Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Этническая география средневековья

Название: Этническая география средневековья
Раздел: Рефераты по краеведению и этнографии
Тип: реферат Добавлен 13:16:35 26 ноября 2010 Похожие работы
Просмотров: 1747 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Этническая карта Западной Европы в период средневековья

На протяжении средневековья Западная Европа испытывала воздействие самых различных этнических групп. Наибольшей сложностью состав европейского населения отличался в период Великого переселения народов. В это время (и позже) на территории Западной Европы жили представители самых разнообразных народов, настоящий конгломерат этнических группировок:

· тюрки (гунны, авары),

· угры (венгры),

· семиты (арабы),

· славяне и

· германцы.

Важную роль в формировании этнического облика средневековой Западной Европы сыграли германцы. Прародиной древних германцев считается Восточная Прибалтика— Скония (Южная Швеция), побережье и острова Балтийского моря. Отсюда в III — II вв. до н. э. германские племена двинулись на юг: по Эльбе к верховьям Рейна и Дуная и по Висле к нижнему течению Дуная, в Северное Причерноморье. Причины этой миграции, положившей начало постоянным перемещениям племен, населявших земли Восточной и Центральной Европы, были разнообразными. Возможно, немалую роль в них сыграли физико-географические факторы (начавшийся период увлажнения степной зоны Восточной Европы), но еще большее значение, очевидно, имели внутренние мотивы: экономические потребности экстенсивного хозяйства и резко возросшее в условиях внутренней дифференциации племен стремление к обогащению, наиболее естественно удовлетворявшееся грабежом и завоеваниями.

В результате этих перемещений в первые столетия нашей эры на территории Центральной, Восточной и отчасти Западной Европы сложились две основные группировки германских племен, находившиеся в постоянном движении,—восточные и западные германцы . Они перемещались преимущественно на запад, на плодородные земли римских провинций и самой метрополии. Первая волна германских завоеваний, начало которой было положено еще вторжениями кимвров и тевтонов, достигла своего наивысшего размаха во времена Цезаря и в последующие десятилетия; именно тогда западные германцы основали первые устойчивые поселения в районе Верхнего и Среднего Рейна, Майна, Неккара, Саара, Верхнего Дуная, где лесостепная флора и плодородные лёссовые почвы явились базой оседлого земледельческого хозяйства.

Следующая волна германских завоеваний приходится на период Великого переселения народов ; в результате ее была разрушена Римская империя и германские племена расселились по всей территории Западной Европы. Плацдармом их вторжений были Десятинные поля(область между Верхним Рейном и Дунаем), нижнее течение Рейна и южные проходы(главным образом Паннония). Крупнейшими были передвижения восточногерманских племен — вандалов и свевов, готов, бургундов, лангобардов и западногерманских племенных объединений саксов, англов и ютов, алеманнов, франков, баваров. Многие из них привели к образованию собственных племенных королевств на территории бывшей империи. На новых землях «варвары» иногда подселялись в имения к прежним римским собственникам или отбирали у них лучшие земли (бургунды в Лионской Галлии, вестготы в Южной Франции и Испании); нередко они расселялись и по свободным пространствам (франки, бургунды в Савойе, частично остготы); иногда же завоевание принимало характер массового истребления прежнего населения(лангобарды). О характере расселения германских племен помимо письменных источников дает нам ценные сведения н топонимика; например, наименования, включающие суффикс или окончание ingen, ing, ange, равноценные русскому «ичи», т. е. «сыновья такого-то лица», или общегерманский элемент heim, франкский fere, лангобард-ский faraуказывают на первоначальное компактное расселение какой-либо родовой группы; формирование названия из римского «вилла» и имени германского происхождения (например,Бузонвиль — Busonis villa) чаще всего говорит о совместном поселении покоренного населения и завоевателей.

Германское завоевание оказало огромное влияние на этническую историю средневековья, оно повлияло на состав населения европейских стран, на его быт, экономику, язык и культуру, даже на его внешний облик. Главное же значение германских завоеваний заключалось в том, что, оседая как на захваченных римских, так и на нероманизированных землях, эти племена давали толчок развитию новых общественных отношений.

К концу раннего средневековья по многим районам Западной Европы прокатилась еще одна волна нашествий северогерманских племен — норманское завоевание. Скандинавские викинги совершали набеги почти по всему северному и западному побережью Европы, обосновывались в Средиземноморье и проникали далеко в глубь континента, поднимаясь по течению Рейна, Сены, Луары и Роны. Особую роль норманские завоевания сыграли в истории Англии, Южной Италии и Нормандии, где завоеватели основали свои государства. Германским племенам датчан, например, захватившим в начале X в. устье Сены и дважды (в IX и XI вв.) завоевавшим Англию, принадлежит важное место в процессе формирования английской и северофранцузской народностей. Наибольшей активностью среди скандинавов отличались выходцы из Норвегии, основавшие свои колонии на огромном пространстве от Сицилии и Африки до Исландии, Гренландии и Ньюфаундленда. Экспансия шведов была направлена на юг и восток, в славянские земли.

Другим большим этническим пластом, следы которого обнаруживаются на территории ряда стран Западной Европы, были славяне . В раннем средневековье племена западных славян занимали значительную часть земель Центральной Европы, местами заходя далеко на запад от Эльбы; южные славяне колонизовали территорию Балкан. Славянские племена проявляли большую активность, проникая на земли соседей как мирным путем, так и совершая продолжительные военные походы. Немалый отпечаток на историю средневековой Италии наложила славянская колонизация Фриуля и южного побережья Апеннинского полуострова, а славянские политические образования на территории Польши и Чехии (впоследствии составившие важную часть Священной Римской империи), а также Австрии (герцогства Каринтия и Крайна) сыграли большую роль в истории западноевропейского средневековья.

Несколько меньшая роль в формировании этнического состава европейского населения принадлежит угро-финнам и арабам . Хотя венгры в IX — X вв. неоднократно совершали набеги на страны Западной Европы (Северную Италию, Германию, Францию), их влияние на этническую картину европейского населения было незначительным. Своеобразным было воздействие арабов. Как известно, они захватили обширные европейские территории— большую часть пиренейских земель, главные острова Средиземноморья и отдельные города на Апеннинском полуострове и в Южной Франции; в моменты наивысшей экспансии на континенте их отряды доходили до Роны и Луары. Но религия ставила непреодолимый барьер ассимиляции местного христианского и пришлого мусульманского населения; влияние арабов на западноевропейские страны шло главным образом по линии культурного и научно-технического воздействия; в этих сферах оно было весьма велико.

Политическая географиия гос-в в V - VIII вв. География варварских королевств

Одно из первых «варварских» королевств возникло на Пиренеях, куда в 406 г. вторглись племена вандалов, све-вов и аланов. Одна из ветвей вандальских племен— си-линги — обосновалась в южной части полуострова-— в Бетике. Аланы заняли центр и запад страны (Лузита-нию). На северо-западе, в Галисии, возникли королевства свевов и вандалов-аздингов. Вскоре эти государства под напором вестготов пали, сохранилось лишь свевское королевство, просуществовавшее до VII в. Аланы, вандалы и остатки свевских племен, разгромленные вестготами и римлянами, в 429 г. переправились в Африку и здесь на территории римской провинции Африка (с центром в бывшем Карфагене) основали свое государство, просуществовавшее почти столетие (442—534).

Другим ранним «варварским» государством на территории империи было Вестготское королевство. Одержав победу над вандалами, готы получили от императора Южную Галлию (Аквитанию), где они поселились на правах вспомогательного римского войска. Так в 419 г. возникло Вестготское королевство с центром в Тулузе. Вскоре, еще до падения Империи, оно стало фактически независимым и расширило свои границы за счет захвата Нарбоннской области и отдельных земель на Пиренеях. В начале VIв. вестготы были вытеснены из Аквитании франками и окончательно обосновались в Испании. Испанское государство вестготов существовало до завоевания полуострова арабами.

Еще одно «варварское» королевство возникло на территории Галлии — Бургундское. До V в. бургунды обитали к востоку от Рейна, по Майну, в районе Вормса. Перед битвой на Каталаунских полях они осели на правах римского союзного войска в Савойе (Сабаудии), вокруг Женевы. Позже бургундские племена переместились на северо-запад и основали собственное государство с центром в Лионе. Во времена своего расцвета оно занимало земли между Луарой и Рейном, доходя на севере до верховьев Сены и Мааса. В 534 г. Бургундское королевство вошло в состав государства франков; однако оно сохраняло некоторую самостоятельность —как при Меровингах, так и в более поздние времена.

На территории Британских островов в V — VI вв. постепенно оседают германские племена англов, саксов, ютов и фризов, пришедшие с континента, с побережья Северного и Балтийского морей. Здесь они образуют семь главных королевств: ютский Кент, три саксонских государства — Уэссекс, Сэссекс, Эссекс (западное, южное и восточное королевства саксов), королевства англов — Восточная Англия и (позже) Нортумбрия с Мер-сией. Вначале господствующее положение занимало самое северное государство — Нортумбрия (VII в.), затем гегемония перешла к Мерсии (VIII в.) и с IX в.— к Уэссексу, королевству западных саксов. В IX в. начинаются нашествия на Англию морских пиратов — датчан, постепенно завоевавших Нортумбрию, Мерсию и Восточную Англию, т. е. весь северо-восток английских земель (так называемая Область датского права). Однако к середине X в. эти земли были отвоеваны англосаксами.

В самой Италии реальная власть уже со второй половины V в. перешла в руки предводителей германских отрядов, по своему желанию смещавших императоров; один из них, Одоакр, свергнув в 476 г. последнего императора, начал править самостоятельно. В 493 г. государство Одоакра было разрушено остготами, основавшими королевство, в которое кроме Центральной и Северной Италии входили паннонские земли и Прованс. Остготское государство в Италии просуществовало до середины VI в.; тогда же, после кратковременного господства Византии, земли Северной и Средней Италии перешли под власть лангобардов. Лангобарды завоевали значительную часть страны, за исключением областей Венеции и Равенны на севере и Рима в центре; на юге границей между ними и византийскими владениями были полунезависимые герцогства Сполето и Беневент. Основная масса лангобардов осела в Северной Италии, отсюда и название Лангобар-дия (Ломбардия). Лангобардское королевство (с центром вначале в Павии, затем в Милане) просуществовало более двухсот лет и во второй половине VIIIв. было включено в состав империи Карла Великого.

Наибольшую роль в истории раннесредневековой Европы сыграло государство франков. Первые известия о франках относятся к III в. н. э.; они занимали тогда территорию «Батавского острова» (земли в дельте Рейна). Происхождение этого племенного союза „неясно. Очевидно, он образовался из остатков германских племен, живших на этой территории, — батавов, хамавов, хаттов, сугамбров и пр. Уже тогда союз состоял из нескольких ветвей: в него входили салические франки, населявшие низовья Рейна, южнее их располагались рипуарские франки, несколько далее к востоку — хатты. Во второй половине IV в. салические франки осели в Токсандрии — области по левому берегу Нижнего Рейна. Отсюда они постепенно расселились на юг и на запад — до Соммы, Угольного Леса —укрепленного римлянами лесистого района на территории позднейшей Фландрии. Здесь в V в. сложилось несколько «королевств» салических франков с центрами в Камбре, Турне и др. Почти в то же время оформились области расселения других франкских племен: рипуарские франки заняли земли по левому берегу Среднего Рейна с центром в Кельне, хатты поселились по правобережью среднего течения Рейна.

В начале VI в. при Хлодвиге эти ветви франкской группы племен объединяются. Одновременно франки переходят к активной экспансии, захватывают земли полунезависимого римского правителя Сиагрия (с центром в Суассоне), германского племени алеманнов и почти всю Центральную Галлию, вытеснив из нее вестготов. При преемниках Хлодвига была захвачена Бургундия, Тюрингия и Прованс. В отдельные периоды власть франкских королей из меровингской династии распространялась почти на всю континентальную часть Западной Европы и доходила до Эльбы на востоке (но без Арморики, Фри-зии, Ютландии и Саксонии). Однако государство франков было крайне непрочным. Уже после смерти Хлодвига оно дробится на уделы, отошедшие его сыновьям и внукам. Позже на землях королевства начинают выкристаллизовываться три основные области — Нейстрия (северозападная часть Галлии, к западу от Сены, с Парижем), имевшая преимущественно галло-римское население, Австразия (к востоку от Сены), населенная восточными франками и подвластными им племенами, и Бургундия (бывшее самостоятельное королевство); позже приобретает самостоятельность Аквитания, ставшая вначале герцогством, а затем и королевством.

Возрождение территориального единства Франкского государства относится к эпохе Каролингов; началось оно усилиями австразийских майордомов из рода Пипинидов и достигло своего апогея в правление Карла Великого. Уже Карл Мартелл восстановил власть франкских королей в Алемании, Баварии, завоевал Фризию, покорил отпавшую Аквитанию; при Пипине франки отнимают у арабов Септиманию, ведут успешные войны с саксами и лангобардами. Особенно большие территориальные приобретения приходятся на правление Карла Великого. При нем было присоединено Лангобардское королевство (включая Беневент), Бавария, покорена Саксония и захвачена у арабов северо-восточная часть Пиренеев; его власть вынуждены были признать авары и лужицкие славяне. Франкское государство при Карле занимало практически всю территорию континентальной Западной Европы, а его восточная граница проходила по Эльбе и Дунаю и доходила до Балкан. В 800 г. Карл принял титул императора.

Франкское государство при Меровингах и Каролин-гах имело следующее территориальное деление. Основу его составляли паги в галльских и гау в зарейнских землях, общим числом около 300. Происхождение пагов уходит своими корнями в эпоху независимой Галлии; многие из них представляли замкнутые физико-географические области,'и это позволило им сохранить территориальную целостность до наших дней (например, Лионне, Лимузен и др.). Почти столь же древними были гау: их возникновение связано с расселением племен германских завоевателей.

В эпоху Меровингов начинается процесс превращения этих единиц в графства (комитатус), во главе которых стояли графы, постепенно превращающие свою должность в наследственное звание. Графства обычно делились на сотни. Тогда же появляются и первые герцогства, состоящие из нескольких графств; как правило, они создавались на землях, удаленных от центра, — Шампань, Эльзас, Аквитания, Алемания, Бавария, Тюрингия, Бургундия (в последней герцоги поначалу назывались патрициями). Постепенное развитие этих процессов привело к следующей организации Франкского государства при Карле Великом. Ядро империи составляли королевства— Франкское, Лангобардское и Аквитания (удел наследника престола). Они делились на герцогства и графства, формально подчиненные королю, но фактически почти самостоятельные. На окраинах империи были расположены независимые пограничные марки: Датская, Саксонский рубеж, Сорбская, Восточная (Паннонская), Фриуль, Бретонская и Испанская. Столицей империи номинально являлся Рим, Франкского королевства — Аахен (после Верденского раздела —Аахен и Реймс), Ла.нго-бардского-—Павия, а затем Милан. Однако они выступали в этой роли лишь во время коронации, в остальное время двор передвигался вместе с императором, попеременно останавливаясь в многочисленных его поместьях.

Политическая география IX - XI вв.

После смерти Карла Великого его империя стала терять свое территориальное единство. Уже при Людовике Благочестивом было проведено несколько разделов государства между его сыновьями, внуками Карла. После смерти отца они окончательно (843 г., Верден) поделили между собой наследство: земли к западу от Рейна достались Карлу Лысому, к востоку . от Рейна — Людовику Немецкому, Италия и длинная полоса от устья Рейна до устья Роны перешли к Лотарю. Впоследствии северная часть континентальных владений Лотаря отошла по договору к одному из его сыновей, тоже Лотарю; так возникла Лотарингия. Потомки Карла постоянно враждовали между собой; это приводило к новым переделам государства. Единство империи было восстановлено Карлом Толстым (80-е годы IX в.), однако он вскоре был низложен собранием знати. Империя окончательно распалась на ряд самостоятельных государств с выборными королями в каждом из них. В конце IX в. этими государствами были: Восточно-Франкское королевство, Западно-Франкское королевство, Италия, Бургундия и Прованс (впоследствии они объединились в Арелатское королевство), Лотарингия и Наварра.

В Западно-Франкском государстве на протяжении X в. все большее влияние приобретают графы и герцоги Парижские Робертины, в конце этого столетия захватившие королевский престол и положившие начало новой династии— Капетингов. Формально в состав королевства входили земли, лежащие к западу от линии: устье Рейна— верховья Сены — правобережье Роны. Однако на практике власть короля над ними была призрачной; каждый из феодальных властителей этой территории был совершенно самостоятелен и независим в своих владениях. Крупнейшими из этих владений были герцогство Нормандское (возникшее в 911 г. после набегов норманов), графство Фландрское, герцогство Бретань, герцогство Гиень (Аквитания) с графством Пуату, бывшим ядром домена аквитанских герцогов, герцогство Гасконь с центром в Бордо, герцогство Бургундское с центром в Дижоне, графства Шампань, Блуа, Тулузское, Барселонское и др. Каждое из этих владений, в свою очередь, состояло из более мелких, практически самостоятельных фьефов.

К. концу раннего средневековья наряду с официально принятым названием королевства-—Западно-Франкское государство, или Каролингия, — все чаще появляется новое— Франция. Впервые оно возникло еще при Меровин-гах и применялось к землям, лежащим в районе Реймса, Лана, Вердена и Меца. В VIII — IX вв. термин «Франция» относится уже ко всей северо-восточной части Западно-Франкского королевства, а по мере роста владений Капетингов, первые из которых носили также титул герцогов французских, «Франция» становится названием всего государства.

Другая часть Каролингской империи — Восточно-Франкское королевство — также состояло из многочисленных владений, крупнейшими из которых были архиепископства и герцогства, причем последние, в отличие от западных земель, носили в основе племенной характер, и их границы менее зависели от династических и политических изменений. Самыми значительными светскими владениями были герцогства Саксония и Тюрингия, Бавария, Швабия и Франкония. С IX в. в состав королевства периодически входят лотарингские земли, во второй половине X в. разделившиеся на два самостоятельных герцогства — Верхнюю и Нижнюю Лотарингию. Тогда же бывшая Восточная марка превращается в герцогство Австрийское. Крупнейшие архиепископства располагались по Рейну: Майнцское, Вормское и Шпейерское. В X в. начинается новый натиск германцев на западных (полабских) славян, которые после смерти Карла Великого отказались от выплаты дани и вели постоянные войны с саксами. Здесь, в междуречье Эльбы и Одера, было создано несколько новых марок, важнейшей из которых стало Мейсенское маркграфство. Одновременно германскими королями был захвачен Шлезвиг.

Восточно-Франкское королевство представляло собой конгломерат этнических и политических образований: каждое из племенных герцогств отличалось не только политической самостоятельностью, но и этническим составом, языком и многими другими региональными особенностями. Даже самоназвание населения — тевтоны — возникло довольно поздно (в XI в.); до этого в ходу были племенные названия — саксонцы, баварцы и т. д. В X же столетии происходит дальнейшее расширение территори- : альных границ государства. В 962 г. образуется так называемая Римская империя с германскими королями на ее троне, но по своим размерам она была гораздо меньше прежней империи Карла Великого: в нее входили, да и то формально, лишь Германия и часть Италии. Одновременно от королевства отпадают славянские земли: немецкое влияние сохраняется только в сербо-лужицких областях.

Сложной была судьба земель, доставшихся по Верденскому договору Лотарю. Северная часть его континентального наследства(Лотарингия)была тесно связана вначале с Восточно-Франкским королевством, затем сИмперией. На юге же вновь возрождается Бургундское королевство, включающее графства Прованс и Бургундское (с центром в Безансоне). В IX—X вв. оно неоднократно дробится на различные политические образования, чаще всего на два королевства с центрами в Лионе и Арле (отсюда и название области — Арелат); в первой ;половине XI в. основная часть бургундских земель вошла в состав империи. I

На большей части Пиренейского полуострова с VIII в. устанавливается господство арабов. На не занятых арабами северных землях (Баскония, Галисия, Кантабрия) возник ряд государственных образований — графства ;Старая Кастилия, Арагон, Рибагорса, Собрарбе, Барсе- донское (на месте Испанской марки КарлаВеликого), королевства Наварра, Галисия, Овьедо (два последних объединились в начале X в. в королевство Леон). На протяжении IX — X столетий эти территории нередко дроби- ;лись в различных комбинациях, и кXI в. из них выдели- ;лись два наиболее мощных государственных образования — королевства Кастилия и Арагон, подчинившие себе :своих соседей. Сразу же после арабского завоевания начинается Реконкиста. К концу XI в. христианские государства уже вышли на рубеж Тахо •— Эбро и освободили Толедо. '

На Британских островах англосаксам во второй половине X в. удалось отвоевать у датчан значительную часть захваченных ими земель. Однако в конце X — первой половине XI в. датчане вернули свои приобретения. При Кнуте ими была создана могущественная морская держава, в состав которой входили Англия, Дания, часть Швеции и Норвегии. Но вскоре англосаксонской знати удалось провести на королевский престол своего представителя и воссоздать формально объединенное английское государство, существовавшее до нормандского завоевания (1066).

Северная и Средняя Италия, вошедшие в состав империи Карла Великого, получили такое же административное деление, как и другие земли государства. Крупнейшими из феодальных владений этого королевства были маркграфства Ивреи, Тревизо, Фриуля, герцогства Тоскана, Беневент, Сполето, княжество Салерно и церковные формально независимые области — патриархат Аквилеи и Патримониум св. Петра (Папская область). Вхождение в состав новой Римской империи практически никак не повлияло на политико-административную структуру итальянских земель: зависимость от императора часто сводилась к символическим формам. В Южной Италии еще со времен Юстиниана установилось византийское господство; византийские императоры контролировали часть земель Центральной и Северной Италии — Равен-скин экзархат и города Лациума. В VIII в. эти территории перешли под власть папы и явились ядром Папской области. С XI в. на территории Южной Италии появляются норманы, постепенно создавшие здесь, на землях Сицилии, Апулии и Калабрии, сильное государство. Еще раньше острова Сицилия и Сардиния подверглись арабской колонизации; однако господство арабов здесь, как и в отдельных местах самого полуострова, было недолговечным.

Политическая география в развитом средневековье

В период развитого феодализма Политическая география на на смену прежним политическим объединениям, нередко имевшим в своей основе характер развитого феодализма случайные политические факторы, базировавшимся на династических связях и т. д., приходят новые объединения, отличающиеся относительной общностью этнического состава, элементами экономического и культурного единства.

Политическое объединение Франции проходило вокруг области Иль-де-Франс, которая вместе с Нормандией и Пикардией была районом наиболее развитого зернового хозяйства и наиболее сформировавшихся феодальных отношений. Удобное географическое расположение этих земель в центре страны делало их естественным ядром нового политического образования. Однако политическая гегемония Иль-де-Франса определилась не. сразу, его серьезным соперником выступали экономически более развитая Шампань и южные области королевства. Лишь в XIII—XIV вв. после альбигойского погрома на юге, упадка Шампани, победы освободительного движения во фландрских землях и поражения движения за независимость во французских городах центрально французские земли заняли ведущее положение в государстве. Окончательно их гегемония установилась в ходе Столетней войны.

Собирание французских земель вокруг владений короля начиналось почти с нуля: по своим размерам королевский домен уступал не менее чем десятку владений «зависимых» от него вассалов.. В момент перехода короны к Капетингам он состоял из графства Орлеан и Этамп, графства Санлис и каштелянств Пуасси, Аттиньи и Монт-рейль сюр Мер. Крупнейшими феодальными сюзеренами во Франции в то время были графы Фландрские, герцоги Нормандии и Аквитании, графы Анжу. Но занятые собственными делами, они не представляли непосредственной угрозы королевскому трону. Наибольшую опасность для Капетиигов в первые века их правления представляли их непосредственные агрессивные соседи — графы Шампани, графы Блуа и Шартра и графы Труа и Мо. Самыми различными путями (династические браки, войны, покупка) Капетингам удалось в XI—XII вв. расширить свои владения за счет соседних фьефов; первыми приобретениями были земли вокруг Парижа, графство Гаттине, виконтство Бурже. К этому времени важнейшими соперниками Капетингов становятся английские Плантагенеты, объединившие под своим началом кроме Англии большую часть французских территорий: Аквитанию, Нормандию, Бретань, Пуату, Анжу, Овернь и другие земли.

Началась многовековая борьба английской и французской короны за территорию Франции. Резкое увеличение королевского домена происходит в правление Филиппа II Августа (конец XII — начало XIII в.); при нем были присоединены Нормандия, Анжу, Мэн, Пуату, Овернь, Турень и поставлены в вассальную зависимость Бретань, Лимож и другие бывшие под контролем англичан территории. За Плантагенетами сохранилась одна Аквитания. Другим направлением агрессии Филиппа был северо-восток; здесь он в борьбе с графами Фландрии и Шампани присоединил к домену графства Вермандуа, Артуа и В.алуа. В XIII в. земли королевского домена увеличились за счет графств Тулузского и Шампанского, Блуа, Шартра, Лангедока и других земель. В результате в начале XIV в. французским королям номинально была подчинена почти вся современная Франция (кроме части Аквитании) —земли к западу от Шельды, Мааса и Соны с Роной. Непосредственно в состав домена входила лишь часть этих земель —территории на севере и северо-востоке (Нормандия, Иль-де-Франс, Пикардия, Шампань), в центре (Орлеан, Бурже, Пуату) и на юге страны (Овернь, Тулуза, Лангедок). Остальные области, формально зависимые от короны, были фактически самостоятельны: Фландрия, Бретань, Бургундия, Анжу, Ангулем, Арманьяк, Беарн, Фуа и др. Затихшая было борьба с английскими королями вновь разгорелась во время Столетней войны. По миру в Бретиньи, французский престол потерял значительную часть своих владений, сохранив лишь Шампань, Пикардию, Иль-де-Франс, часть Нормандии и часть земель на юге страны. По мере развития военных событий положение менялось. и к моменту выступления Жанны д'Арк центр владений короны переместился в южные земли; они включали территории к югу от Луары (кроме Аквитании). После победоносного завершения Столетней войны французские короли восстановили свой домен в территориальных рамках начала XIV в., присоединив к нему дополнительно Дофине, Гиень и часть Гаскони; за Англией остался лишь округ Кале. Присоединениями Людовика XI (Бургундия, Прованс, окончательное завоевание Артуа, Мэна и Анжу) завершается процесс территориального объединения Франции в XV в.

К концу XV в. Французское королевство занимало большую часть современной территории страны. На востоке его граница проходила по линии Кале — Верден и далее опускалась по Соне с Роной, выходя за пределы этой линии в Дофине и Провансе. На западе естественной границей королевства служило Атлантическое побережье, на юге — Пиренеи. Однако политические границы не всегда совпадали с географическими: Бретань на северо-западе и гасконские земли наваррскои короны на юго-западе представляли собой фактически самостоятельные владения, хотя и связанные вассально с французским престолом. Подавляющая часть территории страны находилась под контролем королевской власти — земли королевского домена и наследственные владения правящего дома Валуа; лишь отдельные области страны были связаны с троном вассальной зависимостью (Не-вер, Перигор, Авиньон).

Внутренняя структура земель королевства в основном копировала территориальное деление королевского домена, окончательно сложившееся к середине XIII в. Низшую административную (а также судебную, фискальную и пр.) ячейку составляли превотства и каштелянства, объединенные в бальяжи и сенешальства. Так, в конце XIII в. начала складываться Конфедерация лесных кантонов (Швиц, Ури, Унтервальден), к которым позже присоединились Люцерн, Берн, Цюрих и другие земли. Их становление проходило в жестокой борьбе с Габсбургами и Савойскими герцогами, сюзеренами соседних территорий.

На землях Северной Бургундии (Франш-Конте или графство Бургундское) в XIV—XV вв. начало складываться новое Бургундское государство, во главе которого встала побочная линия французского правящего дома Валуа. Как герцоги Бургундские и графы Артуа они были вассалами французской короны, как владельцы Франш-Конте и других земель — подданные Империи. Используя постоянное соперничество своих сюзеренов, герцоги Бургундские различными путями расширили свои владения, присоединив к ним Фландрию, Голландию, Зеландию, Брабант, Люксембург, Хельдерн и Хеннегау, Пикардию, Вермандуа и Невер. Во второй половине XV столетия Бургундское герцогство было одним из могущественных государств континентальной Европы. После победы Людовика XI над Карлом Смелым часть этих владений (Пикардия, Артуа, Невер) снова отошла к французской короне, основная же масса земель возвратилась в состав Империи, став ядром домениальных владений Габсбургов.

В южной части континента крупнейшим государством была Испания. Главным событием в политической жизни страны в эпоху развитого средневековья была Реконкиста, в ходе которой складывались границы испанских государств. К концу XI в. Реконкиста сделала значительные успехи, большая доля которых пала на Кастилию, отодвинувшую границы с арабами до среднего и нижнего течения Тахо и отвоевавшую Толедо и земли к югу от него. В восточной части полуострова позиции Наварры и Арагона были более слабыми, и здесь граница с арабами проходила по линии Тудела — Уэска — Барселона.

С конца XI в. Реконкиста была, однако, приостановлена сначала альморавидамиа в XII в. — альмохадами, полудикими берберскими племенами, хлынувшими из Северной Африки. Но к началуXIII в. произошел перелом, и в этом столетии Реконкиста одержала решающие успехи: была отвоевана практически вся территория полуострова и в руках арабов остались лишь земли Граиадского эмирата, окончательно завоеванные, христианами в XV в. Одновременно расширялась территория Арагонского королевства за пределы полуострова; в его состав вошли южнофранцузские графства Каркассон, Руссильон, Фуа, Бигор, Беарн, средиземноморские острова и часть Южной Италии.

К середине XV в. основная часть земель полуострова была занята Кастилией, в состав которой входило королевство Леон (состоящее из собственно королевства Леон и королевства Галисии), королевство Кастилия (Старая Кастилия, Астурия, вольные области Алава, Гипускоа, Бискайя) и новые, основанные на завоеванных землях королевства — Толедо (Новая Кастилия), Кордова, Хаэн, Севилья и Мурсия, а также область Эстремадура. В состав объединенного Арагонского королевства кроме старых земель — собственно королевства Арагон, графства Каталония и Руссильон — входили новые королевства :—Валенсия, Майорка, Неаполитанское королевство, Сицилия и Сардиния. Португалия также представляла собой объединение нескольких областей, главными из которых были королевства Португалия и Альгарва. В конце XV в. Кастилия и Арагон объединяются династической унией, однако старое политико-административное деление продолжает играть немалую роль в жизни страны.

В XI—XII вв. значительная часть Италии входила в состав Империи. В это время крупнейшими феодальными владениями в стране были герцогства Тосканское и Сполето, Тревизско-Веронская, Иврейская и Анконская марки. Большую часть территории юга занимало нор-манское королевство Сицилии, Апулии и Калабрии (с центром в Палермо), позже превратившееся в Королевство Обеих Сицилии (с центром в Неаполе).

В XIII—XIV вв. политическая картина Италии резко меняется. С конца XII — начала XIII в. в стране возникают многочисленные города-коммуны, позже превратившиеся в синьории. Самые сильные из них — Милан под властью Висконти, Верона — Скалигеров, Падуя— Каррара, Мантуя— Гонзага, Феррара — Эсте — постепенно захватили всю территорию Северной Италии. В Центральной Италии, особенно в Тоскане, также возникли цветущие коммуны — Флоренция, Сиена, Лукка, Прато, однако здесь синьории утвердились лишь в нескольких городах — Флоренции, Урбино, Римини; попытки же установления синьории в Лукке, Болонье и многих других местах оказались безуспешными. Крупнейшим государством Средней Италии была Папская область, в XIII—XIV вв. временами простиравшаяся до Равенны. Значительные территории, причем все более увеличивающиеся, на северо-востоке страны принадлежали Венеции. Что же касается Генуи, то ее владения на полуострове были невелики, но зато ей принадлежал ряд заморских земель: Корсика, Сардиния. Юг страны и Сицилийское королевство в первой половине XIII в. входили в состав Империи, во второй половине столетия Неаполитанское королевство перешло под власть Анжуйской династии, в самой же Сицилии утвердились арагонцы.

В середине XVв. крупнейшими государствами Северной Италии были герцогства Миланское, Савойя, республика Венеция, маркизаты Мантуя, Монферрат, Са-люццо, а также Генуэзская республика со своими корсиканскими владениями. Промежуточное положение между Северной и Средней Италией занимали владения рода Эсте (Феррара, Равенна, Реджо-Эмилия, Модена). В Центральной Италии крупнейшей по-прежнему была Папская область, включавшая весь юго-запад, восток и северо-восток этой части страны. Кроме папского государства здесь были расположены республики Флоренция, Сиена и Лукка. Весь юг страны, включая Сицилию и Сардинию, занимало арагонское Неаполитанское королевство.

В период развитого средневековья своеобразие в положении крестьянства в различных регионах Западной Европы определялось уже не наличием или отсутствием синтеза, а рядом других обстоятельств, и в первую очередь — развитием города и товарно-денежных отношений и их воздействием на деревню. С этой точки зрения на европейском континенте можно выделить четыре основных района: северо-запад, Средиземноморье, центральноевропейские области и Скандинавию. В первом из них (Северная Франция, Северо-Западная Германия, в Основных чертах — Англия) развитие товарного производства привело к личному освобождению основной массы крестьян с сохранением их владельческих прав на землю (английские фригольдеры, французские цензитарии, мейеры нижнерейнских областей и др.). В средиземноморских странах, особенно Италии, к потребностям рынка приспособилось господское хозяйство и это привело к освобождению крестьян без земли и распространению аренды и новых, сочетающих в себе элементы феодальной и капиталистической форм эксплуатации держаний (испольщина). В областях Центральной Европы, в первую очередь заэльбской Германии, приспособление к рынку барского хозяйства вызвало усиление старых форм эксплуатации и укрепление феодальной зависимости крестьянства. Для Скандинавских стран эпоха развитого средневековья — время окончательного формирования класса феодально-зависимых крестьян; однако и здесь, несмотря на наличие огромного слоя лично свободных и даже сословно полноправных крестьян, имела место феодальная реакция.

Этническая география развитого средневековья. Демографический кризис в XIV в. и его последствия

На территории современной Франции до ХШв. существовала тенденция к образованию двух народностей— северофранцузской (земли langue d' oil) и южнофранцузской (области, где господствовал langue d'oc). Кроме этого главного языкового различия области также отличались культурой, экономическими связями, господствовавшими типами сельскохозяйственных орудий и пр. Гегемония северных областей определилась лишь после Альбигойского погрома, нанесшего непоправимый ущерб экономике Южной Франции, и после консолидации основной массы французских земель вокруг королевского домена. К концу Столетней войны и в период, последовавший за ней, т. е. в XV — начале XVI в., мы уже можем говорить о формировании основных черт единой общефранцузской народности. Однако и в это время внутри нее существовали различные группы, обладавшие своими специфическими этническими особенностями: фламандцы, бретонцы, гасконцы, пикардийцы и т. д. Так, например, к концу развитого средневековья на территории Французского государства кроме господствующего французского языка (к тому же дробившегося на ряд диалектов) были распространены провансальский, кельтско-бретонский, фламандский (диалект нижнегерманских языков), баскский и каталонский языки.

Приблизительно в это же время складывается и английская народность на территории Средней, Восточной и Южной Англии; на остальной части английских земель жило кельтоязычное население, отличавшееся своей культурой, бытом и особенностями экономического и социально-политического склада. Это, в первую очередь, относитсяк_ шотландцам и кельтскому населению Уэльса, которое, впрочем, в большей степени испытывало англосаксонское влияние. Что же касается самой английской народности, то становление ее главных этнических признаков относится к концу XIV — началу XV в., т. е. даже к несколько более раннему времени, чем во Франции; это объясняется более благоприятными условиями политического развития на островах.

Картина становления немецкой народности гораздо сложнее. До XI в. этническое и государственное развитие немецких земель шло по пути создания благоприятных условий для становления народности и единого государства. Однако в эпоху развитого средневековья в Германии победили децентрализаторские тенденции и Империя превратилась в формальное объединение территориальных княжеств, что лишило зарождающуюся немецкую народность реальной территориальной (а также экономической и культурной) основы. Четко проявилась этническая консолидация по отдельным областям — Бавария, Алемания (Швабия), Франкония, Саксония, Фрисландия; связи же этих областей между собой были чрезвычайно слабыми. Особенно ярко это видно на примере формирования общенемецкого языка. До XIII в. языком письменности (государственных актов и литературы) в Германии оставался латинский язык; наряду с ним нередко использовался и местный язык данной территории. Позже в качестве наиболее распространенного письменного языка стал использоваться разговорный язык одной из областей Верхней Германии, Алемании, однако не он был положен в основу общегерманского литературного языка. Немецкий литературный язык возник только в XVI в. и на базе средневерхнегерманского диалекта, на котором говорили немецкие колонисты захваченной у славян Мейсенской области. В результате в средневековой Германии, несмотря на наличие определенной языковой близости отдельных областей, так и не сложилось языкового единства — этого необходимого условия для формирования национальной общности. Еще более велика была экономическая и политическая разобщенность немецких земель.

Важной особенностью исторических условий, в которых формировалась немецкая народность, было значительное воздействие других национальных элементов. На территории Империи кроме германцев проживали представители многих этнических групп: население Верхней Лотарингии и Эльзаса, гораздо более близкое зарождающейся французской, а не немецкой народности, будущее нидерландское население Нижней Лотарингии, романское население Бургундии, наконец, многочисленные славяне; все они оказали большое влияние на этнический облик формирующейся немецкой народности. Особенно велико было влияние славян. Славянские поселения были разбросаны почти по всей территории Германии вплоть до Рейна; несмотря на жесточайшую насильственную ассимиляцию, славяне наложили значительный отпечаток на быт, культуру и обычаи своих завоевателей.

В целом основные характерные этнические особенности немецкой народности сложились уже к концу развитого средневековья; однако они сложились в такой незавершенной и неустойчивой форме, что вполне правомерно сомнение в самом факте существования сформировавшейся немецкой народности в эту эпоху.

Столь же сложное положение существовало в Италии. Отсутствие политического единства, своеобразие экономического развития Северной, Южной и Центральной Италии, наличие сильных влияний других этнических групп (арабы, германцы, славяне и пр.) ставили непреодолимые преграды на пути формирования общеитальянской народности. Процессы этнической консолидации шли главным образом в рамках отдельных областей и преимущественно за счет развития местных локальных этнических особенностей. В масштабах же всей страны складывались лишь элементы этнического единства (единый литературный язык, отдельные проявления национального самосознания).

На территории Пиренейского полуострова формирование испанской народности было надолго задержано арабским завоеванием. Лишь в последние века Реконкисты началось складывание этнического ядра из населения Новой Кастилии, захватившего отвоеванные у арабов земли. Однако этот процесс растянулся на многие столетия. Помимо испанской народности, на территории полуострова существовали и другие этнические комплексы: португальцы, близкие к ним галисийцы, а также баски и каталонцы. В целом складывание испанской народности шло по такому же сложному и замедленному пути, как и в других странах Южной (отчасти Центральной) Европы.

Еще более сложную этническую картину представляли другие, более мелкие территории средневековой Западной Европы. Так, на землях Шотландии в средние века постепенно складывались две родственные этнические группы: южные, низинные шотландцы, испытавшие большое влияние английской народности и говорящие на английском языке, и хаилендеры, горцы, кельтоязычное гэлльское население Северной Шотландии, в средние века создавшее собственное королевство на Гебридах и западном побережье Шотландии. На землях современной Бельгии, Голландии и Люксембурга в средневековье стали складываться этнические группы валлонов, фламандцев и голландцев. Но, пожалуй, наиболее сложным продуктом этнического синтеза являются мальтийцы, наследники финикийцев, карфагенян, греков, римлян, арабов, европейских крестоносцев, венецианцев, турок, в разное время завоевывавших этот остров. После реформы Диоклетиана и Политическая карта Константина Римская империя Европы в период раннего следующее политико административное деление. На территории Западной Европы были расположены две префектуры — Италия и Галлия (третья — Иллирия —• занимала земли Юго-Восточной Европы), дробившиеся на диоцезы, которые, в свою очередь, состояли из провинций. В каждой провинции существовали муниципии — города с окрестной территорией, носившие название «па-ги». Так, например, префектура Галлия состояла из 3 диоцезов: собственно Галлии, Британии и Испании; диоцез Галлия — из 17 провинций, Британия — из 2, Испания — из 7 (5 из них—на полуострове, остальные — н-а африканском побережье и островах). Эта административная структура формально сохранялась вплоть до падения Империи в конце V в. Однако уже с начала V в. на территории Империи стали возникать «варварские государства» германских народов.

Численность населения раннесредневековой Франции определяется разными авторами в диапазоне от 5 до 30 млн. человек, Испании (включая арабов) — от 7—8 до 40—50 млн. и т. д. Ниже мы будем пользоваться преимущественно расчетами одного из современных исследователей И. Рассела, которые во многом основаны на работах других специалистов по демографии средневековья к духовенству: в местах его наибольшей распространенности (Италия) оно достигало 2—3% от всей численности населения, в других же странах (Англия XIV в.) —около 1,5%; впрочем, и эти цифры относительны, так как сведения о странствующих монахах, т. е. об одной из наиболее многочисленных прослоек клира, берутся обычно ориентировочно.

Так же относительно и вычисление соотношения сельского и городского населения в развитом средневековье. И здесь сложность не только в выяснении численности жителей городов и сел; например, в Книге Страшного Суда названы десятки поселений, в которых более 400 жителей, однако какие из них можно считать городами? В целом, несомненно, деревенское население превалировало над городским. Даже в Англии XIII в. жители городов составляли не более 10—12% (по другим данным — около 9%) всего населения страны. Но в отдельных областях в эту эпоху наблюдалась и иная картина. Так, в округах наиболее развитых итальянских городов (Флоренция, Сиена, Падуя, Верона и др.), по данным кадастров, в конце XIV—XV вв. численность городских и сельских жителей была примерно равна. Во Фландрии и Брабанте в XV в. в городах жило около 2/з всего населения этих областей. Однако это были единичные явления; здесь же рядом, в Хеннегау, городское население составляло не более У6 всего населения.

На численность населения средневековой Европы влияли многие факторы, как способствовавшие, так и препятствовавшие ее росту. К числу первых относится фактор питания. Вместе с установлением «варварского» общества устанавливается новый рацион, в котором значительную роль начинают играть мясо-молочные продукты; позже ассортимент продуктов питания расширяется за счет появления новых злаков (маис) и развития огородничества. Вместе с тем идет практически невидимый, нов рамках столетий все-таки фиксируемый рост жизненных условий некоторых прослоек общества. На увеличение численности населения также влияли установленный церковью строгий запрет ограничения рождаемости и широкий размах внебрачных связей. Последнее обстоятельство приводило к большому числу детей, рожденных вне брака, так называемых бастардов; их статус специально оговаривался феодальным правом. Наконец, возраст вступления в брак был низок. В некоторых случаях, особенно в феодальных кругах, где преобладали политические, династические и иные подобного рода соображения, браки нередко заключались еще в детском возрасте; в среднем же в южных областях обычным возрастом первого брака у женщин было 15—16 лет.

Гораздо большее значение имели факторы, ограничивавшие рост населения. Постоянные войны и распри феодалов приводили к политической неустойчивости общества, а часто представляли и прямую угрозу жизни крестьянина. «Могущество феодальных господ, как и всяких вообще суверенов, определялось не размерами их ренты, а числом их подданных, а это последнее зависит от числа крестьян, ведущих самостоятельное хозяйство»'. Враждующие сеньоры в первую очередь стремились подорвать основу мощи своего противника, разоряя крестьянские хозяйства, угоняя их скот, сжигая посевы. Не меньшей опасностью для жизни крестьянина являлась необеспеченность его хозяйства. Низкая производительность труда исключала возможность создания запасов, гарантирующих его существование в тяжелые годы, а они были довольно частыми: в среднем считается, что в XI—XII вв. каждый третий-четвертый год был неурожайным, а любое колебание урожайности приводило к,тому, что целые области оказывались на грани голодной смерти. Голод в средневековье был обычным явлением. Так, по имеющимся подсчетам, в разных областях Германии в XI в. 62 года были голодными.

Низкий санитарный уровень и отсутствие элементарной медицинской помощи приводили к разгулу болезней и высокой, особенно детской, смертности. Из болезней наиболее распространенными были туберкулез, малярия, проказа. Но наибольший ущерб населению наносили периодические эпидемии чумы и холеры, регулярно посещавшие страны Европы. Самую печальную славу из них приобрела чума. Чума в средневековье имела две главные вспышки —в VI и XIV вв. В первом случае она пришла из Северной Африки, охватила главным образом земли Южной Европы и продолжалась с перерывами почти полстолетия. Некоторые исследователи полагают, что она довела население отдельных мест до 40% от прежнего уровня. Наиболее страшной из эпидемий была бубонная чума 1348—1351 гг., получившая название Черной смерти. Она пришла в Европу из Азии двумя путями — через Крым и Константинополь и из сирийских городов Леванта. За несколько лет она сделала широкий «круг» по Южной, Западной, Северной и Восточной Европе; затем на протяжении второй половины столетия несколько раз возвращалась в страны Западной Европы: в Италию в 1360—1363, 1371 — 1374, 1381—1384, 1400 гг., в Англию в 1360—1361, 1369, 1374, 1382, 1390—1391, 1400 гг. В результате население Европы в 1400 г. составляло около 60% от уровня середины XIV в. В местах скопления населения (города, монастыри) смертность была еще выше; так, в 9 крупнейших монастырях Англии только эпидемия 1348 г. унесла более 50% монахов.

Следствием всех этих явлений была относительно небольшая продолжительность жизни. Так, семейные хроники X в. знатного германского рода Веттингов определяют средний возраст жизни его представителей в 30 лет (без учета смертности в младенческом возрасте); продолжительность жизни членов английской королевской фамилии — 30,7 года. Определение среднего возраста других слоев населения связано с большими трудностями; для Англии И. Рассел приводит следующие цифры: 1276—1300 гг. —31,3 года; 1348—1375 гг.—17,3; 1426— 1450 гг. — 32,8 года. В целом, очевидно, можно считать, что в демографически благоприятные периоды средняя продолжительность жизни в средневековье составляла 30—35 лет.

Картина движения численности населения в средневековой Западной Европе в общем виде представляется следующей. Европейское население Римской империи в эпоху ее расцвета (I—II вв.) превышало 20 млн. человек; из них около 6,5—7 млн. жили в Италии, приблизительно по 5,5 млн. — в Испании и Галлии. III—V века приносят с собой упадок численности населения в романизированных областях Европы (по другим территориям данных нет). Так, население Италии снижается в середине IV в. до 4 млн., Испании — до 3—3,5 млн. Уже в VI в. намечается тенденция к стабилизации числа населения и его некоторому росту; в последующие века она еще более усиливается. Предполагают, что во времена Карла Великого число жителей основной части его империи (без славянских и итальянских земель) доходило до 4—5 млн.; спустя столетие, в конце IX — начале X в., на этой территории проживало уже 5—6 млн. человек.

Со второй половины X в. европейское население вступает в полосу настоящего «демографического бума»: с этого времени и до начала XIV в. идет бурный рост численности жителей; в среднем общая численность населения Западной Европы за эти столетия увеличилась в 2— 2,5 раза. Наибольший прирост населения приходился на те области, где раньше его плотность была относительно невелика, т. е. в его основе лежал процесс внутренней колонизации и подъема новых земель. Так, в Англии более всего (в 6—7 раз) выросло население Йоркшира, затем (в 3—5 раз) графств севера и северо-запада страны; на юге же и востоке, и ранее густо населенных, число жителей увеличилось только в 1,5—2 раза. Другим важным показателем роста населения были возникшие в массовых масштабах города.

В XIV в. начинается «демографический кризис»: сначала небольшое, затем все более стремительное падение численности населения. Большинство зарубежных исследователей связывают его с Черной смертью и последующими эпидемиями, во второй половине XIV в. опустошавшими европейский континент; однако несомненно, что это явление имеет более глубокие, хотя пока еще окончательно не установленные, социально-экономические причины. Во всяком случае, как это отмечают многие демографы, первые признаки начавшегося снижения темпов роста и численности населения появились во многих европейских странах за несколько десятилетий до Черной смерти, во второй четверти XIV в. Черная смерть и последующие эпидемии ускорили эти процессы и довели их до катастрофических результатов. Во многих европейских странах Черная смерть унесла 20—25% жизней, местами смертность достигала 80—90%. В Лондоне, который насчитывал около 40—50 тыс. жителей, только на Смитсфилдском кладбище ежедневно хоронили до 200 человек. В целом она обошлась Англии более чем в 600 тыс. жизней. Динамика численности английского населения в те страшные десятилетия выглядит следующим образом: Не меньший урон нанесли эпидемии XIV в. Италии, где численность населения также упала почти на 40% — с 9,2 до 5,5 млн. человек. Во Франции чумные годы сочетались со Столетней войной; здесь XIV век также нанес сокрушительный урон населению. В Нормандии, например, к концу столетия насчитывалось не более 60% жителей от уровня 1328 г., в Провансе — 65%. В XV в. положение в Европе несколько стабилизируется. В начале столетия падение численности населения приостанавливается, а с 30-х годов начинается его новый подъем. Однако прежний уровень был достигнут во Франции лишь к концу XV в., а в Англии даже в середине XVI в. В Испании же в конце XV в. насчитывалось всего 8,3 млн. человек, т. е. столько же, сколько было в XIII в.

Плотность средневекового населения была относительно невелика. В Англии эпохи Книги Страшного Суда она колебалась в разных местах от 3—5 до 18—20 человек на квадратный километр. В XIV в. она повышается в наиболее густонаселенных графствах до 30—35, но к концу века снова падает до 25—30 чел/км2. В это же время в Германии средняя плотность населения была около 18 чел/км2.

География сельского хоз-ва в раннем средневековье. Содержание и география распространения систем земледелия

Дальнейшее падение уровня агрикультуры приходится на период «варварских» завоеваний. «Варвары» принесли с собой экстенсивные формы хозяйства (двухполье, а нередко еще более примитивный перелог); достижения римского земледелия были забыты. Резко (до сам-1,5, сам-2) падают урожаи, сокращаются посевные площади, пшеницу сменяют рожь, овес, полба и ячмень, приходит в упадок виноградарство, садоводство и другие отрасли хозяйства. Однако уже во второй половине раннего средневековья (период так называемого Каролингского возрождения) наблюдается некоторый подъем сельского хозяйства: расширяются посевные площади, начинается переход к трехполью, все большее внимание уделяется садоводству и виноградарству, что связано с развитием социальных отношений — складыванием феодальных порядков и вотчины в некоторых районах континента (Центральная и Северная Франция, Рейнская Германия). Однако не следует преувеличивать масштабы этого процесса: подавляющая часть европейской территории в то время представляла собой огромные лесные пространства с редким населением; пахотные земли выглядели отдельными островками.

Все многообразие аграрных распорядков на территории Западнои Европы в средние века можно свести к трем основным вариантам землепользования: кельтский (атлантический), средиземноморский и так называемая система открытых полей. Конечно, этатипология условна и вряд ли связана с основными западноевропейскими цивилизациями (кельтской, галло-рим-ской и германской): уже в средневековье связь эту проследить невозможно. На распространение каждого изтипов землепользования больше влияли природные, экономические, а не этнические факторы. Эти же факторы были причиной большого разнообразия вариантов внутри систем, наличия смешанных и переходных форм, специфических местных особенностей. Тем не менее существование главных типов землепользования прослеживается довольно четко.

Наиболее характерной из них была система открытых полей. Ее существование было тесно связано с общинными порядками — принудительным севооборотом, коллективным выпасом скота, наличием неподеленных угодий (альменд). Участки, как правило, удлиненной формы, располагались чересполосно, группируясь в поля (геванны), которые, в свою очередь, составляли отдельные массивы. Границами между участками в геваннах служили межевые насыпи или канавы, пирамиды из камней и т. д.; сами же геванны огораживались временной изгородью, снимавшейся после уборки урожая. Главной целью этих порядков было создание условий для выпаса скота и вообще установление наиболее выгодного соотношения между земледелием, скотоводством и другими отраслями хозяйства в масштабах данного селения. Вместе с тем система открытых полей предполагала преимущественное развитие зернового хозяйства.

Система открытых полей была широко распространена, она охватывала почти всю северную половину континента: Северную и Северо-Восточную Францию, большую часть Германии, Среднюю Англию, Южную Швецию, западнославянские земли. В южной части Европы также было немало земель, занятых системой открытых полей, — в Северо-Восточной Италии, Центральной Испании.

Столь же значительны были территории, на которых господствовала средиземноморская система. На континенте она занимала земли к югу от Луары и почти все Средиземноморское побережье, включая значительную часть Апеннинского и Пиренейского полуостровов. редиземноморскую систему от системы открытых полей отличает большая свобода земледельца в ведении своего хозяйства. Отсутствие принудительного севооборота и других обязательных правил позволяло каждому хозяину выбирать культуры, делать упор на определенные отрасли хозяйства (виноградарство, оливководство, садоводство, разведение ценных пород животных и т. п.). Эта система предполагала, как правило, индивидуальный выпас скота (но это не отрицало возможности и коллективного выпаса); разнообразное, главным образом компактное, расположение участков разных угодий, причем в большинстве случаев имела место тенденция к концентрации владений собственника в одной меже; наличие постоянных изгородей (из камня или «живых», из деревьев и кустарника). Существование таких порядков в ряде случаев сочеталось со слабым влиянием общины.

Наиболее архаичной из систем землепользования была атлантическая, или кельтская. Она характерна для областей с кельтским населением, откуда и ее название,— северной и западной части Англии, Ирландии, Бретани, а также многих районов Центральной Европы — гористых и лесистых мест с бедными почвами (Арденны, Вогезы, Юра), большей частью Скандинавии, частично Альп и Перенеев. Ее отличают два основных признака: преобладание пастбищ над пахотой и деление пахотных земель на два «поля»-—внутреннее и внешнее. Наличие большого числа выпасов создавало благоприятные условия для развития скотоводства; иногда оно принимало перегонный характер (в рамках земель селения). Что же касается пахоты, то эти «поля» использовались по-разному. Обработка «внутреннего поля» (инфилда) была нередко схожа с порядками системы открытых полей: чересполосица (в Ирландии и Норвегии даже с периодическими переделами земель), выпас скота по пару и т. д. Общинные порядки при кельтской системе играли очень большую роль; в некоторых же местах, как, например, в Ирландии, клановый строй и коллективная собственность на землю существовали вплоть до конца средневековья. На континенте в этих порядках уже давно была пробита значительная брешь, и там пахотные участки инфилда располагались компактно и обычно огораживались; чем больше была развита (точнее —чем больше разлагалась) кельтская система, тем больше были распространены огораживания компактных массивов (бокаж). «Внешнее поле» (аутфилд) при кельтской системе -характеризовалось обычно более примитивными способами обработки земли (временные заимки пахоты, перелог, залежь).

Кельтская система получила широкое распространение не только в слаборазвитых, но и в передовых в аграрном отношении областях Европы: ее различные варианты мы находим в Нидерландах, Нормандии, Мэне, в Северо-Западной Германии. На распространение ее большое влияние оказывали не только наличие бокажа и благоприятных условий для скотоводства, но и характер почв, микроклимат данной местности, традиционные орудия труда и т. д.

Столь же разнообразны, как системы землепользования, были и системы севооборотов. На территории Европы в раннее и развитое средневековье имели место два основных типа севооборотов — двухполье и трехполье. Двухполье доминировало в южной части континента^ причем в ряде областей оно имело местные особенности: вспашка (иногда даже неоднократная) паров, периодические посевы кормовых трав и т. д. Широкое распространение двухполья несмотря на относительную невыгодность его во многом объясняется физико-географическими условиями, в первую очередь жарким климатом и бедностью почв. В северной части континента к концу раннего средневековья распространяется трехполье. Однако окончательный переход к трехполью растянулся до XII —XIV вв., да и тогда во многих местах нередко существовали разнообразные переходные, смешанные формы севооборота. К концу развитого средневековья, в XIV — XV вв,. в Италии намечаются новые формы севооборотов — многополье и даже плодосмен, однако они были распространены лишь в наиболее развитых областях страны: в Тоскане, Эмилии, Ломбардии.

Граница между двухпольем и трехпольем в основном проходила по Луаре и Роне; вместе с тем на севере было немало областей, в которых было распространено двухполье (Бретань, Нормандия), на юге, в свою очередь,— трехполье (Северо-Восточная Италия, Центральная Испания). В тесной связи с характером земледелия находились типы сельскохозяйственных орудий. В земледельческой практике средневековья использовались два основных типа плугов — легкий (соха) и тяжелый. Соха больше практиковалась на южных землях и в горных местностях; тяжелый колесный плуг с упряжкой из трех-четырех пар быков — в местностях с системой открытых полей. Впрочем, это разделение носило самый общий характер: нередко в одном хозяйстве использовались орудия разного типа.

Специальные удобрения в средневековье практически не применялись (лишь в отдельных местностях использовался мергель). Практиковалось лишь естественное унавоживание полей во время выпаса скота. К концу развитого средневековья во многих областях появилась практика «зеленых» удобрений (лупин и другие богатые азотом культуры), однако господствующим методом продолжало оставаться унавоживание почвы,

География сельского хоз-ва в развитом средневековье. Роль внутренней и внешней колонизации

В XI — XIII вв. происходит массовый подъем европейского сельского хозяйства на основе дальнейшего развития производительных сил. Развивается сельскохозяйственная техника — широко распространяется тяжелый плуг с железным отвалом, не просто подрезающий, но и переворачивающий верхние пласты земли, возникает новый тип железного топора, более удобного для рубки деревьев. В качестве тягловой силы все чаще применяется лошадь, чему способствовало' внедрение подков и появление новой сбруи с жестким хомутом, переносившим основные усилия с шеи животного на плечи, что в три-четыре раза повышало эффективность упряжки. Развивается и техника производства: распространяется трехполье (в северной части континента), трехкратная вспашка земель, дренаж, расширяются посевы пшеницы, кормовых и технических культур; вводится практика стойлового содержания скота, что позволяет более регулярно унавоживать почву. Естественным результатом всех этих явлений было повышение средней урожайности: по последним данным, наиболее распространенные минимальные урожаи в рейнских землях XII — XIII вв. составляли сам-3 —сам-4, в Тоскане XIII — XIV вв.— сам-4 — сам-5.

Подъему сельского хозяйства способствовали и социальные факторы: повысившийся спрос на сельскохозяйственные продукты в результате роста численности населения, особенно городского, и развитие товарно-денежных отношений. Впрочем, зависимость между этими явлениями, несомненно, была взаимной: развитие сельскохозяйственного производства, с одной стороны, стимулировалось, с другой-—само определяло указанные процессы.

В подъеме хозяйства важную роль сыграла «внутренняя колонизация» — расширение ареала обрабатываемых земель за счет освоения пустошей, осушения болот, корчевки и выжига леса. Этот процесс получил широкое распространение во всех странах Западной Европы. В некоторых из них колонизация носила чисто хозяйственный характер; в других же (восточные и юго-восточные земли Германии, отчасти Испания) она сопровождалась изгнанием и уничтожением местного населения.

Первые сведения о расширении ареала пахотных земель на континенте относятся еще ко временам Каролин-гов, однако в тот период попытки культивирования залежей не давали реальных результатов, так как новые земли не всегда даже компенсировали затраты труда и средств. Именно поэтому ранняя колонизация нередко проводилась по инициативе и силами крупных феодалов— королей, графов, епископов и монастырей (особенно цистерцианских, бенедиктинских, премонстранских): Наибольший размах колонизации приходится на XI— XIII вв., когда в ней стали участвовать многие крестьянские общины и отдельные семьи и хозяйства.

Освоение новых земель шло в нескольких направлениях. Одно из них — отвоевание земель у болот, леса,, основание на этих массивах новых деревень, заимок,, хуторов. Чаще всего такой тип колонизации проводился силами приглашаемых на льготных условиях, нередко издалека, поселенцев-госпитов. Такая практика была характерна для многих областей Франции (Гасконь,, Нормандия, Фландрия), Северной Германии, а также заэльбских территорий, отчасти Англии (Йоркшир). Другой распространенный вариант колонизации —за счет внутренних резервов каждой деревни (пустоши, неудобные земли, альменды, пограничные с соседями территории и т. д.). Этот путь имел место практически во всех, странах.

Внутренняя колонизация имела многочисленные последствия в экономической, социальной, политической областях. В географическом плане она сыграла огромную' роль, наметив контуры современного ландшафта, изменив карту расселения производительного населения, внеся коррективы в экономическое развитие отдельных областей. В частности, в это время (XIV в.) возникает новое явление в европейском сельском хозяйстве — товарная специализация отдельных районов по некоторым продуктам: зерно, вино, оливы; нередко преимущественное производство какого-либо продукта стимулируется экспортом его на рынки соседних областей. Правда, это явление еще не меняет натуральной основы самого хозяйства, в нем, как правило, производится все необходимое для потребления; возможность же появления монокультуры вызвана ее отсутствием или благоприятными условиями для ее сбыта в других местностях и с исчезновением этих условий ликвидируется. Подобная зависимость начавшейся товарной специализации сельского хозяйства отдельных областей от внешних факторов говорит о,неустойчивости данного явления, отсутствии серьезных внутренних условий для его развития.

Во второй половине XIV—XV в. положение в европейском сельском хозяйстве меняется. Изменение форм эксплуатации крестьянства, разорение хозяйства в результате опустошительных войн, восстаний, эпидемий и пр. привели к снижению уровня сельскохозяйственного производства и относительному упадку агрикультуры. В некоторых районах эти явления приняли катастрофические размеры; так, в.. Гессене количество деревень с конца XIV до начала XVI в. уменьшилось почти наполовину. Тяжелое положение сложилось и во Франции, где в период Столетней войны и после нее наблюдалось сокращение посевных площадей и развитие экстенсивных форм земледелия; по меткому, хотя и преувеличенному выражению историка XIX в. Флакка, население страны,спасаясь от бед, «вернулось к образу жизни номадов».Впрочем, упадок агрикультуры был характерен не для всех стран Западной Европы; в некоторых из них онили проявился в более мягких формах (Англия), или совсем не имел места (Италия).

В XII — XIII вв. под арабским влиянием происходит возрождение ирригационного земледелия. В Валенсии, Гренаде, Сицилии ирригация поддерживалась арабами; затем ирригация появляется в Южной и Юго-Западной Франции, Северной и Центральной Италии. В это же время начинается дренаж болот (Средняя и Северная Италия) и осушение морских побережий (Нидерланды).

Процесс внутренней колонизации в массовых масштабах развертывается на Британских островах в конце XI — начале XII в., и на вторую половину XIII — начало .XIV в. приходится наивысший подъем земледелия. В это время происходит переход к трехполью, расширяется товарное зерновое хозяйство. Его наиболее развитыми районами были Кент, Восточная Англия, центральные графства по линии Ярмут — Бристоль. В XIII — XIV вв. одной из важнейших товарных отраслей хозяйства становится овцеводство; в это время в стране насчитывалось свыше 10 млн. овец. Наиболее дорогая шерсть (длинношерстных овец) производилась в Ланкашире, Лейчестер-шире, Шропшире; в Уэльсе, Корнуэле, Девоне и других местах разводились короткошерстные породы овец. С развитием овцеводства был связан процесс огораживания общинных земель.

С середины XI в. начинается внутренняя колонизация , сразу же принявшая массовый характер. Особенно интенсивной она была в Северной Франции, где площадь обрабатываемых земель увеличилась в несколько раз; в Южной Франции этот процесс начался позже и захватил далеко не все земли.

XIII — начало XIV в. — период наиболее интенсивного развития сельского хозяйства страны. В начале XIV в. уже выделяются главные сельскохозяйственные районы, в которых складывается специализация по отдельным культурам. Зерновой житницей страны становятся земли Центральной (Овернь, Форез) и Северной (Иль-де-Франс, Нормандия, Пикардия) Франции. В других областях наряду с земледелием большую роль играли виноградарство (Сентонж, Пуату, Гиень, Тулуза, Шампань и Нижняя Бургундия), огородничество (Фландрия, Прованс) , производство технических культур — вайды (северное побережье, район Парижа), шафрана (окрестности Орлеана), оливководство (Прованс). Тогда же выявилось резкое различие в развитии аграрных отношений Северной и Южной Франции: распространение различных систем землепользования и земледелия, разных видов сельскохозяйственных орудий и т. д. Эта разница в аграрном развитии усугублялась политическими обстоятельствами: после Альбигойских войн и в результате многолетнего англо-французского соперничества в Аквитании и Гаскони сельское хозяйство юга оказалось в затяжном кризисе.

В период развитого средневековья север и юг страны в аграрном развитии как бы поменялись местами: на юге сохранялись традиционные формы хозяйствования, позволявшие лишь постепенно наращивать масштабы производимой продукции; агрикультура севера претерпела ряд принципиальных, коренных изменений. Уже в IX — XII вв. здесь наступает расцвет мелкого крестьянского хозяйства,связанный с массовым развитием городов; идет серьезный подъем производительных сил: осваиваются новые земли, интенсифицируется хозяйство за счет роста виноградарства и других трудоемких культур, т. е. во всей полноте развертывается процесс внутренней колонизации. Последующее развитие городов становится решающим стимулом для дальнейшего подъема сельского хозяйства, особенно в пригородных зонах. В XIV— XV вв. во многих областях Северной и особенно Средней Италии расцветают садово-огородные культуры, виноградарство, земледелие, однако их развитие не смогло полностью удовлетворить растущие потребности города (Флоренция, например, по свидетельству современников, лишь пять месяцев в году- могла прокормиться продукцией своего дистрикта). Потребности в продовольствии, а также выгоды от товарного сельского хозяйства послужили одной из причин того, что большинство земель округи оказались в руках горожан, а это, в свою очередь, решающим образом повлияло на организацию и методы хозяйствования — повсюду получили широкое распространение компактные участки, включающие в себя земли разных угодий, т. е. происходит усиление элементов средиземноморской аграрной системы. Позже эти процессы еще более углубляются и приводят к возникновению системы подере, т. е. мелких поместий, обрабатывавшихся испольщиками. Испольщина была особенно распространена в Центральной Италии, где она охватывала более 90% всех земель; в Северной Италии больше была распространена мелкая краткосрочная аренда.

Впрочем, эти явления были характерны лишь для наиболее развитых территорий — Тосканы, Ломбардии, Эмилии, Венето; что же касается других земель —не только Южной, но и Северной Италии (Пьемонт, Фриуль),—то там аграрное развитие резко отставало.

Резкие различия в развитии аграрного строя между севером (христианские королевства) и югом (мусульманские территории) наблюдались также и в средневековой Испании. На арабских землях использовали ирригацию, тщательно обрабатывали почву; здесь развивалось, особенно в пригородах, мелкое хозяйство, специализировавшееся на трудоемких культурах, — рис, сахарный тростник, хлопок, апельсины, лимоны. Полеводство, животноводство и садоводство деревни было тесно связано с городским рынком и с обрабатывающими промыслами. Наиболее развитыми в аграрном отношении районами юга были Андалузия, Гранада, Лузитания. В окрестностях Севильи, например, в XI в. насчитывалось около 100 тыс. виноградных прессов.

Геог-я ремесла и торговли в раннем средневековье. Типы поселений в раннем средневековье

Что же касается особо развитых в отдельных местностях промыслов, то в их размещении также наблюдается определенная специфика: территориальное расположение, часто определялось не близостью к источникам сырья, а условиями цехового производства —существованием в данной местности цеха, обладающего привилегиями в приобретении сырья и сбыте продукции, наличием квалифицированной рабочей силы. Наиболее важную роль играли, пожалуй, условия сбыта продукции, т. е. наличие в данном районе оживленной торговли: в обстановке господства мелкого рынка и при необеспеченности жизненных условий производителя продажа готового товара определяла саму возможность существования производства и доминировала над остальными его сторонами, в том числе и над наличием удобных источников сырья. Именно поэтому крупнейшие районы средневековой шерстяной промышленности, Тоскана и Фландрия, базировались в основном на привозной шерсти, а наиболее развитые центры металлообрабатывающего дела Европы/находились вдалеке от источников сырья (Париж, Лондон, Милая, Нюрнберг и др.). Однако эти отрасли ремесленного производства — сукноделие и горное дело — и достигли в средневековье наивысшего развития. Шерстяное дело было известно

Шерстяное производство европейским народам задолго до средневековья— уже в «варварскую» эпоху во многих местах было распространено производство грубых сукон из местной шерсти; в некоторых местностях сохранилась выделка и тонких сукон по римскому образцу. Это было производство для собственного потребления, и масштабы его были незначительны. Положение резко меняется с XI в., когда шерстяное дело превращается в одну из крупнейших и важнейших отраслей средневекового ремесла, в настоящую суконную «промышленность». В развитии суконного производства можно условно выделить два этапа—-XI—XIII вв. и XIV—XV вв.; на первом этапе главная роль принадлежала тонким дорогим сукнам, на втором — простым и дешевым тканям. В изготовлении дорогих сукон в Европе ведущую роль играли Тоскана и Фландрия.

Наиболее известны были итальянские ткани; впрочем, называть их итальянскими можно только условно, так как часть их получала в Тоскане только окончательную отделку (окраска, ворсование и т. д.), изготовлены же они бывали нередко в других местах, в том числе и во Фландрии.

Еще с античных времен Британские острова славились своими разработками олова и других ископаемых.

В средние века горнодобывающее дело Британии получило дальнейшее развитие. Крупнейшие разработки железа находились в Южном Уэльсе, западной части Кента. Серебро и олово добывались в Уэльсе, Пеннинах, северной части страны. Крупнейшие солеварни были разбросаны на южном побережье страны от Гастингса до Портсмута. Важнейшими центрами металлообработки являлись Лондон, Глочестер, Норич, Иорк. Шерстяное дело было распространено во многих городах страны, но основная масса шерстяных предприятий находилась в центральных и восточных графствах. Важная роль принадлежала рыболовству и предприятиям по переработке рыбы; они были расположены на восточном и. юго-восточном побережье страны.

Если в целом бросить взгляд на карту распределения ремесленных центров средневековой Англии, то получится следующая картина. На западе и севере страны ведущим являлось горное дело; в центре, на юге и востоке доминировали обрабатывающие ремесла; на этом фоне резко выделялись отсталые Корнуэлл и пограничные с Шотландией области.

Средневековая Франция была бедна ископаемыми. Крупнейшими (и фактически единственными) горнодобывающими районами были Лионне и Божоле (серебро и медь); некоторые цветные металлы добывались в Эльзасе и по правобережью среднего и нижнего течения Роны. Масштабы горного дела были невелики; так, на трех крупнейших рудниках Лионне, во второй половине XV в. принадлежавших Ж- Керу, было занято всего полторы — две сотни рабочих. Самыми крупными центрами металлообработки были Париж и Страсбург.

Наиболее важным районом соледобычи был Прованс, несколько меньшее значение имели солеварни по Атлантическому побережью к югу от устья Луары. Шерстяное и суконное дело преобладало в Париже и Лионе, а также на северо-востоке и отчасти юго-западе страны; Фландрия, Пикардия, Шампань, Тулуза, Каркассон, Перпинь-ян производили основную часть суконной продукции страны. Льняное производство также концентрировалось на северо-востоке (Аррас, Реймс и др.). Вообще северо-восток, земли к югу от Фландрии — до Труа и Парижа—были главным районом выработки самых различных тканей. Здесь же располагались важнейшие ярмарки страны — Сен-Дени, Реймс, Иври, Витри(не считая шампанских). Из других городов славились своими ярмарками Анжер, Тур, Лимож, Орлеан, Бурж, Лион, Ним. Французские ремесленники специализировались на обработке различных технических культур — шафрана, вайды, краппа, которые разводились во многих районах страны. В целом в стране выделялся своим экономическим развитием северо-восток с расположенными на его границах такими крупными ремесленными центрами, как Париж, Страсбург, Аррас.

Средневековая торговля имела ряд специфических особенностей. Ведущая роль принадлежала в ней внешней, транзитной торговле; натуральностью хозяйства, в принципе существовавшей в любом феодальном обществе, объясняется тот факт, что основная масса предметов потребления производилась в самом хозяйстве, на рынке приобреталось лишь то, чего не было (или не хватало) в данной местности. Это могло быть вино, соль, сукно, хлеб (в неурожайные годы), но чаще всего это были левантийские восточные товары. Восточные товары (специи), подразделялись на две группы. К «грубым специям» относились различные ткани (шелк, бархат и пр.),квасцы, редкие металлы, т. е. те предметы, которые отмеривались и отвешивались на локти, квинталы или поштучно. Собственно «специи» измерялись на унции и гроссы; это были главным образом пряности (гвоздика, перец, имбирь, корица, мускатный орех), красители (индиго, бразиль), благовонные смолы, лекарственные травы. Роль восточных товаров в быту западноевропейских народов была чрезвычайно велика. Целые отрасли европейской экономики (шерстоткацкое производство, например) зависели от заморских красителей и квасцов, мясная по преимуществу пища самых разнообразных слоев населения требовала большого количества острых приправ, наконец, ряд снадобий восточного происхождения (разные травы, истолченный рог носорога, даже сахар) являлись редкими и, как тогда казалось, единственными лекарствами. Но, несмотря на потребность европейского рынка в этих товарах, масштабы торговли ими, как будет показано ниже, были незначительны.

Внешняя, транзитная торговля прошла через все средневековье, меняя только свои масштабы, направление, характер. Иной была судьба местной, внутренней торговли.

Местная торговля , т. е. товарный обмен продукции ремесла и сельского хозяйства, в серьезных масштабах возникла в развитое средневековье, в результате развития городов и особенно после распространения денежной ренты. Господство денежной формы ренты привело к массовому вовлечению деревни в товарно-денежные отношения и созданию местного рынка. Поначалу он был очень узок: на нем выступала относительно небольшая часть крестьянской продукции, да и покупательные способности мелкого города были весьма ограничены; к тому же цеховая монополия и торговая политика городов принуждали крестьянина торговать только на данном рынке, только в соседнем городе. Рыночные связи большинства средневековых городов были небольшими. Так, в Юго-Западной Германии городские дистрикты в целом не превышали 130—150 кв. км, в Восточной Германии — 350-—500 кв. км. В среднем на континенте городки располагались в 20-—30 км друг от друга, в Англии, Фландрии, Нидерландах, Италии — еще ближе. Известный английский юрист XIII в. Брактон полагал, что нормальное расстояние между рыночными местечками не должно превышать 10 км. Очевидно, на практике существовало неписанное правило, по которому до ближайшего рынка крестьянин мог добраться за несколько часов (на быках!) , чтобы успеть в тот же день -вернуться обратно; такое положение считалось нормальным. В качестве товаров на таком рынке выступала самая разнообразная сельскохозяйственная продукция округи и необходимые массовому покупателю ремесленные изделия. Естественно, что характер этих рыночных связей был неустойчив и всецело зависел от урожайности текущего года.

Специфика торговли раннего и развитого средневековья заключалась в существовании в Европе двух основных торговых районов , отличавшихся значительным своеобразием, —

· южного,

· средиземноморского, и

· северного, континентального.

Этот район был наиболее активным торговым регионом Средиземноморский район торговли средневековой Европы. Интенсивность торговли здесь объяснялась рядом обстоятельств. Во-первых, сохранением традиционных торговых связей предыдущей эпохи, которые и после падения Западной империи поддерживались восточными императорами. Еще большее значение имело раннее развитие городов как в Италии, так и в Южной Галлии. Наконец, пожалуй, решающую роль играло то обстоятельство, что этот район был связующим звеном в торговле Востока с Европой, торговле, не утихавшей на всем протяжении средневековья.

В VIII—X вв. ситуация на Средиземном море меняется. Арабские завоевания охватили большую часть Средиземноморского побережья: Пиренеи, африканский берег, Египет, Сирию, отдельные места в Южной Галлии, Италии. Арабы проникали местами довольно глубоко на континент, захватили все важнейшие перекладные пункты средиземноморской торговли — Сицилию, Сардинию, Крит и Кипр. Но и не захваченные ими порты не были гарантированы от набегов — арабскому разгрому неоднократно подвергались Фессалоники, Марсель, Генуя и многие другие центры. Расцвело пиратство. Традиционные пути торговли были нарушены, наиболее оживленными стали маршруты вдоль южных берегов Средиземноморья. Европейская торговля резко упала. Лишь в восточной части Средиземного моря сохранял свое значение Константинополь, откуда по-прежнему, хотя и в меньших размерах, продолжали поступать в Европу восточные товары. Немалая доля в средиземноморской морской торговле принадлежала также портам Южной Франции и Испании. Марсель, Арль и Сен-Жиль в Провансе, Нарбонна в Лангедоке и Барселона в Каталонии занимались не только местной каботажной торговлей, но и посылали суда в Левант. Некоторые из них выделялись не только в морской, но и в сухопутной торговле — Барселона, Ним и особенно Нарбонна, связанная оживленной дорогой с Тулузой и далее по Гаронне с Бордо.

Ассортимент товаров средиземноморской торговли был разнообразен. С востока на запад широким потоком шли греческое вино, далматинский лес, рабы из Северного Причерноморья и Кавказа, фокейские квасцы, индийские красители и пряности, китайский шелк, цветные металлы, хлеб, соль, сахар, хлопок, дорогие ткани, оружие, персидские ковры и другие предметы. Западная Европа снабжала восточные страны преимущественно изделиями своего ремесла — шерстяными тканями, оружием; важной статьей экспорта было серебро.

С южным торговым регионом устанавливает связи новый район торговли, поднявшийся в последние столетия развитого средневековья,— Юго-Западная Германия. Она находилась в выгодном географическом положении: с одной стороны, была связана со старыми центрами торговли, Италией (через Бреннер) и Фландрией (по Рейну), с другой — удобно расположена по отношению к наиболее развитым новым районам Центральной и Восточной Европы (Чехия, австрийские горные герцогства, Силезия), в которых поднималось горнорудное производство. Юго-Западной Германии принадлежала заметная роль не только в транзитной торговле этих мест (восточные товары из Венеции, металлы из славянских областей); она имела самостоятельное торговое значение: в ней производились на экспорт льняные и хлопчатобумажные ткани, металлоизделия, добывалась каменная соль.

Италия продолжала сохранять ведущую роль в торговле, но ее превосходство не было уже таким подавляющим, как в XIII—XIV вв. Изменился и ассортимент товаров; среди них значительно большую роль стали играть менее дорогие, но более громоздкие вещи —хлеб, вино, металлы.

Наконец, в этом традиционном районе морской торговли стала большее место занимать торговля сухопутная (главным образом за счет увеличения роли германской торговли).

Другим важным районом северной торговли были Нидерланды и Фландрия. Расположенные у устья трех судоходных рек (Рейн, Шельда, Маас), ведущих в Северо-Восточную Францию, Германию и к Альпам, связанные морским путем с Англией и Балтикой, Нидерланды находились в исключительно выгодном географическом положении.

В средневековье использовался Транспорт и пути сообщения транспорт трех видов —сухопутный, речной и морской, причем водными путями перевозилась львиная доля всех товаров. Что же касается сухопутного транспорта, то серьезным препятствием для его развития являлось отсутствие хороших дорог. Лучшими из них были старые римские, с твердым покрытием, сохранявшиеся на протяжении многих столетий (часть из них дошла до наших дней). Наиболее густая сеть их существовала в Италии и Галлии (здесь важнейшими центрами были Реймс и Лион); меньше их было в Испании и Британии. Эта дорожная сеть создавалась главным образом из военно-стратегических соображений; торговые мотивы учитывались гораздо меньше, что стало сказываться в развитом средневековье, когда возникла масса новых торговых центров и старая дорожная сеть окончательно пришла в противоречие с потребностями торговли. Поэтому даже в Италии, стране, наиболее богатой римскими дорогами, в XII—XIII вв. происходит «дорожная революция»: возникает много новых путей сообщения, маршруты которых больше отвечают потребностям торговых связей. В XIII— XIV вв. этот процесс свойствен и другим странам Западной Европы. Однако новые дороги были, как правило, грунтовыми немощеными, часто представляли собой просто наезженные проселки и даже тропы, практически непроходимые из-за грязи большую часть года. Путешествовать по ним приходилось верхом, товары же перевозились во вьюках. Вьючный транспорт доминировал почти до конца развитого средневековья, лишь изредка использовались для перевозки телеги, причем запряженные не лошадьми, а волами. Из-за этого транспортировка товаров растягивалась на долгий срок и нередко перевоз товара из Флоренции в Париж отнимал два-три месяца (налегке это расстояние, преодолевали в две-три недели). Другим препятствием на пути сухопутной торговли были политические обстоятельства: необеспеченность на дорогах, произвол местных феодалов, многочисленные таможенные заставы (так, например, на Рейнском сухопутном пути в XIV)

Наиболее оживленным транспортным «перекрестком» Средиземноморья был Мессинский пролив. Здесь пересекались торговые пути Генуи, Пизы, Амальфи, Марселя в Левантийские земли с венецианским маршрутом в Северную Европу. В Восточном Средиземноморье важная роль принадлежала острову Кипру, в XV в. монополизировавшему торговлю с сирийскими портами. На севере Европы наиболее «населенными» были воды Ла-Манша и фландрско-голландского побережья. Основные транспортные артерии континента шли по рекам Рейну, Роне, Луаре и пр.

Существуют десятки вариантов классификации сельских поселений средневековой Западной Европы. Из всего их многообразия. можно выделить два основных типа поселений — это крупные компактные (села, деревни, полуаграрные городки) и мелкие разбросанные (хутора, выселки, отдельно расположенные дома-фермы). Компактные поселения, деревни по своей планировке сильно отличаются друг от друга; так, например, различают «ядерные», кучевые, линейные и другие типы деревень. В первом типе «ядром» поселения является площадь с расположенной на ней церковью, рынком и т. п., от которой отходят в радиальном направлении улицы и переулки. В уличной деревне основу планировки чаще всего составляют несколько улиц, под разными углами перекрещивающиеся друг с другом. Дома в такой деревне расположены по обеим сторонам улицы и обращены фасадами друг к другу. В линейной деревне дома располагаются на одной линии — вдоль дороги, реки или какой-либо складки местности — и часто только по одной стороне дороги; иногда таких улиц в деревне могло быть несколько: например, в горных местностях дворы нередко составляли два ряда, из которых один идет у подножья склона, другой параллельно ему, но несколько выше. В кучевой деревне дома беспорядочно разбросаны и связываются между собой проулками и проездами.

Не менее разнообразны варианты мелких поселений, Обычно хуторами считают населенные пункты, в которых 10—15 дворов (в Скандинавии-—до 4—6 дворов). Однако эти дворы могут или концентрироваться вокруг какого-либо центра (площадь, улица), или лежать довольно далеко друг от друга, будучи связаны лишь общим пастбищем, пахотой, управлением и т. п. Даже отдельные постройки и те требуют своей классификации: ведь крупные, в несколько этажей фермы равнинных мест несравнимы с небольшими хижинами горных жителей.

В Германии границей между различными типами поселений была Эльба. К западу от нее доминировали кучевые деревни, мелкие поселки беспорядочной формы, хутора и отдельные строения, иногда имеющие какой-либо общий центр или, наоборот, располагающиеся вокруг пахотного массива. Картина итальянских поселений не менее разнообразна. Большую часть юга полуострова занимали крупные деревни, местами смешанные с мелкими выселками и хуторами.

Геог-я ремесла в развитом средневековье. Шампанские ярмарки. Гензейский союз. Типы поселений

Крупнейшим текстильным центром Тосканы была Флоренция. Наибольшего подъема флорентийское шерстяное ремесло достигло в XIII —начале XIV в.; в 1307 г., например, продукция цеха Лана составляла около 100 тыс. «кусков» (рулонов) ткани. Сырьевой базой этого производства являлась привозная шерсть — из Сардинии, Альгарвы (юг Португалии), Лангедока, Англии (в конце XIII в. Флоренция получала 12% всего английского экспорта шерсти). Большую роль играл также цех Калимала, специализировавшийся на переработке привозных английских, фландрских, североитальянских тканей: здесь ткани окрашивались в яркие пурпурные и малиновые тона, высоко ценившиеся на рынках как Западной Европы, так и Востока. Красители высшего качества в массе доставлялись во Флоренцию из Леванта, квасцы-—из разных мест Средиземноморья (остров Фо-кея у Малой Азии, Сирия, Тунис) и Черноморского побережья. Текстильное производство составляло основу экономики Флоренции — по данным Д.'Виллани, в нем было занято около 30 тыс. человек (всего город, как он сообщает, насчитывал в ту пору около 90 тыс. жителей).

Крупными центрами шерстяного дела Тосканы были также города Сиена, Пиза, Прато. Сукно выделывали и в других районах Италии —в Милане, Вероне, Болонье, Падуе, однако с конца XIII в. флорентийские ткани окончательно вытеснили на средиземноморском рынке продукцию остальных итальянских городов.

Во Фландрии крупнейшим центром производства и торговли шерстяными сукнами был Брюгге, «Северная Венеция», как называли его современники. Сырьем для их изготовления также являлась привозная — английская — шерсть, хотя здесь некоторую роль играло и местное скотоводство, особенно на польдерах и в Южной Фландрии. Шерстоткацкое ремесло было широко распространено и во многих других фландрских городах (Гент, Лилль, Ипр, Аррас, Дуэ), а также в соседних французских и брабант-ских землях. В основном фландрская промышленность вырабатывала тонкие некрашеные сукна, шедшие затем на доработку и окраску в Италию, но вскоре фландрские шерстяники освоили и окраску тканей. Во Фландрию широким потоком хлынули красители: вайда — из Нормандии, Пикардии и Лангедока, грена — из Испании, квасцы — из Генуи. Крупнейшим складским центром стал Брюгге, расположенный в стороне от моря, но имевший свои порты, связанные с ним каналами (сначала Дамм, затем Слейс). Фландрские города стали специализироваться на выпуске ткани своей специфической окраски: Лилль и Дуэ —голубой, Ипр и Гент — черной и т. п.

В XIV в. в большинстве фландрских городов наступает упадок производства. н поначалу не коснулся таких крупных центров, как Ипр, Брюгге, Гент, однако и там сократилось производство сукон; что же касается массы более мелких центров, то их охватил настоящий кризис. Причины его были разнообразными. Здесь и политические обстоятельства — присоединение Фландрии к французской короне, и социальные мотивы — усиление противоречий внутри города и волна городских восстаний, и, наконец, усовершенствование технологического процесса, связанное с массовым распространением сукновальных мельниц, использующих водную энергию. Это послужило одной из побудительных причин для перемещения сукновальных мастерских из городов в деревни, более богатые этим источником энергии. Там же находилась основная масса неквалифицированных работников, занятых прядением и ткачеством. В результате шерстяное дело перемещается из старых центров в новые районы. Этот процесс особенно ярко виден в Нидерландах и Фландрии. С XIV в. главным районом по производству сукон в этой области становится Брабант, где шерстяное дело было развито не только в городах (Брюссель, Лувен), но и в деревнях, многие из которых в конце концов превращаются в крупные промышленные центры (Кассель, Ар-мантьер). Эта новая промышленность ориентируется уже не на английскую, а на испанскую шерсть. И еще одно обстоятельство особой важности — это ремесло учитывает новые потребности в массовом производстве грубых, но дешевых тканей.

XIV—XV вв. характеризуются появлением новых сукнодельческих районов, постепенно приобретающих все большее значение. В первую очередь это Англия. Английское шерстяное производство, в XV в. крупнейшее в северной части континента, развилось на базе именно деревенской промышленности. Другой важный район — Южная Германия. Здесь центрами текстильного производства стали Аугсбург, Ульм и Сен-Галлен. На юге континента возросла роль Веронско-Венецианского, Пьемонтско-Миланского, Арагонского и Севильско-Кордовского шерстяных районов; во Франции выделяются Париж и Лион. Одновременно широкое распространение получают нешерстяные ткани — льняные, хлопчатобумажные, смешанные (итальянские фустаньи). Первые из них производились во многих городах континента, вторые —преимущественно на юге Европы. В самой Флоренции все большее значение получает шелковая промышленность, ранее распространенная главным образом в арабских землях (юг Испании, Сицилия). До XIV в. крупнейшим центром шелкоткацкого дела на Апеннинском полуострове была Лукка, позже.же производство шелковых тканей распространяется на всю Тоскану, Ломбардию, Венето. Из других областей выделялись Южная Франция, Гранада и Валенсия. Вместе с тем Тоскана и, в частности, Флоренция продолжают оставаться крупнейшими производителями дорогих сукон, снабжая ими рынки Европы и Ближнего Востока, однако общий уровень производства тканей там постепенно падает. Так, в 1337 г. в городе производилось уже 80 тыс. кусков ткани; с течением времени масштабы производства шерстяных тканей еще больше уменьшаются, а шелковых и фустаньи растут. Даже во Флоренции, следовательно, чисто шерстяное производство теряет исключительное значение.

Добыча полезных ископаемых . Горное дело, в средние века носила довольно примитивный характер и имела незначительные масштабы: как правило, каждая область снабжала своих ремесленников собственной рудой, углем и прочими ископаемыми, причем низкого качества. Варвары в основном продолжали старые римские разработки, но на очень низком уровне. Наиболее крупным центром разработок был Норик (позднейшие Штирия и Каринтия); здесь добывалось и отчасти обрабатывалось железо. Железо также добывалось в Британии, в восточной части Галлии, на юге и западе Германии. В Британии разрабатывались, хотя и в гораздо меньших размерах, оловянные прииски. Серебро, медь, ртуть добывались в Испании. С начала развитого средневековья число разрабатываемых месторождений резко увеличивается — в одной только Германии (включая чешские, австрийские, силезскйе земли) возникают десятки и сотни новых железных, серебряных, медных и оловянных рудников. Однако техника их эксплуатации продолжала оставаться крайне примитивной. Незначительная глубина шахт (редко более 10 м), трудности с водооткачкой и вентиляцией, практическое отсутствие обогащения руды, ручной труд делали это производство очень тяжелым и неэффективным. Перелом в нем наступает во второй половине XV в., когда в результате перехода к горизонтальным штрекам, углублению шахт, применению водной энергии, дренажа почвы, переработки шлаков производительность труда в горном деле увеличилась во много раз. Так, добыча серебра в рудниках Шварц (Тироль) в 1470—1490 гг. выросла втрое, в рудниках Шнееберг (Саксония) в 1450— 1470 гг. поднялась с нескольких сот до нескольких тысяч марок в год.

Территориально картина размещения добычи главных видов руд в Европе в развитое средневековье выглядела так. Главными железодобывающими районами были области Центральной Европы — австрийские земли (Штирия, Каринтия), Швеция, Чехия, а также Тироль и Вестфалия. Продукция этих рудников экспортировалась почти во все страны Западной Европы. Кроме них были известны также традиционные центры добычи железа — Астурия, Уэльс, бергамские и южноитальянские рудники. Олово издавна добывалось в Англии, позже в Саксонии и Чехии. Свинцово-медные руды разрабатывались в австрийских и южнонемецких землях, Силезии, Тироле, Испании и Англии. Каменный уголь использовался редко — его заменял древесный уголь, доступный, благодаря наличию лесов, почти в каждой местности. Из районов добычи каменного угля выделялась Северная Англия, где в долине реки Тайн соперничали Ньюкасл и Дерхем; их продукция в небольшом количестве шла в Нидерланды и Северную Германию.

Добывались и драгоценные металлы . Правда, что касается золота, то масштабы его добычи были минимальны— в основном она исчерпывалась крайне непродуктивной промывкой песка Роны, Рейна и других рек; иногда золото получали попутно при добыче других металлов; главная масса этого металла поступала в Европу (особенно в XV в.) из Африки (Сенегал и Египет). Серебро же добывалось в самой Европе и в довольно значительных размерах. В раннем средневековье наибольшей известностью пользовались испанские рудники — в Картахене, Линарес и Ла-Каролине, в горах Сьера-Мо-рена и Гвадалканал(близ Севильи). Последнее месторождение было особенно богатым, оно давало около 10 кг серебра на тонну породы. Добыча серебра увеличивается в связи с потребностями растущего денежного обращения. Открываются новые месторождения, которые постепенно приобретают ведущую роль, — рудники Гарца (Гослар), Тироля, Саксонии (ряд рудников в Рудных горах по линии от Мейсена до Яхимова), чешские прииски. Позже большую роль в снабжении серебром западноевропейского рынка сыграли восточные области — Силе-зия, Трансильванияи Карпаты, Швеция. С середины XIII до середины XVв. ежегодная добыча серебра в Европе достигала, по некоторым данным, 25—30 г. Во второй половине XV в. производительность серебряных приисков увеличивается и уровень годовой добычи повышается в полтора — два раза (до 45—50 г).

Чрезвычайно важное место в экономике средневековых стран занимала соль. Помимо того, что она шла к столу, она также использовалась в кожевенном производстве, а главное — при заготовке продуктов впрок. Все это делало ее одним из важнейших и, пожалуй, наиболее массовым (вместе с вином и хлебом) предметом средневековой торговли. Разработки каменной соли для Западной Европы были мало характерны, кроме, пожалуй, соляных копей Южной Германии — Зальцбург и др.; главную роль играла выпаренная соль морских побережий. Наиболее важными районами ее добычи были земли Се-J верной Адриатики (Кьоджа, Истрия, Червия), Прованса и Лангедока(Нарбонна), юго-западной части Пиренейского полуострова и Атлантического побережья Франции(от 1 аронны до Луары). Кроме этих районов, экспортировавших соль в больших масштабах на европейский рынок часто даже за пределы своих стран, существовали разработки более локального значения, снабжавшие окружающие местности;солеварни . Были обязательной принадлежностью почти каждого прибрежного пункта главной отраслью металлообработки в средние века было оружейное дело. Оно было распространено практически во всех ремесленных центрах континента но наибольшей известностью пользовались оружейники Милана, оледо, Золингена и южнонемецких городов —Пассау, Нюрнберга, Аугсбурга. Кроме оружия эти же города славились и другой продукцией. Миланские карды (для текстильной промышленности), нюрнбергские замки часы, иголки были известны во всех уголках континента. Важной отраслью средневекового ремесла было судостроение, развитое во многих приморских центрах Одной из крупнейших судостроительных верфей был венецианский Арсенал. Он возник в начале XII в. и являлся государственным предприятием, выпускавшим преимущественно военные суда. Масштабы производства верфи были значительными: на ней обычно работало от 2 до 4 тыс человек, в отдельные моменты (в зависимости от заказов) число рабочих доходило до 10—15 тыс. Кроме Арсенала в Венеции существовало множество частных верфей, строивших торговые корабли; масштабы их производства в общей сложности не уступали государственным. aiv— XV вв. судостроение широко развивается в портовых городах Португалии, Англии, Нидерландов и Северной Германии. Тогда же возникают и новые отрасли промышленности: типографское дело (Венеция, города Южной Германии, Нидерланды), пушечное дело и литье чугунных ядер (Фландрия, Северо-Восточная Франция Северо-Западная Германия).

В XIV—начале XV в. наивысшего расцвета достигла ганзейская торговля. Ганзейский торговый союз объединял более 150 городов, разбросанных на огромной территории — от Нидерландов до Риги, входивших в него на разных правах. Ведущую роль в нем играли приморские города Северной Германии — Любек (признанный главой лиги), Росток, Гамбург; гораздо меньше прав имели* Кельн, Лейпциг, Берлин, Франкфурт-на-Одере и др. Союз имел свои отделения (конторы) в Лондоне, Брюгге, Бергене, Новгороде. Ганзейская торговля не ограничивалась Балтикой и водами Северного моря; ганзейские купцы были нередкими гостями в Ла-Рошели, Бордо и Байоне, Лиссабоне, Кадисе и Севилье. Что же касается бассейнов Северного и Балтийского морей, то здесь Ганза в начале XV в. стала фактическим монополистом. Она вытеснила венецианцев из Лондона, вынудив их ограничиться торговлей с Саутгемптоном, несколько раньше она монополизировала Зунд, поставила под свой контроль торговлю с Восточной Балтикой, Норвегией и островами Северной Атлантики. Не меньшее значение имели сухопутные маршруты ганзейских купцов. Они шли в двух направлениях — с запада на восток и с севера на юг: в Краков (также входивший в лигу) и Будапешт, Вроцлав и Вену, в Прагу и Линц. Наиболее важным из них был путь через Майнц, Франкфурт (или Вюрцбург), Нюрнберг к Бреннеру и далее в Италию, где в Венеции ганзейцы имели постоянный торговый двор (фондако). Ассортимент товаров ганзейской торговли был необычайно широк: английская шерсть и фламандские ткани, рейнские, мозельские, французские и испанские вина, медь и серебро австрийских и саксонских рудников, восточноевропейские лес, пушнина, воск, мед, пенька, хлеб, шведское железо, левантийские пряности, соль, рыба и множество других предметов регулярного торгового обмена между севером и югом, западом и востоком Европы.

В XV столетии ганзейская торговля постепенно приходит в упадок; ее вытесняет торговля Нидерландов, Дании, Англии, ставших,крупными морскими державами. Толчком к развитию датского (как и голландского) флота послужили изменившиеся условия рыболовного промысла: в начале XV в. невыясненные причины (возможно, изменение температурного режима вод) вызвали миграцию сельди от побережья Ютландии во внутренние районы Северного моря; это повлияло на развитие кораблестроения в стране, дав толчок строительству крупных судов.

Еще большего размаха достигла английская торговля. Главным предметом английского экспорта была шерсть, вывозившаяся главным образом во Фландрию и Брабант, а также и в Италию; в меньших количествах экспортировался уголь и свинец. Среди ввозимых товаров первое место принадлежало вину — бордоскому,рейнскому, испанскому, средиземноморскому. Масштабы этой торговли были довольно велики: например, из Гаскони в начале XIV в. ежегодно ввозилось в Англиюоколо 20 тыс. бочек вина. Однако до второй половины XIV в. торговля велась в основном генуэзскими, венецианскими и ганзейскими купцами; доля английских моряков в транспортировке этих грузов стала значительной только с XV в. Главными центрами торговли шерстью были Ярмут, Лондон, Бристоль и Саутгемптон; подавляющая часть винного- импорта шла через Лондон.. Как видно из сказанного, Ареалы монетных систем У торговли как северного, так и южного районов продолжала составлять внешняя, транзитная торговля, поэтому и монеты, употреблявшиеся в этой торговле, носили интернациональный характер, применяясь при сделках купцов различных мест и стран.

Возникновение города — феномен эпохи развитого феодализма Западнои Европы. Действительно, если в раннее средневековье в Европе насчитывалось всего несколько десятков (в лучшем случае — несколько сотен) более или менее крупных поселений городского, а точнее — до-городского типа, то к концу XV в. на территории континента существовало приблизительно до 10 тыс. различных городов. Средневековый город возник в результате процесса отделения ремесла от земледелия.

Шампанские ярмарки

- наиболее крупный торговый рынок в Европе в XII-XIV вв. Причин тому, что именно в Шампани находились самые крупные ярмарки этой эпохи, было несколько. Шампань находилась в узле всех путей, по которым шла в то время мировая торговля. Она лежала на дороге купцов, ехавших из Англии в Италию, из Фландрии в Германию и к средиземноморским портам; она граничила с промышленным фламандским районом с одной стороны, хлебородными и винодельными областями Германии - с другой; по ней протекали Сена и Маас, почти до границ ее доходили Сона на юге и Мозель на востоке. Графы Шампани хорошо понимали значение ярмарок и не жалели усилий, чтобы доставить посещавшим их купцам полную безопасность. Купцы отовсюду ехали в Шампань с полным доверием, почти не опасаясь за жизнь и имущество. Всех Ш. ярмарок было шесть, и продолжались они в четырех городах почти без перерыва целый год, в таком порядке: в Труа, в Провене, опять в Труа, в Ланьи, в Баре и снова в Провене. Начинался этот цикл в июле и кончался в июне. Порядок каждой из ярмарок, в общем, был следующий. Первая неделя отводилась на распаковку и раскладку товаров; в это время желающий мог увезти свое добро, не заплатив пошлин. На девятый день начиналась суконная ярмарка. Предметами сделок были тут ковры из Фландрии и Пикардии, французские и немецкие полотна, бумажные ткани с юга и востока, шелка из Венеции и Ломбардии, индийский муслин и самые разнообразные сорта сукон, начиная с грубых французских полуфабрикатов, которые аппретировались в Италии, и кончая тончайшими фламандскими. Скотом и лошадьми тоже торговали до конца. Все счета заканчивались в один из последних дней на столах у менял, но кредиторы обыкновенно требовали уплаты прошлогодних долгов за несколько дней до Hare des draps, чтобы иметь возможность пустить деньги на сделки с сукном и другими материями. Сеньором ярмарок состоял граф Шампани, в пользу которого шли пошлины, уплачиваемые купцами; его люди исполняли всякие служебные функции на ярмарке, но все сколько-нибудь важные дела решалась при участии самих купцов. Если возникала тяжба или происходило правонарушение, ярмарочные стражи (custodes nundinarum) вели виновного на ярмарочный суд, состоявший из купцов. Такой участи особенно часто подвергались неисправные должники. Для представительства своих интересов перед графом и вообще где нужно купцы каждого города имели консула; у итальянцев в конце XIII в. таких консулов было целых 23 и во главе их, в качестве главного представителя, стоял ректор. Расцвет ярмарок продолжался весь ХIII в. В конце его вымер род графов Шампани, и король французский (Филипп Красивый) совершенно изменил те торгово-политические мотивы, которыми руководились графы. У него стал выдвигаться на первый план фискальный интерес; иностранные, главным образом итальянские, купцы стали преследоваться. Начались, затем, войны с Англией и Фландрией; фламандские и английские купцы подолгу не стали показываться на ярмарках, вследствие чего для итальянцев исчез главный мотив их посещения; торговые пути уклонились от Шампани; на суше клиентуру Шампани отняла нейтральная Швейцария (Женевская ярмарка), на море - Ганза. В XIV в. ярмарки прекратились. О сокращении оборотов на ярмарках дают понятие следующие цифры, обозначающие доход графского (позднее - королевского) казначейства от пошлин. Ярмарка в Ланьи доставила в 1296 г. 1813 ливров, а в 1341 г. - всего 260 ливров, в Баре - 2140 и 280; пять ярмарок (без Ланьи) в 1296 г. - 8380 ливров, пять ярмарок (без второй провенской) в 1341 г. только 1152 ливра.

Политическая география Европы и Азии позднего средневековья

Политическая карта Европы в позднее средневековье подвергалась постоянным изменениям, однако они были не столь велики, как прежде. В XVI в. крупнейшей державой на континенте была империя Габсбургов. Под властью Карла V и Филиппа II находилась значительная часть европейских земель, простиравшихся от Балкан до Атлантики: Испания, Нидерланды, большая часть Италии, до отделения австрийских Габсбургов — германские, австрийские, венгерские владения; 'им принадлежали огромные территории в Новом Свете, Азии и Северной Африке. В 1581 г. Испания присоединила Португалию с ее колониальными владениями и превратилась в крупнейшую державу земного шара. Но уже в XVI в. начинается распад Испании. Революция в Нидерландах привела к отпадению значительной части земель от испанской короны, и в начале XVII в. Испания была вынуждена признать это de facto; за Габсбургами остались только Люксембург, Артуа, Хеннегау и часть Фландрии с Брабантом. В середине столетия Испания потеряла и Артуа с несколькими фландрскими городами, отошедшими к Франции, и лишилась владений, примыкавших к Пиренеям с севера. Еще раньше от испанской короны отпал Тунис. Вступление Испании в 30-летнюю войну на стороне австрийских Габсбургов поначалу обещало большие выгоды: испанские войска захватили Палатинат (Пфальц) и вели военные действия на территории Голландии; вскоре обстоятельства резко изменились, и часть территории самой страны (Каталония, Арагон) оказалась надолго оккупированной французскими войсками. Наконец, в 1640 г. возвратила себе независимость Португалия. В середине XVII в. от былого могущества испанской державы не осталось и следа, и Испания превратилась в заурядное государство, хотя и самое обширное в южной части Европы.

В XVI—XVII вв. неуклонно растут владения Франции , поставившей своей целью «достижение естественных границ» (т.е. Пиренеев, Альп и Рейна). Эта безобидная формулировка не может скрыть агрессивной сути политики французского абсолютизма, стремившегося подчинить себе наиболее богатых и одновременно слабых соседей — в XVI в. Италию, в XVII в.— Рейнские земли. В XVII столетии завершилось объединение французских земель: все внутренние области королевства, раньше нередко связанные с ним только вассальными нитями и обладавшие значительной самостоятельностью, превратились в административные районы централизованного государства. Так, при Франциске I в состав королевства вошли Овернь, Ангулем, Валуа и Бретань, при Генрихе IV —Наварра, Беарн, Фуа, Перигор, Лиму-зен. После 1610 г. во Франции сохранилась только одна область, административно не подчиненная центральной власти, — город Авиньон с окружающими землями, составлявший собственность римских пап. Франция стала крупнейшей державой континента: после Итальянских войн она временно оккупировала пьемонтские земли (Турин, Пинероло, Къери) и приобрела важные крепости в Лотарингии — Туль, Верден и Мец (впрочем, на условии их вхождения в Империю), путем выкупа вернула себе Кале. В результате 30-летней войны территория Франции расширилась за счет Руссильона, Артуа и отдельных владений во Фландрии, Хеннегау, Лотарингии и Эльзасе. В середине XVII в. восточная граница государства представляла собой своеобразную картину: в Лотарингии она в основном проходила по верхнему и среднему течению Мааса, но восточнее и юго-восточнее ее находились многочисленные французские владения (Мец, Бельфор и др.), со всех сторон окруженные имперскими землями.

Важную роль в европейской политике позднего средневековья стала играть также Англия. В состав английского королевства вошли практически все Британские острова: в XVI в. была завоевана Ирландия, в XVII в.— фактически присоединена 'Шотландия. Англичане потеряли свои владения на континенте (Кале, Булонь), однако в какой-то степени компенсировали это присоединением Нормандских островов. Островное положение делало Англию неуязвимой извне и в то же время позволяло ей"в выгодный момент вмешиваться в европейские дела. Крупнейшая континентальная держава — Империя —• в эпоху позднего феодализма продолжала терять свой политический вес и после Реформации окончательно раскололась на враждующие лагеря. В целом в Империи в XVI в. насчитывалось до 300 различных государственных образований, и, хотя их внутренние границы были более или менее устойчивы, сами они постоянно переходили от одной династии к другой. Среди крупнейших магнатов католического лагеря — герцогов Баварских, курфюрстов-архиепископов Трира, Кельна,Майнца — выделялись Габсбурги. Несколько представителей этой династии владели собственно Австрией, Штирией, Карин-тией, Крайной, Тиролем, Швабией, Эльзасом, Чехией и венгерскими землями. Значительная роль в политике принадлежала герцогам Баварским, после Вестфальского мира ставшим курфюрстами Империи.

Швейцарская Конфедерация складывалась с XIII в. в ожесточенной борьбе с Габсбургами. В начале XVI в. в нее входили уже 13 кантонов и ряд других земель, и она представляла собой фактически самостоятельное государство. Территория Швейцарии распространялась на итальянские склоны Альп и охватывала часть земель к северу от верхнего течения Рейна, в Швабии. Административно-территориальная структура государства не была однообразной; собственно территорию Союза составляли земли одних лишь кантонов, «союзные земли» (Сен-Галлен, Женева, Мюльхаузен и др.) находились в унии только с некоторыми из них; существовали также подвластные территории, управлявшиеся присылаемыми Конфедерацией или отдельными кантонами фохтами.

В Нидерландах в XVI в. также сложилась новая территориальная структура: прежние полунезависимые герцогства, графства, епископства превратились в провинции единого государства, управлявшегося испанскими наместниками. В ходе революции семь из них образовали Республику Соединенных провинций (Голландия, Зеландия, Утрехт, Хелдер, Фрисландия, Хронинген и Оверейссел с Дрентом). Десять южных провинций до конца XVII в. оставались под властью Испании (за исключением Артуа и нескольких фландрских городов, отошедших по Вестфальскому договору к Франции).

В Северной Европе крупнейшей державой в XVI в. была Дания.

Политическая карта Италии в позднее средневековье по сравнению с предыдущими столетиями заметно упростилась. В западной части Северной Италии находился ряд феодальных владений (маркизаты Монферрат, Са-люццо и др.), из которых важнейшим было герцогство Савойя, после Итальянских войн значительно расширившее свою территорию за счет пьемонтских земель. Вся остальная Северная Италия была поделена между Венецианской республикой и Миланским герцогством, в ходе Итальянских войн ставшим достоянием испанской короны. Южнее располагались герцогства Феррара, Модена (находившиеся в руках Эсте), Мантуя (Гонзага) и образованное в середине XVI в.объединенное герцогство Пармы и Пьяченцы (Фарнезе); на западе лежали владения Генуэзской республики, включавшие также Корсику. Средняя Италия была поделена между Папским государством и Великим герцогством Тосканским(Медичи), в результате Итальянских войн захватившим Пизу и Сиену; к числу крупных владений здесь можно отнести Луккскую республику и герцогство Урбино. Вся Южная Италия, включая Сицилию и Сардинию, входила в Неаполитанское королевство, управлявшееся назначаемым из Испании вице-королем. Политическая карта страны во второй половине XVI —первой половине XVII в. остается неизменной; возрастает лишь территория Папского государства (присоединение Феррары, Урбино).

Новым и чрезвычайно опасным соседом западноевропейских стран в период позднего средневековья становится Османская империя. К середине XVI в. турки захватили весь Балканский полуостров (кроме далматинских владений Венеции и Дубровника), Сербию, Валахию, значительную часть Венгрии; им принадлежало почти все южное побережье Средиземного моря от Марокко до Египта;- позже они завоевали Кипр и Крит. Турецкий флот постоянно угрожал генуэзским, венецианским и испанским владениям в Средиземном море, турецкие янычары осаждали Вену; над западноевропейскими странами, и в первую очередь Венецией и габсбургской Австрией, нависла непосредственная угроза. Однако после поражения при Лепанто турки приостановили продвижение на запад.

На обеднение и разорение крестьянства в каждой из стран Западной Европы влияли свои факторы. Во Франции это была «революция цен», налоговый гнет, гражданские распри, воздействие новых капиталистических процессов; в Испании —политика абсолютизма, Места и т. д.

Эти изменения в положении западноевропейского крестьянства вызвали подъем классовой борьбы . В Англии огораживания явились причиной широкого революционного движения, охватившего в 1549 г. полностью Норфолк, Сеффолк, Девоншир, Корнуэлл и отдельные местности более десятка других графств. В 1607 г. восстание против огораживаний распространилось на территории шести графств Средней Англии. Во Франции к концу Гугенотских войн разразились крестьянские восстания в Нижней Нормандии и Бретании настоящая война «кроканов» на западе страны (Пуату, Сентонж, Лимузен, Перигор, Марш). Во второй четверти XVII в. прокатились три волны больших крестьянских восстаний, не считая постоянных местных вспышек — в Южной Франции, на западе, в центре и юге и в Нормандии. Крестьянские движения характерны и для Нидерландов, хотя они там во время революции не всегда носили самостоятельный характер. Испанские крестьяне активно участвовали в войне «коммуиерос», а в следующем столетии в восстаниях в Бискайе и Каталонии. Но наиболее крупным из выступлений крестьянства Западной Европы была, конечно, Крестьянская война в Германии, по своему масштабу, размаху и последствиям намного превзошедшая все предыдущие движения европейского крестьянства. Она дала толчок к революционным событиям почти во всех соседних странах (Нидерланды, Франция, Швейцария, Италия, Чехия), и ее эхо долго звучало в различных процессах и явлениях европейской истории.

Войны в позднее средневековье приобрели крайне бедственный для населения характер. Кондотьеры, ландскнехты и другие наемники, сделавшие военное ремесло источником своего существования, считали имущество завоеванного населения своей законной добычей. Грабежи, насилия, убийства мирных жителей стали нормой ведения военных действий. В связи с широким распространением огнестрельного оружия резко увеличились и масштабы военных потерь. Количество убитых и умерших от ран в отдельных сражениях доходило до десятка тысяч человек. Так, в Итальянских войнах битва при Равенне (1512) обошлась в 10 тыс. жертв, сражение при Мариньяно (1515)—в 10—12 тыс. человек, в битве при Павии (1525) потери обеих сторон превысили 12 тыс. человек. По подсчетам одного английского военного историка, только 49 крупнейших сражений и осадных операций XVI в. обошлись западноевропейским странам в 100 тыс. убитых солдат и офицеров. Не менее 100 тыс. жертв стоила германскому крестьянству Великая Крестьянская война 1524—1525 гг. В XVI—XVII вв. практически все европейские страны оказались полем военных действий: Италия в период Итальянских войн, Франция — Гугенотских войн, Нидерланды — во время революции. Особо большие потери принесла 30-летняя война. Разные авторы дают различные оценки ее последствий: некоторые, например, считают, что в Германии послевоенное население составляло 40—50% довоенного. В отдельных областях страны число жителей, уцелевших в результате военных действий и не покинувших родные места, доходило до четверти от довоенного уровня.

Этническая география позднего средневековья. Влияние войн на географию народонаселения.

По-прежнему настоящей трагедией для населения, особенно городского, были эпидемии . Еще одним фактором, существенно влиявшим на демографическую картину Западной Европы в период позднего феодализма, были религиозные преследования.

Факторы, положительно влиявшие на рост населения . Выше уже упоминались расширение торговли продовольствием и распространение дешевых продуктов питания; к этому надо прибавить развитие рыболовства (в том числе в открытом море — на Ньюфаундлендской байке и в высоких широтах Северного моря), скотоводства, огородничества и т. д.

Стол европейского потребителя стал гораздо разнообразнее и питательнее, а это непосредственным образом отразилось на демографических процессах. На демографических процессах отразились и социально-политические моменты. Разложение цеховой системы и постепенное уничтожение сословных перегородок вызвали увеличение количества браков; к тому же вела отмена протестантизмом монастырей и целибата. Некоторые государства(в частности, Франция), исходя из фискальных и военных интересов,стали поощрять рождаемость — выделять пособия многодетным семьям, приданое неимущим невестам и т. п. Наконец, определенную роль сыграл и биологический фактор — повышение удельного веса женского населения. Правда, все эти обстоятельства не могли решающим образом повлиять на численность европейского населения, но они в какой-то степени компенсировали действие противоположных сил.

Изменение численности европейского населения в позднее средневековье было следующим. После резкого демографического спада XIV — первой половины XV в. начался медленный процесс прироста населения. Ранее всего он отмечался в Скандинавии, отдельных местностях Италии, Испании, Нидерландов; в истощенной 100-летней войной Франции и Англии он проявился позже. В XVI в. тенденция демографического роста становится характерной для всех европейских стран. В Нидерландах, Испании происходит значительный подъем числа жителей; например, население Арагона за XVI в. выросло почти в полтора раза. В основном европейское население в XVI в. повсеместно достигло уровня начала XIV в. и перевалило за него; во Франции и Англии, например, где первая половина XVI в. была более благоприятна с точки зрения политических условий, этот уровень был достигнут соответственно к началу и в середине XVI в. В целом XVI век был временем стабильного роста европейского населения.

Иная картина наблюдалась в XVII в. Последствия разрушительных войн предыдущего времени , (Гугенотские, Итальянские войны, Реформация в Германии, Нидерландская революция), участившиеся недороды, эпидемии, 30-летняя война и другие события резко сказались на численности населения; уровень его во многих странах к середине столетия ненамного превышает цифры начала века или даже несколько отстает от них; и лишь во второй половине XVII в. снова намечается тенденция к росту населения континента.

Территориально население распределялось следующим образом. В северной части континента наибольшей плотности оно достигалов Нидерландах, а точнее — в Голландии. Густо населены были также отдельные районы Франции (Иль-де-Франс, Нормандия, Северо-Восточная Франция), Англии(графства Центральной Англии к северу от Лондона, юг Восточной Англии). В наиболее населенных районах Нидерландов плотность доходила до 120—150 человек на кв. км; в английских графствах в середине XVII в.— до 50—60 человек на кв. км. Плотным было население Италии — Ломбардии, Тосканы, Кампаньи; в последней местами насчитывалось до 160 человек на кв. км (конец XVI в.). Вообще в Средиземноморье наиболее густое население было именно на Апеннинском полуострове: в Неаполитанском королевстве оно составляло в среднем около 50—60 человек на кв. км, а в Италии в целом — 44 человека. Густота населения в других средиземноморских странах была намного ниже: в Испании и Португалии—17 человек на кв. кмл в Южной Франции — несколько больше (средняя плотность по всей Франции — 34 человека на кв. км). Абсолютные цифры численности населения по разным странам, как и применительно к предыдущим эпохам, у разных исследователей варьируются в значительных пределах. Так,например, население Англии в начале XVII в. оценивается Роджерсом в 2,5 млн. человек, Кингом — в 4,9 млн. Для ориентировки приведем несколько данных одного из авторитетов в области средневековой демографии Ю. Бе-лоха. По его расчетам, население Сицилии в 1501 г. насчитывало около 600 тыс. человек, в 1548 г. — 850 тыс., в1570 г. — несколько более миллиона, в 1607г.— 4,5 человек).

Особенностью географии населения эпохи позднего феодализма является резкое увеличение числа людей, живущих в городах . Причины этого разнообразны: пауперизация (процесс массового обнищания населения) сельского населения, потребности развивающейся промышленности и т. д., в результате чего массы деревенского населения хлынули в город. Это явление наблюдалось почти повсеместно: Милан наводнили «бергамаски», жители района Бергамо, Геную — батраки Лигурии, Лондон — изгнанные со своих наделов английские крестьяне. Население городов бурно растет; если за столетие до этого средний европейский город насчитывал 15—20 тыс. жителей, то в XVI в. размеры его увеличиваются вдвое. В Испании, например, в 1530 г. такие центры, как Кордова, Вальядолид, Толедо, Барселона, Валенсия, имели по 30—40 тыс. жителей.

В XVII в. рост городского населения притормаживается. В связи с эпидемиями этого столетия население многих городов катастрофически уменьшилось. Так, число жителей Венеции после чумы 1630 г. снизилось до 100 тыс. человек. Еще больший удар нанесла эта эпидемия Милану; по мнению современников, возможно, преувеличенному, она унесла жизни трех четвертей жителей. Невиданно тяжелые последствия имела также «Великая чума» 1665 г. для Лондона. Наиболее густым городское население было в Голландии.

Другой особенностью географии населения позднего средневековья были миграции. Они были вызваны разными причинами. Одно из них было резкое обнищание населения, особенно деревенского, заставлявшее многих крестьян искать счастья на стороне — как в городах, так и в других областях. Возникают стабильные пути переселений — савойских горцев на Нижнюю Рону, арагонцев в Каталонию, корсиканцев в Тосканскую Маремму— и встречный поток лягурийских батраковна равнины и плоскогорья Центральной Корсики. В связи с перемещением торговых и ремесленных центров идет миграция специалистов различных профессий — генуэзских моряков в Испанию, Португалию и Англию, итальянских шелкоткацких мастеров и венецианских стеклодувов в Нидерланды, Англию иФранцию,миланских горных рабочих (из областей Комо и Бреши) в южногерманские земли и т. д. Новые районы промышленного производства и добычи ископаемых притягивают к себе массы специалистов со всех концов континента; так, на шахтах Саксонии,Богемии, Тироля работают мастера из разных мест Центральной и Южной Европы, немецкие горные мастера руководят производством на английских, французских и других приисках.

Большое значение имела военная и военно-колонизационная миграция. Из Испании, например, ежегодно эмигрировало в Новый Свет 10—15 тыс. идальго и других искателей приключений и легкой добычи. К середине XVII в. Северная Америка насчитывала до 50 тыс. английских и столько же голландских колонистов. За три столетия, с конца XV до конца XVIII в., Швейцария дала только Франции около 700 тыс. наемников. Как правило, эти лица составляли самую активную часть населения своих стран, и потенциальные потери от их отсутствия были еще более велики.

Наибольшего размаха достигали миграции, вызванные религиозными преследованиями. В 1609 г. несколько сот тысяч морисков покинули Испанию. Во время 30-летней войны австрийские лютеране массами переселялись во Франконию и другие протестантские земли. В предыдущем столетии десятки тысяч беженцев из Испанских Нидерландов уходили пешком на север и переправлялись через Ла-Манш; за XVI в. население Голландии выросло вдвое —в значительной степени за счет выходцев с юга.

География сельского хоз-ва позднего средневековья. Особенности сельскохоз. зон в Европе

Сельское хозяйство в целом все более приобретает товарную окраску. Это особенно характерно для сицилийского зернового хозяйства, английского и испанского овцеводства, виноделия многих итальянских, испанских и французских областей. Другой отличительной чертой сельского хозяйства становится его большая разносторонность. Наряду с традиционными отраслями (земледелие, виноградарство, разведение овец, свиней) широкое развитие получают огородничество, садоводство, выращивание крупного рогатого скота, лошадей, ослов и мулов, птицеводство. Продукция каждогоотдельного хозяйства становится более разнообразной, и это сказывается на географии сельскохозяйственных культур, отраслей и сельского хозяйства в целом.

Наибольшего развития сельское хозяйство в позднее средневековье достигло в Северной Италии и Нидерландах. До XVI в. самыми передовыми сельскохозяйственными районами Италии были отдельные наиболее развитые территории

В XVI в. на первое место в стране выходит Паданская низменность. Здесь широко развивается ирригация, вводится многополье и плодосмен, луговодство (орошаемые , и посевные луга), культивируются рис, маис, шелковица, разнообразные садово-огородные культуры. Подъем производства происходит на фоне развития агрономической науки, вобравшей в себя лучшие достижения римского сельского хозяйства. Расцвет мелкой земледельческой культуры был столь высок, что, в отличие от большинства крупных итальянских городов (Венеция, Генуя, Флоренция), ввозивших большую половину продуктов со стороны, города Паданской равнины (Милан, Парма, Мантуя и др.) обходились в основном собственной продукцией и даже часть ее экспортировали — например, знаменитые парм-ские к миланские сыры, вина из Асти, Соаве, Кастеджо.

Уже во второй половине XVI в. намечаются черты упадка ломбардского хозяйства: сокращаются посевные площади и производство продукции, появляются старые формы хозяйствования. В XVII в. Северная Италия теряет свое исключительное положение в европейской агрикультуре, на первое место среди западноевропейских стран выходят Нидерланды.

Сельское хозяйство Нидерландов переживает подъем уже в XIV—XV вв.: начинается процесс отвоевания земель у моря, развивается молочное животноводство. Наивысших успехов нидерландская агрикультура достигла в конце XVI—XVII в. В первой половине XVII в. почти втрое увеличилась площадь отвоеванных у моря земель (польдеров), на них, не обремененных традициями, вводились новые системы обработки (многополье с циклом в 6—9 лет), возникали посевные луга, применялись новые орудия труда (легкий брабантский плуг)и удобрения (торф, известь, городские отходы).Большое значение приобрело мясо-молочное животноводство, ориентированное на рынок.

В связи с этим резко увеличились посевы фуражных культур (клевер, люцерна, турнепс). Большой размах получило разведение технических культур — льна, хмеля, позже картофеля и табака; некоторые из них (вместе с привозным зерном) стали базой изготовления джина и пива, шедших на экспорт. Наибольшего развития достигло огородничество. Уже в XVI в. общеевропейской известностью пользовались капуста и морковь Лейдена и Делфт, в XVII в.— амстердамская ихаарлемская цветная капуста, бобы, огурцы, клубника. Приобрело славу цветоводство (особенно разведение тюльпанов и гиацинтов). Однако подъем сельского хозяйства Нидерландов захватил лишь небольшую часть территории страны; на севере такие области, как Хелдер, Оверейссел, Дрент, Хр.онин-ген, представляли собой отсталые районы; что же касается Южных Нидерландов, то сельское хозяйство их в ходе революции и в последующий период испанского господства пришло в запустение. Даже в развитых в аграрном отношении местностях уровень и масштабы производства были относительно невысокими. Недостаток земель приводил к тому, что продукция национальной агрикультуры обеспечивала потребности населения всего на 10— 15%; почти десять месяцев в году Нидерланды кормились привозными продуктами, лишь отдельные отрасли хозяйства (огородничество, рыболовство, мясо-молочное скотоводство) производили избыточную продукцию.

Как уже говорилось, особенностью позднесредневекового сельского хозяйства являлась увеличивающаяся товарная специализация отдельных районов. Областью преимущественного развития зернового хозяйства, продукция которого шла главным образом на экспорт, была Сицилия. В XVI в. Сицилия стала настоящей житницей Средиземноморья; отсюда, главным образом через Мессину и Палермо, вывозилось огромное количество пшеницы в Испанию и другие страны Южной Европы. В конце столетия, однако, производство зерна на острове резко упало: традиционные примитивные методы обработки земли во внутренних гористых областях не могли дать серьезного прироста продукции, а изменение природных ;условий (уменьшение лесного покрова, климатические перемены) и—что сыграло самую печальную роль — налоговая политика испанского абсолютизма катастрофически сказались на сельском хозяйстве страны. В конце XVI в. Сицилия превратилась в импортера зерна. Районами товарного зернового хозяйства в Южной Европе были также Арагон, снабжавший Каталонию и отчасти Валенсию, Прованс в Южной Франции, в Италии — Апулия, Марке, Романья.

Значительного развития в позднесредневековой Европе достигло скотоводство, при этом на первое место выходит овцеводство, увеличивается роль крупного рогатого скота, лошадей и других вьючных животных (ослов, мулов). Улучшаются и породы скота. Так, испанские мериносы давали чуть ли не вдесятеро больше обычного шерсти очень высокого качества. Большое развитие овцеводство особенно перегонное получило в Южной Европе. Основные маршруты перегонов были те же, что и в предыдущий период, однако масштабы их резко возросли. Крупным скотом особенно изобиловали Девоншир, Уэллс, а также собственно английские земли — Лейстершир, Нортхемптоншир, Кент. Лучшие породы крупного скота разводились в Нидерландах, Швейцарии и Италии; молочные продукты этих стран более всего ценились на общеевропейском рынке.

Основные районы виноградарства сложились уже в предыдущие столетия; в позднее средневековье шел процесс повышения качества их продукции. На специализацию районов виноградарства влияли условия сбыта продукции; так, например, крепленые и десертные вина при длительной транспортировке теряли свои вкусовые качества, поэтому на массовый экспорт шли главным образом натуральные легкие вина. В XVII в. сбыт продукции виноделия стал более затруднительным из-за широкого распространения других напитков (пива, спиртных изделий), это вызвало некоторое снижение масштабов виноградарства, усугубившееся климатическими изменениями конца XVI — начала XVII в. Однако вино по-прежнему производилось во всех областях Южной и частично континентальной Европы, и во многих районах оно ориентировалось на продажу: в Италии такими районами были Кампанья, Тоскана, Ломбардия, в Испании — юг страны, Канарские и Балеарские острова, во Франции — Гасконь, Аквитания, Прованс, Шампань, Иль-де-Франс и Бургундия, в Германии — Рейнская и Мозельская области. Масштабы виноделия этих районов были весьма значительными; так, в Англию во второй половине XVII в. ежегодно ввозилось около 10 тыс. бочек испанского и 7 тыс. бочек португальского вина.

Из других отраслей хозяйства довольно развиты были оливководство, выращивание технических и садово-огородных культур . Оливы, раньше культивировавшиеся преимущественно на юге Италии, в Апулии, Сицилии, теперь становятся важной частью аграрного пейзажа Средней и Северной Италии, Прованса, Восточной и Южной Испании. Рис выращивается в Ломбардии, Венето, на юге Испании, сахарный тростник — на острове Сицилия; в Южной Италии и на юге Пиренейского полуострова появляются большие плантации тутовника. Из других технических культур практически во всех странах континента были распространены шафран, вайда, хмель, конопля. Намного расширился круг огородных культур. Из новых на юге континента наиболее прижились помидоры и подсолнечник, на севере — фасоль и тыква. В местах значительного развития животноводства (Фландрия, Голландия, Кент) широкое распространение получили фуражные культуры. И, наконец, повсеместно было развито садоводство, наибольшего размаха достигшее в средиземноморских странах. Фрукты Испании, Италии и Южной Франции большими массами прибывали на рынки северных стран — Англии, Голландии, Германии; причем наибольшей популярностью там пользовались фиги и цитрусовые — лимоны и апельсины. Вокруг каждого крупного европейского центра или поблизости от него находились большие массивы садов. Так, например, Лондон снабжался яблоками, грушами, вишней и разными ягодами из садов Кента и Эссекса, Париж — виноградом и фруктами Иль-де-Франса.

Вообще приспособление сельскохозяйственной округи к потребностям города — явление, довольно распространенное в эпоху позднего феодализма. В окрестностях каждого крупного городского центра выращиваются разнообразные овощи, фрукты, разводится мясо-молочный скот, птица, предназначенные для продажи в городе. Иногда эти источники снабжения находятся на значительном расстоянии от рынка; так; в том же Лондоне пиво изготавливалось из ячменя, закупаемого в Восточной Англии, мука на хлеб шла из южных графств, сыр же нередко был лейчестерширского происхождения. Париж был рынком сбыта для молочных продуктов Нормандии, вин Ивонны и Луары, фландрского мяса и пикардийского хлеба. Следует заметить, что торговые связи были относительно неустойчивы и во многом зависели от политической и метеорологической конъюнктуры.

География промышленности и ремесла в позднее средневековье

Промышленность вступила в новый этап, поднялась на новый качественный уровень развития — этап мануфактурной промышленности. Вместе с тем во многих районах сохраняли прежнее значение и старые промыслы, организованные по цеховому принципу. Соответствующие сдвиги произошли и в размещении производства. В Средиземноморье наиболее развитым экономическим районом продолжала оставаться Северная и Средняя Италия, четырехугольник Венеция — Милан — Генуя — Флоренция. В этих городах сохраняли свое значение прежние отрасли производства — металлообработка и изготовление оружия (теперь вплоть до тяжелой артиллерии) в Милане, шерстяное дело во Флоренции, судостроение и производство стекла в Венеции и ее окрестностях и т. д. Однако монополия этих городов на производство традиционных товаров стала исчезать, а их производство — сворачиваться. Миланское оружие даже на итальянских рынках стало вытесняться немецким; кроме того, у Милана появился еще один серьезный соперник — Феррара, опиравшаяся на капиталы и рынки купцов Дубровника. В тяжелом положении оказался и венецианский Арсенал. Для строительства кораблей не хватало леса (в 1520 г. сенат издал постановление о монопольном праве Арсенала на лес, растущий во владениях республики, но его можно было пускать только на постройку государственных судов). Выпускаемые венецианцами галеры устарели, да и новый тип судов (кар-раки) не удовлетворял потребностям судоходства, вышедшего за границы Средиземноморья. Шерстяные ткани в той же Италии заменялись смешанными (шерсть с хлопком или льном), привозимыми из Южной Германии или производимыми в итальянских городах (фустаньи, пиньо-лати): шерстяное производство падает. Милан, в 80-х годах XVI в. насчитывавший около 70 суконных предприятий, к 20-м годам XVII в. имел их всего 15. Показательна судьба шерстяной промышленности Флоренции. Вершиной сукноделия города были 30-е годы XIV в., когда в нем существовало около 200 мастерских, производивших до 100 тыс. кусков сукна.

Сокращение производства традиционных изделий еще не означало полного экономического упадка этого района. Тот же Милан увеличивает выпуск фустаньи, переходит к изготовлению дорогостоящих поделок из металла, в Генуе развивается производство бумаги, в Венеции — книгопечатание, во Флоренции — художественное изготовление дорогих кожаных вещей. Начинается бурное развитие во всех городах новой отрасли — шелкоткачества.

Шелк в позднее средневековье становится одним из самых ходовых и дорогих видов товаров. Наиболее тонкие шелка поступали в Европу с Востока — Китая, Индии, Сирии, но основная масса потребителей довольствовалась средиземноморскими тканями. В Сицилии шелковое дело было основано еще арабами, позже оно из Сицилии распространилось на полуостров (Лукка, Неаполь). В позднее средневековье его главными центрами становятся Неаполь (где, по словам современника, четыре пятых населения жило изготовлением и продажей шелка), сицилийские города и города Южной Италии, затем Флоренция, Генуя, Лукка, Модена, Болонья, Павия, Венеция, Милан и многие другие североитальянские города. Во Флоренции, например, шелкоткачество в 70—80-х годах XVIв. (т. е. время относительного подъема сукноделия) занимало второе место в экономике города, ненамного уступая шерстяному производству; в 1588 г. флорентийских сукон было продано на сумму полтора миллиона скуди, шелка — один миллион.

Помимо этих отраслей производства, в отдельных областях полуострова были развиты местные промыслы, также рассчитанные на международный рынок: изготовление майолики в Ферраре и Савоне, добыча соли в окрестностях Трапани (Сицилия), квасцов в Тольфе (район Чивитавеккья, Средняя Италия),кораллов (побережье Лигурийского моря), добыча и обработка мрамора (Каррара в Тоскане).Однако экономический кризис, черты которого стали заметны уже в XVI в., все более усиливался, и в XVII в. промышленность итальянских государств пришла в полный упадок.

В XVI в. крупнейшим экономическим центром Испании был Толедо. Здесь производилось оружие, ткани, посуда, ювелирные изделия, известные всей стране. Сукноделие было распространено в Сеговии, Куэнке, Барселоне, Валенсии, Севилье и Гранаде. В городах Южной и Юго-Восточной Испании вырабатывались шелковые ткани (ремесло осталось в наследство от арабов), в Арагоне выделывались изделия из кожи, в первую очередь винные мехи, широко используемые в быту и при транспортировке жидкостей; там же было распространено ковровое дело.

Нидерланды в XVI в. представляли собой наиболее развитый экономический район континентальной Европы. Огромная роль принадлежала здесь производству шерстяных тканей, однако в позднее средневековье характер его меняется, во-первых, в связи с изменением сырьевой базы. Если раньше шерстяные цехи Фландрии, Брабанта и Голландии базировались на английской шерсти, то в XVI в. экспорт шерсти из Англии почти прекращается и нидерландская промышленность переходит на испанскую шерсть, что усложняет и удорожает производство. Во-вторых, на европейских рынках в больших масштабах появляется английское сукно, хотя и менее качественное, но значительно более дешевое.

До XVII в. в Голландии были относительно развиты шерстяное производство, маслоделие, пиво- и мыловарение, рыболовство, судостроение и смежные с ним "отрасли производства — канатное дело, изготовление парусов и т. д. В XVII в. голландская промышленность делает резкий скачок, и это несмотря на почти полное отсутствие в стране ремесленного и сельскохозяйственного сырья. На первое место выходят отрасли хозяйства, связанные с торговлей, — судостроение, рыболовство, пивоварение, переработка колониальных товаров. Крупнейшими центрами судостроения и связанных с ними побочных промыслов были Амстердам, Энкхёйзен, Хоорн, Заандам. Здесь строились корабли самых разнообразных типов — от мелких речных до крупных торговых, предназначенных для далеких плаваний. Масштабы кораблестроения были таковы, что они удовлетворяли потребности самой Голландии, крупнейшей морской державы того времени, и многочисленные заказы других стран. Так, например, во второй половине XVII в. четверть английского флота была построена на голландских верфях. Что же касается флота самой Голландии, то за два столетия (XVI—XVII в.) он вырос в десять раз. Сырьевой базой голландского судостроения были восточноевропейские лес, пенька, французская парусина, шведское железо и другие изделия, доставлявшиеся из разных стран.

Не менее важной отраслью хозяйства было рыболовство. До сих пор у голландцев бытует поговорка, что Амстердам построен на костях селедок. Сельдь добывалась главным образом в Северном море, западных водах Балтики, позже — в Атлантике и арктических районах. Особого размаха рыболовный промысел достиг во второй четверти XVII в., когда голландские рыбаки стали применять засолку сельди прямо на борту и поточную организацию промысла — одни суда занимаются ловом, другие отвозят улов в порт. В результате масштабы рыболовства выросли до невиданных в те времена размеров: в первой половине XVII в', голландский сельдяной флот насчитывал от 2 до 3 тыс. судов и общий доход от рыболовства превышал 20 млн. гульденов. Крупнейшими портами рыболовства и центрами по переработке сельди были Амстердам, Заандам, Брил, Энкхёйзен, Дортрехт, Хаарлем, Хоорн и Хардвик. Соль для этого промысла доставлялась морем с Пиренеев, из Западной Франции, сушей — из Южной Германии; частично она шла даже из Исландии и Северной Америки.

Расширилась построенная на мануфактурной основе шерстяная и суконная промышленность. Плюш, вельвет, саржа, льняные и хлопчатобумажные ткани голландского производства получили признание во всем мире. По самой дорогой цене шли амстердамские полотна. Текстильные мануфактуры Лейдена в начале XVII в. производили свыше 100 тыс. кусков ткани в год; выросло производство текстиля в Утрехте, Кампене, Гауде и других городах.

Возросла добыча каменного угля в Нортумберленде и Глостершире: в начале XVIГ в. из Ньюкасла было вывезено свыше 200 тыс. т угля, в середине века — свыше 350 тыс. Всего за столетие (с середины XVI до середины XVII в.) добыча угля в Англии увеличилась в восемь раз. Уголь вывозился морем в Нидерланды, Францию, Германию, откуда и его название — see coal (морской уголь). В середине XVII в. Англия производила 4/s сего добывавшегося в Европе угля; в этой отрасли горного дела было занято до 30 тыс. шахтеров. Несколько меньшим был масштаб добычи железа, однако она компенсировалась начавшимся импортом железа из Швеции. На этой сырьевой базе развернулась обрабатывающая промышленность новых центров, Шеффилда и Бирмингама, не обремененных цеховыми ограничениями. Судостроение было развито в Лондоне, Плимуте, Гулле, Бристоле. В портах восточного побережья (Лондон, Гулль, Ипсвич и др.) имел стоянки сельдяной флот Северного моря; позже получили значение рыболовные центры, ориентированные на Северную Атлантику (Бристоль, Плимут и др.)

Великие геогр. открытия и география колониальных завоеваний в XVI – сер XVII вв.

Великие географические открытия, условный, принятый в литературе (главным образом исторической) термин для обозначения крупнейших географических открытий, сделанных европейскими путешественниками в середине 15 - середине 17 вв. (в зарубежной литературе обычно - только середина 15 - середина 16 вв.).

Общими причинами посылки экспедиций были: рост в странах Европы товарного производства; недостаток драгоценных металлов и связанные с этим поиски новых земель, где надеялись найти и пряности и слоновую кость (в тропиках), ценные меха и моржовые бивни (в северных странах); поиски новых торговых путей из Европы в Индию и Восточную Азию, вызванные стремлением западноевропейских купцов избавиться от торговых посредников и наладить прямую связь с азиатскими странами (турецкие завоевания почти полностью закрыли торговый путь на Восток через Малую Азию и Сирию). Великие географические открытия стали возможны благодаря успехам науки и техники: созданию достаточно надежных для океанского плавания парусных судов (каравелл), усовершенствованию компаса и морских карт и др.; большую роль сыграла все более утверждавшаяся идея шарообразности Земли (с нею была связана также мысль о возможности западного морского пути в Индию через Атлантический океан). Важное значение для Великие географические открытия имели успехи в области географических знаний и развитие мореплавания у народов Востока.

Важнейшие события 1-го столетнего периода Великие географические открытия К 1488 португальские мореплаватели обследовали все западное и южное побережье Африки (Д. Кан, Б. Диаш и др.). В 1492-94 X. Колумб открыл Багамские, Б. и Малые Антильские острова (1492 - год открытия Америки); в 1497-99 Васко да Гама открыл (с помощью арабских кормчих) непрерывный морской путь из Западной Европы вокруг Южной Африки в Индию; в 1498-1502 Колумб, А. Охеда, А. Веспуччи и др. испанские и португальские мореплаватели открыли все северное побережье Южной Америки, ее восточный (бразильский) берег до 25° южной широты и карибский берег Центральной Америки. В 1513-25 испанцы пересекли Панамский перешеек и достигли Тихого океана (В. Нуньес де Бальбоа), открыли залив Ла-Плата, полуострова Флорида и Юкатан, и все побережье Мексиканского залива (X. Понсе де Леон, Ф. Кордова, X. Грихальва и др.), завоевали Мексику и Центральную Америку (Э. Кортес и др.), обследовали весь атлантический берег Южной Америки. В 1519-22 Ф. Магеллан и его сподвижники совершили первое кругосветное плавание (вокруг южной оконечности Америки - через пролив, названный позднее Магеллановым). В 1526-52 испанцы Ф. Писарро, Д. Альмагро, П. Вальдивия, Г. Кесада, Ф. Орельяна и др. открыли все Тихоокеанское побережье Южной Америки, Анды от 10° с. ш. до 40° ю. ш., рр. Ориноко, Амазонку, Парану, Парагвай. Французские мореплаватели Дж. Веррацано (1524), Ж. Картье (1534-35) открыли восточный берег Северной Америки и р. Св. Лаврентия, а испанские путешественники Э. Сото и Ф. Коронадо - южные Аппалачи и южные Скалистые горы, бассейны нижнего течения рр. Колорадо и Миссисипи (1540-42).

Важнейшие события 2-го столетнего периода Великие географические открытия После похода Ермака в Западную Сибирь (1581-84) и основания на р. Таз г. Мангазея (1601) русские землепроходцы, открыв бассейн рр. Енисея и Лены, пересекли всю Северную Азию и достигли Охотского моря (И. Москвитин в 1639), к середине 17 в. проследили течение всех великих сибирских рек и Амура (К. Курочкин, И. Перфильев, И. Ребров, М. Стадухин, В. Поярков, Е. Хабаров и др.), а русские мореходы обошли все северное побережье Азии, открыв полуострова Ямал, Таймыр, Чукотский, и из Северного Ледовитого океана прошли в Тихий океан (через Берингов пролив), доказав таким образом, что Азия нигде не соединяется с Америкой (экспедиция Ф. Попова - С. Дежнева). Голландский мореплаватель В. Баренц в 1594 обошел западные берега Новой Земли (до ее северного мыса) и в 1596 - Шпицбергена. Англичане в 1576-1631 обошли западное побережье Гренландии, открыли Баффинову Землю и, обогнув полуостров Лабрадор, - берега Гудзонова залива (М. Фробишер, Дж. Дейвис, Г. Гудзон, У. Баффин и др.). Французы в Северной Америке открыли (в 1609-48) северные Аппалачи и пять Великих озер (С. Шамплен и др.). Испанец Л. Торрес в 1606 обошел южный берег Н. Гвинеи (открытие пролива Торреса), а голландцы В. Янсзон, А. Тасман и др. в 1606-44 открыли северные, западные и южные берега Австралии, Тасманию и Новую Зеландию.

Великие географические открытия явились событиями всемирно-исторического значения. Были установлены контуры обитаемых материков (кроме северных и северо-западных берегов Америки и восточного берега Австралии), исследована большая часть земной поверхности, однако неизученными еще остались многие внутренние области Америки, центральной Африки и вся внутренняя Австралия. Великие географические открытия дали новый обширный материал для многих др. областей знания (ботаники, зоологии, этнографии и др.). В результате Великие географические открытия европейцы впервые познакомились с рядом с.-х. культур (картофель, маис, томаты, табак), распространившихся затем и в Европе.

Великие географические открытия имели крупнейшие социально-экономические последстви я. Открытие новых торговых путей и новых стран способствовало тому, что торговля приобрела мировой характер, произошло гигантское увеличение количества находившихся в обращении товаров. Это ускорило процесс разложения феодализма и возникновения капиталистических отношений в Западной Европе. Колониальная система, образовавшаяся вслед за Великие географические открытия (уже в этот период европейцы, истребляя коренное население, захватили огромные территории в Америке и организовали опорные базы на побережье Африки, в Южной и Восточной Азии), явилась одним из рычагов так называемого первоначального накопления капитала, этому способствовал и наплыв после Великие географические открытия дешевого американского и в Европу, вызвавший здесь значительное повышение цен (см. "Революция цен"). Перемещение в результате Великие географические открытия торговых путей из Средиземного моря в Атлантический океан способствовало экономическому упадку одних европейских стран (Италия, отчасти и возвышению других (Нидерланды, Англия). Русские Великие географические открытия способствовали колонизации Сибири.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:08:50 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
08:54:45 29 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Этническая география средневековья
Билеты и ответы по туризму и экскурсиям
БИЛЕТ № 1 Школы научного управления: общая характеристика, значение для сферы сервиса и туризма. Порядок образования туристской фирмы. Туристский ...
Около 25% туристов прибывают в регион из Северной Америки (США; Канада).Из европейских государств основными туробразующими странами для региона являются Германия, Испания, Англия ...
Одной из ведущих туробразующих стран для Франции является Германия, откуда ежегодно прибывает около 25% гостей, далее следуют Великобритания, Бельгия, Италия, Швейцария, Нидерланды ...
Раздел: Рефераты по туризму
Тип: реферат Просмотров: 11941 Комментариев: 21 Похожие работы
Оценило: 20 человек Средний балл: 4.2 Оценка: 4     Скачать
Культурология
1.2 Культура и цивилизация Понятия "культура" и "цивилизация" относятся к одним из самых многозначных, имеющих разнообразные толкования. Впервые слово ...
Гуманизм возник в XIV в. в Италии, а к концу XV в. утвердился и в Северной Европе.
Как в таком случае разграничить Новое время и позднее средневековье (XVI-XVII вв.), включать ли в эпоху модерна Возрождение (XIV-XVI вв.) и Реформацию (XVI-XVII вв.)
Раздел: Рефераты по культуре и искусству
Тип: учебное пособие Просмотров: 5650 Комментариев: 4 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 3.5 Оценка: неизвестно     Скачать
Курс лекций по новейшей истории
Тюменский государственный университет Кафедра новой истории и международных отношений БОБРОВ И.В. КУРС ЛЕКЦИЙ ПО НОВОЙ И НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ для ...
Итогом всего этого стало формирование в Европе XVI в. трех регионов различного экономического развития: регион необратимого развития капитализма сформировался в Северо-западной ...
Правые экстремисты, воодушевленные успехами фашизма в Центральной, Южной и Восточной Европе, шли на мятежи и на западе континента: в 1934 г. - фашистское восстание во Франции, еще ...
Раздел: Рефераты по истории
Тип: реферат Просмотров: 2954 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Мир и Россия: Основные тенденции истории
МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Мир и Россия: тенденции ...
Многочисленные археологические находки позволяют разным исследователям считать прародиной человечества Южную Африку или Южную Азию, область Средиземноморья (Северо - Восточную ...
В XV-XVI в. в Европе множаться банкирские дома (конторы), впервые появившиеся в XIV в. в Италии (банк-скамья, лавка менялыитал.)
Раздел: Рефераты по истории
Тип: реферат Просмотров: 4990 Комментариев: 17 Похожие работы
Оценило: 3 человек Средний балл: 3.3 Оценка: неизвестно     Скачать
Россия в мировой истории
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ВЫСШЕМУ ОБРАЗОВАНИЮ Московский государственный институт электроники и математики (Технический ...
Основания для этого есть: период с конца VIII по XI век - это время викингов в Европе , походов скандинавов в Западную Европу , когда они захватили весь континент, даже южную ...
Причины победы национальной государственности были связаны с постепенной централизацией Франции и Англии на основе развития товарно-денежных отношений и формирования сословно ...
Раздел: Рефераты по истории
Тип: реферат Просмотров: 2628 Комментариев: 9 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Художественные стилевые направления в искусстве
АНТИЧНОЕ ИСКУССТВО (от лат. antiquus - древний) - исторический тип искусства. Античностью называют эпоху Древней Греции и Рима. Этот термин впервые ...
Оно получило распространение не только в Италии и Испании, где его влияние было особенно сильным, но и в Восточной Европе.
Важное значение для взаимодействия двух культур: "южной" и "северной" - имели походы Карла VIII и его преемника Людовика XII в Италию в борьбе за Неаполитанское королевство (1494 ...
Раздел: Рефераты по культуре и искусству
Тип: реферат Просмотров: 11902 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 11 человек Средний балл: 4.1 Оценка: 4     Скачать
История Татарстана с древнейших времен до наших дней
История Татарстана с древнейших времен до наших дней Д.К. Сабирова, Я.Ш. Шарапов Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования ...
Шведы, участвовавшие в походах викингов, в XI в. создали единое Шведское королевство, претендовавшее на финно-угорские и славянские земли Севера Восточной Европы.
Украина, Венгрия, Турция, Польша, Нидерланды, Германия, Казахстан, Швейцария, Италия, Финляндия, Соединенное королевство, Литва; при импорте - Германия, Республика Корея, Турция ...
Раздел: Рефераты по истории
Тип: учебное пособие Просмотров: 11211 Комментариев: 4 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать
Отечественная история
МОСКОВСКИЙ ЭКОНОМИКО-ФИНАНСОВЫЙ ИНСТИТУТ Специальность: 061100 Менеджмент организации Конспект лекций Отечественная история Выполнил студент: Сенин ...
Тема 4. Образование централизованного государства (XIV - первая половина XVI вв.)
Распространение советского влияния на страны центральной и Юго-Восточной Европы, Северную Корею и Китай.
Раздел: Рефераты по истории
Тип: учебное пособие Просмотров: 4015 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Тайные общества и ордена
Оглавление ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ТАЙНЫХ ОБЩЕСТВ И ОРДЕНОВ 1.1. Тайные общества языческой древности 1.2. Типология средневековых орденов и тайных ...
В 135 году евреи были окончательно изгнаны из Иерусалима и из всей Палестины, вследствие чего вся нация была рассеяна: одно бежали в страны Европы и Азии, в разные части Римской ...
В исторической науке Средневековье обозначает период, следующий за историей древнего мира и предшествующего новой истории, в отечественной историографии, как правило, датируется ...
Раздел: Рефераты по истории
Тип: контрольная работа Просмотров: 2712 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 4.5 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Реферат: Этническая география средневековья (18150)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150913)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru