Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Контрольная работа: Территориально–политическое устройство и органы публичной власти

Название: Территориально–политическое устройство и органы публичной власти
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: контрольная работа Добавлен 21:38:38 09 марта 2011 Похожие работы
Просмотров: 1605 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Территориально–политическое устройство и органы публичной власти

1. Государственное устройство зарубежных стран

Данный раздел долгое время во всех отечественных учебниках и пособиях по государственному праву назывался «Государственное устройство» или «Формы государственного устройства». Однако термин «государственное устройство» весьма неоднозначный, и он неодинаково понимался и понимается как в речи обыденной, обыкновенной, так и в речи профессиональных юристов. Под государственным устройством историки и социологи понимали и понимают нечто, обозначающее государственный строй или систему государственных органов. Термин «государственное устройство» в том смысле, в котором его понимают государствоведы, означает территориально–политическую структуру государства. Очевидно, в силу того, что существует неодинаковое понимание одного и того же термина, в последние годы для освещения данного круга вопросов употребляются другие, возможно более точные, понятия. Например, применяется такое обозначение, как «территориально–политическая организация государства» или «территориальная организация публичной власти». В любом случае, речь идет об одном и том же. Всеми этими понятиями обозначается структурирование государства, деление его на части, соотношение власти этих частей с центральной властью.

Мы избрали некий средний термин – территориально–политическое устройство – и полагаем, что это, с одной стороны, часть традиции, с другой стороны – более точное понятие, адекватно отображающее суть того материала, который будет изложен ниже.

Итак, подводя итог, как же можно определить территориально–политическое устройство государства. Что стоит за этим понятием? Территориально политическое устройство это территориально–политическая структура государства, т.е. определенный порядок деления территории на части, их правовой статус и взаимоотношение центральных органов власти с органами власти составных частей, т.е. государственных или административно–правовых единиц.

Принято считать, что есть две основные формы территориально–политического устройства государств – унитарное государство и федеративное государство . Кроме того, имеются и иные государственно–правовые образования, которые входят в данную часть конституционного права: конфедеративное государство и автономия .

Большинство конституций мира регулируют вопросы территориальной организации государства. В одних конституциях четко называется форма территориально–политического устройства и там закрепляется, что государство является, скажем, федерацией, другие фиксируют, что у них унитарное государство. Некоторые конституции прямо не обозначают устройство своего государства, но это становится ясно из содержания других статей или при анализе государственно–правовой практики.

Некоторые конституции относят свою страну к одной форме государственного устройства, а реально существует другая (Швейцария), а некоторые страны вообще невозможно отнести к какой–либо форме и их именуют гибридными формами. Так или иначе, проблематика подобного рода – это непременная часть конституции и конституционного права. В конституциях могут закрепляться вопросы соотношения власти центральной и региональной, может закрепляться компетенция различных частей государства, соотношение их полномочий, порядок рассмотрения спорных проблем и т.д.

Институт территориально–политического устройства включает следующую группу правовых субинститутов:

а) нормы, закрепляющие конкретную форму территориально–политического устройства, т.е. федерацию, унитарное государство либо автономные единицы;

б) нормы, закрепляющие вопросы компетенции структурных частей государства;

в) нормы, закрепляющие определение государственной территории, государственно–правового пространства;

г) нормы, закрепляющие взаимоотношения центральной власти и зависимых территорий, которые прямо не входят в состав государства, но связаны с ним определенными правовыми узами.

Ряд конституций содержит перечень всех субъектов федерации. Некоторые перечисляют автономные единицы, входящие в состав страны, некоторые только обозначают виды составных частей государства, которые могут обладать неодинаковым статусом, т.е. большим или меньшим объемом компетенции (штат, автономия, административная единица), такое обозначение сопровождается перечнем вопросов, относящихся к компетенции этих государственно–правовых единиц.

Большинство конституций подчеркивают неделимый характер государства и запрещают какие–либо покушения на целостность государства. Эти вопросы также относятся к институту территориально–политического устройства. Необходимо отметить, что не только форма правления зависит от ряда условий, существующих в данной стране, но и форма территориально–политического устройства в каждой конкретной стране зависит от исторических, социальных, национальных, географических условий, а также от сложившихся традиций. Зачастую существование какой–то формы деления государства либо существование какой–то автономной единицы объяснить с точки зрения теории государственного права невозможно – это специфика конкретного государства, которая существует как нечто данное, и попытки теоретического обоснования таких явлений не несут содержательного начала.

Отметим также, что в большинстве государств отсутствует прямая связь между территориально–политическим устройством и национально–этническим составом населения страны. Унитарные государства могут быть многонациональными, федеративные могут быть и многонациональным, и однонациональным. Такие факторы не связаны напрямую, как когда–то считалось в советской литературе.

Унитарное государство

Термин «унитарное» происходит от латинского слова «unitas» («единство»), в переводе это значит единое, слитное государство. Унитарное государство это такое государство, которое не имеет в своем составе государственно–правовых образований, государственных единиц . Территория унитарного государства делится на административно–территориальные единицы, которые не обладают политической самостоятельностью, а их правовой статус определяется центральной властью, т.е. актами центральных органов власти и управления.

Среди 180 государств, которые являются членами ООН, лишь 21 государство относится к категории федеративных, а подавляющее большинство – унитарные государства. Унитарные государства, очевидно, более распространены в мире не случайно, потому что такая форма связи центральной власти с местными властями более удобна и в каком–то смысле гармонична. К числу унитарных государств относятся такие государства, как Франция, Великобритания, Италия, Швеция, Греция, Испания, Голландия. К унитарной форме относится много стран Латинской Америки, почти все африканские страны, страны Азии (Япония, Таиланд и др.). Для унитарного государства характерен ряд основных отличительных признаков. Среди них называют:

1. единая законодательная власть – общий для всей страны парламент;

2. единая исполнительная власть;

3. единая судебная власть (судебная система);

4. единая конституция, которая распространяется на всю территорию страны;

5. единое законодательство – единая правовая система, обязательная для всех граждан на территории этой страны;

6. территория унитарного государства делится на административные единицы, которые не обладают политической самостоятельностью;

7. отмечается также такой признак унитарного государства, как единое гражданство.

В унитарном государстве контроль центральных органов власти управления над местными органами является доминирующим. Формы этого контроля можно разделить на несколько разновидностей.

Есть группа государств, в которых местные органы избираются населением, но они обязательно контролируются представителями центра (префектами, комиссарами). Это, можно сказать, модель французская.

Есть более демократическая модель унитарного государства, в котором все местные органы избираются гражданами, а представителей из центра практически нет. Эта система характерна для Великобритании и некоторых других стран, входящих в Сообщество.

Существует также такая модель унитарного государства, в котором есть обычные админстративно–территориальные единицы, и есть единицы с особым статусом – автономные единицы. Отношения между центральной властью с обычными единицами строится по одной схеме, а с автономными частями – по другой. Это итальянская модель. Об автономии речь пойдет в следующих разделах данной главы.

Так или иначе, самым характерным является положение, что унитарное государство делится на административные единицы. Эти единицы образуются по определенным принципам. Например, используется принцип примерно равной численности населения, принцип образования единиц вокруг крупных экономических, промышленных и географических центров. Данные единицы служат определенным целям – удобству управления, удобству взимания налогов и т.д. Другими словами, это деление создается для облегчения осуществления государственной власти.

Следует отметить, что наряду с обычным административным делением, в некоторых странах имеются специальные единицы. Например, территория может делиться как на стандартные административные части, так и на школьные округа, судебные округа, военные округа, избирательные округа. Границы этих специальных округов могут не совпадать и, как правило, не совпадают с границами административных единиц, а либо включают несколько административных единиц, либо делят эти единицы на несколько частей.

В последние годы в ряде стран отмечается тенденция, что некоторые исторически сложившиеся административно–территориальные единицы перекраиваются, укрупняются, некоторые из них ликвидируются. Это связано с процессами развития городов, сокращения сельского населения, т.е. на процессы государственного структурирования оказывают большое влияние современные экономические и социальные изменения.

Есть страны, которые не имеют административно–территориального деления, но это, обычно, очень небольшие страны (Монако, Сан–Марино, остров Науру и т.д.).

Хотя унитарных государств преобладающее большинство, обычно, о них пишется гораздо меньше, чем о федерациях или автономных единицах. Объяснение очень простое: унитарное государство – это более легкое для усвоения государство, более легкий материал, поэтому ему посвящается меньше внимания.

2. Зарубежная федерация и зарубежная конфедерация

государственный устройство федерация компетенция

Федерация это государственный союз, в который входят государственные образования, имеющие юридическую самостоятельность, формально ограниченную лишь правами этого союза . Термин «федерация» очень древний и происходит от латинских слов. В разных источников эти слова называются по–разному: в одном случае от латинского «foedus», что значит договор, в другом источнике приводится слово «federatio» что значит союз, в третьем – «federare», что означает «укреплять союзом». Так или иначе, слова «союз» и «договор» лежат в основе этого понятия.

Исходя из происхождения этого понятия, федерации можно разделить на две группы: договорные и недоговорные федерации . Первая группа федераций – договорные федерации это такие союзные государства, которые возникли на основе договора будущих субъектов федерации, как правило, независимых государств . К договорным федерациям принято относить США, Швейцарию, Австралию, Малайзию и др.

Второй тип федерации – недоговорная федерация это такой случай, когда центральная государственная власть предоставляет значительную самостоятельность административным единицам, и те превращаются в субъекты федерации . Такая перестройка проводится как бы по доброй воле унитарной власти. К таким странам относится Канада, Индия, Пакистан, Нигерия. В последнем случае у субъектов федерации компетенция меньшего объема, говоря простым языком – меньше прав, а больше обязанностей, больше же власти у центральных органов. Это естественно, поскольку, когда центральная власть предоставляет права и полномочия, то, естественно, стремится дать поменьше. А если какие–то субъекты объединяются, то они стремятся оставить себе побольше полномочий и прав.

Прежде, чем характеризовать типичные черты и особенности зарубежных федераций, следует отметить, что каких–то классических моделей, соответствующих неким историческим образцам, практически не существует. Поэтому, говоря о типичных чертах, всегда нужно иметь виду, что некое конкретное государство всегда в чем–то будет не соответствовать теоретической модели. К примеру, федерация, которая образовывалась как договорная, затем может включать членов на недоговорной основе, т.е. субъектов, возникающих путем деления ранее вошедших на договорной основе штатов или провинций.

Некоторые черты, казалось бы, всегда являются обязательными, но вдруг какая–то специфическая федеральная особенность в конкретной федерации может отсутствовать. Так или иначе, сделаем попытку сформулировать наиболее характерные черты федерации, поскольку это поможет понять суть данного интересного и важного явления. К группе федеративных государств относятся настолько влиятельных государств (США, ФРГ), что следует непременно познакомиться с особенностями государственного устройства этих государств и им подобных.

Характеризуя наиболее специфические отличительные черты федерации, мы бы выделили две группы наиболее характерных существенных признаков. Первая – это признаки фактические, (сложившиеся) , вторая – юридически закрепленные или обычно закрепляющиеся в праве признаки.

К первой группе мы бы отнесли следующие четыре момента.

1. Большинство зарубежных федераций образуются не на основании национальных или этнических признаков. Зарубежные федерации объединяют государственно–политические образования по географическому признаку, признаку соседства или общих экономических, военных, таможенных, торговых интересов. Близость национальная, этническая, как правило, не кладется в основу образования субъектов федерации и их общего союза. Если вспомнить карту США, то там большинство границ отчерчено по линейке, название штатов носят чисто географические названия (Коннектикут, Мичиган, Огайо и т.д.) каких–то национальных элементов у субъектов федерации нет. То же можно сказать о Канаде, Мексике, Австралии, ФРГ, Австрии и т.д.

2. (Этот признак, как правило, нигде не закрепляется, но подразумевается.) Отсутствие права на выход из федерации. На юридическом языке это называется «отсутствие права на сецессию» (на отделение). В большинстве случаев образование федерации носит окончательный характер (как брак по догматам католической церкви). Конечно, есть исключения. Так из федерации Малайзия в 1965 году вышло очень небольшое государство Сингапур. Но, как говорится, нет правил без исключения. Сингапур вошел в Малайзию несколькими годами раньше и не успел прочно войти и «врасти» в ткань нового государства. Поэтому разлука была легкой. В большинстве случаев попытки выйти пресекаются довольно жестко. В XIX веке пытался выйти из США штат Техас, были попытки выхода некоторых кантонов Швейцарии, совсем недавно была произведена попытка выхода из федерации канадской провинции Квебек. Последний случай особый. Там проводился специальный референдум. Но Квебек не вышел из федерации. И, возможно, никогда не выйдет...

3. Признак неравенства членов федерации друг с другом. Иногда это называют асимметрией федерации. Штаты, провинции, земли большие по площади, по количеству населения в федерациях обычно имеют больше прав, чем штаты, меньшие по площади и менее населенные. Хотя это не универсальный признак, но он достаточно необычен для бывших жителей СССР, которые знали и много лет учили правило о том, что все республики равны и равноправны.

4. Территория федерации, союзного государства состоит из территорий субъектов федерации. На наш взгляд, это очень важный признак. Федерация должна, как лоскутное одеяло, состоять из частей, образующих ее. Она не должна напоминать заплатки на пальто. Если на общей ткани отдельные «заплатки», то это не федерация, а автономные единицы в составе унитарного государства.

Эти четыре признака мы полагаем самыми важными, отличающими федерацию от унитарного государства или от конфедерации.

Называют также юридические (специальные) признаки федерации, которые можно свести к следующему набору:

1. Федерация, как государство, имеет общую конституцию. Федеральной конституции должны соответствовать конституции субъектов федерации и законодательство этих субъектов.

2. У субъектов федерации имеются свои конституции, которые являются признаком самостоятельного государства, но по содержанию, по духу, по букве они не могут противоречить конституции федеральной.

3. Федерация имеет законодательную, исполнительную и судебную власти, полномочия которых распространяются на территорию союзного государства. Эти органы имеют перечень предоставленных им федеральной конституцией прав, т.е. имеют свою компетенцию. Она не абсолютна, она, как правило, является «абсолютно ограниченной». Но данная компетенция достаточно широка и является весьма важной. Ради исполнения полномочий, которые предоставлены органам законодательной, исполнительной и судебной власти, как правило, и происходит объединение в федерацию.

4. У субъектов федерации имеются собственные законодательные, исполнительные и судебные органы, которые имеют свою специальную компетенцию, свои полномочия. Их компетенция не совпадает с компетенцией центральных органов.

5. Существует четкое разграничение компетенции в сфере законодательства, управления и зачастую в судебной сфере между союзным государством и субъектами федерации. Это означает, что ряд вопросов решают только союзные органы, а ряд вопросов – только субъекты федерации.

6. Верховные суды федерации являются высшей судебной инстанцией для всех судов страны, включая суды субъектов федерации, и осуществляют конституционный надзор за законодательство субъектов федерации. В тех странах, где имеются специальные органы конституционного надзора, такой надзор осуществляется ими. Федеральные органы конституционного надзора вправе признать любой акт (законодательной, исполнительной и даже, в ряде случаев, судебной власти) недействующим (неконституционным) из–за его несоответствия федеральной (союзной) конституции.

7. Существует федеральное гражданство, хотя в некоторых случаях формально признается гражданство субъектов федерации. Общефедеральное гражданство подчеркивает сущность федерации как государства, наделенного общей властью, распространяющейся на всех жителей этой страны. Наличие формального гражданства субъектов федерации – чистая условность, т.к. «отдельно» оно не существует.

8. Важным юридическим признаком федерации следует назвать двухпалатную структуру федерального парламента. По нашему мнению, вообще двухпалатная структура (или бикамеральное строение парламента) обоснованна, прежде всего, в случаях федеративного устройства государства. Территориальное представительство может искажать волю граждан, т.к. они могут проживать неравномерно на территории страны. Обязательное же представительство от субъектов федерации дает возможность представителям штатов, земель, провинций недвусмысленно выражать свою волю, соглашаться или не соглашаться с законодательными актами, принятыми нижней палатой.

Ряд федераций строится на принципе равного представительства всех субъектов федерации в верхней палате (Швейцария, США, Мексика, Венесуэла, Австралия, Бразилия и др.), а в ряде федераций отсутствует равное представительство членов (субъектов) федерации в верхней палате. В таком случае говорят, что это асимметричная федерация или асимметричное представительство. К числу таких стран относятся Канада, Австрия, ФРГ, Малайзия, Индия, Нигерия, Объединенные Арабские Эмираты. В каждом из этих случаев есть своя «идеология», которая объясняет это неравенство. Некоторые субъекты федерации с этим не совсем согласны (как, например, в Индии), некоторые воспринимают это вполне естественно (например, земли в ФРГ). Кстати говоря, разное восприятие этого неравенства, может быть, зависит от пропорций ассиметрии. Например, в Индии разница достаточно велика: от небольшого штата Джамму и Кашмир в Совет штатов в Индии избирается 4 представителя, а от большого штата Уттар–Прадеш – 34. В ФРГ эта разница менее значительна. Там от земли, которая меньше по численности, в Бундесрат (в Верхнюю палату) направляется 3 представителя, а, если земля побольше – 4, а самые большие субъекты федерации, как, например, Бавария, направляет 5 человек.

Одним из самых важных вопросов, которые имеют значение для существования федерации, является вопрос о распределении компетенции между федерацией (центральной властью) и ее субъектами. Совокупность зафиксированных полномочий разделяется на некоторые виды, и мы их называли. Если говорить более подробно, отметим, что:

а) есть исключительная компетенция федерации (союза);

б) есть исключительная компетенция субъекта федерации (земли, штата, провинции);

в) есть совместная или конкурирующая компетенция союза и его членов. В некоторых источниках еще называется остаточная компетенция – о ней мы поговорим чуть позже.

Исключительная компетенция федерации или союза, как правило, закрепляется в федеральной конституции. К этой компетенции (к ведению союза) обычно относятся:

· Вопросы обороны страны, т.е. существует федеральная армия, федеральная военная стратегия, руководство вооруженными силами;

· Это также иностранные дела – внешние сношения. Помимо наличия общефедерального Министерства обороны всегда имеется федеральное Министерство иностранных дел;

· Это вопросы денежного обращения – т.е. общая валюта, печатание денежных знаков или, как раньше говорили, чеканка монеты;

· Это сбор важнейших налогов, т.е. накопление средств на общеферадальные дела. Кроме налогов – это наличие общефедеральных таможенных и иных пошлин и тарифов;

· Это организация федеральных государственных органов, которые мы называем ветвями власти;

· Это рассмотрение и разрешение споров между органами федерации и субъектам, т.е. верховная власть рассматривает и разрешает эти споры;

· Федеральная власть также рассматривает споры между членами федерации.

Кроме этого обычного, так сказать, стандартного набора, иногда называют менее обычные вопросы – объявление войны, заключение мира. Однако эти вопросы иногда включают в раздел международных проблем.

К компетенции субъектов федерации обычно относят:

· вопросы организации местных органов самоуправления и самоуправления;

· охрану общественного порядка;

· устройство дорог и обслуживание их;

· охрану и защиту окружающей среды;

· принятие местного законодательства (гражданского и уголовного);

· вопросы культуры, образования, медицины. Как правило, эта сфера в большинстве случаев относится к компетенции субъектов федерации.

В ряде случаев к компетенции субъектов федерации относят также организацию и проведение выборов, в том числе и федеральных, вопросы внутренней торговли и некоторые другие.

Хотя в большинстве федераций наблюдается право союзных властей вмешиваться во внутренние дела членов федерации (вводить там чрезвычайное положение, контролировать законодательство), но некоторые современные федеральные конституции содержат предписания, ограничивающие власть союза и прямо запрещающие какие–то серьезные вмешательства в те сферы, которые не относятся к исключительной компетенции союза. Например, может запрещаться введение новых налогов, если их перечень закреплен, запрещается предоставлять привилегии какому–то субъекту федерации в ущерб другим, запрещается изменять границы субъектов федерации без их согласия. Существует и ряд других, прямых ограничений союзной власти.

Субъектам федерации в ряде случаев также запрещается предпринимать какие–то действия, которые относятся к исключительной компетенции союза, причем такие ограничения прямо перечисляются. Например, запрещается печатать собственную валюту, содержать войска, заключать международные договоры, вводить какие–то ограничения или льготы для граждан своего штата (провинции), которые отличались бы от привилегий, прав или ограничений жителей других провинций или штатов. Запрещается нарушать федеральную конституцию и т.д.

Понятие совместной компетенции подразумевает наличие вопросов, которые могут решаться как союзной властью, так и субъектами федерации, т.е. есть такие вопросы, которые могут решаться и наверху – союзом, и в более нижней части государственной иерархии – у субъекта федерации. Существует такое правило, что, если по вопросам совместной компетенции субъектом федерации принят акт, противоречащий федеральному закону, то он будет считаться недействительным, или может признаваться недействительным, поскольку приоритет всегда сохраняется за союзным (федеральным) законодательством.

Понятие конкурирующей компетенции является разновидностью понятия совместной компетенции. Под таким названием она закреплена в законодательстве ФРГ, Австрии и Швейцарии. Конкурирующей компетенцией, согласно ст. 30 Конституции ФРГ, является такой порядок, при котором вопросы решаются субъектом федерации, если союзные органы не принимают их к своему рассмотрению. Дословно это звучит следующим образом: «Осуществление государственных полномочий и выполнение государственных задач принадлежат землям, поскольку настоящий Основной закон не устанавливает или не допускает иного порядка», т.е. земли могут выполнять определенные функции, если закон Германии не устанавливает или не допускает иного порядка. А в следующей статье немецкой конституции, (ст.31) сказано, что федеральное право имеет перевес над правом земель. Поэтому преимущество федерального права всегда вступает в силу, если федеральное правительство заинтересовано в этом.

В настоящее время насчитывается 20 зарубежных федераций. Отметим, что есть безусловные федерации, а есть такие, которые можно относить к числу федераций с некоторой оговоркой. Недавно в научную литературу введено определение «гибридных форм» федерации , т.е., это такое государственное устройство, которое занимает промежуточное положение между автономией и федерацией. Федеративную форму имеет пять государств Европы (Австрия, Бельгия, ФРГ, Швейцария, Югославия). Есть четыре азиатские федерации – Индия, Малайзия, Пакистан и, с некоторыми оговорками, Объединенные Арабские Эмираты. Четыре африканские федерации – Коморские острова, Нигерия, Танзания и, тоже с оговорками, Эфиопия. Шесть федеративных государств в Америке – Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Канада, Мексика и США. Федеративным государством является Австралия, которая относится к части света, именуемой Австралия и Океания. Если посчитать названные государства, получается 20. Однако, что стоит за понятием «с некоторыми оговорками»? Во–первых, Объединенные Арабские Эмираты больше похожи на конфедерацию, а Эфиопия – государство, которое находится как бы «в стадии брожения» и федерация там еще не сформирована. Согласно Эфиопской конституции 1994 года, в Эфиопии создается 9 штатов, а перечисленные в конституции народы могут создать свой штат по предусмотренным в конституции правилам.

Не так давно в научной литературе появился термин «гибридные формы государственного устройства» формы, которые занимают промежуточное положение между автономией и федерацией . Такие гибридные формы, т.е. государства, которые относят к таковым, могут в некоторых случаях именоваться федерациями, в некоторых – унитарными государствами, включающими автономные единицы. В любом случае, это не классические федерации и не классические унитарные государства. Вопрос об этих гибридных формах достаточно спорный, потому что, применяя разные критерии, можно отнести одно и то же государство либо к чистой федеративной форме, либо к гибридной. Но нам представляется, что такие государства, как Папуа–Новая Гвинея, Шри–Ланка, являются гибридными государствами. Это государства, которые формально являются унитарными, но их административные единицы имеют настолько большую политическую автономию, что практически статус этих административных единиц приближен к статусу субъекта федерации.

Вообще, вопрос о названиях государств достаточно интересен. Там, где государство официально называется федерацией, оно всегда и является федерацией: ФРГ – классическая федерация, Федеративная Республика Нигерия и т.д. В некоторых случаях государства не называются федерацией, хотя, безусловно, федерацией являются: Индия, Канада. В названиях этих стран федеративное устройство никак не отражается.

Конституции некоторых государств не содержат упоминания федерации. Например, в конституции Объединенной Республики Танзании, хотя уже в этом названии государства подчеркивается некий союз, в конституции даже не содержится намека на то, что это федерация. И в некоторых наших источниках она считается унитарным государством с автономией одной из частей, что, на наш взгляд, неверно. Ради автономной единицы название страны не изменяется, а при объединении Танганьики и Занзибара была образована Танзания.

В некоторых случаях, по традиции, употребляется устаревшее наименование, которое не соответствует действительности. Например, Швейцария называется Швейцарской конфедерацией (или Швейцарским Союзом), но конфедерацией Швейцария давно уже не является. Это типичная федерация. В данном случае историческое название не соответствует современному содержанию.

Число субъектов в зарубежной федерации бывает весьма различным – от 2 до 50. Например, в Югославии 2 субъекта федерации, это две республики – Сербия и Черногория. Федеративная Исламская Республика Коморские Острова состоит из трех островов. Кстати, почему–то в разных источниках указывается разное количество этих островов: в некоторых – 2, в некоторых – 4. Справочники обычно называют три острова – Гранд Камор, Онжуан, Мвали. Есть и четвертый остров – Майоре (или Майота), но он имеет статус заморской территории Франции.

Бельгия имеет три субъекта федерации (регионы): Фландрия, Валлония и столица Брюссель. В Австралии 6 штатов, в Австрии – 9 земель, в ФРГ – 16 земель. В Швейцарии 23 кантона. В Аргентине (22), в Канаде (10) и Пакистане (4) субъекты федерации называются провинцией. Самым распространенным названием субъекта федерации, очевидно, является штат. Самое большое число штатов в США (50), в Бразилии 46 штатов, в Венесуэле – 20, в Мексике – 31, в Индии – 25, в Нигерии – 21.

Субъекты федерации Объединенных Арабских Эмиратов называются эмираты (7). В федеративное государство Малайзия входит 9 штатов–султанатов и 4 штата–губернаторства. Таким образом, мы видим, что названия субъектов частей различных федераций весьма разнообразны.

Кроме равноправных, или равно–правосубъектных, элементов федерации в ряде случаев в союзное государство входят и территории со статусом менее значительным, чем субъекты федерации. Это могут быть союзные территории, автономные единицы и другие территориальные образования, обладающие менее значительной компетенцией, чем субъекты федерации.

В некоторых случаях субъекты федерации делятся на части. Так 3 кантона Швейцарии (Аппенцель, Базель и Унтервальден) состоят из двух полукантонов: обычные кантоны делегируют по 2 представителя в Совет Кантонов, а эти укрупненные кантоны, которые делятся пополам, делегируют по одному представителю от полукантона. Каждая из этих частей субъектов федерации имеет свою систему органов власти.

Не все территории, входящие в состав федеративного государства, являются субъектами федерации. Мы уже говорили о том, что есть союзные территории, автономные единицы. Это как бы составные части второго ранга. В некоторых странах создаются особые специальные единицы – федеральные округа . Идея федерального округа состоит в том, что это территория, включающая (образующая) столицу государства. Смысл создания федерального округа в том, что столица не должна подчиняться властям какого–то штата или провинции, а иметь определенную независимость и подчиняться либо своим избранным органам, либо непосредственно федеральному правительству. Такие федеральные округа есть в США, Бразилии, Мексике, Индии. В некоторых случаях от федеральных округов избираются представители в федеральный парламент. Но поскольку такие столичные федеральные округа не являются субъектами федерации, а лишь имеют особый статус, представители этих округов не имеют права решающего голоса, а представлены, как правило, совещательным голосом, т.е. могут участвовать в заседаниях, но не голосуют.

Следует отметить, что статус субъектов федерации очень близок к статусу суверенного государства. В конституционной теории господствует точка зрения, что субъекты федерации суверенитетом не обладают, хотя в некоторых конституциях термин «суверенитет» встречается применительно к правовому положению штатов или кантонов, т.е. субъектов федерации. Но этот термин по отношению к субъектам федерации применяется в несколько ограничительном смысле. Например, в Мексике речь идет о суверенитете в области внутренних дел, а в Швейцарской конституции говорится, что суверенитет кантонов ограничивается федеральной конституцией. Там сказано, что кантоны суверенны, поскольку их суверенитет не ограничен федеральной конституцией, т.е. если это и суверенитет, то суверенитет ограниченный.

Нужно сказать, что атрибуты государства, государственно–правовые признаки у субъектов федерации весьма существенны. Субъекты федерации, кроме ранее названных признаков (система органов власти, конституция, свое законодательство, свое гражданство, особая судебная система и т.д.), имеют еще свою государственную символику: герб, флаг, гимн. Эта символика подчеркивает их самостоятельность.

Признаками суверенитета в ряде государств является право участвовать в международных отношениях, в некоторых случаях иметь свои представительства в других государствах. Например, ряд штатов США имеют свои представительства в Японии. Швейцарская конституция предусматривает, что за кантонами, в виде исключения, сохраняется право заключать с иностранными государствами договоры по вопросам народного хозяйства и по некоторым другим вопросам с тем условием, что эти договоры не будут противоречить правам и свободам конфедерации.

Обычно при разделении полномочий одни права закрепляются за союзной властью, другие – за субъектами федерации, третьи права закрепляются в виде конкурирующей компетенции, но может случиться, что какие–то права нигде не закреплены, но реально могут возникнуть. Некий круг вопросов может остаться вне правового регулирования. Такие вопросы, не урегулированные законодательством, называются «остаточной компетенцией», и в разных странах они решаются по–разному. Если есть неурегулированные вопросы, например, в Индии, то они автоматически считаются вопросами союзной власти, в некоторых странах это автоматически считается вопросом субъектов федерации (Бразилия). Бразилия – более демократична в данной сфере, чем Индия.

Если, с точки зрения союзной власти, субъект федерации явно нарушает конституцию, либо вступает в конфликт с другими субъектами федерации, либо пытается осуществить отсутствующее право на сецессию (право на выход), то в ряде стран предусмотрено право «федеральной интервенции», т.е. право вмешательства (как правило, вооруженного или полицейского), целью которого является восстановление нарушенного порядка. Институт федеральной интервенции в некоторых случаях предусмотрен конституциями, в некоторых случаях это просто сложившийся порядок. Такие меры, такое вмешательство, применялось в ряде стран. Например, в США президенты использовали национальную гвардию для борьбы с массовыми беспорядками в отдельных штатах. Часто применяется институт федеральной интервенции в странах Латинской Америки. Например, в Аргентине он использовался более двухсот раз. Такие же мероприятия проводились в Бразилии и других странах. Бразильская конституция 1988 года содержит главу, посвященную этому институту. Глава называется «Вмешательства». Там перечисляются основания для федерального вмешательства в дела субъектов федерации. Основания для вмешательства – это сохранение национальной целостности, воспрепятствование национальному вторжению, угроза публичному порядку, обеспечение свободного осуществления властей штата (законодательной, исполнительной и судебной), необходимость реорганизации финансов и т.д. С точки зрения федеральной власти, это восстановление нарушенного правопорядка. С точки зрения, так называемых, сепаратистов, это будет нарушением права народа на самоопределение.

Формой вмешательства (разновидностью интервенции) бывает приостановление деятельности органов управления субъектов федерации, замена его представительством центральной власти. Безусловно, интервенция – это экстраординарный способ воздействия. В основном, воздействие центральной власти на субъекты федерации ведется путем контроля федерации за деятельностью своих субъектов. Контроль может быть при помощи финансового воздействия, путем обращения в федеральный суд, путем использования законодательных актов и т.д. Конечно, в большинстве случаев споры и острые вопросы решаются без экстраординарных способов влияния центральной власти на субъекты федерации.

Конфедерация это постоянный союз государств, объединенных какой–то общей целью или задачей: это может быть военный союз, экономический союз, таможенный союз . Задач, которые ставит перед собой конфедерация, может быть несколько – и военный, и экономический, или, скажем, экономическо–таможенный союз.

Конфедерация имеет высшие органы для осуществления координации совместных действий и для решения поставленных задач. Высшие органы конфедерации чаще всего могут общаться только с правительствами государств–членов союза и не иметь права непосредственно обращаться к гражданам тех стран, которые входят в конфедерацию, т.е. речь, как правило, идет только об опосредованном воздействии на людей.

Конфедерация, по сравнению с федерацией, – это менее тесный союз. Происхождение слова очевидно – то же, что и федерация (договор, союз), приставка кон–, обычно, означает «с» (например, музыкальный термин «сonamore» – «играть с любовью»). В данном случае, конфедерация, – это «государство с договором». Обычно конфедерации создавались в силу какой–то необходимости, исторически носили и носят временный характер. Они либо превращались в более тесную связь – федерацию, либо вообще такие союзы распадались и государства превращались в отдельные унитарные государства.

Исторически число конфедераций было невелико. Среди наиболее известных указываются: конфедерация Нидерландов, которая существовала достаточно долго – 1579–1795; конфедеративное устройство США с момента объявления независимости до принятия федеральной конституции (1776–1787). Швейцария имела конфедеративное устройство с 1291 по 1798 гг. Затем конфедерация была восстановлена в 1815 году, но в настоящее время при анализе конституции Швейцарии 1874 года видно, что Швейцария является классической федерацией, правда, может быть, с некоторыми особенностями, но не конфедерацией. Осталось только старинное наименование. Конфедерацией был Германский союз, который существовал с 1815 по 1866 год. В современной истории классической конфедерацией был государственный союз, образованный двумя африканскими государствами – Сенегалом и Гамбией. Он был образован в феврале 1982 года и распался в 1989 году. Общее государство называлось Сенегамбия, оно было достаточно непрочное, и название это даже не появилось на картах мира.

Попытки образовать конфедеративный союз были предприняты в 60–е годы Египтом и Сирией. Такое государство, как Объединенная Арабская Республика, была создана, но также просуществовала недолго, т.к. Сирия вскоре объявила о выходе из этого союза, а Египет, сохранив название, Объединенная Арабская Республика, с этим названием просуществовал еще несколько лет, а затем вернул себе прежнее название – Арабская Республика Египет и «забыл» о несложившемся союзе.

В наших примерах речь идет о классических конфедерациях, но, если мы обратимся к самой сверхновейшей истории, то можно увидеть классические признаки конфедерации у ряда современных межгосударственных союзов. Очень похож на конфедерацию военный союз НАТО (Северо–Атлантический оборонительный союз). В него входят ряд стран западной Европы, Канада и США. Очень похоже на конфедерацию объединение государств – Европейский Союз (ЕС), который объединяет большинство развитых стран Европы.

Явные признаки конфедерации просматриваются в таком межгосударственном образовании, которым является Содружество Независимых Государств (СНГ).

В большинстве отечественных книг и монографий, которые описывают государственное устройство и территориально–политическое устройство государств, утверждается, что в современном мире конфедерации нет. Мы полагаем, что это не совсем правильное утверждение. Точнее было бы сказать, что официальных или формальных конфедераций в современном мире нет, но фактически конфедеративные образования имеются.

Термин «автономия» в государственно–правовом смысле понимается как территориальная автономия. Само слово автономия в переводе с греческого языка означает «самоуправление». Применительно к конституционному праву автономия может быть определена, как внутреннее самоуправление определенной части государства, отличающейся от других некоторыми специфическими особенностями: историческими, культурными, религиозными, бытовыми, языковыми, географическими, иногда – национальными .

В научной литературе существует довольно много классификаций автономий – и более сложных, и менее сложных. На наш взгляд, заслуживает внимания классификация автономных территориальных единиц на две группы: политическая (варианты: государственная или законодательная) автономия и административная автономия (иногда ее называют местной). Это деление на две группы – политическая и административная – при всей условности достаточно четко разделяет большой перечень автономных единиц, существующих в современном мире.

Автономных единиц в мире достаточно много. Только в Западной Европе их около 40. Есть 10 территориальных единиц с автономным статусом в Испании, 3 единицы в Великобритании, Португалии, в Дании – 2,1 – в Финляндии и т.д. Есть такие единицы в Азии, Латинской Америке, т.е. во всех частях света.

Политическая автономия предполагает более высокий статус автономной единицы. Политическая автономия характеризуется тем, что субъекты политической автономии имеют практически все внешние признаки государства: там имеются парламент, правительство, гражданство, местное законодательство и ряд других важных атрибутов, в том числе и государственно–правовая символика. Иногда бывает конституция или акт, который выполняет функцию конституции. Статусом политической автономии обладает, например, Северная Ирландия. В Северной Ирландии, по закону, должен действовать двухпалатный парламент. Нижняя палата должна избираться, а Верхняя – назначаться Британским парламентом. Как известно, в силу вялотекущей гражданской войны, этот орган уже много лет не избирается, но когда–нибудь нормальная жизнь туда вернется...

Политической автономией, хотя это мало известно, обладают еще две единицы, не входящие в Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, – это Нормандские острова (остров Гернси и остров Джерси) и остров Мэн. Эти островные территории также имеют свои небольшие парламенты, местные правительства, и обладают политической автономией. Что касается Шотландии, о которой часто пишут, что она также обладает политической автономией, то, на наш взгляд, ограниченность ее автономии настолько велика, что об автономии можно говорить пока лишь в каком–то культурно–историческом плане. Скажем, шотландские пэры присутствуют по традиции, по закону, в Палате Лордов Великобритании, в Шотландии имеется своя церковь, есть определенные особенности в правовой и судебной системе. На наш взгляд, этих признаков не достаточно для того, чтобы говорить о реальной автономии. Это лишь внешние атрибуты. Такие исторические области и бывшие самостоятельные государства, как Шотландия, Уэльс и Северная Ирландия, больше всего имеют автономии в спорте. Их футбольные команды представлены на мировых и европейских чемпионатах.

Однако в сентябре 1997 года был проведен референдум о восстановлении шотландского парламента. Примерно 70 процентов жителей Шотландии проголосовали «за». Таким образом, в 2000 году в Шотландии будет избран парламент, следовательно, тогда Шотландия получит реальную автономию.

Политической автономией обладают такие единицы, как Гренландия и Фарерские острова. Это автономии, которые входят в Данию. Полнота самостоятельности у них очень велика. Дания, в отношении этих автономных единиц, сохраняет контроль лишь в области иностранных дел и обороны. Например, Гренландия в 1985 году вышла из Европейского Экономического Сообщества (по экономическим причинам), а Дания продолжает оставаться членом этого международного объединения.

Очень широка автономия (права) таких автономных единиц, как Страна басков, Каталония, Андалусия, Галисия в Испании. Эти автономные единицы наделены действительно полным набором государственно–правовых полномочий, автономия там настолько широка, что может быть, такими полномочиями не обладают некоторые субъекты федерации в недоговорных федерациях. Помимо существования парламента и правительства, там имеется свое гражданское право, собственная полиция, своя судебная система. Там имеется свой официальный (государственный) язык и служащие должны сдавать экзамен, подтверждая свою возможность изъясняться и применять его в отношениях с гражданами. Эти единицы являются реальными государственно–правовыми образованиями.

Политическую автономию имеют Аландские острова, которые входят в состав Финляндии, и где проживают шведы. К политической автономии можно отнести две единицы – Минданао и Кордельера, которые входят в государство Филиппины. Политическая автономия имеется в Шри–Ланке и ряде других стран: Индии, Судане и др.

Административно–территориальная автономия чаще создается в связи с каким–то особым географическим положением территориальной единицы. Например, в связи с тем, что данная территория представляет собой остров или расположена в труднодоступной местности, где–нибудь в горах.

В административной автономии, исходя из ее определения, уже круг прав и полномочий, компетенция у ее государственных органов не такая широкая, как в политической автономии. К административно–территориальной автономии часто относят, например, ряд областей с автономным статусом в Италии: Сицилию и Сардинию. Хотя там также есть свои законодательные органы, свое правительство, свое управление. К подобного рода единицам относят Азорские острова и остров Мадейра, которые являются автономией Португалии.

Некоторые источники относят автономию, которая существует на острове Корсика (французская единица) к политической автономии, некоторые – к административной. Очевидно, к какой бы автономии ни относить корсиканскую автономию, для ряда политических деятелей, которые живут на Корсике, этой автономии, очевидно, недостаточно, поскольку там есть ряд организаций, которые борются за большую автономию, либо вообще за независимость от Франции.

Весьма разработано законодательство о правовом положении автономных единиц с административным статусом в Китайской Народной Республике. Там есть специальный закон о национальной районной автономии. Согласно этому закону, в Китае есть три вида автономных образований: автономный округ, автономный район, автономный уезд. По нашему мнению, это сделано, очевидно, по образцу автономных единиц, которые существовали в Советском Союзе.

Автономные, или как их там называют, полуавтономные образования, есть в Индии. В некоторых штатах, т.е. субъектах федерации, таких как Ассам, Мизерам и Западная Бенгалия, созданы автономные области и автономные районы для племен, которые не совсем соответствуют привычному уровню цивилизации. Органы этих автономных единиц наделены правом принимать нормативные акты по ряду вопросов, касающихся жизни этих племен – в сфере использования лесов, охоты, рыбной ловли, они закрепляют правовым образом некоторые местные обычаи, порядок вступления в брак и т.д.

Помимо понятий политическая и административная автономия, иногда используется термин «национально–культурная» автономия. На практике это означает предоставление какой–то этнической группе право развивать свою национальную культуру, иметь школы на национальном языке, национальные театры, издавать газеты, иметь свое радиовещание, телестанции и т.д. Такая национально–культурная автономия формально присутствует в Ираке по отношению к курдам, которые добились культурной автономии, но, естественно, хотят большего.

По отношению к автономии с этнической спецификой применяется еще другая специальная терминология. Наука называет еще три концепции автономии: персональная, корпоративная и национально–территориальная . Под персональной автономией понимается закрепление возможности и создание способов учета мнения национальных меньшинств, а также персональное присутствие этих меньшинств в специально создаваемых органах либо при центральном правительстве. Этнические меньшинства, при желании, создают специальные органы по своим проблемам. Например, народность саами проживает в Швеции, в Финляндии и в Норвегии. Они создали саамские парламенты и в Швеции, и в Норвегии, и в Финляндии. Это культурно–политические органы. Затем был создан Скандинавский совет народности саами названных трех стран. Это консультативно–государственная единица.

Корпоративная автономия означает, что часть мест в государственных органах резервируется для государственных служащих, представляющих определенную национальность, т.е. определенная квота выделяется для людей местной национальности. Служащие госаппарата должны знать язык этой национальности.

Национально–территориальная автономия осуществляется в случаях компактного проживания национальных меньшинств. Тогда в названии единицы подчеркивается этот национальный характер. Например, Страна басков либо Каталония в Испании, поскольку и баски, и каталонцы – это этнические группы, отличающиеся от испанцев.

Большинство государств, которые имеют автономные единицы, являются унитарными государствами. В некоторых случаях и федеративные государства допускают существование автономных единиц. Например, Индия, помимо штатов, имеет автономию (9 союзных территорий). К автономным образованиям можно отнести полуавтономные или ассоциированные государства. Они пользуются определенной автономией в своих делах. Например, такая территория как Пуэрто–Рико – остров, который по американской терминологии называется «свободно присоединившаяся территория (государство)» (имеется в виду, присоединившийся к США). Кроме Пуэрто–Рико, к владениям США, имеющим фактический статус типа политической автономии, можно отнести остров Гуам и Вирджинские острова. Пуэрто–Рико, Гуам и Вирджинские острова имеют свои законодательные собрания и по одному представителю в палате представителей Конгресса США (без права голоса). Франция имеет ряд заморских департаментов: Гваделупа, Мартиника, Ренюньон и т.д. Такие ассоциированные государства – это либо бывшие колонии, либо зависимые территории, добившиеся большей самостоятельности. Их автономный статус иногда (или, как правило) не объявляется, но фактически, хотя они не стали суверенными государствами, но теперь не являются полностью зависимыми территориями, которыми были когда–то.

Автономные единицы, автономные образования, как правило, имеют Закон, особый Статут, который служит им конституцией. Такой особый закон принимается законодательным органом автономной единицы и, практически всегда, утверждается общегосударственным парламентом. Либо он принимается полностью в соответствии с общегосударственными законами, органы конституционного надзора проверяют это соответствие. Такие законы есть в Италии, Испании, Дании, Финляндии и других странах, где имеются автономные единицы.

Компетенция автономных единиц закрепляется в законодательных актах, принимаемых центральной властью. Какие–то основные конкретные права закрепляются в специальных статутах, но центральная власть также принимает для автономных единиц еще и дополнительные законы. Самые важные положения, касающиеся статуса автономных единиц, могут закрепляться и в общегосударственной конституции. Так в Италии и в Испании компетенции автономных областей закреплены соответственно в итальянской и испанской конституции.

В том случае, если автономные единицы начнут нарушать законы, принятые самостоятельно, либо установленные для них, центральное правительство может обязать или принудить автономную единицу выполнять свои, предусмотренные законодательством, обязанности. Согласно итальянским законам, возможен роспуск законодательных органов областного самоуправления.

Автономные единицы зачастую пользуются очень широким кругом прав и полномочий. К ним относятся: вопросы административной ответственности, местный транспорт, туризм, охрана окружающей среды, использование природных богатств, лесов, минеральных вод и т.д. При сравнении реальных правомочий многих автономных единиц можно сказать, что эти полномочия у автономных единиц иногда шире, чем у некоторых членов федерации. Например, субъекты федерации Австрии имеют реально меньше полномочий, чем субъекты автономии в Италии или Испании.

Зависимые территории

Помимо автономных единиц существуют также территории, которые обладают меньшим комплексом прав и статусу автономной единицы не отвечают. К числу таких зависимых территорий относят колониальные владения. Однако слово «колония» вышло из моды и применяется термин «зависимые территории ». Зависимые территории имеют различный статус. Общее у них одно: это такие единицы, которые не имеют суверенитета и, как правило, не имеют органов, избираемых гражданами – подобия парламента. Власть осуществляется лицом, назначаемым центральной властью – метрополией. Наибольшее число таких зависимых территорий или колоний до сих пор находится во владении Великобритании. К их числу относят Гибралтар, остров Ангилья, Бермудские острова, Британские Вирджинские острова, Каймановы острова, Фолклендские (Мальвинские) острова, остров Монтсеррат, остров Питкерн, остров Святой Елены, острова Теркс и Кайкос.

Система управление британскими колониями строится на основе специального документа (нечто вроде колониальной конституции), которая дается этим колониям британскими властями. Во главе колонии обычно стоит назначенный британским правительством губернатор, который обладает значительными полномочиями. В этих зависимых территориях имеется также квази–законодательный орган, который, чаще всего, называется законодательным советом. Часть членов такого совета избирается населением колонии, а другую часть составляют члены, назначенные губернатором; или же часть членов законодательного совета входит в него в силу должности, которую они занимают в колониальной администрации. Исполнительную власть колонии осуществляет губернатор при помощи исполнительного совета. Члены исполнительного совета частично назначаются, частично избираются законодательным советом. Некоторые из колоний называются самоуправляющимися территориями (Гибралтар, остров Ангилья), там исполнительный совет заменен кабинетом. В любом случае, вопросы международных отношений, обороны, внутренней безопасности и другие важные вопросы находятся в ведении губернатора.

Зависимые территории есть у США – Каролинские, Марианские и Маршалловы острова, (Микронезия), а также Восточное Самоа. Статус Восточного Самоа близок к административной автономии. Правовое положение Микронезии ближе к колониальному статусу.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:01:38 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
10:00:33 29 ноября 2015

Работы, похожие на Контрольная работа: Территориально–политическое устройство и органы публичной власти

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150894)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru