Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Подготовка СССР к войне в 1938-1941 гг.

Название: Подготовка СССР к войне в 1938-1941 гг.
Раздел: Рефераты по истории
Тип: курсовая работа Добавлен 10:12:08 27 марта 2011 Похожие работы
Просмотров: 1330 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Советская военная промышленность в 1938-1940 гг.

1.1Военная промышленность в 1938 г.

1.2 Мобилизационная подготовка советской промышленности

1.3 Военная промышленность СССР в 1939–1941 гг.

Глава2.Проблемы организации производства военной продукции в 1941 г.

Заключение

Список использованных источников и литературы


ВВЕДЕНИЕ

Данная работа посвящена деятельности советского государства по укреплению обороноспособности страны в 1938-1941 гг.

В предвоенные годы был предпринят ряд крупных мер по укреплению обороноспособности страны. Успешное осуществление ленинской политики социалистической индустриализации страны, создание современной, мощной тяжелой промышленности и в крупных масштабах – оборонной промышленности (авиационной, танковой, артиллерийской, и др.) дали возможность советскому государству достичь серьезных успехов в оснащении армии военной техникой.

Цель работы: рассмотреть процесс укрепления обороноспособности СССР накануне Великой Отечественной войны

Задачи:

1. Рассмотреть развитие военно-промышленного комплекса СССР в 1938-1941 гг.

2. Выяснить причины проблем организации производства военной продукции в начальный период Великой Отечественной войны

Анализ источников и литературы: Источниковую базу составляют директивные документы партии и правительства; нормативные документы Госплана СССР и наркоматов СССР; отчетная документация по вопросам выполнения текущих и перспективных планов предприятий, объединений, главков, наркоматов (министерств); мемуары и маргиналии; произведения руководителей партии и правительства.

Практически во всех фундаментальных научных исследованиях о событиях 2-й Мировой войны затрагиваются вопросы предвоенной организации в СССР военно-промышленного производства, эффективности проводимой советским руководством военно-технической политики, анализируются количественные данные роста производства военной продукции в годы Великой Отечественной войны и особенности организации советской военной экономики в интересах мобилизации материально-финансовых и т.д. ресурсов на нужды обороны СССР.

В работах советских ученых-экономистов раскрываются и анализируются, пусть и на ограниченном круге источников, производственно-технологическая структура советской оборонной промышленности, показатели основной производственной деятельности военно-промышленных наркоматов и входивших в их систему «кадровых военных заводов». Не утратили своей научной актуальности написанные в 60–80-е годы работы по истории советской авиационной и бронетанковой техники, артиллерийского и стрелкового вооружения.

ГЛАВА 1. СОВЕТСКАЯ ВОЕННАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ В 1938-1940 ГГ.

1.1 Военная промышленность в 1938 г.

В начале декабря 1938 г. Сталин отстраняет Ежова от поста наркома НКВД. С января по июль 1938 г., в несколько этапов, Сталиным проводится лицемерная кампания по устранению перегибов в работе органов внутренних дел: кого-то освобождают из-под ареста, кого-то восстанавливают в рядах ВКП(б), а кого-то наказывают «за грубейшие нарушения социалистической законности». Под руководством нового наркома Л.П.Берия НКВД превращается в еще более мощную многофункциональную организацию, чем она была при его предшественниках. Не сокращая масштабы репрессивной деятельности (с 1937 по 1939 г. расходы на содержание тюремного управления возрастают с 56,6 млн. руб. до 563 млн. руб., расходы оперативно-чекистского управления с 708,4 млн. руб. до 1395 млн. руб.), НКВД непрерывно увеличивает свою долю участия в укреплении обороноспособности страны по линии строительства стратегических шоссейных дорог (ГУШОСДОР), комплексного производственного освоения отдаленных и необжитых территорий с богатейшими месторождениями полезных ископаемых (Дальстрой) и т.д. 13 января 1940 г. постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) за № 60–30 ее. в ведение НКВД передаются медно-никелевый комбинат «Североникель», трест «Кольтрой», строительство Кандалакшского алюминиевого завода «в целях, – как сказано в постановлении, – значительного увеличения выплавки никеля и связанного с этим форсированного строительства пусковых объектов 1940–1941 гг.». Берия убеждает Сталина в целесообразности использования арестованных и осужденных специалистов военной промышленности по их профессиональному назначению в специальных конструкторских бюро и научно-исследовательских институтах. Берия ничего нового не выдумывал. Известно, что еще в 1929 г. в Бутырской тюрьме существовало КБ ВТ – Конструкторское Бюро «Внутренняя тюрьма» – во главе с Поликарповым и Григоровичем, затем переведенное на территорию Ходынского аэродрома и названное ЦКБ-39-ОГПУ. В подмосковный дачный поселок Болшево в 1938–1939 гг., в специальный концентрационный лагерь, по приказу Л.П.Берия, свозились зеки-оборонщики со всех тюрем и лагерей. Среди них: конструктор тяжелой артиллерии русского флота, бывший полковник царской армии Е.А.Беркалов – автор «формулы Беркалова», по которой во всем мире рассчитывались орудия; летчик и авиаконструктор, член Итальянской компартии Роберт Бартини; ведущий специалист по авиационному вооружению А.В.Надашкевич; ведущий технолог авиапрома А.С.Иванов, конструктор подводных лодок Кассациер; бывший заместитель начальника ЦАГИ член-корр. АН СССР АИ.Некрасов; будущие конструкторы космических ракет С.П.Королев и В.П.Глушко и т.д.

Из Болшево зеков-оборонщиков направляли в обустраивающиеся (в соответствии с требованиями режима конвоя и стражи) конструкторские и исследовательские организации НКВД. Среди них неоднократно описанная в литературе «шарага Туполева», официальное название которой – ЦКБ-29-НКВД. В «шараге Туполева», понятно, создавались новые конструкции самолетов (в том числе одни из лучших в мире фронтовые бомбардировщики Ту-2 и Пе-2).

В ОТБ НКВД (будущее НИИ-6-НКВД) создавались новые образцы боеприпасов и передовые технологии военно-химического производства. 3 марта 1940 г. Л.П.Берия обратился в Экономсовет СНК СССР с предложениями об освоении в промышленном производстве разработанных ОТБ НКВД средств вооружения. В записке сообщалось: «Группой арестованных под руководством арестованного С.И.Лукашова (бывший работник Артиллерийского Управления НКО) разработаны 45 мм бронебойно-зажигательный снаряд и два образца зажигательных авиационных бомб. Группа арестованного Рябова (бывший работник Артиллерийского Управления НКО) разработала конструкцию зарядов, позволяющую получить беспламенный и бездымный артиллерийский выстрел. Ими также разработан специальный пороховой заряд для бронебойной пули Б-30. Группа под руководством з/к Фишмана (бывший начальник Химуправления НКО) разработала новый образец противогаза, защитная мощность которого в два раза превышает мощность принятого на вооружение противогаза МТ-4. Группа заключенных под руководством Ступникова (бывший главный инженер НКОП) разработала новую технологию производства серной кислоты, позволяющую повысить производительность действующих сернокислотных заводов в три раза. Зеки-оборонщики, многие из которых оказались под арестом из-за ложных доносов или выбитых под пыткой свидетельских показаний, не могли не задумываться над вопросом о целесообразности выполнения своих профессиональных обязанностей на свободе. [1]

1.2 Мобилизационная подготовка советской промышленности

Военно-мобилизационная подготовка промышленности СССР имела своей основной задачей обеспечить поставку в военное время необходимого вооруженным силам страны предметов военного потребления в количестве, заявленном НКО СССР. Для этого разрабатывались: а) сводный мобилизационный план промышленности; б) мобилизационные планы наркоматов; в) мобилизационные планы предприятий.

Сводный мобилизационный план промышленности состоял: а) из сводного расчета потребности и графика подачи вооружения и боевой техники по основным номенклатурам; б) плана мероприятий, обеспечивающих подачу (наращивание производственных мощностей в период действия мобплана, схемы отраслевого и межотраслевого кооперирования промышленных предприятий); в) сводного плана материально-технического обеспечения.

Сводный мобилизационный план наркоматов включал: а) мобилизационное задание и расчеты подачи по всем основным номенклатурам вооружения; б) распределение мобзадания по предприятиям наркомата с указанием схем кооперации; в) мероприятий, обеспечивающих подачу; г) план материально-технического обеспечения (потребности и источники покрытия); д) мероприятия по переводу предприятий на военное положение.

Мобилизационные задания предприятий включали в себя: а) мероприятия, проводимые с объявлением мобилизации или по особому распоряжению правительства; б) производственную мобилизационную программу или иное задание; в) особые указания по осуществлению программы или задания, например, производство каких видов продукции начать, каких на столько-то процентов сократить, выпуск каких изделий вовсе свернуть; г) подготовительные мероприятия к осуществлению мобилизационного задания.

Мобилизационное задание выдавалось директору предприятия (объединения) за подписью начальника главка и начальника мобилизационного отдела, регистрировалось после утверждения Наркомом под отдельным номером в книге регистрации мобилизационных заданий наркомата. Все документы, имеющие отношение к мобзаданию, например, чертежи и проектно-сметная документация, подлежали хранению отдельно от прочих секретных документов, могли передаваться и пересылаться только по линии мобилизационных органов. Начальники мобилизационных отделов наркоматов и главков, директора заводов несли персональную ответственность за разглашение тайны мобплана, «будь это сделано в частном разговоре или при докладе на заседании партийного, советского или какого-либо другого органа». [2]

Общее руководство разработкой, обеспечением и проведением в жизнь мобилизационного плана промышленности в 1928–1938 гг. осуществлял Совет Труда и Обороны (вначале через Распорядительные Заседания затем через Комиссию Обороны), а в 1938–1941 гг. Комитет Обороны при СНК СССР. Мобилизационные планы отраслей промышленности, имеющих оборонное значение, в 1932–1936 гг. разрабатывали главки Наркомата Тяжелого Машиностроения СССР. В 1937–1938 гг. разработка мобилизационного плана по вооружению, боевой техники и военно-техническому имуществу была возложена на Наркомат Оборонной промышленности СССР; по машинам и механизмам – на Наркомат Машиностроения СССР; по металлу, топливу, электроэнергии – на Наркомат Тяжелого Машиностроения СССР.

В результате разукрупнения в 1938–1940 гг. вышеуказанных промышленных наркоматов и формирования новых, мобилизационный план промышленности потребовал более сложной ведомственной увязки и согласованности. Для этой цели при Комитете Обороны весной 1938 г. была создана Военно-Промышленная Комиссия (председатель Л.М.Каганович), а при ней – Военно-Техническое Бюро.

17 июня 1938 г. Комитет Обороны при СНК СССР принимает постановление № 3 о введении в действие мобилизационного плана тяжелой промышленности на период с 1 января по 31 декабря 1939 г. под литером «МП-1». 29 июля 1939 г. Комитет Обороны принимает постановление № 267 ее о введении с 1 августа 1939 г. отдельного мобилизационного плана по гражданским наркоматам и ведомствам под литером «МП-8». Мобилизационный план «МП-1» предусматривал подачу в расчетный период: 51818 артиллерийских систем, 27260 самолетов, 19290 танков, 5700 бронемашин, 82300 тракторов, 2740800 винтовок. Размеры подачи артиллерийского выстрела были определены в количестве 233353 тыс. шт.; винтовочных патронов – 16640,4 млн. шт. Химическая промышленность СССР была обязана поставить в первый год войны 285 тыс. тонн пороха, 615,7 тыс. тонн взрывчатых веществ и 227,7 тыс. тонн отравляющих веществ.

Расчеты «МП-1» по сырьевым отраслям военно-промышленных производств выражались в следующих показателях: сталь 9,5 млн. тонн, прокат 5,8 млн. тонн, медь 305 тыс. тонн, свинец 154,1 тыс. тонн, алюминий 131,1 тыс. тонн, никель 12,1 тыс. тонн, олово 11,1 тыс. тонн, цинк 88,2 тыс. тонн. По группе цветных металлов потребности мобплана «МП-1» полностью не обеспечивались, поэтому в случае войны, да еще при наличии полной экономической блокады, промышленность СССР оказалась бы в крайне тяжелом положении. По продукции основной химии, напротив, было гораздо меньше проблем, чем в начале 30-х годов. Мощности производства крепкой азотной кислоты, олеума, хлора, серы, толуола и анилина соответствовали уровню подачи «МП-1». Выполнимость мобилизационного плана «МП-1» в расчетный период вызывает много вопросов. Предприятия Наркомата Оборонной промышленности, Наркомата Тяжелой промышленности и Наркомата Машиностроения, являвшиеся основными поставщиками военной продукции по плану текущих заказов НКО СССР в 1938 г. должны были произвести валовой продукции в фактических оптовых ценах в размере 67 млд. руб., в том числе предметов вооружения и боевой техники на 10,57 млд. руб. Стоимость же всей номенклатуры продукции по мобилизационному плану «МП-1» составила бы в оптовых ценах 1938 г. не менее 60 млрд. руб. Таким образом, при условии выхода предприятий НКОП, НКТП и НКМаша на уровень подачи вооружения и боевой техники, предусмотренный «МП-1», «гражданские» промышленные производства и транспорт страны оказались бы в крайне тяжелом положении, оказывающем соответствующее разрушительное влияние на военно-промышленные производства. Второй важный вопрос – равномерность нагрузки производственных мощностей, что, в принципе, разрешимо посредством хорошо продуманных и отлаженных на практике кооперативных связей. Однако, пренебрегая кооперацией в прошлом, моборганы не могли в сжатые сроки исправить свои упущения. По состоянию на начало весны 1939 г. в порядке производственной кооперации производились элементы артиллерийского выстрела (гильзы, корпуса снарядов, взрыватели, запальные стаканы к химическим снарядам), авиационные поковки, корпуса авиационных бомб и отдельные агрегаты (артиллерийские и танковые манометры, стереоприцелы, часовые механизмы для мин и т.д.). В справке Военно-Промышленной Комиссии «О состоянии производственной кооперации по производству средств вооружения и боевой техники» от 25 апреля 1939 г. откровенно признается: «Производственная кооперация на данное время не продумана, построена бессистемно. Главки и наркоматы этому вопросу внимания не уделяют. Заводы действуют по своей инициативе: ищут предприятия, уговаривают принять заказ и всяческими путями стараются удержать их. Предприятия, привлекаемые к производству в порядке кооперации, назначают ничем не обоснованные Расценки, пытаясь за счет этих заказов улучшить свои финансовые дела. Это приводит к тому, что основной завод не прекращает производства деталей, предназначенных к поставкам по кооперации».[3]

Третий важный вопрос – обеспечение промышленности рабочей силой в условиях военного времени, в том числе – нормативные перечни категорий военнообязанных, подлежащих отсрочке и бронированию за соответствующими предприятиями, из-за несогласованности с Наркоматом Обороны СССР моборганы наркоматов забронировали за народным хозяйством 2,5 млн. военнообязанных, что оказалось совершенно недостаточно для обеспечения потребностей оборонной промышленности и других важнейших отраслей экономики. В 1941–1945 гг. Государственный Комитет Обороны и СНК СССР вынуждены были принять более 1 тысячи постановлений по вопросам бронирования за промышленностью квалифицированных кадров.

Не исключено, что главной причиной, побудившей советское руководство в начале 1939 г. разделить Наркомат Оборонной промышленности СССР на 4 специализированных военно-промышленных наркомата, явилось стремление административными методами внедрить в военно-промышленные производства принципы кооперации и специализации, установить более жесткий оперативный контроль за состоянием технологического процесса и, соответственно, графиками мобилизационного развертывания.

В записке Наркома Оборонной промышленности М.М.Кагановича в ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 21 января 1939 г. необходимость создания «специализированного наркомата по выстрелу» Наркомата Боеприпасов – мотивировалась потребностями «комплектации всей программы выстрела», распределенной между 400 заводами различных наркоматов, «наблюдения за выполнением программы, планирования заданий», оказания «технической помощи» и т.д. Необходимость создания Наркомата вооружения мотивировалась М.М.Кагановичем тем, что «переход на более совершенные виды вооружения (самозарядные винтовки, зенитные автоматы, новую дивизионную и тяжелую артиллерию) требует углубленного технического руководства». Что касается будущих наркоматов судостроительной и авиационной промышленности, то эти военно-промышленные производства, по его словам, «составляют законченный производственный комплекс». [4]

11 января 1939 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР «О разделении Наркомата Оборонной промышленности СССР» было положено начало формирования в структуре управления советской экономикой специализированных военно-промышленных наркоматов, каждый из которых представлял собой целостный производственно-технологический комплекс по изготовлению соответствующих видов военной продукции.

Ниже в таблице показано распределение по новым общесоюзным наркоматам: авиационной и судостроительной промышленности, боеприпасов и вооружения, – производственных предприятий, научно-исследовательских и опытно-конструкторских организаций, количества рабочих и служащих. В таблице также отражены показатели запланированного по указанным наркоматам на 1939 г. объема валовой продукции (в Действующих оптовых ценах предприятий) и капитальных вложений.

Военно-промышленные Наркоматы СССР в 1939 г.[5]

Количество заводов Количество НИИ и КБ Количество работающих (тыс. чел.) Валовая продукция (млн. руб.) Капитальные вложения (млн. руб.)
НКАвиапром 86 9 272,6 5738,8 1427
НКБоеприпасов 53 12 337,1 4993,9 1525
НКСудостроения 41 10 173,2 3054,1 945
НКВооружения 38 8 223,2 3820,2 1003
Всего: 218 39 1006,1 17607,0 4900

Производство бронетанковой техники было распределено Между наркоматами «гражданского» машиностроения. В состав образованного 2 июля 1939 г. Наркомата Среднего машиностроения СССР, в частности, были переданы танковые заводы бывшего Наркомата Оборонной промышленности № 183, 174 и № 37.

Военно-химические производства из состава бывшего 6-го Главного управления НКОП были переданы в Наркомат Химической промышленности СССР (сформирован 28 февраля 1939 г.).

Участие наркоматов в выполнении плана заказов Наркомата Обороны СССР на предметы военного потребления в 1940 г. характеризует следующая таблица.


Распределение заказов НКО СССР по наркоматам промышленности (тыс. руб. в ценах 1940 г.)[6]

1) Наркомат Боеприпасов СССР 10003835,1
2) Наркомат Авиационной промышленности СССР 7284920,7
3) Наркомат Вооружений СССР 5031647,8
4) Наркомат Среднего машиностроения СССР 2373183,6
5) Наркомат Тяжелого машиностроения СССР 1167339,3
6) Наркомат Обороны СССР 903211,1
7) Наркомат Химической промышленности СССР 850117,2
8) Наркомат Общего машиностроения СССР 719281,3
(10) Наркомат Судостроительной промышленности СССР 490941,1

По отношению к общему объему заказов, определявшемуся в размере более 30,9 млрд. руб., на долю НКБ соответственно приходится 32,3%, НКАП – 23,5%, НКВ – 16,2%, НКСредмаша 7,6%, НКТяжмаша – 3,7%, предприятий НКО – 2,9%, НКХимпрома 2,7%, НКОбщемаша – 2,3%, НКСП – 1,5%. На долю остальных наркоматов приходится 7,3% выполнения заказа НКО СССР. В случае мобилизационного развертывания промышленности СССР участие наркоматов в производстве продукции военного потребления выразилось бы, по расчетам Военно-Промышленной Комиссии, в таких пропорциях: НКБ – 27,9%, НКАП – 14,5%, НКСредмаш – 11,6%, НКВ – 11,1%, НКОбщемаш – 6,8%, НКТП – 5,3%, НКХимпром – 6,6%, НКСудпром – 2,4%.

Для решения основных задач военно-мобилизационной подготовки промышленности СССР расформирование НКОП и создание нескольких специализированных военно-промышленных наркоматов имело положительное значение. В случае необходимости экономический потенциал каждого из них мог быть усилен присоединением родственных по технологическому процессу предприятий, находящихся в другом ведомственном подчинении, правда, в случае внезапного вступления в войну сроки мобилизационного развертывания военно-промышленной базы от этого не сокращались. С другой стороны, в случае потери значительной части территории страны (временная оккупация) и наступления транспортного и энергетического паралича концентрация военно-промышленного производства на немногих, но значительно удаленных от линии фронта и радиуса действия авиации противника предприятий позволяла продолжать обеспечение армии предметами вооружения и боевой техники, несмотря на неполное использование преимуществ кооперации и специализации накануне мобилизационного развертывания основной промышленной базы.

По состоянию на 22 июня 1941 г. в полном объеме работа над составлением сводного мобилизационного плана промышленности «МП-1» и уточнением мобзаданий предприятий не была завершена, но с приближением и, особенно, с началом второй мировой войны ряд подготовительных мероприятий по поэтапному введению его в действие был осуществлен. Об этом свидетельствуют, например, такие постановления Экономсовета и СНК СССР, как «О балансах и планах распределения качественных сталей и ферросплавов» от 29 августа 1939 г., «О составлении балансов производства и распределения серной и азотной кислоты» от 1 сентября 1939 г., «О развитии станкостроительной промышленности СССР» от 4 сентября 1939 года. Данными постановлениями регулируется распределение продукции черной металлургии, основной химии и станкостроения в целях удовлетворения возрастающих потребностей оборонной промышленности. [7]

1.3 Военная промышленность СССР в 1939–1941 гг.

Среднегодовые темпы роста производства военно-промышленных наркоматов в 1938–1940 гг. составили 141,5% вместо 127,3%, предусмотренных третьим пятилетним планом.

По балансу народного хозяйства СССР 1940 г. доля военной продукции составила в товарной продукции промышленности страны, оценивавшейся в действующих оптовых ценах размере 390 млрд. руб., 27 млрд. руб. или около 7% (в «неизменных» ценах 1926/27 гг. эта доля выразилась бы в размере 17,4%).

Перераспределение материальных ресурсов в пользу военно-промышленных и смежных с ними производств вызвало крайнее Спряжение с выполнением планов предприятий и наркоматов «гражданской» промышленности. Из-за дефицита стали и проката снижался выпуск тракторов, комбайнов, автомобилей и т.д. Так, Горьковский автозавод для нормального хода производства должен был располагать постоянным переходящим заделом металла и деталей на 35 дней. На самом деле с 1939 г. у завода никакого задела не осталось. От массового поточного производства ГАЗ вынужден был перейти на мелкосерийное, терпя большие потери на непредусмотренные технологией частые переналадки оборудования и смену штампов.

По третьему пятилетнему плану в оборонной промышленности страны первоначально было намечено строительство 84 предприятий, общей сметной стоимостью около 3,2 млрд. руб. Более 8 млрд. руб. капитальных вложений планировалось направить на реконструкцию и расширение действующих «кадровых» военных заводов. В результате пересмотра программы оборонного строительства (июль 1939 г.) общий объем капитальных вложений в оборонную промышленность в третьей пятилетке (НКАП, НКВ, НКБ, НКСП) возрастал до 20,3 млрд. руб.

В августе 1939 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О развитии авиамоторных заводов». Оно было рассчитано на удвоение мощностей советского авиамоторостроения.

В сентябре 1939 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О реконструкции существующих и строительстве новых самолетных заводов». Оно предусматривало к концу 1941 г. увеличить производственные мощности авиазаводов более чем в полтора раза по сравнению с 1939 годом. Было решено построить 9 новых самолетостроительных заводов и реконструировать 9 действующих.

Не дожидаясь завершения этой программы, советское руководство распорядилось о передаче Наркомату авиационной промышленности СССР 60 предприятий «гражданского» машиностроения. По сравнению с 1938 г. производственные площади НКАП выросли в 2 раза, а количество установленного оборудования (металлорежущие станки) – в 1,4 раза.

В январе 1940 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О работе Наркомата авиационной промышленности», направленное на скорейшую разработку новых образцов боевых самолетов и сокращение сроков перехода к их массовому производству. Количество авиационных научно-исследовательских и опытно-конструкторских органзаций в системе НКАП увеличилось с 9 до 20.

Порученное советским руководством задание не уступать по тактико-техническим данным лучшим образцам зарубежной авиационной техники советские конструкторы выполнили с честью. Особенно отличились конструкторские коллективы под руководством С.В.Ильюшина (бронированный штурмовик ИЛ-2), В.М.Петлякова (скоростной пикирующий бомбардировщик Пе-2), Лавочкина (истребитель ЛаГГ-3), А.И.Микояна (истребитель МиГ-3) и А.С.Яковлева (истребитель Як-1). В начале 1941 г. авиционная промышленность полностью перешла на выпуск только самолетов новых конструкций. По состоянию на 22 июня 1941 г. их насчитывалось уже 17% от общего количества находившихся на вооружении ВВС РККА единиц авиационной техники.

В июне 1940 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О производстве танков Т-34 в 1940 г.», в котором обязало Наркомат среднего машиностроения СССР изготовить в 1940 г. 600 танков Т-34. Принятие Т-34 на вооружение РККА произошло 19 декабря 1939 г. Освоение в серийном производстве началось на харьковском танковом заводе № 183. Затянувшаяся подготовка рационального технологического процесса не позволяла загрузить под серийное производство Т-34 мощности Челябинского и Сталинградского тракторных заводов, поэтому в течение 1940 г. промышленность выпустила только 115 боевых машин данного типа. В начале 1941 г. к серийному выпуску Т-34 подключились все тракторные и броневые заводы страны. Изготовленные в течение 1940 г. и первой половины 1941 г. 1225 «тридцатьчетверок» вместе с 636 тяжелыми танками КВ производства ленинградского Кировского завода составили около 10% от общего количества единиц бронетанковой техники, состоявшей на вооружении Красной Армии.

В результате реконструкции и строительства новых цехов на Уралмашзаводе, Уралвагозаводе, Ново-Черкасском, Ново-Краматорском и Боткинском машиностроительных заводов в 1939–1940 гг. удалось в 1,5–2 раза увеличить мощности по производству стволов и лейнеров для артиллерийской промышленности. В том, что во время Великой Отечественной войны система артиллерийского вооружения Красной Армии не испытывала потребности в введении новых калибров или принципиально новых конструкций, большая заслуга принадлежит советским военным руководителям и инженерам-конструкторам, отработавшим в 30-е годы большую гамму калибров артиллерийских систем с хорошими боевыми качествами.

В 1939–1940 гг. промышленность вооружений увеличивает серийный выпуск минометов, в том числе калибра 82-мм и 120-мм конструкции Б.И.Шавырина, которые первоначально в ГАУ РККА не были по достоинству оценены.

Продолжалось наращивание мощностей по производству ручного огнестрельного оружия, отрабатывалась система стрелкового и пулеметного вооружения. В 1939 г. Наркомат Обороны аннулировал заказ на производство пистолета-пулемета Дегтярева (ППД), сочтя его оружием малоэффективным, однако в период войны с Финляндией его производство пришлось возобновить. Задачу упрощения технологии изготовления пистолета-пулемета успешно решил конструктор Шпагин. Названный его
именем образец автоматического стрелкового оружия – ППШ – потребовал минимальной затраты станко-часов; только канал ствола подвергался тщательной обработке, остальные же металлические детали нуждались лишь в холодной штамповке. Простота конструкции пистолета-пулемета Шпагина позволяла осуществлять его серийное производство на любом машиностроительном заводе.

В сентябре 1939 г. советское руководство приняло решение резко сократить число строящихся линкоров и тяжелых крейсеров, с тем чтобы сосредоточить материальные средства и рабочую силу на постройке в сжатые сроки подводных лодок и легких боевых надводных кораблей. В этой связи, например, пришлось заморозить строительство самого крупного в стране судостроительного завода № 402 в г. Молотовске, который был рассчитан на одновременную постройку 2-х линкоров в эллинге и 8-ми миноносцев на стапелях.

Все вопросы принятия на вооружение новых образцов вооружений и боевой техники, их освоения в серийном производстве находились под личным контролем И.В.Сталина, возглавлявшего два последних предвоенных года Комитет Обороны СССР. По воспоминаниям Наркома вооружения СССР Б.Л.Ванникова, «Сталин изучал ежедневно сводки о выпуске самолетов и авиационных двигателей, требуя объяснений и принятия мер в каждом случае отклонения от графика... То же самое можно сказать о его участии в рассмотрении вопросов танковой промышленности и военного судостроения».[8]

Повседневного внимания к вопросам развития оборонной промышленности Сталин требовал и от своего ближайшего окружения. Согласно постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 10 сентбря 1939 г., Экономсовет (председатель А.И.Микоян, заместитель Н.А.Булганин, члены: С.М.Буденный, Е.А.Щаденко, Л.З.Мехлис) и Комитет Обороны (председатель И.В.Сталин, первые заместители В.М.Молотов и Н.А.Вознесенский, члены: Н.Г.Кузнецов, А.А. Жданов, А.И.Микоян, Л.П.Берия, Б.М.Шапошников, Г.И.Кулик, Ф.И.Голиков) обязывались «заседать ежедневно». Установление в 1939–1940 гг. жесткого централизованного контроля за деятельностью военно-промышленных наркоматов способствовало более рациональной загрузке производственных мощностей и своевременной комплектации военных заводов предметами материально-технического снабжения.

В следующей таблице приводятся данные о выполнении промышленностью плана текущих заказов НКО СССР на основные виды военной продукции за указанный период. [9]

Виды военной продукции 1939 г. 1940 г.
заказ выпол. % вып. заказ выпол. % вып.
артсистемы (шт.) 19620 16459 83,8 8266 13724 166,0
в том числе:
мелкокалиберные 8965 8965 100,0 7397 7063 95,4
среднекалиберн ые 10371 7224 69,6 10523 6437 6.1,1
крупнокалиберные 284 270 95,0 346 224 64,7
Минометы 7900 4457 56,4 19875 38349 192,9
Артснаряды (тыс. шт.) 25095 18099 72,1 22195 14921 67,2
Мины (тыс. шт.) 12500 2741 21,9 12209 18285 149,7
Авиабомбы (тыс. шт.) 2979 2834 95,1 9828 7691 78,2
Винтовки (тыс. шт.) 1920 1497 77,9 1986 1461 73,5
Пулеметы (шт.) 115881 96433 83,2 46000 нет свед.
Винтпатроны (млн. шт.) 2160 2194 101,5 3143 2820 89,7
Самолеты (шт.) 9091 10758 118,3 13864 10565 76,2
в том числе:
бомбардировщики 3611 2744 75,9 6090 3674 60,3
истребители 3875 4150 107,1 5800 4657 80,2
Танки (шт.) 3278 2986 91,1 3370 2790 62,7

На 100% и более план текущих военных заказов в 1939–1940 гг. выполнен по 2–3 позициям из 13, представленных в таблице. На две трети и более план выполнен почти по всем позициям, что можно считать определенным успехом относительно показателей предыдущих лет. По сравнению с 1938 г. общая стоимость заказа НКО СССР промышленности в 1940 г. увеличилась на 38,2% и составила 17,5 млрд. руб.

Основные показатели хозяйственной деятельности предприятий военно-промышленных наркоматов (снижение себестоимости, освоение капитальных вложений, ликвидация финансовой задолженности и т.п.), напротив, значительно ухудшились. Нарком боеприпасов И.Сергеев в своей записке в Комитет Обороны «О работе за 1940 г. по производственно-хозяйственной деятельности Наркомата Боеприпасов» от 5 февраля 1941 г., например, отмечал: «Производственную деятельность НКБ закончил с неудовлетворительными показателями. План, установленный Правительством, сорван (выполнение 83,7%). Капитальное строительство выполнено на 68,3%. Потери от убытков по браку составили 322,7 млн. руб. или 4,3% к себестоимости, против 4% за 1939 г.».

Показатели хозяйственной деятельности других наркоматов оборонной промышленности также являлись далеко не блестящими. В записке Наркома обороны СССР С.К.Тимошенко в Комитет Обороны от 25 мая 1940 г., например, сообщается, что в результате проверки калькуляции себестоимости и пересмотра оптовых цен на заказы по артиллерии на предприятиях Наркомата Вооружения ГУАС КА добился экономии в размере более 1,5 млрд. руб. «Однако, – отмечает он, – этот результат далеко еще не является предельным, так как процент накладных расходов и брака в принятых на 1940 г. отпускных ценах продолжает оставаться чрезвычайно высоким». [10]

Наибольшие претензии Тимошенко предъявляет к авиационной промышленности, которая, по его словам, заложила в оптовые цены чрезмерные накладные расходы (от 200 до 500 процентов) к фонду заработной платы и попыталась списать на заказчика не менее 105 млн. руб. бракованной продукции.

За ухудшение показателей хозяйственной деятельности военно-промышленных наркоматов во многом ответственны Экономсовет и Комитет Обороны, которые в 1940 г. своевременно не сбалансировали стоимостные и натуральные показатели хозяйственного плана. В 1941 г. повторилось то же самое.

По оценке Мобилизационного управления Госплана СССР, изложенной в записке в ЦК ВКП(б) от 8 апреля 1941 г. «утверждение натурального разреза плана по оборонной промышленности с большими опозданиями – явление постоянное по всем наркоматам, также как и неувязки внутри плана между натурой и объемными и качественными показателями. При значительном изменении ассортимента и объема производства изделий в натуральном выражении это неизбежно приводит также и к несоответствию выделяемых материальных фондов... При данной организации планирования, надо полагать, что план капитального строительства по оборонной промышленности также далеко не совершенен».

До 1940 г. несоответствия между натуральным и стоимостным выражениями хозяйственного плана военно-промышленных наркоматов могли быть устранены в процессе приведения цен в соответствие с реальными затратами, поскольку цены на новую продукцию являлись не твердо-расчетными, а ориентировочными. После утверждения СНК СССР решения Экономсовета от 23 августа 1940 г. «Об отмене ориентировочных цен на военную продукцию, вырабатываемую заводами наркоматов авиационной промышленности, вооружений, боеприпасов, тяжелого машиностроения, цветной металлургии и стройматериалов, возможности повышением цен исправить ошибки в планировании оказались ограниченными. Свое решение об отмене ориентировочных цен Экономсовет мотивировал тем, что, дескать, практика их применения «приводит к безответственности поставщиков и создает возможность бесхозяйственного расходования средств».

С осени 1940 г. формирование отпускных цен на военную продукцию осуществляется на заводах-изготовителях, на основе нормативов расхода материалов, рабочего времени и планового процента накладных расходов. На все изделия устанавливаются Утверждаемые правительством твердо-расчетные, то есть директивные, цены. В случае выполнения заводом внеплановых заказов, цены по ним устанавливались в соответствии с действующими общесоюзными прейскурантами, и лишь на опытные заказы, выполняемые Наркоматом авиационной промышленности СССР. Спускалось, в порядке исключения, отклонение в пределах 50% в сторону повышения от предварительной отпускной цены.

Установление директивных цен на военную продукцию полностью отвечало интересам ее главного заказчика и потребителя – Наркомата Обороны СССР. Его представители также получили доступ к отчетно-сметной документации предприятий и наркоматов, выполняющих военные заказы, и, в случае несоответствия отпускных цен на продукцию военного потребления установленным нормативам, могли апеллировать к вышестоящим инстанциям. Контингент военных представителей Наркомата Обороны СССР на промышленных предприятиях и опытно-конструкторских организациях с 1938 г. по 1940 г. увеличился почти в полтора раза и насчитывал 20281 человек, из которых 13791 представляли интересы сухопутных войск и военно-воздушных сил, 3004 человек – военно-морских сил. В феврале 1939 г. в Комитете Обороны был разработан проект «Положения о военизированном предприятии». Его реализация привела бы к тому, что рабочие и служащие предприятий, входящих в систему военно-промышленных наркоматов, Наркомата Обороны СССР и НКВД, сравнялись в своих правах (точнее говоря, в бесправии) с солдатами и офицерами срочной службы. Проект «Положения» узаконивал неограниченное применение сверхурочных работ и самых строгих дисциплинарных взысканий за невыполнение норм выработки, допущение брака и т.п. В какой-то мере эти идеи нашли отражение в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений», который следует оценивать в качестве социального мероприятия, предваряющего введение всеобщей трудовой повинности и общей «военизации» режима работы всех государственных предприятий и организаций.

Оценивая уровень военно-экономического потенциала СССР и степень приведения его в состояние мобилизационного развертывания в последние предвоенные годы, Маршал Советского Союза Г.К.Жуков в своих мемуарах констатировал «факт неуклонного и быстрого», даже «форсированного», развития оборонной промышленности. «Еще больший крен в эту сторону, – считал он, означал бы уже переход с рельсов мирного развития страны на рельсы военного развития, вел к изменению, перерождению самой структуры народного хозяйства, ее милитаризации в прямой ущерб интересам трудящихся».[11]

На основании доклада Наркома Обороны СССР К.Е.Ворошилова в Комитет Обороны при СНК СССР от 12 октября 1939 г. о плане заказа по вооружению и боевой технике на 1940 г. можно высказать предположение о том, что военное командование страны планировало с 1940 г. в полной мере начать мобилизационное развертывание советской военной промышленности. Общий объем заказов НКО СССР на предметы вооружения, боевую технику, боеприпасы и военно-техническое имущество определялся в размере 30,9 млрд. руб. В дальнейшем, при разработке хозяйственного плана на 1940 г., размеры военного заказа были урезаны до 17,5 млрд. руб., и соответственно, уменьшены по количеству единиц боевой техники, артиллерии, ручного огнестрельного оружия и т.д.

Сталин твердо обещал советскому военному командованию, что до 1942 г. военного столкновения СССР с Германией не произойдет.

обороноспособность советская военная продукция

ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОИЗВОДСТВА ВОЕННОЙ ПРОДУКЦИИ В 1941 ГОДУ

В результате поражений Красной Армии в летне-осенней кампании 1941 г. территория СССР была разделена на временно-оккупированные противником районы, прифронтовые районы и районы глубокого тыла. В районах, оккупированных немецко-фашистскими войсками к ноябрю 1941 г., до войны проживало 40% населения СССР, производилась значительная часть промышленной продукции, собиралось 38% валовой продукции зерна, было сосредоточено 41% протяженности железных дорог. Немалый урон понесла экономика прифронтовых районов, подвергшихся ожесточенным воздушным налетам врага. В основную экономическую базу обеспечения Красной Армии превращались районы глубокого тыла, и прежде всего восточные районы.

23 июня 1941 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о введении в действие утвержденный правительством 6 июня 1941 г. мобилизационный план по производству боеприпасов, в осуществлении которого, кроме 65 предприятий Наркомата боеприпасов, должны были принять участие около 600 «гражданских» заводов. Для наркоматов химической промышленности, общего машиностроения, среднего машиностроения, тяжелого машиностроения, черной и цветной металлургии введение в действие мобилизационного плана по боеприпасам явилось конкретным оперативным заданием по перестройке производства на условия военного времени.

16 августа 1941 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) утвердили «Военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии». Он был направлен на то, чтобы в максимально сжатые сроки развернуть в восточных районах страны основную военно-промышленную базу: организовать массовое производство танков, танковой брони, самолетов, авиамоторов, стрелкового вооружения, всех видов артиллерии, минометов и боеприпасов.

В общем плане капитального строительства удельный вес наркоматов военной промышленности повышался с 30% в первом полугодии 1941 г. до 40% в четвертом квартале того же года. В 9 раз сокращалось количество предусмотренных третьим пятилетним планом новостроек; наркоматам разрешалось строительство лишь тех предприятий, которое можно было завершить в течение года. Планом четвертого квартала намечалось финансирование работ по восстановлению 825 эвакуированных в июне-августе промышленных предприятий.

В интересах организации единого технического руководства и оперативного маневрирования производственными мощностями во второй половине 1941 г. на базе наркоматов тяжелой промышленности, электропромышленности, общего и среднего, машиностроения и судостроительной промышленности были созданы новые военно-промышленные наркоматы: танковой промышленности и минометного вооружения. Народный Комиссариат танковой промышленности СССР был образован в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 сентября 1941 г. По состоянию на 1 января 1942 г. в состав наркомата вошли 27 предприятий с общим числом рабочих и служащих 218,3 тыс.чел. Кроме бронетанковой техники, дизельных моторов и запасных частей к танкам и артсамоходам предприятия наркомата производили снарядную заготовку, корпуса снарядов, мин и авиационных бомб, авиапоковки и бронедетали для самолетов Ил-2 и ЛаГГ-3, корпуса подводных лодок, броневые щиты, рядовой и качественный прокат черных металлов.

21 ноября 1941 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР Наркомат общего машиностроения СССР был преобразован в Наркомат минометного вооружения СССР. В начале Великой Отечественной войны в НКМВ входило 147 предприятий, из которых во второй половине 1941 г. действующими являлись 64 предприятия.[12]

Специализация предприятий нового военно-промышленного наркомата – НКМВ СССР – в целом определилась условиями Мобилизационного плана Наркомата общего машиностроения СССР, согласно которому заводы бывшего Главсельмаша перестроились на массовое производство корпусов мин; заводы бывшего Главхиммаша – на серийное и массовое производство корпусов мин, авиабомб и снарядов; заводы бывшего Главтекстильмаша – на массовый выпуск ротных и батальонных минометов, а заводы бывшего Главстройреммаша – на массовое производство крупнокалиберных минометов. Предприятия, входившие в состав Главпродмаша, Главприбора и Главармалита начали осваивать серийное производство взрывателей, авиационных бомб, артиллерийских снарядов, приборов управления зенитным артиллерийским огнем и пистолетов-пулеметов системы Шпагина.

Фактически в летние месяцы 1941 г. пришлось демонтировать и вывезти из расширяющегося ареала прифронтовой зоны 1360 крупных промышленных предприятий, из которых 455 разместилось на Урале, 210 – в Западной Сибири, 250 – в Казахстане и Средней Азии. Вместе с эвакуированными заводами и фабриками на Восток прибыли рабочие, инженерно-технические работники, служащие, их семьи. В 1941 г. в глубокий тыл было эвакуировано более 10 млн. человек. Размещение на новых местах прибывающего населения и грузов осуществлялось в соответствии с постановлениями ГКО «О порядке размещения эвакуируемых предприятий» от 7 августа 1941 г., СНК СССР «О графике восстановления заводов, эвакуированных на Волгу, Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан» от 29 октября 1941 г., другими партийно-правительственными решениями. В 1 квартале 1942 г. ситуация выглядела следующим образом: [13]

Количество эвакуируемых заводов Количество демонтированных заводов Количество восстановленных заводов
НКАвиапром 118 94 72
НКТанкпром 9 9 8
НКБоеприпасов 45 41 6
НКВооружения 32 31 2
НКСудпром 22 22 17
НКМин вооружения 99 72 25
325 269 130

В докладе Госплана СССР «О ходе восстановления эвакуированных предприятий по наркоматам» от 10 декабря 1941 г. сообщалось, что установленный решениями ГКО график ввода в Действие эвакуированных предприятий не выдерживается как по Причине «неудовлетворительной организации во всех наркоматах дела эвакуации», так и «неудовлетворительной организации работ по восстановлению эвакуированных предприятий».

В отечественной литературе об эвакуации советской промышленности на Восток всегда писали как о «героической эпопее», значение которой не умаляют, а наоборот, даже подчеркивают негативные детали и аспекты, обусловленные экстремальностью ситуации и вытекающей из нее дезорганизованности работы государственного аппарата. В указанной выше записке Госплана СССР от 10 декабря 1941 г. по этому поводу говорится следующее: «При эвакуации предприятий отбор оборудования для монтажа проводится во многом случайно, без учета комплектности отдельных видов оборудования и особенно оборудования производственного и энергетического.

Демонтировав оборудование, наркоматы не организовали учета этого оборудования и контроля за продвижением его в пути, в результате чего эшелоны с эвакуированным оборудованием прибывают к месту назначения, как правило, с большим опозданием, частями и некомплектно.

Большинство наркоматов всю работу по эвакуации оборудования и продвижения его в пути переложили на НКПС. Скорость продвижения поездов с оборудованием НКПС'ом установлена 400 км в сутки, фактически же по вине НКПС поезда с эвакуированным оборудованием продвигаются со скоростью 200 км в сутки, а в отдельных случаях менее 100 км. Большинство поездов не имеют номеров маршрутов, что затрудняет наблюдение за их продвижением. Значительная часть оборудования следует в поездах отдельными вагонами, которые после переформирования составов в пути выпадают из учета. Большое количество маршрутов на различных станциях простаивают по неделе и более. При отсутствии контроля со стороны промышленных наркоматов за продвижением оборудования в пути, все это удлиняет сроки перевозки, срывает установленные графики монтажа оборудования из-за его некомплектности.

При общем отставании монтажных работ еще более значительно отстает ввод в действие смонтированного оборудования, в результате чего восстанавливаемые предприятия систематически не выполняют заданий по выпуску готовой продукции.

Основная причина задержки ввода в действие оборудования состоит в остром недостатке квалифицированных рабочих... Как правило, наркоматы при вывозе оборудования предприятий не обеспечили эвакуации необходимого количества квалифицированных рабочих, а на местах не организовали подготовку новых кадров из местного и эвакуированного населения».

По тем же причинам: экстремальность ситуации и дезорганизация работы аппарата управления, – не удалось выполнить план 4 квартала 1941 г. по новому строительству. В записке начальника Главвоенстроя С.Г.Шапиро Заместителю председателя СНК СССР Н.А.Вознесенскому от 14 октября 1941 г. указывается, что в вопросах строительства новых заводов Наркомата боеприпасов, «несмотря на большой объем строительно-монтажных работ и чрезвычайно сжатые сроки сдачи объектов в эксплуатацию, до сего времени нет ясности в дислокации новых предприятий. В результате этого Главвоенстрой потерял два месяца, в течение которых могли бы быть проведены подготовительные работы. Намеченные пункты строительства заводов неоднократно менялись и до сих пор от НКБ не получены титульные списки».

Не сразу удалось упорядочить процесс разработки и утверждения планов производства военно-промышленной продукции, наладить проверку и контроль за их неукоснительным соблюдением. Так, в докладе Отдела боеприпасов Госплана СССР члену ГКО Л.П.Берия «Об упорядочении планирования производства боеприпасов» от 23 июня 1942 г. обращалось внимание на следующие несоответствия в сложившейся накануне войны и сохранявшейся до весны 1942 г. системе планирования производства элементов артиллерийского и минометного выстрела:

1. Оторванность планирования производства боеприпасов от их материально-технического обеспечения. Как правило, месячные планы производства боеприпасов утверждались отдельными решениями ГКО, а материально-техническое обеспечение их предусматривалось в общих квартальных планах снабжения народного хозяйства, с выделением целевым назначением только лишь некоторых видов материалов.

2. Недостаточная увязка в планировании производства элементов боеприпасов с объемом валовой продукции, фондами зарплаты и другими технико-экономическими показателями их производства.

3. Несоответствие во многих случаях заданий, даваемых отдельным предприятиям по боеприпасам с другими важнейшими заданиями, а также планами капитального строительства и восстановления, эвакуированных предприятии.[14]

Со стороны центрального аппарата наркоматов в условиях войны требовалось четкое распределение заданий по находящимся в их подчинении предприятиям, с учетом их производственных возможностей и необходимости непрерывного наращивания объемов производства военно-промышленной продукции. В этом отношении также первоначально было много недостатков, которые обуславливали аритмичность производственного процесса ряда предприятий. Так, в докладной записке секретаря Нижнетагильского горкома ВКП(б) в ГКО от 14 ноября 1941 г. обращалось внимание на совершенно дезорганизующую работу снарядного завода № 63 практику управления им со стороны 4-го Главного Управления Наркомата боеприпасов. «В течение сентября-октября месяцев 1941 г., – говорится в записке, – заводом было получено 15 противоречащих друг другу указаний, парализующих нормальную работу завода. План по снарядам несколько раз то увеличивался, то сокращался, что не давало заводу возможности заняться усовершенствованием технологии и подъемом производительности труда. Массовое производство снарядов требует огромной работы по переоснащению и переоборудованию станков, расстановки их по потоку в соответствии с технологическим процессом, а также времени, необходимого рабочим-станочникам для освоения каждого нового типа изделия. Так как номенклатура изделий в результате противоречивых указаний НКБ не определилась, станочное оборудование по нескольку раз переставлялось с места на место, а значит, простаивало.

В настоящий момент завод имеет задание по выпуску 15 типов изделий, большинство из которых запланировано производить мелкими сериями, что совершенно недопустимо для предприятия, спроектированного под массовое поточное производство».

Одним из наиболее сложных и ответственных направлений организации военно-промышленного производства с первых месяцев войны явилось налаживание системы производственных связей: между предприятиями данного наркомата, между предприятиями разных наркоматов при комплектации «готового изделия», между предприятиями разной ведомственной принадлежности в пределах данного экономического района, области или края.

Среди эвакуируемых заводов было немало предприятий-монополистов в том или ином виде промышленной продукции, например, московский завод № 203 Наркомата электропромышленности являлся единственным предприятием СССР по производству танковых и самолетных радиостанций. В октябре 1941 г. завод был полностью демонтирован и эвакуирован в г.Сарапул, где в течение нескольких месяцев восстанавливал довоенные мощности (400 радиостанций в месяц). Таким образом, в период восстановления завода № 203 наркоматы авиационной и танковой промышленности испытывали большие затруднения при укомплектовании боевой техники аппаратурой связи.

Важнейшую роль в создании системы производственной кооперации предприятий наркоматов «военной» и «гражданской» промышленности сыграл сформированный 30 июня 1941 г. Государственный Комитет Обороны СССР, который конкретными решениями обязывал наркоматы и ведомства какую продукцию, в каких количествах и в какой связи (с другими наркоматами) производить, в какие сроки (по графику) и по какому адресу поставлять потребителю. В ноябре-декабре 1941 г. выпуск военной продукции был наименьшим за все время войны. Если в августе 1941 г. было произведено 5 млн. артиллерийских выстрелов, то в ноябре лишь 3,2 млн., боевых самолетов, соответственно, 2046 шт. и 448 шт. В сентябре 1941 г. промышленность вооружений произвела 317,7 тыс. шт. винтовок и 22,1 тыс. шт. пистолетов-пулеметов, а в ноябре того же года 221,2 тыс. шт. винтовок и 3345 шт. пистолетов-пулеметов. С июня по декабрь 1941 г. Красная Армия потеряла 20,5 тыс. танков, а получила от танковой промышленности 5,6 тыс. единиц бронетанковой техники; потери боевых самолетов за тот же период составили 17,9 тыс. шт., а пополнение 9,9 тыс. шт.

Падение объемов производства военно-промышленной продукции совершалось в условиях падения объемов производства чугуна, стали, проката, крепкой азотной кислоты, олеума, толуола и других стратегически важных видов промышленного сырья. Например, среднесуточное производство продукции черной металлургии предприятиями наркоматов военной промышленности и НКЧермета сократилось с июня по декабрь 1941 г., в среднем, в три раза.

Среднесуточное производство металла во второй половине 1941 г. (тыс. тонн)[15]

июнь август сентябрь октябрь ноябрь декабрь
Чугун 52,4 47,2 30,2 16,7 12,6 12,1
Сталь 65,2 54,6 42,6 28,2 23,7 22,6
Прокат 48,5 30,0 26,1 18,1 15,3 15,0

Во второй половине 1941 г. советская металлургическая промышленность лишилась 124 коксовых батарей, 61 доменных печей, 204 мартеновских печей, 16 конвертеров, 14 трубопрокатных станов, 150 прокатных станов. В декабре 1941 г. были намечены к восстановлению 15 мартеновских печей, 5 доменных печей, 7 коксовых батарей. Из данного перечня в декабре месяце 1941 г. удалось ввести только 2 прокатных стана на Ново-Тагильском и Магнитогорском металлургических заводах.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В начале 1939 г. в системе административно-хозяйственного управления «оборонной промышленности» и экономической структуре военно-промышленного комплекса выделяются две отрасли общественного производства с законченным производственно-технологическим циклом: самолетостроение и судостроение, – которые перешли в подчинение союзных наркоматов авиационной и судостроительной промышленности. Остальные виды производства военной продукции распределяются в системе наркоматов общего и среднего машиностроения, тяжелой, химической и электротехнической промышленности, вооружения и боеприпасов.

Союзные наркоматы вооружения и боеприпасов являлись наиболее соответствующими понятию «оборонная промышленность», поскольку имели непосредственное отношение к производству основных средств ведения войны. Разделяя их на самостоятельные отрасли административно-хозяйственного управления, советское руководство рассчитывало на то, чтобы создать с помощью входящих в их систему «кадровых» военных заводов необходимые технические условия для отработки и последующей организации, в случае войны, массового производства образцов систем вооружения и боеприпасов, подключая к этому «запасные» предприятия «гражданского» машиностроения.

В начале 1941 г. в систему военно-промышленных наркоматов вооружения, боеприпасов, авиационной и судостроительной промышленности входит 300 производственных предприятий с общим числом работающих около 1 млн. человек. Удельный вес военной продукции в общем объеме промышленной продукции страны в «неизменных» ценах 1926/27 гг. увеличивается с 8,6% в 1937 г. до 18,7% в 1940 г. и 22,4% в первом полугодии 1941 года.

Накануне Великой Отечественной войны завершается Создание советского военно-промышленного комплекса, как совокупности обособившихся от своих «родовых» отраслей видов общественного производства.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ванников Б.Л. Оборонная промышленность СССР накануне войны (из записок наркома) // Вопросы истории за 1968 г, № 10. – М, 1968.

2. Гастев А. Мобилизация производства на военные и предвоенные годы. – М, 1937.

3. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. – М, 1970.

4. История второй мировой войны. – М, 1975. Т.4.

5. Кузнецов Н.Г. Накануне. – М, 1989.

6. Советская экономика в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. – М, 1970.


[1] История второй мировой войны. – М, 1975. Т.4. С. 140.

[2] Кузнецов Н.Г. Накануне. – М, 1989. С.ЗО4-ЗО5.

[3] Там же. С. 176.

[4] Советская экономика в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. – М, 1970. С.35.

[5] Ванников Б.Л. Оборонная промышленность СССР накануне войны (из записок наркома) // Вопросы истории за 1968 г, № 10. – М, 1968. С. 117

[6] Там же. С. 120.

[7] Кузнецов Н.Г. Накануне. – М, 1989. С. 149.

[8] Ванников Б.Л. Оборонная промышленность СССР накануне войны (из записок наркома) // Вопросы истории за 1968 г, № 10. – М, 1968. С. 128.

[9] История второй мировой войны. – М, 1975. Т.4. С. 155.

[10] Советская экономика в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. – М, 1970. С. 42.

[11] Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. – М, 1970. С.685.

[12] Гастев А. Мобилизация производства на военные и предвоенные годы. – М, 1937. С. 49.

[13] Кузнецов Н.Г. Накануне. – М, 1989. С. 77.

[14] Кузнецов Н.Г. Накануне. – М, 1989. С. 80.

[15] Гастев А. Мобилизация производства на военные и предвоенные годы. – М, 1937. С. 100 .

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:38:08 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
10:17:31 29 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Подготовка СССР к войне в 1938-1941 гг.

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151148)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru