Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Внешняя политика Турции в урегулировании ближневосточного кризиса

Название: Внешняя политика Турции в урегулировании ближневосточного кризиса
Раздел: Рефераты по политологии
Тип: реферат Добавлен 05:58:12 07 марта 2011 Похожие работы
Просмотров: 435 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Реферат:

Внешняя политика Турции в урегулировании ближневосточного кризиса

Внешняя политика Турции в урегулировании ближневосточного кризиса

В 1991 г. статус Представительств Палестины и Израиля в Анкаре был повышен до уровня посольств. В 1992 г. было вновь открыто турецкое консульство в Иерусалиме, закрытое после 1980 г. Новый импульс, который получили турецко-израильские отношения в 90-е годы, объясняется следующими причинами.

Начатый диалог между палестинцами и Израилем увеличил надежду на достижение прочного мира на Ближнем Востоке. И Турция в подобной обстановке, в новых условиях ближневосточной геополитики стремилась развивать дружественные связи с обеими сторонами. Турция намеревалась получить поддержку произраильского лобби американского конгресса против влиятельного армянского и греческого лобби. В налаживании своих отношений с Европой Анкара также испытывала потребность в том, чтобы добиться содействия произраильского лобби.

Поддержка деятельности РПК (Рабочей партии Курдистана) в Турции Сирией, Ираном, Ираком, проблема с Сирией по поводу распределения водных ресурсов, «беспокойство», вызванное иранским режимом, – все это толкало Анкару к поиску стран, с которыми она могла бы осуществлять региональное сотрудничество. Этот поиск привел Турцию к сближению с Израилем, отношения с которым были свободны от проблем.

Приход к власти в Турции Партии благоденствия Эрбакана породил в некоторых кругах политической элиты мнение о возможности подъема ислама в стране. Эти круги начали отстаивать тезис о том, что развитие отношений с Израилем позволит воспрепятствовать «новым авантюрам» во внешней политике, спровоцированным исламизмом1 .

И, наконец, США, которые стремились создать «новый мировой порядок», были заинтересованы в консолидации проводников своей политики. В этом контексте США начали политику, направленную на содействие тесному сближению Турции и Израиля.

Подъем турецко-израильских отношений был сконцентрирован в двух областях: это военное и экономическое сотрудничество. 23 февраля 1996 г. между двумя странами было подписано соглашение о подготовке специалистов в военной области и техническом сотрудничестве, а 23 декабря 1996 г. – соглашение о свободной торговле. В рамках первого соглашения Турция открыла свое воздушное пространство для тренировочных полетов израильских боевых самолетов, наладила обмен курсантов между национальными военными академиями. В рамках соглашения о сотрудничестве в оборонной промышленности, подписанного 28 августа 1996 г., израильская сторона модернизировала 54 «фантома» (F-4) турецких ВВС, установив на них новую электронику. Было также подписано соглашение о совместном производстве ракет класса – «воздух-земля» «Попай».

После прихода к власти Эрбакана некоторые аналитики предсказывали, что эти соглашения потерпят крах. Но после того, как он сделал несколько антиизраильских заявлений в начале своего правления, турецкие военные, которые считаются надежными стражами национальных интересов и гарантом светского характера государства, заявили о себе. Публично и в частном порядке представители военного руководства разъяснили Эрбакану ценность турецко-израильских отношений для обеспечения национальной безопасности. Чтобы продемонстрировать миру, что они убедили его, начальник Генштаба генерал Карадайы отправился в феврале 1997 г. в Тель-Авив и поклялся там в верной дружбе. «Турция не будет делиться вашей военной информацией с другими, – заявил он израильтянам. – И не будет передавать вашу военную технологию третьим странам»2 .

11–13 июня 1997 г. президент Израиля Э.Вейцман побывал с официальным визитом в Анкаре. Во время встречи с президентом Турции Демирелем и другими руководителями он рекомендовал им не поддаваться давлению арабских стран и развивать двусторонние отношения. В свою очередь, Демирель заверил своего израильского коллегу, что соглашения о военном сотрудничестве останутся в силе и связи в этой области между двумя странами будут укрепляться3 .

В соответствии с подписанными соглашениями, как отмечалось, израильским боевым самолетам предоставлена возможность пользоваться базами и воздушным пространством Турции для проведения боевой подготовки. Намечено расширение связей и по линии ВМС. Достигнута договоренность об обмене разведывательной информацией и стратегическими оценками ситуации в регионе. Израильтяне окажут помощь Турции в укреплении ее границ с соседними арабскими странами и Ираном, включая совершенствование сети радиотехнической разведки в приграничных районах.

В рамках достигнутых договоренностей пять турецких военных кораблей посетили 16 июня 1997 г. порт Хайфу после проведения совместных военных маневров. Турецкая военная делегация была встречена на высшем уровне израильскими коллегами и мэром Хайфы, и, по мнению турецких источников, визит имел большой успех4 .

В свете столь быстрого военного турецко-израильского сближения неудивительно, что соседние страны выступили с резкой критикой Турции. В феврале 1997 г. лидеры Египта, Сирии и Саудовской Аравии опубликовали совместное заявление, призвав Турцию пересмотреть свою позицию. Иран и Греция также выступили с нотами протеста. Министерство иностранных дел Турции ответило, что эти протесты «совершенно не касаются» турецкой стороны5 .

В интервью турецкому телевидению лидер ливийской революции М. Каддафи также подверг резкой критике политику Анкары в отношении Израиля, подчеркнув, что израильская авиация, которая пользуется турецким воздушным пространством, создает угрозу Сирии и другим странам Ближнего Востока. По мнению Каддафи, Турция попала в еще большую зависимость от НАТО и США.

Параллельно с партнерством в военной области успешно развивается турецко-израильское экономическое сотрудничество. В апреле 1997 г. был подписан экономический договор, и в мае в Израиль прибыла внушительная делегация турецких бизнесменов. В конце 1997 г. новый премьер-министр Турции М. Йылмаз заявил, что для ликвидации инфляции в Турции его страна выбирает «израильскую модель»6 .

Основным препятствием на пути развития двусторонних отношений является негативная позиция сторонников исламизации турецкого государства. В соответствии с соглашением о ротации коалиционное правительство Турции должен был возглавить лидер исламской Партии благоденствия Н. Эрбакан. Когда этот пламенный исламский политик в июне 1996 г. стал премьер-министром, он за короткое время сумел побывать в Тегеране, Исламабаде и Триполи, где уверял руководителей Ирана, Пакистана и Ливии в верности фундаментальным принципам ислама и ненависти к сионизму. Но его попыткам аннулировать оборонный союз с Израилем, как говорилось, воспрепятствовала армия. В апреле 1997 г. по требованию президента Демиреля и генералитета Эрбакан принял министра иностранных дел Израиля Д. Леви. Как писала «Нью-Йорк Таймс», «мало кто ожидал увидеть главу правительства сидящим с министром иностранных дел Леви и дружески с ним беседующим. Самым примечательным было то, что у здания министерства иностранных дел, где проводилась эта встреча, была проведена демонстрация протеста сторонников Партии благоденствия и что объектом критики стал сам руководитель этой партии»7 .

В ходе своего визита Леви встретился также со многими высокопоставленными турецкими официальными лицами, обсудив с ними вопросы гражданского сотрудничества и увеличения объемов торговли. Но самой значительной его встречей стал визит к начальнику Генштаба турецкой армии. Оба деятеля рассмотрели быстро развивающиеся отношения между Турцией и Израилем в области безопасности и согласились развивать их активно и дальше.

Как ни пытался Эрбакан, ему не удалось отложить «на несколько лет»8 совместные турецко-израильско-американские сухопутные, морские, воздушные маневры, проведенные в 1997 г., о которых речь шла выше.

Спор между армией и исламистами кончился тем, что по требованию Генерального штаба Эрбакан был вынужден подать в отставку раньше предусмотренного соглашением о ротации срока.

Министр обороны Турции снова подчеркнул, что турецко-израильские отношения остаются дружескими и что никто не сможет помешать реализации соглашения о военном сотрудничестве, которое оценивается США и НАТО как важнейший фактор стабильности в регионе. Как подчеркивает американская печать, «большинство турок, за исключением панисламистов, похоже, поддерживают сближение страны с Израилем. Несмотря на распространенное здесь недовольство обращением Израиля с палестинцами, они полагают, что эта дружба отвечает их национальным интересам»9 .

В конце 1997 г. Турцию посетил начальник Генштаба Израиля Л. Шахак, который вернулся на родину с солидным списком заключенных соглашений. Вот некоторые из них: Турция и Израиль договорились о совместном производстве ракет дальнего радиуса «Делила», Израиль продаст Турции танки «Меркава», модернизирует боевые самолеты F-5, оборудует турецкие вертолеты противоракетными системами. Затем Израиль оснастит турецкие вооруженные силы надежными спутниковыми системами оповещения и т.д. После осуществления всех этих проектов турецкая армия станет одной из самых мощных в регионе.

Особенно продуктивным для развития двусторонних связей стал 1998 г. С начала года Израиль начал проявлять особо пристальное внимание к так называемому проекту ГАП (план создания плотины им. Ататюрка на Евфрате, модернизации Юго-Восточной Анатолии, которая в настоящее время в экономическом плане является одним из наиболее отсталых районов Турции). Обладающий передовой технологией в области сельского хозяйства и ирригации Израиль, осуществляя сотрудничество с Турцией, готов конкретизировать свой опыт в реализации проекта. В начале года состоялись взаимные визиты заинтересованных сторон. В частности, Турцию посетила в феврале 1998 г. делегация Машхав (центр международного сотрудничества Израиля). Израиль также принял решение создать в Юго-Восточной Анатолии молочную ферму как образец израильской технологии.

Следует отметить, что проект строительства плотины и орошения этой части Анатолии воспринимается крайне негативно в Сирии, считающей, что плотина сократит количество воды, поступающей по Евфрату на ее территорию. Именно по этой причине Турции так трудно найти спонсоров проекта. Сотрудничество Турции и Израиля в отношении анатолийского проекта «вовсе не носит каких-либо политических целей», утверждают обе стороны. Известно также, что увеличивается количество специалистов, которые пройдут специальные курсы в Израиле в области туризма и экономического развития11 .

По мнению генерального консула Израиля в Турции Э. Шакера, через 10 лет проблема воды на Ближнем Востоке может стать чрезвычайно актуальной. И этой проблемой надо заниматься уже в настоящее время. В связи с этим турецко-израильское сотрудничество по Юго-Восточной Анатолии, строительство плотины и использование высоких технологий будет способствовать экономичному расходованию воды12 .

В 1998 г. наметилась и тенденция к стратегическому сотрудничеству двух стран на Кавказе, в первую очередь с Грузией и Азербайджаном. Причем сотрудничество может проводиться не только в области нефти, но и в сфере обороны и безопасности. И этот план был полностью одобрен грузинской стороной во время визита премьер-министра Турции Йылмаза в Грузию13 .турция ближневосточный геополитика израильский арабский

Огромную озабоченность на Западе и на Ближнем Востоке вызвало испытание Ираном ракеты «Шахаб-3» летом 1998 г. Ее возможности, по сообщению турецких источников, рассчитаны на поражение Турции, Израиля и Саудовской Аравии. Представители Пентагона также подчеркнули, что особое беспокойство должна испытывать Турция. Подобное испытание еще больше подтолкнуло Турцию к сотрудничеству с Израилем. На проходившем в Тель-Авиве летом 1998 г. совещании под названием «Турецко-израильский военный диалог» рассматривались ракетная угроза и проблема иранского терроризма в регионе и было принято решение о совместном турецко-израильском производстве систем ПРО с целью обеспечения защиты региона14 .

Кульминационным моментом в двусторонних отношениях стал визит премьер-министра Турции М. Йылмаза в страны Ближнего Востока (Иордания, Израиль, Палестина), где состоялись встречи с руководством этих стран. Наиболее впечатляющим стало подписание турецко-израильского экономического соглашения. По мнению турецких аналитиков, после долгого периода застоя турецко-израильские отношения поднялись на чрезвычайно продвинутый уровень, и это вызвано не какими-то эмоциональными моментами, а соображениями взаимной выгоды и создания стабильности в регионе15 .

Во время встречи с израильским премьер-министром Б.Нетаньяху М. Йылмаз указал, что «развитие отношений Турции с Израилем затрагивает не только обе эти страны, но имеет важное значение с точки зрения мира и стабильности в регионе». В ответной речи Нетаньяху подчеркнул следующее: «Как когда-то великий Ататюрк смог создать современную Турцию, так и мы приводим Израиль к современной западной модели. Революция, которую пережили обе страны, создала в регионе два больших демократических государства. Мы не забудем того, что когда во Второй мировой войне истреблялись евреи, турки оказывали им всестороннюю поддержку». Йылмаз также имел встречу с президентом Израиля Э. Вейцманом.

В итоге визита Йылмаз подчеркнул значение договора о свободной торговле, подписанного в ходе визита, и высказал надежду на то, что экономические отношения будут развиваться и далее, а объем торговли двух стран составил 2 млрд. долл.16

Государственный министр Турции, отвечающий в правительстве за экономические вопросы, И. Челеби охарактеризовал соглашение об экономическом сотрудничестве как «исторический шаг» в истории двух государств. По соглашению предусматривается также транспортировка товаров в Израиль водным путем, а затем через порт Хайфу в такие страны Ближнего Востока, как Кувейт и Саудовская Аравия. Таким образом, это соглашение открывает новые двери для Турции на Ближний Восток. Челеби указал также, что соглашение, над которым работа велась около года, одобрено США. По его утверждению, соглашение будет способствовать мирному процессу в регионе и превращает здесь Турцию в ключевую державу17 .

Известный политический обозреватель Турции С. Кохен следующим образом характеризует результаты турецко-израильского сближения. У обеих стран выявились общие интересы в вопросах терроризма, безопасности и обороны в регионе. Турция в вопросах борьбы с терроризмом видит в Израиле близкого партнера (от обмена информацией до поставок вооружений). В области обороны Израиль может обеспечить Турцию современной военной технологией, получив от этого моральные и материальные выгоды.

Окружение двух стран, особенно «сирийский фактор», также сближает обе страны. Этот «стратегический союз» повышает возможности активности и усиления обеих стран в регионе.

В экономическом плане союз основан не только на базе Турции и Израиля, но открывает большие возможности для союза государств от США до Центральной Азии. Здесь также пересекаются интересы обеих стран. Кохен делает следующий вывод: «По мере развития совместных интересов, несмотря на некоторое негативное внешнее влияние и разницу во взглядах, взаимные отношения будут развиваться по восходящей и впредь»18 .

Интересный подход к вопросам турецко-израильского сотрудничества был высказан Г. Фуллером, известным американским политологом, профессором Гарвардского института (20 лет он проработал в госдепартаменте США, из них три года – в Турции). По мнению американского эксперта, турецко-израильское сближение получает все большее развитие. Он приводит высказывания Нетаньяху о том, что формируется «региональная ось двух держав». Таким образом, подчеркивает Фуллер, речь идет о развитии стратегического турецко-израильского союза, и это особенно важно для турецкой армии. Вместе с тем, указывает Фуллер, подобный союз может нанести вред некоторым международным позициям Турции. Этот союз может иметь негативные последствия для отношений Турции с арабскими странами. Далее американский ученый критикует позицию Нетаньяху, который наносит вред мирному процессу на Ближнем Востоке. «То, что Америка создавала в течение 10 лет, он разрушил за один год». А именно с Нетаньяху турецкий истеблишмент активно развивает отношения.

Особые опасения вызывают турецко-сирийские отношения. И причиной их обострения, по мнению Фуллера, является не столько курдский вопрос, сколько турецко-израильское сближение. Он считает, что при отсутствии этого сближения Турция и Сирия могли бы разрешить курдскую проблему гораздо быстрей, путем переговоров19 .

Вместе с тем заслуживают внимания итоги совещания министров иностранных дел Арабского союза, которое проходило за закрытыми дверями в Каире в сентябре 1998 г. и в повестку дня которого было включено слушание вопросов турецко-израильского сотрудничества. Любопытно, что подход арабского мира к этому сотрудничеству не был единодушным. На совещании прозвучали обвинения в адрес Сирии, оказывающей поддержку Рабочей партии Курдистана, и было заявлено о необходимости прекращения этой помощи. Все это не могло не вызвать негодования сирийской стороны, усиленного и тем фактом, что большинство арабских стран отказались принять законопроект (подготовленный Сирией и Ливаном) о суровом осуждении Турции. Инициатива блокирования этого проекта принадлежала Я. Арафату.

«Холодным душем для Сирии» стали высказывания на совещании Арафата, а также представителей Иордании и Омана о том, что турецко-израильский союз не представляет опасности для арабского мира, которую не следует преувеличивать. Министр иностранных дел Иордании Абдель Аля аль-Хатиб указал, что «турецко-израильское сотрудничество – не что иное, как взаимная продажа технологий, и по этому вопросу не стоит испытывать каких-либо волнений». Арафат, в свою очередь, также подчеркнул, что Турция не является опасностью для арабского мира и вовсе не собирается нападать на его страны. Это было подтверждено и его недавними переговорами с премьер-министром Турции М. Йылмазом20 .

Здесь очевидны итоги недавних визитов турецкого премьер-министра в ряд арабских стран и приемлемость его обоснования причин турецко-израильского сближения.

В ноябре 2002 г. победу на выборах в Турции одержала Партия справедливости и развития (АКП). Многие из членов этой партии, получившей большинство в парламенте, были в прошлом членами Партии благоденствия (ПБ), возглавляемой Эрбаканом.

И хотя АКП не высказывала критики в адрес Израиля, подобно ПБ, многие ее члены выражали негативизм относительно этой страны. Так, вскоре после победы АКП, ее лидер Эрдоган утверждал, что население Турции рассматривает отношение Израиля к палестинцам как «терроризм Шарона»21 . Вместе с тем правительство Эрдогана вовсе не собирается пересматривать характер турецко-израильских отношений. Это стало особенно очевидным, когда он, его заместитель и министр иностранных дел Абдуллах Гюль поздравили Шарона по случаю повторного избрания в начале 2003 г. Было также заявлено о предполагаемых визитах Гюля и Эрдогана в Израиль22 . Очевидно также предположение о том, что турецко-израильские отношения может постичь участь турецко-иранских отношений после исламской революции в Иране 1979 г. Как утверждает сотрудник «Центра стратегических исследований Бегин–Садат» Эфраим Инбар, «абсолютно беспочвенны возможности исламского переворота в Турции по примеру иранской революции, и следовательно, нереально окончание тесного сотрудничества с Израилем»23 .

Турецкий военный истеблишмент также полон решимости развивать тесные связи с Израилем: в январе 2003 г. несколько военных были смещены с постов за отказ от участия в совместных маневрах США, Турции и Израиля24 . Они состоялись в международных водах недалеко от берегов Турции в августе 2003 г.

Турецко-палестинские отношения прошли в своей эволюции ряд этапов. Турецкое общественное мнение всегда высказывало солидарность с палестинским народом. Вместе с тем отношения с ООП развивались непросто. Считалось, что ООП, возглавляемая Я.Арафатом, развивает отношения с традиционными турецкими соперниками в регионе. Анкара подозревала ООП в обучении курдских и армянских террористов в 70-х – начале 80-х годов25 . Вплоть до 1976 г., когда Турция стала полноправным членом Организации Исламская конференция (ОИК), Анкара отказывалась признавать ООП в качестве политического представителя палестинского народа. Но в 1979 г. ООП получила разрешение открыть свое представительство в Турции. В 1988 г. Анкара признала Палестинское государство26 . Однако, несмотря на признание, отношения Турции с ООП оставались не столь дружественными, и ранг этих отношений сохранялся на уровне поверенного в делах. И вместе с тем, несмотря на сдержанность в отношениях с ООП, в конце 90-х годов Турция продолжала оказывать экономическую, политическую поддержку палестинскому народу.

После начала первой интифады турецкий парламент официально осудил «насильственные действия Израиля против палестинского народа и попрание его гуманитарных прав»27 . В 1994 г. премьер-министр Т. Чиллер произвела переполох в израильских кругах, когда без согласований с Израилем посетила палестинскую штаб-квартиру в Восточном Иерусалиме («Ориент-Хаус») и встретилась c палестинской делегацией. Израильские политические лидеры, включая премьер-министра Рабина, выразили свою озабоченность в этой связи.

Турецкие симпатии к палестинцам особенно отчетливо проявились в конце 2000 г., когда началась вторая интифада. Демонстранты по всей Турции осудили израильское вторжение на контролируемый палестинцами Западный берег, в Газу, и турецкие общественные деятели призвали начать кампанию солидарности с палестинским народом28 . В октябре 2000 г. Турция поддержала резолюцию ООН, осуждавшую Израиль за использование силы против палестинцев, а позднее в этом же месяце на исламской экономической конференции в Стамбуле президент Турции А.Сезер сурово осудил Израиль29 .

Официальный визит А. Шарона в Анкару в 2001 г. сопровождался массовыми выступлениями на улицах города с лозунгами типа: «Убийцы Палестины, убирайтесь к себе на родину!»30 .

Когда четыре турецких журналиста, расследующих конфликт, были временно задержаны израильской службой безопасности в Рамаллахе в мае 2002 г., турецкие масс-медиа почувствовали себя оскорбленными, а премьер-министр Б. Эджевит осудил поступок Израиля «как несовместимый с уважением к свободе прессы» и заявил, что это может негативно сказаться на политике Анкары в отношении Иерусалима31 . В апреле 2002 г. турецкий министр иностранных дел И. Джем и его греческий коллега посетили Арафата в его осажденном штабе в Рамаллахе, и Джем официально осудил Иерусалим в нарушении прав человека32 .

После дипломатической акции в апреле 2002 г., когда премьер-министр Эджевит в обращении к своей партии выступил с осуждением «Израиля по поводу геноцида палестинского народа», многие почувствовавшие себя оскорбленными лидеры Израиля потребовали немедленных объяснений, и некоторые представители произраильского лобби в Вашингтоне выразили свое недовольство. Некоторые наблюдатели считали, что может быть приведен в действие вопрос о пересмотре отношений с армянским лобби, но Эджевиту удалось замять конфликт, он принес свои извинения и Израилю, и американским евреям.

Следует указать, что поддержка Турцией палестинцев никогда не сводилась к поддержке палестинских экстремистских группировок. Напротив, Турция всегда препятствовала их деятельности. В качестве примера можно привести следующий факт: в 2000 г. Турция отказалась оказывать помощь ливанской радикальной шиитской организации «Хезболла» в поставках оружия из Ирана воздушным путем через ее территорию33 .

С назначением М. Аббаса палестинским премьер-министром и поддержкой Израилем плана «дорожной карты» урегулирование палестино-израильского конфликта стало, по мнению ряда обозревателей, в определенной мере возможным. Израильские и палестинские лидеры выразили заинтересованность в том, чтобы Турция стала посреднической страной, на территории которой проходили бы мирные переговоры. Эта же возможность была подтверждена турецкими лидерами, включая министра иностранных дел А. Гюля34 .

Целесообразно также коснуться еще некоторых аспектов, негативно сказывавшихся на турецко-израильских отношениях. «Турецко-израильская антанта» подвергалась критике со стороны стран региона, в первую очередь Сирии, Египта, Ливии, Саудовской Аравии. На встрече ОИК в Тегеране в 1998 г. Лига арабских государств выдвинула тезис о том, что этот союз является своего рода попыткой «пересмотреть политическую карту Ближнего Востока»35 . После трагических событий в США 11 сентября 2001 г. один из влиятельных турецких политиков, в прошлом заместитель начальника генштаба И. Бир подчеркивал значение турецко-израильского сотрудничества. Он призвал США «поддерживать этот союз, который может стать оплотом безопасности на Ближнем Востоке и воспрепятствовать здесь распространению теократического экстремизма и воинствующего деспотизма»36 .

Однако весной 2003 г., когда США начали подготовку к отстранению С. Хусейна, Израиль и Турция оказались по разные стороны баррикады. Турецкое общественное мнение решительно выступило против войны в Ираке, а новое руководство отказало в предоставлении турецкой территории вооруженным силам США. В противовес этому, израильское общественное мнение решительно поддержало силовое свержение Саддама.

Сразу после падения режима Саддама Турция и Израиль попытались вновь продемонстрировать свою приверженность союзническим отношениям, несмотря на отчетливые разногласия. Визит президента Израиля М. Кацава в Анкару в июле 2003 г. был разрекламирован во всех турецких СМИ. А турецкий министр иностранных дел вскоре принимал своего израильского коллегу С.Шалома. Все это, однако, не могло скрыть того, что по ключевой стратегической проблеме Ближнего Востока обе страны занимали диаметрально противоположные позиции.

В середине 2004 г. турецко-израильские отношения вновь были серьезно омрачены в связи с акциями Израиля против палестинских лидеров, включая убийства руководителей ХАМАС, а также с появлением в американской печати публикаций о подготовке Израилем курдских групп в северном Ираке.

Ухудшившиеся отношения настолько взволновали Вашингтон, что президент Буш обсудил этот вопрос с премьер-министром Турции Эрдоганом во время саммита НАТО в Стамбуле летом 2004 г. Согласно израильским источникам, Буш оказал определенное давление на Эрдогана в плане нормализации отношений между двумя странами во имя стабильности на Ближнем Востоке.

Вместе с тем израильская сторона отрицала всякую причастность к курдам северного Ирака. Представитель израильского МИД заявил: «Сообщения прессы об израильском вмешательстве – полностью неверные и необоснованные». Он указал, что двусторонние отношения Израиль – Турция остаются «прочными». «Даже в случае, когда мы можем соглашаться или не соглашаться по некоторым вопросам, единственный путь – это диалог между обеими сторонами»37 . Вместе с тем турецкий премьер-министр в интервью израильской газете «Гаарец» подчеркнул: «Мы согласны с Израилем по большинству вопросов, но наши позиции расходятся по одной или двум позициям. У нас нет проблем с израильским народом, но, к сожалению, современные действия израильской администрации усиливают антисемитизм в мире»38 .

Между тем помимо политических аспектов имеются и экономические, которые привязывают оба государства друг к другу. Ежегодная торговля между ними составляет 1,4 млрд. долл., включая военные расходы. Только в одном 2003 г. более 300 тыс. израильских туристов посетили Турцию, а в марте обе страны подписали соглашение, которое предусматривает поставку Турцией Израилю более 50 млн. куб. м воды на протяжении 20 лет. Как справедливо считает профессор Института Трумэна в Иерусалиме Анат Лапидот-Фурилла, «то, что раньше было браком по любви, превратилось в брак по расчету»39 .

Тем не менее, это не мешает Турции демонстрировать свою солидарность с палестинским народом. Так, в конце 2004 г. Турция и Палестина подписали соглашение о безвозмездном предоставлении финансовой помощи для реализации малых и средних проектов в Палестине. Выступая на церемонии подписания, министр иностранных дел Турции и заместитель премьер-министра А. Гюль заявил следующее: «Турция оказала безвозмездную помощь Палестине в размере 1 млн. долл. с начала нынешнего года. Наша помощь палестинскому народу продолжится и в последующие годы. Мы надеемся, что турецкая помощь будет важным элементом для создания необходимой основы мирного процесса». Далее Гюль подчеркнул: «Мы надеемся, что предстоящие выборы в Палестине, перестановки в руководстве Израиля и второй срок пребывания у власти президента Буша обеспечат необходимые возможности для продолжения мирного процесса. Мы также приветствуем заинтересованность других стран, а также ООН, США, ЕС, Россию, подготовивших план «дорожная карта», который может сыграть важную роль в ближневосточном процессе. Продолжение этого процесса на прочной основе должно сыграть важную роль в усилиях предотвращения насилия в регионе»40 .

Своего рода новым важным шагом Турции в деле ближневосточного урегулирования стал визит министра иностранных дел Турции в Израиль в январе 2005 г. По мнению израильских политологов, целью Анкары стало улучшение отношений Израиля с соседями и создание «новой атмосферы» в регионе. И предпосылки для такой «атмосферы» начали формироваться после смерти Я. Арафата. По мнению бывшего генерального директора израильского МИД, Турция стремится строить свои отношения с Израилем на новой основе. Теперь отношения в большей степени зависят от ситуации в регионе и, в первую очередь, от израильско-палестинских отношений, и здесь Турция готова выступить посредником41 . Не случайно в первой половине 2005 г. планируется визит в Израиль премьер-министра Эрдогана, однако он хочет приехать с «дипломатическими достижениями в портфеле».

Таковы в целом подход Турции к палестино-израильскому конфликту и ее видение его перспектив, которые во многом зависят от сочетания центробежных и центростремительных тенденций.


Список литературы

1. Türk Diş Politikasi. Istanbul, 2003, с. 569.

2. New York Times. 16.04.1997.

3. Milliyet. 12.06.1997.

4. New York Times. 14.05.1997.

5. New York Times. 16.05.1997.

6. The Associated Press. Nov. 6.2002.

7. Agence France-Press. June 9.2003.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:11:01 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
10:06:05 29 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Внешняя политика Турции в урегулировании ближневосточного кризиса

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149897)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru