Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Выявление эффективности влияния различных приемов на процесс коррекции конструктивной деятельности детей младшего школьного возраста с задержкой психического и речевого развития

Название: Выявление эффективности влияния различных приемов на процесс коррекции конструктивной деятельности детей младшего школьного возраста с задержкой психического и речевого развития
Раздел: Рефераты по психологии
Тип: дипломная работа Добавлен 11:49:29 29 февраля 2004 Похожие работы
Просмотров: 687 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО

ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ

Выявление эффективности влияния различных приемов на процесс коррекции конструктивной деятельности детей младшего школьного возраста с задержкой психического и речевого развития.

Дипломная работа студента

5-го курса

Научный руководитель:

кпн, доцент

Филатова Н.П.

Омск

2002

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 4

Глава 1. КОНСТРУКТИВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДЕТЕЙ С НАРУШЕНИЯМИ ПСИХИЧЕСКОГО И РЕЧЕВОГО РАЗВИТИЯ 6

1.1. Феномен конструктивной деятельности младших школьников с задержками психического и речевого развития 6

1.1.1. Классификация уровней решения конструктивных задач 8

1.2. Психологические и нейро-психофизиологические особенности

детей с задержкой психического развития 10

1.2.1. Степени задержки ЗПР 11

1.2.2. Факторы, способствующие возникновению ЗПР 13

1.2.3. Классификация ЗПР 14

1.3. Психологические и нейро-психофизиологические особенности

детей с задержкой речевого развития 18

1.3.1. Связь между существующими задержкам речи,

психическим развитием и дефектами центральной

нервной системы 18

1.3.2. Психофизиологические исследования детей с ОНР 22

1.4. Выводы по теоретической части исследования 29

Глава 2. Программная часть исследования 30

2.1. Рабочая концепция исследования 30

2.2. Цель, задачи исследования 31

2.3. Объект, предмет и гипотеза исследования 31

2.4. Выборка 32

2.5. Организация исследования и описание использованных методик 32

2.5.1. Описание коррекционных воздействий 33

Глава 3. Результаты исследования и их анализ 36

3.1. Сравнение показателей КД младших школьников с ЗПР, ОНР и их нормально развивающихся сверстников 36

3.1.1. Качественные особенности КД детей с ЗПР и ОНР 37

3.2. Описание процесса выполнения детьми контрольной и экспериментальной групп заданий коррекционных воздействий 41

3.2.1. Качественные особенности КД детей экспериментальной группы, зарегистрированные в процессе выполнения

коррекционной методики 43

3.2.2. Качественные особенности КД детей контрольной группы,

зарегистрированные в процессе выполнения экспериментального

задания 45

3.3. Сравнение показателей КД экспериментальной и контрольной групп после проведения коррекционных воздействий 47

3.4 Краткое заключение по программной части исследования 48

ВЫВОДЫ 50

РЕКОМЕНДАЦИИ 51

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 52

ПРИЛОЖЕНИЯ 54

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время в связи с интенсификацией учебного процесса в общеобразовательных школах увеличилось количество детей, имеющих трудности в обучении. Большая часть из них имеет недостатки в интеллектуальном развитии.

Этот факт заставляет психологов обратиться к подробному изучению этой проблемы.

В отечественной психологии детей с проблемами в развитии особое значение отводиться поиску резервов формирования мыслительной деятельности, способствующих коррекции и компенсации интеллектуальной недостаточности.

Конструктивная деятельность, как особый вид психической деятельности, вносит значительный вклад в развитие детей дошкольного и младшего школьного возраста, о чем свидетельствуют исследования А.Н. Леонтьева, Л.А. Парамоновой, Н.Н. Поддъякова, Э.А. Фарапоновой и др. В то же время, известно, что у детей с интеллектуальной недостаточностью страдает конструктивный праксис. Следовательно, формирование конструктивной деятельности является актуальной, требующей углубленного исследования ее особенностей у детей с отклонениями в интеллектуальном развитии.

Данной проблеме посвящали свои научные труды Д. Абдурасулов, Набиль Али С., Б.И. Пинский, Е.А. Стребелева, В.Т. Хохрина, В.А. Шинкаренко. Следует отметить, что конструктивная деятельности хоть и слабо изучена в отечественной психологии, обладает огромным диагностическим и коррекционным потенциалом, который будет предметом еще многих исследований.

Проблема исследования конструктивной деятельности детей младшего школьного возраста с задержкой психического и речевого развития актуальна по причине постоянного увеличения количества детей имеющих указанные нарушения. Эта проблема актуальна не только для России. По данным статистики Всемирной организации здравоохранения рост количества детей имеющих, задержку развития составил, в 1990 году - 14.5 %, а в 1992 году - 26.9%. 85 % детей посещающих обыкновенные школы и детские сады нуждаются в медицинской, психолого-педагогической, логопедической помощи. Ежегодно рождается 5-8 % детей с наследственной патологией, 8-10 % с врожденной патологией, 4 - 5 % инвалиды. В свете перечисленных данных актуальность данного исследования не вызывает сомнения.

Глава 1. КОНСТРУКТИВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДЕТЕЙ С НАРУШЕНИЯМИ ПСИХИЧЕСКОГО И РЕЧЕВОГО РАЗВИТИЯ

1.1. Феномен конструктивной деятельности младших школьников с задержками психического и речевого развития

В специальной литературе нет общепринятого определения конструктивной деятельности (КД), разные авторы трактуют этот термин по - разному. Что касается КД детей с задержками психического и речевого развития, то данной информации в доступной литературе обнаружено не было. В отдельных работах присутствуют сведения о КД детей с аномалиями психического развития, в частности в работах О.А. Вялых (1999).

Сочетание предметной деятельности и мыслительного процесса в конструктивной деятельности позволяют эффективно формировать и совершенствовать, помимо моторно-двигательных навыков и стереотипов, так же и восприятие.

Любая конструктивная деятельность, в отличие от предметной, содержит в себе элементы творчества и самостоятельного мышления. Подобная деятельность требует определенной подготовки исполнителя. Необходимо уметь не формально, творчески решать различные задачи. Любое творчество требует принятие самостоятельного решения, выработанного на основе осознанного или интуитивного анализа исходных данных, касающихся и относящихся к исследуемому объекту. Для решения творческих задач ребенку зачастую приходится проводить визуальное обследование объектов исследования. Обследование должно носить не стихийный, формальный, случайный и самопроизвольный характер, а быть целенаправленным и строго организованным соответствующей методикой.

Воспринимая объект конструктивной деятельности как поток сенсорной информации, ребенок не может в полном объеме самостоятельно проанализировать исходную информацию об объекте. Внедряясь в сознание ребенка, воздействуя на него, с позиций своего авторитета и значимости для детского коллектива, педагог в состоянии существенно корректировать и управлять процессом восприятия исходной информации, ее осмысления и структурной организации сознанием ребенка. Произвольно управляя вниманием детей, необходимо стимулировать процесс анализа качественных и количественных признаков и параметров, характеризующих и определяющих свойства конкретных предметов, вовлеченных в процесс конструктивной деятельности. Используя метод сравнения и соответствующий понятийный аппарат, педагог может успешно формировать у детей навыки необходимые для выполнения не только предметной, но и конструктивной деятельности. К ним можно отнести способность выделять отдельные детали из сложного целого, различающиеся по конкретным признакам и свойствам. Качество воспринимаемой информации зависит от состояния органов чувств, вегетативной и высшей нервных систем ребенка. Учащимся необходимо уметь успешно ориентироваться в пространстве и фиксировать особенности расположения в нем отдельных фигур и объемных тел.

Для учащихся вспомогательной школы чаще, чем для их сверстников, детей с ЗПР, оказывается недостаточной помощь в виде предъявления расчлененной на отдельные составляющие модели, или ее элементы, поскольку они затрудняются не только определить место необходимого элемента в пространстве, но и какие элементы необходимо отобрать для построения модели. Для этого они нуждаются в промеривании различных элементов на расчлененный образец. Дети с ЗПР лучше, чем их сверстники с ОНИ усваивают опыт, полученный при выполнении предыдущих заданий. Они чаще используют более продуктивные способы действий, особенно при выполнении более простых, а соответственно более доступных для них заданий, о чем свидетельствуют, в том числе скорость, затраченная на выполнение одного действия. У детей с ЗПР скорость действий увеличивается при выполнении более сложных заданий по сравнению с выполнением простых. Это объясняется тем, что при решении более простых заданий они затрачивают время на обдумывание своих действий во внутреннем плане, чего не происходит у детей с ОНИ, среднее время выполнения заданий которых практически не меняется.

1.1.1. Классификация уровней решения конструктивных задач

Выделяют следующие уровни действий при решении конструктивных задач (Н.Н. Поддъяков, 1981; О.Н. Вялых, 1998):

0 уровень – отсутствие ориентировки в условиях задачи;

1 уровень – действия методом наложения элементов на расчлененный образец;

2 уровень – самостоятельная деятельность на основе расчлененного на отдельные элементы образца;

3 уровень – самостоятельная деятельность на основе нерасчлененного образца, с использованием практических пробующих действий;

4 уровень – самостоятельная деятельность с использованием только перцептивного промеривания при возможной вербализации;

5 уровень – самостоятельная деятельность, при которой соотношение образца и положения отдельных элементов, составляющих модель, происходит полностью во внутреннем плане.

Установлено, что 5-ый уровень действий характерен только для нормально развивающихся младших школьников при выполнении преимущественно наименее сложных заданий.

4-ый уровень характерен как для нормально развивающихся, так и для детей с ЗПР. 1,2,3 уровни действий характерны в различной степени для всех категорий обследованных детей, а нулевой характерен только для детей с недостатками в интеллектуальном развитии (НИР).

У детей с НИР конструктивная деятельность (КД) характеризуется недостаточной способностью ориентировки в задании. Решение задач происходит преимущественно во внешнем плане. Они испытывают трудности в переносе усвоенного опыта. На выполнение одного действия затрачивают больше времени, чем нормально развивающиеся дети, несмотря на то, что действуют преимущественно нерациональными способами. У нормально развивающихся детей конструктивная деятельность достаточно развита и не определяет различия в успеваемости. У детей с проблемами развития конструктивная деятельность еще не завершила соответствующего возрасту этапа развития, поэтому степень ее зрелости влияет на успешность в других видах деятельности, где необходимы элементы конструирования.

Наиболее сложным видом конструктивной деятельности для детей с проблемами психического развития оказывается конструирование по условию. Изученные материалы свидетельствуют о теснейшей взаимосвязи между мыслительными и практическими компонентами КД. При решении заданий проблема возникает уже на этапе понимания задач, что обусловлено, прежде всего, недостатками знаний пространственных предлогов и затруднениями в преодолении стереотипа (последнее оказалось сложным и для нормально развивающихся детей).

Общими особенностями выполнения заданий конструирования детьми с недостатками в интеллектуальной деятельности оказывается более длительное время их выполнения, они больше чем нормально развивающиеся допускают ошибки, реже замечают их, затрудняются исправлять те, которые видят. Из специфических особенностей, наиболее яркими для детей с ЗПР является неравномерность различных показателей на протяжении младшего школьного возраста. Это обусловлено как структурой дефекта, так и некоторыми возрастными особенностями в развитии высших корковых функций, а именно, переходом на аналитический способ переработки информации с одновременным ослаблением образного, который оказывается более доступным для данной категории детей. Такое ослабление образного способа переработки информации и недостатки интегральной переработки (аналитического вместе с образным), возможно в связи с нарушением их взаимодействия, о чем указывала М.Н.Фишман (1989) в своих исследованиях.

Важно отметить, что как нормально развивающиеся, так и дети с ЗПР лучше справляются с творческими заданиями на конструирование по собственному замыслу, чем с заданиями на конструирование по образцу и по условию. Выбор детьми приемов для моделирования и их предварительная характеристика свидетельствует о том, что представления об окружающих макро и мега-объектах, вписанных в окружающую среду, у детей с недостатками в интеллектуальной деятельности более примитивные, чем у нормально развивающихся сверстников, а подчас неадекватные, однако к 3 классу неадекватных представлений оказывается меньше, что свидетельствует о том, что знания об окружающем уточняются и расширяются.

О.Н.Вялых (1998) в результате проведенных ею исследований пришла к заключению, что КД детей с недостатками в интеллектуальной деятельности развивается по одним и тем же законам, что и в норме, проходят в своем развитии те же этапы и в той же последовательности. Отличие заключается в различной возрастной динамике, обусловленной недостаточным осознанием целей, низкой мотивации и неустойчивым интересом к деятельности.

1.2. Психологические и нейро-психофизиологические особенности детей с задержкой психического развития

Задержки психического развития - пограничные с умственной отсталостью (олигофренией) состояния, т. е. промежуточные формы интеллектуальной недостаточности между дебильностью и нормой. Задержки психического развития, связанные с незрелостью психики и мозговых структур, рассматриваются как отдельные группы состояний с патологией развития (именно так они трактовались в либо как синдром, входящий в структуру того или иного неврологического, психического или соматического заболевания.

1.2.1 Степени задержки ЗПР

Главные клинические признаки задержек психического развития (по М. Ш. Вроно): запаздывание развития основных психофизических функций (моторики, речи, социального поведения); эмоциональная незрелость; неравномерность развития отдельных психических функций; функциональный, обратимый характер нарушений.

Замедление созревания психических функций может варьировать от легкой степени до выраженной. При легкой степени задержки психического развития становление возрастных навыков запаздывает в пределах одного возрастного периода; при средней степени становление возрастных двигательных и речевых навыков, эмоциональных реакций, ручных умений, коммуникативных взаимодействий и других нервно-психических функций задерживается более чем на один возрастной период; при тяжелой степени отставание в приобретении возрастных навыков превышает два возрастных периода. При легкой степени задержки психического развития выявляются и признаки компенсации отстающей функции. При задержке развития средней степени, при сохраняющейся тенденции к компенсации сроки развития психических функций значительно отстают от нормативов.

Тяжелая степень задержки развития, как правило, не содержит в своей структуре элементов компенсации, и задержка психического развития характеризуется не только ретардацией, но и разного рода аномалиями. Данный тип задержки психомоторного развития обычно отражает следствия внутриутробного или интранатального повреждения головного мозга, и эти случаи являются наиболее сложными в дифференциально-диагностическом отношении, особенно в плане ограничения от умственной отсталости.

Задержка психического развития проявляется в несоответствии интеллектуальных возможностей ребенка его возрасту. Эти дети не готовы к началу школьного обучения по своим знаниям и навыкам. Кроме этого, учебные трудности усугубляются ослабленным состоянием их нервной системы - у них наблюдается нервное истощение, следствием чего являются быстрая утомляемость, низкая работоспособность, отказ от выполнения уже начатой деятельности, часто возникают головные боли. Все это, в совокупности, ведет к повышенной отвлекаемости, пониженной работоспособности. Часто у детей с задержкой психического развития отмечается неорганизованность, хаотичность деятельности, неуравновешенность поведения, торопливость, беспечность, отсутствие чувства ответственности и другие индивидуально-психологические черты. У таких детей наблюдается слабость волевых усилий, незрелость эмоционально-волевой сферы. Недостаточная выраженность познавательных интересов детей с задержкой психического развития сочетается с нарушениями внимания, памяти, восприятия, мышления, речи. Отмечаются периодические колебания внимания, его неустойчивость, недостаточная концентрация на объекте. У детей с ЗПР диагностирую недостаточную продуктивность произвольной памяти, малый объем памяти, неточность и трудность воспроизведения. Наблюдается более низкий уровень развития восприятия, что проявляется в недостаточности, ограниченности, фрагментарности знаний детей об окружающем мире, в затруднениях при узнавании предметов, находящихся в непривычном ракурсе, контурных и схематических изображений, особенно если они перечеркнуты, или накладываются друг на друга. Отмечается отставание в развитии всех форм мышления. К началу школьного обучения, у этих детей не сформированы основные мыслительные операции - анализ, синтез, сравнение, обобщение. Негрубые нарушения речи проявляются в отставании в развитии фонетико-фонематического и грамматического строя речи. Присутствуют значительные различия в результатах самостоятельной работы таких детей и работы с помощью взрослых. Дети способны принимать помощь, усваивать принцип действия и переносить его на аналогичное задание.

Распространенность задержек психического развития в детском населении (как самостоятельной группы состояний) составляет 1,2 и 8-10 % в общей структуре психической болезненности. Задержки психического развития, естественно, в качестве синдрома встречаются значительно чаще. Психические нарушения при задержках психического развития проявляются в виде отставания развития различных сфер психической деятельности - моторной, познавательной, эмоционально-волевой, речи с раннего возраста вследствие замедления созревания соответствующих структур головного мозга. Диагностирование задержки психического развития возможно с первых месяцев жизни. В одних случаях на первый план выступает задержка развития эмоциональной сферы, в других преобладает задержка развития интеллекта в виде пограничной умственной отсталости. Последнее иногда сочетается с признаками недоразвития лобных и теменных долей мозга на ЭЭГ (Н. К. Благосклонова и др., 1994).

1.2.2. Факторы способствующие возникновению ЗПР

Этиологические факторы задержек психического развития подразделяются на конституционально-генетические, церебрально-органические и психосоциальные. Некоторые врожденные и наследственные прогрессирующие заболевания нервной системы в первые годы жизни так же манифестируют задержкой психомоторного развития, но в этих случаях речь идет о соответствующем синдроме, динамика которого определяется основным болезненным процессом. В некоторых случаях легких степеней задержки психического развития отмеченные нарушения в процессе последующего развития ребенка исчезают и диагноз ретардации психических функций снимается. Различают первичные и вторичные задержки психического развития (Л. Т. Журба, 1980; Б. В. Лебедев, 1981; О. И. Маслова, 1991; А В. Горюнова, 1994). Первичные задержки церебрально-органического генеза являются наиболее распространенными нарушениями развития. В их основе лежат гипоксические, травматические, инфекционные, токсические и другие факторы, действующие на развивающийся мозг в перинатальном периоде (родовая травма, асфиксия, ранние инфекции, недоношенность, некоторые наследственные заболевания, эндокринопатии и др.), приводящие к негрубому поражению головного мозга, не достигающему четкого органического дефекта. Вторичные задержки нервно-психического развития возникают на фоне первично неповрежденного головного мозга при хронических соматических заболеваниях (например, при пороках сердца), сопровождающихся церебральной недостаточностью в виде минимальной мозговой дисфункции. Обменные нарушения и связанные с ними токсические и гипоксические воздействия при хронических соматических заболеваниях в сочетании с неустойчивостью регуляции гомеостаза особенно в раннем возрасте приводят к поражению нервной системы и приостановке психофизического развития. Отличительным признаком вторичных задержек психического развития является наличие в их структуре аффективных расстройств и замедленного формирования положительных эмоциональных реакций. В этих случаях на фоне низкого эмоционального тонуса наблюдается отставание адекватных форм общения со взрослыми, долго не развивается эмоционально-игровой характер коммуникаций, отсутствуют подражательные жесты, адекватная мимика, задержаны начальные этапы речевого развития. Выход из данных состояний часто бывает скачкообразным через ускоренное развитие задержанных функций.

1.2.3. Классификация ЗПР

Детские неврологи (Л. Т. Журба, Е. М. Мастюкова, 1981) ввели понятие неспецифической, или доброкачественной, задержки развития, которая обусловлена замедлением темпа созревания морфо-функциональных структур головного мозга, и специфической задержки, которая обусловлена поражением головного мозга.

Обоснованным является отнесение (Л. Т. Журба, Е. М. Мастюкова) к вторичным задержкам (без изначального церебрального органического дефекта) нарушений психического развития при некоторых формах патологии зрения и слуха, после тяжелой и длительной психотравмирующей ситуации, при дефектах воспитания, особенно в условиях депривации и др. Последние исследования в области психической депривации, особенно сенсорной (слепота, глухота) и в результате сиротства, показывают, что выраженность депривационных задержек развития зависит от возраста ребенка. Если соответствующий фактор воздействует с первых месяцев жизни, то он непосредственно влияет на нервную систему. (М. А. Калинина, 1995; М. Е. Проселкова, Г. В. Козловская, 1995; Т. А. Строганова, 1995, и др.).

Особый вариант нарушений представляет задержанное развитие с диссоциированностью (расщеплением) и дисгармоничностью (неравномерностью) развития отдельных психических функций. Наиболее характерным для этого варианта является сочетание неравномерной задержки психических функций с аутизмом. Этот вариант задержки психического развития является предвестником будущей психической патологии (аутизма, детской шизофрении и др.).

При некоторых формах задержек психического развития большое место в клинической картине занимают неврологические нарушения с гипервозбудимостью, гипертензионными, гидроцефальными, судорожными и церебрастеническими явлениями, а также с мышечной гипотонией и др. В других случаях доминирует отставание интеллектуального развития. Последнее необходимо отличать от состояний дефекта, наступивших вследствие психических заболеваний (в первую очередь детской шизофрении и последствий органических заболеваний мозга).

Существует деление задержек психического развития на тотальную, при которой созревание моторных и психических функций отстает более или менее равномерно, и парциальную, когда на первый план выступает отставание в развитии какой-либо одной функции. Термин "тотальная задержка" чаще применяется по отношению к глубоким степеням умственной отсталости, а при пограничных формах чаще употребляется термин "парциальная задержка".

Парциальные задержки обычно обусловлены упоминавшимся выше физиологическим феноменом гетерохронии мозга, т. е. неодновременным созреванием мозговых структур, что создает возможность диспропорциональности и асинхронности развития некоторых функций вплоть до задержек формирования их. Наиболее наглядным примером являются различные варианты парциального отставания в двигательном или речевом развитии. Среди них выделяют моторные алалии, дислалии и дизартрии, диспраксии в раннем и дошкольном возрасте, которые в дальнейшем выступают как дисграфии, дискалькулии и дислексии. При ограничении двигательного пространства (иммобилизации) наблюдается отставание в формировании стато-кинетических функций, тогда как психические и речевые функции развиты нормально, а иногда даже в большей степени. Аналогичные взаимоотношения складываются при дефиците зрительно-слуховых и когнитивных стимулов. К парциальной форме задержки психомоторного развития относится задержка развития экспрессивной и импрессивной речи или их смешанные формы. Это связано с тем, что у детей с ЗПР при разном времени созревания структур головного мозга, обеспечивающих сложную интегративную функцию речи, имеется основа для физиологического несоответствия между семантической, смысловой и речедвигательной функциями. При отсутствии оптимального речевого контакта это и обусловливает появление различных речевых расстройств. Эти отклонения могут возникать на фоне своевременного формирования внутренней речи, но обычно сочетаются с задержкой семантической стороны речи. В одних случаях они свидетельствуют о нарушении только моторного компонента речи, а в других указывают на расстройства сенсорного восприятия, фонематического слуха, гнозиса и являются ранними признаками интегративных расстройств высших психических функций - чтения, письма, счета.

Существует точка зрения, согласно которой, клиническая картина задержек психического развития определяется присущими разным возрастным периодам формами нервно-психического реагирования. Так, В. В. Ковалев (1988) выделяет следующие уровни возрастного реагирования: соматовегетативный - у детей от рождения до 3 лет, психомоторный - от 4 до 7 лет, аффективный - от 5 до 10 лет, эмоционально-идеаторный - от 11 до 17 лет. Хотя это деление, естественно, несколько искусственно, оно позволяет понять многие особенности психопатологии детского возраста. В последние годы в этой области выделены новые комплексы разнообразных психических симптомов и синдромов, имеющих свои общие закономерности, наблюдаемые в раннем детском возрасте и мало описанные в общей психиатрии.

Исходя из основных факторов риска развития психического дизонтогенеза по В. В. Ковалеву, задержки психического развития можно разделить на 3 клинические группы: 1) типичная задержка развития недифференцированного генеза, при котором имеют место равномерная или парциальная ретардация в целом или отдельных психических функций на фоне неврологических симптомов минимальной мозговой дисфункции или без таковых. Эта форма легкообратимая и маловыраженная; 2) задержка психического развития церебрально-органического типа, характеризующаяся выраженностью нарушений развития (средней и большей степени), сочетанием с неврологическими симптомами и частичной обратимостью отклонений; 3) задержка психического развития депривационного генеза при сенсорной депривации (у слепых и глухих) и деприваций материнской эмоциональной, когнитивной, микросоциальной и др. (у детей-сирот).

Рассмотренные задержки психического развития характеризуются обратимостью многих расстройств, т. е. относительно благоприятным прогнозом. В одних случаях такая задержка может полностью ликвидироваться через ускоренную фазу созревания - скачок в развитии или через запоздалое развитие, в других может сохраняться некоторое недоразвитие той или иной функции или происходит компенсация другими, иногда акселерированными функциями. В некоторых случаях остаются проявления синдрома минимальной мозговой дисфункции и такие расстройства, как гиперкинетический синдром (синдром дефицита внимания), специфические расстройства школьных навыков. Задержка психического развития в детстве может стать и основой патохарактерологических нарушений развития личности.

1.3. Психологические и нейро-психофизиологические особенности детей с задержкой речевого развития

Общие нарушения речи по данным ВОЗ отмечаются в настоящее время в среднем у 30% детей, пришедших в первый класс школы, т.е. объективно в течение дошкольного периода у трети всей популяции детей речевая функция не достигает нормы и требует дополнительных коррегирующих воздействий специалистов-логопедов. Однако внешние проявления недоразвития речи у этих детей сопровождаются значительными отличиями от нормы протекания нейро-психофизиологических процессов и вследствие этого, снижением уровня внимания и развития высших психических функций - восприятия, представления, памяти, мышления.

1.3.1. Связь между существующими задрежкам речи, психическим развитием и дефектами центральной нервной системы

Одной из основных особенностей психического развития детей-логопатов, отмечает О.Н.Усанова (1993, 1995) является изменение характера их взаимодействия с окружающим миром. Это связано прежде всего с тем, что у них в той или иной степени (и в разной форме) нарушено речевое общение (В. И. Лубовский, 1971, 1978; Т. А. Власова, 1972). Психологический анамне з выявляет ряд затруднений, связанных с формированием разных видов деят ельности. Так, в дошкольном возрасте часто отмечаются особенности экспрессивной речи (“понимает все или почти все, а говорит плохо”, “стесняется говорить” и т.д.). Родители детей предъявляют жалобы на освоение ребенком чтения, письма, навыков счета. Выявляются: бедная, аграмматичная речь, речевое общение ребенка ограничено. Преобладает ситуативно-деловая форма общения. Родители часто отмечают истощаемость ребенка во время игры и нарастание количества неудачных действий с предметами на этом фоне. Чаще всего предпочитают играть молча. В ситуации, когда в игре участвуют родители, начинает говорить, но содержательная сторона его общ ения примитивна.

Степень недоразвития речи чаще всего соответствует уровню общего психологического недоразвития. Прежде всего, появление речи, как правило, значительно запаздывает. У многих детей речь появляется к 6—7-летнему возрасту. Однако встречаются случаи отклонения в ту или другую сторону. У некоторых детей с кажущейся богатой речью можно наблюдать поток бессмысленных штампованных фраз с сохранением услышанных ранее интонаций. В таких случаях говорят о пустой, эхологичной речи. У некоторых детей речь не возникает и почти не развивается. Это так называемые “безречевые” дети.

Может отмечаться неустойчивость слухового внимания (“мерцающее” внимание). Отвлекаемость сочетается у этих детей с беспорядочностью деятельности, частой см ен ой ви дов де ятель ности при отсутствии концентрации внимания.

У детей с первичными речевыми нарушениями при незрелости моторных отделов коры головного мозга отмечаются трудности распределения внимания между ручной деятельностью и речью и вместе с тем целенаправленность действий и правильность оценки рез ультатов. А если речевые нарушения носят сенсорный характер, заметны нарушения и в поведении, проявляющиеся в двигательной расторможенности, эмоциональной неустойчивости. Симптомы нарушения психического развития многозначны и могут входить в разные синдромы. В совре менной логопедической и нейропсихологической литературе представлен богатый материал, показывающий значительную корреляцию нарушений речи, в частности, ее номинативной функции, и дефектности зрительного предметного восприятия (Ю.Ф.Гаркуша, 1988; Р. Е. Левина, 1956; О.Н.Усанова, 1995; Л. С. Цветкова, 1972, 1975, 1988). У детей с нарушениями речи зрительное восприятие в течение длительного времени остается на более низком уровне, чем у их нормально развивающихся сверстников. Это проявляется прежде всего в конкретности, фрагментарности и ситуативности восприятия, что ведет в конечном счете к снижению уровн я обобщения (Л.И.Переслени,1984). Сочетание рече вого нарушени я и специфичности функ ции восприятия у ребенка затрудняет для него переход к новым качественным формам познавательной деятельности, характерным для определенного возраста.

Результаты психологических исследования дают основание для предположения о несформированности связей рече-двигательных и сенсорных областей мозга, отсюда следует низкий уровень сформированности предметных действий, зрительных образов. Так А.П.Воронова (1993) сообщает о нарушении зрительного гнозиса у дошкольников 6 лет с речевой патологией, рассматривает это с точки зрения овладения письмом. При этом письмо рассматривается как зрительно-слухо-моторный акт, который осуществляется с помощью сенсорного контроля, где ведущей афферентацией является зрительная, а при формировании навыка письма движения почти полностью контролируются зрением. Известно, что психологическими предпосылками становления письма, письменной речи являются - достаточный уровень сформированности пространственного восприятия и представлений (зрительно-пространственных; сомато-пространственных; ощущений своего тела в пространстве; сформированности понятий “правое-левое”) (Л.С.Цветкова, 1998). У детей 6-7 лет с нарушениями речи А.П.Воронова выявила низкий уровень умения ориентироваться в собственном теле (по Л.С.Цветковой, 1998); умения ориентироваться в окружающем пространстве (определение различных направлений относительно собственного тела; относительно человека, стоящего лицом к испытуемому; выполнение поворотов в указанном направлении; определение своего положения среди предметов); умения ориентироваться на плоскости (на листе бумаги; определение пространственных взаимоотношений объектов). Так 75% испытуемых с ОНР не справились ни с одним тестом в полном объеме, и только 6,25% детей смогли выполнить правильно всю серию тестов. Тогда как 68,8% детей практически здоровых, по данным автора, правильно выполнили все предложенные задания. Основную трудность у детей-логопатов вызывала дифференциация правой и левой стороны. Таким образом автор пришла к заключению, что способности к переработке оптической информации у детей с речевой патологией снижены в сравнении с детьми не имеющими аномалий в развитии. Отмечающееся у детей-логопатов снижение контроля за деятельностью сопровождается ошибками, которые при частично правильном в ыполнении задани я приводят к неправильному результату. Ошибки эти могут воз никнуть на любом этапе деятельности. На разных этапах деятельности характер ошибок меняется. Ошибки план ирования чаще всего проявляются у детей с незрелостью лобных систем мозга, а ошибки выполнения конкретных операций при сформированности общей стратегии де ятельности чаще наблюдаются при незрелости задних отделов мозга. При самостоятельной фиксации ошибок ребенком можно говорить не о сформированности у него планирования, но о наличии текущего контроля за деятельностью; отсутствие фиксации ошибок свидетельствует о несформированности контроля. У детей с ОНР довольно часто встречается отставание в моторном развитии (особенно у детей до трехлетнего возраста) (О.Н.Усанова, 1993). При этом более всего страдает развитие координации движений. И.Ю.Горская (2000), изучавшая двигательные проявления базовых видов координационных способностей, выявила, что у детей с нарушениями речи наибольшее отставание от здоровых сверстников имеется по показателям реагирующей способности, способности к сохранению равновесия и ориентации в пространстве.

1.3.2. Психофизиологические исследования детей с ОНР

Наиболее полная характеристика нейро-психофизиологических особенностей детей, имеющих нарушения речи дана в работах сотрудников Института коррекционной педагогики РАО (1997), методологической основой которых служила концепция А.Р.Лурия (1963; 1978) о структурно-функциональной организации интегративной деятельности мозга как единой системы. В соответствии с этой концепцией в осуществлении всех психических функций принимают участие три основных функциональных блока мозга: “1) блок, обеспечивающий рег уляцию тонуса и бодрствования; 2) блок получения, переработки и хранения информации, поступающей из внешнего мира; 3) блок программирования, регуляции и контроля психической деятельности” (А.Р.Лурия, 1978). При этом сущность основной гипотезы исследован ия состояла в том, что у детей с различными формами патологии ЦНС, сопровождающимися нарушениями речевого, умственного развития, можно предполагать изменения взаимодействия трех функциональных систем мозга. В данных исследованиях регистрировалась электроэнцефало грамма (ЭЭГ) в 16-ти отведениях от проекционных и ассоциативных областей коры полушарий мозга в ситуациях спокойного бодрствования, при предъявлении световых и звуковых стимулов, в условиях ненаправленного и направленного внимания, при опознании сложных изображений.

Результаты электроэнцефалографических исследований представлены в работах ряда ученых. Так Л.И.Переслени и Л.А.Рожкова (1996), исследовавшие детей с трудностями в обучении, отмечают обусловленность низкой эффективности познавательной деятельности дошкольников и младших школьников с общими нарушениями речи (ОНР), несформированностью альфа-активности коры головного мозга, взаимосвязанной с низким уровнем пластичности центральной нервной системы, рассматриваемой как отражение слабого развития процессов, через которые реализуется запись поступающей в мозг человека информации и ее последующее считывание (Л.И.Переслени, 1984). В этом контексте существенными представляются данные ряда исследований о положительной взаимосвязи мощности высокочастотной активности и познавательной деятельности, уровнем интеллекта (в частности рече-мыслительной деятельности) ребенка.

О незрелости корково-подкорковых связей свидетельствует также тот факт, что у всех детей-логопатов с недостатками функции памяти и внимания отмечается большая по сравнению с нормой, мощность тета-ритмов (тета-1 и тета-2 в затылочных областях коры; тета-2 - в центральных). Следует также заметить, что у детей с недостатками памяти чаще, чем в норме и при дефиците внимания, отмечается неправильное зональное распределение корковой ритмики. Так его доминирование отмечено в височных, центральных и лобных отделах коры, тогда как для нормальной ЭЭГ фокус альфа-ритма характерен в задних областях коры.

У этих детей наряду с проявлениями общемозговых нарушений обнаружены очаговые изменения корковой ритмики, указывающие на повреждения определенных мозговых структур. Такие изменения (наличие эпилептиформной, т.е. судорожной активности, чаще всего с акцентом в височных областях коры) отмечались у 30% обследованных детей. Важно подчеркнуть, что очаговые изменения ЭЭГ, чаще (в 45% случаев) отмечаются у детей, у которых нарушения речи сочетаются с недостаточностью процессов памяти (Л.И.Переслени, Л.А.Рожкова, 1996; О.Н.Усанова,1995 ).

Также Л.И.Переслени и Л.А.Рожкова наряду с наиболее характерными признаками заинтересованности подкорковых (нижне- и среднестволовых) структур головного мозга часто выявляли у детей с ОНР локальные изменения электрокорковой активности. Повышенная частота встречаемости ЭЭГ- знаков, указывающих на отклонения в функциональном состоянии мезо-диэнцефальных структур мозга, а также на локальную мозговую патологии у детей с трудностями запечатления и воспроизведения поступающей информации, служит, по мнению авторов, нейрофизиологическим подтверждением выявленных в ходе психологического обследования недостатков памяти. Подобные изменения широко описаны в литературе (А.Р.Лурия,1974; Н.П.Бехтерева, 1985; Е.Д.Хомская,1987; Нарушения речи, 1982).

Выявленные особенности фоновой биоэлектрической активности мозга детей с ОНР свидетельствуют о специфике функционального состояния ЦНС детей, в большей степени взаимосвязанной с характеристиками познавательной деятельности.

Часто встречающаяся речевая патология - заикание также характеризуется не только внешними проявлениями. Г.А.Иванова с соавт. (1990) сообщает, что анализ электроэнцефалограммы (ЭЭГ) у заикающихся детей 6- 7 лет выявил следующие их особенности: у 33% детей изучаемой группы детей в количестве 65 человек наблюдалась полиморфная картина биоэлектрической активности с преобладанием тета-ритма, характерная судорожному состоянию. У 39% в фоновой записи ЭЭГ отмечалась пароксизмальная активность, характеризующая наличие синдрома высокой эпилептиформной готовности, у 39% больных регистрировалась межполушарная асимметрия по амплитуде с преобладанием активности правого полушария. Примечательно то, что в 70% случаев у заикающихся детей выявлен очаг полиморфной активности с преобладанием заостренных фоновых медленных колебаний в теменно-височно-затылочной области правого полушария, что соответствует известному расположению центров письменной речи, чтения, сенсорной речи и в норме у дошкольников не должен иметь места. В целом общая картина фоновой активности фоновой ЭЭГ и при проведении функциональных проб (2,5 минуты произвольного учащенного интенсивного дыхания) характеризовалась авторами как патологическая у 85% всех детей исследованной группы. Сравнение данных анализа ЭЭГ-активности детей, страдающих заиканием, с аналогичными данными здоровых детей того же возраста, полученными по данным литературы показало их значительное различие (Г.А.Иванова с соавт, 1990).

Особенности неврологического статуса детей с нарушениями речи отмечены Л.Г.Сорокиной (2001), которая выявила наличие у всех обследованных ею детей-логопатов синдрома церебральной вегетативной дисфункции, причем у большинства детей этот вид патологии сочетался с другими синдромами поражения ЦНС, что свидетельствует, по мнению автора, о тяжести церебральных нарушений. Наличие синдрома повышенной судорожной готовности организма детей с ОНР рассматривается Л.Г.Сорокиной как проявление компенсаторной активности поврежденной ЦНС.

Возрастные изменения электрической реактивности сенсомоторной коры в покое, при реальном и мысленном движении у детей с ОНР и у их здоровых сверстников 5-7 лет изучались О.А.Вятлевой (1990). Все испытуемые были правшами. Результаты исследований указывают на глобальное отставание в развитии реактивности и позднее формирование функциональных возможностей сенсомоторной коры у детей с речевыми нарушениями. Сенсомоторная кора является центром регуляции как движений так и речи, вероятно отмеченные проявления дизонтогенетического развития мозга этих детей вызывают незрелость двигательной сферы, которое сопровождает ведущее речевое недоразвитие. Задержку развития сенсомоторной коры О.А.Вятлева и Л.М.Пучинская (1991) связывают с аномалиями, имевшими место в раннем развитии этих детей.

По свидетельству Л.И.Переслени, Л.А.Рожковой (1996) результаты сопоставления поведенческих характеристик процессов прогнозирования с электрофизиологическими проявлениями ОР, а также с особенностями “фоновой” ЭЭГ у детей с трудностями в обучении различной этиологии (включая детей с ОНР) в совокупности с ранее опубликованными авторами материалами (1990, 1991, 1994) дают возможность утверждать, что качественные и количественные показатели прогностической деятельности коррелируют с уровнем развития различных психических функций (внимания, памяти, восприятия, мышления).

У детей с дефицитом внимания обнаружена меньшая длительность корковой активации на иррелевантные стимулы, недостаточная сформированность ритмики альфа-диапазона по сравнению с нормой. Усиление корково-подкорковых регулирующих влияний при восприятии значимой информации вызывало нормализацию параметров ОР у этих детей.

У всех детей с ОНР характер активации полушарий мозга при восприятии стимулов существенно отличался от такового в норме. В целом отмечается меньшая, чем в норме акт ивация коры полушарий, особенно передне-ассоциативных отделов, наиболе е выраженная у детей с ОНР и нарушениями памяти. Для них также характерна слабая реорганизация активности при восприятии значимых стимулов: наиболее реактивны задние отделы коры, а реактивность переднеассоциативных зон коры значительно слабее, чем в норме.

У детей с неэффективным прогнозированием, коррелирующим с недоразвитием наглядных и словесных форм мышления, с помощью нейрофизиологических исследований обнаружены более выраженные изменения биоэлектрической активности головного мозга в состоянии покоя (несформированность, неправильное зональное распределение альфа-ритма, наличие знаков мозговой дисфункции), и, в особенности, при восприятии информации. Недостаточность механизмов, обеспечивающих реализацию ОР, слабость вовлечения в переработку релевантной информации ассоциативных отделов коры, связанных с особенностями морфофункционального состояния ЦНС, могут по мнению Л.И.Переслени, Л.А.Рожковой обусловливать отклонения в развитии высших корковых функций у детей с трудностями в обучении различного генеза.

Анализ психофизиологических данных показывает, что, несмотря на значительный полиморфизм состава детей с ОНР, обусловленный различными соотношениями и сочетаниями степени выраженности и характера нарушений речевого развития и развития познавательной деятельности, возможно выделение ряда существенных отличительных особенностей интегративной деятельности мозга при речевой патологии. Учебная деятельность детей с ОНР, у которых отмечается выраженная нормализация процессов активации мозговых структур при повышении эмоциональной и познавательной значимости предъявляемой информации, может быть значительно улучшена с помощью педагогических приемов, способствующих оптимизации процессов корковой регуляции.

Коррекционная работа с детьми, у которых не наблюдается существенной реорганизации степени вовлечения в ОР различных корковых зон, повышающей уровень активации ассоциативных отделов коры при восприятии релевантной информации, должна быть направлена прежде всего на повышение эффективности ассоциативных процессов, лежащих в основе формирования условных связей, запечатления и воспроизведения информации.

Формирование позна вательных потребностей и мотивации мо билизует генетико-биохимические механизмы, связанные с активирующей системой мозга. Развитие перцептивно-когнитивных операций на наглядном (зрительном) материале способствует, по мнению (Григорьева с соавт., 1997), формированию функциональных взаимодействий проекционных и ассоциативных корковых областей, т.е. совершенствованию анализирующей и интегрирующей систем мозга и, следовательно, развитию мнемических и мыслител ьных процессов. Развитие функций речи в процессе перцептивного обучения связано с формированием регулирующе й системы мозга и служит основой для соз дания семантической сети, наполненной сенсорным содержанием.

Таким образом, способности к переработке оптической информации у детей с речевой патологией снижены в сравнении с детьми, не имеющими аномалий в развитии.


1.4. Выводы по теоретической части исследования

Сравнительный анализ характеристик ОР у детей с речевым недоразвитием и с ЗПР, дифференцированных на группы - с преимущественной недостаточность регуляторных (произвольного внимания, эмоциональной сферы) и мнестических процессов, выявил значительное их сходство. На основе анализа изложенных данных, можно выдвинуть предположение о сходстве базисных нейрофизиологических механизмов, определяющих ряд нарушений конструктивной деятельности у детей с ЗПР и ОНР. Кроме того, более слабая по сравнению с нормой реакция десинхронизации исследованных областей коры мозга у детей с описанными нарушениями отражает недостаточность не только ассоциативных, но и регуляторных процессов, определяющих специфику механизмов регуляции конструктивной деятельности. Большая корреляция электрофизиологических характеристик ОР с когнитивными особенностями, чем с их этиологией, согласуется с результатами сравнительного психологического исследования детей с ЗПР и ОНР, свидетельствующими о недостаточном развитии у большинства детей с ОНР не только речевой сферы, но и различных сторон познавательной деятельности.

Глава 2. Программная часть исследования

2.1. Рабочая концепция исследования

Результаты психологических исследований свидетельствуют о наличии у детей с задержками психического и речевого развития низкого уровня сформированности предметных действий. Также отмечается, что одной из основных нейропсихологических особенностей этих детей явля­ется нарушение пространственного гнозиса. Это проявляется в конкретности, фрагментарности и ситуативности восприятия, что ведет, в конечном счете, к снижению уровня обобщения. Поэтому необходимо выяснить структуру и виды нарушений психических процессов, в том числе, дефекты конструктивной деятельности, и на этой основе выяснить условия коррекции выявленных нарушений. Для получения этих данных, мы использовали известный субтест теста Векслера - "Кубики Кооса" (Бурлачук, Морозов, 1985).

Вопросами коррекции КД у детей занимались Вялых О.А., Подъяков Н.Н. однако, используемые ими приемы, во многом, не решают проблему мотивации детей к коррекционным занятиям. Мы полагаем, что необходимо использовать в коррекционной работе с детьми ЗПР и ОНР приемы предметного действия. В данной работе нами был предпринят сравнительный эксперимент, в котором мы использовали известный коррекционный прием С.Я. Рубинштейн (1999), заключавшийся в использовании прозрачной кальки с нанесенными на нее разделительными линиями для облегчения процесса зрительного анализа детьми сложных графических фигур. Данному приему была противопоставлена разработанная нами коррекционная методика, где основой явилось выполнение детьми предметного действия для самостоятельного зрительного анализа сложных графических фигур. Выполнение детьми с ЗПР и ОНР предментно-практических действий при анализе сложных, графических фигур должно было помочь им отчасти преодолеть существующие у них нарушения зрительного гнозиса. Данные, полученные в нашем эксперименте, должны были послужить источником информации о структуре исследуемых нарушений, и дать материал для выработки рекомендаций по их коррекции.

2.2. Цель, задачи исследования

Цель исследования – выявление эффективности влияния различных приемов на процесс коррекции конструктивной деятельности детей младшего школьного возраста с задержкой психического и речевого развития.

Задачи исследования:

1. Выявить особенности конструктивной деятельности детей младшего школьного возраста с задержкой психического и речевого развития.

2. Определить эффективность использования предметного действия для совершенствования конструктивной деятельности детей младшего школьного возраста с ЗПР.

3. Разработать рекомендации по совершенствованию конструктивной деятельности детей младшего школьного с ЗПР.

2.3. Объект, предмет и гипотеза исследования

Объект исследования: конструктивная деятельность детей младшего школьного возраста с ЗПР и ОНР.

Предмет исследования: изучение совершенствования конструктивной деятельности детей МШВ с ЗПР.

Гипотеза исследования. Мы предполагаем, что использование предметных действий в процессе коррекции конструктивной деятельности детей младшего школьного возраста с ЗПР и ОНР, будет способствовать ее совершенствованию.

2.4. Выборка

В исследовании приняло участие 23 ребенка с ЗПР, в возрасте от 8 до 10 лет, обучающихся в коррекционных классах, и 56 нормально развивающихся детей, обучающихся в начальных классах общеобразовательной школы № 21; 56 детей с общими нарушениями речи (ОНР), обучающихся в начальных классах школы-интерната № 19. Общая численность испытуемых составила 135 человек. Распределение учащихся по возрасту представлено в табл. 1.

Таблица 1

Распределение испытуемых по возрасту

7-8 лет 8-9 лет 9-10 лет 10-11 лет
Дети с ЗПР 5 7 7 4
Нормально развивающиеся дети 14 13 15 14
Дети с общими нарушениями речи 14 13 15 14

2.5. Организация исследования и описание использованных методик

Для достижения поставленных задач мы провели следующее исследование, состоящее из двух этапов: в первом из них мы изучали особенности КД детей с ЗПР, ОНР и нормально развивающихся на основе выполнения этими детьми теста "Кубики Кооса". Во втором мы искали пути компенсации дефектов конструктивной деятельности с помощью коррекционных методик, использующих предметные действия.

На первом этапе, для диагностики уровня развития конструктивной деятельности детей с ЗПР до и после проведения коррекционных воздействий, использовалась подробно описанная в психологической литературе методика Векслера “Кубики Кооса”. В этой методике использовался набор постепенно усложняющихся образцов геометрических фигур (нарисованных на картонных карточках) и набор из 9 кубиков, стороны которых разделены по диагонали на белый и красный треугольники. Всем детям давалась устно одинаковая инструкция: "Перед вами кубики, все они одинаковые. Рассмотрите их внимательно. Посмотрите, как окрашены их стороны: 2 стороны красных, 2 белых и 2 разделенных по диагонали на красный и белый треугольники. Сейчас вам будут даны рисунки, вы должны построить из кубиков точно такой же рисунок". Испытуемым поочередно предъявлялись фигуры для самостоятельного конструирования по образцу. Экспериментатором фиксировалось время выполнения задания и качественные характеристики деятельности испытуемых.

На втором этапе было сформировано 2 группы из числа учащихся начальных классов школы №21, имеющих задержку психического развития:

1я – контрольная группа (10 детей) - учащихся 2-3 классов, 2я – экспериментальная (13 детей) - учащихся 2-2 классов.

Затем, обе группы были протестированы по тесту "Кубики Кооса", и на основе полученных данных, было проведено сравнение идентичности количественных и качественных показателей КД испытуемых экспериментальной и контрольной групп. Далее, с каждой из групп были проведены коррекционные занятия по разработанным нами методикам, подробно описанным в главе 2.5.1. После коррекционных воздействий. Так же было проведено сравнение показателей КД по каждой группе в первом и во втором тестировании.

2.5.1. Описание коррекционных воздействий

Экспериментальные фигуры, использованные для работы с группами, были разработаны нами таким образом, чтобы соблюдалась аналогия с последовательностью фигур теста "Кубики Кооса": постепенное увеличение сложности, сложная дифференцируемость отдельных, мелких составляющих элементов, наличие ярко выраженных и легко узнаваемых крупных графических образов (линии, треугольники, ромбы и т.д.). Экспериментальные фигуры представлены в приложении №2.

Методика, использованная в контрольной группе, заключалась в следующем: испытуемому предлагались 3 экспериментальные фигуры (номера: 4, 8, 12), на которые накладывалась прозрачная калька с нанесенными на нее линиями, разделяющими рисунок на составляющие элементы. Тем самым у ребенка облегчалась возможность анализа и выбора необходимых элементов и их последующее конструирование. Выбор именно данных фигур был обусловлен их средней сложностью для составления и принципиальным отличием рисунков друг от друга, т.к. ребенку было необходимо составить их все в течении одного занятия. Далее испытуемый должен был составить предложенную фигуру по процедуре теста "Кубики Кооса". Если ребенок в течение 5 минут не справлялся с заданием, ему предлагалась следующая фигура. В каждом занятии участвовало по 2 ребенка из контрольной группы. Было проведено по 1 занятию для каждой пары детей. Общее количество занятий составило 5 раз. Время проведения каждого из занятий составляло 10-15 минут.

Методика, разработанная для экспериментальной группы, заключалась в следующем, испытуемый, в процессе выполнения 17 заданий, обучался самостоятельно разделять, при помощи линейки и карандаша, экспериментальные фигуры, на конкретное заданное количество равных частей: квадратов или ромбов. В начале каждого занятия дети рассаживались по двое за парту. Каждому ребенку предлагалась фигура и он, с помощью линейки и карандаша, должен был разделить ее на заданное количество элементов. Затем следовал перерыв, в течение которого менялись картинки с фигурами. После перерыва занятие продолжалось. В каждом из занятий принимали участие по 2 ребенка из группы. С каждой парой детей из экспериментальной группы было проведено по 5 занятий, по одному в день, с интервалом в 1 день. Перерывы между заданиями составляли 2 минуты. Время проведения каждого из занятий составляло 15-25 минут. Занятия в экспериментальной и в контрольной группе проводились во время работы группы продленного дня.

Распределение фигур по заданиям представлено в табл. 2.

Таблица 2

Распределение экспериментальных фигур по занятиям в

экспериментальной группе

Номер занятия Номер фигуры из 4 квадратов Номер фигуры из 9 квадратов
1 1,2 -
2 3,4,5 -
3 6,7,8 12
4 9,10 13,14
5 11 15,16,17

Таким образом, в описанном исследовании мы предприняли попытку совершенствовать восприятие через преобразование графического образа, посредством предметного действия, что, на наш взгляд, должно было дать ребенку способ разбиения целостного образа на составные части и, тем самым, позволило бы достичь поставленной задачи.


Глава 3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ АНАЛИЗ

3.1. Сравнение показателей КД младших школьников с ЗПР, ОНР и их нормально развивающихся сверстников

Для решения задачи сравнения показателей КД детей с ЗПР, ОНР и нормально развивающихся сверстников, нами были получены данные представленные в табл. 3. Данные детей с ОНР и нормально развивающихся сверстников были взяты нами из нашей предыдущей курсовой работы.

Таблица 3

Сравнение показателей КД детей с ЗПР, ОНР и их

нормально развивающихся сверстников

Возраст

детей

ЗПР

1

ОНР

2

Норма

3

Достоверность различий

1-2

Достоверность различий

1-3

Достоверность различий

2-3

7-11 лет 20,85±7,7 18,9±7,7 24,1±8,7 p>0.05 p<0.05 P<0.05

Оценка статистической значимости различий между показателями КД детей изучаемых детей проводилась по Т- критерию Стьюдента.

Первый этап исследования показал, что существует статистически значимая разница в показателях КД детей с ЗПР, ОНР и нормально развивающихся, но нет статистически значимых различий в показателях КД детей с ЗПР и ОНР.

На качественном уровне выполнения заданий, различия между группами детей с ЗПР и ОНР являлись незначительными. У обеих групп присутствовали схожие ошибки, способы выполнения действий и преодоления трудно выполнимых ситуаций.


3.1.1. Качественные особенности КД детей с ЗПР и ОНР

Уже на первом этапе исследования выявилось существенное различие в протекании процесса решения предлагаемых задач у детей с задержками психического и речевого различия и нормально развивающихся детей.

Испытуемые с задержками психического и речевого развития воспринимали целостную фигуру, выделяя ее из фона, пытались обозначить ее словом (“что-то вроде квадрата”, “это что-то… домик или треугольник” и т.д.), но не могли воспроизвести ее с помощью пространственного расположения составляющих эту фигуру элементов. Рассмотрим процесс выполнения теста подробно, по каждой фигуре в отдельности.

При составлении рисунка А, у большинства детей не возникло существенных трудностей. Большинство начинало построение фигуры с 2-х нижних красных кубиков, далее ставили белый слева вверху. И, в последнюю очередь, выставляли правый верхний кубик с треугольниками, иногда ошибочно ориентируя его и, вращали вокруг вертикальной оси, что бы выставить правильно.

При составлении рисунка В, испытуемые в целом показали наилучшие результаты. 100% справились с заданием и время выполнения было меньше, чем в рисунке А. Это возможно объяснить наиболее четким выделением элементов рисунка В, по сравнению с другими рисунками. Сначала выставлялись красные кубики потом белые.

При составлении рисунка С, у испытуемых возникли первые заметные трудности. Многие испытуемые располагали кубики в линию вертикально или наклонно, реже располагали 2 красных кубика наклонно в центре, затем пристраивали к ним с 2 краев 2 кубика с треугольниками.

При составлении рисунка 1, трудностей возникло значительно меньше, чем в рисунке С. Большинство испытуемых начинали построение с 2 нижних красных кубиков, потом пристраивали к ним 2 верхних с треугольниками. Реже испытуемые пытались поставить сверху фигуры 1 кубик с треугольниками наклонно (ромбом).

При составлении рисунка 2, большинство детей сразу выделяло в предложенном рисунке 2 треугольника, и выставляли сначала их, а затем белые квадраты. Большинство трудностей в данном задании было связано с взаимной ориентацией кубиков.

При составлении рисунка 3, испытуемые чаще всего начинали построение фигуры снизу вверх, сначала формировали нижнюю часть фигуры из 2х кубиков с треугольниками, а затем приставляли 2 верхних кубика. При допущение ошибок дети часто ставили кубики ромбом или формировали "птичку" из симметрично расположенных двух рядов красных кубиков.

При составление рисунка 4, испытуемые впервые сталкивались с задачей составления рисунка из 9 кубиков, а не из 4х, как раньше. Большинство начинало составление фигуры с установки центрального красного кубика. А затем, двигаясь по часовой стрелке, начиная с верхнего, левого углового кубика, выставляли угловые кубики, потом заполняя пространство между ними белыми кубиками. Чаще всего у испытуемых возникали сложности с ориентацией угловых кубиков с треугольниками и чаще других это были кубики из нижней части фигуры. Обращает на себя внимание, что подобное выполнение теста отмечено Цветковой (1999) при исследовании больных с поражением премоторных областей коры головного мозга. Можно предположить, что именно эта патология не позволяет испытуемым, верно, анализировать и решать задачу пространственной ориентации кубиков.

При составление рисунка 5, многие испытуемые допускали схожие ошибки. Они выкладывали кубики в виде наклонных линий, формируя их из цельно-красных сторон кубиков, иногда разделяя их линиями из цельно-белых сторон кубиков, иногда первым правильно выставлялся правый верхний кубик, но затем следовали ошибки. Некоторые испытуемые складывали горизонтальные линии из красных и белых кубиков, а затем приставляли к ним сверху с права и снизу слева расположенные горизонтально кубики с треугольниками.

В данном случае, вероятно, имеет место ригидность восприятия целостного графического образа и отсутствие сформированного умения наглядно-действенно его преобразовывать, что говорит о несформированности действия анализа и, как следствие, трудностей синтезирования.

При составление рисунка 6, испытуемые часто располагали кубики ромбом. Иногда ребенок быстро и правильно выставлял треугольники, составляющие фигуру, но затруднялся с составлением линий. В других случаях сначала были попытки выстроить линии, а затем возникали сложности с треугольниками. Все это также свидетельствует о сложности анализа информации.

При составление рисунка 7, возникли наибольшие трудности. Лишь двое детей справились с заданием. Испытуемые часто ставили верхний кубик быстро и правильно, но далее затруднялись с составлением нижней части рисунка. Иногда, при составление нижней части, ставили кубики горизонтально, квадратом, игнорируя ромбовидную форму исходной фигуры. Редко пытались сформировать рисунок из отдельно расположенных кубиков, не заполняя промежутки между ними.

Сложность решения рассматриваемой конструктивной задачи заключалась в том, что в большинстве случаев непосредственное выполнение задания по образцу было невозможно, так как элементы фигур, в непосредственном восприятии, не совпадают с элементами, из которых они должны быть построены. Правильному выполнению задания должен был предшествовать процесс анализа воспринимаемых рисунков с целью выделения элементов образца и их соотнесением с теми элементами, из которых может быть построена данная фигура. Основные трудности в решении конструктивной задачи начинались при переходе к непосредственному построению фигуры, т.е. при переходе к выполнению конкретных операций, которое предполагает правильное взаиморасположение отдельных элементов конструкции в пространстве.

У детей с ЗПР и ОНР нарушается контроль, но не со стороны осознания необходимости и потребности в нем, которые у этих детей сохранны, а со стороны нарушения контроля операций, необходимых для выполнения конструктивных действий.

Центральный дефект конструктивной деятельности у этих детей, связан с неумением ориентировать элементы конструкции в пространстве, в соответствии с предложенным образцом. Дети видят контур фигуры, ее узнают, но не могут правильно ориентировать. Эта несостоятельность осознавалась и критически оценивалась ими. Здесь представляется важным снова упомянуть, что действия контроля не нарушаются у этой группы со стороны осознания его необходимости и со стороны потребности в нем, т.е. контроль сохраняется, как структурная единица интеллектуальной деятельности. Но имеет место его ослабление из-за особенностей психической организации детей с ЗПР и ОНР.

Часто ребенок сам искал пути возможной компенсации своих трудностей. Так, когда попытки построить фигуру оказывались тщетными, он прибегал к следующему приему. Брал кубик и ставил его непосредственно на образец, после чего кубик осторожно переносился на стол, затем следующий кубик ставился не следующий квадрат образца и также осторожно подстраивался к первому кубику в ряд и так далее. Сумев самостоятельно преодолеть основной дефект, связанный с операционным звеном, путем непосредственного прилаживания кубика к образцу, он мог построить по данному ему образцу фигуру. Такой прием наблюдался у множества испытуемых.

Наблюдаемые, у отдельных испытуемых варианты решения принципиально не отличаются друг от друга. Они практически всегда испытывали схожие затруднения в анализе требуемых, пространственных соотношений и отличие одних детей от других касалось лишь степени выраженности, грубости дефектов пространственного гнозиса. Центральным дефектом нарушения конструктивной деятельности у этой группы больных является нарушение пространственного восприятия.

Полученные нами результаты первого тестирования свидетельствуют о том, что у испытуемых не сформирован зрительный образ т.к. в значительной части страдает анализ, т.е. сенсорно-перцептивная деятельность. Подобные проблемы могут быть вызваны дисфункцией корковых отделов головного мозга исследуемых детей с ЗПР и ОНР.

3.2. Описание процесса выполнения детьми контрольной и экспериментальной групп заданий коррекционных воздействий

Для проведения сравнительного эксперимента нами были сформированы 2 опытные группы из состава детей с ЗПР – экспериментальная и контрольная. Прежде всего обе группы были идентифицированы по показателям КД, полученным на первом этапе тестирования. Статистическое сравнение показателей этих групп, проведенное при помощи непараметрического критерия знаков показало, что испытуемые обеих групп принадлежат к одной генеральной совокупности (табл. 4).

Таблица 4

Сравнение показателей КД детей экспериментальной и контрольной групп полученные, до коррекционных воздействий

Возраст детей с ЗПР Экспериментальная группа Контрольная группа Достоверность различий
7-11 лет 20,6 ±8,3 21,1 ±7,1 P>0,05

Общие тенденции действий детей при решении задач экспериментального задания состояли в следующем:

На первых занятиях дети разделяли предложенный рисунок спорадически, бессистемно. Формально выполняя просьбу экспериментатора разделить картинку. Они не применяли никаких единиц измерения (отчета) для выбора места расположения разделительных линий, просто накладывали на рисунок, в случайном месте, линейку и проводили линии. Поэтому в первых заданиях мы наблюдали разделение не на равные квадраты, а на прямоугольники, на квадраты сильно отличающиеся размерами, на скошенные трапеции и, даже, на треугольники. Так же часто присутствовали попытки разделения фигур по визуальным границам между элементами фигур, особенно если эта граница проходила через весь рисунок. Наблюдалась склонность испытуемых смещать разделительные линии к осям симметрии между элементами фигур. Или проводить их по белым полям, разделяющим отдельные элементы рисунков. При неправильном разделении ребенку сообщалось, что он ошибся, и его просили в следующем задании разделить рисунок на равные квадраты.

Постепенно, по мере выполнения заданий, детям демонстрировали приемы разделения квадратов на 4 и 9 частей:

- С помощью сгибания рисунка пополам.

- С помощью различных мерок (предметов разделенных на определенное количество частей.) и т.д.

После этого испытуемые стали повторять продемонстрированные приемы правильного разделения и более успешно справляться с заданиями. Некоторые испытуемые пытались в качестве единицы измерения использовать собственный палец, прикладывая его к рисунку, и по фалангам выбирали место на фигуре, где проводили линию.

На занятии, на котором испытуемым предстояло впервые разделить рисунок, состоящий из 9 частей, практически все дети успешно справились с задачей разделения рисунка на 4 части. Но новая ситуация с разделением фигуры на 9 частей вызвала затруднения практически у всех испытуемых. В новом задании было уже невозможно просто "согнуть" картинку, требовался более сложный метод разделения. Следует отметить, что при первых попытках разделения фигур из 9 квадратов испытуемые пытались повторить метод, освоенный и примененный им на фигурах из 4 квадратов. Другими словами присутствовала тенденция разделения на 4 части, иногда с помощью 4 линий смещенных друг к другу в центр.

Мы зафиксировали следующие тенденции: если разделяемая фигура имела центральную симметрию (№ 2, 4, 5, 6, 7, 11, 12, 13, 14), по вертикали или по горизонтали – то разделение проходило более успешно и быстро. Практически все испытуемые успешно справились с разделением данных фигур. Когда на фигуре присутствовали крупные, отдельные, легко узнаваемые элементы (квадраты, треугольники) испытуемые иногда избегали проводить разделительные линии через эти элементы, пытаясь как бы отделить один элемент от другого.

3.2.1. Качественные особенности КД детей экспериментальной группы, зарегистрированные в процессе выполнения коррекционной методики

При анализе качественной стороны выполнения детьми заданий по каждой фигуре нами учитывалось, на каком этапе методики ребенок работал с данным рисунком. В начале методики или в конце, когда уже имелся опыт работы с предыдущими фигурами.

Опишем процесс разделения фигур вызвавших наибольшие затруднения при выполнении, подробно по каждой из них.

При разделение рисунка №8 испытуемые уже обладали существенным опытом разделения фигур состоящих из 4 квадратов. Но, несмотря на это у испытуемых присутствовали следующие ошибки: попытка разделения на 4 части линиями из угла в угол (на 4 больших треугольника), проведение двух наклонных линий, соединяющих центры сторон квадрата, в который была вписана фигура.

Рисунок №10 оказался менее сложным для разделения, чем предыдущий. Большинство детей провело разделение с первой попытки, но имелись и серьезные ошибки: попытки провести разделительную линию по диагонали из правого верхнего угла в левый нижний, или проведение линии по границе между красным и белым треугольниками.

При составление фигуры № 14 были случаи, когда испытуемые визуально как бы продолжали линии границ красных трапеций и проводили симметричные лини проходящие по этим границам, образуя перпендикулярный крест из линий соединяющих противоположные углы фигуры.

При разделение рисунка №15 были попытки разделить фигуру по белым промежуткам между треугольниками или смещать разделительные линии к визуальному центру фигуры.

При разделении фигуры №16 возникали вышеописанные сложности, испытуемые совершали попытки разделить фигуру по визуальным промежуткам между элементами (отделяя квадрат от треугольника). Иногда горизонтальные разделительные линии были смещены либо к центру квадрата, либо к центру треугольника.

Разделение фигуры №17 вызвало наибольшее количество ошибок, хотя работа с ней и предполагалась на последнем занятии методики, когда у испытуемых уже должен был быть четко сформированный способ разделения. Возможно, на это повлияло наличие в фигуре №17 яркого элемента "галочки" доминирующего на красном фоне. Разделяя эту фигуру, испытуемые иногда смещали вертикальные разделительные линии к правому краю фигуры, где расположен оптический центр "галочки". Были редкие случаи проведения одной вертикальной и трех горизонтальных линий, причем вертикальная линия проходила по внутреннему углу "галочки".

3.2.2. Качественные особенности КД детей контрольной группы, зарегистрированные в процессе выполнения экспериментального задания

Кратко повторим процедуру проведения экспериментальной методики контрольной группы. Испытуемым предлагались 3 экспериментальные фигуры с наложенной на них прозрачной калькой, имеющей разделительные, линии, для последующего составления из кубиков использованых в тесте "Кубики Кооса".

Общие тенденции действий детей при решении задач экспериментального задания состояли в следующем:

Часто дети составляли требуемый рисунок из кубиков, расставленных друг к другу, как и требовалось для правильного выполнения теста. По 4 (2 по вертикали и 2 по горизонтали) или по 9 (3 по вертикали и 3 по горизонтали), в зависимости от фигуры.

Но, несмотря на правильную компоновку, присутствовали грубые ошибки. Негативное (инвертированное) составление некоторых частей рисунков: вместо красного треугольника или квадрата дети ставили белый и наоборот. Неверное взаимное ориентирование отдельных элементов относительно друг друга: поворот кубика на 90 или 180 градусов вокруг вертикальной оси. Попытки составить элемент, состоящий их нескольких кубиков с помощью одного: наклонная линия состоит из двух треугольников – ребенок пытается поставить один красный квадрат.

Рассмотрим подробно процесс составления каждой фигуры в отдельности:

При составление экспериментальной фигуры №4 дети контрольной группы начинали составление с двух нижних, красных кубиков а, затем, переходили к составлению красного треугольника вверху фигуры. Иногда пытались составить его из одного красного квадрата, поставленного ромбом.

При составление экспериментальной фигуры №8 испытуемые сталкивались с наибольшими трудностями по сравнению с другими фигурами, состоящими из четырех квадратов. Некоторые пытались составить фигуру из наклонно стоящих кубиков, ставя два красных кубика углами вместе и заполняя промежутки между ними белыми кубиками. Иногда пытались ставить два треугольника соприкасающихся вершинами.

При составление экспериментальной фигуры №12 дети контрольной группы в первую очередь составляли центральный "крест" из четырех красных кубиков, затем выставляли угловые треугольники и, в последнюю очередь, ставили центральный, белый кубик. Одной из повторяющихся ошибок была попытка детей поставить на углы фигуры вместо треугольников, цельно-красные кубики, располагая их наискосок (ромбом).

Причины описанных ошибок и трудностей совпадают с причинами изложенными в предыдущей главе.

3.3. Сравнение показателей КД экспериментальной и контрольной групп после проведения коррекционных воздействий

Таблица 5

Данные тестирования детей с ЗПР и ОНР полученные на втором этапе исследования и их сравнение с результатами первого этапа.

Эксп. группа до эксперимента

Э1

Эксп. группа после эксперимента

Э2

Конр. группа до эксперимента

К1

Конр. группа после эксперимента

К2

Достоверность различий

Э1-Э2

Достоверность различий

К1-К2

Достоверность различий

Э2-К2

7-11 лет 20,6 ±8,3

25,1±

6,3

21,1 ±7,1

23,2±

7,1

P<0,05 Р>0,05 Р<0,05

Статистическая оценка достоверности различий показателей КД экспериментальной и контрольной групп в первом и во втором тестировании проводилась по непараметрическому критерию знаков.

Статистическая оценка достоверности различий показателей КД экспериментальной и контрольной групп в первом и во втором тестировании проводилась по методу Фишера.

Как видно из данных, представленных в табл. 5, существует статистически значимая разница в показателях КД детей с ЗПР до и после эксперимента.

У экспериментальной группы после проведения коррекционной методики показатели выполнения теста возросли. У детей с изначально невысокими показателями в первом тесте наблюдался существенный прирост показателей. Показатели выполнения теста у детей, показавших высокие результаты в первом тесте, прирост был менее значительным.

На втором этапе общие показатели контрольной группы незначительно увеличились (табл. 5), индивидуальные показатели ее членов также претерпели незначительное изменение в сторону увеличения.

Качественные изменения, которые мы наблюдали у детей контрольной группы при выполнении заключительного тестирования, заключались в следующем: При составление фигур дети, как и в эксперименте, ставили кубики квадратом один к одному, а не разрознено, как в первом тестировании. Дети более легко выделяли составляющие элементы рисунка, ассоциировали их с элементами, изображенными на кубиках, но по-прежнему затруднялись во взаимной ориентировке элементов в пространстве. Так, как для этого необходимы сформированные операции более высокого уровня синтезирования оптико-пространственных отношений, а наличие кальки с разделительными линиями не достаточно для преодоления этого дефекта.

Обобщенные качественные детали выполнения второго теста "Кубики Кооса" состояли в следующем: у контрольной группы принципиальных изменений в способах действия не произошло, сохранились общие приемы, принципы и соответственно ошибки. Изменения были лишь на уровне отдельных деталей (ошибок меньше, кубики 2 на 2).

У экспериментальной группы присутствовали изменения КД. После проведения коррекционной методик дети с ЗПР КД стала носить упорядоченный характер, прослеживалась единая стратегия поведения при решении конструктивных задач. Использование универсальных приемов и методов анализа сложных графических объектов. Снизилось общее количество грубых ошибок, мелкие ошибки встречались единично.

3.4 Краткое заключение по программной части исследования

Наша коррекционная методика предполагала влияние на процесс компенсации дефектов пространственного гнозиса, в ее основу мы положили набор последовательных предметных действий, которые ребенок должен был выполнять полностью, несмотря на возникающие трудности. Это являлось фактором, влияющим на решение ребенком конструктивных задач, представляющих собой материализованную форму деятельности, которую требовалось сформировать.

Мы предполагали, что наша методика, раскрывающая пути пространственного анализа сложных графических образов – посредством выполнения наглядно-действенных операций с последующим переходом к наглядно образным действиям, по-видимому, создаст условия для компенсации нарушений конструктивной деятельности, вскрывая тем самым механизмы ее дисфункции.

Наш эксперимент подтвердил данные научных публикаций свидетельствующих, что при задержках психического развития конструктивная деятельность нарушается в звене гностических пространственных операций и их связи с необходимыми моторно-двигательными операциями. И показал, что разработанная нами коррекционная методика, оказала более эффективное воздействие на КД детей с ЗПР, чем прием, предложенный С.Я. Рубинштейн, также использования нами но продемонстрировавшая меньший эффект.

Результаты эксперимента можно интерпретировать, как положительные. То есть, предложенная нами методика, действительно совершенствует восприятие и, как следствие, предметную деятельность у детей с ЗПР. Таким образом, проведенное экспериментальное исследование указывает на возможность и необходимость разработки более дифференцированных, новых средств и приемов обучения школьников с задержкой психического развития, которые бы учитывали особенности усвоения ими материала, своеобразие их познавательной деятельности и способствовали бы более высокому уровню развития конструктивной деятельности.

Полученные данные позволяют сделать вывод, что гипотеза о влиянии предметных действий на конструктивную деятельность, подтвердилась.

ВЫВОДЫ

В результате нашего исследования мы получили данные о особенностях конструктивной деятельности детей младшего школьного возраста с задержкой психического и речевого развития, в частности:

1. У детей с ЗПР и ОНР сохранна почти вся мотивационная структура действия, умение удерживать конечную цель. У них наличествует и понимание необходимости постоянного контроля над своими действиями.

2. Показатели конструктивной деятельности детей с ЗПР и ОНР имеют статистически значимые отличия от показателей нормально развивающихся сверстников.

3. Центральный дефект конструктивной деятельности у детей с ЗПР и ОНР, связан с неумением ориентировать элементы конструкции в пространстве.

4. Спонтанно КД детей с задержками психического и речевого развития не развивается и носит спонтанны, хаотичный характер.

5. У детей с ЗПР и ОНР существую проблемы формирования зрительного образа так как в значительной степени страдает анализ, т.е. сенсорно-перцептивная деятельность.

6. Для совершенствования конструктивной деятельности детей с ЗПР и ОНР эффективно использовать серию заданий, использующих предметные операции с последующим переходом к наглядно образным действиям.

В заключении можно сказать, что гипотеза исследования подтверждена в части возможности использования предметного действия для совершенствования конструктивной деятельности.

РЕКОМЕНДАЦИИ

Для совершенствования конструктивной деятельности детей с задержкой психического и речевого развития мы рекомендуем применять следующие упражнения с использованием предметного действия:

1. Выделение составных частей воспринимаемого ребенком сложного графического образа, путем наложения на воспринимаемый рисунок прозрачной пленки с нанесенными разделительными линиями. Разделительные линии должны дифференцировать сложный образ на составляющие, простые элементы.

2. Самостоятельное разделение ребенком воспринимаемого сложного графического образа на составляющие элементы путем прорисовки им разделяющих линий на предлагаемом рисунке.

3. Использование различных мерок (подручных предметов: полоски бумаги, шнурки и пр.).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Цветкова Л.С. Мозг и интеллект. – М.,: Просвещение – АО "Учеб. лит." 1995.

2. Лурия А.Р. Речь и мышление. – М.,: Просвещение. 1973.

3. Лурия А.Р. Основные проблемы нейролингвистики. – М.,: Просвещение. 1975.

4. Лурия А.Р., Цветкова Л.С. Нейропсихологический анализ решения задач. – М.,: Просвещение. 1966.

5. Моляко В.А. Психология конструкторской деятельности. – М.,: Просвещение. 1983.

6. Слюсарева Н.А. О знаковой ситуации // Язык и мышление. – М.,: Просвещение. 1976.

7. Панфилов В.З. Взаимоотношение языка и мышления. – М.,: Просвещение. 1971.

8. Психологический словарь / Под ред. В.В. Давыдова. – М.,: Просвещение. 1983.

9. Зинченко В.П. Теоретические проблемы восприятия // Инженерная психология / Под ред. А.Н. Леонтьева. – М.,: Просвещение. 1964.

10. Столин В.В. Исследование порождения зрительного пространственного образа // Восприятие и деятельность / Под ред. А.Н. Леонтьева. – М.,: Просвещение. 1976.

11. Цветкова Л.С., Пирцхалашвили Т.М. Роль зрительного образа в формировании речи у детей с различными формами патологии // Дефектология. – М.,: Просвещение. 1975.

12. Сепетлиев Д.А. Статистические методы в научных медицинских исследованиях. – М.,: Медицина. 1968.

13. Тихомиров О.К. Психология мышления. – М.,: 1984.

14. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. – М.,: 1975.

15. Вялых О.А. Особенности конструктивной деятельности младших школьников с разным уровнем психического развития. – Иркутск.

1999.

16. Эльконин Д.Б. Психическое развитие в детских возрастах. – М.: Психология. 2001.

17. Обухова Л.Ф. Детская (возрастная) психология. – М.: Российское педагогическое агентство. 1996.

18. Корсакова Н.К., Л.И. Московичюте. Клиническая нейропсихология. – М.: МГУ. 1988.

19. Рубинштейн С.Я. Психология умственно отсталого школьника. – М.: Просвещение. 1986.

20. А.Р. Лурия и современная нейропсихология /Под ред. Хомской Е.Д., Цветковой Л.С., Зейгарник Б.В. М. 1982.

21. Лурия А.Р., Цветкова Л.С. Нейропсихологический анализ решения задач. - М.: 1966.

22. Хомская Е.Д. Нейропсихология. - М.,: 1987.

23. Запорожец А.В., Венгмр Л.А., Зинченко В.П., Рузская А.Г. Восприятие и действие. - М.,: Просвещение, 1967.

24. Тиганов А.С. Патология психического развития. – М.: Психология. 1994.

25. Гарбузов В. И. Нервные дети: Советы врача. - Л.: Медицина, 1990.

26. Психология мышления. Сб. под ред. А. М. Матюшкина. Пер. с нем. - М.,: 1965.

27. Психическое развитие ребенка и его нарушения // кн. 365 дней и ночей из жизни ребенка. – М.,: Педагогика-Пресс. 1995.

28. Поддъяков Н.Н. Мышление дошкольника. – М.: Педагогика. 1977.

29. Поддъяков Н.Н. Развитие мышления и умственное воспитание дошкольника. – М.: Педагогика. 1985.

ПРИЛОЖЕНИЕ №1

Первичные данные исследований

Первый этап

ФИО Возраст Класс Баллы
Экспериментальная группа
1. Запашиков Владик 7-8 2-2 10
2. Боря Фомин 9-10 2-2 22
3. Вика Князева 8-9 2-2 31
4. Света Кепрусеева 10-11 2-2 29
5. Дима Лыжин 8-9 2-2 25
6. Ильяс Газева 7-8 2-2 15
7. Лена Солодова 7-8 2-2 18
8. Таня Ганжа 9-10 2-2 44
9. Ксения Адамова 9-10 2-2 22
10. Максим Райхерт 10-11 2-2 25
11. Зверев Саша 8-9 2-2 9
12. Саша Неизвестный 8-9 2-2 8
13. Лена Сергета 9-10 2-2 10
Средний балл 20,6 ±8,3
Контрольная группа
14. Тормик Оганисян 7-8 2-3 16
15. Артем Мотовилов 9-10 2-3 26
16. Гуля Жакеева 10-11 2-3 14
17. Дина Каткиева 8-9 2-3 36
18. Витя Пудовкина 7-8 2-3 8
19. Гарик Оганисян 10-11 2-3 16
20. Данил Тереньтов 8-9 2-3 20
21. Катя Арнольд 8-9 2-3 27
22. Саша Сабаева 9-10 2-3 31
23. Архант Казеев 9-10 2-3 17
Средний балл 21,1 ±7,1

Второй этап

ФИО Возраст Класс Баллы
Экспериментальная группа
1. Запашиков Владик 7-8 2-2 17
2. Боря Фомин 9-10 2-2 26
3. Вика Князева 8-9 2-2 32
4. Света Кепрусеева 10-11 2-2 31
5. Дима Лыжин 8-9 2-2 29
6. Ильяс Газева 7-8 2-2 21
7. Лена Солодова 7-8 2-2 24
8. Таня Ганжа 9-10 2-2 45
9. Ксения Адамова 9-10 2-2 25
10. Максим Райхерт 10-11 2-2 29
11. Зверев Саша 8-9 2-2 15
12. Саша Неизвестный 8-9 2-2 16
13. Лена Сергета 9-10 2-2 17
Средний балл 25,1±6,3
ФИО Возраст Класс Баллы
Контрольная группа
14. Тормик Оганисян 7-8 2-3 18
15. Артем Мотовилов 9-10 2-3 28
16. Гуля Жакеева 10-11 2-3 16
17. Дина Каткиева 8-9 2-3 38
18. Витя Пудовкина 7-8 2-3 11
19. Гарик Оганисян 10-11 2-3 18
20. Данил Тереньтов 8-9 2-3 22
21. Катя Арнольд 8-9 2-3 29
22. Саша Сабаева 9-10 2-3 33
23. Архант Казеев 9-10 2-3 19
Средний балл 23,2±7,1

ПРИЛОЖЕНИЕ №2

Экспериментальные фигуры


Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:25:04 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
08:08:55 29 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Выявление эффективности влияния различных приемов на процесс коррекции конструктивной деятельности детей младшего школьного возраста с задержкой психического и речевого развития

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151226)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru