Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Уголовно процессуальная характеристика показаний несовершеннолетних как вида доказательств и их оценки

Название: Уголовно процессуальная характеристика показаний несовершеннолетних как вида доказательств и их оценки
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Добавлен 07:25:52 18 декабря 2008 Похожие работы
Просмотров: 622 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

1. Понятие и сущность показаний несовершеннолетних

2. Особенности процесса формирования показаний несовершеннолетних


1. Понятие и сущность показаний несовершеннолетних

Допрос является не только распространенным и эффективным следственным действием, но и самым необходимым в ходе предварительного расследования. В тоже время это очень сложное следственное действие, а допрос несовершеннолетнего вдвойне. От того насколько грамотно следователь его проведет, нередко зависит успех расследования по уголовному делу.

Суть допроса заключается в получении от допрашиваемого лица сведений (показаний), т.е. устной речевой информации об обстоятельствах и фактах, имеющих значение для уголовного дела.[1] При этом показания разных участников уголовного процесса − подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего − это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде, и зафиксированные в установленном законом порядке.[2]

Среди следователей распространено мнение о том, что допрос несовершеннолетних не создает каких-либо трудностей, относится к разряду «легких» следственных действий. Такое убеждение связано с тем, что подростки, как правило, сознаются в совершенном, их попытки скрыть происшедшее или дать ложные показания обычно непродуманны. Тем не менее, как правильно замечают криминалисты, абсолютно бесконфликтных ситуаций не бывает, и, признаваясь в совершении преступления в целом, обвиняемые могут преуменьшать или преувеличивать свою роль в совершенном преступлении, скрывать соучастников преступления, не рассказывать про отрицательно их характеризующие эпизоды в процессе совершения преступления и т.п.

Таким образом, получение и оценка показаний несовершеннолетних имеет свои специфические особенности, как психологические, так и процессуальные, которые будут рассмотрены в данной главе.

В отечественной психологической науке на основе обобщения педагогического опыта определился следующий подход к возрастной периодизации, в том числе и тех, кто еще не достиг совершеннолетия:

— младенческий возраст (от рождения до одного года);

— раннее детство (от года до трех лет);

— дошкольный возраст (от трех до шести-семи лет),

— младший школьный возраст (от шести-семи до 11 —12 лет),

— подростковый возраст (от 11 — 12 до 14— 15 лет);

— ранний юношеский возраст (от 14— 15 до 17— 18 лет)[3] .

Малолетними следует считать участников уголовного процесса, не достигших четырнадцати лет. Среди них, по признакам, определяемым, в первую очередь возрастом, можно выделить, по крайней мере, три группы:

1) дети дошкольного возраста (от 3 до 7 лет),

2) младшего школьного возраста (от 7 до 10-11 лет),

3) среднего школьного возраста (от 11 до 14 лет). Несомненно, при правильной организации и проведении допроса малолетних свидетелей от них могут быть получены вполне надежные, достаточно полные и точные показания.

Несмотря на то, что доля малолетних в общем массиве лиц, допрашиваемых по уголовным делам, относительно невелика, однако они в силу разных причин иногда оказываются единственными очевидцами тяжких преступлений, располагают уникальной информацией, имеющей исключительно важное значение для органов расследования.[4]

Переход от одного возрастного периода к последующему сопровождается известными «кризисами» развития, обусловленными возникающими противоречиями между новыми потребностями и условиями их удовлетворения, которые уже не устраивают подрастающего ребенка.

Каждому возрастному периоду развития подростка присущи разный круг общения, различные виды ведущих потребностей, отношений с окружающими его людьми, игровой деятельности, увлечений, ценностные ориентации, меняющиеся уровни социального интеллекта и развития, направленности личности. Все эти факторы существенно влияют на его сознание, поведение, отношение к происходящему, в том числе и к самой процедуре судопроизводства, что, безусловно, необходимо учитывать, независимо от того, в какой бы процессуальной роли ни выступал несовершеннолетний. Необходимо иметь в виду, кем бы он ни проходил по делу: свидетелем, потерпевшим, подозреваемым или обвиняемым (подсудимым), его поведение во время допроса во многом будет определяться, прежде всего, возрастными, интеллектуальными, психическими особенностями развития.

Все многообразие информации об обстоятельствах, по поводу которых допрашиваются дети, можно разделить на три основные категории:

Первую из них составляет информация о материальных объектах действительности и их свойствах. Сообщение об этих объектах предполагает их непосредственное чувственное отражение, создание и сохранение их образов, актуализацию и словесное описание.

Вторая категория объединяет сведения, воспринятые детьми в словесной форме. Информация о них сохраняется в форме слухового образа, если малолетний свидетель точно запоминает словесное, звуковое выражение сообщения, но не понимает его содержания.

К третьей категории относится информация о явлениях действительности, которые не могут быть познаны чувственным путем. Она возникает в результате умозаключений ребенка, понимания им внутреннего содержания событий.

Допросу несовершеннолетнего обвиняемого должна предшествовать тщательная подготовка. Подготовка включает собирание достаточно полной информации о психических и физических качествах несовершеннолетнего, об условиях его жизни, быта, воспитания. Во главу угла при подготовке к допросу следует поставить изучение личности несовершеннолетнего обвиняемого. Для достижения указанных целей необходимо использовать методы разработанные криминалистикой, юридической психологией, логикой, и педагогикой в комплексе.

Всестороннее изучение личности несовершеннолетнего обвиняемого способствует эффективности допроса. Убедившись, что следователю известны не только основные, но и даже относительно мелкие факты его жизни и деятельности, подросток приходит к выводу о необходимости дать правдивые показания.

Важное значение имеет участие при допросе специалиста в области детской и юношеской психологии. Это позволяет разобраться в особенностях психики данного подростка и учитывать их как при разработке тактики допроса, так и в ходе самого допроса, а также для установления психологического контакта и формулирования вопросов.

Для получения от несовершеннолетнего правдивых показаний необходимо установить с ним психологический контакт, под которым понимается система взаимодействия людей между собой в процессе их общения, основанного на доверии, информационный процесс, при котором люди могут и желают воспринимать информацию, исходящую друг от друга. Установление психологического контакта с допрашиваемым – условие получения правдивых показаний, достижения истины по делу. Его необходимо поддерживать не только в период допроса, но и в последующий период работы с данным участником процесса.[5]

Допрос несовершеннолетнего обвиняемого начинается, по общему правилу, с выяснения его отношения к предъявленному обвинению. Однако, в связи со спецификой возраста обвиняемого, ему должно предшествовать разъяснение следователем совместно с защитником сущности и содержания предъявленного обвинения. При этом надо раскрыть значение юридических терминов, диспозицию и санкцию инкриминируемых ему статей уголовного закона. Заслуживает внимания рекомендация профессора Л. Л. Каневского о возможности выяснения у обвиняемого признает ли он себя виновным, не в начале допроса, а в конце.[6] Действительно, такой вопрос, заданный в самом начале допроса, может вызвать у подростка эмоциональное напряжение, которое будет мешать дальнейшему допросу.

Свободный рассказ несовершеннолетнего обвиняемого не рекомендуется прерывать, даже если подросток и отвлекается от изложения обстоятельств дела, так как связь между освящаемыми событиями может быть более сложной. Вместе с тем следует иметь в виду, что несовершеннолетние вследствие недостаточной развитости логического мышления, отсутствия опыта в последовательном и всестороннем изложении каких – либо событий могут испытывать трудности в освещении обстоятельств совершенного преступления. Задача следователя в этой связи заключается в том, чтобы, не сообщая допрашиваемому фактов, полученных из других источников, помочь несовершеннолетнему изложить свои показания в логической последовательности. При этом можно рекомендовать такие приемы как: «устранение эмоционального и смыслового барьера», «формирование мыслительной задачи», «напоминание», «детализация», «уточнение».

Постановка вопросов и ход дальнейшего допроса зависят от отношения несовершеннолетнего к предъявленному обвинению. Если подросток дает правдивые показания, то допрос носит, как правило, бесконфликтный характер.

При допросе в так называемых конфликтных ситуациях, когда несовершеннолетний не признает себя виновным в предъявленном обвинении, следователь с учетом повышенной внушаемости, заранее разрабатывает тактику допроса, проявляя особую осторожность при постановке вопросов.

Немалую сложность в конфликтной ситуации допроса представляет предупреждение и разоблачение ложных показаний обвиняемых. Мотивами дачи ложных показаний обвиняемым являются: неправильное понимание подростком чувства товарищества; повышенная стыдливость (в частности, в отношении половых преступлений); склонность к отстаиванию ранее данных ложных показаний, чтобы не показаться в глазах допрашиваемого лгуном; стремление прослыть самостоятельным, «взрослым», утвердить себя во мнении окружающих; нежелание «выдать» своего товарища, прослыть «ябедой»; обостренное самолюбие, стремление любым способом сохранить свой авторитет среди сверстников; повышенная эмоциональность подростка и неуравновешенность его эмоций; пониженная критичность и самокритичность, отсутствие жизненного опыта; слепая преданность подстрекателю и сообщникам; стремление преувеличить свою роль в содеянном; готовность солгать ради поддержания авторитета среди соучастников; боязнь физического наказания со стороны родителей или родственников за совершенное правонарушение; утверждение, что в преступлении участвовали и другие лица, в надежде уменьшить степень своей ответственности.[7]

Сомнение в достоверности показаний могут возникнуть у следователя, как во время, так и после допроса. В процессе допроса такие сомнения порождаются противоречивостью показаний, их изменением, явным не соответствием известным обстоятельствам дела, имеющимся в распоряжении следователя доказательствам, заученность рассказа, наличие несвойственных несовершеннолетнему формулировок и выражений.

Следователю также надо учитывать особенности психики обвиняемого, содержащегося под стражей. В условиях изолированности от внешнего мира и дефицита информации подросток становиться более восприимчивым к воздействию на него со стороны следователя, Усиливается его склонность к внушению и самовнушению.

Если несовершеннолетний причастен к групповому преступлению, его психическое состояние также специфично. Во-первых, каждый из подростков боится признаться первым, чтобы не прослыть «предателем» и не навлечь на себя гнев своих товарищей. Во-вторых, любой из них не без основания опасается, что кто-то признается раньше него и изложит обстоятельства в невыгодном для него свете. В такой ситуации следователю целесообразно предупредить обвиняемого о том, что он рискует «опоздать» с дачей правдивых показаний.

Допрашивая лгущего несовершеннолетнего, следователь не может избежать определенного психологического воздействия на него с целью получения правдивых показаний. В этом нет ничего противозаконного или аморального (если только это воздействие не содержит элементов обмана или насилия, т.е. является правомерным). Известны следующие методы правомерного психологического воздействия на личность допрашиваемого: метод убеждения, представляющий собой сообщение допрашиваемому сведений с целью воздействия на его эмоции, интеллект и волю; метод изобличения, заключающийся в передаче допрашиваемому информации, чтобы получить от него более полные сведения; метод правомерного внушения посредством требования, просьбы, предложения, совета, предостережения и предупреждения; метод эмоционального эксперимента - использование психического состояния допрашиваемого; метод примера, применяющегося в форме личного примера следователя или в форме сообщения о положительных действиях других лиц.

В процессе допроса не рекомендуется показания несовершеннолетнего сразу же заносить в протокол, т.к. это отвлекает внимание допрашиваемого, да и следователю мешает сосредоточиться на реализации тактического плана допроса. Более целесообразно в ходе допроса делать черновые записи показаний, которые не так заметны для допрашиваемого и не отвлекают следователя от беседы с несовершеннолетним. В протокол показания лучше заносить только по окончании допроса, сохраняя свойственные несовершеннолетнему обороты речи. Помощь в точной фиксации информации, полученной от допрашиваемого несовершеннолетнего может оказать использование звукозаписи при его допросе. Звукозапись показаний целесообразно применять в следующих случаях:

1. если несовершеннолетний правонарушитель меняет или может изменить свои показания под воздействием родственников, потерпевших, других соучастников;

2. при совершении преступления в группе или в результате вовлечения в преступную деятельность родственниками или другими взрослыми лицами;

3. для оглашения взрослому показаний несовершеннолетнего, если следователь во избежание отрицательного воздействия на подростка считает нецелесообразным производить между ними очную ставку;

4. для фиксации специфических оборотов речи;

5. с целью как-то дисциплинировать ее участников, нейтрализовать попытки некоторых из них оказать психическое давление на другого.

Таким образом, процесс расследования с участием несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля особенно сложен и требует специальных знаний в области педагогики, детской психологии. Одним из самых распространенных следственных действий является допрос, в ходе которого следователь получает ценную информацию, позволяющую выдвигать версии по делу, планировать расследование. Допрос несовершеннолетних имеет специфику, связанную, прежде всего, с их возрастными особенностями.

2. Особенности процесса формирования показаний несовершеннолетних

Характеризуя особенности формирования показаний несовершеннолетних, прежде всего, отметим, что содержание, форма, достоверность показаний несовершеннолетних во многом будут зависеть от уровня развития их психики, индивидуально-психологических особенностей личности.

Дискуссионным вопросом рассматриваемой темы с точки зрения психологии педагогики является нижний возрастной порог, начиная с которого можно допрашивать несовершеннолетнего. Стоит согласиться с мнением большинства ученых о том, что в силу своеобразия восприятия, обусловленного возрастом, допрашивать можно детей старше трех лет[8] . Если есть сомнения в возможности несовершеннолетнего правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания, то в соответствии со ст. 196 УПК РФ должна быть назначена экспертиза, о которой речь пойдет ниже.

Итак, дети уже в раннем возрасте (до трех лет) способны к восприятию людей, их действий, воспринимают различные объекты, особенно отличающиеся своей яркостью и необычностью. На собственном опыте они начинают понимать, что значит толкнуть, ударить, драться, и поэтому уже в пятилетнем возрасте ребенок в состоянии выделить наиболее характерные для конфликтной ситуации действия ее участников. Однако выделение этих действий происходит у детей не по их объективной значимости, а по каким-то отдельным, скорее случайным признакам[9] .

Описывая предметы, происходящие явления, ребенок часто прибегает к сравнениям. Однако эти сравнения бывают весьма относительны и не точны. Это подтверждается тем, что, воспроизводя детали какого-то события, дети дошкольного и младшего школьного возраста обычно прибегают к довольно неопределенным понятиям (большой — маленький, старый — молодой, далеко — близко и т.п.).

Несмотря на уже достаточно большой словарный запас у детей дошкольного возраста, многие из усвоенных ими слов составляют пассивный словарь, поскольку ребенок ими не пользуется, хотя и понимает их. Причем некоторые слова употребляются детьми не в их точном значении, а так, как это принято в семейном кругу, среди их знакомых.

Умение строить самостоятельный рассказ появляется у детей около пяти лет. В этом возрасте ребенку легче что-либо узнать (в смысле — опознать), чем воспроизвести на вербальном уровне. Дети данной возрастной группы (от 3 до 7 лет) плохо еще разбираются в причинных связях событий, обычно воспринимают их фрагментарно, нередко дополняя свой рассказ вымыслом на основе собственных представлений.

На протяжении последних десятилетий сложилась традиция приписывать детям дошкольного возраста повышенную склонность к фантазированию и исключительно богатое воображение. Считается, что на достоверность показаний несовершеннолетних оказывают влияние неполнота и неточность восприятия и воспроизведения, свойственные детскому и подростковому возрасту, сочетающиеся со склонностью к вымыслу и фантазированию. Описывая события и детали, которых в действительности не было, дети при этом далеко не всегда действительно лгут, то есть намеренно искажают действительность. Очень часто эти неверные сведения даются ими совершенно чистосердечно и добросовестно, им кажется, что рассказанное действительно происходило.[10]

Однако, как считают М. М. Коченов и Н. Р. Осипова, специально исследовавшие данный вопрос под углом зрения задач, стоящих перед судопроизводством, повышенная склонность к фантазированию у малолетних свидетелей встречается не так уж и часто. Поскольку содержание и продуктивность воображения ребенка объясняются не только его возрастом, но в значительной мере зависят от его жизненного опыта, который следует также учитывать, оценивая показания с точки зрения влияния на них воображения малолетнего свидетеля.[11]

Кроме того, следует также помнить, что дети по сравнению со взрослыми более внушаемы. В контексте рассматриваемых проблем под внушаемостью следует понимать, с одной стороны, склонность подростка к не осознаваемому следованию требованиям других лиц (взрослых, старших сверстников) и, с другой — податливость его к постороннему воздействию, благодаря которому подросток сознательно рассказывает не то, что помнит, а то, что ему говорят старшие и что они хотят от него услышать. Однако рассказы о том, чего не видели сами дети, обычно выглядят значительно более обедненными, схематичными, неестественными, как бы заученными. В подобных случаях, чтобы убедиться в том, что малолетний свидетель говорит по наущению посторонних лиц, следует поинтересоваться: понятно ли ему то, о чем он говорит, и тогда легче будет обнаружить вымысел.

В период между 7-10 годами у детей происходят глубокие изменения в их сознании, мышлении, речи, заметно обогащается словарный состав, появляется способность с учетом приобретенного опыта объяснения происходящих событий, формируются навыки последовательного их изложения с большей детализацией. Увеличивается объем восприятия. Воображение становится богаче и реалистичнее. К 10 годам появляется умение припоминать увиденное или услышанное, хотя все еще подростки до 14 лет не способны логически восстановить событие, выделить в нем главное. И, тем не менее, в этом возрасте, примерно с 8— 10 лет, в разговоре с ними уже можно апеллировать к их чувству долга, к осознанию того, что человек должен быть честным, правдивым[12] .

У детей подростковой группы (от 11 до 14—15 лет) значительно расширяются познавательные интересы, растет самосознание, стремление к самостоятельности, самоутверждению, обостряются отдельные черты характера (излишняя самоуверенность, самолюбие, повышенная ранимость, эмоциональная неустойчивость и др.).

По достижении 14-летнего возраста считается, что для молодого человека становится очевидной общественная опасность таких преступлений, как убийство, умышленное причинение тяжкого, средней тяжести вреда здоровью, насильственные действия сексуального характера, разбой и некоторые другие. Поэтому с этого возраста несовершеннолетний, совершивший преступления, перечисленные в ч. 2 ст. 20 УК РФ, подлежит привлечению к уголовной ответственности за них.

К 16 годам у молодого человека в целом формируется правосознание, в основном (хотя на этом периоде, безусловно, точку ставить ни в коем случае нельзя) завершается процесс социализации личности. Вот почему с этого возраста, согласно действующему законодательству, установлена уголовная ответственность (ч. 1 ст. 20 УК РФ).[13] Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет имеют широкие права самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителей совершать целый ряд гражданско-правовых сделок, несут имущественную ответственность в специально предусмотренных случаях (п. 2, 3 ст. 26 ГК РФ).[14]

В этой связи совершенно справедливо признается, что допросы лиц, достигших 16-17-летнего возраста, целесообразно проводить «в основном с применением тех же тактических приемов, которые рекомендуются при допросе взрослых».

Охарактеризовав особенности восприятия окружающего мира несовершеннолетними в связи с периодизацией их возраста, рассмотрим особенности формирования показаний несовершеннолетнего и особенности их изложения на допросе.

Итак, ребенок воспринимает зрительно материальный мир иначе, чем взрослый человек. Иными словами, сама картина мира предстает перед ребенком иной, не такой, как перед взрослым человеком. Поэтому ребенок может совершенно не заметить главного, но отчетливо воспринять второстепенные детали.

Свидетельские показания детей не редко своеобразны по форме: они отрывочны, расплывчаты, ответы не всегда даются в плане поставленных вопросов, некоторая часть информации передается ребенком не в речевой форме, а посредством жестов, мимики, интонации. Все это создает предпосылки для многозначного толкования высказывания детей.

При допросе несовершеннолетнего следует учитывать некоторые факторы, влияющие на точность и достоверность показаний, на их оценку. Должны быть приняты во внимание три момента:

1) возрастные и личностные особенности дающего показания (а также характеристику социальной микросреды);

2) условия, в которых воспринимались и перерабатывались впечатления, составляющие содержание его показаний, так называемая «атмосфера дела»;

3) способ получения показаний и их фиксации, форма допроса.

С точки зрения организационных моментов допроса несовершеннолетнего, то С. В. Кузнецова и Т.С. Кобцова совершенно справедливо отмечают, что вызов на допрос несовершеннолетнего потерпевшего не следует откладывать во избежание возможности его консультации со взрослыми или «сведущими» сверстниками[15] .

Событие, послужившее причиной к возбуждению уголовного дела, естественно, вызывает среди населения квартиры, дома и двора, где оно произошло, оживленный обмен мнениями по поводу предполагаемых виновников, обстоятельств, в которых оно произошло. После оживленных пересудов складывается общественное мнение. Понятно, что особенно чувствительными к этому мнению оказываются несовершеннолетние, которым суждения старших, естественно, кажутся очень убедительными и авторитетными. Исключительно много разговоров возникает обычно в тех случаях, когда совершено преступление на сексуальной почве, особенно в отношении малолетнего. Такие случаи вызывают большой общественный резонанс.

Для того, чтобы в показаниях не было искажений, а) допрос должен производиться в благоприятной обстановке (в том месте, где ребенок чувствует себя спокойно, уютно, в необходимых случаях - в присутствии педагога, родителей, психолога); б) вопросы должны быть особенно тщательно продуманы, наводящие вопросы, которые из-за внушаемости ребенка или подростка могут изменить показания, надо исключить, как этого требует ч. 2 ст. 189 УПК РФ; в) вопросы, предлагаемые несовершеннолетнему, и его ответы должны быть максимально точно зафиксированы в протоколе (это, впрочем, касается любого допроса).

Центральное место в организации допроса малолетнего занимает изучение его личности, как правило, более тщательное, чем при подготовке к допросу взрослого. В ходе предварительного расследования допрашивать несовершеннолетних свидетелей об эмоционально нейтральных для них обстоятельствах рекомендуется как можно скорее после их восприятия. В тех случаях, когда известно, что случившееся могло сильно взволновать ребенка, целесообразно допрашивать его не ранее чем через два-три дня после события. За это время уменьшается эмоциональное напряжение. Нередко при таком отсроченном воспроизведении наблюдается явление реминисценции, т.е. «всплывания» в памяти деталей, которые не могли бы быть воспроизведены вскоре после события. Через 12-15 дней после восприятия фактов воспоминания о них у ребенка начинают ослабевать, если они не вызывают у него особого интереса.

Одним из условий допроса несовершеннолетнего служит установление психологического контакта между следователем (дознавателем) и допрашиваемым. Во время допроса несовершеннолетнего потерпевшего следователь не должен избирать угрожающий тон, демонстрировать превосходство, властные полномочия, однако и неестественная суетливость, слащавость может вызвать у допрашиваемого недоверие. Следователь должен обладать навыками активного слушания, проявлять интерес к личности собеседника, ведь допрос с точки зрения уголовного процесса и криминалистики - это следственное действие, а с позиции психологии - общение двух людей. Поэтому здесь применимы такие приемы налаживания психологического контакта как проявление эмпатии, сопереживания, создание благоприятной для общения атмосферы (исключающей шум, появление посторонних лиц, телефонные звонки и пр.). Важно уметь использовать и невербальные способы налаживания информационного взаимодействия: следить за жестикуляцией, мимикой. Если допрашиваемый не желает идти на контакт, проявляет недоверие к следователю, ведет себя вызывающе, не следует применять запугивание, повышать голос. В этом случае следователю необходимо сохранять выдержку и суметь разъяснить потерпевшему важность его показаний для успешного расследования и раскрытия преступления. Потерпевший должен увидеть в следователе союзника, а не равнодушного чиновника.

Необходимо учитывать, что вопросы, задаваемые следователем, несовершеннолетний слышит не впервые. Обычно до того как дело дойдет до следственных органов, многие лица: родители, педагоги, соседи, друзья спрашивают потерпевшего о происшедшем, излагают свои версии случившегося (нередко убеждая несовершеннолетнего в своей правоте), и следователь получает уже искаженную информацию.

Запрещается использовать в ходе допроса наводящие вопросы, так как они действуют внушающее на допрашиваемого, поскольку уже в своей формулировке содержат желательный для следователя (дознавателя) ответ. Помимо наводящих, запрещается задавать улавливающие и безнравственные вопросы. С учетом того, что внимание несовершеннолетних легко рассеивается, к протоколированию допроса, по мнению Г.М. Миньковского, следует приступить после окончания следственного действия.[16] На наш взгляд, это целесообразно еще и потому, что несовершеннолетнего может напугать или насторожить факт фиксации его показаний.

Наибольшую ценность представляет свободный рассказ потерпевшего о событии, запись его должна быть по возможности дословной, и она должна сохранить характер и стиль высказываний несовершеннолетнего. Малолетние потерпевшие зачастую вкладывают в отдельные слова и понятия совершенно иной смысл, чем обычно им придается. Так, малолетняя потерпевшая рассказала, что у лица, совершившего на нее посягательство, на руке был «нарисован» тигр. На руке Н., изобличенного позднее в совершении этого преступления, была татуировка танка. Для выяснения причины возникшего противоречия при повторном допросе следователь показал девочке фотографию татуировки с руки Н. и попросил сказать, что изображено на снимке. Девочка ответила, что это тигр, как ей говорил папа. Отец девочки позже пояснил, что когда он водил дочь на площадь, где стояла трофейная военная техника, он показал ей на танк и объяснил, что этот танк - «тигр»[17] .

Особо следует остановиться на показаниях несовершеннолетнего потерпевшего. Для допроса несовершеннолетнего потерпевшего применимы те же тактические приемы и комбинации, что и для допроса иных участников, при этом также можно выделять допрос в условиях конфликтной и бесконфликтной ситуации. Для бесконфликтной ситуации применимы, например, такие приемы допроса потерпевшего как предложение изложить факты, строго соблюдая последовательность развития события, о котором даются показания, постановка вопросов, активизирующих в сознании допрашиваемого ассоциативны связи, производство допроса на месте события и пр. К числу приемов, применяемых в конфликтной ситуации, можно отнести выяснение мотивов дачи ложных показаний и устранение этих мотивов, максимальная детализация и конкретизация показаний допрашиваемого, постановка неожиданного вопроса, повторный допрос в необходимых случаях и др.

В случаях, когда потерпевший пережил сильную психотравмирующую ситуацию, психотерапевты рекомендуют использовать такой прием как ведение рассказа от «третьего лица»: вместо местоимений «я», «мне» употреблять местоимения «он», «ему». Таким образом, жертва описывает случившееся как бы с позиции стороннего наблюдателя. Этот прием целесообразно использовать при допросе потерпевших от сексуальных посягательств, привлекая в качестве специалиста психолога или психотерапевта[18] .

Полнота и достоверность показаний несовершеннолетнего потерпевшего зависят также от его криминалистического типа, на формирование которого воздействуют следующие факторы:

1. роль потерпевшего при совершении преступления;

2. его отношение к установлению истины на следствии;

3. специфические цели, которые он преследует в ходе расследования;

4. оценка потерпевшим последствий преступления;

5. отношение к преступнику;

6. позиция ближайшего окружения потерпевшего относительно совершенного преступления и преступника;

7. личность потерпевшего, особенности его психологии, уровень правосознания[19] .

На полноту и достоверность показаний несовершеннолетнего потерпевшего может существенно повлиять оказываемое на него посткриминальное воздействие - угрозы, насилие со стороны обвиняемого или подозреваемого (либо их родственников, знакомых). В этом случае следует учитывать возможность применения мер безопасности, предусмотренных ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186, ч. 8 ст. 193, п. 4 ч. 2 ст. 241, ч. 5 ст. 278 УПК РФ, а также Федеральным законом от 20.08.2004. «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству» от 20 августа 2004 года N 119-ФЗ (с изм. от 24.07.2007 N 214-ФЗ).[20]

Изучение материалов уголовных дел по преступлениям с участием несовершеннолетних показывает, что они, являясь свидетелями, потерпевшими, подозреваемыми и, обладая информацией о преступлении, могут ее забывать ввиду особенностей восприятия, ранимости психики. Причастность к стрессогенным ситуациям, связанным с криминальным событием, а тем более получение в них травматических повреждений, ведут к полной или частичной потере памяти. В таких случаях возникает необходимость использования при проведении оперативно-розыскных мероприятий психологических методов активизации памяти. В частности, гипнорепродукционного опроса и нейролингвистического программирования (НЛП), как варианта щадящего метода опроса по активизации памяти.

Необходимую помощь здесь может оказать специалист, владеющий методами прикладной психологии, который способен активизировать память несовершеннолетнего, чтобы получить сведения о месте, времени, способе совершения преступления, а также о лицах, их совершивших (установлением словесного портрета, одежды, примет, «почерка» и особенностей преступных действий, орудий совершения преступных действий, использованных транспортных средств и т.д.).

Использование помощи специалиста-психолога дает возможность получить сведения не только о событии преступления, но и о психологических особенностях личности несовершеннолетнего (особенностях памяти, умении передать воспринятое, способности рассказать правду, умолчать или дать ложные показания). Особенно, когда при раскрытии преступления возникают сомнения в способности потерпевших (подозреваемых, свидетелей) правильно воспринимать важные для уголовного дела обстоятельства и давать о них показания с учетом условий восприятия преступных действий (состояние психической напряженности, конфликтной ситуации, страха, боли, быстротечности событий и т.д.). Участие специалиста-психолога при опросе поможет установить: мог ли несовершеннолетний в силу особенностей своего возраста или болезни правильно воспринимать смысл совершенных с ним действий (ответ на данный вопрос должен определить одну из форм беспомощного состояния); как относиться к показаниям несовершеннолетнего – может ли он (она) давать о происшедшем правильные показания, способность несовершеннолетних потерпевших, свидетелей, подозреваемых воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правдивые показания; наличие или отсутствие у несовершеннолетнего в момент совершения противоправных действий эмоционального состояния, способного существенно повлиять на его сознание и действия. Психолог может помочь вспомнить о событиях и фактах, имеющих значение для раскрытия преступления, активизировать его память, зная своеобразие психологии несовершеннолетних, устранить факторы и условия, отрицательно влияющие на формирование правдивых показаний.

Сотрудниками уголовного розыска на практике используются приемы стимуляции припоминания (щадящее общение, ассоциативные способы, выезд на место происшествия и пр.), которые не всегда оказываются эффективными, и в этих случаях реальную помощь в получении оперативной информации могут оказать метод гипнотической релаксации с повторным мысленным воспроизведением обстоятельств происшествия (гипнорепродукционный опрос) и нейролингвистическое программирование (НЛП), как вариант щадящего метода активизации памяти.

Правовой аспект использования психологических методов активизации памяти у несовершеннолетних затрагивается в связи со спецификой применения их у данного контингента, а также существующего у отдельных сотрудников органов внутренних дел мнения о том, что снижается психологическая защита несовершеннолетних.

Само понятие «психологическая защита» рассматривается как употребление субъектом психологических средств устранения или ослабления вреда, грозящего ему со стороны другого субъекта. Психологическая защита возникает в условиях межсубъективной борьбы, как ответная реакция на нарушение или угрозу нарушения границ того или иного субъекта, ведущего к нанесению ущерба его организму.

На самом же деле взаимоотношение специалиста и опрашиваемого несовершеннолетнего – это процесс взаимодействия, осуществляемого для достижения общей цели – получения значимой для раскрытия преступлений информации. О том, что психологическая защита не ослабевает при использовании психологических методов активизации памяти, свидетельствуют результаты исследований Л. Шертока, показавшие, что субъект сам принимает меры предосторожности и обладает достаточными защитными свойствами. Автор полагает, что даже в состоянии гипноза человек никогда не становится абсолютным автоматом, поскольку механизмы психологической защиты не выключаются: даже «глубоко загипнотизированные субъекты сохраняют еще достаточно свободы, чтобы в определенных условиях искажать истину, не быть до конца откровенными».[21]

Таким образом, можно утверждать, что гипноз и другие психологические методы активизации памяти несовершеннолетнего не ослабляют психологическую защиту субъекта. Это естественные состояния человека, в которых полностью сохраняется вменяемость.

Вполне закономерно, что психологические методы активизации памяти у несовершеннолетних в ходе раскрытия преступлений рассматриваются с точки зрения соблюдения прав человека.

Применение психологических методов активизации памяти у несовершеннолетних следует рассматривать только в контексте соблюдения конституционных прав и свобод опрашиваемого несовершеннолетнего.

Способствовать более эффективному допросу несовершеннолетнего (и особенно малолетнего) может предварительный допрос его родителей или лиц, их заменяющих, а также педагогов. Это позволит следователю получить полезную информацию о личности допрашиваемого несовершеннолетнего, об условиях его жизни и воспитания для последующего установления с ним коммуникативного и психологического контакта и оценки его показаний. По данным О.Х. Галимова только 10,4% родителей давали показания перед первоначальным допросом своего ребенка. Что касается педагогов, то они допрашивались до малолетнего лишь по 2,2% уголовных дел, а в 88,9% случаев их показания отсутствовали вообще. Кроме того, О.Х. Галимов, соглашаясь с другими авторами (Дан Н., Закатовым А.А., Бахаревым А.Н. и др.) рекомендует при всех допросах малолетних для сохранения их речевых особенностей, эмоциональной окраски использовать технические средства фиксации (аудио-, видеозапись)[22] .

В рамках рассмотрения особенностей формирования показаний несовершеннолетних необходимо затронуть проблему судебно-психологической экспертизы, назначение и проведение которой всегда имело как практическое, так и теоретическое значение.

Особую роль в рамках уголовного процесса играет разрешение вопроса о способности несовершеннолетних свидетелей и потерпевших правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать показания по уголовным делам о насильственных действиях сексуального характера, совершенных в отношении несовершеннолетних. Сомнения в способности свидетелей (или потерпевших) правильно давать показания чаще всего возникают в тех случаях, когда в качестве свидетелей (потерпевших) выступают малолетние или несовершеннолетние. Специфика половых преступлений такова, что нередко ребенок или подросток оказывается единственным очевидцем или жертвой сексуального посягательства. Поэтому показания его - важнейший источник доказательств.

Как уже был сказано, ребенок воспринимает и запоминает явления действительности иначе, чем взрослый человек. Дети дошкольного и младшего школьного возраста выделяют в ситуации не все ее элементы и не всегда те, которые наиболее верно отражают суть явления. Внимание ребенка приковывают необычные, значительные по силе раздражители: резкие звуки, яркая окраска, необычная, ранее не встречавшаяся форма предметов. Процесс запоминания у детей дошкольного и младшего школьного возраста еще не организован. Содержание их памяти - это набор, как правило, ярких, образных, но логически мало связанных друг с другом картин. Школьный возраст - это период активного накопления собственного опыта, период овладения систематическими знаниями, интенсивного развития мышления, речи, памяти. Младшие школьники и подростки по прочности механической памяти нередко превосходят взрослых. Абстрактный материал, логическую последовательность событий дети дошкольного и младшего школьного возраста запоминают хуже. С возрастом процессы абстрагирования, анализа и синтеза, протекающие на речевой основе, начинают играть все более существенную роль в интеллектуальной деятельности.

Дети способны сообщить в форме ответов на вопросы значительно больше сведений, чем в форме монолога. Однако при организации диалога следует учитывать внушаемость ребенка, подверженность его психическому воздействию взрослых и сверстников.

Особенно значительным внушающее воздействие взрослых на детей и детей друг на друга может оказаться как при восприятии, так и при последующем воспроизведении информации, относящейся к тем областям жизни, в которых дети плохо ориентируются, в частности, относящейся к сфере сексуальных взаимоотношений. Значительная часть несовершеннолетних, особенно девочек, вплоть до 14-17 лет не имеют правильных представлений о многих социальных и биологических явлениях, связанных с взаимоотношением полов.

Ребенок или подросток, способный верно воспринять, сохранить и передать информацию о внешней стороне воспринимаемых им событий, нередко оказывается не в состоянии правильно оценить их, понять, как оценивали эти события другие. Логически переработанный несовершеннолетним материал может противоречить информации, сообщенной им же, но в других условиях. Например, возможны существенные расхождения в показаниях, данных в процессе узнавания предъявленных предметов и при свободном их описании на основе сохранившихся воспоминаний.

Необходимо помнить, что неквалифицированная фиксация в протоколах показаний несовершеннолетних приводит к искажению информации (например, изложение показаний в форме развернутых монологических сообщений, хотя несовершеннолетние дают односложные, неуверенные ответы на вопросы).

Обобщая сказанное, можно сделать следующие выводы. Процесс формирования свидетельских показаний включает в себя следующие этапы:

а) формирование картины события в ходе восприятия, сохранения и переработки образов памяти;

б) воспроизведение воспоминаний в речевой форме;

в) фиксация показаний лицом, допрашивающим свидетеля.

Отрицательное влияние на формирование показаний, их полноту и точность могут оказывать нижеперечисленные факторы:

- особенности воспринимавшихся событий или предметов, о которых истребуются показания (слишком сильные или, наоборот, слабые для человеческих органов чувств раздражители и т.д.);

- неблагоприятные условия восприятия, хранения и воспроизведения информации (быстротечность события, удаленность объектов восприятия, длительный период хранения в памяти и пр.);

- диспозиционные характеристики свидетеля (низкий уровень интеллектуального развития, дефекты органов чувств и памяти).

Данные о наличии факторов, отрицательно влияющих на формирование свидетельских показаний, могут служить основанием для сомнений в способности совершеннолетних свидетелей или потерпевших давать правильные показания. В соответствии с п.4 ч.1 ст.196 УПК РФ назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания.[23]

Судебно-психологическая экспертиза, назначенная следователем до получения свидетельских показаний, лишь на основе сведений о наличии факторов, предрасполагающих к искажению информации, может иметь целью решение вопроса о принципиальной способности или неспособности свидетеля (потерпевшего) правильно воспринимать определенные обстоятельства и давать о них показания. В этих случаях в постановлении о назначении экспертизы необходимо конкретно указать на содержание информации, которую воспринимал, сохранял и воспроизводил свидетель. Иногда потребность в назначении экспертного психологического исследования возникает после получения первых или целой серии показаний. В подобных случаях основанием для назначения судебно-психологической экспертизы, направленной на оценку способности свидетеля (потерпевшего) давать правильные показания, служат особенности формы или содержания самих показаний, в частности: принципиальное несовпадение содержания показаний свидетеля или потерпевшего с другими материалами дела; внутренняя противоречивость показаний или существенное изменение их от допроса к допросу, появление большого числа новых деталей; оперирование ребенком понятиями, не свойственными его возрасту (скорость, время); отказ от дачи показаний или их изменение без видимых причин и другие.

Предмет экспертного исследования определяется содержанием вопросов, выносимых на его разрешение.

Вопросы перед экспертом относительно способности правильно воспринимать события или предметы и давать о них правильные показания формулируются следователем с учетом конкретных обстоятельств дела, психологических особенностей свидетеля (потерпевшего), его психического состояния, условий восприятия, уровня психического развития и других факторов. Необходимо специально подчеркнуть, что предметом судебно-психологической экспертизы не могут быть оценка достоверности свидетельских показаний, причины изменения показаний, мотивы отказа от дачи показаний. Заключение судебно-психологической экспертизы является одним из доказательств, используемых следователем при оценке свидетельских показаний в комплексе.[24]

В процессе подготовки к проведению судебно-психологической экспертизы несовершеннолетних свидетелей и потерпевших следствием должна быть собрана следующая информация: о предметных и социальных воздействиях, которым подвергался свидетель на различных этапах формирования показаний и в период их сообщения; о поведении свидетеля в момент восприятия событий или предметов в период, предшествовавший даче показаний, и во время допроса; о психологических особенностях и личностных свойствах свидетеля: общем развитии, успеваемости в школе, склонностях и увлечениях, чертах характера, эмоциональной устойчивости; о взаимоотношениях в семье, школе, по месту жительства; об осведомленности ребенка об отношениях между полами. Показания несовершеннолетних требуют особенно тщательной фиксации, обеспечивающей сохранение всех индивидуальных особенностей (по форме и содержанию) сообщений свидетеля. С этой целью должны применяться видеозапись или звукозапись. Эти материалы, как правило, содержат ценный и необходимый для эксперта-психолога материал.

Результаты экспертного психологического исследования не всегда позволяют сделать категорические выводы. Однако даже в тех случаях, когда эксперт оказывается не в состоянии однозначно решить вопрос о способности свидетеля (потерпевшего) правильно воспринимать, сохранять и воспроизводить интересующую следствие информацию, он может указать на выявленные им объективные или субъективные факторы, негативно влияющие на полноту и точность показаний ребенка. Выводы, сделанные экспертом, дают следователю возможность более тщательно подходить к оценке исследуемых свидетельских показаний.[25]

Учитывая психологические особенности восприятия и воспроизведения несовершеннолетними информации, а также высокую значимость вопроса правильного восприятия обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, и дачи показаний, назрела необходимость законодательно закрепить обязательность проведения психологической экспертизы в отношении несовершеннолетних свидетелей и потерпевших независимо от наличия сомнений в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать показания.

Особую специфику с учетом особенностей формирования показаний несовершеннолетнего имеет тактика проведения допроса подозреваемых и обвиняемых подростков с психическими отклонениями.

Изучив материалы следственно-судебной практики, необходимо констатировать, что ни по одному из изученных уголовных дел следователем не были учтены личностные особенности несовершеннолетнего, связанные с его психическим заболеванием, даже в тех случаях, когда наличие психических недостатков было очевидно для следователя (в силу наличия медицинской документации, неадекватного поведения подростка и т.п.). Разумеется, следователь не всегда обладает специальными познаниями в области психиатрии, которые он мог бы использовать для построения тактики допроса в целом, с учетом специфических черт личности, присущих подростку с психическими аномалиями. Поэтому для этих целей информацию можно получить из заключения психиатрической экспертизы, а также из консультаций со специалистом.

В соответствии с требованиями ст. 425 УПК РФ, в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно. Педагог или психолог вправе с разрешения прокурора, следователя, дознавателя задавать вопросы несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому, а по окончании допроса знакомиться с протоколом допроса и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей. В некоторых случаях без приглашения специалиста следователь не сможет выбрать правильную тактику проведения допроса. Неверно выбранный в зависимости от типа личности подростка жесткий или благодушный тон могут оказать негативное воздействие на весь процесс расследования в будущем, поскольку первый контакт зачастую является основой будущего взаимодействия с подростком.

Так, при проявлении признаков органического расстройства личности следователь должен очень внимательно следить за психическим состоянием допрашиваемого, чтобы не вызвать у него возбудимых состояний психики, которые могут спровоцировать неадекватное поведение и способствовать даче неконтролируемых показаний, исправить допущенную ошибку часто бывает невозможно. Несовершеннолетний начинает давать противоречивые показания, нервничает, что оценивается как желание скрыть происшедшее. В последующем часто данные в таком состоянии признательные показания расцениваются как правдивые, те, на которые можно опираться в ходе дальнейшего расследования.

Нередко следователь, допрашивая по одному преступлению, пытается проверить причастность допрашиваемого и к другим преступлениям, что в целом не противоречит закону и не нарушает права несовершеннолетнего. Обида в связи с обвинением в том, чего подросток не совершал, также может вызвать негативные реакции. Психически неполноценный несовершеннолетний, не умея сдерживать свои эмоции, раздражение, может совершить действия, которые неправильно будут истолкованы как свидетельство о признании.

Аналогичная ситуация может складываться, когда подросток берет всю вину на себя за преступление, которое на самом деле было совершено в соучастии. Страдая от необходимости отвечать за всех и в то же время не в состоянии рассказать о вине соучастников, несовершеннолетний с аномалиями срывается, грубит, готов взять на себя вину за все, стремясь лишь только к тому, чтобы прекратить стрессовую ситуацию допроса.

А.Е. Личко в своих исследованиях указывает на особенности оказания психиатрической помощи подросткам с психическими расстройствами.[26] Отельные его рекомендации могут быть также использованы при подготовке и проведении допроса и иных следственных действий в отношении несовершеннолетнего с аномалиями психики.

В первую очередь необходимо постоянно учитывать психологические особенности подросткового возраста. Реакция эмансипации может легко переключаться с родителей, учителей на следователя, который в глазах подростка будет выглядеть как ограничитель свободы, контролер его поступков, навязывающий свои решения. Подросток с первого дня должен чувствовать, что следователь видит в нем равноправного человека, ищет черты взрослого, относится к нему как к личности с правом на определенную самостоятельность. При выраженной реакции эмансипации необходимо избегать директивного тона.

Реакция группирования предполагает определение наиболее значимых приятелей несовершеннолетнего и либо исключить их влияние, либо использовать его. Реакция увлечения может стать ключом для установления контакта.

Необходимо отметить особенности ведения допроса аномальных подростков в зависимости от вида психического заболевания.[27]

При поведенческих нарушениях (психопатопатизация при органическом поражении головного мозга, эмоционально-волевые нарушения, патологическое формирование характера) подросткам свойственны раздражительность, агрессивность, пренебрежение к морально-этическим нормам, патология процессов возбуждения и торможения. В этой связи следователю необходимо заранее четко спланировать ход проводимого следственного действия, а также возможные способы подавления проявления раздражения, агрессивности, демонстративности и т.п. У каждого подростка имеется свое «слабое звено», которое вызывает патохарактерологические реакции, поэтому желательно знать заранее, что может вызвать неадекватное поведение подростка. В качестве рекомендации можно предложить опираться в ходе допроса на сильные, хорошие стороны личности, смягчить общее воздействие неблагоприятной ситуации, исключить отрицательное влияние сверстников и взрослых. В случае если в ходе допроса развивается аффектоподобная реакция следует прекратить допрос и перенести его на более позднее время.

Что касается когнитивных нарушений психики (олигофрении, а также умственной отсталости, вызванной органическим поражением головного мозга и т.п.), то подросткам свойственны заторможенные реакции, замедленное восприятие информации и ее обработка в сознании. Подросток привык к тому, что он хуже, чем другие понимает сказанное, зачастую боясь в очередной раз быть названным «глупым», «дебилом», «зпр», не переспрашивает, не просит объяснить непонятные слова, вопросы, не вдумываясь в содержание, подписывает протокол допроса и т.п.. Особенно осторожно необходимо беседовать с данными лицами при получении информации, т.к. они, легко попадая под влияние более сильной личности, могут давать показания под воздействием последних, даже не осознавая их неправильного содержания. Постановка вопроса данным лицам должна быть предельно четкой и ясной, нельзя использовать незнакомые слова и выражения, недопустимо пользоваться сложными фразами и наводящими предложениями. В этой связи необходимо отметить еще одно выявленное нарушение. Следователи при проведении допросов не записывают показания подследственных дословно или хотя бы близко к сказанному допрашиваемым. В итоге получается, что лицо с умственной отсталостью в степени умеренно выраженной дебильности на допросе дает следующие показания: «В ходе разговора Лена предложила совершить мне кражу кошелька…Я была задержана работниками милиции, а кошелек у меня изъяли… Ранее я краж не совершала, в содеянном раскаиваюсь». При этом из акта судебно-психиатрической экспертизы следует: «…Речь косноязычна, бедна по содержанию, обследуемая не выговаривает отдельные слова, звуки. Ответы малоинформативны, суждения незрелые, запас знаний мал…»[28]

На примере данного уголовного дела следует отметить также, что следователи намеренно в протоколе допроса дают словами допрашиваемого юридическую оценку, квалификацию совершенного: «Предложил совершить грабеж Юра» или «Изначально мы планировали не угнать, а совершить кражу автомобиля с целью разобрать его на запчасти с последующей их реализацией на рынке». Несовершеннолетние вообще, и умственно неполноценные в частности, вряд ли знают разницу между кражей и угоном автомобиля, грабежом и разбоем; а кроме того, в беседах с психиатром, психологом несовершеннолетний преступник обычно использует более мягкие, обтекаемые формулировки, типа «взял», «забрал», «вытащил», а не «украл» или «похитил».

Подобные нарушения при проведении допросов способствуют тому, что, выдвигая в судебном заседании версию об имевшем место в ходе предварительного расследования значительном давлении на обвиняемого, адвокаты находят ей подтверждение, демонстрируя суду явную неспособность лица, страдающего, скажем, олигофренией, давать последовательные показания, его затруднения в подборе слов для выражения собственных мыслей и сравнивают данные в суде показания с показаниями данными в ходе следствия типа «Украденная нами аптечка была полностью укомплектована» или «Я неоднократно требовал прекратить нанесение побоев Жене».

Первая встреча со следователем, создание правильной атмосферы взаимоотношений с подростком очень важны.

Поэтому, необходимо, в первую очередь, принять меры к установлению психологического контакта с ним. У подростков симпатии и антипатии возникают с первой встречи, а с ними доверие или настороженность, расположение или активное противодействие.[29] Невозможно начинать беседу с незначимых тем или с разговора о хобби. Подросток, представший перед следователем в связи с совершением преступления, не почувствует доверия к следователю, если тот начнет разговор с таких тем, а заподозрит какой-то подвох.

Как указывает Л.Л. Каневский, условием достижения психологического контакта является создание у допрашиваемого благожелательного и откровенного к себе отношения, что достигается безукоризненной вежливостью и мягкостью обращения. Вместе с тем нельзя в полной мере снимать напряжения с подростка. Основа контакта - правдивая характеристика положения, показ того ущерба, который причинен общественно опасными действиями подростка, и предложение подумать вместе, как исправить причиненное зло, порвать с прошлым, облегчить совесть.[30]

Поскольку на этот момент данные о личности минимальные необходимо пробовать установить их и в ходе допроса несовершеннолетнего подозреваемого. Наблюдение за подростком необходимо осуществлять и до того как допрос непосредственно начался. Каковы отношения с законным представителем, как подросток ведет себя в незнакомой ситуации, как настроен по отношению к следователю и окружающим. Наблюдения такого рода уже дают некоторую информацию о психологической характеристике подростка. Поскольку целенаправленное наблюдение в ходе допроса со стороны следователя не всегда возможно, целесообразно приглашать на допрос специалиста. Ч. 4 ст. 80 УПК РФ предусматривает в качестве источника доказательств показания специалиста, которые могут быть получены оформлением отдельного протокола, в том числе, после допроса подростка о результатах наблюдения, осуществленного специалистом.[31]

Изученные протоколы допроса несовершеннолетних с психическими аномалиями показывают, что первый допрос проводится непродуманно, второпях, поскольку освещаются в нем только основные моменты совершенного преступления. Тем не менее, этот допрос должен проводиться максимально детально, так как на этом этапе предварительного расследования в качестве доказательств фигурируют только протокол осмотра места происшествия (и то не во всех случаях) и некоторые другие недостаточные для уяснения сути происшедшего доказательства.

Заключение

На основании изложенного можно сделать вывод, что проведение допроса будет успешным только тогда, когда следователь будет учитывать присущие аномальным подросткам патологические черты, прогнозировать их возможное поведение и создавать благоприятную атмосферу в ходе производства этих следственных действий. В противном случае, эффективность, доказательственное значение этих действий будут снижены, будет мала вероятность получения новых объективных данных, имеющих значение для дела, сведется на нет воспитательное значение предварительного расследования.

Обобщая сказанное, можно сделать следующие выводы. Процесс формирования свидетельских показаний включает в себя следующие этапы:

а) формирование картины события в ходе восприятия, сохранения и переработки образов памяти;

б) воспроизведение воспоминаний в речевой форме;

в) фиксация показаний лицом, допрашивающим свидетеля.

В заключение отметим:

1) показания несовершеннолетнего ввиду их возможной неполноты, неточности и изменчивости должны всегда особенно тщательно проверяться;

2) получение этих показаний требует специальных знаний в области психологии, а также большого терпения и такта. Поэтому для производства предварительного следствия по делу, в котором фигурирует несовершеннолетний потерпевший, должны привлекаться хорошо подготовленные следователи, а также опытные педагоги и психологи.

Список литературы

1 Кокорев Л. Д., Кузнецов Н.Я Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 2005. – С. 56

2 Гальперин П. Я., Запорожец А В , Карпова С. Н. Актуальные проблемы возрастной психологии. Материалы к курсу лекций. – М., 1978. - С 18, Моргун В. Ф.

3 Ткачева И. Ю. Проблема периодизации развития личности в психологии. – М., 1981. - С 12,14

4. Галимов О.Х. Получение показаний от малолетних свидетелей и потерпевших на предварительном расследовании: Общие подходы и рекомендации. / О.Х. Галимов. // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе. Часть 2. - Красноярск, 2005. - С.169-173

5. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - Минск,1973. - С.73-74.

6. Каневский Л.Л. Криминалистические проблемы расследования и профилактика преступлений несовершеннолетних. - Красноярск, 1991. - С.209.

7. Закатов А.А. Психологические особенности тактики производства следственных действий с участием несовершеннолетних. - Волгоград, 1979. - С.11.

8. Кузнецова С.В,. Кобцова Т.С. Тактика допроса несовершеннолетних/ СВ. Кузнецова, Т.С. Кобцова. - М.: Издательство «Экзамен», 2004. - С. 55

9. Коченов М. М. , Осипова Н Р Психология допроса малолетних свидетелей Методическое пособие. – М., 1984. - С 8-14

10. Арипов Д. Допрос обвиняемого // Вопросы уголовного права, прокурорского надзора, криминалистики и криминологии. - Душанбе; Изд-во Тадж. ун-та, 1968. - Сб. 2.


[1] В соответствии со словарем С. И. Ожегова показания − свидетельство, рассказ. (Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: Русский язык, 1984. – С. 489)

[2] Кокорев Л. Д., Кузнецов Н.Я Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 2005. – С. 56

[3] Гальперин П. Я., Запорожец А В , Карпова С. Н. Актуальные проблемы возрастной психологии. Материалы к курсу лекций. – М., 1978. - С 18, Моргун В. Ф., Ткачева И. Ю. Проблема периодизации развития личности в психологии. – М., 1981. - С 12,14

[4] [ См.: Галимов О.Х. Получение показаний от малолетних свидетелей и потерпевших на предварительном расследовании: Общие подходы и рекомендации. / О.Х. Галимов. // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе. Часть 2. - Красноярск, 2005. - С.169-173

[5] Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - Минск,1973. - С.73-74.

[6] Каневский Л.Л. Криминалистические проблемы расследования и профилактика преступлений несовершеннолетних. - Красноярск, 1991. - С.209.

[7] Закатов А.А. Психологические особенности тактики производства следственных действий с участием несовершеннолетних. - Волгоград, 1979. - С.11.

[8] См., например: Кузнецова С.В,. Кобцова Т.С. Тактика допроса несовершеннолетних / СВ. Кузнецова, Т.С. Кобцова. - М.: Издательство «Экзамен», 2004. - С. 55

[9] Коченов М. М. , Осипова Н Р Психология допроса малолетних свидетелей Методическое пособие. – М., 1984. - С 8-14

[10] Арипов Д. Допрос обвиняемого // Вопросы уголовного права, прокурорского надзора, криминалистики и криминологии. - Душанбе; Изд-во Тадж. ун-та, 1968. - Сб. 2.

[11] См. также: Гофштейн М. Стецовский Ю.И. Вопросы права несовершеннолетнего обвиняемого на защиту в стадии предварительного расследования. - Волгоград: Изд-во ВСШ МВД СССР, 1979. // Советская юстиция. - М.; Юрид. лит., 1980. - 20.

[12] Коченов М. М., Осипова Н. П. Указ. соч. - С. 19

[13] См. Наумов А. В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. – М.: Изд-во Бек, 2005. - С. 54

[14] Постатейный комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. / Под. ред. Гуева А.Н. - М.: ИНФРА-М, 2006. - С.60

[15] См., например: Кузнецова С.В,. Кобцова Т.С. Тактика допроса несовершеннолетних / С. В. Кузнецова, Т.С. Кобцова. - М.: Издательство «Экзамен», 2004. С. 55

[16] См.: Руководство для следователей. Ч.1. / Отв.ред. В.В. Найденов, П.А. Олейник. – М., 1981. - С.200 (автор главы Г.М. Миньковский).

[17] Баев О.Я. Тактика уголовного преследования и профессиональной защиты от него. Следственная тактика: Научно-практическое пособие / О.Я. Баев. - М.: Издательство «Экзамен», 2003. - С. 215

[18] Образцов В.А., Богомолова С.Н. Допрос потерпевшего и свидетеля на предварительном следствии. — М.: Омега-Л, ИМПЭ им. А.С. Грибоедова, 2003. - С. 66

[19] Бурданова B.C., Быков В.М. Виктимологические аспекты криминалистики. - Ташкент, 1981. - С. 16

[20] СЗ РФ. 23.08.2004, N 34, ст. 3534

[21] ШертокЛ. Гипноз. Теория, практика и техника". Перр. С фр. – М., 1959. – С. 214

[22] Галимов О.Х. Малолетние лица в уголовном судопроизводстве. — СПб.: Питер, 2001. - С. 123

[23] Чигир А. И. Судебная экспертиза в уголовном судопроизводстве. // Гражданин и право. 2003. №8. - С. 14

[24] Чигир А. И. Судебная экспертиза в уголовном судопроизводстве. // Гражданин и право. 2003. №8. - С. 14

[25] Чигир А. И. Судебная экспертиза в уголовном судопроизводстве. // Гражданин и право. 2003. №8. - С. 14

[26] Личко А.Е. Подростковая психиатрия. Руководство для врачей. - Л., 1979. - С.136, 153-155.

[27] См. Личко А.Е., Богдановская Л.Б., Эйдемиллер Э.Г. Некоторые особенности психотерапевтического подхода в подростковой психотерапевтической клинике. - В кн. Психотерапия при нервных и психических заболеваниях. - Л., 1973. - С.59-66.

[28] Уголовное дело №1-562/98. // Архив Советского районного суда г. Астрахани

[29] Личко А.Е. Подростковая психиатрия. - Л., 1985. - С.153. 12.

[30] Каневский Л.Л. Тактика следственных действий по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними. - Уфа, 2001. - С.51. 13.

[31] Алексеева Л. Б. Курс уголовно-процессуального права. Общая часть. - М. 2004. – С. 242

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:50:25 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
08:46:44 29 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Уголовно процессуальная характеристика показаний несовершеннолетних как вида доказательств и их оценки

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150944)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru