Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Режим генерала Первеза Мушаррафа в Пакистане

Название: Режим генерала Первеза Мушаррафа в Пакистане
Раздел: Рефераты по политологии
Тип: реферат Добавлен 14:51:46 09 марта 2011 Похожие работы
Просмотров: 43 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

РЕФЕРАТ: РЕЖИМ ГЕНЕРАЛА ПЕРВЕЗА МУШАРРАФА В ПАКИСТАНЕ


Как известно, военные в Пакистане приходили к власти четыре раза. Последний раз это случилось в конце 90-х годов в результате резкого столкновения гражданского правительства премьер-министра М.М. Наваз Шарифа и военного руководства, возглавляемого генералом Первезом Мушаррафом – начальником штаба армии (который, по сути, является командующим сухопутными силами, т.е. основным родом пакистанских войск: они составляют почти 90% вооруженных сил страны). Глава правительства пытался в октябре 1999 г. снять генерала с его должности, однако поддержанный военными кругами П. Мушарраф произвел 10 октября государственный переворот.

Надо сказать, что этот приход военных к власти был осуществлен в неблагоприятных для подобного действа условиях. Прошли времена, когда установление «сильной власти» недемократическим путем получало одобрение и поддержку на международной арене. Теперь приоритетом мирового сообщества является существование представительных органов власти, а их свержение, да еще военным путем, рассматривается как нарушение принципов демократии и прав человека, что резко осуждается и сурово наказывается.

Это и почувствовал Пакистан после переворота в 1999 г. Мировая общественность выступила с осуждением этого действия и рассматривала генерала П. Мушаррафа как «узурпатора власти». Он был нежелательной персоной для многих столиц мира. В Содружестве Наций, объединяющем Англию и ее бывшие владения, членство Пакистана было приостановлено. Санкции, наложенные на Пакистан в связи с испытанием ядерного оружия в мае 1998 г., были расширены и ужесточены.

Для того чтобы ослабить негативное давление на свою непопулярную в современную эпоху власть, П. Мушарраф сделал многое, чтобы его правление отличалось в лучшую сторону от всех прежних режимов, хотя бы по форме. Установив, по сути, власть военных, он не ввел, как всегда это делалось раньше, военное положение, а лишь чрезвычайное. Не была создана военная администрация, управлявшая страной непосредственно на различных уровнях. Военное руководство страны проводило свои решения через обычные государственные органы. Это, кстати, имело и большое практическое значение – после окончания военного правления не надо было восстанавливать или создавать вновь административные органы на всех уровнях власти.

Работа высших представительных органов была «временно» приостановлена, но сами они не были распущены. Продолжали действовать политические партии. Значительную часть своего срока пробыл на посту президента М.Р. Тарар, избранный в конце 1997 г. П. Мушарраф занимал должность «главы исполнительной власти». Лишь в июне 2001 г. М.Р. Тарар «передал» свои президентские полномочия П. Мушаррафу. Законность этому акту должен был придать всенародный референдум, который состоялся в апреле 2002 г. и который не только одобрил возведение П. Мушаррафа на высший государственный пост страны, но и установил пребывание на нем генерала на следующие пять лет.

При этом П. Мушарраф заручился поддержкой на проведение референдума высшего судебного органа страны – Верховного суда. Обязательно отметим, что Конституция страны после переворота не была отменена, а также лишь «временно» приостановлена. Это был очень важный шаг, уже апробированный предшествующим военным диктатором генералом М. Зия-уль-Хаком. Дело в том, что крупный политический деятель Пакистана 50–70-х годов З.А. Бхутто попытался установить преграду военным переворотам (до него их было два). В новую (третью по счету) Конституцию, созданную в 1973 г., была введена шестая статья, которая провозглашала, что отмена или попытка отмены Конституции силой или какими-нибудь другими незаконными мерами (как это делали прежние военные диктаторы) представляют собой государственную измену, карающуюся высшей мерой наказания. Вот и нашли военные диктаторы вариант, чтобы и власть захватить и не быть обвиненными в государственной измене. Для этого Конституция не отменялась, а временно приостанавливалась. Причем это «временное» ее состояние длилось многие годы, в нее вносились военными властями поправки, которые существенно изменяли Основной закон. После отмены военного режима Конституция с поправками вступала в действие. Вот почему, кстати, первые две Конституции с приходом к власти армии просто отменялись, а потом создавались новые. Конституция 1973 г. уже пережила два военных режима, но остается в действии. И это благодаря бхуттовской 6 ст. Основного закона, которая сохраняет саму Конституцию, но не является преградой для прихода к власти военных (и добавим, не спасла жизнь самому ее автору).

П. Мушарраф подчеркнуто внимательно относился к судебным органам, как важнейшей ветви власти гражданского общества. После прихода военных к власти Верховный суд оправдал это действие (в той ситуации данный шаг высшей судебной инстанции был единственно возможным и не только из-за давления армии, но и вследствие реальной возможности возникновения гражданской войны) и наделил П. Мушаррафа правом вносить поправки в Конституцию. В то же время Верховный суд впервые установил временные рамки режима – ему было предписано возвращение к конституционным формам правления ровно через три года с момента прихода к власти. И надо сказать, что, выполняя огромный объем работы в различных сферах внутренней и внешней деятельности государства, администрация П. Мушаррафа главной своей задачей ставила выполнение указанного решения Верховного суда.

Правительство разработало план действий под названием «Путь к демократии» (своего рода «дорожную карту» к этой цели), который стало успешно выполнять. Важным действием явилась реорганизация системы органов местного самоуправления. Образованные на основе проведенных выборов, эти органы власти были модернизированы, их власть расширилась за счет полномочий вышестоящих структур и местной бюрократии. Затем президент несколько изменил избирательную систему (в целом в позитивном духе). Была отменена куриальная (в зависимости от вероисповедания) система выборов. Возрастной ценз избирателей снизился с 21 года до 18 лет. В связи с ростом населения страны (и соответственно – ее электората) число мест в нижней палате – Национальном собрании было увеличено с 237 до 342 (количество мест, резервируемых за женщинами, возросло в три раза – с 20 до 60); соответственно вырос депутатский корпус верхней палаты – Сената и законодательных собраний провинций.

Большое внимание правительство обращало на экономическое положение страны, которое к концу прошлого столетия находилось в критическом положении – резко снизились темпы развития экономики, которые едва поспевали за ростом населения, а иногда и отставали от него. Так, в 1997/98 г. доход на душу был меньше, чем в предшествующем году (473 долл. и 493 долл. соответственно)5. Увеличивался разрыв между импортом и экспортом (в 1997/98 г. отрицательное торговое сальдо составило почти 1 млрд. 410 млн. долл.), что негативно сказывалось на платежном балансе страны (в 1997/98 г. пассив составил 18 млрд. 67 млн. долл.). Внешний долг достиг почти 38 млрд. долл. Из года в год росли цены на потребительские товары, раскручивалась спираль инфляции. Инвалютные запасы страны сокращались (в декабре 1998 г. они составили всего лишь 1 млрд. 122 млн. долл.). На эти деньги можно было финансировать импорт страны чуть больше одного месяца. Невиданных масштабов достигли коррупция и взяточничество.

За несколько лет правительству П. Мушаррафа удалось серьезно изменить ситуацию. Если взять основные экономические показатели на конец 2003 г., то перед многими из них следует поставить слова «впервые в истории страны». Так, впервые в истории страны запасы инвалюты превысили 12 млрд. долл., что дает возможность финансировать импорт страны в течение года. Платежный баланс впервые сведен с положительным сальдо в 4,6 млрд. долл., что составляет 6,7% валового продукта. Это на 70% выше, чем в прошлом году, когда активное сальдо равнялось 2,7 млрд. долл. Впервые текущие поступления составили сумму в 720 млрд. рупий, а налоговые поступления превысили 555 млрд. рупий. Впервые внешний долг Пакистана начал снижаться и составил в 2003 г. 35,5 млрд. долл. Впервые за счет роста стоимости экспорта, которая составила 11,1 млрд. долл., резко сократился торговый дефицит – до 536 млн. долл. (в 1999 г. он составлял 2 млрд. 85 млн. долл.). Был достигнут за последние 30 лет самый низкий рост инфляции – 3,1%.

Из других, менее громких, но тем не менее важных достижений правительства укажем следующие. Рост ВНП за 2002/2003 фин. год составил 5,1%, что во многом было достигнуто за счет увеличения сельскохозяйственного производства на 4,1% и промышленности на 7,7%. В сельском хозяйстве особенно значительным был рост продовольственных культур – риса, пшеницы, сахарного тростника, а также улова рыбы. В промышленном секторе быстрыми темпами росло производство кондиционеров, телевизоров, а также автостроение. Общие темпы роста инвестиций были самыми высокими за последние шесть лет. В 2003 г. Пакистан привлек, в основном из США и Англии, 798 млн. долл., которые в основном были вложены в финансовый бизнес, газово-нефтяной сектор, транспорт и химическое производство. Укреплялась пакистанская рупия, несколько снизился банковский процент, что расширило круг получателей банковских средств на житейские нужды.

Правительство П. Мушаррафа начало осуществление нескольких крупных проектов. Среди них сооружение глубоководного морского порта в Гвадаре на Аравийском море и скоростного прибрежного шоссе; создание этих объектов будет иметь большое значение для экономики страны в целом и особенно для самой отсталой провинции государства – Белуджистана. Сооружаются также несколько плотин, каналов, горных проходов и туннелей, шоссейных дорог.

Была проведена широкая и довольно успешная приватизация. Полностью или частично в частный сектор перешли инвестиционная корпорация Пакистана, Корпорация развития нефти и газа, Государственная нефтяная корпорация, газовые корпорации, несколько банков и др. Правительство получило большое количество свободных денег.

Жесткими мерами военным властям удалось уменьшить коррупцию и открытое воровство, привлечь к судебной ответственности виновных в этих преступлениях.

Разумеется, отмеченные выше достижения правительства П. Мушаррафа не были уж столь значительны, чтобы принципиально изменить стагнирующее развитие экономики Пакистана, эти явления не приобрели постоянного характера. Многие из них были достигнуты за счет суровых действий армейского руководства, снятия с Пакистана международных санкций и предоставления большой материальной помощи и политической поддержки со стороны ведущих западных стран и международных организаций. В рассматриваемый период относительно благоприятными были погодные условия, во всяком случае, не происходило каких-либо заметных природных катаклизмов. Но, конечно, происшедшее за годы военного правления экономическое улучшение и в какой-то степени социальное следует отметить при рассмотрении положения в стране и политики правительства П. Мушаррафа после восстановления гражданских органов власти.

В период правления военного правительства впервые в истории страны началось ограничение, а затем и борьба с религиозным экстремизмом. Эта политика стала проводиться еще до того, как Пакистан присоединился к антитеррористической кампании после сентябрьских событий 2001 г. в США. Очевидно, пакистанские власти почувствовали опасность для самого государства от радикально-военизированного исламизма, который усиленно «выращивался» для борьбы с Индией, особенно в Кашмире, в прошлые годы спецслужбами (в первую очередь Объединенной войсковой разведкой – ОВР) и фундаменталистскими партиями и организациями. Многие террористические организации были запрещены или взяты под контроль властей, перекрыты пути финансовых поступлений, арестованы активисты и члены этих организаций. Одновременно проводились чистки командного состава армии и руководства ОВР, а также научно-технического персонала, связанного с ракетно-ядерным потенциалом страны.

В марте 2001 г. в отставку были отправлены некоторые руководители и крупные специалисты-ядерщики во главе с «отцом» пакистанской ядерной бомбы, руководителем ракетно-ядерного центра в Кахуте знаменитым А. Кадир Ханом. Длительные расследования и «наводки» американской разведки показали, что пакистанская ядерная элита находилась в центре широко разветвленной тайной контрабандной сети по торговле атомными секретами и материалами. Из Пакистана этот поток шел в богатые ближневосточные страны, Малайзию, КНДР. Делалось это прежде всего в интересах «мусульманской солидарности» (первая в мусульманском мире пакистанская атомная бомба рассматривалась как «исламская»); подобная деятельность давала определенные средства, которых в Пакистане явно не хватало для продолжения и расширения работ в области этого вида ОМУ; наконец, подобные операции приносили большие выгоды самим участникам деятельности этого своеобразного, весьма опасного «черного рынка».

После сентябрьских событий 2001 г. Исламабад резко изменил свой государственный курс, отказался от поддержки талибов и принял участие в антитеррористической кампании, руководимой США. Эта акция и другие отмеченные выше действия правительства (включая преследования «национального героя» А. Кадир Хана) вызвали в стране огромное недовольство. В крупных городах проходили массовые антиправительственные демонстрации. Тысячи добровольцев уходили помогать талибам. В стране сложилась весьма напряженная обстановка. Довольно реальной была возможность захвата исламистами власти и, естественно, ракетно-ядерного оружия.

Однако решительные меры властей по борьбе с религиозными экстремистами отвели прямую угрозу серьезных потрясений. Хотя в Пакистане остается много недовольных политикой правительства в отношении фундаменталистов, обстановка в нем в целом стабилизировалась. Результатом подобного курса властей стало ослабление воинствующих радикалистских элементов и укрепление позиций умеренных. Пакистан отошел от опасности прямого столкновения с Индией, что позволило впоследствии несколько улучшить их взаимоотношения и начать политический диалог по конкретным проблемам их двусторонних отношений, включая кашмирскую проблему. Наконец, реалистический курс правительства помог Пакистану выйти из экономической и политической блокады на международной арене и начать развитие широких связей с большинством государств мира. Не вызывает сомнений, что подобный ход событий содействовал своевременному претворению в жизнь программы «Путь к демократии».

Главным и завершающим актом этого процесса явились всеобщие выборы в октябре 2002 г., которые означали окончание правления военных. Однако перед проведением выборов и возвращением страны к парламентским формам правления П. Мушарраф провел ряд мер по укреплению своего положения в будущей системе власти. В июне 2001 г. генералом был издан указ о роспуске парламента и законодательных собраний в провинциях (выше отмечалось, что они формально существовали, но бездействовали). Поскольку тогдашний президент М.Р. Тарар в соответствии с Конституцией был избран коллегией, состоящей из депутатов этих высших представительных органов, то после их роспуска он «утратил свои полномочия». На основании еще одного указа «О преемственности власти» М.Р. Тарар сложил с себя, а глава исполнительной власти принял обязанности президента страны. Впоследствии этот акт был закреплен всенародным референдумом. П. Мушарраф предпринял еще один очень важный шаг: в октябре 2001 г., когда истекал срок его пребывания на посту начальника штаба армии, правительство вместе с группой высших военачальников продлило полномочия генерала «в интересах сохранения стабильности страны».

Исторический опыт Пакистана свидетельствует о важности этого поста в условиях конституционного правления. Первый военный диктатор фельдмаршал М. Айюб Хан, отменив военное положение и введя новую Конституцию 1962 г., которая предоставила ему как главе государства широчайшие права в сфере всех «ветвей власти», покинул действительную военную службу и пост главнокомандующего сухопутными силами. Однако дальнейшие события показали, что огромные полномочия по Конституции довольно трудно претворить в жизнь, когда нет главного инструмента для этого – армии. Поэтому в последующие годы М. Айюб Хану все труднее было удерживать ситуацию под контролем, и в конце концов ему пришлось уйти в отставку, передав бразды правления новому военному руководству. В дальнейшем ни один из военных диктаторов не совершал подобной ошибки. А отмеченные события еще раз показали политическую роль вооруженных сил, от которых во многом зависит реальное осуществление провозглашаемых принципов и полномочий.

Политическая сцена Пакистана накануне всеобщих выборов являла собой следующую картину. Усилиями властей, широко использовавших «административный ресурс», была образована проправительственная партия, в которую вошли большинство членов Пакистанской мусульманской лиги (ПМЛ), руководимой бывшим премьер-министром Навазом Шарифом, а также многие деятели Пакистанской народной партии (ПНП), некоторых других партий и организаций. Это политическое объединение взяло название старейшей пакистанской партии – Мусульманская лига и имя основателя Пакистана «Каид-и Азама» («Великого лидера») М.А. Джинны и стала называться ПМЛ (КА). Оставшаяся часть бывшей единой Мусульманской лиги, сохранившая верность Навазу Шарифу, стала именоваться ПМЛ (Н). Поддержку ПМЛ (КА) оказывали «Национальный альянс», состоящий из небольших партий «малых провинций» (Синда, Белуджистана, Северо-Западной пограничной провинции), «Народная партия», возглавляемая бывшим президентом Пакистана Ф. Легхари, ряд других партий. Несмотря на колебания, на стороне правительства оказалось и «Объединенное национальное движение» (ОНД) – политическая партия мухаджиров, т.е. переселенцев из Индии, действующая в основном в Синде (между прочим, генерал П.Мушарраф является мухаджиром – он родился в Дели, откуда его семья перебралась в Пакистан).

Среди оппозиции ведущее место занимали «Альянс за восстановление демократии» (АВД), в который входили ПНП (лидер Беназир Бхутто), ПМЛ (Н), Пакистанская демократическая партия, Народная национальная партия и др., а также фундаменталистские партии, заметно усилившие свои позиции на поднявшейся волне политического исламизма. Шесть крупнейших из этих партий («Джамаат-и ислами» – «Исламское общество», «Джамиат ул-улама-и ислам» – «Общество мусульманских богословов» и др.) создали блок «Муттахида маджлис-и амаль) (ММА) – «Объединенный совет действия». В отличие от АВД, партии которого выступали на выборах самостоятельно, члены ММА шли единым фронтом и выставляли общих кандидатов, что в условиях действия мажоритарной системы дало этому блоку большие преимущества перед разрозненными соперниками. К тому же в выборах не участвовали крупнейшие политические лидеры Пакистана – Беназир Бхутто и Наваз Шариф, которым не было разрешено вернуться на родину из эмиграции. Им пришлось руководить избирательной кампанией своих партий из-за границы (Б. Бхутто из Лондона, а Навазу Шарифу из Саудовской Аравии).

Наиболее существенные расхождения между правительственной стороной и оппозицией имели место по вопросу об изменении Конституции. За месяц до выборов П. Мушарраф издал чрезвычайно важный для управления страной после окончания военной власти «Указ о пределах законной деятельности» («Legal Framework Order»). Он провозглашал введение в действие Конституции после всеобщих выборов и порядок этого процесса, а также определял процедуру начала работы избранных парламента и законодательных собраний провинций. Указ объявлял действующими после прекращения правления все указы и распоряжения, сделанные в этот период. Лишь немногие из них могли быть отменены или изменены, но лишь с предварительного согласия президента. Но главная «изюминка» указа состояла в том, что в соответствии с ним вносились важные изменения в Конституцию, которые значительно усиливали власть президента прежде всего за счет правительства и премьер-министра. Глава государства получил право распускать Национальное собрание и отправлять правительство в отставку, назначать председателя Объединенного комитета начальников штабов трех родов войск и самих этих начальников штабов, а также губернаторов провинций. Важным было решение о создании Совета национальной безопасности (СНБ) – органа, непосредственно подчиненного президенту и наделенного правом контролировать действия правительства. Совету вменялось в обязанность заниматься стратегическими проблемами, связанными с суверенитетом, целостностью и безопасностью государства; он должен также заниматься вопросами государственного строительства и ситуацией, связанной с отставками центрального и провинциальных кабинетов министров, роспуском Национального собрания и законодательных собраний провинций, введением чрезвычайного положения. Глава СНБ – президент, в Совет входят также премьер-министр, главные министры провинций, спикер нижней и председатель верхней палат парламента, председатель Объединенного комитета начальников штабов и начальники штабов сухопутных сил, ВМФ и ВВС, а также лидер оппозиции в Национальном собрании.

Создание СНБ следует рассматривать также как усиление власти президента. Кроме того, на законном основании в государственную структуру Пакистана в период гражданского правления внедрялось руководство вооруженных сил. Наконец, широкое представительство в высшем органе власти руководителей различных гражданских и военных ведомств нивелировало и ослабляло позиции правительства – основного конкурента главы государства. В целом СНБ был построен по турецкой модели и должен был играть ту же роль, что и аналогичный государственный орган в Турции. Надо отметить, что П.Мушарраф провел много лет в этой стране, будучи сыном пакистанского посла. Турция, ее государственное устройство, позиции военных очень нравились П. Мушаррафу. Он считал себя сторонником и последователем Ататюрка.

В «Указ о пределах законной деятельности» были включены отмеченные выше изменения избирательной системы. Эти и другие изменения Основного закона были оформлены в виде Семнадцатой поправки к Конституции. Именно борьба вокруг этой поправки и сделалась основным водоразделом между правящей группировкой и оппозицией. Острыми были противоречия и по содержанию этого документа и по процедуре его включения в Конституцию в качестве поправки. Оппозиция требовала, чтобы Семнадцатая поправка прошла обычный путь для такого вида законодательных актов, а именно была принята двумя третями голосов членов парламента. Правительство П. Мушаррафа утверждало, что этого не требуется, поскольку эти поправки к Конституции вносятся еще в период чрезвычайного положения, когда власти имеют право это делать согласно соответствующему решению Верховного суда. Если же оппозиция не считает целесообразным иметь такую конституционную поправку, утверждали официальные лица, то она должна добиться ее отмены двумя третями голосов, как это предусмотрено Основным законом. Уже это обстоятельство, помимо всего прочего, сделало острым вопрос о результатах всеобщих выборов, которые состоялись 10 октября 2002 г.

В борьбе за 342 места в нижней палате парламента приняло участие свыше 7 тысяч кандидатов от 72 политических партий. Из более чем 70 млн. электората в выборах участвовало 42% избирателей. По числу полученных голосов на первом месте оказалась ПНП, восстановившая свои позиции во всех провинциях страны. Она получила 25% голосов избирателей, но в Национальном собрании у нее оказалось лишь 23% депутатских мест. ПМЛ (КА) собрала немного меньше голосов, но получила 28% мест в парламенте. Еще более разительно «чудеса» мажоритарной системы голосования сказались на распределении мест между ПМЛ (Н) и ММА. Первая получила 11,2% голосов, исламский блок чуть меньше – 11,1%, но Лига получила всего 5% депутатских мест, а ММА – почти 20%.

Одновременно с парламентскими проводились выборы в провинциальные законодательные собрания. В самой крупной по населению провинции – Пенджабе уверенную победу одержала ПМЛ (КА). В Синде на первом месте оказалась ПНП, а в Белуджистане – ММА. Значительного успеха добился ММА в Северо-Западной пограничной провинции – из 99 мест он завоевал 48 и вместе с союзниками образовал провинциальное правительство.

После проведения прямых выборов в Национальное собрание там начался дележ зарезервированных 60 женских мандатов и 10 мест для немусульман. Многие из них достались ПМЛ (КА). Ее фракция в Национальном собрании увеличилась с 76 до 118 депутатов. ПНП увеличилась с 62 до 81, а ММА – с 52 до 61 депутата. В Национальном собрании оказались представленными также еще 12 партий.

Но даже и после отмеченных выше операций ПМЛ (КА) не имела возможности сформировать правительство. После долгих поисков союзников ей удалось создать коалицию, в которую вместе с ней вошли Национальный альянс, ОНД, несколько фракций ПМЛ, депутаты от Полосы племен, группа членов ПНП. В целом численность коалиции составила 172 депутата, т.е. немногим более половины депутатского корпуса.

16 декабря П.Мушарраф был приведен к присяге в качестве президента страны на следующие пять лет. Правящей партии удалось провести своего кандидата на важный пост спикера. 21 ноября кандидат коалиции Мир Зуфарулла Хан Джамали, не очень известный политик из Белуджистана, стал премьер-министром Пакистана (выдвижение такого человека на пост главы правительства преследовало, по крайней мере, две цели: с одной стороны, по силе влияния, масштабности деятельности и авторитету он не мог противостоять П.Мушаррафу, а с другой, назначение на второй по важности пост в государстве представителя Белуджистана усиливало позиции правящей элиты в этой крайне неспокойной провинции, занимающей при этом важное стратегическое положение). Подчеркнем, что такое назначение премьера произошло впервые за всю историю Пакистана. Заместителями спикера нижней палаты и председателем верхней палаты стали представители другой «беспокойной» провинции – СЗПП. В правительстве большинство министерских портфелей принадлежало, естественно, ПМЛ (КА). В то же время несколько министерств было отдано союзникам по коалиции. Так, важные посты министров обороны и внутренних дел заняли диссиденты из ПНП.

В Сенате ведущее положение также заняла ПМЛ (КА). Ее представитель стал председателем этой палаты парламента. На втором месте по численности оказалась фракция ММА, а ПНП – только на третьем. Во всех провинциях Пакистана в той или иной доле во власти участвовала ПМЛ (КА) со своими союзниками.

Таковы были государственно-политические позиции, занятые П.Мушаррафом и его сторонниками. Несмотря на то, что эти позиции были довольно значительными, их база – большинство в парламенте – была довольно непрочной и зыбкой; она могла обрушиться в любой момент из-за выхода из коалиции всего нескольких человек. Не во всех провинциях ПМЛ (КА) полностью распоряжалась властью, а поскольку Конституция предоставляет провинциальным органам власти довольно широкие полномочия, это создавало определенные трудности для внутреннего курса центра. И, наконец, пакистанское общество было расколото по принципиальным идеологическим вопросам. И судя по итогам выборов, правящая группировка не пользовалась поддержкой большинства населения. Подобная ситуация требовала от руководства большой осторожности и умения искать компромиссы, продуманно лавировать и маневрировать. Думается, что П.Мушаррафу удалось в кратчайшие сроки добиться этого, отойти от прежнего командно-приказного стиля руководства и приспособиться к новым реалиям и требованиям политической жизни.

Сразу после восстановления парламентских форм правления страна столкнулась с острым и длительным политическим кризисом. Оппозиционные партии, получив официальный доступ к законодательным органам власти, резко ужесточили борьбу против произведенных изменений Конституции. Эта борьба шла на различных уровнях, в т.ч. и на «улице», где антиправительственные силы под знаменем «восстановления демократии» проводили массовые митинги и собрания. В знак протеста против Семнадцатой поправки к Конституции оппозиционные партии начали бойкот работы парламента, а поскольку их представители составляют почти половину контингента высшего законодательного органа страны, то его деятельность была практически парализована.

Перед П. Мушаррафом встала трудная задача поиска выхода из создавшегося положения. Собственно говоря, было три возможных варианта – роспуск парламента и проведение новых выборов, введение военного правления, длительное маневрирование в поисках компромисса. Первый вариант не гарантировал «улучшения» состава парламента, второй превратил бы Пакистан в страну-изгоя в мире со всеми вытекающими последствиями. Поэтому президент избрал путь поиска компромисса с противниками (разумеется, этот вариант не сулил обязательного урегулирования проблемы). Начался длительный период переговоров, встреч, обсуждений. В ходе этого процесса правительству удалось определить «слабое звено» в стане своих противников. Им оказался блок фундаменталистских партий ММА. Его руководители стояли на более прагматических позициях, считая, что лучше получить какие-то выгоды мирным путем, чем продолжать курс, который бы мог завести их слишком далеко и окончиться крайне неблагоприятно. ПНП и ПМЛ (Н), понуждаемые своими лидерами-эмигрантами, «униженными и оскорбленными» лично П. Мушаррафом, не шли ни на какие компромиссы с «узурпатором».

Несмотря на давление со стороны ПНП и ПМЛ (Н), ММА достиг с правительством приемлемого для обеих сторон соглашения. Оно было официально закреплено решением парламента 29 декабря 2003 г. Семнадцатая поправка была принята в соответствии с процедурой такого вида законодательства (за нее проголосовало более двух третей депутатов). Из всего комплекса положений поправки лишь один вопрос относительно СНБ остался отложенным на неопределенное время. П.Мушарраф принял одно из главных требований ММА – назвать дату своего ухода с поста начальника штаба армии (до этого в правительственных кругах утверждалось, что Мушарраф «будет носить военную форму до самой смерти»). Такой датой было названо 31 декабря 2004 г. Наконец, от президента потребовали получить вотум доверия парламента и провинциальных законодательных собраний, что и было вскоре сделано. Таким образом, теперь законность пребывания П. Мушаррафа на президентском посту не может быть оспорена.

Думается, что П. Мушаррафу удалось с наименьшими потерями выйти из скандала, связанного с участием Пакистана в контрабандной торговле ядерными секретами, технологией и оборудованием. А. Кадир Хан взял за это всю вину на себя, объяснив свой поступок «желанием нажиться», за что слезно просил у президента прощения. Глава государства простил «национального героя Пакистана». Тем более, что тот клятвенно заверил, что все «нехорошее» происходило в 90-е годы, когда в стране царили экономический хаос и политическая нестабильность.

В течение первого года правления в новых условиях П. Мушарраф предпринял ряд мер по укреплению своего положения. Существующие в стране пять отдельных фракций Мусульманской лиги (их создавали в своих интересах бывшие пакистанские руководители, поэтому были ПМЛ (Джунеджо), ПМЛ (Зия-уль-Хака) и др.) были объединены и включены в ПМЛ (КА). С другой стороны, властям удалось добиться еще одного раскола в ПНП. В административно-организационном плане были проведены такие меры, как укрепление правоохранительных органов, значительное увеличение численности полицейских кадров, особенно в Белуджистане, ограничение пользования оружием частными лицами и т.д.

Власти продолжали борьбу с религиозным экстремизмом. Проводились запреты партий и организаций, связанных с террористической деятельностью, аресты их руководителей и активистов. Серьезные меры были приняты по реформированию религиозных школ-медресе из кузницы кадров для исламских радикалов в обычные учебные заведения. Ослабла поддержка сепаратистских организаций, действующих в Кашмире (это признают и индийские руководители). 17 января 2004 г. президент П. Мушарраф, выступая перед обеими палатами парламента, призвал поддержать борьбу с терроризмом и фактически объявил джихад экстремизму.

Разумеется, такая политика властей вызывает ожесточенное сопротивление экстремистов, которое выливается в массовые антиправительственные демонстрации, столкновения между различными исламскими течениями, побоищами на религиозной почве. Так, в начале марта 2004 г. в день траура по почитаемому шиитами имаму Хусейну в Кветте и в других районах Пакистана произошли взрывы и кровавые суннитско-шиитские столкновения. Дело дошло до терактов против руководителей страны. В декабре 2003 г. в течение десяти дней было совершено два покушения на П.Мушаррафа. Имело место и покушение на премьер-министра М.З.Х. Джамали.

В целом удачным был внешнеполитический курс правительства П.Мушаррафа. Пакистан продолжал линию на расширение сотрудничества с США и другими западными странами, получая от них экономическую и политическую поддержку. Он участвовал в антитеррористической кампании в Афганистане. Пакистанские военные и спецслужбы участвовали вместе с американцами в операциях по поимке руководителей «Аль-Каиды» во главе с Усамой бен Ладеном. Причем в данном случае Исламабад не только поддерживает своего союзника, но и защищает свои собственные интересы. Ему крайне важно покончить с длительной и острой нестабильностью в соседней стране, откуда в Пакистан нелегально переправляются иммигранты, оружие и наркотики. Кроме того, в настоящее время Исламабад стремится закрепить пуштунское влияние в афганском руководстве. Надо добавить, что Пакистан не слепо следует за своим могущественным союзником, а взвешенно рассматривает возможность того или иного действия с точки зрения мирового общественного мнения, позиций других стран, особенно мусульманских. Так, Пакистан занял нейтральную позицию по отношению к событиям в Ираке, мотивируя это отсутствием решения ООН по данному вопросу.

В течение почти всего года происходило улучшение индо-пакистанских отношений. Отойдя от края пропасти, над которой оба государства стояли в 2002 г., и выждав некоторое время, Индия и Пакистан приступили к восстановлению нарушенных связей. Возобновились железнодорожные и автобусные перевозки, авиаполеты, в полном составе вернулись к своей работе дипломатические миссии в обеих странах, прекращены вооруженные инциденты на границе и «линии контроля» в Кашмире, вновь начались взаимные визиты государственных и политических деятелей обеих стран и т.д. Расширение сотрудничества продолжалось и дальше. Главным здесь следует назвать проведение широкого политического диалога по основным спорным вопросам, включая кашмирский. Крайне важной была встреча премьер-министра Индии А.Б. Ваджпаи с пакистанскими лидерами П.Мушаррафом и М.З.Х. Джамали в Исламабаде в 2004 г. Результатом состоявшейся встречи стала договоренность о проведении комплексных переговоров по всем спорным вопросам, что и началось через некоторое время. Без преувеличения можно сказать, что нынешний уровень индо-пакистанских отношений – самый высокий за всю историю их существования.

Очень важным для жителей обеих стран стало возобновление встреч по любимейшему здесь виду спорта – крикету, в котором индийские и пакистанские игроки, вечные соперники на мировой арене, являются сильнейшими в мире. Последняя их встреча состоялась в 1999 г. в Индии.

Значительный вклад в улучшение индо-пакистанских отношений внесла и вносит Россия. Она отошла от прежней ориентации на одного участника конфликта и налаживает сейчас широкие контакты с другим участником. Это сразу благотворно сказалось на их взаимоотношениях. Президент России В.В. Путин способствовал уменьшению угрозы войны между двумя соседними государствами, встретившись с их лидерами в июне 2002 г. в Алма-Ате. В начале марта 2003 г. состоялся официальный визит в Россию президента П.Мушаррафа, во время которого были достигнуты договоренности о расширении сотрудничества в сферах экономики, политики, культуры, науки и т.д. После этого началась реализация конкретных соглашений.

В дальнейшем события в Пакистане, если, конечно, не случится ничего экстраординарного, будут развиваться примерно так же, как и сейчас. Во всяком случае, так можно говорить о периоде до конца 2004 г., когда президент Пакистана покинет свой высший военный пост и сразу лишится значительной части своей власти и силы. Нельзя исключить, что изобретательный руководитель найдет «законный» повод сохранить свое нынешнее «двоевластие». Однако сделать это, на наш взгляд, будет очень трудно. Дата прекращения военной службы П. Мушаррафа выбрана не случайно. В конце 2004 г. истекает уже единожды продленный срок его военной службы, который по закону длится три года, и вряд ли в условиях парламентаризма и сильной оппозиции П. Мушаррафу удастся еще раз продлить свое пребывание на посту руководителя армии. В этом случае опасности и вызовы президенту будут формироваться по следующим направлениям.

Прежде всего будут неизбежны расхождения между президентом и премьер-министром, разница политических весовых категорий которых несколько сгладится. Вполне естественно, что глава правительства по ряду проблем будет расходиться с президентом, и в таком случае последнее слово не обязательно будет за гражданским президентом. Премьер-министр для увеличения собственной значимости будет стремиться к определенной самостоятельности, даже оппозиционности главе государства. Наконец, премьер через парламент, членом которого он является, больше связан с электоратом и зависим от него. Он должен внимательнее прислушиваться к мнению «улицы», занимать более популистские позиции. И это тоже может стать источником разногласий двух высших руководителей государства (между прочим, нечто вроде изложенного выше произошло между президентом М. Зия-уль-Хаком и премьер-министром М.Х. Джунеджо).

Конечно, главная опасность будет исходить от исламского радикализма, сила которого будет возрастать. В условиях ослабления центральной власти в случае ухода президента с высшего военного поста страну ждет политическая нестабильность. Пакистан фактически не готов к успешному функционированию конституционного парламентаризма. Для этого нет условий, традиций, практического опыта. Вполне вероятны острые политические кризисы, досрочные роспуски представительных органов, отставки правительств. В подобной обстановке острой нестабильности станет возможным приход к власти прикрывающихся эгалитаристскими лозунгами исламистов, если, конечно, их не опередит армия.

Что касается внешней политики, то при неизменности внутреннего курса она будет продолжена, поскольку во многом соответствует национальным интересам Пакистана. При больших внутренних изменениях, особенно при резком усилении исламистов, прежде всего пострадают отношения Пакистана с Индией, а также с западными странами. Неблагоприятно эти внутренние события отразятся и на пакистано-российских отношениях, но, безусловно, в меньшей степени.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

пакистан мушарраф военный реформа

1) Зарубежное военное обозрение. Ежемесячный информационно-аналитический журнал МО РФ. – М., 2004, № 1, с. 55.

2) The Constitution of the Islamic Republic of Pakistan. Karachi, 1973, с. 4.

3) Economic Survey. 1999–2000. Islamabad, 2000. «Statistic Appendices», с. 11, 13.

4) Данные об экономических результатах деятельности правительства генерала П.Мушаррафа взяты из специального приложения к газете «The News», Islamabad-Rawalpindi, 01.01.2004.

5) Rabbani M.R. LFO – A Fraud on the Constitution. Karachi, 2003, с. 66–197.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:58:12 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
09:58:26 29 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Режим генерала Первеза Мушаррафа в Пакистане

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151089)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru