Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Талибы строят исламский Эмират

Название: Талибы строят исламский Эмират
Раздел: Рефераты по истории
Тип: реферат Добавлен 13:33:40 04 августа 2003 Похожие работы
Просмотров: 100 Комментариев: 3 Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать

(Теократия в Афганистане: утопия или реальность?)

"Бойтесь Бога, молитесь пять раз в день, соблюдайте пост, раздавайте милостыню, повинуйтесь своим эмирам и вы попадете в рай". (из "пророческих направлений ", публикуемых талибской прессой)

Военные успехи талибов, водрузивших свои белые знамена почти над 90% всей территории Афганистана и приступивших на ней к созданию так называемого "чисто исламского государства ("суча ислами давлат"), продолжают привлекать внимание к главному вопросу - какое государство они собираются построить в Афганистане.

В данной работе на основе анализа некоторых печатных изданий талибов (газет "Шариат", "Хивад", "Анис", "Тулуйи афган", "Иттифаки ислам" и др.) предпринята попытка охарактеризовать механизм новой религиозно-политической системы государственного управления, которую лидеры талибов стремятся установить в подвластных им районах под видом "подлинно исламского государства". С момента своего появления в Афганистане руководители талибов, касаясь вопросов будущего государственного устройства предпочитали отделываться общими заявлениями о необходимости создания в стране "исламского государства", "справедливого исламского строя" и т. п. Они заявляли, что необходимости в разработке нового законодательства нет, поскольку существуют вечные законы Аллаха, а все "земные законы преходящи" и что если понадобится, то государственное устройство страны "определят улемы" на основе указаний пророка и законов шариата, а пока что жизнь общества будет регламентироваться указами лидера талибов муллы Омара и решениями правительства. При этом постоянно подчеркивалось, что первым делом новые власти займутся "искоренением бюрократизма и волокиты", присущих прежним режимам.

Прежде всего остановимся на некоторых теоретических положениях, которыми, судя по их интенсивной пропаганде в печати, талибы собираются руководствоваться в своей практике государственного строительства. По сути никаких оригинальных концепций они не содержат, а являются повторением хорошо известных тезисов, которыми традиционно предпочитают оперировать мусульманское духовенство, доказывая свои претензии на власть.

Идеологическая база. Центральным положением талибской пропаганды является тезис о нераздельности религии и политики и ключевой роли духовенства в управлении государством. Так, в одной из многочисленных публикаций на эту тему, в статье "Халифат и власть" нападкам подверглись некие "западные специалисты", которые, якобы уподобляя ислам христианству и иудаизму, пытаются навязать мусульманам "порочную" мысль о необходимости секуляризации. "На самом деле, - утверждала газета "Иттифаки ислам", - ислам не просто религия, а образ жизни, определяющий все аспекты деятельности общества и индивида. Ислам - это способ управления государством и он же его форма". Газета заявляла также, что еще со времен "праведных халифов" мечеть выполняла не только религиозные, но и политические функции, выступая против всякого рода несправедливости и насилия. "Печально, - заключала газета, - что и сегодня находятся люди, пытающиеся свести ислам, являющийся путеводной звездой к лучшей жизни и лучшей формой правления, исключительно к исполнению религиозных обрядов и отношениям человека с богом" [I].

Что касается конкретной формы будущего государства, то религиозно-политическая верхушка движения "Талибан" в этом вопросе явно склоняется к халифату как форме, способной окончательно закрепить их единоличную власть. (Примечательно, что, придя к власти в Кабуле, талибы начали выпускать журнал под весьма красноречивым названием "Халифат").

Пропагандируя идеальное теократическое государство ("ма-динат-ал-тамма") в форме халифата, идеологи талибов утверждают, что нет никакой необходимости изобретать какие-то новые формы государственного устройства, а следует руководствоваться теми критериями, которые якобы были заложены еще во времена пророка Мухаммада, и что единственной целью талибов является возвращение к "счастливому" времени правления "праведных халифов". Столичная "Анис" указывала на несколько обязательных принципов, из которых следует исходить при устройстве такого государства: глава общины (государства) обязательно должен быть выборным; правительство должно формироваться главой государства на основе консультаций с народом, представленным через своих избранных представителей в "шуре" ("парламенте"); управление государством осуществляется только на основе законов шариата, которые обеспечивают права и свободы людей [2].

От пропаганды создания халифата в Афганистане, талибская пресса неизменно переходит к пропаганде панисламизма и идее создания всемирного исламского государства в форме халифата. Так, кандагарская "Тулуйи афган" разъясняла, что поскольку в основе исламского государства лежит идеологическое, а не национально-географическое единство, то ни различия в языке, цвете кожи, вероисповедании или половому признаку, не могут являться факторами ограничивающими рамки исламского государства. "Наша заветная мечта, - заявляла газета, - состоит в том, чтобы все мусульманские страны мира в конечном счете объединились в единый, неделимый исламский халифат" [З].

В этой связи талибская пропаганда выражала сожаление, что некоторые мусульманские страны под влиянием Запада до сих пор не признали режим талибов, единственным желанием которого является воплощение в жизнь указаний Корана и положений шариата. Еще до вступления в столицу Афганистана руководство талибов предприняло ряд практических шагов по легитимизации своей власти, тем самым четко обозначив вектор своих политических амбиций, направленный на создание военно-теократического режима. 3 апреля 1996г. в Кандагаре, на собрании 1500 представителей афганского духовенства лидер талибов мулла Омар был провозглашен "повелителем правоверных" - "амир-ал-муминин" (титул халифа). На этом же собрании произошло фактическое низложение президента Б.Раббани, которого улемы признали неспособным ("налайек") управлять "исламским народом Афганистана"[4].

Начиная с этого времени, в прессе лидер талибов стал величаться титулом "Его Высокопревосходительство, повелитель правоверных, хаджи, муджахед и т. д." ("Али-кадр амир-ал-муминин ал-хадж муджахид...). Одновременно в газетах, выходящих на подконтрольной талибам территории, начали публиковаться сообщения о том, что по всей стране проходят собрания полевых командиров, улемов, старейшин племен и простых муджахедов, на которых они единодушно приветствуют избрание муллы Омара "повелителем правоверных" и приносит ему присягу на верность ("байат").

Реакция на избрание муллы Омара "повелителем правоверных" была неоднозначной. Себгатулла Моджаддиди - известный религиозный авторитет, в то время председатель так называемого "Координационного совета" антиталибских коалиционных сил в интервью Би Би Си, напечатанном в газете "Вафа", в частности, заявил следующее: "Избрание кого-то "повелителем правоверных" в такое время выше моего понимания. Присвоение титула "амир-ал-муминин" было естественным во времена праведных халифов или позднее. Такой амир являлся повелителем всех мусульман мира, которые присягали ему на верность. Талибы могли объявить своего лидера кем угодно: амиром или президентом Афганистана, но никак не "повелителем правоверных" [5]. С другой стороны сторонники талибов утверждали обратное. Так, мав-ляви Ихсанулла, один из участников кандагарской сходки, в интервью Би Би Си, помещенном в уже упоминавшемся выше номере газеты, сказал, что присвоение этого титула лидеру талибов по своей значимости равносильно изданию фетвы о джихаде или фетвы о смещении с должности Б.Раббани. Видимо, в порыве верноподданнических чувств, Ихсанулла заявил, что "когда 1,5 тысячи выдающихся духовных лиц присягали на верность новому амиру, то у них из глаз текли слезы" [б]. Более того, руководящие деятели движения "Талибан" не раз высказывались в том духе, что талибы не против, если их лидера признает в качестве своего главы весь мусульманский мир.

Таким образом, получив из рук духовенства титул "амир-ал-муминин", лидер талибов стал верховным вождем мусульманской общины, по крайней мере, на территории подчиненной талибам, и сосредоточил в своих руках всю полноту политической, военной и религиозной власти. (Хотя формально религиозная жизнь общества регламентируется решениями "Совета улемов" и "Центрального Совета по изданию фетв", без участия "повелителя правоверных" не решается ни один важный вопрос, в том числе и религиозный. Случается, что лидер талибов берет на себя и функции первосвященника. Так, в январе 1997г., в связи с сильной засухой, поразившей западные районы страны, он лично призвал население совершить всеобщий молебен и просить Всевышнего ниспослать дождь.) [7]

Добавим, что свои властные функции он исполняет посредством издания указов ("фирман"), которые подписывает титулом "Слуга ислама, повелитель правоверных, мулла Мухаммад Омар Ахунд, муджахед..." ("Ды ислам хадим мулла Мухаммад Омар Ахунд муджахид") [8].

В конце сентября 1996 г., установив свою власть над столицей Афганистана, талибы официально объявили, что отныне Афганистан будет называться "Исламским эмиратом" ("Ды Аф-ганестан дъ ислами имарат") и приступили к формированию собственных властных структур. Подобный шаг талибов был расценен в афганских эмигрантских кругах прежде всего как стремление окончательно ликвидировать прежнюю государственную форму Афганистана как президентской республики. Талибы сохранили высший руководящий орган движения "Талибан" - "Руководящую коллегию движения талибан" ("Хай-ате рахбарийе тахрике исламийе талибан"), возглавляемый лично "повелителем правоверных", ставкой которого остался город Кандагар, однако упразднили бывшие руководящие советы: "Большую шуру" (40 человек), "Малую шуру" (6 человек), создав вместо них правительство в Кабуле. Исполнительная власть в ее нынешнем виде представлена так называемым "Попечительским Советом исламского государства" ("Ды ислами доулат сарпарасти шура"), возглавляемым муллой Мухаммадом Раббани. Все члены кабинета, начиная от председателя правительства и до заместителей министров, считаются "исполняющими обязанности" ("сарпараст"). Заместителями премьер-министра М.Раббани являются мавляви Абдул Ка-дир и мулла Мухаммад Хасан Ахунд.

К началу 1998 г., после целого ряда реорганизаций, проведенных по указу муллы Омара в марте 1997 г., кабинет министров был представлен следующими основными министерствами. Министерство иностранных дел - и. о. министра мулла Мухаммад Гаус Ахунд-зада. Министерство обороны - и. о. министра мулла Обайдулла Ахунд. Министерство внутренних дел - и. о. министра мулла Хайрулла Хайрхах. Министерство информации и культуры - и. о. министра мулла Амирхан Моттаки; министерство юстиции - и. о. министра мулла Нурэддин Тораби, он же глава Административной комиссии при правительстве. Министерство общественных работ - и. о. министра мулла Аллахдад Ахунд. Министерство высшего образования - и. о. министра мулла Абдул Салам Ханефи. Министерство просвещения - и. о. министра мавляви Сайид Гиасуддин Ака. Министерство ориентации и вакфов - и. о. министра Устад Кари Баракулла Салим. Министерство по делам погибших и беженцев - и. о. министра мавляви Абдурракиб Тахари. Министерство горных дел и промышленности - и. о. министра мавляви Ахмад Хан. Министерство планирования - и. о. министра Кари Дин Мухаммад. Министерство гражданской авиации - и. о. министра Абдул Хаким Мунир. Министерство сельского хозяйства - и. о. министра мавляви Абдул Латиф Мансур. Министерство торговли - и. о. министра мавляви Абдул Реззак. Министерство энергетики и водных ресурсов - и. о. министра мулла Мухаммад Исса Ахунд. Министерство здравоохранения - и. о. министра мулла Мухаммад Аббас Ахунд. Министерство связи - и. о. министра мулла Аллахдад Табиб.

Точно так же все ведущие департаменты возглавили лица духовного звания. Например, Главным управлением .по радио, телевидению и кинематографии ("Афганфильм") руководит и. о. генерального директора мулла Мухаммад Исхак Низами. Главное управление по возрождению и развитию деревень возглавляет и. о. президента мулла Язр Мухаммад, а Управление по изучению земель и картографии - и. о. начальника мулла Мухаммад Хусейн Мостаад. Председателем торговой палаты является мавляви Абдуррахман Фаряби; президентом Управления авиакомпании "Ариана" - мавляви Мухаммад Юнус Келиваль. Центральный банк Афганистана "Дъ Афганестан банк" возглавляет мавляви Ихсанулла Ихсан, а Академию наук Исламского Эмирата Афганистан и. о. президента мулла Мухаммад Хусейн Мостасад. (Необходимо отметить, что ротация высокопоставленных чиновников происходит довольно быстро, и поэтому многие из названных лиц либо покинули свои посты, либо перешли на другую работу.)

Таким образом, уже одно перечисление новых министров и руководителей ведомств свидетельствует о том, что все ключевые позиции в аппарате исполнительной власти оказались в руках военно-религиозной элиты движения "Талибан", что в свою очередь позволяет говорить о становлении основ теократического режима.

Религиозные и судебные органы, репрессивно-карательный аппарат. Для укрепления своей власти и реализации планов по всеобщей исламизации общественной жизни руководство та-либов нуждалось в сильных религиозно-пропагандистских институтах и органах подавления. Талибы возродили "Совет улемов", который стал официально называться "Всеобщим Советом улемов и духовенства" ("Шурайе омумийе улема ва руханийун"), и которому было вменено в обязанность "разъяснение населению целей и задач правительства Исламского Эмирата и наставление мусульман на путь истины".

При Верховном Суде ("Стыра махкама") был создан новый орган "Центральный совет по изданию фетв" ("Ды маркази дар-уль-фатаатун") во главе с мавляви Нур Мухаммадом "Сагебом" (он же заместитель председателя Верховного Суда). "Центральный Совет по изданию фетв", состоящий из авторитетных улемов и муфтиев, является высшей инстанцией, выносящей окончательное решение относительно соответствия (или несоответствия) шариату тех или иных указов и решений всех ветвей власти, в том числе и самого "повелителя правоверных".

Вместе с тем, по признанию мавляви Нур Мухаммада "Саге-ба", основной задачей этой организации является "укрепление исламского движения талибов, исламского государства" и пропаганда нового "божественного порядка" ("ды иллахи низам") [9]. О том, какими моральными нормами и принципами будет руководствоваться "Центральный совет по изданию фетв" в своих попытках навязать афганскому обществу новый "божественный порядок", можно, в частности, судить по высказываниям некоторых его высокопоставленных деятелей. Так, мавляви Абдулхай Зафарани, отвечая на вопросы той же "Тулуйи афган" относительно женского образования и перспектив возобновления работы телевидения, заявил следующее: "Согласно исламу обучение девочек в раннем возрасте разрешается. Однако с достижением ими брачного возраста (9 лет - Р. С.) запрещается. Такие науки, как география, история, математика, в которых женщины не испытывают повседневной необходимости, им не нужны. Зато им нужны знания о соблюдении поста, о налоге в пользу общины, паломничестве, менструациях и деторождении". Касаясь вопроса о будущем телевидения в Афганистане, он сказал, что поскольку шариат запрещает любое воспроизведение изображения человека, будь то в виде фотографий или картинки на телевизионном экране, то телевидение следует полностью запретить[10].

Власти Исламского эмирата предприняли меры для развития религиозного образования. С этой целью на территориях, где действуют законы талибов, открываются новые медрессе, а на уже действующих вводятся специальные идеологические курсы для "подготовки улемов и мударисов для будущего Афганистана".

Однако особое внимание руководство Исламского Эмирата уделило укреплению судебной власти и карательно-репрессивных органов. Судопроизводство всегда было той сферой власти, где позиции афганского духовенства были традиционно сильны. Поэтому талибам не понадобилась коренная реорганизация судебного дела, они его только приспособили к своим потребностям, и как всякая диктатура особенно усилили карательно-репрессивный аппарат, чтобы держать в страхе и подчинении народ. Недаром газеты призывают "слушаться и повиноваться своим эмирам". Весьма примечательно, что в систему вышеуказанных органов сами талибы включили значительное число министерств и ведомств. Так, по свидетельству газеты "Иттифаки Ислам", правительство Исламского Эмирата для пресечения "антишариатских и антигуманных" действий и распространения "справедливости, гуманизма, культуры и знании Корана", использует такие влиятельные органы, как Министерство юстиции, Верховный суд, Министерство ориентации и вакфов, Министерство информации и культуры, Третейский суд, Генеральную прокуратуру. Для этой работы привлекаются также организации по борьбе с уголовными преступлениями, в первую очередь такой орган надзора за исполнением законов шариата и соблюдением исламской морали как "Амр бе мааруф ва нахи аз мункар" (от арабского "Аль-амр би-л-ма'руф ва-н-нахй ан ал-мункар" — "повеление одобряемого и запрещение осуждаемого") [11].

При этом краеугольным принципом своей юриспруденции талибы провозгласили кисас ("талион"), рассматриваемый ими как важное профилактическое средство в борьбе с преступностью. "Кисас играет важную предупредительную роль, преступники боятся совершать преступления, - писала газета "Итти-факи ислам", - так как знают, какое наказание они понесут. Кисас - единственное средство, надежно защищающее права и свободы людей". Поэтому обязательное применение "ходуде иллахи" ("предписанных Аллахом наказаний") в виде кисаса, газета рассматривала как прямую обязанность соответствующих государственных органов и как правовую основу и инструмент построения "общества, свободного от угнетения и насилия" [12].

Из всех репрессивно-карательных органов особо следует остановиться на двух: "Ихтисаб" (первоначально "надзор за правилами торговли, поведением людей в общественных местах") и Управление "Амр бе мааруф ва нахи аз мункар" [13]. По свидетельству афганского историка Абдул Вахеда Нахзада Фарахи эти организаци уже существовали в период правления Ахмад-шаха Дурани (1747-1773) [14]. В 1928 г., после того как король Ама-нулла был вынужден пойти на уступки духовенству, он объявил о восстановлении института мухтасибов ("надзирателей"), которые должны были осуществлять контроль за исламской моралью и нравственностью подданных и осуществлять наказания за их нарушения. Однако практически "Ихтисаб" вошел в силу уже при Надир-шахе и исполнял функции "полиции нравов".

При талибах "Ихтисаб" приобрел совершенно иные функции [15]. Он превратился в орган политического сыска. Вот, например, как определяла роль и функции "Ихтисаба" газета "Шариат". В большой статье, озаглавленной "Ихтисаб" - правительственное учреждение в Кабуле", газета, указав на то, что в ходе войны была разрушена вся прежняя государственная система управления и преданы забвению традиции и исламские ценности, выражала сожаление по поводу того, что долгое время был незаслуженно забыт такой важный для "благополучия" страны орган, как "Ихтисаб". Далее газета утверждала, что, при прежних режимах подбор и расстановка кадров на государственные посты всех уровней осуществлялись по принципу непотизма, партийной, плановой, племенной солидарности и личной преданности, без учета профессиональных и моральных качеств человека. Учитывая подобную ситуацию, власти Исламского Эмирата Афганистан, в целях избавления от саботажников, профессионально непригодных и аморальных чиновников, обещали покончить с системой протекционизма при отборе кандидатов на государственные посты и впредь руководствоваться исключительно такими критериями, как: профессионализм, мораль и религиозное благочестие. Газета подчеркивала, что именно управление "Ихтисаб" призвано очистить государственный аппарат от профессионально непригодных и не приемлющих законы исламского государства работников, а на их места принимать только "благочестивых и знающих" специалистов. Весьма характерен для нынешних властей призыв к населению сотрудничать с органами "Ихтисаб", то есть заниматься доносительством. В цитируемой статье сотрудникам "Ихтисаб" предписывалось относиться к посетителям "по-товарищески и с любовью", гарантировать им сохранение тайны их обращения в органы правосудия и защиту от преследования тех, на кого они жаловались [16]. О том, что "Ихтисаб" уже начал действовать, свидетельствует, в частности, тот факт что, в ноябре 1977 г. с государственной службы были уволены сотни чиновников, в том числе 70 преподавателей Кабульского университета, обвинен ные в инакомыслии и приверженности "коммунистической" .идеологии [17].

Но наиболее печальную известность среди населения приобрело министерство "Амр бе мааруф ва нахи аэ мункар", по существу выполняющее функции исламской "полиции нравов", о деятельности которого можно судить, например, по сообщениям газет. Так, "Тулуйи афган" писала, что шариатский суд осудил ряд лиц, задержанных сотрудниками Министерства: одни из них обвинялись в тйм, что они, вопреки указаниям шариата, подстригали бороды; другие в том, что во время, положенное для намаза, продолжали торговать; третьи были арестованы за игру в карты [18]. Другая газета "Иттифаки ислам" извещала о том, что сотрудниками Министерства были конфискованы музыкальные инструменты, а музыканты были "строго предупреждены!" [19]. Та же "Иттифаки ислам" сообщала о решении гератского управления "полиции нравов" запретить владельцам магазинов и лавок, под страхом сурового наказания, украшать стены "безнравственными" снимками и репродукциями [20].

Новым в системе религиозно-судебных органов стало создание по всей стране трибуналов из трех судей ("дрегуно казаи махкамо"), которые наделялись правом вынесения любого наказания, вплоть до смертного приговора, который приводился в исполнение после утверждения его высшей инстанцией. По информации газеты "Тулуйи Афган", согласно приговору "тройки", например, в уезде Сурхруд провинции Награхар был публично казнен некий Ахмад-шах за убийство своего сельчанина [21]. Самое пристальное внимание руководство талибов уделяет моральному состоянию своих вооруженных сил и усилению контроля над армией. Преступлениями, совершаемыми бойцами, занимается главная военная прокуратура, возглавляемая муллой Мухаммадом Фаруком, а также специальные военные суды, которыми руководит мавляви Гулам Хайдар.

В конце 1997 г. руководство талибов приступило к "генеральной чистке" в армии. В ноябре 1997 г., согласно фирману лидера талибов муллы Омара, была создана Чрезвычайная комиссия "Тасфийе ал-саф" (букв. "очистка рядов") во главе с мавлави Абдуррашидом. Необходимость создания этого еще одного, карательного органа, официально объяснялась тем, что "некоторые враги ислама хотят вбить клин между талибами и народом". В обязанности "Тасфийе ал-саф" вменялось следить за нравственным обликом военнослужащих. Так, бойцы не должны отпускать волосы до плеч, не курить, совершать 5 раз в день молитву и не заниматься мародерством. Видимо, это последнее обстоятельство и послужило истинной причиной чисток, поскольку население не раз выражало возмущение бесчинствами талибов.

Неслучайно, начальник военного отдела "Амр бе-мааруф ва нахи аз мункар" мавляви Абдулхай, посетивший позиции талибов к северу от Кабула, в своем выступлении перед бойцами внушал им, что сохранение государственного имущества (байт-ул-мал) является священной обязанностью каждого бойца, а его расхищение будет расцениваться как предательство, могущее привести к поражению святого дела талибов [22].

Исламизация. Параллельно с укреплением своих властных структур военно-религиозное руководство талибов приступило к исламизации всех сторон жизни общества и индивида. При этом преследовались две главные задачи; во-первых, различными мерами устрашения, зачастую, жестокими, которые обосновывались требованиями ислама, деморализовать и подчинить себе население захваченных талибами провинций, а в дальнейшем, используя политику "кнута и пряника", укрепить социальную базу режима; во-вторых, добиться подмены прежних светских законов, конституции, регламентировавших жизнь афганского общества при прежних режимах вплоть до захвата власти муджахедами, канонами шариата с тем, чтобы большая часть населения стала бы жить исключительно по нормам и законам ислама. Иными словами, ислам, который требовался талибам как инструмент достижения политических целей, был возведен ими в ранг государственной политики Исламского Эмирата.

Политика исламизации, приводившая к многочисленным нарушениям прав человека, наиболее наглядно проявлялась в морально-этической и бытовой сфере. Этот аспект исламизации достаточно полно освещен в работах, посвященных практике талибов, в том числе и в работах российских афганистов [23], и поэтому нет необходимости более подробно останавливаться на известных фактах. Достаточно напомнить, что в ходе исламизации основные усилия репрессивно-карательного аппарата, в первую очередь, были направлены на то, чтобы поднять уровень "благочестия" населения, якобы изрядно пошатнувшегося за годы светской власти и гражданской войны. А для этого восстановить в полном объеме неукоснительное соблюдение населением исламских ритуалов, предписаний Корана, шариата; исключить женщину из общественной жизни, лишив ее права на образование и работу; внедрить аскетический образ жизни, полностью лишив население привычных и традиционных видов развлечений (музыка, кино, телевидение, спорт и т. д.).

Чтобы добиться исполнения всех этих предписаний, талибы прибегали к наиболее убедительному, на их взгляд, методу перевоспитания: публичным казням и телесным наказаниям, предусмотренным мусульманским правом ("ал-фикх") еще со времен халифов.

Исламизации подвергается, хотя и в меньшей степени, и социально-экономическая сфера. Судя по публичным заявлениям руководства Исламского Эмирата, власти намерены возродить те нормы ислама, которые еще со времен пророка и "правоверных халифов" регламентировали все вопросы экономики, финансов, торговли и т. п. Так, наряду с декларациями о неприкосновенности частной собственности, приоритетному развитию частного сектора, талибы объявили об отмене ростовщичества и банковского процента. Правда, вслед за этими заявлениями, в марте 1997 г. Управляющий Центральным банком Исламского Эмирата мавляви Ихсанулла Ихсан уточнил, что вопрос о взимании банковского процента окончательно будет решен после консультации афганских улемов с их коллегами из религиозного центра Деобанд (Индия), а также религиозными авторитетами из Пакистана, Саудовской Аравии и Кувейта [24].

В качестве одной из "подлинно исламских" форм экономики власти рекомендуют широко внедрять различные виды сельскохозяйственных и торговых товариществ-ширкетов, основанных на принципе "капитал + труд" и справедливом разделе доходов между владельцем капитала и работником. Например, гератская газета "Иттифаки ислам" в числе организаций, якобы известных со времен пророка и "правоверных халифов", называла такие виды товариществ, как "мозараба" (в торговле), мазара'э (в сельском хозяйстве) и "мосагат" (в садоводстве).

Власти стремятся возродить в новых масштабах традиционные для мусульманского мира экономические рычаги нивелирования социального неравенства, например, зафиксированную в Коране систему добровольных пожертвований - "садака" ("милостыня"). В марте 1997г. газеты широко рекламировали указ "повелителя правоверных" о раздаче неимущему населению подконтрольных талибам провинций 250 миллионов афгани [25].

Обобщая вышесказанное, мы полагаем целесообразным подчеркнуть следующее. С самого начала появления талибов в Афганистане было сделано немало прогнозов относительно их целей и их будущей политической судьбы. В частности утверждалось, что талибы не являются самостоятельной политической силой, а лишь военным авангардом, прокладывающим путь к трону бывшему королю Мухаммаду Захир-шаху. Для придания этой версии большей убедительности утверждалось, что руководители талибов никогда не заявляли о своих претензиях на власть. Более того, высказывались сомнения в профессиональных способностях талибов взять на себя управление страной. Однако, никто не мог предположить, какие планы государственного устройства вынашивают талибы. Для иллюстрации сказанного обратимся к статье в лондонской "Гардиан", перепечатанной выходящим в Москве эмигрантским бюллетенем "Гиндукуш". Она, на наш взгляд, весьма показательна для тех оценок, которые до недавнего времени делались в отношении талибов.

В статье под названием "Бесполезная власть молодых мулл над развалинами Кабула", написанной сразу после взятия талиба-ми столицы в сентябре 1996 г., в частности, утверждалось, что молодые бойцы в белых чалмах, в основном выходцы из афганской деревни, возомнившие себя муллами и мавляви, вряд ли сумеют управлять такими большими городами как Кабул, не говоря уже обо всей стране [26].

За прошедшие годы жизнь опровергла многие из этих прогнозов: талибы не стали орудием возврата бывшего монарха во власть; они сумели установить свое господство над большей частью территории Афганистана и создать на ней собственную, достаточно сильную администрацию.

В марте 1997 г. кандагарская "Тулуйи афган" - рупор лидера талибов муллы Омара, заявила, что движение "Талибан" превратилось сегодня в реальную религиозную и политическую силу, играющую определяющую роль в сегодняшней и завтрашней судьбе Афганистана, которую уже не могут игнорировать ни враги, ни друзья талибов. Газета также утверждала, что со временем Исламское государство и его мощная армия станут играть более значительную роль в регионе и на международной арене [27]. Более того, председатель "Центрального Совета по изданию фетв" мавляви Нур Мухаммад "Сагеб", выступая на совещаний улемов в Кандагаре заявил следующее: "Сегодня Аллах отвел талибам роль, которая породила надежды у всех мусульман мира, у них появился центр исламской надежды, который находится в сердце Азии и называется Афганистаном" [28]. Если не принимать во внимание пропагандистский пафос подобного рода заявлений, то следует признать, что в сегодняшнем Афганистане талибы, действительно, являются реальной военной и религиозно-политической силой. И они, несомненно, будут пытаться создать в центре Азии новый очаг исламского фундамен-тализма, что может повлечь за собой изменение геополитической ситуации в этом регионе мира.

Анализ вышеизложенного подводит нас к необходимости признания следующих положений: - военно-религиозное руководство движения "Талибан", представленное муллами, мавляви, шейхами, кари, ахундами, в результате вооруженной борьбы захватило политическую власть на большей части территории Афганистана. На наш взгляд, в Афганистане произошло то же, что и в соседнем Иране, где власть оказалась в руках шиитского духовенства. В отличие от Ирана, где в период исламской революции 1978-1979 гг. произошло, по словам известного российского востоковеда Е.А.Дорошенко, "молниеносное внедрение духовенства в ряды активных борцов иранской революции и захват в ней политического лидерства" [29], в афганской "исламской революции", как иногда называют свое победоносное шествие по стране сами талибы, военно-религиозное лидерство изначально оказалось в руках представителей духовного сословия, возглавлявших движение "Талибан";

- в течение четырех лет, прошедших со времени их появления в Афганистане, талибам удалось создать на подконтрольных им землях мощный репрессивный аппарат, достаточно эффективную вертикаль исполнительной и судебной власти и в конечном счете установить свою религиозно-политическую диктатуру, которую, используя терминологию Е.А.Дорошенко, мы можем обоснованно охарактеризовать, как "муллократию";

- объявив Афганистан "Исламским эмиратом", а главу движения "Талибан" муллу Омара "повелителем правоверных", талибы на практике начали процесс создания исламского военно-теократического государства. Его реальные контуры уже обозначались в форме эмирата (халифата), о чем свидетельствуют не только такие формальные признаки, как закрепление всей полноты исполнительной и судебной власти в руках лиц духовного звания, но и практическая деятельность талибов по насильственному насаждению на большей части страны законов шариата и догм ислама.

Список литературы

Р. Р. Сикоев. ТАЛИБЫ СТРОЯТ ИСЛАМСКИЙ ЭМИРАТ

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:02:07 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
09:52:42 24 ноября 2015
Достаточно доступно и полно освещена деятельеность талибов в конце 90-х годов.
Матвей08:57:12 24 февраля 2011Оценка: 4 - Хорошо

Работы, похожие на Реферат: Талибы строят исламский Эмират

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149953)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru