Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Cтарославянский язык

Название: Cтарославянский язык
Раздел: Топики по английскому языку
Тип: курсовая работа Добавлен 20:09:35 06 февраля 2011 Похожие работы
Просмотров: 257 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО

СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ГУЛИСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

По дисциплине «СТАРОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК»

ГУЛИСТАН 2000


Введение

Диалектология (греч. dialectos + logos «наука о диалектах») – лингвистическая дисциплина, которая изучает территориальные диалекты (говоры) конкретного языка. Диалектом (от греч. Dialectos «разговор, говор, наречие») называют разговорный вариант данного языка, которым пользуется ограниченное число людей, связанных общностью территории, в постоянном и живом общении друг с другом; диалект не имеет своей письменной нормы.

Русская диалектология – это наука о русских говорах, диалектах русского языка, существующих в составе общенационального литературного языка. Диалекты как территориальные варианты национального языка отличаются от социальных диалектов – жаргонов, арго, профессиональных форм речи.

В новых социальных условиях традиционные жаргоны фактически распались, их остатки ни в какой социальной группе не являются особым говором.

Поэтому современная диалектология изучает территориальные диалекты, которые также сегодня уже утрачивают целостность и замкнутость своих прежних границ.

Задачей русской диалектологии является описание диалектного членения современного русского языка, выявление всех форм, конструкций, особенностей произношения и словоупотребления, которыми современные говоры отличаются друг от друга и от литературного языка.

Диалектный и литературный язык. Выше уже говорилось о том, что язык любой современной развитой нации представляет собой сложную систему (или систему систем), в которую входят, с одной стороны, литературная разновидность данного языка, с другой – его диалекты.

Однако не надо думать, что диалект- это «испорченный» литературный язык. Диалекты древнее, чем литературный язык. Они сохраняют древние черты общенародного языка, служа источником его обогащения.

Литературный язык может быть противопоставлен диалектам по четырем признакам:

1) по закрепленности в письменности;

2) по подчиненности языковым нормам;

3) по охвату территории;

4) по сферам и функциям общественного использования.

Литературный язык всегда закреплен на письме. Местные же говоры – бесписьменные языки, поэтому они подвижнее и изменчивее, чем литературный язык. Литературный язык подчиняется нормам. Устная литературная речь тоже нормирована. Литературный язык служит средством общения для всех членов данного этнического коллектива, независимо от территориальной соотнесенности и социальной принадлежности. Диалекты же обслуживают потребности в общении жителей лишь одного населенного пункта. Литературный язык выделяет отдельные функциональные стили, диалекты в стилистическом отношении однородны.

Изучение говоров дает очень важный материал для истории русского языка, т.к. в говорах сохранились некоторые явления, литературным языком давно утраченные: [О] и [О], [Е] и [Е] и т. д.

Знание фактов диалектологии очень важно для полного понимания многих художественных произведений. Писатели широко пользуются диалектизмами, т. е. словами, взятыми из местных говоров, для характеристики героев, описания быта и т. д. Например: площадя “сплошные массы кустов” (Тургенев И.С.), бурлаки (Некрасов А.Н.). См. также произведения В.Распутина, В.Шукшина и др.


3. Диалектология описательная и диалектология историческая.

В настоящее время в науке принято различать описательную диалектологию и историческую. Каждая из них имеет свой объем и свои методы исследования.

Диалектология описательная. Объектом описательной диалектологии является структура диалектного языка (фонетическая, грамматическая, лексико-семантическая), диалектное членение языка в их современном состоянии.

Историческая диалектология. Историческая диалектология изучает структуру диалектного языка и характер диалектного членения в их историческом развитии.

И описательная, и историческая диалектология тесно связаны между собой. Таким образом, диалектология изучает фонетические, морфологические, синтаксические, лексические особенности различных русских говоров, их территорию, их происхождение и принципы классификации.

4. Диалектное членение русского языка

Принципы классификации говоров.При изучении говоров важны не только признаки, которыми они различаются, или, наоборот, по которым сходны, но и те территории, в границах ,которых определенная совокупность различительных черт представлена особенно четко.

Принципов классификации говоров может быть несколько, в зависимости от задач, которые ставятся.

1. По отношению к литературному языку все говоры распределяются по принципу центр- периферия. Говоры «удаляются» от «центра» в зависимости от того, насколько они отличаются своими особенностями от литературной нормы.

2. В зависимости от происхождения выделяются говоры северорусские и южнорусские, с переходными между ними среднерусскими.

3. Исторически по характеру распространения русские говоры делятся на коренные (материнские), которые распространены в Центральных районах восточной Европы, и «новые» говоры, т.е. говоры новых территорий заселения.

«Новые» говоры в некоторых своих особенностях могут быть архаичнее материнских, их изучение многое дает для воссоздания прошлых этапов развития русских наречий, однако, в классификации говоров по территориям такие говоры обычно во внимание не принимаются.

4. По различительным особенностям языка группы говоров объединяются независимо от территории заселения – это и есть основной принцип классификации говоров, принятый в диалектологии.

Преимущество его в том, что в зависимости от признаков, положенных в основу классификации, диалект можно представить и как говор отдельной деревни, и как группу отдельных говоров, и как самостоятельное наречие.

Недостаток же это принципа в том, что на карте изоглоссы каждого отдельного явления оказываются причудливо переплетенными и образуют внешне несводимую в систему цепь случайных и исторически подвижных границ. В таком случае «помогают» все остальные принципы классификации и прежде всего исторический.

5.Методы изучения диалектов

Методы изучения диалектов. При изучении русской диалектологии используются различные методы: прямой или полевой, анкетный и др. В середине ХIХ века появился новый метод – лингвистическая география. Лингвистическая география – раздел языкознания, который собирает и картографирует распространение тех или иных языковых явлений. В России развитие лингвистической географии связано с именем И.И.Срезневского. И.И.Срезневский наметил задачи – не только собрать наиболее характерный материал, но и объяснить многие явления с учетом историко-социальных особенностей развития и межъязыковых и междиалектных отношений. Следующий этап в истории лингвистической географии связан с именами А.И.Соболевского, А.А.Шахматова и с деятельностью Московской диалектологической комиссии. Была составлена “Программа для собирания особенностей говоров севернорусского и южноусского наречий”. При академии наук была создана комиссия МДК под председательством Ф.Е.Корша. В комиссию вошли Д.Н.Ушаков, Н.Н.Дурново, Н.Н.Соколов и др. В настоящее время ведется работа по созданию русского национального Атласа. Материалы собраны, идет обработка и картографирование имеющихся данных. Составляется “Общеславянский лингвистический атлас” (ОЛА), создание которого расширит знания об истории русского народа, о развитии родственных языков.


ЛИТЕРАТУРА

Русская диалектология. Под ред. Л.А. Касаткина. М., 1989, с.

Русская диалектология. Под ред. В.В. Колесова. М., 1989,с.

ФОНЕТИКА.ФОНЕТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА РУССКИХ

НАРОДНЫХ ГОВОРОВ. УДАРНЫЙ И БЕЗУДАРНЫЙ ВОКАЛИЗМ

1. Общность элементов фонетической системы русского языка.

Диалектные различия в области фонетики

Фонетическая система диалектного языка характеризуется теми же признаками, что и система литературного языка. Однако в ней имеются и существенные различия, касающихся ударения, системы гласных и согласных.

Словесное ударение в современных русских говоров по своему характеру близко к ударению в литературной речи. В литературном языке ударение динамическое, разноместное, подвижно. В целом по говорам сохраняется тот же характер ударения. Но есть и отличие. Во-первых, место ударения может не совпадать с литературным языком. Ср. лит. косишь, варишь и диалектные косишь, варишь. Во вторых, соотношение между ударным и безударным слогами отличаются от такого же соотношения в литературном языке. Вода - вада, приготовить - пригатовить.

В диалектах сохраняется древние ударения производных слов, наблюдается тенденция к развитию накоренного ударения.

Рассмотрение основных черт диалектной фонетики удобней всего построить на сопоставлении с литературным языком

В таком случае лучше заметно не только отличие говоров от литературного языка, но и сходства с ним, обнаруживаются те особенности, которые объединяют все типы русской речи в единый русский язык.

Отличие диалектных систем от литературного языка можно свезти к трем типам:

Различие в составе фонем (например, наличие одной или двух аффрикат: только \ ч \ , или \ с \ , или обе аффрикаты как в литературном языке)

Различие в системе фонем - разные принципы противопоставления фонем (ц - ч') или (ц - ч)

Различие в фонетическом проявлении (распределении) фонем (например, [ц'] или [ц] в их оттенках для фонем \ц\.

Основная задача заключается в том, чтобы показать многообразие диалектных систем в их отличие друг от друга и от литературного языка и вместе с тем - их внутреннее сходство и общие тенденции их совместного развития.

Фонетические средства русских говоров совпадают с фонетическими средствами литературного языка; это различные звуки, соединенные в слоге, с особым характером и типом ударения и длительности слога или гласного, интонация в определенной последовательности слогов и слов, а также пауза или изменение звуков на стыках морфем

Контрольные задания:

1. Черты сходства фонетической системы диалектного и литературного языка_________

2 Различия диалектной системы и литературной____________________

3.Перечислите фонетические средства русских народных говоров

4.Охарактеризуйте особенности интонации в русских народных говоров

5.Назовите особенности ударения в русских народных говорах.

2. Гласные фонемы в ударном слоге.

Под ударением в русском литературном языке различаются гласные [а], [у], [и], [е],[ы], [и]. И - наблюдается только в начале слова и после мягких согласных. [а], [ы]- только после твердых. Кроме перечисленных, в говорах могут встречаться также закрытые напряженные [о], [е]. Характерной чертой русского литературного языка является изменение гласных в зависимости от качества соседних согласных. Под влиянием последующего мягкого согласного гласные переднего ряда становятся более напряженными, а артикуляция их не много смещается вврех, а также вперед. В результате чего появляются "закрытые" гласные. Ср. нет - петь.

Такое же положение наблюдается и во многих говорах. Однако в диалектах есть и отступления. Они могут быть различного порядка: какому- либо звуку литературного языка может соответствовать в говорах другой гласной; в определенных условиях гласные могут подвергаться иным изменениям по сравнению с литературным языком. Например, на месте литературного Е под ударением в некоторых говорах наблюдается И. (В тех словах, в которых раньше был Ь): ЛЬСЪ- ЛИС, ХЛЬБЪ - ХЛИБ. Перед мягким же согласным обычно на месте Ь - Е: ВЕСЬ, СЕМЬ.

В новгородских говорах на месте И в соответствии с литературной Е наблюдается особый звук Е или дифтонг ИЕ.

2.Гласные фонемы в безударных слогах.

В безударном положении гласные в различных говорах подвергаются разному изменению, основанном на редукции. Редукция может быть количественная и качественная.

В диалектах в первом предударном слоге после твердых согласных различаются два типа вокализма: оканье и аканье. Оканье - различение гласных не верхнего подьема, аканье - не различение тех же гласных в позиции после твердого согласного. Оканье может быть полным и неполным, а аканье недиссимилятивным и диссимилятивным.

При полном оканье различение О и А наблюдается во всех безедарных слогах, при неполном - только в первом слоге. Например: [хорошо] - [хърошо] .

При диссимилиативном аканье в первом предударном слоге на место [о] и [а] употребляется звук [а] , если под ударением не - а и звука (ъ) , если под ударением находится [а].

Диссимилиативное аканье распространено в западной части южновеликорусского наречия и в восточных белорусских говорах.

При сильном аканье (недиссимилятивном) в предударном слоге на месте [о] и [а] в любом случае употребляется гласная типа [а] - [вада], [вады] и т.д.

Безударные гласные после мягких согласных.

В отличие от вокализма первого предударного слога после мягких согласных в акающих говорах, для которых характерно неразличение гласных фонем неверхнего подьема, в севернорусских говорах имеется различение этих гласных.

В первом преударном слоге после мягких согласных фонемы е, ё, а различаются на севере полностью или частично. Это значит, что например, две из этих фонем могут совпадать, различаясь в третьей.

В говорах великорусского наречия после мягкого согласного наблюдаются следующие типы вокализма: иканье, яканье. При иканье наблюдается совпадение гласных неверхнего подьема в звуке [и] , при яканье в первом преударном слоге может произносится или звук [и], или звук [а] . Яканье может быть сильным, "умеренным", ассимилятивным, и диссимилятивным.

КОНСОНАНТИЗМ.

1.Общая характеристика диалектных различий в области консонантизма.

В сильной позиции (перед гласными непереднего ряда) в русском литературном языке различаются 35 согласных фонем: / б, б; п, п; в, в;, ф, ф;, д, д; т, т; з, з; с, с; г, г; к, к; х, х; м, м; н, н; р, р; л, л; j , ц, ч, ж, ш\ .

В русских говорах отклонений от этого перечня немного: могут отсутствовать / г /, / к /, / ч /, / ф /, / х / и прочие.

Диалектные различия в области консонантизма могут быть связаны:

1. С составом согласных фонем (например, употребления аффрикат Ц и Ч).

2. С качеством отдельных согласных фонем (например, качество звонкой заднеязычной Г и др.).

3. С особенностями позиционных чередований согласных фонем в слабой позиции (например, произношение губных согласных В, В, Ф в позиции на конце слова и т.п.).

Заднеязычные фонемы [ г ], [ к ], [ х ]. В русских говорах отмечается различное произношение согласной фонемы [ Г ] . диалекты северного наречия в большинстве своем характеризуются взрывным звуком [ Y ] поэтому в северном наречии отмечается пара по глухости-звонкости [ г ] – [ к ] (порога – порок) . Фонема Х не имеет звонкой пары. Диалекты южного наречия характеризуются фрикативным звуком, поэтому для южного наречия свойственна пара [ Y ] – [ х ] (сне Y а – снех). Фонема К в южных говорах является непарной по глухости-звонкости.

Особенностью многих говоров как северного, так и южного наречия является чередование К – Х перед взрывными согласными и аффрикатами: хто, х кому, дохтор.

В некоторых говорах, особенно в восточной части южного наречия и среднерусских наблюдается несколько расширенное по сравнению с литературным языком употребление мягких заднеязычных согласных.

В этих говорах возможно употребление [ г ], [ к ], [ х ] не только перед гласными переднего ряда, но и перед гласными заднего ряда, если они стоят после согласных звуков, а также после [ ч ] и [ j ]: бан’ к’ а, до ч к’ а, рет’ к ‘а, зайк’ а, п еч’к’ а, ол’ г’ а, ол’ х’ а ..

Иногда мягкие [ г’ ], [ к’], [ х’ ] употребляются даже после твердых согласных: детк’ а, рубашк’ а .

В среднерусских говорах наблюдается произношение Т, Д вместо К и Г: рука – рут’ и, на рут’ е, нога – нод’ и, нод’ е, герой – д’ ерой.

2.Диалектные различия, связанные с составом согласных фонем

В диалектном языке наблюдаются различия, связанные с составом согласных фонем. Они относятся к особенностям произношения аффрикат Ц и Ч, произношения глухих Ф и Ф, заднеязычных.

В большинстве южных говоров, некоторых северовосточных и западных произношение губно-зубного [ в ] возможно только перед гласным звуком: вода, вижу. В конце слова или слога в этих диалектах произносится В билабиальное (w): праwда, столоw. W может переходить в У неслоговое или У: прауда, столоу, дроу, удова. Такая замена W звуком У характерна для южных диалектов: в избу – у избу, ув халате . В говорах, где распространенно билабиальное В, отмечается регулярная замена Ф (ф – хх, или хв): фонарь – хвонарь, фунт – хвунт, фронт – хронт, фартук – хартук . Этим же говорам свойственно обратное явление: замена Х и ХВ на Ф: хвост – фост, хвастать – фастать, хорек – форек. Иногда Ф заменяется П: прося, Пилип. Для ряда северных говоров характерно необычное оглушение звука В перед согласными, В оглушается в Х: дрох, столох .

В русском литературном языке [ ц ] всегда твердый, а [ ч ] – всегда мягкий. В части говоров наблюдается то же самое: различение твердости [ ц ] и мягкости [ ч ] .

Такая картина характерна для южных говоров, а также северных, примыкающих к Москве.

Но в очень многих диалектах, а именно в северных и некоторых южных (например, Рязанских) наблюдается неразличение Ц и Ч. чаще всего в этих говорах в соответствии с литературными Ч и Ц произносится один звук – мягкое [ ц ]: отец, цена, [ц]истый, [ц]ашка, [ц]ай . Значительно реже наблюдается обратное явление, то есть употребление [ч] в соответствии с Ц и Ч: ч ашка, ч ай, отечь, ч ифра, курич а. Неразличение [ц] и [ч] принято называть цоканьем, а говоры, где такое неразличение наблюдается, цокающими .

Есть говоры, где на месте [ц] и [ч] произносится [ц] твердое. Твердым цоканьем характеризуются многие новгородские говоры.

В аффрикатах по говорам наблюдаются и иные отступления от норм литературного языка, помимо цоканья. В некоторых говорах аффриката [ц] теряет затвор, в результате чего изменяется в переднеязычной глухой фрикативный согласный С. Там, говорят, например, куриса, йайсо, огурсы, сена . Это явление наблюдается в некоторых говорах к югу от Москвы, например, в говорах Тульской, Орловской, Курской областей и др. В тех же говорах имеет место ослабление затвора и при шипящей аффрикате Ч, в результате чего на месте Ч употребляется согласный Ш, например: шай, шистый, ношка, пеш.

ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ.

В современных говорах, как и в литературном языке, различаются три грамматических рода существительных: мужской, женский и средний. Однако специфика категории рода в говорах проявляется, во-первых, в распределении существительных по родам, во-вторых, в разных принципах определения родовой принадлежности слова. Например, в говорах южного наречия наблюдается отсутствие класса существительныхсреднего рода. В этом случае составляющие данный класс существительные распределяются между мужским и женским родами. Однако и в говорах, различающих три рода, состав родовых классов различен. Для всех акающих говоров характерно расширение класса существительных женского рода за счет среднего. Особенно часто наблюдается переход существительных среднего рода в женский в словах, где ударение падает на основу: большая село, цинковое ведро. Чаще всего в одном и том же говоре наблюдается колебание в отнесении слова к тому или иному роду: большое стадо, большая стада . Нередко в именительном падеже существительные среднего рода сочетаются с прилагательным женского рода, а в косвенных падежах – с прилагательным среднего рода: большая стада (им.п.), большого стада (род.п.).

Причину совпадения женского и среднего рода С. П. Обнорский видел в редукции конечного гласного. Однако такое фонетическое объяснение действительно только для совпадения типа : ле/то, ле/та. В акающих говорах отражено несколько этапов сближения среднего рода с женским. Прежде всего оно происходит у существительных с безударным окончанием и проявляется только на синтаксическом уровне (в согласовании): большая стадо , одна окошка, какая – то болото.

Такое же согласование наблюдается при ударном конечном гласном: большая окно , вся село. Последний этап перехода среднего рода в женский – появление новых падежных форм существительных типа: всю лету, свежую мясу, сходи за мылом . Однако о полном осуществлении этого перехода на морфологическом уровне говорить трудно, так как совпадение парадигм у имен женского и среднего рода наблюдается не во всех падежах.

Иногда в диалектах наблюдается переход среднего рода в мужской. Сближение среднего рода с мужским большинство исследователей считает явлением более позднего времени, подчеркивая его распространение с заменой среднего рода женским.

В говорах северного наречия (Вологодские, Владимирские) наблюдается противоположное явление – расширение класса существительных среднего рода. В средний род переходят существительные, представляющие собой названия молодых существ: малое парнишко, большое теленко, одно девчонко . Колебания вроде присущи всем говорам. В одних случаях более «сильной», чем в литературном языке, оказывается форма мужского рода, в других – женского. Например, слова женского рода печень, мышь в говорах являются словами мужского рода. Сравните также хвои, ступень, пазух, берлог и другие. Существительные же лось, контроль, родитель в диалектах – женского рода. Сравните также заработка, танка, метро, ужине и другие.

2. Особенности категории числа имен существительных.

Во всех говорах русского языка различаются формы единственного и множественного числа. Способы образования форм множественного числа различны:

1.Наиболее распространен способ, при котором основа множественного числа равна основе единственного числа: сноп – снопы.

2.Основа множественного числа равна основе единственного числа +j: стакан – стаканья, сук – сучья, брат – братья. В западных говорах такой способ образования основы множественного числа отсутствует: брат – браты, зять – зяти, дядя – дяди . В ряде говоров отмечается включение в этот способ слов, в литературном языке образующих множественное число иначе. Сравните: куст – кусты – кустиа, пень – пенйя, дуб – дубйя. Иногда по этому же способу образуется множественное число и существительных женского рода: площадь – площад ’йя. На северо-западе таким способом образуется множественное число от существительных женского рода на -а: яма – ям йа, береза – берез йа.

3.Основа множественного числа отличается от основы единственного числа наличием суффиксов –ов-, -ев- и j. В говорах этот способ шире, чем в литературном языке: зять – з ат ев, йа (в лит. яз.), муж – мужова - мужов йа (в говорах) . В некоторых случаях суффикс –j может отсутствовать: сын – сынова, муж – мужова. Такое соотношение основ характерно для существительных названий лиц по способу родства.

4.Основа множенственного числа отличается от основы единственного числа отсутствием суффикса –онок / -онк’ и наличием суффикса – ат-. Такое соотношение в говорах сосуществует с типом ребенок – ребенки , то есть суффикс –онок во множественном числе сохраняется. Сравните также: детенки, поросенки, цыпленки.

5.Этот способ образования множественного числа отсутствует в литературном языке. Основа множественного числа имеет суффикс –он’ат в соответствии с суффиксом –онок единственного числа: волчонок – волчен ‘ята. Этот тип соотношения основ встречается при названиях мелких животных: мышенята, котенята, гусенята, утенята .

6.Основа множественного числа (как и в литературно языке) не имеет суффикса –ин:крестьянин – крестьяне. Такое соотношение основ встречается при названиях лиц по месту жительства, происхождению или социальному положению: крестьяне, дворяне, миряне, киевляне, бояре. В говорах основы единственного и множественного числа в словах подобного типа могут совпадать: крестьянин – крестьянини.

7.В говорах сильнее развита категория собирательности. Собирательные существительные – образования на –щина, -ежь, -ва, -ня, -няк, -ник: деревенщина, молодежь, родня, молодняк, березник, иужичье, тряпье, мужье. Собирательные существительные в говорах шире, чем в литературном языке, используются для выражения значения множественного числа. Процесс взаимодействия категории множественного числа и категории собирательности в современных говорах не завершился.

3. Особенности склонения существительных

В современном русском литературном языке имеется три типа склонения – первое, второе и третье.

К первому относятся имена существительные мужского и женского рода на –а, ко второму – имена существительные мужского рода на согласный и среднего рода на –о, -е, к третьему – имена существительные женского рода, оканчивающиеся на мягкий согласный или на шипящий.

Кроме того, имеются так называемые «разносклоняемые» существительные, представляющие собой остатки ранее существовавших особых типов склонения.

В говорах можно выделить три основных типа склонения, соответствующие литературным, но совпадающими с ними не во всем.

Первое склонение. Склонение представлено в двух вариантах – твердом и мягком. Особенности отмечаются в образовании форм родительного, дательного и предложного падежей единственного числа.

В форме родительного падежа, наряду с окончаниями -ы, -и употребляется –е: у сестры – у сестре, без воде, от родне . Дательный и предложный в этом типе склонения всегда совпадают. Окончание в этих падежах может быть двояким (-ы или –е): к сестре, в воде, к сестры, в воды. Окончание –ы, -и характерно для говоров западных областей.

В связи с особенностями первого типа склонения имен существительных различаются три разновидности говоров:

1. Говоры, в которых формы родительного падежа имеют окончания –и, -ы, а формы дательного и предложного падежей окончание –е

2. Говоры, в которых во всех трех падежах употребляются окончания -ы, -и.

3. Говоры, в которых во всех трех падежных формах употребляется окончание –е.

Некоторые особенности наблюдаются в говорах и в форме творительного падежа. Так, в Новгородской области употребляется в творительном падеже окончание –эй: сестрэй, водэй. Для юго-запада характерно окончание творительного падежа –ою: сестрою. В Белгородской области после мягкого конечного согласного основы употребляется окончание –ей без лабиализации гласного среднего подъема: родней,

В именительном падеже во всех говорах выделяется два подкласса:

1. Существительные мужского рода, кроме существительных с суффиксами -ушк-, -ишк-, имеющих нулевое окончание: брат, конь, дом, пень.

2. Существительные среднего рода и мужского рода с суффиксом –ушк- -ишк-, имеющих окончание –о, -е: село, поле, хлебушко, парнишко.

В винительном падеже также выделяются две разновидности окончаний:

2. Окончание одушевленных существительных мужского рода, совпадающие с окончанием родительного падежа: брата, коня.

3. Окончания неодушевленных существительных мужского рода и среднего рода, совпадающие с окончанием именительного падежа: дом, пень, село.

Родительный падеж во всех говорах характеризуется наличием двух окончаний: -а и -у. В большей части говоров, как и в литературном языке, окончание –у в родительном падеже могут иметь лишь неодушевленные существительные мужского рода: сахару. Однако в некоторых западных говорах окончание –у возможно и у существительных среднего рода: без делу, из стаду. На западе, а также на северо-западе окончание –у распространено очень широко. Оно наблюдается при самых разнообразных предлогах у существительных как мужского, так и среднего рода: до маю, около окошку, для государству, у самого полю. Это же окончание употребляется и при наличии отрицания: терпенью не хватит. Употребляется оно и в том случае, когда данное существительное относится к другому существительному: обработка полю , а также с числительными: четыре деньку.

В предложном падеже в литературном языке известны два окончания: –е и –у, причем –у употребляется только при предлогах В и НА в местном их значении. Сравните: в лесу (жить) – в лесе (разбираться). В большинстве говоров отмечается то же самое. Однако на западе сфера употребления –у шире. В западных говорах –у возможно у одушевленных существительных: на быку (ехать), в среднем роде: на окну, в полю . Окончание –у возможно и с другими предлогами: об сыну, при отцу.

Если –у в литературном языке чаще наблюдается у односложных слов, причем ударение падает на окончание, то в говорах оно имеет место в словах с разным количеством слогов и при любом ударении: к концу, на заводу, в огороду. На западе северного и южного наречий в предложном падеже употребляется окончание –и. В северо-западных говорах –и имеет фонетическое происхождение - оно возникло на месте старого Ь и является в этих говорах преобладающим: на окни, на столи, в ведри. В юго-западных говорах, где Ь перешло в –е, окончание –и представляет собой остаточное явление. Это прежняя форма мягкой разновидности, сохранившаяся лишь в отдельных словах: на конци, на крыльци, на столи.

3-е склонение. Существительные женского рода с нулевым окончанием в именительном падеже. Существительные этого типа делятся на слова с неподвижными ударениями на основе (они имеются во всех говорах: жизнь, мысль) и на слова с подвижными ударениями (к востоку от Москвы и по границе с Белоруссией этот подкласс отсутствует: грязь, из грязи, но в грязи, печь, кровь, пыль, плеть, глушь, лошадь) .

Именительный и винительный падеж в третьем типе склонения всегда совпадают.

В родительном падеже во всех говорах отмечается окончание –и. Дательный и предложный падежи имеют два варианта окончаний: -и или –е.

В средних русских говорах и в западной части обоих наречий в дательном и предложном падежах употребляется только окончание –и, как и в литературном языке: о жизни, в пыли, по степи, на лошади. В восточной части северного наречия многие говоры имеют в этих падежах только окончание –е: по грязе, на пече, на лошаде. В остальных говорах восточной части северного наречия и почти во всех говорах восточной части южного наречия возможны оба варианта окончаний: в грязе, в степе, в пыли, в степи.

В окающих и акающих говорах Владимирской области окончание –е свойственно только словам с подвижным ударением. В большинстве же северных говоров (окающих) употребление одного из двух окончаний не зависит от места ударения.

На востоке северного наречия в ряде среднерусских говоров и в западной части южного наречия в творительном падеже употребляется окончание –ой, -ей, -уй как и в первом типе склонения:грязью – грязей, грязею, грязюй . Причем в отдельных из этих говоров может присутствовать обычное окончание –ю, а в некоторых оно вообще отсутствует.

В Вологодской области северного наречия и во многих западных говорах 3-ий тип склонения сближается с первым. Так, наблюдается одинаковое окончание в родительном падеже: земли, ночи, в дательном и предложном падежах в Вологодской области: на земле, по земле, в стене, по стене . Иногда совпадают и формы творительного падежа первого и третьего склонений: землей, степей.

Имена существительные, стоящие вне трех типов склонения – имя, племя и т.д. часто не имеют в говорах в косвенных падежах наращения –ен-:

И.п. имя, име

Р.п. имя

Д.п. имю

В.п. име и т.д.

В ряде других говоров они имеют наращение не только в косвенных падежах, но и в именительном: имено, семено, племено. В случае, когда существительное этого типа не имеет наращение ни в одном из падежей, они могут относиться ко второму или первому склонению: в северных говорах – ко второму, а в южных – к первому.

По говорам наблюдаются особенности в склонении существительных мати и дочи. В северном наречии и на западе именительный падеж сохраняет древнюю форму: мати , дочи . В некоторых говорах употребляется форма именительного падежа: матерь, дочерь.

В части диалектов именительный падеж звучит матере, дочере . В этом случае данные слова склоняются по 1-му типу. В некоторых западных говорах распространено матка, дочка. Слово свекровь также имеет особенности склонения. В южном наречии известна форма свекры , в западных – свекрова, в юго-западных – свекровье или свекровя , в Брянской области – свекра. Склоняется по говорам слово свекровь различно, оно может относиться к 1-му или 3-му типу склонения.

В именительном падеже множественного числа в говорах отмечены два окончания: (или –ы) и -а. В отдельных говорах возможно более широкое распространение одного из окончаний за счет другого. Так, в западных областях шире распространено –и (-ы), оно употребляется и в словах, где в литературном языке мы имеем –а:домы, луги, снеги, рукавы, глазы, браты, зяти, сыны. Значительно шире, чем в литературном языке, употребляется окончание –а и в некоторых говорах северного наречия. Здесь говорят: робятка (ребятки), окошка (окошки) , а также возможны формы типа крестьяна вместо крестьяне.

В родительном падеже по говорам отмечается три вида окончаний: -ов, -ей, нулевое – столов, гостей, вод . Все три типа окончаний известны и литературному языку.

Однако распределение этих окончаний между существительными различных родов по говорам неодинаково. Так, в южном наречии окончание –ов возможно не только у существительных мужского рода, но и у существительных среднего и женского родов:вестов, делов, озеров, бабов, вербов и т.п.

В Рязанской области на месте окончания –ов часто встречается –ох: домох. В литературном русском языке окончания –ов и –ей в рамках мужского рода распределяются между словами в зависимости от твердого или мягкого конечного звука основы. В словах с твердым конечным звуком основы – обычно окончание –ов: домов, столов. Для существительных с мягкими конечными согласными основы характерно окончание –ей: гвоздей, кирпичей. Но в ряде говоров этот принцип распределения окончаний нарушен:гвоздев, родителев, кирпичов . Окончание –ов (или –ев) употребляется здесь даже в женском роде: полев.

Дательный и предложный падежи в северном наречии, а именно в говорах вокруг Белого моря, в среднерусских говорах (Калининская обл.) и в говорах к югу от Москвы во множественном числе имеют окончание –аф: во двораф .

МЕСТОИМЕНИЕ

1. Разряды местоимений в диалектном языке.

В говорах представлены те же разряды местоимений, что и в литературном языке. Однако состав местоимений, образующих эти разряды, в говорах и литературном языке различен. В первую очередь отличие касается указательных, определительных, притяжательных и неопределенных местоимений. Часто набор местоимений этих групп в говорах богаче, чем в литературном языке. В то же время личные, вопросительно-относительные и отрицательные местоимения обнаруживают большую стабильность во всем русском языке, включая и говоры.

Местоимение - достаточно древняя лексика - грамматическая группа. Вместе с тем процесс становления местоимений в известной мере еще не завершился. Об этом свидетельствует большое число вариантных форм местоимений в говорах, сохранность архаичных образований наряду с новообразованиями. Так, с одной стороны, мы наблюдаем в говорах образования от основ тоб-, соб- у личного и . возвратного местоимений: тебе, себе , сохранение утраченных литературным языком местоимений кой, ни, сей, од. С другой стороны, в говорах, как отчасти и в просторечии, отмечается и наличие новых форм. Таковы, например, притяжательные местоимения от форм местоимений З-го лица: егое, ейньт, евонный, ихний и т.п.; неопределенные местоимения кто-ишь, что-ишь (соответствующие литер, кто- нибудь, что-нибудь)', указательные местоимения типа нутот, эвонтот, а также сложные по составу тот там, тот вот и др. Имеются также известные отличия и в образовании падежных форм местоимений. Все это характеризует своеобразие категории местоимения в говорах, а также дифференцирует частные диалектные системы.

Личные и возвратные местоимения. Известные литературному языку личные местоимения я, ты, он, она, оно, мы, вы, они и воз вр атн ое себя являются общенародными. По говорам эти местоимения различаются лишь отдельными формами.

Местоимения 1-го и 2-го лица и возвратное имеют формы числа и падежа, формы рода у них отсутствуют. Диалектное многообразие склонения этих местоимений создается различиями в формах от дельных падежей и варьированием основы. Р. и В. (всегда совпадающие) могут иметь окончание - а или -е, Д. и Л. (также всегда совпадающие) - (/ё/ для говоров, различающих /е/ и /ё/) и - и. Для северно-русского наречия и значительной части среднерусских говоров, а также для небольшой части говоров южнорусского наречия характерно противопоставление окончаний - а (Р.- 8.) и -е/-и (Д.-П.). В южнорусском наречии и говорах Псковской области отмечается иное соотношение: в Р.-В. и в Д.-П. Р.-В. Д-П. меня, тебя, себя-е, - и мне, мни, тебе, теби, себе, себи мене, тебе, себе мне, тебе, себе

Основа представлена в разновидностях: мен-, мн- у местоимений 1-го лица , теб-, тоб- у местоимения 2- го лица , у возвратного - себ-, соб-. Эти виды основы известны и литературному языку: Р. меня, тебя, себя; Д. мне', Т. тобою, собою. Но в говорах распределение этих вариантов по падежам может быть иным: Р. у меня, у тебя-, Д. к тоби, П. про тебе, о себе и т.д. Различия в форме основы - явление, свойственное не только древнерусскому и старославянскому языкам, но, очевидно, и праславянскому. Об этом свидетельствует наличие таких же вариантов, какие отмечены в русских говорах, почти во всех славянских языках: польск. Д.-П. Мае, зоЬЮ, чешек. Д.-П. {оЬе зоЬе, Т. (еЬои, зеЬои и т.д. )

Не менее древнее явление следует видеть и в кратких формах местоимений мя, тя, ся, ме, те, ее, которые в некоторых говорах употребляются наряду с полными. Краткие формы чаще употребляются в родительном с предлогом и реже- в винительном. По своей форме они коррелируют с соответствующими полными формами, т.е. мя при полной форме меня, ме при полной форме мене и т.д. Хотя с формальной точки зрения местоимения де, те, ее нельзя считать непосредственным результатом изменения древних кратких форм (ст.-сл. да, гоА, сА; др.- рус. мя, тя, ся), возникли они несомненно под влиянием последних.

2.Диалектные различия в образовании и склонении личных местоимений

В диалектном языке , как и в литературном, употребляются личные местоимения первого, второго и третьего лица единственного и множественного числа. Склонение личных местоимений 1-го и 2-го лица во множественном числе отличается единством. Диалектное своеобразие ограничивается, как и у других местоимений, формами дательного и творительного, которые могут или различаться, как в литературном языке, или совпадать. Эти падежи чаще совпадают в форме, которая в говорах, различающих дательный и творительный. Множественное число творительного падежа является формой дательного: к нам, с нам', к вам, с вам и т.п.

Личные местоимения З-го лица исторически возникли из указательных [он, она, оно, и(же), я(же), е(же), поэтому они изменяются не только по падежам и числам, но и по родам: он, она, оно.

Диалектные различия прослеживаются в формах именительного падежа единственного и множественного числа по наличию или отсутствию у них начального J . Ф ормы с йотированным начальным Е отмечены как в северно-русском наречии (в северо-западной части, например, в Вологодской области, в Ладого-Тихвинских и Онежских говорах), так и в некоторых говорах южнорусского наречия (например, в рязанских). Надо полагать, что йотация начального [Е] произошла в результате выравнивания парадигмы, под влиянием форм косвенных падежей (его, ему и т.д.). В большинстве говоров эти процессы выравнивания основ отражаются непоследовательно.

В единственном числе особым разнообразием по говорам отличается форма винительного падежа женского рода (ее, ее, ел, ё, ей), ю, ей, ей, юй, ёну)'. встретил ей, послали ё, нашел ёну. В некоторых говорах, например в восточной части северно-русского наречия, наблюдается совпадение форм дательного,творительного и предложного падежей существительных женского рода с окончанием -ей . Поскольку на этой же территории возможна и форма винительного падежа, оканчивающегося на - ей, получается совпадение четырех падежных форм.

Различны в говорах и формы именительного падежа множественного числа: оны, оне, оны . Если для западной части северно-русского наречия характерна форма омы (и оны), то в восточной части преобладают формы оне и оны (без начального J , в южнорусском наречии употребительна форма оны наряду с более редкими оне и оны. Эти диалектные разновидности местоимения З-го лица представляют собой остаток древних родовых форм лично-указательного местоимения во множественном числе:оны - мужской род,оне - женский род, она - средний род (последняя форма не могла сохраниться ввиду совпадения с формой именительного падежа единственного числа женского рода). В говорах нередко имеет место неразличение форм дательного и творительного падежей множественного числа, что является отражением совпадения этих падежных форм в ныне утраченном двойственном числе. Эти совпадающие формы (ими, имя, имя, имями др.) весьма разнообразны: Давечь прибежал с имя; Молока поставит имя и уйдет; Имям, дояркам, давали; с имя» говорили. Формы типа имям, с имями возникли в результате контаминации форм дательного и творительного падежей.

От литературных форм диалектные отличаются также тем, что в предложных конструкциях обычны формы с им, к ему, за ей, у их, т.е. почти не употребляются . образования с начальным н типа с ним,, я к нему, за ней, у них.

ИМЯ ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ

1. Общие сведения об имени прилагательном

Во всех современных говорах, даже самых архаичных, прилагательное выступает как самостоятельная лексико-грамматическая категория слов.

Во всех говорах употребляются те же разряды прилагательных, что и в литературном языке: качественные, относительные и притяжательные.

Однако в диалектном языке более широко употребляются формы притяжательных прилагательных с суффиксами –ОВ, -ИН: братова жена, сестрины дети.

Однако в диалектах имеются и другие особенности:

1. Между качественными и относительными прилагательными в говорах существуют более тесные связи, чем в литературном языке – лексическое значение многих качественных прилагательных в ряде случаев оказывается обусловленным предметным значением производящего имени.

В связи с этим в говорах краткие формы и формы сравнительной степени иногда образуются и от относительных прилагательных.

1. В говорах значительно чаще встречается согласованное определение, чем несогласованное, выраженное падежными формами существительного.

В связи с этим в говорах более разнообразны в словообразовательном отношении притяжательные прилагательные.

Широко распространены в них суффиксы –ОВ \ -ЕВ, -ИН-, -ИЙ-, -ЫВ \ -ИВ- -СК-, -Н- \ -Н-; все они способны заменять друг друга или соединяться: пастуший, мужний, маминов, сыновнев .

2. В говорах полные и краткие формы прилагательных могут сосуществовать с так называемыми стяженными формами: молод [а j а] – молод [а а] – молод [а].

Употребление стяженных и полных форм прилагательных в говорах не разграничено, хотя в некоторых из них и встречается стяженная форма в функции определения, а нестяженная – в функции сказуемого.

2.Особенности склонения неличных местоимений и прилагательных

Склонение имен прилагательных отличается в говорах рядом особенностей. Рассмотрим склонение имен прилагательных мужского и среднего рода по говорам. В одних диалектах у прилагательных мужского и среднего рода различается пять падежных форм, могут появляться следующие падежные окончания.

И. молодой, молодой (молодо. Молодое)

Р. молодово (молодое) молодого

Д. Молодому

В. как И. илиР.

Т. молодым

П. Молодом, молодэм

В говорах, где в склонении имен прилагательных мужского и среднего рода различается лишь четыре падежных формы, отмечены следующие варианты падежных окончаний.

И. молодой - молодэй, молодый

Р молодово - молодого

Д. Молодому

В как И. или как Р.

Т. П. молодым.

В этой системе говоров форма винительного падежа обязательно совпадает или с формой именительного или с формой родительного падежа. Совпадают также формы творительного и предложного падежей. Причем и в том, и в другом падеже употребляется форма творительного падежа с окончанием -ым, - им. В говорах северо-западных областей отмечается форма молодыим.

На территории западных областей зафиксированы формы прилагательных и неличных местоимений с твердой заднеязычной согласной в конце основы перед фонемами -е, - и: плохэй. Такэй, плохый, такый.

В склонении имен прилагательных женского рода по говорам могут различаться три или четыре падежные формы. Причем в различных областях варианты падежных окончаний не одинаковы. В части говоров встречается следующая система падежных окончаний.

И.молодайа

В. молодуйу, молодуйа

Р.Д.Т.П. молодой, молодэй

Во множественном числе склонение имен прилагательных может насчитывать в одних говорах четыре, в других - три падежные формы.

Там, где различаются четыре падежные формы, могут совпадать падежи именительного - винительного, а также дательного - творительного , формы родительного и предложного обычно не совпадают.

В ряде говоров возможно совпадение родительного, винительного и предложного падежей. В таких говорах обычно не совпадают формы творительного, дательного и именительного падежей. Примером говоров, различающих во множественном числе четыре формы имен прилагательных, могут служить среднерусские окающие говоры.

Особенности склонения неличных местоимений. В некоторых говорах употребляются местоимения, которых нет в литературном языке: йеговой, йегонной, йевонной,(йевойной) - его.

Местоимение тот может выступать по говорам в следующих формах:тот - той - тэй - тый, та - тайа, тыйа, то - тойе, тойо, те - тон (тейе, тейа) и т.п.

В большинстве говоров преобладают формы, совпадающие с литературными: тот, та, те. Форма множественного числа тыя употребляется в западных областях.

Многообразны формы множественного числа местоимений он, она, оно - они, оны (йены), ины, оне.

В склонении притяжательных местоимениймой, твой, свой по говорам отмечаются некоторые особенности. В ряде говоров распространена форма предложного падежа единственного числа моем вместо моем.

Притяжательные местоимения женского рода во многих говорах имеют одну форму родительного, дательного, творительного и предложного падежей: моей, моей сестры, сестре.

Особое склонение притяжательных местоимений во множественном числе наблюдается в восточной части среднерусского наречия: И.-В. майе , Р.-П. Мойех, Д. мойем , Т. мойеми ( под влиянием те, тех, тем) . Но в большинстве говоров формы этих местоимений во множественном числе совпадают с литературным языком.

В западных областях наблюдаются особенности в склонении формы женского рода этого местоимения. И. тоя В. тую, тую Р. Т. пр. тойей


ГЛАГОЛ

1. Глагол. Категории глагола

Система глагола в говорах, с одной стороны, весьма близка литературной норме, а с другой - в ней есть категориальные отличия, обусловленные сохранением некоторых реликтов древнерусской глагольной системы. Имеются в виду остатки старого деления глагольных времен на абсолютные, соотносящие действие с моментом речи, и относительные, характеризующие действие по отношению к другому действию. Сохранившиеся в некоторых говорах формы плюсквамперфекта могут обозначать действие, совершенное ранее другого действия в прошлом, т.е. иметь значение относительного времени. -

Особенности в системе глагола, которыми говоры отличаются друг от друга и от литературного языка, могут наблюдаться, во- первых, в самой морфологической структуре глагольных форм (например, наличие или отсутствие- та в форме З-го лица). Во-вторых, целый ряд специфических черт в системе спряжения глагола является результатом действия в говорах тех или иных фонетических законов (например, не различение окончаний 1 и И спряжений в глаголах с безударными окончаниями в акающих говорах). В- третьих, по говорам наблюдаются различия в слово- и формообразовательных моделях глаголов отдельных групп (например, рисовать - рисоваю ). Все эти различия возникают в результате действия внутренних процессов языкового развития, что обусловливает наличие по говорам значительного варьирования глагольных форм на морфологическом, морфонологическом, словообразовательном уровнях. Следует иметь в виду, что активность и распространенность некоторых словообразовательных и формообразовательных моделей глагола в говорах связаны с определенными группами лексики, которые, однако, еще мало изучены и описаны. Поэтому не всегда возможно представить в достаточно полном виде картину функционирования тех или иных диалектных глагольных форм.

В целом же глаголу в говорах свойственны те же категории, что и в литературном языке: время, лицо, наклонение, залог, вид, а для некоторых форм - род, число. Достаточно широко представлены и неличные формы глагола - инфинитив, причастие и деепричастие. Деепричастия и особенно причастия имеют ряд особенностей, связанных как с морфологической природой этих форм, так и с некоторыми специфическими чертами диалектного синтаксиса.

2.Особенности спряжения глаголов в русских народных говорах

Формы настоящего ( будущего простого) времени по говорам достаточно единообразны. Отличия от литературной нормы незначительны и лишь в единичных случаях имеют морфологический характер и касаются состава и набора окончаний (I-е лицо множественного числа, III-е лицо единственного и множественного числа и др.). В основном эти отличия принадлежат морфонологическому уровню и зависят от характера основы глагола и действия в говорах тех или иных фонетических процессов.

В говорах, как и в литературном языке, все глаголы делятся на два спряжения. Глаголы I и II спряжений различаются гласной фонемой в окончаниях (I спряжение характеризуется фонемами /е/ или/о/, II спряжение - фонемой /и/. несешь - говоришь) и окончаниями З-го лица множественного числа (несут - говорят). Во всех говорах глаголы с ударным окончанием достаточно четко распределяются между I и II спряжениями. Глаголы с безударным окончанием в тех говорах, где сохраняется в заударном положении различие фонем /е/, /о/, /и/ (т.е. тех фонем, которыми различаются I и II спряжения), также могут быть отнесены либо к I, либо ко II спряжению. Но в говорах южнорусского наречия в соответствии с закономерностями безударного вокализма на месте ударных /е/, /и/ в заударном слоге после мягких согласных произносится один гласный, поэтому безударные окончания I и II спряжений не различаются в произношении: лезьшь (лезешь) - помньшь (помнишь). В III-м лице множественного числа также происходит изменение окончаний, но здесь господствующим оказывается окончание I спряжения -ут/-ют : лезут, помнют и т.д. Таким образом, в южнорусских говорах, не различающих в заударном положении фонемы /е/, /и/, нельзя обнаружить четкого деления глаголов на два спряжения.

Специфику в образовании форм настоящего (будущего простого) времени обнаруживают глаголы, имеющие в основе*J, знать - знай-у, делать - далай-у, уметь - умей-у, обуть - обуй-у. В этих глаголах происходит утрата [J] с последующим уподоблением и стяжением гласных: играйеш-играэш>играаш->играш . Утрата [J] и стяжение гласных обнаруживаются в различной степени почти на всей территории распространения севернорусского наречия, но особенно характерны эти процессы для восточной части среднерусских говоров, где глаголы с основой на - J имеют окончания -у/- ю, -шь, -т, -м, -те, 'ут/-ют. думаю (думу-редко), думам, думашь, думате (редко), думат, думают (думут).

В говорах севернорусского наречия стяженные формы выступают, как правило, параллельно с нестяженными формами тех же глаголов. Нередко также представлены формы, отражающие различные стадии процесса: например, утрату *J, но отсутствие стяжения (играэш)

Глаголы с основой на -г, -к в литературном языке и в говорах образуют формы настоящего времени с исконным чередованием [г//ж, [к//ч), являющимся результатом первой палатализации заднеязычных. В настоящее время это чередование имеет морфонологический характер и наблюдается во всех формах, кроме форм 1-го лица единственного числа и З-го лица множественного числа: могу, можешь, может, можем, можете, могут.

Литературная норма известна в настоящее время всем говорам. Однако говоры могут обнаруживать тенденцию либо к распространению чередования на формы всех лиц, либо кого устранению. При отсутствии чередования [г//ж1, [к//ч] может наблюдаться сохранение г, к во всей парадигме: пеку, пекошь, пекот . Этот тип представлен в говорах Вологодской и Кировской областей и во Владимиро-Поволжской группе говоров.

В образовании формы 2-го лица множественного числа яркой чертой северно-русского наречия (главным образом его северо-восточных говоров и некоторых среднерусских говоров) является наличие у глаголов I и II спряжений ударного окончания -ите (-итё)' . I спр. несите (несите), знайте (знаете) ; II спряжения помните (помните), стоите (стоите). Во многих говорах эти формы сосуществуют, но формы на -те более распространены, чем на -тя . Можно говорить о полном отсутствии форм на -те лишь в говорах Архангельской области и Карелии. С другой стороны, формы на -те господствуют в костромских говорах.

В говорах южнорусского наречия в результате изменения в окончаниях безударного /е>а/ образуются формы 2-го лица множественного числа на -тя: говоритя, несетя. Такие же формы встречаются в Ладога-Тихвинских говорах и в районе Онежского и Белого озер. Это явление отмечено А. А. Шахматовым как достаточно широкий фонетический процесс перехода /е>а/ после мягких согласных. Подобные явления прослеживаются в памятниках русского языка с XIV в.

Формы З-го лица единственного и множественного числа в говорах весьма сложны, на их описание и объяснение затрачено немало усилий исследователей. Эти формы могут иметь в окончании фонемы /т/, /т'/, а также не иметь: он (-а, -0) несет, несёть, несё- несе; они говорят, говорять, говоря. Твердое /т/ в формах З-го лица характеризует говоры северно-русского наречия и окающие среднерусские, мягкое /т'/ - говоры южнорусского наречия и акающие среднерусские. Формы без /т/ встречаются почти во всех акающих говорах южнорусского наречия, кроме того, свойственны некоторым говорам северно-русского наречия. Они представлены в архангельских и олонецких говорах, частично в новгородских. Среднерусские говоры знают формы без /т/ лишь на западе (например, псковские). Следует иметь в виду, что в этих говорах формы без /т/ не являются безраздельно господствующими. Напротив, они чередуются с формами с /т/, /т'/ в пределах одного говора, и в настоящее время употребление форм без /т/ сокращается.

Парадигмы глаголов в говорах по признаку наличия или отсутствия могут представлять различные типы. В одних говорах формы третьего лица могут выступать без в единственном и множественное числе всех глаголов: он сиди, они сидя; в других - с - т только в единственном числе: он сидит (они сидя), или, наоборот, только во множественном числе: они сидят (он сиди). Следует иметь в виду, что отсутствие- т в форме З-го лица множественного числа более характерно для глаголов II спряжения, так как у глаголов I спряжения формы без –Т частично совпадают с формами I-го лица единственного числа: я несу - они несу.

3. Особенности возвратных глаголов

Залоговые отношения глагола в говорах в настоящее время не изучены достаточно систематично, и на основе имеющегося материала невозможно дать полное описание этих отношений с точки зрения их отличий от литературной нормы. Можно констатировать, однако, что специфика говоров в плане выражения категории залога - в употреблении некоторых форм причастий и возвратных форм глагола. Что касается выразителя возвратной формы-частицы -ся , то здесь фактический материал показывает, что возвратные формы глаголов в говорах очень разнообразны. В литературном языке возвратная частица употребляется в виде -ся после согласных и в виде -сь - после гласных: купалс'а (по старым орфоэпическим нормам после согласных [с] - купалса), уч'ус' (старая норма - учус) . В ряде говоров находим варианты этой частицы: -си (-се,-си) . В результате отвердения эти основные варианты привели к образованию разновидностей с [с]: се>сэ , Вариант -си характерен для средне- и южнорусских говоров; на территории распространения северно-русского наречия эти формы встречаются в районе Прионежья: пск. ударилси, спугалси, боимси, моск. ни ругайси, боимси, звалси, осталси. Пенз. ни балуйси, жалуйси, боялси; калужск. испугалси, запрягаимси; орд. ушибси, нарядилси; Курск. женилси.

Особенности неличных (именных ) форм глагола

Неопределенная форма (инфинитив) глагола в древнерусском языке старшего периода оканчивается на -ти: дати, коупити, любити, а у глаголов с основой на - г, -к - на –чи: печи, беречи . Согласный /ч/ исторически развивался из сочетаний /кг/, /гг / перед гласным переднего ряда: * ре kti * r ес ti . В дальнейшей истории II - ХШ вв.) при ударении на основе конечное /и/ редуцировалось: дати>дать, коупити>коупить, а у глаголов, имевших в неопределенной форме ударение на суффиксе, сохранилось конечное -ти. Такое положение отмечается и в современном литературном языке. Однако в говорах картина значительно сложнее. Там мы находим употребление форм с -ти при ударении на основе и форм с -ть на месте ожидаемого

лезти, дати, несть . Глаголы с ударением на основе, оканчивающиеся на –ти, характерны для северно-русского наречия. Диалектный язык сохранил форму, на которой совсем не знает литературный язык: печи, мочи и т.п.

Формы, осложненные добавочным элементом -ть, лишь у некоторых глаголов известны в повсеместном употреблении; главным образом, это глаголы с корнем ид-: идтить, найтить, взойтить, разойтиться.

Инфинитив с несмягченным /т/ на конце встречается в говорах редко. Вследствие малочисленности данных трудно с достоверностью говорить о происхождении этих форм. Может быть, они являются результатом отвердения конечного /т/ или возникли под влиянием древнего супина.

Русскому языку свойственны действительные и страдательный п р и ч а с т и я настоящего и прошедшего времени: несущий, несший, несомый, несенный. Страдательные причастия прошедшего времени имеют полную и краткую формы: сделанный (- ал, - ос, -ые), сделан (- а, -0, -ы) . Из четырех причастных форм три для диалектного языка не характерны. Действительные причастия настоящего времени лишь изредка отмечаются в говорах в значении как причастия, так и прилагательного: немудрящий, нестоящий, завалящий, работящий, петуший, плакущий.

Суффиксы действительных причастий настоящего времени (-ащ-/- ящ-, -ущ-/-ющ-) в говорах получили широкое распространение для оформления прилагательных, обозначающих интенсивную степень качества: краснящий ' очень красный', новящий ' совсем новый', злеющий, предобреющий, громаднущий, надоедущий. Причастия на -н, чуждые литературной норме, можно встретить также в средне- и южнорусских говорах. В первую очередь это причастия от основы инфинитива на -0. В ряде случаев отмечается образование страдательных причастий прошедшего времени также от основы настоящего времени. Например, от основы настоящего временидад- глагола дать образуются причастия ладен, даденый... По аналогии образуются и причастия на -ден - от глаголов брать, взять: даденый, дадено, отдален, брадена, взяден.

ЛИТЕРАТУРА

Основная:

1.Русская диалектология. \ под ред. В.В. Колесова. М., 1990.

2.Русская диалектология. \ под ред. П.С. Кузнецова. М., 1973.

3.Русская диалектология. \ под ред. Н.А. Мещерского. М., 1972.

Дополнительная : Русская диалектология.\ под ред. Р.И. Аванесова, В.Г. Орловой. М., 1964.

1.Вопросы теории лингвистической географии. \ под ред. Р.И. Аванесова. М., 1962.

2.Бромлей С.В., Булатова Л.Н. Очерки морфологии русских говоров. М., 1972, стр. 32-126.

3. Русские говоры. М., 1975.

Словари:

1.Архангельский областной словарь. \ под ред. О.Г. Гецовой. М., 1980-1987, вып. 1-5.

2.Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4-х томах. М, 1955 и другие издания.

3.Словарь современного русского народного говора (д. Деулино Рязанского района Рязанской области). \ под ред. И.А. Оссовецкого. М., 1969.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:15:07 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
09:35:28 29 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Cтарославянский язык

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149898)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru