Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Палестино-израильские отношения (1993-2000 гг.)

Название: Палестино-израильские отношения (1993-2000 гг.)
Раздел: Рефераты по истории
Тип: курсовая работа Добавлен 11:15:04 14 декабря 2010 Похожие работы
Просмотров: 581 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Министерство образования Республики Беларусь

Белорусский государственный университет

Исторический факультет

Кафедра истории нового и новейшего времени

Курсовая работа

Направление специальности: История (по направлениям)

ПАЛЕСТИНО – ИЗРАИЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ (1993 – 2000 ГГ.)

Минск, 2010

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава I Развитие палестино-израильских отношений в 1993 – 1995 гг.

1.1 Реализация Декларации принципов о временных мерах по самоуправлению в 1993 – 1994 гг. Соглашение “Газа – Иерихон”

1.2 Соглашение «Осло – II» и его значение

Глава II Палестино-израильские отношения 1996 – 2000 гг.

2.1 Приход к власти Б. Нетаньяху и его политика

2.2 Эволюция палестино-израильских отношений при Э. Бараке

Заключение

Список использованных источников литературы

Приложения

ВВЕДЕНИЕ

Многие ученые считают, что Ближний Восток в настоящее время является одним из самых конфликтных регионов мира. Этот регион находится на пересечении трех континентов, поэтому он имеет очень важное геополитическое значение и постоянно находился и находится в сфере интересов крупнейших и богатейших стран мира, в том числе США, стран Западной Европы и Российской Федерации.

Ключевой проблемой мира на Ближнем Востоке являются палестино-израильские взаимоотношения, которые дестабилизируют обстановку не только в данном регионе, но и во всем мире. Вследствие этого, большинство государств осознают необходимость урегулирования конфликта между израильтянами, с одной стороны, и палестинцами, с другой.

Особую актуальность теме придает тот факт, что за многие годы, прошедшие с 1947 г, не предпринималось каких-либо существенных попыток разрешить противоречия между сторонами, и лишь в начале 1990-х годов наступил принципиально новый этап в развитии палестино-израильских отношений, который характеризовался налаживанием отношений между палестинцами и израильтянами и началом мирных переговоров между ними с целью найти компромиссное решение накопившихся за столько лет конфликта проблем. В результате в период с 1993 по 2000 гг. был подписан целый ряд основополагающих документов, которые дали надежду на урегулирование палестино-израильского конфликта. Однако эти надежды до сих пор не оправдались, и сложно предположить как же дальше будут развиваться палестино-израильские отношения.

Ясно одно: достигнуть мира в регионе можно лишь при условии нахождения компромиссного пути решения проблем в палестино-израильских взаимоотношениях, который позволит урегулировать продолжающийся уже полвека палестино-израильский конфликт и переведет его в мирное русло.

Цель данной работы – проследить эволюцию палестино-израильских отношений в 1993 – 2000 гг. в контексте развития миротворческого процесса по урегулированию ближневосточного конфликта.

В рамках поставленной цели выделены следующие задачи:

1. Выявить основные противоречия в отношениях между Израилем и палестинцами;

2. Рассмотреть попытки реализации Декларации принципов о временных мерах по самоуправлению в 1994 – 1995 гг. и проанализировать документы разработанные сторонами – Соглашение «Газа – Иерихон» от 4 мая 1996 г. и Временное соглашение по Западному берегу и Сектору Газа от 28 сентября 1995 г. ;

3. Оценить парламентские выборы 1996 г. и политику нового правительства по отношению к палестинцам ;

4. Осветить ход палестино-израильских переговоров после прихода к власти в 1999 г. Э. Барака;

5. Охарактеризовать влияние мирового сообщества на палестино-израильские отношения.

Хронологические рамки исследования охватывают 1993 – 2000 года. Правомерность такого выбора определяется необходимостью детального анализа качественно нового этапа в развитии палестино-израильских отношений. В качестве начальной точки принята дата подписания Декларации принципов о временных мерах по самоуправлению 13 сентября 1993 г. Конечной хронологической рамкой выступает начало II интифады, начавшаяся в сентябре 2000 г., которая поставила крест на всех предыдущих попытках урегулирования палестино-израильского конфликта.

Данная тема нашла широкое отображение в современной научной литературе. Одними из важнейших исследований, позволяющих изучить палестино-израильские отношения, явились монографии Пырлина Е. Д. В первую очередь – это его монографии «100 лет противоборства» и «Трудный и долгий путь к миру». В своих работах автор подробно рассматривает все этапы развития и различные аспекты палестинской проблемы с конца XIX в. до наших дней в контексте эволюции общей ближневосточной ситуации. Отдельно анализируются острейшие вопросы, связанные с палестино-израильскими отношениями.

Также при исследовании данной проблемы не обойтись без монографии Бакланова А. Г. «Ближний Восток на рубеже XXI века: к созданию системы региональной безопасности». В этой работе четко обозначены основные направления развития палестино-израильских отношений. Автор охарактеризовал основные аспекты палестино-израильских противоречий, попытки их решения, роль мирового сообщества в решении палестино-израильских проблем, проанализировал основополагающие соглашения, которые способствовали палестино-израильскому урегулированию, и дал им свою оценку.

Труд итальянского исследователя, политика Антонио Рубби «Палестинский марафон. 30 лет борьбы за мир на Ближнем Востоке» повествует об истории и развитии палестинского вопроса сквозь призму деятельности Ясира Арафата. Данная работа помогла при изучении палестино-израильских отношений в 1994 – 1996 гг., в частности, позволила рассмотреть основные этапы переговоров по палестино-израильскому урегулированию в этот период времени, проанализировать основные положения соглашения «Газа – Иерихон» и Временного соглашения по Западному берегу р. Иордан и сектору Газа ( соглашение «Осло – II»). К тому же, это исследование единственное, где подробно рассматриваются выборы в Палестинский совет в 1996 г.

При рассмотрении вопросов связанных с политикой Б. Нетаньяху и Э. Барака в отношении палестинцев, внутриполитической обстановкой, оказавшей огромное влияние на переговорный процесс, проблемой терроризма, неоценимую помощь оказал совместный труд арабского и еврейского исследователей Дауда эль-Алами и Ден Кон-Шербока «Палестино-израильский конфликт: две точки зрения», который носит обзорный характер, не изобилующий новыми фактами, однако содержит различные трактовки одних и тех же событий, что способствует формированию более объективной позиции.

Экономические и политические интересы США, России и ЕС в регионе, а также роль США и России как коспонсоров палестино-израильского мирного урегулирования в контексте урегулирования ближневосточного конфликта подробно рассматриваются в труде Омара А. А. «США, исламский Ближний Восток и Россия».

Статьи Карасовой Т. А. «Политическая ситуация в Израиле между выборами 1996 и 2001 годов. Политологический анализ», Эпштейна А. Д. «Арабо-израильский конфликт», Усовой Е. Ю. «Арабо-израильские отношения в системе международных отношений XXI века» в сборнике статей «Общество и политика современного Израиля» под редакцией А. Д. Эпштейна позволили рассмотреть политическую ситуацию в Израиле накануне выборов 1996 и 1999 гг., общественное мнение относительно палестино-израильского урегулирования, программные заявления израильских лидеров, основные противоречия в палестино-израильских отношениях.

При оценке влияния проблемы Иерусалима на палестино-израильские переговоры об окончательном статусе неоценимую помощь оказала работа Носенко Т. В. «Иерусалим».

При написании исследования помогли некоторые авторефераты диссертаций: Шевелева М. В. «Процесс палестино-израильского урегулирования (1991 – 2001 гг.)», Чистяков А. Ф. «Современный мирный процесс на Ближнем Востоке и роль России», Рыжов И. В. «Государство Израиль в системе международных отношений второй половины XX века», в которых в общих чертах, схематично отображены важные положения, касающиеся палестино-израильских отношений в 1993 – 2000 гг.

Неоценимую помощь оказала периодическая печать, пресса, где содержалась информация о трактовке событий, оценка иностранных лидеров, их предложения по урегулированию палестино-израильского конфликта, оценка двух и многосторонних встреч.

Таким образом, изучив литературу, можно сделать вывод о том, что основная масса сведений по данной проблеме предоставлена периодической печатью. Пресса является главным источником информации в освещении данного периода событий, которая не нашла еще своего отражения в литературе. Что касается степени разработанности темы в изученной научно-исследовательской литературе можно говорить о том, что накоплен немалый опыт изучения данной проблемы, однако, комплексные, обобщающие труды по изучению палестино-израильских отношений отсутствуют. К тому же изучение вышеперечисленных исследований позволяет сделать вывод о том, что большинство из них политизированы и подходят к рассмотрению данной проблемы односторонне. В целом, проблема остается спорной и малоизученной.

Источниковуюоснову данной работы составил комплекс разнохарактерных, но взаимодополняющих документов на русском и английском языках. Это документы международных организаций и конференций, касавшихся палестинской проблемы; палестино-израильские договоры; речи и выступления государственных и политических деятелей; мемуары политических и общественных деятелей.

Основными неопубликованными источниками в электронном виде, находящимися в сети Интернет и позволяющими рассматривать палестино-израильские отношения, являются договоры между Израилем и палестинцами: Декларация принципов о временных мерах по самоуправлению от 13 сентября 1993 г., соглашение «Газа – Иерихон» от 4 мая 1994 г., Уай – Ривер Меморандум от 23 октября 1998, Меморандум в Шарм аш-Шейхе от 4 сентября 1999 г. Данные договоры и их анализ помогают выявить основу, на которой строились дипломатические отношения между сторонами на протяжении изучаемого периода, главные параметры сотрудничества, основные противоречия.

Неоценимое значение имеют документы ООН: резолюция № 242 Совета Безопасности ООН от 22 ноября 1968 гг., резолюция № 338 Совета Безопасности ООН от 22 октября 1973 г. Достаточно значительная роль Израиля в работе этой организации делает совершенно необходимым использование этих источников в связи с палестино-израильским антагонизмом в ближневосточном мирном процессе и их влияния на отношения между сторонами, втянутыми в этот конфликт. В них содержится немаловажная информация, касающаяся позиции сторон мировой общественности, их итоговые решения, позиции руководства ООН.

Из опубликованных источников можно выделить Палестинскую национальную хартию от 1 – 17 июля 1968 г., которая позволяет определить ключевые позиции палестинцев на переговорах с израильтянами.

Также немаловажное значение при написании данной работы оказали мемуарная литература, относящаяся к повествовательным источникам. Именно они являются одними из важнейших источников по данной проблеме, так как отражают личностную (хотя, порой и субъективную) позицию участников переговоров, часто влияющую на принятие решений в сфере палестино-израильских отношений. Такие работы являются своеобразным свидетельством происходивших политических событий «изнутри» и дают не только субъективную, но и объективную оценку происходящим процессам в палестино-израильских отношениях и в политической жизни государства. В данной работе использованы мемуары Д. Шехтера «Рядом с премьер-министрами», которые позволяют взглянуть на премьер-министра Израиля в 1996 – 1999 г. Б. Нетаньяху с другой стороны и оценить его деятельность более объективно. Мемуары президента США Б. Клинтона «Моя жизнь» являются бесценным источником по данной теме. В этой работе рассматриваются позиции сторон накануне переговоров, проходивших при посредничестве США, анализируются причины и последствия принятия того или иного решения, оцениваются отношения между лидерами делегаций. Данная работа касается убийства И. Рабина, заключения Уай-Ривер Меморандума в 1998 г., переговоров в Кэмп-Дэвиде в июле 2000 г.

Изучение источников позволило сделать вывод о том, что данная тема сопровождается довольно обширным количеством различных источников, однако большинство из них размещены в электронном виде в сети Интернет, в то время как опубликованных источников не хватает.

ГЛАВА I РАЗВИТИЕ ПАЛЕСТИНО-ИЗРАИЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ В 1993 – 1995 гг.

1.1 Реализация Декларации принципов о временных мерах по самоуправлению в 1993 -1994гг. Соглашение «Газа-Иерихон»

В июле 1992 года к власти в Израиле пришла партия «Авода» во главе с Ицхаком Рабином и Шимоном Пересом. Первый из них во второй раз стал премьер-министром Государства Израиль (1992 – 1995), Перес же возглавил внешнеполитическое ведомство.

После 14 раундов изнурительных конфиденциальных переговоров в Осло 13 сентября 1993 года в Вашингтоне был подписан документ исторической важности палестино-израильская Декларация принципов о временных мерах по самоуправлению. Декларация принципов призвана была стать первым шагом на пути к мирному решению палестинской проблемы – ключевого элемента ближневосточного урегулирования. В Декларации принципов израильтяне и палестинцы пошли на значительные уступки друг другу. Она создала первые органы практического взаимодействия арабов-палестинцев и израильтян.[1] Достигнутое в Осло соглашение сделало возможным мирный процесс и создало основу для дальнейшего развития палестино-израильских отношений. Предусмотренное этим соглашением самоуправление и план вывода израильских войск с оккупированных территорий обеспечивали предпосылки для обретения палестинцами в будущем государственности. С точки зрения Арафата, самоуправление было жизненно необходимо для будущего Палестины как национального государства.[2]

Вместе с тем, особенностью палестино-израильского диалога стала идея отложенного статуса, которая сыграла неоднозначную роль в урегулировании. С одной стороны, установление сроков для окончательного решения проблемы (пять лет) давало перспективу переговорам. С другой стороны, главные противоречия между сторонами были сконцентрированы вокруг окончательного статуса, и отсутствие предварительных договоренностей о том, каким будет окончательный статус, углубляло недоверие между ними и неудовлетворенность достигнутыми результатами.

Генеральная Ассамблея ООН осенью 1993 года поддержала Декларацию принципов. Следует отметить, что третьи стороны часто используют внепереговорные инструменты для содействия мирному процессу. Среди этих инструментов и механизм оказания материальной помощи на реализацию договоренностей, достигаемых в ходе переговоров. Так, 1 октября 1993 года в Вашингтоне была проведена международная конференция на уровне министров иностранных дел и финансов, на которой были согласованы подходы в вопросе об оказании международной донорской помощи формирующимся структурам палестинской национальной автономии в размере 600 млн долларов на первый год и более 2 млрд долларов в предстоящие пять лет.[3] Было решено создать Временный координационный комитет в составе РФ и США, как коспонсоров, а также ЕС, Японии и Норвегии, Израиля, Иордании, Египта, Саудовской Аравии и палестинцев.[4] Такого рода действия также играли и играют стабилизирующую роль в отношении мирного процесса.

Арафат возлагал огромные надежды на помощь мирового сообщества: «Сейчас многое зависит от международного сообщества. Свою часть дела мы сделали, предприняв трудный и смелый шаг. Теперь мир должен поддержать, вернее, отстоять это начинание. Он должен позволить нам пойти вперед, поддержать нас морально, политически и экономически».[5] Следует отметить, что беспокойство Арафата было не только экономического свойства. После подписания соглашения внутренняя оппозиция перешла от тихого недовольства к открытой критике. Она обвиняла лидера ООП в том, что он подписал «хрупкий и шаткий мир».[6]

Однако в Израиле также было не все спокойно. К привычной и открытой критике Ликуда и некоторых религиозных партий добавились высказывания президента Эзера Вейцмана и протесты некоторых военных кругов, опасавшихся за безопасность страны. Особо тревожные вести поступали с оккупированных территорий, где отдельные группы израильских поселенцев пришли в состояние сильного возбуждения и считали Рабина и Переса «предателями».[7]

Несмотря на все Рабин, Перес и Арафат понимали, что отойти от соглашения было невозможно, так как это означало конец их политической карьеры и отказ от всякой перспективы мирного сосуществования для их народов, идти же вперед можно было лишь при расширении согласия и поддержки. Для их обретения Арафат должен был действовать быстро и доказать на фактах жизненную важность соглашения. Рабин и Перес вынуждены были поступать крайне осторожно в выполнении своих обязательств. Таким образом, обе стороны были заинтересованы друг в друге, но их интересы не совпадали, что не замедлило выясниться с первых же встреч комиссий, уполномоченных разработать мероприятия по реализации Декларации принципов. Передача власти Палестинской национальной администрации (ПНА) по отдельным вопросам гражданского управления происходило крайне медленно, с различными отсрочками и отставаниями, а передислокация израильских войск из Газы и Иерихона в целях предоставления возможности новым силам палестинской полиции приступить к своим обязанностям, которая на основе Декларации принципов должна была произойти до 13 декабря 1993 года, откладывается на более поздний срок.[8]

Следует отметить, что к концу 1993 – началу 1994 гг. начинают происходить определенные изменения, касающиеся сущности и направленности российской ближневосточной политики. Если ранее, в связи с внутренними трудностями в течение ряда лет Россия не давала свидетельств сколь-либо активной восточной политики, была несколько отстранена от решения многих вопросов и шла в фарватере политики США, которые в этот период времени играли роль «первой скрипки» на Ближнем Востоке, то постепенно российский фактор в палестино-израильских начинает оказывать все более важное значение на мирный процесс. «Крен» российской дипломатии в пользу Запада и США воспринимался подчас болезненно, поэтому отход от однозначного одобрения действий США и сдвиг в сторону большей самостоятельности в ближневосточной политике вызывал благоприятные ответные шаги прежде всего в государствах антиамериканской ориентации.[9] Специфика ситуации для России на Ближнем Востоке на этапе мирного процесса состояла в том, что перемены в России совпали с переменами в регионе и адаптация к новой ситуации на Ближнем Востоке, динамично меняющейся по ходу переговоров, происходила, происходила в условиях продолжающегося процесса самоидентификации России и формирования ее внешнеполитической доктрины.[10]

На всем протяжении мирного процесса воздействие внепереговорных факторов на переговорную ситуацию было и остается очень сильным. Причем, внепереговорные факторы играли и позитивную и негативную роль в отношении переговоров. Их все можно разделить на внутренние для сторон (внутриполитические) и внешние (роль коспонсоров, поведение внерегиональных сторон, взаимоотношения участников переговоров с третьими сторонами).[11]

Ярким примером являются события в Хевроне, которые усугубили трудности переговорного процесса. 25 февраля 1994 года ворвавшийся в мечеть Аль-Ибрагими в Хевроне житель соседнего израильского поселения Кирьят-Арба, член правоэкстремистской израильской группировки «Ках» Барух Гольдштейн открыл беспорядочную стрельбу из автомата, в результате чего было убито 63 человека и около 270 ранены. Исполком ООП направил срочную жалобу в Совет Безопасности ООН, требуя принять меры для защиты населения оккупированных территорий.[12] Эти события через проблему обеспечения безопасности для палестинского населения вынесли в приоритеты переговоров вопрос о международном наблюдении, который по «Декларации о принципах» рассматривался в контексте организации выборов в палестинский Совет.[13] Причем, договоренность Израиля и ООП о мерах безопасности для Хеврона, в т. ч. направлении международных наблюдателей в этот район, была достигнута на базе резолюции № 904 Совета Безопасности ООН от 18 марта 1994 г., что означало, во-первых, подключение Совета Безопасности к мирному процессу на Ближнем Востоке, и, во-вторых, введение в переговоры тематики, упреждавшей ранее согласованный порядок реализации самоуправления.[14] В апреле в Афуле и Хадере, на израильской территории, террористы-камикадзе из ХАМАСа врезались на машинах, начиненных взрывчаткой, в рейсовый и туристический автобусы. В результате этого теракта погибло 16 человек, около 70 было ранено.[15] Стремясь продолжить переговоры, Рабин предупредил что подобные акты терроризма не пугают правительство Израиля и не отвратят его от поисков соглашения с ООП. В ответ группа видных палестинцев, настроенных оппозиционно по отношению к Арафату, во главе с Хейдаром Абдель-Шафи в конце апреля распространила заявление с изложением своей позиции, где говорилось, что «соглашение с Израилем не мешает палестинскому народу вести продолжать борьбу против израильских оккупантов».[16] Таким образом, все эти террористические акты свидетельствуют о том, что противники мирного урегулирования, как среди палестинцев, так и среди израильтян, всяческими способами пытались сорвать переговоры и похоронить мирный процесс. Однако вышеперечисленные террористические акты актуализировали идею перехода к переговорам сразу по вопросам постоянного статуса, по крайней мере в том, что касается израильских поселений на Западном берегу р. Иордан и в секторе Газа.

4 мая 1994 года в Каире встретились Рабин и Арафат, приглашенные президентом Египта Хосни Мубараком вместе с У. Кристофером, А. Козыревым и 2500 других гостей на торжественную церемонию подписания окончательного текста соглашения по началу осуществления проекта самоуправления палестинцев в секторе Газы и районе Иерихона («соглашение Газа-Иерихон»).[17] В соглашении отмечалось, что мероприятия, которые будут предприняты в отношении районов Газы и Иерихона, являются составной частью мирного переговорного процесса и вытекают из стремления реализовать положения Декларации принципов.[18]

Принятым документом предусматривался «ускоренный и плановый» вывод израильских войск из Газы и Иерихона в течение трех недель, начиная с момента подписания соглашения. Отмечалось, что произойдет передача полномочий палестинским властям в гражданских сферах, при этом израильские органы гражданской администрации будут распущены, израильские органы гражданской администрации будут распущены, а израильские военные структуры покинут эти территории. Создавались смешанные органы – Совместный комитет по координации и два региональных подкомитета – для района Газы и территории Иерихона.[19]

Палестинская сторона получала право на создание своего административного органа в составе 24 человек, полномочия которого «комплексно» охватывали вопросы издания законов и других актов, функции исполнительной, а также судебной власти. В юрисдикцию Администрации не входили вопросы внутренней безопасности и общественного порядка на территории израильских поселений, а также израильских военных объектов. В целом, израильские граждане были выведены из-под юрисдикции палестинских властей. Было подтверждено положение о том, что Палестинская Администрация не будет обладать полномочиями в области внешних связей, включая создание посольств или консульств других государств. Вместе с тем, Организации Освобождение Палестины разрешалось ведение переговоров и подписание следующих типов соглашений с зарубежными государствами или организациями в интересах Палестинской Автономии:

· соглашения в области экономики;

· соглашения со странами-донорами в целях реализации проектов помощи Палестинской Автономии;

· соглашения в интересах осуществления планов регионального развития в контексте выполнения Декларации принципов или соглашений, разработанных в рамках многосторонних переговоров;

· соглашения в области культуры, науки, образовании.[20]

В соглашении специально было оговорено, что вышеприведенные виды взаимодействия Палестинской Национальной Администрации и представителей иностранных государств и международных организаций, равно как и организация в районах Газы и Иерихона – в рамках такого сотрудничества – их представительств «не будут рассматриваться в качестве международной деятельности».[21]

Также в соглашении признавалось право Палестинской Администрации на издании законов и других правовых актов. Соглашением четко была определена «зона ответственности» каждой из сторон в вопросах обеспечения безопасности. Палестинская Администрация получала право на создание «сильных полицейских сил». Израильтяне оставили за собой функции «защиты против внешних угроз», включая охрану границы с Египтом и Иорданией, защиту морских рубежей и воздушного пространства. Также израильская сторона продолжала осуществлять защиту израильских граждан и израильских поселений. Создавался Совместный комитет по координации и взаимодействию в вопросах безопасности, а также три региональных отдела (в Газе, районах Иерихона и Хан Юниса). Также соглашение предусматривало создание специальных «безопасных переходов» между Газой и Египтом, Иерихоном и Иорданией, а также между Газой и районом Иерихона.[22]

Стороны согласились предпринять некоторые «меры доверия». В данном случае подразумевались такие мероприятия, как освобождение палестинских заключенных (называлась цифра в 5 тысяч человек в течение 5 недель). Израильтяне и палестинцы согласились на размещение на временной основе иностранных наблюдателей и другого персонала (до 400 человек) из 5 – 6 иностранных стран-доноров. Были названы конкретные населенные пункты, в которых предполагалось иметь такого рода иностранное присутствие (Иерихон, Джабалийа, Хан Юнис, Рафах идр.).[23]

С момента подписания данного документа начался отсчет пятилетнего переходного периода, по истечению которого в соответствии с Декларацией принципов должен быть решен весь комплекс палестино-израильских отношений.

Ицхак Рабин хорошо отозвался о проделанной работе и достигнутых договоренностях, но призвал не впадать в преждевременный оптимизм, потому что возникнет «явное сопротивление тому, что мы делаем».[24] Ясир Арафат пошел по пути выражения надежды на будущее: « То, чего мы с вами добились сегодня, - это первый шаг на пути, в конце которого нас ждет Палестинское государство со столицей в Иерусалиме и полный уход Израиля с оккупированных палестинских территорий».[25] Осторожность обоих лидеров была оправданна, так как соглашение вызвало ярость израильских поселенцев и националистических религиозных партий, фундаменталисты ХАМАСа объявили о введении двухдневного траура в знак протеста против соглашения в Каире. Международное сообщество, напротив, искало конкретные способы для поддержания процесса мира. В частности, США создали экономическую комиссию совместно с Израилем, Иорданией и палестинскими властями для разработки проектов развития в регионе, а Европейское сообщество «подтвердило свое намерение оказать дальнейшую помощь в деле позитивного завершения процесса мира».[26]

13 мая израильские войска и гражданские власти покинули Иерихон, а спустя четыре дня они ушли из Сектора Газа. Дальнейшим шагом, который должен был предпринять Ясир Арафат, было формирование правительства, что создавало дополнительную напряженность в ООП. Лидеру ООП необходимо было представить 24 члена правительства, но соблюсти правильную пропорцию было сложно. За бортом оказались НФОП (Национальный фронт освобождения Палестины) и ДФОП (Демократический фронт освобождения Палестины), отвергавшие Каирское соглашение, экстремистские движения (ХАМАС, Исламский Джихад и др.). Отказались от постов видные палестинские политические деятели Хейдар Абдель-Шафи и Ханан Ашрави. Углубился разлад с тунисской группой, тяготевшей к Фаруку Каддуми. В результате Арафат остановился на золотой середине. Сначала он решил, что из общего числа членов правительства 13 будут представлены людьми от территорий и 11 привлеченными извне. Затем он отобрал всего 15 кандидатур, специально оставив вакантные места для противников переговоров в надежде перетянуть их со временем на свою сторону. Также Арафат удовлетворил христианское меньшинство, предоставив ему 2 места и выбрав представителей наиболее умеренных позиций. Фейсалу Хусейни было поручено заведовать «иерусалимскими делами», которыми тот мог бы заниматься, поселившись в «Ориент-хаусе» в старой части Иерусалима.[27] Таким образом, было сформировано первое правительство палестинского государственного образования.

Несмотря на успехи в продвижении мирного процесса положение, в первую очередь экономическое, на Западном берегу и в Секторе Газа оставалось очень тяжелым. Обещанная экономическая помощь мирового сообщества оказалась недостаточной для вывода страны из тяжелого экономического состояния. Как пишет А. Рубби: «Председатель ПНА в отчаянии обращался к США, Всемирному банку, ЕС с просьбой выполнить обязательства, которые они на себя взяли в Вашингтоне и Каире. Но помощь поступала по каплям».[28] Американцы и европейцы разрабатывали различные широкомасштабные проекты, реализация которых было не минутным делом, а палестинцам необходима была помощь здесь и сейчас.

Для того чтобы ускорить реализацию Каирского соглашения и вместе с тем быстрее добиться международной экономической помощи летом 1994 года начался ряд встреч между Арафатом и Рабином, Пересом на перевале Эрец, пограничном пункте между Израилем и Газой. Однако переговоры продвигались очень медленно и к осени 1994 г. единственной частью Каирского соглашения, которую удалось осуществить, стала передача власти ПНА в области здравоохранения, труда, туризма, образования, социального обеспечения и казначейства. Накалу обстановки способствовала новая волна преступлений и террористических актов. В ответ на эти действия решил прибегнуть к жестким мерам в отношении экстремистов, пытающихся сорвать реализацию соглашения. Он потребовал сложить оружие, арестовал более 160 боевиком Исламского Джихада, закрыл исламский университет и ввел цензуру в фундаменталистских газетах.[29] Таким образом, Арафат по выражению Валида Джумблата превратился в «жандарма соглашения».[30] В конце октября 1994 г. президент США Билл Клинтон посетил Каир, где он вел переговоры с президентом АРЕ Мубараком и Ясиром Арафатом. Затем он полетел в Вади-эль-Араба на подписание израильско-иорданского мирного договора, а после Амман и Дамаск. В конце своего вояжа Клинтон прибыл в Израиль, где выступил в кнессете.[31] Эта поездка призвана была показать заинтересованность США в скорейшем урегулировании арабо-израильского конфликта и поддержке мирного процесса.

Следует отметить, что в октябре 1994 г. между Израилем и Иорданией было заключено соглашение, которое способствовало решению многих проблем существовавших между двумя государствами. В начале 1995 г. они обменялись послами. Представительства в Израиле открыли восемь арабских стран , в том числе Марокко, Тунис, ОАЭ, Оман, Катар, Бахрейн и другие.[32] Это событие также оказало огромное влияние на развитие ближневосточного мирного процесса и урегулирование палестино-израильского конфликта как составляющего компонента ближневосточного урегулирования, так как показало, что диалог между евреями и арабами возможен.

В 1994 гг. Рабину, Пересу и Арафату была присуждена Нобелевская премия мира. Однако, несмотря на достижение важных соглашений, касающихся урегулирования палестино-израильского конфликта, это событие не отражало реального положения вещей, так как большинство пунктов этих соглашений еще не были реализованы. Не совсем понятно снижение интереса Европейского союза к осуществлению соглашения между Израилем и ООП. Существовало обязательство, взятое на себя ЕЭС 29 октября 1994 г. « в отношении поддержки мира путем предоставления политических, экономических и финансовых средств в виде совместных действий Союза», а также подтвержденное 11 декабря в отношении « важной роли, которую Союз должен сыграть в Группе связи adhoc в целях координации ее программ помощи, осуществляемых, по возможности, в тесной увязке с программами других стран и организаций, действующих в регионе».[33] Но все это делалось крайне медленно, с бюрократическими проволочками. Отдельные европейские правительства также не проявляли особого беспокойства.

1.2 Соглашение «Осло-2» и его значение

В 1995 г. продолжались палестино-израильские контакты, направленные на выработку и документальное закрепление договоренностей по ключевым вопросам переходного периода (выборы палестинского Совета, передислокация израильских войск и др.), а также определения сроков начала переговоров по окончательному статусу. В первые месяцы 1995 г. продолжались террористические акты, строительство, хотя и в замаскированной форме, израильских поселений, что негативно сказывалось на ходе палестино-израильских переговоров. Рабин так определил одной фразой трудности продвижения вперед: «Израильтяне обеспокоены терроризмом, палестинцы оккупацией».[34] Вопрос о поселениях являлся камнем преткновения на переговорах. Израильское правительство утверждало, что речь идет не о новых поселениях, а лишь о самовольном их расширении поселенцами и что государственное строительство велось лишь по линии инфраструктур. Также в этот период продолжалась постепенная «евреизация» Иерусалима. Правительство Рабина заверяло, что экспроприаций больше не будет, «если не считать того, что уже делается для строительства четырех больших дорог в объезд арабских населенных пунктов и для обеспечения более надежных путей сообщения для поселенцев».[35] То есть предстояло новое изъятие земель у крестьян, что не могло не вызвать недовольство палестинцев.

Одним из немногих результатов, достигнутых в ходе многочисленных встреч в Эреце, встречи в верхах в Каире с участием Мубарака и короля Иордании Хусейна, помимо Рабина и Арафата, был переход контроля к ПНА за мечетями и храмами в Трансиордании и Иерусалиме.

В марте 1995 г. состоялась поездка по странам Ближнего Востока министра иностранных дел России А. В. Козырева, в ходе которой он посетил Египет, Сирию, Израиль, Ливан, а также провел переговоры с лидером палестинцев Ясиром Арафатом. Основной темой контактов с руководителями ближневосточных стран вновь была активизация процесса арабо-израильского урегулирования при более активном российском посредничестве. Хотя в ряде стран, которые посетил А. Козырев, в целом позитивно отнеслись к идее возврата к «биполярности» в ближневосточном процессе, когда не только США, но и другая великая держава – Россия, инициируют и гарантируют различные шаги по примирению сторон, российская дипломатия все же была далека от достижения «паритета» с США в плане влияния на региональные дела, включая урегулирование арабо-израильского конфликта.[36]

В этих условиях возобновились напряженные и непримиримые дебаты в ООП между сторонниками обретения автономии и теми, кто отрицал любые контакты с Израилем. С большим трудом Арафату удалось собрать в Каире 9 членов Исполнительного комитета из 18 и получить от них мандат на проведение переговоров, которые, как он сам признавал, зашли в тупик.[37]

В начале мая 1995 г. положение Арафата еще более ухудшилось. Израильское правительство объявило об экспроприации 53 гектаров в арабской части Иерусалима и 120 гектаров в ближайшей округе, что вызвало взрыв негодования палестинцев и Арафата в том числе.[38] Наступил кризис отношений с Израилем, и перед лицом выступлений со стороны палестинцев Арафат вынужден был признать, что и с его стороны были допущены ошибки в реализации соглашений. Проект резолюции ООН, осуждавший это решение израильского правительства, не прошел из-за американского вето, хотя за него проголосовали 14 стран.[39] Также следует отметить тот факт, что в конце июня 1995 г. ливийский лидер Муамар Каддафи встречался с генеральными секретарями нескольких левых и левоцентристских палестинских организаций для обсуждения предложения о создании новой ООП, поскольку арафатовское руководство «окончательно забрело в тупик».[40]

Таким образом, середина 1995 г. была опасным периодом. Вопрос стоял так: либо удастся преодолеть взаимные нападки и обвинения, недоверие и отставание в решении острых вопросов и добиться значительного ускорения переговоров по выполнению второго этапа соглашения, либо все здание договоренностей, подписанных в Осло и в последующее время, развалится.

С июня по сентябрь 1995 г., вплоть до окончательного достижения «временного соглашения», подписанного в Табе 24 сентября, проходили непрерывные встречи, обсуждения, уточнения каждого пункта. Особое значение имел конфиденциальный канал связи между двумя сторонами в столице Норвегии Осло. Делегации, состоявшие из нескольких десятков экспертов и советников под руководством израильтянина Ури Савира и палестинца Абу Алаа, разработали в этот период времени документ - Временное соглашение по Западному берегу и сектору Газы, которое называют также соглашением «Осло – II».[41] Следует отметить, что переговоры между израильтянами и палестинцами в этот период времени проходили весьма неровно, постоянно перемежаясь с терактами, проводимыми экстремистами с обеих сторон, не отказавшимися от намерения провалить мирные соглашения.

4 июля 1995 г. Шимон Перес отправился в Газу для встречи с Арафатом. Предполагалось провести черту под договором «Осло – 2», предусматривавшим передачу под палестинское управление Западного берега и одновременный вывод оттуда израильских войск. Согласно этому плану, Западный берег с течением времени полностью переходил под юрисдикцию палестинских властей.[42]

В августе 1995 г. в туристическом городке Таба в Египте стало возможным определить условия соглашения по второму этапу автономии. Речь шла о переходе всех гражданских и административных властей ПНА, передислокации израильских войск и передаче ПНА главных городов Трансиордании – Дженина, Эль-Халиля, Тулькарма, Наблуса, Вифлеема и Рамаллаха и более 420 деревень, освобождении 5 тысяч заключенных (из них 960 – при подписании соглашения, часть – накануне выборов и остальные – на основе принципов, которые будут установлены в дальнейшем); перераспределении водных ресурсов при удвоении запасов воды, выделенных для палестинцев; передаче палестинской стороне охраны и заведования религиозными местами; выборах Палестинского совета и президента Исполнительного комитета Совета, которые должны быть намечены дней через 20 после окончания передислокации израильских войск, проведении с мая 1996 г. переговоров в отношении постоянного статуса, который должен будет рассмотреть вопросы, касающиеся Иерусалима, беженцев, поселений, границ и сотрудничества в регионе.[43]

Самым сложным и трудным был вопрос, связанный с городом Хевроном, где проживали 415 поселенцев, которых Израиль собирался взять под свою охрану. Другим сложным для решения вопросом была проблема, касавшаяся права голоса палестинцев, поживавших в Восточном Иерусалиме, и проведения там выборов. Предоставить им такие же права, как и в других городах, означало бы для Израиля поставить под вопрос суверенитет над всем городом, на который он претендовал. Для палестинцев же согласиться с их отстранением от голосования означало бы отказ от прав, которых они добивались для арабского населения Иерусалима.[44] В подтверждение серьезности намерений Израиль с 20 августа расширил сферы, передаваемые под управление палестинцев. К таким областям как образование, здравоохранение, налогообложение, туризм, социальная помощь, которые уже были переданы под управление палестинцев в течении года, добавлялись торговля, промышленность, сельское хозяйство, местное самоуправление, топливо, почтовые услуги, занятость, страхование, статистика. Благодаря американскому посредничеству предполагалось пойти еще дальше, но в Израиле назревало беспокойство по поводу подобного рода развития событий. По мнению «Ликуд», Рабин не имел права принимать такие решения, поскольку только поддержка арабов обеспечивала ему большинство в кнессете, на которое он опирался.[45]

Временное соглашение по Западному берегу и Сектору Газа было достигнуто 24 сентября в Табе и окончательно подписано в Вашингтоне 28 сентября 1995 года премьер-министром Израиля Ицхаком Рабином и Председателем ООП Ясиром Арафатом. В качестве свидетелей соглашение скрепили своими подписями министр иностранных дел Российской Федерации А. В. Козырев, госсекретарь США У. Кристофер, Президент Арабской Республики Египет Хосни Мубарак, король Иордании Хусейн, представители Норвегии и ЕС.[46]

Следует отметить, что за несколько часов до официальной церемонии подписания соглашения произошел инцидент, едва не поставивший крест на всех ранее достигнутых договоренностей. Президент США Б. Клинтон в своих мемуарах вспоминает о нем: «Рабин и Арафат встретились, чтобы поставит свои подписи на трех экземплярах приложения к соглашению, включавшего 26 карт, каждая из которых отражала тысячи согласованных сторонами решений относительно дорог, перекрестков, поселений и священных мест… На одной из карт Арафат обнаружил участок дороги, который был помечен как контролируемой Израилем, в то время как, по его убеждению, стороны договорились о его передаче под контроль палестинцев. Рабин и Арафат хотели, чтобы я помог разрешить этот спор… Через двадцать минут они согласились, что спорный перекресток должен находиться под контролем палестинцев… Рабин и Арафат в знак согласия пожали друг другу руки, а потом подписали имевшиеся карты, так что с юридической очки зрения они закрепили неверную информацию о контроле над спорным перекрестком». [47] Клинтон считает, что «это явилось актом личного доверия, о котором совсем недавно нельзя было и мечтать».[48] Таким образом, это свидетельствовало о том, что процесс мирного урегулирования двигается в нужном направлении. Ведь Рабин во имя достижения соглашения пошел на уступки и серьезно рисковал. Оставалось надеяться, что передаче земель главную роль будет играть рукопожатие, а не ошибка на карте. Так оно в итоге и вышло.

Состоящий из основного текста и 7 приложений документ призван был определить порядок реализации Декларации принципов. В Преамбуле подчеркивалось, что Временное соглашение подписано в рамках мирного ближневосточного процесса, начатого в Мадриде. Разъяснялось, что термин «временный» в названии документа означает то, что его целью является решение вопросов, отнесенных к переговорам промежуточного «периода», то есть до начала переговоров об окончательном статусе палестинских территорий. Определялся и срок начала переговоров об окончательном статусе (вопросы израильских поселений, будущее Иерусалима, определение границ, международные отношения палестинского образования, судьба израильских поселенцев, которые проживали на территориях, передаваемых палестинской администрации) – не позднее 4 мая 1996 года.[49]

В тексте соглашения содержалось обязательство Израиля передать полномочия и ответственность от израильской военной и гражданской администрации Совету, который должен был быть сформирован палестинской стороной. До образования Совета его функции как распорядительного органа могли осуществляться Палестинской Администрацией, образованной в соответствии с Соглашением «Газа – Иерихон». Четко фиксировалось, что после формирования Палестинского Совета израильская гражданская администрация будет распущена, а военные власти отозваны.[50]

Глава 2 Соглашения устанавливала, что палестинский народ Западного Берега и района Газы путем проведения демократических, прямых, свободных и всеобщих политических выборов избирает свой Совет и Главу Исполнительной Администрации.[51]

В соглашении признавалась взаимосвязь между выборами Совета и передислокацией израильских войск как необходимого условия проведения таких выборов. Отмечалось, что первая фаза передислокации израильских войск должна включать населенные районы Западного Берега – города, деревни, лагеря беженцев и т.п. Дальнейшая передислокация должна была произойти после инаугурации Совета при том понимании, что создаваемая палестинская полиция возьмет на себя ответственность за внутреннюю безопасность и порядок.[52]

Территория Западного Берега и Газы должна была перейти под юрисдикцию Палестинского Совета в течение 18 месяцев после его избрания. Все территории, подпадающие под действие Соглашения, были разбиты на три категории: «А» - и «Б» (передававшиеся палестинским властям населенные районы уже на данном этапе) и «С» (районы, которые будут передаваться только в контексте переговоров об окончательном статусе).[53]

Предусматривалось, что созданные в соответствии с соглашением по Газе и Иерихону палестинские полицейские силы войдут в дальнейшем в интегрированные полицейские силы. Отмечалось, что помимо сил полиции и израильских вооруженных сил на территории Западного Берега и района Газы не будет разрешена деятельность каких-либо других военизированных формирований. Также оговаривались взаимные обязательства сторон по предупреждению враждебных актов по отношению к каждой из них. «Израиль и Палестинский Совет, - отмечалось в документе, - должны стремиться развивать взаимопонимание и взаимную терпимость и воздерживаться от нападок, включая ведение враждебной пропаганды друг против друга».[54]

Также Соглашение предусматривало создание совместного израильско-палестинского комитета связи из равного числа палестинцев и израильтян. Ему вменялось в обязанность рассматривать вопросы выполнения Соглашения и осуществления соответствующего мониторинга. Предусматривалось также создание «переходов» между палестинскими территориями и Израилем.[55]

Вопросы, касающиеся израильских поселенцев Хевроне и права голоса палестинцев Восточного Иерусалима, были решены следующим образом. В Хевроне должна была остаться на время переходного периода часть израильских солдат исключительно для защиты поселенцев, тогда как ПНА брала на себя полный контроль 85 % городской территории; палестинское население Иерусалима могло бы проголосовать в 5 почтовых отделениях, а их заполненные бюллетени были бы в специальных конвертах направлены в окрестные деревни и там подсчитаны.[56]

Временное соглашение по своему характеру «перекрывало» и заменяло соглашение «Газа – Иерихон». Его значение во многом определялось тем, что в нем четко была зафиксирована дата начала переговоров об окончательном статусе – 4 мая 1996 года. Таким образом, Арафат и Рабин сумели сделать реальный шаг на пути к миру. Израильский премьер-министр сказал по этому поводу: «Отныне рядом с Израилем появится палестинское образование».[57] Соглашение было с восторгом принято американцами и европейскими правительствами. Однако договор не удовлетворил ни израильтян ни палестинцев: палестинцев, потому что вывод израильских войск растянется на многие месяцы, что еврейские поселенцы не подпадают под палестинскую юрисдикцию; израильтян, потому что их не устраивал переход к более современной системе контроля над палестинскими территориями, потому, что израильские поселенцы не намерены подчиняться предписаниям палестинских автономных властей.[58]

Арафат на обратном пути из Вашингтона остановился в Тунисе для того, чтобы представить текст соглашении на рассмотрение ООП. Ему удалось добиться «принципиального» согласия, но число недовольных было достаточно велико. В Израиле президент Израиля Вейцман раскритиковал Рабина за то, что тот «слишком поторопился» и пошел «на слишком большие уступки». В кнессете развернулись бурные дебаты, в ходе которых два лейбористских депутата, что они будут голосовать против соглашения. Рабину пришлось выдвигать ультиматум: «Голосуйте «за», или я ухожу в отставку». В конце концов, соглашение было ратифицировано лишь с перевесом в 2 голоса (61 против 59).[59] Однако оппозиция в Израиле нарастала, и 28 октября на митинге в Иерусалиме Рабин был объявлен предателем еврейского государства.

Также в ходе дебатов, предшествовавших ратификации договора в кнессете, представители израильского правительства раскрыли некоторые детали договоренности с палестинской стороной, которые давали основание говорить о постоянном израильском «прессинге», которому подвергалась палестинская делегация в вопросе о выводе войск Израиля. Таким образом, по выражению Е. Д. Пырлина: «Получается своеобразный замкнутый круг: вывод израильских войск затягивается, что льет воду на мельницу палестинских экстремистов, подталкивает их на все новые террористические акции, что в свою очередь дает израильтянам необходимые аргументы для оправдания своей тактики затяжек и проволочек».[60] При этом израильтяне постоянно ссылались на «соображения безопасности», они требовали, чтобы соответствующие палестинские власти приняли решительные меры против вооруженных противников палестино-израильского урегулирования. Поэтому выход был только в ускорении мирного процесса.

Палестинский лидер очень рассчитывал на Западную Европу в деле оказания необходимой помощи для поддержки усилий палестинского самоуправления. Он просил, чтобы Европейский союз взял на себя большую политическую ответственность. Усилия европейцев в оказании помощи были гораздо значительней, но политическую роль играли главным образом американцы. ЕС добивался стабильности, но условием последней было укрепление мирного процесса, которого можно было достичь лишь с помощью большего политического присутствия в регионе всех заинтересованных сторон.[61]

Дальнейшее развитие событий на палестинском направлении происходило в очень сложных условиях. 4 ноября 1995 года на самой большой площади Тель-Авива, названной в честь иудейских царей, двумя выстрелами в упор (с расстояния 1,5 метра) был смертельно ранен 73-летний премьер-министр Израиля Ицхак Рабин. Убийца – 25-летний студент юридического факультета, член правонационалистической еврейской организации Игаль Амир был схвачен на месте преступления и позднее приговорен к десяти годам тюремного заключения.[62] Убийство Рабина явилось ужасным ударом для всего израильского общества, вызвало растерянность в сознании людей. На скамье подсудимых оказались правые из религиозных групп и Ликуда, которые несли тяжелую за развязанную ими пропаганду ненависти и идеологически вооружили убийцу.

Однако уже через два дня после трагического убийства страна собралась с силами. Тело Рабина было выставлено в переднем дворе кнессета. Почти миллион человек прошел мимо гроба днем и вечером 4 ноября и утром следующего дня. В траурной церемонии прощания с Рабином на горе Герцла приняли участие многие крупные политики. Даже от арабского мира присутствовали не только Мубарак и Хусейн, но и министры Марокко, Мавритании, Омана, Катара. Всего проститься с Ицхаком Рабином приехали представители более 80 стран.[63] Особенно тяжело смерть Рабина переживал Клинтон. Он указывает, что «у нас с Рабином сложились очень тесные отношения, для которых были характерны искренность, доверие и удивительное взаимопонимание. Мы стали друзьями и это была уникальная дружба – дружба двух людей, которые сообща борются за то, что считают важным и правильным… К тому времени, когда он был убит, я любил его так, как любил очень немногих людей в моей жизни».[64]

Три дня спустя Ясир Арафат в сопровождении Абу Мазена прилетел прямо в Тель-Авив и пришел в дом Рабина, чтобы лично выразить его вдове соболезнования от своего имени и от имени палестинского народа. (Рубби, 342)

Произнося свою речь, внучка И. Рабина Ноа Бен Артци-Пелоссоф сказала: «Дедушка, ты был костром, согревающим наш лагерь, и теперь мы остались одни во тьме и нам холодно».[65] Эти слова отражают то значение, то воздействие, которое смерть премьер-министра оказало на израильское общество и на весь мир. Многие политические наблюдатели отмечали, что позитивные изменения в израильской ближневосточной политике были связаны в первую очередь с твердой линией Рабина, направленной на деловое, взвешенное, сбалансированное решение всех составляющих проблемы ближневосточного урегулирования. Рабин стал одним из наиболее последовательных израильских сторонников мирного, политического решения всех давних и сложных, спорных вопросов арабо-израильских отношений. Лишившись лидера партия «Авода» стала более податливой перед лицом концентрированного давления на нее всех правых и клерикальных партий, которые возглавил блок «Ликуд».[66]

Уже вечером после убийства Рабина временно исполнять обязанности премьер-министра Государства Израиль стал Шимон Перес. Он заявлял о намерении руководства страны выполнять все достигнутые ранее договоренности. Но внутри Израиля усилилось влияние правых и экстремистских, в том числе, религиозных партий и групп, критиковавших правительство за «политику уступок» в отношении арабов. Тем не менее, выполнение положений Временного соглашения было продолжено. В период с 13 ноября по 27 декабря 1995 года израильские войска покинули шесть городов на Западном берегу (Вифлеем, Дженин, Калькилия, Наблус, Тулькарм, Рамаллах) и властные функции перешли к палестинской полиции и местному самоуправлению.[67] Освобождение сел и городов Трансиордании означало первый настоящий и крупный результат переговоров, начатых два года назад в Осло. А. Рубби пишет: «Теперь можно было сказать, что ставка на мир с Израилем была сделано правильно, что мира нельзя было добиться экстремистским крайностями и радикальными наскоками. Поэтому Арафат мог требовать от самых непримиримых и недоверчивых сложить оружие и обратить свои усилия на мирное строительство новой Палестины».[68] Крупные народные демонстрации в каждом городе, освобожденном от оккупации, были для Арафата своего рода разгоночным треком для выборов, намеченных на 20 января 1996 года. Желая для себя мира, спокойствия, полноценного гражданского статуса в своем государстве, возвращения беженцев на родину и т. д., палестинцы поддерживали свое руководство постольку, поскольку доверяли его способности обеспечить все это путем переговоров.[69] Мало кто сомневался, что народ выберет Арафата, настолько были велики его популярность и оказываемая ему поддержка. В президентских выборах у него был только один соперник: 72-летняя Самилха Халиль. Она понимала, что не может рассчитывать на победу, но ей хотелось утвердить некоторые пункты своей программы, которые, на ее взгляд, могли быть использованы в будущем Палестинским советом: улучшение соглашений, достигнутых в Осло, создание демократической политической системы, подготовка условий возвращения палестинцев, уехавших в другие страны, утверждение прав женщин. [70]

Выборы на 1697 избирательных участках прошли «относительно спокойно и без существенных нарушений», как отметили 650 международных наблюдателей, специально съехавшихся в Палестину.[71] Спокойствие было бы абсолютно полным, если бы в Хевроне и особенно Иерусалиме в выборы не вмешались правые еврейские элементы, пытавшиеся организовать демонстрации против голосования и помешать избирателям прийти на избирательные участки. Несмотря на эти эпизоды, глава международных наблюдателей, швед Карл Лидбон, заявил, что «результаты могут считаться точным отражением воли избирателей».[72] Результаты голосования превзошли все ожидания. 79,9 % из чуть более одного миллиона зарегистрированных избирателей пришли к избирательным урнам. Однако в Восточном Иерусалиме в выборах приняло участие не более 30 % жителей, имевших право голоса, что было вызвано давлением израильских властей на иерусалимских арабов посредством косвенных рычагов. Израильтяне предупреждали, что участие в выборах может поставить под сомнение привилегированный статус арабов, которым они пользовались в качестве израильских резидентов. Прежде всего, это касалось доступа к различным программам национальной системы социального обеспечения, а также обладания израильским удостоверением личности, обеспечивающим полную свободу передвижения, в отличие от статуса арабских жителей Западного берега и Сектора Газа.[73] В Газе к урнам явилось свыше 90 % избирателей, что стало полным провалом для ХАМАСа и необычно крупным успехом политики Арафата. 87 % голосов, отданных за Арафата, можно было рассматривать как своего рода народное одобрение его политики, но и в почти 10 % отданных за Самилху Халиль, и особенно в крупных личных достижениях таких кандидатов как Абдель Шафи в Газе и Ханана Ашрави в Иерусалиме, содержалось предупреждение о необходимости сдерживать возможные авторитарные поползновения и считаться с особо насущными потребностями, такими как права женщин и гражданские права.[74] Среди 88 избранных в Палестинский совет большинство избранных отражало точку зрения Фатха, хотя и там были представители политических и религиозных меньшинств, а также отдельные сильные личности, вряд ли поддававшиеся приручению. Палестинский совет был избран для работы в переходный период, который, как утверждал Абу Мазен, закончится «провозглашением палестинского государства».[75] Этот период должен был продолжаться максимум три года, в течение которых надлежало обсудить ключевые проблемы, касающиеся беженцев, израильских поселений, судьбы Иерусалима, границ, использования водных ресурсов, экономических отношений с соседями.

Начался новый этап развития ситуации на территории Палестины. Был образован орган самоуправления, легитимность которого признавали израильтяне. Вместе с тем, экономическая ситуация на палестинских территориях была крайне тяжелой (низкие темпы развития, высокий уровень безработицы и др.). Это создавало благоприятную среду для пропаганды экстремистских элементов. Следует отметить, что в конце 1995 – начале 1996 года значительно активизировались усилия международного сообщества по оказанию финансово-экономической поддержки палестинцам. В январе 1996 года в Париже состоялась Конференция по вопросам экономического содействия народу Палестины, которая приняла обстоятельный и конкретный план действий.[76] С этого момента началось строительство нового государства и новой системы отношений, основанных на сосуществовании и сотрудничестве с другими государствами и с другими народами региона.

Вплоть до весны 1996 г. израильтяне поддерживали с палестинцами закрытый диалог по проблемам урегулирования. Важнейшим вопросом, который рассматривался в ходе переговоров, были варианты решения иерусалимской проблемы. Во время этих закулисных контактов, в которых с израильской стороны участвовали доктор Я. Хиршфельд из университета Хайфы и бывший заместитель министра иностранных дел И. Бейлин, а со стороны палестинцев – заместитель главы Палестинской автономии Абу Мазен, обсуждалась идея включения арабского пригородного поселка Абу-Дис в муниципальные границы Иерусалима для последующего размещения в нем столицы Палестинского государства. Предлагалось выделить в Восточном Иерусалиме «еврейские округа» под управлением израильского муниципалитета и «арабские округа» в ведении палестинского муниципалитеты. Вопрос о суверенитете над Восточном Иерусалимом оставался открытым. Исходя из этого, израильтяне полагали, что палестинцы будто бы готовы смириться с утратой Восточного Иерусалима. В действительности палестинцы не отказывались от своей стратегической задачи возвращения под свой контроль всего Восточного Иерусалима, но пока использовали на переговорах тактику маневрирования.[77]

В создавшихся условиях было важно продолжить выполнение уже согласованных решений. 5 мая 1996 г. в египетском курортном местечке Таба, на южной оконечности Синайского полуострова, в соответствии с Временным соглашением было проведено первое заседание палестинской и израильской делегации по вопросам окончательного статуса. Израильскую делегацию возглавлял генеральный директор МИД Ури Савир, палестинскую – секретарь Исполкома ООП Абу Мазен. В церемонии по случаю открытия переговоров приняли участие представители коспонсоров ближневосточного мирного процесса Российская Федерации, США, ООН. ЕС, а также представители Японии и Норвегии. Палестинская и израильская стороны говорили о необходимости проявлять сдержанность и работать во имя достижения стабильного мира на Ближнем Востоке, что предполагало решение таких принципиальных вопросов, как определение статуса Иерусалима, будущего израильских поселений, проблемы беженцев, водных ресурсов. Требовалось также найти компромисс по проблеме полномочий в области внешних сношений и безопасности, которыми будут обладать палестинские органы власти. Палестинские представители подчеркивали важность решения всех оставшихся проблем переходного периода, включая передислокацию израильских войск, освобождение израильских заключенных, создание безопасных переходов между палестинскими территориями в Газе и на Западном берегу реки Иордана и др.[78] Встреча в Табе открывала возможности мирного процесса.

Таким образом, в рассматриваемый период времени наблюдаются попытки реализации Декларации принципов о временных мерах по самоуправлению, подписанной в 1993 г. Несмотря на активизацию экстремистов, сторонам все же удалось достигнуть консенсуса по многим вопросам промежуточного характера, заключить важные соглашения, предусматривающие реализацию отдельных статей и пунктов Декларации принципов, и вплотную приблизиться к переговорам по окончательному статусу. К сожалению, ценой этим соглашениям стало убийство одного из главных поборников мирного процесса премьер-министра Израиля И. Рабина. Тем не менее, достижения позволяли всему миру надеяться на дальнейшее развитие мирного процесса и, в конце концов, устранения палестино-израильского противоречий как составной части ближневосточного конфликта.


ГЛАВА 2 ПАЛЕСТИНО-ИЗРАИЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 1996 – 2000

2.1 Приход к власти Б. Нетаньяху и его политика

29 мая 1996 г. лидер блока Ликуд Беньямин Нетаньяху одержал победу на выборах в Израиле и заменил Шимона Переса на посту премьер-министра. Перес проиграл своему сопернику 0,6 % голосов, но эти немногочисленные голоса, как предсказывали многие политические наблюдатели, «по существу решили дальнейшую судьбу не только Израиля, но и всего мирного процесса на Ближнем Востоке».[79] Однако большинство мест в кнессете получила «Авода» (Партия труда) – 34 места. Нетаньяху сформировал коалиционное правительство, в которое вошли представители партий, отрицательно относящихся к договоренностям в Осло: религиозный блок, новая русская иммигрантская партия, центристская партия «Третий путь».[80] Исследователи отмечают тот факт, что победа Нетаньяху во многом была обусловлена резким ростом обеспокоенности израильтян проблемами обеспечения личной безопасности вследствие усиления палестинского терроризма. Таким образом, линия Ш. Переса – И. Рабина на мирное урегулирование палестино-израильского конфликта с позиции «территории в обмен на мир» победив на выборах 1992, в 1996 г. уступила «жесткой» линии Б. Нетаньяху.[81]

Следует отметить, что СМИ Израиля в ходе предвыборной кампании единодушно поддержали Переса, и поэтому представители прессы были весьма враждебно настроены к новому премьеру «укравшему» власть у Рабочей партии. Вследствие этого Нетаньяху старался быть предельно осторожным в своих высказываниях. Он постоянно снабжал журналистов новым материалом. Он всегда держался очень спокойно и уверенно, хотя понимал, что представители израильской прессы пристально следят за каждой фразой, за каждым жестом. Премьер взвешивал буквально каждое слово и после завершения встреч с израильской прессой вместе с помощниками анализировал свои ответы на вопросы.[82]

В первой публичной речи после победы на выборах он обещал продолжить дело мира и поддерживать безопасность на Ближнем Востоке. Однако состоявшиеся уже в начале сентября переговоры Арафата и Нетаньяху продемонстрировали возросшую жесткость израильской стороны. Стало известно, что израильское правительство разрабатывает дополнительные планы поселения израильтян на Западном берегу. Первые шаги правительства Нетаньяху были следующим образом охарактеризованы бывшим израильским министром Узи Барамом: «Ясно, что правительство провоцирует палестинцев. Это все равно, что играть с пороховой бочкой, и это ставит под удар всех нас.[83]

В сентябре 1996 г. Б. Нетаньяху осуществил визит в США с целью попытаться заложить основу нового типа взаимоотношений израильского правительства с американской администрацией. По словам Нетаньяху, до него существовали только два типа таких отношений: или Израиль шел на уступки своим соседям – и Белый дом одобрительно похлопывал его по плечу, - или же Израиль проявлял неуступчивость – и тогда возникала конфронтация. Нетаньяху попробовал создать третий тип отношений – между равными партнерами. Он рассчитывал, что резко возросшая экономическая мощь Израиля, уменьшившая зависимость от помощи США, а также его личное знание американских реалий и тесные связи с руководством республиканской и демократической партий сделают эту задачу разрешимой. Однако этой цели достигнуть не удалось.[84]

Всю вторую половину 1996 г. американская администрация была занята предстоящими президентскими выборами, а президент Клинтон и его соперник, республиканец Доул излишней жесткостью в отношении Израиля боялись «отпугнуть» избирателей-евреев. Поэтому, пользуясь моментом, израильское правительство откровенно показывало, что не желает соблюдать договоренности с палестинцами, достигнутые при правительстве Рабина – Переса. Откровенно провокационным шагом израильского правительства было открытие тоннеля в восточной части Иерусалима. Предполагалось ввести в эксплуатацию ту часть подземного музея у основания Храмовой горы, которая проходит в непосредственной близости от мечети Куббат ас-Сахра, а новый вход должен был располагаться в мусульманском квартале. Это решение было воспринято мусульманами как очередное посягательство евреев на их святыни. В нем явно выражалось намерение израильтян демонстративно заявить о своих преимущественных правах на всей территории Старого города. Это действие израильтян привело к кровавым столкновениям, в результате которых погибло около 50 палестинцев и 15 израильтян. [85] Реакция мирового сообщества была откровенно антиизраильской. Так, президент Б. Клинтон срочно позвонил Нетаньяху, попросив закрыть тоннель, но тот отказался. Совет Безопасности ООН провел специальное заседание, посвященное резкому осложнению положения на Ближнем Востоке. Стремясь остановить возраставшее насилие и восстановить мирный процесс, Клинтон провел в Вашингтоне встречу с участием руководителей Израиля и Палестинской автономии, а также короля Иордании и министра иностранных дел Египта. Единственным результатом многочасовых бесед в Вашингтоне явилось согласованное мнение участников о необходимости продолжать переговоры.[86]

Твердая линия Б. Нетаньяху подхлестывала радикальные настроения и среди арабов. Лидеры движения «Аль-Джихад» развернули среди палестинцев кампанию в пользу возобновления вооруженной борьбы против Израиля. Один из руководителей движения шейх Абдалла Аш-Шами, выступая в лагере палестинских беженцев Аш-Шати, подчеркивал, что правительство Израиля при Б. Нетаньяху «будет понимать только один язык – язык силы».[87] Также к обострению ситуации в Палестинской автономии приводила и неэффективность экономической деятельности новой администрации во главе с Я. Арафатом. После ее образования началось неуклонное снижение уровня жизни палестинского населения; ежегодный доход на душу населения сократился на 20 % на Западном берегу и на 25 % в секторе Газа.[88]

По предложению Б. Клинтона 8 октября 1996 г. на контрольно-пропускном пункте Эрез на границе Сектора Газа начался очередной раунд двусторонних палестино-израильских переговоров на «среднем» уровне. Инициатива американского президента объяснялась не только желанием положить конец новому витку палестино-израильской конфронтации, но и желанием «набрать очки» перед президентскими выборами, до которых в момент возобновления переговоров оставалось менее месяца. Накануне переговоров Нетаньяху заявил, что быстрого прогресса в мирном процессе трудно ожидать. Палестинскую делегацию на этих переговорах возглавлял министр в правительстве автономии С. Эрикат, израильскую – генерал Д. Шомрон. На этой встрече была достигнута договоренность о создании совместных палестино-израильских комиссий по отдельным проблемам урегулирования двусторонних отношений. США на этой встрече представлял Д. Росс.[89] Параллельно начались переговоры в Табе. Западная печать сообщила, что Израиль согласился, что после вывода израильских войск из г. Хеврон 400 еврейских поселенцев – жителей этого города будут находиться под юрисдикцией ПНА так же, как и 120000 жителей этого города – палестинских арабов.[90]

Американские представители уверяли в тот период, что «сдвиг не за горами». Такая оценка носила излишне оптимистичный характер и она скорее отражала желание Вашингтона как-то стимулировать, ускорить мирный процесс. Совершивший визит в регион российский министр иностранных дел Е. М. Примаков с полным основанием заявил о наличие «света в конце тоннеля», об имеющихся возможностях в деле нормализации арабо-израильских и прежде всего палестино-израильских отношений. Но примаков справедливо подчеркнул, что для достижения желаемой нормализации стороны должны пройти долгий и трудный путь.[91]

В середине ноября в шведской печати появилось сенсационное сообщение о том, что незадолго до гибели И. Рабина при шведском посредничестве на конфиденциальных переговорах в Стокгольме было в принципе достигнуто палестино-израильское соглашение относительно путей разрешения спорных и остающихся нерешенными вопросов двусторонних отношений, в том числе даже проблемы Иерусалима. Согласно этой информации, стороны намеревались сообщить о достигнутом соглашении накануне очередных парламентских выборов в Израиле. Возикает вопрос, почему же Ш. Перес не опубликовал это соглашение? Е. Д. Пырлин полагает, что «преемник Рабина Ш. Перес, признанный знаток сложностей и подводных камней в вопросах палестино-израильских отношений, не рискнул пойти на публикацию информации об этом соглашении в обстановке усилившихся террористических актов мусульманских палестинских экстремистов из-за боязни быть обвиненным своими политическими противниками в отступлении перед лицом давления со стороны экстремистского крыла палестинского движения».[92]

Новый глава израильского правительства Нетаньяху просто посчитал себя не связанным соглашением, достигнутым его предшественником. Косвенно это подтверждалось многочисленными заявлениями Нетаньяху о том, что его правительство предлагает палестинской стороне начать переговоры «с чистого листа», что оно фактически не готово признавать ранее достигнутые палестино-израильские двусторонние договоренности. В начале декабря 1996 г. Нетаньяху заявил, что после установления окончательного статуса Западного берега р. Иордан долина Иордана и прилегающие к ней участки территории не будут переданы под палестинский суверенитет, а останутся под суверенитетом Израиля и станут неотъемлемой его частью. Б. Нетаньяху и его правительство не доверяли ничьим обещаниям, гарантиям, заверениям, подписям. Премьер считал, что главным препятствием для достижения мира является нежелание палестинцев признать право Израиля на существование. Все эти заявления израильского премьер-министра, безусловно, не прибавляли оптимизма палестинцам и сторонникам мирного урегулирования палестино-израильского и не способствовали сглаживанию палестино-израильских противоречий.[93]

Однако, стремясь произвести положительное впечатление на мировое сообщество и не желая обострять отношения с американцами, Нетаньяху делал и заявления противоположного свойства. В начале декабря 1996 г. он призвал к проведению палестино-израильской встречи на высшем уровне для окончательного урегулирования спорных вопросов по проблеме Хеврона. В аналогичном плане в начале января 1997 г. высказался специальный американский посланник на Ближнем Востоке Д. Росс; по его словам, он «сделал все возможное» для достижения договоренности относительно Хеврона и «дальнейшее зависит от Нетаньяху и Арафата».[94]

17 января 1997 г. на состоявшейся встрече Нетаньяху с Арафатом была достигнута договоренность о передаче 80 % территории Хеврона под палестинское управление в течение десяти дней. Проблема Хеврона вызвала повышенный интерес потому, что ее решение было тесно увязано с графиком дальнейшего вывода израильских войск с большей части территории Западного берега р. Иордан. Хеврон стал первым крупным городом на Западном берегу, переданным под палестинское самоуправление после прихода к власти правительства Нетаньяху. [95] То, что соглашение по Хеврону – шаг в правильном направлении, что оно будет способствовать успеху миротворческих усилий, подтверждается и словами бывшего лидера блока «Ликуд» и бывшего премьер-министра Шамира, назвавшего это соглашение «катастрофой» и «поражением в войне, которую евреи ведут на протяжении тысячелетий».[96] Несомненно, огромную роль при заключении этого соглашения играли США. Об этом свидетельствуют воспоминания президента США Б. Клинтона: «Соглашение по Хеврону было относительно небольшой частью того , что нужно было сделать для достижения прочного мира, но это был первый случай, когда Нетаньяху и Арафат договорились о чем-то в ходе совместной работы. Если бы этого не произошло , весь мирный процесс оказался бы под угрозой. Деннис Росс работал с ними буквально круглосуточно на протяжении двух недель, а в последние дни переговоров давление на их участников оказали также король Хусейн, Уоррен Кристофер и Мубарак… Так часто бывает на Ближнем Востоке: если хочешь добиться результата, нужно привлечь всех кто может оказать в этом содействие». [97]

В феврале 1997 г. палестино-израильские переговоры были приостановлены в связи с тем, что израильтяне приступили к строительству новых поселений в пригороде Иерусалима Хар Хоме. Помимо этого, Израиль к этому времени не выполнил ряд зафиксированных во Временном соглашении обязательств по передислокации войск на территории Западного берега. Обострились разногласия между израильской и палестинской стороной и в связи с участившимися случаями закрытия израильскими властями своей территории для палестинцев с Западного берега и района Газы. Свои действия израильское руководство объясняло недостаточной активностью Палестинской национальной автономии в вопросах борьбы с экстремистскими и террористическими элементами. В свою очередь, Я. Арафат подчеркивал, что тяжелое экономическое положение ПНА обуславливает деятельность экстремистов, в чем в немалой степени повинны израильтяне.[98] Получался замкнутый круг взаимных обвинений, что вело к дальнейшему кризису в отношениях.

В феврале 1997 г. в Москве с официальным визитом находился Я. Арафат. В марте того же года был осуществлен официальный визит премьер-министра Израиля Б. Нетаньяху. Встречи и переговоры в Москве были использованы российским коспонсором для того, чтобы вернуть ситуацию на палестино-израильском направлении в переговорное русло. На этих переговорах Израиль изъявил желание видеть в России долговременного стратегического партнера, что привнесло в росссийско-израильские отношения стабильности и перспективного планирования. Также и Арафат был заинтересован в вовлеченность России в урегулирование палестино-израильского конфликта.[99]

На откровенный срыв мирного процесса было направлено принятое в начале марта 1997 г. решение израильского правительства и кнессета о строительстве еврейского квартала в восточной части Иерусалима. Этот шаг был осужден почти повсеместно, хотя США наложили вето на проект резолюции Совета Безопасности, призывавшей правительство Нетаньяху пересмотреть свое решение о строительстве еврейского городка в Восточном Иерусалиме. Однако, чтобы сгладить негативное впечатление, которое вызвало решение израильского правительства, глава израильского кабинета пообещал, что будет разрешено строительство в Иерусалиме трех тысяч домов специально для палестинцев.[100] Естественно, что такая позиция Израиля способствовала увеличению числа сторонников силового разрешения спорных палестино-израильских проблем и весной 1997 г. на территории Израиля были осуществлены крупные теракты. Израильское руководство обратилось руководству ПНА принять решительные меры по пресечению деятельности радикальных группировок. Переговоры на палестино-израильском направлении оказались прерваны. Е. Д. Пырлин в своем исследовании указывает, что «сложилась парадоксальная ситуация: Израиль, если верить официальным заявлениям представителей его руководства, выступал за нормализацию палестино-израильских отношений, а конкретные дела израильского правительства убеждали в обратном».[101]

Несмотря на напряженное положение на Западном берегу р. Иордан, в конце июля 1997 г. имели место переговоры главы Палестинской национальной автономии Я. Арафата и министра иностранных дел Израиля Д. Леви. Была достигнута принципиальная договоренность о возобновлении работы совместных комиссий по реализации мирного соглашения 1995 г.[102] Однако восстановлению позитивной динамики на переговорах мешали действия экстремистов. В июле 1997 г. в Иерусалиме террористами были осуществлены новые крупные теракты, повлекшие многочисленные жертвы. Правительство Израиля пошло на принятие мер, которые еще больше накалили обстановку – вновь был закрыт въезд в Израиль палестинцев с Западного берега и сектора Газы, приостановилась передислокацию израильских войск.[103] Также израильтяне прекратили, начавшиеся было переговоры в смешанных палестино-израильских комиссиях. Израильской армии было разрешено действовать на территории, находящейся под палестинским гражданским управлением, но под контролем Израиля, с целью уничтожения инфраструктуры мусульманских экстремистских организаций.

В середине августа 1997 г. при американском посредничестве достигнута палестино-израильская договоренность о сотрудничестве спецслужб Израиля и ПНА по вопросам борьбы с терроризмом и обмена соответствующей информацией. Параллельно американская сторона приостановила финансовую поддержку палестинских учреждений в США, что вызвало бурю негодования палестинцев.[104]

7 сентября стало известно, что Израиль ужесточает блокаду в ответ на новые взрывы в центральной части Иерусалима, причем некоторые политические наблюдатели высказывали мнение, что последние террористические антиизраильские акты, приписываемые палестинским экстремистам-исламистам, могли произойти и с ведома израильских спецслужб, руководство которых настроено резко антипалестински, не заинтересовано в нормализации палестино-израильских отношений.[105]

Некоторые арабские СМИ подчеркивали, что одна из глубинных причин обострения ситуации – в неспособности администрации Клинтона воздействовать на антиарабские и антипалестинские действия правительтсва Нетаньяху. «Сирия таймс» писала в начале августа 1997 г.: «Госпожа Олбрайт, вне всякого сомнения, является слабейшим руководителем иностранного ведомства Соединенных штатов за последние два десятилетия. Осуществляемая ею линия неэффективна и лишена целенаправленности… Такого рода ситуация создает благодатную почву для расизма и экстремизма в израильском обществе».[106]

В этот период времени наблюдалось шумное осуждение израильскими и многими западными СМИ «палестинского экстремизма», которое было призвано отвлечь внимание от аналогичных действий Израиля. Так, в начале октября 1997 г. в столице Иордании Аммане были задержаны два агента израильской разведки «Моссад» при попытке покушения на члена руководства исламской палестинской организации ХАМАС Халеда Машаля. Признание Нетаньяху о том, что ему заранее было известно о покушении и за эту акцию он готов взять ответственность на себя, практически не афишировалось в израильских СМИ; активно подчеркивалась «добрая воля» главы израильского кабинета, по рекомендации которого был выпущен из заключения лидер и основатель ХАМАСа, шейх Ахмед Яссин, тут же депортированный в Иорданию, а также освобождена группа палестинских политических заключенных. 8 октября 1997 г. состоялась встреча Нетаньяху с Арафатом, которая желанных позитивных сдвигов в палестино-израильских отношениях не принесла. [107]

В конце октября 1997 г. состоялась поездка по Ближнему Востоку министра иностранных дел России Е. М. Примакова, в ходе которой он посетил Израиль, Палестинскую автономию, Ливан, Сирию, Иорданию, Египет. Он выдвинул долгосрочную инициативу – «Кодекс мира и безопасности не Ближнем Востоке». Главный смысл этого документа заключался в необходимости выработки коллективными усилиями общих «правил поведения» расположенных в регионе государств, в том числе, в контексте противостояния и борьбы с экстремистскими и террористическими элементами.[108] Также эта поездка Примакова показала, что без Москвы в ближневосточном урегулировании не обойтись.

Следует отметить, что в начале июня 1997 г. состоялась смена руководства партии «Авода» (Партии труда) - 74-летнего ветерана Шимона Переса заменил бывший видный военоначальник Эхуд Барак. Это придало новый импульс усилиям «лейбористов», добивающихся проведения досрочных парламентских выборов и смещения замешанного в коррупции Нетаньяху, действия которого в вопросах ближневосточного урегулирования напоминают, по словам Барака, «действия слепого козла».[109] Один из наиболее действенных аргументов в пользу смещения главы израильского кабинета стал его мешающий достижению палестино-израильского урегулирования, ошибочный и вредный для самого Израиля политический курс.

В конце декабря 1997 г. израильское правительство подробно обсуждало вопрос о ходе мирного процесса, о перспективах палестино-израильских переговоров, о параметрах «окончательного урегулирования». Такое подведение промежуточных итогов было весьма необходимым делом, так как мирный процесс имел явную тенденцию к затуханию. Итоги прошедшего обсуждения дали возможность более четко представить сущность позиции правительства Нетаньяху:

· Израиль не готов согласиться с существованием рядом с ним суверенного палестинского государства;

· Израиль согласен передать палестинцам не более 30 – 40 % Западного берега. Остальная территория будет находиться под полным административным контролем Израиля;

· израильские поселения на палестинских землях должны быть сохранены. Предусматривается возможность их развития «по вертикали», т. е. увеличения числа жителей, строительства новых зданий без расширения площади занимаемой поселением. Безопасность поселений будет обеспечиваться вооруженными силами Израиля;

· Израиль не допустит полного возвращения всех беженцев;

· единый и неделимый Иерусалим останется столицей Израиля. Правительство Израиля гарантирует представителям всех конфессий доступ к святым местам Иерусалима.[110]

Именно на основе этих позиций правительство Нетаньяху было намерено продолжать переговоры с палестинцами, которые не могли положить указанные принципы в основу переговоров. Американская сторона понимала, что изложенные выше положения вряд ли вызовут энтузиазм палестинцев. Поэтому, чтобы достигнуть прогресса в деле урегулирования, в декабре 1997 г. Б. Клинтон пригласил Б. Нетаньяху и Я. Арафата посетить Вашингтон с отдельными визитами в начале 1998 г. Эти визиты были осуществлены в январе 1998 г. Израильский премьер в ходе переговоров подчеркивал резонность своих предложений в отношении порядка осуществления передислокации израильских войск. Американская администрация предложила на втором этапе вывода израильских войск с Западного берега освободить не 9 % его территории, как предлагали израильтяне, и не 30 %, на чем настаивают палестинцы, а 13 %. Возник так называемый процентный тупик, спор о размерах территории, которую должны были освободить израильтяне.[111]

Раскрывая планы администрации в отношении оживления процесса ближневосточного урегулирования, госсекретарь М. Олбрайт подтвердила в интервью телекомпании Эн-Би-Си в конце января 1998 г., что перед Вашингтоном стоит задача усадить стороны за стол переговоров и вновь привести в движение ближневосточный процесс. Е. Д. Пырлин считает, что «это заявление было откровенной попыткой вашингтонской администрации продемонстрировать свою «равноудаленность» от позиций сторон в конфликте, официально подтвердить свою роль «незаинтересованного посредника» на Ближнем Востоке».[112] В явном противоречии с такой позицией США находится позиция тех американских евреев, кто предпочел перебраться на постоянное жительство в Израиль. Их откровенно правоэкстремистские взгляды, резко отрицательное отношение к идее создания палестинского государства подпитывали и подпитывают аналогичные настроения некоторых политических деятелей, в том числе и Нетаньяху. Его заявления ставили под сомнение подлинную цену заявлениям американских официальных представителей о «заинтересованности» Вашингтона в скорейшем достижении палестино-израильского мира.[113] Таким образом, налицо просматривается двойственность политики США в отношении ближневосточных проблем.

В этот сложный период усилились попытки различных стран, в частности европейцев, сыграть свою позитивную роль в поиске выхода из кризиса, сложившегося в палестино-израильских отношениях. В регион часто выезжал спецпредставитель ЕС М. Моратинос ( был назначен на эту должность в декабре 1996 г., до этого – посол Испании в Израиле). В марте1998 – состоялся визит на Ближний Восток английского министра иностранных дел Р. Кука.[114] Однако ощутимых результатов достигнуть не удалось.

В мае 1998 г. Франция и Египет выдвинули предположение о созыве новой международной конференции по Ближнему Востоку. Имелось в виду проведение двухэтапной встречи. На первом этапе переговоры должны были вести страны «мадридского контракта» - США, РФ, три европейские страны (например, Франция, Великобритания и Германия) и три арабские страны (предположительно Египет, Саудовская Аравия и Марокко). Участникидолжны были подтвердить основополагающие принципы Мадридской мирной конференции («земля в обмен на мир и безопасность»). Затем, на втором этапе конференции эти страны должны были бы «пригласит» Израиль возобновить переговоры с Сирией, Ливаном и Палестинской автономией под их совместным спонсорством. Однако это предложение не получило достаточной поддержки.[115] В целом, в первой половине 1998 г. ряд событий серьезно поколебали позиции премьер-министра Нетаньяху. Неизбежно забрежжила и перспектива досрочных парламентских выборов. На этом фоне стал особенно заметным кризис в палестино-израильских переговорах. Своеобразный «застой» или даже отход назад этих переговоров были видны из заявлений представителей израильского и палестинского руководства. Премьер-министр Нетаньяху после возвращения из США заявил, что еврейские поселения сохраняются на Западном берегу р. Иордан и безопасность находящихся там израильских поселенцев будет гарантирована израильским военным присутствием. Он также повторил тезис о том, что Иерусалим останется «единой и неделимой» столицей Израиля.[116]

В середине 1998 г. возникло еще одно осложнение на пути мирного процесса на Ближнем Востоке: израильское руководство одобрило план создания «Большого Иерусалима», который должен был поглотить примерно одну десятую часть Западного берега. Израильские планы создания «Большого Иерусалима» способствовали постоянному росту напряженности в палестино-израильских отношениях; в резолюциях ООН четко говорилось о том, что восточный Иерусалим – это часть оккупируемых Израилем арабских территорий.[117]

Такое развитие событий не могло не привести к расколу в израильском общественном мнении: правое религиозное крыло правительства Нетаньяху выступало против сколько-нибудь существенного расширения палестинской автономии, а более либеральные деятели настаивали на выполнении ранее принятых Израилем обязательств или о публичном признании в неспособности добиться выхода из переговорного тупика и скорейшего объявления даты досрочных парламентских выборов. Президент Израиля Эзер Вейцман публично предупредил Нетаньяху о возможности социального взрыва в стране. Сам Нетаньяху сделал много заявлений о необходимости обеспечения безопасности Израиля, но своей политикой отбросил назад ближневосточное урегулирование и, следовательно, обострил до предела проблему израильской безопасности.[118]

23 октября 1998 г. Я. Арафат и Б. Нетаньяху подписали в резиденции «Уай Плантейшн», расположенной на реке Уай (штат Мэрилэнд) документ, призванный обеспечить выполнение Временного Соглашения по Западному берегу и сектору Газа от 28 сентября 1995 г. Он получил название по месту подписания «Меморандум Уай-Ривер».[119] На торжественную церемонию подписания документа был также приглашен король Иордании Хусейн, как авторитетный деятель много лет посвятивший поискам мира и безопасности в регионе. Он, чтобы присутствовать на церемонии, оставил клинику Майо, где проходил лечение от рака.

Следует отметить, что заключение этого соглашения стала непосредственным результатом политики США как коспонсора мирного процесса и президента Клинтона лично, о чем напрямую заявил король Хусейн: « Я был другом девяти президентов США. Но, если говорить о мире…никогда, при всем уважении к вашим предшественникам, я не сталкивался с человеком, который был бы так же предан делу мира, мыслил так же ясно, действовал так же целеустремленно и решительно… и мы надеемся, что вы и дальше будете работать с нами и мы добьемся еще больших успехов и опможем нашим собратьям построить лучшее будущее».[120] Однако многие политические наблюдатели указывают, что «миротворчество» американцев – фикция, так как они заинтересованы в сохранении напряженности на Ближнем Востоке и их поведение в ближневосточных переговорах характеризуется следующими чертами: во-первых, Клинтон как и его предшественники пытался сохранить видимость американской «беспристрастности» в переговорном процессе; во-вторых, США «позволяли» участникам мирного процесса определенную самостоятельность и автономность действий; в-третьих, США по-прежнему руководствовались тем, что при любом ходе переговорного процесса Израилю должны были быть обеспечены наиболее благоприятные возможности. Таким образом, в результате американской поддержки ближайший партнер США на Ближнем Востоке продолжал вести переговоры с преимущественных позиций, а нередко и с позиции силы.[121]

Подписание соглашения предваряли очень напряженные переговоры, но при непосредственном участии в этих переговорах президента США Б. Клинтона и его команды (А. Гор, С. Бергер, Р. Малли, Б. Райдел, М. Олбрайт, Д. Росс, М. Индик, А. миллер, У. Шерман, Т. Верстандиг) все же удалось достичь консенсуса. Сам Клинтон отмечает, что немаловажное значение сыграло и присутствие короля Иордании Хусейна: « Трудно переоценить то влияние, которое оказало на переговоры присутствие Хусейна. Он очень похудел, после химиотерапии у него выпали волосы, но его разум и сердце остались прежними. Он принес большую пользу, убеждая переговорщиков проявить здравый смысл, и само его присутствие сдерживало стороны, не давая им «вставать в позу» или придираться к мелочам, что часто случается в подобных ситуациях».[122]

Меморандум определял порядок дальнейшей передислокации израильских войск. Палестинской стороне передавались 13 % зоны С, в том числе 1 % - в зону А и 12 % в зону В. При этом палестинцы соглашались отвести 3 % этих территорий под «зеленые зоны» (заповедники), в которых израильская сторона сохраняла за собой общий контроль за безопасностью с целью защиты израильтян и противостояния угрозам терроризма.[123]

Палестинцы приняли на себя обязательство осуществить все необходимые шаги для предотвращения актов террора и враждебных действий против израильских граждан и их имущества. Со своей стороны и израильская сторона обязалась предпринимать меры для подобного рода актов против палестинцев. Была достигнута договоренность не допускать подстрекательской деятельности каких-либо организаций или отдельных лиц. Также меморандум предусматривал функционирование на регулярной основе американо-палестино-израильского комитета с целью предотвращения насилия и террора.[124]

В документе содержались обязательства Исполкома ООП и Центрального Совета Палестины подтвердить аннулирование положений Палестинской национальной хартии, несовместимых с содержанием посланий, которыми обменялись ООП и правительство Израиля в сентябре 1993 г.[125] Было предусмотрено, что Я. Арафат и спикер Палестинского Совета пригласят членов Национального Совета Палестины и других палестинских руководителей на встречу с участием президента США Б. Клинтона по этому вопросу.[126]

Был согласован вопрос о возобновлении, причем, в «ускоренном порядке», переговоров об окончательном статусе. Израильская и палестинская стороны пришли к согласию в отношении важности начала строительства морского порта Газы и определили порядок решения этого вопроса. Была достигнута договоренность об открытии в Газе промышленной зоны и международного аэропорта.[127] Также меморандум имел приложение в виде временного графика осуществления указанных мероприятий. [128]

В соответствии с этим документом Израиль возобновил передислокацию своих войск, хотя после выполнения первой фазы передислокации дальнейшее выполнение договоренностей было приостановлено. В ноябре 1998 г. начал работу аэропорт, а в декабре в Газе была открыта промышленная зона. [129]

Центральный Совет палестины разработал текст послания Я. Арафата на имя американского президента по вопросу об отмене антиизраильских статей Палестинской Национальной хартии. 14 декабря 1998 г. в присутствии Б. Клинтона, посетившего Газу, национальный Совет Палестины утвердил этот документ.[130]

Однако израильтяне вновь прибегли к проволочкам и затяжке с выполнением достигнутых уже договоренностей. К началу 1999 г. мирный процесс явно затормозился и пошел на спад. С одной стороны, ширилось понимание того факта, что ширящееся стараниями израильского руководства углубление тупика в вопросах палестино-израильского урегулирования чревато срывом всего мирного процесса, опасными вспышками религиозно-политического экстремизма с обеих сторон, а с другой – израильские правые не желали делать какие-либо серьезные шаги навстречу палестинской позиции. Нетаньяху и его блок «Ликуд» упорно цеплялись за стереотипы «нежелательности» уступок арабам (палестинцам) в ходе переговорного процесса. Линия Нетаньяху на срыв договоренностей с палестинской стороной обернулось для главы израильского кабинета вынужденной отставкой. 21 декабря 1998 г. большинством голосов депутатов кнессета премьер-министр был отправлен в отставку и назначены досрочные парламентские выборы с одновременными выборами премьер-министра, что вошло в политическую практику Израиля с 1996 г.[131]

Вместе с тем, в конце 1998 – начале 1999 г. в связи с истечением трехлетнего срока, отводившегося Временным соглашением для мероприятий переходного периода (4 мая 1999 г.), палестинское руководство стало прорабатывать план одностороннего провозглашения независимого Палестинского государства. Израильтяне такую инициативу отвергали, предупреждая, что односторонние шаги палестинцев вызовут далеко идущие встречные действия Израиля, подорвут весь наработанный переговорный потенциал. Россия стремилась найти компромиссное решение создавшейся ситуации. РФ, в частности, выступила с инициативой продлить переходный период с тем, чтобы, не покидая переговорное пространство, стороны могли прийти к решению всех спорных вопросов. [132]

Аналогичную позицию заняли американцы и европейцы. 23 марта 1999 г. на встрече Евросоюза в Берлине было принято заявление, в котором указывалось на право палестинцев на самоопределение вплоть до создания собственного государства. В документе говорилось о целесообразности продления переходного периода на один год. Более того, Германия выдвинула условие интернационализации Иерусалима, превратив его в особую зону основываясь на разделении границ, закрепленной в резолюции № 181 ООН.[133] В результате 27 – 29 апреля 1999 г. было проведено Чрезвычайное заседание Центрального Совета Палестины, на котором было принято решение о переносе объявленной на 4 мая даты провозглашения независимости Палестины. Палестинское руководство подчеркивало при этом, что решение было принято не под давлением израильского правительства, а явилось результатом многочисленных консультаций Я. Арафата с главами дружественных и влиятельных государств, а также руководителями различных международных организаций.

Одновременно американские официальные лица выступили за проведение в Израиле досрочных парламентских выборов и смену кабинета. Подобного рода заявления в сочетании с визитом Б. Клинтона на территорию Палестинской автономии не прибавили оптимизма израильским правым, которые сознавали, что они не смогут победить на досрочных выборах. [134]

2.2 Эволюция палестино-израильских отношений при Э. Бараке

17 мая 1999 г. в Израиле в результате досрочных выборов главы правительства и членов парламента создалась качественно новая ситуация, в значительной степени повлиявшая на развитие переговорного процесса. Победу одержал лидер левоцентристского блока «Единый Израиль», основу которого составила партия «Авода», Эхуд Барак. Блок получил 56,08 % голосов против 43,92 % голосов, поданных за Б. Нетаньяху, однако большинство в кнессете получил блок «Ликуд» и его союзники – 53 места, в то время как блок политических партий, возглавляемы Бараком – 51 место. При этом выборы показали, что еврейский электорат израильского общества по прежнему разделен на «правых», «левых» и «религиозный лагерь». Основной причиной сохранения подобного разделения заключается в реакции израильтян на сложные реалии переговорного процесса с палестинцами. [135]

После победы на выборах Э. Барак сформировал широкое правительство, опиравшееся на поддержку более чем семидесяти пяти депутатов кнессета. В правительство вошли представители восьми партий, в том числе трех религиозных. Барак хотел заручиться максимально широкой парламентской поддержкой. Отталкиваясь от опыта прежних правительств, возглавлявшихся лидерами Партии труда и уступавшим религиозным партиям по внутренним вопросам в обмен на их нейтралитет в области внешней политики, Э. Барак решил ввести их в коалицию, отказавшись от возможности создания «узкого» правительства.[136] Дальнейшее развитие событий показало, что этот расчет оказался неверным.

Э. Барак был избран прежде всего для того, чтобы продолжать переговорный процесс с палестинцами, а потому проявление чрезмерно жесткой позиции неизбежно присело бы к давлению со стороны собственной партии, электората и сторонников «левых» сил. Э. Барак старался убедить своих сторонников и противников, что ему можно доверить поиск путей такого разрешения конфликта, которое могло бы гарантировать израильтянам мир и безопасность и при этом было бы приемлемо для всех сторон – участников мирных переговоров.[137] Сразу же после победы, Э. Барак выступил на площади Рабина в Тель-Авиве, где подчеркнул свою готовность продолжить дело Рабина в вопросах палестино-израильского урегулирования. В ходе предвыборной кампании о этом деятеле сложилось мнение, как о человеке, знающем чего он хочет, в том числе и вопросах ближневосточного урегулирования. Барак твердо обещал окончательно замириться с палестинцами, в течение года вывести войска из «зоны безопасности» в южном Ливане и возобновит переговоры о мире с Сирией. Уже став главой правительства Барак призвал всех лидеров ближневосточных государств к «сотрудничеству на основе доверия», в начале августа состоялась его встреча с Мубараком и Арафатом.[138]

Одним из первых реальных результатов формирования нового климата в мирном процессе стало подписание Э. Бараком и Я. Арафатом 4 сентября 1999 в египетском курортном городе Шарм аш-Шейх израильско-палестинского Меморандума по вопросам, связанным с выполнением Временного соглашения, которое ранее не удавалось согласовать.[139]

Важнейшее достижение Меморандума Шарм аш-Шейх заключалась в том, что в нем стороны заявили о своей решимости выйти «в ускоренном темпе» на рамочное соглашение по проблематике окончательного статуса. Был обозначен срок – 5 месяцев, в течение которого предполагалось выработать соответствующее рамочное соглашение. На разработку всеохватывающего документа по окончательному статусу был отведен один год после возобновления переговоров (имелось в виду, что он будет готов к 13 сентября 2000 г.)[140] По мнению одного из советников Барака Шлома Бен-Ами, «уже нет смысла спорить о палестинском государстве. Оно фактически существует. Сегодня вопрос стоит лишь о его границах и зонах суверенитета».[141]

По вопросу передислокации израильских войск была зафиксирована договоренность в отношении того, что к сентябрю 1999 г. 7 % территории зоны С будет передана в зону В (зона контроля палестинцев за гражданскими областями), к 15 ноября 2 % зоны В будет передано в зону А (зона контроля палестинцев за гражданскими областями и вопросами безопасности) и 3 % зоны С перейдет в зону В. К 20 января 2000 г. было намечено передать 1 % территории зоны С в зону А и 5 % территории зоны В в зону А.[142] Таким образом, были подтверждены обязательства сторон по Уай Меморандуму. После завершения в запланированном объеме передислокации под полным или частичным контролем Палестинской национальной администрации должно было находиться порядка 40 % территории Западного берега (сектор Газы – кроме районов израильских поселений и приграничной полосы – был уже ранее передан под юрисдикцию ПНА).

Было решено создать совместный комитет по рассмотрению вопросов, связанных с освобождением палестинских заключенных. Израильтяне дали согласие на освобождение в период до октября 1999 г. в обще сложности 350 заключенных. Также удалось продвинуться в вопросе создания безопасных коридоров между Западным берегом Иордана и районом Газы. Южный коридор было решено открыть для движения людей, транспорта и торговых перевозок к 1 октября 1999 г.[143]

Меморандум подписали Председатель Исполкома ООП, глава Палестинской национальной администрации Я. Арафат и премьер-министр Израиля Э. Барак. Свои свидетельские подписи под документом поставили госсекретарь США М. Олбрайт, президент АРЕ Х. Мубарак и король Иордании Абдалла.[144]

13 сентября 1999 г. на пропускном пункте Эрез (Израиль) министр иностранных дел Израиля Д. Леви и секретарь исполкома ООП М. Аббас (Абу Мазен) возобновили переговоры об окончательном статусе палестинских территорий. На церемонии присутствовали представители государств – коспонсоров – директор Департамента Ближнего Востока и Северной Африки Министерства иностранных дел Российской Федерации А. В. Салтанов, а также спецкоординатор США по ближневосточному урегулированию Д. Росс.[145]

В последние месяцы 1999 г. и в начале 2000 г. удалось добиться определенного прогресса на различных направлениях мирного процесса. 25 октября 1999 г. в соответствии с меморандумом Шарм аш-Шейх были открыты безопасные переходы на территории Палестинской автономии. Общая площадь переданных под контроль ПНА земель приблизилась к 40 %. Продолжалось строительство морского порта в Газе. Израильское руководство сообщило о своем плане передачи под контроль палестинцев ряда пригородов Иерусалима, в том числе Абу-Диса.[146] Оптимизм вызвало и сообщение о том, что Барак и Арафат на встрече в Осло в ноябре 1999 г. достигли договоренности о том, что к сентябрю 2000 г. окончательный палестино-израильский мирный договор будет готов к подписанию, а к лету 2000 г. будет произведен вывод израильских войск из южного Ливана.[147]

1 февраля 2000 г. в Москве состоялось пленарное заседание участников Группы содействия многосторонним переговорам по Ближнему Востоку на уровне министров иностранных дел. В нем приняли участие представители коспонсоров – министр иностранных дел РФ И. С. Иванов, госсекретарь США М. Олбрайт, главы внешнеполитических ведомств Египта, Израиля, Иордании, Туниса, Норвегии, Швейцарии, Канады, Японии, Председатель Совета ЕС, представители Палестинской национальной автономии, Саудовской Аравии, Китая, а также спецкоординатор ООН по ближневосточному мирному процессу. На встрече было принято решение о возобновлении мирного процесса в его многостороннем измерении. Удалось договориться о сроках проведения очередных пленарных заседаний рабочих групп.[148] В принятом Россией и США заявлении коспонсоров была подтверждена их готовность выполнять взятые на себя обязательства в отношении установления справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке на основе резолюций 242[149] и 338[150] Совета Безопасности ООН.

Импульс, полученный в результате Шарм аш-Шейских договоренностей, довольно быстро был утрачен, вновь выявились расхождения в позициях сторон. Палестинцам и израильтянам не удалось в согласованные сроки, т. е. к 13 февраля 2000 г. выработать рамочное соглашение об окончательном мирном урегулировании. Также вновь приостановился вывод израильских войск. В этот период времени палестино-израильские переговоры столкнулись с двумя серьезными проблемами: какова должна быть дальнейшая судьба израильских поселений, незаконно созданных на палестинской земле, и в рамках каких географических и политических границ будет провозглашено Государство Палестина. Также следует отметить то, что хотя Барак и осуждал своего предшественника за политику в вопросе израильских поселений, он в своей практической деятельности пошел на такие «темпы» в строительстве этих поселений, что явно превысил «достижения» Нетаньяху. Данные за 1999 - 2000 гг. свидетельствуют о том, что при Бараке строилось 500 новых домов ежемесячно против 250, возводившихся при Нетаньяху.[151]

В конце февраля 2000 г. состоялась поездка по странам региона спецкоординатора США по вопросам ближневосточного урегулирования Д. Росса. Он, в частности, встретился с Я. Арафатом и премьер-министром Израиля Э. Бараком. Параллельно и другими странами предпринимались шаги по активизации переговорного процесса. Так, президент АРЕ Х. Мубарак провел встречи с Я. Арафатом и министром юстиции Израиля Й. Бейлином.[152]

Весной 2000 г. в рамках третьего этапа передислокации израильских войск под полный контроль палестинцев должны были перейти три арабских деревни в пригороде Иерусалима – Абу-Дис, Сухара и Азария. В качестве компенсации израильское правительство собиралось включить в состав города еврейские поселения, расположенные вокруг Иерусалима. Эти планы так и не были реализованы. Но они вызвали, с одной стороны, небывало широкий протест в Израиле, а с другой стороны, палестинцы также бурно отреагировали на новые планы территориального расширения еврейской части Иерусалима. В Палестинской автономии прокатилась волна антиизраильских демонстраций, вылившихся в кровопролитные столкновения арабов с израильскими солдатами и полицейскими. Впоследствии многие обозреватели назовут эти волнения своего рода прологом «интифады Аль-Акса».[153]

В целом, ситуация на палестино-израильском треке к лету 2000 г. складывалась довольно сложная. Контакты между сторонами в разном формате продолжались, ощущалось растущее осознание необходимости ускоренного выхода на конкретные договоренности, в ином случае инициативу могли перехватить принципиальные противники мирного процесса в обоих лагерях.

В преддверие президентских выборов 2000 г. американская администрация, стремясь получить дополнительные «очки» в вопросах внешней политики, активизировала свои действия, направленные на продвижение палестино-израильского переговорного трека.

В начале июля 2000 г., когда стало известно, что стороны согласны на палестино-израильскую встречу на высшем уровне в Кэмп-Дэвиде, религиозные партии Израиля предприняли скоординированный нажим на Барака, пытаясь добиться от главы кабинета определить «красную черту» уступок Израиля палестинцам, т. е. до каких позиций он «намерен отступать» в переговорах. Однако Барак отказался четко определить границы предполагаемых уступок, подтвердив при этом, что любое мирное соглашение будет вынесено на всенародный референдум. Оппоненты главы правительства считали, что такая позиция неизбежно приведет к созданию Палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме. Отказавшись определить «красную черту» накануне встречи с Арафатом, Э. Барак пошел на разрыв с коалиционными партнерами и отправился в США уже главой правительства меньшинства.[154] Стало известно, что договоренность с палестинцами, на которую был готов Барак, предусматривала передачу им 92 % территории Западного берега, изменение статуса восточного Иерусалима, т. е. передачу его под контроль палестинцев.[155]

11 – 24 июля 2000 г. в Кэмп – Дэвиде под эгидой президента США Б. Клинтона были проведены встречи Я. Арафата и премьер-министра Израиля Э. Барака по проблематике окончательного статуса палестинских территорий. Естественно, программой-максимумом контактов было достижение соответствующих договоренностей в контексте ранее установленного рубежа – 13 сентября. Сделать это, равно как и согласовать решения по окончательному статусу сторонам не удалось.[156] Тем не менее, в ходе переговоров израильской и палестинской делегациям удалось при личном посредничестве президента Клинтона почти вплотную приблизиться к достижению компромиссных развязок по основным политическим проблемам – территориям, включая поселения, и отчасти даже по беженцам. Главным камнем преткновения стала иерусалимская проблема. В Кэмп-Дэвиде палестинская делегация, казалось, готова была согласиться с возможностью сохранения еврейских кварталов в Восточном Иерусалиме под контролем Израиля. Арабские кварталы при этом частично передавались бы под палестинский суверенитет, а частично получали бы статус функциональной автономии (самоуправление в сфере образования, культуры, коммунального хозяйства). Однако оказалось, что к признанию прав палестинцев на Иерусалим не готовы израильтяне.[157] Требование о возвращении в Израиль потомков палестинских беженцев не было принято израильтянами, так как это требование отвергалось и отвергается почти всеми живущими в Израиле евреями, в том числе и сторонниками левого блока МЕРЕЦ и миротворческой организации «Мир – сегодня».[158]

Наиболее острый характер приобрели споры в вопросе определения статуса Храмовой горы, – ключевого в религиозном и политическом отношении места Иерусалима, где расположены святые как мусульман (мечеть Аль-Акса), так и иудеев (Стена плача). Обе стороны твердо и однозначно настаивали на своем суверенитете над Храмовой горой.[159] На этом переговоры зашли в тупик и все дальнейшие попытки американцев добиться компромиссного решения ни к чему не привели. Тем не менее, стороны, участвовашие в переговорах, подписали Трехстороннюю декларацию из пяти пунктов, в которой стороны заявили о своем намерении продолжать усилия, направленные на описки мира, на основе резолюций Совета Безопасности ООН № 242 и № 338 и в тесном сотрудничестве в США.[160]

Переговоры в Кэмп-Дэвиде осложнялись непрекращающимся давлением на Барака со стороны правых, которое обусловило отход премьер-министра от своих первоначальных позиций; проблемы окончательного статуса Иерусалима, прохождения окончательных границ палестинского государства и возвращения палестинских беженцев вновь поставили перед израильтянами и палестинцами сложные задачи по нахождению их взаимоприемлемого решения. Следует отметить, во время переговоров в Кэмп-Дэвиде Барак представлял самое «узкое» правительство в истории Израиля, коалиционная база которого включала лишь тридцать депутатов от Партии труда, движения Меймад и Партии центра. Таким образом, премьер лишился надежного политического тыла – его правительственная коалиция фактически распалась, кнессет, вынеся вотум недоверия его политике, фактически отмежевался от деятельности Барака.[161] Я. Арафат с большими сомнениями относился к предложенному саммиту, поскольку шансы на успех его были мизерными, а в случае провала новая вспышка недовольства среди палестинцев становилась практически неизбежной. В Кэмп-Дэвид он отправился только под сильным нажимом американцев. Б. Клинтон отмечает, что Арафат хотел получить как можно больше территорий на Западном берегу и в секторе Газа; полный суверенитет над Храмовой горой и Восточным Иерусалимом, за исключением районов, где жили евреи; а также найти такое решение проблемы палестинских беженцев, которое не заставило бы его отказаться от их права на возвращение.[162] В своем заявлении для прессы Клинтон сделал вывод о том, что «в данный момент стороны не могут прийти к соглашению из-за исторических, религиозных, политических и эмоциональных аспектов конфликта».[163] Существенное влияние на неудачный исход переговоров оказала тактика их ведения. Ее недостатками стали отсутствие единого подхода сторон в способе обсуждения вопросов, ведение переговоров группами вместо двусторонних встреч лидеров, нежелание палестинской делегации выдвигать встречные предложения, отсутствие четко выраженной позиции палестинской стороны, упущенные возможности достижения согласования позиций и наблюдавшееся давление посредника.[164]

Итак, причинами неудачного завершения палестино-израильских переговоров в Кэмп-Дэвиде послужили расхождение позиций сторон по вопросам существа палестино-израильского урегулирования и трактовки его основополагающих принципов, факторы, связанные с особенностями тактики ведения переговоров, а также обусловленные характером взаимоотношений руководителей делегаций и их поведением в ходе переговоров.

Позднее, после активного подключения России к усилиям по достижению палестино-израильской договоренности, удалось добиться согласия и Барака, и Арафата на возобновление переговоров с целью достижения «всеобъемлющего» соглашения, в котором нашлось бы место таким проблемам, как судьба Иерусалима, определение окончательных границ и статуса независимого палестинского государства, судьба палестинских беженцев.[165] Однако, в подписании соглашений 1998 – 1999 гг. не участвовали российские представители. Такая позиция России обуславливается отсутствием четкого определения национальных интересов и стратегии действий России в регионе, отсутствием регионального союзника, а также внутриполитической нестабильностью. Роль России на Ближнем Востоке была второстепенной, вместе с тем она сохранила присутствие в регионе.[166] Тем не менее, следует отметить, что во второй половине 1990-х гг. политика России на Ближнем Востоке активизировалась и была отнюдь не безуспешной. В первую очередь, это связано с приходом к руководству российской внешней политикой академика Е. М. Примакова, знатока ближневосточных дел, в частности палестинской проблемы. Практически все российские СМИ с той или иной степенью искренности оценили миротворческие усилия Примакова на Ближнем Востоке. Многие политические обозреватели считают, что в этот период времени состоялось «возвращение» России на Ближний Восток. Состоявшийся в середине августа 2000 г. визит Арафата в Москву и переговоры с президентом В. Путиным и министром иностранных дел И. Ивановым продемонстрировали, что Россия начинает восстанавливать свои прежние позиции на Ближнем Востоке. В беседе с Арафатом, В. Путин подчеркнул, что Россия полностью поддерживает право палестинского народа на самоопределение, выступает за реализацию резолюций № 242 и 338 Совета Безопасности ООН; было также отмечено, что Москва должна сыграть более активную роль в вопросе становления палестинской государственности. Что касается палестинской стороны, то она, как и прежде, была весьма заинтересована в участии России в палестино-израильском урегулировании.[167] Характерно, что и госсекретарь США М. Олбрайт официально попросила Россию (а также Египет) оказать Вашингтону помощь в деле возобновления прерванных палестино-израильских переговоров. Многие дипломаты отмечают, что в этот период времени коспонсорская роль России являлась полновесной в силу того обстоятельства, что система российских внешнеполитических связей на Ближнем Востоке была выстроена сбалансировано и всесторонне – в отличие от 1970 – 80-х гг., когда политика СССР была сориентирована исключительно на арабские страны. Также у Москвы имеется огромный авторитет на Ближнем Востоке и неплохая команда ближневосточников.[168]

Следует отметить, что кризис переговорного процесса постарались использовать в своих политических интересах экстремистские элементы. На палестинских территориях усилилась агитация радикальных организаций, в первую очередь ХАМАСа и «Исламского джихада», критиковавших «соглашательскую линию» Я. Арафата и призывавших к возобновлению силовых акций против израильтян. В Израиле некоторые влиятельные религиозные партии и оппозиционные деятели выступили с резкими обвинениями в адрес Э. Барака. Ему инкриминировалось игнорирование национальных интересов страны, «излишняя уступчивость» палестинцам.[169]

В этот момент, 28 сентября 2000 г. один из лидеров израильских сторонников жесткой линии в отношении палестинцев А. Шарон с группой своих сторонников и в сопровождении тысячи полицейских и охранников посетил Храмовую гору во время молитвы в мечети Аль-Акса мусульман.[170] Эта акция вызвала возмущение палестинцев, быстро переросшее из отдельных стычек арабских демонстрантов с израильской полицией в кровопролитные столкновения на территориях, находящихся под контролем палестинской администрации, и в пределах «зеленой черты». Своим демонстративным визитом на Храмовую гору оппозиция стремилась продемонстрировать свое негативное отношение к включению Э. Бараком в повестку дня переговоров с палестинцами вопроса об Иерусалиме. Акция Ликуда была лишь поводом для начала массовых беспорядков, распространившихся не только среди жителей территорий, но и среди израильских арабов. Э. Барак заявил, что Я. Арафат не предпринял достаточно усилий, чтобы остановить беспорядки, что палестинская администрация, не сумевшая остановить эскалацию напряженности на территориях, несет ответственность за кровопролитие. При этом он подчеркнул, что в свете всего случившегося переговоры вести трудно, но необходимо ввиду угрозы дальнейшего роста напряженности.[171] Тем не менее, остановить беспорядки было уже невозможно. Переговоры продолжались, однако не принесли ощутимых результатов и вскоре были прерваны. Началась «интифада Аль-Акса», ознаменовавшая собой качественно новый этап палестино-израильских отношений.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1. Проблемы в отношениях между Израилем и палестинцами были в основном связаны с нежеланием двух народов признавать права друг друга. Отсюда и вытекали все основные противоречия: непризнание Израилем права палестинцев на свое государственное образование; израильские поселения на оккупированных территориях; статус Иерусалима; дислокация израильских войск территориях, принадлежащих палестинцам; вопрос о границах; меры безопасности для предотвращения гибели сотен людей с обеих сторон; вопрос о беженцах. Плюс ко всему все эти противоречия подогревались радикально настроенными экстремистами как в среде палестинского, так и израильского общества. Однако в 1993 – 2000 годах некоторые проблемы в отношениях удалось решить. Так, в частности, состоялось обоюдное признание народами прав друг друга и осознание ими, что только мир может принести благополучие на их землю. Было заключено несколько основополагающих соглашений, которые позволили вывести израильские войска из ряда городов и территорий, передаваемых под управление палестинцев, Также израильтяне признали право палестинского народа на собственное государственное образование. И все же многие проблемы, наиболее острыми из которых были вопрос о беженцах, окончательный статус Иерусалима, вопрос о границах, остались нерешенными и до сих пор обостряют обстановку в регионе.

2. В результате исследования установлено, что в 1993 – 1995 гг. предпринимались попытки реализации Декларации принципов о временных мерах по самоуправлению от 13 сентября 1993 г., которая предусматривала пятилетний переходный период, в течение которого на территориях Западного берега р. Иордан и сектора Газа ряд функций передавались в палестинское самоуправление. Затем должны были пройти переговоры по окончательному статусу, и должно было быть создано независимое государство палестинского народа. В рассматриваемый период, благодаря усилиям И. Рабина и Ш. Переса с одной стороны, и Я. Арафата, с другой, были заключены два важных соглашения: соглашение «Газа – Иерихон» от 4 мая 1994 г. и Временное соглашение по Западному берегу р. Иордан и сектору Газа от 28 сентября 1995 г. Данные договоры определяли сроки вывода израильских войск и территории, которые должны были быть освобождены в ходе передислокации. В начале 1996 г. прошли выборы в Палестинский национальный совет, что означало признание израильтянами прав палестинцев на собственное государственное образование. Однако палестино-израильские отношения постоянно осложнялись в результате действий экстремистов с обеих сторон, которые в итоге привели к общенациональной израильской трагедии. Со смертью Ицхака Рабина его линия, направленная на мирное урегулирование палестино-израильского конфликта, была приостановлена и мирный процесс затормозился.

3. В мае 1996 года в Израиле были проведены выборы в кнессет, победу в которых одержал правонационалистический блок «Ликуд», и правительство возглавил его лидер Беньямин Нетаньяху. Этот деятель резко изменил политический курс, которого придерживался его предшественник и предпринял ряд шагов, направленных на обострение отношений с ПНА, а затем и вовсе приостановил палестино-израильские переговоры о мирном урегулировании. Его жесткая линия в отношении палестинского вопроса была крайне радикальной и способствовала появлению новых противоречий в палестино-израильских отношениях и обострению палестино-израильского конфликта. Тем не менее, под давлением мирового сообщества Нетаньяху вынужден был пойти на некоторые прогрессивные меры, в частности, подписал соглашение по Хеврону в 1997 г. и Уай-Ривер Меморандум от 23 октября 1998 г. Данные соглашения были призваны продолжить реализацию соглашений, заключенных при Рабине – Пересе. Однако эти шаги не были своевременными и не уберегли правительство Нетаньяху от поражения на досрочных выборах в 1999 г.

4. В мае 1999 г. на досрочных выборах победу одержал лидер Партии труда Эхуд Барак, который был сторонником скорейшего разрешения палестино-израильского конфликта. Для этого им были приняты реальные шаги, и уже через два месяца был подписан меморандум Шарм аш-Шейх, важнейшими результатоми которого явились идея о «ускоренном» выходе на рамочное соглашение и определение конкретных сроков заключения соглашения об окончательном статусе. Однако запала Бараку хватило ненадолго и палестино-израильские переговоры в очередной раз приостановились. Для нормализации отношений в июле 2000 г. был проведен саммит в Кэмп-Дэвиде, в ходе которого были предприняты попытки разрешить основные палестино-израильские противоречия. Однако реальных результатов достичь не удалось и переговоры зашли в тупик. С началом «интифады Аль-Акса» в сентябре 2000 г. палестино-израильские мирные переговоры стали невозможными и мирный процесс был сорван. Начался качественно новый этап в развитии палестино-израильских отношений.

5. Мировое сообщество оказывало огромное влияние на палестино-израильские отношения, однако главным игроком, который пытался разыграть ближневосточную карту, были, несомненно, США. Это государство наиболее активно и последовательно проводило свою политику в данном регионе и являлось ведущим спонсором палестино-израильских отношений. При непосредственном участии США были заключены все основополагающие соглашения и договора, способствующие развитию палестино-израильских отношений. Россия, несмотря на свое коспонсорское положение, первую половину десятилетия следовала в фарватере американской политики, однако затем значительно укрепило свое влияние в данном регионе. Это было обусловлено заинтересованностью всех сторон в участии России в процессе палестино-израильского мирного урегулирования. Деятельность ЕС в данном регионе в первую очередь выражалась в экономической помощи и разработке проектов разрешения палестино-израильских противоречий. ООН весь рассматриваемый период находилась несколько в тени, и, по сути, показала свою недееспособность как-то повлиять на палестино-израильские отношения в связи с вето США, которое они постоянно налаживали на антиизраильские решения Совета Безопасности ООН. Таким образом, можно сделать вывод о том, что активная посредническая роль коспонсоров палестино-израильского мирного урегулирования в контексте ближневосточного урегулирования способствовала нормализации палестино-израильских отношений, однако, вместе с тем, служила и служит реализации собственных интересов мировых держав в ближневосточном регионе, что иной раз позволяет сомневаться в искренности намерений этих государств.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1 Источники

1.1 Неопубликованные источники

1.1.1 Декларация принципов о временных мерах по самоуправлению

[Электронный ресурс]. – 1993 . – Режим доступа: http:// www. middleeast .org. ua /documents/ declaration.htm. – Дата доступа: 02.04.2009.

1.1.2 Резолюция № 242 , принятая Советом Безопасности ООН 22 ноября 1968 г.//Организация объединенных наций [Электронный ресурс]. – 2009. – Режимдоступа: http:// www. middleeast. org. ua. /documents / resolution242. htm. – Датадоступа: 02.03.2009.

1.1.3 Резолюция № 338, принятая Советом Безопасности ООН 22 октября 1973 г.//Организация объединенных наций [Электронный ресурс]. – 2009. – Режим доступа: http:// www. middleeast. org. ua. /documents /resolution338.htm. – Дата доступа: 02.03.2009.

1.1.4 Main points of the Gaza-Jericho Agreement // Ministry foreign affairs of Israel[Electronic resource]. – 1994. – Mode of access: http://www.mfa.gov.il/MFA/Peace Process/Guide to the Peace Process/Main Points of Gaza-Jericho Agreement.htm. – Date of access: 26.01.2010

1.1.5 The Sharm el-Sheikh Memorandum on Implementation Timeline of Outstanding Commitments of Agreements Signed and the Resumption of Permanent Status Negotiations [Electronic resource]. – 1999. – Mode of access: http://middleeast.org.ua/documents/sharm.htm. - Date of access: 13.02.2010

1.1.6 The Wye River Memorandum [Electronic resource]. – 1998. – Mode of access: http://www.middleeast.org.ua/documents/wyeriver.htm. - Date of access: 13.02.2010

1.2 Опубликованные источники

1.2.1 Палестинская национальная хартия./ К.А. Капитонов// Террор. Война без правил//К.А. Капитонов. – М., 2006, – С. 149 – 154.

1.3 Мемуары

1.3.1 Клинтон Б. Моя жизнь/Б. Клинтон. – М.: Альпина бизнес букс, 2005. – 1087 с.

1.3.2 Шехтер Д. Рядом с премьер-министрами/ Д. Шехтер. – Иерусалим: ГешаримМ.: Мосты культуры, 2001. – 351 с.

2 Исследования

2.1 Монографии

2.1.1 Бакланов А.Г. Ближний Восток на рубеже XXI века: к созданию системы региональной безопасности/А.Г. Бакланов. – М.: МГИМО, 2001. – 169 с.

2.1.2 Ден Кон-Шербок, Дауд эль-Алами. Палестино-израильский конфликт: две точки зрения/Ден Кон-Шербок, Дауд эль-Алами. – М.: ФАИР-ПРЕСС,2002. – 320 с.

2.1.3 Носенко Т.В. Иерусалим/ Т. В. Носенко. – М.: Олма-пресс, 2003. – 440 с.

2.1.4 Омар А.А. США, исламский Ближний Восток и Россия/ А. А. Омар. – М.: РНФ, 1995. – 95 с.

2.1.5 Пырлин Е.Д. 100 лет противоборства/Е.Д. Пырлин. – М.: РОССПЭН, 2001. – 480 с.

2.1.6 Пырлин Е.Д. Трудный и долгий путь к миру/ Е.Д. Пырлин. – М.: РОССПЭН, 2002. – 508 с.

2.1.7 Рубби А. Палестинский марафон/А. Рубби – М.: Международные отношения, 2001. – 353 с.

2.2 Авторефераты диссертаций

2.2.1 Рыжов И.В. Государство Израиль в системе международных отношений второй половины XX века: автореф. дис. … канд.ист.наук: 16.09.08/И.В. Рыжов; Нижегородский гос. ун-т. – Нижний Новгород, 2008. – 52 с.

2.2.2 Чистяков А.Ф. Современный мирный процесс на Ближнем Востоке и роль России: автореф. дис. … канд. ист. наук: 14.05.94/А.Ф. Чистяков; Дипломатическая академия МИД РФ. – М., 1994. – 24 с.

2.2.3 Шевелева М.В. Процесс палестино-израильского урегулирования (1991 – 2001 гг.): автореф. дис. … канд.ист. наук: 15.11.05/ М.В. Шевелева; Белорус. гос. ун-т. – Минск, 2005. – 19 с

2.3 Публицистика

2.3.1 Карасова Т.А. Политическая ситуация в Израиле между выборами 1996 и 2001 годов. Политологический анализ/Т.А. Карасова//Общество и политика современного Израиля: Сб. статей/ под ред. А.Д. Эпштейна. – Иерусалим, 2002. – С. 181 – 199.

2.3.2 Киселев В. Долгая дорога к миру/В. Киселев//Азия и Африка сегодня. – 2000. - № 6 – С. 18 – 21.

2.3.3 Посувалюк В. Мир и безопасность на Ближнем Востоке – достижима ли цель?/В. Посувалюк//Международная жизнь. – 1998. - № 11/12. – С. 4 – 9.

2.3.4 Усова Е.Ю. Арабо-израильские отношения в системе международных отношений XXI века/Е.Ю. Усова// Общество и политика современного Израиля: Сб. статей/ под ред. А.Д. Эпштейна. – Иерусалим, 2002. – С. 253 – 271.

2.3.5 Эпштейн А.Д. Арабо-израильский конфликт/А.Д. Эпштейн//Общество и политика современного Израиля: Сб. статей/ под ред. А.Д. Эпштейна. – Иерусалим, 2002. – с. 210 – 235.


ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение А.

Декларация принципов о временных мерах по самоуправлению подписанная 13 сентября 1993 года

Правительство Государства Израиль и группа ООП (входящая в иордано-палестинскую делегацию на Мирной конференции по Ближнему Востоку) ("палестинская делегация"), представляющая палестинский народ, договариваются о том, что настало время положить конец десятилетиям конфронтации и конфликта, признать их взаимные законные и политические права и стремиться жить в условиях мирного сосуществования и взаимного достоинства и безопасности и достичь справедливого, прочного и всеобъемлющего мирного урегулирования и исторического примирения через согласованный политический процесс. Поэтому обе стороны договариваются о следующих принципах:

Статья I

ЦЕЛЬ ПЕРЕГОВОРОВ

Цель израильско-палестинских переговоров в рамках нынешнего ближневосточного мирного процесса заключается, в частности, в создании Временного органа палестинского самоуправления - выборного Совета ("Совет") - для палестинского народа на Западном берегу и в секторе Газа на переходный период, не превышающий пять лет, ведущий к постоянному урегулированию на основе резолюций 242 (1967) и 338 (1973) Совета Безопасности. Имеется в виду, что эти временные меры являются органической частью всего мирного процесса и что переговоры о постоянном статусе приведут к осуществлению резолюций 242 (1967) и 338 (1973) Совета Безопасности.

Статья II

РАМКИ ДЛЯ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА

Согласованные рамки для переходного периода излагаются в настоящей Декларации принципов.

Статья III

ВЫБОРЫ

1. Для того чтобы палестинский народ на Западном берегу и в секторе Газа мог достичь самоуправления в соответствии с демократическими принципами, будут проведены прямые, свободные и общие политические выборы в Совет под согласованным надзором и международным наблюдением, в то время как палестинская полиция обеспечит общественный порядок.

2. Будет заключено соглашение о конкретных методах и условиях проведения выборов в соответствии с протоколом, который содержится в приложении I, с целью проведения выборов не позднее чем через девять месяцев после вступления в силу настоящей Декларации принципов.

3. Эти выборы будут важным промежуточным подготовительным шагом на пути к реализации законных прав палестинского народа и его справедливых требований.

Статья IV

ЮРИСДИКЦИЯ

Юрисдикция Совета будет охватывать территорию Западного берега и сектора Газа, за исключением вопросов, которые будут согласованы в ходе переговоров о постоянном статусе. Обе стороны рассматривают Западный берег и сектор Газа в качестве единого территориального образования, целостность которого будет сохранена в течение переходного периода.

Статья V

ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД И ПЕРЕГОВОРЫ О ПОСТОЯННОМ СТАТУСЕ

1. Пятилетний переходный период начнется после ухода из сектора Газа и района Иерихона.

2. Переговоры о постоянном статусе между правительством Израиля и представителями палестинского народа начнутся как можно раньше, но не позднее начала третьего года переходного периода.

3. Имеется в виду, что эти переговоры должны охватывать остающиеся нерешенными вопросы, включая: Иерусалим, беженцы, поселения, меры безопасности, границы, отношения и сотрудничество с другими соседями и другие вопросы, представляющие взаимный интерес.

4. Обе стороны договариваются о том, что результаты переговоров о постоянном статусе не должны зависеть от соглашений, заключаемых на переходный период, или предрешаться ими.

Статья VI

ПОДГОТОВИТЕЛЬНАЯ ПЕРЕДАЧА ПОЛНОМОЧИЙ И ОТВЕТСТВЕННОСТИ

1. После вступления в силу настоящей Декларации принципов и ухода из сектора Газа и района Иерихона начнется передача полномочий израильскими военными властями и их гражданской администрацией палестинцам, уполномоченным для этой цели, как здесь изложено. Эта передача полномочий будет иметь подготовительный характер до тех пор, пока Совет не приступит к исполнению своих обязанностей.

2. Сразу же после вступления в силу настоящей Декларации принципов и ухода из сектора Газа и района Иерихона палестинцам будут переданы полномочия, в целях содействия экономическому развитию на Западном берегу и в секторе Газа, в следующих областях: образование и культура, здравоохранение, социальное обеспечение, прямое налогообложение и туризм. Палестинская сторона приступит к созданию палестинских полицейских сил в соответствии с достигнутыми договоренностями. До того, как Совет приступит к исполнению своих обязанностей, обе стороны могут провести переговоры о передаче дополнительных полномочий и ответственности в соответствии с достигнутыми договоренностями.

Статья VII

ВРЕМЕННОЕ СОГЛАШЕНИЕ

1. Израильская и палестинская делегации проведут переговоры для заключения соглашения о переходном периоде ("Временное соглашение").

2. Временное соглашение должно указывать, в частности, структуру Совета, число его членов и передачу полномочий и ответственности израильскими военными властями и их гражданской администрацией Совету. Временное соглашение должно также указывать исполнительные полномочия Совета, законодательные полномочия в соответствии со статьей IX ниже и независимые палестинские судебные органы.

3. Временное соглашение должно включать меры, которые должны быть приняты после того, как Совет приступит к исполнению своих обязанностей, для того, чтобы Совет взял на себя все полномочия и ответственность, переданные ранее в соответствии состатьей VI выше.

4. Для того, чтобы Совет после того, как он приступит к исполнению своих обязанностей, мог содействовать экономическому росту, Совет учредит, в частности, Палестинское управление электроснабжения, Управление морского порта сектора Газа, Палестинский банк развития, Палестинский совет по развитию экспорта, Палестинское управление по охране окружающей среды, Палестинское земельное управление и Палестинское водохозяйственное управление, и любые другие согласованные органы в соответствии с Временным соглашением, который будет указывать их полномочия и ответственность.

5. После того, как Совет приступит к исполнению своих обязанностей, гражданская администрация будет распущена и израильские военные власти будут выведены.

Статья VIII

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК И БЕЗОПАСНОСТЬ

Чтобы гарантировать общественный порядок и внутреннюю безопасность для палестинцев на Западном берегу и в секторе Газа, Совет создаст мощные полицейские силы, в то время как Израиль будет продолжать нести ответственность за оборону от внешних угроз, а также ответственность за общую безопасность израильтян в целях обеспечения их внутренней безопасности и общественного порядка.

Статья IX

ЗАКОНЫ И ВОЕННЫЕ ПРИКАЗЫ

1. Совет будет уполномочен принимать законодательные решения, в соответствии с Временным соглашением, в рамках всех переданных ему полномочий.

2. Обе стороны совместно вновь рассмотрят законы и военные приказы, которые в настоящее время действуют в остальных сферах.

Статья X

СОВМЕСТНЫЙ ИЗРАИЛЬСКО-ПАЛЕСТИНСКИЙ КОМИТЕТ ПО СВЯЗИ

Для того чтобы обеспечить беспрепятственное осуществление настоящей Декларации принципов и любых последующих соглашений, касающихся переходного периода, после вступления в силу настоящей Декларации принципов будет создан Совместный израильско-палестинский комитет по связи в целях решения вопросов, требующих координации, других вопросов, представляющих взаимный интерес, и спорных вопросов.

Статья XI

ИЗРАИЛЬСКО-ПАЛЕСТИНСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОБЛАСТЯХ

В соответствии с признанием взаимной выгодности сотрудничества в обеспечении развития Западного берега, сектора Газа и Израиля после вступления в силу настоящей Декларации принципов будет создан Израильско-палестинский комитет по экономическому сотрудничеству, для того чтобы разработать и осуществить совместными усилиями программу, указанную в протоколах, которые приводятся в качестве приложений III и IV.

Статья XII

СВЯЗЬ И СОТРУДНИЧЕСТВО С ИОРДАНИЕЙ И ЕГИПТОМ

Обе стороны призовут правительства Иордании и Египта участвовать в проведении дальнейших мероприятий по обеспечению связи и сотрудничества между правительством Израиля и палестинскими представителями, с одной стороны, и правительствами Иордании и Египта, с другой стороны, в целях содействия сотрудничеству между ними. Эти мероприятия будут включать формирование Постоянного комитета, который примет согласованное решение относительно способов приема лиц, оказавшихся перемещенными с Западного берега и из сектора Газа в 1967 году, а также относительно необходимых мер по предотвращению дезорганизации и беспорядков. Этот Комитет будет рассматривать и другие вопросы, представляющие взаимный интерес.

Статья XIIIПЕРЕДИСЛОКАЦИЯ ИЗРАИЛЬСКИХ СИЛ

1. После вступления в силу настоящей Декларации принципов, но не позднее кануна выборов Совета, будет проведена передислокация израильских вооруженных сил на Западном берегу и в секторе Газа в дополнение к выводу израильских сил, осуществленному в соответствии со статьей XIV.

2. В ходе передислокации своих вооруженных сил Израиль будет руководствоваться тем принципом, что его вооруженные силы должны быть передислоцированы за пределы населенных районов.

3. Дальнейшие передислокации в указанные районы будут осуществляться постепенно по мере того, как палестинские полицейские силы будут брать на себя ответственность за обеспечение общественного порядка и внутренней безопасности в соответствии со статьей VIII выше.

Статья XIV

УХОД ИЗРАИЛЯ ИЗ СЕКТОРА ГАЗА И РАЙОНА ИЕРИХОНА

Израиль уйдет из сектора Газа и района Иерихона, как изложено в протоколе, приводимом в качестве приложения II.

Статья XV

УРЕГУЛИРОВАНИЕ СПОРОВ

1. Споры, связанные с применением или толкованием настоящей Декларации принципов или любых последующих соглашений, касающихся переходного периода, должны урегулироваться путем переговоров через Совместный комитет по связи, который должен быть создан в соответствии со статьей X выше.

2. Споры, которые невозможно урегулировать путем переговоров, могут быть урегулированы с помощью согласительной процедуры, которая должна быть согласована обеими сторонами.

3. Стороны могут согласиться передать в арбитраж споры, касающиеся переходного периода, которые невозможно урегулировать с помощью согласительной процедуры. С этой целью по согласию обеих сторон они создадут Арбитражный комитет.

Статья XVI

ИЗРАИЛЬСКО-ПАЛЕСТИНСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО, СВЯЗАННОЕ С РЕГИОНАЛЬНОЙ ПРОГРАММОЙ

Обе стороны рассматривают многосторонние рабочие группы в качестве соответствующего инструмента для продвижения "Плана Маршалла", региональной программы и других программ, включая специальную программу для Западного берега и сектора Газа, как указано в протоколе, приводимом в качестве приложения IV.

Статья XVII

РАЗЛИЧНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

1. Настоящая Декларация принципов вступит в силу через месяц после ее подписания.

2. Все протоколы, прилагаемые к настоящей Декларации принципов, и относящиеся к ней согласованные протоколы рассматриваются в качестве ее неотъемлемой части.

Совершено в Вашингтоне, округ Колумбия, тринадцатого числа сентября месяца 1993 года.

За правительство Израиля За ООП

Шимон ПЕРЕС Махмуд АББАС

Засвидетельствовано:

Соединенные Штаты Америки Российская Федерация

Уоррен КРИСТОФЕР Андрей В. КОЗЫРЕВ

ПРИЛОЖЕНИЕ I

Протокол о методах и условиях проведения выборов

1. Палестинцы Иерусалима, которые живут там, будут иметь право участвовать в процессе выборов в соответствии с соглашением между обеими сторонами.

2. Кроме того, соглашение о проведении выборов должно охватывать, в частности, следующие вопросы:

a) система выборов;

b) методы согласованного надзора и международного наблюдения и персональный состав их участников;

c) правила и положения, касающиеся избирательной кампании, включая согласованные меры по организации работы средств массовой информации, и возможность выдачи лицензии станции радио- и телевещания.

3. Будущий статус перемещенных палестинцев, которые были зарегистрированы 4 июня 1967 года, не пострадает из-за того, что они не в состоянии участвовать в процессе выборов вследствие практических причин.

ПРИЛОЖЕНИЕ II

Протокол о выводе израильских сил из сектора Газа и района Иерихона

1. Обе стороны в течение двух месяцев с момента вступления в силу настоящей Декларации принципов заключат и подпишут соглашение о выводе израильских вооруженных сил из сектора Газа и района Иерихона. Это соглашение будет предусматривать всеобъемлющие меры, которые будут применяться в секторе Газа и районе Иерихона после ухода Израиля.

2. Израиль произведет ускоренный планомерный вывод израильских вооруженных сил из сектора Газа и района Иерихона начиная с момента подписания соглашения о полосе Газа и районе Иерихона, который будет завершен в течение не более чем четырех месяцев с момента подписания этого соглашения.

3. В вышеназванном соглашении будет указано, среди прочего, следующее:

a) меры по беспрепятственной мирной передаче полномочий израильскими военными властями и их гражданской администрацией палестинским представителям;

b) структура, полномочия и ответственность Палестинского органа в этих районах, за исключением вопросов внешней безопасности, поселений, израильтян, внешних сношений и других взаимно согласованных вопросов;

c) меры по принятию на себя ответственности за внутреннюю безопасность и общественный порядок палестинскими полицейскими силами, состоящими из офицеров полиции, набранных на местной основе и за рубежом (имеющих иорданские паспорта и палестинские документы, выданные Египтом). Лица из-за рубежа, которые будут служить в палестинских полицейских силах, должны пройти подготовку в качестве сотрудников и офицеров полиции;

d) временное международное или иностранное присутствие, в соответствии с достигнутой договоренностью;

e) создание совместного палестинско-израильского комитета по координации и сотрудничеству для целей взаимной безопасности;

f) программа экономического развития и стабилизации, включая создание чрезвычайного фонда, для стимулирования иностранных инвестиций и оказания финансово-экономической помощи. Для достижения этих целей обе стороны будут координировать усилия и сотрудничать совместно и индивидуально с региональными и международными участниками;

g) меры по обеспечению безопасного прохода лиц и транспортных средств между сектором Газа и районом Иерихона.

4. В вышеназванном соглашении будут указаны меры по координации между обеими сторонами в отношении проходов:

a) Газа - Египет;

b) Иерихон - Иордания.

5. Отделы, которым поручено выполнять полномочия и нести ответственность Палестинского органа согласно приложению II и статье VI Декларации принципов, будут размещаться в секторе Газа и в районе Иерихона до тех пор, пока Совет не приступит к выполнению своих обязанностей.

6. За исключением того, что оговорено в рамках этих согласованных мер, по своему статусу сектор Газа и район Иерихона будут по-прежнему являться неотъемлемой частью Западного берега и сектора Газа, и этот статус не будет изменен в течение переходного периода.

ПРИЛОЖЕНИЕ III

Протокол об израильско-палестинском сотрудничестве в осуществлении экономических программ и программ развития

Обе стороны договариваются учредить постоянный израильско-палестинский комитет по экономическому сотрудничеству, который будет осуществлять, среди прочего, следующее:

1. Сотрудничество в области водопользования, включая программу освоения водных ресурсов, подготовленную специалистами от обеих сторон, в которой будут также указаны формы сотрудничества в области управления водными ресурсами на Западном берегу и в секторе Газа, и предложения относительно исследований и планов, касающихся водных прав каждой стороны, а также справедливого использования совместных водных ресурсов, для осуществления в переходный период и далее.

2. Сотрудничество в области электроснабжения, включая программу развития электроснабжения, в которой будут также указаны формы сотрудничества в области производства, технического обслуживания, приобретения и продажи электроэнергетических ресурсов.

3. Сотрудничество в области энергетики, включая программу развития энергетики, которая будет предусматривать эксплуатацию нефти и газа для промышленных целей, особенно в секторе Газа и в Негеве, и поощрять дальнейшую совместную эксплуатацию других энергетических ресурсов. Эта программа может предусматривать также строительство нефтехимического промышленного комплекса в секторе Газа и строительство нефте- и газопроводов.

4. Сотрудничество в области финансов, включая программу развития и действий в области финансов для стимулирования притока международных инвестиций на Западный берег, в сектор Газа и в Израиль, а также создание палестинского банка развития.

5. Сотрудничество в области транспорта и связи, включая программу, в которой будут определены принципы создания морского порта в секторе Газа и предусмотрено создание транспортных путей и линий связи между Западным берегом и сектором Газа и Израилем, а также другими странами. Кроме того, эта программа будет предусматривать строительство необходимых автодорог, железных дорог, линий связи

и т. д.

6. Сотрудничество в области торговли, включая исследования и программы поощрения торговли, которые будут стимулировать местную, региональную и межрегиональную торговлю, а также подготовка технико-экономического обоснования для создания зон свободной торговли в секторе Газа и в Израиле, взаимный доступ к этим зонам и сотрудничество в других смежных с торговлей и коммерцией областях.

7. Сотрудничество в области промышленности, включая программы промышленного развития, которые будут предусматривать создание совместных израильско-палестинских научно-исследовательских промышленных центров, содействовать созданию палестинско-израильских совместных предприятий и устанавливать принципы сотрудничества вобласти производства текстиля, пищевых продуктов, фармацевтических препаратов, электроники, алмазов, компьютеров, а также в наукоемких отраслях промышленности.

8. Программу сотрудничества и регулирования в области трудовых отношений и сотрудничества в вопросах социального обеспечения.

9. План развития людских ресурсов и сотрудничества, предусматривающий проведение совместных израильско-палестинских практикумов и семинаров, а также создание совместных центров профессиональной подготовки, научно-исследовательских учреждений и банков данных.

10. План охраны окружающей среды, предусматривающий принятие совместных или скоординированных мер в этой области.

11. Программу развития координации и сотрудничества в области коммуникаций и средств информации.

12. Любые другие программы, представляющие взаимный интерес.

ПРИЛОЖЕНИЕ IV

Протокол об израильско-палестинском сотрудничестве по программам

регионального развития

1. Обе стороны будут сотрудничать в контексте многосторонних мирных усилий в содействии осуществлению программы развития для региона, включая Западный берег и сектор Газа, инициатором которой выступит Группа семи. Стороны будут просить Группу семи привлечь к участию в этой программе другие заинтересованные государства, например являющиеся членами Организации экономического сотрудничества и развития, арабские государства региона и региональные учреждения, а также представителей частного сектора.

2. Программа развития будет состоять из двух элементов:

a) Программы экономического развития для Западного берега и сектора Газа;

b) Программы регионального экономического развития.

A. Программа экономического развития для Западного берега и сектора Газа будет содержать следующие элементы:

1) программа социальной реабилитации, включая жилищную и строительную программу;

2) план развития мелкомасштабной и среднемасштабной предпринимательской деятельности;

3) программа развития инфраструктуры (водоснабжение, электроснабжение, транспорт и связь и т.д.);

4) план развития людских ресурсов;

5) прочие программы.

B. Программа регионального экономического развития может содержать следующие элементы:

1) учреждение в качестве первого шага ближневосточного фонда развития и в качестве второго шага - ближневосточного банка развития;

2) разработка совместного израильско-палестинско-иорданского плана скоординированной эксплуатации района Мертвого моря;

3) канал Средиземное море (Газа) - Мертвое море;

4) региональные проекты опреснения воды и другие проекты по освоению водных ресурсов;

5) региональный план сельскохозяйственного развития, включая скоординированные региональные усилия по предотвращению опустынивания;

6) объединение электросетей в единую сеть;

7) региональное сотрудничество в целях транспортировки, распределения и промышленной эксплуатации газа, нефти и других энергоресурсов;

8) план развития туризма, транспорта и телекоммуникаций в регионе;

9) региональное сотрудничество в других сферах.

3. Обе стороны будут поощрять деятельность многосторонних рабочих групп и координировать усилия для их успешного функционирования. Стороны будут содействовать проведению межсессионных мероприятий, а также подготовке предварительных и практических технико-экономических обоснований в рамках различных многосторонних рабочих групп.

Согласованные протоколы к Декларации принципов о временных мерах

по самоуправлению

А. ОБЩИЕ ДОГОВОРЕННОСТИ И СОГЛАШЕНИЯ

На любые полномочия и ответственность, переданные палестинцам в соответствии с Декларацией принципов до того, как Совет приступит к исполнению своих обязанностей, распространяются те же принципы, относящиеся к статье IV, которые изложены ниже в настоящих согласованных протоколах.

В. КОНКРЕТНЫЕ ДОГОВОРЕННОСТИ И СОГЛАШЕНИЯ

Статья IVИмеется в виду, что:

1. Юрисдикция Совета будет охватывать территорию Западного берега и сектора Газа, за исключением вопросов, которые будут согласованы в ходе переговоров о постоянном статусе: Иерусалим, поселения, дислокация военных и израильтяне.

2. Юрисдикция Совета будет охватывать переданные ему согласованные полномочия, ответственность, сферы и функции.

Статья VI (2)

В соответствии с достигнутой договоренностью передача полномочий будет происходить следующим образом:

1. Палестинская сторона сообщит израильской стороне фамилии уполномоченных палестинцев, которые примут на себя полномочия, функции и ответственность, которые будут переданы палестинцам в соответствии с Декларацией принципов в следующих областях: образование и культура, здравоохранение, социальное обеспечение, прямое налогообложение, туризм, а также любые другие согласованные функции.

2. Имеется в виду, что права и обязанности этих отделов затронуты, не будут.

3. В каждую из вышеуказанных сфер по-прежнему будут направляться имеющиеся бюджетные ассигнования в соответствии с мерами, которые будут определены по взаимному согласию. Эти меры будут также предусматривать проведение коррективов, необходимых для учета налогов, взимаемых отделом прямого налогообложения.

4. После подписания Декларации принципов израильская и палестинская делегации немедленно приступят к обсуждению подробного плана передачи полномочий вышеуказанным отделам в соответствии с вышеуказанными договоренностями.

Статья VII (2)

Временное соглашение будет включать также меры по координации и сотрудничеству.

Статья VII (5)

Вывод военных властей не будет препятствовать Израилю в осуществлении тех полномочий и ответственности, которые не были переданы Совету.

Статья VIII

Имеется в виду, что Временное соглашение будет предусматривать меры по сотрудничеству и координации в этом отношении между двумя сторонами. Достигнута также договоренность о том, что передача палестинской полиции полномочий и ответственности будет осуществлена поэтапно в соответствии с положениями Временного соглашения.

Статья X

Достигнута договоренность о том, что после вступления в силу Декларации принципов израильская и палестинская делегации обменяются фамилиями лиц, назначенных ими в качестве членов Совместного израильско-палестинского комитета по связи. Кроме того, достигнута договоренность о том, что каждая сторона будет иметь в Совместном комитете равное число членов. Совместный комитет принимает решение путем достижения согласия. В состав Совместного комитета могут по мере необходимости вводиться другие технические сотрудники и эксперты. Совместный комитет принимает решение о частоте своих заседаний и месте или местах их проведения.

ПРИЛОЖЕНИЕ II

Имеется в виду, что после ухода Израиля он будет продолжать нести ответственность за внешнюю безопасность, а также за внутреннюю безопасность и общественный порядок применительно к поселениям и израильтянам. Израильские вооруженные силы и гражданские лица могут продолжать свободно пользоваться дорогами в секторе Газа и в районе Иерихона.

СОВЕРШЕНО в Вашингтоне, округ Колумбия, тринадцатого сентября 1993 года.

За правительство Израиля За Организацию освобождения Палестины

Шимон ПЕРЕС Махмуд АББАС

Засвидетельствовано:

Соединенные Штаты Америки Российская Федерация

Уоррен КРИСТОФЕРАндрей В. КОЗЫРЕВ

Приложение Б

Палестинская национальная хартия от 1-17 июля 1968 г.

Статья 1. Палестина является родиной арабского народа Палестины и составной частью «великой арабской родины», а народ Палестины являетсячастью арабского народа.

Статья 2 . Палестина в границах периода британского мандата является единой и неделимой территорией.

Статья 3. Арабский народ Палестины является законным хозяином своей родины и будет добиваться самоопределения после ее освобождения и только по своему собственному свободному выбору.

Статья 4 . Самобытность арабского народа Палестины является основным и неизменным свойством, переходящим из поколения в поколение; сионистская оккупация рассеяла арабский народ Палестины, но, несмотря на постигшую его катастрофу, национальные особенности народа остались неизменными и не подлежат отрицанию.

Статья 5. Палестинцами считаются арабские граждане, постоянно проживавшие в Палестине до 1947 года и выехавшие оттуда либо оставшиеся на месте, а также родившиеся от отца-палестинца после этой даты в Палестине или за ее пределами.

Статья 6 . Евреи, постоянно проживавшие в Палестине до сионистского вторжения, также считаются палестинцами.

Статья 7. Принадлежность к палестинскому народу, а также материальная, духовная и историческая связь с Палестиной являются установленным фактом. Палестинское образование и воспитание является арабским революционным воспитанием и направлено на формирование национального самосознания, усвоение глубоких знаний о духовной и материальной культуре своей родины, готовность вести вооруженную борьбу и всеми силами приближать освобождение и возвращение родины. Все это является нашим национальным долгом.

Статья 8. В настоящее время арабский народ Палестины находится в состоянии национальной борьбы за освобождение Палестины, поэтому разногласия между различными между различными силами, борющимися за освобождение Палестины, вторичны, и их следует прекратить ввиду коренного противоречия между сионизмом и империализмом, с одной стороны, и арабским народом Палестины – с другой. Эта цель объединяет всех палестинских арабов, проживающих как на оккупированной земле, так и в изгнании, организации и частные лица в единый национальный фронт борьбы за возвращение родины и ее освобождение в ходе вооруженной революции.

Статья 9 . Вооруженная борьба является единственным способом освобождения Палестины и, следовательно, стратегией, а не тактикой. Народ Палестины подтверждает свое твердое намерение решительно и неуклонно продолжать вооруженную борьбу за освобождение своей родины Палестины, возвращение и восстановление своего естественного, права на нее, а также права на самоопределение и полный суверенитет над ней.

Статья 10 . Освободительная борьба является смыслом войны арабского народа Палестины, и ее следует расширять, защищать и мобилизовать все силы палестинского народа, как народные массы, так и научный потенциал, и организовать их для участия в вооруженной палестинской революции. Следует добиваться объединения между различными организациями арабского народа Палестины и большинством арабского народа ( в арабских странах) в рамках национальной борьбы для расширения революции и доведения ее до победного конца.

Статья 11 . Палестинцы выдвигают три лозунга: национальное единство, национальная мобилизация и национальное освобождение.

Статья 12 . Арабский народ Палестины верит в единство арабского народа и считает своим долгом не отступать от него в своей национальной борьбе, одновременно сохраняя собственную самобытность, подчеркивая и укрепляя ее реальность, и срывать при этом все планы по ассимиляции и ослаблению своей национальной самобытности.

Статья 13 . Арабское единство и освобождение Палестины – две взаимосвязанные цели. Арабское единство способствует освобождению Палестины, и освобождение Палестины способствует укреплению арабского единства, достижение этих целей осуществляется в неразрывном единстве.

Статья 14. Судьба арабского народа и все его существование связаны с судьбой арабского народа Палестины. Следовательно, арабский народ должен приложить все усилия для освобождения Палестины. Народ Палестины стоит на переднем крае борьбы за осуществление этой святой общенародной цели.

Статья 15 . Освобождение Палестины является национальным долгом всего арабского народа. Перед ним стоит задача изгнать из своего отечества сионистских и империалистических захватчиков и полностью очистить Палестину от сионизма. Ответственность за осуществление этой задачи полностью ложится на арабский народ и его правительства, и в первую очередь на арабский народ Палестины. С этой целью арабский народ должен мобилизовать все свои возможности, как военные, так и личные, как материальные, так и духовные, чтобы принять всемерное участие в борьбе арабского народа Палестины за освобождение Палестины и, на данном этапе, в вооруженной палестинской революции; оказывать всяческую помощь и считать сионизм незаконным движением и полностью запретить его деятельность.

Статья 16 . Освобождение Палестины, с духовной точки зрения, предоставит Святой Земле атмосферу безопасности и спокойствия, которое в свою очередь будет охранять религиозные святыни страны и гарантировать свободу вероисповедания и посещения всех их, без дискриминации и гонений, в независимости от цвета кожи, языка, или религии. Соответственно, народ Палестины обращается ко всем духовным силам в мире для поддержки.

Статья 17 . Освобождение Палестины, с человеческой точки зрения, восстановит палестинцам их достоинство, гордость, и свободу. Соответственно арабский народ Палестины с нетерпением ждет поддержки всех тех, кто верит в права человека и его свободы.

Статья 18 . Освобождение Палестины, с международной точки зрения, является действием вызванным необходимостью самообороны. Соответственно палестинский народ обращается к миролюбивым государствам для поддержки, чтобы восстановить законные права арабов в Палестине, восстановить мир и безопасность в стране, и позволить ее народу получить национальный суверенитет и свободу.

Статья 19 . Раздел Палестины в 1947 г. и учреждение Государства Израиль полностью незаконны, потому что они противоречат желанию палестинского народа к естественному праву на родину, и принципам, воплощенным в Уставе Организации Объединенных Наций, особенно, что касается права на самоопределение.

Статья 20. Декларация Бальфура, Мандат на Палестину, и все, что было основано на них, считаются не имеющими законной силы. Требования исторических или религиозных связей евреев с Палестиной несовместимы с фактами истории и истинной концепцией того, что составляет государственность. Иудаизм, будучи религией, не является независимой национальностью. И при этом евреи не составляют единую нацию с собственной идентичностью; они - граждане государств, которым они принадлежат.

Статья 21 . Арабский народ Палестины отклоняет все решения, которые являются заменой полному освобождению Палестины, и отклоняет все предложения, направленные на ликвидацию палестинской проблемы, или ее интернационализации.

Статья 22. Сионизм - политическое движение, органически связанное с международным империализмом и антагонистическое по отношению в мире. Израиль - инструмент движения Сиониста, и географическая основа для мирового империализма, помещенного стратегически посреди арабской родины, чтобы сражаться с надеждами на арабскую нацию за освобождение, единство, и продвижение. Израиль - постоянный источник угрозы миру на Ближнем Востоке и в целом мире. Так как освобождение Палестины разрушит присутствие Сиониста и империалиста и поспособствует становлению мира на Ближнем Востоке, палестинский народ ищет поддержку всех прогрессивных и мирных сил и убеждает их всех, независимо от их происхождения и верований, предложить палестинцам помощь и поддержку в их справедливой борьбе за освобождение их родины.

Статья 23 . Необходимость безопасности и мира, правды и правосудия, требует, чтобы все государства считали Сионизм незаконным движением, объявили вне закона его существование, и запретили его, чтобы дружественные отношения среди народов могли быть сохранены.

Статья 24. Арабский народ Палестины верит в принципы справедливости, свободы, государственной независимости, самоопределения, человеческое достоинство и право народов на самооборону.

Статья 25 . Для осуществления целей и задач народа Палестины создана Организация освобождения Палестины, несущая всю полноту долга по освобождению Палестины.

Статья 26 . Организация освобождения Палестины объединяет все силы палестинской революции и несет ответственность в деле организации борьбы арабского народа Палестины за освобождение родины и возвращение, а также осуществление его законного права на самооборону. На Организацию освобождения Палестины возлагается ответственность в военной, государственной, финансовой областях, то есть во всем, что нужно для разрешения палестинской проблемы как на внутриарабском, так и на международном уровнях.

Статья 27 . Организация освобождения Палестины сотрудничает по возможности со всеми арабскими государствами, сохраняет нейтралитет и невмешательство во внутренние дела государства, но действует в соответствии с нуждами освобождения родины и не вступает в сговор с внутренними врагами государства.

Статья 28 . Арабский народ Палестины верен идеалам национальной революции и независимости и отвергает всяческие сговоры с врагом, оппортунизм и приспешничество.

Статья 29. Арабский народ Палестины обладает единственным и подлинным правом на освобождение Палестины и возвращение на родину, и он будет утверждать свое право перед лицом всех государств и организаций и добиваться всемерной помощи в разрешении палестинской проблемы и выполнении задач революции.

Статья 30 . Бойцы и обладатели оружия в системе освободительного движения составляют ядро арабской армии и оборонную мощь арабского народа Палестины.

Статья31 . У Организации освобождения Палестины будут флаг, присяга, гимн, которые будут приняты особым соглашением.

Статья 32 . К Хартии будет прилагаться основной закон Организации освобождения Палестины, который утвердит, по мере необходимости, расширение организации, ее законы, учреждения, их деятельность и обязанности, возложенные на них в соответствии с данной Хартией.

Статья 33 . Поправки, вносимые в Хартии, могут быть приняты только большинством в две трети голосов всех членов Национального совета ООП на специальном заседании, созванном для этой цели.

Приложение В

Резолюция № 242 принятая Советом Безопасности ООН 22 ноября 1968 года

Совет Безопасности, выражая свое продолжающееся беспокойство по поводу серьезного положения на Ближнем Востоке, подчеркивая недопустимость приобретения территории путем войны и необходимость добиваться справедливого и прочного мира, при котором каждое государство в данном районе может жить в безопасности, подчеркивая надалее, что все государства - члены ООН, принимая Устав ООН, взяли на себя обязательство действовать в соответствии со статьей 2 Устава,
1. Утверждает, что выполнение принципов Устава требует установления справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке, который должен включать применение обоих нижеследуючих принципов:
1) вывод израильских вооруженных сил с территорий, оккупированных во время недавнего конфликта;
2) прекращение всех претензий или состояний войны и уважение, и признание суверенитета, территориальной целостности и политической независимости каждого государства в данном районе и их права жить в мире в безопасности и признанных границах, не подвергаясь угрозам силой или ее применению,
2.Утверждает далее необходимость:
а) обеспечения свободы судоходства по международным водным путям в данном районе;
b) достижения справедливого урегулирования проблемы беженцев;
с) обеспечения территориальной неприкосновенности и политической независимости каждого государства в данном районе с помощью мер, включающих установление демилитаризованных зон;
3. Просит генерального секретаря назначить специального представителя, который должен выехать на Ближний Восток для установления и поддержания контактов с заинтересованными государствами...

Приложение Г

Резолюция № 338 Совета Безопасности ООН принятая 22 октября 1973 года

Совет Безопасности,
1. Призывает все стороны участвующие в конфликте, немедленно прекратить огонь и завершить всю деятельность вооруженных сил, не позже чем через 12 часов после принятия этого решения, в позициях, которые они теперь занимают;
2. Призывает все затрагиваемые стороны начать немедленно после перемирия выполнение Решения Совета Безопасности 242 (1967) во всех его частях;
3. Решает что, немедленно и одновременно с перемирием, начнутся переговоры между затрагиваемыми сторонами под соответствующим покровительством, нацеленные на установление длительного мира на Ближнем Востоке.


[1] См. Приложение А. С. 61 – 72.

[2] Ден Кон-Шербок, Дауд эль-Алами. Палестино-израильский конфликт: две точки зрения. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2002. С. 129 – 130.

[3] Чистяков А. Ф. Современный мирный процесс на Ближнем Востоке и роль России. М.: Диплом.акад., 1994. С. 12.

[4] Бакланов А. Г. Ближний Восток на рубеже XXIвека: к созданию системы региональной безопасности. М.: МГИМО, 2001. С. 52.

[5] Цит. по: Рубби А. Палестинский марафон. М.,2001. С. 313

[6] Рубби А. Палестинский марафон. М.: Междунар. Отношения, 2001. С. 313

[7] Там же.

[8] Рубби А. Палестинский марафон… С. 314

[9] Омар А. А. США, исламский Ближний Восток и Россия. М.: РНФ, 1995. С. 79 – 80.

[10] Чистяков А. Ф. Современный мирный процесс... С. 18.

[11] Там же. С. 9

[12] Пырлин Е. Д. 100 лет противоборства. М.: РОССПЭН, 2001. С. 340..

[13] См. Приложение А.

[14] Чистяков А. Ф. Указ.соч. С. 11.

[15] Рубби А. Указ.соч. С. 313 – 314.

[16] Цит. по: Пырлин Е. Д. 100 лет противоборства. М., 2001. С. 342.

[17] Рубби А. Указ.соч. С. 314.

[18] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 53.

[19] Main points of the Gaza-Jericho Agreement [Electronic resource]. Mode of access:http://www.mfa.gov.il/MFA/Peace Process/Guide to the Peace Process/Main Points of Gaza-Jericho Agreement.htm. – Date of access: 26.01.2010.P.1.

[20] Ibid. P.2.

[21] Ibid. P. 3 – 4.

[22] Бакланов А. Г. Указ. соч. С. 54.

[23] Там же.

[24] Цит по: Рубби А. Палестинский марафон… С. 316.

[25] Цит по: Рубби А. Указ. соч… С. 316.

[26] Рубби А. Указ.соч. С. 316.

[27] Там же. С. 316 – 318.

[28] Там же. С. 321.

[29] Там же. С. 322 – 323.

[30] Цит. по: Рубби А. Указ. соч… С. 323.

[31] Ден Кон-Шербок, Дауд эль-Алами. Палестино-израильский конфликт… С. 132 – 133.

[32] Рыжов И. В. Государство Израиль в системе международных отношений второй половины XXвека. Н. Новгород: 2008. С. 39.

[33] Цит по: Рубби А. Указ.соч. С. 324.

[34] Там же. С. 328.

[35] Там же. С. 329.

[36] Омар А. А. США, исламский Ближний Восток… С. 89.

[37] Рубби А. Указ.соч. С. 329.

[38] Там же. С. 330.

[39] Там же.

[40] Пырлин Е. Д. 100 лет… С. 340.

[41] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 55.

[42] Ден Кон-Шербок, Дауд эль-Алами. Указ.соч. С. 134.

[43] Рубби А. Указ.соч. С. 336.

[44] Там же. С. 336 – 337.

[45] Ден Кон-Шербок, Дауд эль-Алами. Указ.соч. С. 134.

[46] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 61.

[47] Клинтон Б. Моя жизнь. М.: Альпина бизнес букс, 2005. С. 753 – 754.

[48] Там же. С. 754.

[49] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 61.

[50] Там же. С. 55 – 56.

[51] Там же. С. 62.

[52] Там же.

[53] Там же.

[54] Цит. по: Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 62.

[55] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 62.

[56] Рубби А. Указ.соч. С. 336.

[57] Цит по: Рубби А. Указ.соч. С. 336.

[58] Пырлин Е. Д. 100 лет… С. 337 – 338.

[59] Рубби А. Указ.соч. С. 338.

[60] Пырлин Е. Д. Трудный и долгий путь к миру. М.: РОССПЭН, 2002. С. 374.

[61] Рубби А. Указ.соч. С. 339.

[62] Пырлин Е. Д. Трудный и долгий путь… С. 458.

[63] Ден Кон-Шербок, Дауд эль-Алами. Указ.соч. С. 136.

[64] Клинтон Б. Моя жизнь… С. 758.

[65] Цит. по: Клинтон Б. Моя жизнь. С. 762.

[66] Пырлин Е. Д. Трудный и долгий путь… С. 459.

[67] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 63.

[68] Рубби А. Указ.соч. С. 343 – 344.

[69] Усова Е. Ю. Арабо-израильские отношения в системе международных отношений XXI века Общество и политика современного Израиля: Сб. статей/ под ред. А. Д. Эпштейна. – Иерусалим, 2002. С. 267.

[70] Рубби А. Указ.соч. С. 344.

[71] Там же, С. 346.

[72] Цит по: Рубби А. Указ.соч. С. 347.

[73] Носенко Т. В. Иерусалим. М.: Олма-пресс, 2003. С. 408.

[74] Рубби А. Указ.соч. С. 347 – 348.

[75] Цит по: Рубби А. Указ.соч. С. 348.

[76] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 63.

[77] Носенко Т. В. Иерусалим… С. 409.

[78] Бакланов А. Г. Указ.соч. с. 63.

[79] Пырлин Е. Д. Трудный и долгий… С. 460.

[80] Ден Кон-Шербок, Дауд эль-Алами. Указ.соч. С.138.

[81] Карасова Т. А. Политическая ситуация в Израиле между выборами 1996 и 2001 годов. Политологический анализ //Общество и политика современного Израиля: Сб. статей/ под ред. А. Д. Эпштейна.Иерусалим: 2002. – С. 181.

[82] Шехтер Д. Рядом с премьер-министрами. Иерусалим: ГешаримМ: Мосты культуры, 2001. С.185 – 194.

[83] Цит по: Пырлин Е. Д. 100 лет… С. 342.

[84] Шехтер Д. Рядом с премьер-министрами… С. 200.

[85] Носенко Т. В. Указ.соч. С. 415.

[86] Пырлин Е. Д. Трудный и долгий… С. 460 – 461.

[87] Цит по: Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 65.

[88] Носенко Т. В. Указ.соч. С. 414.

[89] Пырлин Е. Д. Трудный и долгий… С. 461.

[90] Пырлин Е. Д. 100 лет … С. 345.

[91] Там же.

[92] Там же. С. 346.

[93] Посувалюк В. Мир и безопасность на Ближнем Востоке – достижима ли цель?//Международная жизнь. – 1998. - № 11/12. – С. 4 – 5.

[94] Цит по: Пырлин Е. Д. 100 лет… С. 347.

[95] Пырлин Трудный и долгий… С. 361 – 362.

[96] Цит по: Пырлин Е. Д. 100 лет… С. 348.

[97] Клинтон Б. Указ.соч. С. 831.

[98] Бакланов А.Г. Указ.соч. С. 65.

[99] Рыжов И. В. Государство Израиль… С. 36.

[100] Пырлин Е. Д. 100 лет… С. 347 – 348.

[101] Пырлин Е. Д. Трудный и долгий… С. 463.

[102] Пырлин Е. Д. 100 лет… С. 348.

[103] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 66.

[104] Пырлин Е. Д. 100 лет… С. 349.

[105] Там же.

[106] Цит по: Пырлин Е. Д. Трудный и долгий… С. 464.

[107] Пырлин Е. Д. 100 лет… С. 351.

[108] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 66 – 67.

[109] Цит по: Пырлин Е. Д. 100 лет… С. 350.

[110] Пырлин Е. Д. Трудный и долгий… С. 461.

[111] Там же. С. 467.

[112] Цит по:Пырлин Е. Д. 100 лет… С. 352 – 353.

[113] Там же. С. 353.

[114] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 67.

[115] Там же. С. 68.

[116] Пырлин Е. Д. 100 лет… С. 353 – 354.

[117] Пырлин Е. Д. Трудный и долгий… С. 467.

[118] Там же. С. 468.

[119] Бакланов А. Г. Указ.соч. с. 68.

[120] Цит по: Клинтон Б. Указ.соч. С. 919.

[121] Омар А. А. Указ.соч. С. 72 – 73.

[122] КлинтонБ. Указ.соч. С. 915 - 917 .

[123] The Wye River Memorandum [Electronic resource]. – 1998. – Mode of access: http://www.middleeast.org.ua/documents/wyeriver.htm. - Date of access: 13.02.2010. P. 1.

[124] Ibid. Р. 2 – 3.

[125] См. ПриложениеБ.С. 73 – 77.

[126] The Wye River Memorandum… Р. 4.

[127] Ibid. Р. 4 –5.

[128] Ibid. Р. 6 – 7.

[129] БаклановА. Г. Указ.соч. С. 69.

[130] Клинтон Б. Указ.соч. С. 933.

[131] Пырлин Е. Д. Трудный и долгий… С. 471 – 472.

[132] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 69 – 70.

[133] Рыжов И. В. Указ.соч. С. 28.

[134] Пырлин Е. Д. 100 лет… С. 355.

[135] Карасова Т. А. Политическая ситуация… С. 182 – 184.

[136] Там же. С. 190.

[137] Там же. С. 192.

[138] Пырлин Е. Д. Трудный и долгий… С. 473.

[139] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 70 – 71.

[140] The Sharm el-Sheikh Memorandum on Implementation Timeline of Outstanding Commitments of Agreements Signed and the Resumption of Permanent Status Negotiations [Electronic resource]. – 1999. – Mode of access: http://middleeast.org.ua/documents/sharm.htm. - Date of access: 13.02.2010. Р. 1.

[141] Киселев В. Долгая дорога к миру//Азия и Африка сегодня. – 2000. - № 6 – С. 19.

[142] The Sharm el-Sheikh Memorandum… P. 2.

[143] Ibid. P.3

[144] Ibid.

[145] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 72.

[146] Там же. С. 72 – 73.

[147] Пырлин Е. Д. 100 лет… С. 355 – 356.

[148] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 75 – 76.

[149] См. Приложение В. С. 78.

[150] См. Приложение Г. С. 79.

[151] Пырлин Е. Д. 100 лет… С. 356.

[152] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 75 – 76.

[153] Носенко Т. В. Указ.соч. С. 415.

[154] Карасова Т. А. Указ.соч. С. 192 – 194.

[155] Пырлин Е. Д. Трудный и долгий… С. 475.

[156] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 77 – 78.

[157] Носенко Т. В. Указ.соч. С. 415 – 416 .

[158] Эпштейн А. Д.Арабо-израильский конфликт//Общество и политика современного Израиля: Сб. статей/ под ред. А. Д. Эпштейна. Иерусалим, 2002. С. 233.

[159] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 78.

[160] Усова Т. Ю. Арабо-израильские отношения… С. 251.

[161] Карасова Т. А. Указ.соч. С. 195.

[162] Клинтон Б. Указ.соч. С. 1020.

[163] Клинтон Б. Указ.соч. С. 1024.

[164] Шевелева М. В. Процесс палестино-израильского урегулирования (1991 – 2001 гг.). Мн.: 2005. С. 4 – 5.

[165] Пырлин Е. Д. 100 лет… С. 357.

[166] Шевелева М. В. Процесс… С. 14.

[167] Пырлин Е. Д. Трудный и долгий… С. 474 – 476.

[168] Посувалюк В. Мир и безопасность... С. 8 – 9.

[169] Бакланов А. Г. Указ.соч. С. 79.

[170] Там же.

[171] Карасова Т. А. Указ. соч. С. 196 – 197.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:46:21 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
08:15:19 29 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Палестино-израильские отношения (1993-2000 гг.)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149898)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru