октябрьский районный суд г. Новосибирска исковые требования Л. на основании Закона РФ «О защите прав потребителей» удовлетворил в полном объеме. Архив Октябрьского районного суда г. Новосибирска. Гражданское дело №2-711/2006.[18]

Самые большие трудности возникают при определении степени страданий человека, и суммы, соответствующей этим страданиям.

Конечно, оценка страданий в деньгах или иной материальной форме невозможна. И так как ответственность за причинение морального вреда имеет компенсационный характер, то, несомненно, компенсация морального вреда в денежной форме - это унифицированный способ и изобретать другой способ нет необходимости. В судебной практике по защите прав потребителей возник еще один вопрос: возможно ли взыскание с продавца (изготовителя, исполнителя) денежных сумм в компенсацию морального вреда, причиненного неопределенному кругу лиц? На него дан отрицательный ответ, поскольку, исходя из требований ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей», компенсация морального вреда возможна лишь конкретному потребителю. Е.А. Михно [29]

Нужно также заметить, что в судебной практике допускались ошибки при исчислении размера госпошлины, которая уплачивается истцом при подаче заявления, и сумм, взыскиваемых с ответчика в случае удовлетворения иска.

Например, некоторые судьи требовали уплаты госпошлины в процентном отношении к сумме, которую истцы просят взыскать в качестве компенсации морального вреда по делам о защите прав потребителей. Хотя в соответствии со ст.16 Закона «О защите прав потребителей» потребители освобождаются от уплаты государственной пошлины по искам, связанным с нарушением их прав.

Подводя итог к вышесказанному можно сделать следующие выводы

1) Статья 15 Закона «О защите прав потребителей» предусматривает возможность удовлетворения требования о возмещении морального вреда, причиненного потребителю вследствие нарушения его прав, установленных законодательством о защите прав потребителей.

2) Следует иметь в виду, что моральный вред не может быть соотнесен ни с каким эквивалентом, и его размер должен определяться в каждом конкретном случае судом, если иное не предусмотрено законодательными актами.

3) Размер возмещения морального вреда определяется судом, а заявляется самим потребителем исходя из конкретной ситуации.

4) Размер возмещения морального вреда не зависит от размера имущественного вреда, хотя зачастую суды используют определенную аналогию. Во многом решение суда зависит от квалифицированных действий адвоката потерпевшего либо от подготовки самого потребителя и знания им в полной мере своих законных прав.


3. ИСКОВАЯ ДАВНОСТЬ И ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСКОВ О ВОЗМЕЩЕНИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПОТРЕБИТЕЛЮ

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 1994 г. № 10 [5] отметил, что «на требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ». При этом он основывался на положениях п. 2 ст. 43 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик для правоотношений, возникших после 3 августа 1992 г., и п. 1 ст. 208 ГК РФ для правоотношений, возникающих после 1 января 1995 г.

Верховный Суд РФ почти дословно воспроизвел формулировку п. 2 ст. 43 Основ о нераспространении исковой давности «на требования, вытекающие из нарушения личных неимущественных прав...». Статья 208 ГК в соответствующей части сформулирована несколько иначе. В ней устанавливается, что исковая давность не распространяется «на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ...». Рассмотрим, позволяют ли упомянутые нормы Основ и ГК прийти к иным выводам относительно применения исковой давности к требованиям о возмещении (Основы) и компенсации (ГК) морального вреда.

В соответствии со ст. 6 Основ «Способы защиты гражданских прав» нарушение личных неимущественных прав может порождать следующие требования:

- о признании права (например, права авторства);

- о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права (специальный случай);

- восстановление чести, достоинства и деловой репутации путем опровержения порочащих сведений в соответствии со ст. 7 Основ), и пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

- о признании недействительным не соответствующего законодательству ненормативного акта органа государственного управления, нарушающего личные неимущественные права;

- о возмещении морального вреда и вреда, причиненного жизни или здоровью (хотя эти требования прямо не предусмотрены в ст. 6 Основ, но по ее смыслу их предъявление следует считать одним из иных способов защиты гражданских прав, предусмотренных законодательными актами).

Итак, возмещение вреда является одним из требований, которые могут вытекать из нарушения личных неимущественных прав. Как моральный вред, так и вред, причиненный жизни или здоровью, представляют собой разновидности неимущественного вреда. Вернемся к п. 2 ст. 43 Основ. Среди требований, на которые не распространяется исковая давность, в этой норме указаны и требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Но ведь такое требование вытекает из нарушения личных неимущественных прав, а законодатель во втором абзаце п. 2 ст. 43 Основ уже предусмотрел неприменимость исковой давности к подобным требованиям. А.М. Эрделевский [47]

Законодатель повторяет это еще раз потому, что в отношении требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, законодатель предусматривает специальные правила о неприменении исковой давности. Он вводит здесь ограниченное неприменение исковой давности: требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, которые предшествовали предъявлению иска. Значит, исковая давность применяется к этим требованиям в той их части, которая находится за пределами общего давностного срока. Законодатель, учитывая перманентно проявившийся результат неправомерного действия, предоставляет здесь потерпевшему возможность в любой момент устранить в ограниченных тремя годами пределах негативные последствия нарушения его неимущественных прав. Но эту цель можно было бы достичь, например, следующим изложением первого и второго абзаца п. 2 ст. 43 Основ: «Исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом. Однако требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, предъявление по истечении срока давности, удовлетворяются не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска...».

Законодатель же выделяет требования о возмещении причиненного жизни или здоровью вреда в самостоятельный абзац. Более того, это требование не следует непосредственно за требованиями, вытекающими из нарушения личных неимущественных прав. Напротив, они разделены абзацем о требованиях вкладчиков к банку о выдаче вкладов, т.е. о требованиях, вытекающих из нарушений сугубо имущественных прав.

В свете изложенного более обоснованным представляется другой ответ:

во втором абзаце п. 2 ст. 43 Основ законодатель не включает требования о возмещении неимущественного вреда в состав тех вытекающих из нарушения личных неимущественных прав требований, на которые не распространяется исковая давность. Здесь имеются в виду лишь те требования, которые направлены на восстановление личных неимущественных прав. Отсюда следует, что на требования о возмещении морального вреда исковая давность должна распространяться.А.М. Эрделевский[47]

Завершая рассмотрения вопроса о применении исковой давности к требованиям о возмещении морального вреда в аспекте п. 2 ст. 43 Основ, нужно напомнить, что постановление Пленума Верховного Суда РФ принималось 20 декабря 1994 г., то есть в период окончания действия Основ, и было ориентировано уже только на новый ГК. Так, неприменимость исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда (кстати, в постановлении упоминается компенсация, но не возмещение морального вреда) обосновывается ее неприменимостью к требованиям, вытекающим из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ. Но это могло относиться лишь к требованиям о компенсации морального вреда, причиненного нарушением именно неимущественных прав и других нематериальных благ (хотя проведенный выше анализ показывает, что обратный вывод в большей степени соответствует намерениям законодателя), в то время как в постановлении говорится о неприменимости исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда вообще, без дифференциации оснований их возникновения.

Но ведь ст. 131 Основ позволяла применять принцип генерального деликта в отношении возмещения морального вреда, и лишь ст. 131 ГК сузила деликтную область до действий, противоправно умаляющих личные неимущественные права и иные нематериальные блага, неисчерпывающий перечень которых приведен в ст. 150 ГК. За пределами упомянутой области ст. 151 и 1099 ГК устанавливают принципы сингулярного деликта, т.е. компенсация морального вреда при нарушении иных прав возможна только в случаях, специально предусмотренных законом (например. Закон РФ от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей», Федеральный закон от 24 ноября 1996 г. «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»). Под иными правами следует понимать, во-первых, имущественные права и, во-вторых, неимущественные права, не имеющие признаков, свойственных личным неимущественным правам, упомянутым в ст. 150 ГК РФ (например, неимущественные права акционеров, установленные Федеральным законом от 26 декабря 1995 г. «Об акционерных обществах»).

Таким образом, в период действия основ компенсация морального вреда была возможна при внедоговорном нарушении как неимущественных, так и имущественных прав, и в последнем случае исковая давность к требованиям о компенсации морального вреда была применима со всей очевидностью, поскольку такие требования явно не охватывались п. 2 ст. 43 Основ. Такая же ситуация имеет место и с требованиями о компенсации морального вреда, причиненного нарушением имущественных прав потребителей, - ст. 208 ГК РФ не дает никаких оснований для неприменения исковой давности к таким требованиям. А.М. Эрделевский [47]

Перейдем к ст. 208 ГК. Она во многом сходна с п. 2 ст. 43 Основ, и основная часть проведенного выше его анализа применима также к ст. 208. Пожалуй, основное различие этих норм состоит в тексте их вторых абзацев: ст. 43 Основ говорит о требованиях, вытекающих из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ. Но это различие представляется несущественным. Более значимым могло бы оказаться предположение о том, что с принятием нового ГК такой способ защиты гражданских прав, как возмещение морального вреда, прекратил свое существование и ему на смену пришел новый способ - компенсация морального вреда (ст. 12, 151 ГК). Ведь о возмещении морального вреда в ГК не упоминается. Исходя из общих принципов толкования нормативных актов, следует применять принцип презумпции значимости тех изменений в устоявшейся терминологии, которые законодатель считает необходимым ввести. Напомним, что институт возмещения морального вреда просуществовал в законодательстве (сначала в союзном, а затем в российском) около 5 лет, появившись впервые в Законе СССР от 12 июня 1996 г. «О печати и других средствах массовой информации» и прекратив свое существование с 1 января 1995 г. - дата введения в действие первой части ГК РФ. А.М. Эрделевский [47]

Однако предположение о наличии существенных различий между поня-тиями «возмещение» и «компенсация» применительно к моральному вреду оп-ровергается анализом изменений, которые появились в институте ответственности за причинение морального вреда в российском законодательстве в связи с принятием нового ГК. Содержание самого понятия «моральный вред» не под-вергалось изменению - в ст. 151 ГК РФ под моральным вредом, как и в ст. 131 Основ, понимаются физические и нравственные страдания человека. Изменению подвергался перечень неправомерных действий, совершение которых порождает право гражданина на денежную компенсацию причиненных этими действиями страданий, а также форма, в которой возмещается (компенсируется) моральный вред: любая материальная форма возмещения (ст. 131 Основ) превращается в исключительно денежную форму компенсации моральноговреда (ст. 151 ГК РФ).

Нужно отметить, что термин «возмещение» в Основах относился к любому вреду: имущественному, причиненному жизни или здоровью, моральному. В ГК РФ термин «компенсация» используется лишь применительно к моральному вреду, а во всех остальных случаях причинения вреда применяется термин «возмещение». Наконец, в ст. 12 ГК РФ в качестве специального способа защиты гражданских прав выделяется компенсация морального вреда, а возмещение вреда прямо не упоминается. Однако с введением в действие второй части ГК РФ, где параграф «Компенсация морального вреда» помещен в главу «Обязательства вследствие причинения морального вреда» наряду с нормами о возмещении других видов вреда, неопределенность устраняется:

существенных различий между возмещением и компенсацией морального вреда нет. Очевидно, законодатель хотел изменением терминологии подчеркнуть лишь особый характер этого вида вреда. Н.C. Малеин [26]

Итак, по аналогии с проведенным выше в отношении ст. 43 Основ анализом можно сделать вывод, что и с позиции ГК на требования о компенсации морального вреда распространяется исковая давность, применение которой должно осуществляться по общим правилам. Н.C. Малеин [26]

Такой вывод соответствует и основным началам, и смыслу гражданского законодательства. Требование о компенсации морального вреда - это требование имущественного характера, возникающее в связи с умалением личных неимущественных прав и других нематериальных благ, принадлежащих гражданину. Компенсация морального вреда представляет собой один из видов имущественной ответственности. Предположение о неприменении к имущественной ответственности срока исковой давности в данном случае противоречило бы основным началам и смыслу гражданского законодательства, регулятивная функция которого направлена на придание устойчивости отношениям, возникающим в гражданском обороте. А.М. Эрделевский[47]

Изъятие, которое законодатель делает в отношении применения вреда жизни или здоровью, оправдано тем, что в большинстве случаев причинитель вреда знает или должен знать о самом факте причинения вреда, и может предполагать возможный размер ответственности. В случае причинения морального вреда возникает иная ситуация. Страдания, физические и нравственные, представляют собой результат психической деятельности человека. Эти страдания сильнее в момент либо умаления принадлежащих лицу нематериальных благ, либо осознания лицом факта такого умаления. Часто эти моменты совпадают - например, умаление чести лица наступает в момент распространения о нем порочащих сведений, но нравственные страдания это лицо претерпит только тогда, когда оно узнает о факте распространения, что может произойти через определенный, иногда весьма значительный промежуток времени. В тот же момент наступит и умаление достоинства лица, т.е. собственной оценки своих положительных качеств. Е.А. Михно [29]

Разумеется, причинитель вреда может предполагать определенную психическую реакцию потерпевшего на факт совершения в отношении него неправомерного действия, но степень такой реакции может быть известна причинителю вреда лишь приблизительно. О размере компенсации он вообще может не иметь никакого представления, пока потерпевший не заявил соответствующего требования, действительный же размер компенсации может быть определен только судом (ст. 151, 1101 ГК). Вряд ли справедливо было бы поставить причинителя вреда в такое положение, когда без ограничения срока он мог бы подвергнуться ответственности, размер которой он изначально не мог и не должен был предвидеть.

Даже если бы исковая давность действительно была неприменима к требованиям о компенсации морального вреда в случае нарушения неимущественных прав и благ (как отмечено выше, в случае нарушения иных прав и благ исковая давность применима безусловно), неоправданное промедление с предъявлением соответствующего иска, несомненно, входило бы в круг иных заслуживающих внимания обстоятельств, которые, согласно ст. 151, 1101 ГК РФ, следует учитывать при определении размера компенсации. А.М. Эрделевский [48]

Общий срок исковой давности составляет три года, и если в течение этого срока не существовало каких-либо препятствий или затруднений для предъявления иска, но потерпевший не сделал этого, разумно и справедливо было бы полагать, что страдания отсутствовали, и отказать во взыскании компенсации.

По общим правилам срок исковой давности начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ст. 200 ГК). Применительно к компенсации морального вреда это означает, что течение срока исковой давности должно начинаться в момент начала претерпевания страданий, но не ранее момента осознания потерпевшим причинной связи между претерпеваемыми страданиями и нарушением его прав. Это условие особенно существенно при нарушении личных неимущественных прав детей, а также при причинении вреда здоровью, поскольку вышеуказанные моменты могут не совпадать.

Претерпевание страданий лишает человека психического благополучия (полностью или частично). Психическое благополучие - это одно из нематериальных благ, принадлежащих гражданину от рождения, и едновременно одно из составляющих другого нематериального блага - здоровья в широком смысле. Нарушение психического благополучия как результат неправомерных действий (бездействия) со стороны правонарушителя всегда наступает не само по себе, а лишь в соединении с нарушением какого-либо иного вида принадлежащих гражданину прав или с умалением иных благ.

Делая выводы по рассмотренному вопросу нужно отметить, что при совершении правонарушения для возникновения права потерпевшего требовать компенсацию морального вреда и корреспондирующий этому праву обязанности правонарушителя выплатить такую компенсацию необходимо наличие причинной связи между триадой юридических фактов: неправомерное действие (бездействие) - нарушение неимущественного права или умаление иного нематериального блага – нарушение психического благополучия (возникновение страданий). Между наступлением этих фактов возможен некоторый промежуток времени (например, между моментом распространения порочащих сведений и моментом умаления достоинства гражданина, либо моментом умаления его чести и началом претерпевания страдания по этому поводу). Это обстоятельство следует учитывать при применении к требованиям о компенсации морального вреда правила о начале течения срока исковой давности. Особое внимание должно уделяться способности потерпевшего осознавать характер совершенного в отношении него неправомерного действия и его последствий, а также взаимную связь между ними, которая далеко не всегда бывает очевидной для потерпевшего.

Итак, по аналогии с проведенным выше в отношении ст. 43 Основ анализом можно сделать вывод, что позиции ГК на требования о компенсации морального вреда распространяется исковая давность, применение которой должно осуществляться по общим правилам.

Такой вывод соответствует и основным началам, и смыслу гражданского законодательства.

Что касается применения исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав потребителей, то ст. 208 ГК не дает никаких оснований для неприменения исковой давности к таким требованиям.

Проблема надлежащего разрешения вопросов, связанных с применением мер обеспечения, встала с особой актуальностью после появления в гражданском процессе нового вида дел - исков о компенсации морального вреда. Несмотря на то, что данные иски вытекают из личных неимущественных отношений, они предполагают материальное возмещение, так как в случае удовлетворения исков исполнение решения состоит во взыскании денежних сумм. Поэтому взыскание может быть при определенных обстоятельствах обращено и на имущество ответчика. Естественно, что решение вопроса о возмещении морального вреда и обеспечение иска по таким делам требует учета рядаобстоятельств, составляющих специфику данной категории дел. Поэтому обеспечение иска может быть произведено судом в разумных пределах, а не в тех, в которых просит истец, определяя цену иска часто в завышенных размерах, не соответствующих обстоятельствам дела.

Вполне естественно, что гигантское требование, заявленное в суд, способно повергнуть даже юридически подготовленного ответчика (особенно гражданина) в панику, побудить его к сокрытию своего имущества. Сама перспектива пожизненного содержания истца пагубно влияет на психику ответчика, порождая «встречные» нравственные страдания. Истцы это осознают и зачастую умышленно предъявляют заведомо нереальные требования, используя законодательную недоработку для мести обидчику. В данных условиях неисполнение даже справедливого решения об удовлетворении иска в разумном объеме оказывается весьма вероятным. Возникает вопрос о допустимости применения мер обеспечения иска, главным образом наиболее действенной из них, каковой является имущественный арест (п. 2 ст. 134 ГПК). Он заключается в производстве описи имущества и объявления запрета распоряжения им (ст. 370 ГПК), а потому обеспечивает максимальную сохранность последнего для возможного взыскания. Растрата, отчуждение или сокрытие арестованного имущества влечет ответственность в уголовном порядке (ст. 312 УК РФ).

В научной литературе дискуссию о возможности применения именно имущественного ареста в качестве меры обеспечения иска о компенсации морального вреда открыл московский адвокат Г. Резник. Г. Резник [36]

В своей статье «Неимущественный иск не подлежит обеспечению имущественным арестом» он приводит ряд доводов в пользу такого мнения. Он и некоторые другие авторы считают, что способы обеспечения исполнения решения суда относятся лишь к искам имущественного характера, а компенсация морального вреда – способ защиты неимущественных прав и нематериальных благ. Эти возражения представляются недостаточно обоснованными. Действительно, нормами исследуемого института защищаются неимущественные права и нематериальные блага.

Однако когда суд определяет размер компенсации, возникают отношения, имеющие имущественный характер, т.е. компенсация, является имущественным способом защиты неимущественных прав и нематериальных благ. Исполнение решения о компенсации морального вреда в этом смысле ничем не отличается от взыскания убытков или иного имущественного вреда.

В науке существует и противоположное мнение. Как отмечает Г. Падва и Е. Короткова, ни одна норма ГПК не содержит указаний на то, что меры обеспечения иска могут применяться только по имущественным спорам. Г. Падва, Е. Короткова [30]

Не вытекает это и из содержания закона. Так, гл. 13 ГПК РФ называется «Обеспечение иска» без каких-либо пояснений, что имеются в виду лишь имущественные споры. В цитируемом авторами комментарии ст. 134 ГПК РФ указано, что «иногда возникает необходимость обеспечения иска неимущественного характера», при этом в пример приводятся иски о защите чести и достоинства (правда, подобное сравнение неуместно, ибо иски о защите чести и достоинства отличаются от исков о компенсации морального вреда, так как не предполагает денежного взыскания). В связи с изложенным представляется противозаконным запрещение принятия мер обеспечения иска, исходя из того, что нарушенное право возникает из личных неимущественных отношений. Поскольку удовлетворение требования о возмещении морального вреда предполагает, в конце концов, взыскание денежной суммы, для исполнения такого решения потребуются либо собственные деньги, либо имущество, на которое по закону может быть обращено взыскание.

Аналогичную позицию заняла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда. В своем определении от 12.08.94 г. по иску Дэзла и Шарпа она отметила следующее: «... законом не установлено, что меры по обеспечению иска применяются только по определенным требованиям, например, имущественным. ... О характере требований, закон вообще не упоминает и с ними не связывает возможность или невозможность применения мер по обеспечению иска .... Следовательно, обеспечение иска о возмещении морального, хотя и является имущественным возможно, поскольку в случае его удовлетворения исполнение решения состоит во взыскании денежной суммы, которое может быть, при определенных обстоятельствах, обращено и на должника.» Обеспечение неимущественного иска имущественным арестом возможно // Материалы судебной практики // Российская юстиция. 1994. № 10. [ 11].

Наконец, данную позицию разделяет профессор М.К. Трутников. По его мнению, «иски о возмещении морального вреда ... бесспорно, относятся к искам о присуждении. В случае вынесения положительного решения необходимо ... осуществить реальное исполнение присужденной в возмещение морального вреда суммы. Поэтому, как и любой иск о присуждении, данный иск может быть обеспечен. Нормы об обеспечении иска дают суду простор для ... усмотрения с точки зрения того, какую меру обеспечения разумнее избрать в конкретной ситуации. Меры обеспечения иска не сводятся только к аресту имущества или денежных сумм (ст. 134 ГПК). Поэтому суд и должен оценить все обстоятельства в совокупности, прежде чем определить меру обеспечения иска».

Прав профессор Трутников, утверждая, что применение имущественного ареста по искам о возмещении морального вреда допустимо при наличии к тому оснований. Решая этот вопрос, суд должен исходить не из узких интересов истца или ответчика, а из возможности будущего исполнения решения, каким бы оно ни было. Проблема состоит в том, на какую сумму должен быть наложен арест. Если иск имущественный, суд основывается на его цене, руководствуясь принципом добросовестности истца. Добросовестный истец не предъявит заниженных требований. Наложив арест на сумму, равную цене иска, суд автоматически обеспечивает исполнение любого обоснованного решения; при этом законный интерес любого истца не пострадает, и будет соблюдено требование справедливости. Но для исков о компенсации морального вреда этот принцип неприемлем. Даже добросовестный истец не в состоянии объективно определить «стоимость» понесенных им страданий, которые вообще не могут быть адекватно оценены в денежной форме. Это сложная задача и для суда! Подвергнуть аресту имущество ответчика на сумму менее заявленной истцом, либо на какую бы то ни было сумму при отсутствии конкретного требования, значит навлечь на себя обвинение сторонников Г. Резника в «предопределении будущего решения». Как же следует поступать суду?

На этот счет можно дать ряд рекомендаций практического характера. Ж.А. Шаталюк [4]

Если размер заявленных истцом требований очень велик и может превысить стоимость имущества ответчика, на которое по закону допускается обращение взыскания, либо если конкретное требование не заявлено, - имущественного ареста следует избегать, если отсутствуют исключительные обстоятельства, свидетельствующие о возможности неисполнения будущего решения. Огромную пользу принесла бы установленная законом методика расчета сумм компенсации морального вреда, предложенная А. Эрделевским или аналогичная ей. С ее помощью можно было бы точно определить, какая сумма подлежит к обеспечению, взяв за основу размер «резюмируемого морального вреда». А.М. Эрделевский [43]

Со своей стороны, лицо, оказывающее истцу юридическую помощь, и судья, при принятии искового заявления, должны разъяснить ему правовую безразличность для суда указываемой в заявлении суммы требуемого возмещения и то, к чему может привести попытка психологического давления на ответчика путем предъявления гигантского иска. На стадии подготовки дела к судебному разбирательству ответчику также необходимо разъяснить, что сумма заявленного требования не будет автоматически перенесена в решение, тем самым по возможности предупредить вероятные с его стороны действия, препятствующие исполнению будущего решения.

В случае, если истец все же включил в свое заявление требование о взыскании конкретной суммы и эта сумма, по мнению суда не выходит за рамки разумного, наложение ареста должно производиться также только при наличии к тому основания.

Лишь такой подход позволят объединить достижение цели обеспечения иска с соблюдением интересов сторон и удовлетворит требованию справедливости.

Итак, подводя итог вышесказанному, нужно отметить, что анализ судебной практики показывает, что в условиях широкого размаха неплатежей, возникли трудности исполнения решений судов, в том числе и по компенсации морального вреда. Гарантией взыскания присужденных денежных сумм, как и по любому гражданскому делу, могут быть меры обеспечения иска, предусмотренные главой 13 ГПК РСФСР. К вопросу о применении этой нормы относятся неоднозначно. Некоторые авторы (например, Резник Г.) считают, что способы обеспечения исполнения решения суда относятся лишь к искам имущественного характера, а компенсация морального вреда - способ защиты неимущественных прав и нематериальных благ. Эти возражения представляются недостаточно обоснованными. Действительно, нормами исследуемого института защищаются неимущественные права и нематериальные блага. Однако, когда суд определяет размер компенсации, возникают отношения, имеющие имущественный характер, т.е. компенсация является имущественным способом защиты неимущественных прав и нематериальных благ. Исполнение решения о компенсации морального вреда в этом смысле ничем не отличается от взыскания убытков или иного имущественного вреда.

Представляется, что основная суть этих споров все же заключена в отсутствии размера компенсации морального вреда до вынесения решения суда. Вместе с тем эта трудность преодолима. Определяя сумму, на которую необходимо наложить арест для обеспечения будущей компенсации морального вреда, суду необходимо исходить из требований разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ). Кроме этого, согласно п. 3 ст. 1083 ГК РФ надо учитывать материальное положение ответчика - гражданина, и размер компенсации, заявленной истцом. Однако, необходимо иметь в виду, что данная сумма в обеспечение иска является предварительной и не предопределяет решение суда по делу. Компенсация морального вреда по каждому конкретному делу не существует пока не вынесено окончательное судебное решение, не зависит ни от требований, заявленных истцом, ни тем более от размера обеспечения иска


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Обширная практика государственного контроля за соблюдением законодательства озащите прав потребителей показывает,что распространенным, прочно вошедшим в деловую практику явлением стало удовлетворение потребителем своих законных требований путем компенсации морального вреда в случае оказания некачественной услуги, либо, если онабудет выполнена с опозданием, а также в случае непредставления необходимой информации. Оказание некачественных услуг ведет к большим затратам, может причинить вредздоровью потребителя, угрожатьего жизни,нанести ущерб другому имуществу, а порой под оказанием соответствующей услуги маскируется откровенное мошенничество. Во всех этих и других случаях наступает ответственность виновного лица перед потребителем. При нарушении своих прав потребитель вправе потребовать компенсацию морального вреда.

Понятие «моральный вред» раскрывает статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, из которой следует, что «моральный вред» - это физические и нравственные страдания. Физические страдания – любые болезненные или неприятные ощущения, например, боль, головокружение, удушье. Нравственные страдания могут выражаться в форме различных переживаний: страх, обида, возмущение, чувство беспомощности и т.п.

Правила компенсации морального вреда установлены в статьях 151, 1099-1101 Гражданского кодекса. Моральный вред подлежит компенсации, если он причинен действиями, которые нарушают личные неимущественные права гражданина или посягают на принадлежащие ему иные нематериальные блага. Если вред причинен действиями, нарушающими другие права гражданина, то он подлежит компенсации только в случаях, специально предусмотренных законом. Единственным пока примером такого закона является Закон РФ «О защите прав потребителей», где конкретизируется определение, данное ГК РФ. Причинителем вреда при оказании услуг является исполнитель или организация, выполняющая функции исполнителя. С объективной стороны вред должен быть следствием нарушения указанными лицами прав потребителей, предусмотренных законами и иными нормативными актами Российской Федерации по защите прав потребителей.

В общем случае для возникновения права на компенсацию морального вреда необходимо одновременное наличие следующих четырех условий:

-претерпевание гражданином морального вреда, то есть физических или нравственных страданий;

-противоправное действие (бездействие) причинителя вреда, нарушающее принадлежащие гражданину неимущественные права или посягающие на при надлежащие гражданину другие нематериальные блага;

-причинная связь между противоправным действием (бездействием) и моральным вредом;

-вина причинителя вреда.

В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» для наступления ответственности необходимо наличие вины причинителя вреда (в любой форме). Обязанность доказывать отсутствие вины лежит на причинителе морального вреда. Он может быть также освобожден от ответственности, если докажет, что моральный вред был причинен нарушением прав потребителей, вызванным действием непреодолимой силы.

Гражданский кодекс предусматривает единственную форму, в которой суд может взыскать компенсацию с причинителя вреда - денежную (п. 1 ст. 1101 ГК РФ).

Вопрос о размере компенсации - это один из наиболее злободневных вопросов, связанных с компенсацией морального вреда. Согласно статье 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» размер компенсации определяется судом, а заявляется самим потребителем исходя из конкретной ситуации. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Размер иска о компенсации морального вреда, удовлетворяемого судом, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных или физических страданий в каждом конкретном случае. Указать конкретные критерии, которые должны быть учтены судом, практически невозможно, поскольку в каждом конкретном случае могут иметь место свои обстоятельства, заслуживающие внимания и влияющие на размер компенсации понесенных потребителем нравственных и физических страданий. Обстоятельства, влияющие на размер компенсации морального вреда, причиненного потребителю, различны и должны определяться по усмотрению суда, с обязательным указанием в мотивировочной части решения, что учитывается судом при взыскании той или иной суммы компенсации морального вреда.

Изучение судебной практики свидетельствует о том, что суды при решении вопроса о компенсации морального вреда учитывают следующие обстоятельства: характер нарушения прав потребителей, отношение к сложившейся ситуации причинителя вреда, его готовность разрешить возникший конфликт, характер негативных последствий, возникших в результате неисполнения обязательств изготовителем (исполнителем, продавцом), поведение самого потребителя, материальное положение потребителя и причинителя вреда.

Суть в том, что определение размера компенсации - это дело непростое. В каждом конкретном случае нужно тщательно исследовать конфликтную ситуацию, выяснить силу моральных и физических страданий, оценку самим потребителем своих эмоций и критерий его оценки бедности и достатка.

Важно, чтобы при определении этого размера судьи исходили не из соответственных критериев оценки понятий «бедность» и «достаток», а именно, из отношения к этому самого потребителя.

В целом подходы к определению компенсации морального вреда не отработаны. В результате имеется значительный разброс и необоснованная произвольность в оценке судами размеров компенсации морального вреда. Самые большие трудности возникают при определении степени страданий человека, а следовательно, и суммы, соответствующей этим страданиям. Конечно, оценка страданий в деньгах или иной материальной форме невозможна. И так как ответственность за причинение морального вреда имеет компенсационный характер, то, несомненно, компенсация морального вреда в денежной форме - это унифицированный способ и изобретать другой способ нет необходимости. Единственное, что нужно предложить, это единый для всех судов базисный уровень размера компенсации и методику определения ее окончательного размера, придерживаясь которых конкретный судебный состав сможет определять размер компенсации так, как это предписывает закон, т.е. с учетом требований разумности и справедливости.

Что же касается применения исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав потребителей, то статья 208 ГК РФ не дает никаких оснований для неприменения исковой давности к таким требованиям.

Законодательство предоставило достаточно возможностей потребителю для защиты своих собственных прав и интересов. Порой достаточно потребителю самому, зная закон, защитить себя, не прибегая к помощи компетентных органов. Единственное требование - это знание своих прав. И в этой связи систематическая работа по информированию и образованию населения в сфере потребительской политики, должно стать одним из основных направлений деятельности всех ветвей национальной системы защиты прав потребителей. Так как именно знание Закона РФ «О защите прав потребителей», в большинстве случаев, способствует охране прав потребителей, а в иных случаях привлечению к ответственности виновных лиц.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. М.: Проспект, 2001. 48 с.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации от 21 октября 1994. Часть первая.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации от 2 декабря 1995. Часть вторая.

4. Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 (в ред. Федерального закона от 9 января 1996 г. № 2 – ФЗ, от 17 декабря 1999г. № 212–ФЗ, от 30 декабря 2001г. № 196–ФЗ) «О защите прав потребителей» //Российская газета. 1999. 21 декабря.

5. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. № 3. С. 16.

6. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 7 от 29 сентября 1994 г. «О практике рассмотрения судом дел о защите прав потребителей» // Российская газета. 1994. 26 ноября.

7. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 3 от 28 апреля 1994 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» // Российская газета. 1994. 17 мая.

8. Некоторые вопросы практики применения закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» (по материалам практики судов г. Новосибирска). // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 9. С. 21.

9. Некоторые вопросы практики применения закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» (по материалам практики судов) Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. № 15.

10.Некоторые вопросы практики применения закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» (по материалам практики судов)Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 3.

11. Обеспечение неимущественного иска имущественнмм арестом возможно // Материали судебной практики // Российская юстииия. 1994. № 10. С. 11.

неопубликованные дела –

12. Гражданское дело № 2-475/06Архив районного суда г. Новосибирска.

13. Гражданское дело № 2-344/93Архив федерального суда Ленинского района г. Новосибирска.

14. Гражданское дело № 2-330/00 Архив Федерального суда Ленинского р-на г. Новосибирска.

15. Гражданское дело № 2-1742/2005 Архив Калининского народного суда г. Новосибирска.

16. Гражданское дело № 2-211\2005 Архив Федерального суда Заельцовского района г. Новосибирска

17 Гражданское дело № 2-450/2006 Архив Калининского района народного суда г. Новосибирска.

18. Гражданское дело №2-711/2006 Архив Октябрьского районного суда г. Новосибирска.

Учебная и научная литература

1. Белякова А.М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда (теория и практика): Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. М., 1987. с.52.

2. Белякова А.М. Имущественная ответственность за причинение вреда. М.: Юрид.лит., 1981. 123 с.

3. Блохина О.Ю. Некоторые вопросы реализации и защиты субъективных прав потребителей // Правоведение. 1996. № 2. С. 43-46.

4. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М.:Юристь, 1985. 202 с.

5. Белякин С.А. Возмещение морального вреда. М.: Юристь, 1996. 217 с.

6. Васильева М. Возмещение вреда, причиненного здоровью граждан и неблагоприятным воздействием природной среды // Законность. 1997. № 7. С. 30.

7. Гаврилова Э. Как определить размер компенсации морального вреда? // Российская юстиция. 2000. Хо 6. С. 12-14.

8. Долбина А.С., Шахурина Ф.Р., Цыкоза Т.Н. Защита прав потребителей. Библиотека делового человека. М.: БЕК, 1998. С. 58.

9. Донцов С.Е., Глянцев В.В. Возмещение вреда по советскому закондательству. М.: Юрид. лит., 1990. 160 с.

10. Защита прав потребителей: 100 вопросов и ответов. Учеб. пособие./Под ред. Таланцева В.И. М.: Юристь, 1996. 232 с.

11. Интерес покупателя - это выгода бизнеса // Закон. 1999. № 3. С 3-4.

12. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М.: Юрид. фирма КОНТРАКТ; ИНФРА.М., 1999. 788 с.

13. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М.: Юрид. фирма КОНТРАКТ; ИНФРА. М, 1999. 799 с.

14. Комментарий к Закону Российской Федерации «О защите прав потребителей» (постатейный) / Под ред. О.Н. Зименковой, А.Е. Шерстобитова и др. М.: 000 ВИТРЭМ, 1997. 129 с.

15. Комментарий к Закону Российской Федерации «О защите прав потребителей» (постатейный) / Под ред. Е.А. Игнатовой, М.: «Ось–89», 2004

16. Комментарий к постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам / Под. ред. В.М. Жуйкова. М.: Юристъ, 1999. 584с.

17. Комментарий судебной практики по гражданским делам. Отв. ред. проф. В.Ф. Яковлев. М.: Юрид. лит., 1994. Вып. 1. 262 с.

18. Комментарий судебной практики по гражданским делам. Отв. ред. В.Ф. Яковлев. М.: Юрид. лит., 1999. Вып. 5. 320 с.

19. Корнилов Э. Положительные тенденции законодательства о защите прав потребителей //Хозяйство и право. 1998. № 12. С. 94-101.

20. Корнилов Э. Практика применения законодательства о защите прав потребителей // Российская юстиция. 1998. № 8. С. 13-17.

21. Коршунов Ю. О компенсации морального вреда // Хозяйство и право. 1995. №4. С. 132-138.

22. Краснов С.В., Аргунов В.Н. Особенности рассмотрения дел о защите прав потребителей // Вестник Московского университета. 199б.№ 4.С.16- 27.

23. Как компенсировать моральный вред богатому и бедному? // Российская юстиция. 2000. № 12. С. 29-31.

24. Левшина Т.Д. Основы законодательства о защите прав потребителей. Курс лекции. М.: Юрид. лит., 1994. 178 с.

25. Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. М.: Юрид. лит., 1981.163с.

26. Малеин Н.С. О моральном вреде // Государство и право. 1993. № 3. С. 33.

27.Малеина М.Н. Компенсация за неимущественный вред // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. № 5. С. 27-33.

28. Михно Е.А. Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах. М., 1998 . С. 119.

29. Михно Е.А. Компенсация морального вреда // Финансовая Россия. 1998. № 7. С. 21.

30.Падва Г., Короткова Е. Обеспечение исков, вытекающих из личных неимущественных отношений // Российская юстиция. 1994. №3. С. 13.

31. Парций Я. Ликбез потребителя // Спрос. 1993. № 1. С. 7-8,

32. Петров М. Правовые аспекты о защите прав потребителей // Российская юстиция. 1994. № 2. С. 28-30.

33. Право потребителя // Социальная защита. М., 1997. Вып. 13 С. 3-9.

34. Пешкова 0.А. Ответственность и защита при причинении вреда не имущественным правам и нематериальным благам граждан и юридических лиц:Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Волгоград, 1998. 67 с.

35. Распонин А.Н., Смолянинов В.П. Справочник потребителя. Новосибирск.:ЮКЗА, 2000. 67 с.

36. Резник Г. Неимущественный иск не подлежит обеспечению имущественным арестом // Российская Юстиция. 1994. №6. С.5.

37. Смиренская Е.В. Компенсация морального вреда как деликтное обязательство. Волгоград.: СПАРК, 2002. с. 203.34.

38. Смирнов В.Т.Правила регулирования морального вреда при защите прав потребителей // Правоведение. 1992. № 2. С. 14.

39. Смолина Е. Моральный вред: юридическая консультация.// Финансовая Россия. 1997. № 17. С. 14.

40.Утка В. Ответственность за нарушение прав потребителя // Хозяйство и право. 1998. № 12. С. 109.

41. Шаталюк Ж.А. Обеспечение исков о возмещении морального вреда // Юрист. 1997. №7. С.56.

42. Эрделевский А.М. О размере возмещения морального вреда//Российская юстиция. 1994. №10. С. 12.

43. Эрделевский А.М. «Правовое регулирование возмещения морального вреда в гражданском праве», 1995 г.

44. Эрделевский А.М. «Моральный вред и компенсация за страдания», 1997 г.;

45. Эрделевский А.М. «Компенсация морального вреда в России и за рубежом», 1997.

46. Эрделевский А.М. Моральный вред и компенсация за страдания: научно-практич. Пособие. М. 1998. С. 57.

47. Эрделевский А.М. «Компенсация морального вреда: анализ законодательства и судебной практики», 1998 г.

48. Эрделевский АМ. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. М, 2000. С. 256.


Приложение 1

Мировому судье 5 судебного участка

Калининского района г. Новосибирска

Истец: Машнева Галина Дмитриевна,

адрес: г. Новосибирск, ул. Столетова, д. 17/1, кв. 168,

действующая через представителя:

Кудинову Елену Васильевну,

на основании нотариально удостоверенной

доверенности № 3897 от 04.10.2006г.

адрес: г. Новосибирск, ул. К. Либкнехта, д. 69/1

тел. 331-24-62

Ответчик: ООО «Телесота»,

адрес: г. Новосибирск, ул. М. Горького, д. 78

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

о защите прав потребителей

26.11.2005г. в ООО «Телесота» мной был приобретен сотовый телефон «NOKIA 6021», стоимость которого составляла 5094 (Пять тысяч девяносто четыре) рубля. За покупку было уплачено наличными денежными средствами в кассу магазина 2000 (Две тысячи) рублей, что подтверждается кассовым чеком № 0009/00002 от 26.11.2005г. и получен кредит в Банке «Русский стандарт» на сумму 3094 (три тысячи девяносто четыре) рубля, согласно договору № 41503481 сроком на 6 месяцев с ежемесячным платежом 620 (Шестьсот двадцать) рублей. 27.05.2006г. кредит был погашен полностью. В итоге стоимость купленного мной телефона составила 5720 (Пять тысяч семьсот двадцать) рублей.

В течение гарантийного срока эксплуатации, я обнаружила следующие недостатки: при полной загрузке памяти телефона в нем отсутствуют данные в папках «Галереи» телефона, а именно полифонических мелодий для звонка, фотографий и других данных, что не позволяло мне использовать телефон в том объеме, как это предусмотрено инструкцией по эксплуатации данного телефона. Я трижды обращалась в гарантийную мастерскую, что подтверждается актами выполнения работ № 0000049158 от 11.01.06г., № 0000058958 от 28.04.06г., № 0000062172 от 31.05.06г., но выполненный ремонт не дал положительных результатов и пользоваться телефоном в полном объеме не представлялось возможным.

02.06.2006г. я предъявила претензию ООО «Телесота» с требованием расторгнуть договор купли-продажи и вернуть мне стоимость телефона. В ответ на мою претензию ответчик 13.06.2006г. в письменном виде предложил мне провести проверку качества данного телефона. Прибыв 22.06.2006г., в указанный день на экспертизу, т.к. я хотела присутствовать при проведении экспертизы, технический директор ООО «Телесота», Зайцев Алексей Владимирович, признал, что у телефона есть технические проблемы, но для более детального осмотра у него нет времени и он отказывает мне в моей претензии, о чем обещал сообщить письменно. Однако до настоящего времени ответа от него мной не получено. Следовательно, срок удовлетворения претензии следует считать с 22.06.2006г.

19.06.2006г. по направлению Отдела по защите прав потребителей администрации Калининского района г. Новосибирска, я вынуждена была обратиться для проведения независимой экспертизы сотового телефона в ООО «Новосибирское экспертное бюро». В этот же день мной было получено экспертное заключение, где сообщается, что купленный мной телефон является некачественным по наличию неисправности в результате некорректного обновления программного обеспечения в гарантийной мастерской, и которую можно считать дефектом производственного характера. За проведение независимой экспертизы я вынуждена была уплатить 600 (Шестьсот) рублей, что подтверждается квитанцией № 473305 от 19.06.2006г.

В результате действий ответчика мне причинен моральный вред, который выражается в том, что я не могу в полной мере в течение года пользоваться приобретенным мной телефоном, мне приходится отпрашиваться с работы для того, чтобы посещать гарантийные мастерские, тратя время на стояние в больших очередях, а также тратить время, силы и деньги для защиты своих нарушенных прав в суде. Таким образом, я испытывала нравственные страдания за потраченные напрасно денежные средства, более того я пыталась уладить дело без обращения в судебные органы.

Все вышесказанное может подтвердить свидетель, Машнев Евгений Николаевич.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 4, 13, 15, 17, 18, 22, 23, 24 Закона РФ «О защите прав потребителей»

ПРОШУ:

1. Обязать ответчика расторгнуть договор купли-продажи и вернуть истцу уплаченную за телефон сумму в размере 5720 (Пять тысяч семьсот двадцать) рублей.

2. Взыскать с ответчика моральный вред в размере 10000 (Десять тысяч) рублей.

3. Взыскать с ответчика неустойку в размере 1% (Одного процента) цены товара за каждый день просрочки, а именно начиная с момента истечения сроков удовлетворения претензии с 22.06.2006г. по день вынесения решения суда.

4. Взыскать с ответчика 600 (Шестьсот) рублей за понесенные мной расходы на проведение независимой экспертизы.

5. Вызвать в суд и допросить в качестве свидетеля Машнева Евгения Николаевича, проживающего по адресу: г. Новосибирск, ул. Столетова, д. 17/1, кв. 168.

6. На основании ст. 17 Закона РФ «О защите прав потребителей» освободить меня от уплаты госпошлины.

Приложения:

1. Копии исковых заявлений.

2. Копии претензии.

3. Копия кассового чека от 20.11.2005г.

4. Копия гарантийного талона.

5. Копия кредитного договора.

6. Копия экспертного заключения № 286

7. Копия квитанции № 473305 от 19.06.2006г.

8. Копия акта выполнения работ № 0000049158 от 11.01.06г.

9. Копия акта выполнения работ № 0000058958 от 28.04.06г.

10. Копия акта выполнения работ № 0000062172 от 31.05.06г.

11. Копия письма ООО «Телесота» от 09.06.2006г.

12. Копия доверенности представителя № 3897 от 04.10.2006г.

13. Расчет исковых требований.

19 октября 2006г. _____________ /Е.В. Кудинова/

представитель Машневой Г.Д.

на основании нотариально

удостоверенной доверенности

№ 3897 от 04.10.2006г.


Приложение 2

В федеральный суд общей юрисдикции

Октябрьского района г. Новосибирска

Истец: Зайцев Сергей Васильевич,

адрес: г. Новосибирск, ул. Авиастроителей,

д. 2/2, кв. 173

Тел. 65-68-80

Ответчик: ООО «Риэлт-СВ»,

в лице директора Огнева С.Г.

адрес: г. Новосибирск, ул. Трудовая, д. 9

Тел. 221-223

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

о расторжении договора о долевом участии в строительстве жилого дома, взыскании неустойки и компенсации морального вреда.

05 апреля 2001г. между мной и ответчиком был заключен договор о долевом участии в строительстве жилого дома за № 2061.

Согласно этому договору ответчик обязуется передать в мою собственность 2-комнатную квартиру, общей площадью 59,47 кв.м.

Срок строительства дома устанавливался по IV квартал 2002г.

Я внес в кассу ООО «Риэлт-СВ» деньги в полном объеме в размере 249774 рубля /Двести сорок девять тысяч семьсот семьдесят четыре рубля/.

Срок исполнения обязательств ответчиком истек, а строительство дома не начато. На мои неоднократные вопросы о начале строительства дома руководство ООО «Риэлт-СВ» вразумительных ответов не дало.

В мае 2003г. ответчик предложил мне доплатить 220000рублей/Двести двадцать тысяч рублей/.

Я отказался, и потребовал расторгнуть договор и вернуть мне деньги. Директор Огнев С.Г. отказался, пояснив, что на 05 мая 2003г. один квадратный метр стоит 12000 рублей.

В соответствии с требованиями Закона « О защите прав потребителей» я обратился к ответчику с претензией, в которой просил расторгнуть договор о долевом участии в строительстве жилого дома и выплатить мне деньги в сумме 713640 рублей./Из расчета 12000 рублей за 1 кв.м./

До настоящего момента ответчик отказывается выполнить предъявленные ему требования.

В соответствии со ст.28 Закона «О защите прав потребителей» за каждый день просрочки удовлетворения требований о расторжении договора виновная сторона уплачивает неустойку в размере 3% от требуемой мной суммы.

Действиями ответчика мне причинен моральный вред в виде физических и нравственных страданий, которые выражаются в том, что я испытываю душевные переживания, волнение и беспокойство, меня преследует чувство безнадежности, у меня нарушился сон, я стал нервным и раздражительным, что неизбежно отражается на моей психике. Из-за невозможности вселиться в купленную мной квартиру, мне приходиться снимать жилье, чем значительно ухудшается мое материальное положение, перевозить мебель и вещи с места на место. Кроме того, я вынужден затрачивать силы и время для защиты своих прав в судебном порядке.

На основании изложенного, руководствуясь ст.15, 17, 27, 28 Закона «О защите прав потребителей»

ПРОШУ:

1. Расторгнуть договор о долевом участии в строительстве жилого дома и взыскать с ответчика 713640 рублей.

2. Взыскать с ответчика неустойку за просрочку исполнения требования о расторжении договора в размере 3 % от требуемой мной суммы за каждый день просрочки до момента вынесения решения суда.

3. Взыскать с ответчика 100000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

ПРИЛОЖЕНИЯ:

1. Копия искового заявления.

2. Копия договора о долевом участии в строительстве жилого дома.

3. Копия претензии.

4. Копия справки об инвестиционном взносе.

5. Копия квитанции к приходному кассовому ордеру № 242.

6. Копия независимой оценки.

«_____» _________ 2003г. _____________ /Зайцев С.В./


Приложение 3

Мировому судье 3 судебного участка

Железнодорожного района г. Новосибирска

Истец: Колесникова Юлия Геннадьевна,

г. Новосибирск, ул. Гусинобродское шоссе,

д. 19/1, кв.63;

Истец: Дорина Светлана Васильевна,

г. Новосибирск, ул. Гусинобродское шоссе,

д. 19/1 кв.63

Ответчик: Общество с ограниченной

ответственностью «Альянс»,

Юридический адрес:

г. Новосибирск,

ул. Вокзальная магистраль,

д. 16, оф. 912;

Цена иска: 7000 (семь тысяч) рублей

Исковое заявление

о защите прав потребителей,

расторжении договора, взыскании убытков и возмещении морального вреда

07.09.2004 года я, Колесникова Юлия Геннадьевна, и моя мать, Дорина Светлана Васильевна, обратились в ООО «Альянс», располагающейся по адресу: г. Новосибирск, ул. Вокзальная магистраль 16, офис 912, с просьбой предоставить услуги по приватизации квартиры, расположенной по ул. Гусинобродское шоссе 19/1 кв.63. Ларионова Элла Борисовна, которая представилась руководителем ООО «Альянс», предложила нам оформить нотариально удостоверенные доверенности на имя Антоненко Романа Николаевича, который будет представлять наши интересы от имени организации во всех компетентных органах связанных с передачей в общую долевую собственность квартиры № 63 в доме 19/1 по Гусинобродскому шоссе.

За услуги по приватизации мы уплатили в ООО «Альянс» 5000 (пять тысяч) рублей, в подтверждение чего Ларионова Э.Б. выдала квитанцию № 606279 от 07.09.2004 года на имя Дориной С.В.

07.09.2004 года нотариусом Гороховой Н.Д. на имя Антоненко Р.Н. была удостоверена доверенность от имени Дориной С.В. За нотариальное удостоверение доверенности Дорина С.В. уплатила 400 рублей.

В феврале 2005 года мы предоставили в ООО «Альянс» доверенность на приватизацию от Колесниковой Ю.Г. За нотариальное удостоверение доверенности и технические работы Колесникова Ю.Г. уплатила 600 рублей.

20.06.2005 г. нами было уплачена государственная пошлина за регистрацию права собственности в Управление федеральной регистрационной службы по Новосибирской области в сумме 1000 ( одна тысяча) рублей.

26.07.2005 года нами было получено уведомление о приостановлении государственной регистрации права собственности.

Мы обратились к Ларионовой Э.Б. за разъяснениями, какие действия следует предпринять, чтобы устранить возникшую проблему. Ларионова Э.Б. заявила, что о приостановлении регистрация ей не известно.

После чего сотрудники ООО «Альянс» Ларионова Э.Б. и Антоненко Р.Н. добровольно устранились от решения возникшей проблемы, отказавшись от исполнения ими взятых на себя обязательств.

Поняв, что исполнения договора от ООО «Альянс» ждать бессмысленно, мы с мамой самостоятельно пытаемся решить возникшую проблему.

10.11.2005 года нами было заключено соглашение № 953 о расторжении договора приватизации № 125401 от 13.04.2005 года, после чего мы обратились в ООО «Альянс» с предложением добровольно вернуть нам денежные средства по неисполненному договору или исполнить условия договора. Ларионова Э.Б. отказалась возвратить полученные от нас денежные средства.

24.11.2005 года мы обратились в ОБЭП Железнодорожного РУВД с просьбой разобраться в сложившейся ситуации.

03.12.2005 года нами получено постановление ОБЭП Железнодорожного РУВД г. Новосибирска, в котором предлагалось разрешить сложившуюся ситуацию в суде.

В соответствии со ст. 420 ГК РФ, договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении гражданских прав и обязанностей.

В силу ст. 450 ГК РФ, по требованию одной из сторон договор может быть расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной.

В соответствии со ст. 453 ГК РФ, если основанием для расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причинённых расторжением договора. В соответствии со ст.15 ГК РФ, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причинённых ему убытков, которые лицо произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права.

Кроме того, невыполнением ООО «Альянс» своих обязательств нам был причинен моральный вред в виде нравственных страданий, размер которого мы оцениваем в 10000 рублей.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 333.36 Налогового Кодекса РФ просим освободить нас от уплаты государственной пошлины.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 12, 15, 420, 450, 453, ГК РФ,

ПРОШУ:

1.Расторгнуть договор между ООО «Альянс», Дориной Светланой Васильевной, Колесниковой Юлией Геннадьевной о предоставлении услуг по приватизации квартиры, расположенной по адресу: г. Новосибирск, ул. Гусинобродское шоссе 19/1 кв.63.

2.Взыскать в нашу пользу с ООО «Альянс» 7 000 (Семь тысяч) рублей в качестве возмещения причиненных нам убытков, 10000 (Десять тысяч) рублей в качестве возмещения причиненного нам морального вреда.

ПРИЛОЖЕНИЯ:

Квитанция № 606279

Копия доверенности от 07.09.2004 года

Копия доверенности от 07.02.2005 года

Квитанция № 870665 от 07.02.2005 года

Уведомление от 26.07.2005 года

Уведомление от 11.08.2005 года

Соглашение от 10.11.2005 года

Сообщение от 14.10.2005 года

Постановление от 03.12.2005 года

Копия искового заявления с приложениями для ответчика

Копия квитанции от 20.06.2005 года

«____» ______________2006г. _______________/С.В.Дорина/

__________/Ю.Г.Колесникова/


Приложение 4

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 января 2005 года

Дело N 46-В04-24

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Потапенко С.В.,

судей Горохова Б.А.,

Гуляевой Г.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 14 января 2005 г. по надзорной жалобе П. на определение президиума Самарского областного суда от 27 марта 2003 г. дело по иску П. к ОАО "АвтоВАЗ" о возврате автомобиля, взыскании его стоимости, неустойки и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

П. обратился в суд с указанным выше иском, ссылаясь на то, что 8 мая 2001 г. приобрел автомобиль марки ВАЗ-21102, в процессе эксплуатации которого были выявлены многочисленные дефекты; в добровольном порядке его претензия о принятии некачественного товара и возврате уплаченных за него денежных средств ответчиком удовлетворена не была.

Решением Автозаводского районного суда г. Тольятти от 20 декабря 2002 г. ОАО "АвтоВАЗ" обязан принять у П. автомобиль марки ВАЗ-21102, двигатель N 0356766, кузов N 0352970. В пользу истца с ответчика взысканы: стоимость указанного автомобиля в сумме 142400 руб., неустойка - 20000 руб., в счет компенсации морального вреда - 2000 руб., а также расходы по оплате услуг представителя - 2000 руб. и по оплате экспертизы - 3150 руб.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Определением президиума Самарского областного суда от 27 марта 2003 г. решение суда первой инстанции в части взыскания с ОАО "АвтоВАЗ" в пользу П. неустойки и компенсации морального вреда было отменено, и в этой части вынесено новое решение об отказе истцу в иске. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе П. просит отменить определение президиума Самарского областного суда от 27 марта 2003 г. в части отказа в иске о взыскании неустойки и компенсации морального вреда, как вынесенное с нарушением норм материального права, и оставить в силе в указанной части решение суда первой инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2004 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением от 29 ноября 2004 г. передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит определение президиума Самарского областного суда от 27 марта 2003 г. подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

При рассмотрении дела президиумом Самарского областного суда были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Отменяя решение суда в части взыскания неустойки и компенсации морального вреда и отказывая в удовлетворении заявленных требований в этой части, президиум Самарского областного суда сослался в определении от 27 марта 2003 г. на то, что ст. 23 Закона РФ "О защите прав потребителей" не предусматривает взыскание неустойки при заявленном исковом требовании об обязании ответчика принять обратно автомобиль с выплатой ему уплаченной за автомобиль денежной суммы. Что касается компенсации морального вреда, то президиум счел, что у суда первой инстанции не имелось оснований для удовлетворения иска в этой части, поскольку отсутствовала вина ответчика в невозможности для истца использовать автомобиль.

Между тем заявленные П. наряду с другими требования о взыскании неустойки и компенсации морального вреда основаны на нормах действующего законодательства, а президиумом Самарского областного суда при рассмотрении дела было допущено неправильное толкование норм материального права.

Судом установлено, что в процессе эксплуатации истцом изготовленного ответчиком автомобиля в нем были выявлены и продолжают выявляться многочисленные дефекты, с целью устранения которых он вынужден был неоднократно обращаться на станцию технического обслуживания.

В соответствии со ст. 22 Закона РФ "О защите прав потребителей" требования потребителя о соразмерном уменьшении покупной цены товара, возмещении расходов на исправление недостатков товара потребителем или третьим лицом, а также о возмещении убытков, причиненных потребителю расторжением договора купли-продажи (возвратом товара ненадлежащего качества изготовителю), подлежат удовлетворению продавцом (изготовителем) или организацией, выполняющей функции продавца (изготовителя) на основании договора с ним, в течение десяти дней со дня предъявления соответствующего требования.

Согласно ст. 23 вышеуказанного Закона за нарушение предусмотренного ст. 22 этого Закона срока продавец (изготовитель), допустивший такие нарушения, уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере одного процента цены товара.

Невозврат денежной суммы, уплаченной потребителем за товар ненадлежащего качества в случае расторжения договора купли-продажи, влечет для потребителя убытки. В связи с этим продавец (изготовитель), допустивший такое нарушение, уплачивает потребителю за каждый день просрочки установленную ст. 22 Закона РФ "О защите прав потребителя" неустойку.

Статьей 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" предусмотрена компенсация морального вреда, причиненного потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) прав потребителей; компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Между тем, отменяя решение суда в части взыскания неустойки и компенсации морального вреда и отказывая в этой части иска, президиум не учел требования названных норм и дал им неправильное толкование.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что ссылка президиума на отсутствие вины изготовителя противоречит установленным судом первой инстанции обстоятельствам дела.

Вина ОАО "АвтоВАЗ" в выпуске автомобиля ненадлежащего качества, проданного истцу по делу, установлена судом и ответчиком не оспаривалась. При таких обстоятельствах дела определение президиума Самарского областного суда от 27 марта 2003 г. в части отказа П. в иске о взыскании неустойки и компенсации морального вреда подлежит отмене с оставлением в силе в указанной части решения Автозаводского районного суда г. Тольятти от 20 декабря 2002 г.

На основании ст. ст. 390, 391 ГПК РФ Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

определение президиума Самарского областного суда от 27 марта 2003 г. в части отказа П. в иске о взыскании неустойки и компенсации морального вреда отменить и оставить в силе в указанной части решение Автозаводского районного суда г. Тольятти от 20 декабря 2002 г.


Приложение 5

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 января 2004 года

Дело N 46-В03-19

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кнышева В.П.,

судей Горохова Б.А.,

Потапенко С.В.

рассмотрела в судебном заседании 16 января 2004 г. по надзорной жалобе Шаймардановой Р.К. на определение президиума Самарского областного суда от 17 июля 2003 г. дело по иску Шаймардановой Римы Калимуллиновны к ОАО "АвтоВАЗ" о замене автомобиля, взыскании неустойки и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Шаймарданова Р.К. обратилась в суд с иском к ОАО "АвтоВАЗ", в котором просила обязать ответчика принять автомобиль, выплатить его рыночную стоимость, неустойку и компенсацию морального вреда, ссылаясь на то, что 19 июня 2001 г. она приобрела автомобиль ВАЗ-21103. В процессе эксплуатации автомобиля были обнаружены дефекты, и истицей в адрес ОАО "АвтоВАЗ" была направлена претензия с требованием о принятии автомобиля, выплате его рыночной стоимости и возмещении убытков. В удовлетворении претензии истице было отказано, в связи с чем она обратилась в суд. Впоследствии Шаймарданова Р.К. изменила исковые требования, просила заменить автомобиль, выплатить неустойку в сумме 208800 руб., компенсацию морального вреда - 5000 руб. и расходы, связанные с проведением экспертизы, в сумме 1600 руб.

Решением Автозаводского районного суда г. Тольятти Самарской области от 20 декабря 2002 г. иск удовлетворен частично: ОАО "АвтоВАЗ" обязано заменить Шаймардановой Р.К. автомобиль ВАЗ-21103 на новый автомобиль аналогичной марки, с ответчика в пользу истицы взыскана неустойка - 33000 руб., расходы на экспертизу - 1600 руб. и компенсация морального вреда - 1000 руб.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Определением президиума Самарского областного суда от 17 июля 2003 г. решение суда было отменено в части взыскания с ответчика в пользу истицы неустойки и компенсации морального вреда, в удовлетворении этой части иска было отказано.

В надзорной жалобе Шаймарданова Р.К. просит отменить определение президиума Самарского областного суда от 17 июля 2003 г. и оставить в силе решение Автозаводского районного суда г. Тольятти от 20 декабря 2002 г.

Определением судьи Верховного Суда РФ от 8 сентября 2003 г. дело было истребовано в Верховный Суд РФ и определением от 16 декабря 2003 г. передано на рассмотрение в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу Шаймардановой Р.К. подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Президиум Самарского областного суда, отменяя решение суда первой инстанции в части, указал на то, что согласно п. 3 ст. 18 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" в случае продажи товара ненадлежащего качества потребитель вправе предъявить требования о безвозмездном устранении недостатков или замене на товар аналогичной марки, а вместо предъявления этих требований возвратить изготовителю товар ненадлежащего качества и потребовать возврата уплаченной за него суммы, в связи с чем оснований для взыскания неустойки и компенсации морального вреда в пользу Шаймардановой Р.К., которая не была лишена возможности эксплуатировать автомобиль, не имеется.

Эти выводы суда надзорной инстанции не соответствуют нормам материального права.

Факт выпуска ответчиком и продажи автомобиля ненадлежащего качества истице при рассмотрении дела в суде первой инстанции был подтвержден документально и никем не оспаривался.

В соответствии со ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) или организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины.

Суд первой инстанции в решении правильно указал на то, что моральный вред истице причинен в результате изготовления ответчиком технически сложного, опасного в эксплуатации, дорогостоящего, но некачественного товара. Кроме того, ответчик длительное время уклонялся от удовлетворения законных требований потребителя во внесудебном порядке, что также правильно истолковано судом как обстоятельство, подтверждающее факт причинения истице по вине ответчика морального вреда.

Вывод суда надзорной инстанции об отсутствии вины изготовителя некачественного автомобиля не соответствует материалам дела и основан на неверном толковании и применении норм материального права.

Не является основанием для отмены решения суда и то обстоятельство, что спорный автомобиль находился во владении истицы в тот период времени, за который судом была определена сумма неустойки.

Согласно ст. 22 Закона РФ "О защите прав потребителей" требования потребителя, в частности, о возмещении убытков, причиненных расторжением договора купли-продажи (возвратом товара ненадлежащего качества изготовителю), подлежат удовлетворению продавцом (изготовителем) или организацией, выполняющей функции продавца (изготовителя) на основании договора с ним, в течение десяти дней со дня предъявления соответствующего требования.

В соответствии со ст. 23 указанного Закона за нарушение предусмотренных статьями 20, 21 и 22 Закона сроков продавец (изготовитель) или организация, выполняющая функции продавца (изготовителя) на основании договора с ним, допустившие такие нарушения, уплачивают потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере одного процента цены товара.

Эти нормы материального права судом первой инстанции были применены правильно, в связи с чем оснований для отмены решения в этой части в порядке надзора у президиума Самарского областного суда не было.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 380, 384, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации


определила:

определение президиума Самарского областного суда от 17 июля 2003 г. отменить; оставить в силе решение Автозаводского районного суда г. Тольятти от 20 декабря 2002 г.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:01:44 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
10:30:06 29 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Особенности компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей
Компенсация морального вреда по гражданскому законодательству ...
СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1 Моральный вред в российском праве и его зарубежные аналоги 1.1 Моральный вред и его соотношение с другими видами вреда в ...
По нашему мнению, следует исходить из того, что опосредованное через возмещение имущественного вреда возмещение органического вреда направлено на устранение или ослабление ...
Исходя из этого, размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 7184 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать
История становления и особенности института компенсации морального ...
ДИПЛОМНАЯ РАБОТА ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И ОСОБЕННОСТИ ИНСТИТУТА КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1 СТАНОВЛЕНИЕ ИНСТИТУТА ...
Идеи компенсации морального вреда поддерживались в работах С.Н. Братуся, В.А. Тархова, М.Я. Шимановой и др.[28] Названными рами признавалась необходимость введения института ...
На наш взгляд, основная трудность такого разграничения состоит в определении формы компенсации психического вреда и возмещении имущественного вреда, так как компенсация морального ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 1367 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Понятие и виды обязательств, возникающих вследствие причинения вреда
РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ ИНСТИТУТ ДИСТАНТНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ФАКУЛЬТЕТ: ЮРИДИЧЕСКИЙ СПЕЦИАЛЬНОСТЬ: Юриспруденция ДИПЛОМНАЯ РАБОТА Понятие и ...
Изучив данный параграф настоящей дипломной работы можно сделать вывод о том, что обязательства, возникающие вследствие причинения вреда представляют собой внедоговорные ...
151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на ...
Раздел: Рефераты по гражданскому праву и процессу
Тип: реферат Просмотров: 14072 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 4.5 Оценка: неизвестно     Скачать
Возмещение внедоговорного вреда
Министерство общего и профессионального образования РФ Волгоградский государственный университет Кафедра гражданского права и процесса "Возмещение ...
Пленум Верховного суда РФ, приняв постановление № 3 от 28 апреля 1994 г " О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья", разъяснил, что ...
... бездействие) ответчика, причиняющие истцу нравственные или физические страдания, начались до вступления в силу закона, установившего ответственность за причинение морального вреда, ...
Раздел: Рефераты по юриспруденции
Тип: реферат Просмотров: 3221 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Юридическая природа неимущественных прав
СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ БЛАГ КАК ОБЪЕКТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ 1.1 Особенности правовой конструкции ...
151 ГК, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ...
Возмещение имущественного вреда, причиненного посягательствами на неимущественные блага личности, производится по нормам главы 59 Гражданского кодекса РФ; правила компенсации ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 514 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Правила возмещения вреда, причиненного должностными лицами при ...
ВВЕДЕНИЕ Конституция России признает и гарантирует права и свободы человека и гражданина, соответствующие общепризнанным принципам и нормам ...
Вынесением незаконных уголовно-процессуальных актов гражданам причиняется вред в имущественной и неимущественных сферах: неполучение законных доходов; приостановка выплаты пенсий и ...
... законодательства о компенсации морального вреда", в частности, - необходимость выяснения, чем подтверждается факт причинения истцу нравственных и физических страданий, при каких ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 1822 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Возмещение (компенсация) морального вреда
ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Допущена к защите на заседании кафедры КАФЕДРА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА протокол №___от__ зав ...
Как неоднократно отмечалось в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, несмотря на то, что компенсация морального вреда присуждается в денежной форме, иск о компенсации ...
Это возможно, в частности, если требование о компенсации морального вреда вытекает из трудовых правоотношений; по искам о компенсации морального вреда, причиненного нарушением ...
Раздел: Рефераты по юридическим наукам
Тип: реферат Просмотров: 7360 Комментариев: 5 Похожие работы
Оценило: 3 человек Средний балл: 4.7 Оценка: неизвестно     Скачать
Компенсация морального вреда
МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ (Г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ) ФИЛИАЛ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ...
Очевидно, при разграничении возмещения органического вреда и компенсации морального вреда следует исходить из того, что опосредованное через возмещение имущественного вреда ...
Это возможно, в частности, если требование о компенсации морального вреда вытекает из трудовых правоотношений; по искам о компенсации морального вреда, причиненного нарушением ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 1449 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Дипломная работа: Особенности компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей (15085)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150294)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru