Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Тульская интеллигенция XIX века

Название: Тульская интеллигенция XIX века
Раздел: Рефераты по истории
Тип: курсовая работа Добавлен 16:51:56 09 июля 2008 Похожие работы
Просмотров: 615 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать

,,Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО Тульский государственный университет им. Л.Н. Толстого

Исторический факультет

Кафедра истории России

Курсовая работа на тему:

«Тульская интеллигенция XIX века»

Выполнил: студент группы 2В

Вялов А.И.

Научный руководитель: к.и.н., доц.

Фролова Л.П.

Тула – 2007


План:

Введение. 3

Основная часть.

1. Понятие интеллигенции. Ее особое положение в провинции. 4

2. Власть и общество: тульские губернаторы. 5

3. Интеллигенция – нравственный пример. Общественная деятельность рыцарей морали:

А) педагоги; 8

Б) врачи; 10

В) Белоусов и его парк; 14

4. Представители литературы и искусства. 16

5. Техническая и военная интеллигенция. 21

6. Историки Тульского края. 30

7. Л.Н. Толстой. 34

Заключение. 36

Список источников и литературы. 37


Введение.

Тема данной курсовой работы выбрана не случайно. В последнее время в исторической литературе, да и не только, наблюдается рост интереса к проблеме интеллигенции и провинции. Вследствие этого актуальность темы, на наш взгляд, не вызывает сомнений. Все больше появляется специальных работ, посвященных отдельным аспектам деятельности интеллигенции, а потому это небольшое вполне вписывается в общий контекст. Например, примечательны в этом отношении две монографии Т.А. Вепренцевой по общественным организациям интеллигенции центрального региона России, так и деятельности ее представителей в Тульской губернии. Показательна в плане историографического обзора работа Е.И. Самарцевой «Российская интеллигенция до октября 1917 года (историографический обзор)», где качественно, с проработкой громадного количества литературы описана эволюция термина, проблемы изучения состава российской интеллигенции, ее генезиса.

Объектом данной работы является тульская интеллигенция в контексте научной и общественной деятельности ее представителей. Предметом являются личности и организации интеллигенции. Из всего вышесказанного можно определить цель работы как выяснение специфики тульской провинциальной интеллигенции. Соответственно задачами являются показ вклада ее представителей в профессиональных видах деятельности, роли их в общественных объединениях. В работе используется метод сравнительного анализа.


1. Понятие интеллигенции. Ее особое положение в провинции.

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ (от лат. intelligens — понимающий, мыслящий, разумный) – люди умственного труда, обладающие образованием и специальными знаниями в различных областях науки, техники и культуры; общественный слой людей, занимающихся таким трудом[1] .

Термин «интеллигенция» был введен писателем Петром Дмитриевичем Боборыкиным (1836—1921) в 1866 году и из русского перешел в другие языки. Боборыкин определял ее как «высший образованный слой нашего общества»[2] . Проблема толкования этого понятия имеет многолетнюю историю. В. Даль определял интеллигенцию как «образованную, умственно развитую часть жителей», но он отмечал, что «для нравственного образования у нас нет слова — для того просвещения, которое образует и ум и сердце».

Н. А. Бердяев предлагал определение: интеллигенция как совокупность духовно-избранных людей страны. То есть духовная элита, а не социальный слой. Он считал, что именно верховенство совести – доминирующая черта в нашей интеллигенции, что «русская интеллигенция есть совсем особое, лишь в России существующее, духовно-социальное образование»[3] . Но он, же отмечал и такие характерные русские черты, как «раскол, отщепенчество, скитальчество, невозможность примирения с настоящим, устремленность к грядущему, к лучшей, более справедливой жизни…» Н. Бердяев исходил из того, что для интеллигенции характерны и рефлексия, и стремление, к переделке общества исходя подчас из умозрительных концепций, и некритическое отношение к западным теориям, и настроенность на радикалистские по своему характеру действия. Корни формирования особого российского типа интеллигенции лежали по Бердяеву, в самой нашей истории. И с этим нельзя не согласиться, поскольку в России интеллигенция всегда играла роль большую, чем люди умственного труда. Это был своего рода нравственный ориентир, хранитель моральных устоев общества.

Д. С. Лихачев определяет понятие интеллигенции как чисто русское и содержание его преимущественно ассоциативно-эмоциональное: «Русская интеллигенция – явление почти уникальное, везде были интеллектуалы, везде развивалась научная мысль. Но нигде, кроме России, жизнь интеллигенции не была так тесно связана с народной жизнью. Нигде не было в ее рядах такого единства, такой преемственности в служении общественному долгу»[4] . По его мнению, интеллигент – представитель профессии, связанной с умственным трудом (например, врач, ученый, художник, писатель), и человек, обладающий «умственной порядочностью». Основной принцип интеллигентности – интеллектуальная свобода, свобода как нравственная категория. По мнению Лихачева, интеллигентность в России – это, прежде всего «независимость мысли при европейском образовании».

Российская интеллигенция занимала особое место в структуре провинциального общества. Она несравнимо больше, чем столичная интеллигенция была знакома с бедами и нуждами местного населения, могла быстрее реагировать на возникающие проблемы, оказывать нес6ходимую помощь и поддержку нуждающимся. «Степенная, размеренная жизнь провинции далека от политики. В провинции важнее оказывалось реализовать насущные потребности населения в здравоохранении, просвещении, бытовом жизнеобеспечении, чем предпринимать попытки изменить государственное устройство»[5] .

Специфика положения интеллигенции в российской провинции проявлялась в ее стремлении всеми силами содействовать удовлетворению этих повседневных потребностей. Здесь интеллигенция находилась в непосредственной близости к народу. Прекрасно осознавая его насущные потребности, она делала вес возможное для улучшения положения народных масс, находя для этого новые способы.

Влияние провинциальной интеллигенции на общественное сознание и поведение во многом было обусловлено тем, что деятельность интеллигента в провинции не ограничивалась выполнением исключительно профессиональных обязанностей. Здесь он, нередко, еще и духовный наставник, и пример социального поведения, и хранитель нравственных устоев. Свои стремления служить обществу интеллигенция осуществляла через общественные организации, наиболее активно действовавшие во второй половине XIX века.

Одними из первых начали возникать Общества врачей (например, в Тульской губернии в 1860г.). Помимо другой самой разной деятельности, врачи устраивали народные чтения по вопросам санитарии и гигиены, которые, в свою очередь, позволили постепенно расширить знания простого народа в медицинской сфере и изменить отношение населения к этим вопросам. Члены обществ сотрудничали с местными органами самоуправления, проводили в жизнь различные общественные инициативы, часто сообща с другими общественными организациями интеллигенции, членами которой иногда являлись сами. Кроме этого создавались многочисленные организации преподавателей, ученых, артистов, музыкантов и т. п.

Общества ежегодно предоставляли губернатору отчеты о своей деятельности. Органы полиции и жандармерии, а так же представители различных ведомств, курировали общественные организации, осуществляя, тем самым текущий контроль над их деятельностью. Несомненно, были трудности во взаимодействии организаций и власти, но «не редкостью являлись случаи совместного проведения ряда общественно значимых мероприятий силами представителей власти и интеллигенции на местах. Во многом они были обусловлены обоюдным пониманием того, насколько важней для существенного развития является способность власти и представителей общественности договориться между собой, обеспечивая тем самым мирное решение назревших проблем»[6] .

Совместно с представителям интеллигенции местные власти давали жизнь крупным социальным проектам: организовывали общества, открывали учреждения филантропического, воспитательного характера, музеи, что создавало благоприятные условии для развития провинции по всем направлениям.


2. Власть и общество: тульские губернаторы.

Отдельно следует сказать о тульских губернаторах и об их роли в жизни региона, взаимодействия с общественными организациями интеллигенции. Они, как уже было упомянуто выше, много способствовали улучшению системы здравоохранения, поддержки просвещения, кустарных промыслов и т.д.

Например, в сфере образования надо отдать должное Иванову Николаю Петровичу, кавалеру ордена Св. Анны 1-го класса. Благодаря стараниям губернатора, 16 февраля 1802 года было открыто Александровское Дворянское военное училище для бедных и сирых юношей благородного сословия, Для училища обществом Тульских дворян была пожертвована достаточная сумма денег. Император взял училище под свое покровительство и пожаловал ежегодный денежный доход от кабинета 6000 рублей.

Воспитанники обучались русскому слову, богопознанию, географии, истории, языкам немецкому и французскому, арифметике и рисованию. В 1804г. в Туле открылась классическая гимназия — некоторые преподаватели были выпускниками Московского университета, имели научные работы. Директор гим­назии К. Н. Воронцов-Вельяминов был членом общества истории и древностей Российских при Московском университете, Л. И. Сытин — автором «Краткого начертания всеобщей истории»[7] .

В губернской классической гимназии, Александровском военном училище, семинарии была сосредоточена наиболее образованная часть тульского провинциального общества, люди, жизнь которых, по словам И. П. Сахарова, «со­ставляет в истории нашей Родины историю гражданского просвещения»[8] .

Другим губернским начальником, сыгравшим значительную роль в развитии губернии, был Елпидифор Антиохович Зуров (1833 – 1838 гг.). Первое, на что он обратил внимание по вступлении в новую должность, это на упорядочение канцелярии губернского правления, где царил страшный хаос. «Уволив неблагонадежных лиц и заменив их другими, он обеспечил казне успешный сбор податей и недоимок и достиг понижения цен на подрядах в торгах»[9] . В самый разгар этой работы Зуров тяжко занемог и уехал в Москву лечиться.

В его отсутствие страшные пожары опустошили Тулу. Не окончив лечения, Зуров принужден был вернуться домой, чтобы организовать помощь населению. Благодаря учрежденному по Высочайшему повелению комитету, удалось восстановить большую часть потерь и дать возмож­ность возведения новых построек. Стараниями Зурова в Туле был разведен городской сад и построен вокзал на месте грязной конной площади, отне­сенной за городскую черту.

Совершенно удивительной личностью был Петр Михайлович Дараган (1850 – 1865 гг.). По его приказу была открыта Тульская публичная библиотека, основанная в 1833г.[10] Пётр Михайлович Дараган вновь обратился к гражданам с просьбой пожертвовать книги и денежные средства в пользу библиотеки. На этот призыв откликнулись Л. Н. Толстой, И. С. Тур­генев, Д.В.Григорович, А. С. Хомяков, А. В. Сухово-Кобылин, прислав в создаваемое книгохранилище свои сочинения. 20 июня 1857 года состоялось открытие Тульской губернской библиотеки в новом здании Дворянского Собрания.

Уделял он большое внимание благоустройству Тулы. При нем было устроено газовое освещение Киевской улицы, открыта на этой улице контора Дилижансов и гостиница «Московская». При подготовке кре­стьянской реформы в губернии в 1858—1859 гг. работал дворянский комитет, готовящий проект реформы. Петр Михайлович Дараган поддерживал либеральное «мень­шинство» комитета и подверг резкой критике проект, представленный «большинством» комитета за его крепостнический характер. Петр Михайлович, не посчитавшись с мнением дворянства, собственноручно вписал Льва Николаевича Толстого в список мировых посредников Крапивенского уезда, а в 1862 году предупредил семью Толстого о готовящемся в Ясной Поляне жандармском обыске.

Легендарной личностью является Владимир Карлович Шлиппе (1893 – 1905 гг.), общественная деятельность которого, направленная на организацию просветительских, воспитательных упреждений, стяжала ему доброе имя, пользовавшееся уважением и популярностью у населения.

В августе 1896г по его инициативе было образовано Общества для содействия и развития кустарной промышленности в Тульской губернии, президентом которого он сам и являлся. При активном содействии Владимира Карловича в городе Туле был создан кустарный музей, сохранивший богатые традиции тульских кустарей. В 90-е гг. XIX в. В. К. Шлиппе был председателем Общества для устройства народных чтений в городе Туле. Кроме того, в ответ на представления губернатора в Министерство внутренних дел было разрешено устройство народных чтений в нескольких пунктах Тульской усади. Данные мероприятия в Тульской губернии проводились при тесном сотрудничестве местной администрации в лице губернатора, тульского земства, тульской Городской Думы и представителей различных обществ тульской интеллигенции (Н. А. Цветков, П. А. Верещагин, Н. И. Соколов и др. )[11] .

Не меньшую пользу местному населению принесла поддержка губернатором В. К. Шлиппе инициативы Попечительства о народной трезвости в Тульской губернии в сооружении в Туле Народного дома. Сам губернатор явился инициатором, а затем учредителем детской больницы в городе Туле.

Таким образом, общественная деятельность тульских губернаторов оказалась необычайно плодотворной. И, на наш взгляд, их в определенном смысле можно причислить к интеллигенции, поскольку, если исходить из точки зрения В. Даля об интеллигенции как «образованной, умственно развитой части жителей» и мнения Д.С. Лихачева о ней как о людях, обладающих «умственной порядочностью», то описанные нами губернаторы вполне этим критериям удовлетворяли.


3. Интеллигенция – нравственный пример. Общественная деятельность рыцарей морали:

А) педагоги.

Говоря об интеллигенции как образованной части российского общества, нельзя не рассказать об учителях и врачах как ее основе. История Тульского края XIX столетия пронизана целой плеядой блестящих педагогов, таких как К.Д. Ушинский, С.Д. Нечаев, а также просветительская деятельность В.А. Левшина и Л.Н. Толстого. Все они внесли свой огромный вклад в дело процветания Тульской губернии.

С. Д. Нечаев не был уроженцем Тульской губернии, да и жил в наших краях всего семь лет, с 1817-го по 1823г., однако по тому вкладу, который он внес здесь в развитие народного образования, культуры, его смело можно причислить к людям, составляющим гордость земли тульской. «Создатель целой сети учебных заведений, причем не, только для детей дворянства, но главным образом для простого народа, член ранней декабристской организации «Союз Благоденствия», сплотившей, вокруг себя лучшую тульскую интеллигенцию, С. Д. Нечаев должен занять свое место в истории Тульской губернии и в истории общественно-политического движения России первой половины XIX в.»[12] .

Степан Дмитриевич Нечаев родился 18 июля 1792 г. Его отец был предводителем дворянства Данковского уезда Рязанской губернии, богатым помещиком, владевшим землями в Рязанской и Тульской губерниях. Ро­дители были в состоянии дать сыну хорошее домашнее образование, что позволило ему, не проходя курса, получить аттестат Московского университета.

В 1817 г. Нечаев переехал в Тулу и стал директором училищ Тульской губернии. Учебных заведений в Тульской губернии было тогда крайне мало: в Туле Александровское дворянское военное училище, губернская гимназия и уездное училище, да и в губернии два уездных и три приходских училища, где обучались всего 245 учеников, в основном — дети дворян и купцов. С. Д. Нечаев начал развивать сеть учебных заведений Тульской губернии. Главной своей целью он сделал распространение просвещения среди простого народа. В марте 1820г. Нечаев подал на имя тульского губернатора донесение, в котором говорил о средствах, необходимых для заведения в Туле ланкастерской школы, «обще­полезного сего заведения», и просил губернатора призвать тульское дворянство собрать для этого денежные пожертвования.

Тульская власть поддержала благое начинание. Был объявлен сбор пожертвований, и благодаря стараниям Нечаева собрано более пяти тысяч рублей. «28 июня 1820г. в Туле состоялось торжественное открытие центральной школы взаимного обучения. В ней обучалось до ста человек из беднейших слоев населения. Вскоре в Туле были созданы еще две школы взаимного обучения: ланкастерская и жалонерная школы 3-й Гренадерской дивизии»[13] .

Поистине учителем «от Бога» был другой выдающийся туляк Константин Дмитриевич Ушинский (1824 – 1871). И, хотя деятельность его в основном связана с работой в столице, все же считаем необходимым рассказать о нем. В историю отечественной педагогики К. Д. Ушин­ский вошел как «учитель русских учителей». Прежде всего, он много, упорно учился сам, относясь к себе с редкостной беспощадностью. В 1859г., уже как известный автор статей на педагогические темы, К. Д. Ушинский назначается инспектором классов Смольного института. Здесь он разрабатывает проект нового учебного плана, упрощавшего тяжеловесную, устаревшую структуру института. Константин Дмитриевич отстаивает новые методы обучения, направленные на серьезное умственное развитие учащихся творческую, самостоятельную работу. В то же время составляет для подготовительного обучения в начальных классах популярную книгу для чтения «Детский мир»[14] . Выдвигая родной язык на первое место в системе обучения, К. Д. Ушинский, горячий пропагандист естественных наук, подготовил для детей тщательно обдуманное занимательное изложение развития животного мира от простейших к человеку.

В последние годы жизни он работал над созданием грандиозного труда — «Педагогической антропологией», посвященной человеку и его душевной жизни во многих взаимосвязях.

Тяжело пережив трагическую гибель семнадцатилетнего сына, К. Д. Ушинский умер от обострения много лет мучившей его болезни — хронического воспаления легких. Но идеи великого педагога не теряют своей ценности и до сего дня.

Особо стоит сказать о просветительских организациях второй половины XIX века. Среди просветительских и научных обществ, возникавших в российской провинции во второй половине XIX века, особое место занимали: общества и попечительства о народной трезвости, организации церковной интеллигенции, библиотечные и историко-археологические общества.

Один из наиболее продуктивных способов содействия поднятию уровня народного образования, который применяла интеллигенция - устройство народных чтений. Так Комиссия по устройству народных чтений в городе Туле (с 1884г ) работала вместе с Обществом тульских врачей, Тульским Городским комитетом попечительства о народной трезвости. Епифанским попечительством о народной трезвости.

Совместными усилиями удавалось увеличить количество устраиваемых чтений и разнообразить их содержание. Чтения, проводившиеся в аудиториях Тульского городского комитета Попечительства о народной трезвости в январе - марте 1903г , имели сле­дующие названия: .«Вино, человека сгубило» (П. И. Волгин), «О дифтерите» (Ю- П. Цейтлин), «Русско-турснкая война 1877-1878 гг.» (Н. Н. Элвчанович), «Тарас Бульба», «Вий» (Н. П. Гри­банов), «А. Невский» (П И. Мадицкий) и другие[15] .

Тульское общество трезвости и Тульский городской Коми­тет попечительства о народной трезвости открывали свои библиотеки в губернском городе. Первая библиотека (июнь 1899г.) начала свою работу при чайной общества на Пятницкой улице в доме Сапельникова, рядом с торговым центром, на одной из оживленных улиц города. Тульский городской Комитет «попечительства о народной трезвости в феврале 1902г. открыл библиотеки в Чулкове и в Заречье.

Попечительства о народной трезвости в уездах так же не оставались в стороне от вопросов народного просвещения. Так. при Новосильском попечительстве Тульской губернии силами его членов была открыта бесплатная библиотека-читальня, книги ко­торой пользовались большим спросом среди местного населе­ния". В Крапивне при чайной местного Общества трезвости в 1903г. была открыта библиотека для народа.

В Козельском уезде Тульской губернии местным попечительством о народной трезвости в 1902г. была открыта библиотека, в которую записались 156 человек (преимущественно - ученики местной школы)[16] .

Б) врачи.

Нельзя не отметить заслуг тульских врачей, внесших неоценимый вклад в дело обеспечения благополучия и процветания Тульской земли. Особенно их общественная деятельность оживилась во второй половине XIX столетия, в ходе Великих реформ. Результатами их упорной работы явилось открытие ряда больниц, улучшение санитарных условий в городе. Как наиболее выдающихся людей можно отметить В.И. Смидовича, М.М. Руднева, А.Г. Архангельскую, Ф.С. Архангельского, П.П. Белоусова, а также Каменева и Соболева. О них хотелось бы рассказать более подробно.

В. И. Смидович (1835-1894) был одним из первых детских врачей Тулы. Не меньшую известность получила его деятельность по изучению и улучшению санитарного состояния города оружейников.

В. И. Смидович родился 3 сентября 1835г. в украинском городке Каменец-Подольском в семье поляка-эмигранта. Первоначальное образование получил в Одессе. В 1855г. успешно окончил Тульскую гимназию, а через пять лет — медицинский факультет Московского университета. В 1860г. В. И. Смидович вернулся в Тулу и стал работать ординатором в больнице Приказа общественного призрения[17] .

2 ноября 1864г. по инициативе Викентия Игнатьевича в Туле была открыта бесплатная лечебница для приходящих. Смидович хлопотал о средствах для ее открытия и работы, позаботился, чтобы здесь же организовали аптеку, стал безвозмездно трудиться в лечебнице, а со временем возглавил ее. В 1867г. он вышел в отставку и занялся частной практикой.

Кроме здоровья малышей, Викентия Игнатьевича волновали многие вопросы здравоохранения. Например, санитарное состояние Тулы, заболевания и смертность горожан, эпидемии, условия жизни населения города, в особенности бедняков. При городской думе в 1887г. Смидович организовал и возглавил санитарную комиссию.

В первый же год существования санитарной комиссии Викентий Игнатьевич осмотрел и нанес на карты все трясины и болота города, чтобы повести санитарное наступление на эти гиблые места. По его рекомендации был спущен Демидовский пруд, затопивший окрестности, приведены в надлежащий порядок многие городские водосточные канавы. «Два года В. И. Смидович вместе с II. П. Белоусовым вел непримиримую борьбу с тульским губернатором за то, чтобы воду для городского водопровода брать из Рогожинского колодца, находившегося за городом, более чистого, чем городские: Надеждинский в Заречье и Никольский в Чулкове. Из-за «беспокойного характера» Смидович потерял место домашнего врача в доме губернатора»[18] .

Викентий Игнатьевич был участником почти всех съездов земских врачей, часто выступал перед коллегами, называя съезды «трибуной врачей», местом обсуждения насущных и неотложных дел медицины. 29 ноября 1891г. по инициативе В. И. Смидовича, в городе была проведена перепись населения. Выяснилось, например, что в Туле — 85 642 жителя. Средняя продолжительность жизни — 21,1 года. По его инициативе было создано в 1862г. Общество тульских врачей.

В состав Общества тульских врачей в 60-90-е годы ХIХ века входили известные и уважаемые местным населением представители тульской интеллигенции: В. Г. Преображенский, П. Г. Позднышев, И. П. Александров, Ф. С Архангельский, Л. Г Боровский, Э. И. Виганд, А. В Воскресенский, Н. А. Кнерцер. С. А. Шмигиро, П. П. Белоусов, М. А Щеглов, Н. А. Соболев, Н. П. Каменев, Ю. П. Цейтлин, В М Фролов, А. П. Щепетов, Ульянинский, Л А. Лейбензон и др. Многие из них занимались активной общественной деятельностью, стремясь поддерживать тесные связи не только в своей профессиональной сфере, но и с другими группами тульской интеллигенции, входившими в состав разных общественных организаций. Члены Общества тульских врачей сотрудничали с местными органами самоуправления, проводили в жизнь различные общественные инициативы, часто сообща с другими общественными организациями интеллигенции, членами которой иногда являлись сами. Так, например, «доктор М. А. Щеглов был также членом Общества трезвости и Тульского общества вспомоществовавщ учащим и учившим, П.П. Белоусов являлся не только членом Тульского отдела Русского общества охранения народного здравия, но вместе с В.И. Смидовичем являлся членом Санитарной комиссии при Городской управе»[19] . 3 ноября 1864 г. была открыта Лечебница для приходящих больных при Обществе тульских врачей.

В 90-е годы в Россию пришла холера. Тульские медики готовились к схватке с этим коварным врагом. Он разрабатывал мероприятия по борьбе с эпидемией, заботился о подготовке дезинфекторов, часто выступал перед горожанами с популярными лекциями о мерах предупреждения страшного бедствия, боролся за образование запасов лекарств и продажу их беднякам по сниженным ценам, выдачу бесплатно. Ему приходилось заведовать холерным отделением больницы. В. И. Смидович умер 15 ноября 1894г. Похоронен на Всехсвятском кладбище.

Другим человеком, оставившим заметный след в истории Тульского края, была Александра Гавриловна Архангельская (1851 – 1905) – детский доктор, одна из первых женщин-врачей. Так сложилась жизнь Александры Гавриловны Архангельской, дочери бедного священника из города Крапивна Тульской губернии, что только к 20-ти годам она научилась читать и правильно писать. В 1872г. она сдала экзамены за шесть классов гимназии и поступила в седьмой, а в 1874г. окончила восьмой специальный педа­гогический класс и получила аттестат на звание домашней учительницы по русскому и немецкому языкам. Осенью того же года Александра Гавриловна поступила на медицинские курсы при Медико-хирургической академии в Петербурге, которые назывались «Особый женский курс»[20] .

15 января 1883г. Московское губернское земство назначило Александру Гавриловну заведовать врачебным участком в селе Петровском Верейского уезда (впоследствии — Звенигородского, ныне — Нарофоминского района), где она проработала до конца своей жизни. Значителен вклад Александры Гавриловны в развитие земской медицины, хирургии. За один только год (1886— 1887) она провела 615 операций. Александра Гавриловна приняла на себя огромный труд по созданию благоустроенной земской больницы в селе Петровском. Появилось отдельное здание амбулатории, хорошо оборудованный хирургический павильон, инфекционное и родильное отделения.

А. Г. Архангельская активно участвовала в работе семи съездов земских врачей, с высокой трибуны которых выступала с отчетами и докладами. Славная представительница земской медицины, одна из первых женщин-врачей, народный доктор Александра Гавриловна Архангельская всю свою кипучую жизнь посвятила заботе о здоровье людей. В хирургическом отделении Петровской больницы (Московская область) Александре Гавриловне Архангельской установлен бюст.

Много сделал для Тулы врач Федор Сергеевич Архангельский (1855 – 1928). Он родился 18 января 1855г. в старинном городке Алексине Тульской губернии. Завершив курс начальной школы, учился в Тульской семинарии. В мае 1879г. Ф.С. Архангельский окончил медицинский факультет старейшего учебного заведения России. По вы­зову земства с большой охотой отправился на должность лекаря в село Песчаное Козловского уезда Тамбовской губернии.

Через два года Федор Сергеевич переехал на жительство в Алексин. Работал уездным и городским врачом, руководил местной больницей. В начале 1884г. Федор Сергеевич занял пост городского врача, а в 1898г. его назначили на должность помощника инспектора врачебного отделения губернского правления. По инициативе Федора Сергеевича с марта 1887г. при городской управе начала функционировать санитарно-исполнительная комиссия (позднее называлась комиссией общественного здравия). Сам Федор Сергеевич с первого дня создания комиссии до ее ликвидации в 1917г. состоял постоянным и активным ее членом, многое сделал для улучшения санитарного положения в губернском центре.

Федором Сергеевичем были разработаны проекты типовых зданий тряпичных складов, составлены правила сбора, сортировки, перевозки и хранения вторсырья. Замечания, сделанные им при обследовании ночлежных приютов, привели (правда, не без борьбы!) к устройству бесплатных ночлежных домов для бедняков. Архангельский по примеру столичных городов, где функционировали женские амбулатории по кожно-венерическим заболеваниям, открыл при губернской больнице специальный бесплатный смотровой пункт. По настоянию неутомимого общественника в городе впервые создали лечебницу для алкоголиков.

Ф. С. Архангельский написал свыше 40 статей и докладов, выступал на II Всероссийском съезде врачей, делегировался на IV Московский форум судебных медиков, различные краевые совещания. Его квалифицированные разборы болезни помещали авторитетные специальные «Вестники», публиковали в трудах и записках научных обществ России и Тульской губернии. Федор Сергеевич Архангельский скончался на семьде­сят четвертом году жизни. Прах его захоронен на Всехсвятском кладбище Тулы.

В) Белоусов и его парк.

Отдельно хотелось бы сказать о главном санитарном враче Тульской губернии Петре Петровиче Белоусове (1856-1896). П. П. Белоусов родился в селе Мантырьево Одоевского уезда Тульской губернии в семье священника местного прихода. Учился он в Тульском и Белевском духовных училищах, в Тульской духовной семинарии и на медицин­ском факультете Московского университета. По окончании университета П. П. Белоусов два года служил сельским лекарем в Каменецке и городовым (городским) врачом в Ямнольске Подольской губернии, затем шесть лет в Одоевском уезде Тульской губернии и в самом городе Одоеве. В мае 1889г. Белоусов был приглашен в Тулу на должность санитарного врача.

«Тула конца 80-х годов XIX в. представляла собой печальную картину: серо-коричневая пыль до небес, грязь по колено, ржавые болота с тучами комаров над ними, лишь на нескольких улицах одинокие, чахлые деревца, общественных садов для гуляния меньше, чем пальцев на руке»[21] . И ни одного парка! В воде, а тем более в почве,— нечистоты. Мудрено ли, что город ежегодно «громили» различные эпидемии: тифа, холеры, желудочно-кишечных заболеваний. Велика была смертность населения. Средняя продолжительность жизни туляков не достигала и 22 лет. Конечно, чаще всего умирали бедняки. Ведь они жили в самых гиблых, сырых местах, на окраинах, в котловине дымного промышленного города.

С 1889г. за «здоровьем» Тулы стал следить санитарный врач П. П. Белоусов, член-учредитель тульского отделения общества народного здравия, истинный патриот города, значение в деле очищения дворов от содержимого отхожих мест имели ассенизационные поля запахивания. В Туле они появились благодаря стараниям Белоусова в 1890г. Это значительно оздоровило город. Петр Петрович Белоусов был инициатором озеленения Тулы. На месте городской свалки в 1892г. им был заложен первый в городе парк площадью в 30 (по другим источникам — 35) десятин. Многие деревья в парке посажены лично самим санитарным врачом. Зеленое чудо доктора Белоусова отлично служит тулякам и в наши дни и будет служить им вечно, если они сумеют сберечь его.

Что касается тульского отделения общества народного здравия, оно было создано в рамках РООНЗ – Русского общества охранения народного здравия, основанного в 1877г. «В состав Общества наряду с врачами входили и интеллигенты других специальностей, а так же чиновники, что является отличительной особенностью Общества и его отделов»[22] .

Тульский отдел РООНЗ занимался содействием «улучшению общественного здравия и санитарных условий России». Достичь этого предполагалось объединением усилий с представителями интеллигенции других профессий (общество состояло из врачей, естествоиспытателей, учителей, архитекторов, инженеров, земских и городских служащих).

Наивысшая активность Тульского отдела РООНЗ пришла на время председательства С. Г. Озерова - известного врача-гуманиста, инициативного общественного деятеля Тульской губернии. С. Г. Озеров, одно время был городской головой, гласным в Городской думе, членом Городской управы Тульского городского попечительства для призрения бедных. По его инициативе Комиссия по вопросам народного образования при Городской думе ввела завтраки в школах города Тулы, позже этот опыт постепенно распространился в других местностях губернии. За развитием и здоровьем детей в городских школах, раньше, чем где-то еще, было поставлено научное наблюдение.

Члены Тульского Отдела РООНЗ большое значение придавали пропаганде медицинских знаний среди населения. С. Г. Озеров опубликовал в «Тульских губернских ведомостях» статью об оспе с просветительской целью»[23] . В Малом зале Дворянского собрания врачи члены Общества В. В. Рудин, М.А. Щеглов читали лекции для всех желающих по наиболее важным медицинским вопросам. Однако эти лекции не привлекли большого внимания населения. «Число слушателей было настолько мало, что, несмотря на бесплатное помещение ... расходы на печатание афиши едва-едва были покрыты»[24] Еще не мало усилий пришлось приложить тульским врачам, чтобы изменить отношение населения к медицинским проблемам в сторону осознания их значимости. Однако тульские врачи не опускали рук продолжали распространять «здравые понятия среди населения о различных губительных болезнях», устраивая лекции для народа по конкретным медицинским вопросам

Огромное благо цивилизации — водопровод. Его провели в Туле в 1893г. благодаря усилиям П. П. Белоусова и В. И. Смидовича. До этого времени воду для питья и пищи брали из дворовых и уличных колодцев, из Упы, Тулицы, других рек и речушек. Белоусов умер 2 августа 1896 года. 12 октября 1960г. Тула почтила память подлинного патриота города: Петру Петровичу Белоусову в парке был торжественно открыт памятник.


4) Представители литературы и искусства.

Тульская земля богата не только своими оружейных дел мастерами. К её воспитанникам принадлежат известнейшие писатели, музыканты, художники. Безусловно, не все, о ком пойдет речь, работали в нашем крае, однако, заслуги их настолько велики, что о них нельзя не написать. Первый, кого хотелось бы отметить – А.С. Даргомыжский.

Александр Сергеевич Даргомыжский родился 2 (14) февраля 1813 года в семье чиновника в селе Троицкое Белевского уезда Тульской губернии. В 1817 году Даргомыжские переехали в Петербург, город, оставивший наиболее глубокий след в сознании композитора.

В семье Даргомыжских было шестеро детей. Александр Сергеевич никогда не обучался ни в одном учебном заведении, но получил широкое гуманитарное образование, в котором главное место занимала музыка. Его обучение и воспитание было поручено приходящим учителям. Домашние учителя, многочисленная семья были той средой, которая формировала его характер, вкусы и интересы. В маленьком Саше рано проявились творческие способности, уже в 11-летнем возрасте он начал сам сочинять небольшие фортепьянные пьески и романсы. Музыка стала его страстью.

Знакомство Даргомыжского с М. И. Глинкой в 1834 году оказало большое влияние на дальнейший творческий путь композитора. В 1830-е годы им написано множество песен и романсов, среди них - целый ряд романсов на стихи А. С. Пушкина: "Я вас любил", "Ночной зефир", "Юноша и дева", "Ветроград", "Слеза", "В крови горит огонь желанья", которые у публики имели большой успех, так что в 1843 году были выпущены отдельным собранием. Все эти произведения отличались глубиной психологического выражения, яркой образностью.

Композиторскую деятельность Даргомыжский сочетал с общественно-просветительской. С 1859 года началось его сотрудничество с сатирическим журналом "Искра". Многие заметки и фельетоны о театре и музыке принадлежали перу Александра Сергеевича. В этот же период появились его музыкальные сочинения, написанные в жанре музыкальной пародии: "Старый капрал", "Червяк", "Титулярный советник". В конце 1850-х годов вокруг Даргомыжского сгруппировалась передовая композиторская молодежь - будущие члены творческой группы, известной в истории музыки под названием "Могучая кучка". Даргомыжский сыграл очень важную роль в формировании молодых композиторов, став как бы "крестным отцом" "Могучей кучки".

В 1859 году Даргомыжский вошел в состав русского музыкального общества. В 1867 году он был избран председателем Петербургского отделения РМО. Даргомыжский принимал участие в разработке устава первой российской консерватории.

В последние годы жизни Даргомыжский работал над последней своей оперой "Каменный гость". Поставив своей целью осуществить реформу этого жанра, он создал произведение, целиком основанное на речитативной декламации, фактически полностью сохранив текст Пушкина. Однако свой замысел композитор завершить не успел. "Каменный гость" был закончен Ц.А. Кюи, а оркестрован Н.А. Римским-Корсаковым. Умер композитор 5 (17) января 1869 года в Петербурге.

Находящееся в Туле музыкальное училище носит имя А. С. Даргомыжского. На родине Даргомыжского, недалеко от поселка Арсеньево Тульской области, установлен обелиск великому земляку - бронзовый бюст на мраморной колонне (скульптор В.М. Клыков, архитектор В.И. Снегирев). Это единственный в мире памятник А.С. Даргомыжскому. Там же создан и музей великого композитора. Арсеньевцы гордятся своим земляком и в память о нем нередко устраивают музыкальные праздники под открытым небом "Песни родины Даргомыжского".

Выдающимся театральным деятелем был Семен Иванович Томский (1852 – 1914). И хотя он в отличие от Даргомыжского был уроженцем Калужской губернии, но вся его бурная деятельность связана именно с Тулой.

Томский родился в 1852 году в г. Медыне Калужской губернии. С молодых лет связал свою судьбу с театром. К 1880 году о Томском заговорили как об одном из талантливейших провинциальных артистов. В эти годы он гастролирует в Петербурге, выступления приносят ему успех.

Возвратившись в провинцию, Томский загорается идеей создания общедоступного народного театра, несущего людям свет и радость приобщения к сокровищам культуры. Так актер становится антрепренером и театральным деятелем.

26 декабря 1893 года состоялся первый спектакль театра Томского в Туле. Он проходил в отремонтированном на личные средства антрепренера помещении летнего театра в Кремлевском сквере. Первое время публика с недоверием относилась к спектаклям Томского, плохо посещала театр. Но постепенно театр стал пользоваться успехом. Злободневный репертуар, замечательная игра актеров и прекрасная режиссура выгодно отличали театр Томского от других антреприз. Но 15 апреля 1894 года в театре происходит пожар, полностью уничтоживший деревянное здание вместе с обстановкой, декорациями, костюмами. Но Томский не опускает рук. К концу 1894 года на месте сгоревшего вырастает новое здание театра. Полным ходом идут спектакли.

Цены на спектакли театра Томского были дешевыми, таким образом, он приобщал массы к театральному искусству. Томский много работал с актерами-любителями в Туле, ставил с ним спектакли в театре «Мавритания» в Сапуновском переулке, а также на сцене Народного дома. Но власти не поддерживали его полезные начинания, даже открыто противились им. У Томского не было нормального помещения для театра, ему приходилось скитаться, а в 1907 году и вовсе отказаться от тульской антрепризы.

Лучами света были и последние постановочные работы С.И. Томского. В мае 1913 года, собрав скудные сбережения, старый актер открывает на станции Козлова Засека Московско-Курской железной дороги, близ Ясной Поляны, в одном из любимейших мест отдыха тульских рабочих и интеллигенции, летний театр. Новый театр Томского получает название «Ясная Поляна». Целью театра была пропаганда среди туляков произведений Л. Н. Толстого. Театр пользуется успехом у публики. Однако его материальное положение с первых дней являлось шатким, и вскоре театр прекратил свое существование.

Томский оказался вконец разоренным. Неудача сильно подорвала его здоровье. Томский умер в ночь на 9 января 1914 года в Туле.

Одно из самых значительных явлений в русской живописи второй половины XIX века – это творчество Василия Дмитриевича Поленова. Многогранное творчество художника, где он стремился, применить все свои дарования не знали границ. Он живописец и театральный художник, архитектор и музыкант, во многих отношениях выступал как новатор. Родился Василий Дмитриевич Поленов в Петербурге 20 мая (1 июня) 1844 года в культурной дворянской семье. Его отец - Дмитрий Васильевич Поленов, сын академика по отделению русского языка и словесности, - был известным археологом и библиографом. Мать будущего художника, Мария Алексеевна, урожденная Воейкова, писала книги для детей и занималась живописью. Способности к рисованию были свойственны большинству детей Поленовых, но наиболее одаренными оказались двое: старший сын Василий и младшая дочь Елена, ставшие впоследствии настоящими художниками. У детей были педагоги по живописи из Академии художеств.

После долгих колебаний в 1863 году он, окончив гимназию, поступает вместе со своим братом Алексеем на физико-математический факультет (естественный разряд) Петербургского университета. Одновременно по вечерам в качестве вольноприходящего ученика он посещает Академию художеств, причем занимается не, только в рисовальных классах, но так, же с интересом слушает лекции по предметам анатомии, строительному искусству, начертательной геометрии, истории изящных искусств. Перейдя в натурный класс Академии художеств уже в качестве постоянного ученика, Поленов на время оставляет университет, целиком погрузившись в занятия живописью. Сделав тем самым правильный выбор, ведь уже в 1867 году он заканчивает ученический курс в Академии художеств и получает серебряные медали за рисунки и этюд. Вслед за этим участвует в двух конкурсах на золотые медали по избранному им классу исторической живописи и с января 1868 года вновь становится студентом университета, но теперь уже юридического факультета. В 1871 году он получает диплом юриста и, одновременно с Ильей Ефимовичем Репиным, большую золотую медаль за конкурсную картину «Воскрешение дочери Иаира».

Развитие Поленова-пейзажиста в эпоху 90-х годов неразрывно связано с его жизнью на берегу Оки, которая стала в эти годы неиссякаемым источником его творческого вдохновения. Мечтая поселиться "на природе", Поленов приобрел в 1890 году небольшое имение "Бехово" в бывш. Алексинском уезде, Тульской губернии. Там им был построен по собственному проекту дом с мастерскими для друзей-художников. Усадьба была названа "Борок". Выбор нового места для жительства счастливо совпал с направлением творческих поисков Поленова 90-х годов и можно сказать, во многом способствовал успешности этих поисков. Природа района благоприятствовала развитию у Поленова влечения к эпическому пейзажу. Художник очень быстро нашел свою тему в пейзаже и с этого момента стал настоящим поэтом Оки.

Последние годы жизни Поленов провел в Борке. Он продолжал постоянно работать, вдохновляясь пейзажами Оки, где были написаны многие пейзажи мастера, он собрал художественную коллекцию для открытия общедоступного музея. Сейчас там Музей-усадьба В. Д. Поленова. Восемнадцатого июля 1927 года художник скончался в своей усадьбе и был похоронен на кладбище в Бехове.

«Алексей Степанович Хомяков не так уж хорошо известен современному читателю. Забыты все восемь томов полного собрания его сочинений. Прижизненные издания стали библиографической редкостью. И только изредка в наше время появлялись на свет его произведения в хрестоматийных сборниках, а в последние годы вышло несколько книг с его стихами и статьями, работы о его жизни и творчестве. И все-таки его творческое наследие и общественная деятельность изучены недостаточно. Для многих он — «великий незнакомец»: если известно имя, то книги далеко не всегда. Но в XIX веке он был широко известен как русский писатель, общественный деятель, один из главных идеологов славянофилов. Поражает обширный круг его интересов, трудов и знаний: поэт и драматург, богослов и философ, историк и филолог, критик и публицист, экономист и социолог, журналист и художник, изобретатель и врачеватель. Это был человек энциклопедических знаний, кипучей энергии и высокой культуры»[25] .

А.С. Хомяков родился 1(13) мая 1804 года в Москве, в родовитой дворянской семье тульских помещиков Степана Алексеевича и Марии Александровны Хомяковых. Детские годы будущего писателя тесно связаны с Тульским краем. До 1815 года Хомяковы жили в Москве, а на лето уезжали в свое имение — село Богучарово Тульской губернии. Важно отметить, что именно в эти годы Алексей Хомяков под руководством матери получил солидное домашнее образование и хорошее воспитание. Его мать, урожденная Киреевская, была женщина властная и энергичная, с твердыми и глубокими убеждениями — религиозными, политическими, общественными. Эти качества она передала сыну. По словам современников, мать Хомякова «болела сердцем за Россию более чем за себя и своих близких». Отец был человек слабохарактерный, бесхозяйственный, но обширно начитанный и весьма интересовавшийся литературой своего времени. Он привил сыну интерес к литературной жизни, любовь к книгам и просвещению. В юности А. С. Хомяков сблизился с братьями Веневитиновыми — Дмитрием и Алексеем, участвовал в философско-эстетическом кружке «любомудров», занимался переводами из Вергилия и Горация, а в 1821 году впервые выступил в печати со своим переводом с латинского «Германия» Тацита в «Трудах Общества любителей русской словесности при Московском университете» (причем перевод был сделан им в пятнадцатилетнем возрасте); писал собственные стихи, работал над исторической поэмой «Вадим»[26] .

С началом русско-турецкой войны 1828—1829 годов А. С. Хомяков сразу же возвращается в армию, вступает в Белорусский гусарский полк, участвует в сражениях, при этом проявляет незаурядные мужество и храбрость, за что его награждают «Анной с бантом». И вот конец войне, Алексей Степанович сразу же выходит в отставку и начинает заниматься сельским хозяйством в своих имениях в Тульской, Рязанской и Смоленской губерниях. Молодой помещик находит время и для активных занятий литературной деятельностью, сотрудничества в различных московских журналах, в 1832 году пишет вторую историческую драму «Дмитрий Самозванец».

Идейный вдохновитель славянофилов, А. С. Хомяков по своим общественно-политическим взглядам был сторонником самодержавной власти, но выступал за проведение различных реформ (созыв Земского собора, отмену смертной казни, организацию суда с участием присяжных, свободное выражение общественного мнения). Весьма знаменательно, что он требовал уничтожения крепостного права. Освобождение крестьян было его мечтою.

Живя в Богучарове и занимаясь сельским хозяйством, он принимал участие в общественных делах. На выборах в Тульский комитет по крестьянскому делу в сентябре 1858 года, где присутствовало в здании Дворянского собрания 415 дворян Тульской губернии, обсуждалось предложение о необходимости освобождения крестьян с наделом земли за выкуп. Это предложение поддержали 105 участников съезда, а среди них Л. Н. Толстой, И. С. Тургенев, А. С. Хомяков. Но дождаться крестьянской реформы 1861 года Хомякову не пришлось. 23 сентября 1860 года Алексей Степанович умер от холеры в селе Ивановском Рязанской губернии (ныне Данковский район Липецкой области), где успешно лечил крестьян, а вот сам не уберегся. Его похоронили в Москве, в Даниловом монастыре, но в 30-е годы XX века останки Хомякова и его жены были перезахоронены на Новодевичьем кладбище.


5) Техническая и военная интеллигенция.

Интеллигенция – это образованные, мыслящие люди, занимающиеся умственным трудом. Помимо врачей, учителей и людей искусства сюда можно отнести изобретателей и, конечно же, офицерский корпус, имевший свои представления о чести и достоинстве и служивший примером для остального образованного общества. Замечательные страницы истории Тульского края связаны с именами создателя тульской хроматической гармоники Н.И. Белобородова, конструктора легендарной «трехлинейки» С.И. Мосина, прославленных боевых генералов Д.С. Дохтурова и С.А. Хрулева, а также «командира легендарного крейсера» В.Ф. Руднева. О них и пойдет речь далее.

Первым, о ком стоит сказать – Н.И. Белобородов (1828-1912). Родился он 15 (27) февраля 1828г. в семье потомственного туляка, занимавшегося торговлей. Вскоре умерла его мать. Мальчик рос впечатлительным. Лучшим отдыхом для мальчика были поездки с отцом, управлявшим дворянским имением, в село Медвенки. «Изумрудная краса лесов и нолей, звонкие трели соловьев тревожно и радостно будоражили его воображение. Здесь, в деревенской глуши, Коля впервые познакомился с игрой на гармонике»[27] . Мечта иметь такую чудесную игрушку осуществилась не сразу. Наконец привез с Нижегородской ярмарки семиклавиганую однорядную гармонь. Мальчик целыми днями не расставался с ней. По слуху старался подобрать народные напевы.

Тула оправлялась от пожаров. Город, сосредоточивший массы искусных металлистов и оружейников, быстро превращался в ведущий район производства гармоник в России. Заморская гостья прочно обосновалась на промышленной окраине — в Чулково. Завез ее в родные края и начал «работать» энергичный и находчивый оружейник Иван Сизов. В 1848г. фабрики Т. Воронцова и И. Сизова дали на рынок десять тысяч гармоник. Любители игры на них выступали на свадьбах, провожали новобранцев в армию и т.д.

Планы создания новой модели гармоники все больше волновали творческую натуру незаурядного гармониста. У него собирались друзья по интересу — рабочие казенного завода, гармонные мастера. Играли вместе, состязались на переигрыш. Николай Иванович, решивший серьезно заняться музыкой, неизменно задавал тон импровизи­рованным репетициям.

Осенью 1875г. Н. Белобородое договорился с прославленным мастером-гармонщиком Леонтием Алексеевичем Чулковым об изготовлении им по разработанным чертежам нечто доселе невиданного и неслыханного.

В марте 1878г. экспериментальный инструмент был закончен. Белобородов, оставив службу, с увлечением занялся изучением теории музыки, первым среди отечественных гармонистов овладел музыкальной грамотой. Консультировали его приятели — военные капельмейстеры. Много труда потребовало создание партитур, которые писались на восемь партий при составе ансамбля из 8—10 человек. Как дирижера, Белобородова отличали требовательность и целеустремленность. Он настойчиво добивался того, чтобы каждая музыкальная фраза, отдельная мелодия при исполнении соответствовали нотной записи и замыслу композитора. По заказу московского издателя в 1880г. он составил «Школу для хроматической гармонии по системе Белобородова».

1880—1890-е годы — расцвет плодотворной деятельности Н. И. Белобородова. К скромному самоучке пришли слава, признание. В репертуар слаженного коллектива теперь включались классические вещи, марши, вальсы, народные песни «По улице мостовой», «Камаринская»...

В числе тонких ценителей мастерства гармонистов был Л. Н. Толстой. Летом 1893г. оркестранты на даче Белобородова вблизи Косой Горы с удовольствием исполнили для писателя несколько народных песен. Позднее, на прогулке он вновь встретился с талантливым коллективом. Льву Николаевичу вручили почетный адрес и членский билет Музыкального общества любителей игры на хроматических гармониках. «Как-то В. Хегстрем предложил: «Не пора ли нам на люди выходить? Давайте дадим концерт». Сняли помещение, расклеили по городу афиши. Долгожданный час первой публичной гастроли настал. В малом зале Дворянского собрания десять музыкантов заняли свои места. Гармоники положены на колени (тогда еще не применяли плечевые ремни), Белобородов поднял руку... Начали с величавой увертюры к опере М. Глинки «Жизнь за царя» («Иван Сусанин»), затем исполнили чарующие мелодии Штрауса, с чувством проиграли вальс «Полярная звезда», принадлежащий перу самого седобородого дирижера, закончили русскими песнями. С того памятного 1897г. оркестр систематически выступал с концертами в Калуге, Серпухове, Алексине, Ефремове...»[28] В 75 лет маститый музыкант передал дирижерскую палочку в надежные руки любимого соратника Владимира Хегстрема.

Сам Николай Иванович до конца своих дней проявлял живой интерес к музыкальной жизни города: посещал концерты гармонистов, встречался с видными артистами — Н. Фигнером, А. Агреневым, А. Меньшиковой, избирался почетным членом «Первого российского общества любителей игры на хроматических гармониках».

Похороны Н. И. Белобородова превратились в многолюдную процессию горячих поклонников творца поистине народного инструмента.

Без сомнения, вершиной конструкторской мысли была знаменитая винтовка Мосина. С.И. Мосин (1849 - 1902) родился в семье отставного солдата, служившего управляющим экономией и сахарным заводом у помещицы Шеле в селе Рамонь воронежской губернии. Получить начальное образование ему помогла та самая Шеле. Дальнейшее образование он, получив в 1860г. дворянство, продолжил в Воронежском кадетском корпусе, который в 1865г. переименовали в военную гимназию. В 1867г. с отличием ее окончил, поступил в Михайловское артиллерийское училище в Петербурге — одно из лучших военно-учебных заведений того времени. Большое место занимали там математические науки. Специальные предметы вели известные артиллеристы. Некоторые из них лично участвовали в разработке отечественного оружия. Интерес к нему, к военной технике уже тогда появился у Мосина.

В июне 1870г. он, отлично закончив училище по первому разряду, был произведен в подпоручики и назначен во Вторую резервную конноартиллерийскую бригаду. При­мерно неся службу, Мосин готовился к поступлению в Михайловскую артиллерийскую академию для получения высшего военно-технического образования. Успешно сдав нелегкие экзамены, он в 1872г. поступил туда.

В 1875г. Мосин, окончив академию по первому разряду с чином капитана, получил назначение помощником начальника инструментальной мастерской Тульского оружейного завода. В 1883г. была создана комиссия для испытания магазинных ружей, и Мосина включили в ее состав. Представленная им переконструированная винтовка 1870г. имела в прикладе реечный магазин на 8 патронов. Мосин продолжал ее совершенствовать (разработал пять вариантов!). В 1885г. винтовка была признана лучшей из 119 других систем, и Тульскому заводу заказана тысяча винтовок для войсковых испытаний.

Сведения о работах Мосина проникли за границу. Фирма Рихтер в Париже предложила ему 600 тысяч франков за право использовать его магазин для французской винтовки. «Впервые мастерство русского конструктора получило признание в Западной Европе. Мосин, как истинный патриот, отказался от предложения»[29] .

Продолжая работы, он в сентябре 1887 г. представил комиссии винтовку своей системы калибром в 3,15 линии (8 мм) и с прикладным реечным магазином на 8 патронов Новые возможности для ее совершенствования обеспечило создание полковником Н. Ф. Роговцевым патрона с бездымным порохом, производство которого при помощи Д. И. Менделеева освоил Охтинский пороховой завод.

В апреле 1889г. Мосина назначили и. о. председателя приемной комиссии при заводе, что способствовало успешному продолжению его работ. К середине февраля 1890г. Мосин, ведя работы в мастерской Ораниенбаумской офицерской стрелковой школы, сконструировал новый образец своей винтовки. Мосин сумел найти простое и целесообразное решение сложнейших технических задач, что блестяще проявилось в конструкции затвора, который, не имея винтов, разбирался без отвертки, и в отсечке, впервые обеспечившей правильную подачу патронов. Созданная Мосиным винтовка явно превосходила современные ей иностранные.

22 марта 1890г. Мосин вернулся в Тулу, где продолжал совершенствовать винтовку. В мае заводу было предписано изготовить 300 винтовок «по системе капитана Мосина». После Карле, Крика, Бердана завод впервые выпускал винтовку русского конструктора!

13 апреля 1891г. Ванновский представил Александру IIIдоклад «Об утверждении образца пачечного трехлиней­ного ружья системы капитана Мосина». Но, не смущаясь явным противоречием, он предлагал именовать его «русская винтовка образца 1891г.», основываясь на том, что «в окончательной разработке винтовки участвовал не один капитан Мосин...» Здесь имелось в виду участие членов комиссии и отчасти Нагана, от которого была принята коробчатая обойма вместо лучшей пластинчатой, предложенной Мосиным.

Приказ но военному ведомству 11 мая 1891г. возвестил войскам о «введении новой пачечной винтовки уменьшенного калибра». Вопреки издавна установленной традиции, ей не было присвоено имя конструктора, и она надолго осталась безымянной

Предстояло организовать массовое производство винтовки. Мосин лично руководил разработкой технологического процесса, чертежей и лекал. Изготовление их велось в инструментальном отделе Петербургского патронного завода, куда для руководства вскоре был вызван Мосин. Подготовительные работы завершились к ноябрю 1892 г., и Тульский оружейный завод начал сдачу винтовок.

Архива Мосина не сохранилось, и мы, к сожалению, почти ничего не знаем о его личной жизни, быте интересах, окружении. Он искреннее любил младшего брата Митрофана, боевого офицера, тоже служившего на заводе, и его семью, где проводил редкие часы досуга. Иногда посещал Офицерское и Дворянское собрания, знакомых. В их числе были Н. В. Арсеньев с женой Варварой Николаевной (урожденной Тургеневой, племянницей писателя). Жизнь ее с мужем сложилась несчастливо. Она получила развод и стала женой Мосина.

В 1894г. его назначили и. о. начальника Сестрорецкого оружейного завода. Мосина тепло проводили сослуживцы и рабочие, навсегда сохранив память о нем, как о скромном, прямом, отзывчивом человеке.

В 1895г. Воронежский кадетский корпус отмечал свое пятидесятилетие. Среди почетных гостей был окончивший его в 1867г. Мосин. На торжественном заседании 8 ноября Мосин, выражая признательность корпусу за свое образование, сказал, что «счастлив лично преподнести в дар изобретенное мною ружье». Собравшиеся восторженно приветствовали Мосина, и он впервые почувствовал «гордость общественного признания своих заслуг». Это вдохновило его на дальнейшую работу. Но в середине января 1902г. он простудился. Болезнь обострилась и при­вела к роковому концу. 26 января 1902г. Мосин скончался на пятьдесят третьем году жизни. Его проводили в последний путь родные, сослуживцы, масса рабочих. «Вместе с шашкой, поблескивая под скупым зимним солнцем, на крышке гроба лежала и его винтовка»[30] .

Дмитрий Сергеевич Дохтуров (1756-1816) родился в семье мелкопоместных дворян и детство провел в селе Крутом Тульской губернии. В семье Дохтуровых чтились военные традиции: отец и дед Дмитрия были офицерами лейб-гвардии Преображенского полка, старейшего полка русской гвардии, сформированного еще Петром 1. В 1771г. отец отвез сына в Петербург и не без труда устроил его в Пажеский корпус. По выпуску из него (1781г.) Дохтуров получил чин поручика гвардии и начал службу в Преображенском полку. Вскоре шефом полка стал Г.Потемкин, который заметил способного офицера и в 1784г. назначил его командиром роты егерского батальона.

С 1803г. в чине генерал-лейтенанта являлся шефом Московского пехотного полка. С этим полком в составе армии М.Кутузова он принял участие в русско-австро-французской войне 1805г. Когда Кутузов, узнав о капитуляции союзников-австрийцев под Ульмом, начал отход по правому берегу Дуная, Наполеон направил на левый берег корпус Мортье, чтобы воспрепятствовать переправе русской армии через реку в районе Кремса. На Дохтурова была возложена задача обойти Мортье и нанести ему удар с тыла (удар с фронта осуществлял отряд Милорадовича). В трудных горных условиях, оставив на марше артиллерию, Дохтуров прошел по склонам Богемских гор и с тыла обрушился на французов. За вклад в победу под Кремсом он получил орден святого Георгия сразу 3-й степени.

Потом было Аустерлицкое сражение, в котором Дмитрий Сергеевич командовал первой колонной левого крыла русско-австрийской армии; в ходе неудачного сражения сохранил порядок в своих войсках при прорыве из окружения, проявив большое личное мужество. Когда русские дрогнули перед переправой, обстреливаемой сильным огнем, он первым подъехал к ней; адъютанты пытались его удержать, напомнив о жене, детях. "Нет, - ответил генерал, - здесь жена моя - честь, дети - войска мои" - и, обнажив свою золотую шпагу, бросился вперед, увлекая за собой подчиненных. Когда колонна Дохтурова, потерявшая половину своего состава, догнала русскую армию, ее уже считали погибшей. Мужество полководца сделало его имя известным всей России и за ее пределами. За Аустерлиц Дмитрий Сергеевич был удостоен ордена святого Владимира 2-й степени.

С началом русско-прусско-французской войны 1806 - 1807 гг. дивизия Дохтурова доблестно действовала при Голымине и Янкове. В сражении под Прейсиш-Эйлау Дохтуров получил ранение, но не покинул поля боя, был награжден во второй раз золотым оружием. За войну был удостоен орденов святой Анны 1-й степени, святого Александра Невского и прусского ордена Красного Орла.

Отечественную войну 1812 года генерал от инфантерии Дохтуров встретил командиром 6-го корпуса в составе 1-й армии Барклая-де-Толли. В Бородинском сражении корпус Дохтурова находился в центре боевых порядков русских войск, приняв на себя сильные атаки французов. Исключительной была роль Дохтурова в сражении под Малоярославцем 12 октября. За подвиг под Малоярославцем Дохтуров был награжден орденом святого Георгия 2-й степени.

После возвращения русских войск из-за границы Дохтуров вышел в отставку, последний год жизни провел в Москве, в своем доме на Пречистенке, где умер 14 ноября 1816г. Похоронен в монастыре Давидова Пустынь Серпуховского уезда Московской губернии.

Степан Александрович Хрулев родился 5 марта 1807 года в Москве в доме на Тверском бульваре в семье чиновника Тульского губернского правления Александра Афанасьевича Хрулева, действительного статского советника, тульского помещика, председателя гражданской палаты по выборам дворянства. В 1819 году, в 12-летнем возрасте, Степан Хрулев поступил в Тульское Александровское военное училище. Пробыв в училище шесть лет, а затем, блестяще выдержав в 1825 году окончательный экзамен при 2-м С.-Петербургском кадетском корпусе, С.А. Хрулев, по существующему в то время порядку, был прикомандирован для практического постижения военной службы к Дворянскому полку. В следующем году, в девятнадцатилетнем возрасте, был произведен в прапорщики и переведен в артиллерийскую конно-легкую № 25 роту, которая квартировала на границе с Польшей.

В период Крымской войны 1853-1856 годов, которая велась между Россией, с одной стороны, и коалицией стран, состоящей из Франции, Англии, Турции и Сардинии, с другой, за господство на Балканах, а также на Черном и Средиземном морях, с начала 1854 года С.А. Хрулев находился в Дунайской армии в распоряжении начальника инженеров генерал-адъютанта Шильдера За отличия во время военных действий на Дунае Хрулев был награжден орденами Св. Станислава 1-й ст., Св. Анны 1-й ст. с мечами и саблей, украшенной бриллиантами, с надписью «за храбрость».

С декабря 1854 года Хрулев состоял при главнокомандующем морскими и сухопутными силами русской армии в Крыму генерал-адъютанте князе Меншикове, который поручил взять штурмом Евпаторию, где находился турецкий корпус, стремившийся перерезать путь из Севастополя в Россию. Вскоре Хрулев был отозван в Севастополь и 4 марта 1855 года был назначен комендантом Корабельной стороны с подчинением Селенгинского и Волынского редутов, Камчатского люнета (названия даны по полкам, строившим и защищавшим данные укрепления), а также всех войск, расположенных в 3-м, 4-м и 5-м отделениях оборонительной линии. Хрулев был необычайно популярным боевым генералом, имевшим славу бесстрашного командира, любимого в войсках, особенно нижними чинами, приметившими, что его назначают туда, где в настоящее время труднее и опаснее всего.

Весной 1855 года с Хрулевым познакомился прапорщик Лев Толстой, будущий всемирно известный писатель, который обратился к генералу за содействием в подготовке к печати статей об обороне Севастополя, получив полное согласие. Посылая А.Н. Некрасову в журнал «Современник» рукописи статей, Л.Н. Толстой писал 30 апреля 1855 года: «Поправки к статье Столыпина сделаны черными чернилами Хрулевым, левой рукой, потому что правая ранена».

Наиболее яркий и драматичный эпизод военной биографии С.А. Хрулева связан с событиями 6 июня 1855 года. В этот день французы назначили общий штурм Севастополя, в память о 40-летии битвы при Ватерлоо. Хрулев, получив донесение о том, что на правом фланге Малахова кургана неприятель овладел батареей П.Л. Жерве, поскакал туда на своем белом коне, так хорошо известном в войсках. Бойцы, защищавшие батарею, отступали в полном беспорядке. Хрулев остановил отступление, крикнув: «Ребята, стой! Дивизия идет на помощь». Увидев 5-ю роту Севского полка, которая возвращалась с лопатами и ружьями за спиной после траншейных работ, скомандовал: «Благодетели мои, в штыки за мной!» Севцы, кинув лопаты, бросились в атаку за любимым командиром. 138 человек изобразили дивизию, которую обещал Хрулев. Попутно к ним присоединились взвод матросов и остатки оборонявшего батарею Полтавского полка. Блестящая атака горстки храбрецов, к которым подоспели шесть рот Якутского полка, против двух полков французов принесла победу, в 7 часов утра союзники отступили, и батарея Жерве опять перешла к русским. За этот славный подвиг С. А. Хрулев был награжден орденом Св. Владимира 2-й ст. с мечами и арендой в 1500 рублей на 12 лет.

27 августа 1855 года было последним днем участия С.А. Хрулева в обороне Севастополя. Генерал неотлучно находился на Малаховом кургане во главе Севского полка с образом в руке. Во время одной из атак неприятеля был ранен штуцерной пулей в большой палец левой руки с раздроблением кости, но не оставил боевого участка и продолжал руководить его обороной пока не потерял сознания. В ноябре 1855года Хрулев был уволен в Петербург для лечения.

22 мая 1870 года в два часа по полуночи генерал-лейтенант С.А. Хрулев скоропостижно скончался в Петербурге. 26 мая в Сергиевском всей артиллерии соборе прошло отпевание тела покойного, на котором присутствовал главнокомандующий войсками гвардии и Петербургского военного округа вел. кн. Николай Николаевич Старший, боевые товарищи, родственники и знакомые. 29 июля генерал Хрулев, как завещал, был похоронен в Севастополе на военном кладбище у храма Св. Николая, среди своих боевых соратников. По подписке были собраны деньги на надгробный памятник с надписью «Хрулеву — Россия». Степан Александрович Хрулев стяжал себе неувядаемую славу храброго командира-воина, его жизнь — яркая страница военной истории России и Тульского края.

В начале русско-японской войны весь мир облетела весть о подвиге русского крейсера «Варяг». Выдержан неравный бой с японской эскадрой и, не спустив флага перед неприятелем, русские моряки сами потопили свой корабль, лишённый возможности продолжать бой, но не сдались врагу. Командовал крейсером капитан 1-го ранга В.Ф. Руднев, опытный морской офицер.

Выходец из дворян Тульской губернии, Всеволод Фёдорович Руднев родился 19(31) августа 1855 года в городе-крепости Динамюнде, когда его отец, капитан 2-го ранга Фёдор Николаевич Руднев, состоял командиром Рижской брандвахты. Город этот сменил несколько названий: Динаминде, Динамюнде, Даугавгрива, Усть-Двинск, а ныне - в черте города Риги.

Предки Рудневых с 1616 года владели небольшим имением у деревни Яцкой Ясенецкого стана Венёвского уезда (ныне Новомосковский район Тульской области). Пращур Всеволода Фёдоровича, рядовой матрос Семён Руднев, отличился в бою под Азовом и за храбрость получил по указу Петра Первого чин офицера.

Отец Всеволода Федоровича, Фёдор Николаевич Руднев, был героем русско-турецкой воины 1828-1829 годов, участвовал в сражениях на Чёрном, Средиземном и Адриатическом морях, в блокаде Дарданелл и Константинополя. В 1857 году он вышел в отставку с чином капитана 1-го ранга и жил на пенсию с семьёй в деревне Яцкой в небольшом флигеле.

Отец В.Ф. Руднева умер в 1864 году, и мать, Александра Петровна, переехала с детьми в город Любань Петербургской губернии, где определила сына в местную гимназию.

15 сентября 1872 года, успешно выдержав экзамены, Всеволод Руднев поступил в Петербурге в Морское училище, единственное в тогдашней России учебное заведение, готовившее офицеров Военно-Морского Флота. По распоряжению управляющего Морским министерством Всеволод Руднев был принят на казённое обеспечение в честь боевых заслуг его отца.

С 1 мая 1873 года В.Ф. Руднев был зачислен на действительную службу и в летние месяцы 1873-1875 годов находился в учебных плаваниях по Балтийскому морю. 16 октября 1875 года его произвели в старшие унтер-офицеры. Блестяще выдержав выпускные экзамены и получив Нахимовскую премию, В.Ф. Руднев 1 мая 1876 года был произведён в гардемарины. Получив назначение на учебный фрегат «Петропавловск», он с 18 мая 1876 года по 25 августа 1877 года находился в заграничном учебном плавании.

28 марта 1893 года В.Ф. Руднев получил чин капитана 2-го ранга, а в декабре был назначен старшим офицером эскадренного броненосца «Император Николай I. В декабре 1897 года В.Ф. Руднев был назначен командиром канонерской лодки «Гремящий», которая 1 марта 1898 года ушла в кругосветное плавание, длившееся по 15 мая 1899 года. Это было первое самостоятельное кругосветное плавание Руднева на сравнительно небольшом корабле, и он провёл его успешно.

В 1900 году В.Ф. Руднев стал старшим помощником командира порта в Порт-Артуре, где была база 1-й Тихоокеанской эскадры, составлявшей основные силы Русского флота на Дальнем Востоке. В декабре 1902 года приказом по Морскому министерству В.Ф. Руднев был назначен командиром крейсера «Варяг». К этому времени он приобрёл большой опыт морской службы, проходил ее на семнадцати кораблях, из которых командовал девятью, бывал в кругосветных плаваниях и дальних походах.

В.Ф. Руднев вступил в командование крейсером 1 марта 1903 года. Обстановка на Тихом океане была напряжённой. Япония усиленно готовилась к войне с Россией, создав здесь значительное превосходство в силах.

Накануне войны «Варяг» был направлен в нейтральный корейский порт Чемульпо (ныне Инчхон). 26 января 1904 года японская эскадра из шести крейсеров и восьми миноносцев подошла к заливу Чемульпо и остановилась на внешнем рейде. На внутреннем рейде в это время находились русские корабли - крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец», а также иностранные военные корабли.

Рано утром 27 января 1904 года В.Ф. Руднев получил ультиматум японского контр-адмирала С. Уриу с требованием покинуть рейд до полудня, в противном случае они грозили открыть огонь по русским кораблям в нейтральном порту, что было грубым нарушением международного права.

В.Ф. Руднев решил идти на прорыв. Японская эскадра преградила путь в открытое море. С броненосного крейсера «Асама» раздался первый выстрел, а затем вся эскадра противника открыла огонь. Бой был жестоким. Всю силу огня японцы сосредоточили по «Варягу». Под ураганным огнём противника русские матросы и офицеры вели огонь по врагу, заделывали пробоины, тушили пожары. Меткий огонь с «Варяга» принес свои результаты: серьёзные повреждения получили японские крейсеры «Асама», «Чиода», «Такачихо», затем был потоплен один миноносец. Израненный, но не побеждённый, «Варяг» вернулся в порт. Крейсер кренился на борт, машины вышли из строя, большинство орудий было разбито. Приняли решение: снять команды с кораблей, крейсер затопить, канонерку взорвать, чтобы они не достались врагу.

Моряки «Варяга» и «Корейца» несколькими эшелонами вернулись на родину, где их восторженно встретил русский народ. Экипажи были отмечены высокими наградами: матросы - георгиевскими крестами, офицеры - орденами Святого Георгия 4-й степени. Капитан 1-го ранга В.Ф. Руднев получил чин флигель-адъютанта и был назначен командиром строившегося в Петербурге эскадренного броненосца «Андрей Первозванный», но в ноябре 1905 года за отказ принять дисциплинарные меры против революционно настроенных матросов своего экипажа он был уволен в отставку с производством в контр-адмиралы.

Последние годы жил в Тульской губернии в небольшой усадьбе при деревне Мышенки Алексинского уезда (ныне Заокский район). 7 июля 1913 года В.Ф. Руднев скончался. Могила его находится в селе Савине Заокского района Тульской области.

6) Историки Тульского края.

Итак, перейдем, наконец, к собратьям-историкам. XIX в. подарил нам целую плеяду выдающихся деятелей исторической науки. В их числе первый историк Тульского края – И.А. Афремов, Н.Ф. Андреев, И.П. Сахаров и известный археолог Н.И. Троицкий. Их труды не потеряли научной ценности и до его дня.

Иван Федорович Афремов родился 15 августа 1794г. в селе Сальницы Белевского уезда. Отец происходил из служилых дворян, увенчанных боевыми орденами, мать была сестрой ученого и писателя В. А. Лёвшина.

Подростком Ивана определили в Морской кадетский корпус. Летом 1812г. юный мичман Афремов явился к М. И. Кутузову, занимавшемуся формированием Петербургского ополчения, и попросил перевода в действующую армию. Узнавший об этом морской министр разгневал­ся на молодого патриота за нарушение воинской субординации и отправил его служить в студеный Архан­гельск. В 1817г. способный юноша получил звание флот-лейтенанта и вскоре был назначен командиром брига.

В 1828г. И. Афремова определили инспектором в Тульский кадетский корпус, где он преподавал тригонометрию, основы артиллерии и фортификации. За добросовестную подготовку кадров его произвели в майоры и наградили бронзовой медалью в память Отечественной войны 1812 года. Через шесть лет он вышел в отставку.

«История города оружейников, родного края давно увлекала И. Афремова. Он решил полностью посвятить себя любимому делу. За время службы в учебном заведении им были скрупулезно обследованы местные архивохранилища, изучены летописи. Теперь зимой он покидал свою деревушку, чтобы прослушивать циклы лекций в Московском университете, заниматься в библиотеках и богатейших архивах государственных учреждений»[31] .

Начиная с 1825г., Афремов помещал свои сочинения в периодических изданиях, активно помогал в подготовке материалов для «Истории русского народа» Н. А. Полевого. В начале 40-х годов первая и единственная тогда в губернии газета «Тульские губернские ведомости» начала печатать очерки И. Афремова по истории, экономике, географии губернии. За эти систематические публикации его наградили дорогим подарком. Отдельные работы туляка выходили за рамки провинциального значения и были поощрены научными организациями. На собрании Русского географического общества в январе 1847г. Афремову объявили благодарность за «Описание Куликовской битвы и плана Куликова поля».

В 1850г. И. Афремов подготовил первую часть «Исторического обозрения Тульской губернии». Оно было отпечатано в типографии В. Готье за счет автора в количестве 500 экземпляров. Судьба главной книги оказалась сложной, и вышла она в свет лишь через несколько лет при поддержке бывшего в то время Тульским губернатором П. Дарагана[32] .

Широк и разнообразен диапазон занятий И. Ф. Афремова. Он опубликовал исследования о древних российских родах, на базе личной монетной коллекции — по нумизматике, некролог В. А. Лёвгаина с обширной библиографией трудов покойного. Занимаясь астрономией, изготовил самодельный телескоп, написал трактаты «Краткая уранография» и «Геос с примечаниями». За долгую жизнь собрал прекрасную библиотеку с уникальными изданиями и старинными манускриптами, картины, гравюры.

Когда И. Ф. Афремов умер, почтить память бескорыстного гуманиста пришли и жители окрестных деревень.

Иван Петрович Сахаров (1807 – 1863) родился в семье тульского церковного служителя. Рано потеряв отца, познал горести и лишения трудовой жизни. Матери удалось пристроить сына в семинарию. В ее стенах у любознательного слушателя развился все­поглощающий интерес к истории. Много читал. Внимательно изучал, делал выписки из «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина. В ходе изучения он задался вопросом об истории Тулы. «Благодаря ходатайству прогрессивных лиц, в первую очередь образованного инспектора кадетского корпуса историка И. Ф. Афремова, удалось получить официальное разрешение на посещение архивохранилищ губернского и оружейного правлений, дворянского депутатского собрания, церквей, монастырей»[33] .

Здесь Иван Петрович выявил десятки грамот, списки с писцовых книг, тульскую разрядную книгу и прочие акты. Покровители решили отдать его первое творение «Отрывки из истории г. Тулы» в малоизвестный москов­ский журнал «Галатея». Кусочек прошлого, посвященный осаде в Тульском кремле царскими войсками восставших под руководством И. Болотникова, увидел свет в мае 1830г.

В 1832г. он опубликовал в Москве рукопись «Истории общественного образования Тульской губернии» (правда, только одну часть). В предисловии автор отмечал, что его труд служит выражением священной любви к Родине и памяти предков. После краткой географической справки приводились (в пересказе) писцовые книги тульского посада — важнейшие источники экономической и социальной жизни города. В книгу включены 53 грамоты. Они характеризуют феодальное землевладение XVI —XVII вв.

«Публикация Сахарова впервые вводила в научный оборот материалы, существенные не только для нашего края, но и для всей исторической науки»[34] . А годом ранее он издал книжку из истории тульского посада по писцовым книгам — «Достопамятности Венева монастыря» — с посвящением своему учителю и наставнику И. Ф. Афремову.

Другая монография историка — «Достопамятности г. Тулы и его губернии» — была обнародована только в 1915г. в «Трудах Тульской губернской ученой архивной комиссии». В ней впервые предлагалась периодизация местной истории от первобытных поселений до середины 20-х годов XIX столетия. Она отражала важную роль Тулы в антикрепостнических движениях и разгроме польской интервенции, преобразованиях Петра I, в результате которых город стал крупным промышленно-торговым центром. Такая периодизация увязывала в одно целое местные и общероссийские события.

За собирание, исследование фольклора, этнографии, палеографии в 1854г. ученого избрали членом-корреспондентом Академии наук.

Вместе с именем историка, фольклориста, этнографа и палеографа И. П. Сахарова в историю тульского края вошло имя Николая Федоровича Андреева. Будучи еще неизвестным читающей публике, Н. Ф. Андреев дает критическую оценку грамотам, помещенным И. П. Сахаровым в «Московском телеграфе» за 1830г. Эта требовательность и даже педантизм в подходе к историческому источнику сохранились у Н. Ф. Андреева на протяжении всего его творчества.

Биографические источники об Н. Ф. Андрееве скудны. Отец его, губернский секретарь, владел небольшим имением Торховым, что стояло в 15 верстах от Тулы по почтовой веневской дороге. Очевидно, там и родился Н. Ф. Андреев в 1795г. (по другим сведениям — в 1797г.). По наследству Торхово перешло к Николаю Федоровичу. В 1816г. Н. Ф. Андреев поступил на службу юнкером 23-й артиллерийской бригады, а в 1824г. был уволен по домашним обстоятельствам в чине подпоручика, что давало ему основание быть внесенным во вторую часть ро­дословной книги Тульского дворянского депутатского собрания.

В 1829 —1837 гг. Н. Ф. Андреев является заседателем палаты уголовного суда; в 1844—1855 гг. он — уездный депутат дворянского депутатского собрания по Тульскому уезду; одновременно (1853—1856) занимает должность уездного судьи по Тульскому уезду. С 1856г. и до кончины он непременный член комиссии народного продовольствия. Умер Н. Ф. Андреев 15 ноября 1864г.

Однако не служба была его главным увлечением, известен он больше по своим историческим трудам. «Наибольшую ценность и интерес представляют «Прогулка по Туле и путешествия по ее окрестностям», а также «Беспристрастные замечания на «Путевые заметки по Тульской губернии», в которых автор знакомит российского читателя со своими известными земляками (историками, литераторами, переводчиками), говорит об истории Тулы и городов Тульской губернии, ее промышленности, географии, топонимике и бытобитателей»[35] . Эти и другие его произведения важны для нас теперь как исторический источник. Серию статей в «Тульских губернских ведомостях» Н. Ф. Андреев посвятил церквам Тулы, таким, как Казанская, Всех Скорбящих Радостей при Николаевской богадельне, Успенскому девичьему монастырю и др., где он дает сведения об их строительстве, архитекторах, освящении, иконах, церковной утвари, кладбищах. С любовью описывая церкви, Н. Ф. Андреев беспокоится об их дальнейшей судьбе и задает риторический вопрос: «Неужели и существующие ныне памятники ожидает не разрушение от времени, а разрушение от рук человеческих?..»[36] Действительно, многие церкви в наше время сохранились лишь в его описаниях.

Судьба была благосклонна к Н. Ф. Андрееву и подарила ему незабываемую встречу с Гоголем, воспоминания о которой автор оставил потомкам на страницах «Тульских губернских ведомостей». История нашего края была бы беднее без имени этого незаурядного историка и писателя.


7) Л.Н. Толстой.

В своей курсовой работе мы, разумеется, не могли не коснуться творчества и личности нашего гениального земляка Льва Николаевича Толстого. Понимая, однако, всю его неординарность и неисчерпаемость как писателя, так и человека, мы позволили себе лишь приблизиться к нему с точки зрения нашего скромного исследования в плане его принадлежности к разряду тульской интеллигенции по образу мысли и общественной значимости, используя в качестве подтверждения высказывания самого Льва Николаевича, а также воспоминания его родных и современников.

Начать хотелось бы со слов старшей дочери Льва Николаевича Т.Л. Сухотиной-Толстой:

« Будучи совсем молодым человеком, он гордо объявил, что его герой, которого он любит всеми силами души, это – Истина. И до того дня, когда он слабеющим голосом сказал своему старшему сыну, своему «истинному другу», что он любит Истину, он никогда не изменял этой Истине. «Узнаете Истину, и Истина сделает вас свободными». Он это знал и служил Истине до смерти»[37] .

А вот слова самого Толстого о человеке: «Человек в своей жизни – то же, что дождевая туча, выливающаяся на луга, леса, поля, сады, пруды, реки. Туча, выливаясь, освежила и дала жизнь миллионам травинок, колосьев, кустов, деревьев, и теперь стала светлой, прозрачной и скоро совсем исчезнет. Так же и жизнь доброго человека; многим и многим помог он, облегчил жизнь, направил на путь, утешил и теперь изошел весь и, умирая, уходит туда, где живет одно вечное, невидимое, духовное…»[38]

Как писал Леонид Леонов, цитируя Толстого, Лев Николаевич принадлежал «к тем людям, которые, «может быть и рады были бы не мыслить и не выражать того, что заложено им в душу, но не могут не делать этого, к чему влекут их две непреодолимые силы: внутренняя потребность и требование людей». Великий художник, он в тоже время был ненасытного жизнелюбия человек, который в пятьдесят лет сел за изучение древних языков, ради ознакомления с первоисточниками общеизвестных истин. Всякий звук жизни вызывал гулкое эхо в его душе, ничто не ускользало от его нетерпеливого и деятельного внимания – философия истории, сословная архитектура государства, задачи педагогики и воспитания, смертная казнь и голод в Поволжье, деньги и землевладение в России, духоборческая эпопея, вопросы веротерпимости, бессмертия и воли…»[39]

Теперь об общественной и педагогической деятельности Льва Николаевича. В том числе о работе его мировым посредником и создании школьной системы. Как писал правнук писателя – Илья Владимирович, «Толстой знал, что местные дворяне были против его назначения посредником, был готов к столкновению с крепостниками. Но принял должность, потому что, по его словам, «не посмел отказаться перед своей совестью» <…> Он считал, что попал в мировые посредники совершенно неожиданно и что вел дела самым хладнокровным и совестливым способом»[40] .

Отдельно хотелось бы написать о педагогической деятельности Толстого. Как говорил сам Толстой о своей школе, она «развивалась свободно, из начал, вносимых в нее учителем и учениками. Несмотря на все преимущество влияния учителя, ученик всегда имел право не ходить в школу и даже, ходя в школу, не слушать учителя. Учитель имел право не пускать к себе ученика и имел возможность действовать всей силой своего влияния на большинство учеников, на общество, всегда составляющееся из учеников… При нормальном, ненасильственном развитии школы, чем более образовываются ученики, тем они становятся способнее к порядку, тем сильнее им самим чувствуется потребность порядка, и тем сильнее на них влияние учителя»[41] . В этом новизна подхода к обучению и воспитанию.

Сам Толстой в 1861г. в одном из писем сообщал: «Есть у меня поэтическое прелестное дело, от которого нельзя оторваться, - это школа… Нельзя рассказать, что это за дети – их надо видеть… Подумайте только, что в продолжение двух лет, при совершенном отсутствии дисциплины ни один и ни одна не были наказаны. Никогда лени, грубости, глупой шутки, неприличного слова»[42] .

«Толстой глубоко и всесторонне изучал химию и физику, законы органического и неорганического мира… Он ничего не принимал на веру и поэтому проделывал предварительную огромную работу ученого-теоретика и ученого-экспериментатора, формируя, таким образом, свое научное мировоззрение.

Того же он требовал и от учеников: активного мышления, сомнения и проверки истинности того, что считается общепринятым. Больше всего он ценил в детях их самобытность, любознательность, ненасытное стремление к знаниям. Этими же чертами должен обладать и учитель»[43] .

Закончить хотелось бы словами А.Ф. Кони: «Отношения между семьею графа и соседями были просты и естественны. Обитатели яснополянского дома были старыми и добрыми знакомыми, готовыми во всякое время прийти на помощь в болезни, несчастии и недостаче,- лечить и советовать, похлопотать и понять чужую скорбь. Все это, однако, совершалось без заигрывания и заискивания и без холодного, брезгливого исполнения долга по отношению к «меньшому брату». Таким же характером отличалось и обращение крестьян со Львом Николаевичем… В их глазах Толстой был не только участливый, но и сведущий человек. Недаром мне рассказывали, как крестьяне в своих отзывах про него говорили: «Это мужик умственный, хотя и барин»[44] . Крестьяне не умели другими словами выразить свое представление об истинной интеллигентности, но чувствовали ее в своем барине и ценили его за это, показывая таким образом, что понятие «интеллигенция» - вне сословных условностей, и мы считаем, что это действительно так.


Заключение.

Итак, подведем итоги. В работе рассмотрена проблема определения термина «интеллигенция», различные взгляды на его трактовку и содержание. Кроме того своим исследованием мы попытались дать объяснение специфики провинциальной интеллигенции на примере тульских ее представителей. Для этого были использованы как биографические данные отдельных личностей и их личный вклад, так и анализ деятельности их общественных организаций. Выяснилось, что особенности провинциальной интеллигенции, прежде всего в ее удаленности от большой политики и столичных интриг, близость к простому люду, знание его насущных проблем и необходимость решать эти проблемы. Она играла роль духовного наставника и защитника. Очень показательна также роль тульских губернаторов, тесно сотрудничавших с интеллигенцией и участвовавших в осуществлении многих социально значимых проектов.

Итого нужно отметить, что интеллигенция – понятие многогранное и уникальное. Российская интеллигенция качественно отличается от западной и выполняет совершенно иные функции в обществе, это духовная элита общества. И здесь Бердяев абсолютно прав.


Список источников и литературы.

1. Ожегов С.И., Толковый словарь русского языка, М., 2007г.

2. .Алдобаев А.И., Люди своей судьбы, Тула, 2005г., -252с

3. Афанасьев А.Д., Тульский библиографический словарь, в 2 тт., Тула, 1996г.

4. Вепренцева Т.А., Легальные общественные организации интеллигенции центрального региона России в 60-е годы XIX – начало XX вв., Тула, 2005г., -111с.

5. Вепренцева Т.А., Общественно-политическая деятельность тульской интеллигенции в 60-е годы XIX – начало XX вв., Тула, 2003г.

6. Вестник Тульской православной гимназии, №5.

7. Голейзовская Л., Лев Толстой и Ясная Поляна, М., 1981г., -263с.

8. Гордость земли Тульской, в 2 тт., т.2,Тула, 1991г., -397с.

9. Королева Л.И., Тульские губернаторы, Тула, 1997г., -96с.

10.Лазарев В.Я., Тульские истории, Тула, 1977г., -351с.

11.Романов Д.М., Полководец Д.С.Дохтуров, Тула, 1979г., -108с.

12.Самарцева Е.И., Российская интеллигенция до октября 1917 года (историографический очерк), Тула, 1998г., -192с.

13.Толстой И.В., Свет Ясной Поляны, М., 1986г., -287с.


[1] [ 1, c.249]

[2] [ 12, c.72 ]

[3] [ 12, c.80 ]

[4] [ 12, c.48 ]

[5] [ 4, c. 18]

[6] [ 4, c. 22]

[7] [ 9, с. 30 ]

[8] Цит. по [ 9, c. 30 ]

[9] [ 9, c.55 ]

[10] [ 8, c. 34 ]

[11] [ 4, c. 24 ]

[12] [ 8, c. 337 ]

[13] [ 8, c. 339 ]

[14] [ 8, c. 344 ]

[15] [ 4, c. 62 ]

[16] [ 4, c. 63 ]

[17] [ 8, c. 352 ]

[18] [ 8, c. 353 ]

[19] [ 4, c. 52 ]

[20] [ 8, c. 356 ]

[21] [ 8, c. 364 ]

[22] [ 4, c. 54 ]

[23] [ 4, c. 57 ]

[24] [ 4, c. 57 ]

[25] [ 6]

[26] [ 6]

[27] [ 8, c. 253 ]

[28] [ 8, c. 256 - 257 ]

[29] [ 8, C. 261 ]

[30] [ 8, C. 267 ]

[31] [ 8, c. 33 ]

[32] [ 9, c. 41 ]

[33] [ 8, c. 43-44 ]

[34] [ 8, c. 45 ]

[35] [ 8, c. 38 ]

[36] [ 8, c. 41 ]

[37] [ 13, c.237 ]

[38] [ 13, c.163 ]

[39] [ 7, c.9 ]

[40] [ 13, c.186 ]

[41] [ 13, c.200 ]

[42] [ 13, c.202 ]

[43] [ 13, c.203 ]

[44] [ 7, c.175 ]

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:12:17 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
22:36:05 28 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Тульская интеллигенция XIX века

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151310)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru