Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Основы международного права

Название: Основы международного права
Раздел: Рефераты по юридическим наукам
Тип: дипломная работа Добавлен 13:04:04 04 марта 2003 Похожие работы
Просмотров: 1661 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

ОСНОВЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

1. Конституция РФ о международном праве

Взаимодействие государств в рамках мирового сообщества никогда не было и не является хаотичным, стихийным и бессистемным. Оно всегда определялось как объективными, так и субъективными факторами. С момента возникновения государств и их первого вступления в общение между собой появилась необходимость определения их взаимных прав и обязанностей, вызвавшая к жизни систему международного права. За долгие годы своего существования человечество так и не изобрело другой кроме международного права общей основы, необходимой для упорядочения общения, для регулирования своих взаимоотношений, для решения спорных вопросов.

В настоящих условиях взаимосвязанного и взаимозависимого мира, в условиях глобализации мирохозяйственных связей международное право является единственной альтернативой произволу и насилию, дающей возможность государствам совместными усилиями решать проблемы выживания и развития стран и народов.

Хорошо известно высказывание одного из основоположников науки международного права Гуго Гроция о том, что именно в нормах права формируется справедливость, ибо только через право можно избежать положения, при котором каждый стремится только к собственной выгоде1. Более того, история дает многочисленные свидетельства того, что даже самые могущественные государства при определенных обстоятельствах ищут защиту своих интересов в международном праве.

Международное право сегодня выражает общечеловеческие ценности, близкие всем и объединяющие все народы. Оно представляет собой общедемократическую основу совместных усилий государств, народов и индивидов в целях обеспечения безопасности и развития каждого не за счет другого, а в интересах всех, что требует признания, прежде всего, принципов свободы выбора и баланса интересов. Не случайно поэтому большая группа так называемых освободившихся государств, первоначально чрезвычайно негативно и скептически относившаяся к современному международному праву, рассматривая его как сговор великих империалистических держав, достигнутый без их участия, и требуя его радикального пересмотра, в настоящее время все чаще и чаще обращаются к нему в поисках защиты своих жизненно важных интересов, вырабатывая свою собственную позицию по ключевым проблемам, институтам и отраслям современного международного права.

В настоящее время, в условиях современного мира, когда взаимосвязанность и взаимозависимость государств приобрела поистине универсальный характер как по кругу участников международного общения, так и по предмету их взаимоотношений, не вызывают сомнения правомерность и жизненная необходимость примата международного права. Объективные реалии, в которых человечество встретило XXI век, настоятельно требуют обеспечения такого приоритета за международным правом, чему в немалой степени должно способствовать повышение эффективности и действенности накопленного им общедемократического потенциала.

Строительство правового государства в России немыслимо вне современного международного права, его действия на территории государства как части национального законодательства при обеспечении, в случае расхождения, приоритета международного права, прежде всего, в осуществлении международных договоров и соглашений на территории государства. При этом, если вступивший в силу международный договор противоречит Конституции РФ, то он тем не менее, согласно п. "г" ч. 2 ст. 125 Конституции, не может быть предметом проверки в Конституционном Суде РФ и становится частью российской правовой системы (ч. 4 ст. 15 Конституции). Однако, если такой договор противоречит положениям неизменяемой части Конституции, тем более - Основам конституционного строя, и оказывается невозможным истолковать этот договор в соответствии с положениями Конституции, которым он противоречит, то его следует считать ничтожным - вопреки положению ч. 4 ст. 15 (она тоже относится к Основам конституционного строя). Авторы Проблемного комментария к Конституции РФ предлагают считать такие договоры "чисто гипотетическими" и предполагают, что "Конституционный Суд способен дать любому международному договору РФ толкование, не противоречащее Конституции"2.

В настоящее время многие вопросы, когда-то являвшиеся сугубо внутренними, стали предметом международных соглашений, с чем связано развитие народов и государств, а это все больше и больше делает международное право частью нашей повседневной жизни. Особое значение это приобретает в условиях строительства нового мирового правопорядка ненасильственного и безъядерного мира.

"Системное видение" современных международных отношений - необходимый ориентир в исследовании процессов, происходящих на международной арене, с помощью которого можно, в частности, яснее представить роль международного права в обеспечении международной безопасности. Вместе с тем системный подход не исключает традиционных методов исследования международного права. Более того, он их предполагает.

2. Понятие, сущность и основные особенности международного права

Международное право - это система международных договорных и обычных норм, создаваемых государствами и другими субъектами международного права, направленных на поддержание мира и укрепление международной безопасности; установление и развитие всестороннего международного сотрудничества, которые обеспечиваются добросовестным выполнением субъектами международного права своих международных обязательств, а при необходимости и принуждением, осуществляемым государствами в индивидуальном или коллективном порядке в соответствии с действующими нормами международного права.

Возникнув одновременно с образованием государств, международное право в своем становлении и развитии прошло сложный путь в соответствии с самой историей существования и развития человеческого общества, всей земной цивилизации в ее сложной совокупности. При этом на различных этапах развития международных отношений сохранялись отдельные прогрессивные нормы и институты, отвергались и исчезали устаревшие и появлялись новые, которые, в свою очередь, способствовали дальнейшему развитию и укреплению разнообразных международных отношений и прогрессивному развитию самого международного права.

В доктрине неоднократно отмечалось, что международное право правильнее было бы называть межгосударственным. Термин "международное право" получил общее признание только к началу XIX в. Ясно одно: если международное право - правила поведения участников межгосударственного общения в отношении друг друга, то предназначение данных правил этим исчерпывается. Во всяком случае, следует исходить из того, что международное право возникло и развивалось как регулятор именно межгосударственных отношений.

Еще в первые годы после окончания второй мировой войны В.Н. Дурденевский, Ф.И. Кожевников, С.Б. Крылов в своих учебниках и учебных пособиях отмечали, что вопрос о системе "остается весьма сложным и спорным".Ряд советских авторов считали международное право отраслью права (А.Н. Полторак, Л.И. Савинский, 1977г). Эти авторы шли в этом вопросе за теми представителями общей теории права, которые не сразу признали утвердившуюся в советской науке международного права концепцию, рассматривающую право в целом как состоящее из двух взаимосвязанных, но независимых друг от друга систем - внутреннего и международного права.

С.С. Алексеев в 1975г. уже отмечал, что под углом зрения системно-структурных характеристик "международное публичное право - такое социальное образование, которое занимает равное положение с любой национальной системой". Правда, специфика системы международного права, по его мнению, такова, что многие конструкции, применительные к национальным системам права, либо вообще не срабатывают в системе международного права, либо обладают специфическими характеристиками и требуют особого подхода. Здесь важно подчеркнуть, что вместо прежнего представления о международном праве как отрасли в юридической науке сложилось мнение о нем как о системе. Подчеркивая одну из характерных черт международного публичного права, Л.С. Явич (1976г.) справедливо заметил, что "международно-правовая система не опосредует вертикальных отношений власти-подчинения, и в этом одна из особенностей международного права".

Система международного права складывалась исторически. Одни отрасли и институты возникали много веков назад и в своем развитии претерпели существенные изменения, другие появились сравнительно недавно, а есть и такие, которые находятся лишь в стадии становления.

В дооктябрьской буржуазной доктрине международного права было широко распространено деление международного права на право войны и право мира. Такое деление появилось в XVII веке во времена Тридцатилетней войны и принадлежало Гуго Гроцию, который справедливо считается создателем первой стройной системы международного права (О праве войны и мира. - М.: Юриздат, 1948., т.1, С.6). Гроций не применял к международному праву сам термин "система", но подчеркивал, что до него "никто не излагал в целом и в последовательном порядке то право, которое определяет отношения между многими народами или их правителями".

По мнению В.Э. Грабаря, русской науке международного права принадлежит "несомненная заслуга в деле систематизации международного права: она наметила хорошо продуманную, строгую систему международного права"3.

Среди построений системы международного права выделялась конструкция Ф. Мартенса, который проводил четкую границу между системой международного права и системой науки международного права. Само международное право он делил на публичное, имевшее своим предметом регулирование юридическими нормами непосредственных отношений государств друг с другом в области международных оборотов, и частное - уголовное международное право, которое, по его мнению, определялось правосостоянием подданных в области международных отношений, вызванных частно-правовыми интересами и необходимостью их уголовной охраны4.

Исследуя историю системы международного права, В. Оутрата в своем курсе подметил, что гроциевская схема, где в системе международного права превалировало право войны, господствовала до XIX в. С развитием экономических связей между государствами начался процесс разграничения международного права на другие сферы, и со второй половины XIX в. стал возрастать удельный вес и признание международного права мира5.

Некоторые представители общей теории права, как и ряд юристов-международников, считают, что те положения, которые выработаны в общей теории права для определения важнейших параметров национальной системы права, целиком применимы и к международному праву. Так, С.С. Алексеев, анализируя структуру советского права говорил о том, что "в принципе к определению структуры международного публичного права следует подходить с тех же позиций, с каких освещается структура национальных правовых систем". С.А. Малинин, останавливаясь на общетеоретических положениях системы внутригосударственного права, указывал, что "общетеоретические положения о системе права, о ее классификационных критериях полностью применимы и к области международного права".

Однако стремление перенести в область международного права те критерии, которые предлагаются для построения системы национального права, неперспективно.

Во-первых, таких общепризнанных критериев для системы национального права пока нет. Хотя некоторые ученые и полагают, что предмет и метод регулирования служат наиболее приемлемыми параметрами для разграничения системы национального права на отрасли, это положение все еще остается дискуссионным. Подтверждением тому может служить научная дискуссия, состоявшаяся в Московской государственной юридической академии осенью 2000г.

Во-вторых, международное право - своеобразное явление и попытки подхода к нему с мерками национального права, особенно в вопросах системы, вряд ли оправданы. В этих случаях всегда должна учитываться специфика международного права. Система международного права - результат действия ряда факторов объективного и субъективного порядка, определяющих развитие международных отношений и права, их регулирующего.

Понятие системы международного права не идентично понятию его структуры. Под структурой обычно понимают особый, присущий каждой системе способ связи элементов системы, возникающий закономерно в процессе функционирования и развития системы. Государства не властны, как менять структуру межгосударственных отношений, так и менять структуру международного права. И в первом и во втором случае они могут действовать лишь в определенных, от их воли не зависящих границах существующей структуры.

Тем не менее, субъективные факторы постепенно вынуждают государства к изменению унаследованной от прошлых поколений вариантной структуры как международных отношений, так и международного права. Меняется содержание межгосударственных отношений, меняется вариантная структура, происходят структурные изменения и в международном праве.

Человечество вступило в новую эпоху, характеризующуюся возникновением глобальных проблем, от решения которых зависит само существование земной цивилизации. Можно считать, что действующее международное право содержит минимум принципов и норм, необходимых для нормальных отношений между государствами. Оно является юридической основой для решения насущных глобальных проблем современности. Вместе с тем, признается его недостаточная развитость именно в тех областях международно-правового регулирования, которые касаются новых, жизненно важных проблем, возникших перед человечеством в последние десятилетия.

Наиболее отчетливо это прослеживается на примере трех важнейших глобальных проблем:

всеобщей безопасности и разоружения;

обеспечения экологической безопасности и рационального природопользования;

создания нового международного экономического порядка.

Несмотря на то, что основные принципы современного международного права регулируют основы взаимоотношений государств по всем вышеперечисленным проблемам, необходима разработка конкретных международно-правовых норм для каждой из них. Действующие в настоящее время международно-правовые нормы либо принимались в порядке экстренного реагирования на сложившуюся неблагоприятную ситуацию (как это имело место, например, со многими природоохранными конвенциями и соглашениями, а также документами, касающимися перестройки международных экономических отношений), либо имеют далеко не удовлетворительный круг участников (это в равной мере относится ко всем трем проблемам, но особенно к проблеме разоружения и ограничения гонки вооружений).

Что касается специфических особенностей международного права, которые отличают его от внутригосударственного, то они сводятся к следующему.

Международное право имеет координационный характер, оно не знает законодательных, исполнительных и судебных органов, которые играют решающую роль в создании и реализации норм национального права.

Международно-правовые нормы создаются не органами, стоящими над субъектами права, а самими субъектами международного права, прежде всего, государствами, путем добровольно явно выраженного (договор) или молчаливого (обычай) соглашения между ними. Причем воля одного государства юридически равнозначна воле другого государства.

Если во всех отраслях внутригосударственного права соблюдение норм права обеспечивается государственными органами, то в международных отношениях нет органов, которые в определенных случаях могли бы принуждать субъектов международного права к выполнению его норм. Суверенность государств-субъектов международного права исключает наличие над ними таких органов. Принуждение в международном праве осуществляется индивидуально или коллективно самими субъектами международного права, и, прежде всего, государствами. Так, например, в случае совершения одним государством акта агрессии против другого государства, последнее имеет право дать вооруженный отпор агрессору, то есть реализовать свое право на самооборону.

При нарушении нормы международного права одним государством, другое государство или другие государства вправе применить по отношению к нарушителю следующие меры ограничения его прав и интересов: повысить таможенные пошлины, ограничить права граждан государства-нарушителя, разорвать дипломатические, консульские и другие отношения, ограничить торговлю.

Таким образом, в современных международных отношениях разработан, создан и действует достаточно развитый механизм обеспечения исполнения международно-правовых норм.

Основой обязательности международного права является добровольное соглашение государств по поводу установления определенных правил международного общения, соответствующих современному правосознанию народов, интересам обеспечения мира и международной безопасности.

От состояния современного международного права зависит содержание и сущность международного правопорядка. Международное право, как и всякое право, - это правовая модель, тот эталон обязательного поведения, к которому должны стремиться субъекты этого права. Степень приближения к такому эталону зависит как от качеств модели, так и от деятельности социальных сил, заинтересованных в эффективной реализации правовых предписаний.

Современный международный правопорядок должен обеспечивать условия для ликвидации взрывоопасных ситуаций, служить поддержанию международного мира и безопасности, обеспечению всестороннего международного сотрудничества на основе общепризнанных принципов и норм международного права.

Решающее значение для становления современного международного правопорядка имели итоги второй мировой войны. Была создана Организация Объединенных Наций - важный инструмент мира и международной безопасности. Государства-учредители ООН при разработке ее Устава руководствовались целью не допустить повторения трагедии мировой войны. В Уставе ООН нашли отражение новые объективные реальности международных отношений, справедливые демократические принципы международного права, такие как суверенное равенство государств, самоопределение народов, неприменение силы или угрозы силой, невмешательство, мирное разрешение международных споров, сотрудничество государств. Эти принципы легли в основу нового международного правопорядка. И в этом состоит, прежде всего, значение Устава ООН.

Важным элементом современных международных отношений стала ликвидация колониализма. Историческое значение в этом отношении имеет принятая в 1960г. Генеральной Ассамблеей ООН Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам. В ней содержались требования о незамедлительном предоставлении независимости всем колониальным и зависимым странам и народам, о признании законности любых форм, включая вооруженную, национально-освободительной борьбы, а также устанавливалась обязанность государств содействовать такой борьбе.

Большое значение для формирования нового международного правопорядка имело Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Его важнейшим результатом явилось принятие принципов взаимоотношений государств.

В послевоенный период стала особенно очевидной тенденция к утверждению нового международного правопорядка в различных отраслях международной жизни. Была выдвинута важная задача перестройки на подлинно демократических началах международных экономических отношений, утверждения нового международного экономического порядка. За последние десятилетия международное сообщество, ООН и ее спецучреждения предпринимают попытки утверждения принципов прогрессивного международного правопорядка и в других областях международной жизни - культуре, информации.

Важным этапом в становлении современного международного правопорядка явилась выдвинутая СССР концепция всеобъемлющей системы международной безопасности, включающая принципиальные основы такой системы в военной, политической, экономической и гуманитарной областях, то есть практически всю совокупность международных отношений. 4 декабря 1987г. Генеральная Ассамблея ООН приняла по данному вопросу резолюцию, заложившую основу будущей системы всеобъемлющей безопасности.

Вступая в отношения с другими государствами, государства образуют вместе с другими субъектами международного общения международное сообщество. Концепция существования единого международного сообщества нашла отражение в ряде современных документов. При этом она претерпевает некоторые изменения.

Так, в ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров 1969г. говорится о "международном сообществе государств в целом". В принятой в 1970г. Декларации о принципах международного права речь идет просто о международном сообществе. А в принятом проекте статей об ответственности государств (ст.19) употребляется понятие "международного сообщества в целом".

Когда речь идет о международном сообществе или международной системе, общепринята точка зрения, что это сообщество включает в себя субъекты международного права, главным образом государства, а также международные организации, различные объединения государств, нации и народы, борющиеся за независимость, и некоторые государственно-подобные образования. Международное сообщество в силу юридического регулирования возникающих между его членами отношений приобретает черты правового сообщества с присущим ему правопорядком, поскольку государства, образующие международное сообщество, заинтересованы в его нормальном функционировании, в поддержании в нем определенного социального и правового порядка.

Юридическим следствием существования международного сообщества служит тот факт, что свои важнейшие обязательства государства принимают именно по отношению ко всему международному сообществу наряду с обязательствами в отношении других конкретных субъектов международного общения. Еще Г. Гроций отмечал, что, если законы любого государства преследуют его особую пользу, то нормы права народов "возникли в интересах не каждого сообщества людей в отдельности, а в интересах обширной совокупности всех таких сообществ". Наличие обязательств государств по отношению ко всему международному сообществу установил, в частности, и Международный суд в решении по делу "Barcelona Traction".

Таким образом, международное сообщество в ходе создания норм общего международного права на основе согласования государственных позиций его отдельных участников вырабатывает правила поведения, хотя и одобренные ими, но в то же время представляющие собой нечто новое: нормы, в которых отражены их общие представления о порядке осуществления международного общения.

3. Международное публичное и международное частное право

Начало двум основным современным концепциям относительно правовой природы международного частного права - цивилистической и международно-правовой - было положено в отечественной юридической литературе еще в начале 20-х гг. XX века. При этом напомним, что трактовка международного частного права как отрасли международного права получила особенно большое распространение во Франции после опубликования в первой половине XIX в. работы Феликса "Трактат о международном частном праве". Именно в этой стране наиболее прочно укоренилось деление международного права на "публичное" и "частное".

Появление цивилистической концепции связано с именем известного советского цивилиста И.С. Перетерского, который отрицал существование "общего международного частного права", критиковал "общие идеи", относящиеся к данной области права, и указывал на решающую роль внутреннего законодательства каждой страны. При этом он признавал международный договор "одним из основных способов фиксирования норм международного частного права". Это, однако, не должно приводить к умалению значения коллизионных норм отдельных государств, хотя сфера применения последних все более и более сужается, уступая место нормам непосредственного, прямого регулирования. Поэтому выяснению подлинного соотношения между международным публичным и международным частным правом также вредит любая абсолютизация роли и значения коллизионных норм, как это, например, делает Е.Т. Усенко.

По его мнению, традиционно основной состав международного частного права образуют коллизионные нормы, то есть нормы, направленные на разрешение конфликта разнонациональных статутов. Они указывают, право какого государства должно быть применено к данному отношению с "иностранным элементом" - свое отечественное или иностранное, с которым связано данное отношение. Такие нормы существуют в национальном праве каждого государства. В результате Е.Т. Усенко приходит к выводу, что как отрасль национального права, международное частное право регулирует международные отношения гражданско-правового характера.

Противоположную точку зрения, основанную главным образом на роли международного договора, как источника международного частного права высказывает С.Б. Крылов: "... в международном характере международного частного права не может быть сомнений. В международном договорном праве должно быть усмотрено основное содержание международного частного права. Утверждать, что международное частное право не есть международное право, - значит не видеть в международном частном праве ничего кроме коллизионных норм тех или иных отдельных законодательств. Между тем лишь изучение международных договоров дает содержание подлинного международного частного права".

Наука международного частного права изучает международные договоры в случаях, когда национальное право отсылает к ним или же придает внутригосударственную силу их нормам без изменения текста самих норм. Но и в таких случаях о международном договоре как источнике международного права можно говорить лишь условно, в техническом смысле, как об акте, в котором изложен текст нормы, но не властное веление государства, адресованное субъектам внутреннего права.

Большую роль в развитии советской частноправовой доктрины сыграли работы Л.А. Лунца, в которых он развил идеи о единстве исходных начал международного публичного и международного частного права, их теснейшей взаимосвязи, социальной направленности норм международного частного права, их служебной роли как средства правовой организации мирного, делового международного общения.

Из сказанного видно, что основной спорный вопрос в доктрине состоит в том, относится ли международное частное право к внутригосударственному праву или оно относится к международному праву.

В этой связи отметим, что тесная связь международного частного права с международным правом определяется следующими обстоятельствами:

во-первых, и то, и другое в конечном счете направлено на регулирование отношений между народами;

во-вторых, международное частное право регулирует определенную часть международных отношений государств, но регулирует их особым образом, а именно - путем одностороннего санкционирования государством применения властных актов (законов) других государств на своей территории или же признания юридических последствий этих актов;

в-третьих, международное частное право имеет некоторые общие начала с международным правом (государственный суверенитет, равноправие государств, взаимность, недопустимость дискриминации).

Процесс нормообразования в международном частном праве может осуществляться как на международном, так и на внутригосударственном уровне. Его завершение реализуется как в форме международных договоров и обычаев, так и в форме внутригосударственных актов. При этом как в том, так и в другом случае речь идет о воле государств по поводу того, каким образом должны регулироваться отношения с участием их физических и юридических лиц в той мере, в какой они выходят за пределы действия национальных правовых систем, то есть отношения, которые по своей социально-экономической и политической сущности не являются внутригосударственными отношениями. Это, конечно, не дает оснований ставить знак равенства между этими отношениями и международными публично-правовыми отношениями. Однако их взаимосвязь вряд ли можно отрицать. Правовое регулирование таких отношений осуществляется в соответствии с актами, санкционированными государствами. Национальные юридические и физические лица могут принимать участие в международных связях только в пределах, установленных этими актами. Регулирование отношений на уровне национальных юридических и физических лиц, когда они являются участниками интернациональных связей, не может осуществляться в противоречии с общепризнанными принципами и нормами международного права.

На эту связь обращают внимание многие авторы. Ф.И. Кожевников, оценивая различные взгляды по рассматриваемому вопросу, считает, что международное частное право, хотя и составляет одну из специальных отраслей гражданского права, очень тесно связано с международным публичным правом. В литературе указывается и на такой момент: международно-правовое признание государства включает в себя признание его правопорядка, что является предпосылкой применения норм этого правопорядка за рубежом, то есть предпосылкой функционирования международного частного права.

Таким образом, международные частноправовые отношения имеют сложную природу. Будучи производными от международных публично-правовых отношений, они практически реализуются на внутригосударственном уровне. Их регулирование осуществляется государствами, как на основе взаимной договоренности, так и с использованием сложившихся в международном общении технических приемов, позволяющих в необходимых случаях привлекать национальные правовые системы. Это, однако, является не доказательством того, что международное частное право является внутригосударственным правом, а лишь свидетельством сложности и специфичности правовых приемов, применяемых государствами для регулирования международного общения на уровне отношений их отечественных и иностранных юридических и физических лиц. Таким образом, при решении вопроса о соотношении международного частного и международного публичного права необходимо разграничивать, прежде всего, международные публично-правовые и международные частноправовые отношения, как находящиеся на разных уровнях международного правового регулирования.

Как уже отмечалось, наряду с идеей о принадлежности международного частного права к системе внутреннего права, преобладающая в доктрине концепция включает в себя также положение о гражданско-правовом характере регулируемых международным частным правом отношений. При этом речь идет о гражданско-правовых отношениях в широком смысле слова.

Наличие цивилистических конструкций при регулировании и международных семейных, трудовых и т.п. отношений не дает основания для отнесения этих отношений к гражданско-правовым. В этих случаях можно говорить лишь об использовании гражданско-правовых средств при регулировании соответствующих отношений, принадлежащих к другим отраслям права.

Нельзя сводить отношения, регулируемые международным частным правом, только к гражданско-правовым отношениям. Предметом международного частного права являются как гражданско-правовые, так и иные отношения, возникающие в международном общении. При их регулировании по необходимости могут использоваться гражданско-правовые конструкции.

В результате вышеизложенного представляется возможным согласиться с точкой зрения, изложенной И.П. Блищенко и Ж. Дория в одной из последних отечественных работ, согласно которой современное международное частное право - это совокупность принципов и норм международного права, регулирующего международные отношения в определенных областях экономического и гуманитарного сотрудничества народов (гражданско-правовой, наследственной, научно-технической, семейно-брачной, кредитно-финансовой).

То есть предметом международного частного права выступают:

научно-технические;

кредитно-финансовые отношения;

купля-продажа товаров;

наследственные брачно-семейные отношения, возникающие в силу перемещения граждан разных государств и изменения их гражданского состояния.

Система международного частного права охватывает как отношения между государствами, так и отношения между гражданами и юридическими лицами различных стран; как собственно международные отношения, так и отношения любого государства, где действует тот или иной гражданин или иное юридическое лицо иностранного государства и где национальное государство или его граждане или юридические лица взаимодействуют с иностранными гражданами, юридическими лицами или иностранным государством. Мировое хозяйство становится единым организмом, вне которого не может развиваться ни одно государство.

Поэтому, заключают авторы, субъектами международного права следует считать народ, государства, межгосударственные организации, борющиеся нации в лице органов национального освобождения как первоначальные субъекты международного права, а также транснациональные корпорации, физические и юридические лица, участвующие в международном экономическом обороте, и международные неправительственные организации. Другими словами, множественность и различный уровень субъектов международного права - это существенное отличие международного права от внутригосударственного6.

4. Соотношение международного и внутригосударственного права

Вопрос о соотношении международного и внутригосударственного (национального) права - один из центральных в теории международного права. Особое значение вопрос о соотношении этих двух систем правового регулирования приобрел в наши дни ввиду бурного развития разнообразных форм международного сотрудничества, углубления процесса интернационализации жизни народов. Все эти факторы обусловливают необходимость широкого использования государствами международного права для согласования их действий не только в традиционных областях, но и в таких сферах, которые ранее были предметом их национально-правового регулирования.

Буржуазная наука в вопросе соотношения международного и внутригосударственного права выработала три основных направления:

одно дуалистическое;

два монистических.

Суть дуализма заключается в том, что международное и внутригосударственное право рассматриваются как два различных правопорядка. Основоположником этого направления считается немецкий ученый Г. Трипель. Представителем дуалистической концепции являлся также Д. Анцилотти.

Дуалисты не абсолютизируют независимость двух правопорядков, отмечая определенную связь международного права с внутригосударственным. Они даже подчеркивают, что, для того чтобы международное право могло выполнять свою задачу, оно постоянно должно обращаться за помощью к внутреннему праву.

Суть монистических концепций, как это видно из их названия, состоит в признании единства обеих правовых систем. Международное и внутригосударственное право рассматриваются как части единой системы права. При этом одни из сторонников этих концепций исходят из примата (верховенства) внутригосударственного права, другие - из примата международного права.

Теории примата внутригосударственного права получили распространение во второй половине XIX - начале XX в. главным образом в немецкой юридической литературе. Международное право рассматривалось как сумма внешнегосударственных прав различных государств, как "внешнее государственное право". Так, откровенно нигилистическую позицию по отношению к международному праву занимал А. Лассон, который утверждал, что "государство оставляет за собой свободу решать, соблюдать международное право или нет, в зависимости от того, диктуется ли это его интересами". В основу рассуждений сторонников примата внутригосударственного права были полжены взгляды Гегеля.

В настоящее время более распространена другая разновидность монистической концепции - примат международного права над внутригосударственным. Наиболее полно она развита в трудах Г. Кельзена. По его мнению, соотношение между международным правопорядком и национальными правопорядками "напоминает соотношение национального правопорядка и внутренних норм корпорации".

Как сторонники примата внутригосударственного права над международным, так и сторонники верховенства международного права над внутригосударственным противопоставляют международное право государственному суверенитету. Если у сторонников примата внутригосударственного права такое противопоставление ведет к отрицанию международного права, то у сторонников примата международного права оно ведет к отрицанию суверенитета. Сторонники обоих монистических направлений допускают существование государственного суверенитета лишь в его абсолютном смысле, как независимость государств не только друг от друга, но и от норм международного права. В действительности же суверенитет не отрицает взаимозависимости государств, а означает неподчинение одного государства другому.

В последние годы, однако, среди западных юристов-международников можно заметить тенденцию отхода от монистической концепции. Так, Я. Броунли утверждает, что эта "доктрина не соответствует правовым реальностям существования суверенных государств и низводит внутригосударственное право до положения пенсионера международного права".

Получила распространение и теория так называемого умеренного монизма, которая воздерживается от последовательного, то есть радикального, проведения примата международного права. Согласно этой концепции, во внутригосударственной сфере действует, прежде всего, внутригосударственное право независимо от его возможного противоречия международному праву. Индивид уступает своему государству только первое решение о том, в какой мере его внутригосударственное право согласуется с его международно-правовыми обязанностями.

Советская доктрина международного права исходила из того, что международное право и право внутригосударственное представляют собой две относительно самостоятельные правовые системы, не подчиненные одна другой (Э.М. Аметистов, И.П. Блищенко, В.Г. Буткевич, А.С. Гавердовский, В.H. Дурденевский, Г.В. Игнатенко, Ф.И. Кожевников, Е.А. Коровин, А.М. Ладыженский, Д.Б. Левин, Л.А. Лунц, H.М. Минасян, H.В. Миронов, Р.А. Мюллерсон, Г.И. Тункин, Е.Т. Усенко, H.А. Ушаков, С.В. Черниченко, В.М. Шуршалов). Советская концепция международного права, используя положения дуалистической теории, обосновывала возможность согласованности обеих систем права. Такая возможность обусловливалась тем, что государства создают международное право, а не наоборот. Вступая в международные обязательства, государство учитывает свои национальные правовые нормы, возможность в случае необходимости их изменения в целях приспособления к принимаемым государством международным обязательствам.

Если влияние норм внутригосударственного права на международное можно назвать первичным, так как каждое государство, участвующее в создании международного права, исходит из характера и возможностей своего внутреннего права, то в процессе взаимодействия уже существующих норм оно не может не признавать принцип преимущественного значения норм международного права. Этот принцип получил четкое выражение в ст.27 Венской конвенции о праве международных договоров, согласно которой участник договора "не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора".

Сегодня следование принципу примата норм международного права в процессе взаимодействия уже существующих норм двух различных систем выступает одной из правовых гарантий обеспечения мира, взаимовыгодного и нормального сотрудничества между государствами. Однако это не означает признания единства международного и национального права.

Если международное право налагает обязательство на государство в целом, то национальное право определяет органы государства либо должностные лица, ответственные за обеспечение выполнения международных обязательств государства. Взаимодействие международного и внутригосударственного права происходит в виде их взаимного влияния друг на друга. Внутригосударственное право оказывает двоякое влияние на международное право.

Во-первых, это влияние содержания норм национального права на содержание норм международного права. Такое влияние можно назвать материальным.

Во-вторых, это влияние норм внутригосударственного права, касающихся порядка создания норм международного права (заключения международных договоров), на действительность норм международного права. Так как этот аспект влияния национального права на международное право имеет дело с нормами, касающимися процесса создания норм международного права, его иногда называют процессуальным влиянием.

Это, прежде всего, принципы внешней политики государств, весьма часто закрепленные в их основных законах. Значительное воздействие на международное право оказали правовые принципы Великой французской буржуазной революции конца XVIII - начала XIX в. Под ее влиянием в международное право вошли, например, принципы уважения равноправия наций, невмешательства в их внутренние дела и др. На становление и развитие норм международного права оказывают влияние не только внешнеполитические принципы, но и конкретные нормы внутреннего права, регулирующие различные вопросы осуществления внешнеполитических функций государства.

Наконец, ряд так называемых юридических максим (последующий закон отменяет предыдущий, специальный закон отменяет более общий, никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам, и др.), обеспечивающих внутреннюю согласованность правовых систем, появились первоначально во внутреннем праве (в римском праве, откуда они были заимствованы национальным правом буржуазных государств), а затем были восприняты международным правом.

Тесное взаимодействие международного и внутригосударственного права при регулировании процесса заключения международных договоров обусловило возникновение нормы международного права, получившей отражение в ст.46 Венской конвенции о праве международных договоров, согласно которой нарушение определенных положений внутригосударственного права при известных обстоятельствах может повлечь за собой недействительность таких договоров.

Объективные границы международного права отделяют сферу возможного действия международного права от сферы возможного действия внутригосударственного права. Они неизменны, пока существуют межгосударственные отношения как определенная категория общественных отношений. Разумеется, возможны, например, ситуации, когда развитие отношений между какими-либо государствами постепенно приводит к созданию федерации. В этих случаях на каком-то этапе данного процесса, еще до официального оформления создания федерации, мы можем столкнуться с довольно сложным переплетением межгосударственных и внутригосударственных отношений, причем практически отличать их друг от друга будет трудно.

Государство, чтобы не допустить нарушения обязанностей, вытекающих для него из норм международного права или индивидуальных международно-правовых установок, либо реализовать свои права, вытекающие из таких норм или установок, должно либо принять новые нормы внутригосударственного права, либо изменить существующие, либо отменить их, либо, наконец, быть уверенным в том, что его внутреннее право вполне отвечает упомянутым нормам и что деятельность внутригосударственных органов, должностных лиц, организаций, граждан в порядке реализации соответствующих внутригосударственных норм будет находиться в русле реализации соответствующих международно-правовых норм, будет рассматриваться на международной арене как деятельность самого государства по реализации международно-правовых норм.

Способы согласования внутригосударственного и международного права различны и зависят от права конкретного государства. При этом государства могут договориться об использовании определенных способов согласования. Но сущность этого процесса всегда одинакова: приведение государством своего внутреннего права в соответствие с международным с целью обеспечить выполнение предписаний, дозволений и запретов, установленных последним. Наименование указанного процесса в юридической литературе вызывает значительные разногласия. Пожалуй, наиболее распространенным термином для его обозначения является "трансформация", хотя иногда его употребляют в качестве наименования лишь одного из способов согласования международного и внутригосударственного права. Предлагаются также такие термины, как "рецепция", "национально-правовая имплементация" (Р.А. Мюллерсон). Каждый из этих терминов имеет свои недостатки.

Термин "трансформация" может породить представление о том, что нормы международного права претерпевают какие-либо изменения и превращаются в нормы внутригосударственного права, хотя в действительности это не так: нормы международного права с момента их принятия действуют только в сфере межгосударственных отношений и ни во что не преобразуются; свою природу не меняют и изменить не могут, но во их исполнение, точнее, с целью обеспечить их осуществление государства, которые этими нормами связаны, принимают, если это необходимо, соответствующие внутригосударственные правовые нормы.

Термин "рецепция", означающий заимствование, восприятие, также не совсем точен. Норма международного права как таковая не может быть воспринята внутригосударственным правом, стать его частью из-за различия объекта правового регулирования и круга субъектов, которым адресованы нормы международного и внутригосударственного права.

Термин "имплементация" ассоциируется, прежде всего, с реализацией права, деятельностью, представляющей собой его осуществление. Когда говорят о национально-правовой имплементации международного права, это также в первую очередь наводит на мысль о том, что речь идет именно об осуществлении международного права. Однако в международно-правовой литературе об имплементации норм международного права нередко говорили в ином смысле, относя к ней не только реализацию этих норм, но и деятельность по созданию условий для их реализации (Э.М. Аметистов, А.С. Гавердовский, Р.А. Мюллерсон).

Термин "национально-правовая имплементация" (Р.А. Мюллерсон) вряд ли адекватно отражает существо процесса согласования внутригосударственного и международного права с целью обеспечения осуществления последнего. В любом случае он охватывает и осуществление международного права, в то время как упомянутый процесс согласования никак нельзя отнести к собственно осуществлению международного права.

Рассматривая проблему трансформации, нельзя обойти вниманием и такое довольно распространенное понятие, как обратная трансформация. Под ней принято понимать повторение в международных договорах формулировок, встречающихся во внутригосударственных актах. Если "прямая" трансформация, то есть трансформация международного права во внутригосударственное, служит обеспечением осуществления международного права, то "обратная" трансформация служит обычно средством внедрения в международное право новых прогрессивных принципов и норм.

С точки зрения формы следует различать официальную трансформацию, юридически оформленную, происходящую в порядке, установленном законодательством соответствующего государства, и неофициальную, ad hoc, происходящую явочным порядком, по усмотрению каких-либо государственных органов.

С точки зрения способа осуществления можно различать автоматическую трансформацию и неавтоматическую, требующую принятия специального решения. Так, если законодательство государства предусматривает, что все международные договоры, в которых оно участвует, являются частью его внутреннего права (как, например, предусмотрено ч. 4 ст.15 Конституции РФ), то нормы любого международного договора, как только он вступает для данного государства в силу, автоматически трансформируются. Если же законодательство требует для придания договору силы закона, например принятия специального парламентского акта, это будет уже неавтоматическая трансформация.

Наконец, с точки зрения юридической техники можно выделить следующие виды трансформации:

инкорпорацию;

легитимацию;

отсылку.

Инкорпорация - формальное "включение" норм международного договора во внутреннее право государства посредством "включения" самого договора в его законодательство. По существу принимается новый закон или подзаконный акт, полностью внешне идентичный международному договору: повторяющий его название, структуру, формулировки и т.д.

Легитимация - принятие особого внутригосударственного акта с целью обеспечения выполнения государством норм международного права. Такой внутригосударственный акт не повторяет все внешние признаки соответствующего международно-правового акта. Легитимация в отличие от инкорпорации, представляет собой обычный процесс принятия внутригосударственного акта того или иного уровня, такой же, как в тех случаях, когда не требуется обеспечить выполнение каких-либо международно-правовых норм.

Наибольшие сложности вызывает такой вид трансформации, как отсылка. Если какая-либо норма непосредственно адресуется государством участникам внутригосударственного отношения (или международного отношения немежгосударственного характера), она объективно не может быть международно-правовой: субъекты соответствующего отношения не являются участниками межгосударственного общения, и само это отношение не может стать межгосударственным.

Отсылка составляет содержание трансформационной нормы, согласно которой правила и установки, являющиеся международно-правовыми, в определенных случаях начинают рассматриваться и как внутригосударственные. Внешне те же самые предписания, дозволения и запреты адресуются уже участникам других по своей природе отношений, становятся частью внутригосударственного права без инкорпорации в законодательство данного государства международно-правового акта, в котором они зафиксированы (если они содержатся и в таком акте), или без внесения каких-либо иных изменений в законодательство государства (если речь идет о международном обычае). Внутреннее право государства с помощью такого рода приема, как отсылка, обогащается новыми нормами, а законодательство остается без изменений. Разумеется, для того, чтобы это произошло, необходимо принятие внутригосударственного правового акта (чаще всего на уровне закона), содержащего отсылочную норму.

5. Источники международного права

В юридической литературе принято делить источники международного права на:

формальные;

материальные.

В узком, или формально-юридическом, смысле под источниками понимают различные формы, в которых субъекты международного права закрепляют согласованные правила собственного поведения в ходе общения между собой.

В широком, или материальном, смысле под источниками имеют в виду условия материальной жизни человеческого общества, которые и порождают право.

Источники международного права можно определить как формы, в которых существуют нормы международного права, то есть как результат процесса создания этих норм.

В узком (формальном) смысле источники международного права принято делить на основные и вспомогательные.

К числу основных все авторы единодушно относят международные договоры и международно-правовые обычаи.

Под вспомогательными источниками международного права обычно имеют ввиду документы (резолюции, декларации и др.), принимаемые органами международных организаций, судебные (арбитражные) решения, мнения наиболее видных специалистов в области международного права (доктрина).

Несмотря на различие теоретических концепций относительно источников международного права, по этому вопросу имеется международное соглашение, участниками которого являются практически все государства мира, - Статут Международного суда, ст.38 которого гласит: "Суд, который обязан решать переданные ему споры на основании международного права, применяет:

международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государствами;

международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;

общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;

с оговоркой, указанной в статье 59, судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм".

Наибольшую сложность вызывает третий из основных источников международного права - общие принципы права, признанные цивилизованными нациями. Из многочисленных точек зрения на содержание данного источника представляется правильным вывод о том, что под общими принципами права следует понимать правили, свойственные праву вообще, как международному, так и различным национальным системам права. Многие из этих правил были сформулированы еще в Древнем Риме и дошли до наших дней, как уже отмечалось, в форме своеобразных максим, одной из которых, например, является утверждение "право не может возникнуть из правонарушения", одинаково применимое к любой правовой системе.

Международный договор, в соответствии со ст.2 Венской конвенции о праве международных договоров 1969г., - это "международное соглашение, заключаемое между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования" (договор, конвенция, соглашение, пакт, акт, протокол, обмен нотами, письмами и др.).

Именно в международном договоре в письменной форме определяются цели его заключения, объект договора, закрепляется порядок возникновения, изменения и прекращения взаимных прав и обязанностей договаривающихся сторон, порядок и условия вступления договора в силу, срок действия договора, иногда устанавливается ответственность сторон за неисполнение договорных обязательств и другие согласованные и обязательные к исполнению положения. В настоящее время международный договор занимает в количественном отношении первое место среди основных источников международного права.

Международные договоры могут быть заключены в письменной форме и устно. Подавляющее большинство международных договоров заключается в письменной форме. Устные договоры - явление чрезвычайно редкое. В современных условиях устные договоры предпочитают фиксировать в каких-либо актах типа коммюнике, которые не рассматриваются сами по себе как договоры, но служат доказательством их заключения, передавая их содержание.

Международный обычай - это такое правило поведения, которое в результате длительного и единообразного применения субъектами международного права в аналогичных ситуациях признается в качестве юридически обязательного.

Иными словами, для того чтобы определенное правило поведения стало международным обычаем, оно должно удовлетворять одновременно трем условиям: длительности и наличию повторения, проявлению в аналогичной ситуации, намерению субъектов международного права признавать такое правило поведения в качестве юридически обязательного. Если установилась устойчивая практика, образующая определенное правило, но не признающая за ним юридически обязательной силы, то перед нами не международный обычай, а обыкновение (usage) или правило международной вежливости (comitas gentum). У обыкновения и вежливости средства воздействия на объект не являются юридическими.

"Историческая длительность" повторяемости правила поведения под влиянием научно-технического прогресса неуклонно сокращается. Если, например, на признание свободы судоходства в открытом море в качестве международного обычая потребовались века, то на признание свободы прокладки подводных кабелей и трубопроводов потребовалось значительно меньше времени, на признание свободы научных исследований - еще меньше, а на признание свободы исследования и использования космического пространства - минимальный срок.

В решении Международного Суда по делу о континентальном шельфе Северного моря говорится, что "короткий период времени не является обязательно или сам по себе препятствием для образования новой нормы международного обычного права ... необходимое требование состоит в том, чтобы в течение данного периода, каким бы коротким он ни был, практика государств, включая те государства, интересы которых затронуты особо, была бы как обширной, так и однообразной в аспекте соответствующего предписания. Более того, она должна осуществляться таким образом, чтобы продемонстрировать общее признание того, что речь идет именно о норме права или юридическом обязательстве" (North Sea Continental Shelf, Judgment, p.43.).

Особенно велика роль обычных норм в регулировании отношений с вновь образующимися государствами. Отношения между не признающими друг друга правительствами зачастую могут строиться только на обычае, особенно если хотя бы одно из них еще не стало членом ООН. Нормам обычая принадлежит существенная роль не только в универсальном международном праве, но и в региональных системах международно-правового регулирования, где они служат формой существования как общих принципов, так и конкретных норм.

Теория международного права весьма далека от единодушной оценки роли обычных норм в современных условиях. Одни авторы, следуя концепции Г. Кельзена, полагают, что обычай - единственный источник международного права. По мнению других, обычай более высокая форма права, чем договор. Согласно третьим взглядам, обычай "становится все менее и менее подходящим для нужд современного международного сообщества". Некоторые же вовсе отрицают способность обычая внести сколько-нибудь существенный вклад в развитие международного права.

Для создания обычных норм большое значение имеют многосторонние, двусторонние и односторонние официальные акты субъектов международного права, формулирующие их позиции по вопросу о наличии соответствующих норм или о необходимости их создания. Такие акты могут быть как правовыми (договоры, законы), так и политическими (совместные декларации, коммюнике, односторонние заявления, ноты).

Важным средством формирования международно-правового обычая являются решения международных организаций, с помощью которых обычные нормы не только формулируются, но и толкуются и проводятся в жизнь. Благодаря главным образом международным организациям формирование и толкование обычных норм становятся все более коллективным процессом. Однако это не изменяет самой природы обычая как соглашения субъектов. Если речь идет об уже существующей норме, то резолюция международной организации может содействовать упрочению этой нормы и служить средством ее толкования. В случае если организация формулирует какие-либо новые правила, факт голосования за соответствующую резолюцию еще не означает принятия этих правил в качестве международно-правовых норм.

Природа обычая как соглашения субъектов определяет возможность существования универсальных и локальных обычаев в зависимости от круга признающих их государств. Универсальный обычай создается всеобщей практикой. Он может сложиться в практике нескольких государств и приобрести универсальный характер в силу признания его остальными государствами. Универсальная норма устанавливает правило, приемлемое в принципе для всех, вытекающее из всеобщей практики. Локальный или специальный обычай устанавливается практикой ограниченного числа государств и потому может быть приемлем для одних и неприемлем для других.

Утвердившиеся в международном праве обычные нормы должны соблюдаться всеми государствами. Они могут быть изменены или отменены только с достаточно четко выявленного согласия государств.

Соотношение между договором и обычаем в современном международном праве существенно отличается от существовавшего в XIX в. и даже в первой половине XX в. особенно с точки зрения их роли и значения в создании норм международного права.

Государства все чаще отдают предпочтение договорному способу создания норм международного права, который обладает рядом преимуществ по сравнению с обычным. Создание норм обычным путем является медленным и несколько неопределенным. Договорный процесс идет быстрее, согласование позиций государств здесь имеет явно выраженный характер. Он дает возможность всем заинтересованным государствам участвовать в создании норм международного права, сознательно, постепенно согласовывать позиции, приходить к компромиссу и находить баланс интересов.

Решения международных органов и организаций. Юридическая сила решений соответствующей международной организации определяется учредительным документом международной организации. Они могут иметь определенное значение как начальный этап процесса международного нормотворчества или могут подтверждать уже действующие международно-правовые принципы и нормы.

Особое значение имеют некоторые решения (резолюции) Генеральной Ассамблей ООН, которые подтверждают те или иные положения Устава ООН, другие общепризнанные принципы и нормы международного права, содержат общие правила поведения и принимаются государствами единогласно. Такие решения приобретают обязательную силу для членов ООН. Они не создают непосредственно нормы международного права, а оказывают влияние на нормотворчество, определяя те вопросы, которые нуждаются в международно-правовом регулировании, принципы этого регулирования, а также указывая на те нормы, которые уже устарели и должны быть отменены.

Международные суды, в том числе и Международный Суд ООН, и арбитражи не создают новые нормы международного права, а только применяют их при разрешении конкретных вопросов. Их решения носят юридически обязательный характер только для участников спора и только при условии, если спорящие государства заранее согласились на это. Сами решения источником международного права не являются, но они могут оказать определенное влияние на практику отдельных стран, на правосознание народов.

Резолюции международных организаций - новый метод создания норм международного права. Во всех развитых международных организациях имеются определенные категории резолюций их органов, которые являются юридически обязательными не только для органов данной организации, но и для государств-членов. Это, прежде всего, принимаемые этими органами правила их процедуры, резолюции по вопросам распределения взносов в бюджет организации, правила ООН, касающиеся регистрации международных договоров, и т.д. Речь идет о резолюциях, создающих нормы, касающиеся функционирования органов международной организации и составляющих часть права данной международной организации.

Однако в ряде случаев международные организации создают нормы, выходящие за рамки их внутренней деятельности. Ряд специализированных учреждений и других специальных международных организаций принимают имеющие различные названия нормативные регламенты, которые устанавливают нормы поведения, обязательные для государств в области, входящей в компетенцию данной международной организации (Всемирный почтовый союз, Международный союз электросвязи, Всемирная организация здравоохранения, Всемирная метеорологическая организация, Международная организация гражданской авиации, Международная морская организация и т.д.). Главная причина возникновения подобных регламентов - рост числа технических вопросов, с которыми приходится иметь дело соответствующим международным организациям. Международные правила, касающиеся этих вопросов, изменяются довольно часто, и, чтобы обеспечить быстрое их изменение, они выносятся за рамки основных конвенций. Правила принимаются обычно пленарными органами международных организаций, а в некоторых случаях (например, в ИКАО) - органами с более ограниченным составом (Советом).

Внутренние законы государств и решения национальных судов также могут оказать определенное влияние на процесс формирования норм международного права. Чтобы стать международно-правовой нормой, положение национального закона или решение национального суда должно получить признание в качестве таковой со стороны государств через международный договор или международный обычай.

Доктрина международного права, то есть научные труды юристов-международников, оказывает существенное влияние на развитие международного права. Научные труды специалистов в области международного права помогают лучше понять конкретные принципы, нормы и институты данной системы права. В них могут содержаться предложения относительно новых правил международного поведения. Однако, для того чтобы стать юридически обязательной международно-правовой нормой, доктрина также должна получить признание в качестве таковой со стороны государств.

Общие принципы права. К общим принципам права в международном праве относятся, например, такие положения: lex specialis derogat generali, lex posterior derogat priori, nemo plus juris transfee potest quam ipse habet, res iudicata (нельзя передать другому больше прав, чем те, которыми ты владеешь).

Наличие общих принципов, свойственных национальным правовым системам, не означает, что они тем самым становятся общими принципами права в международном праве. Для того чтобы стать таковыми, они должны войти в международное право через международный договор или международный обычай.

При этом надо иметь в виду, что далеко не все принципы права, общие для национальных правовых систем, могут быть применимы в международном праве и стать частью международного права.

Таким образом, "общие принципы права" в международном праве - это юридические понятия, постулаты, правила юридической логики и юридической техники, которые применяются как в национальных правовых системах, так и в международном праве в процессе толкования и применения правовых норм.

6. Понятие, структура и реализация норм международного права

Процесс создания норм международного права. Специфика создания норм международного права как правотворческого процесса заключается в том, что они всегда являются плодом соглашения, выражением соглашения. Они создаются как минимум двумя сторонами, юридически не подчиненными друг другу, равноправными. В одних случаях они являются результатом целенаправленной деятельности субъектов международного права, стремящихся к выработке соответствующих норм; в других - возникают стихийно (международно-правовые обычные нормы).

В обоих случаях речь идет не о слиянии воль государств, а о совпадении социально однородных государственных позиций.

В международном праве нормы любого уровня не могут рассматриваться как выражающие волю отдельных государственных органов, поскольку последние не являются теми социальными организмами, которые в состоянии быть участниками межгосударственных отношений. Это относится и к нормам межведомственных договоров. Данные договоры, представляя собой разновидность упрощенных договоров, внешне связывающих только заключившие их ведомства, в действительности содержат нормы, обязывающие государства. Договорные нормы более низкого уровня должны соответствовать договорным нормам более высокого уровня, развивая их, детализируя, но не вступая с ними в противоречие.

Принадлежность норм к определенному уровню может порождать правовые последствия в процессе их осуществления, характерные именно для данного уровня. Это, например, может касаться объема таких последствий, порядка предъявления претензий в случае нарушения норм и т.п.

Особенности структуры международно-правовых норм. Международно-правовая норма, как и любая правовая норма, имеет структуру, состоящую из трех элементов:

гипотеза,

диспозиция,

санкция.

Элемент правовой нормы (или ее часть) - это часть ее формулировки, словесного выражения, отражающая часть содержания конкретной нормы (С.В. Черниченко). Без словесного выражения норма не существует, но это выражение может изменяться путем замены, совершенствования.

В международных нормативных актах, в отличие от многих внутригосударственных, формулируются, как правило, только гипотезы и диспозиции международно-правовых норм. В лучшем случае говорится о том, что стороны несут ответственность за невыполнение соответствующих положений договора. Санкции же относятся к области международного обычая, причем для международно-правовых норм характерны абсолютно неопределенные санкции. Это, однако , не должно восприниматься как отсутствие санкций в международно-правовых нормах вообще. В противном случае данная норма перестала бы иметь правовой характер. Поэтому, санкцию практически любой международно-правовой нормы можно сформулировать, исходя из принципа добросовестного выполнения международных обязательств: нарушение соответствующих предписаний и запретов влечет за собой ответственность нарушителя (конкретного субъекта международного права), мера и средства реализации которой определяются на основе международного соглашения.

Заинтересованные участники межгосударственных отношений могут в соглашении определить меру ответственности одного из них или друг друга либо договориться о рассмотрении этого вопроса в международном арбитраже или суде. Международное соглашение может быть достигнуто и относительно меры ответственности третьей стороны либо применения тех или иных мер принуждения для осуществления такой меры ответственности (например, Киотский климатический протокол 1997г.). Вопрос о мере ответственности может быть решен и в рамках международной организации.

Что касается соглашений, устанавливающих меру ответственности, то они заключаются уже после нарушения нормы международного права, представляя собой этап в реализации той неопределенной санкции, которая была сформулирована выше, и стадию реализации возникшей ответственности.

Создатели международно-правовых норм и те, кто их применяет, как правило, одни и те же лица, причем в основе создания норм международного права, как и в основе определения конкретных мер ответственности в случае их нарушения (а это один из вариантов их применения), лежит соглашение между их создателями. Поэтому несущественно, предусмотрены ли заранее те или иные меры ответственности в случае нарушения международно-правовых норм (в виде абсолютно или относительно определенных санкций таких норм) или же меры ответственности должны быть установлены специальным соглашением после совершения нарушения (если санкции носят неопределенный характер). Рассматривая структуру международно-правовых норм, нельзя не упомянуть о таких правовых явлениях, как дефиниции, фикции, презумпции и преюдиции. В.М. Горшенев называет их нетипичными нормативными предписаниями, т.к. они не имеют полного "набора" структурных элементов. Эти явления встречаются и в международном праве. Для презумпций, преюдиций и фикций в большей степени характерны определенные допущения некоторых обстоятельств; для дефиниций - упрощение действительности, сведение ее к определенным признакам или обстоятельствам, признаваемым имеющими юридическое значение.

Реализация международно-правовых норм. Естественной и необходимой предпосылкой реализации международно-правовой нормы, как и любой другой правовой нормы, является ее действие. Понятия реализации и действия правовых норм являются настолько близкими, что иногда могут смешиваться. На самом деле они отражают разные явления. Действие правовых норм - это их существование в качестве юридически обязательных моделей поведения. В то же время действующие правовые нормы могут реализовываться не всегда. Это еще не говорит об их неэффективности. Возможны случаи, когда обстоятельства, на наличие которых рассчитана норма, не наступают. Например, нормы международного права, рассчитанные на реализацию в период вооруженных конфликтов, в мирное время действуют, но не применяются, не реализуются.

Применение норм международного права - это их, так сказать, приложение к межгосударственным отношениям. Выражения "осуществление норм международного права", "реализация норм международного права", "международно-правовое регулирование" очень близки друг к другу.

Механизм международно-правового регулирования, как и вообще механизм правового регулирования, упрощенно можно обрисовать с помощью следующей схемы:

правовая норма - права;

обязанности субъекта права - правоотношения.

При этом имеется в виду, что осуществление правовых норм не обязательно происходит через правоотношения.

Начало действия правовой нормы в отношении каких-либо лиц не всегда является точкой отсчета ее осуществления. Во-первых, норма может действовать, а лицо, которому она адресована, еще не появилось (например, международная организация еще не создана). Во-вторых, в течение определенного отрезка времени могут не возникать ситуации, не наступать события и т.п., при наличии которых только и возможно осуществление данной нормы.

Эффективность международно-правовых норм. Эффективность правовых норм определяется как правовыми, так и неправовыми факторами.

Правовыми факторами являются качество формулировки нормы в соответствующем акте (точность и т.п.), согласованность с другими нормами (в том числе учет вышестоящих норм, отсутствие противоречий с нормами своего уровня), а также уровень функционирования других частей правовой надстройки.

Неправовыми факторами, влияющими на эффективность осуществления правовых норм, являются объективные закономерности общественного развития, обусловленные этими закономерностями тенденции в экономике, политике и других сферах общественной жизни.

Если под эффективностью правовой нормы понимать социальную результативность ее осуществления, то есть достижение максимально близкого к намеченному в норме социально полезного регулятивного воздействия на определенные общественные отношения при минимально возможных в данных социальных условиях побочных отрицательных последствиях то лишь сочетание указанных правовых и неправовых факторов может обеспечить указанную эффективность. Показатели эффективности нормы - точность и последовательность ее реализации плюс социально полезный результат такой реализации.

Важнейшим неправовым фактором, влияющим на эффективность международно-правовых норм, является соотношение сил на международной арене. Можно констатировать, что в современных условиях это соотношение порождает четкую тенденцию к возрастанию эффективности международно-правовых норм. Мерилом эффективности международного права в целом является международная законность. Международная законность - соответствие поведения подавляющего большинства субъектов международного права международно-правовым предписаниям, дозволениям и запретам.

Классификация международно-правовых норм.

По форме объективирования нормы международного права делятся на договорные и обычно-правовые.

По количеству участников - на нормы, обязывающие двух субъектов международного права (в двусторонних договорах), и нормы, обязывающие трех и более субъектов международного права (в многосторонних договорах).

По субъектно-территориальной сфере действия - на универсальные и локальные.

По юридической силе международно-правовых норм - на императивные нормы и диспозитивные нормы.

Императивная норма общего международного права (jus cogens) является нормой, которая принимается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер (ст.53 Венской конвенции о праве международных договоров 1969г.).

Диспозитивные нормы - это такие нормы, которые в своих рамках предоставляют субъектам международного права возможность самостоятельно определять свое поведение с учетом взаимных интересов и устанавливать особые отношения по какому-либо вопросу.

По видам международно-правовых норм - на нормы материального права и нормы процессуального права.

В зависимости от функционального назначения - на регулятивные и охранительные (обеспечительные). Регулятивные нормы устанавливают конкретные права и обязанности субъектов международного права, а охранительные (обеспечительные) нормы призваны гарантировать реализацию самих регулятивных норм (например, нормы ст.ст. 41,42 Устава ООН о принудительных мерах, применяемых по решению Совета Безопасности ООН).

По характеру субъективных прав и обязанностей - на обязывающие, запрещающие, управомочивающие нормы.

7. Субъекты международного права

Субъект права - это лицо, способное быть участником правоотношения, способное выступать в качестве носителя прав и обязанностей. Всякая правосубъектность включает в себя способность как обладать правами и обязанностями, так и их осуществлять.

Качество правосубъектности данное лицо приобретает вне зависимости от большего или меньшего круга правоотношений, в которых оно участвует или может участвовать. Достаточно наличия одного правоотношения, в котором участвует или может участвовать данное лицо, чтобы оно тем самым приобрело качество правосубъектности.

Эти общие положения вполне применимы к международному праву, хотя круг его субъектов существенно отличается от круга субъектов внутригосударственного права.

Субъект международно-правового отношения - лицо, участвующее или могущее участвовать в международно-правовом отношении, является субъектом международного права.

Под субъектом международного права понимается потенциальный или реальный участник международно-правового отношения, который способен обладать правами и обязанностями и в подлежащих случаях нести международно-правовую ответственность. При этом особенностью субъектов международного права является их прямое и непосредственное участие в создании норм этой системы права. Международное правоотношение определяется как общественное отношение, урегулированное нормами международного права.

Всех субъектов международного права принято делить на первичных и производных. Первичные субъекты международного права - это прежде всего государства и в некоторых случаях народы и нации. Производные субъекты международного права создаются первичными. Объем их международной правоспособности зависит от намерения и желания их создателей. Ими могут быть межправительственные организации либо государствоподобные образования типа вольных городов. Как правило, правоспособность производных субъектов международного права определяется международными договорами.

Государства как основные субъекты международного права. Поскольку международное право было вызвано к жизни наличием государств и отношений между ними, которые неизбежно вызывают потребность урегулирования их правовыми нормами, не требует специального обоснования тот факт, что государства являются субъектами международного права.

Отличительной чертой государств как субъектов международного права является их суверенность. Под суверенностью государства - государственным суверенитетом - понимают присущее государству верховенство в пределах своей территории и независимость в международных отношениях.

Такое свойство суверенности присуще исключительно государствам. Оно определяет их главные характерные особенности как субъектов международного права.

В силу своей суверенности государства ipso facto - лишь в результате одного факта своего существования - являются субъектами международного права. Международная правосубъектность государства не зависит от какого-либо акта или волеизъявления других участников международных отношений. Один лишь факт образования нового государства делает его субъектом международно-правовых отношений независимо от воли любых других субъектов международного права. Международная правосубъектность государства является универсальной на продолжении всего периода существования государства. Она прекращается лишь с прекращением существования данного государства в связи, например, с его вхождением в состав нового государства или разъединением на два или несколько независимых государств.

Важная особенность государств - субъектов международного права - состоит в том, что они могут быть участниками лишь такого правоотношения, само существование которого соответствует их воле, выраженной в признанной ими международно-правовой норме.

Нация как субъект международного права. Одним из важнейших общепризнанных начал современного международного права является принцип самоопределения народов и наций (п.2 ст.1 и ст.55 Устава ООН). Это, однако, не означает, что любая нация или народ должны рассматриваться в качестве субъекта международного права. Лишь нация или народ, борющиеся за свое освобождение и создавшие определенные властные структуры, объединенные единым центром, способным выступать от имени нации или народа в межгосударственных отношениях, могут претендовать на статус субъектов международного права. Понятие "народ" в термине "самоопределение народов" является более точным, чем понятие "нация", поскольку население территории может быть многонациональным либо еще не сложившимся в нацию. Народ, в отношении которого возникает проблема признания его международной правосубъектности, - не просто население той или иной территории, некая сумма индивидов, на ней проживающих, а как минимум определенная экономическая и культурно-историческая целостность, осознающая свое единство. Если речь идет о нации, сюда добавляется и языковая общность.

В советской доктрине международного права (С.Б. Крылов, Ф.И. Кожевников и Е.А. Коровин и др.) единодушно высказывалась мысль о том, что на известном этапе борьбы за свою самостоятельность нация выступает субъектом международного права. Международная правосубъектность нации обычно связывалась с наличием национально-освободительной борьбы данной нации, стремящейся создать свою государственность.

Анализ международных документов, раскрывающих содержание принципа равноправия и самоопределения народов позволяет сделать вывод о том, что в практике ООН право на отделение и образование самостоятельного государства в качестве элемента права на самоопределение признается за народами несамоуправляющихся территорий (колоний и других зависимых территорий); народами, проживающими на территориях, имеющих, согласно конституции того или иного государства, право на выход (отделение); народами территорий аннексированных после 1945г., т.е. после принятия Устава ООН; и народами, проживающими в государстве, которое не соблюдает принцип равноправия и не обеспечивает представительство всех слоев населения в органах государственной власти без какой-либо дискриминации.

Иными словами, только при соблюдении вышеперечисленных условий народы, ведущие вооруженную борьбу за отделение, могут считаться субъектами международного права на основании права на самоопределение.

В юридической литературе, однако, встречается и иная точка зрения (Г.В. Шармазанашвили). Ее сторонники полагают, что, если исходить из того, что субъект права - это сторона, не только участвующая, но и могущая участвовать в правоотношении, то народ как носитель права на самоопределение является субъектом международного права независимо от того, добивается ли он самостоятельной государственности или нет.

Правосубъектность межгосударственных (межправительственных) организаций. Применительно к проблеме международной правосубъектности речь идет и может идти лишь о межгосударственных (межправительственных) международных организациях, созданных непосредственно по соглашению между государствами. Именно в соответствии с таким соглашением (уставом) международные межправительственные организации и приобретают международную правосубъектность. Он должен наделять их определенной международной правоспособностью, т.е. правом выступать в международных отношениях от собственного имени: заключать международные договоры с государствами и межправительственными организациями, принимать решения от собственного имени. Решения органов международных организаций, принимаемые ими от своего имени, - проявление международной правосубъектности организации в целом. Вопроса о международной правосубъектности многочисленных международных неправительственных объединений и организаций, создаваемых отдельными лицами или их объединениями, не возникает, поскольку их создатели не могут наделить такие международные объединения какими-либо правами и обязанностями в международном отношении, так как сами не обладают таким правомочием.

Воля международных межправительственных организаций носит относительно самостоятельный характер. Самостоятельность воли проявляется в том, что после того как организация создана государствами, она (воля) представляет собой уже новое качество по сравнению с индивидуальными волями членов организации. Эта воля "обособлена" и от воль других субъектов международного права.

Любая такая организация может быть правомерно образована лишь в рамках действующего международного права. По своим провозглашенным и фактическим целям и деятельности она должна отвечать требованиям общепризнанных и общеобязательных принципов и норм международного права.

Можно утверждать, что любая правомерно существующая международная (межгосударственная) организация есть субъект международного права, т.к. ее учредительный акт обязательно регулирует отношения между организацией и государствами-членами хотя бы по поводу их членства в этой организации.

Объем правосубъектности международных организаций различен. В каждом конкретном случае он устанавливается учредительным актом организации, а также соглашениями данной организации с государствами и другими международными организациями.

Правосубъектность международных межправительственных организаций является специальной. Ее объем ограничен целями международной организации. Правосубъектность международных организаций может прекратиться или измениться по воле государств-членов в результате упразднения международной организации или изменения ее правомочий, установленных международным соглашением.

Международная правосубъектность государственно-подобных образований. Под государственно-подобными образованиями обычно понимают вольные города и Ватикан. Они наделяются соответствующим объемом прав и обязанностей, обладают территорией, суверенитетом, имеют свое гражданство, законодательное собрание, правительство, международные договоры. Вольным городом называется государство-город, обладающий внутренним самоуправлением и некоторой международной правосубъектностью. Одним из первых таких городов был Великий Новгород.

Вольные города, как правило, создавались как один из способов замораживания территориальных притязаний, смягчения в межгосударственных отношениях напряженности, возникающей по поводу принадлежности какой-либо территории. Вольный город создается на основе международного договора или решения международной организации и представляет собой своеобразное государство с ограниченной правоспособностью. Его вооруженные силы носят чисто оборонительный характер либо являются не вооруженными силами в традиционном понимании, а скорее силами по охране границ и поддержанию правопорядка. Гарантами статуса вольных городов выступали либо группа государств, либо международные организации (Лига Наций, ООН и др.). Неотъемлемым признаком вольного города являются его демилитаризация и нейтрализация.

Так, статус вольного города Данцига (в настоящее время Гданьск) был определен в ст.100-108 Версальского мирного договора от 28 июня 1919г., в польско-данцигской Конвенции от 9 ноября 1920г. и в ряде других соглашений (например, в соглашении от 24 октября 1921г. и в решениях Верховного комиссара Лиги Наций, признанных впоследствии польским правительством). Его гарантом выступала Лига Наций, а во внешних сношениях интересы города представляла Польша.

Статус Триеста был предусмотрен в разд. III ч.2 Мирного договора с Италией 1947г. и в приложениях VI-X к нему в октябре 1954г. Италия, Великобритания, США и Югославия парафировали текст меморандума о взаимопонимании, на основании которого Италия получила во владение зону А (Триест с окрестностями), за исключением небольшой части территории, отнесенной к зоне В, которая осталась в Югославии. Свободная территория Триест находилась под защитой Совета Безопасности ООН.

Особый международно-правовой статус имел Западный Берлин. После окончания второй мировой войны в результате раскола Германии образовались два суверенных государства: Федеративная Республика Германия и Германская Демократическая Республика, а также особая политико-территориальная единица - Западный Берлин. Международно-правовой статус Западного Берлина был определен Четырехсторонним Соглашением, подписанным правительствами Великобритании, СССР, США и Франции 3 сентября 1971г. Международная правосубъектность Западного Берлина носила ограниченный характер. Город имел свой дипломатический и консульский корпус, аккредитованный при соответствующих властях правительств США, Великобритании и Франции. СССР с согласия правительств этих стран учредил Генеральное консульство. Западный Берлин имел право участвовать в международных переговорах, заключать соглашения, касающиеся связи, телеграфа, регламентировать поездки постоянных жителей в различные районы ГДР и т.д. ФРГ представляло западные сектора Берлина в международных организациях и на конференциях. Особый статус Западного Берлина был аннулирован в 1990г. В соответствии с Договором от 12 сентября 1990г. об объединении Германии объединенная Германия включает территории ГДР, ФРГ и всего Берлина.

Определенную специфику имеет вопрос о международной правосубъектности Ватикана и Мальтийского ордена.

В 1929г. на основании Латеранского договора, подписанного папским представителем Гаспари и главой правительства Италии Муссолини, было искусственно создано "государство" Ватикан (договор пересмотрен в 1984г.). В Преамбуле Латеранского договора определен международно-правовой статус государства "Город Ватикан" следующим образом: для обеспечения абсолютной и явной независимости Святейшему престолу, гарантирующей бесспорный суверенитет на международной арене, выявилась необходимость создания "государства" Ватикан, признавая по отношению к Святейшему престолу его полную собственность, исключительную и абсолютную власть и суверенную юрисдикцию.

Внешне Ватикан (Святой престол) обладает почти всеми атрибутами государства - небольшой территорией, органами власти и т.п. О населении Ватикана, однако, можно говорить только условно: это соответствующие должностные лица, занимающиеся делами католической церкви. Вместе с тем Ватикан - не государство в социальном смысле как механизм управления обществом, им порожденный и его представляющий. Скорее он может рассматриваться как административный центр католической церкви.

Ватикан поддерживает внешние связи со многими государствами, учреждает в этих государствах свои постоянные представительства (посольства), возглавляемые папскими нунциями или интернунциями (ст.14 Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961г.). Делегации Ватикана участвуют в работе международных организаций и конференций. Он является членом ряда межправительственных организаций (МАГАТЭ, МСЭ, ВПС и др.), имеет постоянных наблюдателей при ООН, ФАО, ЮНЕСКО и других организациях.

При этом следует отличать договоры, заключаемые папой как главой церкви по делам церкви (контракты), от светских договоров, которые он заключает от имени государства Ватикан.

Мальтийский орден в 1889г. был признан суверенным образованием. Местопребывание ордена - Рим. Его официальная цель - благотворительность. Он имеет дипломатические отношения со многими государствами. Ни своей территории, ни населения у ордена нет. Его суверенитет и международная правосубъектность - правовая фикция.

8. Принципы международного права

Основные принципы современного международного права - это основополагающие, императивные, универсальные нормы международного права, отвечающие закономерностям развития международных отношений нашей эпохи, обеспечивающие главные интересы человечества, государств, других субъектов международного права и в силу этого защищаемые наиболее жесткими мерами принуждения.

Принципы международного права формируются обычным и договорным путем. Они выполняют одновременно две функции: способствуют стабилизации международных отношений, ограничивая их определенными нормативными рамками, и закрепляют все новое, что появляется в практике международных отношений и, таким образом, способствуют их развитию (В.И. Кузнецов).

Принципы международного права являются критерием законности всей системы международно-правовых норм. Их универсальность заключается, среди прочего, в том, что их действие распространяется даже на те области отношений субъектов, которые по каким-либо причинам не урегулированы конкретными нормами. Принципы международного права носят характер jus cogens, т.е. являются обязательствами высшего порядка и не могут быть отменены государствами ни индивидуально, ни по взаимному соглашению. Отклонение от нормы, содержащей принцип международного права недопустимо и она может быть отменена только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер. Следствием указанных положений является признание норм, не соответствующих принципам, недействительными, не влекущими правовых последствий и не пользующимися защитой международного права.

Основные принципы международного права зафиксированы в Уставе ООН. Наиболее авторитетными документами, раскрывающими содержание принципов современного международного права, являются Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 24 октября 1970г., и Декларация принципов, которыми государства-участники будут руководствоваться во взаимных отношениях, содержащаяся в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975г.

1. Принцип неприменения силы или угрозы силой. Согласно п.4 ст.2 Устава, "все Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций.

Обязанность неприменения силы распространяется на все государства, а не только на государства-члены ООН. Согласно Уставу ООН, запрещается не только применение вооруженной силы, но и невооруженное насилие, которое носит характер противоправного применения силы.

Применение вооруженной силы представляет собой наибольшую опасность, и в п. 4 ст.2 Устава речь идет прежде всего о запрещении применения вооруженной силы. Устав ООН предусматривает лишь два случая правомерного применения вооруженной силы: в целях самообороны (ст.51) и по решению Совета Безопасности ООН в случае угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии (ст.39 и 42).

Главное в содержании принципа неприменения силы и угрозы силой - запрещение агрессивной войны, которая является преступлением против мира.

Согласно Определению агрессии 1974г., содержание принципа неприменения силы и угрозы силой составляют, среди прочего следующие действия:

любые действия, представляющие собой угрозу силой или прямое или косвенное применение силы против другого государства;

применения силы и угрозы силой с целью нарушения существующих международных границ другого государства или для разрешения международных споров, в том числе территориальных споров и вопросов, касающихся государственных границ, или для нарушения международных демаркационных линий, включая линии перемирия;

репрессалии с применением вооруженной силы (к такого рода запрещенным действиям относится, например, так называемая "мирная блокада", то есть блокирование портов другого государства, осуществляемое вооруженными силами в мирное время);

организация или поощрение организации иррегулярных сил или вооруженных банд, в том числе наемников;

организация, подстрекательство, оказание помощи или участие в актах гражданской войны или террористических актах в другом государстве или потворствование организационной деятельности в пределах собственной территории, направленной на совершение таких актов, в том случае, когда упомянутые акты связаны с угрозой силой или ее применения;

военная оккупация территории государства, являющаяся результатом применения силы в нарушение Устава ООН;

приобретение территории другого государства в результате угрозы силой или ее применения;

насильственные действия, лишающие народы права на самоопределение, свободу и независимость.

Российская Федерация в 1995г. приняла Закон "О порядке предоставления Российской Федерацией военного и гражданского персонала для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности", ст.2 которого говорит об участии Российской Федерации в международных принудительных действиях с использованием вооруженных сил, осуществляемых по решению Совета Безопасности, принятому в соответствии с Уставом ООН для устранения угрозы миру, нарушений мира или акта агрессии. В ст.11 специально оговаривается, что правовым основанием для Российской Федерации является особое соглашение с Советом Безопасности ООН о выделении российских контингентов и помощи, как это отмечается и в ст.43 Устава ООН.

2. Принцип территориальной целостности государств защищает право государства на целостность и неприкосновенность его территории и является важнейшим средством обеспечения суверенитета государства. Он закреплен в п.4 ст.2 Устава ООН. Конкретизация этого принципа дается в Декларации о принципах международного права 1970г., где она трактуется как часть принципа суверенного равенства государств и как часть принципа неприменения силы или угрозы силой. В Декларации говорится: "Территориальная целостность и политическая независимость государства неприкосновенны".

Наиболее полная формулировка принципа территориальной целостности государств содержится в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975г.: "Государства-участники будут уважать территориальную целостность каждого из государств-участников .В соответствии с этим они будут воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава ООН, против территориальной целостности, политической независимости или единства любого государства-участника и , в частности, от любых таких действий, представляющих собой применение силы или угрозу силой. Государства-участники будут равным образом воздерживаться от того, чтобы превращать территорию друг друга в объект военной оккупации или других прямых или косвенных мер применения силы в нарушение международного права или в объект приобретения с помощью таких мер или угрозы их осуществления. Никакая оккупация или приобретение такого рода не будет признаваться законной". 3. Принцип нерушимости государственных границ.

Основное содержание принципа нерушимости границ можно свести к трем элементам:

признание существующих границ в качестве юридически установленных в соответствии с международным правом;

отказ от каких-либо территориальных притязаний на данный момент или в будущем;

отказ от любых иных посягательств на эти границы, включая угрозу силой или ее применение.

В декларации о принципах международного права 1970г. он трактуется как часть принципа неприменения силы или угрозы силой: "Каждое государство обязано воздерживаться от угрозы силой или ее применения с целью нарушения существующих международных границ другого государства…".

В Заключительном акте 1975г. принцип нерушимости границ был сформулирован следующим образом: "Государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга, как и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы".

Признание этого принципа означает также и отказ от каких-либо территориальных притязаний. Как говориться в тексте Заключительного акта, государства "будут соответственно воздерживаться от любых требований или действий, направленных на захват или узурпацию части или всей территории любого государства-участника".

4. Принцип мирного разрешения международных споров. Источником принципа являются Устав ООН (п.3 ст.2, ст.33-37), Статут Международного суда ООН, уставы региональных политических организаций, положения огромного числа международных договоров, регулирующих различные отношения государств.

С учетом Декларации о принципах международного права 1970г. и Заключительного акта общеевропейского совещания 1975г. содержание этого принципа состоит в следующем:

государства обязаны решать споры только мирными средствами, в соответствии с указанными положениями Устава ООН;

государства свободны в выборе мирных средств разрешения своих споров;

если применение одного мирного средства не привело к решению спора, государства должны изыскать другие мирные средства.

5. Принцип суверенного равенства государств. Данный принцип закреплен в п.1 ст.2 Устава ООН, уставах международных организаций системы ООН, в уставах подавляющего большинства региональных международных организаций, многосторонних и двусторонних соглашениях государств и международных организаций.

Сегодня в наиболее полном виде этот принцип закреплен в Декларации принципов 1970г., Заключительном акте 1975г., Итоговом документе Венской встречи представителей государств-участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1989г., Парижской хартии для новой Европы 1990г.

По Декларации принципов 1979г. понятие суверенного равенства включает следующие элементы:

государства юридически равны;

каждое государство пользуется правами, присущими полному суверенитету;

каждое государство обязано уважать правосубъектность других государств;

территориальная целостность и политическая неприкосновенность государства неприкосновенны;

каждое государство имеет право свободно выбирать и развивать свои политические, социальные, экономические и культурные системы;

каждое государство обязано выполнять полностью и добросовестно свои международные обязательства и жить в мире с другими государствами.

Существенно расширил содержание рассматриваемого принципа Заключительный акт 1975г., указав на обязательство государств не только соблюдать принцип суверенного равенства, как он изложен в Уставе ООН и Декларации 1975г., но и уважать права, присущие суверенитету. Это означает, что в своих взаимных отношениях государства должны уважать различия в историческом и социально-политическом развитии, разнообразие позиций и взглядов, внутренние законы и административные правила, право определять и осуществлять по своему усмотрению и согласно международному праву отношения с другими государствами.

Юридическое равенство государств не означает их фактического равенства, что учитывается в реальных международных отношениях. Одним из примеров этого является особое правовое положение постоянных членов Совета Безопасности ООН.

6. Принцип невмешательства во внутренние дела государств. Современное понимание данного принципа в общей форме зафиксировано в п.7 ст.2 Устава ООН и конкретизировано в Декларации о принципах 1970г., Заключительном акте СБСЕ 1975г., Декларации ООН о недопустимости вмешательства во внутренние дела государства, об ограждении их независимости и суверенитета от 21 декабря 1965г.

Согласно п.7 ст.2 Устава ООН, запрещается вмешательство в "дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства".

Понятие "дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства" не относится к чисто территориальным проблемам. Например, нападение на иностранное посольство, статус которого определяется международным правом, не есть чисто внутреннее дело государства. В то же время многие отношения, выходящие за территориальные пределы государства, по существу, составляют его внутреннюю компетенцию (например, обязательства по двусторонним международным договорам).

В соответствии с Декларацией о принципах 1970г. содержание указанного принципа включает, в частности, следующее:

запрещение вооруженной интервенции и других форм вмешательства, направленных против правосубъектности государства или против его политических, экономических и культурных основ;

запрещение использования экономических, политических и других мер с целью добиться подчинения себе другого государства в осуществлении им своих суверенных прав и получения от него каких-либо преимуществ;

запрещение организации, поощрения, помощи или допущения вооруженной подрывной или террористической деятельности, направленной на изменение строя другого государства путем насилия;

запрещение вмешательства во внутреннюю борьбу в другом государстве;

запрещение применения силы для лишения народов формы их национального существования;

право государства избирать свою политическую, экономическую, социальную и культурную систему без вмешательства других государств.

7. Принцип сотрудничества государств является формой практической реализации всех остальных принципов международного права. Он представляет собой не столько право, сколько обязанность всех государств сотрудничать друг с другом. Устав ООН в преамбуле и п.3 ст.1 обязывает членов ООН "осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера".

Декларация о принципах 1970г. следующим образом определяет содержание рассматриваемого принципа:

государства обязаны сотрудничать друг с другом в различных областях международных отношений с целью поддержания международного мира и безопасности, развития международного сотрудничества и прогресса;

сотрудничество между организациями должно осуществляться независимо от различий их политических, экономических и социальных систем;

государства должны сотрудничать в деле содействия экономическому росту во всем мире, особенно в развивающихся странах.

8. Принцип добросовестного выполнения международных обязательств наиболее полное выражение получил в Венской конвенции о праве международных договоров 1969г. и в ст.38 Статута Международного суда ООН, где говорится о применении наряду с писаными, также и обычно-правовых норм. Принцип имеет равное отношение ко всем нормам международного права независимо от формы их объективирования.

Согласно п.2 ст.2 Устава ООН, "все Члены Организации Объединенных Наций добросовестно выполняют принятые на себя по настоящему Уставу обязательства, чтобы обеспечить им всем в совокупности права и преимущества, вытекающие из принадлежности к составу Членов Организации".

Согласно Венской конвенции о праве международных договоров, "каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться". Более того, "участник не может ссылать на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора".

Каждое государство обязано добросовестно выполнять обязательства, принятые им в соответствии с Уставом ООН, обязательства, вытекающие из общепризнанных норм и принципов международного права, а также обязательства, вытекающие из международных договоров, действительных согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

В обобщенном виде содержание принципа добросовестного выполнения международных обязательств можно представить следующим образом:

каждое государство обязано добросовестно выполнять обязательства, принятые им в соответствии с Уставом ООН. Этим подчеркивается основная роль Устава ООН для современного международного права;

каждое государство обязано добросовестно выполнять свои обязательства, вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права. Этим подчеркивается значение общепризнанных принципов и норм современного международного права;

каждое государство обязано добросовестно выполнять свои обязательства, вытекающие из локальных международных договоров, которые являются действительными согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

9. Принцип равноправия и самоопределения народов. В соответствии с п.2 ст.1 Устава ООН одной из важнейших целей Организации является "развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов". Эта цель в ст. 55 Устава ООН теснейшим образом связывает с задачей повышения уровня жизни, решением международных проблем в экономической и социальной областях, в сфере здравоохранения, образования, культуры, соблюдения прав человека и т.п.

Принцип равноправия и самоопределения получил свое подтверждение в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960г., Пактах о правах человека 1966г., Декларации о принципах международного права 1970г., Декларации принципов Заключительного акта СБСЕ 1975г.

В Декларации о принципах международного права 1970г. нормативное содержание принципа равноправия и самоопределения выражено следующим образом: "Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение".

Самоопределение не должно осуществляться с сепаратистских позиций в ущерб территориальной целостности и политическому единству суверенных государств.

Самоопределившиеся народы свободно выбирают не только свой внутриполитический статус, но и свою внешнеполитическую ориентацию. Самоопределение означает право народов выбирать такой путь развития, который в наибольшей степени соответствует их историческим, географическим, культурным, религиозным и т.п. традициям и представлениям.

В обобщенном виде современное содержание принципа равноправия и самоопределения народов может быть представлено следующим образом:

все народы имеют право свободно, без вмешательства извне, определять свой политический статус и осуществлять экономическое, социальное и культурное развитие;

все государства обязаны уважать это право;

все государства обязаны путем совместных и самостоятельных акций содействовать осуществлению народами права на самоопределение, свободу и независимость;

в своей борьбе за независимость колониальные народы могут использовать все необходимые средства;

запрещается подчинение народа иностранному государству и эксплуатации.

10. Принцип уважения прав и основных свобод человека. Указанный принцип закреплен в преамбуле, ст.1 и 55 Устава ООН. Так, например, в ст.1 Устава в качестве цели членов Организации говорится о сотрудничестве между ними "в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии". Согласно ст.55 Устава "Организация Объединенных Наций содействует: а) повышению уровня жизни, полной занятости населения и условиям экономического и социального прогресса и развития; … с) всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех".

Наиболее полно эти общие положения Устава ООН были конкретизированы во Всеобщей декларации прав человека 1948г. и двух пактах, принятых в 1966г.: Международном пакте о гражданских и политических правах и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах. Оба пакта представляют собой лишь минимум прав, которые должны быть предоставлены государствами проживающему на их территории индивиду и закреплены в национальном законодательстве. Позже они были дополнены и конкретизированы договорами, защищающими отдельные права человека или отдельные категории индивидов (Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979г., Конвенция о правах ребенка 1989г. и др.).

Для защиты своих прав индивид обращается к помощи национальных судов, действующих в соответствии с конституциями государств, положения которых в части, касающейся прав человека, должны соответствовать международно-правовым стандартам - источникам принципа уважения прав и основных свобод человека. В ряде случаев индивид с согласия государства может обращаться и в международные органы.

В обобщенном виде содержание прав человека в общем международном праве сводится к следующему:

все государства обязаны уважать основные права и свободы всех лиц, находящихся на их территории;

государства обязаны не допускать дискриминации по признакам пола, расы, языка и религии;

государства обязаны содействовать всеобщему уважению прав человека и основных свобод и сотрудничать друг с другом в достижении этой цели.

Грубыми нарушениями принципа являются геноцид, нарушающий право человека на жизнь в составе расовой, этнической, религиозной группы, расовая дискриминация, нарушающая право человека на равенство в пользовании всеми правами человека, апартеид, представляющий собой форму эксплуатации, рабства и угнетения большинства меньшинством.

9. Кодификация и прогрессивное развитие международного права

Процесс кодификации и прогрессивного развития международного права служит делу укрепления международного правопорядка. Понятия "кодификация" и "прогрессивное развитие" международного права официально закреплены в тексте Устава ООН, широко применяются в дипломатической переписке, в официальных заявлениях правительств государств-членов ООН и на международных конференциях, в решениях и документах органов ООН. В любой резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, посвященной вопросам ее работы в области международного права, постоянно и неразрывно употребляются оба термина "кодификация" и "прогрессивное развитие международного права" для характеристики этой деятельности.

Единственным официальным документом, в котором определяются понятия "кодификации" и "прогрессивное развитие" международного права, является ст.15 Статута Комиссии международного права ООН. Под "кодификацией" в ней понимается "более точная формулировка и систематизация норм международного права в тех областях, в которых имеются определенные положения, установленные обширной государственной практикой, прецедентами и доктриной", а под "прогрессивным развитием" - "подготовка конвенций по тем вопросам, которые еще не регулируются международным правом или по которым право еще не достаточно развито в практике отдельных государств".

Приведенные различия в указанных терминах не означают, что они являются взаимоисключающими. Трудно провести различие между двумя указанными процессами, так как на практике формулирование и систематизация норм международного права могут привести к необходимости выработки некоторых новых норм. В ходе кодификации неизбежно возникает необходимость заполнить пробелы в действующем международном праве или уточнить и обновить содержание ряда норм в свете развития международных отношений.

Как результат, даже сама Комиссия международного права ООН не придерживается на практике методологического различия между кодификацией и прогрессивным развитием, считая их составными, взаимосвязанными и взаимопроникающими элементами единого кодификационного процесса. В связи с этим оказались фактически нежизненными многие из тех положений ст.ст.16-24 Статута Комиссии, в которых была предусмотрена различная процедура Комиссии по кодификации и по прогрессивному развитию международного права.

Таким образом, кодификация международного права представляет собой систематизацию и усовершенствование норм международного права, осуществляемые путем установления и точного формулирования содержание действующих норм, пересмотра устаревших и разработки новых норм с учетом потребностей развития международных отношений и закрепление в едином внутренне согласованном порядке этих норм в международном акте, который призван с возможно большей полнотой регулировать определенную область международных отношений в интересах обеспечения миролюбивых отношений и сотрудничества между государствами независимо от различий в их общественном строе.

Принято различать два вида кодификации:

официальную, то есть осуществляемую на межправительственной основе;

неофициальную, то есть проводимую отдельными учеными, научными учреждениями и организациями, в том числе международными неправительственными организациями.

Можно отметить два основных направления такой работы. Во-первых, кодифицируются и развиваются принципы и нормы, имеющие императивный характер и решающее значение для поддержания мира и сотрудничества между государствами. Поскольку указанные принципы и нормы являются ядром современного международного правопорядка, то параллельно происходит процесс приведения в соответствие с ними всех других международных обязательств государств. Во-вторых, заключаются конвенции по вопросам, в глобальном регулировании которых заинтересовано все человечество.

10. Государственная территория в международном праве

Государственной является такая территория, которая находится под суверенитетом определенного государства, то есть принадлежит государству, осуществляющему в ее пределах свое территориальное верховенство. Принадлежность государству и его верховенство - два основных признака государственной территории, которые, как правило, сосуществуют. Некоторые временные исключения возможны в случаях военной оккупации и международно-правовой аренды территории.

В состав государственной территории входят:

сухопутная территория в пределах государственных границ, острова и анклавы7 независимо от их местонахождения;

водная территория, включающая в себя водные пространства, находящиеся на сухопутной территории и островах (озера, реки, каналы, водохранилища), и водные пространства внутренних морских вод и территориального моря;

воздушная территория, включающая все воздушное пространство над сухопутной и водной территорией государства;

недра, расположенные под сухопутной и водной территорией государства.

В отечественной юридической литературе (А.М. Ладыженский, В.Н. Дурденевский, Ю.Г. Барсегов, Н.А. Ушаков), как правило, указывалось на два элемента определения юридической природы государственной территории:

пространственный предел осуществления власти государства;

объект властвования и собственность в международных отношениях, либо объект публичных правомочий государства.

территориальным и является составной частью суверенитета государства. Верховенство государства означает, что его власть - высшая власть по отношению ко всем лицам и организациям, находящимся в пределах его территории, и что на территории одного государства исключается деятельность публичной власти другого государства. Вся законодательная, исполнительная и судебная власть государства распространяется как на собственных граждан и организации, так и на иностранных граждан и организации, а также на лиц без гражданства, находящихся в пределах территории данного государства.

Из этого общего правила на практике действуют определенные исключения: для сотрудников иностранных дипломатических представительств, для определенных районов, например, территориальных вод и др.

Территориальное верховенство выражается также в том, что в пределах своей территории государство может применять все соответствующие закону средства властного принуждения к своим гражданам и иностранцам, если международным договором не установлено иное. Но если действие законов одного государства может распространяться за пределы его территории, в частности на своих граждан, находящихся на иностранной территории, то применение средств властного принуждения ограничено лишь собственной территорией.

Территориальное верховенство государства включает в себя и юрисдикцию государства, то есть права его судебных и административных органов в соответствии со своей компетенцией рассматривать и разрешать все дела на данной территории. При этом понятие территориального верховенства шире понятия юрисдикции. Кроме того, в то время как полная и исключительная власть государства ограничена пределами его территории, юрисдикция государства в ряде случаев распространяется за пределы его территории.

Согласно международному праву, юрисдикция государства распространяется на лица, сооружения, установки и транспортные средства, находящиеся в морских водах за пределами его территориальных вод и, следовательно, вне пределов его территории. Прибрежное государство, осуществляя над своим континентальным шельфом суверенные права в целях разведки и разработки его природных ресурсов, имеет исключительную юрисдикцию над находящимися в районе этого шельфа искусственными островами, установками и сооружениями. Такую же юрисдикцию прибрежное государство имеет в отношении искусственных островов, сооружений и установок, находящихся в его исключительной экономической зоне. Свою юрисдикцию государство осуществляет в отношении морских судов, плавающих под его флагом в открытом море, а также над своими воздушными судами, находящимися в международном воздушном пространстве общего пользования. Государство осуществляет также свою юрисдикцию над запущенным им в космическое пространство космическим летательным аппаратом и его экипажем.

Таким образом, юрисдикция означает два неразрывно связанных друг с другом, но разных явления, которые принято называть предписательной юрисдикцией (prescriptive jurisdiction) и исполнительной (принудительной) юрисдикции (enforcement jurisdiction).

Предписательная юрисдикция - определяемая государством возможность и допустимость ожидать осуществления таких велений и требовать таких велений и требовать их осуществления.

Исполнительная юрисдикция - определяемая государством возможность и допустимость обеспечения осуществления своих правовых велений, посредством применения мер принуждения.

Сферы предписательной и исполнительной юрисдикции частично совпадают. Сфера исполнительной юрисдикции всегда уже сферы предписательной.

Государственная территория, в частности земля с ее недрами, не может использоваться иностранными государствами, юридическими и физическими лицами в промышленных целях без согласия территориального суверена. Например, без такого согласия незаконны добыча полезных ископаемых на иностранной территории или рыболовство в иностранных территориальных водах. Государство в силу своего суверенитета самостоятельно решает вопрос о допуске иностранных лиц к эксплуатации ресурсов.

Органы государственной власти и управления обычно могут осуществлять передачу или обмен небольшими участками территории, сдавать их для определенных видов пользования иностранным государствам, например, в аренду. Эти действия осуществляются по международному договору между государствами, который, как правило, подлежит ратификации. При международно-правовой аренде государственной территории права пользования или владения участком территории передаются государству-арендатору, но арендованный участок продолжает оставаться государственной территорией государства-арендодателя.

11. Понятие и режим государственной границы

Государственные границы определяют пределы государственной территории. Значение границ государства состоит, прежде всего, в том, что они обозначают пределы принадлежащей ему территории со всеми ее ресурсами и определяют пределы территориального верховенства государства. Безопасность государственных границ во многом обеспечивает безопасность самого государства и его территории. Запрещается насильственное изменение государственных границ и всякое насильственное посягательство на них.

Различают сухопутные, водные и воздушные границы государственной территории.

Сухопутные границы устанавливаются на основании договоров между сопредельными государствами и обозначаются на местности. Как правило, границы проводятся с учетом географических особенностей местности (горы, реки и т.п.). Границы могут проводиться также по прямой линии от одной точки до другой и могут совпадать с параллелями и меридианами.

Водные границы подразделяются на речные, озерные, границы других водоемов и морские. Границы по рекам устанавливаются по договоренности между сопредельными государствами. Чаще всего они проводятся по тальвегу (линия наибольших глубин судоходной реки), по середине главного фарватера или по середине несудоходной реки; на озерах и иных водоемах - по прямой линии, соединяющей выходы границы к берегам озера или иного водоема. Морскими границами государства являются внешние пределы его территориальных вод или линия размежевания территориальных вод смежных или противолежащих государств. Внешние пределы территориальных вод устанавливаются законодательством прибрежного государства, но не далее чем 12 морских миль (Конвенция ООН по морскому праву 1982г.).

Граница территориальных вод при размежевании между противолежащими или смежными государствами устанавливается по соглашению между ними. При этом действует ряд международных правил, в частности правило о том, что ни то ни другое государство не имеет права, если только между ними не заключено соглашение об ином, распространять свои территориальные воды за срединную линию, проведенную таким образом, что каждая ее точка является равноотстоящей от ближайших точек исходных линий, от которых отмеряется ширина территориальных вод каждого из них. Однако это правило не применяется, если в силу исторически сложившихся правовых оснований или иных особых обстоятельств необходимо провести иное разграничение.

Воздушной государственной границей считается воображаемая вертикальная плоскость, проходящая по линии сухопутной и водной границ. Никаких специальных соглашений по боковым воздушным границам государства не заключают. Высотный предел воздушной государственной границы пока еще в договорном порядке не установлен. Существует лишь консенсус о том, что с высоты 100 - 110 км над уровнем Мирового океана начинается космическое пространство.

Современные границы в большинстве случаев представляют собой линии, точно обозначенные на карте и на местности. Как правило, такие границы устанавливаются по договору между сопредельными государствами и называются договорными. В этих случаях прохождение линии границы подробно описывается в таком международном договоре и соответствующее этому описанию положение линии границы наносится на карту, которая служит неотъемлемой частью договора. Этот процесс определения договорной границы называется делимитацией. Для установлении линии границы на местности сопредельные государства образуют смешанную (совместную) комиссию, которая, руководствуясь договором о делимитации, обозначает положение линии границы на местности путем сооружения специальных пограничных знаков (демаркация границы). О всех действиях по демаркации составляют специальные документы - протоколы с описанием прохождения линии границы, положения пограничных знаков, а также схемы и снимки этих знаков.

Кроме договорных, существуют так называемые исторически сложившиеся границы, точное положение которых не определялось и не закреплялось в договоре сопредельных государств, но которые длительное время соблюдались на практике сопредельными государствами.

Согласно принципу неприкосновенности государственных границ, установленная на местности линия границы неприкосновенна, что означает запрещение произвольно изменять положение линии границы какой-либо стороной. Для обеспечения неприкосновенности границы сопредельные государства устанавливают определенный режим взаимной границы, определяющий права и обязанности сторон по поддержанию в надлежащем порядке линии границы, а также порядок ее пересечения и т.п.

Так, Закон РФ "О Государственной границе Российской Федерации" от 1 апреля 1993г. устанавливает, что содержание режима государственной границы включает в себя следующие правила:

содержания государственной границы;

пересечения государственной границы лицами и транспортными средствами;

перемещения через государственную границу грузов, товаров и животных;

пропуска через государственную границу лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных;

ведения на государственной границе либо вблизи нее на территории Российской Федерации хозяйственной, промысловой и иной деятельности;

разрешения с иностранными государствами инцидентов, связанных с нарушением указанных правил (ст.7).

Пересечение Государственной границы на суше лицами и транспортными средствами осуществляется на путях международного железнодорожного, автомобильного сообщения либо в иных местах, определяемых международными договорами Российской Федерации или решениями Правительства Российской Федерации. Этими актами может определяться время пересечения Государственной границы, устанавливается порядок следования от Государственной границы до пунктов пропуска через Государственную границу и в обратном направлении; при этом не допускается высадка людей, выгрузка грузов, товаров, животных и прием их на транспортные средства (ст.9).

В целях обеспечения необходимого порядка в приграничных районах государства могут создавать в них специальный пограничный режим, который регулируется в основном внутренними законами. Режим пограничной зоны включает правила въезда в зону, временного пребывания, проживания, передвижения, производства там работ, а также правила учета и содержания плавсредств (и средств передвижения по льду), их плавание или передвижения в пределах территориальных и внутренних вод или пограничных реках, озерах и иных водоемах.

Законом РФ "О Государственной границе Российской Федерации", в частности, предусмотрено, что хозяйственная, промысловая и иная деятельность, связанная с пересечением государственной границы и иным образом затрагивающая интересы Российской Федерации или иностранных государств, осуществляемая российскими и иностранными юридическими и физическими лицами, в том числе совместно, непосредственно на государственной границе либо вблизи нее на территории Российской Федерации, не должна: наносить вред здоровью населения, экологической и иной безопасности Российской Федерации, сопредельных с ней и других иностранных государств или содержать угрозу нанесения такого ущерба; создавать помехи содержанию государственной границы и выполнению задач органами и войсками Федеральной пограничной службы Российской Федерации (ст.13).

Въезд (проход) лиц и транспортных средств в пограничную зону осуществляется по документам, удостоверяющим личность, индивидуальным или коллективным пропускам, выдаваемым органами и войсками Федеральной пограничной службы Российской Федерации на основании личных заявлений граждан или ходатайств предприятий и их объединений, организаций, учреждений и общественных объединений. Могут определяться время въезда (прохода), маршруты передвижения, продолжительность и иные условия пребывания в пограничной зоне лиц и транспортных средств (ст.17).

Для укрепления добрососедских отношений и развития мирного сотрудничества сопредельных государств важное значение имеет своевременное урегулирование различных пограничных инцидентов на основе взаимного согласия сторон. В международной практике для этих целей применяют институт пограничных комиссаров (пограничных представителей).

В Российской Федерации в соответствии со ст.15 Закона РФ "О Государственной границе Российской Федерации" пограничные представители Российской Федерации (пограничные комиссары, пограничные уполномоченные и их заместители) назначаются руководителем Федеральной пограничной службы Российской Федерации по согласованию с Министерством иностранных дел Российской Федерации в соответствии с международными договорами РФ.

Международное право дает три основания для изменения границ:

во-первых, это осуществление народами и нациями своего права на самоопределение: образование новых независимых государств на бывших зависимых территориях, объединение двух или нескольких государств или разделение существующего государства;

во-вторых, это обмен участками территории между сопредельными государствами в целях установления более удобного прохождения линии границы на местности;

в-третьих, это наибольшие изменения положения линии границы при ее редемаркации.

Развивая приведенные положения общего международного права, Российская Федерация в ст.2 Закона РФ "О Государственной границе Российской Федерации" от 1 апреля 1993г. закрепила следующие принципы, которыми она руководствуется при установлении и изменении прохождения своей Государственной границы, установлении и поддержании отношений с иностранными государствами на Государственной границе, а также регулировании правоотношений в приграничных районах (акваториях) Российской Федерации и на путях международных сообщений, пролегающих на российской территории:

обеспечения безопасности Российской Федерации и международной безопасности;

взаимовыгодного всестороннего сотрудничества с иностранными государствами;

взаимного уважения суверенитета, территориальной целостности государств и нерушимости государственных границ;

мирного разрешения пограничных вопросов.

К НАЧАЛУ ТЕМЫ

12. Основные отрасли международного права

В отличие от системы внутреннего права, в отношении которой в последнее время все чаще высказываются сомнения относительно целесообразности ее деления на множественность самостоятельных отраслей права, в доктрине международного права наблюдается полное единодушие по вопросу о существовании в нем самостоятельных отраслей. Расхождения во взглядах касаются лишь количества отраслей международного права и критериев, которым последние должны отвечать.

Вместе с тем сегодня можно утверждать, что подавляющее большинство как отечественных, так и зарубежных юристов-международников сходится во мнении относительно того, что, для того чтобы совокупность международно-правовых норм признавалась самостоятельной отраслью международного права, должны быть выполнены следующие условия:

имелся специфический круг общественных отношений;

существовали специфические нормы, регулирующие эти отношения;

достаточно крупная общественная значимость круга общественных отношений;

достаточно обширный объем нормативно-правового материала;

заинтересованность общества в выделении новой отрасли права;

существовали специальные принципы права, регулирующие построение новой отрасли.

Как результат в настоящее время ни у кого не вызывает сомнения правомерность выделения в международном праве в качестве самостоятельных следующих отраслей:

право международных договоров;

право международных организаций;

дипломатического и консульского права;

международного морского права;

международного воздушного права;

международного космического права;

международного экономического права;

право международной безопасности;

международного экологического права;

международного атомного права.

Список литературы

1. Бекяшев К.А., Волосов М.Е. Международное публичное право. Практикум. М., 2000.

2. Капустин А.Я. Европейский Союз: интеграция и право. М., 2000.

3. Клеандров М.И. Международные суды.Тюмень, 2000.

4. Копылов М.Н. Право на развитие и экологическая безопасность развивающихся стран (международно-правовые аспекты). М., 2000.

5. Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. - М., 1996.

6. Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть. - М., 1997.

7. Международное право: Учебник/ Отв. ред. Колосов Ю.М. и др. - М., 2001.

8. Международное право: Учебник/ Отв.ред. Кузнецов В.И. и др.- М., 2001.

9. Международное публичное право: Учебник, 2-е изд./Отв.ред. Бекяшев К.А.- М., 1999.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:25:12 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
10:17:58 24 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Основы международного права

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150584)
Комментарии (1836)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru