Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Анализ уголовно-правовой нормы, регламентирующей ответственность за кражу чужого имущества

Название: Анализ уголовно-правовой нормы, регламентирующей ответственность за кражу чужого имущества
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 20:54:07 08 января 2011 Похожие работы
Просмотров: 4880 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Оглавление

Введение

Глава 1. История развития института ответственности за кражу в российском законодательстве

§ 1. История развития института ответственности за кражу по уголовному законодательству дореволюционной России с Х в. по 1917 г.

§ 2. Ответственность за кражу в советский и постсоветский в период с 1917 по 1996 гг.

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика основного состава кражи

§ 1. Объективные признаки кражи

§ 2. Субъективные признаки кражи

Глава 3. Юридическая характеристика квалифицированного состава кражи

§ 1. Квалифицированные и особо квалифицированные признаки кражи

§ 2. Проблемы отграничения кражи от смежных составов

Заключение

Список источников и использованной литературы

Введение

Правоохранительная функция, выражающаяся в защите граждан от различных правонарушений, в том числе, от таких наиболее опасных их видов, как преступления, всегда являлась одним из основных направлений деятельности любого государства. Можно со всей определенностью констатировать жизненную актуальность данной проблемы, в конечном счете, не зависимую от пространственно-временной локализации любого общества.

В современной России проблема преступности характеризуется крайней остротой. Причины этого кроются в тех изменениях, которые претерпевает наша страна, прежде всего в экономической и социально-политической сфере общественной жизни. За последние десятилетия новые виды деяний, посягающих на нормальное развитие общественных отношений, потребовали своего реагирования со стороны уголовного законодательства. Эти криминальные вызовы нашли свое отражение в Уголовном кодексе Российской Федерации, который был принят Государственной Думой РФ 24 мая 1996 года и введен в действие с 1 января 1997 года.

Высокую степень общественной опасности имели и продолжают иметь корыстные преступления, которые заключаются в прямом незаконном завладении чужим имуществом в целях неосновательного обогащения, причем без использования субъектами своего служебного положения, не связанные с нарушением хозяйственных связей. Среди них особое место занимает кража.

Актуальность исследования обуславливается значительным удельным весом краж, как в структуре корыстных преступлений, так и в структуре преступности в целом. Негативная криминологическая динамика краж и корыстной преступности в целом потребовали от государства принятия ряда правовых мер, которые выразились, прежде всего, в неоднократном реформировании статьи 158 УК РФ. Постоянные изменения уголовного закона, имея, безусловно, позитивные результаты, влекут за собой и некоторые отрицательные последствия. В частности, к таким последствиям можно отнести отсутствие стабильности в правоприменительной, судебной практике, которая сама по себе обладает криминогенным потенциалом и не способствует воспитанию граждан в духе соблюдения законности.

Косвенным последствием непрекращающегося реформирования уголовного законодательства, осуществляемого порой без достаточного теоретического обоснования, можно назвать и отставание научных разработок от потребностей практики. Проблемы уголовно-правовой характеристики кражи, безусловно, неоднократно подвергались научному анализу. Достаточно назвать работы таких юристов, как А.И. Бойцов, Г.Н. Борзенков, С.И. Буз, В.А. Владимиров, Б.В. Волженкин, Л.Д. Гаухман, С.А. Елисеев, Б.Д. Завидов, Г.А. Кригер, А.В. Комков, С.М. Кочои, В.А. Лихачев, Ю.И. Ляпунов, С.В. Максимов, В.В. Мальцев, П.С. Матышевский, М.Г. Миненок, В.С. Минская, Б.С. Никифоров, А.А. Пинаев, В.И. Плохова, А.И. Рарог, А.П. Севрюков, Е.А. Фролов, Г.И. Чечель и др.

Отмечая глубину и высокую концептуальность всех исследований вышеназванных авторов, можно заметить, что, во-первых, большинство из них было посвящено комплексному изучению преступлений против собственности, а не непосредственно краже; во-вторых, они были подготовлены либо на базе УК РСФСР (1960 г.), либо на основе УК РФ (1996 г.), но без учета последних изменений. В силу этого можно утверждать, что в отечественной уголовно-правовой науке имеется ощутимый пробел в теоретическом осмыслении оснований установления и дифференциации ответственности за кражу.

Исходя из этого, объектом исследования обозначена группа урегулированных уголовным законом общественных отношений, возникающих в связи с фактом совершения общественно-опасного деяния, состоящего в тайном хищении чужого имущества.

Предмет исследования образуют положения уголовного законодательства России об ответственности за кражу и практика их применения следственно-прокурорскими и судебными органами.

Целью настоящего исследования является анализ уголовно-правовой нормы, регламентирующей ответственность за кражу чужого имущества.

Исходя из указанных целей, поставлены следующие задачи.

- изучение историко-правовых аспектов эволюции норм об ответственности за кражу в Российском государстве;

- уголовно-правовая характеристика кражи как формы хищения чужого имущества;

- характеристика признаков объекта и объективной стороны кражи;

- характеристика признаков субъекта и субъективной стороны кражи;

- характеристика квалифицированных и особо квалифицированных признаков кражи;

- определение проблем квалификации краж и отграничения ее от смежных составов.

Теоретической базой исследования послужили труды российских ученых в области уголовного права и криминологии, публикации в периодической печати, отражающие мнение практических работников правоприменительной сферы по рассматриваемой проблеме.

Нормативную базу работы составили: Конституция Российской Федерации; Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 года; Федеральные законы, включая Федеральный закон от 8 декабря 2003 года № 161-ФЗ "О приведении Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и других законодательных актов в соответствие с Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", Федеральный закон от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации"; Гражданский кодекс Российской Федерации, другие нормативно-правовые акты, посвященные регулированию отношений собственности.

Структурно работа состоит из введения, трех глав, шести параграфов, заключения и списка источников и использованной литературы.

Глава 1. История развития института ответственности за кражу в российском законодательстве

§ 1. История развития института ответственности за кражу по уголовному законодательству дореволюционной России с Х в. по 1917 г.

Исследование историко-правовых аспектов проблемы уголовно-правовой защиты собственности от краж является необходимым условием уяснения уровня развития современного законодательства в данной области и его возможных дальнейших перспектив.

Нормы, регламентирующие ответственность за кражу, относятся к числу древнейших норм права. Они встречаются уже в первых русских памятниках права. Так, в договоре князя Олега с Византией (911 г.), который представлял собой своего рода компромисс между обычным правом русских и правовыми установлениями греков, относительно виновного в краже была установлена его обязанность выплатить тройное вознаграждение потерпевшему, но не было указаний на уголовную кару. Однако уже в договоре князя Игоря с Византией (945 г.), определялось, что вор должен не только возвратить украденную вещь, но и уплатить еще столько же, сколько она стоит, и (сверх того) он должен быть наказан "по закону греческому и по уставу и закону русскому"[1] . Что касается этого добавочного наказания, то согласно византийскому праву, за воровство следовали болезненные, членовредительные наказания и даже смертная казнь (за вторичную кражу). Таких наказаний не было установлено в Русской Правде, однако, согласно иным источникам (арабским писателям и русским летописям), на Руси за воровство виновный также мог быть лишен жизни. Таким образом, практически сразу с момента формирования русского государства и права законодатель установил весьма суровую уголовную ответственность за кражу.

Довольно подробно ответственность за кражу регламентировалась нормативными предписаниями Русской Правды (X - XIвека). Случаи корыстного завладения имуществом в ней охватывались в основном термином "татьба", и хотя этимология этого слова явно указывает на совершение хищения крадучись, тайно, ненасильственно, под ним подразумевалось всякое тайное и открытое, ненасильственное похищение. Данный документ знал несколько статей об ответственности за кражу, в частности, отдельно регламентировалась ответственность за кражу скота, снопов, зерна, коня, удоя у пасущейся коровы, бобра, пчел и меда (ст.35, 41 - 44, 69 - 71 Пространной редакции Русской правды[2] ).

Особое отношение усматривается и к церковной краже. Ответственность за нее устанавливалась в Церковных Уставах Великих князей в силу разграничения юрисдикции между государством и церковью. Так, Церковный Устав князя Владимира (Xв.) относил к компетенции церкви "церковную татьбу", то есть посягательство на церковное имущество и символику. И хотя санкция за это преступление в документе не была установлена, следует помнить, что в церковной судебной практике было достаточно сильно влияние византийских традиций, согласно которым кража в церкви каралась ослеплением или сечением. [3] Важно заметить, что церковной юрисдикции подлежала не только собственно церковная кража, но и случаи внутрисемейных краж. Свидетельством тому выступают предписания Церковного Устава князя Ярослава (XIIв.) [4] Согласно статьям 32, 33 этого документа, внутрисемейные хищения, как не вызванные классовыми конфликтами, не представлявшие угрозы межклассовым отношениям и происходившие внутри ограниченных социальных групп, подлежали церковному суду; в связи с этим и размер штрафа за их совершение был в четыре раза меньше, чем за кражу зерна или урожая.

В основе дифференциации ответственности за кражу в древнерусском праве лежали также особенности способа ее совершения. Так, кража скота в поле, то есть имущества, не охраняемого специально, каралась продажей в три раза более низкой, чем кража скота, продуктов сельского хозяйства или ремесла из закрытых помещений ("из клети").

Заложенные в первых памятниках права основы регулирования ответственности за кражу получили дальнейшее развитие в XIV - XVвеках. Известным памятником периода феодальной раздробленности стала Псковская Судная грамота (1467 г.). Ее особенностью можно считать установление смертной казни за кражу, совершенную в третий раз (ст.8), а также за церковную кражу, конокрадство и кражу государственного имущества из Кремля. В тоже время в этом источнике появляется и новое основание усиления ответственности за кражу - ее неоднократность и рецидив. Однако если Псковская Судная грамота не дифференцирует еще наказания за первую и вторую кражи и только за третью кражу предусматривает смертную казнь без уточнения способа ее совершения, то Двинская Уставная грамота (1549 г.) уточняет эти составы. За первую татьбу татя продавали "противу поличного", то есть в зависимости от суммы украденного, за вторую татьбу его уже "продают. не жалуя", что следует понимать как взыскание с него суммы по указанию истца, а при невозможности выплаты передачу его истцу до отработки долга. Третья татьба каралась смертной казнью через повешение (ст.5). [5]

Еще более усилена охрана феодальной собственности была в Судебниках 1497, 1550 и 1589 годов. Согласно этим документам, кража совершенная в первый раз, помимо возмещения ущерба,собственнику, грозила для виновного торговой казнью и взысканием продажи-штрафа в пользу казны. При невозможности возместить убытки в силу отсутствия имущества виновный отдавался в холопство потерпевшему для отработки долга.

Линия на ужесточение наказания за кражу продолжилась в Соборном Уложении (1649 г.), которое установило обязательную пытку татя уже при обвинении его в первой краже. Уложение знало простую кражу и квалифицированную, к которой относилась кража, совершенная на службе, церковная кража, конокрадство, кража, совершенная в государевом дворе, кража овощей из огорода и рыбы из садка. Кража в Уложении - по прежнему ненасильственное посягательство на собственность. Уложение вводит понятие головной татьбы, под которой понималось воровство, сопровождавшееся убийством. Головная татьба, равно как и церковная, и татьба, совершенная рецидивистом, каралась по Уложению смертной казнью.

Делая значительный шаг вперед по пути охраны собственности, Уложение допускает убийство вора, пойманного с поличным в доме, не только в момент совершения преступления (как это допускала Русская Правда), но и во время погони за ним, а также в случае оказания сопротивления при поимке. Специфика Уложения состояла также в распространении уголовного преследования на членов семьи вора, которые знали о наличии в доме краденных ценностей. Они должны были платить их стоимость, а при отсутствии средств отдавались истцу доотработки долга.

Уложение 1649 года просуществовало в России достаточно долго и имело силу даже во время и после Петровских преобразований. Вместе с тем, Петр Первый внес существенные коррективы в представление о краже и ее наказуемости. Простой кражей считалась согласно Воинским Артикулам Петра Первого (1715 г.) кража, не превышавшая 20 рублей и совершенная не более чем в третий раз (арт.188, 189). [6] За такую кражу следовало наказание прогоном шпицрутенами через полк шесть раз; за втору кражу - двенадцать раз; за третью - ссылка на каторгу, отрезание носа и ушей. К квалифицированным видам кражи относилась: кража из церкви и иных святых мест, кража провианта, привезенного для войска, кража человека с целью его продажи, кража, совершенная у своего господина, кража казенных предметов, имеющих государственное значение, кража, совершенная караульным на сумму более 20 рублей или в четвертый раз (арт.186, 187, 191, 192). Такие кражи карались смертной казнью.

Со второй половины XVIIIвека стечение преступлений стало отличаться от рецидива. За все случаи кражи, если они в совокупности не превышали сорока рублей, полагалось наказание как за первую кражу, "ибо за те первые кражи наказания, отчего бы можно было воздержаться, не было". [7]

Артикулы достаточно подробно регламентировали вопросы ответственности за покушение на кражу и соучастие в краже. Так, согласно толкованию артикула 185, "ежели вор, правда, ворветца в намерении украсть, но и в том пойман или отогнан, или помешает ему кто, что ничего с собой не унес, оного також шпицрутенами полегче наказать надлежит"[8] . Исключение составляло положение, допускавшее убийство вора на месте преступления, в случае, если он покушается на кражу ночью и при этом "в дом ворветца"[9] , ибо, по мнению Петра "надлежит рассудить, что вор не для единой кражи, но чтоб и умертвить, в дом врываетца".

Что касается соучастников кражи, то толкование к артикулу 189 гласило: "оные, которые в воровстве конечно вспомогали, или о воровстве ведали, и от того часть получили, или краденое ведая добровольно приняли, спрятали и утаили, оные властно, яко самые воры, да накажутся. Ежели многие вкупе в воровстве пойманы будут, те все, хотя их много или мало, всяк так наказан будет, якобы един все воровство учинил"[10] . Таким образом, заложив основы понимания групповой кражи и кражи, совершенной в соучастии, законодатель, тем не менее, установил для обоих случаев одинаковое наказание.

Важной особенностью законоположений Петра явилось установление обстоятельств, смягчающих ответственность за кражу. Согласно толкованию к артикулу 195, "наказание воровства обыкновенно умаляется, или весьма отставляется, ежели кто из крайней голодной нужды (которую он доказать имеет) съестное или питейное, или иное что невеликой цены украдет, или кто в лишении ума воровство учинит, или вор будут младенец, которых дабы заранее от сего отучить, могут от родителей своих лозами наказаны быть"[11] .

Таким образом, XVIIIвек в истории законодательства об ответственности за кражу ознаменовался дальнейшей разработкой вопросов дифференциации ответственности в зависимости от объекта посягательства, его предмета, обстоятельств совершения, повторности, степени оконченности преступления и количества участвующих в нем лиц. Совершенствование нормы об ответственности за кражу продолжилось в XIXстолетии.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.) определяло кражу как тайное похищение чужих движимых вещей или денег без насилия, угроз и других обстоятельств, составляющих признак грабежа или разбоя (ст.2146).

Так, С.В. Познышев писал, что "кража распадается на несколько видов, выделяемых по особенностям объекта, субъекта, обстановки и способов действия". [12] По особенностям объекта он выделял:

1) простую кражу, ответственность за которую дифференцировалась в зависимости от ценности похищаемого имущества (до 50 копеек, до 50 рублей, до 300 рублей и свыше 300 рублей);

2) кражу заведомо необходимого для пропитания обкраденного;

3) кражу лошади;

4) кражу документов;

5) кражу документов, заведомо для виновного принадлежащих к делам какого-либо суда или управления;

6) кражу частных документов, удостоверяющих какие-либо личные или имущественные права. По особенностям субъекта совершения кражи выделялась семейная и домашняя кражи. При этом первая, субъектами которой выступали супруги, родители или дети, являлась привилегированной, а вторая, субъектами которой признавались проживающие вместе с потерпевшим, подчиненные потерпевшему лица, - квалифицированной. По способу действия Уложение выделяло кражу, совершенную со взломом, с влезанием в окно и перелезанием через ограду, с проникновением в дом под вымышленным предлогом. В зависимости от обстановки совершения кражи выделялась кража, совершенная из повозок, дилижансов и другого транспорта, кража, совершенная из присутственных мест, кража, совершенная ночью, кража, совершенная во время общественных бедствий, вооруженная кража. К привилегированным кражам, кроме указанных выше, Уложение относило также:

1) кражу, совершенную по крайней бедности и неимению никаких средств к пропитанию и работе;

2) кражу с добровольным возвратом похищенного.

Подводя итог рассмотренному вопросу можно сказать, что институт ответственности за кражу в дореволюционной России активно развивался. В XIXстолетии законодатель продолжил начатую ранее линию на раздельный режим охраны государственной и частной собственности, что находило отражение и в структуре уголовного закона, и отражалось в официальной статистике. По нашему мнению кражи и иные посягательства на собственность и в XIXвеке как и в наше время составляли значительную часть преступности, причем, если говорить о посягательствах на государственную и частную собственность, то по мере укрепления капиталистических отношений (особенно заметного после реформ 60-х годов), первые стали сокращаться, в то время как преступления против собственности частных лиц - расти.

Уложение 1845 года, с изменениями и дополнениями действовало в России вплоть до смены общественно-политического строя в 1917 году.

§ 2. Ответственность за кражу в советский и постсоветский в период с 1917 по 1996 гг.

Важным рубежом в развитии права вообще, и уголовного права в частности стала Великая Октябрьская социалистическая революция, которая, уничтожив старое, "буржуазно-помещичье" государство и право, создала первое в мире социалистическое государство и право. Как отмечают историки и юристы, "советское уголовное право возникло на развалинах буржуазного права. Оно сразу выявило свое принципиальное, качественное отличие от буржуазного уголовного права. Ни о какой "рецепции" буржуазного права, ни о какой преемственности права, правовой идеологии не могло быть и речи. Уголовное право, созданное советской властью, возникло и развивалось как качественно отличное, новое уголовное право, советское социалистическое уголовное право". [13]

Октябрьская революция ознаменовала переход к новому социально - экономическому строю, при котором особое значение придавалось охране и укреплению социалистической собственности. Уже на второй день после переворота Декрет "О земле" установил: "Какая бы то ни была порча конфискуемого имущества, принадлежащего отныне всему народу, объявляется тяжким преступлением, караемым революционным судом". [14] Указание на необходимость борьбы с хищениями государственного имущества мы находим и в других декретах, изданных в 1917-1921 годах, то есть до первой кодификации советского уголовного законодательства (например, Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 01.06.1921 года "О мерах борьбы с хищениями из государственных складов и должностными преступлениями, способствующими хищениям", Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 01.09.1921 года "Об установлении усиленной ответственности для лиц, виновных в хищении грузов во время перевозки их"[15] ). Дела о наиболее опасных имущественных преступлениях обычно изымались из общей подсудности и рассматривались революционными трибуналами и органами Всероссийской Чрезвычайной Комиссии.

В российской народной традиции резко отрицательное отношение к ворам, мошенникам, поджигателям и конокрадам уживалось со взглядом на казенное имущество как на бесхозное, не заслуживающее уважения. [16]

До принятия первого советского Уголовного кодекса не существовало единой системы норм о преступлениях против собственности с четко очерченными составами преступлений и соответствующими санкциями. После принятия Уголовного кодекса РСФСР 1922 года ответственность за имущественные преступления стала определяться на основании соответствующих его статей. [17] Глава VIУК РСФСР 1922 года "Имущественные преступления" открывалась статьей 180, в которой довольно детально описывались признаки состава кражи. Кража определялась как тайное похищение имущества, находящегося в обладании, пользовании или ведении другого лица или учреждения. В одной статье законодатель объединил несколько различных по объекту и степени опасности посягательств. В п.п. "а", "б", "в" ст.180 УК РСФСР устанавливалась ответственность за кражу имущества частных лиц: п. "а" предусматривал наказание в виде шести месяцев лишения свободы за простую кражу; п. "б" - наказание лишением свободы на два года со строгой изоляцией за кражу с применением орудий или инструментов, или других технических приспособлений и приемов; кражу, совершенную лицом, занимающимся кражами как профессией; кражу, когда похищенное было заведомо необходимым средством существования потерпевшего; кражу, совершенную по предварительному соглашению с другими лицами; п. "в" устанавливал наказание в виде лишения свободы на срок не ниже двух лет за кражу лошадей или крупного рогатого скота у трудового земледельческого населения. Остальные положения ст.180 УК РСФСР предусматривали ответственность за кражу государственного имущества: п. "г" наказывал лишением свободы на срок до одного года простую кражу из государственных или общественных складов и учреждений; п. "д" грозил лишением свободы на срок не ниже одного года за эту же кражу, совершенную лицом, имеющим в силу своего служебного положения доступ к государственному или общественному имуществу; п. "е" устанавливал наказание в виде лишения свободы со строгой изоляцией на срок не ниже двух лет за кражу государственного или общественного имущества, совершенную лицом, которому поручено заведование или охрана складов, вагонов, судов, учреждений; п. "ж" такое же наказание предусматривал за квалифицированную кражу, совершенную из государственных учреждений, складов и других хранилищ (при этом сами квалифицирующие признаки не были определены в статье); самое строгое наказание в виде лишения свободы на срок не ниже трех лет либо смертная казнь предусматривались п. "з" за кражу из государственных складов или хранилищ, совершенную систематически или должностным ответственным лицом или в особо крупных размерах. [18]

Раздельный режим охраны государственной и частной собственности был обоснован политическими и идеологическими соображениями и в то время приветствовался юристами.

Обозначенная выше конструкция нормы об ответственности за кражу практически сразу подверглась редакционным и содержательным изменениям. В 1923 году на основании п. "з" ст.180 УК РСФСР законодатель формулирует самостоятельную норму (ст.180-а) об ответственности за кражу из государственных складов и иных хранилищ, расширяя сферу криминализации посредством указания не только на кражу, как способ хищения, но и на иные способы (подлог документов, составление неправильных актов и др.); при этом основной состав предусматривал наказание в виде лишения свободы на срок не ниже трех лет, а та же кража, совершенная при отягчающих вину обстоятельствах, каралась смертной казнью. В этом же году появился и новый квалифицирующий признак в ст.180 - "совершение кражи во время пожара, наводнения, крушения поезда или иного общественного бедствия". В 1924 году в ст.180 УК РСФСР было внесено положение о ненаказуемости "мелкой фабрично-заводской кражи материалов и орудий производства, совершенное в первый раз рабочим или служащим, занятым в производстве в пределах своего предприятии, если стоимость похищенного не превышает пятнадцати рублей".

Подобная система норм просуществовала недолго, до принятия второго советского уголовного закона - УК РСФСР 1926 года. На момент его принятия, в 1926 году общее число осужденных за кражи в РСФСР составило 109568 человек или 15,5% от всех осужденных в этом году. [19]

УК РСФСР 1926 года[20] устанавливал ответственность за кражу в статье 162. Он продолжил курс УК РСФСР 1922 года на конструирование различных санкций за кражу имущества частных лиц и государственного имущества. В отношении краж у частных лиц была предусмотрена ответственность за простую кражу; квалифицированную кражу, под которой понималась кража, совершенная повторно или в отношении имущества, заведомо являющегося необходимым для существования потерпевшего; кража с применением технических средств, неоднократно, по предварительному сговору с другими лицами, а равно кража на вокзалах, пристанях, пароходах, в вагонах и гостиницах; привилегированную кражу, то есть кражу, совершенную при отсутствии квалифицирующих признаков, но вследствие безработицы, нужды, в целях удовлетворения минимальных потребностей своих или своей семьи.

Ответственность за кражу государственного имущества дифференцировалась, в первую очередь, в зависимости от признаков субъекта. Частные лица привлекались к ответственности при условии совершения кражи из складов и иных хранилищ или мест общего пользования, совершения кражи с использованием технических средств или по сговору с другими лицами, а равно и при отсутствии указанных обстоятельств, если они и совершили кражу во время общественного бедствия. Лица, имевшие доступ к хранилищам, несли ответственность за кражу государственного имущества при отсутствии указанных обстоятельств, их ответственность усиливалась в случае совершения кражи неоднократно с применением технических средств, по сговору или в особо крупных размерах. Привилегированным составом кражи государственного имущества признавалась "мелкая кража, независимо от ее размеров, совершенная на предприятии или в учреждении", если по закону она не влекла более строго наказания, чем один год тюремного заключения.

Подобные установления, при всей их логической ясности, были существенным образом запутаны в связи с принятием Закона от 07.08.1932 года "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности".[21] Этот акт ввел понятие хищения, признавая им наиболее опасные преступления против социалистической собственности, независимо от способа их совершения (в том числе и кражи).

При этом все лица, совершившие хищения, объявлялись врагами народа.

Во время войны законодательство об ответственности за хищения не стояло на месте, но его развитие шло не по пути изменения уголовного закона, а по пути либо расширительного толкования имеющихся в Уголовный Кодекс РСФСР 1926 года признаков, либо по пути издания отдельных, казуистичных законов, обусловленных нуждами военного времени. [22] По окончании войны многие из этих постановлений утратили силу.

Из послевоенных актов в истории уголовно-правовой борьбы с кражами особое значение имели Указы Президиума Верховного Совета СССР 1947 года "Об усилении охраны личной собственности граждан" и "Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества".[23] Эти Указы не были инкорпорированы в УК РСФСР и применялись самостоятельно. В 1955 году Указом Президиума Верховного Совета СССР была установлена ответственность за мелкое хищение государственного и общественного имущества, которое каралось максимум лишением свободы сроком на три месяца, а в случае повторности - до двух лет. [24]

Система раздельной охраны государственной, общественной и частной собственности от краж получила свое дальнейшее развитие в УК РСФСР 1960 года.[25] На момент его принятия ситуация в сфере борьбы с кражами государственного и частного имущества была достаточно сложной. В 1960 году в СССР было зарегистрировано 210374 кражи, что составило 111,9 % к показателю 1956 года; удельный вес краж составил 32,3% в общей структуре преступности, а их коэффициент равнялся 99,2 на 100 тысяч населения. [26]

Несмотря на то, что закон не знал общего понятия хищения, его основные формы были в нем в достаточной степени разработаны. Охраняя социалистическую собственность, законодатель установил ответственность за следующие виды посягательств:

1. мелкое хищение путем кражи, квалифицированное признаком повторности;

2. кража государственного или общественного имущества, квалифицированная признаками: повторности, предварительного сговора группы лиц, применения технических средств, особо опасного рецидивиста, крупного размера;

3. хищение путем кражи в особо крупных размерах.

Эти посягательства предусматривались в различных статьях УК РСФСР, при этом санкции за хищение государственного или общественного имущества варьировались от шести месяцев лишения свободы за мелкое хищение до смертной казни с конфискацией имущества за хищение в особо крупном размере.

Состав кражи личной собственности граждан по своим основным признакам (за исключением объекта) совпадал с кражей государственного имущества.

Вступление в силу УК РСФСР 1960 года сопровождалось увеличением количества зарегистрированных краж до 224374 в 1961 году, что составило 119,2% к уровню 1956 года. [27]

Заложенная в УК РСФСР 1960 года нормативная модель борьбы с кражами постоянно реформировалась в соответствии с задачами, стоящими перед государством и обществом. Наибольшую значимость среди всех внесенных в УК РСФСР изменений имел, безусловно, Закон от 01.07.1994 года, которым была исключена глава об ответственности за хищения социалистического имущества и в единой главе об ответственности за посягательства на собственность была установлена единая ответственность за преступные посягательства на различные формы собственности. [28] Данный шаг был сделан в полном соответствии с Конституцией РФ, согласно которой все формы собственности в РФ "признаются и защищаются равным образом"[29] . Особенность этого закона состояла также в том, что в нем впервые было дано нормативное определение общего понятия хищения.

Историческое развитие рассматриваемого понятия привело к тому, что к моменту законодательного определения понятия хищения в теории уголовного права России выделялись, как минимум, две трети его ныне существующих признаков: корыстная цель; изъятие имущества; обращение имущества в пользу виновного или иных лиц; противоправность изъятия и обращения; безвозмездность изъятия и обращения.

Подводя итог историко-правовому анализу развития законодательства об ответственности за кражу, следует сделать вывод, что ответственность за кражу была присуща правовой системе России на всех этапах ее исторического развития.

Характерной чертой уголовного законодательства об ответственности за кражу в России было постоянное стремление законодателя дифференцировать ответственность за данное преступление; при этом традиционными основаниями дифференциации ответственности следует признать форму собственности на имущество, ставшее предметом кражи, размер похищаемого имущества, повторность или систематичность действий виновного, значимость имущества для потерпевшего.

Установление единых стандартов ответственности за кражи государственного и частного имущества, обусловленное построением рыночных отношений в России, не является характерным для истории российского права. Приоритетна была охрана государственного и общественного имущества.

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика основного состава кражи

§ 1. Объективные признаки кражи

Криминальная ситуация в России продолжает оставаться достаточно сложной. На состояние правопорядка, личной и общественной безопасности оказывает негативное воздействие целый ряд факторов экономического, социального, политического и нравственно-психологического характера. При этом общая картина преступности в России приобретает все более выраженную корыстную окраску, а среди преступлений против собственности наиболее распространенными и представляющими повышенную общественную опасность традиционно остаются кражи.

Так, по данным Управления внутренних дел г. Уссурийска с 1999 г. по 2008 г. наблюдается стабильный рост краж. [30]

Минимальное количество краж было зарегистрировано в 2002 г. - 1680, максимальное в 2008 г. - 3454. Прирост составляет 205,6 %. Кражи в 2008г. составили 45,9 % от общего числа зарегистрированных преступлений.

В 2006 г. наблюдается значительный скачок совершенных краж по сравнению с предыдущим периодом. Это объясняется тем, что в структуру УВД г. Уссурийска было включено еще одно подразделение - РОВД Уссурийского района.

Только за два месяца текущего года УВД г. Уссурийска было зарегистрировано 519 краж, причем прирост краж по сравнению с январем 2009г. составляет 207,6 %, а от общего количества преступлений кражи составили 47,8 %. [31]

В соответствии с примечанием к ст.158 УК РФ, под хищением понимаются совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Кража, как форма хищения, обладает всеми признаки последнего, в силу чего изучение родовых признаков кражи является необходимым условием правильного понимания кражи в судебно-следственной практике.

В теории уголовного права выделяют следующие виды объектов:

Общий - все общественные отношения, охраняемые уголовным законом.

Родовой - группа общественных отношений сходных по общим признакам сгруппированных в одном разделе УК РФ. В краже родовым объектом будут экономические общественные отношения.

Видовой - группа общественных отношений сходных по специальным, более узким признакам и сгруппированные в одну главу УК РФ. Видовым объектом кражи являются общественные отношения в сфере охраны прав собственности.

Непосредственным объектом кражи являются имущественные отношения.

Вопрос об определении объекта кражи в уголовно-правовой литературе, при всей его социально-политической и правовой значимости, не нашел однозначного решения. Наиболее распространен взгляд на объект кражи как на отношения собственности. Однако, следует отметить, что в рамках учения о преступлениях против собственности сложились три взгляда на собственность как основной объект соответствующей разновидности посягательств:

1) собственность как экономическое отношение[32] ,

2) собственность как правовая ценность (право собственности в субъективном смысле) и 3) собственность как экономическое отношение и право собственности. [33] Кроме этого, высказывается мысль о том, что объектом хищений являются имущественные отношения, то есть отношения, которые складываются по поводу принадлежности, оборота имущества, результатов работ, оказания услуг и которые получают правовую регламентацию с помощью права собственности и иных (ограниченных) вещных прав, обязательственного права и других правовых форм. [34] В последнее время реанимирован взгляд на объект кражи как на отношения в сфере имущества. [35]

Как нам представляется, в определении объекта хищений вообще, и кражи в частности, необходимо исходить не только из наименования главы 21 УК РФ, но и из формулировки примечания 1 к ст.158 УК РФ. Согласно ему, вред при хищении причиняется не только собственнику, но и "иному владельцу" имущества. Определяя понятие хищения, законодатель в примечании 1 к ст.158 УК РФ указал, что хищение является деянием, причиняющим ущерб собственному или иному владельцу имущества. Однако законодатель не объяснил, какой именно смысл он вложил в термин "иной владелец имущества", что вызвало разные его трактовки.

Следовательно, однозначно, что имущество само по себе не может выступать объектом кражи; согласно общепринятой в науке точке зрения, оно есть предмет хищения. Правовая же природа отношения "иного владельца" к имуществу, ставшему предметом преступления, требует уточнения. Можно утверждать, что не имеет значения, находилось ли имущество в собственности либо владении потерпевшего - постоянном или временном, правомерном или незаконном.

Одни авторы (Н.А. Лопашенко, З.А. Незнамова, М.В. Фролов, И.Я. Казаченко) под иным владельцем имущества понимают законного (титульного) владельца[36] .

Другие считают (А.Г. Безверхов, А.И. Бойцов, Г.В. Верина, Г.Н. Борзенков), что определение хищения дает основание утверждать, что иной владелец имущества - это любое лицо, фактически обладающее, в том числе и противозаконно, имуществом. [37]

В ситуации, когда имущество похищается у незаконного владельца, объектом кражи остаются отношения собственности законного владельца имущества, и только он может признаваться потерпевшим от преступления.

Казалось бы, с приведенными суждениями можно согласиться. Однако в антисоциальной сути преступления против собственности следует различать два аспекта - социально-экономический (фактический) и юридический. С фактической стороны преступление против собственности является деянием, нарушающим отношения принадлежности объекта собственности его собственнику. В результате его совершения собственник утрачивает фактическое обладание своей вещью и тем самым терпит материальный (имущественный) ущерб, поскольку лишается возможности реально извлекать из нее те или иные полезные ее свойства.

Юридическая сторона рассматриваемого преступления заключается в нарушении юридического содержания отношений собственности - субъективного права собственности. Преступление нарушает это право как юридическое благо, предоставляющее субъекту общую правовую власть над принадлежащей ему вещью. В результате его совершения собственник практически не может осуществлять свои права в отношении имущества, вышедшего из его обладания. Конечно, право собственности как таковое у потерпевшего сохраняется. Как собственник он вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения, потребовать возмещения причиненного ему вреда. Однако очевидно, что о какой-либо реализации потерпевшим по своему усмотрению правомочий владения, пользования и распоряжения имуществом, противозаконно вышедшим из его обладания, в этом случае говорить нельзя.

В связи со сказанным нельзя не увидеть, что хищение похищенного не образует преступления против собственности. Как таковое оно не причиняет вреда всей системе отношений, образующих объект преступлений против собственности.

Если же имущество похищается у законного владельца, не являющегося его собственником, ситуация несколько осложняется. Очевидно, что в данном случае отношения по поводу имущества не являются отношениями собственности; это отношения по поводу предоставления владельцу ограниченных вещных прав на имущество. Возникает вопрос, нарушаются ли эти отношения в случае кражи и можно ли субъекта ограниченного вещного права признавать потерпевшим от преступления. В его решении нам весьма близка позиция А.И. Бойцова, который пишет: "При хищении, каким бы способом оно ни было совершено, всегда происходит причинение реального (положительного) материального ущерба собственнику, выразившееся в уменьшении объема его наличного имущества, и соответственно - незаконное обогащение преступника в размере стоимости изъятого имущества. В сущности также должен решаться вопрос и относительно ущерба, причиняемого хищением субъекту ограниченного вещного права с той лишь разницей, что уменьшение объема того имущества, которым он владеет, никоим образом не сказывается на размере имущественного фонда собственника". [38]

Таким образом, анализ показывает, что при краже отношения собственности не являются единственным видом нарушаемых отношений, в определенных ситуациях вместо них ущерб причиняется иным вещным отношениям, в связи с чем в традиционное представление об объекте кражи как об отношениях собственности должны быть внесены коррективы.

С объектом кражи тесно связан вопрос о содержании ее предмета.

Предметом хищений могут быть любые объекты права собственности, указанные в Гражданском кодексе Российской Федерации, за некоторыми исключениями. В статьях Уголовного кодекса, устанавливающих ответственность за хищение, в качестве предмета хищения рассматривается имущество.

Необходимо уточнить, что в гражданском праве под имуществом понимаются: вещи, включая деньги и ценные бумаги, имущественные права и имущественные обязательства. [39] Разработка категории "имущество" в гражданско-правовой науке привела к образованию нескольких подходов в его понимании, а равно в понимании соотношения понятий "имущество" и "вещи".

Ст.128 ГК РФ называет следующие объекты гражданских прав: вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

Применительно к категории преступлений против собственности и общему понятию хищения (учитывая указание на право на имущество в составах мошенничества и вымогательства) согласиться с широкой трактовкой имущества вполне возможно. За это выступает в частности С.М. Кочои. [40] Однако следует признать, что предметом кражи имущество в его гражданско-правовом (широком) смысле быть не может. Предметом кражи может выступать только вещь как составная часть имущества.

В уголовно-правовых исследованиях традиционным стало наделение вещи как предмета хищения четырьмя основными признаками: физическим, социальным, экономическим и юридическим.

Суть первого состоит в том, что предметом хищения могут быть лишь предметы материального мира, обладающие размером, весом, объемом; в силу чего из числа предметов хищения исключаются информация, энергия и иные нематериальные объекты.

Суть второго заключается в том, что предметом хищения могут быть лишь те вещи, в которые вложен труд человека, которые опосредованы трудовой деятельностью и возникающими в связи с ней общественными отношениями, в силу чего из предмета хищения исключаются находящиеся в естественном состоянии природные объекты.

Согласно третьему признаку, предметами хищения признаются лишь те объекты материального мира, которые способны удовлетворять определенные человеческие потребности, обладают определенной материальной ценностью и стоимостью.

Четвертый признак предполагает, что предметами хищения могут быть лишь вещи, не изъятые из гражданского оборота, согласно законодательству, а во вторых, вещи, в отношении которых у виновного нет ни действительных, ни предполагаемых прав, то есть чужие для него.

Подобное понимание предмета хищения в последнее время подвергается многочисленным попыткам переосмысления и реформирования.

В современном российском гражданском праве важное практическое значение приобретает деление имущества на движимое и недвижимое, поскольку оно предполагает различные правовые режимы для указанных видов собственности.

Необходимо помнить, что в российском уголовном праве недвижимость не является предметом кражи, так как сам по себе захват недвижимости без оформления прав на нее не может рассматриваться в качестве хищения.

Среди движимых вещей наиболее распространенным предметом кражи являются деньги как всеобщий эквивалент стоимости. В качестве денег выступает как российская национальная валюта, так и иностранная. Овеществленной ее формой являются банкноты, казначейские билеты и разменная монета. В качестве предмета хищения выступает как национальная, так и иностранная валюта, находящаяся в обращении - законное средство платежа. Валюта, изъятая из обращения, может быть предметом хищения лишь в том случае, когда она имеет нумизматическую, историческую или научную ценность. Национальная и иностранная валюта может быть предметом хищения как в наличной, так в безналичной форме.

Распространенный предмет хищения - ценные бумаги. Согласно Гражданскому кодексу РФ и Закону РФ "О рынке ценных бумаг", ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении.

Законодатель декриминализировал такое деяние, как присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного имущества.

С точки зрения правового положения и специфики уголовно-правовой охраны различных объектов от посягательств, все предметы краж есть смысл разделить на две основных группы: предметы, находящиеся в свободном гражданском обороте, где их оборот регулируется гражданским законодательством, и предметы, изъятые из свободного гражданского оборота, где их оборот регулируется специальными правовыми актами.

Уголовная ответственность за хищение предметов, находящихся в свободном гражданском обороте, предусмотрена главой 21 УК РФ, поскольку родовым объектом посягательств здесь является собственность.

Предметы, изъятые из свободного гражданского оборота, являются, как правило, предметами, обладающими повышенной опасностью. Кража этих предметов образует самостоятельные специальные составы преступлений. [41]

Завершая анализ проблем, связанных с определением предмета хищения, рассмотрим еще один немаловажный вопрос - вопрос о стоимости предмета хищения, который имеет важное криминализирующее и дифференцирующее значение. В настоящее время практика при определении минимального размера предмета кражи, влекущей уголовную ответственность, руководствуется предписаниями ст.7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которым хищение в форме кражи на сумму менее одной тысячи рублей рассматривается как мелкое хищение и влечет за собой административную ответственность, при условии, что в таком мелком хищении отсутствовали признаки, предусмотренные частями второй, третьей и четвертой статьи 158, частями второй и третьей статьи 159 и частями второй и третьей статьи 160 УК РФ. [42]

Объективная сторона кражи характеризуется активными действиями, выразившимися в противозаконном, безвозмездном изъятии и (или) обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц и в причинении имущественного ущерба собственнику или иному владельцу этого имущества.

Первый объективный признак хищения - это изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Благодаря этому признаку объективная сторона кражи по закону теперь стала характеризоваться сразу тремя альтернативными действиями: изъятием имущества; обращением имущества в пользу виновного или других лиц; изъятием имущества и его обращением в пользу виновного или других лиц.

В этой связи следует признать не соответствующим закону утверждение о том, что "главным способом хищения является изъятие имущества у собственника или иного владельца"[43] . Изъятие - не способ хищения, а действие, имеющее, согласно закону, место при совершении хищения.

Обязательный признак кражи - незаконный характер изъятия чужого имущества, то есть его перевод в фактическое обладание виновного без каких-либо законных оснований для этого и без согласия собственника или иного владельца.

Справедливым выглядит утверждение некоторых авторов об излишнем включении в законодательное определение хищения этого признака. Свою позицию они аргументируют тем, что". на отсутствие у виновного прав на ценное имущество указывают в понятии хищения слова "чужое имущество". Запрещенность же совершенных действий - признак каждого преступления (ч.1 ст.14 УК РФ), а не только хищения. Данный признак, например, не назван даже в понятии убийства (ч.1 ст.105 УК РФ) и совершенно правильно отсутствует в понятии близкого к хищению вымогательства (ч.1 ст.163 УК РФ). Таким образом, признак противоправности - лишний в понятии хищения". [44]

Существенным признаком хищения служит безвозмездность изъятия чужого имущества. Изъятие считается безвозмездным, если оно производится без соответствующего возмещения, то есть бесплатно или с символическим либо неадекватным возмещением.

Безвозмездность изъятия чужого имущества неразрывно связана с наступлением в результате этого преступления общественно опасных последствий в виде причинения собственнику или иному владельцу имущественного ущерба. Именно с наступлением таких последствий связывается момент окончания хищения. Для признания хищения оконченным необходимо, чтобы в результате незаконного изъятия чужого имущества виновный получил реальную возможность распорядиться похищенным имуществом по своему усмотрению. Отсутствие такой возможности исключает квалификацию преступления как оконченной кражи.

Значение установления действительной стоимости похищенного объясняется также интересами определения степени общественной опасности криминального хищения. Очевидно, чем больше совокупная стоимость изъятого имущества, выраженная в денежной сумме, тем больший материальный ущерб причиняется собственнику, и выше степень общественной опасности совершенного преступления. Во многих составах хищений это обстоятельство приобретает квалификационное значение в силу того, что размер причиненного материального ущерба как преступного результата предусмотрен в качестве квалифицирующего или даже особо квалифицирующего признака. [45]

Специфику кражи составляет ее способ, присущий только ей - тайный способ изъятия имущества.

В науке принято выделять объективный и субъективный критерии тайного способа хищения.

Объективный критерий тайного способа означает, что хищение осуществляется незаметно для окружающих или в их отсутствие. Объективный критерий, таким образом, характеризуется обстоятельствами, внешними по отношению к виновному.

Об объективном критерии свидетельствует наличие хотя бы одного из следующих возможных факторов осуществления хищения:

1) в отсутствие на месте совершения преступления кого-либо - в отсутствие очевидцев;

2) в отсутствие на месте совершения преступления посторонних;

3) в присутствии на месте совершения преступления посторонних, которые, однако, не наблюдают факт хищения;

4) в присутствии на месте совершения преступления посторонних, которые, однако, не расценивают происходящее как хищение или не осознают его;

5) факт совершения хищения наблюдается посторонними людьми, однако они не обнаруживают себя виновному.

Хищение осуществляется в отсутствие очевидцев, когда факт хищения никто не наблюдает, поскольку никого, кроме виновного, нет на месте совершения преступления. Этим характеризуются, например, квартирные кражи, совершенные в отсутствие хозяев, кражи в зимнее время из пустующих дачных домиков, кражи в ночное время из автомобилей, стоящих во дворе дома, и т.п.

При хищении в отсутствие на месте совершения преступления посторонних на месте совершения хищения нет не просто каких-либо очевидцев, а только посторонних виновному. В п.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. подчеркивается: "Если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо. является близким родственником виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кражу чужого имущества. Если перечисленные лица принимали меры к пресечению хищения чужого имущества (например, требовали прекратить эти противоправные действия), то ответственность виновного за содеянное наступает по статье 161 УК РФ". [46]

К посторонним для виновного лицам следует относить прежде всего потерпевшего - собственника или законного владельца имущества. К ним также относятся широкие категории людей, начиная от лиц, охраняющих имущество, и заканчивая абсолютно незнакомыми виновному лицами, для которых понятен его преступный характер действий.

Соответственно, под непосторонними для виновного лицами следует понимать лиц, на молчание которых он со всеми основаниями объективно может рассчитывать. Представляется, что Пленум излишне сузил круг тех лиц, присутствующих при изъятии чужого имущества, на молчание которых может полагаться виновный. Так, в числе этих лиц не назван супруг (супруга).

Кроме того, есть и другие лица, на молчание которых виновный может рассчитывать со всеми основаниями: жених или невеста, друзья, лица, с которыми он ранее совершал преступления или отбывал наказание и тому подобные. Едва ли хищение, совершенное в присутствии только этих лиц, можно считать открытым; степень его опасности значительно ниже степени общественной опасности грабежа. Собственно, и сам Верховный Суд РФ ранее стоял на такой позиции. По конкретному делу, например, не была признана посторонним человеком приятельница виновного.

Суть этого дела такова. Южноуральским городским народным судом Челябинской области Захарищев был осужден за грабеж. Он признан виновным в том, что в нетрезвом состоянии вместе со своей знакомой Макеевой пришел в комнату, где ранее бывал с разрешения знакомой Ляпиной, и похитил стереомагнитолу с четырьмя кассетами. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассматривая это дело по протесту, указала следующее. Органы следствия и суд квалифицировали действия Захарищева как открытое хищение личного имущества в присутствии других лиц - знакомой Макеевой. Однако по смыслу закона открытым похищением является такое хищение, которое совершается в присутствии потерпевшего либо посторонних лиц, когда виновный сознает, что присутствующие понимают характер его действий, но игнорирует данное обстоятельство. Как видно из материалов дела, Макеева - знакомая Захарищева. Договорившись между собой, они пришли в комнату, где раньше бывал Захарищев, с целью распить спиртное и остались там ночевать. Захарищев, увидев под кроватью магнитолу, предложил Макеевой совершить кражу, но она отказалась и впоследствии безразлично отнеслась к его преступным действиям. Таким образом, к свидетелю Макеевой не относится понятие постороннего или другого лица, в присутствии которого совершена кража личного имущества. Захарищев сознавал, что Макеева для него близкий человек, и был уверен в сохранении тайны похищения. Поэтому действия Захарищева подлежат квалификации как кража. [47]

Хищение является тайным, если осуществляется в присутствии на месте совершения преступления посторонних лиц, не наблюдающих, однако, факт хищения в силу различных обстоятельств (например, в силу давки в транспорте, где совершается карманная кража, в силу сна, в том числе в результате алкогольного или наркотического опьянения, или нахождения в обмороке и т.д.). При этом внимание присутствующих может быть отвлечено и специально лицом, действующим заодно с виновным.

Имеет место кража и тогда, когда хищение осуществляется в присутствии на месте совершения преступления посторонних, однако они не расценивают происходящее как хищение или не осознают его. При указанном обстоятельстве, в отличие от предыдущего, присутствующие при совершении хищения лица наблюдают факт изъятия имущества, однако в силу разных причин не понимают происходящее правильно, как хищение. В настоящее время на это специально указано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. в положении, сформулированном в п.4. Согласно ему кража имеет место в том случае, если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо не сознает противоправность этих действий. Действительно, при наличии перечисленных обстоятельств есть все признаки тайного хищения: факт хищения не понимается присутствующим при нем человеком, что, в свою очередь, используется виновным.

К таким ситуациям следует отнести: хищение у неспящих пьяных, которые в силу высокой степени опьянения не осознают характера производимых с ними действий; хищение имущества в присутствии малолетних детей или невменяемых; изъятие имущества на глазах у многих людей, воспринимающих действия виновного как совершенно правомерные и расценивающие его самого как хозяина (владельца) имущества (например, завладение чужой автомашиной на улице города путем открытия ее ключом), и т.д.

Примером подобной кражи является дело Шейхова, первоначально осужденного Октябрьским районным народным судом г. Ленинграда за повторный грабеж, причинивший значительный ущерб потерпевшему. Шейхов в кафе познакомился с Каменевым, распивал с ним вместе коньяк. Затем они вышли из кафе, и Шейхов, воспользовавшись сильной степенью опьянения Каменева, снял у него с пальца золотой перстень-печатку, надел его и попытался скрыться, но был задержан работниками милиции. Президиум Ленинградского городского суда, рассматривавший это дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РСФСР, указал следующее.

Открытое похищение совершается в присутствии потерпевшего, лиц, в ведении или под охраной которых находится имущество, либо посторонних, когда виновный сознает, что эти лица понимают характер его преступных действий, но игнорирует данное обстоятельство. Как установлено в судебном заседании, Каменев в момент хищения его перстня был сильно пьян и не помнит обстоятельств, при которых это произошло. Шейхов в свою очередь также полагал, что потерпевший не осознает факт похищения его имущества. При таких обстоятельствах действия Шейхова должны быть квалифицированы как кража. [48]

Тайное хищение имеет место и тогда, когда факт совершения хищения наблюдается посторонними людьми, однако они не обнаруживают себя виновному. В этой ситуации есть посторонний очевидец хищения, правильно понимающий происходящее. Но в силу каких-либо причин он предпочитает остаться незамеченным (например, из-за страха расправы над ним виновного).

Субъективный критерий тайного способа отражает внутреннее отношение самого виновного к совершаемому им; лицо полагает, что действует тайно, и имеет на это объективные причины (на месте совершения кражи нет других людей, внимание потерпевшего чем-либо отвлечено, присутствующие спят и т.д.).

Субъективный критерий должен быть подкреплен объективным критерием, наличием объективных обстоятельств, свидетельствующих, что у лица были основания считать свое поведение тайным. Однако, исходя из принципа субъективного вменения, следует отдавать приоритет субъективному критерию. Давая понятие тайного способа совершения хищений, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 декабря 2002 г. совершенно справедливо вновь, вслед за Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. (п.2) [49] , подчеркнул определенный приоритет субъективного критерия при решении вопроса о способе хищения: "В тех случаях, когда указанные лица (собственник или иной владелец имущества, или посторонние лица) видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества"[50] .

Исходя из сложившейся судебной практики по делам о кражах, изъятие имущества путем замены его на менее ценное не влияет на квалификацию и рассматривается как кража в размере стоимости изъятого имущества.

В число обязательных признаков состава кражи законодателем не включены такие обстоятельства, характеризующие действия виновного, как место, время и обстановка совершения преступления. Однако выяснение этих обстоятельств в каждом конкретном случае совершения кражи дает более полное представление о степени общественной опасности преступления и преступника, а следовательно, может учитываться при назначении наказания.

Из рассмотренного следует, что с объективной стороны кража сформулирована законодателем как материальный состав преступления. В силу этого, обязательным признаком объективной стороны кражи является причинная связь между деянием и последствиями. Она выступает как необходимое условие уголовной ответственности в материальных составах преступлений. Причинная связь - это реально существующая, объективная связь между составляющими хищение действиями и наступившими общественно опасными последствиями в виде прямого ущерба собственнику либо иному владельцу имущества.

Таким образом, объективная сторона кражи содержит четыре признака, которые являются обязательными: действия по противоправному безвозмездному изъятию и (или) обращению чужого имущества в пользу виновного или других лиц; общественно опасные последствия этих действий в виде причинения прямого ущерба собственнику или иному владельцу имущества; причинная связь между указанными действиями и наступившими последствиями; способ изъятия имущества.

Хотя объектом кражи традиционно считаются имущественные отношения в определенных ситуациях вместо них ущерб причиняется иным вещным отношениям, в связи с чем в традиционное представление об объекте кражи как об отношениях собственности должны быть внесены коррективы.

Обязательным признаком кражи является ее предмет. Предметом кражи могут быть любые объекты права собственности, указанные в Гражданском кодексе Российской Федерации, за некоторыми исключениями. В статьях Уголовного кодекса, устанавливающих ответственность за хищение, в качестве предмета хищения рассматривается имущество.

§ 2. Субъективные признаки кражи

Субъект кражи - общий, им является лицо, совершившее данное деяние и способное нести за него уголовную ответственность.

Система обязательных признаков, характеризующих субъект кражи, образует соответствующий элемент состава преступления. Субъектом преступления может быть только физическое лицо. К физическим лицам, которые подлежат уголовной ответственности, согласно нормам российского уголовного законодательства, относятся граждане Российской Федерации, иностранные граждане, а также лица без гражданства. Все эти лица могут быть субъектами краж.

Понести уголовную ответственность за совершённое общественно опасное деяние могут лишь вменяемые лица.

Лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, не может быть привлечено к уголовной ответственности. Таким лицам могут быть назначены принудительные меры медицинского характера (ч.2 ст.21 УК РФ), не являющиеся наказанием.

Вменяемость - это такое состояние психики человека, при котором он в момент совершения общественно опасного деяния был способен осознать характер своего поведения и руководить им. Имеется в виду не только понимание фактической значимости своих поступков, но и их социальную значимость и при этом сознательно руководить своими действиями, что свойственно только психически здоровым и умственно полноценным людям.

Статья 20 УК РФ устанавливает возраст, с которого наступает уголовная ответственность за совершение преступных деяний. Указание законодателя на необходимость достижения определенного возраста, с которого наступает уголовная ответственность, означает, что субъектом преступления может быть только лицо, находящееся на такой ступени интеллектуального возрастного развития, которая дает ему возможность осознавать характер и общественную опасность своих поступков и наступающих вредных последствий и руководить своим поведением, имея при этом возможность выбора поведения. Согласно ч.2 ст.20 УК РФ, возраст, с которого наступает уголовная ответственность за совершение кражи, установлен в 14 лет.

Следующий элемент состава кражи - это субъективная сторона, которая характеризует внутренний мир лица, совершающего общественно опасное деяние, те психические процессы, которые происходят в его сознании и воле Она представляет собой единство интеллектуальных и волевых процессов, которые неразрывно связаны между собой и выражаются через конкретное поведение человека, его поступок, то есть через объективную сторону поведения.

Согласно ст.5 УК РФ уголовной ответственности подлежит только лицо, виновное в совершении общественно опасного действия (бездействия) и наступившее общественно опасное последствие.

Таким образом, основным признаком субъективной стороны является винакак психическое отношение лица к совершаемому опасному противоправному деянию.

Содержание вины представляет собой отражение в сознании лица фактических признаков, характеризующих объект и объективную сторону деяния. Сущность вины раскрывает ее социальную природу, проявляемую в умышленной отрицательной оценке объектом тех охраняемых общественных отношений, которым причинен вред.

Для субъективной стороны кражи обязательным признаком является вина в форме прямого умысла, а факультативными - мотив, цель, эмоциональное состояние.

Кража совершается только с прямым умыслом, то есть "…если лицо сознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно-опасных последствий и желало их наступления". [51]

Понятие прямого умысла образуется различным сочетанием интеллектуальных и волевых элементов психической деятельности преступника.

Интеллектуальный элемент представляет собой сферу сознания человека (его интеллект) и заключается: в осознанности лицом своего фактического поведения, а также его общественной опасности; предвидение лицом возможности или неизбежности реальных общественно опасных последствий своих действий; предвидение лицом абстрактно возможного наступления общественно опасных последствий.

Волевой элемент характеризует волю человека и определяется: желанием наступления общественно опасных последствий; их принятием, при отсутствии желания наступления этих общественно опасных последствий.

В зависимости от содержания интеллектуального и волевого элементов умысел делят на определенный, неопределенный и альтернативный. В зависимости от момента формирования выделяют умысел заранее обдуманный (предумысел) и внезапно возникший. Эти виды умысла не являются самостоятельными и не образуют каких-либо новых форм вины, они дают возможность в большей степени раскрыть содержание прямого и косвенного умысла.

Внезапно возникшим (простым) называется такой умысел, при котором намерение совершить преступление возникло у виновного сиюминутно и сразу же было исполнено. Нередко скоротечное формирование умысла "провоцирует" обстановка (увидел - украл). Умысел может возникнуть и вследствие сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего.

Особенностью заранее обдуманного умысла принято считать предварительную психическую деятельность лица до момента начала преступления (возникновение побуждения, выработка цели и т. д,). В этих случаях возникновение умысла отделено от совершения преступления промежутком времени, в течение которого субъект укрепляется в решимости совершить преступление. Этот вид умысла обычно свидетельствует о стойкости анти - ' социальных наклонностей личности.

Безусловно, заранее обдуманный умысел может свидетельствовать о большей тяжести преступления. Однако данное положение нельзя рассматривать в качестве универсальной оценки содеянного.

В зависимости от степени конкретизации виновным преступных последствий совершаемых деяний, умысел делится на определенный (конкретизированный), неопределенный (неконкретизированный) и альтернативный. Критерием данной классификации является степень определенности представлений субъекта.

Определенный (конкретизированный) умысел характеризуется наличием у лица представления о характере и объеме возможного вреда. Например, нанося потерпевшему сильные удары по голове, груди, виновный предвидит возможность причинения смерти и сознает величину этого вреда - умысел виновного направлен на причинение смерти.

При неопределенном умысле наступившие последствия хотя и охватывались сознанием виновного, но они не были определены, не была конкретизирована величина причиненного ущерба. Так, нанося удары по голове, виновный предвидит, что в результате потерпевшему будут причинены телесные повреждения, но он не знает, какой степени, тяжести будут эти повреждения.

Преступления, совершенные с неопределенным умыслом, следует квалифицировать в зависимости от фактически наступивших последствий.

В случаях, когда лицо предвидит возможность наступления нескольких конкретно-определенных последствий и воля его направлена не на одно из них, а в равной степени на достижение любого из этих последствий, следует говорить об альтернативном умысле. При альтернативном умысле, например, виновный предвидит, что в результате его действий или может наступить смерть потерпевшего, или будет причинен тяжкий вред его здоровью. Если в результате содеянного наступают средней тяжести последствия, то виновный должен отвечать за покушение на возможные более тяжкие последствия, так как эти последствия охватывались его сознанием и его воля была направлена на достижение этих более тяжких последствий.

При определенном умысле вопросы квалификации содеянного должны решаться аналогично, и в этом проявляется близость альтернативного и определенного умысла. [52]

Мотив преступления (почему преступник совершает преступление) - это те, осознанные лицом внутренние побуждения, определенное эмоциональное состояние человека, которые вызывают у него решимость совершить преступление и руководят им при осуществлении этого преступления.

Цель преступления - это модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления. [53]

Сущность корыстного мотива при хищении состоит в побуждениях паразитического характера, в стремлении удовлетворить свои материальные потребности за чужой счет противоправными способами, путем завладения имуществом, на которое у виновного нет никаких прав.

Корыстная цель при хищении заключается в стремлении получить фактическую возможность владеть, пользоваться и распоряжаться чужим имуществом как своим собственным, то есть потребить его или лично использовать другим способом, а также продать, подарить или на иных основаниях передать другим лицам. При удовлетворении личных материальных потребностей самого похитителя наличие корыстной цели не вызывает никаких сомнений. Но корыстная цель имеется и в тех случаях, когда похищенное имущество передается другим лицам, в обогащении которых виновный заинтересован по различным причинам (при передаче похищенного имущества родным или близким виновного либо лицам, с которыми у него имеются имущественные отношения, например передача в счет погашения долга, или с которыми после передачи похищенного возникают имущественные отношения, например сдача в аренду).

Незаконное изъятие чужого имущества без корыстной цели не образует хищения. Именно таким образом теория уголовного права и судебная практика решили вопрос о квалификации действий лиц, незаконно изымающих детали или запасные части автомашин либо механизмов одного государственного предприятия и использующих их для работы автомашин либо механизмов другого государственного предприятия. Подобные действия при соответствующих условиях могут содержать состав какого-то иного преступления, для которого корыстная цель - не обязательный признак. В силу отсутствия корыстной цели не может квалифицироваться как хищение и так называемое временное позаимствование, когда, например, кассир берет во временное личное пользование деньги из кассы с их последующим возвратом.

Надо заметить, что, называя цель, к которой стремится виновный, и мотив, которым он руководствуется, одинаково корыстными, законодатель создал проблему: внес разночтение как в практику, так и в теорию. [54]

Нетрудно заметить, что здесь, по сути, происходит смешивание понятий мотива и цели преступления. Однако в этом вопросе нельзя не замечать того обстоятельства, о котором А.Ф. Зелинский говорит следующее: "Мотив означает "почему" и "ради чего" (личностный смысл) совершается деятельность и действие как ее часть. Цель отвечает на вопрос, "для чего" действие совершается" [55] .

В примечании 1 к ст.158 УК РФ корыстный мотив не назван. Одно это обстоятельство дает основание говорить о том, что мотив не является обязательным признаком преступлений, именуемых в УК РФ хищением. Конечно, корыстный мотив типичен для хищения чужого имущества, однако фактически, совершая такого рода преступления, виновный может руководствоваться и другими мотивами, в том числе самыми "благородными" (помощи обездоленным, возврата долга и т.п.). На наш взгляд, главным в квалификации действий виновного как хищения является не мотив, который может быть не только корыстным, а цель, которой является незаконное обогащение, получение наживы за счет чужого имущества.

Конечно, совершая хищение, виновный преследует определенную цель. Эта цель состоит прежде всего в обогащении виновного, в личном потреблении похищенного имущества или передаче его другим лицам.

Подводя итоги рассмотрения субъективных признаков кражи необходимо отметить общий субъект совершения кражи, то есть физическое, вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления возраста 14 лет, совершившее преступление и на которое по закону может быть возложена обязанность отвечать перед государством за содеянное. А субъективная сторона преступления, характеризует внутренний мир лица, совершающего общественно опасное деяние, те психические процессы, которые происходят в его сознании и воле. Она представляет собой единство интеллектуальных и волевых процессов, которые неразрывно связаны между собой и выражаются через конкретное поведение человека, его поступок, то есть через объективную сторону поведения субъекта. Кража может быть совершена только с прямым умыслом. Мотив и цель кражи также являются важными признаками этого преступления. Субъективная сторона преступления имеет важное значение и для обоснования уголовной ответственности, для квалификации преступления и для назначения наказания, способствует осуществлению принципов законности, справедливости, гуманизма и вины.

Глава 3. Юридическая характеристика квалифицированного состава кражи

§ 1. Квалифицированные и особо квалифицированные признаки кражи

Приоритетным направлением уголовной политики Российского государства является дифференциация уголовной ответственности за преступления.

Эффективность уголовно-правовой нормы определяется не только совершенством диспозиции, правильно отражающей социальные реалии, но и обоснованностью санкции за совершенное деяние.

Как известно, важнейшим средством дифференциации уголовной ответственности является конструирование в законе квалифицирующих или привилегированных признаков состава преступления. Их исследование необходимо еще и потому, что частые изменения Уголовного кодекса РФ[56] на практике вызвали вполне определенные трудности в квалификации кражи, особенно в районных судах.

Согласно ч.2 ст.158 УК РФ, квалифицирующими признаками кражи являются: а) группой лиц по предварительному сговору; б) с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище; в) с причинением значительного ущерба гражданину; г) из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем.

В части третьей устанавливается ответственность за кражу, совершенную с незаконным проникновением в жилище, из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода, в крупном размере.

Четвертая часть анализируемой статьи предусматривает такие особо квалифицирующие признаки как совершение кражи организованной группой и в особо крупном размере.

Совершение кражи группой лиц по предварительному сговору, предусмотренное п. "а" ч.2 ст.158 УК РФ, предполагает понятие преступной группы, которое дано в ст.35 УК РФ. В соответствии с ч.2 ст.35 УК РФ преступление (в том числе кража) признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. При этом "сговор" на совершение преступления должен состояться до его совершения. Время, прошедшее с момента сговора до совершения преступления, значения не имеет.

При квалификации действий виновных как совершение тайного хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору суду следует выяснять, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества; состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления. По форме сговор может быть письменным, устным, с помощью конклюдентных действий, мимики, молчаливого согласия.

При квалификации действий двух и более лиц, похитивших чужое имущество группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, следует иметь в виду, что в случаях, когда лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, оно должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные лично.

Из смысла закона следует, что если кража совершена группой лиц по предварительному сговору, то все они являются соисполнителями, так как каждый из них участвует в совершении действий, непосредственно входящих в объективную сторону преступления. Соисполнительство не исключает распределения ролей между участниками кражи.

Каждый из соисполнителей несет ответственность за кражу в полном объеме похищенного, независимо от размера доставшейся ему доли.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 декабря 2002 г. № 29 указал, что уголовная ответственность за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу ч.2 ст.34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по статье 33 УК РФ.

Действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, сбыть похищенное и т.п., надлежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества со ссылкой на ч.5 ст.33 УК РФ.

В случае совершения кражи лицом, не достигшим возраста для привлечения уголовной ответственности, либо недееспособным в силу его невменяемости по указанию правосубъектного организатора, последний, согласно ч.2 ст.33 УК РФ, несет уголовную ответственность как исполнитель содеянного. При наличии к тому предусмотренных законом оснований действия указанного лица должны дополнительно квалифицироваться по ст.150 УК РФ. [57]

В тех случаях, когда группа лиц предварительно договорилась о совершении кражи чужого имущества, но кто-либо из соисполнителей вышел за пределы состоявшегося сговора, совершив действия, подлежащие правовой оценке как грабеж или разбой, содеянное им следует квалифицировать по соответствующим пунктам и частям ст. ст.161, 162 УК РФ. [58]

Для вменения анализируемого квалифицирующего признака необходимо, чтобы группа лиц по предварительному сговору носила элементарный характер, то есть образовывалась для совершения одного преступления, после которого группа распадается, и институт соучастия прекращает свое действие. Этим данная группа отличается от организованной группы, которая выступает в качестве особо квалифицирующего признака хищения.

Об организованной группе (п. "а" ч.4 ст.158 УК РФ) можно говорить, если в краже участвовала устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч.3 ст.35 УК РФ). [59]

Организованная группа характеризуется устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла, технической оснащенностью, длительностью подготовки даже одного преступления, а также иными обстоятельствами (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей). При признании этих преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на ст.33 УК РФ. [60]

При квалификации кражи по п. "а" ч.4 ст.158 УК РФ следует иметь в виду, что совершение одного из указанных преступлений организованной группой признается в случаях, когда в ней участвовала устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений, что исходит из требований ч.3 ст.35 УК РФ.

В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

Об устойчивости группы свидетельствуют следующие признаки: длительность существования, когда группа готовится совершить сложное преступление или несколько преступлений, требующих тщательной подготовки; постоянство состава, когда основные участники группы, остаются неизменными; прочность связей и наличие иерархического (по вертикали) или функционального (по горизонтали) распределения ролей между участниками группы. [61]

С субъективной стороны все соучастники организованной группы сознают, что являются участниками организованной группы, и совершают преступление именно в ее составе.

При признании этих преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников, независимо от их роли в содеянном, подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на статью 33 УК РФ.

Если лицо подстрекало другое лицо или группу лиц к созданию организованной группы для совершения конкретных преступлений, но не принимало непосредственного участия в подборе ее участников, планировании и подготовке к совершению преступлений (преступления) либо в их осуществлении, его действия следует квалифицировать как соучастие в совершении организованной группой преступлений со ссылкой на ч.4 ст.33 УК РФ.

Совершение кражи с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище законодатель квалифицирует по п. "б" ч.2 ст.158 УК РФ.

Согласно примечанию к ст.158 УК РФ в редакции ФЗ № 133-ФЗ от 31 октября 2002 года "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях", под помещением применительно к рассматриваемому квалифицирующему признаку следует понимать строения и сооружения, независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях. Эта же трактовка сохранена и в примечании 3 к ст.158 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ.

Под хранилищем понимают хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территорий, магистральные трубопроводы, иные сооружения, независимо от форм собственности, которые оборудованы ограждением либо техническими средствами или обеспечены иной охраной и предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей.

Этот признак претерпел существенные изменения по сравнению с первоначальным содержанием ст.158 УК РФ 1996 года (п. "г"). Повышенная социальная опасность краж, совершаемых путем незаконного проникновения в помещение либо хранилище, определяется тем, что виновный прилагает усилия к преодолению преград для получения доступа к чужому имуществу. При этом он может взламывать любую часть хранилища от замка до потолочных перекрытий, стремясь похитить имущество даже тогда, когда потерпевший принял все возможные специальные меры по обеспечению его сохранности. [62]

Демонстрируя особое упорство в достижении преступной цели, преступник нередко использует такие орудия и технические средства совершения кражи, которые позволяют преодолеть самые изощренные охранительные сооружения.

Понятие незаконного проникновения в служебное или производственное помещение либо иное хранилище разъясняются в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года № 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое".

В соответствии с ним под проникновением понимается противоправное тайное или открытое в них вторжение с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Оно может совершаться не только тайно, но и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, так и беспрепятственно, а равно с помощью приспособлений, позволяющих виновному извлекать похищаемые предметы без входа в жилище. [63]

Проникновением должно признаваться и появление в помещении путем обмана, в том числе с использованием подложных пропусков и других документов, например, под видом сантехника, почтальона, курьера, инспектора пожарного надзора и т.д. При этом проникновение не является самоцелью, оно - лишь способ получить доступ к чужому имуществу, которое виновный намерен похитить. [64]

Поэтому проникновению должно всегда предшествовать формирование умысла на совершение хищения в помещении или ином хранилище.

Согласно примечанию к ст.139 УК РФ, в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ, под жилищем понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания. При этом видно, что законодатель сохранил изменения определения жилища, данные в примечании к ст.139 УК РФ Федеральным законом от 20 марта 2001 года. [65]

Решая вопрос о наличии в действиях лица, совершившего кражу, признака незаконного проникновения в жилище необходимо выяснять, с какой целью виновный оказался в помещении, а также когда возник умысел на завладение чужим имуществом. Если лицо находилось там правомерно, не имея преступного намерения, но затем совершило кражу в его действиях указанный признак отсутствует.

Этот квалифицирующий признак отсутствует также в случаях, когда лицо оказалось в жилище, помещении или ином хранилище с согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства либо находилось в торговом зале магазина, в офисе и других помещениях, открытых для посещения гражданами.

Еще одним квалифицирующим признаком кражи является причинение значительного ущерба гражданину, закрепление которого можно видеть в п. "в" ч.2 ст.158 УК РФ.

Понятие значительного ущерба не раскрывается в уголовном законе. Является ли ущерб, причиненный гражданину, значительным - оценивает суд. Иными словами, рассматриваемый квалифицирующий признак относится к разряду оценочных понятий. В связи с этим для судебной практики важное значение имеет позиция Пленума Верховного Суда РФ относительно квалификации краж по данному признаку.

В пункте 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года разъясняется, что, решая вопрос о наличии в действиях виновного признака причинения значительного ущерба собственнику или иному владельцу имущества, следует исходить как из его стоимости, так и других существенных обстоятельств. Ими, в частности, могут быть материальное положение физического лица, значимость утраченного имущества для собственника или иного владельца.

При квалификации действий лица, совершившего хищение, по признаку причинения гражданину значительного ущерба следует, руководствуясь примечанием 2 к статье 158 УК РФ (он не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей), учитывать имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство, и др. Здесь необходимо уточнить, что стоимость похищенного имущества для квалификации преступления учитывается на день его совершения, а при определении размера материального ущерба, наступившего в результате преступного посягательства, - на день принятия решения о возмещении вреда с ее последующей индексацией на момент исполнения приговора в порядке, предусмотренном ст.399 УПК РФ.

Данный квалифицирующий признак хищения может быть инкриминирован виновному лишь в случае, когда в результате совершенного преступления потерпевшему был реально причинен значительный для него материальный ущерб.

Вместе с тем, несмотря на эти разъяснения, единства в судебной практике по применению п. "в" ч.2 ст.158 УК РФ нет. Встречаются случаи явно необоснованной квалификации краж по указанному признаку.

Этот недостаток уголовного законодательства стал предметом рассмотрения на Пленуме Верховного Суда РФ. В п.18 Постановления № 7 от 6 февраля 2007 г. "Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам" применительно к краже Пленум указал: "Квалифицирующий признак кражи, предусмотренный пунктом "в" части второй статьи 158 УК РФ, может быть инкриминирован виновному лишь в случае, когда в результате совершенного преступления потерпевшему был реально причинен значительный для него материальный ущерб, который не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей". [66]

Однако в разъяснении Пленума не конкретизирован термин реальное причинение значительного для потерпевшего материального ущерба. Из Постановления неясно, каковы конкретные критерии реальности значительного ущерба. Для практиков подобные оценочные понятия не способствуют прояснению сложной ситуации, а, наоборот, создают дополнительные трудности при применении данного квалифицирующего признака.

По нашему мнению, подобные дефиниции следует сформулировать более конкретно. Например, при определении значительного ущерба необходимо фиксировать не только его минимум, но и конкретизировать соотношение стоимости похищенного (уничтоженного, поврежденного) имущества и оставшегося в распоряжении потерпевшего, а также соотношение утраченного имущества и дохода потерпевшего за определенный период времени (условно, за год).

Еще одним квалифицирующим признаком кражи является совершение ее в крупном размере. Квалификация подобных деяний, как правило, не вызывает трудностей, так как в 4 примечании к ст.158 УК РФ четко определено, что "крупным размером в статьях настоящей главы признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей".

Крупный размер может быть вменен как при совершении единичного эпизода, так и нескольких, когда они признаны единым продолжаемым хищением. Если единый умысел отсутствует, суммирование похищенного не допускается. Если же умысел виновного был направлен на хищение имущества в крупном размере, но по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, сумма похищенного его не достигает, такие действия необходимо квалифицировать как покушение на хищение в крупных размерах.

Решая вопрос о квалификации действий лиц, совершивших хищение чужого имущества в составе группы лиц по предварительному сговору либо организованной группы по признаку причинения значительного ущерба гражданину, либо по признаку "в крупном размере", следует исходить из общей стоимости похищенного всеми участниками преступной группы.

Определяя размер похищенного имущества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов, как указано в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года № 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое".

Хищение в особо крупном размере (п. "б" ч.4 ст.158 УК РФ) - это хищение имущества, стоимость которого превышает 1 млн. руб. (примечание 4 к ст.158 УК РФ). Максимальный размер особо крупного хищения может быть сколь угодно большим; современное законодательство никаких ограничений для него не устанавливает.

Как хищение в крупном или особо крупном размерах должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которых превышает, соответственно, 250 тыс. или 1 млн. руб., если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном (особо крупном) размере.

Крупный или особо крупный размер хищения может быть в конкретном случае образован совокупной стоимостью имущества, изъятого в несколько приемов; при этом стоимость похищенного за один раз имущества крупной или особо крупной не является. Подобные хищения квалифицируются как единое хищение в крупных или особо крупных размерах только в том случае, если есть признаки продолжаемого хищения: при умысле на хищение имущества в крупном или особо крупном размере виновный осуществляет завладение имуществом по каким-либо причинам в несколько приемов. Обычно при этом совпадают способы отдельных хищений, есть один потерпевший, имущество изымается из одного места и т.д.

В то же время потерпевшие могут быть и разными; это не суть важно при наличии других обстоятельств, свидетельствующих о продолжаемом хищении. Так, последовательное изъятие имущества из нескольких дач, принадлежащих разным лицам, совершенное в одно и то же время, одним способом, с использованием в качестве средства, облегчающего вывоз имущества, грузового автомобиля, если стоимость изъятого имущества в сумме превышает 250 тыс. руб., должно признаваться крупным хищением. [67]

Совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, также входит в раздел квалифицированного состава кражи, и закрепление этого понятия содержится в п. "г" ч.2 ст.158 УК РФ.

Совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, представляет повышенную общественную опасность.

Помимо этого, рассматриваемые преступления совершают в основном профессиональные воры узкой квалификации, с крайне негативной характеристикой личности. Зачастую правосудию было трудно принять к ним соответствующие меры, так как, похитив, например, бумажник из кармана жертвы, в котором находилось 10-20 рублей, вор наказывался в административном порядке. Его отпускали и он продолжал заниматься преступной деятельностью. [68]

Специальный квалифицирующий признак этого преступления - совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади - введен в первую очередь с целью борьбы с профессиональной преступной деятельностью, поскольку совершение этого преступления в присутствии, как правило, большого количества людей, в общественном месте, у потерпевшего, который в любой момент может обнаружить и пресечь действия вора, свидетельствует о повышенной общественной опасности таких действий. Хищение имущества у человека, находящегося по какой-либо причине в беспомощном состоянии (не обусловленном действиями самого виновного), на наш взгляд, существенно отличается как характером, так и более низкой степенью общественной опасности.

Кроме того, представляется, что данный квалифицирующий признак не может вменяться при хищении имущества из одежды, сумки, ручной клади, находившихся при потерпевшем в тех случаях, когда такие действия сопряжены с незаконным проникновением в жилище. Например, приговором Псковского районного суда Белявский был осужден по ч.3 ст.158 УК РФ. Судом было установлено, что Белявский в течение дня употреблял спиртное с потерпевшим на даче последнего, а ночью вернулся в дом потерпевшего и, воспользовавшись его сном, похитил из кармана надетых брюк мобильный телефон и ключи от автомобиля.

Действия Белявского были квалифицированы органами следствия и судом по ч.3 ст.158 УК РФ как кража из одежды потерпевшего с незаконным проникновением в жилище. [69]

На наш взгляд, такая правовая оценка является не совсем обоснованной. Доминирующим квалифицирующим признаком такой кражи является незаконное проникновение в жилище. Умысел виновного направлен на кражу именно из жилища, независимо от того места, где хранится имущество - в кармане потерпевшего или в любом другом месте этого дома.

Из изложенного следует, что не во всех случаях при хищении из одежды, сумки, ручной клади, находящихся при потерпевшем, действия виновного должны квалифицироваться с указанием на квалифицирующий признак, предусмотренный п. "г" ч.2 ст.158 УК РФ. Представляется, что определяющим криминализацию "карманных" краж наряду с указанными признаками должно стать и место совершения преступления - это общественный транспорт, общественные заведения (вокзал, кафе, ресторан) и другие общественные места (рынок), где такие кражи наиболее распространены.

Анализ проблематики краж из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода предопределяется также продолжающимся реформированием уголовного законодательства об ответственности за квалифицированные виды краж (федеральные законы от 31 октября 2002 года № 133-ФЗ, от 8 декабря 2003 г. № 169-ФЗ и 30 декабря 2006 г. № 283-ФЗ). Это обстоятельство свидетельствует о том, что законодательный поиск наиболее оптимальной системы квалифицирующих признаков тайного хищения чужого имущества не завершен. Так, большую озабоченность вызывает недостаточная защищенность уголовным законом топливно-энергетического комплекса России в условиях роста организованных хищений нефти и нефтепродуктов во время их транспортировки по магистральным трубопроводам. [70]

Реформирование уголовного законодательства, в результате которого была проведена дифференциация ответственности за кражу, совершенную из нефтепровода, нефтепродуктопровода и газопровода имеет как правовые, так и криминологические основания. Правовое основание состоит в характере и типовой степени общественной опасности преступления, а также типовой степени общественной опасности личности виновного, что обусловлено своеобразием объекта указанного посягательства, объективной стороны, оригинальностью субъективных признаков деяния и его деятеля. Кражи из нефтепровода, нефтепродуктопровода и газопровода обладают признаками многообъектных преступлений и посягают не только на основной объект - отношения собственности, но и угрожают экологическому правопорядку, интересам службы, общественной безопасности и другим правоохраняемым интересам. Особенности объективной стороны анализируемого посягательства заключаются в том, что незаконное подключение к нефтепроводу совершается общеопасным способом, выражается в противоправном повреждении трубопровода, нередко связано с бесконтрольной утечкой, разливом нефти, характеризуется множественностью общественно опасных последствий. Федеральным законом от 21 июля 1997 года № 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов"[71] магистральные нефтепродуктопроводы отнесены к категории опасных производственных объектов, следовательно, любое взаимодействие с ними создает реальную опасность для других правоохраняемых объектов. Названные обстоятельства свидетельствуют о том, что сам факт незаконного производства "вреза" в трубопровод содержит признаки самостоятельного преступления против общественной безопасности. Кроме того, указанные криминальные деяния носят продолжаемый характер, что затрудняет определение как истинного размера похищенного, так и направленности умысла виновных на хищение нефти в крупном или особо крупном размере. Оригинальность субъекта криминальных вмешательств в нефтепровод выражается в его тесной связи с профессиональной организованной преступностью и коррупцией. [72]

Этот вид краж причиняет ощутимый материальный ущерб, зачастую вызывая крупные аварии в системе магистрального трубопроводного транспорта с тяжелыми экономическими и экологическими последствиями. [73]

Как показывает практика, хищением нефти из трубопроводов в подавляющем большинстве случаев занимаются организованные преступные группы, в состав которых кроме организатора входят специалисты газоэлектросварки, владельцы или водители автомобильных бензовозов, владельцы и работники автозаправочных станций, в некоторых случаях соучастниками преступлений выступают и сами работники организаций трубопроводного транспорта. Их участие обеспечивает качественную врезку в трубопровод (как правило, это замаскированные, многоразовые квалифицированные врезки, выполненные с многометровыми шлейфами), быстрое перекачивание топлива из трубопровода в автоцистерны и гарантированный сбыт похищенного.

Нередки случаи, когда преступники не довольствуются отдельными эпизодами хищения нефти из нефтепровода, а систематически совершают их при помощи специального замаскированного отвода к расположенным поблизости территориям организаций, складов, лесопосадок и т.п. В этих случаях организатор хищений подлежит уголовной ответственности в качестве соисполнителя за все кражи, совершенные группой, если они охватывались его умыслом, независимо от того, принимал ли он в их совершении непосредственное участие. Другие участники организованной группы несут ответственность в качестве соисполнителей за все хищения, в подготовке или совершении которых они принимали участие.

Не исключено участие в совершении хищений работников организаций трубопроводного транспорта (инженерно-технический персонал, сотрудники службы охраны и безопасности, линейные обходчики и др.), которые могут сообщить соучастникам сведения о марке перекачиваемых нефтепродуктов и графике их перекачки, обеспечить маскировку действий при осуществлении врезок в трубопровод под видом выполнения производственных работ и т.д. В этих случаях их действия квалифицируются как соучастие в хищении в виде пособничества.

В Удмуртии пресечена деятельность организованной преступной группы под руководством Б. В период 2002 - 2003 гг. она занималась хищением нефти. Украденное "черное золото" заливалось в арендованные нефтевозы. Хищениям способствовал и содействовал сотрудник милиции. Согласно произведенному Б. распределению ролей между участниками преступной группы, обязанности по наблюдению за окружающей обстановкой в местах совершения хищений, с целью исключить вмешательство в преступные действия посторонних лиц, были возложены на инспектора ДПС В. Он, используя должностные полномочия сотрудника милиции, форменную одежду, незаконно блокировал проезд автотранспорта, не используемого преступным сообществом, к месторождению в момент совершения хищения, подстраховывая других соучастников хищения от возможного обнаружения. Он должен был удерживать автомобили под предлогом проверки документов, пока Б. не сообщит о том, что нефтевоз заправлен похищенной нефтью, и не даст распоряжение разрешить водителям задержанных автомобилей дальнейшее движение. Впоследствии похищенная нефть реализовывалась по подложным документам на предприятия Удмуртии. От деятельности преступной группы пострадали месторождения ОАО "Удмуртторф" на сумму 671000 руб. и "Удмуртская нефтяная компания" на сумму 1468766 руб. Приговором Верховного суда Удмуртской Республики все участники ОПГ приговорены к лишению свободы. [74]

Недоработки в сборе достаточных доказательств деятельности именно организованной преступной группы, допущенные в стадии предварительного следствия, на практике приводят к тому, что суды исключают квалифицирующий признак "организованная группа" и выносят обвинительные приговоры по п. п. "а" и "б" ч.2 ст.158 УК РФ.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", если лицо, совершая кражу, незаконно проникло в хранилище (в данном случае - трубопровод) путем его повреждения, содеянное им надлежит квалифицировать по соответствующим пунктам и частям ст.158 УК. Дополнительной квалификации по ст.167 УК при этом не требуется, поскольку умышленное повреждение указанного имущества потерпевшего в этих случаях явилось способом совершения хищения при отягчающих обстоятельствах.

В заключении рассматриваемого вопроса можно сказать, что в теории уголовного права и судебной практике в последние годы появилось немало предложений по совершенствованию набора средств дифференциации ответственности за кражу. Федеральным законом от 30 декабря 2006 г. № 283-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" введена статья 215.3, предусматривающая ответственность за приведение в негодность нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и газопроводов. Диспозицией статьи охвачены разрушение, повреждение или приведение иным способом в негодное для эксплуатации состояние нефтепроводов, нефтепродуктопроводов, газопроводов, а также технологически связанных с ними объектов, сооружений, средств связи, автоматики, сигнализации, которые повлекли или могли повлечь нарушение их нормальной работы и были совершены из корыстных или хулиганских побуждений.

В связи с этим представляется, что повреждение нефтепровода сопровождающееся хищением находящейся в нем нефти, должно квалифицироваться по совокупности ст.215.3 УК РФ и статей, предусматривающих ответственность за хищение чужого имущества в действующей редакции УК (в том числе п. "б" ч.3 ст.158 УК РФ). В этом случае имеет место идеальная совокупность преступлений, предусмотренная ч. ч.1 и 2 ст.17 УК РФ.

§ 2. Проблемы отграничения кражи от смежных составов

Существуют проблемы разграничения смежных с кражей составов преступлений, так как их признаки очень схожи и на практике возникают проблемы с правильной квалификацией совершенных преступлений.

По законодательству Российской Федерации известно 6 форм хищения имущества собственника: кража, грабеж, разбой, присвоение, растрата, мошенничество.

У всех этих преступлений общий объект посягательства - общественные отношения собственности и предмет посягательства - чужое имущество.

Однако между ними имеются и существенные различия.

1. Отличие кражи от грабежа и разбоя.

Эти деяния отличаются прежде всего по объекту посягательства

Объектом кражи являются отношения собственности, тогда как объектом грабежа и разбоя - кроме отношения собственности, признается и личность потерпевшего (при грабеже - телесная неприкосновенность и личная свобода; при разбое - жизнь и здоровье потерпевшего).

По объективной стороне преступления эти преступления отличаются прежде всего способом совершения: кража - тайное хищение чужого имущества, а грабеж - открытое хищение чужого имущества, разбой - нападение в целях хищения чужого имущества.

Таким образом, открытый способ хищения имущества является определяющим признаком грабежа, которым он отличается от кражи, совершаемой тайно. Похищение, совершаемое открыто на глазах у других лиц, сознающих преступный характер действий виновного, свидетельствует об особой дерзости преступника.

Открытое, даже не насильственное похищение, всегда таит в себе угрозу применения насилия и значительно чаще, чем кража, может перерасти в насильственное, если похититель столкнется с весьма вероятным сопротивлением потерпевшего или посторонних лиц.

Часто в судебно-следственной практике встречаются ошибки, когда действия, содержащие признаки кражи, отдельных случаях определяются как грабеж и наоборот.

При разграничении рассматриваемых преступлений необходимо иметь в виду, что действия, содержащие первоначально признаки кражи, в дальнейшем могут перерасти в грабеж (когда, например, лицо, у которого в троллейбусе украли кошелек, заметил похитителя и кричит о краже для привлечения внимания, а вор не избавляясь от кошелька, пробивается к выходу), а при применении насилия к потерпевшему - могут перерасти в грабеж с насилием или разбой. На это также обращает внимание судов Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 27 декабря 2002 г. “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое”.

Известное различие рассматриваемых преступлений можно рассмотреть и в содержании умысла. Так, при краже виновный совершает хищение тайно, не применяя насилия. При грабеже он может не применить или применить насилие, не опасное для жизни или здоровья потерпевшего. При разбое же преступник желает применить насилие, опасное для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению.

В тех случаях, когда незаконное изъятие имущества совершено при хулиганстве, изнасиловании или других преступных действиях, необходимо устанавливать, с какой целью лицо изъяло это имущество.

Если лицо преследовало корыстную цель, содеянное им в зависимости от способа завладения имуществом должно квалифицироваться по совокупности как соответствующее преступление против собственности и хулиганство, изнасилование или иное преступление. [75]

2. Кража и мошенничество.

Объект, а также субъективная сторона кражи и мошенничества полностью идентичны, за исключением того, что объектом мошенничества, наряду с имуществом, может быть и право на имущество.

Мошенничество - хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. [76]

Основное отличие этих двух преступлений в объективной стороне. Специфика мошенничества состоит в способе его совершения. В отличии от кражи, которой присущ физический (операционный) способ, при мошенничестве способ действий преступника носит информационный характер либо строится на особых доверительных отношениях, сложившихся между виновным и потерпевшим. В качестве способа завладения имуществом в форме мошенничества закон называет обман и злоупотребление доверием, которые и характеризует качественное своеобразие данного преступления. Таким образом для мошенничества характерно наличие контакта между преступником и потерпевшим, в отношении определенного имущества, в результате которого происходит добровольная передача потерпевшим имущества или права на имущество виновному под влиянием обмана или злоупотребления доверием. [77] А при краже между вором и потерпевшим не может быть никакого разговора по поводу определенной вещи и, тем более, никакой добровольной ее передачи, потому что главной особенностью кражи является тайный (без ведома потерпевшего) способ действия.

Еще одни отличием является то, что уголовная ответственность за совершение кражи наступает с 14 лет, за мошенничество с - 16 лет. [78]

3. Кража и хищение имущества собственника путем присвоения или растраты.

В ст.160 УК РФ содержатся сразу две формы хищения - присвоение и растрата. Присвоение и растрата определяется в ч.1 ст.160 УК РФ как хищение чужого имущества, вверенного виновному.

Указанное преступление отличается от кражи по следующим признакам:

1) Объект кражи и хищения имущества собственника путем присвоения или растраты идентичны, однако предметом преступного посягательства при растрате, присвоении может быть не любое имущество, а только вверенное похитителю собственником для определения целей; а предметом кражи может быть любое чужое имущество;

2) Как и предыдущие формы хищений рассматриваемое преступление отличается от кражи способом - незаконное присвоение или растрата имущества вверенного виновному;

3) Форма вины также как и в краже - прямой умысел.

4) Еще одно отличие заключается в субъекте - хищение имущества собственника путем присвоения, растраты совершается специальным субъектом - лицом, которому это имущество было вверено; субъектом кражи может быть любое лицо, посягающее на чужую вещь; уголовная ответственность за совершение кражи наступает с 14 лет; а за совершение преступления, предусмотренного ст.160 УК РФ - с 16 лет.

Как присвоение или растрата квалифицируются действия лиц, которые в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения собственника осуществляли в отношении вверенного им имущества правомочия по распоряжению, управомочию, доставке или хранению.

Хищение имущества, совершенное шоферами, трактористам и другими лицами, которым имущество было вверено по разовому документу (накладные, обменные талоны и др.) под отчет для перевозки с полей к месту хранения, внутри и за пределами хозяйств, необходимо квалифицировать как хищение, совершенное способом присвоения или растраты имущества, находящегося в ведении виновного лица.

Если же хищение было совершено лицами, которым ценности не вверялись, но они имели доступ к похищенному в связи с выполняемой работой (комбайнеры, грузчики, скотники, сторожа и другие), их действия следует квалифицировать как хищение путем кражи. [79]

Таким образом, мы провели отграничение кражи от некоторых форм хищения по определенным признакам.

Особое внимание следует обратить на отличие кражи от мелкого хищения предусмотренного Кодексом РФ об административных правонарушениях.

Мелкое хищение - это хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных частями второй, третьей и четвертой статьи 158, частями второй и третьей статьи 159 и частями второй и третьей статьи 160 Уголовного кодекса Российской Федерации. [80]

При этом в соответствии с примечанием к ст.7.27 КоАП РФ Хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает одну тысячу рублей.

Проанализировав кражу и мелкое хищение можно сделать вывод, что они отличаются по следующим признакам:

Во-первых по объекту. Хотя обе нормы направлены на защиту имущественных общественных отношений, но ст.7.27 КоАП РФ защищает менее значимые, в силу стоимости предмета хищения, отношения.

Во-вторых, по объективной стороне. Мелкое хищение охватывает большее количество способов совершения - тайным способом, путем обмана или злоупотребления доверием, путем присвоения или растраты.

В-третьих, по субъекту. В соответствии со ст.2.3 КоАП РФ ответственность за мелкое хищение наступает с 16 лет.

Анализируя ст.158 УК РФ и ст.7.27 КоАП РФ мы приходим к выводу, что они в целом обеспечивают охрану собственности как материальной основы создания "вокруг человека современной социальной среды, которая работает на улучшение его здоровья, образования, жилья, условий труда, повышения его доходов и личной конкурентоспособности"[81] . Между тем именно сквозь призму интересов личности: равенства в степени защищенности и ответственности граждан в сфере охраны собственности отчетливо видны пробелы, допущенные законодателем при конструировании этих норм.

Состав кражи имеет место только тогда, когда сумма похищенного превышает сумму, указанную в примечании к ст.7.27 КоАП. Если она ниже, то основной состав кражи отсутствует, в наличии лишь состав административного проступка. Административный же проступок выступать в качестве основного состава преступления не может, какие бы квалифицирующие или особо квалифицирующие признаки его не отягчали.

В подавляющем большинстве случаев ответственность за мелкое хищение необходима и обусловливается антисоциальным образом жизни лиц, совершающих мелкие хищения. При этом эти лица осознают, что уголовная ответственность им не грозит, а меры административной ответственности к ним применять смысла нет, так как совершение мелкого хищения "влечет наложение административного штрафа в размере до пятикратной стоимости похищенного имущества, но не менее одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток"[82] . Как правило штраф с них взыскать фактически невозможно по понятным причинам, а отбывание административного ареста превращается для указанных лиц в отдых "на курорте", где можно помыться, подлечиться или переждать холодное время года.

Именно такая жизнь неизбежно приводит их на путь совершения проступков и преступлений.

Совершение мелкого хищения лицом, ведущим антиобщественный образ жизни, который исключает применение к нему мер административной ответственности, - достаточное основание и повод для криминализации таких деяний. При этом следует учитывать, что мелкие хищения могут быть признанными лишь преступлениями небольшой тяжести, а наказание, прежде всего, должно быть направлено на ресоциализацию виновных в их совершении лиц.

Подводя итоги рассматриваемого вопроса можно сказать, что, хотя все формы хищений имеют схожие признаки, выделяются и существенные отличия их от кражи, которые в основном связанны со способом совершения хищения.

Отличие кражи от мелкого хищения заключается в основном стоимости причиненного ущерба, а также в способах совершения мелкого хищения.

Совершение кражи с квалифицирующими и особо квалифицирующими признаками указывает на повышенную общественную опасность этого деяния. В связи с развитием экономических общественных отношений в последнее время законодатель внес ряд изменений в УК РФ добавив в ч.3 ст.158 УК РФ два особо квалифицирующих признака п. "А" - с незаконным проникновением в жилище; п. "Б" - из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода.

Несмотря на активную работу по совершенствованию законодательства в Российском уголовном праве еще остается множество спорных вопросов, которые будут вызывать бурные дискуссии еще много лет.

Заключение

Анализ проблем уголовной ответственности за кражу в действующем российском законодательстве позволил нам сформулировать следующие основные выводы.

Исследование историко-правовых аспектов темы показало, что кража признавалась преступлением уже в самых ранних памятниках права. При этом характерной чертой эволюции уголовного законодательства об ответственности за кражу в России было постоянное стремление законодателя дифференцировать ответственность за данное преступление; при этом традиционными основаниями дифференциации ответственности признавались форма собственности на имущество, ставшее предметом кражи, размер похищаемого имущества, повторность или систематичность действий виновного, значимость имущества для потерпевшего.

В соответствии с примечанием к ст.158 УК РФ, под хищением понимаются совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Уголовно-правовая характеристика кражи показала, что кража, как форма хищения, обладает всеми признаки последнего, в силу чего изучение родовых признаков кражи является необходимым условием правильного понимания кражи в судебно-следственной практике.

Вопрос об определении объекта кражи и иных форм хищений в уголовно-правовой литературе, при всей его социально-политической и правовой значимости, не нашел однозначного решения. Наиболее распространен взгляд на объект кражи как на отношения собственности.

Предметом кражи могут быть любые объекты права собственности, указанные в Гражданском кодексе Российской Федерации, за некоторыми исключениями. В ст.158 УК РФ в качестве предмета хищения рассматривается имущество.

К обязательным признакам объективной стороны кражи относятся: действия по противоправному безвозмездному изъятию и (или) обращению чужого имущества в пользу виновного или других лиц; общественно опасные последствия этих действий в виде причинения прямого ущерба собственнику или иному владельцу имущества; причинная связь между указанными действиями и наступившими последствиями; тайный способ изъятия имущества. В число обязательных признаков состава кражи законодателем не включены такие обстоятельства, характеризующие действия виновного, как место, время и обстановка совершения преступления. Однако выяснение этих обстоятельств в каждом конкретном случае совершения кражи дает более полное представление о степени общественной опасности преступления и преступника, а следовательно, может учитываться при назначении наказания.

Субъект совершения кражи общий.

Необходимо отметить, что кража может быть совершена только с прямым умыслом. В настоящее время эволюции уголовного законодательства об ответственности за кражу в России продолжается, законодатель постоянно дифференцирует ответственность за данное преступление. С момента принятия Уголовного кодекса в 1996 г. введена ответственность за кражу совершенную из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем (п. "Г" ч.2 ст.158 УК РФ), с незаконным проникновением в жилище (п. "А" ч.3 ст.158 УК РФ); б) из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода (п. "Б" ч.3 ст.158 УК РФ).

Следует обратить особое внимание на отграничение кражи от смежных составов преступлений. В теории уголовного права и судебной практике в последние годы появилось немало предложений по совершенствованию набора средств дифференциации ответственности за кражу. Несмотря на это практическими работниками по прежнему допускаются ошибки при квалификации.

Список источников и использованной литературы

Нормативно-правовые акты:

1. Конституция Российской Федерации [принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993г. по состоянию на 30 декабря 2008 г.]. - СПб.: Издательский дом Литера, 2009. - 48 с.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации [принят Государственной Думой 24 мая 1996 г: одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 г.: по состоянию на 30 декабря 2008 г.]. - М.: ООО Издательство АСТ, 2009. - 160 с.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [принят Государственной Думой 22 ноября 2001 г: Одобрен Советом Федерации 5 декабря 2001 г.: по состоянию на 30 декабря 2008 г.]. - Новосибирск: Сиб. унив. изд-во, 2009. - 271 с.

4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: [принят Государственной Думой 20 декабря 2001 г.: одобрен Советом Федерации 26 декабря 2001 г.: по состоянию на 30 декабря 2008 г.]. - Ростов н/Д.: Феникс, 2009. - 320 с.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. [принят Государственной Думой 21 октября 1994 г.: одобрен Советом Федерации 30 октября 1994 г.: по состоянию на 30 декабря 2008 г.]. - М.: Юрайт-Издат, 2008. - 192 с.

6. О промышленной безопасности опасных производственных объектов: федер. закон: [принят Государственной Думой 21 июля 1997 г.: одобрен Советом Федерации 30 июля 1997 г.: по состоянию на 30 декабря 2008 г.] [Электронный ресурс] / Российская Федерация. - Электрон. текстовые данные. - Режим доступа: http://www.garant.ru. - Справочная система Гарант. 2009.

7. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР: федер. закон: [принят Государственной Думой 1 июля 1994 г.: одобрен Советом Федерации 8 июля 1994 г.: утратил силу с 1 января 1997 года в части Уголовного кодекса РСФСР] [Электронный ресурс] / Российская Федерация. - Электрон. текстовые данные. - Режим доступа: http://ntc. duma.gov.ru/bpa - Справочная система Закон, 2009.

8. Уголовный кодекс РСФСР. Официальный текст с изменениями на 15 января 1956 г. и с приложением постатейно-систематизированных материалов. - М.: 1956. - 178 с.

9. Закон "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности" от 07.08.1932 года / Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства СССР. 1932. № 62.

10. Уголовное законодательство Союза ССР и союзных республик. В 2 т. Т.1. - М.: 1963. - 490 с.

11. Декрет ВЦИК и СНК РСФСР "О земле" от 09 ноября (27 октября) 1917 г. / Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства РСФСР. 1917. № 1.

12. Декрет ВЦИК и СНК РСФСР "О мерах борьбы с хищениями из государственных складов и должностными преступлениями, способствующими хищениям" от 01.06.1921 года / Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства РСФСР. 1921. № 49.

13. Декрет ВЦИК и СНК РСФСР "Об установлении усиленной ответственности для лиц, виновных в хищении грузов во время перевозки их" от 01.09.1921 года / Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства РСФСР. 1921. № 62.

14. Монографии, учебники, учебные пособия

15. Бойцов, А.И. Преступления против собственности / А.И. Бойцов. - СПб.: 2007. - 268 с.

16. Верина Г.В. Дифференция преступлений против собственности: Проблемы теории и практики / Г.В. Верина. - Саратов, 2003. С.101.

17. Владимирский-Буданов, М.Ф. Обзор истории русского права / М.Ф. Владимирский-Буданов. - Ростов-на-Дону: Норма, 1995. - 520 с.

18. Гаухман, Л.В., Максимов, С.В. Ответственность за преступления против собственности.5-е изд. испр. / Л.В. Гаухман, С.В. Максимов. - М.: Норма, 2006. - 260 с.

19. Герцензон, А.А. История советского уголовного права / Герцензон А.А. и др. - М.: 1947. - 450 с.

20. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред.А.И. Чучаева. - М.: Норма, 2004. - 560 с.

21. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред.В.М. Лебедев. Изд.7-е, перераб. и доп. - М.: Юрайт-Издат, 2008. - 540 с.

22. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред.В.И. Радченко, науч. ред.А.С. Михлин, В.А. Казакова.2-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2008. - 620 с.

23. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред.В. В. Мозякова. - М.: Норма, 2005. - 430 с.

24. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая / Под ред.О.Н. Садикова. - М.: ЮридЛит, 2005. - 650 с.

25. Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности / С.М. Кочои. - М.: Эксмо, 2004. - 26 с.

26. Курс Уголовного права В 5-ти томах / Под ред. Борзенкова Г Н., Комиссарова B. C., Т.3. - М.: Зерцало, 2002. - 420 с.

27. Курс уголовного права. В 3 т. Т.3: Особенная часть / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. - М.: Эксмо, 2006. - 540 с.

28. Лопашенко, Н.А. Преступления против собственности / Н.А. Лопашенко. - М.: Норма, 2005. - 130 с.

29. Лунеев, В.В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ / В.В. Лунев. - М.: Норма, 1999. - 300 с.

30. Наумов, А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций / А.В. Наумов. - М.: Издательство БЕК, 2007. - 340 с.

31. Познышев, С.В. Особенная часть русского уголовного права / С.В. Познышев. - М.: 1999. - 300 с.

32. Развитие русского права в XV - первой половине XVII в. - М.: 1986. - 350 с.

33. Развитие русского права второй половины XVII - XVIII в. - М.: Дрофа, 1992. - 380 с.

34. Российское законодательство X - XX веков. В 9 т. Т.1. Законодательство Древней Руси. - М.: 1984. - 320 с.

35. Российское законодательство X - XХ веков. В 9 т. Т.4. Законодательство периода становления абсолютизма. - М.: 1986. - 420 с.

36. Севрюков, А.П. Хищение имущества: криминологические и уголовно-правовые аспекты / А.П. Севрюков. - М.: Норма, 2004. - 160 с.

37. Статистические данные Информационного центра Управления внутренних дел г. Уссурийска за 1999-2009гг. - Уссурийск: 2009.10 с.

38. Судебная статистика. Преступность и судимость (современный анализ данных уголовной судебной статистики России 1923 - 1997 годов) / Под ред. И.Н. Андрюшечкиной. - М.: Норма, 1998. - 150 с.

39. Уголовное право России. Часть Особенная: Учебник для вузов / Отв. ред.Л. Л. Кругликов.2-е издание, перераб. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2008. - 430 с.

40. Уголовное право РФ. Общ. ч.: Учебник / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога - М.: Инфра-М, 2008. - 553 с.

41. Хрестоматия по истории отечественного государства и права. - М.: Дрофа, 1994. - 380 с.

42. Статьи, научные публикации

43. Адоевская, О.А. Дифференциация ответственности за кражу по Уголовному праву России Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Самара: 2007. - 26 с.

44. Безверхов, А.Г. Имущественные преступления. Автореферат дис. д-ра юрид. наук. - Ижевск: 2002. - С.10-11.

45. Буз, С.И. Кража: уголовно-правовые и криминологические аспекты. Автореферат дис. канд. юрид. наук. - Ростов-на-Дону: 2002. - 26 с.

46. Елисеев, С. "Хищение похищенного": проблемы квалификации // Уголовное право. - 2008. - № 1. - С.45-49.

47. Клюев, С. Уголовно-правовая квалификация хищений нефти из трубопроводов // Законность. - 2008. - № 11. - С.23-26.

48. Подчерняев, А.Н. О Предмете хищения в нефтяной отрасли // Российский следователь. - 2007. - № 8. - С.10-11.

49. Путин, В.В. Национальный проект: долгая здоровая жизнь // Российская газета. 2008.29 февр.

50. Севрюков А.П. Хищение имущества: криминологические и уголовно-правовые аспекты / А.П. Севрюков. - М.: Норма, 2004.156 с.

51. Семенов, В.М. Признаки объективной стороны хищения // Российский следователь. - 2005. - № 4. - С.15-17.

52. Семенов, В.М. Особенности субъективной стороны хищения // Российский следователь. - 2005. - № 5. - С.18-20.

53. Семенов, В.М. Квалификация совершения кражи с проникновением в помещение, иное хранилище или жилище // Адвокатская практика. - 2005. - № 3. - С.25-27.

54. Семенов, В.М. Особенности квалификации краж с причинением значительного ущерба, а также из одежды, сумки или ручной клади // Российский судья. - 2005. - № 9. - С.28-29.

55. Уланова, Ю.Ю. Проблемы судебной практики по делам о кражах (п. "Г" Ч.2 СТ.158 УК РФ) // Российский судья. - 2007. - № 5. - С.22-25.

56. Эриашвили, Н.Д. Присвоение и растрата чужого имущества как форма хищения (уголовно-правовой анализ). Автореф. канд. юрид. наук.М., 2003. - 28 с.

57. Яни, П. Сложные вопросы субъективной стороны преступления // Российская юстиция. - 2002. - № 12. - С.24-26.

Материалы судебной практики

58. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. № 11 "О судебной практике по делам о преступлениях против личной

59. собственности" (с изменениями от 30 ноября 1990 г.) // [Электронный ресурс] / Российская Федерация. - Электрон. текстовые данные. - Режим доступа: http://www.garant.ru. - Справочная система Гарант.

60. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" (с изменениями от 6 февраля 2007 г.) // [Электронный ресурс] / Российская Федерация. - Электрон. текстовые данные. - Режим доступа: http://www.garant.ru. - Справочная система Гарант.

61. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. № 7 "Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам" [Электронный ресурс] / Российская Федерация. - Электрон. текстовые данные. - Режим доступа: http://www.garant.ru. - Справочная система Гарант.

Приложения

Приложение 1

Динамика роста краж за 1999-2008гг по данным ИЦ УВД г. Уссурийска

Таблица 1. Статистические данные по кражам УВД г. Уссурийска за период с 1999 г. по 2008г.

Год 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008

ВСЕГО

краж

2510 2490 2252 1680 2054 2639 2747 3568 4025 3454

ВСЕГО

преступлений

5101 4900 4969 4226 4895 5587 6178 7907 8304 7521

Рис.2.1 Динамика роста краж за период 1999-2008гг.

Приложение 2.

Динамика роста краж за январь-февраль 2009 г. по данным ИЦ УВД г. Уссурийска

Таблица 2. Статистические данные по кражам УВД г. Уссурийска за январь-февраль 2009г.

Месяц Январь 2009 г Февраль 2009 г

ВСЕГО

краж

250 519
Всего преступлений 536 1086

Рис.2.2 Динамика роста краж за период 1999-2008 гг.


[1] См.: Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. С. 309.

[2] См.: Российское законодательство X - XX веков. В 9 т. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М., 1984. С. 65 – 73.

[3] Там же. С. 152-162.

[4] Там же. С. 191.

[5] См.: Развитие русского права в XV - первой половине XVII в. М., 1986. С. 185.

[6] Российское законодательство X - XХ веков. В 9 т. Т. 4. Законодательство периода становления абсолютизма. М., 1986. С. 327 - 365.

[7] Развитие русского права второй половины XVII - XVIII в. М., 1992. С. 195.

[8] Там же. С. 196.

[9] Там же. С. 196.

[10] Там же. С. 196.

[11] Там же. С.197.

[12] Познышев С.В. Особенная часть русского уголовного права. М., 1999. С. 194 - 197.

[13] Герцензон А.А. История советского уголовного права. М., 1947. С. 167.

[14] См.: Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О земле» от 09 ноября (27 октября) 1917 г. / Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства РСФСР. 1917. № 1. С. 167.

[15] См.: Декреты ВЦИК и СНК РСФСР «О мерах борьбы с хищениями из государственных складов и должностными преступлениями, способствующими хищениям» от 01.06.1921 года и «Об установлении усиленной ответственности для лиц, виновных в хищении грузов во время перевозки их» от 01.09.1921 года / Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства РСФСР. 1921. № 49; № 62.

[16] Курс Уголовного права. В 5-ти томах / Под ред. Г Н. Борзенкова, B.C. Комиссарова Т. 3. М., Зерцало. 2002. С. 395.

[17] См.: Хрестоматия по истории отечественного государства и права. М., 1994. С. 99.

[18] Курс Уголовного права. В 5-ти томах / Под ред. Г Н. Борзенкова, B.C. Комиссарова Т. 3. Указ. соч. С. 400.

[19] Судебная статистика. Преступность и судимость (современный анализ данных уголовной судебной статистики России 1923 - 1997 годов) / Под ред. И. Н. Андрюшечкиной. М., 1998. С. 32.

[20] Уголовный кодекс РСФСР. Официальный текст с изменениями на 15 января 1956 г. и с приложением постатейно-систематизированных материалов. М., 1956. С. 154.

[21] Закон «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» от 07.08.1932 года / Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства СССР. 1932. № 62.

[22] См.: Севрюков А. П. Хищение имущества: криминологические и уголовно-правовые аспекты. М., 2004. С. 16 - 17.

[23] Уголовный кодекс РСФСР. Официальный текст с изменениями на 15 января 1956 г. и с приложением постатейно-систематизированных материалов. М., 1956. С 107 – 109.

[24] См.: Уголовное законодательство Союза ССР и союзных республик. В 2 т. Т. 1. М., 1963. С. 168.

[25] Уголовный кодекс РСФСР. Официальный текст с изменениями на 15 января 1956 г. и с приложением постатейно-систематизированных материалов. Указ соч. С. 109.

[26] См.: Лунеев В. В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ. М., 1999. С. 251.

[27] Там же. С. 251.

[28] Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» от 01 июля 1994 года № 10-ФЗ (утратил силу с 1 января 1997 года в части Уголовного кодекса РСФСР на основании Федерального закона от 13.06.96 г. № 64-ФЗ) // Справочная система Закон. 2009.

[29] Конституция Российской Федерации (с изменениями от 30 декабря 2008г.). М., 2009. ч.2 ст.8

[30] См.: Приложение 1. Динамика роста краж за 1999-2008гг по данным ИЦ УВД г.Уссурийска.

[31] См.: Приложение 2. Динамика роста краж за январь-февраль 2009 г. по данным ИЦ УВД г.Уссурийска.

[32] Гаухман Л.В., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. 5-е изд. испр. М., 2006. С. 18.

[33] Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб, 2002. С. 107.

[34] Безверхов А.Г. Имущественные преступления. Автореферат дис. ... д-ра юрид. наук. Ижевск, 2002. С. 10-11.

[35] См.: например: ч. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" (с изменениями от 6 февраля 2007 г.) от 27 декабря 2002 г. № 29 // Справочная система Гарант. 2009.; Буз С.И. Кража: уголовно-правовые и криминологические аспекты. Автореферат дис. ... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2002. С. 18.

[36] Лопашенко Н.А. Преступления против собственности. М., 2005. С. 45; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.И. Чучаева. М., 2004. С. 360.

[37] Безверхов А.Г. Указ. соч. С. 110.; Бойцов А.И. Указ соч. С. 197.; Верина Г.В. Дифференция преступлений против собственности: Проблемы теории и практики. Саратов, 2003. С. 101.

[38] Бойцов А.И. Указ. соч. С. 258.

[39] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2005. С. 414 - 417.

[40] Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М., 2004. С. 91.

[41] Уголовный кодекс РФ: По состоянию на 30.06.2008 г. М., 2008. Ст.ст. 221, 226, 229.

[42] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: По состоянию на 30.06.2008 г. М., 2008. Ст. 7.27.

[43] Семенов В.М. Признаки объективной стороны хищения // Российский следователь. 2005. № 4. С.15-17.

[44] Эриашвили Н.Д. Присвоение и растрата чужого имущества как форма хищения (уголовно-правовой анализ). Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 15.

[45] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: По состоянию на 30.06.2008 г. М., 2008 ст.7.27.; Уголовный кодекс РФ: По состоянию на 30.06.2008 г. М., 2008. п. "г" ч. 2 ст. 158 - 160, ч. 2 ст. 161, п. "б" ч. 3 ст. 158 - 161, ст. 164.

[46] Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" от 27 декабря 2002 г. № 29. Указ. соч. п. 4.

[47] Лопашенко Н.А. Указ. соч. С.129.

[48] Лопашенко Н.А. Указ. соч. С.130.

[49] Постановление Пленума Верховного Суда СССР "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности" (с изменениями от 30 ноября 1990 г.) от 5 сентября 1986 г. № 11 // Справочная система Гарант. 2009.

[50] Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" от 27 декабря 2002 г. № 29. Указ. соч. п. 2.

[51] Уголовный кодекс РФ: По состоянию на 30.06.2008 г. Указ. соч. ч.2 ст.25.

[52] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. М., 2008. С. 54-55.

[53] Яни П. Сложные вопросы субъективной стороны преступления // Российская юстиция. 2002. № 12. С. 24.

[54] Семенов В.М. Особенности субъективной стороны хищения // Российский следователь. 2005. № 5. С. 18-20.

[55] Там же. С. 19.

[56] За 2008г. было издано восемь Федеральных законов с изменениями в УК РФ: от 14.02.2008 № 11-ФЗ, от 08.04.2008 № 43-ФЗ, от 13.05.2008 № 66-ФЗ, от 22.07.2008 № 145-ФЗ, от 25.11.2008 № 218-ФЗ, от 25.12.2008 № 280-ФЗ, от 30.12.2008 № 321-ФЗ, от 22.12.2008 № 272-ФЗ, а всего шестьдесят один Федеральный закон с изменениями в УК РФ // Справочная система Гарант, 2009.

[57] Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" от 27 декабря 2002 г. № 29. Указ. соч. п. 13.

[58] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29. Указ. соч.

[59] Уголовное право РФ. Общ. ч.: Учебник / Под ред. Л.В. Иногамовой—Хегай, А.И. Рарога, М., 2008. С 256.

[60] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). / Отв. ред. В.И. Радченко, науч. ред. А.С. Михлин, В.А. Казакова. М., 2008. С. 346.

[61] Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций, М., 2007. С. 120.

[62] Семенов В.М. Квалификация совершения кражи с проникновением в помещение, иное хранилище или жилище // Адвокатская практика. 2005. № 3. С. 25-27.

[63] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29.Указ. соч. п. 18.

[64] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). / отв. ред. В.И. Радченко, науч. ред. А.С. Михлин, В.А. Казакова. Указ. соч. С. 347.

[65] Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.В. Мозякова. М., 2005. С. 313-315.

[66] Постановление Пленума Верховного Суда РФ "Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам" от 6 февраля 2007 г. № 7 // Справочная система Гарант, 2009.

[67] Лопашенко Н.А. Указ. соч. С.167.

[68] Семенов В.М. Особенности квалификации краж с причинением значительного ущерба, а также из одежды, сумки или ручной клади // Российский судья. 2005. № 9. С. 28-29.

[69] Уланова Ю.Ю. Проблемы судебной практики по делам о кражах (п. "Г" Ч. 2 СТ. 158 УК РФ) // Российский судья. 2007. № 5. С. 22-25.

[70] Подчерняев А.Н. О Предмете хищения в нефтяной отрасли // Российский следователь. 2007. № 8. С. 10-11.

[71] Федеральный закон РФ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» от 21 июля 1997 года № 116-ФЗ. Приложение 1 // Справочная система Гарант. 2009.

[72] Подчерняев А.Н. Указ. соч. С.10-11.

[73] Адоевская О.А. Дифференциация ответственности за кражу по Уголовному праву России Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Самара. 2007. С. 23.

[74] Клюев С. Уголовно-правовая квалификация хищений нефти из трубопроводов // Законность. 2008. № 11. С. 23-26.

[75] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29. Указ. соч. п. 7

[76] Уголовный кодекс РФ: По состоянию на 30.06.2008 г. М., 2008. ч. 1 ст.159

[77] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» 27 декабря 2002 г. № 29. Указ. соч. п.8.

[78] Уголовный кодекс РФ: По состоянию на 30.06.2008 г. М., 2008. ч.2 ст. 20.

[79] Уголовное право России. Часть Особенная: Учебник для вузов / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. М., 2008. С. 234.

[80] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: По состоянию на 30.06.2008 г. М., 2008. Ст.7.27.

[81] Путин В.В. Национальный проект: долгая здоровая жизнь // Российская газета. 2008. 29 февр.

[82] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: По состоянию на 30.06.2008 г. М., 2008. Ст.7.27.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:35:21 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
09:05:49 29 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Анализ уголовно-правовой нормы, регламентирующей ответственность за кражу чужого имущества
Российское уголовное право
ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Российское уголовное право Курс лекций Воронеж 2010 Тема 1. Понятие, предмет, задачи ...
Однако место и способ ее совершения включены в число обязательных признаков квалифицированного состава статьи 158 УК РФ, предусматривающего ответственность за совершение кражи ...
158 УК предмет преступления для любого хищения (имущество) обязательный признак, о чём указано в определении хищения - Примечание 1 ".под хищением понимается.безвозмездное изъятие ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: учебное пособие Просмотров: 5811 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Убийство с особой жестокостью
Введение "Преступность вечна, как вечен мир. Будучи его составной частью, она всегда противостояла целому, разрушая его гармонию, грубо попирая ...
35 УК РФ в постановлении № 1 Пленума ВС РФ от 27.01.1999 г. дано разъяснение, что "убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с ...
105 УК РФ квалифицируются действия виновного, совершившего два и более убийства при отсутствии единого умысла на их совершение и, как правило, в разное время"2. Следовательно, под ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 4109 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Ответственность за разбой по российскому уголовному праву
Содержание Введение Глава I. Понятие разбоя как вида преступления и его законодательное закрепление в истории уголовного права России 1.1 История ...
Вот некоторые выдержки из его постановлений и определений: "для правильной оценки размеров хищения необходимо учитывать направленность умысла виновных"; "вывод суда об умысле ...
Если насилие, опасное для жизни или здоровья, было причинено потерпевшему не в целях завладения имуществом, а из хулиганских побуждений, то последующее тайное или открытое ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 4396 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Уголовное право (общая часть)
1. Понятие уголовного права. 2. Задачи УК РФ. 3. Принципы уголовного права. 4. Уголовный закон, его признаки и значение. 5. Уголовная ответственность ...
Если объективная сторона П включает такие признаки как способ, место, время и обстановка совершения Д, то ошибка относительно любого такого признака, означает разновидность ошибки ...
В соответствии с примечание 3 к ст.158 неоднократным в статьях главы 21 УК (преступления против собственности) признается совершение П, которому предшествовало одно или несколько П ...
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Просмотров: 1888 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Расследование краж с проникновением
... барнаульский юридический институт Кафедра криминалистики ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА Тема: Особенности расследования краж, совершенных с ...
Хищение имущества у лица, находящегося в таком состоянии опьянения, при котором оно не сознает, что его имущество становится объектом хищения, должно квалифицироваться как кража, а ...
Если законодатель рассматривает факт незаконного проникновения как вторжение с целью совершения кражи (в том числе грабежа и разбоя), которое совершается с преодолением препятствий ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 3704 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Соучастие в преступлении
Соучастие в преступлении Введение Зачастую в совершении преступления участвуют не одно, а несколько лиц. Такая преступная деятельность представляет ...
Поэтому, если, например, совершеннолетний умышленно использует 10-12-летнего мальчика для проникновения через форточку в квартиру в целях кражи, то его действия будут ...
Если группа лиц с предварительным сговором имела намерение совершить кражу или грабеж, а один из участников применил или угрожал применить насилие, опасное для жизни и здоровья ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: контрольная работа Просмотров: 3804 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Неоконченное преступление
ПЛАН ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ИНСТИТУТ НЕОКОНЧЕННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 1.1 История становления и развития института преступной деятельности в России 1.2 ...
29 УК) различает три стадии реализации умысла виновного на совершение преступления:
Видимо, из этого исходит практика при квалификации деяния как покушения на хищение чужого имущества в крупном размере, независимо от количества фактически похищенного, когда умысел ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 5358 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Конспект по Особенной части уголовного права РФ
ВОПРОСЫ для подготовки к экзамену по курсу "Уголовное право РФ (Особенная Часть)" 1. Понятие особенной части уголовного права, ее система и значение ...
Учитывая особенности СП на собственность, все П можно систематизировать по 3 группам: а) хищение чужого имущества (кража (158), мошенничество (159), присвоение или растрата (160 ...
Размер причиненного ущерба в предусмотренных законом случаях учитывается при формулировании квалифицирующих (особо К) признаков хищения: а) хищение имущества причинившее ...
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Просмотров: 2205 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 6 человек Средний балл: 4.3 Оценка: 4     Скачать
Уголовно-правовая характеристика вымогательства
Оглавление Введение Глава 1. История развития законодательства о вымогательстве Российском уголовном законодательстве 1.1 Становление уголовной ...
Так, в п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о краже грабеже и разбое" В тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой ...
Если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 4381 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Состав и квалификация насильственных действий сексуального характера
Оглавление Введение Глава 1. История квалификации 1.1. Общая теория квалификации преступлений 1.2. Научные основы квалификации преступлений Глава 2 ...
... по способу незаконного изъятия имущества, поскольку кража совершается тайным способом, грабёж - скрытым, разбой - посредством опасного насилия, а мошенничество - путём обмана или ...
В тех случаях, когда насилие над потерпевшей не прерывалось либо прерывалось на непродолжительное время и обстоятельства совершения насильственных половых актов свидетельствуют о ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 1280 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Дипломная работа: Анализ уголовно-правовой нормы, регламентирующей ответственность за кражу чужого имущества (7888)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151082)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru