Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Анализ института соучастия

Название: Анализ института соучастия
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 22:20:41 16 апреля 2011 Похожие работы
Просмотров: 2279 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Введение

Глава 1 Общая характеристика уголовной ответственности и история института соучастия в уголовном праве

1.1 Понятие уголовной ответственности

1.2 Генезис института соучастия в уголовном законодательстве

Глава 2 Понятие, особенности и значение соучастия в уголовном праве

2.1 Понятие и значение института соучастия в науке уголовного права

2.2 Объективные и субъективные признаки соучастия

2.3 Виды соучастников

Глава 3 Особенности ответственности за преступления, совершенные в соучастии

3.1 Основания и пределы ответственности соучастников

3.2 Соучастие в судебной практике: трудности правоприменения

3.3 Совершенствование практики квалификации преступлений совершенных в соучастии

Заключение

Список использованных источников и литературы


Введение

преступление наказание провокатор соучастник

Анализ статистических данных за последние несколько лет свидетельствует о замедлении роста числа преступлений, совершенных в соучастии: в 1999 г. было зарегистрировано 450930, в 2000 г. - 418973, в 2001 г. - 376939, в 2002 г. - 254997, в 2003 г. - 245989 преступлений, совершенных в соучастии.

Однако, несмотря на некоторое снижение уровня таких преступлений, их удельный вес все еще остается весьма значительным. Более того, обращает на себя внимание другая тенденция - рост преступлений в организованных формах соучастия: организованной группой и преступным сообществом (преступной организацией). Так, в 2002 г. было зарегистрировано 404 случая бандитизма, в 2003 г. - 454; за эти же периоды зарегистрированы 123 и 141 преступление, совершенные преступным сообществом (преступной организацией).

Анализ судебно – следовательной практики показывает, что, несмотря на обилие новелл в институте соучастия по действующему уголовному законодательству, многие вопросы правоприменения по различенным формам совместной преступной деятельности вызывают определенные трудности, что свидетельствует о недостаточной проработанности ряда указанных норм, отсутствии их системного восприятия, внутренней противоречивости.

Так, например, сформулированная в ч. 4 ст. 35 УК РФ, категория "сплоченность" не имеет четких правовых параметров, пригодных, для реального правоприменения. В результате и правоприменительная практика встает в тупик в случае необходимости установления по конкретному уголовному делу признака "сплоченности" в преступной деятельности группы лиц. Таким образом, проблема повышение эффективности ст. 210 УК РФ зависит от повышения эффективности части 4 ст. 35 УК РФ, поскольку эти нормы органично связаны между собой на понятийном уровне.
Необходимо отметить, что проблема соучастия является дискуссионной в науке уголовного права. Построение научно обоснованной и практически значимой теории соучастия позволяет полнее раскрыть сущность и природу соучастия, познать характер общественной опасности отдельных его проявлений и определить объем ответственности виновных, а также правила квалификации их действий, соучастников. Выше указанные обстоятельства обуславливают актуальность темы исследования и ее теоретическую и практическую значимость. В качестве объекта исследования настоящей выпускной квалификационной работы выступают общественные отношения в сфере правового регулирования уголовной ответственности за преступления совершенные в соучастии

Предметом исследования стали особенности ответственности за преступления, совершенные в соучастии. Целью выпускной квалификационной работы является анализ института соучастия, разработка предложений по совершенствованию уголовного законодательства. Цель выпускного квалификационного исследования определила исследование следующих задач:

1. Раскрыть понятие уголовной ответственности

2. Рассмотреть генезис института соучастия в уголовном законодательстве

3.Иследовать и показать понятие и значение института соучастия в науке уголовного права

4. Рассмотреть объективные и субъективные признаки соучастия

5. Охарактеризовать виды соучастников

6. Рассмотреть основания и пределы ответственности соучастников

7. Исследовать трудности применения института соучастия в судебной практике

8. Рассмотреть вопросы совершенствование практики квалификации преступлений совершенных в соучастии.

Теоретическую основу исследования составили труды ученых по уголовному праву: Арутюнов А.А., Бурчак Ф.Г. , Быков В.М., Гришаев П.И., Кригер Г.А., Иванов Н.Г., Коржанский Н.И., Кубов Р.Х., Пионтковский А.А, Разинкин В.С,Таганцев Н.С., Тельнов Ф.П., Улицкий С.

Эмпирическую базу исследования составили:

1. Нормативно-правовые акты: Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации и другие нормативно правовые акты.

2. Материалы судебной практики.

Методологическую основу исследования составляет комплекс научных методов, в частности, сравнительно-правовой, формально-юридический, историко-правовой и другие общественные и специальные методы исследования.

По своей структуре дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

В первой главе дается общая характеристика уголовной ответственности и характеристика истории института соучастия в уголовном праве.

Во второй главе раскрывается понятие и значение соучастия в уголовном праве.

В третьей главе исследуются основания особенностей ответственности за преступления, совершенные в соучастии.


Глава 1. Общая характеристика уголовной ответственности и истории института соучастия в уголовном праве

1.1 Понятие уголовной ответственности

Одним из наиболее значительных институтов уголовного права является уголовная ответственность. Понятие уголовной ответственности тесно связано прежде всего с понятием уголовного закона, что проявляется, в частности, в многочисленном ее упоминании в УК РФ. Так, только в Общей части термин "уголовная ответственность" указывается свыше шестидесяти раз, а в Особенной - свыше двадцати раз. Уголовная ответственность как правовое понятие используется в уголовном законе в различных смысловых сочетаниях, неоднократно употребляется при формулировании уголовно-правовых норм. Однако само определение данного института в Уголовном кодексе РФ отсутствует, что, как представляется, затрудняет уяснение его места в уголовном законодательстве и может служить основанием для продолжения дискуссии о значимости одного из самых важных уголовно-правовых институтов. Лишь в статье 8 раздела I УК РФ, озаглавленного "Уголовный закон", указываются основания уголовной ответственности. Кроме того, в ч. 1 ст. 5 УК определяется, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Возможно, что указанное обстоятельство объясняется тем, что, во-первых, проблема определения уголовной ответственности требует более тщательного, полного исследования, а во-вторых - тем, что институт уголовной ответственности взаимосвязан не только с уголовным, но и с иными отраслями права (уголовно-процессуальным, уголовно-исполнительным). При этом очевидно, что именно уголовный закон должен содержать все основные концептуально значимые признаки, относящиеся к определению и содержанию уголовной ответственности как одного из наиболее важных уголовно-правовых понятий. По вопросам, связанным с определением уголовной ответственности, в литературе высказывались многие известные специалисты в области уголовного права - Я.М. Брайнин, Н.И. Загородников, Н.Ф. Кузнецова, В.Н. Кудрявцев, А.А. Пионтковский, Б.С. Утевский, М.Д. Шаргородский, С.Г. Келина и др. Вместе с тем и в настоящее время исследования, касающиеся проблемы определения и сущности уголовной ответственности, целью которых является совершенствование уголовного законодательства, как представляется, не утратили своей актуальности. Предметом уголовной ответственности являются те виды и меры уголовного воздействия и наказания, которые применяются как государственное принуждение за совершенное преступление. Задачей уголовной ответственности является охрана общественных отношений, конкретных объектов от посягательств, которая достигается посредством установления в уголовном законе соответствующих этим объектам уголовно-правовых запретов. Целью уголовной ответственности является предупреждение совершения преступлений. К основным принципам уголовной ответственности, согласно ч. 2 ст. 2 УК РФ, следует относить указанные в ст. 3 - 7 УК принципы законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости, гуманизма. К дополнительным, специальным принципам уголовной ответственности относятся принципы неотвратимости, целесообразности, обоснованности, презумпции невиновности. По существу принципы уголовной ответственности совпадают с принципами уголовного закона, что надо признать правильным. В литературе под уголовной ответственностью понимается выраженная в уголовном законе оценка от имени государства в лице управомоченных им органов конкретного деяния как преступления, а также порицание лица, его совершившего[35]. Кроме того, уголовная ответственность определяется как предусмотренные законом негативные последствия, налагаемые судом на лицо, совершившее преступление, выраженные в самом факте осуждения и судимости, или осуждения, сопряженного с исполнением наказания и судимостью[22]. Указанные определения уголовной ответственности связаны с понятием наказания, применением института судимости, исполнением наказания, однако они расширяют границы ее содержания. Следует отметить, что и понятия наказания и судимости не ограничиваются лишь уголовным законом; они находят свое выражение в уголовно-процессуальном и уголовно-исполнительном законодательстве. Наиболее полным, может быть следующее определение: уголовная ответственность как мера и способ государственного принуждения заключается в уголовном воздействии и наказании, которое применяется к лицу, совершившему преступное деяние, содержащее все объективные и субъективные признаки, характеризующие это деяние как общественно опасное, предусмотренное конкретной уголовно-правовой нормой. При этом квалификация деяния должна быть подтверждена только приговором суда. Поэтому о содержании уголовной ответственности следует говорить лишь в рамках уголовного закона, а уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное понимание уголовной ответственности остается за его пределами и реализуется через этот институт уголовного права. Факт совершения конкретного деяния выражается в конкретных действиях (или бездействии) лица, которыми нарушается определенная норма уголовного закона, что уже по существу является основанием для возникновения охранительных уголовно-правовых отношений между лицом, совершившим это деяние, и государством в лице правоохранительных органов. Так, в случае совершения убийства, совершенного по найму, виновный, как правило, с места происшествия скрывается. Однако по факту содеянного возбуждается уголовное дело, так как уже имеется основание для возникновения уголовной ответственности, несмотря на то, что отсутствует субъект преступления. Представляется, что основание возникновения уголовной ответственности необходимо связывать именно с фактом совершения конкретного деяния (действия, бездействия) и наступившими общественно опасными последствиями.

В то же время, в соответствии со ст. 49 Конституции РФ, "каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда". Следовательно, лицо, например, может быть освобождено от уголовной ответственности в случае, если не будут доказаны фактические обстоятельства уголовного дела либо если будут отсутствовать необходимые признаки состава преступления. Согласно п. 2 ст. 140 УПК РФ основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, то есть наличие самого факта его совершения (уголовно-процессуальное основание), а в другом случае, согласно ст. 8 УК РФ, основанием уголовной ответственности является наличие в деянии состава преступления (уголовно-правовое основание). Таким образом, следует различать понятия основания для возбуждения уголовного дела и основания уголовной ответственности. По поводу охранительной функции уголовной ответственности все достаточно ясно, так как она характеризуется, прежде всего, наличием в уголовном законе специальных норм, закрепляющих основания и принципы уголовной ответственности. В то же время уголовная ответственность как уголовно-правовой институт регулирует отношения, складывающиеся по поводу привлечения лица к ответственности за содеянное. Виновный в совершении преступления обязан подвергнуться мерам уголовного воздействия, наказанию, а государство обязано осуществить применение мер уголовной ответственности и определить вид и меру уголовного наказания либо иного воздействия. В механизме правового регулирования уголовной ответственности можно выделить и иные функциональные виды уголовной ответственности - общепревентивную и частнопревентивную. Так, угроза применения уголовной ответственности заключается в реально существующих нормах уголовного закона, закрепляющих основные положения, касающиеся установления, основания привлечения к уголовной ответственности. Нормы уголовного закона, определяющие вид конкретного преступления, а также наказание за него, означают, что уголовная ответственность применяется к виновным только за нарушение этих норм. В данном случае речь идет об отношении института уголовной ответственности к неопределенному кругу лиц (общепревентивная функция). Частнопревентивная функция уголовной ответственности выражается в том, что в случае нарушения виновным нормы уголовного закона уже к конкретному лицу применяется уголовная ответственность и впоследствии определяются ему вид и мера уголовного наказания либо иного воздействия.

Понятие уголовной ответственности неразрывно связано с понятием состава преступления. Состав преступления является единственным и достаточным основанием уголовной ответственности. Никто не может быть привлечен к уголовной ответственности и подвергнут наказанию, если в его действиях отсутствует состав преступления. Состав преступления характеризуется совокупностью объективных и субъективных признаков, которые необходимы для привлечения виновного к уголовной ответственности. Развитие уголовной ответственности, ее стадий может быть прекращено в связи с применением уголовно-правовых норм, образующих институт освобождения от уголовной ответственности либо от наказания. Под освобождением от уголовной ответственности следует понимать устранение всех правовых последствий для лица, совершившего преступление. Так, в соответствии со ст. 75 - 78 УК РФ, основанием для освобождения от уголовной ответственности может быть деятельное раскаяние, примирение сторон, изменение обстановки, истечение сроков давности. Таковым основанием могут служить также акты амнистии и помилования. Основанием освобождения от наказания может послужить условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, наличие болезни и другое (ст. 79 - 83 УК РФ). Освобождение от уголовной ответственности и наказания следует отличать от прекращения уголовной ответственности, например, ввиду отсутствия признаков состава преступления. Поскольку институт уголовной ответственности является наиболее значимым во всей системе уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательства, он требует более глубокого и тщательного исследования вопросов, связанных с его сущностью, что, несомненно, будет способствовать совершенствованию уголовного законодательства[20].

1.2 Генезис института соучастия в уголовном законодательстве

Соучастие в преступлениях следует отличать от случаев совершения преступлений вследствие стечения действий нескольких лиц, хотя и направленных на один и тот же объект, но действующих отдельно друг от друга и не объединенных единым умыслом. Существо соучастия известный русский ученый Н.С.Таганцев выразил следующим образом: "...к соучастию относятся лишь те совершенно своеобразные случаи стечения преступников, в коих является солидарная ответственность всех за каждого и каждого за всех; в силу этого условия учение о соучастии и получает значение самостоятельного института"[39]. Установления, определявшие ответственность соучастников в связи с совершением конкретных преступлений, ранее других были сформулированы в Русской Правде. Так, в ст. 31 Краткой редакции (по Академическому списку) сказано: "А если (кто-либо) украдет коня или волов или (обокрадет) дом, да при этом крал их один, то платить ему гривну (33 гривны) и тридцать резан; если воров будет 18 (даже 10), то (платить каждому) по три гривны и по тридцать резан платить людям (княжеским)[47].

В Уголовном уложении Российской империи 22 марта 1903 г. соучастию были посвящены всего 2 статьи, в которых соучастниками признавались исполнители, подстрекатели и пособники (ст. 51), а также выделялись такие формы соучастия, как сообщество и шайка, и определялись условия ответственности их членов (ст. 52). В Особенной части Уложения предусматривалась ответственность за участие в публичном скопище (ст. 121-123), сообществе (ст. 124-127), за участие в шайке, созданной в определенных целях (ст. 279), а в качестве квалифицированных видов преступлений выделялось совершение их в составе сообщества (например, ст. 102). Ответственность за недонесение о совершении тяжкого преступления и укрывательство предусматривалась в главе 7 Уложения.

В советский период законодательное определение понятия соучастия впервые было дано в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР. Согласно ст. 21 "за деяния, совершенные сообща группою лиц (шайкой, бандой, толпой), наказываются как исполнители, так и подстрекатели и пособники". Однако УК РСФСР 1922 г., 1926 г., Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. выделяли соучастников (подстрекателей, пособников и исполнителей), в отношении которых устанавливались в качестве общих принципов применения наказания: а) степень участия лица в совершении преступления; б) степень опасности совершенного деяния и в) степень опасности лица, участвовавшего в данном преступлении. В Особенной части УК предусматривались групповые преступления как элементы квалифицированных составов и отдельно устанавливалась ответственность за такие формы попустительства, как укрывательство и недонесение. В 30-50-е гг. XX столетия правоприменительная практика нередко расширяла границы соучастия. Так, например, введенная в действие 8 июня 1934 г. ЦИК СССР ст. 58-1а (измена Родине) в теоретическом плане и в практическом значении применительно к институту соучастия истолковывалась в виде "широкого" понятия соучастия, для которого не требовалось устанавливать ни наличия вины, ни причинной связи между действиями каждого соучастника и наступившим преступным результатом.

Один из главных идеологов такой трактовки соучастия А.Я.Вышинский считал неприемлемым применение при ответственности за соучастие общих принципов уголовной ответственности. В своей работе он писал: "Правильный сам по себе, этот принцип неприменим в вопросе о соучастии, если соучастие понимать не в узком смысле этого слова, т.е. не как участие нескольких лиц в совершении общими усилиями одного или нескольких преступлений, а понимать его в широком смысле слова, т.е. как совокупность действий многих или нескольких лиц, не только вызвавших данный преступный результат, но и в той или иной мере и степени, прямо или косвенным образом, посредственно или непосредственно предопределивших или облегчивших наступление преступного результата"[11].Таким образом, умышленный характер соучастия выхолащивался, отрицалась необходимость причинной связи между действиями соучастников и преступным результатом, а институт соучастия заменялся некой безграничной и неопределенной причастностью к совершению преступления.

Итог развитию института соучастия был подведен принятием в 1958 г. Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Согласно ст. 17 Основ, воспроизведенной без изменений в ст. 17 УК РСФСР 1960 г., соучастием признавалось "умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении преступления" Кроме того, Основы ввели новую фигуру соучастников - организатора, а также признали пособничеством лишь заранее обещанное укрывательство. Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г. редакционно и по существу уточнили понятие соучастия, определив его как "умышленное совместное участие двух и более лиц в совершении умышленного преступления". В 1994 г. УК РСФСР 1960 г. был дополнен ст. 17-1, а которой шла речь о групповом совершении преступления. Понятие соучастия, сформулированное в Основах 1991 г., было воспроизведено в ст. 32 УК РФ 1996 г.[14]

Таким образом, по итогам изучения главы можно сделать следующие выводы:

- уголовная ответственность, по существу, представляет собой самостоятельный уголовно-правовой институт, который наделен своим специфическим содержанием, чем и отличается от других институтов уголовного права. Он включает в себя как основные правовые понятия (предмет, задачи, цели, принципы), так и дополнительные, связанные в основном с применением уголовной ответственности (функции, стадии);

- история развития института соучастия в уголовном праве представляет собой эволюционное развитие, которое характеризуется постепенным введением новых норм уточняющих понятие соучастия, субъектов соучастия;

- Исторически служебная функция института соучастия прежде всего выражалась в обосновании уголовной ответственности лиц, которые сами непосредственно преступления не совершали, но в различных формах оказывали содействие его выполнению. В уголовном законодательстве это достигалось путем определения видов соучастников и дифференциации их ответственности.


Глава 2. Понятие, особенности и значение соучастия в уголовном праве

2.1 Понятие и значение института соучастия в науке уголовного права

Определение понятия соучастия включает в себя наиболее типичные признаки данного института. К таковым относятся: участие в одном и том же преступлении двух и более лиц; совместность их участия в преступлении; умышленный характер деятельности соучастников. Различными являются критерии классификации: степень организованности (сплоченности) участников преступления (А.Н. Трайнин); характер их деятельности (М.И. Ковалев); способ взаимодействия между соучастниками (П.Ф. Тельнов); характер существующей субъективной связи (Г.А. Кригер); индивидуальная роль каждого соучастника (И.П. Малахов); конструкция состава преступления, определяющего ответственность отдельных соучастников (Ф.Г. Бурчак). Всего налицо три варианта: субъективные критерии (А.Н. Трайнин, П.И. Гришаев, Г.А. Кригер, А.А. Пионтковский и др.)[43], объективные (Ф.Г. Бурчак, Н.Г. Иванов)[8] и смешанные (П.Ф. Тельнов, В.С. Прохоров)[41]. Фактически отрицает формы соучастия в подобном понимании И.П. Малахов[25].

Понятию соучастия в преступлении в УК посвящена самостоятельная статья. Этим законодатель подчеркивает значение уголовно-правового регулирования данного института в борьбе с преступностью. Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Закон называет следующие признаки соучастия: объективные - участие двух или более лиц, совместное участие в совершении преступления; субъективные - умышленное совместное участие в совершении преступления, совместное участие в совершении умышленного преступления. Статья 32 УК, содержащая характеристику соучастия и условия уголовной ответственности за соучастие в преступлении, не может распространяться на статьи Особенной части УК, в которых содержатся признаки преступления, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, преступным сообществом (ст. 35). Если в действиях соучастников имеются признаки того или иного вида преступления, описанного в статье Особенной части УК, то содеянное надлежит квалифицировать лишь по данной статье Особенной части.

Существующие критерии классификации не имеют единого основания, что является необходимым условием любой научной классификации. С точки зрения понятийного аппарата существуют философские парные категории - форма и содержание, а также род и вид. Форма - это способ существования содержания, неотделимый от него и служащий его выражением, а содержание - это единство всех основных элементов целого, его свойств и связей, существующее и выражаемое в форме. Родом является группа, объединяющая близкие виды, а видом - подразделение в систематике, входящее в состав высшего раздела – рода[27]. Видно, что если взять соотношение элементов разных парных категорий, например между видом и формой, то вид здесь будет выступать в качестве содержания.

Таким образом, психическая сторона определяет содержание, сущность явления, внешняя же сторона - его форму. Формы соучастия необходимо выделять по временному (объективному) критерию существования преступных групп, то есть всего формы соучастия две: группа соисполнителей на этапе сговора и группа соисполнителей на этапе реализации сговора. Деление же соучастия на виды имеет основанием субъективный критерий, а именно степень согласованности или степень субъективной связи, что имеет целью показать степень согласованности соучастников и соразмерить опасность этих преступлений в конкретном случае.

В теории уголовного права существуют две сложившиеся точки зрения на конструкцию соучастия. Первая исходит из признания акцессорного (несамостоятельного) характера соучастия, вторая рассматривает соучастие как самостоятельную форму преступной деятельности.

Указанные теории соучастия не позволяют обосновать ответственность соучастников, не выполняющих объективную сторону состава преступления.

Н.С. Таганцев убедительно обосновывал совместность причинения при соучастии: "Как в оркестре нельзя приписать одному лицу исполнение музыкального произведения, так и при соучастии невозможно выделить единственного причинителя общего результата"[38].

В.Д. Спасович считал, что соучастники, причинившие преступный результат, отвечают за все последствие солидарно. "Каждый соучастник отвечает за все преступление в полном объеме. Если три сообщника совершили убийство, то каждый из них должен быть наказан как за целое убийство, а не как за одну треть убийства"[37].

И действительно, как можно разделить на отдельные самостоятельные части по количеству соучастников преступный результат, возникающий при соучастии в преступлении? Ведь поскольку преступный результат причинен системой соучастия, то он является общим и неделимым.

Элементами состава преступления являются:

1) объект преступления;

2) объективная сторона преступления;

3) субъект преступления;

4) субъективная сторона преступления.

В любом составе преступления должны быть установлены все указанные четыре элемента. Отсутствие любого из них означает отсутствие состава преступления в целом. В свою очередь, отсутствие состава преступления означает отсутствие основания уголовной ответственности.

Каждый состав преступления конкретен. Совокупность элементов конкретного преступления, совершенного соучастниками, представляет общий состав преступления в соучастии.

Тем самым мы признаем, что соучастие создает особые основания уголовной ответственности соучастников.

В советской юридической литературе общепризнанным было положение о том, что объектом преступления являются общественные отношения, охраняемые законом[18].

Многие авторы при определении объекта преступления используют категорию интереса[19]. При этом одни авторы (Б.С. Никифоров, Я.М. Брайнин, Е.А. Фролов, Ю.И. Ляпунов) полагают, что интерес входит в структуру общественного отношения, другие (Н.И. Коржанский, Е.К. Каиржанов) отождествляют интересы и общественные отношения. А.В. Наумов считает, что "теория объекта преступления как общественных отношений, охраняемых уголовным законом, не может быть признана общей универсальной теорией", и приходит к выводу, что "объектом преступления следует признать те блага (интересы), на которые посягает преступное деяние и которые охраняются уголовным законом"[26].

Применительно к соучастию начальным моментом деяния могут быть признаны общественно опасные и противоправные действия любого из соучастников (подстрекателя, организатора), а не только действия исполнителя.

Конечный момент действия обусловлен его описанием в диспозиции статьи Особенной части УК РФ и определяется совершением (для формальных составов) или наступлением преступных последствий (для материальных составов) либо отпадением общественной опасности или противоправности деяния.

Бездействие - это пассивная форма поведения. Бездействие заключается в несовершении определенного, требуемого уголовным правом действия, которое конкретное лицо было обязано и имело реальную возможность совершить.

Таким образом, преступное бездействие - это общественно опасное, противоправное, пассивное поведение человека, обязанного и имеющего реальную возможность совершить определенные, требуемые уголовным правом, действия.

Бездействие лишь тогда может быть поставлено лицу в вину, когда оно должно было совершить определенные действия. Если лицо могло, но не должно было эти действия совершать, то нет и бездействия. Далее, лицо должно иметь реальную возможность совершить определенные действия. Если лицо должно было, но не могло их совершить, то бездействия также нет.

Преступное бездействие начинается с того момента невыполнения юридически обязательных действий, когда они стали объективно необходимыми и реально возможными.

Применительно к соучастию исполнителем преступления, совершаемого путем бездействия, является лицо, обязанное и имеющее реальную возможность совершить определенные, требуемые уголовным правом, действия.

В рамках объективной стороны состава преступления, совершенного в соучастии, должны устанавливаться не только действия исполнителя, но и действия (бездействие) всех соучастников. Это связано с тем, что исполнитель без соучастников не сможет выполнить объективную сторону состава преступления. Значит, утверждать, что только исполнитель непосредственно совершил преступление, нельзя. Вряд ли можно также считать, что действия каждого соучастника являются частицей, вкладом для достижения общего преступного результата. Это упрощенный подход, не учитывающий, что объединение соучастников - не простая сумма усилий отдельных лиц, а система с интегративными свойствами, которых нет ни у одного из соучастников. Именно поэтому соучастники несут ответственность за единое и неделимое преступление, которое полностью вменяется каждому соучастнику.

Субъект преступления - это вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного Уголовным кодексом (ст. 19 УК РФ).

Субъект преступления, как это следует из содержания ст. ст. 19, 20, 21 УК РФ, характеризуется тремя обязательными признаками: 1) физическое лицо; 2) вменяемое лицо; 3) лицо, достигшее возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Указанные признаки характеризуют понятие "общий субъект преступления". Субъект преступления, наделенный помимо указанных еще и дополнительными признаками, предусмотренными в статьях Особенной части УК РФ, именуется специальным субъектом преступления.

Из изложенного логически вытекает, что если, например, из двух лиц лишь одно обладает признаками общего субъекта преступления, то соучастие исключается.

Соучастие отличается от преступления, совершенного одним лицом, не только количеством субъектов преступления.

Субъективная сторона преступления - это психическая сторона деятельности лица, непосредственно связанная с совершением общественно опасного деяния. Это обязательный элемент состава преступления.

Содержание субъективной стороны состава преступления раскрывается через вину, мотив и цель. Вина является обязательным признаком субъективной стороны состава преступления, а мотив и цель - факультативными признаками. При характеристике отдельных составов преступлений (ст. 106, 107, 113 УК РФ) в субъективную сторону преступления включены эмоции.

Вина - это психическое отношение лица к объективным признакам (объекту и объективной стороне) состава преступления.

В соответствии с ч. 1 ст. 24 УК РФ вина может быть выражена в форме умысла или неосторожности.

Умысел любого соучастника охватывает и то, что преступление совершается в соучастии. Это означает, по нашему мнению, что субъективная сторона преступления, совершенного в соучастии, имеет свои особенности.

Подытоживая, можно заключить, что поскольку неосторожно причиняемые последствия не охватываются даже умыслом исполнителя, то другие соучастники никак не могут нести за них ответственность. Неосторожно причиняемые последствия могут поэтому вменяться только исполнителю преступления. Соучастники в подобных случаях могут нести ответственность лишь за те последствия, которые охватывались их умыслом.

Например, исполнитель несет ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека (последствие, охватываемое его умыслом), повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (последствие, не охватываемое его умыслом). Соучастники в этом случае могут нести ответственность лишь за последствия, охватываемые их умыслом (тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека).

Нетрудно заметить, что фактически в данном случае имеет место эксцесс исполнителя. Следовательно, при соучастии в преступлениях с двумя формами вины должны применяться правила об эксцессе исполнителя.

Таким образом, совокупность элементов конкретного состава преступления, совершенного соучастниками, представляет общий состав преступления в соучастии. Тем самым мы признаем, что соучастие создает особые основания уголовной ответственности соучастников. Повторимся, что общий состав преступления, совершенного в соучастии, отнюдь не исключает возможности определять ответственность соучастников в зависимости от характера и степени фактического участия каждого из них в совершении преступления[1].

2.2 Объективные и субъективные признаки соучастия

Из ст. 32 УК следует, что о соучастии в преступлении можно говорить лишь тогда, когда в совершении преступления участвовало два и большее число лиц. Наличие двух и более лиц предполагает, что все соучастники достигли возраста, установленного законом, позволяющего привлечь их к уголовной ответственности (ч. 1 ст. 20), а также что все соучастники были вменяемы во время совершения преступления (ст. 21).

Совместность является не только объективным, но и субъективным признаком соучастия. Совместное участие двух или более лиц в совершении преступления имеется тогда, когда деятельность одного соучастника дополняет деятельность другого, что позволяет достичь общего для них общественно опасного последствия. Если такая совместная деятельность имеет лишь внешний характер и лишена внутренней, осознанной связи, то нельзя говорить о соучастии в едином преступлении. В этих случаях виновные должны нести самостоятельную уголовную ответственность, несмотря на то, что объективно их деятельность явилась причиной общего, одного результата. Совместность действий соучастников заключается в едином для них последствии, в наличии причинной связи между действиями каждого соучастника и наступившим последствием, а также в создании условий совершения действий другими соучастниками.

Причинная связь при соучастии в преступлении проявляется в установлении того обстоятельства, что в объективной действительности наступившие вредные последствия вызваны совместной преступной деятельностью всех соучастников. Преступный результат при соучастии является следствием деятельности исполнителя, организатора, подстрекателя и пособника. Хотя при соучастии действия, описанные в качестве конкретного вида преступления, непосредственно выполняются лишь исполнителем, действия других соучастников, создавая условия для совершения преступления исполнителем, причинно обусловливают выполнение им объективной стороны преступления.

Вопрос о совместности решается не только на основе установления объективных моментов, но и во многом зависит от установления субъективных моментов (психической общности соучастников). Содержание психической связи (субъективный момент совместности) характеризуется сознанием каждого соучастника о деятельности других лиц и стремлением к достижению преступного последствия в результате общих усилий.

Для субъективной стороны соучастия характерно наличие не только субъективной связи между соучастниками, но и отношения соучастников к совершенному совместно деянию и его последствиям.

В общем понятии соучастия, которое дается в ст. 32 УК, содержится указание на умышленный характер действий всех соучастников, что исключает возможность соучастия в неосторожных преступлениях. Умыслом соучастников должно охватываться осознание общественной опасности своих деяний и общественной опасности деяний исполнителя. Вместе с этим соучастники желают или допускают, чтобы исполнитель совершил эти общественно опасные деяния. Сознанием соучастников охватывается и причинная связь между их деяниями и деяниями исполнителя, которые обусловлены предшествующей деятельностью соучастников. Сознанием соучастников охватываются и возможные общественно опасные последствия деяний исполнителя, и осознание развития причинной связи между деяниями исполнителя и его последствиями хотя бы в общих чертах.

Интеллектуальный момент умысла соучастников характеризуется осознанием не только обстоятельств, относящихся к объективной стороне деяния исполнителя, но и тех, которые относятся к объекту преступления и субъекту - исполнителю преступления. Совместность деятельности двух и более лиц в совершении одного преступления обусловливает посягательство всех соучастников на один, общий для них объект преступления, который должен охватываться сознанием каждого соучастника.

Соучастники должны сознавать обязательные признаки, характеризующие субъекта преступления (исполнителя), описанные в Особенной части УК (например, должностное лицо, военнослужащий, их возраст, пол и т.д.). Если соучастник заблуждается относительно, например, возраста исполнителя, соучастие в преступлении исключается, так как в совершении преступления участвует одно лицо. Содеянное неудавшимся соучастником должно быть квалифицировано как покушение на соучастие в преступлении по ст. 30 и 33 УК, а также по статье Особенной части УК.

Содержание волевого момента в соучастии характеризуется желанием или сознательным допущением наступления общего, единого преступного результата. Мотивы и цели соучастников могут совпадать, но это совсем не обязательно. Различная степень согласованности действий соучастников позволяет выделить две формы соучастия: соучастие без предварительного соглашения и соучастие с предварительным соглашением, которое проявляется в разновидностях, предусмотренных Особенной частью УК. Такими разновидностями являются: простое соучастие с предварительным соглашением, организованная группа и преступное сообщество (преступная организация). Виды соучастия выделяют в зависимости от характера и степени участия отдельных соучастников в совершении преступления. Непосредственное совершение преступления несколькими лицами называется соисполнительством. Для данного вида соучастия характерно то, что все соучастники участвуют в преступлении, каждый из участников преступления выполняет объективную сторону преступления от начала до конца. При соисполнительстве с разделением ролей отдельные соучастники могут выполнить и часть объективной стороны преступления. Последствия преступления в этих случаях наступают в результате совокупной деятельности соисполнителей и являются общими для них.

При соисполнительстве необходима осведомленность каждого участника о действиях других соисполнителей и знание того, что преступление совершается им непосредственно и совместно с другими соисполнителями. Без этого каждый участник преступления действует самостоятельно и отвечает лишь в пределах им лично совершенного.

Для соучастия в узком смысле слова характерно распределение ролей между соучастниками. В этом виде соучастия появляются исполнитель, который непосредственно выполняет объективную сторону преступления, организатор, подстрекатель и пособник. Формы и виды соучастия нельзя рассматривать в отрыве друг от друга, они могут сочетаться. Например, нередко организатор и подстрекатель непосредственно с другими участниками выполняют объективную сторону преступления или часть ее. В этом случае следует говорить об одной из разновидностей соучастия с предварительным соглашением (форма соучастия), о соисполнительстве и соучастии в тесном смысле слова (виды соучастия). Установление определенной формы и вида соучастия влияет на решение вопросов о квалификации содеянного и об индивидуализации ответственности. Определение форм и видов соучастия позволяет определить характер и степень общественной опасности совместной преступной деятельности соучастников. Характер и степень общественной опасности совершенного преступления в соучастии означает учет степени согласованности действий соучастников. Чем теснее связь между соучастниками, тем их действия носят более организованный характер, а следовательно, тем опаснее преступление, совершенное ими. В действующем законодательстве некоторые формы соучастия предусмотрены в статьях Особенной части УК в качестве необходимых или квалифицирующих признаков. А все формы соучастия и его разновидности предусмотрены в числе отягчающих ответственность обстоятельств (п. "в" ст. 63), которые учитываются судом при назначении наказания[18]. В соответствии со ст. 19 УК РФ субъект преступления - это вменяемое физическое лицо, достигшее возраста наступления уголовной ответственности. Субъект преступления, как это следует из содержания статей 19 - 21 УК РФ, характеризуется тремя обязательными признаками: физическое лицо; вменяемое лицо; лицо, достигшее возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Эти признаки характеризуют понятие общего субъекта преступления. Если субъект преступления наделен, помимо указанных, еще и дополнительными признаками, предусмотренными в статьях Особенной части УК РФ, то он именуется специальным субъектом преступления. Из сказанного логически следует, что если, например, из двух лиц лишь одно обладает признаками общего субъекта преступления, то соучастие исключается. Судебная практика исходит из того, что достигшим 14- или 16-летнего возраста следует считать лицо с начала следующих суток после дня рождения. К примеру, человек, совершивший убийство в день своего четырнадцатилетия, например 20 августа, не подлежит уголовной ответственности. Но ситуация кардинально меняется, если убийство совершено 21 августа - в этом случае уголовная ответственность наступает. В п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 14.02.2000 № 7 "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" указывается: "...лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, то есть с ноля часов следующих суток". Однако понятно, что личность подростка в возрасте 14 (или 16) лет без одних суток и по истечении этих суток не имеет заметных ни качественных, ни количественных различий. Если несовершеннолетний достиг возраста 14 или 16 лет, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности (ч. 3 ст. 20 УК РФ). Такой несовершеннолетний не будет являться субъектом преступления, совершенного в соучастии[6]. Соучастие не создает каких-либо дополнительных оснований уголовной ответственности. Соучастники в преступлении отвечают в равном объеме с лицами, совершившими преступление в одиночку. При этом каждый соучастник отвечает самостоятельно за содеянное и несет персональную ответственность.

Рассматривая соучастие как самостоятельную форму преступной деятельности, следует отметить, что деяния соучастников нельзя рассматривать в отрыве от деяния исполнителя. Между соучастниками преступления (организатором, подстрекателем, пособником) и исполнителем существует взаимосвязь и взаимообусловленность, которая, в частности, проявляется в том, что степень осуществления преступного намерения исполнителем, приближение его к намеченной цели обусловливает решение вопроса об ответственности соучастников. Если исполнитель по независящим от него обстоятельствам прерывает преступную деятельность в стадии приготовления или покушения, то и все остальные соучастники могут быть привлечены к уголовной ответственности за участие в приготовлении или покушении на преступление. Когда преступление совершается в результате совместной деятельности нескольких соучастников, то в действие вступает норма Общей части о видах соучастников (ст. 33 УК РФ). В этих случаях признаки преступления соучастников (организаторов, подстрекателей, пособников) описаны не только в статьях Особенной части УК РФ, они дополняются положениями ст. 33 УК РФ, поэтому при квалификации содеянного этими лицами необходимо всегда ссылаться на ст. 33 УК РФ помимо указания в формуле квалификации статьи Особенной части УК РФ.

Принцип индивидуальной ответственности соучастников проявляется в том, что иногда возможна различная ответственность соучастников и исполнителя (при расхождении содержания умысла, когда исполнитель обладает определенными личными качествами, влияющими на квалификацию содеянного). Учитывая, что каждый из соучастников совершил преступление, суд при назначении ему наказания обязан определить роль в совершенном преступлении и степень общественной опасности содеянного каждым.

Признание самостоятельной ответственности соучастников вовсе не означает, что к уголовной ответственности должны привлекаться обязательно все соучастники. Положение ч. 2 ст. 14 УК РФ распространяется и на случаи соучастия в преступлении. Если действия того или иного соучастника были малозначительными, т.е. не сыграли и не могли сыграть существенной роли для достижения преступного результата, то он не должен привлекаться к уголовной ответственности.

Организационную деятельность, подстрекательство и пособничество называют неудавшимися в случаях, когда они остались безрезультатными (исполнитель либо не собирался совершать преступления, либо собирался, но передумал и не совершил его). Исполнитель в этих случаях не может быть привлечен к уголовной ответственности. Организатор, подстрекатель, пособник совершили действия на склонение лица к совершению преступления или по оказанию содействия в предполагаемом преступлении, что должно рассматриваться как приготовление к соучастию в преступлении, т.е. действия виновных должны квалифицироваться по ст. 30, 33 УК РФ и статье Особенной части УК РФ, в которой предусмотрена ответственность за преступление, к которому склоняли исполнителя.

Неудавшимися подстрекательство и пособничество будут и тогда, когда подстрекатель и пособник сделали все для совершения преступления, но исполнитель не мог его совершить (например, в связи с его смертью, утратой вменяемости и т.д.). Преступление, совершенное в соучастии, как и любое другое, совершенное одним лицом, характеризуется смягчающими и отягчающими обстоятельствами, которые влияют на решение вопроса об ответственности. По общему правилу, вопросы об учете смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств решаются в зависимости от того, относятся ли они к содеянному и личности соучастников (организатор, подстрекатель, пособник) или к содеянному и личности исполнителя. Любые обстоятельства, которые характеризуют деяния или личность соучастников, учитываются при квалификации лишь содеянного конкретным участником и остаются без учета при квалификации содеянного другими лицами.

Иначе решается вопрос о смягчающих и отягчающих обстоятельствах, которые относятся к деяниям и личности исполнителя. Эти обстоятельства, в зависимости от того, относятся ли они к деяниям или к характеристике личности исполнителя, имеют различные юридические последствия. Обстоятельства, относящиеся к характеристике преступления, вменяются в ответственность каждому соучастнику, если эти обстоятельства осознавались соучастниками. Например, если исполнитель совершил убийство общеопасным способом, то каждый соучастник несет уголовную ответственность с учетом этого обстоятельства, предусмотренного п. "е" ст. 105 УК РФ. Обстоятельства, относящиеся к характеристике субъекта преступления (исполнителя), должны учитываться при квалификации содеянного соучастниками. Так, по общему правилу, например, исполнителями преступлений со специальным субъектом могут быть лишь лица, обладающие специальными качествами. Остальные лица исполнителями этих преступлений быть не могут, но они могут быть соучастниками. Обстоятельства, относящиеся сугубо к личности исполнителя, могут учитываться лишь при решении вопроса об ответственности самого исполнителя. При индивидуализации ответственности и наказания данные обстоятельства, характеризующие преступление, субъекта и личность, также учитываются. При этом обстоятельства, характеризующие преступление, должны быть учтены при индивидуализации ответственности всех соучастников. Аналогично следует поступить с обстоятельствами, характеризующими субъекта (исполнителя) преступления. В соответствии со ст. 34 УК суд при назначении наказания должен учесть характер и степень фактического участия каждого из соучастников в совершении преступления.

Характер соучастия в преступлении определяется видом и формой соучастия, т.е. непосредственным участием в выполнении объективной стороны преступления, предварительным соглашением на совершение преступления или его отсутствием, разновидностью соучастия с предварительным соглашением, если оно имело место. Как более опасный вид соучастия следует рассматривать соучастие в узком смысле слова по сравнению с соисполнительством. Однако это правило может иметь исключение, что обусловлено характером самого преступления. Когда сравнивается опасность видов, форм, разновидностей соучастия, это условное сравнение допустимо лишь в рамках, обусловленных характером преступления. Установив соучастие, суд должен учесть, что, как правило, соучастие с предварительным соглашением более опасно, чем без предварительного соглашения. Необходимо учесть и разновидности соучастия с предварительным соглашением, в иерархии которых первое место занимает преступное сообщество, затем - организованная группа лиц и, наконец, - группа с предварительным сговором.

Степень участия в преступлении определяется той ролью, которую выполнял виновный, что обусловливает выделение видов соучастников (исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник). Причем организатор, как правило, является наиболее опасным и несет повышенную ответственность. Определение вида соучастника не может завершить процесс индивидуализации наказания. Важно установить значение деятельности каждого, обусловившей совершение преступления и наступление общего, единого для всех последствия[18].

2.3 Виды соучастников

УК классифицирует соучастников преступления по характеру выполняемых ими действий, по той объективной роли, которую играют соучастники в совершении преступления. В зависимости от характера выполняемых действий соучастники дифференцируются на исполнителей, организаторов, подстрекателей, пособников. Сама роль соучастника в совершении конкретного преступления определяется не только обусловленной для него ролью, но и характером и степенью участия каждого в общем для них преступлении. Именно на это обстоятельство указывает законодатель, когда говорит, что суд при назначении наказания обязан учесть характер и степень фактического участия каждого из соучастников в совершении преступления (ч. 1 ст. 67). Из этого положения следует, что суд обязан установить не только роль соучастников преступления (например, пособника), но и степень их участия в этом преступлении, т.е. интенсивность их поведения. Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление, т.е. фактически выполнившее то деяние, которое является признаком того или иного вида преступления, предусмотренного в Особенной части УК. Исполнителем преступления может быть лицо, способное нести уголовную ответственность, обладающее общими признаками субъекта (достижение возраста уголовной ответственности и вменяемость), а также дополнительными признаками, обязательными для того или иного вида преступления. Исполнителями преступления признаются и лица, которые используют для реализации преступной цели тех, кто не обладает признаками субъекта преступления (не достиг возраста уголовной ответственности или невменяемый). Аналогично следует решать вопрос об исполнителе преступления, когда используются лица, действовавшие в заблуждении, неосторожно или невиновно.

Исполнителем преступления следует признать и тех лиц, которые, принуждая других, находящихся в состоянии крайней необходимости, достигают поставленной преступной цели.

Так, если гражданин А. в процессе разбойного нападения, угрожая пистолетом кассиру, изымает деньги из кассы, то он должен быть признан исполнителем преступления, а кассир, находясь в крайней необходимости, не может быть привлечен к уголовной ответственности. Объективная сторона преступления может исполняться несколькими лицами. В этих случаях имеет место соисполнительство (вид соучастия). Соисполнителями признаются и такие лица, которые хотя сами и не совершают деяний, описанных в Особенной части УК, но в момент совершения преступления оказывают непосредственную помощь другим соисполнителям (держат потерпевшего при избиении, убийстве и т.д.). Субъективная сторона преступления, совершенного исполнителем, характеризуется прямым или косвенным умыслом. Исполнитель осознает общественно опасный характер своих действий, совершаемых им совместно с другими соучастниками, предвидит возможность или неизбежность наступления общего, единого для них последствия и желает или сознательно допускает наступление этого последствия. Организатор преступления - это лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (ч. 3 ст. 33). Организатор преступления является наиболее опасным участником совместной преступной деятельности. Это - инициатор преступления.

Организатор, как правило, действует в составе организованной группы или преступного сообщества. Однако это не исключает наличия организатора в менее опасных разновидностях соучастия. В соответствии со ст. 33 УК организатор несет ответственность именно за организацию преступления и руководство преступной деятельностью, создание организованной группы или преступного сообщества либо руководство ими. Организация преступления заключается в сплочении соучастников, в выработке плана совершения преступления, в руководстве деятельностью соучастников. Организатор, являясь инициатором, создает организованную группу или преступное сообщество (склоняет участников, объединяет их, силой своего авторитета поддерживает дисциплину, сложившиеся отношения и т.д.). Организатор замышляет совершение конкретных преступлений. Инициатива может принадлежать и подстрекателю, и одному из соисполнителей, но эти участники лишь направляют умысел на совершение преступления, этим ограничивается их роль. Организация преступления может быть выражена и в форме осуществления руководства всей преступной деятельностью соучастников, обеспечивая достижение преступных целей. При этом организатор несет ответственность за все преступления, совершенные членами организованной группы или преступного сообщества, если эти преступления охватывались его умыслом (ч. 5 ст. 35). Организатор действует всегда с прямым умыслом. Он осознает характер действий, которые должны быть выполнены участниками организованной группы или преступного сообщества, предвидит возможность совершения преступления (преступлений) в результате его деятельности и желает этого. Иногда законодатель, учитывая опасность организаторской преступной деятельности, устанавливает повышенную ответственность в рамках статьи Особенной части УК (см., например, ст. 212). В этих случаях действия организатора должны квалифицироваться лишь по статье Особенной части УК без ссылки на ст. 33 УК. Исключается ссылка на ст. 33 УК и тогда, когда организатор наряду с организационной деятельностью выполняет функции исполнителя преступления. Если организатор организовал преступление или руководил его совершением, но сам не принимал участия в непосредственном выполнении объективной стороны преступления, то его действия квалифицируются по ст. 33 УК и соответствующей статье Особенной части УК, предусматривающей ответственность исполнителя преступления. Подстрекатель преступления - это лицо, склонившее кого-либо к совершению преступления, т.е. умышленно возбудившее у другого лица решимость совершить конкретное преступление.

В ч. 4 ст. 33 УК указаны далеко не все средства и формы подстрекательства, ибо дать их исчерпывающий перечень невозможно.

В каждом случае подстрекательство приобретает индивидуальные черты. Способ подстрекательства избирается в зависимости от личных качеств подстрекаемого (его наклонностей, потребностей, возможностей), в зависимости от характера предполагаемого преступления, обстоятельств, при которых осуществляется подстрекательство и при которых должно совершиться преступление. Так, с учетом субъективных свойств предполагаемого исполнителя подстрекатель может прибегать к шантажу и лести, а иногда достаточно намека, вскользь брошенного слова и т.п. Чаще всего подстрекатели пользуются подкупом, убеждением, просьбами, советами, уговорами, обманом, физическим воздействием.

Подстрекательство может быть осуществлено в виде приказа или устного распоряжения, адресованного подчиненным по службе.

В этих случаях лицо, отдавшее неправомерный приказ, если он является обязательным (для военнослужащих), несет уголовную ответственность как непосредственный подстрекатель (см. комментарий к ст. 42). С объективной стороны подстрекательство характеризуется лишь как активное действие, направленное на возбуждение у исполнителя решимости совершить конкретное преступление. В результате бездеятельности склонить кого-либо к совершению преступления невозможно, бездеятельность лишь может содействовать совершению преступления, что выходит за рамки подстрекательства и является пособничеством при определенных обстоятельствах. Конклюдентное согласие либо молчаливое одобрение действий исполнителя, связанных с подготовкой преступления, не может рассматриваться как подстрекательство к преступлению.

В действующем законодательстве нет каких-либо предписаний об ответственности за провокационную деятельность (исключение составляет преступление, предусмотренное ст. 304), которая побуждает другое лицо к совершению преступления. Однако судебная практика такие случаи рассматривает как подстрекательство к соответствующему преступлению. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР "О судебной практике по делам о взяточничестве" от 30 марта 1990 г. говорится, что если лицо в целях завладения ценностями склоняет взяткодателя к даче взятки, а получив деньги, присваивает их, оно должно отвечать за мошенничество и за подстрекательство к даче взятки. Подстрекательство возможно лишь в отношении конкретного преступления. Подстрекать можно определенное лицо к совершению конкретного преступления. Каждое подстрекательство направлено на нарушение того или иного объекта преступления. Нельзя признать подстрекательством к преступлению призывы, уговоры, советы, если они не содержат мотивов посягательства на определенный объект. Общие призывы к совершению преступления, не адресованные конкретному лицу, не являются преступлением, их можно рассматривать как преступные лишь в случае, если в соответствии с уголовно - правовым законом они содержат признаки самостоятельного преступления.

Субъективная сторона подстрекательства характеризуется наличием прямого умысла. Виновный сознает, что своими действиями возбуждает решимость у другого лица совершить преступление, активно направляет волю к достижению этой цели, желая совершения конкретного преступления. Прямой умысел, с которым действует подстрекатель, может быть неопределенным, что допускает склонение другого лица к совершению преступления, которое может повлечь последствия различной тяжести. Например, склонение к причинению удара, который может вызвать разнообразные последствия и даже смерть потерпевшего, должно квалифицироваться в зависимости от реально наступивших вредных последствий. Мотивы и цели подстрекателя и исполнителя могут не совпадать по своему содержанию, что не влияет на решение вопроса о квалификации содеянного этими лицами. Пособник преступления - это лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы (ч. 5 ст. 33).

Деятельность пособника, как правило, менее опасна по сравнению с деятельностью других соучастников. Он менее активен, не руководит преступной деятельностью, не выполняет объективной стороны преступления, не склоняет других к совершению преступления.

В законодательном определении пособничества (ч. 5 ст. 33) предусмотрены способы и средства оказания помощи в совершении преступления. Эти способы и средства могут быть физическими (материальными) и интеллектуальными (психическими). Учитывая эту специфику, пособничество делят на два вида: физическое и интеллектуальное. К физическому пособничеству относятся действия, способствующие исполнителю выполнить объективную сторону преступления. Такие действия могут быть выражены в предоставлении исполнителю необходимых средств для совершения преступления (например, предоставление машины для совершения кражи имущества в больших размерах); в устранении препятствий совершению преступления исполнителем (например, оставление открытым склада материальных ценностей в целях последующего хищения имущества).

Интеллектуальное пособничество выражается в психическом воздействии пособника на сознание и волю исполнителя. Это воздействие направлено на укрепление решимости исполнителя совершить преступление. К средствам интеллектуального пособничества относятся советы, указания, а также заранее данные обещания скрыть преступника, орудия и средства совершения преступления, следы преступления и предметы, добытые преступным путем, а равно обещание приобрести или сбыть такие предметы.

Содействие исполнителю советом и указанием, предоставлением информации состоит в разъяснении, объяснении более подходящих способов совершения преступления, в оповещении о других обстоятельствах, которые способствуют достижению преступных намерений. Эти советы и указания должны поддержать решимость у исполнителя совершить преступление. От подстрекателя пособник отличается тем, что он не возбуждает решимость совершить преступление, он лишь поддерживает эту решимость.

К интеллектуальному пособничеству относится и заранее обещанное укрывательство. Обещание скрыть преступление, не сообщать о нем правоохранительным органам или не препятствовать его совершению укрепляет решимость исполнителя к действию. Исполнитель, осознавая, что его укроют, что о нем не донесут, что ему не будут препятствовать, начинает действовать, приступает к реализации преступного намерения.

Заранее обещанное укрывательство, недонесение и попустительство относятся к соучастию потому, что они причинно обусловливают совершение преступления исполнителем. Под заранее обещанным укрывательством, недонесением и попустительством следует понимать деяния, совершенные до момента выполнения объективной стороны преступления, а также в момент ее выполнения, но до завершения преступления. В случае, если пособник в момент совершения преступления оказывает содействие в выполнении объективной стороны, то даже незначительное участие в этом должно квалифицироваться не как пособничество, а как соисполнительство преступления.

С субъективной стороны пособничество в преступлении характеризуется прямым или косвенным умыслом. Виновный осознает характер готовящегося преступления, предвидит возможность наступления вредных последствий и желает наступления этих последствий или допускает их наступление.

Как и при подстрекательстве, мотивы и цели пособника и исполнителя могут быть разными по содержанию.

По результатам рассмотрения главы необходимо подвести ее итоги:

- Согласно ст. 32 УК соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Представляется, что определение понятия соучастия, данное в ст. 32 УК, наиболее полно отражает характерные признаки совместной преступной деятельности. Как особая форма преступной деятельности соучастие характеризуется объективными и субъективными признаками, в соответствии с которыми можно отличить соучастие от простого случайного совпадения действий нескольких лиц при совершении одного и того же преступления (например, при краже инструментов из охраняемого склада, совершенной несколькими работниками, имеющими доступ к этим инструментам в силу своей работы). Однако следует иметь в виду, что деление признаков соучастия на объективные и субъективные производится наукой уголовного права в познавательных целях; в действительности объективные и субъективные признаки свойства любого явления, в том числе и преступной деятельности, выступают нераздельно, в диалектическом единстве;

- О соучастии в преступлении можно говорить лишь тогда, когда в совершении преступления участвовало два и большее число лиц. Для субъективной стороны соучастия характерно наличие не только субъективной связи между соучастниками, но и отношения соучастников к совершенному совместно деянию и его последствиям;

- В соответствии с ч. 1 ст. 33 УК соучастниками преступления признаются: исполнитель, организатор, подстрекатель и пособник. Основанием для разграничения является функциональная роль соучастников, характер выполняемых ими действий, а также степень их участия в совершении преступления. Цель такого разграничения заключается в том, чтобы дать более точную юридическую оценку действиям каждого соучастника, определить объем его вклада в достижение преступного результата и назначить справедливое наказание, соответствующее характеру и степени совершенного деяния, т.е. строго индивидуализировать меру государственного принуждения.


Глава 3. Особенности ответственности за преступления, совершенные в соучастии

3.1 Основания и пределы ответственности соучастников

Соучастие в преступлении как особая форма преступной деятельности является более общественно опасной по сравнению с преступными действиями одного лица. Тем не менее, уголовный закон не устанавливает каких-либо особых оснований уголовной ответственности для соучастия. Основанием уголовной ответственности, в том числе и соучастников, является совершение общественно опасного деяния, содержащего признаки состава преступления (ст. 8 УК). Однако ответственность соучастников имеет свои особенности, установленные в нормах Общей и Особенной частей УК.

Исходной позицией для уяснения сути этих особенностей является норма, содержащаяся в ч. 7 ст. 35 УК, согласно которой преступление, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией), должно влечь более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных законом. Но данное положение не исключает принципа индивидуализации наказания. Любой соучастник должен отвечать только за свои деяния и в пределах своей вины. Поэтому ответственность соучастников определяется характером и степенью фактического участия каждого из них (ч. 1 ст. 34 УК). Квалификация их действий зависит от формы соучастия и от той роли, какую они выполняли при совершении преступления.

Закон устанавливает четыре формы соучастия и применительно к ним определяет основания и пределы ответственности соучастников.

Первая форма соучастия - соучастие с выполнением различных ролей предполагает уголовную ответственность каждого соучастника в зависимости от той роли, которую он выполнял. Если соучастник осуществлял (полностью или частично) объективную сторону преступления, т.е. был исполнителем, то его действия квалифицируются по норме Особенной части УК, предусматривающей ответственность за данное преступление. Ссылка на ч. 2 ст. 33 УК не требуется. Таким же образом отвечают посредственные исполнители и соисполнители преступления (ч. 2 ст. 34 УК).

Когда соучастники не принимают непосредственного участия в выполнении объективной стороны преступления, а только помогают ему или создают условия другим способом для совершения преступления, выступая в роли организатора, подстрекателя или пособника (ч. 3 ст. 34 УК), то их действия квалифицируются по статье Особенной части УК и соответствующей части ст. 33 УК. Объективная сторона их преступной деятельности слагается из признаков, указанных в нормах Общей и Особенной частей УК.

Несмотря на то что соучастники отвечают за самостоятельные действия, квалификация их действий все-таки зависит от действий исполнителя. Если исполнитель не довел до конца задуманное совместно с другими соучастниками преступление по причинам, не зависящим от него, он привлекается к ответственности за покушение или приготовление (если запланированное преступление было тяжким или особо тяжким). Другие соучастники тоже будут отвечать соответственно за приготовление или покушение на преступление (ч. 5 ст. 34 УК). Например, была запланирована квартирная кража, но исполнителю преступления не удалось довести ее до конца, он был задержан хозяином квартиры в момент изъятия ценностей. Действия исполнителя квалифицируются по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 158 УК (покушение на кражу чужого имущества с проникновением в жилище потерпевшего). Организатор этого преступления, не принимавший непосредственного участия в покушении на кражу, должен отвечать по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 158 УК. В том случае, если организатор преступления одновременно руководил совершением преступления во время его исполнения и был задержан вместе с исполнителем на месте преступления, то он является соисполнителем преступления. Оба преступника будут привлечены к уголовной ответственности за покушение на кражу группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище (по ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 и ч. 3 ст. 158). Тот факт, что один из соисполнителей был одновременно организатором преступления, будет учтен судом при назначении наказания со ссылкой на п. "г" ч. 1 ст. 63 УК.

Особо следует сказать о подстрекателе. Если ему не удалось склонить другое лицо к совершению преступления, например к совершению убийства, то его действия должны квалифицироваться как приготовление к убийству в форме приискания соучастников преступления (ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК).

При совершении преступления специальным субъектом, признаки которого указаны в норме Особенной части УК, все остальные участники преступления, не обладающие специальными признаками субъекта, могут быть привлечены к уголовной ответственности только в качестве организатора, подстрекателя или пособника даже в том случае, если кто-либо из них был фактическим соисполнителем преступления (ч. 4 ст. 34).

Вторая форма соучастия - соисполнительство предполагает самый простой способ решения проблемы уголовной ответственности соучастников. Действия соисполнителей квалифицируются только по статье Особенной части УК, без ссылки на ст. 33 или ст. 35 (ч. 2 ст. 34). Правовая оценка соисполнительства разных видов (группа лиц без предварительного сговора и группа лиц с предварительным сговором) различна. Соисполнительство как групповое совершение преступления без предварительного сговора предусмотрено в качестве отягчающих обстоятельств в нормах Особенной части УК (например, п. "ж" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 3 ст. 111). В том случае, когда в нормах Особенной части УК признаки группового преступления отсутствуют, то действия исполнителей нужно квалифицировать по ч. 1 статьи Особенной части УК, а при назначении наказания суд, сославшись на п. "в" ч. 1 ст. 63, учтет данное обстоятельство в качестве отягчающего.

Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору также выделяется в качестве квалифицирующих признаков в нормах Особенной части УК. Перечень таких норм более широкий по сравнению с первым видом соисполнительства. Он включает большую часть преступлений против собственности, некоторые преступления против личности, в сфере экономической деятельности, преступления против общественной безопасности и общественного порядка. Действия участников групп по предварительному сговору квалифицируются по нормам Особенной части УК без ссылки на ч. 2 ст. 35 УК.

Уголовная ответственность соучастников при третьей и четвертой формах соучастия: участников организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) - также установлена в нормах Особенной части УК.

Организованная группа как квалифицирующее обстоятельство указана в значительном количестве норм, предусматривающих уголовную ответственность за преступления против собственности, в сфере экономической деятельности, против общественной безопасности и общественного порядка. В двух случаях, предусмотренных ст. 209 и ст. 239 УК, организованная группа образует признаки самостоятельного преступления. Статьи 209 и 239 УК устанавливают ответственность за сам факт организации банды или религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с причинением вреда личности, с посягательствами на права и свободы граждан. Действия виновных должны квалифицироваться соответственно по этим статьям. В случаях, когда совершение преступления организованной группой не предусмотрено в нормах Особенной части УК, уголовная ответственность для участников группы наступает по правилам, предусмотренным для первой формы соучастия. Сам факт создания такой группы может рассматриваться как приготовление к совершению преступления, для которого она создана (ч. 6 ст. 35 УК).

Ответственность за организацию и участие в преступном сообществе (преступной организации) установлена как за самостоятельные преступления в ст. ст. 208, 210 и 279 УК.

Часть 5 ст. 35 УК определяет пределы уголовной ответственности организаторов и руководителей организованных групп или преступных организаций, а также рядовых участников этих преступных объединений. Организаторы и руководители подлежат уголовной ответственности за факт создания указанных преступных объединений. В ст. ст. 208, 209, 210, 239 и 279 УК данный вид преступной деятельности признается самостоятельным преступлением независимо от того, были ли совершены преступления, которые являлись целью данного преступного объединения.

Действия организаторов и руководителей квалифицируются по этим статьям без ссылки на ст. 35 УК. Кроме того, они подлежат ответственности за все совершенные преступления другими участниками преступной группы или преступного сообщества, если эти преступления охватывались их умыслом. Поэтому действия организаторов и руководителей будут квалифицироваться в этих случаях по совокупности преступлений.

Рядовые участники несут уголовную ответственность за участие в организованной группе или преступном сообществе независимо от его конкретной роли, за исключением тех лиц, которые участвовали непосредственно в совершении преступлений. Действия таких участников также квалифицируются по совокупности преступлений: по статье, предусматривающей ответственность за участие в организованной группе или преступном сообществе, и по статьям Особенной части УК, предусматривающим ответственность за те преступления, в совершении которых участник был признан виновным[44].


3.2 Соучастие в судебной практике: трудности правоприменения

Неудавшееся подстрекательство. Молодая дама приехала покорять Москву. Она выступила на конкурсе красоты, получив звание одной из вице-мисс. Там ее приглядел солидный коммерсант. Дама стала его любовницей. Коммерсант обеспечил ее деньгами, купил квартиру, машину. Но вице-мисс посчитала это недостаточным. Ей хотелось, чтобы коммерсант бесконечно водил ее по ночным ресторанам и бросил семью.

Кавалер не соглашался. Возникли скандалы, и коммерсант пообещал лишить свою пассию прелестей сытой жизни. Тогда вице-мисс выпросила у него 15 тыс. долларов на шубу, но на эти деньги "заказала" благодетеля простому московскому водителю. Тот принял заказ и обо всем рассказал коммерсанту. Оба отправились в милицию. Якобы убитого, "распростертого" на земле коммерсанта полили кетчупом и сфотографировали. Фотографию водитель вручил заказчице. Вице-мисс сразу же расплатилась с "киллером". Всю процедуру контролировали оперативники.

Суд приговорил даму к 18 годам лишения свободы[17]. Назначение такого наказания, на мой взгляд, порождает вопросы.

Прежде всего, как квалифицировать действия вице-мисс?

Совершение убийства по найму предусмотрено п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Значит, если бы водитель, исполнив заказ, убил коммерсанта, он отвечал бы по этой норме. А заказчица должна бы нести ответственность по ч. 4 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как подстрекатель, склонивший исполнителя к убийству.

Но это, если бы водитель и вправду лишил жизни коммерсанта. Здесь же коммерсант убит не был, и убивать его водитель не собирался. Следовательно, имело место неудавшееся подстрекательство. Уголовный кодекс содержит следующее правило: ...лицо, которому по независящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления, отвечает за приготовление к преступлению (ч. 5 ст. 34). А раз так, то действия вице-мисс подпадают под признаки ч. 1 ст. 30 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Между тем срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса за оконченное преступление (ч. 2 ст. 66 УК). Самое строгое наказание по ч. 2 ст. 105 - 20 лет лишения свободы. Значит, больше 10 лет суд здесь, по-моему, назначить не мог. А он приговорил даму к 18 годам.

Оправданно ли в принципе решение законодателя, объявившего неудавшееся подстрекательство приготовлением? Подстрекатель и исполнитель играют различные функциональные роли. Правовая же оценка действий подстрекателя по ч. 1 ст. 30 УК РФ, на мой взгляд, искажает его роль, искусственно превращая подстрекателя в исполнителя, к тому же самого готовящегося совершить преступление, а не склонявшего к этому других.

Такая квалификация чревата другими последствиями. Многие преступления, как известно, могут совершить только специальные субъекты. Но субъект приготовления к преступлению должен обладать всеми признаками, которыми закон характеризует субъекта оконченного преступления. А это значит, что квалификация неудавшегося подстрекательства как приготовления к преступлению в значительном числе случаев практически исключена. Иначе пришлось бы, например, признать, что при неудавшемся подстрекательстве частное лицо можно привлечь к уголовной ответственности за приготовление к получению взятки, совершенное должностным лицом, занимающим государственную должность (ч. 1 ст. 30 и ч. 3 ст. 290 УК), а невоеннообязанную женщину привлечь за приготовление к дезертирству с оружием (ч. 1 ст. 30 и ч. 2 ст. 338).

Ясно, что подобное решение противоречило бы первому и второму примечаниям к ст. 285 и ч. 1 ст. 331 УК, характеризующим исполнителей соответствующих преступлений.

Невозможность же привлечения виновного к уголовной ответственности за приготовление к преступлению, когда исполнителем бывает только специальный субъект, оставляет вне сферы действия уголовного закона факты, требующие уголовно-правового реагирования.

Между тем подстрекатель, не сумевший склонить одного человека к совершению преступления, не всегда останавливается. Он находит другого, которого ему удается склонить к этому.

Стало быть, привлечение к уголовной ответственности за неудавшееся подстрекательство способно во многих случаях исключить повторение его деяния и тем самым предупредить ряд преступлений. Но как это сделать?

Выход в том, чтобы включить в Особенную часть УК статью, специально устанавливающую ответственность за неудавшееся подстрекательство к преступлению. Конечно, распространять действия этой статьи на все случаи подобного рода, по-моему, излишне. Видимо, есть смысл продумать перечень преступлений, неудавшееся склонение к которым должно влечь самостоятельную ответственность. Думается, такой перечень должен учитывать тяжесть соответствующих преступлений, их распространенность и рецидивоопасность.

Совокупность пособничества подстрекателю и подстрекательства исполнителя. Предприниматель Г. арендовал часть помещений одного из санаториев Владивостока. Аренда вызывала недовольство отдыхающих, ибо им причинялись неудобства. Когда директором здравницы стал Б., он решил расторгнуть договор аренды и начал готовить необходимые документы.

Опасаясь выселения, предприниматель Г. надумал убрать Б. со своего пути. Он уговорил К. подыскать нужного человека и убедить его за деньги убить Б. К. нашел некоего Д., который, вняв его уговорам, согласился убить Б. и застрелил директора санатория. После этого Г. дал К. и Д. пять тысяч долларов. Как квалифицировать действия Д., Г. и К.?

Д. совершил убийство по найму за вознаграждение. Следовательно, его действия подпадают под признаки п. "з" ч. 2 ст. 105 УК. А вот правовая оценка действий Г. и К. представляет немалую сложность.

Практики обычно считают, что фигурант, подобный Г., должен отвечать за подстрекательство к убийству, а подобный К. - за пособничество этому убийству. Такое решение представляется ошибочным.

Ведь ответственность соучастников преступления должна определяться характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления и значением их участия для достижения цели преступления.

Между тем широко распространено мнение, что подстрекатель - это лицо, склонившее к преступлению только исполнителя. Пособник же, считают многие юристы, может оказывать помощь тоже лишь исполнителю.

А вот закон говорит, что подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления (ч. 4 ст. 33 УК).

Склонить - значит породить у другого соучастника преступления умысел на совершение преступления. А поскольку закон ведет речь о подстрекательстве "другого лица", а не только исполнителя, правомерно, по-моему, сделать вывод, что подстрекательская деятельность возможна в отношении любого соучастника.

Пособничество закон не ограничивает содействием исполнителю. Он говорит о содействии совершению преступления (ч. 5 ст. 33 УК). Преступлением же признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под страхом наказания. При соучастии преступление совершает не только исполнитель, но и организатор, пособник и подстрекатель. Значит, пособничество может быть оказано каждому из них.

Теперь обратимся к нашему примеру. Какую функциональную роль выполнял Г.? Он не разрабатывал план преступления, не продумывал его детали, не координировал действия других лиц, не осуществлял общего руководства преступлением. Следовательно, его нельзя считать организатором. Тогда кем был Г.? Конечно же, подстрекателем. Но к чему он склонял К.? К убийству директора санатория Б.? Нет, к подысканию исполнителя такого убийства и к убеждению исполнителя в важности лишения Б. жизни за вознаграждение.

Выполняя поручение Г., К. стремился помочь не исполнителю убийства, а подстрекателю Г. Значит, К. должен отвечать за пособничество подстрекательству к убийству по найму (ч. ч. 5 и 4 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105).

Однако К. был не только пособником Г., но и подстрекателем Д. к убийству по найму за вознаграждение. Его действия подпадают под признаки ч. 4 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105. Таким образом, К. должен, на мой взгляд, нести ответственность за совокупность двух преступлений (пособничество подстрекательству к убийству (в отношении действий Г.) и подстрекательство к убийству (в отношении действий Д.). Наказание же К. следует определить с учетом требований ч. 3 ст. 69 УК.

Мне могут возразить, что признание здесь совокупности ведет к искусственному увеличению К. срока наказания. Но почему к искусственному? Думаю, к вполне естественному и правомерному. Представим, что К. пожелал склонить Д. к убийству директора санатория, но все деньги за лишение Б. жизни забрать себе. Не обещал бы исполнителю деньги, а прибегнул, скажем, к обману: внушил Д., что Б. сожительствует с его женой и что того нужно за это убить.

Допустим, что Д. убил Б. на почве ревности. Какую правовую оценку получили бы в таком случае действия Д. и К.? Д. отвечал бы по ч. 1 ст. 105 за убийство без отягчающих обстоятельств (на почве ревности), а К. - не только за подстрекательство к такому убийству, но и за пособничество арендатору Г. в его подстрекательстве к убийству по найму за вознаграждение. Значит, тут была бы совокупность двух деяний. Но если даже при убийстве на почве ревности мы усмотрели совокупность, то тем более ее надо признать, когда убийство совершается по найму за плату. Иное решение противоречило бы здравому смыслу, ибо более опасное преступление из-за непризнания совокупности влекло бы меньшее наказание.

Итак, получается:

- подстрекательство может проявиться не только в склонении к преступлению исполнителя, но и других соучастников;

- виновный может выступать не только в роли пособника исполнителя, но и в роли пособника подстрекателя;

- если фигурант является одновременно пособником подстрекателя и подстрекателем исполнителя, то его действия надо квалифицировать по совокупности преступлений и назначать ему наказание с учетом требований ст. 69 УК.[46]

К.А., М. и К. заранее договорились о нападении на Е. с целью завладения ее имуществом и лишения ее жизни с использованием ножа. Согласно разработанному плану К.А. и М. вошли в дом потерпевшей и там К. повалил Е. на пол, лишил ее возможности сопротивляться, а затем М. имевшимся у него ножом нанес ей в туловище более трех ударов. После этого М. взял в доме Е. нож и передал его с целью добить потерпевшую К.А., который и нанес им более трех ударов в область туловища и шеи.

После причинения смерти Е. оба они забрали в ее доме два ящика водки на 1600 рублей и спиртосодержащую жидкость емкостью 3 литра.

В это время согласно вердикту коллегии присяжных заседателей К. согласно отведенной ему роли оставался стоять у дома потерпевшей для наблюдения за местностью с целью предупредить К.А. и М. о появлении посторонних лиц.

Затем для поджога дома К. с целью сокрытия следов преступлений принес из своего сарая 20-литровую канистру с дизельным топливом по указанию М., который передал эту канистру К.А. Последний, используя это топливо, облил сени дома Е. и поджог его, в результате чего сгорел дом стоимостью 109197 рублей и имущество на 23672 рубля, принадлежащие ГУ "Читинского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды с региональными функциями", а также личные вещи Е. на 129991 рубль 40 коп.

Этим же вердиктом К.А., М. и К. признаны заслуживающими снисхождения по всем эпизодам преступной деятельности.

Со ссылкой на данный вердикт К.А. и М. осуждены за разбой с применением насилия, опасного для жизни, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; за умышленное убийство, сопряженное с разбоем и совершенное группой лиц по предварительному сговору. К. осужден за соучастие в форме пособничества в совершении этих преступлений, а также за умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога с причинением значительного ущерба.

К.А. и М., кроме того, осуждены за соучастие в форме пособничества в умышленном уничтожении чужого имущества путем поджога с причинением значительного ущерба.

В кассационных жалобах:

осужденный М. считает приговор несправедливым вследствие его суровости. По мнению осужденного, при вердикте коллегии присяжных заседателей о снисхождении суд должен был назначить ему наказание по правилам ст. 64 УК РФ. Кроме того, осужденный обращает внимание на свои тяжелые семейные обстоятельства, на наличие у него тяжелого заболевания и малолетнего ребенка, а также на положительную характеристику. С учетом изложенного М. просит о смягчении назначенного ему наказания;

осужденный К., отрицая свою причастность к содеянному, приговор в отношении себя считает необоснованным. Признавая себя виновным лишь в недоносительстве о совершенном преступлении, просит со ссылкой на тяжелые семейные обстоятельства о смягчении наказания.

Государственный обвинитель Алехина И.П. с доводами, изложенными в кассационных жалобах, не согласна и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.

Согласно ст. 348 УПК РФ обвинительный вердикт обязателен для председательствующего судьи и влечет постановление обвинительного приговора. Обстоятельств, свидетельствующих о необходимости роспуска коллегии присяжных заседателей по мотивам, указанным в ч. 5 ст. 348 УПК РФ, по данному уголовному делу не имеется.

Вердикт коллегии присяжных заседателей по данному делу принят в соответствии с требованиями ст. ст. 341 - 343 УПК РФ. Вопросный лист для присяжных заседателей соответствует положениям ст. ст. 338, 339 УПК РФ.

Установление фактических обстоятельств совершения преступлений и виновность конкретного лица в совершении преступлений в силу ст. ст. 334, 299 ч. 1 п. п. 1, 2 и 4 УПК РФ является исключительной компетенцией коллегии присяжных заседателей. Вердикт коллегии присяжных заседателей при отсутствии нарушений процедуры его принятия кассационному обжалованию не подлежит. Нарушений процедуры судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по делу нет.

Юридическая оценка содеянному, признанному установленным коллегией присяжных заседателей, дана правильно, оснований для переквалификации содеянного по делу не имеется.

Наказание осужденным назначено с учетом степени общественной опасности содеянного ими, роли каждого в совершении преступлений и совокупности обстоятельств, касающихся личности осужденных, в том числе и указанных в кассационных жалобах. В частности, суд учел положительные характеристики осужденных, их первую судимость, наличие у М. малолетнего ребенка, возраст самих осужденных, их состояние здоровья и обстоятельства по делу. С учетом вердикта коллегии присяжных заседателей наказание М. и К. назначено в соответствии с требованиями ст. 65 УК РФ. Назначение наказание в приговоре мотивировано. Назначение наказания по правилам ст. 64 УК РФ является правом, а не обязанностью суда.

Оснований, как для отмены приговора, так и для его изменения по делу не имеется. Руководствуясь ст. ст. 376, 377, 378 УПК РФ, Судебная коллегия определила приговор Читинского областного суда от 23 декабря 2004 года в отношении К. и М. по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.[46]

3.3 Совершенствование практики квалификации преступлений совершенных в соучастии

Самостоятельную и малоизученную проблему правоприменительной практики при реализации положений института соучастия образует конкуренция норм общей и особенной частей. Как справедливо указывает Л.В. Иногамова-Хегай, данный вид конкуренции имеет место при сочетании норм о неоконченном преступлении и норм о соучастии.[16] "Нормы о приготовительных действиях, описанные в ст. ст. 208, 209, 210 УК, представляют собой частные случаи нормы о приготовлении, указанном в ч. 1 ст. 30 УК, т.е. являются специальными по отношению к общей", - пишет автор. И далее: "Действия, реально образующие покушение в случаях, предусмотренных Особенной частью уголовного закона, представляют собой оконченные самостоятельные преступления с усеченным составом. Нормы об этих преступлениях, конкретизирующие норму о покушении, предусмотренную как в общей ч. 3 ст. 30 УК, являются специальными. При квалификации указывается только норма Особенной части УК". Следует также согласиться с суждением автора относительно разрешения конкуренции норм о соучастии: "Конкуренция норм о соучастии возникает, когда в преступлении описаны признаки, в общем виде указанные в ст. 33 либо ст. 35 УК. Конкуренция действий исполнителя/соисполнителя, указанных в ч. 2 ст. 33 и статьях Особенной части УК, решена в самом уголовном законе. Коллизионное правило ч. 2 ст. 34 УК РФ устанавливает, что соисполнители отвечают по статье Особенной части без ссылки на ст. 33 УК. В статье Особенной части УК, подробно описывающей конкретные действия исполнителя/соисполнителя, закрепляется норма специальная, а в ч. 2 ст. 33 Общей части УК, в обобщенном виде указывающей на любые действия исполнителя, предусматривается норма общая". Как известно, в случае конкуренции общей и специальной норм правила квалификации преступлений предполагают приоритетность более специальной нормы. Именно этим правилом и следует руководствоваться правоприменителю при реализации норм Общей и Особенной части Уголовного кодекса, касающихся правовой оценки соучастия и его сложных форм.[4]

В ряде случаев в процессе квалификации преступлений, совершенных в соучастии, правоприменителю необходимо решить вопрос о разграничении подстрекательства как вида соучастия от преступлений, объективная сторона которых в диспозиции сформулирована фактически как действия соучастника. Классическим образцом является диспозиция ч. 3 ст. 212 УК РФ, в которой речь идет о призывах к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывах к насилию над гражданами. В данном случае следует указать на максимальное смысловое сходство призывов и вовлечения, склонения, подстрекательства. В данном случае речь вновь пойдет о конкуренции общей нормы (ч. 4 ст. 33 УК) и нормы специальной (ч. 3 ст. 212 УК), где также должно применяться правило квалификации о приоритете более специальной нормы. Кроме того, мы согласны с представленным в литературе суждением о том, что при совершении преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору либо организованной группой квалифицировать фактически содеянное следует по соответствующим статьям Особенной части УК, предусматривающим в качестве квалифицирующего признака форму соучастия, без ссылки на ст. 35 УК РФ.[16] Такое правило квалификации в целом воспринято судебной практикой, о чем свидетельствует проведенный нами анализ уголовных дел, рассмотренных судами Республики Адыгея в 1998 - 2005 гг.

Квалификация преступлений по делам, направляемым в суд с вменением такого квалифицирующего признака, как совершение преступления организованной группой, как правило, получает существенную корректировку при вынесении приговора. Зачастую данный квалифицирующий признак вообще исключается судом из обвинения. Это происходит из-за неясности границ предмета доказывания при вменении данного признака, а именно: практически невозможно определить однозначно параметры устойчивости группы. Действующее законодательство дает чрезвычайно расплывчатое понятие организованных преступных проявлений и не считает необходимым раскрыть хотя бы основные их характеристики.[48] Перед правоприменительной практикой стоит задача поиска формализованного критерия для толкования показателя устойчивости группы. Он должен быть четким и недвусмысленным, чтобы позволять точно разграничивать организованную группу с группой лиц, совершающих преступление по предварительному сговору.

Развитие и видоизменение той или иной формы соучастия в процессе ее существования и функционирования, на наш взгляд, представляет самостоятельную проблему квалификации сложных форм соучастия. Не вызывает сомнения и это подтверждается практическими наблюдениями, что характеристики преступной группы, деятельность которой по какой-либо причине не была своевременно пресечена, постепенно усложняются, т.е. от менее сложных форм соучастия группа "восходит" к более сложным формам. При этом совершенно не исключено, что группа приобретает некоторые черты организованной, но, возможно, не в полном объеме, т.е. не в том объеме, как это предусмотрено действующим уголовным законодательством. В.М. Быков предлагает в данном случае следующее квалификационное решение: "Следует прежде всего принять во внимание признаки организованной группы обязательные, указанные в законе, а затем уже и другие, факультативные, из указанных нами выше. Если даже некоторые из признаков организованной преступной группы не будут установлены, то это еще не означает, что такую группу нельзя признать организованной. Например, в отдельных группах может отсутствовать общий денежный фонд, или преступные доходы делятся в равных долях, как это имеет место в простой группе лиц, и это не является препятствием для признания группы организованной".[9] Данная точка зрения представляется нам ошибочной. Нет никакого смысла оценивать в конкретной группе наличие или отсутствие факультативных признаков организованной группы, если отсутствует хотя бы один основной. Как мы уже неоднократно подчеркивали, законодатель закрепляет данные основные признаки в ч. 3 ст. 35 УК РФ, относя к ним количественный показатель группы, ее устойчивость и наличие специальной цели объединения - совершения одного или нескольких преступлений. Полагаем, что при трансформации соучастия по предварительному сговору группой лиц в организованную группу, усложнение уголовно-правовых признаков связано, прежде всего, с критерием устойчивости. Если группа его не приобрела, если критерий устойчивости не представлен вполне явно и определенно, то нельзя говорить о том, что такую группу следует признавать организованной. Это же относится и к трансформированию организованных групп в преступное сообщество. До тех пор пока преступное объединение не приобретет отчетливо и явно всех тех признаков, посредством которых уголовный законодатель характеризует именно преступное объединение (ч. 4 ст. 35 УК), вменение соответствующего преступления невозможно. В противном случае будет грубо нарушен принцип законности, закрепленный в ст. 3 Уголовного кодекса Российской Федерации: "Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом".[21]

В науке имеются точки зрения, что групповую преступность следует объяснять с позиций социологии. Если к групповой преступности подходить только с этой стороны, то утрачивается представление о ее общественной опасности.

Криминология - юридическая наука, поэтому, характеризуя групповую преступность, следует, как я уже отметил, обосновывать выводы отдельными положениями уголовного права. Социология нужна для более глубокого познания групповых характеристик.

О соучастии в преступлении говорится в ст. ст. 32, 33, 34, 35 Уголовного кодекса Российской Федерации. В отдельных статьях Особенной части уголовно-правового закона "группа лиц" является квалифицирующим признаком, например п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ говорит о совершении убийства группой лиц по предварительному сговору как об отягчающем признаке при назначении наказания. На подобное указывается в ч. 2 ст. 159 УК РФ, где говорится о мошенничестве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, а в ч. 4 этой же статьи отмечен более отягощающий признак - мошенничество, совершенное организованной группой.

По уголовному праву группой лиц признаются два или более человека, объединенных преступным умыслом при совершении преступления.

По социологии группой лиц признается общность людей, объединенных либо умыслом, либо совместными действиями. За базовое число берется три человека.

Под групповой преступностью понимается совокупность преступлений, совершенных преступными группами, существующими или существовавшими в конкретном времени и на определенной территории.

В теории и практике возникновения, развития и существования групп они объединяются по видам преступлений, по характеристикам личности (несовершеннолетние, рецидивисты, женщины и т.п.), по месту работы, по месту жительства, по признаку землячества, по интересам - алкоголики, наркоманы, проститутки, гомосексуалисты, фанаты искусства, спорта, музыки и тому подобное.

Преступные группы различаются объединением без предварительного сговора (спонтанные или стихийные) и с предварительным сговором. Вторая форма объединения является более опасной, так как действия объединяются заранее, и такая группа может совершить достаточно сложные для раскрытия преступления, в том числе и тяжкие, многоэпизодные, изощренные преступления, и может быстрее перерасти в организованную преступную группу.

Преступные группы могут объединиться спонтанно в местах концентрации тех или иных лиц, которые имеют криминальную установку, например в пивных барах, около вокзалов, стадионов, винных торговых точек, казино, игорных домов, банков и иных местах.

Нередко лица, объединяемые в группы, предварительно знакомятся, проверяя друг друга, а затем возникает преступный умысел. После совершения преступления группа может продолжать преступную деятельность, но может и самораспуститься.

При наличии устойчивости преступных намерений, общих взглядов, в какой-то мере длительного делинквентного образа жизни преступная группа может перерасти в организованную преступную группу или преступную группировку, то есть усложненную групповую криминальную общность. Вместе с тем следует отметить, что только при повышении криминального профессионализма членов группы она может преобразоваться в организованную преступную группу и даже в преступную организацию. Наряду с этим организованная преступность возникает при усложнении криминально-криминогенных отношений групп без предварительного сговора с группами с предварительным сговором, то есть в наиболее опасные формы соучастия. Например, при возникновении и разрешении противоречий из-за контроля над территорией, где находятся объекты отдыха (бары, рестораны, кинотеатры, дискоклубы, танцплощадки, спортивные сооружения и т.п.). В этой связи не совсем понятна точка зрения законодателя, который ставит знак равенства в Уголовном кодексе России в некоторых диспозициях статей между преступной группой, преступной группой по предварительному сговору и организованной преступной группой.[30]. Ведь никто не будет отрицать, что организованная преступная группа более организованна, имеет усложненно-конспиративный внутренний характер связи, чем преступная группа по предварительному сговору, то есть представляет высокую общественную опасность. Последняя, в свою очередь, также опасна, чем просто преступная группа, потому что она имеет предварительный сговор, который позволяет квалифицированно, нелегально совершить преступление и своевременно скрывать следы преступления.

Преступная организация представляет собой симбиоз (объединение) организованных преступных групп, коммерческих организаций, учреждений, предприятий с стоящим над ними руководящим криминальным звеном, объединенных целью получения криминальных и иных сверхдоходов и супердоходов. Она представляет собой усложненно-организационный уровень.

Преступное сообщество - это криминальное объединение организаторов и руководителей преступных организаций и организованных преступных групп, а также лидеров преступной среды, создаваемое для координации и упорядочения широкомасштабной преступной деятельности, решения межрегиональных и межгосударственных криминальных вопросов. Преступное сообщество представляет собой организационно-идеологическо-третейский организационно-усложненный уровень. В Уголовном кодексе России ст. ст. 35 и 210 рассматривается несколько иная классификация. Она построена таким образом, что крайне трудно на практике создать доказательственную базу против организаторов и руководителей преступных организаций и сообществ, например коррумпированности с государственным аппаратом.

Думается, что одной из уголовно-правовых мер решения данной проблемы явилось бы введение в ч. 1 ст. 33 "Виды соучастников" в Общей части УК РФ термина "корпоративный соучастник", где раскрыть его понятие и активно применять в следственно-судебной практике по делам об организованной преступности. Это облегчило бы значительным образом доказывание на следствии и суде соучастия в сообществе (преступной организации), предусмотренных ч. ч. 1 и 2 ст. 210 УК РФ, или в организованной преступной группе, предусмотренной диспозициями других статей УК РФ. Термин "корпоративный соучастник" выводится из понятия "корпорация", под которой понимается объединение, союз, общество; совокупность лиц, объединившихся для достижения какой-либо цели; является юридическим лицом, - совершения тяжкого или особо тяжкого преступления криминальной корпорацией, как-то: преступной организацией либо преступным сообществом.[7] Преступная организация и преступное сообщество юридическим лицом не являются, юридическим лицом они делают свои гласные официальные структуры, например общество с ограниченной ответственностью, закрытое общество акционерного типа и т.п.

Так кто же такой "корпоративный соучастник"? Это, по нашему мнению, должностное лицо, принужденное к преступным действиям либо руководителями государственного или негосударственного предприятия, учреждения (юридического лица) или организации, либо просто сослуживцами, являющимися не только организаторами или руководителями, но и активными участниками преступной организации или преступного сообщества. Почему мы назвали "корпоративным соучастником" должностное лицо - это экстраполировано из понятия "корпорация", данного в Большой советской энциклопедии, которое называет корпорацию юридическим лицом. Статья 48 ГК РФ, п. 2 ч. 3, юридическим лицом в первую очередь называет государственное предприятие. Наряду с этим примечание N 1 к ст. 285 УК РФ называет должностными лицами осуществляющих постоянно, временно или по специальному полномочию функции представителя власти либо выполняющих организационно-распорядительные функции, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ. Исходя из последнего, имеется более широкий круг лиц, которые в криминально-криминогенных ситуациях могут стать "корпоративными соучастниками".

Признание следователем или судом подсудимого по делам об организованной преступности "корпоративным соучастником", даже без его согласия, должно влечь за собой более мягкое наказание либо освобождение от него. Это будет более справедливым решением о наказании, нежели это делается сейчас, когда все участники "стригутся под одну гребенку", и будет вносить определенные противоречия в отношения между членами организованных преступных общностей. В дальнейшем, даже во время отбытия наказания или находясь на свободе, при освобождении от наказания, а не только на следствии и в суде, такой соучастник может дать правдивые показания о деятельности организаторов и руководителей, что поможет изобличить их в различных преступлениях. Это также отрицательно повлияет на устойчивость преступной организации или сообщества и активизирует борьбу не только с организованной преступностью, но и наиболее опасной ее частью, преступными сообществами, а также явится существенным подспорьем для профилактики коррумпированности государственного аппарата, от его закабаления организованной преступностью.


Выводы

- Уголовное законодательство не предусматривает особого основания ответственности за соучастие в преступлении. Основанием уголовной ответственности и в данной форме совершения преступления предстает совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом (ст. 8 УК).

Привлечение соучастников к ответственности на одном и том же основании не исключает индивидуализации их ответственности. Каждый из соучастников преступления несет ответственность за лично совершенные опасные деяния. При этом ее пределы зависят от личной вины. Закон исключает коллективную ответственность за деяния, не охватываемые умыслом конкретного соучастника. Вместе с тем закон не предусматривает каких-либо ограничений в определении пределов наказания соучастника в зависимости от того, какую роль он исполнял в ходе совершения преступления. Суд вправе назначить соучастнику любое наказание в пределах санкции статьи Особенной части, имея в виду конкретное преступление, совершенное исполнителем. Индивидуальная ответственность соучастника зависит от характера и степени его участия в преступлении и других обстоятельств, предусмотренных законом (ст. 34 УК);

- анализ практики показал, что, несмотря на обилие новелл в институте соучастия по действующему уголовному законодательству, многие вопросы правоприменения по отношению к различным формам совместной преступной деятельности вызывают определенные трудности, что свидетельствует о недостаточной проработанности ряда указанных норм, отсутствии их системного восприятия, внутренней противоречивости. Вместе с тем явление это представляется закономерным, как и сам процесс адаптации правовых норм к постоянно изменяющимся потребностям правоприменительной практики.


Заключение

1. Уголовная ответственность, представляет собой самостоятельный уголовно-правовой институт, который наделен своим специфическим содержанием, чем и отличается от других институтов уголовного права. Он включает в себя как основные правовые понятия (предмет, задачи, цели, принципы), так и дополнительные, связанные в основном с применением уголовной ответственности (функции, стадии);

2. История развития института соучастия в уголовном праве представляет собой эволюционное развитие, которое характеризуется постепенным введением новых норм уточняющих понятие соучастия, субъектов соучастия;

3. Как особая форма преступной деятельности соучастие характеризуется объективными и субъективными признаками, в соответствии с которыми можно отличить соучастие от простого случайного совпадения действий нескольких лиц при совершении одного и того же преступления. Однако следует иметь в виду, что деление признаков соучастия на объективные и субъективные производится наукой уголовного права в познавательных целях; в действительности эти признаки выступают в диалектическом единстве.

4. Для субъективной стороны соучастия характерно наличие не только субъективной связи между соучастниками, но и отношения соучастников к совершенному совместно деянию и его последствиям;

5. В соответствии с ч. 1 ст. 33 УК соучастниками преступления признаются: исполнитель, организатор, подстрекатель и пособник. Основанием для разграничения является функциональная роль соучастников, характер выполняемых ими действий, а также степень их участия в совершении преступления. Цель такого разграничения заключается в том, чтобы дать более точную юридическую оценку действиям каждого соучастника, определить объем его вклада в достижение преступного результата и назначить справедливое наказание, соответствующее характеру и степени совершенного деяния.

6. Уголовное законодательство не предусматривает особого основания ответственности за соучастие в преступлении. Основанием уголовной ответственности и в данной форме совершения преступления предстает совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом (ст. 8 УК).

Привлечение соучастников к ответственности на одном и том же основании не исключает индивидуализации их ответственности. Каждый из соучастников преступления несет ответственность за лично совершенные опасные деяния. При этом ее пределы зависят от личной вины. Закон исключает коллективную ответственность за деяния, не охватываемые умыслом конкретного соучастника. Вместе с тем закон не предусматривает каких-либо ограничений в определении пределов наказания соучастника в зависимости от того, какую роль он исполнял в ходе совершения преступления. Суд вправе назначить соучастнику любое наказание в пределах санкции статьи Особенной части, имея в виду конкретное преступление, совершенное исполнителем. Индивидуальная ответственность соучастника зависит от характера и степени его участия в преступлении и других обстоятельств, предусмотренных законом (ст. 34 УК);

1. В процессе исследования были выработаны следующие понятия по совершенствованию уголовного законодательства: необходимо исключить из текста ч. 4 ст. 35 УК РФ указания на сплоченный характер преступного сообщества (преступной организации).Целесообразно изменить редакцию части 4 статьи 35 УК РФ на решение ее следующим образом" Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено объединением организованных групп, созданным для совершения тяжких или особо тяжких преступлений".

2. С целью поощрения позитивного посткриминального поведения. Предлагаем дополнить ст. 209 УК РФ "Бандитизм" и ст. 210 УК РФ "Организация преступного сообщества (преступной организации)" соответствующими примечаниями.

Статью 209 УК РФ "Бандитизм" мы предлагаем дополнить примечанием следующего содержания: "Лицо, добровольно прекратившее участие в банде и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления".

Статью 210 УК РФ "Организация преступного сообщества (преступной организации)" дополнить примечанием следующего содержания: "Лицо, добровольно прекратившее участие в преступном сообществе (преступной организации), освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления".


Список использованных источников и литературы

I. Нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации принята всенародным голосованием 12.12.1993 года (с изм. от 30.12.2006). // Российская газета, № 237, 25.12.1993.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 30.12.2006) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, N 25, ст. 2954.

II. Научная и учебная литература

3. Арутюнов А. Соучастие создает особые основания уголовной ответственности соучастников // Адвокатская практика, N 5, 2002.

4. Арутюнов А.А., Институт соучастия: системный подход и проблемы квалификации. М., 2002. - 236 с.

5. Арутюнов А.А., Системная теория соучастия // Адвокат, № 12, 2000 г.

6. Арутюнов А.А., Субъект преступления, совершенного в соучастии // Современное право, № 9, 2002 г.

7. Большой энциклопедический словарь. / Под ред. А.М. Прохорова. Изд. переработанное и дополненное. М.: Научное издательство "Большая Российская энциклопедия", 1998. - 944с.

8. Бурчак Ф.Г. Соучастие: социальные, криминологические и правовые проблемы. Киев, 1986. - 208 с.

9. Быков В.М. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) // Российский следователь. 2000. N

10. Венгеров А.Б., Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. 3-е изд. – М.: юриспруденция, 2000. – 528 с.

11. Вышинский А.Я. Вопросы теории государства и права. М.: Госюриздат, 1949. - 420 с.

12. Гришаев П.И., Кригер Г.А. Соучастие по уголовному праву. М., 1959. - 255 с.

13. Жиряев А.П. О стечении нескольких преступников при одном и том же преступлении. СПб., 1850. –198 с.

14. Загородников Н.И. Понятие объекта преступления в советском праве. Труды ВЮА, 1951. Вып. XIII.

15. Иванов Н.Г. Понятие и формы соучастия в советском уголовном праве. Онтологический аспект. Изд-во Саратовского ун-та, 1991. – 52 с.

16. Иногамова-Хегай Л.В. Конкуренция норм уголовного права: Дис. ... доктора юридических наук. М., 1999. – 21 с.

17. Козлова Н. Петля, яд и немного фантазии // Российская газета. 2004. 20 октября.

18. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации, издание третье, измененное и дополненное, под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева, Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 2000 г. – 564 с.

19. Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. М., 1980. –. 26 с.

20. Кошаева Т.О. Уголовная ответственность как вид юридической ответственности // Журнал российского права, N 8, 2004.

21. Кубов Р.Х. Совершенствование правоприменительной практики, направленной на квалификацию преступлений, совершенных в соучастии // Российский следователь, 2006, N 11.

22. Кузнецова Н.Ф. Курс уголовного права. М., 2002. -624 с.

23. Курс уголовного права. Том 1. Общая часть. Учение о преступлении (под ред. доктора юридических наук, профессора Н.Ф.Кузнецовой, кандидата юридических наук, доцента И.М.Тяжковой) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. – с. 553

24. Лейст О. Э.Санкции в советском праве. М., 1962. – 207 с.

25. Малахов И.П. Некоторые вопросы учения о соучастии по советскому уголовному праву // Тр. ВПА. 1957. Вып. 17.

26. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 2000. – 611 с.

27. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Азбуковник, 1977. 855 с.

28. Основания уголовно-правового запрета. Криминализация и декриминализация М, 1982. – 170 с.

29. Пионтковский А.А. Учение о преступлении. М., 1961. – 873 с.

30. Правовое обеспечение конкурентоспособности в сфере коммерции в России // Российский следователь. 2005. N 6. с.22.

31. Протасов В.Н. Теория права и государства. Проблемы теории права и государства: Вопросы и ответы. - М.: Новый Юрист, 1999. - 240с.

32. Прохоров В.С. Курс советского уголовного права. Л., 1968. Т. 1.

33. Разинкин В.С., К вопросу о классификации и улучшении доказательственных возможностей института соучастия в организованной преступности // Уголовное судопроизводство, 2006, N 1.

34. Самощенко И. С. Понятие правонарушения по советскому законодательству. М., 1963.

35. Советское уголовное право. М., 1982.

36. Состояние преступности в России. Статистический сборник ГИЦ МВД России за 1999, 2000, 2001 и 2003 годы.

37. Спасович В.Д. Учебник уголовного права. Т. 1. СПб., 1863.

38. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. Т. 1. М., 1994.

39. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 1. СПб., 1902.

40. Тарбагаев А. Н. Понятие уголовной ответственности как последствия совершения преступления // Вестник Ленинградского университета Экономика, философия, право 1983. Вып. 1.

41. Тельнов Ф.П. Ответственность за соучастие в преступлении. М., 1974.

42. Теория государства и права: Курс лекций. / Под ред. А.В. Малько. – 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2001.–776с.

43. Трайнин А.Н. Учение о соучастии. М., 1941.

44. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник (издание исправленное и дополненное) под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева, ИНФРА-М, КОНТРАКТ, 2006.

45. Уголовное право: Общая часть. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1998.

46. Улицкий С., Институт соучастия в судебной практике // Законность, 2005, N 11

47. Хачатуров Р.Л. Источники права. Выпуск третий. Тольятти, 1997.

48. Чупрова А.Ю., Мурзков С.И. Квалификация преступлений, совершенных организованной группой // Уголовное право. 2000. N 6.

49. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права Учебное пособие (по изданию 1910—1912 гг.). Том 2. М., 1995.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:01:05 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
10:29:42 29 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Анализ института соучастия
Российское уголовное право
ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Российское уголовное право Курс лекций Воронеж 2010 Тема 1. Понятие, предмет, задачи ...
Выделение сложного соучастия в качестве самостоятельной его формы обусловлено таким сочетанием объективных и субъективных показателей, когда налицо совершение преступления, в ...
33 УК соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: учебное пособие Просмотров: 5811 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Общая части Уголовного Кодекса РФ
Статья 17 Совокупность преступлений 1Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями ...
5. Если действия организатора или подстрекателя, предусмотренные частью четвертой настоящей статьи, не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, то ...
Статья 35 Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) 1. Преступление ...
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Просмотров: 758 Комментариев: 5 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать
Шпоргалки по уголовному праву (общая часть)
... 3 Понятие и признаки преступления. 3 Состав преступления. 4 Условия правомерности необходимой обороны. 5 Стадии совершения умышленного преступления. 6
В этих случаях признаки преступления соучастников (организаторов, подстрекателей, пособников) описаны не только в статьях Особенной части УК, оно дополняются положениями ст.33 ...
Организатор, подстрекатель, пособник совершили действия, направленные на склонение лица к совершению преступления или к оказанию содействия в предполагаемом преступлении, что ...
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Просмотров: 818 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Общие начала назначения наказания
ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ 1.1 История становления общих начал назначения наказания 1.2 Принципы назначения ...
Характер фактического участия лица в совершении предполагает его роль в соучастии (организатор, подстрекатель, пособник, исполнитель).
Отягчающие обстоятельства, относящиеся к общественной опасности деяния: совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 4961 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Уголовный кодекс Российской Федерации
ПРИНЯТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМОЙ 24 мая 1996 г. ОБЩАЯ ЧАСТЬ Раздел I. УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН Глава 1. ЗАДАЧИ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ...
рожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмот-
приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Просмотров: 2361 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Соучастие в преступлении
Соучастие в преступлении Введение Зачастую в совершении преступления участвуют не одно, а несколько лиц. Такая преступная деятельность представляет ...
Однако УК РСФСР 1922 г., 1926 г., Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. определения общего понятия соучастия не содержали, а лишь ...
В материальных составах действия, описанные в конкретной статье Особенной части УК, выполняются лишь исполнителем (соисполнителями), действия других соучастников связаны с ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: контрольная работа Просмотров: 3804 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних
Негосударственное образовательное учреждение высшего и профессионального образования ИНСТИТУТ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ИННОВАЦИЙ _ Юридический факультет
Нередко в качестве организаторов, подстрекателей и соисполнителей оказываются взрослые лица, уже имеющие преступный опыт.
Если суд придёт к выводу о необходимости назначения наказания несовершеннолетнему организатору, подстрекателю и исполнителю преступления, обсуждению подлежит вопрос о виде ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 8552 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Неоконченное преступление
ПЛАН ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ИНСТИТУТ НЕОКОНЧЕННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 1.1 История становления и развития института преступной деятельности в России 1.2 ...
Точное определение признаков всех оконченных преступлений в Особенной части УК РФ позволяет в каждом конкретном случае совершения преступного деяния установить степень ...
В частности учитываются следующие обстоятельства: важность охраняемого объекта, степень завершенности приготовительных действий, характер изготовленных орудий, сговор группы и т.д ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 5356 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Уголовное право (общая часть)
1. Понятие уголовного права. 2. Задачи УК РФ. 3. Принципы уголовного права. 4. Уголовный закон, его признаки и значение. 5. Уголовная ответственность ...
Согласно ч.1 ст.30 УК "Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание ...
Пособник П не подлежит УО, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение П. Если действия организатора или подстрекателя, предусмотренные ч.4 ...
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Просмотров: 1887 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Дипломная работа: Анализ института соучастия (5007)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150781)
Комментарии (1840)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru