Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Специальный характер правового регулирования несостоятельности (банкротства)

Название: Специальный характер правового регулирования несостоятельности (банкротства)
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 06:12:50 20 марта 2011 Похожие работы
Просмотров: 329 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Федеральное агентство по образованию

Московская государственная юридическая академия им. О.Е. Кутафина

Специальность «Юриспруденция»

Кафедра гражданского процессуального права

Дипломная работа

«Специальный характер правового регулирования несостоятельности (банкротства)»

Выполнил:

студент IV курса ОЦП

Научный руководитель

Устюжанинов Владимир Анатольевич

Киров 2010


Содержание

Введение. 3

1.Институт банкротства. 5

1.1Институт банкротства. 5

1.2 Общие положения рассмотрения дел о несостоятельности. 7

в арбитражном суде. 7

2.Участники производства по делам о несостоятельности (банкротстве) 14

2.1Субъектный состав. 14

2.2Должник. 20

2.3Арбитражный управляющий. 30

2.4Конкурсные кредиторы и уполномоченные органы. 36

3.Проблемы в законодательстве о несостоятельности (банкротстве.) 57

Заключение. 60

Список литературы.. 61

Введение

Институт несостоятельности (банкротства) юридических лиц является актуальным для экономики любого государства. Даже при стабильной экономике и в отсутствие кризисных ситуаций в отдельных организациях может наступить банкротство. В условиях сложившегося мирового финансового кризиса перед всеми организациями стоит основная задача - сохранить свой бизнес и не допустить наступления несостоятельности (банкротства), та же задача стоит и перед отдельными категориями должников - юридических лиц.

Под несостоятельностью (банкротством) понимается признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Должник - это гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель, или юридическое лицо, оказавшиеся неспособными удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение срока, установленного законодательными актами. Юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены. Некоторые категории должников, в отношении которых введено особое производство по делам о несостоятельности (банкротстве), независимо от того, являются они юридическими или физическими лицами, называются должниками особых категорий либо должниками отдельных категорий. Согласно Федеральному закону от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве 2002 г.) к должникам отдельных категорий - юридических лиц относят:

- градообразующие организации;

- сельскохозяйственные организации;

- финансовые организации;

- стратегические предприятия и организации;

- субъекты естественных монополий.

Основными правовыми целями банкротства как института гражданского права являются:

1) производство должником расчетов с кредиторами (либо путем принудительной распродажи имущества должника, либо путем предоставления ему возможности восстановить платежеспособность);

2) при невозможности этого - выведение должника из экономического оборота правовыми способами: путем проводящейся под контролем арбитражного суда ликвидации юридического лица или освобождения от долгов гражданина.

Банкротство - важнейший элемент рыночной экономики. Во все времена существования экономических, имущественных отношений ряд их участников, по разным объективным и субъективным причинам, не могли или не сумели «вписаться» в виражи экономического оборота: не исполняя принятые ими денежные и иные имущественные обязательства, такие участники создают проблемы не только и даже не столько для себя, сколько для своих партнеров и контрагентов. Неисполнение частью участников оборота имущественных обязательств, в силу глубокой взаимосвязанности экономических отношений, влечет нарушение естественного хода экономического процесса, создает предпосылки для кризиса неплатежей и коллапса экономики как на минимальном (частном), так и на максимальном (публичном) уровне.

В данной работе будут рассмотрены процессуальный статус лиц, участвующих в деле о несостоятельности (банкротстве), а также права и обязанности предоставленные и возложенные законодательством на лиц, участвующий в деле о банкротстве и участвующих в арбитражном процессе по делам о несостоятельности (банкротстве).

1. Институт банкротства

1.1 Институт банкротства

несостоятельность банкротство законодательство

Институт банкротства - комплексный правовой институт: являясь, по определению, институтом гражданского права, он, примерно наполовину, включает в себя нормы процессуального права (в Российской Федерации - арбитражного процессуального права). Связано это с тем, что нормы законодательства о банкротстве, в отличие от других норм гражданского права, могут быть реализованы только через судебные акты. Свидетельством этому является и тот факт, что законодатель в Законе о банкротстве 2002 г. исключил возможность так называемого добровольного банкротства, т.е. банкротства, осуществляемого вне судебного процесса. Указанные обстоятельства позволяют сделать следующий вывод о механизме функционирования правовых норм, составляющих институт банкротства: материальное право устанавливает критерии банкротства, т.е. условия, при наличии которых участник экономического оборота предполагается банкротом де-факто, процессуальное право «включает» собственно механизм банкротства, переводящий такого участника из разряда обычных, обладающих равной с остальными дееспособностью, в категорию особых, дееспособность которых определяется их правовым положением - объявленным судом статусом банкрота.

Таким образом, основным предназначением процессуальной части законодательства о банкротстве является установление в судебном процессе факта банкротства (несостоятельности) участника экономического оборота, влекущего особые условия его дальнейшего функционирования. В связи с этим правомерным представляется вывод о равной составляющей (не по объему норм, а по их значению) в институте банкротства материального и процессуального начал, их равноправии и взаимопроникновении. Поэтому неправильно в данном случае представлять процессуальные нормы вспомогательными по отношению к материальным: без них институт банкротства являлся бы только декларацией, пожеланием, не обеспеченным реальным механизмом функционирования.

Ввиду того, что банкротство - институт, реализуемый только через судебный процесс, главенствующую роль в любой национальной системе банкротства играет суд, рассматривающий дела о банкротстве. В мире существует несколько правовых систем рассмотрения судами дел о банкротстве: в некоторых странах эти дела отнесены к компетенции судов общей юрисдикции (Германия), в других - коммерческих судов (Франция), в третьих - специальных судов (США, Англия). В Российской Федерации, с момента восстановления института банкротства, рассмотрение дел о банкротстве отнесено к исключительной (специальной) компетенции арбитражных судов.

Арбитражные суды РФ, создание которых практически совпало (1992 г.) с восстановлением института банкротства, являются коммерческими судами в классическом виде: ими, особенно с учетом положений АПК 2002 г., рассматривается подавляющее большинство экономических споров и практически все споры, возникающие при осуществлении предпринимательской деятельности. Учитывая эти обстоятельства, законодатель изначально, с 1992 г., передал рассмотрение дел о банкротстве арбитражным судам, поскольку банкротство является неотъемлемым элементом механизма функционирования экономических (имущественных), а не личных отношений. Соответственно, и процессуальная часть законодательства о банкротстве состоит из норм арбитражного процессуального права как отрасли законодательства, регламентирующей судебный процесс в арбитражных судах.

Арбитражные суды рассматривают все дела, относящиеся к их компетенции, на основе норм арбитражного процессуального права, кодифицированных в АПК. В то же время, как отмечалось выше, законодательство о банкротстве включает и процессуальные нормы. Таким образом, судебный процесс по делам о банкротстве осуществляется на основании норм АПК и законодательства о банкротстве. Общий принцип соотношения указанных процессуальных норм установлен ст. 223 АПК: дела о банкротстве рассматриваются арбитражным судом по правилам, установленным АПК, с особенностями, установленными федеральными законами о банкротстве.

Приведенная норма позволяет сделать следующий вывод: нормы АПК составляют процессуальную основу рассмотрения дел о банкротстве, являясь общими, принципиальными по характеру. Нормы законов о несостоятельности (банкротстве) носят особенный характер и применяются арбитражными судами в дополнение к нормам АПК с учетом специфики этих дел. Оснований считать, что при этом возникает конкуренция между нормами АПК и Закона о банкротстве, не имеется: арбитражный суд, рассматривая дело о банкротстве, руководствуется прежде всего АПК (например, исследуя доказательства, проводя судебное разбирательство или вынося судебный акт), применяя в случаях, предусмотренных указанным Законом, содержащиеся в нем особенные процессуальные нормы, присущие только этим делам и имеющие целью учет специфики банкротства как института материального и процессуального права (например, при подготовке дела к судебному разбирательству или проведении процедур банкротства).

1.2 Общие положения рассмотрения дел о несостоятельности

в арбитражном суде

Особенности разбирательства арбитражным судом дел о банкротстве наиболее ярко выявляются в сравнении с нормами АПК, регулирующими порядок рассмотрения арбитражным судом традиционных споров, поэтому попытаемся определить их, следуя основным положениям АПК.

Подведомственность.

В соответствии со ст. 33 АПК и ст. ст. 6, 33 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон) дела о банкротстве подведомственны только арбитражному суду независимо от того, кто является участником правоотношений - юридическое лицо или гражданин. Поскольку дела о банкротстве отнесены к делам специальной подведомственности арбитражных судов, они не могут быть рассмотрены судами общей юрисдикции. Одновременно эти дела отнесены и к исключительной компетенции арбитражных судов, поэтому участники правоотношений не могут передать дело о банкротстве на рассмотрение третейского суда (п. 3 ст. 33 Закона).

Подсудность дел о банкротстве.

Подсудность дел о банкротстве является исключительной: заявление о признании должника банкротом может быть подано только в арбитражный суд по месту нахождения должника (ст. 38 АПК и ст. 33 Закона).

Место нахождения должника определяется:

- для юридического лица - местом его государственной регистрации;

- для гражданина - местом его жительства.

Состав суда.

Дела о банкротстве рассматриваются арбитражным судом только коллегиально (ч. 2 ст. 17 и ч. 2 ст. 223 АПК). Однако это положение касается только судебного разбирательства по существу дела о банкротстве и рассмотрения возражений относительно требований кредиторов в ходе осуществления процедур банкротства (ст. ст. 71, 100 Закона). Все остальные процессуальные действия, в том числе судебные заседания, совершаются судьей единолично. В частности, единолично судья принимает заявление о признании должника банкротом (ст. 42 Закона), проводит заседание по проверке обоснованности требований заявителя к должнику и о введении наблюдения (ст. 48 и ч. 1 ст. 49 Закона), проводит подготовку дела к судебному разбирательству (ст. 50 Закона), рассматривает разногласия, заявления, ходатайства и жалобы (ч. 1 ст. 60 Закона).

Возможность единоличного совершения перечисленных процессуальных действий вызвана двумя причинами: большим количеством дел о банкротстве, рассматриваемых арбитражными судами, и необходимостью оперативного реагирования на возникающие в ходе рассмотрения дела коллизии. Как показала практика применения Закона о банкротстве 1998 г., по которому все судебные заседания суд должен был проводить в коллегиальном составе, это обстоятельство часто препятствовало оперативному рассмотрению заявлений, ходатайств, жалоб и возражений.

В состав суда, рассматривающего дело о банкротстве, могут быть включены только судьи арбитражных судов (т.е. профессиональные судьи), арбитражные заседатели привлекаться к участию в рассмотрении таких дел не могут (ч. 2 ст. 223 АПК).

Состав лиц, участвующих в деле

Рассмотрение дела о банкротстве характеризуется особым составом участников, качественный спектр которых определяется спецификой дел о банкротстве: их публичностью и, соответственно, необходимостью учета множества пересекающихся и порой сталкивающихся интересов участников правоотношений, имеющих разную степень отношения к судебному процессу.

Именно этим обстоятельством: разным уровнем интереса к исходу процесса и, соответственно, различными целями участия - продиктована необходимость дифференциации участников дела, имеющих отношение к должнику, на две группы: лиц, участвующих в деле о банкротстве (ст. 34 Закона), и лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве (ст. 35 Закона). В общем-то, такое деление известно и традиционному арбитражному процессу: к лицам, участвующим в деле, относятся стороны, третьи лица и заявители; к лицам, участвующим в процессе, - представители, эксперты, свидетели, переводчики, помощник судьи и секретарь судебного заседания (ст. 54 АПК). Но законодательство о банкротстве вкладывает в деление участников процесса иной смысл: к лицам, участвующим в деле, т.е. имеющим полный объем процессуальных прав, предоставленных АПК и Законом о банкротстве, оно относит тех лиц, чьи прежде всего имущественные интересы затрагиваются рассмотрением дела, а именно: кредиторов (в том числе уполномоченные органы и органы исполнительной власти) и должника, а также арбитражного управляющего, непосредственно осуществляющего процедуры банкротства.

В отличие от АПК, в соответствии с которым к лицам, участвующим в арбитражном процессе, отнесены лица, содействующие осуществлению правосудия (несомненно, что они являются участниками и арбитражного процесса по делу о банкротстве), Закон о банкротстве к таким лицам относит всех остальных участников правоотношений, в которые вступает должник, чьи личные, имущественные и иные интересы могут быть затронуты результатами рассмотрения дела. Это работники должника (в лице их представителя, избираемого на собрании или конференции трудового коллектива), участники общества, товарищества или кооператива (также в лице их представителя), собственники имущества должника - унитарного предприятия, представитель собрания или комитета кредиторов (ст. 35 Закона).

Указанные лица, хотя и имеющие собственные интересы в отношении должника, в том числе имущественные, по ряду причин лишены законодателем права быть полноправными участниками дела о банкротстве - им предоставлено только право участвовать в судебном разбирательстве и высказывать свое мнение (можно уподобить их участникам собрания с правом совещательного голоса), которое может быть и учтено судом при принятии судебного акта, но не является основным доказательством при определении факта несостоятельности. Такие лица не имеют, к примеру, права обжаловать судебные акты арбитражного суда, действия лиц, участвующих в деле.

Поскольку дела о банкротстве не относятся к делам искового производства, его участниками не могут быть третьи лица, заявляющие и не заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, заявители по таким делам не могут изменять основание или предмет своих требований, увеличивать или уменьшать размер требований. Не может требование о признании должника банкротом быть объединено с исковым и иным требованием (например, о взыскании долга или об оспаривании акта). В то же время кредиторы могут объединить свои требования о признании должника банкротом (п. 5 ст. 39 Закона), например, если размер требований каждого из них к должнику не достигает минимальных величин. Существует в делах о банкротстве и аналогичный отказу от иска институт, имеющий также свои особенности: отказ должника или кредитора-заявителя от требований о признании должника банкротом может быть принят арбитражным судом только в случае, если все кредиторы должника поддержат этот отказ (п. 1 ст. 57 Закона).

Особым статусом, определяемым спецификой дел о банкротстве, обладает такой важнейший участник дела, как арбитражный управляющий (временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий, конкурсный управляющий). Это профессиональный антикризисный управляющий, назначаемый арбитражным судом, действующий под контролем суда и кредиторов, для которого проведение процедур банкротства является предпринимательской деятельностью. Арбитражный управляющий является одним из главных участников рассмотрения дела о банкротстве, во многом, наряду с арбитражным судом, определяющим успешность решения задач арбитражного судопроизводства при рассмотрении дел о банкротстве.

Регулированию процессуального положения арбитражного управляющего, его прав и обязанностей при разбирательстве дела арбитражным судом и осуществлении процедур банкротства посвящено достаточно большое количество норм Закона. Общие положения об арбитражном управляющем содержатся в ст. ст. 20 - 26 Закона.

Специфика процессуального статуса арбитражного управляющего определяется тем, что он не является участником имущественного конфликта, вызванного несостоятельностью должника, поэтому прямой имущественный или иной интерес по отношению к результатам судебного разбирательства у него отсутствует. Основной задачей арбитражного управляющего является руководство процедурами банкротства, от чего зависит его доход как предпринимателя. Работу арбитражного управляющего можно сравнить с деятельностью по исполнению судебного акта, но в большей степени самостоятельной, поскольку основные пути решения стоящих перед ним задач определяются не судебным актом, а им самим. Необходимостью предоставления арбитражному управляющему возможности осуществления достаточно автономной, инициативной деятельности определяется наделение его полным объемом равных с кредиторами и должником процессуальных прав.

Закон не называет среди участников дела о банкротстве саморегулируемые организации арбитражных управляющих, поскольку они непосредственно в арбитражном процессе не участвуют. Однако положения Закона, определяющие порядок назначения арбитражным судом арбитражного управляющего, позволяют утверждать, что указанные организации, обладая правом представлять арбитражному суду список кандидатов в арбитражные управляющие (ст. 45 Закона) и тем самым оказывать достаточно существенное влияние на ход судебного процесса в целом и процедур банкротства в частности, наделены определенной процессуальной правоспособностью и фактически, пусть и достаточно завуалированно, участвуют в рассмотрении дела.

Срок рассмотрения арбитражным судом дел о банкротстве

Срок рассмотрения арбитражным судом дел о банкротстве, в соответствии со ст. 51 Закона, составляет семь месяцев с даты поступления заявления о признании должника банкротом. Как мы видим, этот срок достаточно увеличен по сравнению с общим сроком рассмотрения арбитражными судами исков (три месяца, в том числе два - на подготовку плюс один на разбирательство), связано это в основном с трудоемкостью рассмотрения дела о банкротстве, определяемой множеством участников, необходимостью проведения во многих случаях судебных заседаний подготовительного свойства: об обоснованности требований кредитора, возражений должника по требованиям кредиторов. Следует отметить, что семимесячный срок не включает срок на проведение процедур банкротства, за исключением наблюдения.

Представительство в делах о банкротстве

Представительство в делах о банкротстве осуществляется по общим правилам, установленным АПК, при этом имеет одну особенность: в доверенности представителя должны быть специально оговорены его полномочия на ведение именно дела о банкротстве (п. 1 ст. 36 Закона).

2. Участники производства по делам о несостоятельности (банкротстве)

2.1 Субъектный состав

Участниками арбитражного процесса являются субъекты арбитражных процессуальных правоотношений, обладающие в силу закона процессуальными правами и обязанностями и вступающие во взаимодействие друг с другом при осуществлении правосудия.

Традиционно участников арбитражного процесса принято делить на следующие группы:

арбитражный суд;

лица, участвующие в деле;

лица, содействующие отправлению правосудия.

По мнению В.Н. Щеглова и В.М. Шерстюка, можно выделить еще одну группу участников арбитражного процесса, а именно присутствующих в зале заседания граждан. Эти лица, по мнению указанных авторов, обладают процессуальными правами и обязанностями, поскольку обязаны соблюдать установленный порядок в суде и беспрекословно подчиняться распоряжениям председательствующего судьи.[1]

В соответствии с Федеральный законом от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве) участники процесса по делу о несостоятельности делятся на две категории: лица, участвующие в деле о банкротстве, и лица, участвующие в арбитражном процессе по делу о банкротстве.

В соответствии со ст. 34 Закона о банкротстве лицами, участвующими в деле о банкротстве, являются должник, арбитражный управляющий, конкурсные кредиторы, уполномоченные органы, федеральные органы исполнительной власти, а также органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления по месту нахождения должника, лицо, предоставившее обеспечение для проведения финансового оздоровления.

В соответствии со ст. 35 Закона о банкротстве к лицам, участвующим в арбитражном процессе по делу о банкротстве, относятся представитель работников должника, представитель собственника имущества должника - унитарного предприятия, представитель учредителей (участников) должника, представитель собрания кредиторов или представитель комитета кредиторов, иные лица, предусмотренные Арбитражным процессуальным кодексом РФ и Законом о банкротстве. Таким образом, перечень лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, является открытым.

Как следует из текстов приведенных выше статей, Закон о банкротстве содержит лишь перечень субъектов, относящихся к рассматриваемым категориям, но не уточняет, в чем же разница между данными понятиями. Между тем объединение всех участников производства по делам о несостоятельности в две различные категории субъектов говорит о том, что имеются присущие каждой из них особенности. В основном, эти особенности выражаются в объеме и характере полномочий, которыми Закон о банкротстве наделяет указанные субъекты. Вместе с тем нельзя не учитывать то обстоятельство, что выделение среди участников арбитражного процесса определенных групп сопряжено с наличием у них соответствующих черт, признаков, позволяющих объединять их в те или иные категории.[2]

Поскольку понятие «лица, участвующие в деле» является более широким по смыслу по отношению к понятию «участники производства по делам о несостоятельности (банкротстве)», можно сделать вывод о том, что признаки, применяемые для характеристики и выделения групп в рамках понятия «лица, участвующие в деле», могут применяться для аналогичного процесса при характеристике групп участников производства по делам о банкротстве.

В науке основным признаком лиц, участвующих в деле, принято считать наличие у них юридической заинтересованности в исходе процесса. Однако применительно к рассматриваемым категориям участников производства по делам о несостоятельности данный признак не играет роли классифицирующего, поскольку может применяться как к одной, так и к другой группе субъектов.

Например, В.В. Залесский указывает, что лицами, участвующими в деле о банкротстве, считаются те участники дела, которые имеют непосредственный материальный интерес в его исходе. Выделение же в ст. 35 Закона о банкротстве указанной категории участников арбитражного процесса необходимо для предоставления им определенных процессуальных полномочий. Эти полномочия меньше, чем полномочия лиц, участвующих в деле о банкротстве. Тем не менее участники арбитражного процесса по делу о банкротстве вправе заявлять жалобы на действия арбитражного управляющего, решения собрания кредиторов или комитета кредиторов, нарушающие их права и законные интересы (п. 3 ст. 60 Закона о банкротстве).[3]

Таким образом, из приведенного примера следует, что лица, участвующие в арбитражном процессе по делу о банкротстве, всегда имеют заинтересованность в исходе процесса хотя бы потому, что при рассмотрении дела могут быть затронуты их права и законные интересы.

Между тем существуют и противоположные мнения.

Так, Н.Б. Зейдер указывает, что даже реализация субъектами, не относящимися непосредственно к лицам, участвующим в деле, а являющимися другими участниками процесса, их процессуальных прав и обязанностей не влияет на движение дела.

По мнению М.В. Телюкиной, в отличие от лиц, участвующих в деле о банкротстве, лица, участвующие в арбитражном процессе по делу о банкротстве, не имеют собственного юридического интереса к исходу дела и только способствуют осуществлению и защите интересов другого.

Юридическая заинтересованность в исходе процесса является не единственным признаком лиц, участвующих в деле.

Среди классифицирующих признаков авторы выделяют следующие:

право на совершение процессуальных действий от своего имени;

право на совершение волеизъявлений, т.е. процессуальных действий, направленных на возникновение, развитие и окончание процесса в той или иной стадии;

распространение на них в установленных законом пределах законной силы судебного решения (определения о завершении производства по делу).

Анализ правового положения лиц, участвующих в деле о банкротстве, и лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, позволяет прийти к выводу о том, что приведенные признаки имеют существенное значение для определения характера полномочий указанных категорий участников производства по делам о несостоятельности, но все-таки не позволяют конкретно разграничить данные понятия.

Так, право на совершение процессуальных действий от своего имени принадлежит и лицам, участвующим в деле о несостоятельности, и лицам, участвующим в арбитражном процессе по делу о несостоятельности, о чем можно судить на примере уже упоминавшегося п. 3 ст. 60 Закона о банкротстве.

Распространение в установленных законом пределах законной силы судебного акта на участников производства по делам о несостоятельности имеет в принципе равнозначную силу до принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве с даты принятия такого решения прекращаются полномочия руководителя должника, иных органов управления должника и собственника имущества должника - унитарного предприятия, за исключением полномочий органов управления должника, уполномоченных в соответствии с учредительными документами принимать решения о заключении крупных сделок, принимать решения о заключении соглашений об условиях предоставления денежных средств третьим лицом или третьими лицами для исполнения обязательств должника. Однако в то же время п. 3 данной статьи говорит о том, что представители собственника имущества должника - унитарного предприятия, а также учредителей (участников) должника в ходе конкурсного производства обладают правами лиц, участвующих в деле о банкротстве. Также при введении внешнего управления при прекращении полномочий органов управления должника и собственника имущества должника - унитарного предприятия определенные полномочия за указанными органами сохраняются: органы управления должника в пределах компетенции, установленной Законом о банкротстве, вправе принимать решения о внесении изменений и дополнений в устав общества в части увеличения уставного капитала, об определении количества, номинальной стоимости объявленных акций и т.д. (п. 2 ст. 94 Закона о банкротстве). Таким образом, принятие данного признака в качестве определяющего для одного из двух рассматриваемых понятий представляется достаточно спорным решением в силу положений действующего законодательства о банкротстве.

Полномочий на совершение процессуальных действий, направленных на возникновение, развитие и окончание процесса в той или иной стадии, существенно больше у лиц, участвующих в деле о несостоятельности. Например, дело о банкротстве может быть возбуждено только в случае, если в арбитражный суд обратится управомоченное лицо. В соответствии с п. 1 ст. 7 Закона о банкротстве правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом обладают должник, конкурсный кредитор, уполномоченные органы. В соответствии с абз. 6 п. 1 ст. 57 Закона о банкротстве производство по делу о несостоятельности может быть прекращено в случае отказа всех кредиторов, участвующих в деле о банкротстве, от заявленных требований или требования о признании должника банкротом и т.д.

По мнению некоторых авторов, существуют другие признаки, отличающие лиц, участвующих в деле о банкротстве, от лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве. Так, М.Л. Скуратовский видит различия между ними в том, что лица, участвующие в деле, имеют процессуальные права и несут обязанности в ходе разбирательства дела арбитражным судом и в ходе применяемых к должнику процедур банкротства, а лица, участвующие в арбитражном процессе, имеют процессуальные права и несут обязанности только при рассмотрении арбитражным судом дела о несостоятельности[4] . Таким образом, по мнению М.Л. Скуратовского, и в рассмотрении дела о банкротстве арбитражным судом, и в ходе применения к должнику процедур банкротства могут участвовать и иметь процессуальные права и нести процессуальные обязанности только должник, конкурсные кредиторы и другие лица, указанные в ст. 34 Закона о банкротстве, а также их представители. Однако в ходе применяемых к должнику процедур банкротства процессуальные права и обязанности имеет, например, представитель работников должника. Он имеет право участвовать без права голоса на всех собраниях кредиторов, включая первое собрание кредиторов (п. 1 ст. 12, п. 3 ст. 72), обжаловать действия арбитражного управляющего в части установления состава и размера требований по оплате труда и выплате выходных пособий лицам, работающим по трудовым договорам (п. 4 ст. 15).

Анализ данного вопроса позволяет сделать вывод о том, что понятия «лица, участвующие в деле о банкротстве» и «лица, участвующие в арбитражном процессе по делу о банкротстве» целесообразно разграничивать по характеру и объему полномочий каждой из рассматриваемых категорий. При этом Закон о банкротстве содержит недостаточное количество конкретных статей, закрепляющих полномочия субъектов данных категорий. Так, достаточно мало внимания уделено как раз лицам, участвующим в арбитражном процессе по делу о банкротстве. Перечислить их полномочия возможно при анализе действующего законодательства в целом.

Между тем выделение и разграничение в законодательстве данных понятий не случайно. Законодатель таким образом пытается указать на особенности правового положения данных субъектов и на индивидуальный подход при защите их прав и законных интересов.

2.2 Должник

Понятие «должник», употребляемое в Законе о банкротстве, существенно отличается от традиционно принятого в гражданском праве. Согласно ст. 307 ГК РФ термином «должник» обозначается сторона во всяком гражданско-правовом обязательстве, которая должна совершить определенные действия по требованию кредитора: передать товар, выполнить работу, оказать услуги, уплатить денежную сумму. В соответствии со ст. 2 Закона о банкротстве под должником понимается гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель, или юридическое лицо, оказавшиеся неспособными удовлетворить требования кредиторов только лишь по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение срока, установленного этим Законом.

Таким образом, несостоятельными (банкротами) могут быть признаны:

· все юридические лица (за исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций);

· граждане (зарегистрированные в качестве индивидуального предпринимателя; не зарегистрированные в качестве индивидуального предпринимателя; главы крестьянских (фермерских) хозяйств - с 1 января 1995 г. глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющий деятельность без образования юридического лица, признается предпринимателем вследствие самого факта государственной регистрации фермерского хозяйства).

Нормы, регулирующие банкротство гражданина, не зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя, будут введены в действие с момента вступления в силу федерального закона о внесении соответствующих изменений в Гражданский кодекс РФ.

По словам В.В. Витрянского, необходимость включения соответствующих положений в Закон о банкротстве 2002 г. была обусловлена тем, что реализация ряда положений, содержащихся в Гражданском кодексе РФ, в принципе невозможна без регулирования порядка признания граждан несостоятельными. Это, в частности, касается норм, предусматривающих субсидиарную ответственность учредителей (участников) юридических лиц за доведение должника до банкротства (ст. ст. 56, 105 ГК РФ), а также положения об ответственности лиц, которые в силу закона или учредительных документов юридического лица выступают от его имени.

В соответствии с общими положениями закона о банкротстве, должник наделён правом на подачу заявления о признании его несостоятельным (банкротом). Так, в соответствии с п.1 ст. 7 закона, правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом обладают должник, конкурсный кредитор, уполномоченные органы.

В соответствии со ст. 8 Закона, должник вправе подать в арбитражный суд заявление должника в случае предвидения банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он не в состоянии будет исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок.

Также статьёй 9 закона установлена обязанность должника по подаче заявления о признании его банкротом. Так, в соответствии с п. 1 указанной статьи, руководитель должника или индивидуальный предприниматель обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если:

удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами;

органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;

органом, уполномоченным собственником имущества должника - унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;

обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника;

должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества;

настоящим Федеральным законом предусмотрены иные случаи.

После рассмотрения арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и введением наблюдения, руководитель должника и иные органы управления должника продолжают осуществлять свои полномочия с учётом ограничений предусмотренных п. 2, п.3 ст. 64 закона. Так, органы управления должника могут совершать исключительно с согласия временного управляющего, выраженного в письменной форме, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом, сделки или несколько взаимосвязанных между собой сделок:

· связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения прямо либо косвенно имущества должника, балансовая стоимость которого составляет более пяти процентов балансовой стоимости активов должника на дату введения наблюдения;

· связанных с получением и выдачей займов (кредитов), выдачей поручительств и гарантий, уступкой прав требования, переводом долга, а также с учреждением доверительного управления имуществом должника.

Органы управления должника не вправе принимать решения:

о реорганизации (слиянии, присоединении, разделении, выделении, преобразовании) и ликвидации должника;

о создании юридических лиц или об участии должника в иных юридических лицах;

о создании филиалов и представительств;

о выплате дивидендов или распределении прибыли должника между его учредителями (участниками);

о размещении должником облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг, за исключением акций;

о выходе из состава учредителей (участников) должника, приобретении у акционеров ранее размещенных акций;

об участии в ассоциациях, союзах, холдинговых компаниях, финансово-промышленных группах и иных объединениях юридических лиц;

о заключении договоров простого товарищества.

В соответствии с п.32 ст. 64 Закона, не позднее пятнадцати дней с даты утверждения временного управляющего руководитель должника обязан предоставить временному управляющему и направить в арбитражный суд перечень имущества должника, в том числе имущественных прав, а также бухгалтерские и иные документы, отражающие экономическую деятельность должника за три года до введения наблюдения. Ежемесячно руководитель должника обязан информировать временного управляющего об изменениях в составе имущества должника.

В соответствии с п.4 ст. 64 Закона, руководитель должника в течение десяти дней с даты вынесения определения о введении наблюдения обязан обратиться к учредителям (участникам) должника с предложением провести общее собрание учредителей (участников) должника, к собственнику имущества должника - унитарного предприятия для рассмотрения вопросов об обращении к первому собранию кредиторов должника с предложением о введении в отношении должника финансового оздоровления, проведении дополнительной эмиссии акций и иных предусмотренных настоящим Федеральным законом вопросов.

Полномочия руководителя должника продолжаются впредь до введения процедуры внешнего управления с учётом требований Закона, в случае если руководитель должника не будет отстранён Арбитражным судом по ходатайству собрания кредиторов, арбитражного управляющего либо лиц предоставивших обеспечение в виду неисполнения (либо ненадлежащего исполнения им своих обязанностей), либо если руководитель не будет сменён решением учредителей.

В отношении должника – участника дела о банкротстве, Закон о банкротстве 1992 г. не делал практически никаких различий между юридическим лицом и индивидуальным предпринимателем; между промышленным предприятием и кредитной организацией и т.д. Закон о банкротстве 2002 г., так же как и Закон о банкротстве 1998 г., учитывает особенности правового статуса отдельных субъектов предпринимательской деятельности и вытекающие из этого особенности применения к ним процедур банкротства. Действующее законодательство содержит нормы, которые регулируют отношения с участием отдельных категорий должников, учитывает специфику, связанную со сферой их деятельности, с характером принадлежащего им имущества и т.д. Речь идет о таких категориях должников, как кредитные, градообразующие, сельскохозяйственные, страховые организации, стратегические предприятия, субъекты естественных монополий, крестьянские (фермерские) хозяйства, индивидуальный предприниматель, ликвидируемый или отсутствующий должник.

Например, в случае банкротства кредитной организации возникающие в связи с этим отношения регулируются Федеральным законом от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» и лишь в части, им не урегулированной, подлежит применению Закон о банкротстве 2002 г., что связано со специальной (целевой) правоспособностью указанной организации, в рамках которой она может выполнять банковские операции и совершать определенные сделки. Для возбуждения дела о банкротстве стратегических предприятий и организаций совокупность предъявленных к таким должникам требований должна составлять не менее чем 500 тыс., а не 100 тыс. руб., как предусмотрено общим правилом п. 2 ст. 6 Закона о банкротстве. Кроме того, стратегическое предприятие и организация считаются неспособными удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены в течение шести месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, а не трех, как, опять же, предусмотрено общим правилом. Банкротство отсутствующего должника осуществляется по упрощенной процедуре, предполагающей сокращенный срок рассмотрения заявлений кредиторов о признании должника несостоятельным (банкротом) и об открытии конкурсного производства, основаниями для применения которой являются отсутствие у должника имущества, фактическое прекращение деятельности и т.д.

Анализируя статистические показатели рассмотрения арбитражными судами Российской Федерации дел о несостоятельности (банкротстве) начиная с введения в действие Закона о банкротстве 2002 г. и по настоящее время, следует отметить существенные отличия количественных показателей поступлений в арбитражные суды заявлений о признании банкротом отдельных категорий должников. Так, в 2003 г. в арбитражные суды поступило 2129 заявлений о признании банкротами отсутствующих должников. С 2004 г. по 2006 г. наблюдалось стойкое увеличение показателей поступления заявлений о признании несостоятельными (банкротами) отсутствующих должников: если в 2004 г. поступило всего 268 заявлений с требованиями о признании банкротом отсутствующих должников, то в 2005 г. такие заявления составили 22% от общего числа поступивших (6968); в 2006 г. данный показатель увеличился до 67 828. Такое увеличение количества поступивших заявлений было обусловлено определением порядка и условий финансирования процедур банкротства отсутствующих должников из средств федерального бюджета в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 21 октября 2004 г. N 573. Принятие же Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 декабря 2006 г. N 67 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц» привело к сокращению в 3,4 раза поступивших заявлений о признании банкротами отсутствующих должников - в 2007 г. число указанных заявлений составило 20 035.

При этом увеличилось число поступивших заявлений о признании несостоятельными (банкротами) индивидуальных предпринимателей: если в 2004 г. число указанных заявлений составило около 250, то в 2007 г. данный показатель возрос в 10 раз.

Пик поступления заявлений о признании банкротами кредитных организаций с момента введения в действие Закона о банкротстве 2002 г. пришелся на 2006 г., когда данный показатель составил 750 заявлений. По итогам 2007 г. число указанных заявлений уменьшилось почти в 5 раз (менее 200 заявлений).

Благоприятным обстоятельством является продолжающееся уменьшение количества подданных заявлений о признании несостоятельными (банкротами) стратегических предприятий и организаций: в 2007 г. этот показатель по России составил менее 50 заявлений.

Таким образом, Закон о банкротстве 2002 г. значительно расширил число должников - субъектов отношений, возникающих в процессе несостоятельности. В целом изменение подхода законодателя к этому вопросу вызывает одобрение в научной среде, поскольку еще до принятия Закона о банкротстве 2002 г. невозможность банкротства большинства некоммерческих организаций критиковалась такими учеными, как Ю.П. Свит, С.Э. Жилинский, М.В. Телюкина, В.Н. Ткачев. Однако не все ученые разделяют данную позицию. Так, В.В. Витрянский считает, что трудно объяснить, зачем понадобилось распространять риск банкротства на некоммерческие организации [5] . Основная проблема, возникающая в связи с этим, заключается в том, что соответствующие нормы Закона о банкротстве 2002 г. прямо противоречат нормам Гражданского кодекса РФ. Данная ситуация порождает многочисленные научные дискуссии.

Так, В.Ф. Попондопуло считает, что до вступления в силу изменений в Гражданский кодекс РФ круг субъектов должен определяться в соответствии с ГК РФ; Н.А. Семина утверждает, что при любых противоречиях должны применяться нормы Закона о банкротстве как последующего по отношению к Гражданскому кодексу РФ[6] . Этой же точки зрения придерживается и Высший Арбитражный Суд РФ, который изложил свою позицию в п. 2 Постановления Пленума от 8 апреля 2003 г. N 4 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Позиция Конституционного Суда РФ состоит в следующем: в ст. 76 Конституции РФ не определяется и не может определяться иерархия актов внутри одного их вида, в данном случае федеральных законов. Ни один федеральный закон в силу ст. 76 Конституции РФ не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой. Следовательно, применение положений Закона о банкротстве 2002 г. не вызывает каких-либо сомнений, поскольку более поздний по времени акт отменяет ранее принятый (см.: Определение КС РФ от 5 ноября 1999 г. N 182-О «По запросу Арбитражного суда города Москвы о проверке конституционности пунктов 1 и 4 части четвертой статьи 20 Федерального закона «О банках и банковской деятельности»).

По мнению С.А. Карелиной, неоднозначность решения данного вопроса может привести на практике к ситуации, когда некоторые суды будут отказывать в принятии заявлений о банкротстве, а другие, напротив, принимать подобного рода заявлений, к примеру, в отношении какой-либо некоммерческой организации (за исключением потребительского кооператива и благотворительного фонда). С точки зрения законодателя, позиции и одних, и других будут представляться обоснованными.

Участники (учредители) организации-должника. Собственник имущества должника - унитарного предприятия.

Статус участников (учредителей) организации-должника, а также собственника имущества должника - унитарного предприятия в системе банкротства имеет несколько значений. Во-первых, эти лица в силу специального законодательства формируют органы управления юридического лица, которые с отдельными ограничениями продолжают функционировать в реабилитационных процедурах банкротства и принимать управленческие решения. Во-вторых, они выступают как кредиторы (по обязательствам, вытекающим из такого участия). В-третьих, они рассматриваются как лица, несущие субсидиарную ответственность по обязательствам должника в случае недостаточности его имущества. И в-четвертых, законодатель наделяет их полномочиями принимать решения «за должника» в рамках отдельных функций управления (например, реализуя функцию планирования, участники должника разрабатывают план финансового оздоровления и график погашения задолженности).

В управленческом аспекте интерес представляет статус представителя участников (учредителей) должника. Председатель совета директоров (иного аналогичного органа) должника либо лицо, избранное советом директоров, является представителем учредителей (участников) должника, который в силу ст. 35 Закона о банкротстве имеет статус лица, участвующего в арбитражном процессе по делу о банкротстве. Аналогичное положение занимает представитель собственника имущества должника - унитарного предприятия. С одной стороны, представитель участников должника представляет законные интересы участников должника, с другой - выражает вовне волю органов управления должника в процедурах финансового оздоровления, внешнего управления и конкурсного производства.

Так, представитель учредителей (участников) должника либо собственника должника - унитарного предприятия подписывает график погашения задолженности, выступая не только от имени органов управления должника (собрания акционеров, собрания участников), но и по сути от имени самого должника, поскольку график погашения задолженности представляет собой одностороннее обязательство должника погасить собственную задолженность перед кредиторами. Такая позиция законодателя представляется неоправданной, поскольку идет вразрез с гражданско-правовым статусом представителя юридического лица - должника.

В процедурах внешнего управления и конкурсного производства представитель учредителей (участников) должника либо собственника должника - унитарного предприятия реализует право на отвод одной из кандидатур арбитражного управляющего от имени должника. Указанное полномочие прямо не предусмотрено Законом о банкротстве, на сей счет имеется разъяснение Пленума ВАС РФ от 08.04.2003 N 4 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (п. 5)[7] , которое повсеместно используется в правоприменении.

В процедуре конкурсного производства представитель собственника имущества должника - унитарного предприятия или представитель (учредителей) участников должника обладает правами лиц, участвующих в деле о банкротстве, т.е., по сути, в полной мере включается в управленческий процесс (например, он вправе контролировать действия конкурсного управляющего и обратиться в суд с требованием о его отстранении), поскольку органы управления должника теряют свои полномочия.

Допуск указанных лиц к управлению в процессе банкротства осуществляется и посредством участия их в собрании кредиторов. Согласно ст. 12 Закона о банкротстве в собрании кредиторов вправе участвовать без права голоса представитель учредителей (участников) должника и представитель собственника имущества должника - унитарного предприятия, которые вправе выступать по вопросам повестки собрания кредиторов (что не позволяет рассматривать их в качестве полноценных субъектов управления).

Кроме того, указанные лица вправе обжаловать действия арбитражного управляющего, решения собрания кредиторов или комитета кредиторов, нарушающие права и законные интересы участников должника или собственника имущества должника - унитарного предприятия (ст. 60 Закона о банкротстве).

2.3 Арбитражный управляющий

Одной из ключевых фигур любого дела о банкротстве на всех его стадиях является арбитражный управляющий, на которого возложено непосредственное проведение процедур банкротства должника, а при осуществлении внешнего управления и конкурсного производства на него возлагаются также функции руководителя соответствующей организации.

Арбитражный управляющий (временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий или конкурсный управляющий) - гражданин Российской Федерации, утверждаемый арбитражным судом для проведения процедур банкротства и осуществления иных установленных Законом о банкротстве полномочий и являющийся членом одной из саморегулируемых организаций (ст. 2).

Следует отметить, что Закон о банкротстве 1992 г. называл арбитражным управляющим субъекта, который осуществлял внешнее управление имуществом должника; при этом особая, обобщенная категория арбитражных управляющих не выделялась.

Закон о банкротстве 1998 г. предъявлял требования к арбитражным управляющим чисто формальные: арбитражным управляющим назначалось физическое лицо, зарегистрированное в арбитражном суде (например, по состоянию на 3 декабря 2002 г. в Арбитражном суде г. Москвы было зарегистрировано арбитражных управляющих с 1-й категорией лицензий - 1235, со 2-й категорией - 705, с 3-й категорией - 5), зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, обладающее специальными знаниями и не являющееся заинтересованным лицом в отношении должника и кредиторов. Арбитражный управляющий действовал на основании лицензии арбитражного управляющего, выдаваемой государственным органом Российской Федерации по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению (ФСФО). Следует отметить, что положения о лицензировании управляющих, предусмотренные ст. 19 Закона о банкротстве 1998 г., в соответствии с п. 3 ст. 185 Закона о банкротстве 1998 г. были введены в действие с 1 марта 1999 г., т.е. на год позже, чем сам Закон. До этого момента допускалось назначение управляющими лиц, имеющих аттестат специалиста по антикризисному управлению, полученный в соответствии с ранее действовавшим законодательством. Однако в соответствии с Федеральным законом «О внесении дополнений в Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности» с 1 июля 2002 г. лицензирование арбитражных управляющих отменено. Таким образом, требования к кандидатуре арбитражного управляющего упростились еще больше.

С принятием Закона о банкротстве 2002 г. требования к кандидатуре арбитражного управляющего несколько ужесточились.

В соответствии со ст. 20 нового Закона о банкротстве арбитражным управляющим может быть гражданин Российской Федерации, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя, имеющий высшее образование (предпочтение отдается юридическому или экономическому); имеющий стаж руководящей работы не менее чем два года в совокупности; сдавший теоретический экзамен по программе подготовки арбитражных управляющих, прошедший стажировку сроком не менее шести месяцев в качестве помощника арбитражного управляющего; не имеющий судимости за преступления в сфере экономики, а также за преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления; кроме того, арбитражный управляющий должен заключить договор страхования ответственности на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве. Арбитражный управляющий в течение 10 дней с даты утверждения его арбитражным судом по делу о банкротстве должен дополнительно застраховать свою ответственность на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, в размере, зависящем от балансовой стоимости активов должника по состоянию на последнюю отчетную дату, предшествующую дате введения соответствующей процедуры банкротства. Кроме того, арбитражный управляющий должен являться членом одной из саморегулируемых организаций.

На практике возникает проблема: при осуществлении процедуры конкурсного производства в отношении отсутствующего должника, балансовая стоимость имущества которого является достаточно высокой, выясняется, что фактически имущество должника отсутствует. Таким образом, утвержденный арбитражным судом конкурсный управляющий, застраховавший свою ответственность с учетом балансовой стоимости имущества должника, будет вынужден понести убытки (в связи с фактическим отсутствием имущества), что, в свою очередь, может повлечь отсутствие согласия арбитражных управляющих занимать должность конкурсного управляющего отсутствующего должника.

В соответствии с ч. 6 ст. 20 Закона о банкротстве 2002 г. арбитражным судом не могут быть утверждены арбитражные управляющие на должности временного, конкурсного, внешнего или административного управляющего:

которые являются заинтересованными лицами по отношению к должнику, кредиторам;

в отношении которых введена процедура банкротства;

которые не возместили убытки, причиненные должнику, кредиторам, третьим лицам при исполнении обязанностей арбитражного управляющего;

которые дисквалифицированы или лишены в порядке, установленном федеральным законом, права занимать руководящие должности и (или) осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическими лицами, входить в совет кредиторов (наблюдательный совет) и (или) управлять делами и (или) имуществом других лиц;

которые не имеют заключенных в соответствии с требованиями Закона о банкротстве договоров страхования ответственности на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве.

Арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, имеет право созывать собрание и комитет кредиторов; обращаться в арбитражный суд с заявлениями и ходатайствами в случаях, предусмотренных новым Законом о банкротстве; получать ежемесячное вознаграждение, определенное кредитором (собранием кредиторов) и утвержденное арбитражным судом, но не менее 10 тыс. руб. (таким образом, в отличие от Закона о банкротстве 1998 г., Законом о банкротстве 2002 г. установлен минимальный размер вознаграждения арбитражного управляющего); привлекать для обеспечения осуществления своих полномочий на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности за счет средств должника; подавать в арбитражный суд заявление о досрочном прекращении исполнения своих обязанностей.

Реализуя цели процедур банкротства, арбитражный управляющий обязан принимать меры по защите имущества должника; анализировать финансовое состояние должника, его финансовую, хозяйственную и инвестиционную деятельность, положение на товарных и иных рынках; вести реестр требований кредиторов (если ведение реестра не передано реестродержателю); выявлять признаки преднамеренного и фиктивного банкротства.

Арбитражный управляющий действует на всех судебных стадиях процесса соответственно в виде временного, административного, внешнего, конкурсного управляющих. Каждый последующий является процессуальным правопреемником предыдущего. Не исключены ситуации, когда одно и то же лицо будет последовательно назначаться каждым из названных управляющих (в этом случае ему каждый раз необходимо будет проходить процедуру избрания и утверждения).

Хотелось бы также обратить внимание на ответственность арбитражного управляющего, предусмотренную ст. 25 нового Закона о банкротстве.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим правил профессиональной деятельности арбитражного управляющего, утвержденных саморегулируемой организацией, членом которой он является, может служить основанием для исключения арбитражного управляющего из данной саморегулируемой организации. В случае исключения арбитражного управляющего из саморегулируемой организации арбитражный управляющий отстраняется арбитражным судом от исполнения своих обязанностей на основании заявления саморегулируемой организации (Законом о банкротстве 1998 г. в ст. 21 также была предусмотрена ответственность арбитражного управляющего за неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим правил профессиональной деятельности арбитражного управляющего, которая выражалась в отзыве лицензии арбитражного управляющего, выданной ФСФО).

Таким образом, с принятием Закона о банкротстве 2002 г.:

ужесточились профессиональные требования к кандидатуре арбитражного управляющего;

введен институт страхования ответственности арбитражного управляющего;

стало возможным участие должника в процедуре назначения арбитражного управляющего;

уменьшился контроль суда за назначением и деятельностью арбитражного управляющего.

Важная роль в Законе о банкротстве отводится саморегулируемым организациям арбитражных управляющих.

В соответствии со ст. 21 Закона с банкротстве статус саморегулируемой организации приобретается некоммерческой организацией с даты включения указанной организации в Единый государственный реестр саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, для чего требуется иметь в своем составе не менее 100 арбитражных управляющих, каждый из которых должен внести взнос в компенсационный фонд соответствующей организации в размере не менее 50 тыс. руб.

Теперь саморегулируемые организации (а не кредиторы, как это было раньше) предлагают кандидатуры арбитражных управляющих, контролируют профессиональную деятельность арбитражных управляющих на основании представляемых ими отчетов, рассматривают жалобы на действия арбитражных управляющих и т.д.

Повышение роли саморегулируемых организаций сопровождается более полным учетом интересов должников. Раньше арбитражный управляющий назначался судом без учета мнения должника - по представлению собрания кредиторов (кроме временного управляющего), утвердившего соответствующую кандидатуру. Теперь саморегулируемая организация предлагает арбитражному суду три кандидатуры арбитражных управляющих. Должник и заявитель (представитель собрания кредиторов) вправе отвести по одной кандидатуре. Оставшийся кандидат утверждается арбитражным судом (за исключением случаев нарушения процедуры отбора или несоответствия требованиям законодательства).

Таким образом, представляется, что если и не полностью устраняется, то существенно ослабляется зависимость арбитражного управляющего от предложивших его кандидатуру кредиторов. А должник наряду с кредитором обладает правом голоса при определении кандидатуры арбитражного управляющего, представляемой к утверждению арбитражному суду.

Представляется, что в настоящее время арбитражные управляющие попадают в полную зависимость от саморегулируемой организации, о чем недвусмысленно сказано в Законе, в частности, согласно п. 1 ст. 22 саморегулируемые организации наделяются правом применять в отношении своих членов меры дисциплинарной ответственности, вплоть до исключения из числа членов саморегулируемой организации, а также заявлять в арбитражный суд ходатайства об отстранении своих членов от участия в делах о банкротстве в качестве арбитражных управляющих. Кроме того, обязательное страхование ответственности арбитражного управляющего в течение 10 дней на страховую сумму не менее 3 млн руб. в год (п. 8 ст. 20 Закона) неминуемо влечет полную финансовую зависимость арбитражного управляющего от саморегулируемой организации.

2.4 Конкурсные кредиторы и уполномоченные органы

В соответствии с гражданским законодательством кредитором признается лицо, в пользу которого должник обязан совершить определенное действие: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги, - наделенное правом требовать от должника исполнения его обязанности (ст. 307 ГК РФ). Однако участниками процесса банкротства могут быть только кредиторы по денежным обязательствам, являющие стороной в денежном обязательстве должника и обладающие имущественными (денежными) претензиями к потенциальному банкроту.

Правом на подачу заявления кредитора о признании должника банкротом обладают только лица, признаваемые в соответствии с Законом о банкротстве 2002 г. конкурсными кредиторами, т.е. кредиторами по денежным обязательствам, за исключением граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, а также учредителей (участников) должника - юридического лица по обязательствам, вытекающим из такого участия (ст. 2 Закона о банкротстве).

В случае неисполнения обязанности по уплате обязательных платежей Закон о банкротстве называет кредиторами налоговые органы и иные уполномоченные органы. Но данные органы в этом случае выступают как субъекты публично-правовых отношений, а не как кредиторы в собственном смысле этого слова.

Между тем именно уполномоченные органы чаще всего выступают инициаторами процесса банкротства. Так, в 2006 г. 87% заявлений о признании должника банкротом поступило в арбитражные суды именно от уполномоченных органов (79 528 заявлений). В 2007 г. данный показатель составил 75% (33 738 заявлений). При этом от конкурсных кредиторов в 2006 г. поступило 5675 заявлений, или 6,2%, в 2007 г. - 4738 заявлений, или 10,7%. Доля заявлений, поданных самим должником, увеличилась с 6,8% в 2006 г. до 13,1% в 2007 г.

Требования кредиторов удовлетворяются в порядке очередности, установленной Законом о банкротстве. Требования кредиторов третьей очереди, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, удовлетворяются после погашения всех очередных требований. Во внеочередном порядке удовлетворяются текущие платежи, т.е. требования по обязательствам должника, возникшим после возбуждения производства по делу о банкротстве.

Проводя классификацию кредиторов по критерию их статуса в конкурсном процессе, М.В. Телюкина определяет конкурсных кредиторов как активных кредиторов, неконкурсным кредиторам отводится пассивная роль. Активность конкурсных кредиторов, по мнению ряда ученых (М.В. Телюкина, В.В. Витрянский, В.А. Химичев и др.), обусловлена наделением их правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, на участие в собрании кредиторов и представление их интересов комитетом кредиторов. Между тем представляется, что целесообразность выделения среди всей массы кредиторов определенной группы, именуемой конкурсными кредиторами, детерминирована, прежде всего, необходимостью построения сбалансированной (устойчивой), оптимальной и эффективной модели управления в системе банкротства. Во-первых, кредиторы, требования которых подлежат удовлетворению в последнюю очередь, должны иметь возможность управляющего воздействия на ход процедур банкротства, этим обеспечивается защита их прав и законных интересов. Во-вторых, такое управляющее воздействие должно осуществляться с помощью участия в деле о банкротстве. В-третьих, противоречивость (несовпадение) интересов указанной группы кредиторов должна нейтрализовываться посредством формирования коллективной воли на собрании кредиторов. В-четвертых, реализация функций управления должна быть обеспечена оптимальным набором правовых средств. Этот набор включает более широкий перечень полномочий, нежели только подача в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом и участие в собрании кредиторов.

Управляющее воздействие конкурсных кредиторов (равно как и уполномоченных органов, выступающих также субъектами управления) на систему банкротства оказывается как индивидуально (в меньшей степени), так и посредством выражения коллективной воли через принятие решений собранием кредиторов (в большинстве случаев).

К вопросу чрезвычайной трудности относил в свое время Г.Ф. Шершеневич вопрос о юридическом положении кредиторов, имея в виду их «особого рода соединение» (собрание кредиторов). Критикуя научные взгляды того времени на собрание кредиторов как «на особого рода единство с самостоятельным имуществом», где субъектами права являются одновременно как совокупность лиц, так и отдельные члены совокупности, ученый задавался вопросом: «В самом деле, субъектом каких прав являются кредиторы в своей совокупности?» и отвечал на него: «Все имущество остается за несостоятельным должником, который сохраняет права собственности на вещи и права требования по обязательствам. Кроме тех прав, которые принадлежат каждому кредитору в отдельности, в конкурсном процессе не создается вовсе новых прав».

На современном этапе взгляды ученых на природу этих явлений различны. Во-первых, собрание и комитет кредиторов наделяют статусом органов различной принадлежности. Б.С. Бруско определяет собрание и комитет кредиторов как коллективные органы управления, полномочные определять судьбу должника на принципах властного характера волеизъявления большинства. К специальным органам представления и защиты всех кредиторов относит собрание и комитет кредиторов Ю.А. Тарасенко, к коллегиальным органам кредиторов - В.А. Химичев. С.А. Карелина определяет собрание кредиторов как специальный орган, представляющий интересы кредиторов во взаимоотношениях с должником. Аналогичное определение дает В.В. Витрянский.

Во-вторых, и собрание, и комитет кредиторов относят к субъектам конкурсного права. Так, М.В. Телюкина полагает, что собрание и комитет кредиторов, будучи субъектами конкурсного права, являются органами, наделенными определенной компетенцией в силу конкурсного законодательства. Такая позиция подвергнута справедливой критике. Как отмечают Е.А. Павлодский и О.Р. Зайцев, законодатель неслучайно отказался от определения собрания кредиторов как органа, представляющего интересы всех кредиторов, поскольку в гражданско-правовом смысле представительством складывающиеся между кредиторами и собранием (комитетом) отношения названы быть не могут хотя бы потому, что ни собрание, ни комитет не являются субъектами гражданского права, следовательно, они не могут выступать в качестве представителей.

Собрание кредиторов (как и комитет кредиторов) не может быть отнесено к категории субъекта права, поскольку не обладает целостными качествами и свойствами юридической личности и, как справедливо заметил в свое время Г.Ф. Шершеневич, «кредиторы остаются также разобщены, как и до объявления несостоятельности их должника. Создание общего собрания кредиторов не связано с каким-либо правовым общением: их соединяет общий интерес возможно полного удовлетворения - общение чисто фактическое». Не случайно законодатель при определении состава лиц, участвующих в деле, не отнес к числу таких лиц ни собрание, ни комитет кредиторов.

Собрание кредиторов с гражданско-правовых позиций можно охарактеризовать как группу лиц, уполномоченную законом формировать волю кредиторов по основным вопросам движения дела о банкротстве, очерченным рамками компетенции, установленной законом. Формирование воли группой лиц является традиционным для гражданского права (договор простого товарищества, создание юридического лица, организация управления многоквартирным домом собственниками жилья и пр.). После возбуждения дела о банкротстве формирование воли кредиторов по отдельным (основным) вопросам движения процедур банкротства осуществляется не единолично, а коллективно, посредством принятия решения большинством голосов, поскольку «кредиторы участвуют в конкурсном процессе или в качестве единичных лиц, или в качестве общего собрания, которое является выражением воли всех кредиторов». Конституционный Суд РФ и вовсе не расценивает собрание кредиторов как «какое-либо новое объединение физических и юридических лиц, создаваемое по устанавливаемым ими правилам».

Данному утверждению может быть противопоставлен следующий аргумент. Собрание кредиторов наряду с отдельными конкурсными кредиторами вправе ходатайствовать перед арбитражным судом об отстранении арбитражного управляющего от исполнения обязанностей, что означает возникновение параллельных прав как у отдельных конкурсных кредиторов, так и у собрания кредиторов. И то и другое может быть рассмотрено как группа лиц. Представляется, однако, что данный аргумент не может быть использован в качестве основы для утверждения о том, что собрание кредиторов - это самостоятельный субъект права в отличие от группы кредиторов, объединившихся для подачи соответствующего заявления в суд. Во-первых, различны основания для обращения в суд: обращение в суд отдельных конкурсных кредиторов обусловлено определенными условиями: ненадлежащее исполнение управляющим своих обязанностей должно нарушить права и законные интересы кредитора, а также фактически или вероятно повлечь возникновение для него убытков. Основания для обращения в суд с подобным ходатайством у собрания кредиторов гораздо шире - любое неисполнение или надлежащее исполнение обязанностей со стороны управляющего может явиться основанием для принятия соответствующего решения собранием кредиторов. Во-вторых, законодатель устанавливает данное правомочие для конкурного кредитора в составе лиц, участвующих в деле, что предполагает возможность обращения в суд не только для конкурсного кредитора, но и должника, третьего лица, органа местного самоуправления и т.д.

Иными словами, законодатель предоставляет отдельному конкурсному кредитору/уполномоченному органу дополнительную гарантию защиты его прав и законных интересов посредством индивидуального обращения в суд (в том числе и в составе группы отдельных кредиторов), наряду с участием в собрании кредиторов.

В управленческо-правовом аспекте собрание кредиторов (равно как и комитет кредиторов) представляет собой организационно-правовую форму функционирования конкурсных кредиторов и уполномоченных органов как субъектов управления в рамках системы банкротства, посредством которой преодолевается разобщенность кредиторов и обеспечивается принятие управленческих решений. Следует отметить, что воля уполномоченного органа формируется в нормативно определенном порядке, в соответствии с Приказом Минэкономразвития РФ от 03.08.2004 N 219 «О порядке голосования органа, уполномоченного представлять в делах о банкротстве и в процедурах банкротства требования об уплате обязательных платежей и требования РФ по денежным обязательствам при участии в собраниях кредиторов», а также письмом ФНС РФ от 20 мая 2005 г. N 19-10-03/000525@ «О порядке действий ФНС России как уполномоченного органа в делах о банкротстве и в процедурах банкротства».

Примечательно вместе с тем, что голосование уполномоченного органа в нарушение установленного порядка не является основанием для признания недействительным решения собрания кредиторов. К такому выводу, в частности, пришел Федеральный арбитражный суд Московского округа при вынесении Постановления от 15.12.2005 по делу N КГ-А41/12236-05, отметив невозможность признания недействительным решения собрания кредиторов только по этому основанию, поскольку Законом о банкротстве и ГК РФ подобные основания недействительности не предусмотрены.

Согласно ст. 2 Закона о банкротстве под конкурсным производством понимается процедура банкротства, применяемая к должнику, признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов.

Названная процедура возникает в результате принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом. Она вводится сроком на год, который может продлеваться по ходатайству лица, участвующего в деле, не более чем на шесть месяцев.

Решение о признании должника банкротом принимается, как правило, на основании ходатайства собрания кредиторов (ч. 1 ст. 75; абз. 3 ч. 4 и абз. 4 ч. 5 ст. 87; абз. 3 ч. 4 ст. 88; абз. 3 ч. 3 ст. 107; абз. 4 ч. 3 ст. 118; ч. 7 ст. 119 Закона о банкротстве). В некоторых случаях Закон допускает возможность принятия данного решения арбитражным судом без учета мнения кредиторов (абз. 5 ч. 2 ст. 75; ч. 5 ст. 107; ч. 7 ст. 119 Закона о банкротстве).

Конкурсное производство отличается от восстановительных процедур прежде всего по способу достижения основной цели конкурсного процесса. Если в рамках восстановительных процедур разрешение столкновения прав кредиторов достигается путем воздействия на объект их стечения (имущество должника), то при конкурсном производстве эта цель достигается путем установления определенного порядка осуществления сталкивающихся прав.

Указанное различие предопределяет особенность правового статуса конкурсных кредиторов в процедуре конкурсного производства. Так, если правовое положение конкурсных кредиторов в рамках восстановительных процедур характеризуется возможностью получения полного удовлетворения своих требования, то в рамках ликвидационной процедуры удовлетворение требований кредиторов в большинстве случаев бывает частичным либо вообще не происходит. В связи с этим правовой статус названных субъектов в конкурсном производстве будет определяться возможностью получения наиболее полного удовлетворения своих требований. При этом, как представляется, эффективность законодательства о несостоятельности с точки зрения обеспечения интересов кредиторов будет определяться тем, насколько оно способно обеспечивать максимально полное удовлетворение их требований.

Введение процедуры конкурсного производства влечет наступление определенных материально-правовых последствий, которые предопределяют особенности правового статуса конкурсных кредиторов в ходе указанной процедуры банкротства. К ним относятся следующие последствия:

- срок исполнения возникших до открытия конкурсного производства денежных обязательств и уплаты обязательных платежей должника считается наступившим;

- прекращается начисление неустоек (штрафов, пеней), процентов и иных финансовых санкций по всем видам задолженности должника, включая текущие требования [8] . При этом следует обратить внимание на то, что закон совершенно справедливо не предусматривает возможность начисления на указанные требования процентов, в отличие от реабилитационных процедур. Это связанно с тем, что в процессе ликвидации денежные средства кредиторов не имеют никакого экономического назначения;

- совершение сделок, связанных с отчуждением имущества должника или влекущих за собой передачу его имущества третьим лицам в пользование, допускается исключительно в порядке, установленном Законом о банкротстве.

Для участия конкурсных кредиторов в конкурсном производстве им нужно предъявлять свои требования к должнику. Данные требования могут быть заявлены в течение двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства.

Согласно п. 3 информационного письма ВАС РФ от 26 июля 2005 г. N 93 восстановление двухмесячного срока, установленного для закрытия реестра требований кредиторов, законодательством не предусмотрено.

Истечение срока предъявления требований не влечет прекращения права кредиторов на участие в конкурсном производстве. Правовым последствием просрочки данного срока является изменение порядка удовлетворения требований данного кредитора. Требования, заявленные конкурсными кредиторами в течение двухмесячного срока, подлежат удовлетворению в порядке третьей очереди, в то время как требования, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, удовлетворяются за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника.

Заявление конкурсными кредиторами своих требований после закрытия реестра требований кредиторов влечет не только изменение порядка удовлетворения их требований. С указанным обстоятельством связанно также значительное изменение правового положения данных лиц. Согласно информационному письму ВАС РФ от 30 декабря 2004 г. N 86 конкурсные кредиторы, заявившие свои требования после закрытия реестра требований кредиторов, не вправе голосовать на собрании кредиторов.

Представляется также справедливой позиция, согласно которой кредитор-залогодержатель, предъявивший свои требования с пропуском срока, установленного п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве, утрачивает все привилегии, связанные со статусом залогодержателя, в частности право давать согласие на заключение мирового соглашения.

Правила о недопустимости восстановления срока заявления требований в ходе конкурсного производства, а также о невозможности участия конкурсных кредиторов, заявивших свои требования после закрытия реестра требований кредиторов, в собрании кредиторов являются совершенно оправданными, поскольку способствуют внесению в конкурсный процесс известной определенности и его ускорению. В противном случае конкурсное производство могло бы быть осложнено спорами, связанными с обжалованием решений, принятых на собрании кредиторов без участия указанных конкурсных кредиторов.

Вышеприведенные правила касаются только тех кредиторов, которые не участвовали ранее в деле о банкротстве. Те же, которые принимали ранее участие в деле о банкротстве, с введением конкурсного производства автоматически заносятся в реестр требований кредиторов.

В ходе конкурсного производства расчеты с кредиторами, как правило, осуществляет конкурсный управляющий, который погашает требования конкурсных кредиторов из конкурсной массы.

Под конкурсной массой, согласно ст. 131 Закона о банкротстве, понимается все имущество должника, имеющееся на момент открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства.

Как справедливо отмечается в литературе, в состав конкурсной массы входит не только имущество должника как предметы материальной действительности, но и также - его имущественные права.

Из имущества должника, которое составляет конкурсную массу, исключаются имущество, изъятое из оборота, имущественные права, связанные с личностью должника, в том числе права, основанные на имеющейся лицензии на осуществление отдельных видов деятельности, а также иное предусмотренное Законом о банкротстве имущество.

В ходе конкурсного производства конкурсная масса должна быть обращена в денежную массу, так как удовлетворение требований кредиторов производится в денежной форме. Это достигается при помощи таких гражданско-правовых средств, как продажа имущества и (или) предприятия должника, уступка права требования должника, замещение активов должника.

Поскольку данные мероприятия направлены на формирование источника удовлетворения требований конкурсных кредиторов, постольку возможность участия в них названных лиц представляет существенную гарантию их правового статуса.

Основным средством обращения конкурсной массы в денежную форму является прежде всего продажа имущества и (или) предприятия должника. Продаже всегда предшествует процедура определения продажной цены.

Закон предусматривает положения, которые являются важными гарантиями прав и законных интересов конкурсных кредиторов и ограничивают их от возможных злоупотреблений со стороны конкурсного управляющего. К ним следует отнести необходимость проведения оценки имущества должника независимым оценщиком. При этом в отношении движимого имущества установлено исключение. На основании решения собрания кредиторов или комитета кредиторов оценка движимого имущества должника, балансовая стоимость которого на последнюю отчетную дату, предшествующую признанию должника банкротом, составляет менее чем сто тысяч рублей, может быть проведена без привлечения независимого оценщика.

Порядок, сроки и условия продажи имущества должника определяет собрание кредиторов (комитет кредиторов) на основании предложения конкурсного управляющего, которое должно быть представлено в течение месяца с даты окончания проведения инвентаризации и оценки имущества должника.

Продажа предприятия должника осуществляется путем проведения открытых торгов в форме аукциона, а реализация имущества должника - на открытых торгах при условии, что иной порядок продажи не предусмотрен Законом о банкротстве.

Другим способом обращения конкурсной массы в денежную форму является замещение активов должника. Под замещением активов понимается создание на базе имущества должника одного открытого акционерного общества или нескольких открытых акционерных обществ.

Акции созданных на базе имущества должника открытого акционерного общества или открытых акционерных обществ включаются в состав имущества должника и могут быть проданы на открытых торгах. Думается, что собрание кредиторов также правомочно принять решение о продаже указанных акций на организованном рынке ценных бумаг (абз. 1 п. 5 и абз. 2 п. 6 ст. 115 Закона о банкротстве).

Закон для продажи акций, создаваемых на базе имущества должника юридических лиц, устанавливает такой же порядок, как и для продажи предприятия должника. Это значит, что в процессе замещения активов должника конкурсные кредиторы обладают такими же правовыми возможностями и действуют такие же правовые гарантия их прав и законных интересов, как и при продаже предприятия должника.

Наконец, имущество должника может быть обращено в денежную форму путем уступки прав требований должника.

Кроме фактического (предупреждающего) контроля за деятельностью конкурсного управляющего, выражаемого в возможности давать согласие на осуществление мер, связанных с реализацией конкурсной массы, конкурсные кредиторы вправе осуществлять информационный (фактически последующий) контроль.

Указанный контроль осуществляется путем наложения на конкурсного управляющего обязанности по ежемесячному представлению комитету или собранию кредиторов отчета о своей деятельности, информации о финансовом состоянии должника и его имуществе, о расходах (размере и обоснованности) на осуществление конкурсного производства [9] .

Помимо конкурсного управляющего расчеты с кредиторами также вправе произвести третье лицо. Данное лицо осуществляет расчеты с кредиторами путем исполнения обязательств должника. При этом указанное право может быть осуществлено третьим лицом при условии, если предоставленные денежные средства достаточны для полного погашения требований кредиторов в соответствии с реестром.

Обязательства должника могут быть исполнены двумя способами:

- перечислением денежных средств непосредственно кредиторам;

- перечислением денежных средств непосредственно должнику.

При удовлетворении требований кредиторов первым способом перечисление соответствующих денежных сумм должно осуществляться на банковские реквизиты, которые были указанны кредиторами.

При удовлетворении требований кредиторов вторым способом денежные средства перечисляются не кредиторам, а должнику, который обязан указанными средствами удовлетворить требования кредиторов.

Последний способ удовлетворения требований кредиторов третьим лицом опосредуется заемным правоотношением между ним и должником.

Как справедливо отмечается в литературе, данная конструкция вызывает много вопросов [10] .

Нельзя назвать эффективной указанную конструкцию также с точки зрения защиты прав и законных интересов конкурсных кредиторов.

С целью обеспечения правового статуса конкурсных кредиторов правовой механизм предоставления денежных средств должнику третьим лицом должен обеспечивать, с одной стороны, непосредственное использование указанных денежных средств на погашение требований кредиторов, с другой стороны, гарантировать права и законные интересы лиц, предоставляющих необходимые денежные средства.

Непосредственное использование предоставляемых денежных средств третьими лицами обеспечивается за счет возложения на должника обязанности удовлетворить требования кредиторов и уполномоченных органов за счет предоставленных ему средств.

Между тем, как свидетельствует судебная практика, указанная мера является недостаточной. Так, ФАС Уральского округа установил, что в соответствии с п. 1 ст. 125 Закона о банкротстве ОАО «Эвис» предоставило ООО «Взаимодействие» средства, достаточные для удовлетворения всех требований кредиторов. Однако в нарушение норм ст. 113, 125, 131 Закона о банкротстве конкурсный управляющий включил денежные средства в конкурсную массу и использовал не для прекращения производства по делу о банкротстве ООО «Взаимодействие».[11]

Для повышения правового обеспечения целевого использования предоставляемых денежных средств представляется обоснованным предусмотреть в действующем законодательстве правило о том, что денежные средства предоставляются должнику на условиях целевого займа. При этом целевое назначение такого займа должно быть определено необходимостью погашения требований кредиторов.

Подобное правило способствовало бы также значительному улучшению правового положения третьего лица. Это будет связано с тем, что конкурсный управляющий обязан будет обеспечить возможность осуществления третьим лицом контроля за целевым использованием суммы займа (п. 1 ст. 814 ГК РФ).

Улучшение правового положения третьих лиц в деле о банкротстве является серьезным стимулом для широкого применения указанного института в деле о банкротстве, что не может положительно сказываться на правом положении конкурсных кредиторов.

Между тем правовое положение третьих лиц оставляет желать лучшего. В Законе о банкротстве отсутствуют положения, которые позволили бы явно определить правовой статус указанных субъектов.

Статус третьих лиц в деле о банкротстве может быть квалифицирован как статус лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве (ст. 35 Закона о банкротстве и ст. 4, 40 АПК РФ).

Думается, что с целью совершенствования правового положения конкурсных кредиторов в ходе конкурсного производства было бы разумным наделить третьих лиц статусом лиц, участвующих в деле о банкротстве, поскольку они имеют материальный интерес в исходе дела.

Значительный интерес имеет вопрос о правовом режиме предоставляемых денежных средств. Как представляется, указанные средства не следует включать в состав конкурсной массы. При этом следует заметить, что предоставленные денежные средства являются собственностью должника (п. 1 ст. 807 ГК РФ).

Поскольку данные средства не включаются в конкурсную массу, ст. 113 Закона о банкротстве совершенно справедливо требует открытия специального банковского счета.

Требования конкурсных кредиторов относятся к требованиям третьей очереди. Однако их требования по возмещению убытков в форме упущенной выгоды, взысканию неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций учитываются отдельно в реестре требований кредиторов и подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов.

Требования кредиторов третьей очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований кредиторов первой и второй очереди. Из указанного правила предусмотрено исключение в отношении залоговых кредиторов. Согласно п. 2 ст. 138 Закона о банкротстве требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет средств, полученных от продажи предмета залога, преимущественно перед иными кредиторами после продажи предмета залога, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога. Не удовлетворенные за счет средств, полученных от продажи предмета залога, требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются в составе требований кредиторов третьей очереди.

Важной гарантией правового статуса конкурсных кредиторов при осуществлении расчетов является правило п. 6 ст. 142 Закона о банкротстве, согласно которому в случае наличия рассматриваемых в арбитражном суде (суде) на момент начала расчетов с кредиторами соответствующей очереди разногласий между конкурсным управляющим и кредитором по заявленному требованию кредитора конкурсный управляющий обязан зарезервировать денежные средства в размере, достаточном для пропорционального удовлетворения требований соответствующего кредитора.

При недостаточности денежных средств должника для удовлетворения требований кредиторов третьей очереди денежные средства распределяются между кредиторами пропорционально суммам их требований, включенных в реестр требований кредиторов.

Удовлетворение требований конкурсных кредиторов в соответствии с установленными Законом о банкротстве правилами влечет их погашение. При этом требования конкурсных кредиторов могут быть погашены путем заключения соглашения об отступном или путем зачета, о котором имеет право заявлять конкурсный управляющий.

В качестве отступного может быть предоставлено только имущество должника, не обремененное залогом.

Зачет требования, а также погашение требования предоставлением отступного допускается только при условии соблюдения очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов.

Поскольку конкурсное производство имеет своим последствием прекращение деятельности несостоятельного должника, постольку погашение требований кредиторов путем заключения соглашения о новации обязательства в конкурсном производстве не допускается.

Так как в ходе конкурсного производства кредиторы не получают, как правило, полное удовлетворение своих требований ввиду недостаточности имущества должника, требования конкурсных кредиторов будут считаться также погашенными, если они не удовлетворены по причине недостаточности имущества должника.

Закон допускает возможность удовлетворения не погашенных полностью требований кредиторов также после окончания дела о банкротстве. Данная возможность закрепляется в п. 11 ст. 142 Закона о банкротстве, согласно которому кредиторы, требования которых не были удовлетворены в полном объеме в ходе конкурсного производства, имеют право требовать обращения взыскания на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами, в размере требований, оставшихся не погашенными в деле о банкротстве. В случае отсутствия указанного имущества или по заявлению третьего лица суд вправе удовлетворить требования данных кредиторов путем взыскания соответствующей суммы без обращения взыскания на имущество должника. Указанное требование может быть предъявлено в срок, установленный федеральным законом.

Как правильно отмечает Я. Каганцов, «введение данной нормы является правильным шагом в сторону справедливого и полного удовлетворения требований кредиторов в процессе конкурсного производства». Между тем далее автор справедливо отмечает, что указанное правило Закона «скорее является декларацией, нежели руководством к действию. Данная норма содержит в себе больше вопросов, чем ответов».

Возможность обращения взыскания на указанный вид имущества после прекращения дела о банкротстве является совершенно обоснованной, поскольку «несостоятельность является особым состоянием имущества, а не лица, которое признается его субъектом». Признание же несостоятельным лица имеет своей целью кристаллизацию имущественных отношений должника, т.е. вычленение его имущества из общей имущественной массы всего гражданского оборота.

Таким образом, все имущество должника, имеющееся на момент открытия конкурсного производства, независимо от того, было ли оно выявлено или нет в ходе конкурсного производства, должно составлять конкурсную массу. В связи с чем представляется несправедливым и противоречивым ограничение состава конкурсной массы имуществом должника, которое было выявлено в ходе конкурсного производства (п. 1 ст. 131 Закона о банкротстве).

Кредиторы, требования которых не были удовлетворены в полном объеме в ходе конкурсного производства, имеют право требовать обращения взыскания на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами. Под имуществом должника, незаконно полученным третьим лицом, следует понимать его приобретение указанным лицом в результате совершения недействительной сделки.

На основе вышеизложенного можно сделать вывод о порядке применения к данным требованиям кредиторов правил об исковой давности. Думается, что в случае, если третье лицо получило имущество должника на основании оспоримой сделки, то к указанным требованиям должен применяться срок исковой давности, равный году, в случае, если приобретение было осуществлено в силу ничтожной сделки, то трехлетний срок исковой давности.

Признание сделки, на основании которой произошло получение третьим лицом имущества должника, недействительной не влечет за собой последствия, предусмотренные п. 2 ст. 167 ГК РФ, т.е. реституцию. Это представляется справедливым, поскольку в данном случае реституция не обеспечивает защиту прав и законных интересов кредиторов. Их правовой интерес может быть удовлетворен только путем обращения взыскания на имущество должника, незаконно переданное третьему лицу. Применение же реституции не только осложнило бы процесс устранения последствий недействительной сделки, но и в большинстве случаев сделало бы это невозможным, так как по завершении конкурсного производства должник, как правило, ликвидируется.

В связи с чем, согласно п. 2 ст. 167 ГК РФ и п. 11 ст. 142 Закона о банкротстве, юридическим последствием признания сделки, на основании которой произошло получение третьим лицом имущества должника, недействительной является обращение взыскания на указанное имущество кредиторами, без предварительного приведения сторон по данной сделке в первоначальное состояние.

Другим немаловажным вопросом является вопрос о порядке обращения взыскания на данное имущество, а также о порядке распределения данного имущества между кредиторами. Как представляется, в Законе следует предусмотреть, что обращение взыскания на имущество должника, незаконно находящееся у третьего лица, следует рассматривать по правилам, предусматривающим банкротство отсутствующего должника.

Особенностью данного разбирательства будет то, что в рамках указанного процесса не должно допускаться предъявление требований кредиторов, поскольку погашенными считаются требования, если кредитор не обращался в арбитражный суд в ходе конкурсного производства. При этом суд обязан будет привлечь к участию в деле кредиторов, чьи требования не были удовлетворены в ходе конкурсного производства.

Возможность обращения конкурсными кредиторами взыскания на незаконно полученное имущество должника третьими лицами является значительной гарантией для обеспечения правового статуса названных субъектов в ходе конкурсного производства, т.е. наиболее полного удовлетворения их требований. При этом следует отметить, что несостоятельный должник всегда будет пытаться незаконно передать третьим лицам в предвидении банкротства, как правило, наиболее ценное имущество.

После завершения расчетов с кредиторами, а также при прекращении производства по делу о банкротстве в случаях, предусмотренных ст. 57 Закона о банкротстве, конкурсный управляющий обязан представить в арбитражный суд отчет о результатах проведения конкурсного производства.

После рассмотрения арбитражным судом отчета конкурсного управляющего о результатах проведения конкурсного производства арбитражный суд выносит определение о завершении конкурсного производства, а в случае погашения требований кредиторов в соответствии со ст. 125 Закона о банкротстве - определение о прекращении производства по делу о банкротстве.

Определение о завершении конкурсного производства и определение о прекращении производства по делу о банкротстве подлежат немедленному исполнению.

В случае вынесения определения о прекращении производства по делу о банкротстве решение арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства не подлежит дальнейшему исполнению.

Конкурсный управляющий в течение пяти дней с даты получения определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства должен представить указанное определение в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц.

Таким образом, правовой статус конкурсных кредиторов в процедуре конкурсного производства определяется возможностью получения наиболее полного удовлетворения своих требований. Среди основных средств обеспечения указанной возможности названных субъектов является право контроля над конкурсным управлением. Это достигается посредством осуществления фактического и информационного контроля над конкурсным управляющим.

Возможность получения максимального удовлетворения своих требований конкурсными кредиторами также обеспечивается такими средствами, как исполнение обязательств должника третьим лицом и право кредиторов на обращение взыскания на имущество должника, незаконно переданное третьим лицам. Однако указанные институты нуждаются в значительной проработке.

3. Проблемы в законодательстве о несостоятельности (банкротстве.)

Наиболее эффективно недостатки действующего Закона можно было выявить посредством комплексного исследования особенностей правового регулирования гражданско-правовых договоров в институте несостоятельности (банкротства) юридического лица. По мнению некоторых авторов, сформулировавших ряд выводов и предложений, в работе по совершенствованию Закона о банкротстве следует учесть следующие выводы:

1. На современном этапе развития отношений имущественно-стоимостного (экономического) оборота необходимо принять принципиально новую редакцию ФЗ «О банкротстве».

2. В зависимости от экономико-правового состояния юридического лица - потенциального банкрота правоотношения института несостоятельности (банкротства) в своем развитии проходят три стадии: неплатежеспособности, несостоятельности и банкротства, что должно найти отражение в новом Законе о банкротстве.

3. В институте несостоятельности (банкротства) необходимо применять следующую классификацию гражданско-правовых договоров:

две группы договоров: гражданско-правовые договоры на стадиях экономико-правового состояния, предшествующих банкротству юридического лица, и гражданско-правовые договоры в процедурах института несостоятельности (банкротства);

- в первой группе выделяется три подгруппы договоров: на стадии обычного коммерческого оборота, на стадии неплатежеспособности и на стадии несостоятельности юридического лица;

- во второй группе выделяется две подгруппы: гражданско-правовые (коммерческие) договоры и гражданско-правовые (корпоративные) договоры в процедурах института несостоятельности (банкротства);

- по предметному признаку договоры можно классифицировать на четыре группы: договоры по передаче имущества в собственность, договоры по передаче имущества в пользование, договоры на выполнение работ и договоры на оказание услуг.

4. Размер требований к должнику, необходимых для возбуждения процедур банкротства, следует на законодательном уровне дифференцировать, поставив его в зависимость не только от суммы долга, но и от вида бизнеса: крупный, средний, мелкий.

5. Необходимо исключить возможность двойного толкования понятия «деньги» и изменить способы защиты по денежным обязательствам, разграничив вещно-правовой и обязательственно-правовой способы. Аналогичный правовой режим следует ввести для наличных и безналичных (бездокументарных) ценных бумаг.

6. Необходимо дифференцировать режим правового регулирования гражданско-правовых договоров в зависимости от стадии экономико-правового состояния юридического лица и соответствующей процедуры института несостоятельности (банкротства). Гражданско-правовые договоры могут существовать в трех режимах правового регулирования: обычный режим, охранительный режим (с элементами ограничений, например по объекту, субъектному составу, сумме или процедуре оформления правоотношения и др.) и режим охранительного правоотношения в конкурсном производстве при банкротстве юридического лица.

7. Исключительно важным по своим правовым последствиям, особенно в кризисных условиях, является устранение заложенного в новой редакции Закона (в ред. ФЗ от 30 декабря 2008 г. N 296-ФЗ) противоречия, которое выражается в следующем:

- в п. 1 ст. 19 новой редакции Закона в числе заинтересованных лиц по отношению к должнику признаются работники должника;

- согласно ст. 40 АПК РФ заинтересованные лица являются «лицами, участвующими в деле... по делам о несостоятельности (банкротстве)...»;

- в ст. 35 Закона представитель работников должника отнесен законодателем к числу лиц, участвующих «в арбитражном процессе по делу о банкротстве».

Объем юридических прав лиц, участвующих в деле о банкротстве, и лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, существенно отличается, что неизбежно отразится на результатах правоприменительной и судебной практики.

До устранения этого противоречия работникам целесообразно при наличии задолженности по заработной плате не ждать возбуждения процедуры банкротства в отношении работодателя-должника и на общих основаниях предъявлять самостоятельные иски о взыскании невыплаченной заработной платы, руководствуясь трудовым и гражданско-процессуальным законодательством, а не законодательством о несостоятельности (банкротстве) и Арбитражным процессуальным кодексом РФ.

В процессе работы над новой редакцией Закона представляется необходимым учесть соотношение экономической сущности и юридической природы правоотношений в экономико-правовом институте несостоятельности (банкротства) юридического лица и целевую динамику гражданско-правовых договоров на различных стадиях экономико-правового состояния юридического лица.

Улучшение логической структуры Закона позволит значительно усовершенствовать правоприменительную и судебную практику по делам о несостоятельности (банкротстве) юридического лица.

Заключение

Имеющаяся динамика реформирования российского законодательства, все более широкое вовлечение в сферу имущественного оборота юридических лиц, увеличение и изменение состава их участников, востребованность института банкротства в современных рыночных условиях диктуют повышенный интерес к правовому регулированию банкротства.

Начало современному специальному законодательному регулированию банкротства положил Закон РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» 1992 г. Вслед за ним в 1998 г. последовало принятие второго Закона. И наконец, в декабре 2003 г. вступил в силу третий, ныне действующий Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» . Принятие третьего по счету Закона всего лишь за десять лет с момента возрождения института несостоятельности в России, как справедливо отмечают, вероятно, явилось абсолютным мировым рекордом «скорострельности» в этой весьма сложной сфере правового регулирования , что вряд ли следует оценить как позитивный фактор в отечественной законотворческой практике.


Список литературы

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г.;

2. Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ;

3. Гражданский кодекс РФ (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ;

4. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»;

5. Постановление Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Постановление N 60);

6. Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 25 «О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а так же санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве»;

7. Постановление Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 N 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»;

8. Постановление Пленума ВАС РФ от 08.04.2003 N 4 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»;

9. Постановление Правительства РФ от 29 мая 2004 г. N 257 «Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве и в процедурах банкротства»;

10. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19 декабря 2005 г. N А29-8913/2002-3Б // Судебная практика по спорам о несостоятельности (банкротстве);

11. Постановление ФАС Уральского округа от 3 марта 2005 г. N Ф09-334/05-ГК;

12. В.В. Ярков Арбитражный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. В.В. Яркова. М.: Волтерс Клувер, 2005.;

13. Е.Г. Дорохина «правовое регулирование управления в системе банкротства» // КонсультантПлюс Щеглов В.Н. Субъекты судебного гражданского процесса. Томск, 1979. С. 40;

14. . Шерстюк В.М. Учебник гражданского процесса. М., 1996. С. 56.;

15. . Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. В.В. Залесского. М., 2006. С. 104;

16. О.М. Свириденко «Участники производства по делам о несостоятельности (банкротстве)» // КонсультантПлюс;

17. Е.Е. Укусова «Специальный характер правового регулирования судопроизводства по делам о несостоятельности (банкротстве)» // КонсультантПлюс;

18. В.Н. Сидорова «К вопросу совершенствования закона о банкротстве» // КонсультантПлюс.


1 Е.Г. Дорохина «правовое регулирование управления в системе банкротства» // КонсультантПлюс

[2] Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. В.В. Залесского. М., 2006. С. 104.

[3] Щеглов В.Н. Субъекты судебного гражданского процесса. Томск, 1979. С. 40

[4] Постановление ФАС Уральского округа от 3 марта 2005 г. N Ф09-334/05-ГК

[5] Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. В.В. Залесского. М., 2006. С. 104

[6] Шерстюк В.М. Учебник гражданского процесса. М., 1996. С. 56

[7] Постановление Пленума ВАС РФ от 08.04.2003 N 4 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

[8] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19 декабря 2005 г. N А29-8913/2002-3Б // Судебная практика по спорам о несостоятельности (банкротстве)

[9] В.В. Ярков Арбитражный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. В.В. Яркова. М.: Волтерс Клувер, 2005

[10] Е.Г. Дорохина «правовое регулирование управления в системе банкротства» // КонсультантПлюс.

[11] Постановление ФАС Уральского округа от 3 марта 2005 г. N Ф09-334/05-ГК.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:24:22 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
10:13:04 29 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Специальный характер правового регулирования несостоятельности (банкротства)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151310)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru