Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Политические идеологии

Название: Политические идеологии
Раздел: Рефераты по философии
Тип: реферат Добавлен 16:19:16 24 февраля 2010 Похожие работы
Просмотров: 1274 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Реферат на тему:

Политические идеологии


Введение

Мир политического невозможно представить себе без идеологии. Проводимый властями предержащими политический курс нуждается в обосновании, оправдании, легитимизации. Политическая идеология – это определенная доктрина, оправдывающая притязания той или иной группы лиц на власть (или ее использование), добивающейся в соответствии с этими целями подчинения общественного мнения собственным идеям. В идеологических системах можно выделить теоретико-концептуальный уровень, на котором формулируются основные положения, раскрывающие ценности и идеалы определенного класса (нации, государства) или приверженцев какой-то определенной цели политического развития. По сути дела это уровень политической философии группы, выражающей основные ценностно-смысловые ориентиры ее развития, те идеалы и принципы, во имя которых совершаются государственные перевороты, разрушаются политические системы и возрождаются общества.

Наличие таких представлений свидетельствует об уровне интеллектуальной рефлексии данной группы, о ее способности предложить собственные принципы интерпретации мира политики, создать систематизированную, логически стройную и достоверную картину действительности. Еще Ф. Ницше предупреждал, что ХХ век станет веком борьбы различных сил за мировое господство, осуществляемой именем философских принципов. Ф. Ницше был прав в том смысле, что мировоззренческие и философские принципы приобрели идеологическое измерение и послужили основой политической практики. Развитые идеологические системы, идейно-философские течения явились своеобразными секулярными религиями, пытавшимися дать целостную непротиворечивую картину мира и человеческого бытия. Политико-философская мысль подверглась политизации в рамках идеологий, подчинилась императивам системного конфликта. Разделительная линия в этом конфликте была проложена еще в начале ХХ века в процессе формирования и более или менее четкого разграничения двух магистральных направлений политико-философской мысли: реформистской (либерализма, консерватизма, социал-демократизма) и революционной (марксизма и фашизма), каждая из которых имела свои национальные, региональные и системные разновидности.

На основе диверсификации научных дисциплин произошло постепенное размежевание различных политико-философских и идейных течений и направлений, призванных обосновать те или иные альтернативные пути общественно-исторического развития. Эти течения и направления, получившие названия либерализма, консерватизма, марксизма, социал-демократизма и т.д., отличаются друг от друга по трактовке ими места и роли отдельного человека, групп, партий, социальных сил, классов и других субъектов в мире политического, по их подходу к решению важнейших экономических и социальных проблем, то тому, какое место и роль отводятся ими основным социально-экономическим и общественно-политическим институтам (частной собственности, свободному рынку, государству, партиям и т.д.), по предлагаемым им программам и средствам решения стоящих перед обществом проблем.

Либерализм, консерватизм, социал-демократизм, марксизм, фашизм и анархизм представляют собой сложные и многоплановые явления, которые выступают в различных вариациях, отличающихся как внутри отдельных стран, так и особенно на междустрановом уровне. Каждое это явление составляет комплекс идей, принципов и установок, которые могут лежать в основе программ политических партий и стратегий тех или иных социально-политических сил, того или иного правительства либо правительственной коалиции. Вместе с тем они нечто большее, а именно – типы и формы освоения и понимания социально-политического мира, которые не всегда ассоциируются с конкретными политическими силами или политическим курсом. Это одновременно теории, доктрины, программы, сформулированные на основе господствующей парадигмы. Особенность политических идеологий состоит в том, что они соединяют в себе определенный идейно-философский способ объяснения политической реальности и предлагаемый способ политического действия, направленный на сохранение или, наоборот, на изменение этой политической реальности. Таким образом, они соединяют в известном смысле теорию и практику, размышление и действие, рациональные модели и эмоциональные настрои, давая человеку целостный тип ориентации в мире политического.

Коммунизм

Коммунизм представляет собой одно из крупных течений социально-философской мысли, включающее в себя воззрения по широкому комплексу общественно-экономических, политических, идеологических и множеству других проблем. Коммунизм – философская и общественно-политическая доктрина, сутью которой является критика капиталистических отношений с позиций коллективизма и отрицания частной собственности.

Теоретической основой этой идеологии выступает классический марксизм, который возник и развивался в общем русле европейской политико-философской мысли и в этом смысле явился детищем Просвещения и рационалистической традиции. Его родовая близость, например, к либерализму выражается, в частности, в наличии в нем целого ряда положений, которые либералы могут принять без особых оговорок. Речь идет о таких тезисах, как «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех», «свобода состоит в том, чтобы превратить государство из органа, стоящего над обществом, в орган, этому обществу всецело подчиненный», «нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав» и других

В то же время в марксизме содержались элементы, которые стали основой для радикального пересмотра и отрицания важнейших положений породившей его капиталистической парадигмы. К. Маркс исходил из тезиса о том, что для правильного понимания современного ему общества необходимо прежде всего выявлять и анализировать закономерности и механизмы функционирования и развития экономической системы. Совокупность производственных отношений, писал К. Маркс, составляет экономический базис общества, на котором возвышается политико-идеологическая надстройка. В нее входят юридически-правовые и политические институты, государство, социокультурная и духовная сферы, идеология, весь строй сознания. Главное внимание уделялось обоснованию мысли о том, что экономический базис определяет структуру и характер политической и идеологической надстройки. Все политические институты, духовные ценности, нормы, установки формируются на основе господствующих экономических отношений правящим классом, в руках которого сосредоточена экономическая власть. Важное значение имеет позиция марксизма по вопросу о соотношении гражданского общества и государства. Вслед за Г. Гегелем К. Маркс исходил из признания того, что государство и гражданское общество составляют исторически детерминированные образования, характеризующиеся особыми формами и отношениями производства, классового разделения и классовой борьбы и защищаемые соответствующими политико-правовыми механизмами. По К. Марксу, в гражданском обществе в «своей ближайшей действительности» человек – мирское существо, имеющее и для себя и для других значение действительного индивида. В государстве же, где человек признается родовым существом, он лишен своей действительной индивидуальности. Отсюда, говорил он, вытекает «различие между религиозным человеком и гражданином государства, между поденщиком и гражданином государства, землевладельцем и гражданином государства, между живым индивидом и гражданином государства».

Согласно К. Марксу, гражданское общество относится к материальной сфере, в то время как государство составляет надстройку. В конечном счете К. Маркс упростил крайне сложную структуру гегелевской модели гражданского общества, сведя последнее фактически к сфере труда, производства и обмена. Для него гражданское общество составляет форму, в которой осуществляется экономическое развитие. Вследствие сведения всех социальных отношений к экономическим и политико-идеологическим, то есть элементам базиса и надстройки, из марксовой схемы выпадал комплекс социокультурных, этно-национальных, семейно-бытовых отношений, институтов, обеспечивающих социализацию и воспитание подрастающего поколения. К. Маркс не уделил должного внимания таким элементам гражданского общества, как домохозяйства, добровольные ассоциации, средства массовой информации, школы, университеты.

В марксизме заложена возможность полного растворения индивидуально-личностного начала в коллективном, будь то в гражданском обществе или в государстве. Маркс обосновывал мысль о том, что человек может найти себя и освободиться лишь тогда, когда он станет действительным родовым существом. Его спасение – в слиянии с родом, обществом. Немаловажное значение в этом плане придавалось тезису, согласно которому государство выражает общий интерес, в то время как гражданское общество – частный интерес. Классический марксизм предусматривал снятие разделения между государством и гражданским обществом путем отмирания государства и, соответственно, права. К. Маркс представлял себе общество не только без государства, но и без власти. Там, где нет власти, там никто не нуждается в управлении, стало быть, теряет смысл «правление народа», то есть демократия.

Не раз предпринимались попытки пересмотра и ревизии социально-философских, экономических и политических идей и установок классического марксизма. Поэтому неудивительно, что марксизм является многоплановым и сложным течением политико-философской мысли. В его рамках можно обнаружить множество как национальных, так и идеологических различий и оттенков. Первоначально марксизм лег в основу программ и платформ социал-демократических партий, возникших в конце ХIХ века. Однако, начиная с конца этого столетия и особенно на протяжении всего ХХ века социал-демократия постепенно подвергла ревизии важнейшие положения марксизма справа, то есть на путях отказа от его революционных лозунгов и с целью разработки собственного реформистского пути преобразования общества. Из марксизма вышли также австромарксизм, неомарксизм, еврокоммунизм, отдававшие предпочтение реформистскому пути преобразования общества.

Марксизм подвергся также существенной ревизии слева в направлении конкретизации и ужесточения заложенных в нем революционных принципов. На этом пути отдельные его положения были использованы для разработки в самом конце ХIХ – начале ХХ века политической доктрины левого революционного тоталитаризма в лице марксизма-ленинизма и родственных ему течений.

Главным в современной версии марксизма является стремление отмежеваться от дискредитировавших себя установок на революционное преобразование общества и сформулировать теорию марксизма «с человеческим лицом». Но в условиях наметившего еще в 70-е годы ХХ столетия глубокого кризиса реального социализма и последующего распада СССР современные версии марксизма теряют свою актуальность.

Анархизм

Анархизм – идеология и политическая философия, которая провозглашает целью освобождение личности от всех форм принуждения со стороны власти и прежде всего – со стороны государства.

Основой анархистского мировоззрения являются индивидуализм, субъективизм и волюнтаризм. Анархизм никогда не существовал как единая идеология. Идея анархизма была высказана еще Платоном в «Государстве». Отдельные фрагменты анархистской мысли содержатся в философии Зенона и стоиков, в ранних христианских движениях, в идеологии гуситского движения, в утопиях Ф. Рабле и Ф. Фенелона, в трудах философов-просветителей Ж.Ж. Руссо и Д. Дидро, в идеологии «бешеных» эпохи Великой французской революции. Впервые сделал попытку изложить политические и экономические формы анархизма в конце ХVIII века английский писатель У. Годвин.

Как идейно-политическое течение анархизм сложился в 40–70-х годах ХIХ века в Западной Европе. Теоретическое обоснование анархизма связано с именами М. Штирнера, П.Ж. Прудона, М.А. Бакунина. Большую роль в пропаганде идей анархизма сыграл П.А. Кропоткин, который для обоснования доктрины анархизма использовал позитивистскую философию и данные естествознания.

Критика государственного вмешательства в общественную и частную жизнь людей сближает анархизм с либерализмом, однако в положительных программах они расходятся. Если либерализм превозносит «минимальное государство», которое создавало бы условия для рыночной конкуренции и охраняло этот порядок, то классический анархизм выступает против государства вообще, за ликвидацию государства как общественного института.

В основе классического анархистского мировоззрения лежит неверие в существование каких бы то ни было объективных законов общественной жизни. Для анархизма исторически характерны также защита мелкой собственности, мелкого землепользования, проповедь тактики «прямого действия» и представление о будущем общественном строе как о свободной ассоциации производств, областей, коммун.

Анархистские идеи в своем чистом виде нигде никогда не были сколько-нибудь успешно воплощены в широкую общественную практику. Может быть, в значительной степени поэтому в современной идейно-политической жизни анархизм практически не существует в чистом виде, а все анархистские идеи соединяются с другими, причем весьма различными, создавая пеструю картину разновидностей анархистски ориентированной мысли.

Так, в частности, анархо-индивидуализм базируется на идее суверенного индивида. Согласно представлениям его основателей, американских мыслителей Б. Такера и Й. Уоррена, каждый человек должен иметь такую сферу активности, куда никто не имел бы права вмешиваться, а социальные отношения при этом строились бы на основе обмена или контракта. Каждая личность, по мысли Б. Такера, должна пользоваться максимальной свободой, совместимой с равной свободой для других. Сегодня это течение мысли существует в виде анархо-капитализма.

Анархо-мютюализм (от французского «мютюэль» – взаимный) основан на идеях П.Ж. Прудона и его последователей. Согласно его учению, каждый должен обладать средствами производства, но при этом жить только своим трудом, не допуская паразитизма за счет ренты или эксплуатации человека человеком, вследствие чего будет поддерживаться высокий уровень равенства между людьми. В идеях П.Ж. Прудона, таким образом, эклектически соединяется то, что в реальной жизни оказывается несоединимым.

Анархо-коллективизм складывался под влиянием идей М.А. Бакунина. Его политико-экономические идеи близки теориям кооперативной организации экономики. Каждая группа рабочих управляет своими средствами производства. Разделение же продукта – результат общего коллективного решения, причем вознаграждение должно быть пропорционально труду. Для М.А. Бакунина характерна также приверженность идеям социализма и свободы, соединение их в одно целое. По афористическому выражению М.А. Бакунина, «свобода без социализма – это привилегия и несправедливость. Социализм без свободы – это рабство и скотство».

Анархо-коммунизм берет начало от идей Э. Реклю и П.А. Кропоткина. Основа этой доктрины – вера в естественную человеческую солидарность. Примечательно, что П.А. Кропоткин обосновал эту идею кругом научных изысканий – одна из наиболее известных его научных работ так и называлась «Взаимная помощь среди животных и людей как двигатель прогресса». Доктрина анархо-коммунизма предусматривает, что будущее общество, освобожденное от государства, будет представлять собой систему свободных ассоциаций трудящихся.

Либерализм

Либерализм ассоциируются с такими ставшими привычными для современного общественно-политического лексикона понятиями, как идея самоценности индивида и его ответственности за свои действия, идея частной собственности как необходимого условия индивидуальной свободы, принципы свободного рынка, свободной конкуренции и свободного предпринимательства, равенства возможностей, система разделения властей, сдержек и противовесов и т.д.

Либерализм – философское и общественно-политическое течение, содержащее установку на обеспечение свободы личности и других гражданских и политических прав индивида и ограничение сферы деятельности государства.

Либерализм представляет собой гибкую и динамичную политико-философскую систему, открытую влиянию со стороны других течений и модифицирующуюся в соответствии с новыми реальностями. В разные периоды и в разных общественно-исторических и национально культурных условиях он выступал в разных формах. Не случайно свою книгу, посвященную данной теме, английский исследователь Дж. Грей озаглавил следующим образом: «Либерализмы: очерки по политической философии».

Но при всей своей многовариантности либерализм имеет общие истоки и определенный комплекс идей, концепций, принципов и идеалов, в совокупности делающим его особым типом философско-политической мысли. Своими корнями либеральное мировоззрение восходит к ренессансу, Реформации. У его истоков стояли Дж. Локк, Ш.Л. Монтескьё, И. Кант, А. Смит, В. Гумбольт, Т. Джефферсон, Дж. Медисон, Б. Констан, А. Де Токвиль и другие. На протяжении всего ХIХ века эти идеи были продолжены и развиты И. Бентамом, Дж.С. Миллем, Т.Х. Грином, Л. Хобхаузом, Б. Бозанкетом и другими представителями западной философско-политической мысли. Существенный вклад в формирование либерального мировоззрения внесли представители европейского и американского Просвещения, французские физиократы, приверженцы английской манчестерской школы, представители немецкой классической философии, классической политэкономии.

Как правило, выделяют две исторически сложившиеся либеральные традиции: англо-саксонскую и континентально-европейскую. Наиболее полно либеральный идеал воплотился в англо-саксонских странах, особенно в США. Здесь индивидуалистическому идеалу была придана самодовлеющая значимость, он рассматривался не просто как один из многих элементов системы ценностей и принципов функционирования буржуазного общества, а как главная цель всякого разумного общества вообще. В своих крайних формах эта тенденция трансформировалась в различные варианты анархизма, либертаризма и другие разновидности индивидуалистического радикализма.

Что касается континентально-европейской традиции, то в ней больший акцент делался на процессы национальной консолидации и отказ от всех форм экономического, политического и интеллектуального авторитаризма. В силу большого разнообразия исторических условий в каждой из стран либерализм обрел собственную окраску, поскольку в них с различной степенью остроты вставали проблемы обеспечения экономических свобод, конституционных реформ или секуляризации государства.

Либеральное мировоззрение с самого начала тяготело к признанию идеала индивидуальной свободы в качестве универсальной цели. Более того, гносеологической предпосылкой либерального мировоззрения является вычленение человеческой индивидуальности, осознание ответственности отдельного человека за свои действия как перед самим собой, так и перед обществом, утверждение представления о равенстве всех людей в своем врожденном, естественном праве на самореализацию. Если для Аристотеля полис есть самодостаточная ценность, а для консерватора Э. Берка «люди проходят, как тени, но вечно общее благо», то у одного из столпов либерализма Д. Локка отдельный индивид, противопоставляемый обществу и государству, – «хозяин своей собственной персоны». Дж.С. Милль сформулировал эту мысль в форме аксиомы: « Человек сам лучше любого правительства знает, что ему нужно».

Именно индивидуализм лежит в основе идеи права каждого человека на жизнь, свободу и частную собственность, принципа отождествления свободы и частной собственности. С формированием и утверждением идеи индивидуальной свободы все более отчетливо вычленялись проблема отношений государства и отдельного человека и соответственно проблема пределов вмешательства государства в дела индивида.

Классический либерализм на первое место поставил свободного, самостоятельного индивида как разумное существо, независимую единицу социального действия.

Спецификой либеральной трактовки свободы выступает следующее:

Во-первых, понимание свободы в либерализме носит по большей части так называемый «негативный» характер: она понимается прежде всего как свобода от внешнего принуждения. Либералы выступают за ликвидацию или смягчение различных форм государственного и общественного принуждения по отношению к индивиду.

Во-вторых, что вытекает из первого, понимание свободы в либерализме индивидуалистично: либералы в своих рассуждениях исходят не из общества, а из индивида, для них личность всегда выше какой бы то ни было группы.

В-третьих, среди всех свобод для либералов на первом месте – свобода экономическая, свобода предпринимательства. В классическом виде экономические постулаты либерализма были сформулированы Адамом Смитом, который выступал за «систему естественной свободы» в экономике, за полный простор частной инициативе.

В-четвертых, отсюда вытекает и представление о роли государства как «ночного сторожа». По мнению сторонников классического либерализма, «государства должно быть как можно меньше», оно должно лишь поддерживать элементарный порядок и создавать условия для свободной экономической деятельности. Из воззрений Дж. Локка можно сделать следующий вывод: верховный государственный орган следует сравнивать не с головой, увенчивающей общество, а со шляпой, которую можно безболезненно сменить. Иначе говоря, общество – величина постоянная, а государство – производное от него.

При этом либерализм ни в коем случае нельзя отождествлять с апологией неограниченной, анархически понимаемой свободы индивида делать все, что ему заблагорассудиться, игнорируя общепринятые в данном обществе нормы и правила игры. Неотъемлемой составной частью либеральной идеи свободы индивида является не менее важный принцип ответственности последнего перед обществом за свои действия.

Либерализм представляет собой определенный образ мысли, противоположный догматизму, схематизму, одномерности и нетерпимости. Здесь нет однозначных, раз и навсегда установленных норм и правил. В этом контексте можно сказать, что гносеологические и социально-философские корни либерализма лежат в устремленности людей на приспособление к изменяющимся условиям жизни и с этой целью – на модификацию, пересмотр изживших себя, устаревших социальных и политических институтов, норм, ценностей.

Классическая идеология либерализма претерпела значительную эволюцию на пути приспособления к постоянно изменяющимся условиям. Целая плеяда политических теоретиков и практиков (Дж. Гобсон, Т. Грин, Л. Хобхауз, Ф. Науман, В. Репке, В. Ойкен, Б. Кроче, Дж. Дьюи и др.) разработали комплекс новых идей, установок и принципов, которые в совокупности получили название «новый либерализм», или «социальный либерализм». Прежде всего подверглись ревизии идеи свободного рынка и свободной конкуренции. Под влиянием марксизма и восходящей социал-демократии изначально присущий либерализму индивидуализм был в значительной степени модифицирован и уравновешен признанием значимости коллективного начала и позитивной роли государства в жизни общества. Были переосмыслены вопросы, касающиеся характера взаимоотношений общества, государственно-политической системы и отдельного индивида, капитализма и демократии, свободы и равенства, социального равенства и справедливости.

Эти усилия породили множество новейших модификаций либерализма, что в значительной степени затрудняет поиски общих знаменателей этой идеологии как четко очерченного и окончательно оформившегося типа или течения общественно-политической мысли. Все же можно в этой мозаике выделить два более или менее очерченных блока, каждому из которых присущ комплекс некоторых общих идей и принципов к важнейшим вопросам, стоящим перед обществом.

В первом случае речь идет об идейно-политической конструкции, которая в крайних своих проявлениях тяготеет к либертаризму с его негативной трактовкой свободы, концепцией минимального государства, приверженностью принципам laissez faire, свободного рынка и т.д. Это течение, иногда в западноевропейских странах называемое неолиберализмом, в США соответствует чикагской школе. Это, по сути, экономические консерваторы, повторяющие с определенными модификациями отдельные положения классического либерализма.

Представители второго течения занимают некое среднее положение между социал-демократией и консерватизмом и выступают за далеко идущие реформы в социальной и экономической сфере. Именно это течение берется в качестве основного компонента современного либерализма. Его можно условно назвать «социальный либерализм». В вопросе о взаимоотношениях отдельного индивида, государства и общества одно из центральных мест в этой редакции либерализма отводится переосмыслению роли государства в экономической и социальной сферах, делается акцент на необходимость развития социальных программ.

Вместе с тем, осознав факт возрастания негативных последствий чрезмерно разросшейся бюрократии и государственной регламентации в экономической и социальной сферах, либералы выступают за стимулирование рыночных механизмов при одновременном сокращении регулирующей роли государства.

В течение своего более чем двухсотлетнего существования либерализм эволюционировал от позиции безусловной защиты идеи негативной свободы к позиции отстаивания идеи позитивной свободы. У современных либералов этот подход в наиболее четкой форме представлен «институциональным либерализмом». Ж.М. Вару, известный французский политолог, пишет, что либерализм отнюдь не ограничивается сферой экономики и представляет собой одновременно «политическую философию и философию права». Суверенитет индивида требует для утверждения два условия: «Он должен быть институциональным и ответственным». «Меньше государства, - как подчеркивает Ж.М. Вару, - означает больше права».

В либерализме важное место занимает вопрос о справедливости общественно-политической системы. Либералы убеждены, что любая законная и эффективная форма правления должна основываться на принципах справедливости. Позиции либералов наиболее четко сформулировал Дж. Роулс. Предложенная им теория в последние два-три десятилетия пользуется наибольшей популярностью. «При отсутствии определенной меры соглашения о том, что есть справедливое и несправедливое, – писал Дж. Роулс, – людям гораздо сложнее результативно координировать свои планы для достижения устойчивого взаимовыгодного сотрудничества. И поскольку концепция справедливости определяет права и обязанности, а также распределительные отношения в обществе, то ее действенными способами можно решить проблемы продуктивности, координации и устойчивости общества. Из всего этого следует широкий контекст справедливости: предпочтительнее та теория, результаты которой наиболее желательны людям». По Дж. Роулсу, «несправедливость становится терпимой, если необходимо избежать еще большей несправедливости».

Однако, по мнению либералов, справедливость – это прежде всего «политическая справедливость» или «формальная справедливость», определяющая общепринятые законы и принципы, обеспечивающие свободы и права всех граждан. Большинство либералов отдает предпочтение равенству возможностей перед социальным равенством.

Консерватизм

Консерватизм как идеология – вечный оппонент либерализма и революционных доктрин. Скажем, если либерализм всегда выступает за изменения и нововведения, то консерватизм подчеркивает важность сохранения верности обычаям и традициям, опыту предков. Консерватизм – разновидность идейно-политического течения, выдвигающего в качестве основных требований сохранение морального порядка и естественно-правовых устоев, лежащих в основе семьи, религии, собственности.

История современного консерватизма начинается со времен Великой французской революции конца ХVIII века, а именно с опубликования в 1790 году эссе английского политического деятеля и политического философа того времени Э. Берка. Именно с того времени берут начало две классические традиции консерватизма: первая, восходящая к французским мыслителям Ж. Де Местру и Л. де Бональду, вторая – к английскому мыслителю Э. Берку. Серьезный вклад в развитие консервативной традиции внесли русские философы, социологи и политические мыслители К. Леонтьев, Н. Данилевский, В. Соловьев, И. Ильин.

В отличие от либерализма консерватизм в принципе не имеет однозначного идейного содержания и принимает различные формы в разные исторические периоды. Общей является лишь идея верности традициям, ценностям или сохранения структурного статус-кво. Характерная особенность консерватизма – способность изменяться в ответ на перемены в обществе. Содержание конкретных консервативных доктрин серьезно зависит от содержания противостоящих им идейных течений, является вторичным по отношению к ним. Отсюда выражение Б. Гудвина, что «консерватизм – это своеобразный идеологический хамелеон, поскольку его облик зависит от природы его врага».

Отцы-основатели консерватизма противопоставили выдвинутым европейским Просвещением и Великой французской революцией идеям индивидуализма, прогресса и рационализма взгляд на общество как на органическую и целостную систему. Возражая И. Канту и Ж.-Ж. Руссо, которые считали, что общество создано человеком для человека, Л. де Бональд утверждал: «Человек существует только для общества. Общество создается только для самого себя». Критикуя индивидуализм, Л. де Бональд говорил, что в отличие от философов Нового времени, которые создали философию «Я», «он хотел создать философию социального человека, философию «Мы». Исходя из такой постановки вопроса, он рассматривал государство как «большую семью», которой и телом, и душой принадлежат все «составляющие ее обездоленные индивидуумы».

В конструкциях отцов-основателей консерватизма естественным и законным считалось лишь общество, основанное на иерархической структуре, отдельные части которой обеспечивают жизнеспособность и целостность общественного организма, подобно тому, как отдельные органы человеческого тела – жизнеспособность и целостность всего его организма.

Основные принципы консерватизма как политической философии следующие:

– общество несводимо к совокупности сегодня живущих его граждан. Оно представляет собой систему норм, обычаев, традиций, институтов, моральных установлений, уходящих корнями далеко в историю. Политические принципы необходимо приспосабливать к этим обычаям и традициям;

– существующему институту следует отдать предпочтение перед любой теоретической схемой. Отсюда – если либерализм целенаправленно конструирует рациональные схемы в согласии с которыми собирается преобразовать общество, то консерватизм, напротив, скептически и даже неприязненно относится ко всяким умозрительным схемам, произвольному теоретизированию;

– твердая ориентация на государственный авторитет, который должен выступать проводником единой, ясно выраженной воли;

– пессимистическая оценка человеческой природы, скептическое отношение к человеческому разуму и его стремлениям улучшить общество, обеспечить счастье для всех. Отсюда – неверие в возможность социального равенства между людьми;

– представление о важнейшей роли частной собственности как гаранта личной свободы и социального порядка.

Консерваторы не принимают так называемую перераспределительную справедливость. Справедливость предполагает распределение или перераспределение материальных благ, а это, в свою очередь, предполагает распределителя, который осуществляет этот акт в соответствии со своим субъективным пониманием добра и зла, справедливости. В свободном обществе с рыночной экономикой вообще нельзя вести речь о социальной справедливости, поскольку там нет и не может быть распределения или перераспределения. Там все действия совершаются естественным путем, и каждый участвующий в этом механизме получает свое. Речь может идти о помощи людям при несчастном случае, стихийных бедствиях, болезни, катастрофе, но не о достижении всеобщей справедливости.

Гносеологической предпосылкой консерватизма является то, что общественно-политический процесс имеет двойственную природу. Это, с одной стороны, эволюция, развитие и отрицание старого, разрыв с прошлым и творение нового. С другой стороны, он сохраняет и переносит из прошлого в настоящее и будущее все жизнеспособное, непреходящее, общечеловеческое. Любая общественно-политическая система может трансформироваться во многих своих аспектах, в то же время сохраняя преемственность в других аспектах. Форсирование процесса разрушения старого мира во имя построения на его развалинах нового мира, как показал исторический опыт, в лучшем случае чревато трагическими последствиями. Лишь при наличии взаимодействия и тесного переплетения двух начал: развития и творения нового, с одной стороны, и сохранения преемственности с прошлым – с другой, можно говорить об истории и общественно-историческим процессе.

Поэтому вслед на О. Шпенглером можно утверждать, что история представляет собой одновременно становление и ставшее. Из этих двух начал консерваторы отдают предпочтение второму. Принимая существующее положение вещей, консерватизм делает ударение на необходимости сохранения традиционных правил, норм, иерархии власти, социальных и политических институтов.

Различают консерватизм ценностный и консерватизм структурный. Структурный консерватизм защищает сложившиеся в обществе институты. Ценностный же направлен на сохранение, сбережение таких основных ценностей, как моральные нормы, религия, семья и ради их сохранения может выступать за реформирование общественных институтов. Ценностный консерватизм обладает большим потенциалом адаптации к общественным изменениям, большей выживаемостью.

С 70-х годов нашего века ведущим направлением консервативной мысли на Западе стали различные осовремененные варианты консерватизма, по многим параметрам существенно отличающегося от классического консерватизма, – неоконсерватизм, новые правые, патерналистские консерваторы. Главное отличие состоит в том, что неоконсерватизм – весьма динамичная и подвижная идейная система, направленная острием не в прошлое, а в будущее. Неоконсерватизм выдвинул лозунг «консервативной революции»: расчистить место от всего, что было в обществе искусственно создано, и создать то, что достойно сохранения, что могло бы формироваться и развиваться «органически».

Реагируя на перегруженность государства бюрократическими структурами, неоконсерваторы восприняли многие принципы идей либералов, что позволило германскому политическому мыслителю Г.К. Кельтенбруннеру высказать о них вполне парадоксальное суждение: «О новых консерваторах можно сказать: они консервативны, потому, что они либеральны». Фактически неоконсерватизм – определенный, отвечающий запросам времени синтез идей консерватизм и либерализма.

В целом можно сказать, что идеологи неоконсерватизма дали идейно-теоретическое обоснование следующим основным тезисам:

– только свободные рыночные отношения могут вести к реальному развитию общества и человека;

– свобода и равенство несовместимы. Социальное равенство невозможно, поэтому нужно сосредоточить усилия на достижении свободы;

– классическая демократия неосуществима или вредна, поэтому нужно сочетать демократию и власть элит;

– главное право личности – право иметь собственность и свободно распоряжаться ею.

При этом отношение неоконсерваторов к государству двойственно. С одной стороны, они за сильное государство, способное защитить закон и мораль. С другой, – опасаются, что такое государство может вести к ущемлению индивидуальной свободы. Поэтому теоретики консерватизма постоянно подчеркивают «важность ассоциаций людей, меньших по размеру, чем государство».

Особенность неоконсерватизма 70-80-х годов ХХ столетия состоит также в том, что из противников научно-технического прогресса они превратились в убежденных его сторонников. Отказавшись от антитехницизма, неоконсерваторы прошли своеобразную метаморфозу и превратились в приверженцев технического прогресса и экономического роста. И наоборот, антисциентизм, в отличие от его прежних форм, которые, как правило, возникали в рамках философского иррационализма, в нынешних условиях характеризуется не правой или консервативной ориентацией, а, наоборот, левой и даже левоэкстремистской.

Для всех течений современного неоконсерватизма, особенно для новых правых и традиционалистов, характерна приверженность социокультурному и религиозному традиционализму. Как утверждал, например, Р. Уивер, отрицание всего трансцендентального привело к релятивизму, рассматривавшему человека как «меру всех вещей», к отказу от доктрины первородного греха, которую заменили идеей о доброй природе человека. Поскольку лишь физический, чувственный мир стал считаться единственно реальным, начался упадок религии и возвышение рационализма и материализма. Исходя из подобных установок, консерваторы делают особый упор на исчезновение уверенности людей в себе, упадке таких традиционных ценностей, как закон, порядок, дисциплина, сдержанность, консенсус, патриотизм. Консерваторы настойчиво приводят доводы в пользу восстановления традиционных ценностей и идеалов с их ударением на семью, общину, церковь и другие промежуточные институты. Иначе говоря, новое у новых правых и неоконсерваторов в значительной степени состоит в том, что они делают упор на социокультурные и религиозные проблемы, на религиозное и культурное отчуждение. Как утверждал, например, представитель американских неоправых П. Уэйрич, «сама суть нового правого – это основанный на морали консерватизм». «Наши лозунги, – отмечал он, – основываются не на экономической теории, а на религиозных взглядах». Придавая первостепенное значение культуре в качестве системообразующей категории, одну из своих главных целей они видят в ликвидации монополии «левых» в области культуры и достижения «культурной власти над обществом», считая это необходимой предпосылкой для завоевания политической власти.

Интересно, что возврат к прошлому мыслится неоконсерваторами как отказ от самой иудеохристианской традиции, возрождение ценностей языческой Европы на базе синтеза начал Аполлона и Диониса. «Песнь мира – языческая, таково послание революции грядущего века», - полагают французские новые правые. Христианство не устраивает их тем, что оно своим монотеизмом уравнивает всех верующих, вносит в «европейское сознание революционную антропологию, основанную на идеях эгалитаризма и тоталитаризма». Язычество же привлекает своим политеизмом, служащим современным вариантом политико-культурного и мировоззренческого плюрализма. Тезис о глубоких различиях между расами, порожденных специфическими различиями в природно-климатических и историко-культурных условиях их жизни и эволюции, ссылки на «этноплюрализм», этническое и культурное разнообразие дают новым правым возможность использовать антиколониалистские лозунги левых для обоснования «генетической предрасположенности» каждой расы к раз и навсегда установившимся социокультурным моделям. За любым универсализмом скрывается тот или иной этноцентризм, навязывающий другим народам свои ценности и понятия, – так считают неоконсерваторы.

Подводя итог сказанному, можно констатировать, что современный консерватизм, прошедший длительный путь исторического развития, представляет собой весьма сложное и многослойное образование, в котором уживаются самые разнообразные, порой конфликтующие между собой идеи, концепции, установки и принципы и поэтому, естественно, он пронизан глубокими противоречиями. Как отмечал Л.Аллисон, консерваторы являются одновременно «индивидуалистами и коллективистами, приверженцами авторитаризма и свободы, мистиками и разумными практическими людьми.»

Социал-демократизм

Под социал-демократией подразумевают теорию и практику всех партий, входящих в Социалистический интернационал, те социальные и политические силы, которые составляют эти партии. Социал-демократию можно обозначить и как социально-политическое, и как идейно-политическое течение. Социал-демократия – идейно-политическое течение, пытающееся соединить представления об обществе социальной справедливости с рядом либеральных идей и представлений. Причем внутри нее существует целый ряд национальных и региональных вариантов, социально-философских, идеологических и политических течений. Своими корнями социал-демократия восходит к Великой французской революции и к идеям социалистов-утопистов. Но она вобрала в себя также множество идей из других идейно-политических течений. Особо следует отметить, что первоначально социал-демократия вызревала отчасти в рамках марксизма, отчасти под его сильным влиянием. Социал-демократия возникла как альтернатива капитализму. В этом качестве первоначально она в принципе разделяла важнейшие установки марксизма на обобществление средств производства, всеобщее равенство, социальную справедливость. Но в реальной жизни получилось так, что социал-демократия в общем и целом отвергла эти установки, приняла существующие общественно-политические институты и общепринятые правила игры. С этой точки зрения всю ее последующую историю можно рассматривать и как постепенный отход от марксизма. Со временем в программах социал-демократов взяли верх прагматизм и реформизм. Как бы предвидя возможность появления авторитарного социализма, руководители реформистского крыла социал-демократии провозгласили своей целью построение демократического социализма. Само понятие «демократический социализм» вошло в научный и политический лексикон в конце ХIХ века и включало идею политической, экономической и культурной интеграции рабочего движения в существующую систему. Для представителей данной традиции с самого начала было характерно признание правового государства как позитивного фактора в деле постепенного реформирования и трансформации капиталистического общества.

Немаловажный вклад в разработку идей демократического социализма внесли представители английского фабианского и гильдейского социализма, поссибилизма и других реформистских течений во французском социализме, австромарксизма, особенно его идейные руководители О. Бауэр, М. Адлер, К. Реннер и другие. Велика была роль Э. Берштейна, главная заслуга которого состояла в отказе от тех установок марксизма, чья реализация в России и ряде других стран привела к установлению тоталитарных режимов. Речь идет прежде всего об установках на разрушение старого мира, на диктатуру пролетариата, непримиримую классовую борьбу, социальную революцию и т.п. Э. Бернштейн считал, что социализм не только «по времени, но и по своему внутреннему содержанию» является «законным наследием» либерализма. Речь идет о таких принципиальных для обоих течений вопросах, как свобода личности, хозяйственная самостоятельность отдельного индивида, его ответственность перед обществом за свои действия и т.д. Свобода, сопряженная с ответственностью, говорил Э. Бернштейн, возможна лишь при наличии соответствующей организации и в «этом смысле социализм можно было бы даже назвать организаторским либерализмом». Э. Бернштейн настойчиво подчеркивал, что демократия «суть средство и цель одновременно». Она – средство завоевания социализма и форма осуществления социализма. По его мнению, реализация полного политического равенства является гарантией реализации основные либеральных принципов. И в этом он видел сущность социализма.

В социалистической интерпретации либеральных принципов Э. Бернштейн выделял три основные идеи: свободу, равенство, солидарность. Причем на первое место он ставил солидарность рабочих, считая, что без нее свобода и равенство при капитализме для большинства трудящихся останутся лишь благими пожеланиями. Здесь перед социал-демократией возникал сакраментальный вопрос: как добиться того, чтобы социалистическое общество стало обществом наибольшей экономической эффективности и наибольшей свободы, одновременно не отказываясь от равенства всех членов общества? Главную задачу социал-демократии Э. Берштейн видел в том, чтобы разрешить эту антиномию. Вся последующая история социал-демократии, по сути дела, и есть история поисков путей разрешения этого противоречия. Во многих идейно-политических течениях оно рассматривается как актуальное. Например, как подчеркивает Э. Арбластер, «и либералы и социалисты… хотят свободы и равенства» Но при этом их «разделяет характер выбора между свободой и равенством в конфликтной ситуации, а также их соотношение с другими ценностями: справедливостью, безопасностью, собственностью...».

В чем суть современного социал-демократизма и демократического социализма в частности? Пожалуй, наиболее емко и четко эта суть выражена в Годесбергской программе СДПГ 1959 года, в которой в качестве основных «целей социалистического стремления» провозглашены свобода, справедливость, солидарность. Эти три пункта в различных модификациях, с дополнением ценностей «равенства», «демократии» и т.д. в той или иной форме присутствуют в программах большинства социал-демократических партий. Центральное место в построениях демократического социализма занимает свобода, означающая самоопределение каждого человека. Равенство дает смысл свободе. Справедливость, которая не учитывает равенство прав всех людей, неизбежно превращается в уравниловку, подминающую под себя действительную справедливость. Иначе говоря, свобода и равенство обусловливают друг друга. Выражением этой обусловленности является справедливость. Справедливость есть не что иное, как равная для всех свобода. Но свобода отдельного индивида может реализоваться только в свободном обществе, и, наоборот, не может быть свободного общества без свободы отдельного индивида, который, в свою очередь, должен нести ответственность перед обществом за свои действия. Очевидно, что в демократическом социализме преобладает позитивное толкование свободы – свобода не «от чего», а «для чего». В личной сфере это означает свободное развитие личности, а в политической – участие в принятии решений в обществе и государстве.

В общем контексте дальнейшего освобождения от остатков марксистского наследия в социал-демократии наблюдалась тенденция к усилению акцента на пересмотр позитивной роли государства, индивидуальную свободу, частную собственность, рыночные отношения и другие связанные с ними ценности и установки.

Для демократического социализма идеалом являются постепенность, конкретность мер, осуществляемых в процессе выполнения повседневной рутинной работы, реализации так называемых «малых дел», которые в совокупности и составляют движение к социализму. В этом смысле движению отдается приоритет перед отдаленной абстрактной целью. Такой подход, в сущности, стал стратегической установкой политических программ большинства партий демократического социализма. Так, исходя из постулата о том, что не может быть абсолютной, окончательной истины, авторы Годесбергской программы подчеркивали, что в реальной действительности не может быть абсолютной свободы, абсолютной справедливости и абсолютной солидарности. Поэтому речь должна идти не о стремлении к ним как к абсолютным ценностям, а о стремлении к большим, чем существуют на практике, свободе, справедливости, солидарности.

Наиболее дискуссионным вопросом между социал-демократией и другими идейно-политическими течениями остается вопрос о пределах демократии. Консерваторы и либералы склонны настаивать на том, что демократия представляет собой сугубо политический феномен и поэтому она не должна распространяться на другие, сферы в частности экономическую. Социал-демократы же, наоборот, придерживаются мнения, что демократия, свобода, равенство – величины субстанциальные и не должны быть ограничены политической сферой.

Фашизм

Фашистская идеология, возникшая в 20-х годах ХХ века, стала одним из знаковых явлений ХХ столетия. Фашизм представляет собой иррациональную, неадекватную реакцию общества на острые кризисные процессы, разрушающие устоявшиеся экономические, социальные, политические и идеологические структуры. Фашизм – крайне антидемократическое, радикально-экстремистское течение, тяготеющее к установлению террористической диктатуры.

Сегодня в политической философии сложилось двоякое понимание фашизма. Одни ученые понимают под ним конкретные разновидности политических идеологий, сформировавшихся в Италии, Германии и Испании в 20-30-х годах ХХ столетия и служивших популистским средством выхода этих стран из послевоенного кризиса. Родоначальником фашизма был лидер левого крыла итальянских социалистов в те годы Б. Муссолини. Его теория, базировавшаяся на элитарных идеях Платона, Г. Гегеля и на концепции «органицистского государства» (оправдывающей агрессивные действия властей во имя блага преданного ему населения), проповедовала крайних национализм, «безграничную волю» государства и элитарность его политических правителей, прославляла войну и экспансию.

Характерной разновидностью фашизма был и национал-социализм А. Гитлера. Немецкая версия фашизма отличалась большей долей реакционного иррационализма, более высоким уровнем тоталитарной организации власти и откровенным использованием расизма. Использовав идеи расового превосходства А. Гобино, а также ряд положений философии И. Фихте, Г. Трейчке, А. Шопенгауэра и Ф. Ницше, теоретики германского фашизма построили свою идеологию на приоритете социальных и политических прав некоего мифического народа, который они называли «арийской расой». В соответствии с признанием его привилегированности была провозглашена политика поддержки государств «культурно-созидающих рас», ограничения жизненного пространства для этносов, «поддерживающих культуру» и беспощадного уничтожения «культурно-разрушающих» народов (негров, евреев, цыган). Здесь государству отводилась уже второстепенная роль, а главное место занимала раса, защита целостности которой предполагала и оправдывала политику экспансионизма, дискриминации и террора.

Конкретно-исторические трактовки фашизма позволяют увидеть его политические ожидания во франкистской Испании, Японии 30–40-х годов, Португалии при А. Салазаре. Его наиболее характерные черты зримо проявляются в таких идейных разновидностях как неонацизм (базирующийся на принципах расовой чистоты и идеале сверхчеловека), национал-либерализм (сохраняющий те же идеи расистской богоизбранности и этнического гегемонизма, но более терпимо относящийся к индивидуализму и ряду других буржуазных ценностей) и неофашизм, в котором отсутствуют представления об этническом мессианстве, но вместе с тем придается решающее значение идеям «почвы», народа, патриотизма, лежащие в основе «естественного государства» с «беспощадным правительством»).

С другой точки зрения фашизм интерпретируется как идеология, не имеющая определенного идейного содержания и формирующаяся там и тогда, где и когда на первый план выступают цели подавления демократии, а жажда насилия и террора подчас заслоняет задачи захвата и использования власти.

Российский исследователь идеологии фашизма А.А. Галкин выделяет родовые черты этой идеологии, трактуя его как правоконсервативный революционаризм, пытающийся, не считаясь с жертвами, с социальной ценой, снять реальные противоречия общества, разрушив все то, что воспринимается им как препоны к сохранению и возрождению специфически понимаемых извечных основ бытия.

Он подчеркивает, что фашизм черпает силу в массовых движениях протеста. Правоконсервативная система ценностей оказывается эффективной для выполнения роли массовой идеологии, поскольку апеллирует к страстям, врожденным инстинктам, низменным чувствам человека. Фашизм заимствует у консерватизма традиционалистского толка следующие ценностные установки:

Первая – высокомерно негативное отношение к человеческой личности как существу, подверженному всяческим порокам, «сосуду греха», для нормального существования нуждающемуся в постоянной узде и твердой направляющей руке.

Вторая – негативное восприятие разума как неправомерного проявления человеческой гордыни, весьма несовершенного инструмента познания мира, источника заблуждений и разочарований. Чрезмерное упование на разум («прометеев синдром») провозглашается главным источником бедствий, от которых страдает как личность, так и человечество в целом.

Третья – оценка нации как определяющего, неизменного, внутренне непротиворечивого элемента истории человечества, единственного судьбоносного фактора. Согласно этой трактовке, все стороны общественного развития в решающей степени детерминируются взаимоотношениями между нациями, их подъемом или упадком, способностью сохранять, наращивать или растрачивать свой жизненный потенциал. Соответственно, любая попытка рассматривать мировую историю в качестве сложной системы взаимоотношений и взаимовлияний, отнюдь не сводящейся к межнациональным отношениям, а нацию – в качестве исторически обусловленной, изменчивой системы, внутри которой развиваются и разрешаются многочисленные противоречия, предается анафеме как диктуемая дурными побуждениями.

Пренебрежительное отношение к личности стало обоснованием системы жесткого контроля над обществом со стороны той его части, которая, по мнению фашистских теоретиков, сумеет, благодаря биологической наследственности и самоусовершенствованию, подняться над обычным человеческим уровнем. Необходимость контроля над обществом выступает как обоснование неизбежного создания институтов, способных контролировать личность, вести ее в правильном направлении. Чтобы деятельность этих институтов была эффективной, требуется координация, которая может быть осуществлена лишь единой волей. Отсюда – естественная потребность в вожде, реализующем эту волю. Ее ослабление в результате импульсов, поступающих снизу и отражающих эгоизм и греховность простого люда или же порожденных конкуренцией демократических контрольных институтов, неизбежно ведет к анархии и беззаконию, а следовательно, к распаду общества. Это делает оправданными крайние меры насилия, в том числе и превентивные, реагирующие не только на действия, но и на намерения. Отрицание этого, апелляция к народовластию, законам, правам человека – либо выражение бессилия власти, либо сознательная попытка спровоцировать катастрофу.

Сказанное позволяет представить себе обобщенную характеристику фашизма, отражающую его идеологические и практически-политические установки. Его цель – возрождение и оздоровление в своей стране «титульной» нации, рассматриваемой как этническо-биологическое единство, укоренение в ней изначальных, исконных ценностей, придание ей единственно эффективной формы общественной организации, основанной на приоритете государственных интересов и на жестко структурированной системе управления, замыкающейся на личности единовластного вождя, исключение любых чужеродных влияний и решение на этой основе всех кризисных проблем, от которых страдает народная общность. Методы фашизма – организация массового движения, его оплодотворение национальным духом, разрушение существующих властных структур, унификация общественной жизни, подавление любых форм противодействия с применением в случае необходимости самых крайних средств.

Следует отметить, что фашизм претендует на роль всеобъемлющей альтернативы либерализму и демократии как силам, воплощавшим «старую» цивилизацию и культуру. По сути дела, фашизм не только сулил, но и претворил в жизнь своего рода «морально-культурную революцию», бросив открытый вызов гуманизму, взрывая и без того хрупкую грань между добром и злом. Восхождение фашизма в 20-30-е годы XX в. в Европе не может быть понято вне понимания морально-психологической драмы человека, живущего под стрессом быстрых изменений и возможных катастроф. Наиболее проницательные мыслители начала ХХ века фиксировали угрожающие симптомы духовного кризиса человека и человечества и пытались предложить свои объяснения его истоков и путей преодоления. Так, А. Швейцер усматривал причины духовного и материального оскудения человека в безумствах «реальной» мировой политики, буйных всходах скептицизма, пагубной тенденции организованных государственных, социальных и религиозных объединений «принудить индивида не основывать свои убеждения на собственном мышлении, а присоединяться к тем, которые они для него предназначили. Человек, исходящий из собственного мышления и поэтому духовно свободный, представляется им чем-то неудобным и тревожащим».

А. Бергсон, размышляя над драмой человечества в годы первой мировой войны, задавался вопросами, своеобразным ответом на которые и стал выросший на базе европейской цивилизации фашизм: «Что станет с миром, если механичность поработит все человечество; если вместо яркой, богатой, гармонической разнообразности народы явят картину штампованного ремесленного однообразия: какие новые, на этот раз уже определенные формы варварства задушат наши чувствования, наши порывы, стремления, наши идеи и идеалы, задушат цивилизацию и прогресс, зерна которых таились в древнем варварстве, если вместо спиритуализации материи налицо явится механизация духа».


Литература

1. Философия власти / Под. ред. В.В. Ильина. М.,1993.

2. Штраус Л. Введение в политическую философию. М., 2000.

3. Философия политики / Под ред. В.В. Ильина, А.С. Панарина. М.,1994.

4. Ильин М.И. Политический дискурс: слова и смыслы. // Полис. 1994. №1.

5. Капустин Б.Г. Критика политического морализма.// Вопросы философии, 2001. №2.

6. Материалы круглого стола по предмету политической философии // Вопросы философии. 2002. № 4.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:55:27 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
08:49:07 29 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Политические идеологии

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150026)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru