Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Специфика хронотопа в рассказе Фридриха Горенштейна "С кошелочкой"

Название: Специфика хронотопа в рассказе Фридриха Горенштейна "С кошелочкой"
Раздел: Рефераты по зарубежной литературе
Тип: реферат Добавлен 11:59:23 21 января 2007 Похожие работы
Просмотров: 84 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

1. Понятие хронотопа в литературоведении

Прежде чем перейти непосредственно к рассмотрению специфики хронотопа в рассказе Фридриха Горенштейна «С кошелочкой», определим само это понятие – что такое хронотоп?

М. Бахтин называет хронотопом существенную взаимосвязь временных и пространственных отношений, художественно освоенных в литературе.[1] Само слово «хронотоп» в дословном переводе означает «времяпространство». Термин этот употребляется в математическом естествознании и был введен и обоснован на почве теории относительности Эйнштейна. Для нас не важен тот специальный смысл, который он имеет в теории относительности, в литературоведение он был перенесен почти как метафора (почти, отмечает М. Бахтин, но не совсем): литературоведу важно выражение в нем неразрывности пространства и времени как четвертого измерения пространства .

Итак, в данном реферате под хронотопом понимается формально-содержательная категорию литературы.

Как отмечает М. Бахтин, в литературно-художественном хронотопе имеет место слияние пространственных и временных примет в осмысленном и конкретном целом. Время здесь сгущается, уплотняется, становится художественно-зримым; пространство же интенсифицируется, втягивается в движение времени, сюжета, истории. Приметы времени раскрываются в пространстве, и пространство осмысливается и измеряется временем. Этим пересечением рядов и слиянием примет характеризуется художественный хронотоп.[2]

Как указывает В. Торопов, «пространство и время можно понимать как свойства вещи. Пространство высвобождает место для сакральных объектов, открывая через них свою высшую суть, давая этой сути жизнь, бытие, смысл; при этом открывается возможность становления и органического обживания пространства космосом вещей в их взаимопринадлежности. Тем самым вещи не только конституируют пространство, через задание его границ, отделяющих пространство от не-пространства, но и организуют его структурно, придавая ему значимость и значение (семантическое обживание пространства)».[3]

М. Поспелов отмечает, что между литературой и живописью существует теснейшая связь именно в выражении пространственных категорий: подобно тому как на картине зрительно отражены пространственные категории, так и писатель рисует перед нашими глазами образы пространства. Однако при этом писатель имеет преимущества перед живописцем: он показывает нам пространство и время в их непрерывной связи,[4] причем, как отмечает М. Бахтин, в литературе ведущим началом в хронотопе является время. Хронотоп как формально-содержательная категория определяет (в значительной мере) и образ человека в литературе; этот образ всегда существенно хронотопичен.[5]

В художественном произведении реальные пространство и время преобразуются в соответствии с идеей художника, его «переживанием» пространства и времени, отношением к действительности. Художественное время может быть прерывным, дискретным, многомерным, обратимым в прошлое (=инверсия), неравномерным в течении. И художественное пространство обычно дискретно, многомерно.

2. Историчность хронотопа в рассказе Ф. Горенштейна «С кошелочкой»

Предметом рассмотрения в данном реферате мы выбрали рассказ Ф. Горенштейна «С кошелочкой», опубликованный в сборнике «Цветы зла».[6]

Как отмечает Виктор Ерофеев, Последняя четверть ХХ века в русской литературе определилась властью зла. Вспомнив Бодлера, можно сказать, что современная литературная Россия нарвала целый букет ЦВЕТОВ ЗЛА. «Ни в коем случае я не рассматриваю отдельных авторов этой книги лишь в качестве элементов такой икебаны, достаточно убежденный в их самозначимости, - пишет В. Ерофеев. – Однако сквозь непохожие и порой враждебные друг другу тексты проступает особая тема. Она не просто дает представление о том, что делается сейчас в русской литературе. Важнее, что сумма текстов складывается в роман о странствиях русской души. Поскольку русская душа крутилась в последнее время немало, ее опыт превращается в авантюрный и дерзкий сюжет».

Итак, что же сразу бросается в глаза при анализе рассказа?

Первое – это время. С третьего (короткого) абзаца мы видим, как Авдотьюшка глядит на старенький будильник. Так автор вводит нас во временной континиум произведения, причем этот будильник воплощает время не только самой Авдотьюшки, но и всей страны.

«Когда-то будильник этот будил-поднимал Авдольюшку и остальных… Кого? Да что там… Есть ли у Авдотьюшки ныне биография?»[7] Так мы сразу окунаемся в мир без прошлого, мир, который тянется в вечном настоящем. Мир Авдотьюшки – это вечно застывшее сегодня, где все ее мысли о том, как добыть, вырвать, выхватить – наполнить кошелочку.

В соответствии с такой позицией выбираются даже слова, обозначающие время: «Сперва в «наш» - это магазин, который рядом с домом. Посля в булочную. Посля в большой, универсальный. Посля в мясной. Посля в молочный. Посля в «килинарию». Посля в магазин возле горки. Посля в другую «килинарию». Посля в магазин, где татары торгуют. Посля в овощной ларек. Посля в булочную против ларька. Посля в магазин возле почты».[8] «Посля» - это слово, характеризующее и культурное развитие Авдотьюшки, и в то же время ее личное время, которое замыкается исключительно на магазинах. По сути, все «посля» у Авдотьюшки совершенно одинаковые.

И здесь-то как раз мы вплотную подходим к вопросу о том, как происходит слияние пространственных и временных примет в осмысленном и конкретном целом. Хронотоп рассказа замыкается на этой пространственно-временной «ленте Мебиуса», состоящей из непрерывного движения по магазинам.

Необходимо отметить еще одну важную, существенную особенность хронотопа в целом, которая у Ф. Горенштейна приобретает особую значимость. Это историчность хронотопа. Как отмечает А. Я. Гуревич, «Человек не рождается с «чувством времени», его временные и пространственные понятия всегда определены той культурой, к которой он принадлежит».

«С кошелочкой» - рассказ, в котором наглядно, зримо показана советская действительность с ее бесконечными очередями за всем на свете, и она передана целиком и в каждой малюсенькой черте. Все жаргонизмы и топонимические особенности московской местности, вроде «нашего» магазина или того, «де татары торгуют» переданы точно с сохранением самобытности народных названий.

Яркая топонимическая карта – особенность рассказа, причем она неразрывно сливается с временем. Одним из способов художественного осмысления происходящего в стране является использование исторических параллелей, что, соответственно, расширяет пространственно-временное поле произведения. Есть такие параллели и в рассказе Ф. Горенштейна.

Так, говоря о цене на «яйцо с икрой», автор мимоходом бросает: «Цена такая, что еще при волюнтаристе Хрущеве, еще накануне исторического октябрьского Пленума 1964 года, внесшего перелом в развитие сельского хозяйства, за такую цену двести грамм хорошей икры купить можно было в любом гастрономическом магазине».[9] Подобные ссылки на прошлое то и дело переносят читателя на очередной пласт времени и пространства, открывают новые горизонты смысла, чтобы новая строка вновь вернула обратно (или, наоборот, увела на новый пласт пространственно-временной композиции вслед за какой-либо цитатой).

Таким образом, реализуется утверждение М. Бахтина: «В литературно-художественном хронотопе имеет место слияние пространственных и временных примет в осмысленном и конкретном целом. Время здесь сгущается, уплотняется, становится художественно-зримым; пространство же интенсифицируется, втягивается в движение времени, сюжета, истории. Приметы времени раскрываются в пространстве, и пространство осмысливается и измеряется временем».[10]

Примечательность рассказа состоит в том, что в описании советского времени автор не метался в крайности: нет описания зловредного тоталитарного строя, которое присутствует лишь где-то на заднем плане, нет откровенной издевки над смешным и ничтожным, а, наоборот, чувствуется авторское понимание мотивов той одинокой старушенции, которая, оказывается, совершает все эти титанические усилия и покупает горы продуктов не для работающей семьи, а для себя одной, для своего услаждения. В этом весь смысл ее, в этом – все ее время. Авдотьюшка, казалось бы, застыла в бесконечности: ее шныряние по магазинам с кошелочкой было, есть и будет.

Авдотьюшка живет только в настоящем, и даже мыслит только категориями настоящего, что передается в таких, к примеру, фразах: «Ой, уходи, Авдотьюшка», «Да день неудачный, все не так…».[11] Автор сопереживает Авдотьюшке, живет ее временем.

Интересно, что пространство для Авдотьюшки может быть злым и добрым. Добрые для не – прилавки полные товаров, да и вообще вся магазинная топонимика, хотя язык автора в выражении пространственных категорий точен и резок: «Магазин длинный, как кишка, и такой же грязный».[12] Злое, враждебное – это человеческое пространство. «На … татар украинский степной набег…»,[13] - образное выражение Ф. Горенштейна сочетает историческую параллель и пространственную характеристику. Мы видим этих вторгающихся «чужаков», вторгающихся в мир московских магазинов и наполняющих московские вокзалы вкусом колбасы.

«И пойдут поезда прямо из московских колбасных на Урал, в Ташкент, в Новосибирск, в Кишенев… Вокзальный народ не буйный. Посад хитер, а вокзал терпелив».[14]

Так хронотипический ряд в рассказе постоянно расширяется, захватывая все большие пласты. Так, если в начале рассказа мы узнаем, что «продовольственная география» города состоит из болгарских яичек, польской ветчинки, голландской курочки, финского маслица, то в конце эта «география» получает философское осмысление, окунающее нас в осознание сути происходящего не только с Авдотьюшкой, не только с Москвой и ее «гостями», но и со всей страной, со всей советской действительностью. «Выращивает СССР в обилии вместо груш-яблок автомат «калашников», а «третий мир» апельсин выращивает. Натуральный обмен вне Марксова капитала».[15]

Паталогия! Паталогия не только жалкой старушки, жертвы системы, не только Москвы, с ненавистью относящейся к тем, кто пытается выхватить у нее «дефицит», паталогия всей страны! Ничего странного в самой Авдотьюшке, в общем-то, нет. Б. Писатель и публицист Б. Сарнов рассказывал, как его теща влетела в квартиру с горящими глазами: «Масло выбросили!».[16] О таком положении дел помнит старшее поколение, обезличивание человека, наполнение его жизни единственным смыслом хищнического выживания.

Таким образом, это уже система, система, ярко и образно показанная Ф. Горенштейном в рассказе «С кошелочкой».

Мир старушки Авдотьюшки, показанный автором, рушится в один миг благодаря резкому сжатию пространства. В буквальном смысле – тесное пространство человеческих тел, несколько раз обрисованное писателем в рассказе, наконец сжимается вокруг Авдотьюшки окончательно, и она попадает в больнице.

Попав в больницу, Авдотьюшка разрывает замкнутый круг своей жизни: в ней появляется еще что-то, помимо магазина, «посля» которого – снова «магазин».

Разрывает ли?

«В больнице очнулась Авдотьюшка. Очнулась и первым делом про кошелочку вспомнила».[17] Вся жизнь, все пространство и время Авдотьшки неразрывно связаны в том смысле ее существования – в кошелочке. «Кошелочка-кормилица ей родным существом была. Она ей по ночам несколько раз снилась».[18] Кошелочка – это олицетворение сущности Авдотьюшки, подобно тому, как шкатулка была олицетворением гоголевской героини. Виновата ли она? Автор ни в чем не обвиняет героиню, хотя в его словах постоянно звучит горьковатая ирония. Не она такая – мир такой, время такое. В этом и заключается специфика хронотопа в рассказе Фридриха Горенштейна «С кошелочкой».

Последние страницы рассказа позволяют даже заглянуть немного дальше в будущее. Что дальше станет с Авдотьюшкой? Вернется ли она к прежней жизни, к прежнему пространственно-временному восприятию?

Кошелочка возвращается к Авдотьюшке. «Как Авдотьюшка начала свою кошелочку обнимать, как начала Буренушку гладить-баловать…». Конечно, кольцо вновь замкнется: ничему старушка так не рада, как своей родной кошелочке. Она – смысл ее жизни. Авдотьюшка застыла в бесконечности: ее шныряние по магазинам с кошелочкой было, есть и будет по всем необозримым просторам «продовольственной географии».


Заключение

Итак, главное, что необходимо отметить из сказанного – это существенную взаимосвязь, неразделимость времени и пространства в художественном мире.

Введение понятия «хронотоп» в качестве одной из основных категорий литературоведения является несомненно важным достижением в осмыслении смысловых особенностей отдельных произведений. Ведь само слово «хронотоп»

, характеризующее неразрывное слияние времени и пространства, вводит нас в неразрывный пространственно-временной континииум произведения.

Хронотоп рассказа «С кошелочкой» замыкается на этой пространственно-временной «ленте Мебиуса», состоящей из непрерывного движения по магазинам. Авдотьюшка живет в вечном настоящем, и хронотоп рассказа выступает как воплощение единства формы и содержания. Авдотьюшка – старушка без прошлого; ее окружение – дюди и страна без прошлого, несмотря на исторические параллели, открывающие перед читателем новые смысловые пласты.

«Точка зрения всегда хронотопична, - отмечал М. Бахтин, - то есть включает в себя как пространственный, так и временной момент. С этим непосредственно связана и ценностная (иерархическая) точка зрения (отношение к верху и низу)».[19] В рассказе «С кошелочкой» время неразрывно связано с пространственной топонимикой: жизнь Авдотьюшки проходит в одном времени и в одном пространстве – магазинном. При этом специфика изображения пространства в рассказе еще и в том, что в единый московский пространственный пласт вторгается целая «продовольственная география»: болгарские яички, польская ветчинка… В человеческое пространство вторгаются «чужаки» - Горпына, Текля… Человеческое пространство в рассказе жестоко и враждебно Авдотьюшке, оно вырывает ее из привычного ритма жизни. Попав в больницу, Авдотьюшка разорвала порочный круг бесконечного шныряния по магазинам.

Однако автор правдив, и мы понимаем, что кольцо вновь замкнется: ничему старушка так не рада, как своей родной кошелочке. Она – смысл ее жизни. Авдотьюшка застыла в бесконечности: ее шныряние по магазинам с кошелочкой было, есть и будет.

Список использованной литературы

1. Бахтин М. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975.

2. Бахтин М. Из записей 1970-1971 годов // Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.,1986.

3. Бахтин М. Формы времени и хронотопа в романе // Очерки по исторической поэтике. М., 1979.

4. Бахтин М. Эстетика словестного творчества. М., 1979.

5. Введение в литературоведение / Под ред. М. Поспелова. М., 1988.

6. Горенштейн Ф. С кошелочкой // Русские цветы зла. М., 2001.

7. Лихачев Д. С. Очерки по художественному творчеству. С.-Пб., 1999.

8. Сарнов Б. наш советский новояз. М., 2001.

9. Топоров В.Н. Пространство и текст // Текст, семантика и структура. М., 1983.


[1] Бахтин М. Формы времени и хронотопа в романе // Очерки по исторической поэтике. М., 1979.

[2] Там же.

[3] Топоров В.Н. Пространство и текст // Текст, семантика и структура. М., 1983.

[4] Введение в литературоведение / Под ред. М. Поспелова. М., 1988.

[5] Бахтин М. Формы времени и хронотопа в романе // Очерки по исторической поэтике. М., 1979.

[6] Русские цветы зла. М., 2001.

[7] Горенштейн Ф. С кошелочкой // Русские цветы зла. М., 2001.

[8] Там же.

[9] Горенштейн Ф. С кошелочкой // Русские цветы зла. М., 2001.

[10] Бахтин М.М. Из записей 1970-1971 годов // Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.,1986.

[11] Горенштейн Ф. С кошелочкой // Русские цветы зла. М., 2001.

[12] Горенштейн Ф. С кошелочкой // Русские цветы зла. М., 2001.

[13] Там же.

[14] Там же.

[15] Там же.

[16] Сарнов Б. наш советский новояз. М., 2001.

[17] Горенштейн Ф. С кошелочкой // Русские цветы зла. М., 2001.

[18] Там же.

[19] Бахтин М.М. Из записей 1970-1971 годов // Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.,1986.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:05:28 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
22:59:09 28 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Специфика хронотопа в рассказе Фридриха Горенштейна "С кошелочкой"

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151191)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru