Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Социальная работа по предотвращению экстремизма в молодежной среде

Название: Социальная работа по предотвращению экстремизма в молодежной среде
Раздел: Рефераты по социологии
Тип: дипломная работа Добавлен 07:12:24 13 ноября 2010 Похожие работы
Просмотров: 957 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 3 Оценка: неизвестно     Скачать

Министерство по образованию и науке

Российской федерации

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ТЕХНОЛОГИИИ И ДИЗАЙНА

КАФЕДРА

СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Социальная работа по предотвращению экстремизма в молодежной среде

Санкт-Петербург

2010


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава IСоциальная природа преступности

1.1. Личность преступника

1.2. Механизм преступного поведения

1.3. Социальные факторы и поведение

1.4. Понятие и структура процесса мотивации

Глава IIФашизм

2.1. Возникновение фашистских движений

2.2. Идеология и социальная база фашизма

2.3. Профашистские движения на рубеже тысячелетий

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

Для обычного человека криминальная сторона правовой системы является по различным причинам наиболее знакомой стороной права, и дело тут вовсе не в том, что каждый гражданин является "потенциальным преступником". Дело в том, что когда упоминается право и правовая система, на память людям приходят институты правовой юстиции - полиция, залы суда, судебные слушанья, тюрьмы и места заключения. Драма судебного слушанья отзывалась в сердцах людей в течение многих веков. Преступления и наказания представляют собой новости на первых страницах газет, заголовки радиосообщений и теле новостей. Существует известный роман под названием "Преступление и наказание" и еще один, не менее известный, под названием "Процесс". Ни одно заслуживающее внимание литературное произведение не называется "Нарушенная аренда" или "Страсти по виндикационному иску". Каждая страна имеет свой список преступлений, и это до некоторой степени затрудняет анализ преступного поведения субъекта. Ведь, к примеру, в Советском Союзе, спекуляция валютой являлась серьезным преступлением, хотя в странах Запада этим занимались респектабельнейшие бизнесмены. Встает вопрос - имеются ли какие-либо деяния, которые можно назвать универсальными преступлениями, то есть которые каждое общество определяет как уголовное преступление? Скорее да, чем нет, иначе никогда не предпринималось бы попыток унифицировать знания о природе преступления, и провести анализ преступного поведения субъекта. А юридическая психология, как научная дисциплина, оформилась бы в каждой стране по-разному, настолько, что контакты ученых из разных государств были бы весьма затруднительны. Хотя есть и исключения: первый пример преступления, которое по природе своей противно человеческой совести это умышленное убийство. Но и аборт, не наказуемый в уголовном порядке, многие люди считают явлением того же порядка, что и убийство. Все же при написании работы, автор будет руководствоваться тем, что крупные, классические преступления являются частью общественного кодекса и определены как преступления в большинстве стран. Все преступления, которые будут рассматриваться в работе (из-за корысти, ревности, хулиганства, мести) простой человек определил бы как преступления. Обычный гражданин обладает достаточным представлением о том, какие действия составляют умышленное убийство, даже несмотря на то, что не знает юридических тонкостей и технических деталей. Поэтому возможный упрек в том, что причины и условия преступного поведения сильно варьируются в зависимости от общества и устоев, принятых в нем, видимо не будет иметь под собой серьезной базы. Есть преступления, которые понимаются как преступления большинством людей, не знакомых с юридическими науками. Есть классические мотивы при совершении преступлений.

Преступление представляет собой один из специфических видов сознательной человеческой деятельности, т.е. волевое действие, предполагающее цель, выбор средств, мотив и оценку действий. В этом качестве оно составляет важнейшую характеристику субъекта преступления как личности, его сознания, психики.

Любое проявление человеческой деятельности, в том числе и преступной, есть вместе с прочим акт общественной связи индивида с другими людьми, элемент человеческой истории, социального опыта. Осуществляется эта связь через поведение, через выработанные и сложившиеся в ходе исторической практики способы и формы общения и обособления личности. Тот или иной тип поведения является, как правило, выражением взаимосвязи определенного типа личности и его деятельности. В частности, преступная деятельность, как общественно опасный тип поведения выражает связь преступника с другими людьми, а также с теми историческими условиями, которые породили преступность и способствуют ее сохранению.

Основным характеризующим признаком деятельности выступает ее мотив. Он является той призмой, через которую обнаруживается, имеющая имманентный характер связь личности и ее деятельности. В мотивах выражаются побуждающие начала, внутренние основания и целевая направленность активности А их структура характеризует развитие личности через ее содержательность, т.е. через результаты усвоения индивидом элементов социальной Среды, общественных отношений.

Вот почему для понимания социальной природы и социльно-психологической характеристики преступника как типа столь важны выявление и анализ мотивационной сферы его общественно опасной деятельности. Этот анализ помогает раскрыть и социальное содержание личностных черт преступника как типа, и детерминанты преступного поведения, и наиболее типичные средства социально-психологического механизма преступной деятельности.

Актуальность работы-всё большее количество молодых людей совершают преступления той или иной тяжести, тем самым руша свою жизнь и своё будущее. Молодым людям свойственно желать всё и сразу, при этом не прилагая особых усилий. Современная молодёжь ни в чём себе не отказывает: еда, клубы, работа, отдых за границей. С самого детства они не чувствовали никаких особых лишений, как предыдущие поколения, тем самым, в их сознании есть убеждение, что можно всего добиться, любыми способами, пусть даже не легальными или преступными.

Продажа наркотиков, злоупотребление алкоголем, западные стандарты, «нефильтрованное» телевидение-всё это приводит к разрушению моральных устоев, антиобщественному поведению и разрушению всеобщего спокойствия и светлого будущего.

Тема данной дипломной работы является актуальной на сегодняшний день. Так как поведение молодёжи сегодня будет служить примером следующему поколению. И если не исправлять наши ошибки сейчас, последствия могут оказаться ещё более печальными.

Цель работы-анализ, изучение антиобщественного поведения молодёжи.

Задачи-выявление методов, способов профилактики антиобщественного поведения молодёжи и разработка новых решений данной проблемы.

Объект работы-различные молодёжные организации, их структура и деятельность. Анализ антиобщественной деятельности молодёжных организаций, на рассмотрении частного случая-фашистских организаций.

Предмет работы-анализ деятельности фашистских организаций.


Глава IСоциальная природа преступности

Система любого индивидуального поведения, в том числе и антиобщественного поведения, не может быть правильно понята, если не учитывать и не брать во внимание те социальные явления, процессы и факторы, которые происходят в обществе. Индивидуальное поведение отражает социальное (хотя и не всегда адекватно) и должно изучаться в близкой и тесной связи с ним. Вот почему, прежде чем проанализировать механизм индивидуального антиобщественного поведения, следует задержать внимание на более общем вопросе об объективных и субъективных причинах антиобщественного поведения в обществе.

Понять суть и причины можно лишь в социально-историческом факторе, рассматривая их как зарождение определенных общественных явлений, при этом явлений многообразных в разных общественно-экономических областях.

Антиобщественное поведение,как молодёжи, так и взрослой части общества, в своей общей системе отличается друг от друга, в зависимости от места, страны, где они возникают, а так же по своим социальным признакам, по тяжести и по психологии, и вместе с тем, они обладают общими чертами в происхождении, причинах и дальнейшей исторической судьбе. Это дает возможность анализировать не только отдельные типы антиобщественных поступков, но и всю их совокупность, анализировать схожие причины и условия, повлиявшие их совершению. Это также дает возможность изобретать и анализировать целостную систему мер борьбы со всеми правонарушениями.

Социальная природа преступности и антиобщественного поведения определяется, во-первых, ее историческим возникновением. Известно, что преступность как массовое явление возникла лишь в определенных социальных условиях - с появлением классов, государства и права. Право, как и правонарушения, возникает лишь тогда, когда родовой строй перевоплощается в организацию для грабежа и угнетения соседей и отдельных слоёв общества.

Правовые нормы закрепляют социальные интересы и взгляды людей, отражают их экономические, политические и другие потребности.

Следовательно, правонарушения и преступления были направлены против этих потребностей и интересов, нужд. Различия классовой и социальной структуры нашего общества привела к появлению противопоставленных общественных интересов, к необходимости укреплять определенные типы поведения в нормах права. Не стандартные катаклизмы, не изменение основ природы человека, не технический прогресс, ни социальное развитие общества, достижение им определенного этапа своего развития, связанного с возникновением классов, личной собственности и государства - вот основная причина возникновения антиобщественного поведения, преступности и других правонарушений.

Во-вторых, социальная сущность правонарушений и антиобщественного поведения проявляется в определённом содержании составляющих их действий (или бездействия) людей. Любой человеческий поступок есть "кирпичик" социальной реальности; не может быть преступника вне этого общества. В этом плане любое поведение социально; не является исключением и поведение, являющее собой нарушение правовой нормы, в том числе и антиобщественное.

В-третьих, социальная сущность антиобщественного поведения проявляется в их результатах – на том уроне, который они наносят интересам окружающего общества. Этот вред нельзя рассматривать только как физический (материальный) ущерб, причиняемый имуществу конкретных людей, их здоровью или их жизни.

В-четвертых, количественные и качественные показатели состояния, структуры антиобщественного поведения испытывают значимые изменения в связи и в зависимости от этих изменений, происходящих в условиях общественной жизни людей. Здесь социальная сущность антиобщественного поведения проявляется наиболее ясно. Отмечая это обстоятельство, Н. Ф. Кузнецова писала: "Преступность исторически изменчива как по социальной сущности, так и по месту (в разных государствах и в разных социально-экономических формациях неодинаков круг преступлений), и по времени (объем уголовно наказуемых деяний меняется по мере исторического развития государства даже одной формации).

Явным считается историческое происхождение права как пункта контроля государственной и политической элиты за поведением людей, как инструмента государственного руководства обществом. Различие поведения людей, выгодного для одних и невыгодного для других, признание одних форм его полезными, правомерными, законными, а других вредными, неправомерными, противоправными есть единственный процесс, различные стороны которого отразились в происхождении как права, так и противоречащих ему форм поведения, включая антиобщественное. Антиобщественное поведение порождается комплексом объективных и субъективных факторов - причин и условий, являющихся в сложном взаимодействии между друг другом. При этом в различных конкретных исторических условиях как содержание так и взаимодействие этих факторов неодинаковы.

И сейчас взаимосвязанные понятия правомерного и антиобщественного поведения отображают в конечном результате различные интересы классов, личности и социальных групп. Классов, потому что правомерное поведение признано таковым со стороны государственной элиты; личности, потому что интересы конкретных людей не всегда совпадают между собой и с интересами всего общества; социальных групп - потому что не существует единства в повседневной экономической, социальной и культурной жизни.

Таким образом, рассмотрев сущность преступного и антиобщественного поведения, поняв их истоки, причины и цели, в дальнейшем возможно более глубоко рассматривать данную проблему.

Таким образом, антиобщественное поведение - это социальное и правовое явление. Оно социально, потому что слагается из действий, совершаемых людьми в социальном обществе и против интересов всего общества или основной его части. Антиобщественное поведение социально по своему происхождению, содержанию.

1.1. Личность человека с антиобщественным поведением

В правовой литературе написано, что в качестве непосредственной причины антиобщественного поведения выступает сложное взаимодействие объективных и субъективных факторов и различных частей взаимосвязанных действий - индивида и среды. Раскрытие сущности и причин антиобщественногоповедения неразрывно связано с проникновением в формы нравственного формирования личности, ее деформации и социального отрицания, становления собственного «Я» и сопротивления окружающему миру и обществу.

В изучении сущности, форм и механизма антиобщественного поведения особое место занимают вопросы субъективного характера, связанные с интересами, потребностями, мотивами поведения людей, их целями и стремлениями. И это ясно, так как объективные общественные процессы действуют не механически, а через сознание и поведение людей. Значит и антиобщественное поведение нельзя объяснить одними лишь противоречиями общественного развития или ошибками устоях и правилах общества. Анализ его причин требует выяснения общих элементов поведения правонарушителей, изучения особенностей их личности.

Личность человека, выступая в единстве всех ее социальных, нравственных и психологических свойств и признаков, формируется в процессе жизни и деятельности человека. Вступая во взаимосвязи с окружающими людьми, человек усваивает нормы поведения, нравственные и правовые понятия и представления, социальные и культурные ценности, приобретает новые потребности, интересы и стремления. Вместе с тем он вовсе не является "игрушкой в руках судьбы" или пассивным объектом воздействия социальных условий; человек сам в известных пределах формирует условия своей жизни, а следовательно, и собственную личность. Формирование личности является сложным, противоречивым и в общем необратимым процессом, развивающимся "по спирали", т.е. таким процессом, который сам подготавливает условия для своего последующего развития, является в некотором роде причиной собственного самодвижения.

При неблагоприятном нравственном формировании индивида происходит обратное: возникает различие между свойствами личности и требованиями окружающей действительности, общества и различных социальных кругов. Это относится, прежде всего, к таким категориям и свойствам личности, как нужда и интересы, нормы морали, нравственности и представления о праве, привычные формы (стереотипы) поведения и оценки их самим субъектом, личностью (а также самооценка своей собственной личности). Человек в полной мере не адаптирован к той окружающей, в первую очередь социальной среде, в которой он должен жить и работать, обитать и общаться с другими людьми.

« Биологическая и социальная суть формирования личности и человека вцелом заключается в том, чтобы он оказался максимально приспособленным к окружающей среде, причем не в пассивном смысле, зависимости от нее, а в активном - в смысле овладения и ознакомления закономерностями природной и социальной реальности для их использования на благо личности и всего окружающего его общества. Каким бы противоречивым ни был процесс формирования и становления личности, если он совершается в позитивном направлении, то результат его будет положителен: несогласия и противоречия между индивидом и окружающей средой, неизбежные в силу относительной самостоятельности, постепенно уменьшаются, сходят на нет, принимают такую форму, которая не мешает активной жизнедеятельности индивида, его взаимосвязям с природой и обществом » [1] .

Если выявить основные истоки нравственного формирования человека, то ими будут, во-первых, сама личность, со всеми ее меняющимися свойствами; во-вторых, маленькие социальные группы - семья, школа, рабочий коллектив, в которых эта личность непосредственно формируется; в-третьих, общество в целом, осуществляющее политическое, идеологическое, культурное, воспитательное и иное воздействие через средства массовой информации и другие каналы. Политические, экономические и социальные условия жизни членов данного общества, жизненный опыт, формы поведения и их представления воспринимаются или отвергаются индивидом; внутри и внешнеполитические явления так же влияют на представления и взгляды человека. Вряд ли можно назвать такую сторону жизни человеческого общества, которая была бы нейтральна для формирования личности его участника.

В случае неблагоприятного формирования личности ее нравственные ценности, правовые представления, система нужд и основных интересов входят в противоречия с соответствующими общественными интересами, представлениями и ценностями. человек приобретает антиобщественную ориентацию. Это проявляется в деформации потребностей, мотивов, нравственности и иных социальных ценностей человека.

Главная причина заключается в том, что личность формируется под воздействием не только всего общества в целом, но и тех малых социальных групп, в которых она состоит. А это формирование не всегда оказывается благоприятным.

Многие социальные противоречия, свойственные обществу, реализуются через малые группы. Например, классовые и иные социальные различия сказываются в различиях образа жизни малых групп - семьи, родственников, друзей, соседей, обсуждаются и оцениваются ими. Демографические изменения также затрагивают малые группы: переезд с периферии в столицу неизбежно меняет ближайшее окружение субъекта, причем часто это изменение носит не только персональный, но и социальный характер (переход в другую профессиональную, возрастную группу и т.д.).

Малая социальная группа - семья, рабочий коллектив, ближайшее окружение друзей и знакомых - это тот первичный коллектив, в котором человек проводит основную часть своего времени. Каждый индивид выступает и как член малой группы (и при том не одной), и одновременно как член всего общества; его поведение неизбежно должно сообразовываться с требованиями всех тех больших и малых коллективов, в которых он состоит. Можно сказать, что малая социальная группа по своему групповому сознанию, поведению, системе ценностей, взглядам и традициям занимает промежуточное положение между индивидом и "большим обществом", является переходным звеном между ними.

Любая малая группа создает внутренний (неформальный), а иногда и внешний (формальный) контроль за выполнением указанных ими нормами и требованиями. Если подросток не подчиняется условиям и требованиям жизни семьи, он испытывает на себе родительское воздействие и давление. Этот социальный контроль взаимосвязан с разделяемыми группой нормами поведения, и вследствие этого он может играть как позитивную, так и негативную роль; так, контроль за поведением индивида группы, придерживающейся плохих для общества ценностей, будет направлен на то, чтобы укрепить антиобщественную позицию индивида, отделить его от других коллективов, изолировать от воздействия общества.

Частичная самостоятельность малой социальной группы приводит к тому, что в ней могут происходить групповые нормы поведения и общие ценности, не совпадающие с нормами и ценностями, принятыми данным обществом и согласованным государством. Это не означает, что подобные групповые образцы поведения всегда противопоставлены правовым или нравственным стандартам общества; зачастую они в этом смысле нейтральны, так как касаются только профессиональных или иных специфических аспектов участников группы (взаимоотношения спортсменов, традиции семьи, национальные обычаи и др.). Вместе с тем существуют и такие групповые стандарты и образцы поведения, которые могут противоречить праву и общественной нравственности.

В силу указанных особенностей малой социальной группы она может быть ареной различного рода противоречий, связанных в том числе с противоправным поведением. Это прежде всего противоречия внутри самой социальной группы: конфликты между членами семьи, рабочего коллектива, учебной группы и так далее. Внутренние групповые конфликты болезненно сказываются на внутреннем состоянии и поведении членов группы, тем более что они, как правило, вынуждают каждого определить свою позицию по отношению к враждующим участникам, принять ту или иную сторону. Эти конфликты могут стать источниками различного рода правонарушений.

Далее встречаются конфликты между несколькими малыми социальными группами, например, между семьей и сослуживцами, между группами родственников со стороны мужа и со стороны жены, между школой и родителями подростка и т.д. Необходимо отметить, что подобный конфликт может носить не только внешний характер, выражаясь в ссорах и обостренных взаимоотношениях, но и быть скрытным, внутренним. Когда субъект является вольным или невольным участником обеих конфликтующих групп, это отрицательно сказывается не только на его самосознании, но и на поведении. Избирая ту или иную линию поведения, он неизбежно нарушает групповые нормы другой стороны; занимая двойственную позицию, он обрекает себя на осуждение обеих сторон. Все это служит источником разнообразных правонарушений, в особенности направленных против личности.

Наконец, возможна третья разновидность противоречий и конфликтов - между малой группой и обществом. По сути дела это противоречия на основе расхождения между нравственными, правовыми и иными социальными нормами и ценностями - групповыми и общественными. Семья, ведущая антиобщественный образ жизни (пьянство и прочее), приходит в резкое противоречие с нормами общества. Тем более в таком противоречии находится группа преступников, совместно совершающих преступления, например, кражи.

Групповые нормы поведения по большей своей части не фиксируются в каком-либо определенном виде: это обычные реакции на стандартные ситуации, которые в данной группе общеприняты. Если в семье по субботам и воскресеньям отец выпивает с соседями, подросток привыкает к этому как к обычному порядку вещей. "В любой группе важно именно то, что считается само собой разумеющимся, что молчаливо и бессознательно принимается всеми" Это и опасно, потому что под такую категорию само собой разумеющихся поступков могут подпадать и мелкие кражи, и сквернословие, и хулиганские выходки в общественных местах.

Групповая мораль подобного рода тесно связана с низким уровнем правового и нравственного сознания. Происходит деформация многих моральных понятий, и это становится психологическим оправданием противоправных поступков.

Как уже говорилось ранее, человек одновременно является членом нескольких малых социальных групп, именно поэтому он испытывает влияние со стороны каждой из них в соответствии со всеми своими социальными ролями руководствуется разными правилами поведения. Противосторонние правила ведут к конфликту в системе контроля над индивидом. Например, какое-то время участник преступной группировки может дома играть ложную роль, скрывая свои занятия, но это бывает редко и продолжается недолго; если семья этого человека не совпадает с преступной группой, возникает неизбежный конфликт. Социальный контроль со стороны одной группы имеет тенденцию распространяться на поведение данного ее члена и в последующих группах. Семья будет стремиться к прекращению антиобщественной деятельности своего члена, либо, напротив, соучастники антиобщественной деятельности булдут стараться вырвать его из под контроля семьи или другой социальной группы. Такая же ситуация возможна при противоречивых позициях трудового коллектива и ближайшего окружения, семьи и приятелей и тому подобное.

В малых социальных группах, где складываются неправильные взаимоотношения и возникают случаи, а затем и привычные формы антиобщественного поведения, формируется и искаженный по своей направленности социальный контроль; фактически он становится антисоциальным. К нарушениям антиобщественных правил поведения применяются различного рода меры воздействия. Характерно, что если раньше в преступную группу вовлекали посредством обмана и угроз, то теперь в большинстве случаев воздействуют просьбами и уговорами. Основной расчет организаторов преступных групп строится на подборе "единомышленников", лиц с такой же антиобщественной ориентацией.

Рассмотрев данные проблемы более тщательно, можно заметить, что проблема антиобщественного поведения не является внезапной. Она зарождается в индивиде с ранних лет становления его личности, в самом остром периоде созреванияв 14-17 лет.

Моральные уставы, правила поведения, новые истины- всё это обрушивается на неустоявшеюся психику подростка, тем самым, невольно заставляя его делать выбор. Если его семья вовремя заметит данный период и подстрахует его, поймёт и поможет выбрать правильное направление, ребёнок никогда не будет вести антиобщественную деятельность. То же самое касается и малых социальных кругов, в которых он на тот момент уже играет свою роль: школа, друзья и так далее.

1.2. Механизм преступного поведения

В научном исследовании причины антиобщественного поведения могут быть проанализированы на разных уровнях - общества, коллектива (малой социальной группы), личности. При этом объяснение указанных причин приобретает преимущественно философский, социологический или психологический характер.

Применение философского положения об уровнях социальной действительности к изучению антиобщественных, противоправных явлений находит реализацию, в частности, в том, что следует различать индивидуальный и социальный уровни преступного поведения, несводимые один к другому. На социальном уровне нас интересует состояние, структура и тенденция антиобщественного поведения в стране или отдельно взятом районе, обобщенные данные о личности правонарушителей, социальные причины этого социального явления. На уровне же индивидуального поведения мы рассматриваем механизм антиобщественного поведения, личность конкретного правонарушителя, причины его преступного поступка.

Под механизмом антиобщественного поведения подразумевается связь и взаимодействие внешних факторов объективной действительности и внутренних, психических процессов, состояний, детерминирующих решение совершить преступление, направляющих и контролирующих его исполнение.

В криминологической литературе понятие механизма преступного поведения раскрыто еще не полностью. Отмечено, что механизм преступного поведения представляет собой динамическое явление, определенное взаимодействием составляющих его элементов. В самом общем виде он характеризуется как "переработка личностью" воздействий внешней среды на основе социальной и генетической информации, формирование отношения к деятельности и деятельность, определяемая психологическими процессами и воспрещенная уголовным законом. Как видно, элементы механизма преступного поведения - это психические процессы и состояния, рассматриваемые не в статистике, а в динамике, и притом не изолированно, а во взаимодействии с факторами внешней среды, детерминирующими это поведение.

Из сказанного также вытекает, что следует различать уголовно-правовое понятие преступления и криминалистическое понятие преступного поведения.

Преступление в уголовно-правовой системе определено в законе (ст. 7 Уголовного кодекса ЭР). Оно состоит во внешне выраженном акте человека - действии или бездействии, осуществляющем как объективную, так и субъективную сторону соответствующего состава. Это - общественно опасное, виновное и наказуемое деяние, признаки которого точно предусмотрены в уголовном законе.

Преступное поведение - понятие более широкое. При изучении преступного поведения интересно не только внешнее общественно опасное и противоправное действие, но и его истоки: возникновение мотивов, постановка целей, выбор средств, принятие субъектом будущего преступления различных решений и т.д. Содержание данного термина - криминологическое. Это значит, что указанное понятие используется не для определения оснований ответственности за содеянное, а главным образом для раскрытия причин индивидуального преступного акта.

Никакой внешний акт совершения сознательного поступка, в том числе преступления, не происходит спонтанно; он почти всегда подготовлен более или менее длительным периодом формирования мотивов, планирования и принятия решения о его осуществлении. Ему предшествует ряд этапов психической деятельности субъекта, которые постепенно формируют направленность поступка на его фактическое выполнение. Преступное поведение человека есть процесс, развертывающийся как в пространстве, так и во времени и включающий не только сами действия, изменяющие внешнюю среду, но и предшествующие им психологические явления и процессы, которые определяют генезис противоправного поступка.

Как известно, преступления по своим субъективным свойствам делятся на умышленные и неосторожные. В свою очередь, среди умышленных преступлений выделяются совершенные в состоянии аффекта. Механизм преступного поведения во всех этих случаях имеет свою специфику. Наиболее полно и развернуто он выступает в группе так называемых предумышленных преступлениях, тех, совершение которых сознательно планировалось субъектом еще до наступления ситуации, в которой осуществилось его преступное намерение.

« Механизм предумышленного преступления, как наиболее полный, включает три основных звена:

1. мотивация преступления;

2. планирование преступных действий;

3. исполнение преступления и наступление общественно опасных последствий; В первое звено входят потребности личности, ее планы, интересы, которые во взаимодействии с системой ценностных ориентаций личности порождают мотивы преступного поведения » [2] .

Во втором звене механизма преступного поведения мотивация уже конкретизуется в план противоправного поступка. Субъект определяет непосредственные объекты своих действий, а также средства, место и время совершения преступления, принимая соответствующие решения.

Третье звено - непосредственное совершение преступления. Оно охватывает как преступные действия (бездействия) субъекта, так и наступление преступного результата. По сути дела здесь преступное поведение совпадает с преступлением как внешним актом общественно опасного и противоправного поведения.

Во всех этих звеньях поведения субъективное взаимодействует с объективным, личность - с социальной средой.

Еще до формирования первого звена механизма преступного поведения - мотивации во взаимодействии личности и внешней среды можно в ряде случаев усмотреть предпосылки будущего антиобщественного поступка. Как писалось ранее, антиобщественной мотивации часто предшествует неблагоприятное с социальной точки зрения формирования человеческой личности. Те потребности, социальные установки, ценностные ориентации, которые сложились у личности, в решающей степени определяют ее дальнейшее поведение в различных жизненных ситуациях. Это относится и к преступному поведению.

Тем не менее, для действия механизма преступного поведения формирование личности - всего лишь предварительный этап. Как бы ни были искаженны социальные установки или ценностные ориентации человека, нельзя рассматривать его как преступника, если он ничего противоправного, наказуемого в уголовном порядке не совершил. Криминологически значимое поведение, анализируемое с самых его истоков, приобретает юридическое значение лишь на последнем, третьем этапе - в процессе исполнения задуманного.

Процесс формирования личности хотя и интересует право и криминологию, не является предметом их изучения: это дело педагогики, психологии, социологии и других наук о человеке. Что же касается формирования и принятия решения о совершении преступления, то это уже предмет криминологического исследования.

Возникновение этого решения не является неизбежным следствием неблагоприятного формирования личности. Это формирование может не окончиться ничем; возможны также переориентация и исправление субъекта. Связь между неблагоприятным формированием личности и решением совершить преступление - статистическая, вероятностная, наблюдаемая лишь в массе лиц и событий. Некоторая часть лиц, имеющих антиобщественную ориентацию, совершает затем преступления.

С другой стороны, их могут совершать и люди, в формировании личности которых трудно усмотреть отрицательные моменты. Отсутствие прочной взаимосвязи между неблагоприятным формированием личности и противоправным поступком - важный факт, который разрушил реакционные представления о неизбежности преступного поведения лиц, выросших в неблагоприятной среде, их якобы фатальной предрасположенности к преступлениям.

Когда же начинается та деформация генезиса поведения, которую можно рассматривать как первые шаги реализации преступного акта? Исследования свидетельствуют, что большей частью она берет свои истоки в дефектах мотивации поведения, за которой следует более или менее детальное планирование и принятие решения о совершении преступления, а затем уже и само исполнение преступного намерения. В соответствии с этой схемой мотивация поступка и считается первым звеном рассматриваемого механизма, а наступление преступного результата - его последним звеном.

Механизм преступного поведения содержит по форме те же психологические элементы процессы и состояния, и механизм правомерного поступка, но наполненные другим социальным содержанием. В них, как и при совершении общественно полезных действий, отражается внешняя среда, в которой действует человек, но это отражение, как правило, дефектно. Механизм преступления, функционируя в развернутом или свернутом (сжатом) виде, включает различные эмоциональные состояния, реализует волю и сознание субъекта, однако и эмоции, и воля, и сознание преступника направлены на достижение антиобщественных целей, и их содержание противоречит объективным закономерностям социального развития.

Анализ механизма преступного поведения показывает, что поведение становится антиобщественным и противоправным не в одной какой-то точке причинной цепи, ведущей к преступному акту. Здесь уместно отметить два обстоятельства: во-первых, как правило, антиобщественный характер поступка складывается постепенно, начиная с незначительных отклонений от социально одобряемых норм; во-вторых, "критическая точка" развития, после которой поведение явно приобретает антиобщественную направленность, может быть расположена в самых различных местах причинной цепочки, образующей это поведение.

Так, иногда нейтральные в социальном отношении потребности сознаются лицом в виде таких интересов, которые уже имеют сомнительную нравственную направленность; затем эти интересы приходят в противоречие с законными возможностями, приводят к появлению явно антиобщественных целей и, наконец, будучи закреплены в решении, осуществляются в преступном поведении. Этот процесс может развиваться и по-другому; например, антиобщественные элементы поведения (цели, средства для достижения и пр.) могут быть нейтрализованы внешними или внутренними факторами. В результате поступок будет не преступным или аморальным, а нейтральным с точки зрения права и нравственности, либо же лицо откажется от его воплощения в жизнь.

Анализ содержания и особенностей функционирования механизма преступного поведения очень важен как с теоретической, так и с практической точки зрения. В научном отношении он важен потому, что раскрывает свойства личности преступника и те стороны внешней социальной среды, которые формируют причины и условия, способствующие совершению преступлений. В практическом - потому, что помогает определить меры, способные предотвратить преступление, изменить направленность личности правонарушителя. Антиобщественное поведение формируется на базе возникновение и постепенного развития противоречий и конфликтов в разных звеньях психологического процесса. Природа этих противоречий может быть разной и многогранной.

Одна группа противоречий, наблюдаемых в генезисе противоправного поведения, имеет психологическую природу. Одни из них являются индивидуальными, другие же относятся к области социальной психологии. Индивидуальный характер имеют, например, внутренние противоречия между различными потребностями и интересами одного и того же лица, между разными целями и мотивами его поведения (борьба мотивов и т.п.).

Противоречия в системе нравственных, правовых и иных социальных ценностей могут отражать и более общие явления, характерные для группы лиц или имеющие распространение в определенных слоях общества. Таковы, например, вредные традиции и привычки, противоречащие номам поведения в обществе. В этом случае складываются социально-психологические противоречия между привычками данного человека и нравственными нормами общества в целом, между низким уровнем его правосознания и принципами права.

Другая группа - это противоречия между психологией личности и реальностью, в том числе между воображаемым и действительным. Расхождение между этими категориями, отрыв от объективных требований жизни - характерная особенность лиц, совершающих антиобщественные действия. Эти противоречия могут иметь место между потребностями и возможностями, интересами и образом жизни, целями и средствами их достижения, мотивами поведения и его фактическими последствиями. Реальной стороной такого противоречия будут требования объективной действительности, которые "мстят" за себя при попытке не считаться с ними.

Наконец, противоречия третьей группы имеют объективную социальную природу. Многие из них определяют возникновение двух предыдущих групп противоречий. Сюда следует отнести объективно складывающиеся противоречия в общественных отношениях, будь то микросреда или общество в целом.

Дальнейшее совершенствование методов и форм борьбы с антиобщественным поведением людей предполагает проведение интенсивных криминологических, социологических, психологических и правовых исследований, использование достижений всего комплекса общественных и естественных наук. На это направлено и изучение механизма преступности.

1.3. Социальные факторы и поведение человека

Важность социального фактора в нашем поведении трудно переоценить. Все мы находимся под влиянием той части общества, в которой живем. И моральные и социальные факторы, а именно внутренние мотивы и сигналы, которые мы получаем от других людей, могут оказаться более важными, чем поощрение и наказание. Нередко под красивыми терминами подразумеваются простые вещи. Например, термин "преступная субкультура" - это только лишь взаимодействие между членами преступного сообщества. То есть при нахождении субъекта внутри городской банды, высота оценки личности другими членами сообщества напрямую зависит от взаимодействия субъекта с социальной средой. Нарушение законов, издевательство над полицией, участие в преступных акциях - все это формирует уважительное отношение членов сообщества по отношению к субъекту. Нарушение законов внутри банды является нормой группы, и, соответственно, противоречит официальным нормам. Эти положения можно использовать и неприменительно к бандам: например подросток, выбирающий бунт по отношению к официальным нормам выбирает альтернативные стандарты (не всегда, конечно, такое поведение ведет к преступлению) альтернативной социальной системы. Последняя просто больше подходит для удовлетворения физиологических и других потребностей субъекта.

Поэтому иногда стоит рассматривать преступника не только как сугубо врага общественного правопорядка, но и как человека, который для удовлетворения личностных желаний и стремлений, сформировавшимся на основе многочисленных факторов, таких, например, как семья, школа, осуществляет свой выбор между "конкурирующими законодателями". Группы, к которым мы принадлежим, и есть, в некотором смысле миниатюрные общества с крохотными "правительствами" и "законами" в каждом из них. Очень часто "правительство", которое находится ближе к человеку, выглядит более угрожающим. К примеру, во многих тюрьмах "воры в законе" и "паханы" вызывают у осужденных больший страх нежели охранники или надзиратели. Человек, входя в преступную группировку, осуществляет свой свободный выбор. В дальнейшем выбора у него остается все меньше и меньше. Санкции преступной группы могут настигнуть субъекта быстрее, нежели официальные.

Необходимо также учитывать влияние находящихся рядом людей, хотя бы потому, что это влияние находит убедительную поддержку в результатах экспериментов проведенных несколькими учеными в США. Пересказывая коротко суть этих наблюдений, надо отметить что: люди чаще совершают незначительные правонарушения (в контексте эксперимента это проезд водителя на красный сигнал светофора) находясь в одиночестве; пешеход, смело переходящий дорогу на красный свет неизбежно увлекает за собой еще несколько человек; напротив, пешеход, строго соблюдающий правила дорожного движения, "останавливает" несколько человек из тех, кто, будучи в одиночестве, нарушил бы правила.

И группы, и отдельные люди воздействуют на наше восприятие правил и законов. Равное давление может сильно изменить мышление и поведение. Недооценить роль государства в этом процессе трудно. Законодательная власть самостоятельно оказывает сильнейшее равное давление, а также создает общественное мнение, поддерживающее законность. Несколько десятков лет назад многие рестораны в Соединенных Штатах, и не только на Юге, запрещали вход чернокожим. Появление поправки в Закон о гражданских правах не превратил фанатиков-расистов в людей терпимых. Наверняка, кто был при своих взглядах, то при них и остался. Но государство создало новую ситуацию, когда реальное и воображаемое давление начало действовать на людское мировоззрение. Сегрегационные рестораны оказались вне закона, и в конце концов стали невозможны и немыслимы. Правда, если подойти к проблеме с другой стороны, то не только запретительные действия законодательной власти оказывают положительное влияние на социальную жизнь. К примеру, запреты проституции никогда ни к чему хорошему не приводили.

В данной главе были рассмотрены различные мотивы преступного поведения, социальные факторы, взаимосвязанные с внутренним состоянием индивида и его дальнейшим поведением, под их влиянием.

При обсуждении мотивов и факторов, толкающих молодых людей на антиобщественное поведение, необходимо так же отметить не маловажное влияние со стороны самого близкого и тесного круга общения подобного индивида-семью.

Семья всегда является основой для построения морали и типов правильного поведения для успешного взаимодействия индивида в различных социальных сферах, будь то работа, отдых или учёба. На семье всегда лежит огромная ответственность как в заложении правильного «фундамента», так и в способности выявить отклонения на ранних стадиях и в предотвращении ошибок, которые могут навредить как индивиду, так и окружающему его кругу общения, помимо семейного.

1.4. Понятие и структура процесса мотивации

В этой главе будут рассмотрены основы мотивации преступного поведения, её сущность и роль в формировании и активации преступного поведения.

Характерная черта индивидуального преступного поведения состоит в том, что наряду с внешними факторами (причины и условия) его обусловливают и внутренние (психологические) факторы. Явления внешней среды становятся мотивообразующими, побуждающими силами поведения, только преломившись в сознании личности. При этом социальная детерминация противоположного поведения реализуется не по простой формуле "стимул-реакция". В его генезисе важную роль играют психологические явления, состояния и процессы, протекающие в сознании человека. В качестве таких опосредствующих личностных факторов преступного поведения выступают потребности, интересы, ценностные ориентации, социальные установки и иные элементы психологической структуры личности.

В диалектико-материалистическом объяснении причин конкретных преступлений им отводится важная роль, в особенности когда речь идет о непосредственных психологических побуждениях - мотивах преступного поведения. Изучение преступного поведения неизбежно приводит к рассмотрению его мотивации как ближайшей и непосредственной личностной детерминанты. "Мотивация - это через психику реализующаяся детерминация. Учение о мотивации выступает как конкретизация учения о детерминации" Поэтому процесс мотивации приобретает серьезное значение в теоретическом анализе механизма противоправного поведения, в выявлении сложных процессов перехода социального в индивидуальное и индивидуального в социальное.

До последнего времени в социально-психологическом аспекте проблема мотивации в правовой литературе не изучалась. Такие психические явления, как мотив, цель, аффект и другие психические процессы и состояния традиционно рассматривались лишь в качестве элементов правового анализа, проводимого при квалификации совершенных деяний, т.е. в пределах схемы, выработанной в уголовном законодательстве. Между тем проблема мотивации является одной из ключевых в социально- психологической характеристике любой человеческой деятельности. В качестве таковой она активно разрабатывается в общепсихологической и социологической литературе.

« Понятие "мотивация" имеет два значения. Во-первых, этим понятием обозначается процесс формирования и возникновения мотива поведения. Во-вторых, понятием мотивации обозначается совокупность побуждений (потребности, интересы, привычки и т.д.), которые могут выступать в качестве мотивов противоправного поведения »[3] . В данной главе понятие мотивации употребляется в его изначальном значении, то есть для обозначения процесса возникновения мотива и цели преступного поведения. Подобный подход позволяет проследить социальную детерминированность мотивации и функции, выполняемые ею в механизме преступного поведения. Изучение мотивационной сферы преступного поведения способствует выявлению места и роли, выполняемых в механизме преступного поведения потребностями, интересами, привычками человека, она является основой "диагностики" социальных ценностей личности.

Мотивация преступления, как и все психические и психологические процессы, относится к фактам поведения, непосредственно наблюдаемым. Однако это не означает ее нереальность. Психические факты и процессы существуют реально наряду с физическими действиями и вещественными элементами преступления. Они имеют материальную основу. Психические элементы, входящие в мотивационный процесс, "записаны" в нервных клетках мозга человека в виде определенных белковых образований. Мотивация преступного поведения, будучи невидима, является не менее реальной, чем, скажем, следы, орудия и результаты преступления, которые непосредственно воспринимаются через органы чувств.

В механизме преступного поведения процесс мотивации выполняет одновременно две основные функции - отражательную и побудительно-регуляционную.

В научном плане наиболее разработана побудительно-регуляционная функция мотивации.

Экспериментально установлена активирующая роль мотивации. Ее наличие является необходимым условием внутренней (психологической) подготовки действия или воздержания от него. Мотив возбуждает волевую энергию как в простой мускульной, так и в сложных видах деятельности (мыслительной, поисковой, творческой и т.д.) Психологи полагают, что процесс мотивации действующего лица может быть конкретно оценен в определенных "единицах поведения", в виде действий, деятельности.

Применительно к отражательной функции мотивации наиболее разработаны положения о роли ценностных ориентаций личности при "переводе" внешней детерминации поведения во внутреннюю; о социальных потребностях как основе и переходном звене преобразования внешних детерминантов в непосредственные побуждения (мотивы) преступных деяний.

Мотивация как процесс всегда входит в структуру механизма антиобщественного поведения или антиобщественной деятельности лица. Изучение мотивационных факторов в качестве элементов механизма антиобщественного поведения позволяет преодолеть сложившееся традиционное рассмотрение их в правовой теории вне деятельности лица, проводить их исследование с методологически единых позиций, выясняя их место в структуре различных форм преступного поведения, а также функции, выполняемые ими в период подготовки и осуществления преступления.

Подобный подход опирается на общенаучные данные анализа мотивации поведения, полученные в общей психологии и ее отраслях. Речь прежде всего идет о разработанных психологической наукой теории деятельности и схеме мотивации поведения.

В зависимости от механизма действия, наличия или отсутствия в нем этапа мотивации различают рефлекторные, импульсивные, инстинктивные и волевые действия. Рефлекторные и инстинктивные действия не требуют мотивации, осознания цели и регуляции в соответствии с ней, а совершаются автоматически. Среди правонарушений с подобными действиями встречаться не приходится.

При изучении антиобщественного поведения практически приходится иметь дело с двумя видами действий - волевыми и импульсивными. Импульсивное действие - это действие-разрядка, действие-вспышка, когда исходное побуждение (раздражение, недовольство и т.п.), созданное ситуацией, без взвешивания и оценки его в качестве мотива, непосредственно переходит в действие.

Волевое действие является сознательным актом поведения. От рефлекторных, инстинктивных и импульсивных действий оно отличается содержанием и структурой. Волевое действие имеет смысловое содержание, которое определяется в значительной мере его целью и мотивом. Совершению волевого действия предшествует внутренний процесс в виде его мотивации. При этом побуждение, прежде чем перейти в действие, осознается лицом как мотив действия, а исполнение волевого действия регулируется лицом в соответствии с его целью. Таким образом, можно сказать, что мотивация является структурным компонентом механизма волевых действий и отсутствует в рефлекторных, инстинктивных, импульсивных действиях.

Глава 2 УК ЭР "О преступлении" строится с учетом этого положения научной психологии. Сущность волевого деяния состоит в активном стремлении лица добиться осуществления определенной цели независимо от того, совпадает ли она (при прямом умысле) или не совпадает (при косвенном умысле и неосторожности) с наступившими общественно опасными последствиями.

Изучение следственной и судебной практики показывает, что конкретные преступления могут выступать в форме простого и в форме сложного волевого акта. Простым волевым актом, имеющим мотивационный механизм, является антиобщественное действие. Сложным волевым актом является антиобщественная деятельность, которая складывается из ряда действий-эпизодов. В обоих видах антиобщественного поведения имеет место мотивация, определяющая выбор субъектом целей и средств их достижения, содержание и направленность умысла.

При анализе механизма антиобщественного поведения не следует смешивать мотив преступления с его целью. Цель возникает как форма реализации мотива, а сама реализуется в действии и его результатах. Цель - это предвидимый и желаемый результат, которого стремится достичь лицо путем совершения антиобщественных действий (бездействия).

Цель как образ, как внутренняя модель желаемого результата поведения обеспечивает возможность предвидения событий и регуляции поведения. Необходимым моментом целеобразования является предварительная априорная оценка предстоящей деятельности как "выполнимой" или "невыполнимой". Только признав, что намеченная цель выполнима, субъект приступает к деятельности. Образ цели выполняет две функции: функцию предвидения, носителя программа поведения на основе ее сопоставления с информацией, поступившей в ходе исполнительной деятельности. Субъективный образ цели (желаемого результата поведения) присутствует в каждом волевом акте поведения. Превращение субъективной цели в материальный результат - это превращение элементов сознания лица в объективную реальность.

В обыденном словоупотреблении мотив и цель нередко считаются синонимами. А в психологическом и правовом смысле они различаются как самостоятельные понятия. Мотив приводит к постановке цели, но сам не является ею. Он - стимулятор, побудительная причина, лежащая "впереди" акта поведения. А цель - это мысленный результат поведения, который лежит "позади", в конце этого поведения.

Понятие мотива охватывает лишь представление о побуждениях, источниках активности личности и ничего не говорит о ее целях. Это положение научной психологии нашло отражение в уголовном законодательстве, где мотив и цель определяются не в одном, а в двух самостоятельных понятиях. Различие функций, выполняемых в индивидуальном преступном поведении мотивом и целью, делает нецелесообразным употребление для их обозначения одного термина.

Как компонент антиобщественного действия, цель выполняет определенную функцию. в виде осознания действующим лицом объекта (предмета или лица), на который направляется его действие, а также желания достижения конкретного результата. Между целью и результатом антиобщественного действия существует прямая и обратная взаимозависимость. Результат зависит от цели лица. Однако сама по себе цель, будучи "идеальной силой" поведения, не порождает результатов. Для ее осуществления нужны реальные средства и определенные действия лица. В силу этого антиобщественный результат является продуктом не самой цели лица, а его практических действий. Этим же объясняется, что антиобщественный результат по отношению к цели лица может быть прямым или побочным.

Прямой результат - тот, который входил в цель лица. В зависимости от объема выполнения цели прямой результат может полностью соответствовать цели действия и являться "выполненной целью". При вмешательстве объективных, независимых от воли действующего лица сил прямой результат может и не совпадать по своему объему с целью. В частности, цель может быть реализована не до конца и результат быть "меньше", чем намечавшаяся цель. Несовпадение цели и результата выступает в этом случае в форме "недовыполнения" цели. Типичным примером является покушение на совершение преступления, когда цель преступления не осуществляется до конца по причинам, не зависящим от воли виновного.

Отношения между результатом и целью могут выступать и в форме "перевыполнения" цели. В этом случае результат действия "превосходит" предполагаемую цель и содержит, сверх ожидаемого, непредвиденный результат. Примером является умышленное причинение тяжких телесных повреждений, которые повлекли за собой смерть потерпевшего, хотя это и не входило в цель действовавшего лица.

Кроме этой группы последствий, являющихся реализацией и выражением сознательной цели лица, действие может дать и другие, непреднамеренные результаты. Они возникают в силу рассогласования меду целью и желаемым результатом в стадии исполнения действия и выступают для действующего лица в качестве побочных, нежелаемых результатов его действий. Этим объясняется, в частности, структурное и смысловое различие соотношения цели и результата в механизме умышленных и неосторожных преступлений. В умышленных действиях результат охватывается целью действующего лица. В неосторожных действиях цель охватывает непосредственно лишь прямой результат. Побочный же результат действия целью лица не охватывается.

На практике нередко приходится встречаться с так называемыми безмотитвными антиобщественными действиями. Они поражают своей бессмысленностью и не укладываются в привычные представления о механизме преступного поведения. В правовой литературе "безмотивные" преступления не получили еще надлежащего анализа. Кажущаяся на первый взгляд "безмотивность" действия и отсутствие научно обоснованных рекомендаций по этой категории дел нередко приводят к следственным и судебным ошибкам.

Каков же механизм "безмотивного" антиобщественного действия? Действительно ли оно совершается без мотивов, как это принято считать? Или же в подобных случаях мы имеем дело со специфическими особенностями процесса мотивации преступного поведения, которые подлежат выявлению и изучению? К "безмотивным" преступлениям, как правило, относят преступления, мотивы которых неадекватны внешнему поводу, а также "отсроченные", "замещающие" и ряд других преступных действий, психологическая природа которых в общем достаточно изучена.

К первой группе "безмотивных" антиобщественных действий относятся действия, совершаемые по неадекватным мотивам, т.е. по мотивам, сила которых явно не соответствует породившему их поводу. В большинстве случаев следователь и судья в своей профессиональной деятельности имеют дело с мотивами, которые так или иначе соразмерны вызвавшему их поводу. К подобным мотивам, например, относятся корысть, месть, ревность, иные побуждения, возникающие на почве личных неприязненных отношений. Обычно это мотивы, порождаемые типичными, повторяющимися ситуациями.

Другое дело - неадекватные мотивы антиобщественных действий. Это сугубо индивидуальные мотивы, явно не соответствующие поводам, их породившим. Они не типичны, т.е. присущи не ситуациям, а лишь отдельным личностям. В силу этого неадекватные мотивы нередко выступают синонимом отсутствия видимого (привычного) мотива. Само же деяние расценивается как "безмотивное преступление". Фактически мотивы совершения антиобщественных действий есть и в этих случаях. Но они настолько несоразмерны поводу и порожденным ими преступным последствиям, что вызывают подчас серьезные сомнения у следователей, судей и окружающих людей.

Это можно проиллюстрировать на следующем примере. «Некто К. позвонил в полицию и сообщил об убийстве неизвестным своего друга А. В дальнейшем он показал, что отдыхал на втором этаже дачи, а когда спустился вниз и стал звать А., то споткнулся и упал на труп последнего. Испугавшись, он вернулся в комнату, где до этого спал (при этом перемазал подушку в крови). Затем вновь спустился вниз, осмотрел труп и орудие убийства - нож, который оказался их кухонного набора, после чего позвонил и вызвал полицию.

Подозрение в убийстве пало на самого К. Каков мог быть мотив преступления? Исследовались следующие версии: а) ревность; б) корысть; в) конфликт в личных взаимоотношениях. Все эти мотивы после проверки отпали. В результате следствие пришло к выводу, что никакого мотива для убийства А. у К. не было, и он преступления не совершал. Дело было прекращено.

Однако через полгода новым расследованием было установлено, что А. убил все же К. И мотив для этого был, хотя и весьма нетипичный. Оказалось, что на даче А. сделал коктейль, который не понравился К. На этой почве между ними произошла размолвка. Для К. изготовление коктейля, как оказалось, было делом личного престижа. Второй раз коктейль сделал К. и дал попробовать А. Тот не уловил никакой разницы. Между К. и А. произошла ссора, которая оказалась для К. достаточной, чтобы привести его в ярость и вызвать убийство. К. был осужден по ст. 103 УК ЭР »[4] .

"Безмотивность" антиобщественных действий нередко возникает вследствие примитивной "подстановки" следователем себя на место правонарушителя. Происходит так называемая проекция психики, т.е. подмена одного типа сознания (правонарушителя) другим типом(следователя, свидетеля). Это может привести подчас к серьезным ошибкам в анализе реального психологического механизма преступления. Для следователя совершенное подозреваемым действие представлялось непонятным, бессмысленным и в силу этого - "безмотивным".

К неадекватным мотивам антиобщественного действия могут относиться эмоции гнева и ярости, особенно если возникли по незначительному поводу. В таком случае и складывается представление о "загадочных" мотивах совершения того или иного действия, и процесс мотивации (т.е. подготовка в сознании) подобного противоправного поведения становится "необъяснимым". В действительности эмоциональный отклик лица на затронувшее его событие приобретает такую силу, что как бы противоречит любой логике. И для окружающих людей подобные правонарушения выглядят как "безмотивные".

Между тем для самого правонарушителя подобное поведение отнюдь не случайно. Все дело в негативной социальной направленности такой личности, которая нередко внутренне уже "созрела" для преступления. Для подобного субъекта совершение антиобщественного действия является подчас столь же будничным фактом, как, например, употребление алкоголя. Этим можно объяснить то, что в качестве предпосылок, определяющих содержание мотивов, в подобных случаях выступают не столько внешние поводы и стимулы, сколько внутренние состояния и побуждения искривленного сознания, в частности стремление любыми средствами (в том числе преступным путем) утвердить себя в собственных глазах и глазах других людей. Бедность и деформированность социально-психологического содержания личности в сочетании с недооценкой возможных последствий приводят ее к совершению насильственного преступления как к средству, дающему возможность доказать окружающим свою "правоту", "силу" и т.п.

Неадекватные мотивы имеют место, как правило, в насильственных преступлениях. В корыстных и иных преступлениях против собственности вопрос о неадекватных мотивах и о "безмотивных" преступлениях почти не возникает.

Ко второй группе "безмотивных" действий относятся так называемые замещающие действия. Суть их в том, что если первоначальная цель становится недостижимой, то лицо стремится заменить ее другой - достижимой. Благодаря замещающим действиям происходит разрядка (снятие) нервно-психического напряжения. Подобные факты также встречаются в основном при совершении насильственныхдействий. Как правило, эти преступления направлены против определенных лиц. В отдельных же случаях применение насилия (и в этом проявляются элементы "бессознательного" в волевом поведении) перемещаются на другое лицо или объект, а не на то, поведение которого явилось непосредственным поводом для совершения антиобщественного действия. Это создает иллюзию отсутствия какой-либо психологической причины в действиях преступника, представление о неадекватности его поведения.

Замещение действия, а точнее, смещение в объекте действия может происходить разными путями. Во-первых, путем генерализации поведения, когда насильственные побуждения обращаются не только против лица, которое вызвало недовольство преступника, но и против других лиц, близко связанных с ним (родственников, знакомых и др.). В этих случаях правонарушитель, поссорившись с одним человеком, переносит свои враждебные чувства на друзей и близких этого человека. Во-вторых, посредством так называемых смежных ассоциаций. Например, школьник, недовольный учителем, рвет учебники по этому предмету. Третий путь развития замещающих действий состоит в том, что они направляются против лица или неодушевленного предмета, которые первыми "попались под руку". В этих случаях реализация замещающего действия связана в основном с беззащитностью объекта нападения, а также с заботой нападающего о собственной безнаказанности. Четвертым видом замещающих действий выступает "автоагрессия", т.е. перенос насилия на самого себя. Не имея возможности выполнить свои агрессивные намерения во вне, лицо начинает бичевать себя, нередко причиняет себе увечья, травмы или кончает жизнь самоубийством.

При каких условиях совершаются замещающие действия? Как правило, они возникают тогда, когда на пути к достижению цели образуются непреодолимые барьеры, вызывающие у субъекта состояние психического напряжения (фрустрации). Разрядка возникшего нервного напряжения проявляется в виде агрессивной реакции личности "не по адресу". Это, как уже отмечалось, затемняет действительные психические причинные связи и затрудняет выявление подлинных мотивов преступного поведения.

«Примером подобного замещающего действия может служить дело М. Будучи рабочим по кухне, М. с корзиной отходов полез через окно выдачи продуктов, вместо того, чтобы вынести отходы через дверь. Дежурный фельдшер, возмущенный нарушением санитарного режима, вытащил М. из окна раздачи и отругал его. М. обозлился и решил отомстить фельдшеру. Он нашел кувалду весом 10 кг и поставил ее у двери, чтобы ударить фельдшера.

Через которое время фельдшер опять пришел в столовую. М. побежал за кувалдой, но ее там не оказалось. Тогда М. отыскал кухонный нож для разделки мяса и выбежал в зал столовой. Однако около фельдшера стояли люди, и М. не решился в их присутствии напасть на него.

Раздосадованный случившимся, с ножом в руках М. вышел из столовой и пошел в ближайший лесок, чтобы "успокоиться". По дороге в раздражении он вырвал с корнем молодую березку. Встретив 11-летнего мальчика, М. начал расспрашивать его, зачем он идет в лес, с кем живет, а сам в это время строгал кухонным ножом случайно подобранную ветку.

Пройдя несколько десятков метров, М. вдруг схватил мальчика и стал ножом наносить ему удары в грудь. Мальчик отбивался руками и ногами и кричал: "Дядя, что вы со мной делаете? ". Когда мальчик упал на землю, М. решил, что он мертв, и отошел в сторону. Затем он вернулся к месту, где оставил мальчика, но его там не оказалось (мальчик был еще жив и прополз от места нападения 200 метров, где его и обнаружили свидетели). Не найдя мальчика, М., успокоенный, ушел домой.

Лишь через две недели, когда уже шло расследование, подозрение пало на М. У следователя и суда возникло сомнение в его психическом здоровье. Была назначена судебно-психиатрическая экспертиза, которая установила, что М. психически здоров и вменяем. Он был осужден за убийство »[5] .

Еще одну, третью группу "безмотивных" действий составляют так называемые отсроченные поступки. Как и в предыдущих случаях, из-за внешних препятствий или противодействия заинтересованных лиц виновный не может в данный момент удовлетворить возникший у него мотив. Возникает фрустрация. Однако в данном случае она решается не путем переноса (замещения), а несколько иначе. На первых порах кажется, что никакой реакции субъекта не произойдет. Однако на самом деле она только отсрочена. Ничтожный повод может вызвать острое раздражение, и у лица возникают мотивы к противоправному поведению.

По существу в этих случаях мотивы прошлой (незавершенной) деятельности переносятся в настоящее и будущее. Между тем нередко при расследовании ищут мотивы антиобщественных действий только в настоящем. И, естественно, не находят их. Отсюда и возникает мнение о "безмотивности" подобных преступлений. В действительности "отсроченные" антиобщественные действия достаточно мотивированы. Однако их мотивы возникли не сейчас, а раньше, оставаясь в сознании личности как нереализованные. При появлении же определенных поводов они вновь стали действующими мотивами.

Психологический анализ так называемых немотивированных правонарушений свидетельствует о ряде особенностей в их мотивации, связанных с наличием элементов "бессознательного" в механизме преступного поведения. Выявление процесса мотивации во всех видах антиобщественных действий должно основываться на общих закономерностях, присущих любому волевому акту. Ни одно преступление не совершается безмотивно. Мотив определяет смысл всех волевых поступков, в том числе и противоправных. Мотив - это психологическое основание поступка, без которого он превращается в слепую физическую силу.

Борьба с неадекватными, замещающими, отсроченными и другими так называемыми немотивированными преступными действиями должна строиться на основе знания их мотивационного механизма, связанного не столько с настоящим поводом, сколько с прошлой (оставшейся в сознании лица) причиной преступного поведения.

В законе указывается минимум мотивации антиобщественного поведения, без выяснения которых невозможно принятие правильного решения по делу. Фактически же на следствии и в суде в доказательственных и профилактических целях приходится выявлять мотивационный механизм преступления в полном объеме.

Таким образом необходимо отметить, что при разборке той или иной ситуации нужно анализировать не только последствия проделанной деятельности индивида или определённой группы индивидов, находящихся на наблюдении, но и тщательно рассматривать мотивы и предпосылки различной направленности антиобщественного поведения, как личности, совершившей его, так и молодёжи в целом.

Современные молодые люди имеют необычайно широкий спектр развития своих способностей, огромный объём различной информации, как в свободном пользовании ( интернет, журналы, телевидение и так далее), так и закрытой, при в вступлении в тот или иной круг социального общения или неформальную группировку. Бесконечный потенциал и энергия молодых людей, без понятия и осознания полезной её направленности при использовании её группировками и людьми, настроенными на решительные преступные действия даёт весьма плачевный результат, который впоследствии можно наблюдать.

Анализ различных преступных хроник, будь то печатное издание или художественный фильм, дают нам ясную и правдивую картину происходящего с настоящим поколением, и печальный прогноз будущего.

Для избежание смертельных исходов после побоев на основе расовой нетерпимости, необходимо начинать рассказывать и объяснять нашим поколениям с младших образовательных учреждений. Необходимо разработать и принять ряд законов и мер, направленных на удержание нелегальной деятельности мигрантов бывших стран СНГ.

Для избежание появления детей наркоманов, алкоголиков, бандитов и бомжей, необходимо более тщательно развивать сферу социальной работы. Детский домов, хостесов и домов дневного пребывания для детей из неблагополучных семей. Необходимо возобновление летних лагерей и отрядов, занимающих детей и равивающих их как физически, так и интеллектуально. При современных достижениях техники, электроники и науки, можно открыть лагеря для одарённых детей, детей с высоким интеллектуальны баллом. Это послужит не только завлечением, но и стимулом, для достижения чего-то высшего и более нового.

Таким образом, говоря об антиобщественном поведении молодёжи, необходимо искоренять проблемы не только на поверхностном уровне, но и заглядывая в глубинные причины происходящего. Приняв различные профилактические методы, можно значительно сократить рост антиобщественного поведения молодёжи, и возможно искоренить эту проблему окончательно.


Глава IIФашизм

Фашизм - общественно-политических течение, возникшее в начале 20 в. К нему причисляют движения, идеи и политические режимы, которые в зависимости от страны и разновидности могли носить различные названия: собственно фашизм, национал-социализм, национал-синдикализм и др. Однако всем им присущ ряд общих черт.

2.1. Возникновение фашистских движений

Корни фашистских идей и движений уходят в крайний европейский национализм 19 в. Он приобретал наиболее воинствующие формы в тех странах, где, как в Германии и Италии, в силу политической раздробленности создание национального государства происходило с запозданием, либо в национальных государствах, потерпевших тяжелые военные поражения, как например, во Франции после франко-прусской войны. Зарождение фашистских настроений было связано с консервативной реакцией на стремительные общественные перемены в европейских обществах во второй половине 19 в. – индустриализацией, концентрацией финансовой и предпринимательской собственности и т.д. Подобно традиционному консерватизму, новые националистические течения декларировали свою приверженность идее существования «естественных элит» и враждебность духу Просвещения. Однако, в отличие от него, они обращались к широким массам населения. Их социальная база состояла преимущественно из общественных слоев, которые проигрывали в ходе индустриализации и конкуренции с удачливыми крупными собственниками и питали страх перед организованным рабочим движением. Это был своеобразный «радикализм середины», который не чурался клеймить существующий порядок и правление олигархии и прибегать к внепарламентским методам и массовым действиям, не обращая внимания на принципы легальности, законности и конституционной демократии. В отличие от социалистов, эти националистические течения не ставили под вопрос принципы частной собственности, рынка, наемного труда. Они выступали за «здоровый и производящий», «национальный» капитал в противовес «паразитическому» и «антинациональному». Ультра-националисты восхваляли борьбу за существование, конкуренцию и торжество сильного, требовали создания диктаторского сильного государства, в том числе и для решения экономических и социальных проблем, для защиты мелких и средних собственников.

Психологической основой для роста предфашистских, а затем и фашистских настроений стало явление, которое известный философ Эрих Фромм определил как «бегство от свободы». «Маленький человек» ощущал одиночество и беспомощность в обществе, где над ним властвовали безликие экономические законы и гигантские бюрократические институты, а традиционные связи с его социальным окружением были размыты или разорваны. Утратив «цепи» соседского, семейного, общинного «единства», люди ощущали потребность в какой-то замене сообщества. Такую замену они нередко находили в чувстве сопричастности нации, в авторитарной и военизированной организации или в тоталитарной идеологии.

Именно на этой почве в начале 20 в. появились первые группы, которые стояли у истоков фашистского движения. Наибольшее развитие оно получило в Италии и Германии, чему способствовали нерешенные социальные, экономические и политические проблемы, резко обострившиеся на общем фоне миров ых потрясений и кризисов эпохи.


2.2 Идеология и социальная база фашизма

В идейном плане фашизм представлял собой смесь самых различных идеологий. Но это не означает, что он не имел своих собственных доктрин и характерных для него особенностей.

В основе фашистского взгляда на мир и общество лежало социал-дарвинистское понимание жизни отдельного человека, нации и человечества в целом как активной агрессии, биологической борьбы за существование. Побеждает, с точки зрения фашиста, всегда сильнейший. Таков высший закон, объективная воля жизни и истории. Социальная гармония для фашистов заведомо невозможна, а война – высшее героическое и облагораживающее напряжение человеческих сил. Они вполне разделяли мысль, выраженную лидером итальянского художественного направления «футуристов» автором первого манифеста футуризма Филиппо Маринетти Томазо, ставшего позднее фашистом: «Да здравствует война – только она может очистить мир». «Живите опасно!» – любил повторять Муссолини.

Фашизм отрицал гуманизм и ценность человеческой личности. Ее следовало подчинить абсолютному, тотальному (всеобъемлющему) целому – нации, государству, партии. Итальянские фашисты заявляли, что признают индивида лишь постольку, «поскольку он совпадает с государством, представляющим универсальное сознание и волю человека в его историческом существовании». Программа германской нацистской партии провозглашала: «Общая польза превыше личной пользы». Гитлер часто подчеркивал, что в мире происходит переход «от ощущения „я" к ощущению „мы", от прав личности к верности долгу и ответственности перед обществом». Такое новое состояние он и называл «социализмом».

В центре фашистской доктрины находился не человек, а коллектив – нация (у германских нацистов – «народное сообщество»). Нация – это «высшая личность», государство – «неизменное сознание и дух нации», а фашистское государство – «высшая и самая мощная форма личности», – писал Муссолини. При этом в различных теориях фашизма сущность и становление нации могли толковаться по-разному. Так, для итальянских фашистов определяющими моментами были не этническая природа, расовая принадлежность или общая история, а «единое сознание и общая воля», носителем которых и было национальное государство. «Для фашиста все в государстве, и ничто человеческое и духовное не существует и тем более не имеет ценности вне государства, – учил „дуче". – В этом смысле фашизм тоталитарен, и фашистское государство как синтез и единство всех ценностей истолковывает и развивает всю народную жизнь, а также усиливает ее ритм».

Немецкие нацисты исповедовали иной, биологический взгляд на нацию – так называемую «расовую теорию». Они полагали, что в природе существует «железный закон» пагубности смешения живых видов. Смешение («метизация») приводит к деградации и мешает образованию высших форм жизни. В ходе борьбы за существование и естественного отбора более слабые, «расово неполноценные» существа должны погибнуть, считали нацисты. Это, по их мнению, соответствовало «стремлению природы» к развитию вида и «улучшению породы». В противном случае слабое большинство вытеснило бы сильное меньшинство. Вот почему природа должна быть сурова к слабым.

Этот примитивный дарвинизм нацисты переносили на человеческое общество, считая расы естественными биологическими видами. «Единственной причиной вымирания культур было смешение крови и, как следствие, снижение уровня развития расы. Ибо люди гибнут не в результате проигранных войн, а в результате ослабления силы сопротивления, присущей только чистой крови», – утверждал Гитлер в своей книге Моя борьба. Отсюда следовал вывод о необходимости «расовой гигиены», «очистки» и «возрождения» германской «арийской расы» с помощью «народного сообщества людей немецкой крови и немецкого духа в сильном, свободном государстве». Другие «неполноценные» расы подлежали подчинению или уничтожению. Особенно «вредными», с точки зрения нацистов, были народы, живущие в разных странах и не имеющие собственного государства. Национал-социалисты с остервенением уничтожили миллионы евреев и сотни тысяч цыган.

Отрицая права и свободы личности как «бесполезные и вредные», фашизм защищал те проявления, которые он считал «существенными свободами» – возможность беспрепятственной борьбы за существование, агрессию и частную экономическую инициативу.

Фашисты заявляли, что «неравенство неизбежно, благотворно и благодетельно для людей» (Муссолини). Гитлер в одном из разговоров пояснил: «Не устранять неравенство между людьми, но усугубить его, поставив непроницаемые барьеры. Какой вид примет будущий социальный строй, я вам скажу... Будет класс господ и толпа разных членов партии, размещенных строго иерархически. Под ними – анонимная масса, низшие навсегда. Еще ниже – класс побежденных иностранцев, современные рабы. Над всем этим станет новая аристократия...».

Фашисты обвиняли и представительную демократию, и социализм, и анархизм в «тирании числа», в ориентации на равенство и «миф прогресса», в слабости, неэффективности и «коллективной безответственности». Фашизм провозглашал «организованную демократию», при которой подлинная воля народа находит свое выражение в национальной идее, реализуемой фашистской партией. Такая партия, «тоталитарно управляющая нацией», должна не выражать интересы отдельных социальных слоев или групп, а сливаться с государством. Демократические волеизъявления в форме выборов излишни. Согласно принципу «вождизма», фюрер или дуче и их окружение, а затем и вожди более низких рангов концентрировали в себе «волю нации». Принятие решений «верхами» (элитой) и бесправие «низов» считались в фашизме идеальным состоянием.

Фашистские режимы стремились опереться на активность масс, пронизанных фашистской идеологией, её духом и целями. При посредстве разветвленной сети корпоративных, социальных и воспитательных учреждений, массовых собраний, торжеств и шествий тоталитарное государство стремилось преобразовать самую сущность человека, покорить и дисциплинировать его, захватить и полностью контролировать его дух, сердце, волю и разум, формировать его сознание и характер, воздействовать на его желание и поведение. Унифицированные пресса, радио, кино, спорт искусство были целиком поставлены на службу фашистской пропаганде, призванной мобилизовать массы на решение очередной задачи, поставленной «вождем».

« Одна из ключевых в идеологии фашизма – идея единства нации-государства. Интересы различных общественных слоев и классов считались не противоречащими друг другу, а взаимодополняющими, что должно было быть закреплено в виде соответствующей организации. Каждой социальной группе с общими экономическими задачами (прежде всего, предпринимателям и трудящимся одной и той же отрасли) надлежало образовать корпорацию (синдикат) »[6] . Социальное партнерство труда и капитала было объявлено основой производства в интересах нации. Так, немецкие нацисты провозгласили труд (включая предпринимательство и управленческую деятельность) «социальным долгом», охраняемым государством. «Первая обязанность каждого гражданина государства, – гласила программа нацистской партии, – трудиться духовно и физически ради общего блага». В основе социальных отношений должна была лежать «верность между предпринимателем и коллективом как между вождем и ведомыми для совместного труда, выполнения производственных задач и на благо народа и государства».

На практике в рамках фашистского «корпоративного государства» предприниматель рассматривался как «вождь производства», ответственный за него перед властью. Наемный работник утрачивал все права и обязан был проявлять исполнительскую активность, поддерживать трудовую дисциплину и заботиться о повышении производительности. Не повинующихся или сопротивляющихся ждало жестокое наказание. Со своей стороны, государство гарантировало определенные условия труда, право на отпуск, пособия, премии, страхование и т.д. Подлинный смысл системы сводился к тому, чтобы работник мог отождествить себя со «своим» производством через «национально-государственную идею» и некоторые социальные гарантии.

Программы фашистских движений содержали ряд положений, направленных против крупных собственников, концернов и банков. Так, итальянские фашисты обещали в 1919 ввести прогрессивный налог на доходы, конфисковать 85% военных прибылей, передать землю крестьянам, установить 8-часовой рабочий день, обеспечить участие рабочих в управлении производством, национализировать некоторые предприятия. Германские национал-социалисты в 1920 требовали уничтожить финансовую ренту и прибыли монополий, ввести участие рабочих в прибылях предприятий, ликвидировать «крупные универмаги», конфисковать доходы спекулянтов, огосударствить тресты. Однако в действительности фашисты оказались крайне прагматичными в том, что касалось экономики, тем более, что с целью установления и поддержания своих режимов они нуждались в союзе с прежними правящими элитами. Так, в 1921 Муссолини заявлял: «В экономическом вопросе мы – либералы в классическом смысле слова, то есть мы считаем, что судьба национальной экономики не может быть доверена более или менее коллективному бюрократическому руководству». Он призвал к «разгрузке» государства от хозяйственных задач, к денационализации путей сообщения и средств связи. В конце 1920-х – начале 1930-х годов дуче вновь выступил за расширение государственного вмешательства в экономику: по-прежнему считая частную инициативу фактором, «наиболее действенным и полезным для национального интереса», он расширял участие государства там, где считал деятельность частных предпринимателей недостаточной или неэффективной. В Германии нацисты очень быстро отказались от своих «антикапиталистических лозунгов» и пошли по пути сращивания предпринимательской и финансовой элиты с партийной верхушкой.

2.3. Профашистские движения на рубеже тысячелетий

Глубокие изменения, произошедшие в мире с начала 1990-х (прекращение раскола мира на два противостоящих военно-политических блока, падение режимов компартий, обострение социальных и экономических проблем, глобализация), привели и к серьезной перегруппировке в лагере ультраправых.

Наиболее крупные из праворадикальных организаций предприняли серьезные усилия для того, чтобы вписаться в существующую политическую систему. Так, Итальянское социальное движение в январе 1995 было преобразовано в Национальный альянс, который осудил «любую форму авторитаризма и тоталитаризма», заявив о своей приверженности принципам демократии и либеральной экономики. Новая организация продолжает выступать с позиций воинствующего национализма, особенно в вопросах ограничения иммиграции. Коррекцию своих программных и политических лозунгов произвела и основная партия французских ультраправых – основанный в 1972. Национальный фронт (НФ). НФ объявил себя «социальной..., либеральной, народной... и, разумеется, прежде всего, национальной альтернативой». Он провозглашает себя демократической силой, выступает за рыночную экономику и снижение налогов с предпринимателей, а социальные проблемы предлагает решать за счет сокращения числа иммигрантов, которые якобы отнимают работу у французов и «перегружают» систему социального страхования.

Тема ограничения иммиграции в Европу из бедных стран (в первую очередь, – из государств «Третьего мира») стала в 1990-х лейтмотивом крайне правых. На волне ксенофобии (страха перед иностранцами) они сумели добиться внушительного влияния. Так, Национальный альянс в Италии получал на парламентских выборах в 1994–2001 от 12 до 16 процентов голосов избирателей, французский НФ собирал на президентских выборах 14–17 процентов голосов, Фламандский блок в Бельгии – от 7 до 10 процентов голосов, список Пима Фортайна в Голландии набрал в 2002 ок. 17 процентов голосов, превратившись во вторую по силе партию страны.

Характерно, что крайне правым в значительной мере удалось навязать обществу предлагаемые ими темы и вопросы. В новом, «демократическом» обличье они оказались вполне приемлемы для политического истэблишмента. В результате бывшие неофашисты из Национального альянса были включены в правительство Италии в 1994 и 2001, список Фортайна вошел в 2002 в правительство Голландии, а французский НФ нередко вступал в соглашения с правыми парламентскими партиями на местном уровне.

На позиции крайнего национализма, близкие к ультраправым, перешли с 1990-х и некоторые партии, которые прежде относили к либеральному спектру: Австрийская партия свободы, Швейцарская народная партия, Союз демократического центра Португалии и т.д. Эти организации также пользуются солидным влиянием среди избирателей и участвуют в правительствах соответствующих стран.

В то же время, продолжают действовать и более «ортодоксальные» неофашистские группы. Они усилили работу в молодежной среде (среди так называемых «скинхэдов», футбольных болельщиков и т.д.). В Германии влияние неонацистов существенно выросло в средине 1990-х, причем в немалой степени этот процесс захватил территорию бывшей ГДР. Но и на землях, которые входили в состав ФРГ до воссоединения Германии в 1990, неоднократно происходили нападения на иммигрантов, поджоги их домов и общежитий, что привело к человеческим жертвам.

Однако и открытые ультраправые существенно модифицируют свою политическую линию, делая упор на борьбу с глобализацией. Так, немецкая Национал-демократическая партия призывает к противодействию «мировой гегемонии США», а отколовшаяся от Итальянского социального действия группировка «Пламя» провозглашает союз с левыми противниками империализма и подчеркивает социальные мотивы в своей программе. Активизировались и приверженцы маскировки фашистских взглядов заимствованиями из идейного багажа левых – «национал-революционеры», «национал-большевики» и т.д.

На территории современной России группы неофашистского только стали появляться в период Перестройки и в особенности после распада СССР. В настоящее время активно действуют и пользуются влиянием в определенных кругах такие организации, как «Русское национальное единство», «Национал-большевистская партия», «Народная национальная партия», «Русская национальная социалистическая партия», «Русская партия» и пр. Но им до сих пор не удалось добиться существенного успеха на выборах. Так, в 1993 в Государственную думу РФ был избран один депутат, состоявший в профашистской Национально-республиканской партии. В 1999 ультраправый список «Русское дело» собрал на выборах всего 0,17 процентов голосов.

Таким образом можно заметить, что идеи фашизма остаются живыми и по сегодняшний день. Фашизм потерял былую силу и общность и теперь вызывает не столько страх, сколько призрение и агрессию. Современные молодые люди под час не осознают всю важность и бессмысленность своего выбора, вступая в фашистские организации. Возможно некоторые идеи фашизма действительно имеют верное направление, ведь не даром его последователями были тысячи людей. Но всё же, современный фашизм утратил свою сущность, погрязнув в низменных групповых побоях и мелких политических целях.

Молодые люди ищут себя, пытаются реализовать собственное «я» и сталкиваясь с «бритоголовыми», видя их единство и силу, идут за ними не понимая до конца сути и общей идеи.

2.4 Современная практика профилактики антиобщественного поведения молодёжи и анализ деятельности фашистских организаций

По данным социологического опроса среди школьников старших классов (10-11) Ломоносовской гимназии № 73, можно сделать следующие выводы:

1) Большинство современных школьников знают и осознают суть фашистской идеи и её направление

2) В большей степени «положительно» на идею фашизма и антиобщественного поведения настроена мужская половина населения

3) Большинство современной молодёжи отрицательно относится к антиобщественному поведению и деятельности фашистских организаций, однако не отрицает полностью, что в некоторых случаях их действия оправданны и являются верными

4) Старшеклассники полагают, что при применении определённых усилий можно было бы достигнуть консенсуса.

Так же была проанализирована статистика преступлений МВД РФ, совершённых различными группировками, а так же преступных действий, направленных на иностранных граждан:

1. 2008 год-каждое пятнадцатое (6,6% ) - несовершеннолетними или при их соучастии.

Иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории Российской Федерации совершено 14,7 тыс. преступлений, что на 10,8% больше, чем за январь - март 2007 года, в том числе гражданами государств-участников СНГ - 13,3 тыс. преступлений (+12,0% ), их удельный вес составил 90,4%.

Количество преступлений в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства снизилось на 2,3% и составило 3689 преступлений.

2. 2009 годОрганизованными группами или преступными сообществами совершено 9,1 тыс. тяжких и особо тяжких преступлений (-9,4%), причем их удельный вес в общем числе расследованных преступлений этих категорий снизился с 7,7% в январе - марте 2008 года до 7,2%.

Иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории Российской Федерации совершено 17,2 тыс. преступлений, что на 17,5% больше, чем за январь - март 2008 года, в том числе гражданами государств-участников СНГ - 15,8 тыс. преступлений (+19,3%), их удельный вес составил 91,8%.

Количество преступлений в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства возросло на 3,7% и составило 3,8 тыс. преступлений.

3. 2010-Организованными группами или преступными сообществами совершено 7,4 тыс. тяжких и особо тяжких преступлений (‑18,8%), причем их удельный вес в общем числе расследованных преступлений этих категорий снизился с 7,2% в январе - марте 2009 года до 6,9%.

Иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории Российской Федерации совершено 14,8 тыс. преступлений, что на 14,1% меньше, чем за январь - март 2009 года, в том числе гражданами государств-участников СНГ - 13,6 тыс. преступлений (‑14,0%), их удельный вес составил 92,0%.

Количество преступлений в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства сократилось на 20,2% и составило 3,1 тыс. преступлений.

Так же была рассмотрена статистка преступлений за весь 2009 год на территории РФ.

Федеральная Служба Государственной Статистики опубликовала данные о состоянии преступности Российской Федерации за период с января по август 2009 года.

Всего за отчетный период было зарегистрировано 2 064 600 преступлений. Это на 7,5% меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

Регионы с самым высоким уровнем преступности: Хабаровский край, Республика Бурятия, Пермский край, Астраханская область.

Отмечается сильный рост количества преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. С января по август 2009 года зарегистрировано 166 500 преступлений, это на 3.7% больше прошлогодних показателей.

10 200 преступлений были совершены лицами, находившимися в состоянии наркотического опьянения в момент совершения преступления (на 16.3% больше в сравнении с прошлым годом).

Интересна статистика преступлений, совершенных в общественных местах. За отчетный период на улицах и в парках было совершено 235 600 преступлений (из низ 71 100 - тяжкие и особо тяжкие). Этот показатель снизился по отношению к прошлогоднему. Следует отметить, что на улице совершается около половины всех грабежей, треть хулиганств, угонов и разбойных нападений.

Так же на территории Санкт-Петербурга проводятся различные мероприятия и программы, которые направлены на улучшения межнациональных отношений среди молодёжи и на уменьшение антиобщественного поведения среди неё. Примером служит государственная программа гармонизации межэтнических и межкультурных отношений,профилактики проявлений ксенофобии, укрепления толерантностив Санкт-Петербурге на 2006-2010 годы(программа "Толерантность").


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог проделанной работы, представляется целесообразным акцентировать внимание на следующих моментах.

Преступность является не только правовым явлением - в большой степени это явление социальное. Преступность слагается из действий людей, направленных против всего общества или его части. И рассматривать урон, который преступления наносят обществу целесообразно не только с позиций нанесения физического либо материального ущерба, а также и с позиций ущерба нанесенного социальной структуре общества.

В формировании личности человека принимает участие огромное количество факторов: от генетической структуры до социального (общественного) положения. Большое внимание автор работы уделил влиянию на человека "малых социальных групп", конфликтам внутри них, влиянию и взаимодействию групп с обществом. Преступное поведение автор рассматривает как широкое понятие, используемое не для определения оснований ответственности, а для раскрытия причин преступного акта.

Мотивация в работе рассматривается как возникновение и формирование мотива, с учетом совокупности "круга абсолютной веры" (интересов, привычек, норм круга общения и т.д.) приведших к возникновению мотива. На основе изложенного материала, в работе представлено деление составляющих как правового, так и противоправного поведения: мотивы гражданственности, законности, моральности, доверия и справедливости. Как наиболее распространенные мотивы преступлений в работе были коротко описаны ревность, корысть, месть и хулиганские мотивы. Достаточно серьезный материал для исследования представляют так называемые "безмотивные" преступления, или преступления со скрытым мотивом.

Все вышеописанные проблемы, затронутые в работе, подлежат серьезному исследованию, что позволит глубже понять сущность формирования мотивов преступлений, формирование личности преступника и взаимодействие субъекта, малых социальных групп и общества.


ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Рисунок-1 «анализ опроса молодёжи»

Рисунок-2 «анализ статистики преступности МВД РФ»


Рисунок-3 «Статистика преступлений по тяжести»

Тяжесть Кол-во (тыс.)
Особо тяжкие 88.9
Тяжкие 476.6
Средней тяжести 758.4
Небольшой тяжести 740.7

Рисунок-4 «Статистика преступлений по составу преступления»

Состав Кол-во (тыс.)
Убийство и покушение на убийство 12.3
Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью 29.7
Изнасилование и покушение на изнасилование 3.5
Разбой 20.3
Грабеж 139.9
Кража 782.8
Вымогательство 6.0
Присвоение или растрата 55.6
Мошенничество 136.5
Хулиганство 6.6
Взяточничество 10.6
Угон 30.1

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Программа «Толерантность»

Формирование толерантного сознания происходит в течение всей жизни человека, однако его основы закладываются в процессе первичной социализации. Важнейшим институтом социализации наряду с семьей является образование. Именно система образования, в первую очередь дошкольного и школьного, должна заложить мировоззренческие основы будущей толерантной личности.

В образовательных учреждениях Санкт-Петербурга немало делается для того, чтобы сформировать у детей и молодежи установки на позитивное восприятие этнического и конфессионального многообразия, интерес к другим культурам, уважение присущих им ценностей, традиций, своеобразия образа жизни их представителей. Существующие образовательные программы и система работы с обучающимися в значительной степени направлены на воспитание толерантного сознания и поведения, неприятие национализма, шовинизма и экстремизма. Вместе с тем по ряду причин система образования не обеспечивает всего комплекса мер, реализация которых могла бы эффективно формировать у дошкольников, школьников и студентов основы толерантного мировоззрения. Об этом свидетельствуют факты проявления в молодежной среде национальной и расовой нетерпимости, рост числа конфликтов на этнической почве среди подростков. Дети мигрантов и представителей этнических меньшинств порой сталкиваются с враждебностью со стороны сверстников, что ведет к тяжелым психологическим травмам, социальной и культурной изоляции.

Задачи раздела: формирование у работников сферы образования навыков воспитания толерантного сознания у обучающихся, представлений о толерантной городской среде, идеологии и культуре толерантности.

Разработка и внедрение в учебно-воспитательный процесс комплексов образовательных программ, направленных на укрепление установок толерантного сознания и поведения среди молодежи.

Создание целостной системы научно-образовательного сопровождения Программы, направленной на развитие культуры гражданственности и толерантности в Санкт-Петербурге.

Совершенствование адресной научно-просветительной деятельности в сфере образования по формированию толерантной среды Санкт-Петербурга среди разных возрастных и этнических групп.

Ожидаемые результаты: интеграция в образовательном пространстве Санкт-Петербурга представителей детей и молодежи различных национальностей, в том числе из числа мигрантов.

Создание и внедрение в образовательный процесс учебно-методических комплексов по проблемам межнациональных отношений, взаимодействия культур в условиях мегаполиса и формирования толерантного сознания.

Распространение культуры интернационализма, согласия, национальной и религиозной терпимости в среде учащихся общеобразовательных, средних специальных и высших учебных заведений Санкт-Петербурга.

Формирование и реализация механизмов влияния системы образования в целом на создание толерантной среды Санкт-Петербурга.

Раздел 2. Укрепление толерантности и профилактика экстремизма в молодежной среде

Молодежь представляет собой особую социальную группу, которая в условиях происходящих общественных трансформаций чаще всего оказывается наиболее уязвимой с экономической и социальной точек зрения. Нередко формирующийся у молодых людей комплекс социальных обид принимает форму этнически окрашенного протеста, что создает благоприятные условия для роста на этой почве разного рода "этно-" и "мигрантофобий". В "чужих" - "приезжих" и "мигрантах" - молодежь, не имеющая жизненного опыта и знаний, порой начинает видеть причины собственной неустроенности. Они начинают восприниматься как угроза материальному благополучию, как нечто такое, что ограничивает возможности и жизненные шансы молодых людей на рынке труда, образования, жилья и так далее. В этой ситуации проникновение в молодежную среду экстремистских взглядов и идей может привести, как показывает опыт, к трагическим последствиям - применению насилия в отношении мигрантов, иностранных граждан.

Другая группа молодежи - второе поколение трудовых мигрантов, родившихся или прошедших социализацию в Санкт-Петербурге, нередко сама становится объектом этнофобии и ксенофобии со стороны своих сверстников. Ответная реакция на такие действия может привести к эскалации этнического экстремизма, вспышкам насилия. Нельзя не учитывать в этой ситуации и опасности возможного обращения определенной части эмигрантской молодежи из мусульманских стран и регионов к этническому и религиозному фундаментализму.

Задачи раздела: формирование у молодежи Санкт-Петербурга позитивных установок в отношении представителей всех этнических групп, проживающих в Санкт-Петербурге.

Повышение уровня межэтнической и межконфессиональной толерантности в молодежной среде, предотвращение формирования экстремистских молодежных объединений на почве этнической или/и конфессиональной вражды.

Формирование у молодежи интереса и уважения к традициям, обычаям и культуре различных этносов, представленных в Санкт-Петербурге.

Ожидаемые результаты: укрепление и культивирование в молодежной среде атмосферы межэтнического согласия и толерантности.

Препятствование созданию и деятельности националистических экстремистских молодежных группировок.

Обеспечение условий для успешной социокультурной адаптации молодежи из числа мигрантов.

Раздел 3. Развитие толерантной среды Санкт-Петербургасредствами массовой информации

Важным направлением работы по формированию толерантной среды в Санкт-Петербурге является создание единого информационного пространства для распространения идей толерантности, гражданской солидарности, уважения к другим народам, культурам, религиям. Наряду с пропагандой ценностей мира и согласия в межнациональных и межконфессиональных отношениях, необходимо использование потенциала средств массовой информации для содействия свободному и открытому диалогу, обсуждения имеющихся проблем, преодоления индифферентности по отношению к группам и идеологиям, проповедующим нетерпимость.

Как показывают исследования, крайние формы национализма в России непосредственным образом связаны с распространенностью языка вражды, отсутствием быстрой и однозначной реакции на появление соответствующих высказываний в средствах массовой информации, слабой разработанностью лексики, корректной в отношении этнического и конфессионального разнообразия

Создание толерантной среды в Санкт-Петербурге связано с усвоением представителями журналистского сообщества и работниками средств массовой информации норм профессионального языка, предполагающих соблюдение определенных принципов: опоры на дух и букву закона, критического восприятия, независимости и двойной перепроверки при освещении конфликтных и кризисных ситуаций, редакционного комментирования, неприкосновенности частной жизни и т.п.

Главные усилия раздела сосредоточены на совместных с журналистским сообществом выработке и внедрении профессиональных стандартов, этических норм и механизмов саморегулирования. Целевыми аудиториями являются редакционные коллективы средств массовой информации и Интернет-ресурсов; профессиональные организации журналистов, PR-специалистов, специалистов по рекламе и других информационных работников (союзы, организации и т.п.). Важная роль в реализации задач раздела принадлежит системе профессионального образования журналистов.

Задачи раздела: выработка и внедрение в журналистском сообществе норм корректного публичного языка, пропаганда его употребления в среде многонационального петербургского сообщества.

Активизация работы средств массовой информации по пропаганде норм толерантного поведения и противодействию проявлениям этнической и религиозной нетерпимости.

Формирование положительного представления о многонациональности Санкт-Петербурга, содействие укреплению единства жителей Санкт-Петербурга.

Развитие средствами массовой информации петербургских традиций толерантности, воспитание уважения к культурному и этническому многообразию, представленному в Санкт-Петербурге.

Ожидаемые результаты: повышение вклада средств массовой информации в формирование толерантной среды Санкт-Петербурга, противодействие ксенофобии, проявлениям расизма и экстремизма.

Формирование четких ориентиров корректной публичной речи и использования "языка толерантности" в средствах массовой информации при освещении вопросов межнациональных и межконфессиональных отношений.

Повышение оперативности в реагировании журналистского профессионального сообщества и общественности на появление в средствах массовой информации дискриминирующих высказываний.

Информирование зрительской и читательской аудитории средств массовой информации о многообразии представленных в Санкт-Петербурге этнических культур.

Формирование единого информационного пространства для пропаганды и распространения идей толерантности, гражданской солидарности, уважения к другим культурам, в том числе через средства массовой информации районного и муниципального масштаба.

Раздел 4. Содействие национально-культурному взаимодействиюв петербургском сообществе

Санкт-Петербург возник как синтез западного Просвещения и российских традиций и развивался в непрерывном взаимообмене достижений разных национальных культур. В настоящее время Санкт-Петербург является местом встречи России, Запада и Востока. Петербургская культура неотделима от его многонациональности и открытости, ее нельзя разложить на отдельные этнические составляющие, она полифонична по определению.

В Санкт-Петербурге сформировались цивилизованные нормы взаимодействия людей разных национальностей и вероисповеданий, что стало атрибутом петербургской культуры. Феномен Санкт-Петербурга - это результат взаимодействия разных национальных культур через их непосредственных носителей и создателей - петербуржцев самого разного этнического происхождения.

Новая общественно-политическая реальность и усиление миграционных потоков требуют выработки стратегии и создания механизмов адаптации нового полиэтнического населения Санкт-Петербурга к базовым ценностям петербургской культуры, а также позитивного восприятия этих процессов коренным и укорененным населением города разных национальностей. Большую роль в решении этих задач играют национально-культурные объединения Санкт-Петербурга.

Знание истории Санкт-Петербурга как многонационального мегаполиса, изучение петербургской полифоничной культуры и воспитание на петербургских традициях взаимодействия и взаимовлияния разных национальных культур является актуальной задачей формирования петербургской региональной и общероссийской гражданской идентичности. Одновременно это является воспитанием подлинного российского патриотизма, свободного от национализма и шовинизма.

Задачи раздела: широкое представление этнокультурного и конфессионального многообразия Санкт-Петербурга в его единстве, взаимодополнении и гармонии - в исторической ретроспективе, современном состоянии, тенденциях развития.

Воспитание у жителей Санкт-Петербурга интереса и уважения к культурным ценностям и традициям представленных в Санкт-Петербурге этнических сообществ как основы формирования толерантных установок; преодоление негативных национальных стереотипов массового сознания.

Координирование деятельности учреждений и организаций культуры и искусства, общественных национально-культурных и межнациональных объединений по формированию образа Санкт-Петербурга как открытого мультикультурного и поликонфессионального европейского города.

Формирование идеологии гражданской солидарности петербуржцев, независимо от национальной и конфессиональной принадлежности.

Ожидаемые результаты: гармонизация межнациональных отношений, повышение уровня этносоциальной комфортности всего населения Санкт-Петербурга, формирование петербургской (региональной) идентичности населения.

Формирование толерантного сознания, позитивных установок к представителям иных этнических и конфессиональных сообществ.

Расширение спектра представленности различных этнических культур в петербургской культуре в целом.

Решение имиджевых задач позиционирования Санкт-Петербурга на туристском рынке как крупного культурного центра с мультиэтническим и поликонфессиональным составом населения

Раздел 5. Поддержание межконфессионального мира и согласияв Санкт-Петербурге

Среди культурно-исторических особенностей Санкт-Петербурга - многообразие представленных в городе религиозных конфессий, обилие различных этноконфессиональных общин и групп, культовых строений и памятников религиозной культуры. В течение многих десятилетий внутренняя жизнь Санкт-Петербурга основывалась на принципах взаимного уважения людей, исповедующих разные религии. Сохранение и развитие традиций религиозной толерантности в Санкт-Петербурге представляется особенно важным в ситуации нарастания в обществе проявлений расизма, экстремизма и ксенофобии, зачастую оправдывающихся идеологией религиозного фундаментализма.

Текущая религиозная ситуация в Санкт-Петербурге и в других крупных городах России характеризуется рядом особенностей, обусловленных историческим и социально-экономическим развитием страны во второй половине XX - начале XXI вв. Вследствие этих особенностей Санкт-Петербург сталкивается с рядом ключевых проблем в сфере религиозной жизни и межконфессиональных отношений, среди которых выделяются: низкий уровень религиозной культуры в обществе, отсутствие централизованных информационных ресурсов, предоставляющих объективную и непредвзятую информацию о действующих в Санкт-Петербурге религиозных организациях и группах, существование печатных и электронных изданий, проповедующих религиозный фундаментализм

Появление подобных проблем в Санкт-Петербурге может привести к активизации религиозного фундаментализма, что повлечет за собой дестабилизацию в этноконфессиональных отношениях.

Задачи раздела: пропаганда ценностей сохранения этнического и конфессионального многообразия, религиозной толерантности и свободы совести среди представителей различных возрастных, социальных, профессиональных, этноконфессиональных групп.

Обеспечение доступа широких слоев населения Санкт-Петербурга к объективной информации о религиозных организациях и группах, действующих в Санкт-Петербурге; создание условий для экспертной оценки деятельности религиозных организаций и групп; эффективное противодействие религиозной нетерпимости и экстремизму.

Развитие межконфессионального и социального партнерства; повышение уровня взаимодействия религиозных организаций и групп в различных сферах общественной жизни; поддержание устойчивых контактов между различными религиозными организациями и группами и органами государственной власти Санкт-Петербурга. Ожидаемые результаты: воспитание у жителей Санкт-Петербурга, в первую очередь молодежи, позитивного отношения к конфессиональному многообразию Санкт-Петербурга.

Создание условий для эффективного противодействия проникновению в общественное сознание идей религиозного фундаментализма, экстремизма и нетерпимости.

Сохранение и поддержание межконфессионального согласия, содействие диалогу религиозных объединений с органами государственной власти Санкт-Петербурга различного уровня.

Раздел 6. Совершенствование механизмов обеспечения законности и правопорядка в сфере межнациональных отношенийв Санкт-Петербурге. Содействие адаптации и интеграции мигрантов в культурное и социальное пространство Санкт-Петербурга

Одним из важнейших направлений деятельности по гармонизации межнациональных отношений и созданию толерантной среды является совершенствование правового регулирования и правоприменительной практики в области межэтнических и межконфессиональных взаимодействий. Это относится к строгому соблюдению требований закона при найме на работу и использовании труда этнических мигрантов, улучшению работы органов внутренних дел, осуществляющих их регистрацию и учет занятости, предупреждению дискриминации по этническому признаку в сфере трудовых отношений, профилактике экстремизма и противодействию ксенофобии прежде всего в молодежной среде. Необходимо совершенствование профессиональных навыков сотрудников органов правопорядка, работающих с представителями этнических меньшинств, а также занимающихся расследованиями правонарушений и преступлений на почве этнической и религиозной нетерпимости. Насущной задачей является информирование населения, в первую очередь из числа иностранных граждан, о необходимости соблюдения мер безопасности в условиях крупного города.

Задачи раздела: совершенствование механизмов реализации миграционной и национальной политики в Санкт-Петербурге.

Повышение эффективности работы правоохранительных органов, силовых структур по профилактике экстремизма и дискриминации на расовой, национальной и религиозной почве.

Повышение уровня доверия в отношениях правоохранительных органов и этнических сообществ, представленных в Санкт-Петербурге.

Ожидаемые результаты: совершенствование форм и методов работы правоохранительных органов Санкт-Петербурга по профилактике проявлений ксенофобии, национальной и расовой нетерпимости, противодействию этнической дискриминации.

Повышение уровня компетентности сотрудников правоохранительных органов в вопросах миграционной и национальной политики, способах формирования толерантной среды Санкт-Петербурга.

Осуществление системы мероприятий, оптимизирующих экономическую и социокультурную адаптацию мигрантов к условиям петербургского мегаполиса.

Раздел 7. Использование ресурсов международногои межрегионального сотрудничества в деле формирования культуры мира и толерантности в Санкт-Петербурге

Международное и межрегиональное сотрудничество является важным ресурсом создания толерантной среды Санкт-Петербурга. В условиях глобализации, резко усилившей динамику миграционных потоков и международного культурного обмена, особую значимость приобретает задача сохранения культуры толерантности в сфере межэтнических и межконфессиональных отношений, сосуществования различных культур. На выработке стабильных и продуктивно действующих социальных и правовых механизмов предотвращения и пресечения межэтнической и межконфессиональной вражды, а также поощрения толерантности, сосредоточены усилия многих международных организаций (в частности Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений: Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), Международной организации труда (МОТ); Совета Европы), к которым принадлежит и Россия

Согласно Декларации принципов толерантности ЮНЕСКО 1995 года утверждение терпимости в области межэтнических, межконфессиональных и межкультурных отношений связано, в том числе с соблюдением норм, установленных в международных правовых актах. В контексте задач развития Санкт-Петербурга как европейского города, соответствующего мировым стандартам, в том числе и в области толерантности, возникает необходимость учета требований, предъявляемых мировым и, в частности европейским сообществом к самому понятию толерантного города, а также разработка и осуществление комплекса мер по включению Санкт-Петербурга в общемировой контекст толерантности.

Задачи раздела: выработка стратегии обеспечения соответствия Санкт-Петербурга принятым международным нормам в области политики толерантности и соблюдения прав человека.

Изучение и использование достижений различных регионов Российской Федерации, стран Европейского союза и международных организаций (ЮНЕСКО и других) в области политики интеграции и межкультурного взаимодействия (в том числе языковой адаптации), формировании надэтнической и надконфессиональной (региональной) идентичности.

Активизация взаимодействия с международными и национальными организациями, преследующими цели, близкие целям Программы, налаживание с ними партнерских связей, а также создание в рамках реализации совместных проектов сетевых организаций.

Ожидаемые результаты: использование ресурсов международного и межрегионального сотрудничества для создания толерантной среды Санкт-Петербурга, учет мирового и общеевропейского контекста при принятии мер по обеспечению терпимости в отношении этнического, конфессионального и культурного многообразия Санкт-Петербурга.

Применение мирового, европейского и российского опыта в сфере социальной и культурной интеграции мигрантов, деятельности по профилактике нетерпимости на почве межэтнических и межконфессиональных отношений.

Повышение роли Санкт-Петербурга в рамках ведущейся мировым сообществом борьбы с этнической и конфессиональной интолерантностью, формирование образа Санкт-Петербурга как перспективного партнера для гуманитарного международного сотрудничества, укрепление международного авторитета Санкт-Петербурга в целом.

Раздел 8. Организационное, научно-методическое обеспечение,мониторинг хода реализации Программы

Необходимым условием успешной реализации Программы является ее научное сопровождение. Привлечение экспертного сообщества к разработке концептуальных основ политики толерантности в Санкт-Петербурге позволяют обеспечить ее научную обоснованность, комплексность и целостность. В Санкт-Петербурге накоплен значительный научно-исследовательский потенциал в изучении межэтнических отношений в исторической ретроспективе и на современном этапе. Значительное внимание уделяется анализу проявлений этнокультурного и конфессионального негативизма, исследуются социальные причины расовых и этнических предрассудков, дискриминации, агрессии. Не менее важным является изучение позитивного опыта этнокультурного сотрудничества и взаимодействия петербуржцев.

Вместе с тем формирование толерантной среды мегаполиса, как единая научная, управленческая и практическая задача, требует, с одной стороны, осуществления комплекса исследовательских проектов по изучению фактического уровня этнокультурной толерантности в Санкт-Петербурге, а с другой стороны, объединения усилий органов государственной власти Санкт-Петербурга, научных, образовательных учреждений, учреждений культуры по реализации общей стратегии формирования толерантности в сознании и поведении петербуржцев. Важной формой таких согласованных действий является организация и проведение регулярного мониторинга Программы. Его результаты должны использоваться для оценки эффективности как отдельных мероприятий, так и Программы в целом.

Задачи раздела: выработка научно-обоснованной комплексной оценки толерантности/интолерантности применительно к различным группам и слоям населения Санкт-Петербурга.

Регулярный мониторинг хода реализации Программы.

Координация деятельности научно-исследовательских центров и организаций Санкт-Петербурга, работающих над решением проблемы формирования толерантной среды Санкт-Петербурга.

Создание и организация деятельности экспертной рабочей группы по вопросам профилактики ксенофобии и формирования толерантности.

Ожидаемые результаты: внедрение результатов, выводов и рекомендаций этносоциологических, этнопсихологических и других исследований в управленческую и практическую деятельность в соответствии с направлениями реализации и мероприятиями Программы.

Использование результатов регулярного (один раз в полгода) мониторинга выполнения мероприятий Программы для оценки ее эффективности.

Применение разработанных методик оценки уровня этнокультурной толерантности в работе правоохранительных органов, учреждений образования и т.д.

9. Организационное, финансовое обеспечениереализации Программы, контроль за ходом ее исполнения

Программа реализуется исполнительными органами государственной власти Санкт-Петербурга с привлечением в установленном порядке органов местного самоуправления в Санкт-Петербурге, расположенных в Санкт-Петербурге научных, образовательных учреждений и учреждений культуры, общественных организаций и объединений, некоммерческих организаций. Координатором Программы является Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга. Координатор Программы совместно с Консультативным советом по делам национально-культурных объединений при Правительстве Санкт-Петербурга осуществляет управление реализацией Программы: готовит предложения о порядке выполнения Программы, включении, исключении и корректировке отдельных разделов и мероприятий, осуществляет координацию и контроль за ходом реализации Программы ответственными исполнителями. Координатор Программы совместно с Консультативным советом по делам национально-культурных объединений при Правительстве Санкт-Петербурга один раз в полгода проводит мониторинг выполнения запланированных мероприятий Программы, обобщает достигнутый опыт и дает оценку промежуточным результатам реализации Программы. Координатор Программы ежегодно готовит отчеты о выполнении мероприятий Программы и информирует Правительство Санкт-Петербурга о ходе реализации Программы.

В процессе реализации Программы ответственные исполнители используют конструктивный опыт, методы и средства формирования толерантного сознания, профилактики проявлений ксенофобии, воспитания культуры мира, накопленные научными, образовательными учреждениями и учреждениями культуры, общественными организациями и объединениями, иными некоммерческими организациями.

Реализация мероприятий Программы осуществляется за счет средств бюджета Санкт-Петербурга. Размещение заказов, связанных с исполнением Программы, осуществляется в соответствии с Федеральным законом "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд". Затраты, связанные с реализацией I этапа Программы, предусмотрены в рамках текущего финансирования исполнительных органов государственной власти. Затраты на оставшийся период будут финансироваться за счет бюджета Санкт-Петербурга на соответствующий год. Размеры бюджетного финансирования Программы на последующие годы заложены без увеличения объемов традиционно сложившихся затрат по соответствующим направлениям.

Привлечение внебюджетных источников финансирования отдельных мероприятий осуществляется на основе предложений ответственных исполнителей мероприятий Программы.

10. Ожидаемый социально-экономический эффектот реализации Программы

Реализация Программы позволит:

1. Создать эффективную систему правовых, организационных и идеологических механизмов противодействия экстремизму, этнической и религиозной нетерпимости.

2. Разработать нормативную и методическую базу в области совершенствования межнациональных и межконфессиональных отношений в Санкт-Петербурге, внедрить управленческие и организационные методы работы, способствующие формированию толерантной среды в Санкт-Петербурге.

3. Снизить степень распространенности негативных этнических установок и предрассудков в Санкт-Петербурге прежде всего в молодежной среде.

4. Способствовать формированию толерантного сознания, основанного на понимании и принятии культурных отличий, неукоснительном соблюдении прав и свобод граждан.

5. Консолидировать многонациональное население Санкт-Петербурга на основе начал гражданской идентичности и создать тем самым условия для утверждения принципов толерантности во всех сферах межэтнического и межконфессионального взаимодействия.

6. Повысить эффективность расходов бюджета Санкт-Петербурга на обеспечение безопасности.

7. Повысить привлекательность Санкт-Петербурга для российских и иностранных туристов, обеспечить рост туристского потока и доходов от туризма.

8. Качественно улучшить международный имидж Санкт-Петербурга как одного из крупнейших полиэтнических центров России, Европы.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Нормативные правовые акты

1) Всеобщая декларация прав человека // СПС «КонсультантПлюс».

2) Европейская конвенция о пресечении терроризма (1977) // СПС «КонсультантПлюс».

3) Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (1970) // СПС «КонсультантПлюс».

4) Международный пакт о гражданских и политических правах // СПС «КонсультантПлюс».

5) Международная конвенция о борьбе с захватом заложников (Нью-Йорк, 17 декабря 1979 г.) // СПС «КонсультантПлюс».

6) Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (1971) // СПС «КонсультантПлюс».

7) Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (2001) // СПС «КонсультантПлюс».

8) Резолюция конференции ЮНЕСКО «Терроризм и средства массовой информации» (2002) // СПС «КонсультантПлюс».

9) Договор о сотрудничестве государств – участников СНГ в борьбе с терроризмом (1999) // СПС «КонсультантПлюс».

10) Резолюция Европарламента в отношении ЕС и России «О нарушениях прав человека в Республике Марий Эл» // СПС «КонсультантПлюс».

11) Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // СПС «КонсультантПлюс».

12) Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс».

13) Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс».

14) Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ) от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс».

15) Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» // СПС «КонсультантПлюс».

16) Федеральный закон от 11 июля 2001 г. №95-ФЗ «О политических партиях» // СПС «КонсультантПлюс».

17) 17)Федеральный закон от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» // СПС «КонсультантПлюс».

18) 18)Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" // СПС «КонсультантПлюс».

19) 19)Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях» // СПС «КонсультантПлюс».

20) 20)Федеральный закон от 19 февраля 1993 г. № 4530-I «О вынужденных переселенцах» // СПС «КонсультантПлюс».

21) Федеральный закон от 19 февраля 1993 г. №4528- I «О беженцах» // СПС «КонсультантПлюс».

22) Федеральный закон от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» // СПС «КонсультантПлюс».

23) Федеральный закон от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, шествиях и пикетированиях» // СПС «КонсультантПлюс».

24) Федеральный закон от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" // СПС «КонсультантПлюс».

25) Федеральный закон от 19 мая 1995 г. N 80-ФЗ "Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной Войне 1941 - 1945 годов" // СПС «КонсультантПлюс».

26) Постановление Правительства РФ от 19 ноября 2004 г. N 665 "О завершении реализации федеральной целевой программы "Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001 - 2005 годы)" // СПС «КонсультантПлюс».

27) Постановление Правительства РФ от 25 августа 2001 г. N 629 "О федеральной целевой программе "Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001 - 2005 годы)" (с изм. и доп. от 6 сентября 2004 г.) // СПС «КонсультантПлюс».

28) Приказ Минобразования РФ от 18 октября 2001 г. N 3400 "О создании Координационного совета по реализации федеральной целевой программы "Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001 - 2005 годы)" (с изм. и доп. от 6 марта 2002 г.) // СПС «КонсультантПлюс».

29) Приказ Минобразования РФ от 1 октября 2001 г. N 3250 "Об организации работы по реализации федеральной целевой программы "Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001 - 2005 годы)" // СПС «КонсультантПлюс».

30) Конституция Республики Марий Эл // СПС «КонсультантПлюс».

31) Закон Республики Марий Эл от 09.03.2004 «О республиканской целевой программе «Развитие этнокультурных и межнациональных отношений в Республике Марий Эл (2004-2008 годы)» № 12-З // СПС «КонсультантПлюс».

32) Распоряжение Президента Республики Марий Эл от 09.02.2006 г. «О выделении грантов Президента Республики Марий Эл в области развития этнокультурных и межнациональных отношений» № 34-рп // СПС «КонсультантПлюс».

33) Распоряжение Правительства Республики Марий Эл от 24 апреля 2004 г. «О проведении второй республиканской ярмарки-форума социальных и культурных проектов «Марий Эл-2004»» № 206-р //СПС «КонсультантПлюс».

34) Постановление Правительства Республики Карелия от 12.09.2001 г. «О мероприятиях по национальному развитию и межнациональному сотрудничеству народов, проживающих в Республике Карелия на 2002-2005 годы» № 191-П // СПС «КонсультантПлюс».

2. Монографии, учебные пособия, учебники

1) Аверьянов Л.Я. Социология: искусство задавать вопросы. М., 1998.

2) Агапов П.В., Михайлов К.В. Уголовная ответственность за содействие террористической деятельности: тенденции современной уголовной политики. Саратов, 2007.

3) Алексеев А.И., Овчинский В.С., Побегайло Э.Ф. Российская уголовная политика: преодоление кризиса. М., 2006.

4) Антонян Ю.М. Терроризм: криминологическое и уголовно-правовое исследование. М., 2006.

5) Антонян Ю.М., Давитадзе М.Д. Этнорелигиозные конфликты: проблемы, решения. М., 2004.

6) Дикаев С.У., Диваева И.Р. Уголовная ответственность за преступления террористического характера: Учебное пособие. Уфа, 2001.

7) Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования. М., 2000.

8) Зуев А. Средства массовой информации и проблемы межэтнических взаимоотношений. Саратов, 2006.

9) Иванов А.Г., Сануков К.Н. История марийского народа. Йошкар-Ола, 1999.

10) Криминология / Под ред. Дж. Ф. Шели. СПб., 2003.

11) Криминология: Учебник / Под общ. ред. А.И. Долговой. М., 2005.

12) Криминология: Учебник / Под общ. ред. Н.Ф. Кузнецовой и В.В. Лунеева. М., 2004.

13) Кудрявцев В.Н. Борьба мотивов в преступном поведении. М., 2007.

14) Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 2006.

15) Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Причины преступности в России: криминологический анализ. М., Норма. 2006.

16) Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировой криминологический анализ. М., 1997.

17) Ляхов Е.Г., Попов А.В. Терроризм: национальный, региональный и международный контроль. Ростов-на-Дону, 1999.

18) Межнациональные отношения в Республике Марий Эл (материалы социологического исследования 2001 года). Йошкар-Ола, 2002.

19) Павлинов А.В. Насильственный экстремизм. М., 2004.

20) Преступность как она есть и направления антикриминальной политики. Под ред. проф. А.И. Долговой. М., 2004.

21) Прокуратура и институты гражданского общества в противодействии экстремизму и ксенофобии: международная научно-практическая конференция 1-2 февраля 2005 года: тезисы выступлений. Спб., 2005.

22) Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под общ. ред. Л.Д. Гаухмана, С.В. Максимова М., 2005.

23) Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М.,2005.

24) Уголовное право России: Общая часть: Учебник / Под ред. Н.М. Кропачева, Б.В. Волженкина, В.В. Орехова. СПб., 2006.

25) Устинов В.В. Международный опыт борьбы с терроризмом: стандарты и практика. М., 2002.

26) Чарный С., Степанищев С. Расизм, ксенофобия, неонацизм в регионах РФ [Электронный ресурс] // http://index.org.ru

27) Хлебушкин А.Г. Экстремизм: уголовно-правовой и уголовно-политический анализ. Саратов, 2007.

3. Статьи

1) 16 июня 2005 года в Москве состоялась межведомственная научно-практическая конференция по противодействию экстремизму и терроризму [Электронный ресурс] // http://www.mvd.ru/index.php?newsid=5861

2) Абашин С. Исламский фундаментализм в Центральной Азии // “Независимая газета” 2001 г. 5 дек.

3) Абдуллин Р. Доклад по результатам мониторинга «Проявление национализма, ксенофобии и фашизма со стороны молодежных неформальных объединений в Республике Марий Эл» // Сборник «Ситуация с правами несовершеннолетних в Республике Марий Эл». Йошкар-Ола, 2005.

4) Адельханян Р. Признаки террористического преступления по международному праву // Российская юстиция. 2002. № 8.

5) Баулин Ю.В. Глобализация, угрозы «новой преступности» и возможности уголовного права // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: сб. материалов статей третьей Международной научно-практической конференции. М., 2006.

6) Бирюков В.В. Еще раз об экстремизме // Адвокат. 2006. № 12.

7) Борьба с экстремизмом: методологические основы и состояние // Актуальные проблемы национальной безопасности России на современном этапе / Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2004. № 1.

8) Бурковская В.А. Законодательство, направленное на борьбу с экстремизмом: проблемы становления правоприменительной практики // Уголовное право. 2005. № 1.

9) Верховский А. Противодействие национал-экстремизму: проблема и актуальные варианты решения // Антисемитизм и ксенофобия в Российской Федерации. 2002. №11.

10) Волков Н.В. Экстремизм как крайняя форма сепаратизма: проблема определения социально-правовой сущности феномена // История государства и права. 2006. № 9.

11) Володина Н.В. Особенности экстремизма на религиозной почве // Безопасность Евразии. №3.

12) Гаврилов Б.Я., Павлинов А.В. Современная стратегия законодательного обеспечения борьбы с проявлениями терроризма и насильственного экстремизма // Российский следователь. 2006. № 1.

13) Галкин А.А. О фашизме и его сущности, корнях, признаках и формах проявления // Полис. 1995. № 2.

14) Гриб Н.Н. Информационно-психологическая сфера как ведущее звено системы противодействия терроризму // Российский следователь. 2004. № 6.

15) Даниленко Н.Н. Терроризм: понятие и явление // Закон. 2005. № 2.

16) Джабаров Р. Экстремисты против традиционалистов // “Независимая газета” 1999 г. 20 окт.

17) Емельянов В. Особенности объективной стороны терроризма // СПС «КонсультантПлюс».

18) Жээнбеков Э.Т. Профилактические меры противодействия религиозному экстремизму // Российский следователь. 2006. № 7.

19) Задохин А. Предупреждение и нейтрализация регионального экстремизма и терроризма // Обозреватель - Observer. 2005. № 7.

20) Залужный А.Г. Обеспечение законности в сфере государственно-конфессиональных отношений и противодействие экстремизму // Современное право. 2005. № 3.

21) Залужный А.Г. Экстремизм: сущность и способы противодействия // СПС «КонсультантПлюс».

22) Иванов Н.Г. Нюансы уголовно-правового регулирования экстремистской деятельности как разновидности группового совершения преступлений // Государство и право. 2003. N 5.

23) Истомин А.Ф., Лопаткин Д.А. К вопросу об экстремизме // Современное право. 2005. № 7.

24) Кабанов П.А. Международная политическая преступность как вид государственного криминального политического экстремизма: понятие, сущность, виды // Безопасность бизнеса. 2006. № 3.

25) Кобец П.Н. предупреждение преступности иностранцев в России и этнической напряженности / Преступность как она есть и направления антикриминальной политики. Под ред. проф. А.И. Долговой. М., 2004.

26) Кобец П.Н. Противодействие религиозному экстремизму в современной России // Российский следователь. 2005. № 9.

27) Корецкий Д. Новый терроризм и старая стратегия борьбы с ним // Российская Федерация сегодня. 2004. № 24.

28) Кочои С.М. О противодействии экстремизму // Уголовное право. 2006. № 2.

29) Красинский В.В. Об основных проблемах применения Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» // Закон и право. 2003. № 8.

30) Краснов М. Противодействие политическому экстремизму: теория и судебно-следственная практика // СПС «КонсультантПлюс».

31) Краснов М. У политического экстремизма есть вполне четкие признаки [Электронный ресурс] // http://www.strana.ru

32) Куликов А.С. Международный экстремизм сегодня. Ответные меры // Право и безопасность. 2005. № 2.

33) Лапаева В.В. Политический и религиозный экстремизм: проблемы совершенствования законодательства // Адвокат. 2001. № 10.

34) Лопашенко Н.А. Российская политика противодействия терроризму: оценка состояния и эффективности [Электронный ресурс] // http:/sartraccc.sgap.ru

35) Макаров А.В., Макаров Н.Е. Правовая основа профилактики политического и религиозного экстремизма в России // Государственная власть и местное самоуправление в России. 2005. № 11.

36) Макаров Н.Е., Дондоков Ц.С. Понятие и идеология экстремизма в современных условиях // Закон и армия. 2005. № 11.

37) Матвеева А. Экстремизм не пройдет [Электронный ресурс] // http://www.rbc.ru

38) Митрохин Н. Неисламский экстремизм в современной России // Неприкосновенный запас. 2006. № 1.

39) Национал-большевистская партия в вопросах и ответах [Электронный ресурс] // www.nbp.ru

40) Нильсен Й. Альтернатива мусульманскому экстремизму // Азия и Африка. 2000. №9.

41) Новичков В.Е. Некоторые проблемы совершенствования управления практикой правоохранительных органов по применению уголовного и иного законодательства в борьбе с экстремизмом (прогнозный аспект) // Российский следователь. 2005. № 1.

42) Павлинов, А. Экстремизм в России: проблемы противодействия // Законность. 2003. N 11.

43) Решительно пресекать экстремизм // Бюллетень министерства юстиции Российской Федерации. 2004. № 10.

44) Русанова О.А. Этнорелигиозный экстремизм как социальное явление в российском обществе: на примере Северо-Кавказского региона // Вестник Московского государственного университета. Сер 18. Политология и социология. 2005. № 2.

45) Сальников Е.В. Органы местного самоуправления как субъект противодействия экстремизму // Государственная власть и местное самоуправление. 2006. № 6.

46) Сериков А.В. Профилактика политического экстремизма молодежи // Социально-гуманитарные знания. 2005. №4.

47) Скоморохов К. «Экстремизм» - слово не имеющее смысла. // АПН Северо - Запад. 26 января 2007 г.

48) Справка о признании судами информационных материалов экстремистскими // Бюллетень министерства юстиции Российской Федерации. 2004. № 10.

49) Статистика уголовных дел и приговоров по ст. ст. 282, 282.1 и 282.2 УК РФ [Электронный ресурс] // http://xeno.sova-center.ru

50) Тюнин В. Организация экстремистского сообщества // Уголовное право. 2006. № 3.

51) Устинов В. Создать общегосударственную систему предупреждения и пресечения экстремизма // Российская юстиция. 2003. N 1.

52) Устинов В.В. Экстремизм и терроризм. Проблемы разграничения и классификации // Российская юстиция. 2002. № 5.

53) ФСБ рассказала об опасности экстремизма [Электронный ресурс] // http://www.dni.ru/news/russia/2007/6/6/108629.html

54) Хлебушкин А.Г. Некоторые проблемные аспекты противодействия экстремистской деятельности [Электронный ресурс] // http:/sartraccc.sgap.ru

55) Ципко А. У нас в России все виды экстремизма опасны // Волга. № 092 (24987). 30 июня 2006 г.


4. Диссертации и авторефераты диссертационных работ

1) Брусницын Ю.А. Правовая политика современного российского государства в сфере противодействия терроризму: автореф. дис.канд. юр. наук. Ростов-на-Дону, 2003.

2) Лабунец М.И. Политический экстремизм: этнонациональная регионализация: автореф. дис…канд.юр.наук. Ростов-на-Дону, 2002.

3) Новиков Д.В. Этнорелигиозный экстремизм на Северном Кавказе: методы противодействия (политико-правовой аспект): автореф.дис…канд.юр.наук. Ростов-на-Дону, 2002.

4) Скворцова Т.А. Религиозный экстремизм в контексте государственно-правового обеспечения национальной безопасности современной России: автореф.дисканд.юр.наук. Ростов-на-Дону, 2004.

5) Степанов Н.В. Криминологические проблемы противодействия преступлениям, связанным с политическим и религиозным экстремизмом: автореф. Дисканд.юр.наук. М., 2003.


Кудрявцев В.Н. Борьба мотивов в преступном поведении. М., 2007.

Криминология / Под ред. Дж. Ф. Шели. СПб., 2003.

Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Причины преступности в России: криминологический анализ. М., Норма. 2006.

Бирюков В.В. Еще раз об экстремизме // Адвокат. 2006. № 12.

Уголовное право России: Общая часть: Учебник / Под ред. Н.М. Кропачева, Б.В. Волженкина, В.В. Орехова. СПб., 2006.

Верховский А. Противодействие национал-экстремизму: проблема и актуальные варианты решения // Антисемитизм и ксенофобия в Российской Федерации. 2002. №11.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:51:25 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
08:47:09 29 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Социальная работа по предотвращению экстремизма в молодежной среде

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150907)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru