Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Фразеологизмы русского языка

Название: Фразеологизмы русского языка
Раздел: Топики по английскому языку
Тип: курсовая работа Добавлен 12:14:38 19 декабря 2010 Похожие работы
Просмотров: 4513 Комментариев: 3 Оценило: 3 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать

ВВЕДЕНИЕ

1. В современной науке о русском языке термин фразеология употребляется в двух значениях: как научная дисциплина, изучающая фразеологизмы, или фразеологические единицы, языка, и как сам состав, или совокупность, таких единиц в языке.

Основания для выделения и право на существование фразеологии наряду с другими лингвистическими дисциплинами, например с лексикологией, предопределяются объективными факторами.

Фразеологизмы русского языка — выражения типа заморить червячка, кот наплакал, спустя рукава, саврас без узды, яблоку негде упасть, держи карман шире, мышиный жеребчик, на ять, под мухой, без царя в голове, душа ушла в пятки у кого, сбоку припека, до положения риз, первая ласточка чего, обводить вокруг пальца кого, тертый калач и т. п. — такое же объективное явление, как и слова. Состав таких выражений, несмотря на исторические изменения, в целом устойчив, един, как устойчив и един состав слов, лексических единиц языка. Фразеологизмы были и есть в языке, они отмечаются на протяжении всей его истории, о чем свидетельствуют и древние памятники письменности, и произведения литературы нового времени, а также записи живой разговорной речи.

До недавнего времени (50 - 60-е гг.) высказывалась мысль, что фразеология как наука находится лишь в стадии эмбрионального, «скрытого развития», в состоянии младенчества, «в колыбели». И хотя с тех пор вопросы фразеологии русского языка получили свое дальнейшее освещение в ряде книг и докторских диссертаций, в большом количестве специальных статей и фразеология языка нашла свое место в курсах по общему языкознанию, в грамматических сочинениях и исследованиях по истории литературного языка и языка писателя, такое утверждение в известной мере остается справедливым по существу и сейчас.

В состав фразеологизмов русского языка одни ученые включают все устойчивые сочетания слов, другие ограничивают перечень фразеологизмов русского языка только определенной группой устойчивых словосочетаний. У одних ученых во фразеологию языка попадают пословицы, поговорки, крылатые слова, афоризмы, у других не попадают. Сплошь и рядом в состав фразеологизмов русского языка включаются различные описательные и аналитические обороты речи, сложные союзы, сложные предлоги, составные термины и т.д. Отдельные ученые называют фразеологизмами не только словосочетания типа горбатый нос, толстый журнал, раннее утро, нервное лицо, гнетущая тоска, жмурить глаза, понурить голову и т. п., но даже и отдельные слова, такие как галиматья, сумбур, абракадабра, чепуха, тарабарщина, ерундистика, чушь и т. п., именуемые «однословными идиомами».

Для обозначения фразеологизма как единицы языка используются самые различные термины: фразеологическое выражение, фразеологическая единица, фразеологический оборот речи, устойчивое сочетание слов, устойчивая фраза, идиоматическое словосочетание, фразеологизм, идиома, идиоматизм, фразема и др.

Совершенно очевидно, что при таком различии во взглядах ученых на фразеологическую единицу и на состав таких единиц в языке очень трудно сделать правильное заключение о современном состоянии фразеологии русского языка как научной дисциплины. Бесспорно лишь одно: объективно об этом можно судить, учитывая и теоретический уровень работ по фразеологии, и состояние практического изучения фразеологизмов языка, прежде всего достижения лексикографического описания фразеологизмов, которое ведется с давних пор.

3. Правомерно между тем выделить два отчетливо наметившихся общих направления современных исследований фразеологии русского языка, непосредственно касающихся постановки и решения вопросов качественной характеристики фразеологической единицы и определения, соответственно, состава таких единиц в языке.

1) Направление исследования, исходной, отправной точкой для которого является признание того, что фразеологизм — это такая единица языка, которая состоит из слов, то есть по природе своей — словосочетание. В границах этого направления проблема определения объекта исследования фразеологии решается, естественно, в зависимости от того, расценивается ли как фразеологизм всякое реальное словосочетание (в этом случае фразеологизм просто отождествляется со словосочетанием, приравнивается к нему) или только некоторые словосочетания квалифицируются как фразеологизмы.

Направление исследования, исходной, отправной точкой которого является утверждение, что фразеологизм — это не словосочетание (ни по своей форме, ни по своему содержанию), т. е. такая единица языка, которая состоит не из слов. Если слово как лексическая единица реально существует в языке (и в речи) только в единстве формы и содержания, то слов в таком понимании в составе фразеологизма нет.

Фразеологией (гр. phrasis, род. п. от phraseos — выражение + logos — учение) называется раздел языкознания, в котором изучаются лексически неделимые сочетания слов, т.е. особые фразеологические единицы. Фразеологией называют также совокупность свойственных языку несвободных сочетаний (как лексикой — совокупность всех слов языка). В этом значении чаще используется синонимичное словосочетание — фразеологический состав (ср. лексический состав).

Фразеологизм — основная единица современной фразеологической системы, единица сложная, многоаспектная, трудновыделяемая из общего числа слов, а тем более словосочетаний, и поэтому трудноопределяемая. Основной единицей фразеологизм назван потому, что кроме него к фразеологической системе нередко относят, во - первых, часто повторяемые в одном и том же виде словосочетания (типа: освоение космоса, мягкая посадка и под.), из которых отдельные могут находиться в стадии фразеологизации (например, мягкая посадка) и через какое-то время приобрести главные различительные признаки фразеологизмов; во-вторых, в круг фразеологических единиц включают такие устойчивые обороты, выражения, которые прямого отношения к фразеологическому составу не имеют (например, ставшие крылатыми цитаты, пословицы и т. д.). По традиции они иногда включаются как неразложимые единицы и в современные словари.

Фразеологизмы, как и слова, в своем употреблении подчинены существующим нормам. В этом смысле вполне определенно можно говорить о нормативном и ненормативном употреблении их.1

Понятие нормативного употребления, обязательного для всех говорящих, затрагивает разные стороны фразеологизма: его лексическое значение, его форму, лексико-грамматическую характеристику, сочетаемость со словами и т. д. Поэтому, давая оценку фактам отклонений от нормы в употреблении фразеологизмов, необходимо учитывать, каких качественных сторон фразеологизма касаются эти отклонения. Всякие отклонения от нормы, естественно, расцениваются как ненормативное употребление фразеологизма, хотя не все они будут ошибочными; есть отклонения от нормы, которые в какой-то степени оправданы и могут быть объяснены либо исторически обусловленными изменениями в языке, либо индивидуально-речевой практикой писателя.

1 ИСТОРИЧЕСКИ ОБУСЛОВЛЕННЫЕ ОТКЛОНЕНИЯ ОТ НОРМЫ

Отклонения от нормы в употреблении фразеологизмов, объяснимые исторически, всегда приурочены к определенному времени и к определенному состоянию развития языка. Фразеологическая единица в ее современном облике может без каких-либо отклонений повторять свое прошлое, но может предстать и в измененном виде. Поэтому когда речь заходит о таких отклонениях в употреблении фразеологической единицы в современном языке, имеется в виду противопоставление и сравнение того, что характеризовало употребление фразеологической единицы в прошлом, даже недалеком прошлом, с тем, что характерно для употребления ее сейчас. Эти отклонения достаточно отчетливо прослеживаются на примерах употребления фразеологизмов за последние два-три столетия.

Благим матом . В соответствии с нормами современного литературного языка фразеологизм благим матом, который сочетается с глаголами кричать, орать, вопить и т. п., имеет значение исступленно, неистово'. «Я как-то раз объезжал табуны. Вдруг слышу: орет кто-то благим матом, так орет, что и разобраться не могу — человек или поросенок» (А. Кожевников, Живая вода). И никто в наше время не употребит его в сочетании с глаголами движения: бежать, мчаться и т. п. благим матом, т. е., иначе говоря, не употребит его в значении 'очень быстро'.

Однако для русского языка XVIII в., например, такое употребление фразеологизма было нормой наравне с орать, кричать и т.д. благим матом. Ср.: «И так как скоро он вошел, то я закричала благим матом, голубушка, каким это образом я вижу тебя здесь, разве матушка сюда приехала?» (М. Д. Чулков, Пригожая повариха, или Похождения развратной женщины). «Услышавши это, старуха бросилась благим матом в свою коробью, и выняв из нее последний деньжонки, просила меня отнести их для разводу к своему сыну» (М. Д. Чулков, Начало пустословия). Или: «Я, не взирая на продолжение моей болезни, решился благим матом ехать» (В. Н. Зиновьев, Журнал путешествия, 1784). «Показался проклятый тетерев, и маршал, благим матом, схватя ружье, выскоча из саней, побежал не яко генерал, но как страстный охотник» (Путешествие... А. И. Бибикова, 1769). Такое употребление фразеологизма благим матом остается нормой и для писателей XIX в. Например: «Извозчик поскакал благим матом» (Писемский, Мещане). «Показать только линек [оказал урядник], так благим матом вспрыгнешь, словно заяц с капусты» (Бестужев-Марлинский, Лейтенант Белозор). «И вижу я по глазам медведя, что он не видит меня, а с испугу катит благим матом куда попало» (Л. Толстой, Охота пуще неволи).

Спустя рукава . В современном русаком языке сохраняется старое значение и старая форма этого адвербиального фразеологизма. Спустя рукава можно что-либо делать, спустя рукава можно относиться к чему-либо, т. е. делать что-либо или относиться к чему-либо 'небрежно, кое-как': «Мы спустя рукава караулили лес» (Решетников, Горнозаводские люди). «Ученье шло плохо, без соревнования, без поощрений и одобрений; без системы и без надзору, я занимался спустя рукава и думал памятью и живым соображением заменить труд» (Герцен, Былое и думы). «Но если не было опасности, он относился к своим обязанностям спустя рукава, точно исполнял что-то постороннее и ненужное» (Новиков-Прибой, Капитан 1-го ранга). Но для русского языка XVIII в. было обычным, принятым, нормативным и другое употребление: спустя рукава жить, что, по определению Словаря Академии Российской, значило жить 'беспечно': «[Бригадирша:] А что ж бы такое друг мой! разве мы спустя рукава живем? То правда, что деньжонок у нас не много: однако ж они не переводятся» (Д. И. Фонвизин, Бригадир). «Знакомство сведши с ним по-братски, Спустя мы жили рукава» (Н. П. Осипов, Виргилиева Енеида). Оно отмечается на протяжении всего XIX в.: «Вы всю жизнь спустя рукава прожили» (Салтыков-Щедрин, В среде умеренности и аккуратности). Примыкают к такому употреблению в прошлом сочетания фразеологизма спустя рукава с глаголами движения: «Ибо как во время сего похода не имели мы причины ни к малейшему опасению от неприятеля, то и шли мы..., так сказать, спустя рукава и пользуясь всеми выгодами, какие в мирное время иметь можно» (А. Т. Болотов, Записки).

Навострить лыжи . В прошлом у фразеологизма навострить лыжи было две формы употребления: навострить лыжи (лыжу) и направить лыжи (лыжу) с их видовыми парами: навастривать лыжи (лыжу) и направлять лыжи (лыжу). Для русских писателей XVIII в., например, они совершенно равнозначны. Ср.: «Случилось, что зимой в лесу бродил медведь. Внезапно на него напали волки, А зубы у волков подобно как иголки. Нельзя со множеством войну ему иметь, Медведь мой лыжи направляет, И от волков живот свой бегом избавляет» (В. И. Майков, Медведь и волки). «[Фадей:] Послушайте, сударь, меня! Навострим за добра ума отсюда лыжи» (В. И. Лукин, Напрасное постоянство). «Лисица оробев навастривает лыжу. — Куда же ты? — Кричит петух лисице в зад, — Или не заключен между зверьми трактат?» (О. Беляев, Лисица и петух). Но постепенно форма направлять лыжи с ее видовым вариантом направить лыжи выходит из употребления: уже для языка первой половины XIX в. она, вероятно, редкое явление, причем, как правило, встречается только в стилизованной речи. Например: «Гулял бы ты, как я, сокол, гуляю: Три года на Дону прожил, Теперь на Волгу лыжи направляю. — Про дом и думать позабыл» (И. Никитин, Тарас). По нормам современного употребления у этого фразеологизма нет видовой пары и нет других форм употребления, кроме навострить лыжи.

Не ударить лицом в грязь . Фразеологизм не ударить лицом в грязь 'не оплошать, не осрамиться, выполнив что-либо наилучшим образом; показать себя с лучшей стороны в чем-либо' нормативно употребляется в современном языке только в таком составе компонентов. Например: «Наше поколение не ударит лицом в грязь. Мы тоже проживем свою молодость на ветру и в огне» (М. Бубеннов, Орлиная степь). «Танки действовали славно. Шли саперы молодцом. Артиллерия подавно не ударит в грязь лицом» (А. Твардовский, Василий Теркин). Но для писателей прошлого была естественной и другая форма употребления фразеологизма: не ударить себя в грязь лицом. Словарь Академии Российской, фиксируя фразеологизм в этой форме, так определяет его: «Поговорка означающая: не обесчести, не посрами, не подвергни себя стыду» (II, с. 410). Тем самым подчеркивалось, что именно эта форма употребления фразеологизма является обычной, чаще отмечаемой, хотя, следует заметить, что для писателей конца XVIII в. она была не единственной. Ср.: «[Праволов:] Наумыч! не ударь ты в грязь лицом, смотри. [Паролъкин:] Как ни смотри; ни зги в две талии не взвидит. [Атуев:] А я боюсь, что он велъми нас всех обидит» (В. В. Капнист, Ябеда). «И конечно, конечно! кричали они: мы не ударим себя лицом в грязь» (Н. М. Карамзин, Письма русского путешественника). В этих двух формах употребления, равно возможных, фразеологизм отмечается и у писателей XIX в.: «Впрочем, они [городские приятели Чичикова] тоже, с своей стороны, не ударили лицом в грязь: из числа многих предположений было наконец одно — что не есть ли Чичиков переодетый Наполеон» (Гоголь, Мертвые души). «Они [члены общества естествоиспытателей при университете] решили не ударить себя лицом в грязь перед... Гумбольдтом» (Герцен, Былое и думы). «Обеденный стол был щегольски сервирован во всю длину залы, и хорошие домашние повара не ударили лицом в грязь» (Фет, Ранние годы моей жизни). «Он был неспокоен и тщательно обдумывал, как бы ему не ударить себя лицом в грязь и отличиться перед любившим пение преосвященным» (Лесков, Соборяне). «За что Василий Борисыч брался, а он дела своего мастер, в грязь лицом себя не ударит» (Мельников-Печерский, В лесах).

Сейчас фразеологизм употребляется лишь в одной форме. Даже форма не удариться в грязь лицом, (Которая представляет собой какое-то промежуточное звено между названными двумя формами, хотя и встречается в современной живой речи, воспринимается как архаическая, устаревшая. Но для своего времени она была обычной, нормативной. Например: «Смотрите, дядюшка, и управляя дом, Вы не удартеся безчинно в грязь лицом» (Я. Б. Княжнин, Хвастун). «[Казарин:] Ну, не ударься в грязь лицом и докажи им, что такое возиться с прежним игроком» (Лермонтов, Маскарад). «Смотри же, Мишель, не ударься лицом в грязь и ответь им со свойственною тебе тонкостию и остроумием» (Белинский, Письмо М. А. Бакунину от 28 июня 1837).

За глаза . Фразеологизм за глаза 'заочно, в отсутствие кого-либо' употребляется в современной речи только в сочетании с глаголами с общим значением говорения. Можно говорить что либо за глаза, смеяться над кем-либо за глаза, ругать кого-либо за глаза, восхищаться кем-либо или чем-либо за глаза и т. п. Например: «За глаза в лаборатории взахлеб восхищались работами Снегирева, его учебниками, по которым учились еще в институте» (Н. Дементьев, Замужество Татьяны Беловой). «У нас в станице был Кырсантий Нилыч Федореев,... Мастер на все руки — и столяр, и слесарь, и все, что угодно. Обходительный был, уважительный. Всего его уважали, даже и за глаза величали Кырсантием Нилычем» (В. Балябин, Забайкальцы). Но нельзя сказать: за глаза читать, писать, удить рыбу, обедать, играть в шахматы, знакомиться и т. п.

Однако у русских писателей XIX в. можно встретить этот фразеологизм и в сочетании с другими словами, а именно: в значении не 'видя' делать что-либо, купить что-либо, нанять кого-либо и т. д. Например: «Молодой человек заговорил с приезжим по-французски. — Куда изволите Вы ехать? — спросил он его. — В ближайший город, — отвечал француз, — откуда отправлюсь к одному помещику, который нанял меня за глаза в учители» (Пушкин, Дубровский). «Я толковал здесь об твоих делах, и все говорят в одно, — что за глаза это не делается, что для этого нужно тебе приехать и жить здесь» (Гоголь, Письмо А. С. Данилевскому от 4 апреля 1842). «На первых страницах начинается приятное разочарование, похожее на чувство помещика, когда купив за глаза имение, он при личном объезде удостоверяется в красоте и изобильном хозяйстве своего нового поместья» (А. Дружинин, Письма иногороднего подписчика).

Интересно, что Вейсманнов Лексикон (1731) фиксирует совершенно необычную даже для XIX в. форму этого фразеологизма: «На языке мед, а под языком лед. В глазах как лисица, а за глазами как волк». Необычной для нашего времени, но естественной для того выглядит форма за очи, употребляемая параллельно и однозначно форме за глаза: «Верная и честная жена повинна не токмо в глаза, но и за очи мужа своего любить, имя его почитать, и бояться; а хотя какие-либо неисправности или пороки его видит, то должна все терпеливо нести, и разумно его от того увещевать» (Флоринова экономия, 1733). «Не должны дети в глазах родителем своим льстить, а за очи их хулить и поносить, но всегда правдою, любовью и учтивостью с ними обходиться, и всяким образом стараться, дабы честными поступками: милость заслужить» (там же). Словарь Академии Российской подтверждает однозначность этих форм: «За очи. За глаза, в небытность, в отсутствии. Поносить, злословить, хвалить за очи». Приходить на ум кому и Не идет на ум кому. В современном русском языке это два разных фразеологизма. Каждый из них имеет свой набор форм употребления и свои особенности употребления в речи; они сочетаются с разными словами.

У фразеологизма приходит на ум кому есть видовая пара прийти на ум кому и еще две формы употребления: приходить в голову кому и прийти в голову кому. В значении 'возникать, появляться в сознании' он сочетается с именами существительными, обозначающими 'все то, что может вспомниться, возникнуть в сознании (мысль, идея, высказывание, разговор, тот или иной образ человека, предмета и т. д.)'. «Кому пришла в голову мысль сбросить дом Ударцева с берега?» (С. Залыгин, На Иртыше). «Идея написать книгу о своем путешествии все чаще и чаще приходила мне на ум» (из газет).

Естественно, что «все то, что вспоминается», может быть выражено иначе, например инфинитивным оборотом, придаточным предложением и т. д. «Дедушка молчал, бабушка говорила без устали обо всем, что приходило в голову» (О. Морозова, Одна судьба). «У входа в штольню, наполовину прикрывая его, стояло два сломанных вагона... Все заросло травой, крапивой, и просто никому и в голову не могло прийти, что здесь может быть спрятано что-то ценное, а тем более всемирно известная картинная галерея» (И. Конев, Сорок пятый год). «Но ему просто не приходило в голову справить себе обнову. Все деньги он тратил на какие-то конденсаторы, катушки и чертовы клеммы» (М. Пархомов, Девять баллов).

В значении 'хотеть, желать, намереваться' круг слов, с которыми сочетается фразеологизм, более широк. Это слова, 'выражающие все то, что кто-то намеревается сделать'. Например: «Порой ему приходило на ум сделать еще что-нибудь дерзкое» (М. Горький, Трое). «Невдалеке от маяка им удалось найти воду... Воды было предостаточно для немноголюдного населения мыса Песчаного. И кому-то пришло в голову посадить деревья... И на полуострове, где над выжженной травой не поднималось до сих пор ни одно деревцо, зеленеет вот эта рощица» (И. Осипов, Брат Апшерона).

В языке писателей XIX в. у этого фразеологизма отмечалась другая форма употребления: приходить на мысль кому (видовая пара: прийти на мысль кому). Например: «Она вздрогнула, ей пришло на мысль, что она будет плясать перед убийцею отца своего; эта мысль как молния ворвалась в ее душу и озарила там следы минувшего» (Лермонтов, Вадим). «Приходило мне тоже на мысль: неужели ему не к кому ходить, кроме меня?» (Достоевский, Подросток).

Фразеологизм не идет на ум кому (видовая пара: не пойдет на ум кому) также имеет форму употребления не идет в голову кому и не пойдет в голову кому. Его обычное значение 'нет желания или возможности делать что-либо, думать о чем-либо; кому-либо не до того, чтобы заниматься чем-нибудь': «Ужин, однако, на ум не шел; минуту спустя, не сговариваясь, мы оба потянулись к папиросам» (Н. Почивалин, Летят наши годы).

Но в русском языке XIX в. у этого фразеологизма, возможно, была еще одна форма употребления не пойдет в ум кому что, которая восходит, по всей вероятности, к языку XVIII в. В одних случаях, когда фразеологизм употреблялся со значением 'нет желания, возможности делать что-либо', отрицательная частица опускалась. Ср.: «Стрекоза уж не поет: И кому же в ум пойдет На желудок петь голодный!» (И. А. Крылов, Стрекоза и Муравей). «[Простакова:] Век живи, век учись, друг мой сердешный! Такое дело. [Митрофан:] Как не такое! Пойдет на ум ученье. Ты б еще навезла сюда дядюшек!» (Д. И. Фонвизин, Недоросль). В других (и, видимо, чаще всего) употребление этой формы связывалось со значением фразеологизма ?не усваивается, не запоминается, не воспринимается что-либо': «Я, Варенька, старый неученый человек; смолоду не выучился, а теперь и в ум ничего не пойдет, коли снова учиться начинать» (Достоевский, Бедные люди).

В мгновение ока . Современный трехкомпонентный фразеологизм в мгновение ока 'моментально, вмиг, очень быстро' употребляется в неизменяемой форме: «Жухрай, которого молодой Литке перебросил в мгновение ока из одного конца города в другой, не мог не выразить своего одобрения» (Н. Островский, Как закалялась сталь). «Как только войска прорывают мощно укрепленные районы противника и выходят в менее подготовленную к обороне местность, век обстановка жизни в мгновение ока преображается» (Э. Казакевич, Весна на Одере). В такой форме фразеологизм отмечается давно. «Разгоняет он [ветер] во мгновение ока все тучи» (Ш. Роллен, Римская история, 1761). Однако окончательная утрата выражением в мгновение ока внутренней формы относится, видимо, к XIX в. Для XVIII в. были естественны еще такие словосочетания, как в мгновении ока, в одно мгновение ока, в одном или едином мгновении ока, во вся и во всяком мгновении ока и т. д. «И се во мгновении ока огненная колесница вознесла апостола и витязя по воздуху» (А. Д. Кантемир, О множестве миров). «В войне никогда в безопасности быть неможно, и солдаты всегда надобны, такожде должно им во вся мгновения ока в готовности быть» (Артикул воинский, 1715). «Я не могу вам описать всю мою радость, какову я тогда имел, когда из сахарных ея уст произнеслися сия речи: ибо я себя увидел в едином мгновении ока, что из всех безчастливейших человеков стал я быть наищастливеишим всех» (В. К. Тредиаковский, Езда в остров любви). «Никого нет, кто бы во всяком мгновении ока не чувствовал, в коль точном соединении душа со своим телом находится, и коль исправно движения телесныя мыслям души или сии оным преследуют» (Примечания к «Ведомостям», 1741).Поэтому не случайны для литературного языка первой половины XIX в. употребления этого фразеологизма в форме в одно мгновение ока, исторически объяснимые: «Чуткий нос его слышал за несколько десятков верст, где была ярмарка со всякими съездами и балами: он уж в одно мгновение ока был там» (Гоголь, Мертвые души) • «Парнишка с быстротою и ловкостью белки проскользнул между верхними сучьями и в одно мгновение ока очутился на земле подле дяди» (Григорович, Антон-Горемыка).

В число исторически обусловленных отклонений от современной нормы в употреблении фразелогизмов относятся случаи проявления парадигматических форм, а также форм выражения грамматических категорий у фразеологизмов, которые сейчас этих форм совсем не имеют или имеют ограниченный набор.

Фразеологизм как пить дать и по своему значению 'без всякого сомнения, безусловно, наверняка, непременно', и по своей синтаксичской функции в предложении не нуждается в парадигматических формах: «На фронте не церемонятся: самовольный уход расценивается как дезертирство — если не расстреляют, то, как пить дать — упекут в штрафную роту» (В. Тендряков, Рассказы радиста). Однако эти формы — явление обычное в языке XIX в. «[Фамусов:] Тебя уж упекут под суд, как пить дадут» (Грибоедов, Горе от ума). «[Кречжнский:] Запишет! Как пить даст, запишет; влепит своим хамским почерком имя мое в книгу [должников], и... все кончено! Свадьба пошла на фу-фу» (Сухово-Кобыллн, Свадьба Кречинского). «О, да! —ответил за Палена Лопухов, — вполне; это дело личной мести, и присяжные ее [Засулич] обвинят, как пить дадут» (А. Ф. Кони, Воспоминания о деле Веры Засулич).

Фразеологизм как рукой сняло 'сразу, «совершенно, бесследно прошло (о недомогании, болезни, чувствах, переживаниях)' употребляется сейчас в форме или прошедшего или будущего времени: «Опять с Настей любовь закрутил. И всю тоску как рукой сняло» (Новиков-Прибой, Рассказ боцманмата). «Зайдет в купе парень, растянет меха у аккордеона или трехрядки, и все заботы как рукой снимет» (В. Солоухин, Рождение Зернограда). Между тем у писателей прошлого века отмечаются и иные формы: «Бывал ли кто болен чем, тотчас призывал Пацюка; а Пацюку стоило только пошептать несколько слов, и недуг как будто рукою снимался» (Гоголь, Вечера на хуторе близ Диканьки). «[Ортигоса:] Против зубной болезни я знаю такие слова, которые всякую боль как рукой снимают» (А. Островский, Ревнивый старик). «Служба как рукой сняла с него дурь» (Бестужев-Марлинский, Фрегат «Надежда»).

Единственной современной форме фразеологизма куда глаза глядят 'не выбирая пути, куда попало, куда захочется, куда угодно (идти, ехать, брести и т. д.) соответуствует в XIX в. еще одна форма: куда глаза глядели. Ср.: «Заплакал тут Петька от горькой обиды и пошел, куда глаза глядят (Л. Пантелеев, Часы). «Бывало зарычит [Лев], так стонет лес кругом, И я, без памяти, бегом, Куда глаза глядят, от этого урода» (И. А. Крылов, Лисица и Осел). «Пошла Дамаянти медленным шагом, куда глядели глаза» (Жуковский, Наль и Дамаянти). «[Вера:] Отрах обуял: Я побежала шибче, Куда глаза глядели, без пути» (Л. Мей, Псковитянка). «[Христя] выбежала из избы, как только подняли с постели не успевший еще окоченеть труп бабушки, и побежала куда глядели глаза» (И. Салов, Не тот коленкор).

Естественно поставить вопрос, почему исторически были возможны иные формы употребления у фразеологической единицы, иные значения, иная сочетаемость со словами и т. д., которых нет сейчас; в результате чего они утрачены языком: было ли это связано с какими-то общими закономерностями употребления фразеологических единиц в языке или индивидуальными особенностями становления и развития конкретных фразеологических единиц, отдельных разрядов, групп их, или, наконец, с неопределенностью для ранних периодов истории языка самих языковых норм употребления фразеологизмов, с большей авторской свободой пользования ими. Думается, что правильный ответ на все эти вопросы сможет дать лишь историческая фразеология русского языка, включающая сведения не только о формировании состава фразеологизмов в целом, о возникновении и становлении той или иной конкретной единицы, но и о закономерностях изменений, относящихся к качественной стороне фразеологической единицы и к отношениям и связям ее со словами в речи.

2 ИНДИВИДУАЛЬНО-АВТОРСКИЕ ОТКЛОНЕНИЯ ОТ НОРМЫ

По существу своему они представляют собой авторское преобразование фразеологической единицы, употребление ее в измененном виде, не соответствующее общеотринятому, преобразование, к которому писатели прибегают в особых целях. И хотя эти преобразования могут касаться в равной мере всех существенных сторон фразеологической единицы, категориально определяющих ее, они не выходят за границы нормы, где уже утрачивается восприятие и понимание фразеологической единицы как таковой. Здесь важно, с одной стороны, подчеркнуть пределы допустимых преобразований писателями фразеологической единицы, которые определены потенциальными возможностями языка, с другой — выделить, каких сторон качественной, категориальной сущности фразеологической единицы они касаются, ибо от этого зависят приемы преобразования ее, к которым прибегают писатели.

1.Отклонения от нормы в семантике фразеологизма. Употребление фразеологизма в необычном для него значении обусловлено, как известно, прежде всего нарушением обычных отношений и связей со словами в речи, т. е. возможностью сочетаний со словами такого лексического ряда, с которыми фразеологизм как единица языка, имеющая свое определенное лексическое значение, в пределах нормы сочетаться не может. Допущение таких сочетаний всегда связано с какими-то сдвигами в семантике: или значение фразеологизма понимается расширительно, или подчеркиваются какие-то особые оттенки этого значения, или, наконец, просто одно значение подменяется другим. Приемом ввода таких необычных сочетаний фразеологизма со словами в речь часто пользуются писатели.

Так, например, можно бежать, мчаться, гнаться и т. п. во все лопатки — очень быстро', но нельзя любить, целовать и т. п. или читать, писать и т. п. во все лопатки. Тем не менее можно отметить примеры таких сочетаний. «Природа постановила, чтобы человек в известный период своей жизни любил. Настал этот период, ну и люби во все лопатки» (Чехов, Счастливчик). «Если вы и в самом деле написали комедию, то вы молодец и умница. Пишите во все лопатки и так, как вам в данную минуту писать хочется» (Чехов, Письмо И. М. Леонтьеву [Щеглову], 18 июля 1888).

Фразеологизм в доску в соответствии с современной нормой употребляется в значении очень сильно' (напиваться или быть пьяным). «Внутри человек пьян в доску, а снаружи имеет вид монашеской трезвости и соображения даже ничуть не теряет» (Б.Лавренев, Ветер). Но в сочетании со словами другого семантического ряда получает совершению необычное переосмысление, которое, вероятно, допустимо только в языке писателя. Например: «За церковною оградой Лязгнуло железо. — Не разыщешь продотряда: В доску перерезан!» (Багрицкий, Дума про Опанаса). Фразеологизм употреблен в значении целиком, полностью' перерезан, уничтожен. Или: «И, утратив скромность, одуревши в доску, Как жену чужую, обнимал березку» (Есенин, Клен ты мой опавший, клен заледенелый...), то есть 'окончательно, совсем' одуревши.

Фразеологизм ни в зуб <ногой> нормативно употребляется в значении 'совершенно ничего5 (не знать, не понимать, не смыслить и т. п.). «Жаль только, что я по-немецки ни в зуб ногой,— подумал он» (Н. Островский, Как закалялась сталь). Вместе с тем у Маяковского, например, отмечается и такое индивидуально-авторское употребление: «Нами лирика в штыки неоднократно атакована, ищем речи точной и нагой. Но поэзия — пресволочнейшая штуковина: Существует — и ни в зуб ногой» (Маяковский, Юбилейное) .

Разумеется, подобные авторские «вольности» построены как раз на преднамеренном использовании необычной лексической сочетаемости фразеологизма со словами. Но в известном смысле они опираются также и на особенности самого значения некоторых фразеологизмов. Так, например, по значению фразеологизма хоть шаром покати 'нет ничего, совершенно пусто' где-либо «На складе хоть шрром покати» (А. Рекемчук, Молодо-зелено) заранее можно нтвать круг слов и предложно-имонных словосочетаний, с которыми он вступает в связь, а также заранее можно отрицать увто синонимию с фразеологизмом кот наплакал и антонимию с — денег куры не клюют. Между тем этот фразеологизм может быть употреблен в смысловой ситуации, близкой, сходной, аналогичной для его сочетательных возможностей, в том числе в сочетании со словом деньги. « — Знаете ли, что это за история? Если бы не Короленко — не увидеть мне тогда Англии. Задумал я эту поездку, но денег — шаром покати. Откуда же им было взяться у молодого литератора!» (С. Машинский, Доктор Оксфордского университета).

Как правило, случаи такого употребления касаются адвербиальных фразеологизмов с синтаксической функцией обстоятельства при сказуемом-глаголе или определения при прилагательном, которые по своему лексическому значению выражают самое общее понятие степени действия и состояния—'очень', 'весьма', 'чрезвычайно' и т. п. Конкретизация значения такого фразеологизма в предложении в сочетании с глаголом будет определяться всегда глаголом, например: бежать, мчаться и т. п. во весь дух значит 'очень быстро'; промокнуть, вымокнуть, вымочить и т. п. до последней нитки—'очень сильно, насквозь, совсем'; беречь, охранять и т. п. как зеницу ока — 'очень тщательно, заботливо, бдительно'; помнить, вспоминать и т. п. по гроб жизни — 'очень долго, до самой смерти' ит. д. Таким фразеологизмам легко можно придать самое необычное значение, заменив глаголы, с которыми они нормативно сочетаются, на глаголы, с которыми они сочетаться не должны. Например: вместо кричать, храпеть и т. д. во всю ивановскую, т. е. 'очень громко',— кутить во всю ивановскую и светить во всю ивановскую: «И при этом найдутся „патриоты", которые попытаются оправдать свое бражничество ссылками на отечественную историю. Мол, кутить во всю ивановскую издревле заведено» (В. Архангельский, Вето на Омара Хайяма). «Прекрасная ночь. На небе ни облачка, а луна светит во всю ивановскую» (Чехов, Письмо А. Н. Плетневу, 12 июня 1888). То же самое и в сочетании с прилагательными. Ср.: пьяный в дым и болен в дым: «Пьяный в дым Аникушка прилип к Григорию, но тот глянул такими глазами, что Аникушка растопырил руки и метнулся в сторону» (Шолохов, Тихий Дон). «Да ты брат болен в дым»! У тебя лихорадка» (С. Голубов, Когда крепости не сдаются).

Оказывают определенное влияние на лексическую сочетаемость фразеологизма со словами, а следовательно, и на возможность употребления его в том или ином значении, лексико-грамматические свойства как слова, так и фразеологизма. Речь идет об отнесенности их к определенному разряду и о наличии у каждого из них грамматических или лексидо-грамматических категорий. Нередко значение фразеологизма связывается с употреблением его только в определенном числе, роде, виде и т. д. Невозможность сочетаний фразеологизма со словом в зависимости от категорий вида, рода, одушевленности и неодушевленности и т. п. — явление, обычное в языке. Возможность таких несовместимых по различным грамматическим категориям сочетаний также предполагает употребление фразеологизма в необычном для него значении. Может быть, например, мастер средней руки, кулинар средней руки, музыкант средней руки, литератор средней руки и т. д., т. е. человек определенной профессии, знаний, положения и т. п., но вряд ли допустимы карандаш средней руки, озеро средней руки, доброта средней руки, любовь средней руки, раздражение средней руки и т. д., так как этот фразеологизм, имеющий значение 'посредственный по своим способностям, по своему положению, по своей значимости и т.п.', сочетается в предложении нормативно только с существительными одушевленными, а любые сочетания его с неодушевленными существительными воспринимаются как ненормативные, в которых он приобретает какое-то особое индивидуально - авторское значение. Ср.: «Господин Перекатов служил некогда в кавалерии, но по любви к деревенской жизни, по лени вышел в отставку и начал жить себе потихоньку, как живут помещики средней руки» (Тургенев, Бреттер). «Он сердился, он давно разгадал ту распространенную категорию художников средней руки, для которых искусство служило средством занимать место в обществе, не принадлежащее им по праву» (Л. Леонов, Дорога на океан) и «В обычное время Голтва представляет из себя речонку средней руки..., теперь же предо мной расстилалось целое озеро» (Чехов, Святой ночью).

Или: Можно быть комсомолкой без году неделя, председателем без году неделя и т. д. «Комсомолка без году неделя, — сказала она, поджав губы» (Фадеев, Молодая гвардия). «Вы, Василий Карпович, председатель без году неделя, так вместо того, чтобы в перчатках ходить, разобрались бы сперва» (С. Антонов, Весна). Но вряд ли нормативны сочетания типа «Нашей культуришке без году неделя, а ихней — века!» (Маяковский, Маруся отравилась). «Что же, Сомов —парень дельный, молод, смел, рутиной не оброс, только опыт без году неделя... Старый конь ровнее тянет воз!» (Н. Грибачев, Весна в «Победе»). «Стажу у них [новых контрразведчиков], как говорится, без году неделя, неудивительно, что даже малыш против них — профессор» (В, Богомолов, В августе сорок четвертого).

Нормативно дышать на ладан может только человек, но не предмет, хотя в индивидуально-авторском употреблении такие отклонения возможны. «Ракеты, как говорится, „дышат на ладан". Допустимый по техническим нормам срок их хранения истек. В любой момент снаряды могут взорваться и привести к потрясающей по своим последствиям катастрофе» (В. Тарасов, Совершается преступление). «22 издаваемые в ФРГ ежедневные епископальные газеты, теряя своих читателей, дышали на ладан. Некоторые из них сократили тиражи наполовину» (Б. Виноградов, Искатели «Заблудших душ»). Сыграть в ящик также может человек, но не предмет, тем не менее в индивидуально-авторском употреблении возможны такие сочетания, например: «Иногда президент говорит: „Давайте с этим докладом ознакомим прессу, а потом его похороним"... Таким образом, каждую неделю каждый доклад, который сыграл в ящик, упаковывают в сосновую коробку и... привозят сюда, где... его предают земле» (Арт. Бухвальд, У бумажных могил).

2. Отклонения от нормы в форме фразеологизма. Различные преобразования или изменения формы фразеологизма затрагивают, как правило, собственно форму, реже— парадигматические формы. Они касаются всех сторон формы, хотя и в различной степени. Эти изменения заслуживают самого внимательного изучения, потому что с правильной формой фразеологизма всегда связано его правильное понимание и правильное употребление. Едва ли будет преувеличением утверждать, что бережное отношение к форме фразеологизма равноценно бережному отношению к форме слова.

Употребление фразеологизма в необычной форме чаще всего связывается с неправильной заменой компонентов фразеологизма их лексическими вариантами. Вариантность компонентов по составу как особенность формы не обязательна для всех фразеологизмов. Многие из них совсем не знают такой вариантности, например: кривить душой, в ус <себе> не дуть, отдавать концы, сматывать удочки, хоть пруд пруди, козел отпущения, без царя в голове, ахиллесова пята, как сельдей в бочке, тертый калач, у черта на куличках, ни жив ни мертв, без сучка без задоринки, сломя голову, ни на йоту, без году неделя, комар носа не подточит, не солоно хлебавши и т. п. Нормативность формы таких фразеологизмов по составу компонентов определяется незаменяемостью. Допущение лексических вариантов у них воспринимается как употребление фразеологизмов в необычной форме, как отклонение от нормы. Но писатели часто прибегают к этому приему, хотя даже самые «искусные» замены всегда воспринимаются как нарочитые, подчеркнуто индивидуально-авторские. И дело не в том, с каким тактом писатель «обновляет» фразеологизмы, а в том, что эти «обновления» касаются таких фразеологизмов, которые не допускают вариантности компонентов в своем составе. Не вызывает сомнений, что фразеологизм кот наплакал ? очень мало' относится к этому разряду фразеологизмов, в нем компоненты не варьируются. Нельзя, не погрешив против русского языка, сказать «пес наплакал», «тюлень наплакал», «верблюд наплакал» и т. п., как это делает Ю. Семенов с целью речевой характеристики персонажа или желая подчеркнуть местный колорит в описании событий: «Началась война с Россией. И когда Эрика Коха, гаулейтера Восточной Пруссии, назначили рейхскомиссаром Украины, Тербовен, с завистью вздыхая, стал ненавидеть Норвегию. „Что это за страна... Сопки. Леса. Тундра. Населения морж наплакал. Угля, нефти нет, а о сельском хозяйстве и говорить не хочется"» (Ю. Семенов, Северные разведчики).

Спор о том, «можно» или «нельзя» так сказать по отношению к варианту компонента фразеологизма, должен решаться применительно к каждому конкретному фразеологизму отдельно, исходя из норм современного языка.

Не вдаваясь в объяснение авторских целей в каждом отдельном случае варьирования компонентов у этого разряда фразеологизмов, приведем примеры таких замен, подчеркивая их обособленность, чаще одноразовость, бросающуюся в глаза контрастность по сравнению с нормативным, узуальным употреблением фразеологизма.

Навострить лапти вм. навострить лыжи 'удрать, убежать';5 вилять душой вм. кривить душой 'быть неискренним, поступать против совести, лицемерить'; пальчики пообкусишъ вм. пальчики оближешь 'так красив, хорош и т. п., что придешь в восхищение';6 держать нож за пазухой вм. держать камень за пазухой 'таить злобу против кого-либо, быть готовым отомстить, сделать пакость кому-либо';7 сам жандарм ногу сломит вм. сам черт ногу сломит 'невозможно разобраться где-либо или в чем-либо, невозможно ничего понять';8 причесывать под одну гребенку вм, стричь под одну гребенку 'уравнивать кого-либо с кем-либо в каком-либо отношении, не считаясь с различиями';9 заливать глаза вм. замазывать глаза 'вводить в заблуждение, обманывать кого-либо'; 10 как на гвоздях вм. как на иголках 'в состоянии крайнего волнения, нервного возбуждения, беспокойства' (быть, сидеть и т. п.); п попасть на своего конька вм. сесть на своего конька 'начать разговор на излюбленную тему';12 закинуть за галстук вм. заложить [залить] за галстук 'выпить, напиться пьяным';13 порох сыплется из кого вм. песок сыплется из кого 'кто-либо очень стар, дряхл'; и рукой достать вм. рукой подать 'совсем близко'15; хоть шапку вешай вм. хоть топор вешай 'невыносимо душно, нечем дышать';16 язык хорошо подвязан вм. язык хорошо подвешен у кого 'кто-либо умеет свободно, гладко говорить';17 прочищать мозги кому вм. вправлять мозги кому 'прибегая к крайним мерам воздействия, заставлять кого-либо одуматься и изменить образ мыслей, поведения'.18

Иногда авторские замены компонентов фразеологизма нарочито каламбурны, они в известной степени основаны на воскрешении внутренней формы фразеологизма, в результате чего нарушается единство формы и содержания фразеологизма и он уже не воспринимается как фразеологизм. Так выглядит, например, выражение кровь с коньяком вм. фразеологизма кровь с молоком 'здоровый, цветущий, с хорошим цветом лица, с румянцем': «Сюда как-то по утру и явился Павел Антонович — высокий, плотный, кровь с коньяком» (Б. Барсов, Цицерон с отмычкой); почем фунт кильки вм. почем фунт лиха 'как тяжелы испытания, как тяжело в горе, в беде': «Все пять дней хлестал дождь, и волнение было не меньше пяти баллов. Я понял теперь, почем фунт кильки. Я так устал, что даже не могу спать» (В. Аксенов, Звездный билет).

Менее заметны, но не менее показательны как отклонения от нормы, индивидуально-авторские преобразования фразеологизма, затрагивающие формальные варианты компонентов. Например: раздувать кадила вм. раздувать кадило: «Давно нет тех, кто осыпал лочестями и орденами верзилу в черном эсэсовском мундире,— нет ни Гитлера, ни Муссолини, ни Геббельса, раздувавшего пропагандистские кадила вокруг „национального героя" фашистской Германии Отто Скорцени, а верзила, этот вот „национальный герой", процветает, как процветают и сотни, тысячи молодцов разных рангов, от нижайших ефрейторских фюреров до фюреров-генералов» (В. Кочетов, Итальянские странички); сыграть в ящичек вм. сыграть в ящик: «А что такое умер? — спросил я. Он улыбнулся, решив, что я его разыгрываю. — Кто ж не знает, всякому понятно: сыграл в ящичек, богу душу отдал» (В. Амлинский, Жизнь Эрнста Шаталова); держи карман пошире вм. держи карман шире: « — Вы всем раздаете деньги, товарищ капитан? Осадчий и Лубенец оглянулись одновременно. Спрашивал рулевой...— как же, держи карман пошире..., много вас тут найдется» (М. Пархомов, Девять баллов); не вешать носа вм. не вешать нос: «Вскоре я обрел настоящих друзей, таких, которые не вешают носа в тяжелую минуту» (Г. Титов, Голубая моя планета) .

К числу авторских приемов преобразования фразеологизма относится и «усечение формы» его по типу речевых элипсов: вм. брать быка за рога — быка за рога, пускать в расход — в расход, брать на мушку — на мушку и т. д.: «Горький уже не сомневался — перед ним Красин. Ну и энергичен, ну и напорист — сразу быка за рога» (Б. Могилевский, В. Прокофьев, Три жизни Красина). « — Пораспущались, товарищ майор, — сочувственно произнес один сержант, крепко выученный насчет з&силья всяких террористов, поминутно готовящих покушения на вождей. — Либеральничаем с нашими гумаиизмами. Сразу надо в расход, на мушку и с приветом! Согласно, как говорится, здоровому классовому чутью» (Ю. Герман, Я отвечаю за все).

Индивидуально^авторское преобразование фразеологической единицы — явление речи, а не языка.

Отклонения от нормы, касающиеся употребления фразеологизма, у каждого писателя индивидуальны, своеобразны, в разной степени допустимы и оправданны. Функциональное назначение их различно. Поэтому только детальное изучение языка писателя, даже языка отдельного произведения, шире — языка художественной литературы, может дать правильный ответ на вопрос, чем вызваны такие индивидуально-авторские отклонения от нормы в каждом конкретном случае употребления фразеологизмов. Тем не менее даже на современном уровне постановки и решения этой проблемы очевидно, что любые индивидуально-авторские преобразования и изменения фразеологической единицы, независимо от их сложности и необычности, независимо от того, насколько они искажают нормативный облик ее, оправданны они или нет, удачны или неудачны в соответствия с заданной целью и т. д., во всех случаях, всегда основываются на ее нормативности, отталкиваются от нормативности ее формы и содержания, т. е. вписываются в контекст с ориентацией на ее нормативное употребление. Даже в крайних отступлениях от нормы, приводящих к диэтимологизации фразеологической единицы, к разрушению её как таковой (типа кровь с коньяком вм. кровь с молоком) ориентация на правильное представление о фразеологической единице присутствует. Вместе с тем любая «новизна» в употреблении фразеологической единицы, полученная в результате авторского преобразования, не делается узуальной, обязательной для всех, говорящих на данном языке. Любое преобразование или изменение фразеологической единицы (употребление ли ее в необычном значении, с необычным лексическим или формальным компонентом, в необычной сочетаемости со словами и т.д.) остается одноразовым, вписанным только в данную конкретную речевую ситуацию, в данный единичный контекст. Вопрос же о том, может ли индивидуально-авторское в употреблении фразеологической единицы стать узуальным, нормативным, в силу того что оно каким-то образом связано с нормативностью, т. е. стать фактом самой нормы и получить статус обязательности для всех говорящих, будет решаться, вероятно, в зависимости от того, каких сторон фразеологической еидиницы они касаются и как глубоко их затрагивают. Допустимо, в частности, говорить о развитии значений у фразеологической единицы, о расширении вариантного ряда, о сдвигах в лексико-грамматической характеристике ее и т. д. под влиянием речевой практики писателей.

3 ОШИБКИ В УПОТРЕБЛЕНИИ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ

Понятие фразеологической ошибки равнозначно понятию языковой ошибки, так как всякая речевая ошибка обусловлена незнанием или плохим знанием говорящим нормы. Практическая трудность определения фразеологической ошибки объясняется объективными факторами — сложностью фразеологизма как единицы языка (по форме и по содержанию) и недостаточной изученностью ее в разных аспектах, прежде всего, конечно, со стороны нормативного и ненормативного функционирования в речи. Если авторские изменения фразеологизма являются результатом преднамеренных действий писателя и создаются на основе нормативного употребления, то фразеологические ошибки совсем выпадают из нормативного понимания, находятся в полном противоречии с нормативностью.

Понятие фразеологической ошибки распространяется на самые разные стороны категориальной сущности единицы. Ошибочно могут быть выражены ее отношения и связи со словами в предложении, неправильно определены границы компонентного состава, искажена грамматическая сущность ее, придано несвойственное ей лексическое значение, изменена ее структурная организация и т. д.

Так, например, к числу ошибок следует, видимо, отнести сочетание фразеологизма как из пушки 'точно в срок' (приходить, являться, быть готовым, сделанным и т. д.) со словами «жрать хочется»,19 употребление адъективного фразеологизма лыка не вяжет 'так пьян, что не в состоянии связно говорить', вопервых, как глагольного, вочвторых, в значении, условно определяемом как 'ничего не знали' или 'ничего не могли сказать', выводимом из сочетания его со словом «порусски»;20 ошибочная подмена компонента переливать во фразеологизме переливать из пустого в порожнее словом перебирать,21 и т. п.

Ошибками также будут всякие нарушения грамматических связей фразеологизма со словами, например, подмена нормативного управления фразеологизма неправильным, ошибочным, заимствованным или от фразеологизма-синонима, или от синонимического ему по значению слова: Не горит над кем, над чем вм. у кого 'нет причины спешить, торопиться; успеется': «И то правда, что еще не горит над нашими головами! — промолвила Рясничка. — Не завтра вам дочку отдавать, не завтра мне своего сына женить» (М. Вовчок, Пройди авет). Такое необычное управление у этого фразеологизма взято, видимо, от его синонима не каплет над кем.

Погреть руки от кого вм. на чем. Фразеологизм греть руки на чем, погреть [нагреть] руки на чем употребляется в значении 'нечестно, незаконными путями наживаться, богатеть': «Было бы большой ошибкой утверждать, что все в Ленинграде выдержали испытание войной. Нашлись эгоисты и лихоимцы, пытавшиеся погреть руки на народном несчастье» (И. Соловьев, Будни милиции). Исторически возможный вариант иного управления у этого фразеологизма был представлен формой греть [нагревать] руки около чего, погреть [нагреть] руки около чего: «— Не люблю путаться в чужие дела, говорил он, не хочу, чтобы твои родные оказали, что я нагреваю руки около твоих тысячи душ» (С. Аксаков, Семейная хроника). Употребление этого фразеологизма по современным нормам с иным управлением, чем погреть руки на чем, будет речевой ошибкой, в том числе и погреть руки от кого: «Господи, она [зав. пекарней] с ума сходила из-за этих пяти тысяч, ночей не спала, чуть ли не в прорубь нырнуть хотела.

А он, ирод проклятый, вишь, молодую бухгалтершу проучить решил. Чтобы нос не задирала. А заодно чтобы и хлеб даровой с пекарни получать. Да, да, хлеб! Погрел он руки от нее» (Ф. Абрамов, Пелагея).

До лампочки кому на что вм. кому что. Просторечный фразеологизм до лампочки кому что употребляется в значении безразлично кому что-либо': «Может, полагаешь, я на твои косые [деньги] зарюсь? Да мне они до лампочки. Тьфу!» (Б. Полевой, На диком бреге). «Н-да, успокоили, называется, старика... Ему налги: жалости — до лампочки» (Ю. Бондарев, Тишина). «То ли потому, что Лубенец давно не пил, то ли от усталости, но он быстро захмелел и теперь ему все было „до лампочки"»^ (М. Пархомов, Девять баллов). Поэтому надо кваляфиптировать как сказанное не по-русски до лампочки кому на что, например: «Мне лично на эти кассеты до лампочки, — оказал он [Алеша]. — Что значит до лампочки? — строго сказал Лагунов. — Выбирайте выражения» (Д. Гранин, Иду на грозу). Вполне возможно, что автор смешивает здесь управление фразеологизма до лампочки кому что и глагола наплевать кому на что, уподобляя связи фразеологизма со словами в речи связям с ними данного глагола.

Наклеивать ярлыки кому вм. на кого, на что — 'давать кому-либо или чему-либо поверхностную, одностороннюю характеристику; необоснованно приписывая кому-либо или чему-либо свойства, качества и т. п., формально, шаблонно оценивать, характеризовать'. Ср. нормативное: «[Женя] заявила, что Ася вообще любит наклеивать на всех ярлыки: антиобщественный, (индивидуалист и т. д.» (А. Володин, Твердый характер). И ненормативное, ошибочное: «Так они долго расхваливали друг друга. Оба отменные пройдохи, они тем временем ощупывали один другого и старались оценить... Затем стали перебирать обитателей тоннеля, слегка злословить и наклеивать им ярлыки» (В. Дмитревский, Б. Четвериков, Мы мирные люди).

Ломать [ломить] шапку кому вм. перед кем 'унижаться, зашживать'. Ср.: «[Микитушка] пьяных не терпел, с богатыми не знался, перед помещиком и полицией шапки не ломал и шеи не гнул» (Гладков, Повесть о детстве). «Был он [Лаптев] крепкий, упорный человек. Дальние деревни и хутора давил и разорял безжалостно, а прилегающим и землю отдавал дешевле..., и они горой стояли за него, был он обеспечен от поджогов, краж и нападений, и мужики ломили ему шапку» (Серафимович, Жизнь).

К типовым ошибкам, которые часто отмечаются как в устной речи говорящих на русском языке, так и в письменной речи, в языке художественной и публицистической литературы, относятся контаминированные образования. Контаминация фразеологизмов, т. е. смешение в одном выражении особенностей двух или нескольких фразеологизмов, имеет своим результатом гибридное выражение, которое не является новой фразеологической единицей.22 Такие образования не обогащают фразеологический состав языка, оставаясь окказиональными. Они выпадают из состава фразеологических единиц языка, ибо по природе своей суть речевые неправильности, объяснимые, как и всякие ошибки, плохим знанием говорящим фразеологии русского языка.

Писатель, естественно, может прибегать к контаминированным образованиям для характеристики неправильной речи героя, но это не характеризует прямолинейно язык самого писателя и не меняет существа языковой природы этого явления речи.

Контаминация фразеологизмов отмечается как в произведениях писателей прошлого, так и у наших современников. «Влипнуть в Переплет» в значении 'оказаться в Сложном, затруднительном или опасном положении': «Ну и влипли же мы в переплет под станцией Уманской. От нашего Варнавского полка пух остался» (А. Н. Толстой, Хождение по мука'м). Контаминапия из очень близких по форме и по значению фразеологизмов: попадать [попадаться] в историю, попасть [попасться, влипнуть] в историю — 'оказываться замешанным в каком-либо неприятном деле, быть причастным к какому-либо неприятному происшествию' и попадать в переплет, попасть в переплет — 'оказываться в сложном, затруднительном или опасном положении'.

«По гроб доски» в значении 'до самой смерти'. «Свет ты наш надежда, деверь наш уважаемый Степан Антонович, не пускай ты меня, горькую солдатку, по миру... я одна-одинешенька с ног сбилась, ночей не сплю, из головы не идет прокормиться бы чем, а придет с войны, дай бог, братец твой, муженек наш ясный Илья Антоныч, обо всем как есть с тобой обговорит и деньги платить будет хоть по гроб доски» (Федин, Костер). Здесь контаминация двух фразеологизмов-синонимов: по гроб жизни и до гробовой доски в значении 'до самой смерти'.

«Обводить за нос» кого в значении 'ловко, хитро обманывать'. «Товарищи судьи, был у меня опыт, я и раньше вином промышляла, и обводить за нос умела милицию и сторожей завода» (Н. Кочин, Парни). Здесь контаминация фразеологизма водить за нос кого — 'обманывать, вводить в заблуждение, обещая что-либо и не выполняя обещанного' и фразеологизма обводить вокруг пальца кого — 'ловко, хитро обманывать'.

«Лыком шиты» в значении 'неловко, неискусно скрыты'. «И все ты форсишь, и все ты политикой занимаешься... Картины нужно хорошие писать, а твои махинации лыком шиты» (А. Н. Толстой, Егор Абазов). Контаминация фразеологизма не лыком шит — 'не хуже других в каком-либо отношении; не лишен знаний, способностей' и фразеологизма белыми нитками шито — 'неловко, неумело, неискусно скрыто что-либо'.

«Прописать кузькину мать» кому в значении 'проучить, жестоко наказать кого-либо'. «Зря тратили порох, молодой человек. Рассказ напечатать нельзя. За одного исправника паж пропишут кузькину мать. Но вообще рассказ сделан крепко» (К. Паустовски, Золотая роза). Здесь соединены два фразеологизма-синонима: показать кузькину мать кому и прописать ижицу кому.

Контаминация фразеологизмов наиболее типичный и распространенный тип речевых ошибок. Для современного нам языка надо квалифицировать как речевые ошибки такие выражения: «прибрать в свои руки» кого (из прибрать к рукам кого и брать в свои руки что), «развесить слюни» (из развесить уши и распустить слюни), «появляться в свет» о книге (из выходить в свет и появляться на свет), «разводить лясы» (из точить лясы и бобы разводить или антимонии разводить), «прийтись не по шерсти» (иэ прийтись не по вкусу и гладить против шерсти), «отправить в расход» (из отправить на тот свет или отправить к праотцам и пустить в расход).и т. д.23

Не следует смешивать с фактами контаминации фразеологизмов исторически обусловленные и, соответственно, объяснимые формы фразеологизма, которые лишь по нормам современного языка выглядят речевыми ошибками.

Так, например, в тексте «[Устинья Наумовна:] Что ты смеешься-то, что горло-то пялишь!» (А. Островский, Свои люди — сочтемся) употреблен фразеологизм пялить горло в значении 'громко говорить, смеяться5, который выглядит, на первый взгляд, в соответствии с нормами современного употребления фразеологизмов как контаминация фразеологизма драть горло — 'очень громко говорить, кричать и т. п.' и фразеологизма пялить глаза на кого, на что — 'пристально смотреть, всматриваться в кого-либо или во что-либо'. Так, вероятно, и следовало бы квалифицировать эту форму, если бы в народных говорах не было фразеологизма пялить горло в этом же значении.24 А. Н.Островский, по всей вероятности, употребил известный ему диалектный фразеологизм, никак не соотнося его с фразеологизмами драть горло и пялить глаза.

Воспринимается сейчас как контаминация и выражение превозносить до седьмого неба кого, что в значении 'непомерно восхвалять'. «На этот раз он [критик] без боя превознес своих любимых артистов до седьмого неба и выразил свое к ним удивление множеством точек после каждого периода и каждой фразы» (Белинский, О критике и литературных мнениях «Московского наблюдателя»). Однако можно думать, что здесь соединение двух фразеологизмов возносить [превозносить] до небес кого, что — 'непомерно восхвалять' и быть, чувствовать себя на седьмом небе — 'безгранично счастливым, глубоко удовлетворенным'. Ср.: «Дядюшка был в восторге от учтивости молодого графа и превозносил до небес молодое поколение офицеров» (Л. Толстой, Два гусара). «Саньке достался самый краешек скамейки, но все равно он был на седьмом небе, ведь рядом, тесно прижавшись, сидела Сима» (В. Петров, Верь в свои крылья).

Вне всякого сомнения, воспринимается сейчас также как контаминация фразеологизмов выражение на живую руку, которое объединило в себе два фразеологизма, синонимичных в одном из значений: на живую нитку и на скорую руку — 'наспех, наскоро, кое-как' (делать что-либо). Ср.: «Позавчера я уже слышал об этом: здесь будет парковая зона. Но так как кольцо новых окраин завершат только через два года, решили пока отремонтировать на живую нитку аварийные дома, чтобы люди могли в человеческих условиях встретить зиму» (В. Виткович, Дороги, встречи, рассказы). «С Григорием Андреевичем я познакомился в Сталинграде, вскоре после окончания войны, когда ходил по развалинам города и в уцелевших подвалах и во вновь построенных на скорую руку домишках разыскивал оставшихся здесь в дни уличных боев жителей, чтобы записать их воспоминания» (Е. Герасимов, Дикие берега). Хотя нельзя игнорировать и того факта, что на живую руку очень широко употреблялось в языке прошлого века: «Нельзя сказать, чтобы товар его был хорош и отличался доброкачественностью; все делалось спешно ... на живую руку: говядина была тощая, яблоки снимались незрелыми кирпичи были недопечены» (Григорович, Пахатник и бархатник). «Из разного никуда негодного хлама сколотили на живую руку два больших балагана, чтобы жить в них рабочим до осени» (Мельников-Печерский, На горах). «Сколоченные на живую руку подмостки едва освещались двумя-тремя дрянными лампами» (Мамин-Сибиряк, Горное гнездо). «На нем [на загоне] налаживалась ярмарка. Уже кое-где торчали остовы палаток..., дымилась смазаннар на живую руку печь, пахло оладьями» (Бунин, Деревня).

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:43:46 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
08:43:50 29 ноября 2015
очень хорошо для моих учеников подходит
денис ильгамов13:14:37 11 апреля 2013Оценка: 5 - Отлично

Работы, похожие на Курсовая работа: Фразеологизмы русского языка

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151310)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru