Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Правовое регулирование и содержание хозяйственных договоров, опосредствующих оказание услуг

Название: Правовое регулирование и содержание хозяйственных договоров, опосредствующих оказание услуг
Раздел: Рефераты по экономике
Тип: дипломная работа Добавлен 00:16:48 18 августа 2003 Похожие работы
Просмотров: 1771 Комментариев: 2 Оценило: 2 человек Средний балл: 3.5 Оценка: неизвестно     Скачать

Реферат по дисциплине "Хозяйственный договор" выполнила студентка 5го курса заочного факультета по специальности "Юриспруденция" (на базе высшего образования) Мордвинкина Е.А.

Министерство общего и среднего профессионального образования РФ

ХГТУ

ДВГЮИ

Хабаровск 1998

Введение

"В условиях планово-административной системы хозяйства и почти безраздельного господства государственной собственности на средства производства происходило постепенное обеднение "инструментария" гражданского права. Оно становилось все более и более примитивным, одни институты исчезали из него совсем, другие все более и более упрощались. Отсутствие у хозяйствующих субъектов серьезной заинтересованности в результатах своей деятельности, с одной стороны, и плановая заданность всех основных параметров их взаимоотношений между собой, с другой, привели в итоге к тому, что почти все правовые формы этих взаимоотношений свелись к так называемым "хозяйственным договорам" поставки, подряда на капитальное строительство, перевозки груза, а также кредитно-расчетных правоотношений". [36, с.45]

Другие договоры, правила о которых сохранялись в наших законах (займа, страхования, поручения, комиссии, хранения), использовались главным образом при совершении бытовых сделок между гражданами и потребительских сделок между ними и организациями. Никаких особо сложных правил для таких сделок, самым ценным предметом которых мог быть индивидуальный жилой дом или автомашина, не требовалось.

Создание основополагающего гражданского закона для новых экономических условий не могло не учесть реальную практическую надобность в значительном обогащении правовых форм имущественного оборота. Следствием этого стало включение во вторую част ГК целого ряда новых глав, одни из которых посвящены обязательствам, вообще ранее не известным российскому праву, а другие – прежде известным, но достаточно хорошо забытым.

Как известно, с 1 марта 1996 г. на территории Российской Федерации введена в действие часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК, Кодекс), которая является продолжением части первой ГК и представляет собой четвертый раздел Кодекса "Отдельные виды обязательств". По отношению к третьему разделу, содержащему нормы об общих положениях об обязательствах, четвертый его раздел, регулирующий отдельные виды договоров и недоговорных обязательств, является особенной частью, включающей в себя специальные правила, применяемые к конкретным договорам и недоговорным обязательствам. [23, с.4]

Предметом данной научно-практической работы являются нормы, регулирующие только некоторые из видов отдельных гражданско-правовых договоров, а именно договоров: безвозмездного пользования, перевозки, транспортно-экспедиционного обслуживания, а также других договоров, опосредующих оказание услуг.

Договор хранения.

Договор хранения принадлежит к числу договоров об оказании услуг. По договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возврать эту вещь в сохранности (п. 1 ст. 886 ГК.). Как видим, договор хранения в соответствии с многолетней традицией рассматривается в качестве реальной сделки, которая, по общему правилу, считается заключенной с момента передачи вещи от поклажедателя хранителю. Однако договор хранения может носить и консенсуальный характер, если соглашением сторон предусмотрена обязанность хранителя принять на хранение вещь от поклажедателя в предусмотренный договором срок. В отличие от ГК 1964 г., который лишь разрешал социалистическим организациям принимать на себя подобные обязанности, новый ГК. впервые регламентирует отношения сторон, возникающие из такого рода договора

Предметом договора хранения является сама деятельность хранителя по обеспечению сохранности вверенного ему имущества. Сохранение целостности вещи и ее потребительских свойств является целью, а не предметом договора хранения. Хранитель должен предпринять все зависящие от него меры для достижения данной цели, но он не гарантирует того, что эта цель будет достигнута. В противном случае именно на нем, а не на поклажедателе лежал бы риск случайной гибели или случайного повреждения имущества. [20, с.605]

Закон различает обычное хранение и специальные виды хранения. Обычное хранение регулируется общими положениями о хранении (§1 главы 47 ГК), которые при всей их дифференциации применительно к особенностям хранения отдельных видов имущества, разным основаниям и условиям хранения рассчитаны на традиционные взаимоотношения поклажедателя и хранителя. Эти общие положения в соответствии со ст. 905 ГК. применяются и к специальным видам хранения при условии, что ГК и другими законами (но только законами, а не подзаконными актами) не установлено иное. Специальными видами хранения являются хранение имущества на товарном складе, в ломбарде, в банке, в камерах хранения транспортных организаций, в гардеробах организаций, в гостинице, а также секвестр (хранение вещей, являющихся предметом спора). [20, с.607]

1.1. Обычное хранение.

Элементы договора. Сторонами договора хранения являются поклажедатель и хранитель. Поклажедателем может быть любое физическое или юридическое лицо, в том числе не обязательно собственник имущества, но и иное управомоченное лицо (арендатор, перевозчик, подрядчик и т.д.).

Вместе с тем для заключения отдельных видов договоров хранения, например, хранения в ломбарде, либо для хранения отдельных видов имущества, например, радиоактивных веществ, требуется наличие специальной лицензии.

Предмет договора образуют услуги по хранению, которые хранитель оказывает поклажедателю. Объектом самой услуги выступают разнообразные вещи, способные к пространственному перемещению. В отношении недвижимого имущества договоры хранения, как правило, заключаться не могут, за исключением случаев, прямо указанных в законе. В качестве такого исключения можно указать на секвестр (п. 3 ст. 926 ГК).

Срок в договоре хранения определяется прежде всего как период времени, в течение которого хранитель обязан хранить вещь. Договор может быть заключен как на конкретный срок (срочный договор хранения), так и без оказания срока, т.е. до востребования вещи поклажедателем (бессрочный договор хранения). Однако даже в срочном договоре хранения поклажедатель может в любой момент забрать свою вещь, хотя бы предусмотренный договором срок ее хранения ею не окончился (ст. 904 ГК). По инициативе хранителя срочный договор хранения не может быть прерван досрочно, если только поклажедателем не допущено существенное нарушение договора (п. 2 ст. 896 ГК). По договору хранения, заключенному до востребования вещи поклажедателем, хранитель вправе по истечении обычного при данных обстоятельствах срока хранения вещи потребовать от поклажедателя взять обратно вещь, предоставив ему для этого разумный срок [20, с.610].

Форма договора хранения подчиняется общим правилам ГК о форме совершения сделок с учетом особенностей, установленных ст. 887 ГК. Помимо договоров хранения, которые заключаются юридическими лицами между собой и с гражданами, в письменной форме должны совершаться также: а) договоры хранения между гражданами, если стоимость передаваемой на хранение вещи превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда; б) договоры хранения, предусматривающие обязанность хранителя принять вещь на хранение, независимо от состава их участников и стоимости вещей, передаваемых на хранение.

При этом простая письменная форма договора хранения считается соблюденной, если принятие вещи на хранение удостоверено хранителем выдачей поклажедателю:

- сохранной расписки, квитанции, свидетельства или иного документа, подписанного хранителем;

- номерного жетона (номера), иного знака, удостоверяющего прием вещей на хранение, если такая форма подтверждения приема вещей на хранение предусмотрена законом или иным правовым актом либо обычна для данного вида хранения (п. 2 ст. 887 ГК).

Права и обязанности хранителя. Обязанность принять вещь на хранение хранитель несет лишь по консенсуальному договору хранения (п. 2 ст. 886 ГК). В таком договоре должен быть указан конкретно момент, например, календарная дата или наступление определенного события, в который хранитель должен быть готов к тому, чтобы оказать поклажедателю услугу по хранению.

Хранитель обязан хранить вещь в течение обусловленного договором срока (п. 1 ст. 889 ГК).

Основной обязанностью хранителя является обеспечение сохранности принятой на хранение вещи (ст. 891 ГК.). Выполняя данную обязанность, хранитель должен принять необходимые меры для того, чтобы предотвратить похищение имущества, его порчу, повреждение или уничтожение третьими лицами.

Обязанность хранителя, которая состоит в воздержании от пользования вещью без согласия поклажедателя (ст. 892 ГК). Наличие такой обязанности обусловлено тем, что при пользовании вещью происходит, как правило, ее износ, что расходится с целями договора хранения. Поэтому хранитель не только сам не должен пользоваться имуществом поклажедателя, но и обязан исключить предоставление такой возможности третьим лицам. Пользование вещью, однако, вполне допустимо, когда. во-первых, согласие на то дает поклажедатель и, во-вторых, это необходимо для обеспечения сохранности вещи и не противоречит договору хранения. Например, при передаче на хранение безнадзорных животных хранитель в силу ст. 230 ГК приобретает право на пользование ими, так как в противном случае не была бы обеспечена их сохранность [20, с.614].

Хранитель должен выполнять принятые им обязательства .лично (ст. 895 ГК). Данное условие связано с повышенной степенью доверительности договора хранения по сравнению с большинством других гражданско-правовых обязательств. Поэтому, по общему правилу, и при условии, что иное прямо не предусмотрено в договоре, хранитель не вправе без согласия поклажедателя передавать вещь на хранение третьим лицам.)

Обязанностью хранителя является возврат поклажедателю или лицу, указанному им в качестве получателя, той самой вещи. которая была передана на хранение, если только договором не предусмотрено хранение с обезличением (ст. 900 ГК.). Хранитель должен вернуть имущество немедленно, так как, во-первых, хранение осуществляется в интересах поклажедателя, и, во-вторых, имущество, даже хранимое в условиях его обезличения, всегда должно быть у хранителя в наличии. Поэтому по смыслу закона 7-дневный льготный срок. предусмотренный ст. 314 ГК, в данном случае не применяется.

Права и обязанности поклажедателя. Сдавая вещь на хранение, поклажедатель должен предупредить хранители о свойствах имущество и особенностях его хранения. Общая обязанность такого рода законом прямо не предусмотрена, однако ее существование вытекает из его смысла и подтверждается рядом конкретных правил (см., например, ст. 894, 901, 903 ГК).

Если обычно принимаемые при хранении такого имущества меры окажутся недостаточными для обеспечения его сохранности, хранитель не будет нести ответственность за его порчу или гибель, которые произошли из-за особых свойств имущества, о которых хранитель не был предупрежден поклажедателем (п. 1 ст. 901 ГК).

Особые правила установлены на случай сдачи на хранение легковоспламеняющихся, взрывоопасных и вообще опасных по своей природе вещей (ст. 894 ГК). При невыполнении поклажедателем обязанности по предупреждению хранителя об опасных свойствах этих вещей хранитель в любое время может их обезвредить или уничтожить без возмещения поклажедателю убытков.

Поклажедатель обязан выплатить хранителю вознаграждение за хранение вещи, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из обстоятельств дела (ст. 896 ГК). Как уже отмечаюсь, новый ГК. исходит из предположения возмездности услуг по хранению. По общему правилу, вознаграждение за хранение должно быть уплачено хранителю по окончании хранения, а если оплата предусмотрена по периодам, оно должно выплачиваться соответствующими частями по истечении каждого периода.

Обязанностью поклажедателя является возмещение хранителю расходов на хранение вещи (ст. 897-898 ГК). Расходы на хранение подразделяются законом на обычные, т. е. такие расходы, которые необходимы для обеспечения сохранности вещи в нормальных условиях гражданского оборота, и чрезвычайные, т.е. такие расходы, которые вызваны какими либо особыми обстоятельствами и которые стороны не могли предвидеть при заключении договора хранения. Условия возмещения поклажедателем этих двух видов расходов не совпадают [20, с.616].

В случае же, когда поклажедатель явно не исполняет свою обязанность взять вещь обратно, в том числе уклоняется от получения вещи, хранитель вправе после обязательного письменного предупреждения поклажедателя продать вещь по цене, сложившейся в месте хранения. Возможности хранителя в этой части новым ГК существенно расширены. Если ГК 1964 г. допускал продажу такого имущества хранителями-гражданами только через суд в порядке, предусмотренном гражданско-процессуальным законодательством, а организациями – в порядке, предусмотренном их уставами (положениями), то сейчас любой хранитель может сделать это самостоятельно при условии, что стоимость вещи по оценке не превышает сто установленных законом минимальных размеров оплаты труда, а в ином случае – продать ее с аукциона в порядке, предусмотренном ст. 447-449 ГК. Вырученная от продажи вещи сумма передается поклажедателю за вычетом средств, причитающихся хранителю, в том числе его расходов на продажу вещи [20, с.618].

Ответственность хранителя наступает прежде всего за отказ от приятия вещи на хранение, если договор хранения носит консенсуальный характер. Когда в результате такого отказа поклажедателю причинены убытки, они подлежат возмещению в полном объеме, если только договором не установлен иной предел ответственности хранителя либо не достигнуто соглашение о взыскании только неустойки, но не убытков.

Ответственность хранителя за утрату, недостачу или повреждение вещей, принятых им на хранение. При этом ответственность лица, оказывающего услуги по хранению на возмездной основе, н в особенности профессионального хранителя, существенно отличается от ответственности безвозмездного хранителя и хранителя-непрофессионала. Различия между ними имеются как в условиях, так и в размере ответственности. Лица, не относящиеся к числу профессиональных хранителей, отвечают за утрату, недостачу и повреждение имущества поклажедателя лишь при наличии своей вины, которая в соответствии с общим гражданско-правовым правилом предполагается. Напротив, профессиональные хранители отвечают за сохранность имущества независимо от вины. Данное положение также совпадает с общим правилом ГК. о повышенной ответственности лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью (п. 3 ст. 401 ГК).

Максимальный размер ответственности хранителя ограничивается суммой оценки вещи.

При безвозмездном хранении убытки, причиненные поклажедателю утратой, недостачей или повреждением вещи, возмещаются:

- за утрату и недостачу вещей – в размере стоимости утраченных или недостающих вещей;

- за повреждение вещей – в размере суммы, на которую понизилась их стоимость (п. 2 ст. 902 ГК).

Как при возмездном, так и при безвозмездном хранении поклажедатель вправе отказаться от имущества, качество которого изменилось настолько, что оно не может быть использовано по своему первоначальному назначению

Хранитель несет ответственность и за нарушение других своих обязательств, в частности, за досрочное прекращение хранения, незаконное пользование вещью без согласия поклажедателя, передачу вещи третьему лицу, задержку с возвратом имущества и т.д.

Хотя хранитель и не может настаивать на том, чтобы поклажедатель передалвещь на хранение го консе нсуальн ом у договору (п. 1 ст. 888 ГК), поклажедатель, не сдавший вещь на хранение в предусмотренный договором срок, несет перед хранителем ответственность за убытки, причиненные в связи с несосто явшимся хранением, если иное не предусмотрено законом или договором.

Поклажедатель, отвечает перед хранителем за своевременность уплаты вознаграждения за хранение и за возмещение расходов на хранение. Если в договоре не предусмотрены специальные штрафные санкции за нарушение данных обязательств, применяется общее правило, в соответствии с которым поклажедатель должен уплатить хранителю проценты, начисляемые на сумму задолженности, размер которых определяется на основании ст. 395 ГК.

Поклажедатель обязан возместить хранителю убытки, причиненные свойствами сданной на хранение вещи, если хранитель, принимая вещь на хранение, не знал и не должен был знать об этих свойствах (ст. 903 ГК).

1.2. Специальные виды хранения.

Договор складского хранения. По договору складского хранения товарный склад (хранитель) обязуется за вознаграждение хранить товары, переданные ему товаровладельцем (поклажедателем), и возвратить эти товары в сохранности (л. 1 ст. 907 ГК). Указанный договор является одной из разновидностей договора хранения и на него распространяется большинство рассмотренных выше общих положений о хранении. Специальное выделение данного договора в законе связано с особенностями его субъектного состава, содержания и оформления, которые, в свою очередь, обусловлены потребностями индустриализации хранения товарной массы, а также ускорения и упрощения товарного оборота.

Участниками договора складского хранения могут быть только предприниматели. В рани хранителя здесь выступает товарный склад, которым признается организация, осуществляющая в качестве предпринимательской деятельности хранение товаров и оказывающая связанные с хранением услуги.

Хранение в ломбарде. Наряду с залоговыми операциями ломбарды традиционно оказывают услуги по хранению ценных вещей. В качестве хранителя здесь, выступает специализированная организация – ломбард, имеющая особую лицензию на данный вид деятельности. Поклажедателями являются лишь граждане, которым принадлежат сдаваемые на хранение вещи. Ломбард обязан заключить договор хранения с каждым обратившимся к нему за подобной услугой, так как в соответствии с л. 1 ст. 919 ГК данный договор носит публичный характер.

Хранение ценностей в банке. Помимо банковских операций, банки могут совершать с клиентами ряд сопутствующих сделок, в том числе принимать на хранение ценные бумаги, драгоценные металлы и камни, иные драгоценные вещи и другие ценности, а также документы (п. 1 ст. 921 ГК) Условия заключаемого при этом договора хранения определяются самими сторонами с учетом содержащихся в ГК. общих положений о хранении, так как каких-либо специальных требований к данному виду хранения законом не предъявляется.

Специфика появляется у договора хранения ценностей в банке тогда, когда хранение ценностей осуществляется в индивидуальном банковском сейфе (ст. 922 ГК). По такому договору клиент получает возможность сам помещать ценности в сейф и изымать их из сейфа. В этих целях банк выдает клиенту ключ от сейфа, особую карточку, позволяющую идентифицировать клиента, либо иной знак или документ, удостоверяющий право клиента на доступ к сейфу и его содержимому. Договор может предусматривать и право клиента работать в банке с ценностями, хранимыми в индивидуальном сейфе.

Хранение в камерах хранения транспортных организаций. Закон устанавливает, что договор хранения вещей в камерах хранения транспортных организаций является публичным договором (п. 1 ст. 923 ГК). Более того, специально подчеркивается, что камеры хранения обязаны принимать на хранение вещи не только пассажиров, но и любых других граждан независимо от наличия у них проездных документов.

Камеры хранения обычно принимают вещи на хранение на определенный срок, не превышающий установленных транспортным законодательством пределов. Если вещь поклажедателем не востребована, камера хранения по истечении 30-дневного дополнительного срока ее хранения может ее реализовать либо самостоятельно, либо через аукционные торги (ст. 899 ГК).

Хранение в гардеробах организаций. Из особенностей, присущих данному виду хранения, следует прежде всего указать на презумпция его безвозмездности. Плата за хранение верхней одежды и других вещей в гардеробе может взиматься только тогда, когда это особо оговорено сторонами либо обусловлено иным очевидным способом при сдаче вещи на хранение.

Хранение в гостинице. Гостиницы и подобные им организации (мотели, дома отдыха, пансионаты, санатории, бани и т.п.) отвечают перед постояльцами за утрату, недостачу иди повреждение их вещей, внесенных в гостиницу, за исключением денег, валютных ценностей, ценных бумаг и других драгоценных вещей (п. 1 ст. 925 ГК).

Секвестр. Данный вид хранения, известный законодательству многих стран, выделен в ГК впервые. Его специфика определяется тем, что “объектом хранения выступает вещь, являющаяся предметом спора. Участники данного спора (два или более лица) договариваются о том, чтобы до его разрешения передать вещь на хранение какому-либо незаинтересованному лицу (секвестрарию), которое принимает на себя обязанность возвратить вещь тому участнику спора, которому она будет присуждена по решению суда либо по соглашению всех спорящих сторон. Такой вид секвестра (от лат. sequestrum – запрещение,) именуется договорным.

Наряду с договорным существует судебный секвестр, при котором вещь, являющаяся предметом спора, передается лицу, назначенному решением суда. В этом случае хранитель должен выразить на это свое согласие.

В отличие от других видов хранения на хранение в порядке секвестра могут быть переданы не только движимые, но и недвижимые вещи.

Договор о секвестре предполагается возмездным, так как, по общему правилу, хранителю имущества полагается вознаграждение, выплачиваемое за счет спорящих сторон, если только договором или решением суда, которым установлен секвестр, не предусмотрено иное [20 стр. 629].

2.Договор безвозмездного пользования.

Договором безвозмездного пользования (договором ссуды) признается такой гражданско-правовой договор, по которому одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а ссудополучатель в свою очередь обязуется вернуть ту же вещь, в том же состоянии, в котором он эту вещь получил, с учетом нормального износа либо в ином состоянии, обусловленном договором (ст. 689).

Действующий ГК РФ устанавливает правило, по которому безвозмездное пользование регламентируется также рядом норм об аренде. Объясняется это прежде всего заметным сходством упомянутых отношений.

В соответствии с п. 2 ст. 689 ГК РФ к договору безвозмездного пользования применяются правила, предусмотренные, в частности, ст. 607 ГК РФ ("Объекты аренды").

Следовательно, в безвозмездное пользование могут быть переданы “земельные участки и другие обособленные при родные объекты, предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другие вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования (непотребляемые вещи). Иными словами, предметом договора ссуды может служить любая непотребляемая вещь, поскольку она не теряет своих натуральных свойств в процессе использования [23 стр.13].

При этом названной ст. 607 оговаривается, что законом могут быть установлены виды имущества, передача которого в безвозмездное пользование не допускается или ограничивается. Передача вещи в ссуду является одним из элементов оборота данного имущества. Поэтому вещи, изъятые из оборота, не могут выступать предметом договора безвозмездного пользования, а ограниченные в обороте предоставляются при условии соблюдения установленных ограничений. Но ограничения могут устанавливаться и в отношении вещей, свободных в обороте, в зависимости, например, от их принадлежности определенным собственникам. В частности, существенные ограничения установлены в отношении имущества, находящегося в государственной собственности.

В соответствии с п. 2 ст. 689 и п. 2 ст. 607 ГК РФ законом могут быть установлены особенности предоставления в безвозмездное пользование земельных участков и других обособленных природных объектов. Эти особенности вытекают прежде всего из невозобновляемости многих природных ресурсов, их ограниченности (подчас уникальности), а потому – необходимости специально предусматривать меры, направленные на их рациональное использование.

Согласно п. 3 ст. 607 ГК РФ в договоре ссуды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче ссудополучателю в качестве объекта безвозмездного пользования. Ими могут служить указания на состав передаваемого в ссуду, имущества, место его расположения и т.д. При отсутствии этих данных условие об объекте, подлежащем передаче в безвозмездное пользование, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным.

Сторонами договора ссуды являются ссудодатель и ссудополучатель.

В соответствии с п. 1 ст. 690 ГК РФ ссудодатель – это собственник передаваемого в безвозмездное пользование имущества или лицо, уполномоченное собственником имущества предоставлять имущество в ссуду.

При этом согласно п. 2 ст. 690 ГК РФ коммерческая организация не вправе передавать имущество в безвозмездное пользование лицу, являющемуся ее учредителем, участником, руководителем, членом ее органов управления или контроля.

Ссудополучатель – это лицо, получающее имущество в безвозмездное пользование.

Безвозмездность ссуды находит свое отражение в распределении обязанностей между сторонами договора.

Прежде всего, обратим внимание на обязанности ссудодателя. Согласно ст. 691 ГК РФ ссудодатель обязан предоставить вещь в состоянии, соответствующем условиям договора безвозмездного пользования и ее назначению. Назначение передаваемых ценностей может быть установлено договором или вытекать из обычных целей использования такого имущества. Объект заключенного договора ссуды должен быть предоставлен ссудополучателю со всеми его принадлежностями и относящимися к нему документами, если иное не предусмотрено договором.

В силу безвозмездности договора ссуды ссудополучатель согласно ст. 691 ГК РФ может требовать от ссудодателя лишь возмещения реального ущерба, понесенного им в результате нарушения ссудодателем своих обязательств. Возможность же взыскания с ссудодателя убытков в виде упущенной выгоды в данном случае законом исключается.

Если обязанность передачи соответствующих принадлежностей или документов ссудодателем не выполнена, однако использование вещи по назначению возможно и без них, у ссудополучателя не возникает права расторгнуть договор ссуды, но в таком случае он может потребовать пере дачи ему указанных принадлежностей и документов или возмещения реального ущерба [32 стр.25].

Ссудополучатель, в отличие от арендатора, не обладает правом истребовать неполученную вещь у ссудодателя Таким образом, ссудодателю предоставляется возможность переменить намерения и не передавать объект заключенного договора ссудополучателю, возместив последнему реальный ущерб

Таким образом, исполнение договора безвозмездного пользования ссудодателем подразумевает возникновение у него определенных расходов по сделке. Таковыми являются не только расходы по возмещению ущерба, понесенного ссудодателем, но и ряд других затрат, в том числе, например, износ переданного в ссуду амортизируемого имущества [32 с.25].

Особым образом регулируются также последствия неисполнения ссудодателем договора в полном объеме, т.е. непредоставления вещи в безвозмездное пользование ссудополучателя (ст. 692 ГК). В подобных ситуациях ссудополучатель не располагает правом требования передачи вещи в натуре, как это имеет место в арендных отношениях, он может потребовать от ссудодателя только расторжения договора безвозмездного пользования и возмещения понесенного им реального ущерба [25, с.66].

Определенные ограничения правомочий ссудополучателя по сравнению с правами арендатора по договору аренды или, скажем, покупателя по договору купли-продажи имеются и в правилах, регулирующих ответственность ссудодателя за недостатки вещи, переданной в безвозмездное пользование. Такая ответственность распространяется лишь на случаи, когда ссудодатель умышленно или по неосторожности не оговорил при заключении договора безвозмездного пользования недостатки предоставляемой вещи (ст. 693 ГК).

Как и в арендных отношениях, передача вещи в безвозмездное пользование не влечет изменение или прекращение имеющихся прав третьих лиц на эту вещь (сервитут, право залога и т.п.). Другое дело, что при заключении договора ссудодатель обязан предупредить ссудополучателя о всех правах третьих лиц на вещь, предоставляемую в безвозмездное пользование (ст. 694) ссудополучатель, не предупрежденный ссудодателем об имеющихся правах третьих лиц на предоставленную ему вещь, получает право требовать расторжения договора и возмещения понесенного им ущерба [23, с.67].

Безвозмездный характер договора ссуды не означает, что указанный договор порождает одностороннее обязательство. На стороне ссудополучателя имеется целый ряд обязанностей по содержанию переданной ему вещи В частности, он должен поддерживать переданную ему в безвозмездное пользование вещь в исправном состоянии и, если потребуется, осуществлять ее текущий и капитальный ремонт, нести иные расходы на ее содержание (ст. 695 ГК).

Некоторым своеобразием отличаются положения, .регулирующие применительно к договору безвозмездного пользования имуществом вопросы, связанные с риском случайной гибели или случайного повреждения вещи (ст. 696 ГК). Как известно, риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором (см. ст. 211 ГК). Применительно к отношениям, связанным с договором безвозмездного пользования вещью, ее собственником при любых обстоятельствах остается ссудодатель, на котором, как общее правило, лежит и риск случайной гибели или случайного повреждения вещи [23, с.68].

В отличие от правил перехода риска случайной гибели или случайного повреждения вещи, ответственность за вред, причиненный третьему лицу в результате использования вещи, являющегося предметом договора ссуды, во всяком случае несет ссудодатель, если он не докажет, что вред причинен вследствие умысла или грубой неосторожности ссудополучателя или лица, у которого эта вещь оказалась с согласия ссудодателя (ст. 697 ГК).

Заслуживают внимания содержащиеся в гл. 36 ГК нормы, предусматривающие основания для досрочного расторжения договора безвозмездного пользования (ст. 698 ГК). Указанные нормы корреспондируют общим положениям о расторжении гражданско-правового договора, установленным в части первой Кодекса (см. ст. 450 ГК), согласно которым по требованию одной из сторон договор может быть расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных Кодексом, иным законом или договором.

Принимая во внимание безвозмездный характер договора ссуды, законодатель предусмотрел упрощенные правила, регламентирующие односторонний отказ от договора (ст. 699). Ссудополучатель применительно к любому договору ссуды, в том числе и к договору с указанием срока его действия, наделен правом во всякое время отказаться от договора безвозмездного пользования при соблюдении единственного обязательного условия: извещения другой стороны (ссудодателя) о своем решении отказаться от договора не позже чем за один месяц, если договором не будет предусмотрен иной срок для извещения.

Некоторые нормы ГК имеют четкую направленность на обеспечение дополнительной защиты прав и законных интересов ссудополучателя. Особенно это касается положений, регламентирующих порядок изменения сторон в договоре безвозмездного пользования (ст. 700). Ссудодатель, сохраняя за собой право собственности, не лишен возможности произвести отчуждение вещи или передачи ее в возмездное пользование другому лицу (например, по договору аренды). Однако в этом случае новый собственник или пользователь вещи встанет на место ссудодателя: к нему перейдут все права по договору безвозмездного пользования, а его права в отношении вещи будут обременены правами ссудополучатели. Тем самым переход права собственности на вещь, ранее переданную в безвозмездное пользование, либо передача этой вещи в возмездное пользование третьему лицу не ущемляют прав ссудополучателя, который, как и прежде, остается пользователем вещи [23, с.69].

Вместе с тем смерть гражданина (ликвидация юридического лица) – ссудополучателя рассматривается, если иное не предусмотрено договором, в качестве основания прекращения договора безвозмездного пользования (ст. 701 ГК). Так выглядят основные правила, регламентирующие отношения по безвозмездному пользованию имуществом.

3. Договор возмездного оказания услуг.

Законодатель ввел в Гражданский кодекс РФ дополнительно целую главу под названием "Возмездное оказание услуг" (гл. 39 ГК РФ), в противовес "старому" ГК РСФСР 1964 г., где не только не было аналогичной главы, но даже статьи с подобным названием.

Все правоотношения по возмездному оказанию услуг в то время регламентировались только ведомственными нормативными актами, либо правовое регулирование указанных правоотношений вообще отсутствовало. Поэтому участники гражданского оборота опирались на сходные правоотношения, используя при этом аналогию права.

Характерно, что введение самостоятельной главы возмездного оказания услуг было предварительно оговорено еще в части первой ГК. Это свидетельствует о том, что законодатель заранее предвидел ситуацию о необходимости выделения этой группы правоотношений в отдельный комплекс правовых норм. Видимо только поэтому ст. 128 рассматривает услуги в виде самостоятельного объекта права [27, с.22].

В пункте 1 статьи 779 ГК РФ, в котором дается определение договора возмездного оказания услуг, под услугами понимается совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности по заданию заказчика, т.е. договор возмездного оказания услуг имеет такой же предмет, как и договор подряда. Существенное различие между указанными договорами заключается в том, что в договоре подряда конечной целью служит получение определенною результата, и именно этот результат подлежит принятию к оплате. В до говоре возмездного оказания услуг материальный результат действия отсутствует, а следовательно, оплате подлежит услуга как таковая, соответственно стадии сдачи и приемки, как правило, не выделяются. В связи с этим в обязанности исполнителя входит совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности, а заказчика – их оплата. Пункт 2 статьи 779 ГК РФ подробно раскрывает содержание услуг, охватываемых главой 39. К этим услугам относятся услуги связи, медицинские, ветеринарные, аудиторские, консультационные, услуги по обучению, туристическому обслуживанию. Из указанного перечня следует, что эти услуги представляют собой различные действия и деятельность [29, с.3].

Перечень услуг, содержащихся в пункте 2 статьи 779 ГК РФ, не исчерпывающий. Предметом договора возмездного оказания услуг могут быть и другие услуги, но при условии, что они, во-первых, подпадают под понятие услуг, которое содержится в пункте 1 статьи 779 ГК РФ. Во-вторых, эти услуги не могут подпадать под действие глав 37 (подряд), 38 (выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ), 40 (перевозка), 41 (транспортная экспедиция), 44 (банковский вклад), 45 (банковский счет), 46 (расчеты), 47 (хранение), 49 (поручение), 51 (комиссия), 53 (доверительное управление имуществом) ГК РФ.

Сторонами договора возмездного оказания услуг являются исполнитель и заказчик. Ими могут быть как юридические, так и физические лица, если иное прямо не предусмотрено законом или не вытекает из характера самой услуги. Заказчиком в рассматриваемом договоре, как правило, бывает физическое лицо, но может быть и юридическое лицо. Это имеет место, например, а случае заключения организацией договора по медицинскому или туристическому обслуживанию своих работников [29, с.3].

При рассмотрении договора возмездного оказания услуг следует иметь в виду, что на осуществление определенного рода деятельности необходимо иметь разрешение (лицензию). К такому роду деятельности относятся, например, медицинские, аудиторские услуги, услуги по международному туристическому обслуживанию. Договор возмездною оказания услуг, заключенный исполнителем, который не имеет соответствующего разрешения (лицензии), может быть признан судом недействительным при условиях, предусмотренных пунктом 3 статьи 23 и статьей 173 ГК РФ.

Статьей 780 ГК РФ установлено, что в том случае, когда исполнителем является физическое лицо, оно не может возложить исполнение договора возмездного оказания услуг на третье лицо и обязано оказать услуги лично, если иное не предусмотрено указанным договором.

Статьей 401 ГК РФ закреплены общие правила, посвященные основаниям ответственности за нарушение обязательства. Этой статьей установлено, что лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность по общему правилу лишь при наличии вины (умысла или неосторожности).

В соответствии со статьей 401 ГК РФ статья 781 ГК РФ распределяет между сторонами договора возмездного оказания услуг последствия невозможности его исполнения с учетом вины той или иной стороны.

Пункт 2 статьи 781 ГК РФ предусматривает случай, когда невозможность исполнения возникла по вине заказчика. В этом случае заказчик должен оплатить услуги в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором.

Пункт 3 статьи 781 ГК РФ предусматривает случай, когда невозможность исполнения возникла по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает. В этом случае заказчик должен возместить исполнителю только фактически понесенные им расходы, если иное не предусмотрено законом или договором [29, с.3].

В отличие от общего правила о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства, установленного статьей 310 ГК РФ, в договоре возмездного оказания услуг и заказчик, и исполнитель вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора (ст. 782 ГК РФ). В таком случае заказчик обязан оплатить исполнителю фактически понесенные им расходы, а исполнитель – полностью возместить заказчику убытки. В соответствии со статьей 783 ГК РФ к договору возмездного оказания услуг могут применяться общие положения о подряде (ст. 702-729) и положения о бытовом подряде (ст. 730-739), если они не противоречат нормам главы 39 ГК РФ (ст. 779-782), а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг. Например, можно ссылаться на положения статьи 705 ГК РФ, в соответствии с которой риск случайной гибели или случайною повреждения материалов, оборудования или иного используемого для исполнения договора имущества несет предоставившая их сторона; статьи 719 ГК РФ о неисполнении заказчиком встречных обязанностей по договору подряда, статьи 723 ГК РФ об ответственности подрядчика за ненадлежащее качество работы и на ряд других статей ГК РФ.

Следует отметить, что стороны, участвующие в договоре возмездного оказания услуг, могут включать в него более подробные положения, регламентирующие их взаимоотношения. Однако эти положения не должны противоречить положениям статей 779-782 ГК РФ, а также положениям общей части обязательственного права (раздел III ГК РФ).

4. Договор перевозки.

4.1. Основные законодательные акты, регулирующие перевозки.

Правовое регулирование в ГК отношений, связанных с перевозкой грузов, пассажиров и багажа, в значительной мере отличается от регламентации иных видов договорных обязательств. Достаточно сказать, что положениям, регулирующим столь сложные обязательства, как перевозки, законодатель посвятил лишь четырнадцать статей (для сравнения, гл. 30 о купле-продаже насчитывает более ста статей). Дело в том, что, основной пласт взаимоотношений грузоотправителей, перевозчиков и грузополучателей традиционно регулируется транспортными уставами и кодексами. Что же касается кодифицированных гражданско-правовых актов, то они, также традиционно всегда включали в себя лишь отдельные принципиальные положения, определяющие систему правового регулирования перевозок грузов, пассажиров и багажа, а в остальном отсылали к транспортным уставам и кодексам (например, гл. 32 Гражданского кодекса РСФСР 1964 года).

Сохранение такого методологического подхода в новом ГК оправданно еще и по той причине, что в соответствии с Кодексом все транспортные уставы и кодексы должны быть приняты на уровне федерального закона (п. 2 ст. 784). В настоящее время на территории Российской Федерации действуют следующие транспортные уставы и кодексы: Кодекс торгового мореплавания Союза ССР (КТМ СССР), утвержденный Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1968 г; Устав автомобильного транспорта РСФСР (УДТ РСФСР), утвержденный постановлением Совета Министров РСФСР от 8 января 1969 г. №12; Устав внутреннего водного транспорта Союза ССР (УВВТ СССР), утвержденный постановлением Совета Министров СССР от 15 октября 1955 г.; Устав железных дорог Союза ССР (УЖД СССР), утвержденный постановлением Совета Министров СССР от 6 апреля 1964 г. №270; Воздушный кодекс СССР (ВК СССР), утвержденный Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 мая 1983 г.

Все названные транспортные уставы и кодексы сохраняют свое действие на территории Российской Федерации с учетом правил, предусмотренных ст. 4 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" впредь до принятия и введения в действие новых транспортных уставов и кодексов – федеральных законов. Естественно, названные транспортные уставы и кодексы применяются в части, не противоречащей нормам, содержащимся в гл. 40 ГК.

Перевозка грузов, пассажиров и багажа осуществляется .на основании договора перевозки. Кодекс расширяет сферу свободного волеизъявления сторон договора перевозки, об этом свидетельствует правило о том, что условия перевозки отдельными видами транспорта, а также ответственность сторон по этим перевозкам определяются их соглашением, если транспортными уставами и кодексами, иными законами и задаваемыми в соответствии с ними правилами не установлено иное (п. 2 ст. 784 ГК РФ)

4.2. Основные положения, регулирующие перевозку грузов, пассажиров, багажа.

Основной договор, опосредствующий перевозки грузов, – это договор перевозки грузов, сконструированный, как и прежде, на модели реального договора: перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за эту перевозку установленную плату (п. 1 ст. 785 ГК). Условия такого договора перевозки должны содержаться в соответствующем транспортном документе: на железнодорожном, речном и воздушном транспорте в накладной; на морском транспорте в накладной или коносаменте; на автомобильном транспорте – в товарно-транспортной накладной или акте замера (взвешивания). Составление и выдача грузоотправителю транспортной накладной или иного соответствующего перевозочного документа одновременно служит подтверждением заключения договора перевозки грузов [23, с.73].

Из всех договоров перевозки выделяются договоры перевозки транспортом общего пользования, когда в качестве перевозчика выступает коммерческая организация, которая в силу закона, иных правовых актов или выданного этой организации разрешения (лицензии) обязана осуществлять перевозки по обращению любого лица. Кодекс установил, что перечень таких организаций, относящихся к транспорту общего пользования, должен публиковаться в установленном порядке. Договор перевозки транспортом общего пользования является публичным договором, поэтому к нему применяются правила, предусмотренные ст. 426 ГК.

В обязанности перевозчика по договору перевозки груза входит подача грузоотправителю под погрузку в срок, установленный принятой от него заявкой (заказом) или договором исправных транспортных средств в состоянии, пригодном для перевозки соответствующего груза. В противном случае отправитель вправе отказаться от поданных транспортных средств.

Обязанностью грузоотправителя (грузополучателя), предусмотренной ГК, является соблюдение сроков погрузки (выгрузки) грузов в поданные перевозчиком транспортные средства. Такие сроки должны устанавливаться договором, если они не установлены транспортными уставами и кодек сами и издаваемыми в соответствии с ними правилами. Нарушение указанных сроков влечет за собой ответственность за сверхнормативный простой поданных под погрузку транспортных средств (см., например, ст. 156 УЖД. ст. 141 УАТ и т.п.).

Правда, обязанность по погрузке (выгрузке) груза может быть возложена как на отправителя (получателя), так и на транспортную организацию. Этот вопрос должен решаться в порядке, предусмотренном договором, с соблюдением положений, установленных транспортными уставами и кодексами, и издаваемыми в соответствии с ними правилами. Если погрузка (выгрузка) груза должна осуществляться за счет сил и средств транспортной организации, время, затраченное на эти операции, входит в установленные сроки доставки груза [23, с.74].

Сроки доставки, в течение которые перевозчик обязан доставить пассажира и багаж в пункт назначения, определяются в порядке, предусмотренном транспортными уставами и кодексами. При отсутствии таких сроков груз, пассажир, багаж должны быть доставлены перевозчиком в пункт назначения в разумный срок (ст. 792). За нарушение установленных сроков доставки груза (багажа) транспортными уставами и кодексами установлена ответственность в виде штрафа. Размер штрафа поставлен в зависимость от величины просрочки и определяется в процентах (долях) от суммы провозной платы (см., например ст. 153, 165 УЖД; ст. 188 УВВТ; ст. 64 ВК). На автомобильном транспорте сроки доставки груза (багажа) и ответственность перевозчика за их нарушение установлены лишь в отношении междугородных перевозок (см. ст. 137-138 УАТ).

Наряду с договором перевозки груза, когда предметом договора является доставка конкретного груза в пункт назначения и выдача его получателю. Кодекс определяет и в известной степени регулирует договоры организации перевозок и договоры между транспортными организациями [23, с.75].

По договору об организации перевозки грузов перевозчик обязуется в установленные сроки принимать, а грузовладелец – предъявлять к перевозке грузы в обусловленном объеме (ст. 798). Условиями договора об организации перевозки являются: объемы, сроки и порядок предоставления транспортных средств, а также предъявления грузов для перевозки: порядок расчетов, а также иные условия организации перевозки.

К числу договоров об организации перевозки, широко применяемых на практике, относятся навигационные договоры на морском и речном транспорте; специальные договоры – на воздушном транспорте; годовые договоры на автомобильном транспорте.

В соответствии с ГК (ст. 799) регулирование договоров между организациями различных видов транспорта об организации работы по обеспечению перевозки грузов может осуществляться транспортными уставами и кодексами, другими законами и иными правовыми актами. Поэтому в этой области правовое регулирование должно быть поднято как минимум на уровень постановления Правительства Российской Федерации, что позволило бы избежать ведомственного нормотворчества.

Договор перевозки пассажиров (ст. 786). По данному договору перевозчик обязуется перевести пассажира в пункт назначения, а в случае сдачи пассажиром багажа также доставить этот багаж в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение багажа лицу; пассажир в свою очередь обязуется уплатить установленную плату за проезд, а при сдаче багажа и за провоз багажа. Уже из самого определения договора перевозки пассажира следует, что этот договор в отличие от договора перевозки конкретного груза является консенсуальным, т.е. после приобретения билета или багажной квитанции договор считается заключенным, а пассажир получает право требовать от перевозчика выполнения им своих обязанностей. Кроме того, непосредственно Кодексом пассажиру предоставлен ряд дополнительных прав, а именно: перевозить с собой детей бесплатно или на иных льготных условиях: перевозить с собой бесплатно ручную кладь в пределах установленных норм: сдавать к перевозке багаж за плату по тарифу.

Главная же особенность договора перевозки пассажира заключается в том, что в качестве его стороны, потребляющей услуги по перевозке, выступает гражданин. Именно для этих и им подобных правоотношении законодатель в Федеральным законе "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" (ст. 9) предусмотрел, что в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК, а также правами, предоставленными потребителю Законом Российской Федерации "О защите прав потребителей" и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.

Основной обязанностью как грузоотправителя по договору перевозки груза, так и пассажира по договору перевозки пассажира или багажа является внесение провозной платы за перевозки. В качестве основного правила Кодексом предусмотрено, что провозная плата, взимаемая с грузоотправителя и пассажира, устанавливается соглашением сторон, если иное не предусмотрено законом или иными правовыми актами (ст. 790 ГК).

Для перевозчика способом обеспечения исполнения грузоотправителем, грузовладельцем или владельцем багажа обязанности по внесению провозной платы и других причитающихся перевозчику платежей будет служить предоставленное ему право удерживать переданные ему грузы и багаж до выполнения указанными лицами своей обязанности. Данное право может быть реализовано перевозчиком, если иное не установлено законом, иными правовыми актами, договором перевозки или не вытекает из существа обязательства (п. 4 ст. 790).

В ГК впервые включена самостоятельная статья об ответственности за нарушение обязательств по перевозке (ст. 793), содержащая положения, распространяющиеся на перевозки всеми видами транспорта. Ранее подобные нормы содержались лишь в транспортных уставах и кодексах применительно к перевозке соответствующими видами транспорта (см.. например, ст. 126 УАТ, ст. 143 УЖД и др.).

Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по перевозке влечет для стороны, допустившей нарушение, применение ответственности, предусмотренной ГК, транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон. Считаются недействительными любые соглашения транспортных организаций с пассажирами и грузовладельцами об ограничении или устранении ответственности, установленной законом. Исключение составляют лишь случаи, когда возможность таких соглашений предусмотрена транспортными уставами и кодексами.

Конечно же, в ГК не могли быть включены нормы об ответственности за все виды нарушений договорных обязательств по перевозке. Это является предметом регулирования для транспортных уставов и кодексов. Вместе с тем, следуй традиции кодифицированных гражданско-правовых актов, Кодекс содержит статьи об ответственности за неподачу транспортных средств перевозчиком и неиспользование поданных транспортных средств отправителем (ст.794),а также за утрату, недостачу и повреждение (порчу) груза или багажа (ст. 796).

В отличие от ранее действовавшего общегражданского законодательства Кодекс (п. 2 ст. 794) предусмотрел перечень оснований освобождения перевозчика и грузоотправителя от ответственности соответственно за неподачу транспортных средств либо неиспользование поданных транспортных средств, имеющие распространение на отношения грузоотправителей с организациями всех видов транспорта. К числу таких оснований относятся: непреодолимая сила, а также иные явления стихийного характера (пожары, заносы, наводнения) и военные действия: прекращение или ограничение перевозки грузов в определенных направлениях, осуществленные в соответствии с порядком, установленным транспортными уставами и кодексами; иные обстоятельства, предусмотренные транспортными уставами и кодексами [23, с.79].

Принципиальные изменения внесены ГК в правовое регулирование ответственности перевозчика за утрату, недостачу и повреждение (порчу) груза или багажа (ст. 796).

Перечень правовых норм, содержащихся в транспортных уставах и кодексах и автоматически освобождающих пере возчика от ответственности за утрату, недостачу, повреждение (порчу) перевозимых грузов. Дело в том, что начиная с 1 марта 1996 г. все эти нормы лишены юридической силы.

В соответствии с ГК (ст. 796) перевозчик отвечает за несохранность груза или багажа, происшедшую после его принятия к перевозке и до выдачи грузополучателю или управомоченному лицу, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело. Кодекс не предоставляет транспортным уставам и кодексам возможность устанавливать основания освобождения перевозчика от ответственности за несохранность груза, как это имело место ранее [23, с.80].

Такой подход соответствует общим положениям обязательственного права об ответственности должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (см. ст. 401 ГК), а в процессуальном смысле он означает, что при предъявлении иска в суд грузополучатель (грузоотправитель) должен представить документы, подтверждающие принятие перевозчиком груза к перевозке (транспортная накладная и иные перевозочные документы), а также факт несохранности этого груза. А перевозчик должен представить доказательства, подтверждающие отсутствие его вины в необеспечении сохранности груза при провозке. При этом судом должны приниматься во внимание все обстоятельства, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

В Кодексе имеется еще одна новелла, которая будет иметь принципиальное значение в деле повышения ответственности перевозчика за необеспечение сохранности перевозимого груза (багажа). Имеется в виду норма, согласно которой коммерческий акт и другие документы о причинах несохранности груза или багажа, составленные перевозчиком в одностороннем порядке, должны оцениваться судом наряду с другими документами, удостоверяющими обстоятельствами, которые могут служить основанием для ответственности перевозчика, отправителя либо получателя груза или багажа (п. 4 ст. 796).

Существенным образом изменен Кодексом претензионно-исковой порядок урегулирования споров, возникающих из перевозок грузов или багажа (ст. 797).

Заслуживает быть отмеченным уже сам факт сохранения претензионного порядка урегулирования споров. Данное обстоятельство нашло отражение в тексте Кодекса в виде положения о том, что до предъявления к перевозчику иска, вытекающего из перевозки груза, обязательно предъявление ему претензии в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом и кодексом. Необходимость сохранения претензионного порядка очевидна: транспортные организации имеют в качестве своих клиентов тысячи организаций, грузовладельцев, поэтому при возникновении конфликтов они должны иметь возможность разобраться в сложной документации, объявить при необходимости розыск груза, запросить сведения иных транспортных организаций, участвовавших в перевозке груза, и т.п. [23, с.82].

4.3. Возбуждение производства по делам, вытекающим из договора перевозки груза.

Большое значение в гражданском и арбитражном процессе имеет стадия возбуждения производства по делу. На этой стадии объектом правовой оценки и процессуальных действий суда является исковое заявление и приложенные к нему материалы и на этом этапе решается вопрос о подведомственности и подсудности спора.

Кроме того, исковое заявление и приложенные к нему материалы изучаются с точки зрения других критериев, соответствие которым необходимое точки зрения принятия дела к производству, например: соблюдение досудебного порядка урегулирования спора (если он установлен законодательством); своевременная и в полный объем оплаты государственной пошлины и др. [28, с.15].

Самыми распространенными транспортными спорами, являются иски, вытекающие из договора перевозки груза. Перемещение груза на значительные расстояния, как правило, связано с применением разных видов транспорта и с пересечением границ нескольких государств.

Для такого рода споров установлена исключительная подсудность (в п. 2 ст. 29 АПК РФ и ст. 119 ГПК РСФСР). Даже когда перевозчик является одним из ответчиков, дело должно рассматриваться по месту нахождения соответствующего органа транспорта. Такие споры разрешаются судами и арбитражными судами того субъекта Российской Федерации, в котором находится транспортная организация.

Установление для упомянутых дел исключительной подсудности представляется не вполне оправданным, особенно в случае, если иск предъявляет гражданин.

Отношения гражданина и перевозчика в данном случае подпадают под действие Закона РФ "О защите прав потребителей", который прямо предусматривает право обращаться с иском по месту жительства истца (потребителя) или по месту причинения вреда [6, с.17].

Не ко всем искам, вытекающим из договора перевозки груза, относятся правила об исключительной подсудности. Требования, предусмотренные п. 2 ст. 29 АПК РФ и ст. 119 ГПК РСФСР, установлены только для исков. предъявляемых перевозчику; на иски же контрагента по договору перевозки к транспортной организации распространяются общие правила определения подсудности.

Безусловной спецификой споров, вытекающих из договора перевозки, является обязательное предъявление претензии к транспортной организации до обращения с иском в суд, установленное ст. 797 ГК РФ. Претензия должна соответствовать требованиям, предусмотренным соответствующим транс портным уставом или кодексом. Правом на предъявление претензии по разным основаниям наделены разные субъекты транспортного правоотношения при условии наличия у них соответствующих документов. Специально оговаривается круг субъектов, которым в виде исключения из общего правила может быть передано право на предъявление претензии.

Соблюдение претензионного порядка урегулирования споров, вытекающих из договора перевозки груза, – необходимое условие для возникновения у управомочного лица права на предъявление иска перевозчику [28, с.16].

Сроки предъявления претензий определены в соответствующих транспортных уставах и кодексах и в зависимости от вида спорного правоотношения могут варьироваться от 45 дней до 6 месяцев.

При нарушении истцом срока и порядка предъявления претензии, суд, в соответствии с п. 6 ст. 108 АПК РФ, должен возвратить исковое заявление, а в случае, когда эти нарушения будут выявлены после принятия дела к производству, – оставить иск без рассмотрения (п. 5 ст. 87 АПК РФ).

Если возможность предъявления претензии не утрачена, то после соблюдения соответствующего досудебного порядка и устранения допущенных нарушений, иск по тем же основаниям и по тому же предмету может быть вторично направлен в суд в общем порядке.

Предъявление претензии перевозчиком не предусмотрено. В соответствии с действующим законодательством, перевозчик, являющийся транспортной организацией общего пользования, имеет право обратится в банк контрагента с требованием о списании в безакцептном порядке оплаты по договору перевозки груза и штрафов, предусмотренных договором или уставом, или кодексом. Непредставление доказательств такого обращения может повлечь за собой возврат искового заявления.

Сторонники сохранения претензионного порядка урегулирования споров мотивируют свою позицию тем, что транспортные организации, особенно относящиеся к транспорту общего пользования, иногда имеют в качестве клиентов тысячи грузовладельцев. При возникновении конфликтов перевозчик должен иметь возможность разобраться в сложной транспортной документации, а в случае необходимости – объявить розыск груза, запросить информацию у иных транспортных организаций, участвовавших в перевозке груза [28, с.17].

Однако сохранение досудебного порядка урегулирования споров для всех без исключения исков данной категории вряд ли оправдано. Наряду с крупными транспортными организациями в качестве перевозчика груза может выступать и гражданин-предприниматель, имеющий соответствующую лицензию. В отношении такого субъекта транспортного спора тезис о тысячах клиентов и сложной транспортной документации выглядит неубедительным. Поэтому желательно проведение в будущем дифференциации в законодательстве о претензионном порядке необходимости его применения в зависимости от объема или от субъекта перевозок.

Предъявление претензии влияет на срок исковой давности. Он начинается с момента, когда получен (или должен быть получен) ответ на претензию.

В ст. 797 ГК РФ период, в который клиент транспортной организации может обратиться в суд за защитой своих прав, также установлен особый – 1 год.

Транспортное законодательство требует приложения к претензии документов, свидетельствующих об обоснованности требований, специально оговаривая, в каких случаях необходимо предъявлять копию или подлинник документа.

При предъявлении иска (в случае полного или частичного отказа в удовлетворении претензии, а также просрочки установленного на ответ срока) необходимо к исковому заявлению приложить претензию, расчет спорной суммы, доказательство от правки претензии (им может являться почтовая квитанция), доказательство направления ответчику копии искового заявления, накладную или договор перевозки. Целесообразно представить иные документы, свидетельствующие о правомерности требований заявителя [28, с.17].

Можно сделать вывод, что проблема "отраслевого" принципа формирования транспортного законодательства (когда под конкретный вид транспорта создаются свои транспортные кодексы и уставы) остается актуальной и по сей день, хотя предложения о разработке единого Транспортного кодекса высказывались еще в 60-е годы. Проект этот в свое время широко обсуждался, но не получил поддержки. Причина проста – транспортные министерства не захотели лишиться своего "ведомственного законодательства", защищающего прежде всего их, министерские, интересы.

Предложения о разработке Транспортного кодекса РФ в постсоветский период также были отклонены, несмотря на то что некоторые авторы пытались вернутся к обсуждению этой проблемы [33, с.29].

4.4. Пример из арбитражной практики.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ №4088/97 от 14 апреля 1998 г.(извлечение).

Открытое акционерное общество "ЛУКОЙЛ-Астраханьнефтепродукт" осталось в Арбитражный суд Саратовской области с иском к Управлению Приволжской железной дороги о взыскания 935100 рублей штрафа за просрочку доставки масла моторного его структурному подразделению – Зензелинской нефтебазе по отправке №67877152 Татьянка-Зензели.

Решением от 29.01.97 штраф взыскан с ответчика в сумме 779250 рублей, а в остальной части иска отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 21.03.97 решение суда оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 14.05.97 отменил названные судебные акты и прекратил производство по делу по тому мотиву, что претензия к железной дороге по поводу уплаты штрафа за просрочку доставки груза предъявлена истцом с пропуском установленного статьей 1 74 Устава железных дорог 45-дневного срока, которым является пресекательным и не может быть восстановлен судом.

В протесте предлагается отменить постановление кассационной инстанции и оставить в силе решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно статье 797 Гражданского кодекса Российской Федерации до предъявления к перевозчику иска, вытекающего из перевозки груза, обязательно предъявление ему претензии в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом или кодексом. Однако в указанной статье не предусмотрено, что установленные на предъявление претензий сроки являются пресекательными. Поэтому с введением в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации указанные сроки могут признаваться пресекательными.

Как видно из материалов дела, претензия к железной дороге по поводу уплаты штрафа за просрочку доставки груза предъявлена акционерным обществом в порядке, предусмотренном статьями 170 и 173 действовавшего в то время Устава железных дорог, а иск – в пределах годичного срока исковой давности, установленного статьей 797 Гражданского кодекса Российской Федерации. Рассматриваемые спорные правоотношения возникли после введения в действие части второй названного Кодекса. Поэтому постановление кассационной инстанции об отмене решения суда первой инстанции и постановления апелляционной инстанции и о прекращении производства по делу следует признать необоснованным.

5. Договор транспортной экспедиции.

Договор транспортной экспедиции впервые регулируется Кодексом в качестве самостоятельного гражданско-правового договора, которому посвящена отдельная глава. Суть обязательства, возникающего из договора транспортной экспедиции, состоит в том, что одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента), в качестве которой выступает грузоотправитель или грузополучатель, выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза (ст. 801).

Ранее транспортно-экспедиционное обслуживание рассматривалось законодательством в качестве определенного набора дополнительных к перевозке груза операций и услуг, выполняемых для грузоотправителя или грузополучателя транспортной или иной специализированной организацией. Регулировались указанные правоотношения в минимальной степени транспортными уставами и кодексами и издаваемыми в соответствии с ними правилами перевозок грузов.

Одним из наиболее развитых было правовое регулирование транспортно-экспедиционного обслуживания грузоотправителей и грузополучателей, осуществляемое организациями автомобильного транспорта. Данное обстоятельство объясняется двумя причинами. Во-первых, на автомобильном транспорте перевозка груза производится автотранспортной организацией, как правило, без сопровождения его экспедитором грузоотправителя (грузополучателя), а функции экспедитора возлагаются на водителя автотранспортной организации – т.н. шофера-экспедитора (см. ст. 49-50 УАТ). Во-вторых, в свое время после долгих дискуссий между транспортными министерствами и ведомствами на Министерство автомобильного транспорта РСФСР было возложено выполнение функций по транспортно-экспедиционному обслуживанию грузоотправителей и грузополучателей при централизованном завозе (вывозе) грузов на станции железных дорог, в порты (на пристани) и аэропорты. В связи с этим в УАТ был включен раздел VIII "Транспортно-экспедиционные операции и услуги, оказываемые предприятиями и организациями автомобильного транспорта общего пользования [15, с.32].

В соответствии с УАТ отношения, связанные с транспортно-экспедиционным обслуживанием, регламентировались специальным нормативным актом: Правилами транспортно-экспедиционного обслуживания предприятий, организаций и учреждений в РСФСР, утвержденными Министерством автомобильного транспорта РСФСР 13 ноября 1980 г. по согласованию с Госпланом РСФСР и Государственным арбитражем РСФСР. Впоследствии указанные Правила стали самостоятельным разделом Общих правил перевозок грузов автомобильным транспортом [18, с.14].

УАТ и Правила определили нормы, регулирующие транспортно-экспедиционное обслуживание, дифференцированно применительно к прямому автомобильному сообщению и смешанному автомобильно-железнодорожному, автомобильно-водному и автомобильно-авиационному сообщению.

При перевозках грузов в прямом автомобильном сообщении автотранспортные организации выполняют для грузоотправителей и грузополучателей по годовым договорам перевозки грузов обязательные и дополнительные транспортно-экспедиционные услуги. К числу транспортно-экспедиционных услуг, выполняемых в обязательном порядке, относятся: прием грузов к перевозке автомобильным транспортом по надлежаще оформленным грузоотправителями товарно-транспортным документам; сопровождение и охрана грузов при перевозке автомобильным транспортом; сдача грузов грузополучателям с надлежащим оформлением им товарно-транспортных документов. Указанные услуги выполняются шофером-экспедитором соответствующей автотранспортной организации [23, с.85].

Основные обязанности экспедитора, составляющие содержание обязательства, возникающего из договора транспортной экспедиции, состоят в организации перевозки груза клиента тем транспортом и по тому маршруту, которые избраны клиентом или экспедитором, заключении для этого экспедитором от имени клиента или от своего имени договоров перевозки грузов с транспортными организациями, обеспечения отправки и получения груза клиента.

Помимо названных обязанностей экспедитора, непосредственно связанных с обеспечением перевозки груза клиента, договором транспортной экспедиции может быть предусмотрено осуществление экспедитором еще целого ряда дополнительных услуг и операций, необходимых для доставки груза клиента. К их числу относятся: выполнение таможенных и иных формальностей: получение требующихся для экспорта и импорта товаров документов, проверка количества и состояния груза, его погрузка и выгрузка, уплата пошлин, сборов и других расходов, возлагаемых на клиента; хранение груза, его получение в пункте назначения, а также иные операции и услуги, предусмотренные договором [23, с.86].

Специфической обязанностью клиента по договору транспортной экспедиции является предоставление экспедитору документов, относящихся к грузу, а также информации о свойствах груза, особых условиях его перевозки и иных сведений, необходимых экспедитору для исполнения договора транспортной экспедиции (ст. 804). Непредставление клиентом такой информации дает право экспедитору не приступать к исполнению своих обязанностей по договору вплоть до получения необходимой информации. Он также вправе потребовать от клиента возмещения убытков, причиненных непредставлением необходимых документов и информации о грузе. Виды документов и характер информации о грузе, которые клиент обязан представить экспедитору, определяются в договоре транспортной экспедиции [23, с.87].

В случаях, когда экспедитор, выполняя свои обязанности, действует от имени клиента, например, при заключении договора с перевозчиком, получении груза и т.п., клиент должен выдать ему доверенность (п. 2 ст. 802).

Никаких особых требований к форме договора транспортной экспедиции Кодекс не содержит. Такой договор заключается в простой письменной форме (п. 1 ст. 802). Это означает, что договор транспортной экспедиции может быть заключен не только путем составления единого документа, подписанного сторонами, но и путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (см. ст. 434).

Исполнение договора транспортной экспедиции экспедитором, не являющимся перевозчиком груза, может быть произведено лишь путем привлечения третьих лиц (транспортных организаций). При этом за неисполнение договора ответственность перед клиентом несет экспедитор. Как экспедитор, так и клиент вправе отказаться от исполнения договора транспортной экспедиции, предупредив об этом другую сторону в разумный срок, при условии возмещения этой стороне убытков, вызванных расторжением договора.

В случае нарушения условий договора транспортной экспедиции экспедитор несет ответственность по общим правилам об ответственности за неисполнение и ненадлежащее исполнение гражданско-правовых обязательств (см. ст. 393-406 ГК). Вместе с тем предусмотрено исключение для ситуаций, когда нарушение договора транспортной экспедиции со стороны экспедитора вызвано ненадлежащим исполнением договоров перевозки. При таких обстоятельствах ответственность экспедитора перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик (ст. 803).

Глава 41 ГК включает в себя лишь самые общие положения, регулирующие договоры транспортной экспедиции, составляющие необходимую основу для последующего детального правового регулирования иными законами и правовыми актами. В этом смысле необходимо обратить внимание на то, что Кодекс называет среди источников правового регулирования правоотношений, связанных с транспортно-экспедиционным обслуживанием, закон о транспортно-экспедиционной деятельности, который должен быть разработан в возможно короткий срок. А до принятия такого закона основная нагрузка в правовом регулировании обязательств по транспортно-экспедиционному обслуживанию возлагается на вырабатываемые по соглашению сторон условия конкретных договоров транспортной экспедиции. [23, с.87].

6. Договор проката.

Существенно изменился в новом ГК облик договора хранения. В предыдущем кодексе правила об этом договоре были рассчитаны в основном на бытовые отношения между гражданами или с их участием. Нормы второй части нового ГК сориентированы главным образом на профессиональное хранение, в особенности хранение, осуществляемое в качестве предпринимательской деятельности.

По договору проката арендодатель, осуществляющий сдачу имущества в аренду в качестве постоянной предпринимательской деятельности, обязуется предоставить арендатору движимое имущество за плату во временное владение и пользование (п. 1 ст. 626 ГК). В определении договора проката отражены три его специфические черты, а именно:

1. в качестве арендодателя выступает специальный субъект – предприниматель (п. 1 ст. 626 ГК). Причем ГК. особо подчеркивает, что его предпринимательская деятельность по сдаче имущества в прокат должна быть постоянной, т. е. осуществляться в виде промысла, доход от которого становится основным или дополнительным источником существования. В любом случае такая деятельность должна быть систематической. Разовая сделка по сдаче в аренду движимого имущества проката не составляет. Иными словами, заключение договоров проката должно быть целью деятельности предпринимателя, его профессиональным занятием. Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, и индивидуальный предприниматель должны избрать именно этот вид деятельности. Если же юридическое лицо имеет специальную правоспособность, то его возможность заниматься прокатом должна быть предусмотрена учредительными документами;

2. предметом договора является только движимое имущество (кроме транспортных средств, для которых предусмотрены специальные правила), используемое в потребительских целях, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из существа обязательства. Следовательно, цели использования имущества могут быть не только потребительскими, но и иными, в том числе предпринимательскими;

3. предмет проката перелается во владение и пользование арендатору (п. 1 ст. 626 ГК). Следовательно, при договоре проката арендодатель не может сохранить за собой право владения вещью.

Если договор аренды удовлетворяет всем этим признакам, он должен быть отнесен к числу договоров проката и подчинен ряду правил, отличных от общих норм о договорах аренды.

Срок договора проката не может превышать одного года (п. 1 627 ГК). Истечение указанного срока влечет за собой безусловное прекращение договора. Правила о возобновлении договора аренды на неопределенный срок и о преимущественном праве арендатора на возобновление договора аренды (ст. 621 ГК.) к договору проката не применяются (п. 2 ст. 627 ГК).

Форма договора – только письменная, причем посредством как составления одного документа, подписанного обеими сторонами, так и обмена документами, достоверно исходящими от каждой из сторон.

Порядок заключения и исполнения договора проката, а также определение его содержания подчиняются правилам о публичных договорах (ст. 426 ГК).

Содержание договора проката имеет следующие особенности Обязанность арендодателя предоставить имущество арендатору в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества (п. 1 ст. 611 ГК), дополнена дополнительными обязанностями (ст. 628 ГК.):

а) в присутствии арендатора проверить исправность сдаваемого аренду имущества и

6) ознакомить арендатора с правилами эксплуатации имущества либо выдать ему письменные инструкции о пользовании этим имуществом.

Досрочное расторжение договора проката, возможно по инициативе арендатора в любое время. Законом установлено лишь единственное условие для такого прекращения договора, а именно: арендатор должен письменно предупредить арендодателя о своем намерении расторгнуть договор не менее чем за десять дней. Арендодатель же может досрочно расторгнуть договор проката только по основаниям, предусмотренным ст. 619 ГК (кроме п. 4). Иные случаи прекращения договора проката те же, что и у обычного договора аренды.

Следует выделять и особую их разновидность – договоры бытового проката. В роли арендатора в таком договора проката выступают граждане-потребители. Соответственно предмет договора должен использоваться в потребительских целях. К. таким договорам применяется глава 1 Закона РФ "О защите прав потребителей". В частности, за арендаторами-потребителями закрепляются специальные гарантии качества арендованного имущества (ст. 4 Закона), права на безопасность этого имущества (ст. 7) и на информацию о нем (ст. 8-12), устанавливается особый порядок ответственности арендодателя за вред, причиненный потребителям, включая возмещение морального вреда (ст. 13-15), наконец, специальные правила судебного разбирательства (ст. 17) [20, с.117].

7. Договор займа.

Возникнув из римского контракта, договор займа и сегодня сохраняет значение общей модели, на которой строится регулирование всех кредитных отношений. По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества (ст. 807 ГК).

Договор займа является классической разновидностью реального и одностороннего договора. В силу прямого указания п.1 ст.807 ГК он считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

В законе установлено, что взаимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа, если иное не предусмотрено законом или самим договором [1ст.809ГК].

Стороны договора - заемщик и заимодавец. Универсальный характер договора займа проявляется в том, что как в роли заемщика, так и в роли заимодавца могут выступать любые субъекты гражданского права.

Предмет договора займа - деньги или другие вещи, определяемые родовыми признаками.

Форма договора - письменная. Исключение составляют случаи, когда договор заключен между гражданами и сумма займа не превышает десяти минимальных размеров оплаты труда (правило п.1 ст.808 ГК является конкретизацией общей нормы п.1 ст.161ГК). Принимая во внимание особенности заключения договора займа и в первую очередь заемные обязательства между гражданами, закон разрешает оформление таких сделок путем составления заемщиком расписки или иного документа, удостоверяющего передачу ему займодавцем денег или заменимых вещей (п.2 ст.808 ГК). Расписка или иной документ скрепляется подписью заемщика и приобретает доказательственное значение. В этом смысле расписка приравнивается к обычной письменной форме договора.

В ГК специально рассматривается две разновидности документов, удостоверяющих передачу суммы займа. Это ценные бумаги - вексель (ст.815 ГК) и облигация (ст.816 ГК).

Содержание договора займа, исходя из его односторонней природы составляет обязанность заемщика возвратить сумму займа (ст.810 ГК) и корреспондирущее ей право требования займодавца. Порядок и сроки исполнения основной обязанности заемщика определяются договором.

Ответственность в договоре займа также носит односторонний характер. Нарушение заемщиком договора (просрочка возврата суммы долга) влечет для него последствия, установленные ст.811 ГК. Они заключаются в возложении на заемщика обязанности по уплате процентов за неисполнения денежного обязательства, предусмотрены в общей форме ст.395 ГК.

Если договором займа предусмотрен возврат суммы долга частями (в рассрочку), то просрочка возврата соответствующей части создает для заимодавца право потребовать досрочного возврата всей суммы долга с причитающимися процентами [20, с.434].

8.Кредитный договор.

8.1.Законодательные основы.

По кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее [1, с.819].

Кредитный договор – разновидность договора займа. В силу прямого указания закона к кредитному договору применяются правила предусмотренные параграфом ГК о договоре займа, если иное не предусмотрено правилами о кредите и не вытекает из существа кредитного договора (п.2 ст.819 ГК).

Кредитный договор всегда является возмездным. Плата за кредит выражается в процентах, которые устанавливаются по договору. В силу прямого распространения на кредит норм о займе вполне допустима такая ситуация, когда при возникновении спора о процентах по конкретному договору суд может определить их в соответствии с п.1 ст.809 ГК по существующей у кредитора ставке банковского кредита или ставке рефинансирования. Порядок уплаты процентов (годовые, ежемесячные и пр.) зависит от срока договора и фиксируется в нем.

Стороны кредитного договора четко определены в законе. Это банк или иная кредитная организация (кредитор), имеющая лицензию Банка Росси на все или отдельные банковские операции, и заемщик, получающий денежные средства для предпринимательских или потребительских целей [4, с.14].

Предмет договора - денежные средства, но не иные вещи определяемые родовыми признаками.

Кредитный договор, под страхом его абсолютной недействительности (ничтожности), должен быть заключен в письменной форме (ст.820 ГК).

Содержание кредитного договора в целом совпадает с содержанием договора займа. Его особенностью является возможность одностороннего расторжения договора кредитором или заемщиком. Право кредитора на его одностороннее расторжение вытекает из оговорки о неизменности обязательств, послуживших основанием для заключения договора. В частности кредитор вправе отказаться от предоставления заемщику кредита полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок (п.1 ст.821 ГК).

К числу таких обстоятельств в первую очередь относятся экономические и правовые факты, подрывающие веру в кредитоспособность заемщика. В свою очередь, заемщик вправе отказаться от получения всего или части кредита без какой-либо аргументации, просто в связи с отпадением надобности.

Об этом он должен уведомить кредитора до установленного срока предоставления кредита, если иное не установлено законодательством или договором [20, с.436].

Срок является существенным условием кредитного договора. Последний не заключается на условиях "до востребования", как обычный заем, но, будучи возмездным видом займа, может быть досрочно исполнен лишь с согласия кредитора. В зависимости от продолжительности срока договора и его цели кредиты принято делить на краткосрочные (до одного года) и долгосрочные (более года).

Ответственность по кредитному договору может быть возложена и на заемщика, и на кредитора. Заемщик отвечает по правилам ст. 811 ГК, если иное не установлено законодательством или кредитным договором. Его ответственность состоит в дополнительном денежном обременении, связанном с уплатой повышенных процентов по просроченному кредиту. Кредитор вправе также обратиться в арбитражный суд с заявлением о возбуждении производства по делу о несостоятельности заемщика [20, с.437].

8.2. Пример из арбитражной практики.

Открытое акционерное общество "Акционерный коммерческий банк "Кузбасс- промбанк" обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с иском к открытому акционерному обществу "Сибмост" о взыскании 3053702607 рублей (с учетом увеличения суммы иска) задолженности по уплате процентов за пользование кредитом, включающих повышенные проценты за нарушение сроков возврата кредита и перечисления процентов по кредитным договорам от 27.01.95 №3 и от 27.04.95 №17.

Решением от 07.08.98 иск полностью удовлетворен.

Постановлением апелляционной инстанции от 11.11.97 решение изменено: на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации в 2 раза снижены проценты за нарушение сроков перечисления процентов и оставлено ко взысканию 2614220867 рублей процентов за пользование кредитами, включая повышенные проценты за нарушение сроков возврата кредита, и 222240880 рублей процентов за нарушение сроков перечисления процентов.

В кассационной инстанции законность судебных актов не проверялась.

В протесте предлагается названные решение и постановление отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Между Кузбасспромбанком и ОАО"Сибмост" заключены кредитные договоры от 27.04.95 №17 соответственно на 200 млн. и 500 млн. рублей под 180% годовых на срок до 30.05.95 и 30.09.95 (с учетом продления). Начисление процентов за пользование кредитом предусмотрено 20го числа каждого месяца.

Пунктами 7.2 и 7.3 указанных договоров установлено взыскание 270% годовых от суммы непогашенного кредита и 270% годовых от суммы непогашенных процентов при нарушении сроков уплаты. Впоследствии проценты, подлежащие уплате по договору от 27.01.95 №3, увеличены: срочные до 190% и повышенные до 285% годовых, а пункт 7.3 названых договоров, предусматривающий уплату банку процентов от суммы не погашенных в срок процентов, исключен.

Принимая решение и постановление, обе инстанции суда необоснованно исходили из того, что установленные пунктом 7.2 повышенные проценты являются лишь платой за кредит. Между тем, как следует из пункта 7.2 договоров, повышенные проценты взыскиваются за нарушение сроков погашения кредита и, следовательно, в части, превышающей процент за пользование кредитом, по своей сути являются санкциями, в отношении которых может быть применена статья 333 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс).

Ответственность за нарушение денежных обязательств, к которым относятся и обязательства по возврату кредита, регулируется статьей 395 Кодекса.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.96 №6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", проценты, предусмотренные статьей 395 Кодекса, подлежат уплате только на соответствующую сумму денежных средств и не должны начисляться на проценты за пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом.

Таким образом, проценты, определенные пунктом 7.3 заключенных договоров, не могли быть применены.

При таких обстоятельствах дело следует передать на новое рассмотрение для уточнения суммы подлежащих взысканию процентов, в том числе повышенных, и решения вопроса о возможности снижения санкций в порядке, предусмотренном статьей 333 Кодекса, поскольку начисленная истцом сумма несоразмерна последствиям нарушения обязательств [12, с.37].

9. Договор банковского счета.

9.1. Основные понятия договора банковского счета.

Действующее законодательство рассматривает договор банковского счета в качестве самостоятельного договорного вида, посвящая ему отдельную главу. В ст. 845 ГК дается следующее его определение: по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведения других операций по счету. При этом банк получает возможность исполнения имеющихся на счете денежных средств, гарантируя право клиента беспрепятственно распоряжаться ими.

Стороны договора – банк (в т.ч. иная кредитная организация, обладающая лицензией) и клиент (владелец счета). В качестве клиента могут выступать любые юридические и физические лица (включая несовершеннолетних), имея в виду, что от правоспособности клиента зависит категория открываемого ему счета [20, с.456].

Предмет договора – денежные средства клиента, находящиеся на его банковском счете, с которыми осуществляются операции, обусловленные договором.

Форма договора банковского счета – простая письменная. Она напрямую связана с процедурой заключения договора и открытия счета. При заключении договора клиенту или указанному им лицу открывается счет в банке на согласованных условиях (п. 1 ст. 846 ГК). Открытие счета представляет собой совокупность действий, совершаемых сторонами договора при его заключении. Порядок открытия и ведения счетов в соответствии со ст. 30 Закона о банках устанавливается Банком России.

При реорганизации юридического лица происходит изменение договора банковского счета и переоформление счета. В этом случае клиент обязан предоставить те же документы, что и при открытии банковского счета. Расторжение договора банковского счета может осуществляться не только по общим основаниям, но и в одностороннем порядке. По инициативе клиента договор может быть расторгнут в любое время. Напротив, банк вправе расторгнуть договор банковского счета лишь в судебном порядке и лишь в двух строго определенных случаях: а) когда сумма денежных средств, находящихся на счете клиента, снижается ниже минимума, предусмотренного банковскими правилами или договором, если такая сумма не будет восстановлена в течении месяца со дня предупреждения банка об этом; б) при отсутствии операций по счету в течении года, если иное не предусмотрено договором (ст. 859 ГК).

Остаток денежных средств выдается клиенту либо по его указанию перечисляется на другой счет не позднее семи дней после получения соответствующего заявления от клиента. Договор банковского счета прекращается в случае ликвидации юридического лица или смерти гражданина-клиента. Последствием расторжения или прекращения договора является закрытие счета клиента.

Содержание договора банковского счета составляют права и обязанности банка и клиента. Основные обязанности банка таковы: а) надлежащим образом выполнять операции по счету, предусмотренные законом, банковскими правилами, обычаями делового оборота и договором банковского счета и б) хранить банковскую тайну [20, с.459].

Обязанностями клиента являются соблюдение банковских правил при совершении операций по счету и оплата расходов банка на совершение операций по счету. Вторая обязанность возлагается на клиента только, если это прямо предусмотрено договором банковского счета. В таком случае клиент оплачивает услуги банка за совершение операций с его денежными средствами [4, с.461].

Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по договору банковского счета носит взаимный характер. Особое значение имеет регламентация ответственности банка как более сильной стороны договора. Эта ответственность наступает для банка за несвоевременное или неправильное зачисление на счет поступивших клиенту денежных средств либо за их необоснованное списание со счета, а также за невыполнение указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета (ст. 856 ГК).

9.2. Законы и подзаконные акты.

Основным актом, регулирующим эти отношения в настоящее время, является Гражданский кодекс Российской Федерации, в частности глава, специально посвященная договору банковского счета (глава 45). В этой главе довольно подробно урегулированы нрава и обязанности сторон по договору банковского счета, равно как установлена ответственность за нарушения этих обязанностей. Многие юристы с учетом этого не склонны рассматривать сколько-нибудь подробно иные нормативные акты, ссылаясь на то, что иное правовое регулирование находится за пределами договора. Ссылка совершенно справедливая, но необходимо не отказываться от анализа, а ставить вопрос о правовой природе возникающих отношений, о содержании правоотношений и правовой сущности поведения его участников, о месте и назначении договора в данных правоотношениях [29, с.92].

Для ответа на этот вопрос необходимо иметь в виду прежде всего конституционную норму о защите права собственности, поскольку речь идет о деньгах, которые также являются объектом этого права (речь идет о статье 55 Конституции Российской Федерации, которая в данном случае имеет, на наш взгляд, принципиальное значение). На уровне норм закона следует также указать на статьи 26, 27 и 30 Закона о банках и банковской деятельности, которые установили право клиентов открывать любое количество счетов, а также режим некоторых операций по счету. Эти нормы не вполне согласуются с нормами гражданского законодательства. Их соотношение оценить довольно сложно, поскольку по своему содержанию и нормы ГК РФ, и нормы банковского законодательства следует считать специальными, Но в этом случае трудно объяснить логику законодателя, который практически одновременно создал два блока специального регулирования банковских правоотношений и поместил их в разных по объему регулирования нормативных актах. Теоретически, по формальным критериям Гражданский кодекс следовало бы считать общим нормативным актом, а банковское законодательство – специальным. Тогда из ГК РФ нужно изымать все банковские нормы, но это не соответствует традициям российского правоведения. В итоге получилось, что одни и те, же нормы, соотносимые по содержанию с банковским счетом, изложены в разной редакции в разных нормативных актах, например норма о банковской тайне и др. [29, с.92].

Кроме названных норм, существенное значение для регулирования прав и обязанностей по банковскому счету имеет ряд публично-правовых актов, устанавливавших степень свободы действий банков и их клиентов путем перечисления операций, совершаемых по счету, установления ограничений и режима работы счета. Речь идет об указах Президента Российской Федерации от 14 июня 1992 г. №622, от 23 мая №1001, №1006, от 18 августа 1996 г, №1212 и др. Сюда же следует отнести постановления Правительства Российской Федерации о лимитах расчетов наличными, о временных режимах работы отдельных видов счетов и т.п. Здесь же необходимо назвать акты ЦБ РФ, регулирующие порядок осуществления операций по счету [29, с.92].

В этом смысле представляется необходимым заметить, что, несмотря на необыкновенную нормотворческую активность Банка России, порой воплощающуюся в актах, вызывающих массу замечаний, до сих пор не принят основной на этом уровне акт – инструкция о порядке открытия и ведения банковских счетов. По состоянию на ноябрь 1996 года действует Инструкция №28 Государственного банка Союза ССР от 30 октября 1986 г. "О расчетных, текущих и бюджетных счетах, открываемых в учреждениях Госбанка СССР" (с последними изменениями 1991 года).

Все это регулирование является неупорядоченным, бессистемным и порой случайным, и, естественно, край нестабильным. Это свойство нестабильности охватило уже не только подзаконный уровень регулировании, но и законодательный. Приведем в качестве примера регулирование одной из проблем банковского счета: очередности операций по счету. Известно, что ст. 855 ГК РФ остановила пять очередей списания со счетов денег на тот случай, когда их окажется недостаточно для погашения всех требований. Эта норма вступила в действие с 1 марта 19996 года, но не прошло и полугода, как в названную статью были внесены изменения, установившие шесть очередей удовлетворения требований, среди которых требования бюджета оказались на четвертом месте. [29, с.93].

Дальше регулирование этого вопроса пошло по довольно странному пути, поскольку три основные ведомства, заинтересованные в применении очередности операций по счету, которая раньше была совершенно другой, со ссылкой на ст. 2 ГК РФ разъяснили, что ст. 855 не подлежит применению к налоговым правоотношениям. При этом были изложены даже теоретические суждения по поводу сущности и правовой природы налоговых и гражданских правоотношений, являющиеся сами по себе правильными. Но вывод был сделан следующий: сначала нужно уплатить все платежи в бюджет, а уж затем применять норму об очередности. Одиозность такого положения видна даже на первый взгляд, и, разумеется, большинство участников денежного оборота письмо Минфина РФ, ЦБ РФ и ГНС РФ от 22 августа 1996 г. проигнорировали, но проблема все же решена не была. Поэтому Государственная Дума РФ вынуждена была 11 октября 19996г. принять два постановления "О порядке применения пункта два статьи 855 Гражданского кодекса Российской Федерации" и "О факте грубого неисполнения статьи 855 Гражданского кодекса Российской Федерации". В этих постановлениях законодатель вполне справедливо объяснил, что очередность списаний со счета устанавливается для всех видов взысканий и взыскателей, независимо от отраслевой принадлежности требований. Произошло же все, на наш взгляд, из-за неправильного понимания сущности и правовой природы банковского счета, отнесенного гражданским законодательством к сфере частно-правовых отраслей права, в то время как по основному своему содержанию банковский счет - публично правовой институт, и все нормы, регулирующие правоотношения по поводу банковских счетов, должны находиться в банковском законодательстве [30, с.93].

9.3. Проблемы, связанные с банковским счетом.

Совокупность публично-правовых и частно-правовых элементов в правовом регулировании порождает необходимость постановки и обсуждения огромного количества весьма значимых проблем, затрагивающих имущественные и неимущественные права как банков, так и их клиентов. Прежде всего следует назвать правовое регулирование банковской тайны, которое в настоящее время приобрело довольно спорный и неоднозначный характер. Дело в том, что норма о банковской тайне помещена и в Гражданском кодексе РФ, и в Законе о банках и банковской деятельности, причем последняя является более пространной. Представляется, что именно она должна применяться для защиты прав клиента [30, с.96].

Так или иначе ни одна из этих норм не создала основ для межбанковского обмена информацией о потенциальных клиентах, их "кредитной историей", что является настоятельной потребностью всей банковской системы. Известно, что во многих странах мира такая система существует и именно она позволяет предотвратить выдачу кредитов мошенникам и неплатежеспособным заемщикам. Для этого создаются специальные организационные образования, ведущие "кредитные истории" клиентов всех банков. Разумеется, при этом информация используется только внутри банковской системы, она не подлежит выдаче за ее пределы, и все лица, работающие с такой информацией внутри системы, несут ответственность за ее разглашение.

Второй проблемой, которая тесно связана с банковским счетом, является проблема списания денег со счета. Гражданское законодательство, следуя своим лучшим традициям, установило, что списание денег со счета может осуществляться только по распоряжению клиента, которое может быть дано в момент осуществления платежа или заблаговременно, путем включения условия о безакцептном списании в договор банковского счета. Эта свобода распоряжения в принципе правильная, но представляется, что следовало для защиты прав клиентов предусмотреть ограничение этого права в правоотношениях с банком, не допуская применения безакцептного списания в пользу банка в тех случаях, когда и кредит, и счет клиент получает и открывает в одном банке.

В принципе бесспорное и безакцептное списание денег со счета требует серьезного анализа, особенно с позиций конституционного регулирования. Эта проблема уже была объектом обсуждения юристов, и здесь о ней нужно только напомнить [26, с.72].

Третья проблема банковского счета – это проблема ареста и приостановления операций по счету. Она также требует обстоятельного и подробного анализа. Закон о банках и банковской деятельности установил общие правила о производстве ареста, соответствующие сущности и назначению этой меры обеспечения интересов кредиторов, но практика их реализации вызывает к жизни довольно много нерешенных на законодательном уровне вопросов. Одним из таких вопросов является необходимость своеобразного взвешивания юридического значения разных актов правоприменения, в частности, исполнительных листов судов и постановлений следователей или судов об аресте денежных средств. Можно ли исполнять взыскание в отношении арестованных средств? Представляется, что в таких случаях, когда на счет поступают одновременно или последовательно постановление об аресте и исполнительный лист, банк должен запросить суд о порядке исполнения указанных актов. Именно суд должен разъяснить порядок совершения действий в этом случае. В целом же, если оценивать эти требования, то, разумеется, следует признать необходимость исполнения в первую очередь судебных решений, поскольку в этом случае правовая оценка уже состоялась и по спору вынесено судебное решение, которое вступило в силу. Поэтому суд должен отменить части, необходимой для исполнения решения по исполнительному листу, арест денежных средств и разрешите такое исполнение. В остальной же части денег арест может сохраняться [30, с.96].

Приостановление операций по счету предусматривается в случае несвоевременного предоставления или непредоставления информации налоговым органам. Эта санкция в настоящее время является более серьезной я значимой, чем арест, поскольку в данном случае счет практически блокируется, чем ограничивается возможность всей деятельности клиента банка. Прекращение применения этой санкции в принципе определяется действиями клиента, который может выполнить свои публично-правовые обязанности и предоставить информацию в налоговые органы.

Отдельно следует обратиться к проблеме прекращения договорных отношений по банковскому счету. В этом аспекте гражданское законодательство восстановило вопреки ранее действовавшим Основам гражданского законодательства забытое правило, состоящее в том, что отсутствие операций по счету является основанием для прекращения договорных отношений.

В соответствии с Гражданским кодексом срок, в течение которого должны не производиться операции по счету, увеличен с известного ранее трех- и шестимесячного до одного года [30, с.97].

Банковский счет – институт довольно сложный, и оптимизация его правового регулирования требует постоянного обсуждения основных проблем и практических ситуаций, складывающихся и формирующихся в этой сфере. При этом необходимо постоянно иметь в виду, что счет представляет собой совокупность разных видов правоотношений и доминирующими среди них являются публично-правовые правоотношения.

9.4. Анализ арбитражной практики по договорам банковского счета.

Применение законодательства о банковском счете за последнее время связано с рядом сложностей, вызванных динамикой и несогласованностью правовых норм. Одна из главных проблем – определение правовых норм, подлежащих применению к конкретным делам, поскольку правоотношения возникали до принятия ГК РФ, а споры решаются после его вступления в действие. Соответственно последствия одного и того же нарушения могут быть разными [34, с.113].

С введением в действие части второй Гражданского кодекса РФ и появлением в ней главы 45, регламентирующей отношения банка и клиента, состоящего у него на банковском обслуживании, в арбитражной практике происходят некоторые изменения, связанные с применением норм материального права, регулирующих ответственность банка за ненадлежащее совершение операций по счету, в частности статей 395, 856 ГК РФ, а также действовавшего ранее пункта 7 Положения о штрафах.

Необходимо заметить, что количество дел, связанных с ненадлежащим исполнением банком своих обязательств по договору банковского счета, значительно возросло. К примеру, за 1995 год по одному составу (12 судей) арбитражного суда рассмотрено порядка 550 дел указанной категории, в то время, как за 1 полугодие 1996 года данных споров с участием банков и их клиентов насчитывается около 459 [34, с.113].

Арбитражная практика свидетельствует, что основными проблемами при решении споров по банковскому счету являются:

- выбор норм, подлежащих применению;

- определение характера и назначения ответственности;

- исчисление размера ответственности.

До недавнего времени ответственность банка за несвоевременное и неправильное списание денежных средств клиента регулировалась пунктом 7 Положения о штрафах, который в настоящее время прямо не отменен, но уже практически не применяется при рассмотрении арбитражных дел, размер штрафных санкции по которым начисляется после 1 марта 1996 года.

ТОО "Котрасс" обратилось с иском к АО "Мытищинский Коммерческий банк" на предмет взыскания остатка средств штрафных санкций за нарушение Правил совершения расчетных операций и применения в отношении банка санкций за неправомерное пользование чужими денежными средствами. При этом истец в правовое обоснование требований сослался на п. 7 Положения о штрафах (утвержденного постановлением СМ СССР от 16 сентября 1983 г. №911) и ст. 395 ГК РФ.

Решением суда первой инстанция исковые требования удовлетворены в полном объеме. При этом суд сослался на п. 7 Положения о штрафах и взыскал штраф 0,5% за период с 5 апреля 1996 года по 10 июня 1996 года. Кроме того, за этот же период начислен банковский процент за пользование чужими денежными средствами вследствие неправомерного удержания в размере 120% годовых.

Ответчик, не согласившись с принятым решением, обратился в апелляционную инстанцию Арбитражного суда г. Москвы. В обоснование жалобы ответчик АО "Мытищинский Коммерческий банк" считал, что суд неправомерно удовлетворил требование ТОО "Котрасс" о взыскании процентов в порядке ст. 395 ГК РФ истребование о взыскании штрафа по п. 7 Положениям о штрафах, поскольку ответчиком допущено одно нарушение, а ответственность последовала двойная в общем размере 300 % годовых. При этом АО "Мытищинский Коммерческий банк" указал, что характерной особенностью гражданско-правовой ответственности является ее компенсационный имущественный характер, а целью – восстановление имущественной сферы потерпевшего но не обогащение последнего за счет причинителя. Более того, размер ответственности должен соответствовать последствиям нарушения. Кроме того, АО "Мытищинский Коммерческий банк" сослался на то, что п. 7 Полложения о штрафах с введением в действие части второй ГК РФ не должен применяться, поскольку ответственность за аналогичные нарушения оговорена сейчас в ст. 856 ГК РФ.

Апелляционная инстанция в иске отказала. При этом, во взыскании штрафа, предусмотренного п. 7 Положения о штрафах за нарушение Правил совершения расчетных операций, отказано со ссылкой на то, что с введением в действие с 1. марта 1996 г. второй части ГК РФ указанное Положение применению не подлежит. Ответственность за ненадлежащее совершение операций по счету предусмотрена ст. 856 ГК РФ, однако по этим основаниям истцом требований не предъявлялось, а до принятия решения по настоящему делу правовые основания иска в этой части требований не изменялись. Таким образом, поскольку требование о взыскании штрафа за нарушение правил совершения расчетных операций предъявлено по платежному поручению №409 от 3 апреля 1996 г., а иск заявлен 23 апреля 1996 г., то есть после введения в действие части второй ГК РФ, апелляционная инстанция данные требования о взыскании штрафа со ссылкой на п. 7 Положения о штрафах за нарушение Правил совершения расчетных операций отклонила.

При рассмотрении апелляционной жалобы также отклонены и требования о взыскании с ответчика 5.334.305 руб., составляющих проценты за неосновательное пользование чужими денежными средствами, на основании ст. 395 ГК РФ. Суд апелляционной инстанции исходил из того, что указанная статья предусматривает ответственность за неисполнение денежного обязательства, тогда как у ответчика перед истцом денежное обязательство отсутствовало, поскольку правоотношения регулируются договором банковского обслуживания, в силу которого ответчик обязан обслуживать счет клиента, своевременно производя по нему соответствующие операции.

Более того, как следует из материалов дела, ответчик не списывал остаток денежных средств с расчетного счета клиента – истца по делу, следовательно денежные средства на наречет ответчика не поступали, в результате чего у суда первой инстанции не было оснований для вывода о неосновательном пользовании ответчиком денежными средствами истца, поскольку данные средства последнего как были, так и остались на его расчетном счете.

Анализируя данное дело, учитывая выводы апелляционной инстанции Московского арбитражного суда, следует сказать, что применение санкций к банкам, обслуживающим соответствующих клиентов, выражается в следующем.

Если размер штрафных санкций за необоснованное или неправильное списание средств с расчетного счета рассчитан по 1 марта 1996 г., то суд применяет п. 7 Положения о штрафах, который действует и формально не отменен.

Если же размер штрафных санкций рассчитан после 1 марта 1996 г., то судом применяется ст. 856 ГК РФ, в которой фактически дублируются основания ответственности практически за те же действия (бездействие), что и в п. 7 Положения о штрафах. Вместе с тем размер ответственности по ст. 856 ГК РФ определяется в порядке, предусмотренном ст. 395 ГК РФ, то есть исходя из средней ставки банковского процента.

Правовая природа договора банковского счета предполагает включение в правоотношения между банками клиентом разных правовых элементов, в том числе и наличие в некоторых случаях денежных обязательств [34, с.114].

10. Договор имущественного страхования.

10.1. Основные понятия.

Страхование – это такой вид необходимой общественно полезной деятельности, при которой граждане и организации заранее страхуют себя от неблагоприятных последствий в сфере их материальных и личных нематериальных благ путем внесения денежных взносов в особый фонд специализированной организации (страховщика), оказывающей страховые услуги, и эта организация при наступлении указанных последствий выплачивает за счет средств этого фонда страхователю или иному лицу обусловленную сумму [4, с.496].

По договору имущественного страхования страховщик взамен уплаты страхователю страховой премии обязуется при наступлении страхового случая возместить страхователю или выгодоприобретателю причиненные в следствии этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах страховой суммы (п.1 ст.929 ГК).

Имущественное страхование является наиболее развитым и сложным видом страхования.

Особенностями договора имущественного страхования является:

1. Наличие у страхователя или выгодоприобретателя особого имущественного интереса в заключении договора. Согласно п.2 ст.929 ГК к таким интересам относится риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества (ст.930 ГК).

2. Имущественное страхование имеет целью компенсацию понесенных убытков, а не извлечение дополнительных доходов. Это главная его функция.

Согласно п.2 ст. 947 ГК при страховании имущества или предпринимательского риска, если договором страхования не предусмотрено иное, страховая сумма не должна превышать их действительную стоимость (страховую стоимость).

Такой стоимостью для имущества считается действительная стоимость в месте нахождения имущества в день заключения договора.

В договорах страхования гражданской ответственности страховая сумма определяется сторонами по их усмотрению (п.3 ст.947 ГК).

Под действительной (страховой) стоимостью имущества следует понимать его рыночную стоимость. Страховая сумма не может превышать действительной стоимости застрахованного имущества.

Если в договоре страхования имущества или предпринимательского риска страховая сумма установлена ниже страховой стоимости, страховщик при наступлении страхового случая обязан возместить страхователю (выгодоприобретателю) часть понесенных последним убытков пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости [4, с.523].

Гражданский кодекс в качестве общего правила устанавливает так называемую пропорциональную систему расчета страхового возмещения. Согласно данной системе страховая выплата покрывает не все убытки страхователя (выгодоприобретателя), а только их часть, причем такую, которая рассчитывается пропорционально соотношению страховой стоимости. Если, например, страховая сумма составляет 60% действительной стоимости имущества, страховщик должен компенсировать лишь 60% причиненных убытков [20 стр.523].

Договором страхования может быть предусмотрен более высокий размер страхового возмещения, но не выше страховой стоимости.

Страхование сверх страховой стоимости влечет последствия, предусмотренные ст.951 ГК. Если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой суммы, которая превышает страховую стоимость (п.1 ст.951 ГК). В остальной части договор сохраняет силу.

Имущество и предпринимательский риск могут быть застрахованы от разных страховых рисков как по одному договору, так и по отдельным договорам страхования, в том числе по договорам с разными страховщиками (п.1 ст.952 ГК).

При одновременном страховании различных рисков допускается превышение размера общей страховой суммы по всем договорам по всем договорам над страховой стоимостью. Но речь идет именно об общей сумме, которая складывается за счет страхования от разных рисков, но никак ни одного и того же риска.

Договор имущественного страхования должен содержать дополнение к общим обязанностям. Страховщик обязан:

1. в случае увеличения действительной стоимости застрахованного имущества перезаключать по заявлению страхователя договор страхования с учетом указанных обстоятельств (подп. "б" п.1 ст.17 Закона о страховании). Эта обязанность страховщика обусловлена волей страхователя на изменение договора

2. возместить расходы, произведенные страхователем при страховом случае в целях уменьшения убытков (ст. 962 ГК)

Такие расходы подлежат возмещению страховщиком, если оно были необходимы или произведены для выполнения указаний страховщика, хотя бы соответствующие меры оказались безуспешными (п.2 ст.962 ГК).

В дополнение к обычным обязанностям страхователь по договору имущественного страхования обязан:

1. сообщить страховщику обо всех заключенных или заключаемых договорах страхования в отношении данного страхового интереса (подп."6" п.1 ст 18 Закона о страховании). Возложение на страхователя подобной обязанности связано с тем, что в рамках данного вида страхования возмещение ни при каких обстоятельствах не может превышать действительной стоимости имущества (страховой стоимости).

2. при наступлении страхового случая принимать различные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры в целях уменьшения возможных убытков (п.1 ст. 962 ГК). Возложение на страхователя этой обязанности объясняется чисто компенсационной функцией имущественного страхования. Страховщик не должен возмещать убытки, вызванные бездействием страхователя.

В противном случае страхователь (выгодоприобретатель) получит не должное (сверхвозмещение).

Принимая меры к уменьшению убытков, страхователь должен следовать указанию страховщика, если они сообщены страхователю [20 стр.526].

Особенность действия договора имущественного страхования состоит в том, что он сохраняет силу в случае перехода прав на застрахованное имущество к другому лицу (ст.960 ГК). Имущественный интерес в страховании, который был у самого страхователя, утрачивается, поскольку имущество перестает ему принадлежать. Поэтому договор страхования для прежнего страхователя не может оставаться в силе. Договор должен быть прекращен или, что практически намного удобнее, переоформлен на нового хозяина вещи.

Лицо, к которому перешли права на застрахованное имущество, должно незамедлительно письменно уведомить об этом страховщика.

Виды имущественного страхования выделяются в ГК в зависимости от того, на защиту какого интереса направлены соответствующие договоры. Соответственно выделяются такие виды имущественного страхования:

-страхование имущества (ст. 930 ГК);

-гражданской ответственности (ст.930 и 932 ГК);

предпринимательских рисков (ст. 933 и 967 ГК).

Наиболее часто встречаются на практике договоры страхования имущества.

Под имуществом, в отношении которого заключаются договоры страхования, понимаются прежде всего вещи, деньги, ценные бумаги и иные объекты за исключением ряда прав требования, принадлежащих страхователю, а именно тех, которые выступают объектами страхования ответственности и предпринимательских рисков. К имуществу следует относить любые ценности, кроме тех, которые страхуются по договорам страхования иных видов.

Имущество может застраховано только в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества (п.1 ст 930 ГК). Такой интерес, как правило, возникает у лицо, которое имеет право на соответствующее имущество (как вещное, так и обязательственное), либо на которого возложена обязанность по обеспечению сохранности имущества. Примером, этого может послужить Постановление Высшего Арбитражного суда рассмотренного в приложении №

Договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен (п.2 ст.930 ГК).

Страхование гражданской ответственности подразделяется на две разновидности:

-страхование ответственности за причинение вреда или внедоговорной ответственности (ст. 931 ГК)

-страхование ответственности по договору или договорной ответственности (ст. 932 ГК)

По договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим в следствии вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, страхуется риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена (п. 1 ст.931 ГК).

Страхование предпринимательского риска (ст. 933 ГК) охватывает широкий круг явлений. Поскольку основной целью предпринимательской деятельности является извлечение дохода, главным риском, от которого производится страхование, выступают получение ожидаемого (обычного) дохода или возникновение убытков. Договоры страхования могут заключаться в отношении любой сферы предпринимательской деятельности.

10.2. Законодательство о страховании.

Законодательство о страховании складывается из норм гражданского кодекса, специально посвященных страхованию (ст.927-970), ряда федеральных законов, посвященных страхованию или его отдельным видам, указов Президента РФ, приказов и инструкций, издаваемых федеральными органами по надзору за страховой деятельностью. Примером федерального закона можно привести закон РФ "О страховании" от 27 ноября 1992г. Примером указа приведем указ Президента РФ от 6 апреля 1994 г. №750 "Об основных направлениях государственной политики в сфере обязательного страхования". Правда, ныне действующий ГК не представляет федеральным органам по надзору за страховой деятельностью прав по изданию приказов и инструкций, регламентирующих страхование. Однако такие правила содержаться в законе о страховании (см. ст.30) и, в принципе, ГК не противоречат.

Помимо указанных нормативных актов отношения по страхованию регламентируются правилами об отдельных видах страхования, подавляющее большинство которых было издано до начала 90-х годов Министерством финансов СССР. В настоящее время подобные правила должны быть признаны необязательными для страхователей исходя из ст. 943 ГК. Эти правила могут использоваться для регламентации отношений между участниками страхования, но только по обоюдному согласию. Не случайно с момента принятия закона о страховании подобные правила издаются в качестве примерных. Такие примерные правила добровольного индивидуального страхования граждан от несчастных случаев утверждены распоряжением Росстрахнадзором от 12 октября 1993г. [17 стр.3].

10.3. Пример из арбитражной практики "О страховании" [10 стр.37].

ПОСТАНОВЛЕНИЕ №1540/98

От 21 апреля 1998г.

(извлечение)

Общество с ограниченной ответственностью "Привоз" обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к товариществу с ограниченной ответственностью "Страховая компания "Екатеринбург-АСКО" о взыскании 100800 тыс. рублей страхового возмещения по договорам страхования от 14.05.96 № 1866201 и № 1866062; 6249600 рублей пеней за несвоевременную выплату страхового возмещения по указанным договорам, 79200 тыс. рублей убытков в виде упущенной выгоды в связи с невыполнением страховщиком обязательств; 14 млн. рублей расходов на оплату юридических услуг.

В процессе рассмотрения спора истец увеличил сумму пеней до 8467200 рублей, а ответчик предъявил встречный иск о признании договора недействительным.

Определением от 11.10.96 в отдельное производство выделены требования, основанные на договоре страхования от 14.05.96 №1866062.

Решением от 14. 10.96 взысканы страховое возмещение по договору от 14.05.96 № 1866201 и пени за просрочку его выплаты. В остальной части иска и в удовлетворении встречного иска отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 04.12.96 решение отменено, удовлетворен встречный иск, в основном иске отказано.

В протесте предлагается указанные судебные акты отменить, удовлетворить основной иск.

Президиум считает, что решение и постановление подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение по следующим основаниям.

По договору страхования имущества от 14.05.96 №1866201 000 "Привоз" застраховало в ТОО "Екатеринбург-АСКО" основные средства, находящиеся на 85-м километре Челябинского тракта, на сумму 26 800 тыс. рублей. Страхование производилось на случаи: повреждения огнем в результате стихийного бедствия, аварии, неисправности, противоправных действий; механического повреждения вследствие противоправных действий; кражи (грабежа). Застрахованное имущество 26.06.96 было уничтожено при пожаре. Согласно акту о пожаре от 26.06.96, постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела от08.07.96 и заключению от08.07.96 органов государственной пожарной службы причиной пожара явился грозовой разряд.

ТОО "Екатеринбург-АСКО" отказало в выплате страхового возмещения, считая договор страхования недействительным в связи с отсутствием у страхователя интереса в сохранении имущества, поскольку 000 "Привоз" не является его собственником.

В силу статьи 930 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя), имеющего основанный на договоре интерес в сохранении этого имущества.

ООО "Привоз" арендует имущество на основании договора аренды от 17.04.95, который действует в течение 15 лет и содержит обязанность арендатора по страхованию.

Следовательно, вывод апелляционной инстанции об отсутствии у страхователя , интереса в сохранении имущества и признание недействительным договора на основании статьи 930 Гражданского кодекса Российской Федерации неправомерен, поэтому постановление подлежит отмене.

Решение суда первой инстанции также нельзя признать обоснованным, так как судом неполно исследованы обстоятельства дела.

В результате пожара уничтожено имущество, не принадлежащее 000 "Привоз", однако последнее требует возместить его стоимость в виде выплаты страхового возмещения.

Право на получение страхового возмещения зависит от того, будет ли 000 "Привоз" нести ответственность за гибель имущества перед собственником или неосновательно обогатится.

Для решения вопроса об ответственности перед собственником важно выяснить, несет ли 000 "Привоз" риск случайной гибели имущества (ст. 21 1 Гражданского кодекса Российской Федерации), и учесть, что имущество уничтожено вследствие действия непреодолимой силы (ст. 401 Кодекса).

Указанные обстоятельства не оценивались судом, поэтому подлежат исследованию при новом рассмотрении дела.

11. Договор поручения.

По договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия. Права и обязанности по сделке, совершенные поверенным, возникают непосредственно у доверителя (п.1 ст.971 ГК РФ)

Договор поручения является консенсуальным, взаимным, преимущественно безвозмездным, так как вознаграждение выплачивается только в случае, если это предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором (ст. 972 ГК).

Кроме собственно функции представительства, договор поручения позволяет использовать и дополнительные профессиональные знания представителя, которыми не обладает представляемый [20 стр.549].

По договору поручения могут совершаться только юридические действия. Вопрос о том, что следует считать юридическими действиями, имеет принципиальное значение. Юридическими действиями следует считать действия, юридически значимые и в то же время имеющие определенное юридическое оформление. В качестве примера юридического действия можно привести заключение сделки поверенным от имени доверителя. Хотя этот случай имеет некоторые черты фактического действия (переговоры, действия по подписанию документов), но сущностной чертой в данном случае является преимущественно юридический (правовой) характер действий поверенного. Посредством таких юридических действий поверенного доверитель приобретает субъективные права и юридические обязанности.

Нельзя не отрицать, что данный подход спорен, но вопрос о разграничении юридических и фактических действий не находит на настоящий момент окончательного однозначного разрешения.

Поверенный обязан исполнить данное ему поручение лично и вправе передать исполнение поручения другому лицу (заместителю), если уполномочен доверенностью либо вынужден к этому силою обстоятельств для охраны интересов поручителя. Поверенный, передавший полномочия другому лицу, должен известить об этом поручителя и сообщить необходимые сведения о лице, которому переданы полномочия. Неисполнение данной обязанности возлагает на поверенного ответственность за действия лица, которому он передал полномочия, так же как за свои собственные действия. Доверитель вправе отвести заместителя, избранного поверенным. Если возможный заместитель поверенного поименован в договоре поручения, поверенный не отвечает ни за его выбор, ни заведение им дел. Если право поверенного передать исполнение поручения другому лицу в договоре не предусмотрено либо предусмотрено, но заместитель в нем не поименован, поверенный отвечает за выбор заместителя. [30 стр.159].

Предмет договора поручения конкретизируется в указаниях доверителя, которые имеют своеобразную форму заказа на оказание посреднических услуг. Доверитель может давать поверенному любые указания, однако закон требует, чтобы эти указания были "правильными, осуществимыми и конкретными" (п.1 ст.973ГК). Правомерность означает, что поверенный при исполнении данного ему поручения должен действовать строго в рамках закона, любое же указание доверителя, предписывающее поверенному действовать вопреки закону, не только является для поверенного обязательным, но и может повлечь для поверенного , если он все-таки будет ему следовать, неблагоприятные правовые последствия, вплоть до привлечения к ответственности [20 стр.551].

Из анализа главы 49 ГК можно сделать вывод, что законом не предусмотрены специальные требования к форме договора поручения и, следовательно, должны применяться общие правила, предусмотренные ст.158-165 ГК. Однако необходимо учитывать, что в соответствии с п.1 ст.975 ГК доверитель обязан выдать поверенному доверенность на совершение действий, предусмотренных договором поручения.

Срок действия договора зависит от характера данного доверителем поручения. Срок может выражаться в каком-либо периоде времени, в течение которого поверенный должен исполнить данное ему поручение, либо определяется конкретной датой.

Новым для российского гражданского законодательства является правило о том, что договор поручения может быть как срочным, т.е. с указанием срока, в течение которого поверенный вправе действовать от имени доверителя, так и бессрочным (п.2 ст. 971 ГК).

Заключение бессрочного договора означает, что стороны не определили в договоре предельный срок его действия, однако выдаваемая доверенность во всяком случае должна содержать указания о сроке ее выдачи. Таким образом, бессрочный договор будет сохранять свое действие только при условии подтверждения полномочий доверенностью. При истечении доверенности договор прекращается, если новая доверенность не выдана.

Законом не предусмотрена такая обязанность доверителя, как дача указаний поверенному, поскольку без них договор поручения вообще не может считаться заключенным. Однако для исполнения данных им указаний доверитель обязан наделить поверенного соответствующими полномочиями, т.е. выдать доверенность (п. 1 ст. 975 ГК). По исполнении поручения доверитель обязан без промедления принять от поверенного все исполненное им в соответствии с договором (п. 3 ст. 975).

Поскольку поверенный совершает действия в интересах доверителя, он действует и за счет доверителя. Следовательно, доверитель обязан обеспечить поверенного необходимыми средствами для исполнения поручения, а также возмещать поверенному понесенные им издержки (п. 2 ст. 975 ГК).

Прекращение договора поручения. Доверитель вправе отменить поручение, а поверенный отказаться от него во всякое время (п.2 ст. 977 ГК). Таким образом, договор поручения в любой момент может быть по усмотрению каждой из сторон расторгнут в одностороннем порядке.

Договор поручения прекращается в случае отмены поручения доверителем, отказа поверенного, а также смерти доверителя или поверенного, признания кого-либо из них недееспособным, ограниченно дееспособным, умершим или безвестно отсутствующим договор поручения прекращается (п. 1 ст. 977 ГК).

"Сторона, отказывающаяся от договора поручения, предусматривающего действия поверенного в качестве коммерческого представителя, должна уведомить другую сторону о прекращении договора не позднее чем за тридцать дней, если договором не предусмотрен более длительный срок. При реорганизации юридического лица, являющегося коммерческим представителем, доверитель вправе отменить поручение без такого предварительного уведомления (п.3 ст. 977 ГК).

12. Договор комиссии.

12.1. Основные понятия.

Законом договор комиссии определен как такой договор, по которому одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента (п. 1 ст. 990 ГК).

Предметом договора комиссии является оказание юридических услуг в сфере торгового оборота. По сравнению с договором поручения, в котором на поверенного может возлагаться совершение любых действий, предмет договора комиссии отличается большей целенаправленностью. Комиссионер обязывается к совершению одной или нескольких сделок, как правило купли-продажи имущества. Однако закон не запрещает заключать посредством договора комиссии любые другие сделки, как предусмотренные, так и не предусмотренные действующим законодательством, за исключением сделок, носящих личный характер [20 с.564].

В отличие от ранее действовавшего законодательства (ст.405 ГК 1964г.) в настоящее время в законе не содержится специальных правил о форме договора комиссии, а потому применению подлежат общие правила о форме совершения сделок (ст.158-165 ГК). Обычно договор комиссии подлежит заключению в письменной форме.

Цена в договоре комиссии зависит от цены совершаемой сделки. Сумма комиссионного вознаграждения, которая обычно определяется в процентах от цены сделки, не влияет на цену договора комиссии. Как и в других возмездных договорах, размер комиссионного вознаграждения не относящихся к числу существенных условий договора комиссии и, при отсутствии соответствующих указаний в законе или договоре, может быть определен по правилам п.3 ст.424 ГК.

Договор может быть заключен как на срок, так и без указания срока. Сроком действия договора комиссии является период времени, в течении которого комиссионер обязан исполнить все обязанности по договору комиссии. Действия комиссионера не исчерпываются обязанностью совершить сделку, он обязан отчитаться перед комитентом, что также требует времени. Таким образом, следует различать срок, в течении которого комиссионер обязан совершить сделку, и срок действия всего договора комиссии.

Стороны вправе накладывать определенные ограничения друг на друга при заключении договора комиссии. Например, с целью защиты экономических интересов комиссионера договор может быть заключен с указанием территории его исполнения, при этом на комитента может быть возложена обязанность не заключать с другими лицами аналогичных договоров комиссии т.п. (п.2 ст.990 ГК).

"Принятое на себя поручение комиссионер обязан исполнить на наиболее выгодных для комитента условиях в соответствии с указанием комитента, а при отсутствии в договоре комиссии таких указаний – в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями .

В случае когда комиссионер совершил сделку на условиях более выгодных, чем те, которые были указаны комитентом, дополнительная выгода делится между комитентом и комиссионером поровну, если иное не предусмотрено соглашением сторон" (ст.992 ГК РФ).

Комитент не вправе отказываться от покупки, если комиссионер заявил о том, что принимает за свой счет разницу в цене (п.3 ст.995 ГК). Из этого следует, что комиссионер, приняв на себя все неблагоприятные последствия своих действий, исполнил поручение надлежащим образом, а комитент получает вещь на условиях обозначенных в поручении [20 с.567].

Исполнив поручение, комиссионер обязан представить комитенту отчет и передать ему все полученное по договору комиссии. Поскольку ни каких правил и требований к отчету комиссионера законом не установлено, комиссионер вправе представить отчет как в письменной форме, так и устно. Комитент при наличии каких-либо возражений по отчету комиссионера обязан уведомит об этом комиссионера в течении тридцати дней с даты получения отчета. Если никаких возражений не последует, считается, что отчет комиссионера принят (ст.999 ГК).

Комиссионер отвечает пред комитентом за утрату, недостачу или повреждение имущества комитента (п.1 ст.998 ГК). Поскольку в законе не предусмотрено иного правила, ответственность комиссионера зависит от того, осуществляет ли комиссионер деятельность в качестве предпринимателя или нет. В первом случае ответственность строится в соответствии с правилами п.3 ст.401 ГК независимо от вины. Во втором – на общих основаниях, т.е. за вину (пп.1,2 ст.401 ГК).

Комитент обязан принять от комиссионера все исполненное по договору комиссии и осмотреть имущество, приобретенное для него комиссионером (ст.1000 ГК).

Обязанностью комитента также является выплата комиссионного вознаграждения комиссионеру и возмещение понесенных им расходов на исполнение комиссионного поручения.

Комиссионеру предоставлено право удержания находящегося у него имущества (вещей и денежных средств) комитента (ст. 996,9997 ГК). Право удержания распространяется на любые выплаты, причитающиеся комиссионеру, включая право на получение комиссионного вознаграждения, делькреде, на возмещение понесенных расходов.

Удержание в договоре комиссии имеет отличия от общих правил, предусмотренных законом (ст. 359-360 ГК). Так, в случае объявления комитента банкротом право комиссионера на удержание имущества прекращается и утрачивает приоритет перед требованиями других кредиторов, также являющихся залогодержателями комитента. В отношении же денежных сумм права комиссионера не имеют приоритета перед требованиями кредиторов первой и второй очереди (п. 3 ст. 25 и п. 1 ст. 64 ГК).

Договор комиссии может прекратиться в случае:

- отказа комитента от исполнения договора;

- отказа комиссионера от исполнения договора;

- смерти комиссионера, признания его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим;

- признания индивидуального предпринимателя, являющегося комиссионером, несостоятельным (банкротом) (ст. 1002 ГК РФ).

Закон содержит различные правила для отмены поручения комитентом и отказа комиссионера от исполнения обязательства.

Комитент вправе в любое время отказаться от договора комиссии, отменив поручение и возместив убытки комиссионера, вызванные расторжением договора (п. 1 ст. 1003 ГК).

Комиссионер не вправе отказаться от исполнения договора комиссии, кроме случая заключения договора без указания срока (п. 1 ст. 1004 ГК), а также иных случаев, предусмотренных законом и договором.

Пункт 1 ст. 1004 ГК РФ предусматривает лишь то, что комиссионер, отказавшийся от исполнения договора комиссии в одностороннем порядке, обязан возместить все убытки, понесенные комитентом вследствие расторжения договора. В том случае, если комиссионер отказался от исполнения договора по основаниям, предусмотренным законом или договором, он сохраняет право на возмещение понесенных расходов и получение вознаграждения за сделки, совершенные им до прекращения договора (п. 3 ст. 1004 ГК).

Особый порядок применяется при заключении договора комиссии без указания срока. Такой договор может быть расторгнут в одностороннем порядке по заявлению как комитента, так и комиссионера с обязательным предварительным уведомлением другой стороны не позднее чем за тридцать дней. Договором может быть установлен и более продолжительный срок для уведомления о расторжении договора комиссии. В этом случае комитент обязан выплатить комиссионеру комиссионное вознаграждение и возместить понесенные расходы за сделки, совершенные до прекращения договора, а комиссионер обязан принять меры, обеспечивающие сохранность имущества комитента [20, с.572].

12.2. Пример из арбитражной практики по договору комиссии.

Арбитражным судом был рассмотрен иск о взыскании задолженности по договору комиссии.

Иск заявлен ЗАО "Нижлес" к АО "Российский лес" о взыскании задолженности по договору комиссии в сумме 26000 долларов США за отгруженный истцом в адрес ответчика березовый баланс для реализации иностранным покупателям. Истец основывал свои исковые требования на п. 10 Основных условий, утвержденных постановлением СМ СССР от 28.07.88 г. №888, ст. 120 ОГЗ СССР, ст. 999 ГК РФ.

Ответчик иск не признал, так как считает, что договор комиссии не предусматривал отношений по поставке товара и расчетов по поставке. По договору ответчик выполнял обязанности комиссионера по заключению для комитента и за его счет сделок, обязательство ответчиком выполнено, приема-передачи товара от истца к ответчику не было, согласно договору комиссии, расчеты за поставленный товар производятся в течение 14 дней после получения уведомления банка о поступлении платежа на счет ответчика. По мнению ответчика, в связи с непоступлением средств от инофирмы на счет ответчика не наступил и срок исполнения ответчиком обязательств по оплате.

Изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, суд нашел исковые требования необоснованными и не подлежащими удовлетворению по следующим соображениям.

Ответчик от своего имени заключил контракт с германской фирмой "Техника ГмбХ". При этом как истец, так и ответчик признали, что данный контракт связан с рассматриваемым договором комиссии.

ЗАО "Нижлес" во исполнение договора комиссии отгрузил древесину в адрес иностранных получателей, что подтверждено железнодорожными накладными.

Интересно, что согласно договору комиссии, расчеты за поставленный истцом товар производятся в течение 14 дней после получения уведомления банка о поступлении платежа на счет ответчика.

Таким образом, сделка в части расчетов заключена сторонами под отлагательным условием, то есть стороны поставили возникновение обязанности ответчика произвести расчеты с истцом, а также возникновение права у истца требовать расчетов с момента наступления условия – после получения уведомления банка ответчика о поступлении платежа на счет АО "Рослес".

Ответчик документально подтвердил отсутствие поступлений от инофирмы, представив выписку из своего лицевого счета за период, начиная с даты вынесения решения Международным коммерческим арбитражным судом при ТПП РФ об обязании ответчика – фирмы "Техника ГмбХ" (Германия) – уплатить истцу АО "Российский лес" задолженность по контракту о поставке леса, а также справку обслуживающего банка об отсутствии поступлений от инофирмы валютных средств по указанному выше контракту [35, с.15].

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что исковые требования удовлетворению не подлежат.

13. Агентский договор.

"По агентскому договору одна из сторон (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала" (п. 1 ст. 1005 ГК РФ). Образец агентского договора приведен в Приложении 1.

Прежнему законодательству агентский договор не был известен. Он занимает промежуточное положение между договором поручения и комиссии. В зависимости от того, действует ли агент от имени принципала или от своего имени, к отношениям могут применяться правила о первом или втором этих договоров. От них обоих агентский договор отличается главным образом тем, что агент не столько выполняет конкретные поручения доверителя или комитента, сколько действует для своего принципала в определенной последним сфере деятельности, совершая при этом различные действия (по обслуживанию воздушных и морских судов, распространению информации об определенной фирме и сбор для нее заказов и т.п.) [20, с.48].

В принципе возможны три схемы действия агента.

Во-первых, агенту может поручаться выполнение только фактических действий. В этом случае агент осуществляет, к примеру, поиск клиентов, желающих купить товар, информирует клиентов об условиях поставки и передает заказы клиентов своему принципалу. Решение вопроса, заключать с клиентом договор или нет, остается за принципалом.

Во-вторых, агент помимо поиска клиентов и представления их принципалу может иметь право заключать с клиентами договоры от имени и за счет принципала (конструкция договора поручения). При этом, хотя договор заключается агентом, сторонами договора будут принципал и клиент. Соответственно все права и обязанности по данному договору возлагаются на принципала, а не на агента, и все возможные претензии, связанные с нарушением договора, клиент и принципал должны предъявлять напрямую друг другу. По российскому ГК, если агенту дается право заключать сделки от имени принципала, принципал обязан выдать агенту доверенность с указанием его полномочий, а агентское соглашение не может заменить доверенность.

И третий вариант, когда агенту предоставляется право заключать договоры с клиентами от своего имени, но за счет принципала (конструкция договора комиссии). По договору, заключенному агентом от своею имени, права и обязанности приобретает сам агент. В принципе клиент может и не знать, что лицо, с которым он заключил договор, является агентом. Но даже если он знает об этом и получает товары непосредственно от принципала, ответственным перед клиентом все равно остается агент. Естественно, этот вариант для агента менее выгоден, чем другие. Как правило, он используется, когда товары уже находятся в распоряжении агента (на его складе).

Хотя агент действует от собственного имени, все, что он получит по сделке, является собственностью принципала. Таким образом, риск неоплаты поставленного товара лежит на принципале. По российскому ГК, если клиент не оплачивает стоимость товара, агент уступает свои права принципалу, и принципал сам предъявляет претензии клиенту. Однако из этого правила существует два исключения. Во-первых, принципал может требовать оплаты товара от агента, если агент не проявил необходимой осмотрительности при выборе клиента, в частности, заключил договор с неплатежеспособным клиентом. Второе исключение составляют случаи, когда агент поручается за поступление денег от клиента (договор с условием делькредере). При этом условии агенту выплачиваются дополнительные комиссионные [6, с.17].

В отношении предприятия-недоимщика в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 18.08.98 г. №1212 "О мерах по повышению собираемости налогов и других платежей и упорядочению наличного и безналичного денежного обращения" агентские договоры по сделкам на поставку товаров (выполнение работ, оказание услуг), совершаемые агентом, должны предусматривать перечисление в течение трех дней на расчетный счет принципала всего полученного агентом по этим сделкам, за исключением вознаграждения, предусмотренного договором [31, с.160].

Условие о вознаграждении на практике оказывается одним из самых "проблемных", и большая часть споров по агентским соглашениям связана именно с выплатой вознаграждения и возмещением расходов агенту. В Российском ГК (ст. 1006) по этому вопросу содержатся лишь общие правила: принципал обязан выплатить агенту вознаграждение, и, если его размер не определен в договоре, оно рассчитывается исходя из той суммы, которая была бы выплачена при сравнимых обстоятельствах.

Когда получение комиссионных ставится в зависимость от исполнения договора, агент может потребовать для себя гарантий от определенных действий со стороны принципала и клиента. В частности, после заключения договора принципал и клиент могут изменить сроки платежа, цену, либо вообще расторгнуть договор. Кроме того, неисполнение договора может быть допущено не клиентом, а принципалом. Обычно в таких случаях агент сохраняет право на комиссионные, если договор не исполнен или расторгнут по причинам, зависящим от принципала. С изменением условий договора дело обстоит несколько сложнее, особенно если меняется срок платежа, но как вариант можно предусмотреть, что агент получает комиссионные, исходя из первоначальных условий [7, с.17].

Агентские соглашения рассчитаны на длительные отношения, и вероятность того, что многие клиенты, найденные агентом, станут постоянными, весьма велика. Причем повторные заказы могут быть сделаны как через агента, так и напрямую принципалу Соответственно в договоре желательно оговорить выплату комиссионных в этом случае, и, как правило, подобные вопросы решаются в пользу агента. Аналогичная ситуация складывается и при прекращении агентского соглашения. По российскому ГК, если договор заключен без указания срока его действия, каждая из сторон вправе отказаться от него в любое время. Однако клиентура, набранная агентом, остается, и принципал имеет все возможности работать с ней напрямую или назначить другого агента. Законодательство многих стран в таких случаях требует выплачивать агенту определенную компенсацию, естественно, если прекращение договора не вызвано какими-то нарушениями со стороны агента. В российском ГК никаких подобных норм нет, и если стороны желают оговорить такое условие, это можно сделать только в договоре [7, с.17].

Заключение

Круг общественных отношений, регулируемых гражданским правом, настолько обширен и разнообразен, что, в принципе, невозможно дать их исчерпывающий перечень. Гражданское право тем и отличается от других отраслей права, что располагает уникальным юридическим инструментом, выработанным веками. Основным инструментом этой отрасли является именно договор в отличие от ситуации, имевшейся в прежние годы, когда регламентация договоров по большей части осуществлялась подзаконными актами или даже ведомственными инструкциями, Гражданский кодекс РФ либо обеспечивает исчерпывающее регулирование договоров, либо содержит основные принципиальные положения, а в отношении деталей отсылает к федеральным законам или иным правовым актам.

Таким образом, обеспечивается стабильное правовое регулирование соответствующих правоотношений с учетом интересов всех участников имущественного оборота.

Выше нами было рассмотрено правовое регулирование хозяйственных договоров, опосредующих оказание услуг.

Список литературы.

1. Конституция Российской Федерации – М.: Юридическая литература, 1993 – 64с.

2. Гражданский кодекс РФ. Части I и II. – М.: "Новая волна", 1997 – 512с.

3. Кодекс торгового мореплавания Союза ССР от 17 сентября 1968 г. //Ведомости Верховного Совета СССР, 1968 №39 ст. 351.

4. Воздушный кодекс РФ //Российская газета, 1997 г. 26 марта.

5. Закон РФ "О страховании" от 27 ноября 1992 г. //Ведомости РФ. 1993 №2 ст. 56.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:59:57 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
09:51:41 24 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Правовое регулирование и содержание хозяйственных договоров, опосредствующих оказание услуг

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150758)
Комментарии (1839)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru