Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Топография г. Минска в XIX–начале XX вв.

Название: Топография г. Минска в XIX–начале XX вв.
Раздел: Рефераты по строительству
Тип: дипломная работа Добавлен 03:00:48 17 марта 2008 Похожие работы
Просмотров: 558 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Исторический факультет

Отделение музеологии

Кафедра этнологии, музеологии

и истории искусств

Арефьев Олег Николаевич

ТОПОГРАФИЯ МИНСКА В XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.

Дипломная работа

Научный руководитель:

кандидат исторических наук

А.И. Махнач

Допущен к защите

«___» ___________2006г.

Зав. кафедрой этнологии, музеологии

и истории искусств кандидат

исторических наук доцент

Терешкович В.П.

Минск – 2006


ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

3-9
ГЛАВА I

АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ЦЕНТР МИНСКА В XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.

10-35
ГЛАВА II

ТОПОГРАФИЯ МИНСКА В XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.

36-58

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

59-61

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

62-66
ПРИЛОЖЕНИЕ 67-118

ВВЕДЕНИЕ

Исследование темы истории топографии Минска интересно тем, что это дает возможность попытаться обобщить знания и материалы об истории развития города, которые доступны нам сейчас, проследить закономерности и проблемы развития столицы от истоков до наших дней.

Актуальность рассматриваемой темы, на мой взгляд, заключается в том, что, во-первых, эта тема практически не исследовалась в отечественной историографии. В существующих трудах авторы делают в основном упор на социально-экономическую и политическую сторону жизни города. Особенно это касается литературы, которая датируется советским периодом. Во-вторых, на сегодняшний день продолжает существовать вероятность включения Минска в список историко-культурного наследия ЮНЕСКО, что в свою очередь требует изучения и характеристики различных исторических и культурных элементов исторической части города, тем более такого ценного как топография.

Минск, несмотря на ужасные последствия всех войн, конфликтов, прокатившихся по его территории, оставившие практически единичные памятники архитектуры, все же мог быть отнесен в Список историко-культурного и природного наследия ЮНЕСКО. Эксперты ЮНЕСКО, в своем заключении в 2004 году отмечали, что наш проспект Независимости мог претендовать на включение в список историко-культурного и природного наследия.

Список историко-культурного и природного наследия создан ЮНЕСКО для того, чтобы привлечь внимание к наиболее ценным памятникам на планете и обеспечить их сохранность. Сегодня в этом списке 754 объекта из 129 стран. В России, например, их 19, в Украине и Литве - по два, Латвии - один. В Беларуси это Мирский замок и Беловежская пуща.

Конкретно ценен проспект Независимости тем, что историко-архитектурная и художественная ценность проспекта среди специалистов широко известна, и не только в нашей стране и это действительно великолепная во всех отношениях застройка, архитектурный стиль которой получил название неоклассицизма.

Именно за архитектурный проект Ленинского проспекта, ныне проспекта Независимости, группе архитекторов под руководством М. Парусникова в 1968 году была присуждена первая государственная премия БССР в области архитектуры. В 80-х годах здания на проспекте были включены в академическое издание по историко-культурным памятникам Беларуси.

В 2002-м часть проспекта от площади Независимости до пересечения с улицами Козлова - Варвашени вместе со всеми зданиями, сооружениями, мостом через Свислочь, скверами вокруг площади Победы, дворами и бульварами была включена в Республиканский список историко-культурного наследия.

Включение главной улицы белорусской столицы в этот список ЮНЕСКО могло дать помимо престижа городу и дополнительных гарантий сохранности проспекта, и экономическую выгоду, поскольку к объектам, которые признаны шедеврами всемирного наследия, обычно привлечены большие туристические потоки. К сожалению, из-за реконструкции скверов, прилегающих к улице Ленина на пересечении с проспектом Независимости, этой надежде нашей столицы вряд ли удастся сбыться.

Целью моего дипломного исследования является изучение топографии и административно-территориального деления г.Минска ХIX – начала ХХ века. Для решения поставленной цели были выделены следующие задачи:

–дать характеристику административному центру Минска ХIX века, указать его географическое положение

– выделить основные этапы развития застройки г.Минска ХIX – начала ХХ, формирования административно-территориальных единиц.

–изучить специфику традиционного районирования, проследить причину возникновения деления и особенности.

–дать социально-экономическую характеристику основных топографических единиц г. Минска ХIX – начала ХХ вв.

Хронологические рамки работы ХIX – начала ХХ вв. обусловлены периодом интенсивного формирования топографии г. Минска, которая используется в повседневной практике современными минчанами.

Административный центр Минска в период XIX века географически находился на территории современной площади Свободы и включал в себя комплекс административных, культовых и жилых зданий. Административное деление Минска в период XIX века базировалось на российском примере, так как город в это время находился в составе Российской империи. Оно состояло из разделения территории города на административные единицы – полицейские части.

Также нужно сказать, что помимо официального административно-территориальное деления существовали и альтернативные названия районов города, причем жители охотно использовали традиционные, возникшие в процессе формирования города, включения в состав своей территории новых земель.

Исторические названия уходят корнями к истокам возникновения города, поэтому неудивительно, что жители отдавали предпочтения им. В плане социально-экономических особенностей районы города отличались тем, что традиционно лучшие земли в центре и на возвышенностях принадлежали богатым слоям общества, а прилегающие районы с худшими условиями заселялись преимущественно рабочими, мелкими торговцами, народом победнее.

Что бы исследовать принципы развития топографии города, необходимо понять, что город, как историко-культурный феномен, можно рассматривать как результат и одновременно - процесс взаимодействия двух основных компонентов: природного ландшафта, и рукотворного в первую очередь - планировочной структуры.

Структура древнего города может быть описана с помощью определенного набора достаточно традиционных системных элементов. Это, прежде всего, основные районы города как ограниченные линями укреплений, так и имеющие свободную планировку ("замок", "кремль", "детинец", "посад", "конец").

Вторым важнейшим элементом являются "узлы притяжения общественной жизни" ("торг", "торговище", "рынок" и др.), а также система основных улиц, связывающих отдельные районы, и обеспечивающих въезд и выезд из города - система, генетически восходящая к сети древнейших сухопутных и водных путей сообщения данного региона.

История Минска таит в себе немало загадок. Большинство этих загадок так или иначе связаны с отсутствием достоверных данных об исторической топографии города, что, в свою очередь, во многом определяется реальным состоянием источниковой базы. Комплекс источников, необходимых для изучения исторической топографии какого-либо города, можно, хотя и весьма условно, разделить на три группы.

К первой группе относятся сохранившиеся до наших дней визуально воспринимаемые элементы объемно-планировочной структуры древнего города: улицы, площади, укрепления, градообразующие архитектурные комплексы и отдельные памятники монументальной архитектуры, элементы исторического рельефа и геопластики. Примерами могут служить основные транспортные артерии города, как Логойский, Койдановский, Борисовский, Могилевские тракты, сохранившаяся историческая застройка центра города, так до сих пор существует Троицкая гора, правда не сохранив за собой прежней высоты и формы, утерянной вследствие многочисленных нивелировок местности.

Вторую группу составляют те структурные элементы города, которые по тем или иным причинам уже утрачены, но могут быть реконструированы на основании материалов, полученных в ходе археологических раскопок. К этой же группе мы можем отнести и разного рода косвенные свидетельства, полученные в результате раскопок - данные о толщине и стратиграфии культурного слоя на разных участках территории древнего города, находки отдельных датирующих предметов, их комплексов. Такие сведения можно почерпнуть из материалов, полученных в результате раскопок конца 50 - 60-х годов под руководством известных историков, археологов Загорульского Э.М. и Штыхова Г.В.

Третья группа включает в себя различные документальные источники: летописи, хроники, грамоты, акты, записки путешественников, а также исторические планы данного города, его частей и окрестностей. В процессе работы использовались планы города Минска 1773, 1797, 1898 годов.

В процессе исторического исследования эти три вида источников отнюдь не просто, механически, дополняют друг друга, или служат для взаимопроверки. Наличие в каждой из этих групп материалов, позволяет, при комплексном их использовании, широко варьировать методику исследования исторической топографии города - например, ставить какую-либо проблему на материале одной из этих групп источников, а решать ее - на материале другой.

Применительно к Минску возможности такого комплексного подхода в значительной степени ограничены - например, "визуальные элементы" первой группы, однозначно датируемые XII - XIII вв., в настоящее время практически отсутствуют. Более того, эти "элементы", хотя и существовали в неприкосновенности еще в 30е годы нашего века а фрагментарно - и 20 лет спустя, никем тогда не изучались и не фиксировались.

При проведении работы над дипломом я пользовался разными типами источников и литературы. Общее представление и общие характеристики об объекте исследования можно почерпнуть из научно-популярной литературы о Минске.

К таким видам использованной литературы можно отнести книги таких авторов как: Галенчик Н. И. Хроника важнейших событий г. Минска, Денисов В. Н. Площадь Свободы в Минске, Жучкевич В. А. Улицы помнят, Минск. История послевоенного восстановления. 1944-1952., Мінск незнаёмы", И Курков, Полесская Л. П., Воспоминание о городе, Минск. Шибеко 3. В. Минск в конце XIX — I начала XX в.: Очерк социально.-экономического. развития.

Так же я пользовался книгами «История Минска» 1957 и 2006 годов издания. За послевоенный период издавались две версии «Истории Минска» на белорусском и русском языках, но в них, по сегодняшним меркам, оказалось чересчур много «белых пятен». На этот раз в издании 2006 года удалось создать полноценное историческое полотно.

Авторы, в частности, максимально достоверно отразили наиболее сложные и до недавнего времени вызывавшие множество дискуссий темы городского прошлого: возникновение Минска и деятельность антифашистского подполья в годы Великой Отечественной войны. Среди тех, кто работал над книгой, доктора наук, известные ученые Георгий Штыхов, Юрий Бохан, Захар Шибеко, Алексей Литвин, академик Михаил Костюк, архивист, кандидат исторических наук Евгений Барановский, топонимист Иван Сацукевич и другие. Имена известные и авторитетные, что заставляет верить написанному.

Грамотно подобраны иллюстрации, немало из них, взятых из фондов Белгосархива кино- фото- фонодокументов в Дзержинске, — всего около трехсот — публикуются впервые. Спорные моменты, как, к примеру, революционные события 1917 года, показаны с разных сторон.

Ко всему книга со вкусом оформлена — над этим поработал художник Георгий Поплавский. И еще один штрих: «История Минска» вышла на двух языках — белорусском и русском, с резюме на английском. А значит, ее смогут прочитать не только у нас в стране, но и за рубежом.

Но нужно отметить и не понравившиеся моменты как отсутствие справочного аппарата, хронологической таблицы, например. Маловато карт. Нет списка старых и новых названий, хотя многое разбросано по тексту. Нет сборных статистических таблиц, который в книге такого рода необходимы, точнее есть, но тоже разбросаны по книге. Нет предметного и именного указателей. Пафосно и чуть рекламно написан раздел про современность.

Эти книги помогли лучше ориентироваться в гуще событий столицы в разное время существования, увидеть город с другой стороны, отличной от общепринятых взглядов.

К научной литературе можно отнести такие книги, как: Зосимов Г.И. Пространственная организация города, История Минска.— Мн., Минск: Энциклопедический справочник— Изд. 2-е, доп., перераб., Егоров Ю. А. Градостроительство Белоруссии, Экономика Белоруссии в эпоху империализма, Архiтэктура Беларусi. Энцыклапедычны даведнiк., Гiстарычна-археалагiчны зборнiк / Iнст. гiст. НАН Беларусі., Справочная книга и спутник по Минской губернии.

В процессе работы в книгах такого типа можно почерпнуть необходимый научный материал, уже обработанный и адаптированный под нужды читателя. Также можно воспользоваться научно-справочным материалом, энциклопедическими данными, хронологическими таблицами, ссылками на литературу по схожей тематике.

Значение периодической печати при работе над дипломным проектом очень велико, ведь опираясь при работе на источники в периодической печати, журналах, можно окунуться в атмосферу описываемого периода в жизни города, встретить упоминания о неизвестных ранее фактах, фамилиях, местах исторических событий, которые нигде до этого широко не освещались.

Использовались периодические издания: Виленский вестник.— 1897., Голос провинции.— 1906., Минская газета-копейка.— 1912., Минский голос.— 1909., Вечерний Минск., Архитектура и строительство., Минский курьер.

Научно-статистические издания помогают получить конкретные данные по интересующей теме. В них представлена статистическая информация в виде цифровых данных, размещенных по категориям. Эти издания помогают в процессе исследования опираться на определенные цифры, хотя достоверность самих этих данных зависит от многих факторов. В работе использовались такие материалы, как: Весь Минск.—Мн., Города России в 1904 году., Города России в 1910 году., Записки Северо-Западного отдела Императорского Русского географического общества.— Вильно, 1912., Краткое историко-статистическое описание города Минска//Памятная книжка Минской губернии на 1910 г., Отчет Минской городской управы за 1890-91 гг., Справочный адресный указатель с планом Минска и календарем на 1904 год., Торговля и промышленность Европейской России по районам.

Огромное значение при исследовании имеют картографические и фото- материалы. Они выступают в роли первостепенных источников. Эти материалы отличаются от вышеописанных тем, что они сами являются объектами исследования. В работе над дипломным проектом использовались планы Минска 1797, 1898. второй четверти XIX века, середины XIX века, начала XX века. Планы города или фотографии не несут в себе чьего-то субъективного мнения и оценки. Эти материалы являются первоисточниками, с которых и начинается процесс изучения заданной темы.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы, и приложения. Приложение состоит из топографических планов города Минска ХIX – начала ХХ века, и фотографий, дающих представление о повседневной и административной жизни Минска указанного периода.


ГЛАВА I

АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ЦЕНТР МИНСКА

В XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.

Под понятием «административный центр Минска» в описываемый период, как и во всех европейских городах того времени понимается место, в котором были сконцентрированы все важнейшие органы государственного управления. Это были такие учреждения, как: суд, полицейское управление, дворянское собрание, городская управа.

Также в административном центре Минска находились и наиболее значимые культовые сооружения, как храмы, так и монастырские комплексы.

В качестве исторической справки можно отметить, что начальная история Минска связана с Минским замчищем. На древность этого района города указывают все графические и письменные источники, в которых он фигурирует под разными названиями: «Замок», «Замчище», «Старое место», «Старый город». Перед началом археологических исследований замчище представляло собой вытянутую вдоль Свислочи невысокую горку на правом берегу реки возле площади им. 8 Марта размером 75X45 м. Однако, как показали дальнейшие исследования, оно представляло лишь небольшую часть древнего укрепленного района Минска. [5; с.128]

Еще в 50-х гг. нашего столетия до застройки проспекта Машерова здесь сохранялась старая, исторически сложившаяся планировка с системой улиц, запечатлевших воспоминания о древнем Минске, его основном ядре, откуда пошло развитие города. На планах Минска 1773, 1793, 1797 гг. территория замка, или Старого города, окружена кольцом вала, разрывавшимся в южной части. Через этот разрыв проходила Великая (позже-—Старо - Мясницкая) улица. Судя по планам, протяженность замка от реки Свислочи к северо-западу составляла 270—300 м, при ширине в средней части до 150 м. [Прил., ил.1]

В 1793—1917 годах Минск был центром губернии и уезда. Подобно тому как современный город делится на районы, в дореволюционное время он делился на полицейские части. Их было пять. Первая занимала центр города. Ее граница проходила по Койдановской улице, пересекала по диагонали Соборную площадь, шла по Крещенской улице до Полицейского моста (район ресторана «Журавинка»), правым берегом вниз по течению Свислочи до деревянного моста на Ляховке (находился напротив Красноармейской улицы), далее — по улицам Ляховской, Нижне-Ляховской, Круглой, одноименному переулку и выходила на Коломенскую.) Накануне первой мировой войны из третьей части в состав первой были включены земли, лежавшие за железной дорогой, между Свислочью и Ляховской улицей, а также Городской сад (парк). [7; с.29]

Центральная часть города была застроена преимущественно каменными многоэтажными домами. В них размещались государственные и городские учреждения, банки, правления акционерных обществ, крупные магазины, рестораны, гостиницы, учебные заведения и театры. Все улицы, за исключением прибрежных переулков, были вымощены и засажены по бокам деревьями. (На жителей этой части Минска — только на них — распространялись все блага коммунальных услуг.

Вторая полицейская часть была самой маленькой. Ее граница, совпадая вначале границей первой части, шла до Полицейского моста, затем по Полицейской улице, захватывала с левого берега излучину Свислочи. А в районе Виленско-Набережной улицы пересекала реку, направлялась к перекрестку улиц Большой Татарской и Замковой и следовала далее по Воскресенской и Ново-Романовской до Койдановской улицы, отделявшей вторую часть от первой. Район Немиги — исторический центр древнего Минска. [11; с.27]

Здесь начинался город. Но с развитием капитализма вторая часть стала местом сосредоточения торговли, преимущественно розничной, обслуживавшей потребности беднейших горожан и частично приезжих крестьян. Это было чрево Минска: мясные ряды, Рыбный рынок, многочисленные ларьки служили для удовлетворения потребностей горожан в самых разнообразных продуктах питания.

Застройка второй части отличалась скученностью. Отдельные каменные дома не имели даже дворов. Зеленые насаждения почти совершенно отсутствовали. На улицах не просыхала грязь. Кварталы торгового района являлись местом обитания еврейского населения. [16; с.91-92]

Третья часть занимала городскую территорию по левую сторону Свислочи и была самой большой и многоликой. На Троицком рынке устраивались воскресные базары, которые собирали множество крестьян, привозивших в город птицу, печеный хлеб, зерно. Тут же торговали местные жители из тех, что имели за рекой, на окраинах, собственные деревянные дома, владели приусадебными и огородными участками, садами, порой держали скот и как крестьяне, пахали землю. Дальше к центру уже можно было встретить каменные дома и мощеные улицы. Здесь располагались промышленные предприятия и военные казармы, жил рабочий люд и крестьяне, ремесленники и торговцы, низшего ранга чиновники и военные, мелкие помещики.

В связи с прокладкой линии Московско-Брестской (1871) и Либаво-Роменской (1873) железных дорог Минск начал расти в юго-западном направлении. Новые кварталы вошли в четвертую полицейскую часть. Ее территория отделялась от третьей и первой частей Свислочью, Московско-Брестской железнодорожной магистралью, Коломенской улицей, а от пятой — Московской улицей и Либаво-Роменской магистралью. [17; с.15-16]

Крупные фабрики и заводы, железнодорожные мастерские, оптовые склады, а также прибывавшие и отправлявшиеся поезда придавали этому району вид делового капиталистического города. В то же время каменные дома и мощеные улицы можно было увидеть лишь на примыкавших к вокзалам участках. Преобладала деревянная, хаотическая застройка с множеством тупиковых улиц и переулков. За железной дорогой селился трудовой народ: промышленные рабочие, железнодорожники, мелкие торговцы. Как и обитатели третьей полицейской части, они имели небольшие сады и огороды.

Северо-западная окраина Минска, выделенная в 1899 году из второй и включенная в пятую часть, граничила со всеми остальными частями города. Ее «достопримечательностями» были дома терпимости. Если бы не отдельные фабричные предприятия, владельцы которых проживали и держали конторы в центре, а также жавшиеся к Немиге торговые лавки, эта часть ничем не отличалась бы от обычной деревни. Деревянные, часто ветхие дома, грязные улицы, на которых купались в лужах свиньи и паслись по обочинам козы.

Впрочем, подобные картины в той или иной мере были характерны для всех окраин Минска, в какой бы части города они не находились. Среди жителей этого района занятие земледелием и животноводством получило особенно широкое распространение. Несколько улиц заселяли татары-огородники, целые кварталы занимали крестьяне-хлебопашцы. Домовладельцы, жившие поближе к центру, сдавали здесь внаем квартиры рабочим, чиновникам, гимназистам.

В 1890 году составлялся план Минска. В связи с этим территория города была разбита на 596 кварталов. Из них 162 — те, которые располагались в первой и второй полицейских частях города,— были полностью застроены. Частично застроенных насчитывалось 327, а 107 оставались не застроенными — там, где находились поля, огороды, пашни, леса. [27; с.24]

Административно-территориальным центром самого города Минска XIX века являлась площадь Свободы (Соборная площадь) — знаменательное место в Минске, с которым связана история города и всей Беларуси на протяжении более 400 лет. Возникла она в XVI веке как административный, торговый и культурный центр. Здесь было сосредоточено большинство наиболее значительных памятников монументальной архитектуры, многие из которых (иезуитский коллегиум, доминиканский костел, бернардинские монастыри) были взяты под охрану государства еще в 1926 году.[12; с.4-6]

Ансамблевое решение застройки площади формировалось по образцу европейских городов, где в центре размещалась рыночная площадь с ратушей, торговыми рядами, храмами и монастырями. [Прил., ил.37]

После получения Минском в 1499 г. самоуправления по магдебургскому праву власть в городе разделилась между магистратом и войтом, назначавшимся великим князем. В привилее об организации управления города с магдебургским правом говорится, что необходимо подыскать новое «месца годнае» для размещения ратуши — центра городского самоуправления. Этим местом и стала территория современной площади Свободы, расположенная на холмистой возвышенности к югу от Замчища и доминирующая над «Старым городом».

В первой половине XVI в. частые войны и стихийные бедствия замедлили процесс формирования нового центра. Он возник после проведения в 1565—1566 годов реформы административно-территориального деления в Великом княжестве Литовском, когда Минск становится административным центром самого крупного белорусского воеводства — Минского. Новый центр впоследствии получил название Высокого рынка.

Город начинает быстро развиваться: растет его территория, ширится торговля, возникают новые административные учреждении. Уже в 1593 г. московский дьяк Трифон Коробейников, проезжавший через Минск, сравнивает его с русским городом Вязьмой, посад которого в конце XVI в. составлял около 500 дворов. В первой половине XVII в. вокруг Минска был насыпан земляной вал с бастионами. Он проходил примерно там, где сейчас находятся улицы Димитрова, Республиканская, Урицкого, проспект Независимости, улица Я. Купалы.

Территория Минска с древнейших времен застраивалась стихийно. Скученность деревянных строений была причиной больших разрушений при пожарах. Уже во времена правления великого князя Сигизмунда Августа (1544—1572) была создана специальная «ревизия» для «перенесеня на иншое местце рынку и некоторых улиц, и парадного будованья домов». Это подтверждает, что архитектурная планировка современной площади Свободы возникла в середине XVI века.[12; с.14]

С 1571 г. здесь дважды в год стали проводиться ярмарки. Работы по благоустройству этого района не были завершены, и только в 1589 г. они снова возобновляются. Предпринимаются попытки придать городу регулярную планировочную структуру. Причем изменения старой планировки были настолько велики, что те сооружения, «...которые бы были на перешкоде будованью места, зносили.»

В конце XVI — начале XVII в . формируется оригинальный архитектурный ансамбль площади Высокого рынка. В 1591 г. было принято решение возвести в ее центре ратушу. По периметру площади размещаются монументальные здания монастырей, строятся дворцы феодальной знати, дома купцов и богатых ремесленников. В конце XVII —первой половине XVIII в. в стиле барокко сооружается комплекс иезуитского коллегиума.

Во второй половине XVII в. Минск неоднократно подвергался нашествиям завоевателей, разрушениям и пожарам. Особенно сильно пострадал город во время русско-польской войны 1654—1667 гг. В 1694 году в городе вспыхнул сильный пожар, уничтоживший большинство деревянных построек. Новые бедствия принесла Минску в начале XVIII веке Северная война.

После разрушений, нанесенных войнами и пожарами, полностью восстановить город удалось только к концу XVIII в. Тогда же окончательно сформировался и архитектурный ансамбль площади Высокого рынка.

Наиболее полное представление об облике площади конца XVIII века дает «План губернского города Минска», который был составлен в августе 1793 года. По своим очертаниям согласно плану площадь приближалась к квадрату со стороной около 200 метров. В ансамбле площади сочеталась архитектура Ренессанса, барокко, классицизма. Ее композиция распадалась на отдельные группы, которые и сейчас образуют интересное сочетание объемов и силуэтов. Огромные для своего времени монументальные строения, расположенные здесь, своими башнями высоко поднимались над городом и придавали Минску выразительный архитектурный облик, определяли его вертикали и силуэт.[18; с.15]

Центральное место на площади занимала ратуша, перестроенная в конце XVIII века в стиле классицизма. Несмотря на преобладание барочных сооружений, здание ратуши великолепно вписывалось в общую архитектурную картину площади. С северной стороны к ратуше примыкал гостиный двор, построенный в конце XVIII века. [Прил., ил.42]

С восточной стороны площади группировались монастыри. Это комплекс доминиканского монастыри, объединяющийся с большим зданием доминиканского костела в единый монолитный и строгий массив. Несколько севернее располагался комплекс базилианских монастырей и церковь св. Духа, а за ними мужской и женский бернардинские монастыри, которые имели в своих ансамблях небольшие изящные костелы, обращенные к площади своими боковыми фасадами.

Западную сторону площади занимал выразительный ансамбль иезуитского коллегиума, состоявший из двухбашенного костела с великолепным по пластике главным фасадом и прилегавших к нему монастырских зданий. Поодаль возвышалась башня коллегиума, украшенная большими часами.

На северной и южной сторонах площади располагались жилые дома, лавки, корчмы, аптеки. Большинство зданий на площади и по всему городу в XVIII — первой половине XIX века было крыто черепицей.

Теперь трудно сказать, когда впервые был замощен центр Минска. Это могло произойти в XVIII или даже ранее — в XVII в. До нас дошли только упоминания о мостовой начала XIX в. Так декабрист Н. М. Муравьев в 1821 г. писал, что площадь — «самое высокое место в городе и вымощено большими каменьями».[16; с.91]

В XVII—XVIII веках. площадь Высокого рынка стала основным торговым и культурным центром Минска. Тут устраивались шумные ярмарки, на которых можно было не только купить нужные товары и заключить выгодные сделки, но и увидеть выступления бродячих скоморохов, посмеяться над забавными проделками дрессированных медведей, посмотреть батлейку. На площади и в зданиях, расположенных на ней, проводились гражданские и религиозные праздники, устраивались мистерии, шествия, театральные представления.

Наиболее значительными были праздники, которые проводились торговыми и ремесленными цехами у ратуши. Каждый цех имел свой штандарт и бубны, поэтому праздничные шествия членов цеха, одетых в яркие жупаны и куртки, с оружием, знаменами и музыкальными инструментами выглядели ярко и торжественно. В начале XIX в. эти традиции постепенно угасли.

В 1793 году земли центральной Беларуси вошли в состав Российской империи и было образовано Минское наместничество с центром в Минске, которое в 1796 году переименовывается в губернию. С этого времени Минск становится губернским городом. Уже в первые годы после создания Минской губернии принимаются меры по благоустройству города, перепланировке некоторых его частей. В 1800 году разрабатывается первый перспективный план застройки Минска, в соответствии с которым на площади Высокого рынка возводится ряд новых жилых и торговых зданий.

В 1817 году утверждается новый перспективный план застройки Минска, предусматривающий расширение городской территории, планомерное формирование новых районов. По этому плану административным и культурным центром города по-прежнему остается площадь Высокого рынка.

Серьезным бедствием для Минска в первой половине XIX века, как и ранее, были частые пожары. Большой ущерб нанесли городу пожары 1809, 1813, 1822 годов, но самый сильный из них вспыхнул 30 мая 1835 г. во время контрактовой ярмарки. Первым загорелся женский бернардинский монастырь, и из-за бездействия пожарной команды огонь быстро охватил всю центральную часть города. Пламя бушевало около 8 часов. Ущерб, нанесенный городу, был поистине ужасным: пострадало почти 400 жилых домов, большая часть культовых сооружений, гимназия, городской театр.

В последующем времени в районе Высокого рынка почти полностью отсутствуют деревянные постройки. Дело в том, что после пожаров, как правило, восстанавливались и расширялись лишь каменные дома и лавки, а сохранившаяся здесь деревянная застройка постепенно заменялась каменной. Еще в 1797 году городской магистрат постановил не возвращать участки земли погорельцам, не имевшим средств строить каменные дома, а передать эти участки состоятельным лицам, чтобы не допускать строительства из дерева даже подсобных помещений.

В период николаевской реакции, вызванной выступлением декабристов и польским восстанием 1830—1831 годов, памятники материальной культуры Белоруссии сильно пострадали. Многие замечательные творения самобытной архитектуры грубо перестраивались или вовсе сносились.

Так на площади Высокого рынка к 1850 г. была перестроена в эклектическом стиле церковь св. Духа — один из наиболее интересных памятников белорусской ренессансной архитектуры. Башню с часами у бывшего иезуитского коллегиума в 1853 году превратили в пожарную каланчу. В 50-х годах XIX века сносится ратуша, являвшаяся композиционным узлом всего ансамбля площади. Перестройке подверглись и многие другие сооружения города, в том числе и такой памятник архитектуры XVII века, как Петропавловская церковь.

После сноса ратуши, как видно из документов строительной комиссии, во второй половине XIX века на Высоком рынке и в соседних кварталах старая застройка больше не разрушалась и новые здания не возводились. Документы свидетельствуют о реконструкции прежней застройки.

В 60-х годах XIX века площадь Высокого рынка получает новое название—Соборная. Впервые это название появляется в документах начиная с 1866 года. До 1865 г. она называлась Высокий рынок, Верхний рынок, Высокая площадь. В начале XX века предпринимаются попытки реконструировать искаженный в середине XIX века архитектурный ансамбль городского центра. На углу Губернаторской улицы (ныне улица Ленина) и Соборной площади в 1906—1908 гг. строится гостиница «Европа» -- пятиэтажное здание в стиле модерн. [11; с.27-29]

В 1909 году перестраивается находящийся в центре площади бывший гостиный двор. Это строение, украшенное по углам двумя небольшими куполами со шпилями, заменило ратушу в центре ансамбля площади и замкнуло перспективу улицы Койдановской (ныне Революционной). Тогда же была проведена реставрация башни бывшего иезуитского коллегиума.

Авторы проекта реставрации, по-видимому, не располагали материалами о первоначальном облике башни, и проект составлялся по аналогии с башнями костела. В XIX—начале XX веков Соборная площадь постепенно перестает быть центром торговли в отличие от средневековья.[14; с.52]

Ярмарки, которые проводились здесь еще с XVI века, во второй четверти XIX века переносятся на Новоместскую площадь (современный Центральный сквер), хотя на Соборной по-прежнему находились крупные магазины и лавки.

Центральная площадь Минска постепенно превращается из торгового в административно-культурный центр, становится одним из любимых мест отдыха горожан. Архитектурный ансамбль городского центра — это исторически сложившаяся художественная общность сооружений и зданий, сгусток политической и культурной жизни, подчиненный движению времени, городообразующей логике.

Описание зданий площади Свободы можно начать по топографическому принципу: ведя описание сооружений и зданий по периметру площади с востока на запад, начиная с ее центра — ратуши.

Ратуша, пожалуй, один из наименее изученных памятников архитектуры города. Первое упоминание о ней дается в привилее об организации управления Минска по магдебургскому праву, датированном 1499 годом. В нем содержатся указания по строительству ратуши, дается описание ее частей и принадлежностей. Неизвестно, где находилось это здание и начале XVI века и было ли оно построено -- документы более позднего периода опять указывают на необходимость его сооружения.[12; с.43]

Первые сведения о строительстве ратуши относятся к 1591 году. Известно, что это здание сильно пострадало в 1640 г. от пожара. Вновь отстроенная минская ратуша была значительным сооружением и имела выразительный архитектурный облик. В 1656 г. в одном из донесений царю московский воевода В. Яковлев отмечает, что она «...добре велика, каменная».

Чех Б. Таннер, побывавший в Минске в 1678 году, писал: «Главное украшение площади — ратуша, стоящая в середине, окруженная множеством лавок». В XVIII в. эта постройка сильно обветшала, но усилиями минского войта С. Буржинского она была в 1744 г. вновь восстановлена.[11; с.14]

После присоединения земель центральной Беларуси, в том числе Минска, к Российской империи губернским архитектором Ф. Крамером в конце XVIII в. здание ратуши перестраивается, ему придаются черты классицизма. Судя по проектным чертежам, это было прямоугольное сооружение, украшенное башней со шпилем. Его фасады имели скромную обработку, только выступающая средняя часть и торцы здания завершались портиками ионического ордера. Интересно, что конструкция башни ратуши, изображенной на проекте Ф. Крамера, не совпадает с ее видом на рисунке конца XVIII—начала XIX в. и более поздними обмерными чертежами. Видимо, по какой-то причине она не подверглась перестройке и сохранила черты эпохи барокко. Позднее, между 1825— 1835 годами, боковые портики ратуши были завершены фронтонами.

В конце XVIII—начале XIX в. в здании ратуши находились суд, магистрат и гауптвахта. Здесь в 30-х годах XIX в. разместилась музыкальная школа, которой руководил известный минский музыкант и педагог В. Стефанович. По праздничным дням на открытой галерее второго этажа ратуши часто играл городской оркестр.

Присвоив Минску в марте 1499 г. своею грамотой "на вечныя часы права нямецкае, што завецца майтборскiм", великий князь Александр Казимирович одновременно повелел горожанам "збудавацi Ратуш у рынку сваiм накладам i па магчымасцi найпрыгажэй аздобiць". То, что княжеский наказ не был позабыт и здание городской "майдебории" действительно не терялось среди многочисленных культовых строений центра, засвидетельствовал в своем дневнике чешский путешественник Б.Танер, посетивший Минск весной 1678 года: "Главное украшение площади - ратуша, прямоугольная в плане, окруженная множеством лавок. Здание увенчивает высокая башня с часами, колоколом и шлемообразной крышей, переходящей в шпиль с флюгером". [30; 21 мар.]

В начале XIX века новые власти в два счета "выкурили" из минской ратуши орган местного самоуправления и "прописали" в ней архив, а затем гауптвахту. К тому же само здание было существенно перестроено губернским архитектором Крамером - оно приобрело черты классицизма, частичному "обрезанию" подверглась башня. Но самое удивительное произошло со средневековыми ратушными часами - они просто-напросто исчезли.

Согласно одной из версий, часы "под шумок" прибрал к рукам кто-то из прибывших на новые земли российских помещиков. Решив удивить чем-нибудь соседей, он приказал крепостным воздвигнуть недалеко от усадьбы деревянную часовую башню "высотою до неба". А когда та была возведена под купол, и на ней уже установили "умыкнутый" с ратуши механизм, "вавилонская башня" вдруг рухнула, погребя под собою дюжину строителей. Первые городские часы при этом, как гласит молва, разбились вдребезги и восстановлению не подлежали.[28; с.133-134]

В 1851 г. городские власти приняли решение о сносе ратуши, но только в 1857 г. городская дума выделила деньги «на покупку снарядов для разборки ратушного здания». Формальным поводом для сноса ратуши послужило то, что она, «...занимая собой часть главной площади, стесняет ее и закрывает вид соборной церкви и вновь строящихся присутственных мест...» По воспоминаниям же современников, ратуша была уничтожена потому, что «напоминала жителям о старинных обычаях, о магдебургском праве». На решении о сносе ратуши стоит собственноручная резолюция Николая I.[28; с.133-134]

Строительство гостиного двора в Минске относится к концу XVIII веку. Это было массивное двухэтажное сооружение. Академик В. Севергин, побывавший в Минске в начале XIX в., называет его «изрядным». Постепенно корпус гостиного двора расширяется, к его стенам пристраиваются другие дома и лавки. Последняя, самая крупная реконструкция этого сооружения проводилась в начале XX века. Тогда был достроен третий этаж, а декор фасадов здания обработан в стиле модерн.

Сейчас комплекс бывшего гостиного двора и прилегающие к нему постройки—один из интересных памятников архитектуры Минска. Косвенно об этом свидетельствует и активная реставрация этого памятника на протяжении последних десяти лет. На этом сооружении можно изучать смену архитектурных стилей XIX—XX веков, эволюцию городской застройки. Хорошо сохранились и мощные контрфорсы конца XVIII века, элементы раннего и позднего классицизма, а также выразительная по стилистике орнаментация модерна.

После реконструкции в начале XX века в помещении бывшего гостиного двора разместились: отделение Азово-Донского коммерческого банка, купеческий клуб, крупные магазины. В годы первой мировой войны тут находился госпиталь и камерный театр.

Характерным образцом городской застройки указанного периода является Ш-образный комплекс двух-трехэтажных построек, состоявший из трех домов. Все три дома образовывали замкнутую композицию с двумя внутренними двориками, отделенными от улицы арками. Главный фасад комплекса, симметричный по композиции, во второй половине XIX века был украшен тремя равновеликими фронтонами.

В годы Великой Отечественной войны это интересное сооружение было серьезно повреждено. Последующие перестройки сильно исказили его прежний облик.

Решение об открытии в Минске доминиканского монастыря было принято в 1605 году. Тогда же из Вильно прибыли первые монахи, которые построили небольшую деревянную часовню. Вероятно, в это время и была сделана закладка каменных фундаментов костела и монастыря. В 1615 г. начались интенсивные работы по возведению монастырского комплекса, но сильный пожар нанес значительные повреждения зданиям и приостановил их строительство. В одном из документов 1623 года доминиканский костел упоминается как «недавно заложенный». Сохранились сведения о богатых фундушах и строительных работах 30—40-х годов XVII века.[20; с.42]

Исследователь Н. Щекотихин считал, что доминиканский костел и монастырь были закончены только во второй половине XVII века, но есть и другие данные: московский воевода Василий Арсеньев в 1656 году писал из Минска, что «...костел... добре велик, каменной и высок». [20; с.42]

Комплекс доминиканского монастыря в этот период играл роль одного из оборонных форпостов города. Проезжавшие через Минск путешественники отмечают великолепие и богатство доминиканского костела, бывшего в XVII в. главным католическим храмом городского центра, а стольник Петра I П. Толстой восхищался его органом.

Строительство каменного монастырского корпуса было завершено в 1703 году. Доминиканский монастырь находился на углу современных улиц Энгельса и Интернациональной. Параллельно Доминиканской улице (ныне улица Энгельса) возвышался корпус самого монастыря, а костел выходил главным фасадом на площадь Высокого рынка.

Монастырь—массивное трехэтажное сооружение (третий этаж был достроен в XIX в.) с резко выраженными мощными карнизами — примыкал под прямым углом к апсиде и окончанию бокового нефа костела и сливался с ним в единый монументальный массив. Фасады монастыря, практически лишенные декора, своими простыми формами служили лишь своеобразным фоном для более детализированной архитектуры здания костела.

Доминиканский костел имел вид большой двухбашенной трехнефной базилики с прямоугольной апсидой. Декоративная обработка боковых фасадов костела очень лаконична. Они имели пропорциональное горизонтальное членение, выраженное при помощи широких плоских пилястр и полуциркульных проемов окон. На главном фасаде выделялся пластичный фронтон криволинейного очертания. Большинство декоративных элементов, украшавших фасад,—пилястры, оконные наличники, лепные рельефные украшения, вероятно, относятся к концу XVII—XVIII в. Монастырский комплекс был окружен высокой каменной стеной с брамой-звонницей.

Монастырь доминиканцев функционировал в Минске до 1843 года, затем в его помещениях разместилась католическая семинария. После 1869 года это сооружение использовалось под склады и казармы. Во время Великой Отечественной войны монастырский комплекс получил ряд повреждений и в начале 1950-х годов был разобран.

Ансамбль униатских монастырей был заложен в начале XVII века. Первоосновой его явилась деревянная православная церковь, построенная в XVI веке. В 1617 году для монастыря был выделен «пляц пустый, до церкви светого духа, в рынку против ратуша лежачый». Строительство монастырского комплекса велось на протяжении почти полувека. [18; с.15]

Женский монастырь был заложен позже—в 1652 году. Он создается по инициативе митрополита Антония Селявы. Монастыри окончательно сформировались как архитектурный ансамбль в 50-х годах XVII века.

О первоначальном облике монастырских зданий известно очень мало. Хорошо сохранившийся корпус женского монастыря (жилой дом по улице Энгельса, сейчас практически лишен декора, хотя на плане монастырского комплекса 1799 года просматриваются пилястры, которыми был расчленен его фасад. Крытый каменный переход, соединявший церковь св. Духа с женским монастырем, представлял собой арочную конструкцию, разделенную широкой парадной брамой. Переход имел маленькие окна-бойницы, расположенные над аркадой.

Самым интересным сооружением всего монастырского комплекса являлось здание каменной церкви. Это был однонефный безбашенный храм с пятигранной апсидой, перекрытый цилиндрическим сводом с распалубками, укрепленным подпружными арками, опирающимися на массивные внутренние контрфорсы. В архитектуре церкви были использованы элементы готики, но главный западный фасад представлял собой легкую ярусную композицию, выполненную под влиянием северного Ренессанса.

Промежутки между пилястрами фронтона и плоские арочные ниши были заполнены фресками с изображениями святых. Аналогичный прием синтеза архитектуры и монументально-декоративной живописи практически не встречается в культовой архитектуре Европы и является спецификой зодчества Беларуси в эпоху Ренессанса.

Современников церковь св. Духа поражала своим великолепием. Стольник П. Толстой в 1697 году писал: «В том монастыре церковь каменная великая, в которой своды изрядные, каких сводов мало в Польше обретается в каменном строении». [18; с.14]

В XVII — XVIII веках. при монастыре св. Духа существовала школа (основана в 1633 г.), где изучались греческий, латинский, старославянский, белорусский и польский языки. Сохранились сведения о монастырской типографии начала XVII века. По-видимому, она долго не функционировала, так как в 1790 года специальным указом польский король Станислав Август Понятовский дал разрешение на повторную организацию типографии при этом монастыре. Во второй половине XIX века облик монастырского комплекса был сильно искажен частыми перестройками.

В 1795 году униатские монастыри св. Духа были закрыты, а церковь отдана под кафедральный Петропавловский собор. До 1799 года в зданиях монастырского комплекса размещалась резиденция православного архиепископа, а затем в здание бывшего мужского монастыря было переведено Минское дворянское училище, которое в 1803 году преобразовывается в гимназию. [Прил., ил.25]

В 1801 году к зданию гимназии пристраивается двухэтажный флигель, где с 1803 по 1817 годы находился частный городской театр. В Минской гимназии в начале XIX века учились композитор С. Монюшко, один из первых польских поэтов-романтиков Т. Зан, антрополог Ф. Худинский, астроном М. Грушневич.

После пожара 1835 года комплекс бывших униатских монастырей перестраивается и, кроме корпуса бывшего женского монастыря, полностью утрачивает свой прежний вид, хотя конструктивные особенности старых построек легли в основу вновь проектируемых зданий. Такими зданиями явились Петропавловский собор и присутственные места.

Петропавловский собор был спроектирован на основе бывшей церкви св. Духа в 40-х годах XIX века. К главному фасаду здания церкви пристраивается колокольня, которая завершалась вверху двумя небольшими башенками. В 1893 г. Петропавловский собор был перестроен еще раз, а в 1937 г. разобран. [Прил., ил.25]

После пожара 1835 г. здание гимназии было решено перестроить, чтобы приспособить для присутственных мест. В 1840 году архитектором К. Хрищановичем составляется проект перестройки, в котором за основу проектируемого сооружения принимаются конструктивные особенности бывшего монастырского корпуса XVII века.

Перестройка была завершена к 1852 г. Здание присутственных мест с незначительными изменениями сохранилось до нашего времени (Дом профсоюзов, площадь Свободы). В 80-х годах XIX в. здесь размещалось несколько казенных учреждений: окружной суд, губернское правление.

Мужской бернардинский монастырь был построен в Минске в первой половине XVII века. Как считал поэт и критик В. Сырокомля, его сооружение относится к 1624 году (по другим источникам — к 1628). Побывавший в монастыре в 1697 г. стольник П. Толстой отмечает, что его каменный костел «... небогатого строения». В XVIII века этот архитектурный комплекс, вероятно, подвергался значительной перестройке, в результате которой был обновлен его декор. Ансамбль мужского бернардинского монастыря слагался из зданий костела, монастыря и ряда хозяйственных построек. [22; с.54-55]

Здание монастыря представляет собой замкнутое прямоугольное двухэтажное сооружение с небольшим внутренним двориком, приближающееся в плане к квадрату и примыкающее к боковому нефу костела. Все фасады монастыря декорированы широкими плоскими пилястрами.

Костел бернардинцев по своим формам и плану очень близок к минскому доминиканскому костелу, что свидетельствует примерно об одном и том же времени их сооружения. Основное отличие этих двух строений можно найти лишь в конструкции апсиды—в бернардинском костеле она не прямоугольная, а многогранная и выглядит более легкой. Боковые фасады здания расчленены пилястрами и завершаются вверху резко выделенными карнизами. О том, как выглядел главный фасад храма, судить сейчас довольно трудно — он был сильно искажен перестройками во второй половине XIX века. Хорошо сохранился монументальный портал, над которым находится высокое окно с трехлопастной аркой вверху. Всю композицию фасада венчал фигурный фронтон, разрушенный во второй половине XIX века.

В начале XIX века у костела со стороны площади Высокого рынка были сооружены охватившие здание полукругом торговые ряды—«Виленчуки», удачно дополнившие архитектурный облик монастыря бернардинов.

С тыльной стороны бывшего костёла бернардинского монастыря, вдоль улицы Герцена сохранилась часть торговых рядов. Как показали археологические раскопки, в средневековье на этом месте было кладбище. В конце 18 века к монастырской ограде стали пристраивать небольшие магазины, которые позже объединились в один комплекс и стали называться «бернардинские крамы». На протяжении всего 19 века торговые ряды неоднократно достраивались и расширялись и в конце того же века получили новое название – Виленчуки. [37; 14 янв.]

Эти торговые ряды в годы Великой Отечественной войны были сильно повреждены и сохранился лишь небольшой их фрагмент. На сегодняшний день они восстановлены, но утратили своё первоначальное предназначение. Сейчас там находится пивной ресторан. [Прил., ил.18]

В 1868 году бернардинский монастырь был упразднен, а его помещения переданы архиву присутственных мест и управлению Минского уездного воинского начальника. Во второй половине XIX — XX веков здесь находились различные архивы, а с 1969 года разместился Центральный государственный архив революции БССР.

Женский бернардинский монастырь был основан в первой половине XVII века. По мнению В. Сырокомли, строительство каменных костела и монастыря закончилось к 1642 году. Стольник П. Толстой, посетивший костел бернардинок в 1697 году, писал, что в нем «...играли на органах на хорах и пели зело предивно». [37; 14 мар.]

По-видимому, в XVIII веке комплекс монастыря перестраивается. Вероятно, тогда и были достроены две высокие башни и переделан главный фасад костела.

Архитектурный ансамбль женского бернардинского монастыря включал костел, жилые и хозяйственные постройки. Здание монастыря, как и у бернардинов, имеет замкнутую конструкцию в виде почти правильного квадрата с небольшим внутренним двориком. Его фасады сейчас имеют гладкую поверхность и лишены каких-либо украшений.

Костел женского бернардинского монастыря—двух-башенная трехнефная базилика с небольшой граненой апсидой. В результате ряда перестроек, произведенных во второй половине XIX века многие декоративные элементы главного фасада костела были утрачены: в нижнем ярусе пробиты новые окна, разрушен портал. При внимательном осмотре фигурного фронтона в его центре можно заметить следы ниши.

В 1852 году женский бернардинский монастырь был упразднен, и в его помещениях разместился православный монастырь св. Духа. После подавления восстания 1863 года под предводительством К. Калиновского в бывшем женском бернардинском монастыре несколько лет содержались многие его участники, работала следственная комиссия. Сейчас в здании бывшего костела размещается православный кафедральный собор.

Дом Гайдукевича, в котором в первой половине XIX века находилось Дворянское собрание, стоял на правой стороне Школьной улицы, на углу площади Высокого рынка. Сохранились сведения о проходивших в зале Дворянского собрании театральных спектаклях.

В середине XIX в. Дворянское собрание было переведено в новое здание на Петропавловской улице (ныне улица Энгельса). Дом Гайдукевича был разрушен в первые дни Великой Отечественной войны.

Иезуиты появились в Минске в середине XVII века. Их резиденцией была усадьба богатого мещанина Егора Гегера, расположенная в самом центре города на площади Высокого рынка. Усадьба находилась на месте нынешнего дома по улице Революционной. Она была куплена смоленским епископом И. Сангушко за 6000 злотых и подарена ордену в 1654 года. [39; с.43]

Коллегиум иезуитов окружала высокая каменная стена с несколькими брамами. Во дворе находились хозяйственные постройки: конюшня, бровар, амбар и другие постройки. На Койдановскую улицу (ныне Революционная) выходила лавка, на окнах которой были железные решетки.

Наиболее выразительным сооружением всей усадьбы был жилой дом — небольшой каменный двухэтажный палац, обращенный главным фасадом на площадь. Строители дома уделили много внимания декоративным элементам: резные дубовые двери украшали кованые железные завесы, ручки и замки; четырехстворчатые окна в оловянных переплетах были обрамлены резными рамами со ставнями.

Над крышей возвышались три железных позолоченных флюгера, изображавших Георгия Победоносца, поражающего копьем дракона. Кровлю главного входа украшал еще один флюгер в виде сказочной феи Мелузины, играющей на лютне. Потолки в доме были расписаны. Разноцветные изразцовые печи голландского типа и камины образовывали довольно сложную систему отопления. Во всех комнатах стояла резная мебель. Жилой дом, как и все остальные постройки усадьбы, был покрыт гонтом.

Постепенно иезуиты расширяли свои владения. Построенная ранее деревянная часовня была заменена небольшим каменным костелом, который упоминается в дневниках стольника П. Толстого. В 1678 года иезуиты покупают еще один дом, а в 1683 года специальным решением Варшавского сейма за коллегиумом закрепляется ряд фундушей.

Получив поддержку местной магнатской верхушки, иезуиты начинают перестраивать свою резиденцию. В 1699 году была построена новая школа (ныне здание музыкальной школы на площади Свободы), а уже в 1700 году рядом с ней было начато строительство костела Иисуса, Марии и св. Барбары. Бушевавшая в Европе Северная война и частые захваты Минска воюющими сторонами не помешали в 1710 году освятить новый костел. Дальнейшая его отделка и достройка продолжалась еще довольно долго, а башни были закончены только к 1730 году.

Последним этапом формирования ансамбля стало сооружение нового здания самого коллегиума, которое было окончательно завершено к 1750 году.

В XVII—начале XVIII веков иезуиты, постепенно вытеснив православные братства, захватили в свои руки всю систему образования в Минске. Начиная с 1682 г. они преподают в своей школе риторику, поэзию, синтаксис и грамматику. Позднее в курс обучения были введены теология, древнееврейский язык, этика, математика, физика, логика и метафизика. Сохранились сведения о существовании при коллегиуме в XVII—XVIII веках школьного театра. [29;52]

После упразднения ордена иезуитов и в связи с реформой просвещения на территории Речи Посполитой иезуитская школа в 1773 году была преобразована в светскую шестиклассную школу, подчиненную «Адукацыйнай камicii».

В конце XVIII века в здании школы размещается резиденция губернатора, которая находилась здесь до 1917 года. Школа, переименованная в дворянское училище, в 1799 года была переведена в корпус бывшего мужского базилианского монастыря.

С 1799 года в здании бывшего иезуитского коллегиума находились присутственные места, а с 1852 по 1917 года - казенная палата.

На рубеже XVIII—XIX веков наблюдается активное оживление театральной жизни Минска. Сюда приезжает известный польский актер и режиссер А.Ш. Жуковский, который формирует здесь труппу и несколько лет дает представления.

С 1797 по 1805 г. в городе работает антреприза под руководством талантливого артиста и администратора М. Кажинского. Вероятнее всего М. Кажинский пользовался помещением театрального зала в здании гимназии, так как в это время других помещений, приспособленных под театр, в Минске не было:

После ликвидации в 1817 года театра в здании гимназии театральные постановки проходили в небольшом зале дома Гайдукевича. Город остро нуждался в специальном театральном сооружении, поэтому, как писал В. Сырокомля, в 1825 году одно из зданий на Высоком рынке было«отреставрировано» под театр. Здесь выступал со своей труппой известный польский артист К. Скибинский. 30 мая 1835 года театр сгорел. После пожара здание театра было восстановлено, а для представления использовались декорации и костюмы домашнего театра Тышкевичей из Логойска. [38; 5 янв.]

К 1840 году антрепренером минского городского театра становится Ян Хелмиковский, который сыграл значительную роль в развитии профессионального театрального искусства в Белоруссии первой половины XIX века.

С 1847 до 1851 года представления проходили в ратушном театре, а помещение старого театра использовалось для выступлений гастролировавших в Минске трупп. После принятия решения о сносе ратуши театральные представления возобновляются в прежнем здании. [Прил., ил.33]

Дом Масонов построен в самом начале 19 века и привлекает богатством и декоративностью фасадов. Легенда связывает его с минской масонской ложей «Северный факел». Будто бы первоначально в доме не было окон, а в ниши просто было вставлено стекло, что соответствовало обычаям масонов не афишировать свою внутреннюю жизнь. Даже план здания, напоминает латинский крест, связывали с традициями «вольных каменщиков». Хотя на самом деле ни одна из минских лож не имела к дому никакого отношения, название закрепилось за ним навсегда. [37; 11 фев.]

Если вспомнить об улицах, которые были расположены в административном центре Минска, можно отметить такие, как Доминиканская, Козьмодемьяновская, Сборовая, Воскресенская. В середине XIX века белорусско-польский поэт Владислав Сырокомля в очерке, посвященном Минску, писал: «В 1673 году Тодор Ванькович, минский стольник, основал тут орден францисканцев. Орден этот уже имел в городе монастырь на одной из главных улиц, которая еще недавно называлась Францисканской…» На самом деле монастырь, о котором идет речь, был заложен в 1680 году Теодором Каролем Горским. Он пожертвовал для этих целей участок земли для строительства костела и монастыря. [37; 4 мая]

Последний был возведен на углу улицы, названной Францисканской, и Юрьевской (она проходила между нынешним проспектом Скорины и Интернациональной с одной стороны, и между современными улицами Ленина и Янки Купалы – с другой). Сегодня приблизительно на месте монастыря францисканцев находится здание Беларусбанка на Ленина. В XVIII столетии его территорию окружал забор с двумя брамами (воротами). Внутри этой ограды были разбиты большой огород и фруктовый сад. На улицу Францисканскую главным фасадом выходил деревянный костел Святого Антония. В 1798 году монастырь был переведен в другое здание, а в 1832-м его закрыли.

Позже здесь размещалась минская католическая семинария, переехавшая затем в помещения бывшего храма доминиканцев. Во второй половине XIX века здание францисканского монастыря подверглось реконструкции. После этого здесь находилась минская городская управа и дума. В начале XX столетия в одном здании с ней находились также управление первой полицейской части и городской сиротский суд. А кроме того, писчебумажный и галантерейный магазин Шапиро, открытый еще в 1854 году.

К середине XIX века Францисканская, связывавшая главную улицу Минска – Захарьевскую – с административным центром города – Соборной площадью, становится одним из наиболее оживленных мест города. Ее, как указывает в том же очерке Сырокомля, «украшает множество магазинов, торговых учреждений и здание гимназии, основанной в 1844 году архитектором Хрищановичем. Улица эта чудесная, широкая, почти целиком застроенная аккуратными каменными домами». [44; с.60]

До большого пожара 1835 года, охватившего Верхний город, мужская правительственная гимназия, основанная в 1803 году, размещалась на Соборной площади. Стихия сильно повредила ее здание, и власти приняли решение о возведении нового. На эти цели было выделено 22 тысячи рублей, и в 1848 году строительство завершилось. В конце XIX столетия в гимназии обучалось 510 мальчиков и юношей, а в 1913 – уже 640. Учебное заведение имело собственную церковь, библиотеку, флигель для прислуги и фруктовый сад. До наших дней здание гимназии не сохранилось. Сегодня на его месте – жилые дома № 7, 9 и 11 на улице Ленина.

Одним из старейших зданий на Францисканской была еврейская больница, основанная в 1828 году (теперь в ее помещениях размещается 3-я городская клиническая больница имени Клумова). В начале XIX века ей принадлежал двухэтажный каменный особняк на 65 мест. К концу столетия на больничном дворе возвели деревянные здания инфекционного отделения и родильного приюта. Позже, в 1912 – 1914 годах медицинское учреждение существенно расширилось, в новых корпусах открылись инфекционное отделение, аптека, глазная и общая амбулатории, контора, психиатрическое отделение на 70 мест.

Во второй половине XIX века за улицей Францисканской прочно закрепляется новое название – Губернаторская. В 1893 году, согласно документам минской думской комиссии, ее протяженность (от Соборной площади до улицы Подгорной) составляла 205 сажень (около 430 метров), а ширина местами доходила до 5,5 сажени (или 11,5 метра). Улица имела булыжную мостовую и освещалась газовыми фонарями, а с 1895 года – электричеством.

Украшением Губернаторской было четырехэтажное здание почтово-телеграфной конторы. Здесь же располагалась и телефонная станция. К сожалению, эта красивая достопримечательность города не сохранилась. [Прил., ил.38]

После реконструкции 1908 года самым высоким сооружением не только улицы, но и всего города стала гостиница «Европа». Ее владельцами числились братья Григорий и Яков Поляки. Одним из своих фасадов отель выходил на Соборную площадь (сегодня на его месте – часть сквера на улице Ленина). До реконструкции здание имело три этажа и ничем особенным не отличалось. Обновленная же «Европа», судя по рекламе того времени, стала самой большой гостиницей в Северо-Западном крае. [Прил., ил.50]

Ее здание, которому придали черты модерна, выросло до шести этажей. Условия проживания в отеле, рассчитанном на 130 номеров, соответствовали всем европейским стандартам. Здесь работал пассажирский лифт, и все номера, кроме мансардных, были оборудованы телефонами. Все постояльцы пользовались умывальниками, а обитатели люксов даже нежились в ваннах. Здание было электрифицировано и имело центральное водяное отопление. [52; с.71-84]

Стоимость суточного проживания в гостинице колебалась от 57 копеек до 10 рублей. «Европа» располагала читальным и концертным залами, дамской и мужской парикмахерской, большим магазином. При гостинице работал знаменитый ресторан Саулевича, где выступали венский и румынский дамские оркестры. К приезжающим в «Европу» на вокзал подавались экипажи или автомобили.[52; с.71-84],

В целом по числу гостиниц Губернаторская уступала разве что улице Захарьевской. Кроме «Европы», здесь размещались отели «Швейцария», «Московская», «Гранд-отель». В начале XX столетия появился на улице и свой кинотеатр – «Модерн».

В 1913 году в здании «Европы» открылось минское отделение Виленского коммерческого банка. Помимо него находились на Губернаторской и несколько других финансовых учреждений. В их числе были Минское лесопромышленное общество взаимного кредита, банкирская контора купцов 1-й гильдии Поляка и Вейсбрема, а также аналогичное учреждение московской купчихи 1-й гильдии Софии Брауде, с которым соседствовало агентство Московского земельного банка.[52; с.71-84]

Нередко на Губернаторской можно было повстречать спешащего репортера. Здесь размещались сразу несколько редакций минских газет самой разной политической ориентации. Отсюда в типографии доставлялись гранки «Северо-Западного края», «Минской речи», «Минского эха», «Минского голоса» и «Минской газеты-копейки». [36; 8 нояб.]

На протяжении долгих лет Губернаторская считалась улицей самых престижных магазинов.

В лавке Фрумкина можно было купить книги, журналы и даже почитать их в небольшой библиотеке. Магазин Левина торговал чемоданами, кавказскими бурками, зонтиками, детскими игрушками, ружьями, пластинками и патефонами. У Гурвича можно было купить велосипед, самовар, кровать, умывальник, мебель, пожарные каски и инструменты, хозяйственные принадлежности. В ювелирной лавке Изгура богатые минчане приобретали часы и драгоценности. На месте современной парикмахерской «Мечта» находился магазин Малявского.

В его ассортименте были мотоциклы, пишущие машинки, револьверы и ружья. Позже в этом здании появился и большой мебельный магазин, торговавший всем необходимым для квартир богатых горожан и помещиков. По соседству с ним находился знаменитый дом Борща. [52; с.71-84]

Здесь работал большой универсальный магазин, разделенный на семь отделов: галантерейный, игрушек, трикотажный, мужской, женский, зонтиков и палок, бельевой. Продавались на Губернаторской и качественные продукты. Гастрономический и рыбный магазины предлагали балык, сельди, лососину, икру, сыры, консервы. В Винном погребе торговали российскими и зарубежными винами, водкой, коньяком.

Здесь же, на Губернаторской, можно было перекусить в кофейне Яковлева. Размещалась она в здании по соседству с почтово-телеграфной конторой. [52; с.71]

Из дореволюционных тенденций можно отметить очень редкое наименование улиц в честь конкретных лиц (это вообще не было принято в те времена). В Минске это Пушкинская (нынешняя Физкультурная; названа в честь 100-летнего юбилея поэта, широко отмечавшегося в 1899-м), Скобелевская (нынешняя Красноармейская; названа в 1882 г. так потому, что легендарный генерал М.Д.Скобелев жил на этой улице), название центральной улицы города, проложенной в 1801 г. на месте бывшего городского вала, - Захарьевская (в честь первого минского губернатора З.Я.Корнеева (1747-1828).

Улицу он, как видим, "получил" при жизни). Зато в городе существовало огромное количество улиц, названных обычными именами - Александровская, Андреевская, Ивановская, Денисовская, Григорьевская, Георгиевская, Васильевская, Ильинская, Матвеевская, Германовская, Иосифская, Романовская, Марьевская, Семеновская, Дементьевская… Иногда эти названия повторялись: так, в Минске было две Михайловских (часть нынешней Кирова и нынешняя Коммунистическая), две Сергиевских (несуществующая привокзальная улица и нынешняя Рабкоровская), две Николаевских (несуществующая привокзальная и нынешняя Кропоткина), а какое-то время - и две Юрьевских (несуществующая улица в центре и самое начало Раковской, называвшееся так до конца 19 века).

В целом же минская топонимика, пусть и целиком подчиненная "православной" и "русской" установке, абсолютно аполитична, по-настоящему интернациональна (в городе мирно соседствуют Еврейская, Татарская, Лютеранская) и во многом уходит корнями в старые, народные наименования улиц, тесно привязанные к местности. Об этом говорит и тот факт, что названия дореволюционных улиц были "плавающими", часто менялись: таковы Зыбицкая (она же с 1864 г. Болотная, а с 1882 г. по сей день - Торговая).

С развитием города в конце XIX века оформились административно-территориальные единицы – полицейские части (подобно современным районам). Их было пять. [Прил., ил.10]

Первая занимала центр города. Ее граница проходила по Койдановской улице, пересекала по диагонали Соборную площадь, шла по Крещенской улице до Полицейского моста (район ресторана «Журавинка»), правым берегом вниз по течению Свислочи до деревянного моста на Ляховке (находился напротив Красноармейской улицы), далее — по улицам Ляховской, Нижне-Ляховской, Круглой, одноименному переулку и выходила на Коломенскую.)

Вторая полицейская часть была самой маленькой. Ее граница, совпадая вначале границей первой части, шла до Полицейского моста, затем по Полицейской улице, захватывала с левого берега излучину Свислочи. А в районе Виленско-Набережной улицы пересекала реку, направлялась к перекрестку улиц Большой Татарской и Замковой и следовала далее по Воскресенской и Ново-Романовской до Койдановской улицы, отделявшей вторую часть от первой.

В третью часть входили территории по левому берегу Свислочи, включая Троицкий рынок. По количеству занимаемой территории третья полицейская часть была самой большой.

В связи с развитием города Минск начал расти в юго-западном направлении и новые кварталы вошли в четвертую полицейскую часть. Ее территория отделялась от третьей и первой частей Свислочью, Московско-Брестской железнодорожной магистралью, Коломенской улицей.

В пятую часть были включены северо-западная окраина Минска, выделенная в 1899 году из второй. В этой полицейской части был зафиксирован наименьший процент построенных каменных строений. Также эта часть отличалась наличием «домов терпимости».

Таким образом можно сделать вывод, что к концу XIX – началу XX века застройка административного центра Минска, и формирование административно-территориального деления по российскому образцу практически было завершено. Административный центр Минска в XIX вв. охватывал территорию площади Высокого Рынка и непосредственно прилегающих улиц: Койдановской (ныне Революционной), Доминиканской (ныне улица Энгельса), Петропавловской улице (ныне улица Энгельса), Козьмодемьяновской, Сборовой, Воскресенской.

В административный центр входили здания городской ратуши, гостиного двора, комплексы доминиканских, бернардинских и базилианских монастырей, иезуитского коллегиума, на северной и южной сторонах площади располагались жилые дома, лавки, корчмы, аптеки. В конце XVIII—начале XIX в. в здании ратуши находились суд, магистрат и гауптвахта.


ГЛАВА II

ТОПОГРАФИЯ МИНСКА В XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.

Исторические названия уходят корнями к истокам возникновения города, поэтому неудивительно, что жители отдавали предпочтения им. В плане социально-экономических особенностей районы города отличались тем, что традиционно лучшие земли в центре и на возвышенностях принадлежали богатым слоям общества, а прилегающие районы с худшими условиями заселялись преимущественно рабочими, мелкими торговцами, народом по-беднее.

Что бы исследовать принципы развития топографии города, необходимо понять, что город, как историко-культурный феномен, можно рассматривать как результат и одновременно - процесс взаимодействия двух основных компонентов: природного ландшафта, и рукотворного в первую очередь - планировочной структуры.

Экономический подъем, наблюдавшийся в конце XIX века, сопровождался строительной горячкой. Если в начале 90-х годов городская управа ежегодно выдавала 226 разрешений на строительство и ремонт зданий, то в конце десятилетия — около 600. Шла усиленная, преимущественно деревянная, застройка окраин. Совершенно изменился вид Захарьевской улицы на участке от Коломенской до Богадельной. Там были возведены многоэтажные каменные дома.

По национальному составу городское население распределялось следующим образом (данные на 1909 год): 8,2 процента — белорусы, 34,8 — русские, 43,3 — евреи, 11,4 — поляки, 1,3 — татары,0,9 — немцы, 0,1 процента — прочие. Удельный вес белорусов явно занижен. Это объясняется следующим образом. В результате русификаторской политики самодержавия чувство национального самосознания у коренного населения было развито слабо. Пользуясь этим, царские чиновники часто причисляли православных к русским, католиков — к полякам. [27; с.24]

Согласно данным Первой всероссийской переписи населения 1897 года, Минск входил в число 52 городов России с числом жителей свыше 50 тысяч и занимал в этом списке девятнадцатое место. В то время здесь жило _90,9_тысячи человек. По переписи, проводившейся 27—30 сентября 1917 года, в Минске насчитывалось 134,5 тысячи жителей. Это был самый крупный город в пределах современной территории Беларуси. [42; с.44]

Развернувшееся в городе в конце XIX -начале XX века строительство было одной из причин быстрого территориального роста Минска. Если в 1891 году его площадь составляла 1700 десятин, то в 1913 году—5417.

Другой важной причиной расширения городской территории явилось то обстоятельство, что закон о черте оседлости не позволял представителям еврейской буржуазии селиться и покупать земли для строительства доходных домов и торгово-промышленных предприятий вне городских пределов. До 1905 года только в городе могли приобретать с этой целью земли и представители католической буржуазии. Выполняя волю ущемленной части местных предпринимателей, городские власти ходатайствовали о включении в границы города все новых земель. В результате в 1904 году Минск среди всех городов Российской империи, за исключением, разумеется, Петербурга и Москвы, занимал по площади десятое место.

С наступлением промышленного кризиса строительство в городе сократилось. Но уже в 1910 году число выданных разрешений на строительные работы достигло 580. Продолжалось заселение окраин. Железнодорожный поселок в Серебрянке слился с городом сплошной застройкой вдоль Игуменского тракта. Вытянулись постройки и вдоль Старо-Виленского, Логойского, Борисовского, Койдановского, Раковского и Кальварийского трактов. [62; с.49]

С 1896 по 1911 год число кирпичных строений увеличилось в городе с 2110 до 2709. Квартиры в домах, предназначенных для зажиточных горожан, отличались уютом и удобством. Парадные, уличные фасады этих зданий имели архитектурное оформление. Пример тому — сохранившийся дом Костровицкой напротив гостиницы «Свислочь» (угол улиц Кирова и Володарского), на первом этаже которого располагалось управление Либаво-Роменской железной дороги, а остальные помещения отводились под жилье. [Прил., ил.39]

Застройка в городе, и особенно на окраинах, велась стихийно. Жители урочища Уборки (железнодорожный район) жаловались городской думе, что «все дома и строения расположены в одну общую местность без разделения какой-либо улицы». Такой же беспорядок царил в урочище Добрые Мысли того же района, где встречались улицы, загороженные с двух сторон. К домам на окраинах невозможно было подвезти дрова, подъехать в случае пожара. Членов городской управы беспокоило лишь то, что при переоценке имущества горожан для обложения в пользу города налогом им приходилось перелезать через заборы.[62; с.54]

Промышленная застройка шла рядом с жилищной. Железнодорожное полотно отрезало от центра города значительную территорию, сообщение с которой было затруднено. Лишь через Московскую улицу имелся железнодорожный мост. Корни всех этих недостатков в планировке Минска крылись в частной собственности на землю, которая препятствовала как планомерной застройке города, так и реконструкции его отдельных районов.

В 1896 году в Минске насчитывалось 7476 домов (включая нежилые). В 1911 году их число увеличилось до 10 300. Большинство построек (77—78 процентов) предназначалось для жилья. В то же время темпы строительства промышленных, торговых и административных объектов за период 1896—1911 годы превысили темпы строительства жилых домов примерно на 10 процентов, что свидетельствовало об оживлении торгово-промышленного развития Минска. В течение 1890—1914 годов было построено 17 культовых зданий и только две школы (ремесленное и коммерческое училища). К этому времени в городе функционировало около 90 церквей, костелов, синагог, молитвенных домов. [52; с.24]

В общей массе городских зданий удельный вес деревянных составлял в 1895—1903 годах около 80 процентов. Были распространены (6—7 процентов) и так называемые смешанные постройки: первый этаж, предназначавшийся для хозяйственных надобностей или для торгово-промышленной деятельности,— каменный, а второй, отводившийся под жилье,— деревянный. На долю каменных зданий приходилось 14—15 процентов. Как правило, они были многоэтажными. Самым высоким строением Минска являлась шестиэтажная гостиница «Европа», в которой в 1908 году был даже установлен лифт. [61; с.19]

Растущий город предъявлял на жилье большой спрос. Если в 1896 году сдавалось внаем 11,6 тысячи квартир, то в 1911 году это число увеличилось в 2 раза. Дома были перенаселены, особенно в торговой части Минска. Внутри они, даже деревянные, разделялись на мелкие и тесные комнатушки. Газеты отмечали, что предприимчивые домовладельцы сдавали квартирантам хозяйственные постройки, в которых за стенкой в один кирпич иногда находились свиньи, склад для дров, отхожее место. [63; с.30]

Возрастала квартплата. Так, среднегодовая стоимость одно-трех-комнатных квартир в 1893 году составляла 200 рублей, а в 1911 году — уже 500; пятикомнатных — соответственно 400 и 700 рублей. Особенно быстро росли цены на ходовые квартиры из 1 — 3 комнат — в 2,5 раза. Причины этому крылись в перенаселенности города, увеличении городских налогов, вздорожании. Минские врачебные известия отмечали в 1911 году: «Жилищная нужда в Минске. столь же велика, как в самых крупных центрах. Цены квартир здесь не ниже, чем в Берлине или Париже...». [63; с.31]

Стоит отметить, что если провести аналогию с современностью, жилищные условия в некоторых местах столицы не так уж отличаются от условий проживания столетней давности (например бараки по улице Щорса).

В начале 90-х годов в Минске насчитывалось около 140 улиц и переулков. К 1911 году их численность увеличилась до 305, а общая длина за тот же период возросла с 68 до 170 верст, в том числе замощенных с 27 до 80 верст. [35; 4 мая]

Главная улица города 3ахарьевская была названа в честь первого гражданского губернатора Захария Эммануиловича Корнеева, занимавшего эту должность в 1796—1806 годах. Вообще же с названиями долгое время существовала неразбериха. Многие, даже коренные минчане, не знали, как называется улица или переулок, на которых они проживали. Одна и та же улица часто именовалась по-разному, и, наоборот, многие носили одинаковые названия. [Прил., ил.47]

Только Безымянных переулков было в 1911 году девятнадцать. Обычно о месте жительства говорили так: на земле Ваньковича, между Комаровкой и Переспой, по дороге к лютеранскому кладбищу, около артиллерийских казарм. Иногда улицы были больше известны под старыми названиями: Доминиканская вместо Петропавловской, Зборовая или Тюремная вместо Преображенской, Зыбицкая или Болотная вместо Торговой, Францисканская вместо Губернаторской, Батальонная вместо Скобелевской. Чтобы найти нужный дом, податным инспекторам и приезжим приходилось тратить иногда несколько дней. [16; с.70]

В 90-х годах в центре города появились дощечки с названиями улиц. В 1905 году их заменили новыми — с надписями, выполненными большими белыми буквами на голубом фоне.

Городские улицы мостились булыжником. В 1910 году началось асфальтирование. В центре можно было встретить бетонные и гранитные тротуары. В управе накапливались целые тома с просьбами жителей о замощении улиц. Идя навстречу интересам местной буржуазии, городское управление благоустраивало в первую очередь те, что связывали промышленные и торговые предприятия с железнодорожными станциями, центральные, а также улицы, используемые военным интендантством.

Важнейшие магистрали на окраинах власти пытались замостить за счет мелких домовладельцев, невзирая на то, что у тех даже после продажи всего имущества не хватило бы для этого средств. В 90-х годах городское управление добилось разрешения взимать попудный сбор с грузов, прибывавших и отправлявшихся по железной дороге, за счет этого и устроило подъездные пути по Раковскому и Койдановскому тракту.

Подавляющее же большинство улиц окраин весной и осенью превращались в непролазное болото. Никогда не высыхавшие ямы с водой служили местом свалки нечистот, обветшалой утвари и одежды. В 1912 году газеты писали о таком случае: ассенизационный обоз попал в одну из луж, и, когда кучер пытался выбраться, содержимое бочки вылилось на улицу. [38; 2 апр.]

Ближе к центру местами были устроены деревянные тротуары, но настолько узкие, что на них с трудом расходились двое пешеходов. Хождение по таким тротуарам требовало особой осторожности, особенно в вечернее время. Хлюпавшие в грязи доски с торчавшими в них гвоздями превращались в капканы, рвавшие одежду и подошвы обуви.

Как известно, город начинается с железнодорожного вокзала. Их в Минске было два: Виленский и Брестский. Здание первого привлекало пассажиров красивой узорчатой кладкой из красного кирпича. Два двухэтажных корпуса, поставленные торцом к железнодорожному полотну, соединялись одноэтажной каменной галереей. Над корпусами возвышались две башенки, на которых по праздникам вывешивались флаги. Сейчас это старый железнодорожный вокзал Минск-Пассажирский, перестроенный и видоизмененный. [Прил., ил.24]

Брестский вокзал представлял собой большое деревянное здание с двухэтажной башней. В 1871 году он принял первый паровоз, прибывший в Минск. В июле 1920 года был полностью сожжен польскими оккупантами. После восстановления работал до 1928 года. На его месте в настоящее время находится станция Товарная. [7; с.46]

Перед Виленским вокзалом находилась небольшая не мощеная площадь. В 1905 году городская дума поддержала идею железнодорожников о сооружении здесь на средства города и общественных организаций памятника жертвам курловского расстрела. Впоследствии такой памятник был возведен на Привокзальной площади. Он представлял собой массивный крест на постаменте. С четырех сторон стояли столбики, соединенные обвисавшими цепями.

Деловым и административным центром города являлась Соборная площадь (площадь Свободы). Она служила местом военных парадов, торжественных шествий и панихид, 27 января 1906 года здесь было совершено покушение на минского губернатора Курлова и полицеймейстера Норова.

Троицкая площадь (район оперного театра), самая большая в городе, была вымощена булыжником. На ней устраивались базары. Название свое получила, очевидно, от костела Святой Троицы, построенного здесь в начале XVI века. [Прил., ил.26]

Юбилейная площадь была вымощена лишь отчасти. На ней также собирались базары. Свое название получила от юбилейного памятника, установленного католическим духовенством в 1826 году. Юбилей связан с историей христианства. В 1825 году отмечалось 1500-летие Никейского (Первого Вселенского) собора, утвердившего главные догмы и символы христианской веры. [Прил., ил.28]

Папа Римский Лев XII объявил этот год юбилейным. В белорусских костелах празднества проходили в следующем — 1826 году. Тогда же на окраине Минска появился и юбилейный памятник, который впоследствии дал площади название, сохранившееся до наших дней. Площадь под названием Конский рынок занимала треугольное пространство, образованное пересечением Красной улицы с Захарьевской (район школы милиции, кафе «На росстанях»). Название не случайное — на площади торговали лошадьми и рогатым скотом. Здесь же находился и дровяной рынок. [52; с.36]

Заречная часть города связывалась с центром деревянными мостами. Александровский и Лавский (по Широкой, ныне Куйбышева; с середины 1960-х годов не существует) мосты обслуживали торговцев, сновавших между Низким рынком и Троицкой горой. Ниже по течению Свислочи был Полицейский мост (улица Я. Купалы). Построенный в 1880 году Захарьевский (проспект Независимости) соединил центр с Золотой горкой и Комаровкой. На Веселом мосту (по улице Первомайской) не затихал грохот обозов с воинской кладью, двигавшихся от железнодорожной станции к казармам и обратно. Каскад мостов завершал Нижне-Ляховский (улица Октябрьская).

Минск был одним из самых зеленых городов Северо-Западного края. Окраины его утопали в садах. Городской парк, или Губернаторский сад (парк имени А. М. Горького), стоял в ряду крупнейших городских парков Беларуси. Его площадь составляла почти 18 гектаров. Здесь были устроены аллеи, вдоль которых располагались скамейки. Заложен в 1800 году губернатором 3. Э. Корнеевым (отсюда название). [47; с.13]

Местная интеллигенция любила прогуливаться по Александровскому (Центральному) скверу, открытому в 1872 году. В центре его сверкал струями фонтан, украшенный скульптурной композицией «Мальчик с лебедем»,— единственный в городе. Фонтан был пущен в 1874 году спустя год с того момента, как в Минске начал действовать водопровод. [Прил., ил.27]

Трудовой народ отдыхал в Соборном сквере (площадь Свободы), где стоял памятник Александру II. В соответствии с обязательным постановлением городского управления в парк и скверы не допускались лица, «неприлично и грязно одетые: торговцы, чернорабочие и мастеровые, идущие толпами на работу и возвращающиеся с нее». [38;28 июл.]

Но, как правило, исторически сложившиеся районы с издавна закрепившимися названиями места служили ориентиром горожанам. Расположение Минска на холмах имело важное значение в санитарном отношении: сточные воды естественным путем сбрасывались в реки. Зажиточные горожане стремились селиться на возвышенностях, чтобы пользоваться преимуществами сухой и здоровой местности. Городские кварталы, прилегавшие к речкам Немига, Татарская Слобода, Нижняя Ляховка, утопали в грязи, страдали от разливов и наводнений.

В городе существовало Татарское предместье, именуемое иначе Татарской слободой, Татарским концом, Татарскими огородами. Некоторые историки считают, что татары стали селиться на Беларуси в конце XIV века. В то время Золотую Орду раздирала междоусобица, и сторонники хана Тохтамыша потерпели в ней поражение. Великий князь Витовт принял их в свое войско и наделил землями на Виленщине и Минщине. Белорусские татары под предводительством старшего сына Тохтамыша сражались с крестоносцами во время Грюнвальдской битвы. [70; с.2-3]

В ХV – XVI столетиях белорусские земли подвергались набегам крымчаков – крымских татар. Решающая битва с ними состоялась в 1506 году под Клецком. Силы крымчаков были разгромлены войском Великого княжества Литовского под предводительством князя Михаила Глинского. В плен к победителям попали четыре тысячи воинов. Часть из них поселили на северо-западной окраине Минска. Первая деревянная мечеть была возведена здесь в 1599 году. С XVI века местность получила название Татарского конца. [70; с.2-3]

Объяснение этому названию и бытописание минских татар приводит в середине ХIХ века белорусский этнограф Павел Шпилевский: «За Екатерининской церковью начинается Татарский конец, или, что то же, Татарское предместье, на котором живут исключительно татары, потомки древних перекопцев и крымцев, некогда опустошавших минский край, но вследствие страшного поражения в 1506 году под Клецком рассеявшихся по всем окраинам Минской губернии и, между прочим, поселившихся в самом Минске». [70; с.2-3]

Название конец заставляет думать, что эта часть города до поселения в ней татар, переименовавших ее в Татарский конец, называлась каким-нибудь другим концом славянского или древнерусского происхождения и именно, как свидетельствуют старожилы концом Пятницким, получившим название от Пятницкой церкви, существовавшей в этом месте и положившей начало Пятницкой улице, а может быть Пятницкая церковь получила название от Пятницкого конца, в свою очередь так названного от древних торгов по пятницам. [62; с.42]

Как бы там ни было, но слово «конец» показывает, что Татарское предместье составляло часть древнего Минска как оселище древнеславянского племени, потому что название конец некогда принадлежало древнеславянским городам; концами у древних славян вообще и славян русских назывались предместья или более отдаленные части города от самого центра или замка: такие концы существовали в древнем Пскове и Новгороде…. Число минских татар доходило до 400 душ. Они вели довольно трудолюбивую жизнь, подобно соплеменникам своим клецким татарам. [70; с.2-3]

Главным предметом их занятий были огородные овощи, которые они высевали и выращивали в большом количестве в огородах и на полях близ Раковской дороги. Кроме того, некоторые из них занимались коннозаводством и потому для приготовления сена имели огромные луга на берегах Свислочи; часть этих лугов принадлежала некогда Святодуховскому монастырю, но впоследствии откуплена татарским старшиной Солиманом. По просьбе этого Солимана в 1617 году на грунте Воскресенской церкви построена татарская молельня или мечеть; взамен взятого грунта воскресенскому причту отведен такой же участок в другом месте. [70; с.2-3]

«Мечеть сохранилась до начала XX века и была она деревянная, небольшая, состояла из двух отделений, мужского и женского, разделенных между собой решеткой. Внутри не было никаких украшений, кроме балдахина для муллы в мужском отделении, в котором пол был устлан зеленым сукном, а возле одной стены поставлены скамейки для посетителей. Кроме этих двух отделений или комнат было еще нечто вроде прихожей, в которой татары оставляли обувь: известно, что по закону мусульманскому они не могут входить в молельню в сапогах». [Прил., ил.16]

Главной улицей Слободы с начала XVII века была Большая Татарская (ныне – Димитрова). Здесь преобладала деревянная застройка. Дома зажиточных хозяев были покрыты жестью, остальные имели гонтовые крыши. На Большой Татарской находилась и мечеть. На этой улице селились главным образом ремесленники и торговцы. Минские татары занимались, в основном, различными ремеслами. Среди них были кожевенники, шорники, скорняки, извозчики, огородники. Овощи разводили на так называемых татарских огородах по берегам Свислочи.

Согласно переписи 1897 года в Минске числилось 1.146 татар. В их числе, помимо ремесленников и торговцев, были военные и служащие различных государственных учреждений. [70; с.2-3]

В конце XIX века минские мусульмане начали сбор средств на строительство первой в городе каменной мечети. Она была возведена в рекордно короткие сроки и открылась в 1901 году. Мечеть и 32–метровый минарет находились на территории Татарской слободы (приблизительно на том месте, где нынче расположен ресторан гостиницы «Юбилейная»). Храм был обнесен сплошным деревянным забором с каменными воротами. Особенно много верующих собиралось здесь по пятницам (священный день мусульман) и по праздникам.

Служившие в мечети муллы находились в административной зависимости от Симферопольского духовного управления. Религия во многом определяла быт минских татар: так, в их рационе отсутствовали свинина и вино. Однако, как отмечают историки, редкая татарская свадьба обходилась без водки. (Возможно потому, что в запрете Магомета речь шла только о вине). Некоторые отступления от канонов допускались и в пятницу: в этот день мусульмане писали, а также считали деньги. Татарская слобода давно не знала многоженства, и поселившийся там магометанин–двоеженец был осужден общественным мнением.

Административно слобода относилась к 5–й полицейской части и, надо сказать, не доставляла ей особых хлопот. Так, согласно переписи 1897 года, никто из татар не сидел в тюрьме, не содержал корчму и не имел отношения к проституции, хотя рядом, на территории Раковского предместья, находилось немало домов терпимости. [62; с.50]

В начале XX столетия двумя основными улицами предместья оставались Большая и Малая Татарские (последняя проходила вдоль Свислочи в районе нынешнего проспекта Победителей (Машерова)). В 1906 году на Большой Татарской был построен кожевенный завод Гольдберга. Спустя семь лет здесь трудились 23 рабочих. (Предприятие в этой части города появилось не случайно: татары издревле славились умением выделки кож). [70; с.2-3]

Минскую мечеть закрыли в 1936 году, и какое–то время она использовалась как продовольственный склад. Затем, уже после войны, здание храма перестроили. В районе нынешней гостиницы «Планета» находилось небольшое татарское кладбище. Уже после войны от этого кладбища не осталось и следа.

В середине 50–х, застройка улицы Димитрова еще сохранялась. Каменные дома здесь чередовались с деревянными, проезжая часть была вымощена булыжником, а узкие тротуары заасфальтированы. До 2001 года на Димитрова сохранялись мастерские белорусских художников. Это двухэтажное кирпичное здание, построенное в 1897 году, до 1930 года было синагогой. Затем храм закрыли, а после войны строение передали мастерским. Четыре года назад его разрушили, а на освободившемся месте возвели элитный жилой дом. Сегодня бывшая Большая Татарская насчитывает всего несколько домов, разбросанных по всей улице.

В 60–е годы XX-го века, при прокладке Парковой магистрали исчезли и кварталы Колхозной. Тогда же, в 1962–м, не стало минской мечети: на ее месте была возведена гостиница «Юбилейная».

В конце XIX- начале XX вв. в Минске находилось большое количество еврейских организаций. Это были школы - еврейское реальное училище, гимназия, прогимназия, несколько начальных школ, две зубоврачебные школы, Талмуд - Тора, свыше 30 хедеров, мужское и женское ремесленное училища; еврейская больница, две библиотеки, отделение Общества просвещения евреев в России и др. Существующие благотворительные общества - помощи бедным евреям, помощи обучения бедных ремеслу, помощи ученикам Талмуд-Торы, помощи в строительстве гигиенического жилья для бедных и т.п. помогали людям из бедных слоев получать образование, лечение, жилье, пищу. Образованные, состоятельные евреи активно участвовали в "культурной жизни города. По их инициативе было создано Минское общество любителей изящных искусств, купеческий клуб, городская библиотека имени А.С. Пушкина и другие организации.

Основное место проживания евреев было на территории в районе современных улиц Юбилейной площади, улиц Сухой, Коллекторной, Короля, Республиканской.

Еще в конце XVIII столетия появилась деревня Комаровка, получившая свое имя, вероятнее всего, из-за обилия насекомых. По преданию, услышанному им от минского долгожителя, когда-то жил в городе монах Антоний. Однажды нашел он клад, но, искушенный дьяволом, присвоил золото. Соблазнили старца червонцы, зарытые в землю разбойником. [69; с.2-3]

Но недолго радовался инок - его тайну случайно раскрыл юродивый - Федька Комар. Боясь разоблачения, монах пообещал блаженному половину богатств. А потом, терзаемый жадностью, передумал. Темной ночью Антоний вывел Федьку из монастыря. Они переплыли замковый ров и скоро оказались в густом лесу. Здесь жадный монах убил юродивого, но и сам был жестоко наказан. Лес расступился, и земля под ногами преступника превратилась в топь... \"А вокруг далеко-далеко раскинулась необъятная болотная трясина - и ни кустика, ни деревца кругом; одна гладкая болотная поверхность, покрытая кое-где сырым мохом, - и душные, вредные испарения отделяются от нее и стоят в воздухе..." Так, по преданию, образовалось Комаровское болото. [37; 14 янв.]

До войны 1812 года слобода Комаровка была "юридикой" князя Радзивилла. Со временем городская черта все ближе придвигалась к деревне, которой "цивилизация" не сулила ничего хорошего. Вот что писал минский губернатор в первой половине XIX века: "Особенно отвратительную нечистоту я заметил близ Комаровки от выбрасываемых мясниками к воротам и на улицу внутренностей убитого скота..." [37;14 янв.]

Во второй половине столетия слобода была уже городской окраиной и собственностью помещика Ваньковича. Комаровские земли принадлежали этой фамилии и в начале XX века. в 1902 году Ванькович ( или, как его называли, "комаровский паук") большую часть из 220 десятин земли стал сдавать в аренду. В живописных лесах ( а они начинались в районе современного универсама "Рига") появились первые дачи. Со временем комаровские леса вырубались, уступая место новостройкам. Как напоминание о них остались сосны парка имени Челюскинцев, территория которого входила в Комаровские леса. [69; с.2-3]

Еще в XIX веке недорогие земли Комаровки начал обживать ремесленный люд. По свидетельству современников, беднота в этих местах жила в жутких условиях. В одной части дома хозяева могли держать скот, а другую сдавали в наем. Иногда в комнате ютились по 2-3 семьи. Улицы представляли собой жалкое и неприглядное зрелище. После дождя они превращались в сплошное месиво. "Через Комаровку,- сообщал один из репортеров в 1898 году,- ежедневно проходит до сотни возов дров и прочего, и все это перетаскивается чуть ли не на руках. Артиллерийские повозки часто выше колес вязнут в грязи, ночью нет ни одного фонаря на всю Комаровку; и только огонь казенной лавки освещает улицу сажени на 2-3 кругом. [37; 14 янв.]

Жители места повидали на своем веку и известных людей. Так, в 1895 году в "Минском листке" рассказывалось о том, что в нескольких метрах от бывшей городской заставы на Комаровке находился домик Винцента Дунина-Марцинкевича.[36; 21 апр.]

На городском (или Комаровском ) выгоне обширную территорию занимали владения военных. Здесь со второй половины XIX века проходили учения, размещались казармы и склады. На Комаровском поле ( или полигоне, который находился приблизительно на месте современного рынка ) 24 мая 1911 года совершил полет на аэроплане знаменитый Сергей Уточкин. Посмотреть на чудо-птицу собрался весь город. Огромную толпу сдерживали военные, и все же пострадавшие были. К полю выезжали минские врачи - оказывать экстренную помощь. [36; 21 мар.]

Прилегающая к Комаровке территория - район современных улиц Кульман, Веры Хоружей, Богдановича, вплоть до Орловской - представляла собой заболоченную низину. Глубина торфяного слоя составляла до полутора метров. Здесь в 1911 году была открыта Минская болотная станция.

Размещалась она на углу нынешних улиц Богдановича и Сурганова. Уже в советское время после осушения слой торфа уменьшился на метр. В наше время мелкозалежные восточные и южные части болота застроены ( район улицы Богдановича от Веры Хоружей до Некрасова. Заболоченность Комаровки создавала проблемы с транспортом. В 1892 году в Минске появилась первая конка. через шесть лет вступила в строй Немиго-Захарьевская линия, которая связала Комаровку с центром - улицей Губернаторской ( ныне - Ленина). Трамваи пришли сюда только в 1929 году, для чего четыре года велись общественные работы по осушению низины. [55; с.41]

Кошары были одним из предместий Минска. Так долгое время называлась местность в излучине Свислочи между современными улицами Октябрьской и Пулихова (по обе стороны от приречного участка Красноармейской). [Прил., ил.14]

Здесь в конце XIX - начале XX столетий размещались многочисленные военные и иные склады, мясные и хлебные лавки. Как и сосенюю Ляховку, Кошары населял преимущественно ремесленный люд. Нередко толпы народу собирала плохо обустроенная Кошарская площадь, которая находилась в дальнем конце предместья, примерно там, где сейчас заканчивается улица Красноармейская. Здесь, на плацу, минчане часто следили за учениями войск. Иногда же он превращался в ипподром, где проводились скачки, спортивные состязания.[59; с.17]

Так, летом 1913 года тут прошел первый в Минске футбольный матч, в котором гимназисты города обыграли служащих со счетом 3:0. Сюда же, на Кошары, частенько наведывался цирк. Расклеенные по городу афиши приглашали минчан на популярную в то время французскую борьбу. Правда, билет для взрослого стоил 25 копеек - половину дневной выручки минского рабочего. Площадь бывших Кошар вошла в историю Минска и еще одним очень важным событием в истории Минска. 16 июля 1944 года здесь состоялся торжественный митинг, посвященный освобождению города, а также парад белорусских партизан. Для Минска это событие сравнимо разве что с парадом Победы в Москве.[69; с.2-3]

Сегодня Кошары представляют собой тихий уголок в центре города, в конце улицы Красноармейской был разбит парк 40 лет Октября.

Многие полагают, что современное название современный микрорайон Курасовщина получил от фамилии помещика генерала Курасова, который жил в XIX веке. На самом деле это не так. Прежде всего, помещика с такой фамилией в архивах не найдено. Его нет даже в очень объемном "Перечне землевладельцев Минской губернии", составленном при минских губернаторах Черикове, Петрове и Трубецком во второй половине XIX века. Название микрорайона происходит от названия урочища Курашевщизна. [50; с.71]

Источники информации об этой территории берут свое начало со времени Люблинской унии 1569 года, когда в объединились Польское Королевство и Великое княжество Литовское. Тогда поместье называлось Курашевщизной и было дворянским владением. Его владельцы жили в Лошице, Сеннице и Минске.

Когда-то эти земли приобрел пращур известного русского писателя Федора Достоевского Стефан Иванович Достоевский. Позднее земельные участки перешли во владение земского судьи Немаршанского. Количество дворов тогда было 11, а жителей - 48.

Во время интенсивного строительства железной дороги в урочище Курашевщизна, на высоком живописном берегу речки Мышки-Копровки (сегодня - Мышка), начальник Либаво-Роменской железной дороги, инженер Николай Евстрафьевич Ададуров во ввторой половине XIX века построил загородный дом. Теперь это так называемая Белая дача, памятник архитектуры неоклассицизма. Нередко Мышка-Копровка выходила из берегов и тревожила железнодорожников. Они приняли решение о строительстве дамбы-насыпи высотой около 50 метров. Тогда эту местность стали называть Застенком Ададурова. К началу ХХ века здесь уже проживало 70 человек.

Во время русско-японской войны 1904-1905 годов в доме Ададурова разместился госпиталь для больных и раненых. В это время Застенок Ададурова потерял свое значение, а соседнее урочище у белорусского местного населения получило более привычное для нас звучание - Курасовшина.

Сегодня лишь немногие в Минске знают о том, что район стадиона «Динамо», расположенный в самом центре столицы, сто лет назад был рабочей окраиной. Сюда не «дотягивался» водопровод и рельсы конки, здесь не было гимназий и роскошных магазинов. Вместо всех этих благ цивилизации Ляховка была богата дымящими заводиками, мрачными рабочими казармами и покосившимися лачугами. [Прил., ил.19]

Деревня с названием Ляховая Лука, расположенная к югу от Минска, упоминается еще в исторических документах XVI века. Через два столетия на ее месте появилась слобода Ляховка, которая в конце XIX века превратилась в промышленную окраину города. Весной и осенью на утопающую в грязи, плохо освещаемую окраину редко заглядывали люди благородного звания. [48; с.3-5]

Ляховка представляла собой обширную территорию, делившуюся на две части. Верхняя включала район современных улиц Свердлова и Ульяновской - до реки Свислочь. К Нижней Ляховке относились нынешние улицы Октябрьская и Лодочная. В 1908 году здесь в небольшом деревянном здании был открыт чугунолитейный завод «Гигант». Принадлежал он товариществу Дорского, Поляка и Семенюка. Ныне о дореволюционном «Гиганте» напоминает один из корпусов завода имени Октябрьской революции на улице Октябрьской.

С 1892 года там же, на Нижней Ляховке, работал дрожже-винокуренный завод братьев Раковщиков. В то время это было крупнейшее в Белоруссии предприятие отрасли. В 1913 году здесь работало до 150 человек. Добротное здание завода - кирпичное с небольшими окнами - резко выделялось на фоне деревянных построек. Сегодня здесь, на улице Октябрьской, размещается Минский дрожжевой комбинат. Через дорогу, тоже в кирпичном, но одноэтажном здании, находился винный склад.

На Нижней Ляховке было сосредоточено несколько маленьких кожевенных заводов, скорее похожих на мастерские. Это - предприятие Монтвелинского, открытое в 1875 году, и Имрота (1885), а также заводы Лане и Сутина, вступившие в строй в 90-е годы XIX столетия. В 1927 году на базе бывшего сутинского владения было создано кожевенное предприятие «Большевик».[69; с.2-3]

На улице Ново-Серпуховской (район современного стадиона «Динамо») первоначально находилась фабрика гребней, которая принадлежала двум французам - Коллету и Турнье. Примечательно, что она стала первым в России предприятием отрасли, и ее продукция пользовалась большим спросом. О «дизайне» изящных женских расчесок заботились около двух десятков французских мастеров. [69; с.2-3]

Знаковым заводом Ляховки долгие годы оставался Кошарский чугуно-меднометаллургический, появившийся в 1881 году. Свое название он получил от Кошарской площади, где находилась небольшая кузница Якобсона. В начале прошлого века на предприятии товарищества «Якобсон, Лифшиц и Ко » уже работали слесарно-токарный, литейный, сборочный, кузнечный и столярный цеха. [60; с.57]

Множество заводов и фабрик Ляховки привлекало сюда рабочую силу. И люди, устроившись на производство, шли на любые условия хозяев. Естественно, что те в погоне за прибылью не заботились о создании нормальных условий труда. Рабочие по 14-18 часов проводили в тесных, душных и плохо освещаемых помещениях. Не было столовых, душевых, шкафов для одежды. Кстати, из спецодежды выдавались только рукавицы, и в цехах люди работали в старой, заношенной одежонке. Бывшие крестьяне нередко приходили на работу в домотканых зипунах и лаптях.

Хозяева заводов считали ненужной охрану труда. Ее отсутствие влекло за собой большое число несчастных случаев. «Рекорд» по числу таких происшествий долгое время принадлежал заводу товарищества «Якобсон, Лифшиц и Ко ». В 1906 году число жертв на этом предприятии составило 19, а в 1907 - 29 человек. На заводах, как правило, отсутствовала медицинская помощь. Правда, в 1899 году на Нижней Ляховке, неподалеку от завода Имрота, была открыта первая фабрично-заводская амбулатория. Средства на ее содержание частично давали заводчики, остальную долю высчитывали из зарплаты рабочих в виде больничного налога.

Неустроенным и неприглядным было жилье обитателей Ляховки, особенно «нижнего» района. Вот как писал о нем корреспондент «Минского листка»: «...зловоние ужасное, тротуары поломаны, мостовые в неисправности и нуждаются в капитальном ремонте». [60; с.58]

Часть рабочих Ляховки жила в специальных казармах при заводах. В них на деревянных нарах вповалку спали мужчины, женщины и дети. Жил трудовой люд также и в собственных домишках, подвалах, и даже землянках. Журналист «Минского листка» так рассказывал о своих впечатлениях от посещения трущоб Ляховки: « Вот небольшое каменное строеньице. Оно разделено экономными домовладельцами на две половины: в одной половине устроены: помойная яма, выгребная или мусорная яма, сарай для свиней, склад для дров и прочее. Из другой половины, отделенной от первой тонкою, в один кирпич стеною, устроено жилое помещение. Окна этих комнат у самого потолка величиною не более пол-аршина. Стены и потолки испещрены узорами плесени и сырости. И в этих комнатах, в каждой из них, заживо похоронено душ пять-шесть; днем грязная улица, ночью сырой подвал...» [38;21 мар.]

Появление рабочего поселка Серебрянка на юго-восточной окраине Минска было связано со строительством в 1871-1873 годах Московско-Брестской и Либаво-Роменской железных дорог. В то время здесь протекала речушка Серебрянка, впадавшая в Свислочь, а на месте нынешней улицы Плеханова располагался широкий длинный овраг. Этот живописный район Минска назывался "Серебряные мельницы" и служил местом отдыха горожан. в начале XX века быстрыми темпами началось строительство заводов, фабрик, мастерских и оптовых складов. появились крупные товарные станции. все это придавало району образ индустриального центра.

В 1908 году здесь построен чугуно-литейный завод "Энергия", где отливали детели машин и агрегатов, ограды и памятники. Сейчас это один из корпусов Минского станкостроительного завода на улица Октябрьской. Тогда же здесь появились два дрожжевинокуренных завода - ныне Минский дрожжевой комбинат и экспериментальный электроремонтный завод. На месте казенного винного склада сейчас расположено объединение "Минск-Кристалл".

В 1960-е годы новый микрорайон ниже по течению Свислочи решили назвать Серебрянкой и сегодня именно за этим жилым массивом закрепилось это название.

Бейсаловка -- так назывался фольварок, известный с середины XIX века, в районе теперешнего пересечения проспектов Победителей (ранее - Машерова) и Машерова (ранее - улица Иерусалимская). Сегодня это территория парка Победы непосредственно прилегающая к стеле "Минск - город-герой". В настоящее время за стелой сохранился десяток частных домов на двух Басиаловских переулках (как видим, название немного трансформировалось). Однако на 2006-ой год намечен их снос в связи с реконструкцией и развитием парка Победы.

Переспа – это старое название пригородной слободы, размещенной за Сторожевской окраиной между древними почтовыми путями на Вильно. По преданию, недалеко от Виленской дороги и реки Переспы однажды поселился богатырь Менеск, который построил на реке Свислочь водяную мельницу и тем самым основал город Минск. В конце 19 века Переспа слилась со Сторожевкой и вошла в состав города. В 1941 году в районе Переспы было искусственно сделано Комсомольское озеро, а после Великой Отечественной войны разбит парк культуры и отдыха имени Победы. К слову, Комсомольское озеро так и не было торжественно открыто, так как праздничные мероприятия были назначены на воскресенье 22 июня 1941 года.

Сторожевка – так называлась бывшая северная окраина Минска, какая получила название от сторожевой заставы, которая находилась при выезде из города со стороны Старовиленского и Долгиновского трактов в Борисовском направлении. С 1797 года Сторожевскими начали называть и православные могилы, где в 1848 году была построена каменная церковь Марии Магдалины. Сторожевку временами называли Переспой от протекавшей в этих местах речки. Населяли окраину в основном ремесленники и торговцы. [29; с.58]

Траецкая гора, Троицкое предместье — старое название части города в районе нынешних площади Парижской коммуны, улиц Я. Купалы, М. Горького, А. Пашкевич, Куйбышева, Чичерина, Коммунистической. Поселение на левом берегу Свислочи, у подножия горы, возникло в 12—13 в. Примерно в 14 веке на горе среди леса сооружён деревянный Вознесенский монастырь с церковью, на месте которой в 1620 Антон Маслянка построил каменную церковь. В 15—17 в. вокруг поселения, возникшего в районе Троицкой горы, Нижнего рынка и Раковского предместья (ныне район ул. Республиканской), возведены крепостные сооружения с земляными валами и рвами. Предполагают, что название «Троицкая гора» возникло в 15 в. от оборонительного редута Святой Троицы, расположенного у Борисовской заставы (ныне участок ул. М. Богдановича от моста вдоль 2-й клинической больницы и далее).

Троицкое предместье соединялось с городом мостом и гатью, со 2-й пол. 16 в.— двумя мостами. С конца 16 века на горе размещался Троицкий рынок (существовал до 1935). В 1771 на Троицкой горе при монастыре мариавиток открыта школа, в которой воспитанниц обучали языкам, домоводству, арифметике. После пожара 1809 на горе построены женское епархиальное училище (арх. А. Жуковский, перестроено в 1945—48 для административного здания, арх. В. Гусев, ныне ул. Коммунистическая) и духовная семинария (арх. А. Мельников, К. Хрищенович, перестроено в 1950—53 для Суворовского училища, арх. Г. Заборский, ныне ул. Богдановича). Здесь был расположен дом. В 1937 на бывшем Троицком рынке (ныне пл. Парижской коммуны) построено здание театра оперы и балета. [32; с.68]

Грушевский посёлок — бывшая юго-западная окраина города (ныне район, ограниченный ул. Железнодорожной, Уманской, Прилукской, Р. Люксембург, Извозной). Название от ул. Грушевской. Начала застраиваться в конце 19 —нач. 20 века. Население составляли рабочие железнодорожного узла и вагоноремонтного завода. В годы Великой Отечественной войны здесь действовала одна из первых групп Минского подполья.

Козырево — старое название посёлка на бывшей южной окраине Минска (ныне район ул. Докучаева, Вильямса и Физкультурного переулка). Имевшаяся здесь Козыревская улица в 1934 переименована в Гоголевскую, в 1935 посёлок переименован в посёлок Фрунзе.

Золотая Горка – старое название района, расположенного на бывшей северо-восточной окраине Минска (ныне район ул. Радистов и Козлова). В середине 19 в. место гуляний жителей города. Здесь размещалось также старое католическое кладбище с часовней св. Роха. В 1865 построен костёл в неоготическом стиле (стрельчатые ворота и ограда его не сохранились). С начала 20 в. название «Золотая горка» не употребляется.

Слепянка— бывший пригород в восточной части Минска (ныне район ул. Столетова, Запорожской и Уральской). Название от протекающей здесь р. Слепни и деревни Слепянка, упоминающихся в документах с 16 века. На северо-западе этот район граничил с предместьем Долгий Брод (ныне район ул. Козлова и Ботанической). В начале. 19 века имения Малая и Большая Слепянка принадлежали художнику В. Ваньковичу. Здесь прошло его детство позднее была мастерская. После Октябрьской революции в Большой Слепянке организован совхоз им. Будённого, в который вошла первая в БССР экспериментальная картофелеводческая станция. В 1959 д. Малая и Большая Слепянка включены в городскую черту. Здесь построен ряд крупных промышленных предприятий, в т. ч. заводы электротехнический и шестерён.

Медвежино, Недвежино — бывшая деревня и хутор в пригороде старого Минска. Деревня находилась на территории современного жилого района по ул. Одоевского и в 1959 включена в городскую черту. Хутор был расположен в районе ул. К. Либкнехта, Волоха и Харьковской, близ лютеранского кладбища, впоследствии носившее название - Немецкое. Сейчас на месте кладбища разбит сквер. На месте Медвежино ведётся интенсивное строительство. [69; с.2-3]

ПушкинскийПосёлок — старое (в 20—40-е г. 20 в.) название жилого района города - ныне район, ограниченный улицами Типографской, Я. Коласа, Чернышевского и Калинина.

Лошица — название бывшего пригорода Минска, расположенного по обоим берегам реки Свислочь при впадении в неё реки Лошицы (ныне район между камвольным комбинатом и жилыми районами Серебрянка и Чижовка). Из источников 16 в. известно несколько деревень по течению р. Лошицы: Лошица Горностаевская, Лошица Великая, Лошица Малая, Лошица Сухая и другие. Район Лошицы граничил с Неморшанской рощей и в 1923 был включен в городскую черту.[33; с.61]

Красная Роща - старое название лесного массива на юго-восточной окраине Минска ныне район тракторного завода и парка культуры и отдыха им. 50-летия Великого Октября. До Октябрьской революции называлась Архиерейской рощей или Пустыней. В 1924 Красная роща включена в городскую черту. После Великой Отечественной войны здесь велось интенсивное промышленное и жилищное строительство. Район, расположенный юго-восточнее Красной рощи, в 40-50-х г. назывался Красным урочищем, а затем посёлком автомобильного завода.

Уборки – была вся местность, располагавшаяся к югу от Виленского вокзала по обеим сторонам полотна Московско-Брестской железной дороги и далее от пересечения железных дорог до Московской улицы и Койдановского тракта.

Добрые Мысли - это был участок за железнодорожным мостом, который ограничивали Московская улица, Брестский вокзал и передаточная ветка.

Ковальская слобода - с ХII до начала ХХ века Койдановский тракт (современная улица Чкалова) являлся основным транспортным путем, который соединял Минск с Несвижем, Брестом, Варшавой и другими городами Европы. Естественно, при тракте возникли обязательные элементы дорожного сервиса — кузни. Мастера-ковали всегда приходили на помощь путешественникам. Как утверждал белорусский писатель Марьян Виж в своем краеведческом эссе “Вакол пажарнай каланчы”, в ХIХ веке там, где сегодня возвышается Дворец культуры железнодорожников, возникло целое поселение — Ковальская слобода. В конце ХIХ века оно уже именовалось Кузнечным переулком. В 30-е годы ХХ века на месте переулка появилась улица, которую в 1986 году переименовали в улицу Воронянского.[30; 20 мар.]

В конце XIX века владел подгородным (пригородным) хозяйством Михалово Северин Андреевич Рытвинский, действительный член Минского общества сельского хозяйства с 1888 года. Рытвинский-младший, Кондрад — выпускник Смолянской низшей сельскохозяйственной школы — прошел путь в отцовском имении скотовода, огородника, ключника, эконома, помощника управляющего... Он прокладывал шоссейные дороги на землях Михалово, которые впоследствии стали минскими улицами. Улицы эти получили названия: Железнодорожная, Кальварийская, Заславская, Крупецкая (часть современного проспекта Победителей). [69; с.2-3]

В 1901 году земли Рытвинского были использованы под сельскохозяйственную и кустарно-промышленную выставку. Ее масштабность и сегодня трудно вообразить. В выставке участвовало десять губерний, в том числе Киевская, Смоленская и Черниговская. По этому случаю был проложен канал и возведены три мостика-виадука. Один из экспонатов — со словами Александра II: “Мы давно осознали, что обильное дарами, но разделенное огромными пространствами, наше Отечество нуждается особенно в удобном сообщении...” После революции имение Михалово перешло в отдел коммунального хозяйства Минска. [18; с.31]

К началу XIX века в Минске в городской топографии Минска уже существовали такие названия как: Уборки, Добрые Мысли, Татарское предместье, Комаровка, Кошары, Ляховка, Серебрянка, Курасовщина, Бейсаловка, Переспа, Сторожевка, Троицкое предместье, Грушевский посёлок, Козырево, Золотая Горка, Слепянка, Медвежино, ПушкинскийПосёлок, Лошица, Красная Роща, Ковальская слобода, Михалово.

В XIX веке в городскую черту были включены следующие районы: Курасовщина, Грушевский посёлок, Слепянка, Медвежино, Лошица.

Традиционная городская топография формировалась под влиянием различных факторов, среди которых необходимо выделить следующие:

--это включение в городскую черту уже существующих административно-территориальных единиц, как деревни, поселки. Также происходило и присоединение частных владений (имений)

--это и застройка городских окраин непосредственно в черте города, создание новых районов.

Основным принципом заселения минских районов был уровень социально-экономического положения населения Минска. Так самые бедные районы были Ляховка, Серебрянка, Слепянка. Самыми благоустроенными и, следовательно и дорогими для проживания были центральные районы города, впрочем, как и сейчас.

Кроме этого еще одним принципом был национальный:так возникли Татарская слобода; район где проживали евреи.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом можно сделать вывод, что к концу XIX – началу XX века застройка административного центра Минска, и формирование административно-территориального деления по российскому образцу практически было завершено. Административный центр Минска в XIX вв. охватывал территорию площади Высокого Рынка и непосредственно прилегающих улиц: Койдановской (ныне Революционной), Доминиканской (ныне улица Энгельса), Петропавловской улице (ныне улица Энгельса), Козьмодемьяновской, Сборовой, Воскресенской.

В административный центр входили здания городской ратуши, гостиного двора, комплексы доминиканских, бернардинских и базилианских монастырей, иезуитского коллегиума, на северной и южной сторонах площади располагались жилые дома, лавки, корчмы, аптеки.

В конце XVIII—начале XIX в. в здании ратуши находились суд, магистрат и гауптвахта.Можно сделать вывод, что с развитием города в конце XIX века оформились административно-территориальные единицы – полицейские части (подобно современным районам). Их было пять:

Первая занимала центр города. Ее граница проходила по Койдановской улице, пересекала по диагонали Соборную площадь, шла по Крещенской улице до Полицейского моста (район ресторана «Журавинка»), правым берегом вниз по течению Свислочи до деревянного моста на Ляховке (находился напротив Красноармейской улицы), далее — по улицам Ляховской, Нижне-Ляховской, Круглой, одноименному переулку и выходила на Коломенскую.)

Вторая полицейская часть была самой маленькой. Ее граница, совпадая вначале границей первой части, шла до Полицейского моста, затем по Полицейской улице, захватывала с левого берега излучину Свислочи. А в районе Виленско-Набережной улицы пересекала реку, направлялась к перекрестку улиц Большой Татарской и Замковой и следовала далее по Воскресенской и Ново-Романовской до Койдановской улицы, отделявшей вторую часть от первой.

В третью часть входили территории по левому берегу Свислочи, включая Троицкий рынок. По количеству занимаемой территории третья полицейская часть была самой большой.

В связи с развитием города Минск начал расти в юго-западном направлении и новые кварталы вошли в четвертую полицейскую часть. Ее территория отделялась от третьей и первой частей Свислочью, Московско-Брестской железнодорожной магистралью, Коломенской улицей.

В пятую часть были включены северо-западная окраина Минска, выделенная в 1899 году из второй. В этой полицейской части был зафиксирован наименьший процент построенных каменных строений. Также эта часть отличалась наличием «домов терпимости».

К началу 19 века в Минске в городской топографии Минска уже существовали такие названия как: Уборки, Добрые Мысли, Татарское предместье, Комаровка, Кошары, Ляховка, Серебрянка, Курасовщина, Бейсаловка, Переспа, Сторожевка, Троицкое предместье, Грушевский посёлок, Козырево, Золотая Горка, Слепянка, Медвежино, ПушкинскийПосёлок, Лошица, Красная Роща, Ковальская слобода, Михалово.

В XIX веке в городскую черту были включены следующие районы: Курасовщина, Грушевский посёлок, Слепянка, Медвежино, Лошица.

Традиционная городская топография формировалась под влиянием различных факторов, среди которых необходимо выделить следующие: это включение в городскую черту уже существующих административно-территориальных единиц, как деревни, поселки. Также происходило и присоединение частных владений (имений), это и застройка городских окраин непосредственно в черте города, создание новых районов.

Основным принципом заселения минских районов был уровень социально-экономического положения населения Минска. Так самые бедные районы были Ляховка, Серебрянка, Слепянка. Самыми благоустроенными и, следовательно и дорогими для проживания были центральные районы города, впрочем, как и сейчас. Еще одним принципом был национальный:так возникли Татарская слобода, район, где проживали евреи.

Исследовав материалы по теме, можно сделать вывод, что введение российской системы административно-территориального деления города не привело к утере самобытных, традиционных названий местечек, хуторов, деревень, урочищ. Они, постепенно входя в состав территории города часто непроизвольно давали имя совершенно новым районам города (например Серебрянка), что привносило свой колорит в облик города и облегчало ориентирование на местности местным жителям.


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Архiтэктура Беларусi. Энцыклапедычны даведнiк. Мн., 1993. С. 309.

2. Вашкевич.В.Архитектура и строительство. //Семь эпизодов в истории улиц послевоенного Минска // 2003. 3 сентября

3. Весь Минск.—Мн., 1911. С. 14-18.

4. Хроника дня. Виленский вестник.— 1897.— 16 янв., 28 июня.

5. Боровой Р.В. Историческая топография древнего Минска. Обзор источников и современное состояние проблемы. Гiстарычна-археалагiчны зборнiк / Iнст. гiст. НАН Беларусі. Мн., 2000. № 15. С. 128–131.

6. Галенчик Н. И. Хроника важнейших событий г. Минска.— Мн., 1967.С. 8-58.

7. Гісторыя Мінска., Мн.,1967. С. 28-70

8. Голос провинции.— 1906.— 31 мая, 27 июня, 4 июля, 20 июля, 29 июля,

9. Города России в 1904 году.— СПб., 1906. С. 20.

10. Города России в 1910 году.— СПб., 1914. С.14.

11. Денисов В. Н. Площадь Свободы в Минске.— Мн., 1982. С. 27-29.

12. Денисов В. Н. Площадь Свободы в Минске.— Мн., 1985. С. 3-48.

13. Документы и материалы по истории Белоруссии.— Мн., 1953.— Т. 2. С. 12-14.

14. Документы и материалы по истории Белоруссии:— Мн., 1953.— Т. 3. С. 12-20.

15. Егоров Ю. А. Градостроительство Белоруссии.— Мн., 1954. С. 12-160.

16. Жучкевич В. А. Улицы помнят.— Мн., 1979. С. 91-92.

17. Записки Северного отделения Императорского русского географического общества.— Вильно, 1912.—Кн. 2. С. 15-42.

18. Александров А.А. Записки Северо-Западного отдела Императорского Русского географического общества.— Вильно, 1912.— Кн. 3. С. 15.

19. Заславский Е Архитектура и строительство//К 60-летию освобождения Беларуси: Итоги и факторы градостроительного развития Минска.. 2004.21 апреля

20. Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі. Мінск. – 1988. С. 42-67.

21. Зосимов Г.И. Пространственная организация города. М., 1976. С. 29-60.

22. История архитектуры Белоруссии. Мн., 1975. С. 54-55.

23. История Минска.— Мн., 1957 С.33-285.

24. История Минска.— Мн., 2006. С. 13-260.

25. Кириченко В. И., Минск, "Беларусь", 2004. С. 99-123.

26. Кириченко В. И.,Минск. История послевоенного восстановления. 1944-1952.", С.23-236.

27. Краткое историко-статистическое описание города Минска//Памятная книжка Минской губернии на 1910 г.— Мн., 1909. С. 24

28. Курков И. Мінск незнаёмы", , "Ураджай", 2002. С. 133-134.

29. Мароз А. Мінск старадаўні і малады. Мн. 2003. С. 52-68.

30. Минков Г Вечерний Минск//. Старый Минск 1968. 21 марта.

31. Минск, "Беларусь", 2004. С. 34-35.

32. Минск. Энциклопедический справочник. Мн., 1983. С. 65-78.

33. Минск: Энциклопедический справочник.— Изд. 2-е, доп., перераб.— Мн., 1983. С. 24-101.

34. Минск: Энциклопедический справочник.— Изд. 3-е, доп., перераб.— Мн., 1983. С. 45-78.

35. Минская газета-копейка.— 1912.—5 сент., 16 окт., 17 нояб., 12 дек., 16 дек.;1913.— 12 янв., 24 февр., 11 апр., 27 апр.,4 мая, 13 мая, 14 июня, 28 июля, 30 июля,18 сент., 13 окт.; 1914.— 9 февр., 11 февр., 12 февр., 13 февр., 21 мая.

36. Минский голос.— 1909.— 1 нояб., 8 нояб., 10 нояб., 1 дек., 24 дек.; 1910.— 23 февр., 9 марта, 14 марта, 30 марта, 23 апр., 22 мая, 2 июня, 12 июня, 17 июля, 18 сент., 30 окт.„ 10 дек.; 1911.— 23 янв., 6 февр., 6 марта, 13 марта, 15 марта, 28 марта, 8 мая, 25 мая, 28 мая, 25 июля, 24 сент.;1912.— 1 янв., 15 февр., 20 марта, 20 апр.,1 мая, 6 мая, 8 мая; 1916.— 1 мая.

37. Минский курьер. 2 мая, 14 янв. 25 мая, 12 апр., 15 марта. 11 февр. 27 июля,

38. Минский листок.— 1890.— 1 мая, 5 июня, 8 июня, 26 сент., 26 окт., 9 нояб., 13 нояб., 21 дек.; 1891.— 22 янв., 15 марта, 22 марта, 12 апр., 28 мая; 1892.— 23 июня;1893.— 29 июня; 1894.— 5 янв., 4 февр.,8 февр., 8 марта, 1 июля, 7 июля; 1895.—21 апр., 2 мая, 21 мая, 17 нояб.; 1896.— 12 марта, 2 апр., 9 апр.; 1898.—10 февр.,1 марта, 7 мая, 28 июля; 1899.— 14 янв.,6 февр., 11 февр., 15 апр., 16 мая, 8 июля;1900.— 2 янв., 4 янв., 23 янв., 25 янв., 29 февр., 7 марта, 9 марта, 21 марта, 26 марта, 6 апр., 14 мая, 25 мая, 6 июля, 18 июля,27 июля, 10 окт., 19 дек.; 1901.— 7 янв., 13 февр., 15 февр., 8 марта, 8 апр., 17 мая, 3 июня, 5 июня, 2 авг., 23 авг., 28 авг.,27 сент., 14 окт., 11 нояб., 6 дек., 27 дек.;I.5.3.

39. Мищенко В. Е., Минск. Верхний город.", Минск, Международный центр культуры книги, 2003. С. 43-44.

40. Отчет Минской городской управы за 1890-91 гг.— Мн., 1892. С.76.

41. Памятники Минска. Мн., 1991. С. 14-57.

42. Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г.— СПб., 1904.— Т. 22. С. 44.

43. Перепись населения г. Минска, произведенная 27—30 сентября 1917 года.— Мн., 1918. С. 76.

44. Полесская Л. П., Воспоминание о городе, Минск, "Четыре четверти", 2004. С. 11-83

45. Праблемы вывучэння,аховы і рэгенерацыі гістарычнага цэнтра Мінска: Праграма навук.-практ.канф. / Т-ва аховы помнікау гісторыі і культуры,Упр.культуры мінгарвыканкома. - Мн., 1995.

46. Протокол заседания Общества минских врачей по случаю 2 5-летнего юбилея, 22 ноября 1892 года.— Мн., 1893. С. 1-10.

47. Протоколы заседания лесной секции при Минском обществе сельского хозяйства за 1894 г.— Мн., 1894. С. 13.

48. Протоколы Общества минских врачей за 1904/05 и 05/06 гг.— Мн., 1907. С.3-5.

49. Протоколы Общества минских врачей за 1906/07 и 1907/08 гг.— Мн., 1909. С.3-6.

50. Справочная книга и спутник по Минской губернии.— Мн., 1889. С. 71-72.

51. Справочный адресный указатель с планом Минска и календарем на 1904 год.— Мн., 1904. С. 12.

52. Станкевіч А. Хрысціянства і беларускі народ.— Вільня, 1940. С. 24-55.

53. Торговля и промышленность Европейской России по районам.— СПб., 1904.— Т. 11. С. 43.

54. Труды Общества минских врачей за 1895/96 и 96/97 гг.— Мн., 1899. С.3-8.

55. Указатель опытов Минской районной опытной болотной станции.— Мн.,

56. Урванцов С. Н. Медико-санитарный очерк г. Минска.— СПб., 1910. С. 10-15.

57. Устав Минского общества друзей музыки— Мн., 1912. С.4-7.

58. Устав Минского общества любителей изящных искусств.— Мн., 1899. С.2-15.

59. Устав Минского общества любителей спорта.— Мн., 1898. С.17-18.

60. Фабрично-заводские предприятия Российской империи/Под ред. Д. П. Кандаурова.— Пг., 1914. С.56-78.

61. Шибеко 3. В. Минск в конце XIX — начала XX в.: Очерк социально-экономического развития.— Мн., 1985. С. 18.

62. Шибеко З.В. Минск. Страницы жизни дореволюционного города., Мн.1990. С. 8-122.

63. Экономика Белоруссии в эпоху империализма.— Мн., 1963. С.12-64.

64. http://www.minskoldnew.com/

65. http://archis-minsk.iatp.by/

66. http://www.myminsk.com/

67. http://minsk.h15.ru/history.html

68. www.minsk-city.info

69. http://www.rusarch.ru/borovoy.htm

70. www.minsk-online.net

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:18:03 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
22:39:12 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Топография г. Минска в XIX–начале XX вв.

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150330)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru