Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Доклад: Место жанра эмблемы в эпохе барокко

Название: Место жанра эмблемы в эпохе барокко
Раздел: Рефераты по культуре и искусству
Тип: доклад Добавлен 03:21:50 02 декабря 2010 Похожие работы
Просмотров: 207 Комментариев: 2 Оценило: 3 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать

Вэпоху барокко одним из важнейших жанров, который предельно выражал основные особенности искусства того времени, в котором, как в фокусе, собирались и перекрещивались идейные устремления и художественные тенденции эпохи, был жанр эмблемы . Остановимся кратко на истории его формирования, которое началось, в первую очередь, благодаря иностранным сборникам, речь о которых пойдет ниже, но этот жанр, тем не менее, скоро завоевал признание и в странах славянского мира. Одной из форм, предшествующих эмблеме, были «отличительные значки» (итал. emblema), прикреплявшиеся к щитам, шляпам, оружию, которые получили распространение около ХIУ в. в Бургундии, а затем в Италии. Намекая на имя носителя, его дамы или задуманного предприятия, они, в отличие от родовых гербов, служили индивидуальным деталям и снабжались девизами. Ими обзаводились не только рыцари и придворные кавалеры, но и епископы, банкиры и кабинетные ученые. Их заказывали художникам и поэтам. Складывалась поэтика жанра эмблемы и появлялись посвященные ему трактаты, среди которых наиболее известен «Диалог» Паоло Джовио. По его словам, эмблема, телом которой служит изображение, а душой слово (надпись, девиз), должна сохранять между ними добрую пропорцию. Она не должна быть такой темной, чтобы для ее истолкования потребовалась Сивилла, но и не столь очевидной, чтобы ее мог уразуметь каждый плебей. Изображение должно быть приятным для взора. Для него могут послужить звезды, солнце, луна, огонь, вода, цветущие деревья, инструменты, редкостные звери и фантастические птицы. Не следует изображать человеческие фигуры. Девиз должен быть кратким. Его надлежит избирать на другом языке, чем язык носителя.

Структуру эмблемы стала составлять «триада» , придававшая ей композиционное единство: изображения, надписи или девизы к эпиграмматической подписи. Изображение предлагало зрителю какой-либо предмет или сочетание предметов (как правило, не более трех). Обычно это были растения, животные, орудия различных ремесел, утварь, музыкальные инструменты, а также явления природы (морская буря, радуга и др.), исторические, библейские и мифологические фигуры и сцены. Над изображением, а иногда и в его поле помещался девиз или краткое изречение на латинском, реже — на греческом или другом языке. Подпись состояла из короткого стихотворения, написанного для этого случая, или стихотворной цитаты. Позднее к ней пристраивался прозрачный учено-литературный комментарий, содержавший пространное толкование эмблемы, исторические примеры и параллели, что отвечало пристрастию к эрудиции барокко . Изображения и девизы отличались сложностью и изысканностью. На них можно было увидеть мифологические - чудовищ, монстров, кентавров, химер, странные сочетания предметов и образов. Они то и дело требовали пространных объяснений, с которыми не всегда справлялась подпись. Так, в «Эмблематике» Гадриана Юпиуса на одном изображении помещены рядом старец и дитя, рыба, сокол, и «ужасная лошадь», обитающая в Ниле. Все вместе «согласно мудрости египтян» должно означать: «Бог ненавидит бесстыдство». Мальчик и старец знаменуют, что это положение относится ко всем возрастам, а все остальное отнесено за счет толкования надписи в Саисе (со ссылкой на Плутарха). Значение эмблемы, «умственный образ» не был строго фиксирован. Он отличался динамичностью , мог быть многозначен, хотя в значительной мере связан традицией. Так, одно и то же изображение приобретало различный смысл при разных девизах и даже с одним и тем же девизом в различных сборниках, о чем можно узнать из поясняющей подписи. В русской традиции, например, изображение Фаэтона могло служить символом безрассудства, означать неразумного правителя, предостерегать от опрометчивости в любви, символизировать непомерную гордыню.Несмотря на многообразие изображений и девизов в эмблематике, несложно выделить среди них часто повторяющиеся, популярные, переходящие из сборника в сборник. Таково изображение зеркала . Оно связывается с представлениями о неизбежности смерти(характерного барочного мотива) как у Коваррубиуса, на одной из эмблем которого пзображея скелет перед зеркалом с девизом «Он узрел самого себя и пошел дальше». Подпись поясняет: «Мысль о смерти — истинное зеркало жизни ». Зеркало служит эмблемой самопознания и в то же время имеет «мирское», чаще всего дидактическое значение. Спиритуалистическим представлениям, связанным с зеркалом, в еще большей мере отвечает стеклянная, хрустальная или иная сфера , смутно и искаженно отражающая предметный мир. С ней соединяется и представление о свете и чистоте как атрибутах бога. Еще один устойчивый образ — мыльный пузырь , который скоро лопается и память о котором исчезает, олицетворяет человека, ибо жизнь его так же скоротечна, особенно человека гордого и тщеславного. Уподобление это, известное еще античности означает также весь мир, испорченный, непрочный, иллюзорный: «Жизнь исчезает, как мыльный пузырь, и, как цветок, увядает». Итак, эмблема, опирающаяся на мир реальных представлений, обязательно отягчалась этическими требованиями, поддерживаемыми житейской мудростью или религиозными правилами. Она получает религиозно-философское и дидактическое осмысление. С ее помощью умозрительное и отвлеченное, невещественное и фиктивное делается «наглядным», запечатлевается в сознании.

Изображение могло быть взято из мира обыденных вещей и могло быть фантастическим. Иногда оно могло отсутствовать. Так, в книге Г. Ф. Харсдерфера описывается черный щит с надписью «Ни одно изображение не сравнится с моей скорбью». Было известно изображение пустого щита, на котором могли быть помещены слова «Скоро начертает удача». Нередким было собрание эмблем в виде каталогов символов, так называемые библиотеки символов. интересно, что существовали эмблематические сборники, лишенные изображений, как популярный в Польше сборник Ю. Доманевского и, видимо, сборник Ст. Лоховского. Смысл эмблемы не заключен в самом изображении, как в иероглифе. Этим она отличается от различных малых систем с условным языком изобразительных символов, используемых в астрологии, алхимии п пр. Точно так же она не является ребусом, где осуществляется простая подстановка значений. Затейливые ребусы, пользовавшиеся успехом в период маньеризма, выделялись в эмблематических сборниках в особый раздел — энигматику , включавший своего рода «эмблематическую смесь», объединявшую родственные, жанровые разновидности. Изображения, помещенные в одном сборнике, могли быть однородными, как в собрании эмблем нюрнбергского врача И. Камерария , где все эмблемы заимствованы из флоры и фауны и связаны с легендами и представлениями о них. Эти представления восходили к античным источникам, средневековым «физиологам» и Бестиариям». Среди эмблем этого сборника орел, с открытыми глазами летящий к солнцу, пеликан, кормящий своих птенцов собственной кровью, живородящая гадюка, детеныши которой прогрызают ее чрево, выходя на свет, хамелеоны, страусы, райские птицы, пчелы и множество других, в том числе и мифологических, существ (феникс и др.). Классифиицированньие по родам изображений, они представляли обильный материал для метафорических осмыслений. Эмблематика сохраняет историческую связь с иероглификой , частично унаследовав от нее готовый реквизит изображений и некоторые традиционные метафорические соотношения, известные со времен глубокой древности, как например, изображение журавля, стоящего на одной ноге с камнем в поднятой лапе (чтобы, когда он задремлет, упавший камень его разбудил ). Бытовало мнение, что изобразительные средства превышают по своей силе словесные, что и вызывало обращение к эмблеме и жанрам, связанным с ней. В русской поэзии рубежа эпох представлена типичная для славянского шире — западноевропейского барокко медитативная, религиозно-философская лирика с характерными для нее темами ничтожности земного существования, размышлениями о судном дне и конце всего сущего. Поэты барокко любят писать об эфемерности бытия. Ощущение бренности создается перечислением того, что недолговечно и преходящеi “Мир — это пыль и прах, мир — пепел на ветру, / Всё бренно на земле. Я знаю, что умру Э’* [Андреас Грифиус. “Всё бренно. . .“, 183. С. 242]. Поэтическую рефлексию чех Ш.Ломницкий выразил в образе жзньискчь “Мы пролетаем как искры по свету — / Только что были и вот уж нас нету’**

Появились специальные сборники эмблем, и первым из них была «Эмблематика» Альциата. Она сразу стала одной из самых популярных книг ХУI---ХУII вв. и выдержала впоследствии более 150 изданий на различных языках. Первоначальное число изображений (98 гравюр на дереве Порга Ерея), дополненных в переработанных различными художниками, достигло 211, но общий тип книги неизменно сохранялся. Она настолько отвечала требованиям времени, что вскоре вызвала многочисленные подражания, а сам Альциат получил прозвище «отца эмблематики» он придавал своему сочинению прежде всего прикладное значение. Его произведение прожило долгую жизнь, трансформируясь в поэзии и живописи, архитектуре, положив начало нескончаемому ряду эмблематических сборников ХУII—ХУIII вв. Развитие жанра эмблемы не было не замечено славянскими литературами . Произведения эмблематического характера, предшествующие сборнику Альциата, сам сборник Альциата и выходившие вслед за ним быстро распространились в Польше, Чехии, в России, на Украине. Например, автор дидактического сочинения «Мир с богом человеку» (Мир человеку с Богом, или покаяние Святое примиряющее Богови человека, учением от Писания Святого и Учителей Церковных собранным, напечатана в Киево-Печерской Лавре 1669 г. в лист. В сей книге есть несколько и непристойных толкований, а в Главе о позволенных и непозволенных степенях родства в браках, многое несходное с правилами Кормчей Книги. По сему-то Указом Св. Синода 1766 года запрещено ссылаться на книгу сию в решении степеней родства и дел брачных) И. Гизель (Киев, 1669) сравнивает назначение своей книги с назначением изображения страшного суда, истканного на златой завесе, как оно объяснялось Кириллом-философом кн. Владимиру: «сия книга учением своим к честному на страшном суде предстоянию наставляет...».

Средневековое начало в барокко не только обеспечило восприятие его на русской почве. Следует учесть, что в России средневековая культура существенно отличается от европейской, поскольку она основана греко-славянских православных традициях, а не на латино-католических. Поэтому среднвековой компонент в составе барокко, облегчая вживание привозного барокко в русский культурный контекст, в значительной степени способствовал обогащению отечественного наследия новым знанием — знанием западноевропейского средневековья, какое неслйавример, с собой богословские труды, проповеди, стихи Симеона Полоцкого, насыщенные ссылками на католических авторов. Ренессансная же струя еще более усиливала и укрепляла тенденцию к обновлению облика русской литературы и установлению преемственных связей между литературой древней Руси и Нового времени. Русскую литературу вводит в систему барокко творчество Самуила (монашеское имя — Симеон) Гавриловича Петровского-Ситняновича (1629— 1680). Белорус по происхождению, прошедший прекрасную выучку в высших учебных заведениях Украины и (по некоторым предположениям) Литвьт, получивший после переселения в Москву (в 1664 прозвище Полоцкий, Симеон принес в русскую культуру многое небывалое в ней и по сути, и по форме, и по масштабу. В русской поэзии ХУII в. он занял положение бесспорного лидера и мэтра. Новации, введенные им, а также его украинскими и белорусскими соотечественниками, можно определить как вторжение в национально замкнутую жизнь русского общества европейской постренессансной культуры. Симеон ПОЛОЦКИИ В России, пропустившей Ренессанс, их роль сюда идеи гуманистов, хотя и в барочной форме, вдобавок окрашенной провинциализмом . Симеон привез с собой плоды европейской учености — прекрасное знание ЯЗЫКОВ латинского, польского, белорусского и украинского также схоластических наук (грамматики, риториКИ, диалекТИКИ и др.), которые в целом были связаны с миросозерцанием и культурой барокко в его православном украинско-белорусском варианте. Пи дворе царя Алексея Михайловича Симеон получил признание как мудрейший “философ”, “вития” и “пиит”.

Окрашивающее русскую барочную поэзию философско-медитативное начало связано с утонченным интересом поэтов к категории времени и бренным ее переживанием. Сознание текучести, безвозвратности времени, неизменно сопутствовавшее русским поэтам рубежа эпох и принципиальным образом определявшее взгляд на мир, ЖИЗНЬ, человека, сближает с западноевропейскими и славянскими мастерами барокко, которые “хорошо знают, что такое время, они знают ему цену, они знают время как суровый бич, стигающий виновного и губящий невиновного человека, они знают время как ускользающий в небытие миг. Неустанно этот мотив варьирует Евфимий Чудовский: “день бодни и час по часу следующее текут” [44. Л. 4 об.]. о стремительном беге времени, котором улетучивается ЖИЗНЬ, писал Симеон Полоцкий во многих стихах “Вертограда гоцветного”. У Ефимия Чудовского как и у других русских силлабиков, время — бич, равно грозный для нищего и богатого, для “селнина” и “венценосца” “Аше и славы венцем кто облагается, 1 НО жизни время тому не прилагается” [44. л. 4]. Передавая трагическое ощущение безвозвратно уходящего времени, характерное для барокко, поэты вводят характерный для изобразительного искусства барокко образ -символ натюрмортов на тему Vanitas— часы, неумолимо отсчитывающие дни человеческой жизни. Д.Наборовский констатирует: “Часы жрут жизнь, и дней скончанье близко” (“Краткость жизни”). Одна эмблем сборника З.Морштына представляет человека, который, глядя плачет; надпись гласит: “Не малы ли дни мои. . . “, а стихотворение напоминает, что “бой часовой высоко над головой / с башни летит”. В эмблематическом цикле, примыкающем к “Френам” Симеона Полоцкого, имеется изображение песочных солнечных часов, в стихотворении-подписи дана интерпретация символа “.. . в сем зраце видиши / краткость, суету зде нашу узриши: яко един час, скоро утекает / прах есмы и сень вся то да познает” . Культ времени, перед которым преклонялись поэты барокко, выразил Евфимий Чудовский. В его поэтическом сознании образ “оролотия” (часов) становится источником мудрости, более глубокой, чем даже теология: “Зри, человече, на сей орологии, / умудришися паче теологий, часами жизнь определяет / месяцы днями время скончевает” . медитациями на тему кратковременности жизни сопряжен мотив неизбежной смерти, трактуемый в духе лозунга Mementomori. Поэты разрабатывают эсхатологические и апокалиптические темы. Новую популярность получили в эпоху барокко средневековые произведения о смерти. В литературу вошли иконографические мотивы танца смерти, “четырех последних вещей”. Творчество Симеона Полоцкого, Сильвестра Медведева, Кариона Истомина, Андрея Белобоцкого, а также Стефана Яворского, Феофана Прокоповича, Петра Буслаева свидетельствует о том, что русская поэзия ХУII — первой трети ХУIII в. не избежала тАнатос (танатос — образ смерти, восходящий к античности). Симеон поместил в “Вертоград” обширный цикл “Смерть”, в котором продемонстрировал типичные для поэтики барокко приемы . Полуляризируя тему танатос, Карион Истомин включил в “Букварь” (1696) “Стихи воспоминати смерть приветством”. У Сильвестра Медведева тема “четырех последних вещей” представлена в цикле кратких надписей: “На смерть”, “На Суд”, “На ад”, “На небо” . Анонимная поэма рубежа ХУII—ХVIIIвв. “Лестница к небеси”, содержащая пластическое описание того, что ждет человека после смерти. Медитативную поэзию барокко пронизывает идущий из средневековья мотив всех уравнивающей смерти. В. Потоцкий пишет о короле и холопе: “Природа в краткий срок во врахе их сравняла” . СиМеон ПОЛОЦКИЙ смерть лица не смотряет, 1 царя и ниша равно умерщвляет” . Одно из своих стихотворений он так и назвал — “Смерть равнит”. Русская медитативная поэзия вращалась в кругу тех же Идей, тем, настроений, имволических мотивов И риторических приемов, что и лирика европейского барокко, — с одним, но весьма существенным различием. В странах, переживших яростный натиск Контрреформации размышления о бренности ЖИЗНИ дышат глубоким пессимизмом, вызванным политическими прениями и соц. портясениями. ЭаконО мерно, что В УСЛОВИЯХ России эта теМа утратиЛа в зачительной мере черты трагического восприятия мира. Чрезвычайно показательно в ЭТОЙ СВЯЗИ то, что в творчестве Симеона Полоцкого и Андрея Белобоцкого тема танатос продолжает Свое существование как явление книжное, как элемент литературной традиции. По словам ДС. Лихачева, “ужасы барокко дошли ДО России ЛИШЬ в заимствованных и переводных формах и произведениях” .

Наряду со средневековой литературой источником эмблематических символов, изображений служила Библия . Эмблемами стали не только масличная ветвь, принесенная голубем, радуга (из сказания о Всемирном потопе) и другие традиционные символы, но и отдельные библейские сцены и персонажи. Библия не только служила источником эмблем, но ее сюжеты обрабатывались в духе эмблематических сочинений

Список литературы

1. Асеев Ю. С. Джерела. Мистецтво Київської Русі. К.:Мистецтво, 1980.

2. Нельговський Ю.П. Українське мистецтво від найдавніших часів до початку ХХ ст.

3. Пахсарьян Н.Т. Западноевропейский роман XVIIвека. между классицизмом и барокко // Барокко и классицизм в истории мировой культуры. Серия «Symposium». Выпуск 17. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2001.

4. Ренессанс. Барокко. Классицизм . Проблема стилей в западно-европейском искусстве 15 - 17 веков М. 1966

5. Сазонова Л.И. Поэзия русского барокко (вторая половина ХУII — начало ХУIII в.). — М.: Наука, 1991.

6. Славянское барокко.М, 1979.

7. Софронова Л. А. Проблемы польского барокко.— Советское славяноведение, 1969, т 6.

8. Українське барокко та європейський контекст. Відп. О.К. Федорук. К. : «Науковадумка»,1991

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:46:08 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
22:51:09 28 ноября 2015

Работы, похожие на Доклад: Место жанра эмблемы в эпохе барокко

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149954)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru