Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Экономические и политические санкции в отношении "Саддамовского Ирака" после Кувейтского кризиса

Название: Экономические и политические санкции в отношении "Саддамовского Ирака" после Кувейтского кризиса
Раздел: Рефераты по международным отношениям
Тип: реферат Добавлен 00:24:12 27 декабря 2010 Похожие работы
Просмотров: 80 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Реферат на тему: Экономические и политические санкции в отношении «Саддамовского Ирака» после Кувейтского кризиса


В конце двадцатого столетия Ирак прочно утвердился на карте мира как центр острого военнополитического кризиса, принявшего широкие международные масштабы.

Восемь лет между этой страной и Ираном шла война, которая, по экспертным оценкам, была одной из самых ожесточенных во второй половине истекшего века. Она оставила разрушенные города и деревни по обе стороны границы. На ее счету более миллиона убитых, десятки тысяч военнопленных и пропавших без вести, поиск и обмен которых не завершился по сей день.

Сражения той войны начались в сентябре 1980 г. Лишь в августе 1988 г. обе стороны, изнуренные и обескровленные, вняли требованиям резолюции № 598 СБ ООН и прекратили военные действия.

Не прошло и двух лет после перемирия, в течение которых воевавшие соседи приступили к восстановлению хозяйства, разрушенного войной, и налаживанию контактов по вопросам послевоенного урегулирования, как регион вновь втянулся в боевые действия. В ночь с первого на второе августа 1990 г. Ирак оккупировал соседний Кувейт, объявил это суверенное государство своей девятнадцатой провинцией.

Перипетии тех драматических событий подробно описаны в отечественных и зарубежных монографиях. Можно воспроизвести лишь некоторые характерные эпизоды и факты, важные для понимания того положения, в котором Ирак продолжает находиться и сегодня.

Международное сообщество оперативно и жестко отреагировало на захват Кувейта. 2 августа 1990 г. СБ ООН на экстренном заседании принял резолюцию № 660, в которой осудил вторжение, потребовал незамедлительного отвода иракских войск на исходные позиции, подтвердил суверенитет и территориальную целостность Кувейта.

Иракское руководство не прислушалось к этому требованию, заявив о необратимости случившегося, и в силу этого продолжало наращивать свое военное присутствие в захваченном эмирате, приступив к слому его государственноадминистративной системы.

В ответ 6 августа 1990 г. СБ ООН резолюцией № 661 ввел в отношении Ирака всеобъемлющие торговоэкономические санкции, сохраняющиеся и сегодня. Ими запрещались любые экспортноимпортные операции, включая поставки оружия и военного снаряжения, а также финансовые трансакции с банками этой страны. Устанавливались запреты на использование морских и воздушных судов для доставки товаров, грузов и оборудования.

Из экономического эмбарго было сделано единственное исключение – разрешены поставки продуктов питания и медикаментов, а также связанные с ними финансовые переводы при условии уведомления Комитета по санкциям ООН, специально учрежденного в соответствии с п. 6 резолюции № 661. В свете этого решения Ирак был вынужден приостановить экспорт нефти – главного источника своих валютных поступлений.

Однако введенные запреты возымели на Багдад обратный эффект: 8 августа он объявил «о полном и окончательном слиянии Ирака и Кувейта».

Совет Безопасности парировал очередной вызов Багдада, приняв 9 августа резолюцию № 662, в которой вновь подчеркивалась противоправность аннексии Кувейта, подтверждался его государственный суверенитет.

Тем временем инициативу в свои руки взяла администрация США. Прибывший в те дни в Саудовскую Аравию американский министр обороныР.Чейни заявил о направлении в зону Персидского залива оперативной эскадры во главе с авианосцем «Висконсин». Американцы призвали своих союзников последовать их примеру. Начиная с 16 августа ВМС США в этой зоне приступили к осуществлению контроля за соблюдением режима экономических санкций в отношении Ирака.

Одновременно Вашингтон в координации с руководством Саудовской Аравии и правителем Кувейта, эмигрировавшим в ЭрРияд, инициировал формирование в зоне Персидского залива мощной военной коалиции для отпора иракской агрессии. Многие государства, в том числе восемь арабских, заявили о готовности направить свои контингенты в состав этой коалиции.

Багдад не проявлял готовности уступать давлению международного сообщества. Напротив, с его стороны были предприняты шаги, ведущие к дальнейшей интернационализации и эскалации конфликта. 17 августа иракские власти объявили о запрете на выезд из страны и Кувейта всех иностранных граждан, включая дипломатов, одновременно распорядились закрыть все посольства и консульства в Кувейте.

Совет Безопасности ответил на это принятием 18 августа резолюции № 664, требовавшей разрешить гражданам третьих стран отбыть из Кувейта и Ирака, а также отменить распоряжение о закрытии дипмиссий в оккупированном эмирате.

В Багдаде недооценивали серьезности ситуации, фрондировали, выдвигали замысловатые «мирные инициативы» и «пакетные» условия своего ухода из Кувейта в обмен, в частности, на одновременное освобождение Израилем оккупированных арабских территорий.

Между тем СБ ООН постепенно ужесточал свои санкции: 25 августа была принята резолюция № 665, которая давала право государствам, направившим в Персидский залив военноморские силы, останавливать все корабли, идущие в обоих направлениях, для досмотра и проверки их грузов с целью предотвращения вывоза из Ирака и поставок туда товаров, запрещенных резолюцией № 661. Речь шла прежде всего о вывозе нефти и поставках оружия.

В сентябре 1990 г. противостояние Багдада с международным сообществом неуклонно нарастало. Сессия Совета НАТО заявила о готовности странчленов применить силу для освобождения Кувейта, одновременно отметив предпочтительность достижения этой цели политикодипломатическими средствами.

45я сессия Генеральной Ассамблеи ООН также подвергла резкому осуждению действия Ирака, потребовала от него выполнения соответствующих решений Совета Безопасности по освобождению Кувейта.

В дополнение к предыдущим своим решениям по торговоэкономической блокаде 25 сентября СБ принимает резолюцию № 670, которая вводит жесткие ограничения на транспортировку в Ирак воздушным и морским путем товаров и грузов, подпадавших под запреты резолюции № 661. Вместе с тем разрешались авиаполеты, связанные с доставкой пассажиров, а также гуманитарных грузов при условии уведомления Комитета по санкциям и проведения досмотра таких грузов представителями ООН в пунктах взлета и посадки.

В течение октября со стороны ООН, ДН, ОИК, ЛАГ, а также глав многих государств, в том числе СССР, предпринимались интенсивные шаги с целью убедить Багдад пересмотреть свою позицию, пойти на политикодипломатическое урегулирование конфликта на основе требований ООН. При этом иракцам гарантировались отмена санкционных решений СБ и, по существу, возвращение ситуации к исходному «нулевому» варианту.

Дважды, в начале и конце октября 1990 г. с президентом С.Хусейном в Багдаде встречался Е.М.Примаков в качестве специального представителя президента СССР. Ему удалось согласовать вопрос об эвакуации тысяч советских специалистов, работавших на строительстве совместных объектов в Ираке. Однако в главном требовании – отказе от притязаний на Кувейт – иракское руководство в очередной раз проявило непреклонность.

По мере пробуксовки дипломатических усилий в разблокировании конфликта все более угрожающие масштабы принимали военные приготовления. США перебросили в зону Залива 175 тыс. военнослужащих. Подтягивали свои силы арабские, европейские и другие участники антииракской коалиции.

Группировка же иракской армии в Кувейте и южных районах Ирака достигла 430 тыс. человек с приданными тысячами танков, БТР, артстволов.

8 ноября 1990 г. президент Дж.Бушстарший приказал направить в зону конфликта еще 200 тыс. военнослужащих. Это решение было расценено аналитиками как окончательная ставка Вашингтона на силовую развязку. Одновременно американская дипломатия форсировала принятие Советом Безопасности жестких, ультимативных решений.

29 ноября 1990 г. СБ принимает резолюцию № 678, имевшую определяющее значение для Ирака. От последнего требовали добровольно уйти из Кувейта до 15 января 1991 г. В противном случае СБ «санкционировал использование всех необходимых средств для достижения этой цели». А таких «средств» в зону кризиса стягивалось все больше.

30 ноября последовало заявление высшей руководящей инстанции Ирака – Совета Революционного Командования (СРК), который отверг ультиматум СБ. С этого дня война из категории эвентуальной переросла в реальную угрозу.

В течение декабря 1990 г. и первой половины января 1991 г. предпринимались активные попытки спасти ситуацию до того, как к решению подключатся военные. В Москву для переговоров с М.С.Горбачевым приезжал Т.Азиз, а в Багдад последовательно вылетали президенты Египта, Алжира, других государств в надежде призвать С.Хусейна к трезвой оценке ситуации, проявить рациональный подход, уберечь свою страну и регион от новой войны. Апофеозом стала состоявшаяся 9 января 1991 г. в Женеве встреча госсекретаря США Дж.Бейкера с Т.Азизом, с исходом которой были связаны определенные надежды международного общественного мнения.

Однако разрядки не последовало. Не наступила она и после визита в Багдад 12–13 января Генерального секретаря ООН Переса де Куэльяра, который также не смог добиться у руководства Ирака согласия покинуть Кувейт.

Вечером 15 января, уже вернувшись в НьюЙорк, руководитель ООН выступил с последним обращением к С.Хусейну, призвав начать немедленный отвод войск. Однако и на этот призыв ответа из Багдада не последовало.

В ночь с 16го на 17 января 1991 г. вооруженные силы 28 стран антииракской коалиции во главе с США приступили к операции «Буря в пустыне».

В течение сорока дней Ирак был объектом ожесточенных бомбардировок и ракетных обстрелов. В результате в столице и по всей стране были разрушены объекты инфраструктуры.

В первые же недели операции «Буря в пустыне» иракская группировка в Кувейте была отсечена от своих основных сил и коммуникаций. Она методично уничтожалась в ходе массированных авиационных ударов. При примерном равенстве личного состава, бронетанковых средств и артиллерии иракской армии и противостоявших ей сил коалиции последние многократно превосходили своего противника в ударной авиации и ракетах морского базирования. К тому же Ирак в то время уже не имел ВМС, а значительная часть его ВВС и гражданских самолетов была по договоренности эвакуирована на аэродромы ряда соседних стран. Коалиция же сосредоточила в Заливе 180 боевых кораблей, включая шесть авианосных соединений, главным образом американских.

Уже к концу января поражение Ирака стало очевидным. Ситуацию не могли переломить несколько десятков ракет, выпущенных по Израилю и Саудовской Аравии, или отдельные успешные залпы иракских ПВО, отражавших воздушные налеты авиации.

В середине февраля, когда иракские части беспорядочно отступали из Кувейта, а исход битвы был предрешен, из Багдада впервые заявили о готовности «иметь дело с резолюцией № 660» и предложили договариваться об условиях ухода из Кувейта.

Однако Вашингтон проигнорировал «глас вопиющего в пустыне». Там уже спланировали завершающую фазу операции, прорабатывали ее политический финал.

К началу наземной операции 24 февраля иракский контингент был выбит из эмирата. Вошедшие туда подразделения коалиции практически не встретили сопротивления. В считанные дни они полностью освободили Кувейт, а затем взяли под свой контроль и южные районы Ирака.

28 февраля 1991 г. президент Дж.Бушстарший отдал приказ о прекращении огня. 2 марта Совет Безопасности одобрил резолюцию № 686, согласно которой боевые действия стран коалиции приостанавливались. Одновременно к Ираку выдвигалось жесткое требование аннулировать все акты, относящиеся к аннексии Кувейта, выполнить другие резолюции ООН. Уже 6 марта 1991 г. соответствующим декретом СРК решения в отношении присоединения Кувейта были отменены, а 7 марта президент США официально объявил об окончании войны в Персидском заливе.

Американский фактор красной нитью проходит через весь иракскокувейтский конфликт. Поэтому не будет преувеличением утверждать, что «Буря в пустыне» изначально была американской войной против иракских посягательств на кувейтскую нефть. Выступая в этой войне от имени международного сообщества и направив в Залив полумиллионную армию, США преследовали прежде всего собственные геополитические и стратегические интересы. Они не могли допустить, чтобы радикальный Багдад с его антиамериканской и антиизраильской политикой занял доминирующее положение в этом регионе – главном нефтяном резервуаре планеты, на который Вашингтон всегда имел свои расчеты, связанные, в том числе, и с Ираком, занимающим второе после Саудовской Аравии место в мире по разведанным запасам нефти.

После завершения «Бури в пустыне» события, казалось бы, должны были идти в русле разрядки и поэтапной нормализации обстановки вокруг Ирака, который, хоть и через военное поражение, но все же признал и исправил свои ошибки.

Однако ситуация пошла в ином направлении. Возобладал комплекс «победителя не судят», желание больнее наказать и унизить побежденного, надолго сковать его инициативу и возможность нормально развиваться. Уместно вспомнить, что именно после победы в этой войне администрация США, успешно апробировав себя в роли единоличного лидера, впервые официально заявила о наступлении «нового мирового порядка» (версии «однополярного мира» конца 90х годов).

В качестве условия прекращения войны против Ирака Совет Безопасности 3 апреля 1991 г. утвердил самую длинную в истории ООН резолюцию № 687, состоящую из нескольких разделов и в общей сложности 34 пунктов. Этот документ не только не предусматривал какихлибо отступлений в режиме торговоэкономических санкций в отношении побежденного Ирака, но подтверждал уже действующие запреты и еще больше ужесточал их, выдвигал в отношении отмены санкций иные критерии, нежели те, которые были установлены упоминавшейся резолюцией № 661. К Ираку выдвигался целый ряд новых требований. Они касались возвращения пленных и пропавших без вести подданных Кувейта и граждан третьих стран, а также архивов, военного имущества и другой собственности эмирата, вывезенных оттуда в период оккупации. Ставилась задача возмещения Ираком причиненного ущерба гражданам и организациям Кувейта и третьих стран, для чего создавались Компенсационная Комиссия и Фонд ООН. От Багдада требовалось признание результатов новой демаркации иракокувейтской границы, осуществление которой возлагалось на соответствующую структуру ООН.

Особо следует сказать о разделе «С» данной резолюции. В нем была поставлена задача ликвидации иракского оружия массового уничтожения (ОМУ) – ядерного, химического, биологического и ракетного, включая ликвидацию всей материальнотехнической и научной базы по разработке и созданию ОМУ. Выполнение этой задачи возлагалось на МАГАТЭ и Спецкомиссию ООН по разоружению Ирака, которая формировалась в соответствии с п. 9 резолюции № 687.

В п. 22 этой же резолюции установлен, казалось бы, несложный порядок отмены нефтяного эмбарго, которого все эти годы добивается Ирак: руководители МАГАТЭ и Спецкомиссии должны представить Совету Безопасности доклады о полном выполнении поставленных перед ними задач в области разоружения. На основе этих докладов СБ ООН принимает соответствующее решение об отмене ограничений, введенных в отношении Ирака резолюцией № 661. Вслед за этим экспорт иракской нефти возобновляется.

Однако на протяжении восьми лет Спецкомиссия ООН, скомпонованная в основном из американских военных и сотрудников спецслужб, делала все возможное, чтобы такой доклад не был представлен Совету. Напротив, эта комиссия, ее руководители и инспекторы неоднократно вызывали искусственные провокации и коллизии с иракскими властями, представляли Совету Безопасности искаженную информацию, что становилось причиной для нареканий со стороны СБ в адрес Ирака, использовалось Соединенными Штатами для резкого обострения ситуации вокруг этой страны, вплоть до ее бомбардировок и бесконечного затягивания экономической блокады, продолжающейся и поныне.

Сомнительная деятельность теперь уже упраздненной Спецкомиссии, превратившейся в инструмент антииракской политики США и филиал американских спецслужб, особенно в период председательствованияР.Батлера, привела эту структуру к полной самодискредитации, а затем и самоликвидации после того, как с «подачи» названного Р.Батлера в декабре 1998 г. США, в обход СБ ООН, в течение пяти ночей наносили ракетнобомбовые удары по Ираку.

Ирак, несомненно, несет свою долю ответственности за то, что его многолетнее взаимодействие с этой Комиссией не было доведено до логического завершения и не принесло результатов в плане отмены санкций. Но это вовсе не снимает вины с бывших руководителей Спецкомиссии как вспомогательного органа СБ ООН за срыв, в конечном итоге, выполнения возложенного на нее мандата и развал уникального разоруженческого механизма, действовавшего в Ираке до декабря 1998 г.

Десять лет Ирак выживает в условиях международных торговоэкономических санкций, воздушной и морской блокады, введенных в порядке наказания правительства этой страны за оккупацию Кувейта.

Санкции деформировали, исказили страну и общество. Их кумулятивный эффект на протяжении 90х годов оказался настолько разрушительным в экономическом и, особенно, социальном отношениях, что спецучреждения ООН в своих отчетах и докладах буквально забили тревогу, предупреждая о наступлении гуманитарной катастрофы в Ираке.

Безадресность и бессрочность антииракских санкций, их непродуманный и разрушительный характер подвергаются острой критике со стороны реально мыслящих политиков и государств, гуманитарных и правозащитных организаций. Для многих очевидно, что объектом и жертвами наказания стали миллионы рядовых иракцев, не совершавших никакого преступления ни в отношении Устава ООН, ни с точки зрения национального законодательства. Согласно докладу Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), именно молодое поколение, особенно дети до 5 лет, оказались наиболее беззащитными и уязвимыми перед лицом серьезных лишений. Изза отсутствия медикаментов, вакцин и питания, отмечается в докладе, в 1999 г. детей этого возраста умерло в стране втрое больше, чем в 1989 г.

По данным иракского Минздрава, за десять лет действия санкций погибло более 1,5 млн. человек. И это происходит в стране, имевшей один из самых высоких в регионе жизненных стандартов в 70х и 80х годах. Даже после четырех лет осуществления гуманитарной программы ООН «нефть в обмен на продовольствие и медикаменты» эта тревожная статистика остается стабильной.

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), за годы санкций система здравоохранения Ирака была отброшена на десятки лет, и ее восстановление потребует масштабных инвестиций. Количество иракцев, страдающих от хронического недоедания, возросло в 2000 г. до 15% (9% – в 1996 г.), причем из них – более 2 млн. детей. Как видно из приведенных данных, гуманитарная программа ООН обеспечивает, и то с большими перебоями, поступление лишь незначительной части остро необходимых лекарств, продовольствия и оборудования.

Даже Генеральный секретарь ООН, под контролем которого находится выполнение этой программы, не скрывает своей озабоченности по поводу практики ее реализации. Так, в докладе о выполнении 7й фазы гуманитарной программы (8/2000/520), представленном Совету Безопасности 1 июня 2000 г., К.Аннан отмечал, что в период с четвертой по седьмую фазы (т.е. за два года) в Ирак поступило запчастей для нефтяной промышленности всего на сумму 227,5 млн. долл. при том, что на эти цели было выделено 1,8 млрд. долл. США. Предельно осторожный в своих оценках и формулировках генсек предпочел не заострять внимания на вопросе о том, почему при наличии таких огромных средств в блокадную страну не поступают в необходимых объемах запчасти для нефтегазовых объектов и оборудование, от наличия которых зависит обеспечение экспорта нефти и, соответственно, поступление потребительских товаров и медикаментов для миллионов нуждающихся иракцев.

Дело же в том, что главенствующие в Комитете ООН по санкциям представители США делают все, чтобы тормозить или блокировать утверждение контрактов на запчасти, особенно когда речь идет о российских поставках. По указанию из Вашингтона они поступают точно так же в отношении многих других контрактов, в частности, касающихся энергетики, здравоохранения и т.п.

В упомянутом докладе К.Аннан указывает на рост числа «подвешенных» аналогичным образом медицинских контрактов. Так, по состояниюна 30 апреля 2000 г. было остановлено утверждение 109 контрактов на сумму 168,6 млн. долл. И это делается в отношении страны, где изза дефицита лекарств и вакцин каждый месяц умирает более 6 тыс. детей.

Генсекретарь констатирует, что поставленная гуманитарной программой ООН цель – довести энергетическую ценность продовольственной корзины иракского гражданина хотя бы до нижней планки среднего показателя ВОЗ в 2330 калорий и 63,3 г протеина на человека в день – так и осталась невыполненной. Реально удалось обеспечить рацион питания лишь в размере 1991 калории и всего 43 Г протеина на одного человека в день.

Отмечая, что производство электроэнергии в Ираке составляет всего 50% от потребностей, а в 14 провинциях электричество ежедневно отключается на 12 часов в день, К. Аннан называет и причину такого положения: десятки контрактов на восстановление энергосистемы страны на общую сумму 494,7 млн. долл. находятся в неопределенном состоянии в Комитете по санкциям ООН. Эта ситуация – прямой результат обструкции со стороны Вашингтона, представители которого в указанном Комитете изобретают всевозможные предлоги с целью затруднить прохождение энергетических контрактов, особенно учитывая то обстоятельство, что их значительную часть правительство Ирака заключило с российскими компаниями, поскольку большинство энергообъектов в этой стране было построено при советском техническом содействии.

Целенаправленное выхолащивание гуманитарной программы ООН вызывает законное возмущение со стороны Ирака. Так, в письме, адресованном на имя К.Аннана в начале ноября 2000 г., вицепремьер Т.Азиз указывает на неприемлемость сложившейся ситуации, когда на иракском спецсчете под контролем ООН аккумулировано 11,372 млрд. долл., а Комитет по санкциям под разными надуманными предлогами тормозит утверждение 1328 контрактов стоимостью 2,28 млрд. долл. Багдад справедливо выражает свое негодование по поводу того, что гуманитарная программа оказалась в антигуманных руках, манипулирующих ею в политических целях.

Но не только иракцы возмущены преднамеренным саботажем программы ООН. Российская сторона неоднократно выступала с соответствующими заявлениями, в том числе на весьма высоком уровне, требуя положить конец произволу и самоуправству отдельных представителей в указанном санкционном комитете.

Для полноты картины со сложившейся аномальной ситуацией с выполнением гуманитарной программы ООН для Ирака отметим, что в начале 2000 г. в знак протеста против изложенных обстоятельств подали в отставку координатор этой программы X. Фон Спонек и представитель Всемирной Продовольственной Программы в Багдаде Ю.Пургхард. Ранее, в 1998 г., изза тех же злоупотреблений в санкционном Комитете с выполнением иракской программы покинул свой пост предыдущий гуманитарный координатор Д.Холидей.

Тем не менее, вопреки протестам правительства Ирака и широких кругов международной общественности, ситуация с исполнением программы продолжает ухудшаться, а вместе с ней и жизнь миллионов иракцев. И вновь Генеральный секретарь ООН вынужден публично привлекать к этому обстоятельству внимание международного сообщества. Так, в своем промежуточном докладе (S/2001/186) о ходе выполнения 9й фазы гуманитарной программы, представленном Совету Безопасности ООН 8 марта 2001 г., К. Аннан вновь выражает озабоченность недопустимо большим количеством контрактов, ожидающих разрешения в Комитете по санкциям ООН. Согласно его данным, по состоянию на 28 февраля 2001 г. заблокированными в этом Комитете оказались 1662 контракта на общую сумму 3,333 млрд. долл. США, что составляет 17 % от их общего объема. С особой тревогой отмечает генсек тот факт, что в такой ситуации оказалось большое количество контрактов, актуальных для энергетики и других секторов жизнеобеспечения Ирака. Выразив сожаление в связи с тем, что указанный Комитет так и не принял необходимые процедуры и меры для ускоренного рассмотрения поступающих заявок, К.Аннан в упомянутом докладе призывал «соответствующие делегации пересмотреть критерии, на основании которых те или иные контракты ставятся ими на «лист ожидания»».

Контроль над нефтяными ресурсами Ирака – важная часть американской стратегии утверждения своего господства в регионе.

Успешная реализация этого глобального «проекта» объективно стимулируется различными факторами регионального уровня. Так, война между Ираком и Ираном, начавшаяся в сентябре 1980 г., «подарила» Америке золотой шанс для развертывания в Персидском заливе инфраструктуры Центрального командования Вооруженных Сил США (СЕНТКОМ): в водах залива появились американские авианосцы и крейсеры, а в ряде государств региона были созданы американские военные базы, призванные обеспечить безопасный и бесперебойный отток нефти на мировые рынки из этого района, охваченного восьмилетней войной.

Захват иракской армией Кувейта стал не только вопиющим нарушением норм международного права и принципов Устава ООН, но и дерзким выпадом против жизненных интересов самих США, причем не только в измерениях этого региона, но и в широком геостратегическом масштабе. В Вашингтоне поняли, что если позволить С.Хусейну ликвидировать государство Кувейт и тем самым существенно нарастить свой и без того внушительный нефтяной потенциал, то это может затормозить продвижение американских глобальных инициатив.

Вот почему президент Дж.Бушстарший отреагировал тогда на аннексию Кувейта как на вызов собственным интересам США, мобилизовал самый мощный после войны во Вьетнаме ударный кулак и дал сокрушительный отпор иракскому лидеру. Наряду с этим американская дипломатия, используя свое влияние в Совете Безопасности ООН, опутала Багдад сложной и запутанной сетью международных санкций и обязательств.

Приход к власти президента Дж.Бушамладшего предвещает мало надежд на перспективу справедливого политического урегулирования иракской проблемы на основе решений СБ ООН. Более того, санкционировав нанесение по пригородам Багдада 16 февраля 2001 г. серии ракетнобомбовых ударов, новый американский президент не оставил ни у кого сомнений в решимости США продолжить и победно завершить четвертьвековую битву за большую иракскую нефть без оглядки на ООН и мировое общественное мнение. Правда, при этом госсекретарь США К.Пауэлл объявил о намерении внести коррективы в режим антииракских санкций, сделать их, как он выразился, более «умными», смягчить их пагубное воздействие на население страны. Это можно рассматривать как признание того, что американцы начинают осознавать, что навязанные ими жесткие санкции, жертвами которых стали миллионы иракцев, были «неумными».

Сегодня конфликт между США и Ираком предстает как один из ярких примеров острого столкновения процесса глобализации с противостоящими ему всплесками регионального изоляционизма. И проблема Кувейта давно уже не имеет к этому противостоянию непосредственного отношения. Равно как надуманным выглядит требование допуска в Ирак инспекторов видоизмененной Спецкомиссии, называемой ныне ЮНМОВИК, в целях возобновления инспекций и мониторинга иракских военных программ в соответствии с резолюцией № 1284 СБ ООН от 17 декабря 1999 г., за которую изза ее несовершенства и двусмысленности не голосовали три из пяти постоянных членов СБ ООН – Россия, Франция и Китай, а также Малайзия – непостоянный член Совета. Выдвигаемые к Ираку эти и подобные требования и претензии – лишь косвенный и во многом искусственный повод, призванный оправдать массированное военное присутствие США и Великобритании в зоне Персидского залива, являющееся важным компонентом стратегии экспансии НАТО на Восток, а также имеющее очевидную проекцию на нефтеносный регион Каспия.

В случае Ирака допустима аналогия с Югославией, где резкие действия режима С.Милошевича дали основание США и их союзникам по НАТО активно вторгнуться в урегулирование «югокризиса» и всячески поощрять дезинтеграцию этого государства, а впоследствии развязать против Белграда агрессию и утвердить на Балканах свои военные структуры и базы, вытесняя и оттуда Россию – исторического покровителя южнославянских народов.

С точки зрения отдаленной перспективы, сегодня трудно дать однозначный ответ на вопрос о том, как завершится затяжное противостояние Вашингтона и Багдада, или, иными словами, – столкновение всеохватной глобализации, унифицирующей условия торговли, цены, стандарты потребления, массовой культуры и образа жизни, а также концентрирующей гигантский военный, финансовый и технологический потенциал, с ее антиподом – региональным изоляционизмом, который тем не менее демонстрирует, как это видно на примере Ирака, большую сопротивляемость и устойчивость, способность противопоставить могущественному противнику не менее мощный потенциал традиционализма: национальный, патриотический, религиозный и в более широком смысле – цивилизационный.

На нынешнем рубеже этого, казалось бы, непримиримого противостояния двух антагонистических полюсов все же просматриваются контуры возможного политического компромисса, который им, скорее всего, придется заключить при посредничестве ООН и других международных институтов, а также заинтересованных влиятельных государств, включая Россию. Ведь совершенно очевидно, что санкции исчерпали себя, не достигнув цели.

Они утратили смысл и эффективность как инструмент сдерживания и явно переросли в масштабный антигуманный проект, направленный не столько против военной машины Ирака, сколько против миллионов рядовых иракцев, которых режим блокады поставил в условия биологического выживания, граничащего с вымиранием.

Пока администрация США пытается модифицировать санкции и добавить им «ума», болезненное, жесткое и затяжное противостояние чуждых друг другу систем и концепций продолжается. Ценой тому медленное увядание страны, потенциально исключительно богатой, но не способной реализовать свои возможности как в силу собственной неустроенности, так и по причине противостояния многомерного и многоаспектного с лидером западного мира США и их сателлитами, олицетворяющими глобализационный процесс в его выраженной неоколониальной ипостаси.

Список источников и литературы

1 S/RES/661 (1990).

2 S/RES/670 (1990).

3 S/RES/687 (1991), с. 4.

4 ibid.,с. 5.

5 ibid.,с. 7.

6 ibid.,с. 9.

7 ibid.

8 ibid.,с. 5.

9 The United Nations and the IraqKuwait Conflict. 1990–1996. – N.Y., 1996. – С. 93.

10 ibid.

11 Washington Post, 01.06.1998.

12 The United Nations and the IraqKuwait Conflict, op. cit, с. 80.

13 Доклад CK, S/1998/920, Russian, с. 9.

14 ibid.,с. 10.

15 The United Nations and the IraqKuwait Conflict, op. cit, с. 93.

16 ibid.,с. 94.

17 Доклад CK, op. cit., с. 7.

18 What were we doing bombing Saddam? – The Independent Year, 26.12.1998.

19 Security Council, 4084th Meeting, 17 December 1999, 3/PV 4084, с. 4.

20 ibid.,с. 16.

21 The Financial Times, 22.12.1998.

22 Security Council, 4070th Meeting, 19 November 1999, 3/PV 4070, с. З.

23 Security Council, 4084th Meeting, 17 December 1999, 3/PV 4084, с. 19.

24 S/RES/986 (1995).14 April 1995, с. 2.

25 Security Council, 4084th Meeting, 17 December 1999, 3/PV 4084, с. 5.

26 Дипломатический вестник. – М., 1999. – № 12. – С. 21.

27 Дипломатический вестник. – М., 1999. – № 4. – С. 21.

28 Security Council, 4084th Meeting, 17 December 1999, 3/PV 4084, с. 15–16.

29 ibid.,с. 18–19.

30 bid.,с. 5.

31 bid.,с. 18.

32 bid., с. 6.

33 Дипломатический вестник. – М., 1999. – № 3. – С. 21.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:19:51 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
08:59:59 29 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Экономические и политические санкции в отношении "Саддамовского Ирака" после Кувейтского кризиса

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151292)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru