Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Сталинизм и его последствия

Название: Сталинизм и его последствия
Раздел: Рефераты по истории
Тип: курсовая работа Добавлен 06:14:55 13 марта 2010 Похожие работы
Просмотров: 1050 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Введение

1. Сущность сталинизма

2. Политическая система в стране с середины 1930-х гг. Становление личной власти Сталина

3. Последствия сталинизма

Заключение

Список литературы


Введение

Последствия сталинизма - это та проблема, которая до сих пор характеризуется далеко, не однозначно, вызывая в научно-историческом сообществе массу споров, диаметрально противоположных суждений и оценок. Вот почему так важны те исследования по данной проблематике, которые основаны на объективном и политически не ангажированном анализе фактов. Только они содействуют достижению подлинного научного результата.

Аксиоматично, что исторические знания не могут считаться полными, ни тем более истинными, если не охватывают всех сторон того или иного процесса, события, явления, особенно если это произошло в силу причин преимущественно политико-идеологического характера, когда из поля зрения выпадают, или, точнее, директивно изымаются подчас целые, зачастую весьма важные тематические направления. Именно такой изъян был характерен для проводившихся в СССР научно-исторических исследованиях по данной проблематике.

До сих пор не утихают споры – и не только между специалистами – о роли политики Сталина в период Великой Отечественной войны, масштабах репрессий, по поводу других подобных вопросов советской истории. В результате долгого игнорирования этих проблем в отечественной историографии образовался существенный пробел, без преодоления которого наши представления о советской эпохе трудно считать научно корректными.

Историографическая составляющая настоящего исследования подробно анализируется в отдельной главе работы, что позволяет сосредоточиться здесь только на основных моментах процесса научного освоения темы.

Во - первых, само наличие политической цензуры в СССР делало невозможным проведение полноценных объективных исследований. И хотя после смерти Сталина положение смягчилось, исследования имели явный налет политизированности. Так нужно отметить следующий вид источников как законодательные – “ О преодолении культа личности и его последствий ”: Постановление ЦК КПСС от 30 июня 1956г.// Госкомиздат. М. 1956; “ О культе личности Сталина и его последствиях”: Доклад первого секретаря ЦК КПСС товарища Хрущева Н. С. XX съезду КПСС 25 февраля 1956 г. Советологами на вооружение брались все обвинения из доклада Хрущева, дополненные многими другими. Научно-исследовательская литература – “Реабилитация. Политические процессы 30-50-х годов”: М. 1991 г.; “Реабилитирован посмертно”: изд. 2е М. 1989г.; Белади, Л. “Сталин” / Ласло Белади, Тамаш Краус.-М. 1990 г. Дается оценка действиям Сталина; анализируются происходившие процессы.

Табуированность темы в Советском Союзе привела к ее “монополизации” западными странами. Понимая большие возможности использования "сталинской проблемы" для достижения целей США в ходе "холодной войны", в этой стране развернули широкомасштабную работу по изучению жизни и деятельности Сталина.

Цель работы – исследовать последствия сталинской политики, выявив и охарактеризовав действия Сталина.

Для достижения поставленной цели ставились следующие основные задачи:

- проанализировать сущность сталинизма

- изучить систему политической власти, сформировавшуюся в стране к середине 1930-х гг.

- проанализировать ход проведения, масштабы, особенности, и последствия мероприятий проводимых в стране

Объект исследования – взятая в динамике политика властей. Для придания анализу проблемы наибольшей концентрированности, а значит и научной эффективности, феномен сталинизма рассматривался в первую очередь как социально-политическое явление.

Предмет исследования – последствия сталинского режима.

Методология исследования. В изучении сталинизма был применен принципиально отличный от теории тоталитаризма феноменологический подход, первостепенным для которого является не типология, а специфическая сущность явления. Так же в своей работе я использовал такие методы как сравнение и дедукция. Сравнительный метод можно обосновать в подходах к проблеме сталинизма в целом и его последствиям конкретно зарубежных и отечественных ученых. Метод дедукции позволяет выявить индивидуальное в проводимых мерах по управлению страной.

1. Сущность сталинизма

Личность Сталина находится сегодня в центре внимания, как политиков, так и обывателей, как историков, так и деятелей искусства. Это неслучайно, поскольку этот человек более 30-ти лет находился у руля управления одной из великих держав мира, пожалуй, самой загадочной и непредсказуемой. Он был у руля управления не только этой державы, но и целой группы стран, которую именовали социалистическим лагерем; он претендовал на роль вершителя судеб "Угнетенных народов и эксплуатируемых классов", как говорили в его времена во всем мире.

Каждое новое поколение хочет постичь тайну этой личности и того явления, которое с наибольшей силой проявилось в этой личности.

Имя этого явления - культ личности. Об опасности возникновения этого явления в революционном движении мыслители России и Европы предупреждали уже в 70-е годы ХIХ века.

Симптомы этого явления в российском социал-демократическом движении появились еще до 1917 года. После прихода большевиков к власти в поведении Л. Троцкого, Г. Зиновьева, И. Сталина стали наблюдаться отдельные признаки этого явления. После смерти В.И. Ленина внутри партийного руководства началась борьба за лидерство. В силу разных обстоятельств победил И.Сталин.

На партийных съездах и конференциях до конца 20-х годов звучали голоса тех, кто пытался обратить внимание на те стороны поведения Сталина, которые ясно говорили о наличии симптомов "культовой болезни" у этого партийного лидера.

В партийных рядах только узкий круг людей знал о "Письме съезду", в котором В.И. Ленин давал характеристику партийным лидерам, в том числе Сталину и в котором Ленин предлагал переместить Сталина с поста генерального секретаря, т.е. с той должности, где он мог нанести делу партии серьезный ущерб своим характером, своей склонностью к "культовой болезни".

Это обстоятельство помешало партийцам понять выступающих, а их точку зрения многие восприняли, как проявление личного соперничества в борьбе за лидерство.

В конце 20-х - начале 30-х годов Сталин захватил лидерство в партии и фактически возглавил советское Государство. Он остался у руководства до конца своей жизни. За эти годы не без его участия идеологические службы СССР сформировали идеологию культа его личности и внедрили его в общественное сознание.

Большинство авторов считают, что культ личности Сталина возник, как неизбежный результат того, что сама партия изначально отказалась от демократических принципов, как партийного, так и советского строительства. Ряд авторов считают, что культ личности заложен в самой социалистической идее; является неизбежным спутником социалистической практики.

С середины 80-х годов в отечественной литературе появилась тенденция расчленить понятия: Сталин, сталинщина, сталинизм.

Под сталинизмом подразумевают те идеи, принципы, которыми руководствовались Сталин и его окружение в своей повседневной практике породившей сталинщину.

Суть сталинщины в том, что Сталин, прежде всего, воспринимал идеи, выработанные еще при жизни Ленина, как навсегда данные, и хотя он постоянно говорил о диалектическом методе познания и преобразования мира сам оказывался в плену догм.

Одной из них было убеждение в том, что по мере продвижения вперед к социализму будет обостряться классовая борьба, сопротивление тех, кто не хочет социализма, или не понимает необходимости такого движения.

Сталинизм - это убежденность в том, что "кто не с нами тот против нас", что "если враг не сдается, то его уничтожают", а враг - это тот, кто выступает против решений Партии, кто сомневается в мудрости товарища Сталина.

Сталин был убежден, что капиталистическое окружение готовит новый поход против СССР и поэтому нужно ускоренными темпами укреплять обороноспособность страны.

На теории сталинизма оказало влияние личность самого Сталина, его подозрительность, недоверие к людям, в том числе к своему окружению.

"Сталин был человек очень мнительный, с болезненной подозрительностью, в чем мы убедились, работая вместе с ним, - говорит Хрущев на ХХ съезде Партии - Он мог посмотреть на человека и сказать: "Что - то у вас сегодня часто отворачиваетесь, не смотрите прямо в глаза" Болезненная подозрительность привела его к огульному недоверию, в том числе и по отношению к выдающимся деятелям партии, которых он знал много лет. Везде и всюду "он видел врагов, двурушников, шпионов".

Имея неограниченную власть, он допускал жестокий произвол, подавлял человека морально и физически. Создалась такая обстановка, при которой человек не мог проявить свою волю.[1]

Позже, после смерти Сталина и ХХ съезда КПСС будет принято Постановление ЦК КПСС» О преодолении культа личности и его последствий", в этом документе был дан ответ о причинах возникновения культа личности.

В 1956 году руководство КПСС нашло в себе силы осудить культ личности и заявить об объективных и субъективных предпосылках его возникновения. Коммунисты 1956 года заявили:

“- сложная международная и внутренняя обстановка требовала железной дисциплины неустанного повышения бдительности, строжайшей централизации руководства, что не могло не сказаться отрицательно на развитии некоторых демократических форм.

- приходилось идти на некоторые ограничения демократии, оправданные, логической борьбой нашего народа за социализм в условиях капиталистического окружения. Но эти ограничения уже тогда рассматривались партией и народом, как временные подлежащие устранению по мере укрепления Советского государства и развития сил демократии и социализма во всем мире.

- народ сознательно шел на эти временные жертвы, видя с каждым днем все новые успехи советского общественного строя.

- поскольку Сталин длительное время находился на посту генерального секретаря ЦК партии, успехи, достигнутые Коммунистической партией и Советской страной стали связывать с его именем…“ (О преодолении культа личности и его последствий. Постановление ЦК КПСС от 30 июня 1956 года: Госкомиздат. М. 1956 г.).

Эти предпосылки были названы объективными предпосылками возникновения культа личности.

Коммунисты вынуждены будут признать, что Сталин "отбрасывал Ленинский метод убеждения и воспитания, переходил с позиций идейной борьбы на путь административного подавления, на путь массовых репрессий, на путь террора. Он действовал все шире и настойчивей через карательные органы, часто нарушая при этом все существующие нормы морали и советские законы...

Массовые аресты и ссылки тысяч и тысяч людей, казнь без суда и нормального следствия порождали неуверенность, вызывали страх и даже озлобление.[2]

Делегаты услышат, что "из 139 членов и кандидатов в члены ЦК Партии, избранных на ХVII съезде Партии, было арестовано и расстреляно (главным образом в 1937 -1938 г.г.) 98 человек, т.е. 70% ...

Такая судьба постигла не только членов ЦК, но и большинство делегатов ХVII съезда Партии. Из 1966 делегатов съезда было арестовано по обвинению в контрреволюционных преступлениях... 1108 человек.[3]

В докладе было признано, что Сталин единолично принял решения и вынудил подписать его, как постановление от имени Президиума ЦИК Енукидзе:

"1)Следственным властям - вести дела обвиняемых в подготовке или совершении террористических актов ускоренным порядком;

2) Судебным органам - не задерживать исполнение приговоров о высшей мере наказания из-за ходатайств преступников данной категории о помиловании, т.к. Президиум ЦИК союза ССР не считает возможным принимать подобные ходатайства к рассмотрению.

3)Органам Наркомвнудела - приводить в исполнение приговоры о высшей мере наказания немедленно по вынесении судебных приговоров".

Делегаты съезда восприняли, как справедливое слова Хрущева, когда он заявил:

"Мы обвиняем. Но надо ответить на такие вопросы: разве мог Ежов сам, без ведома Сталина, арестовать например, Коснора? Был ли обмен мнениями или решения Политбюро по этому вопросу? Нет, не было, как не было этого и в отношении других подобных дел. Разве мог Ежов решать такие важные вопросы, как вопрос о судьбе видных деятелей партии? Нет, было бы наивным считать это делом рук только Ежова.

Ясно, что такие дела решал Сталин, без его указаний, без его санкций Ежов ничего не мог делать".[4]

Сегодня уже известно, что со временем Сталин и его подручные выработали целую систему репрессивного механизма. Ежов, Берия представляли Сталину списки осужденных с указанием меры наказания. Сталин заставлял лиц из своего окружения ставить под этими списками свои подписи. Делегатам ХХ съезда об этом не сообщали. Хрущев обращал внимание, прежде всего на то, что в годы репрессий уничтожались партийные и советские работники. Осуждая нарушения социалистической законности в годы культа личности, Хрущев хотел убедить делегатов в том, что они люди из сталинского окружения сами жили в постоянном напряжении, испытывали чувство страха. Вот один из примеров, включенный в его доклад:

"Об обстановке сложившейся в то время, мы нередко беседовали с Н.А. Булганиным. Однажды, когда мы вдвоем ехали в машине, он мне сказал: "Вот иной раз едешь к Сталину, вызывают тебя к нему, как друга. А сидишь у Сталина и не знаешь, куда тебя от него повезут: или домой или в тюрьму".[5]

Решившись сообщить делегатам съезда о злодеяниях в период культа личности Сталина, Хрущев, как первое лицо в партии считал, что всему народу нашей страны, мировой общественности не следует знать об этом: " Мы должны со всей серьезностью отнестись к вопросу о культе личности. Этот вопрос мы не можем вынести за пределы партии, а тем более в печать. Именно поэтому мы докладываем его на закрытом заседании съезда. Надо знать меру, не питать врагов, не обнажать перед ними наших язв. Я думаю, что делегаты съезда правильно поймут и оценят все эти мероприятия".[6]

Отношение же массы тоталитарных индивидов к Сталину было интимно-психологическим и личностным: он был не просто символическим знаком судьбы, но еще и индивидуальностью. Его индивидуальные качества срослись с символическими, и в этой системе он заменил место Бога. Славославия в его адрес заменили молитву и были ритуальным элементом существования и осуществления тоталитарной власти каждым на своем месте. Исчезновение личностного символа системы изменило духовную атмосферу внутри ее. Новые поколения как бы вышли из-под влияния той идеологической и психологической силы, которая формировала в каждом качества тоталитарного индивида.

«Вождь тоталитарной бюрократии – это не только ее движущая направляющая сила, но и самый уязвимый компонент. В руках «Вождя» сосредотачивается столько нитей, с помощью которых он приводит в движение необъятный бюрократический аппарат, что его смерть грозит разрушением этого аппарата, коль скоро ему не будут тут же найдена соответствующая замена.[7]

Попытки заменить Сталина не удались. В поле тоталитарного сознания его преемник Хрущев получил значение комического героя.[8]

Маршальские погоня, звезда Героя и орден Победы не превратил Брежнева в того мифологического героя, каким воспринимался Сталин. Исчезла тайна личности вождя, а вместе с ней и вождь. Вождь должен быть, по крайней мере, равен системе, анне быть частицей, рожденной этой системой.

2. Политической система в стране с середины 1930-х гг. Становление личной власти Сталина

Эту новую форму организации политической власти, сложившуюся в нашей стране в 30-е годы, в литературе часто называют тоталитаризмом.[9] Если же мы попытаемся вычленить смысловое ядро данного понятия, то обнаружим, что слово «тоталитаризм» используется для обозначения превосходной степени других известных понятий – диктатура, авторитаризм, насилие, деспотизм. Этимологически оно производно от слов тоталитарность, или «целостность»[10] . Употребляя его, имеют в виду, что авторитарная власть становится всепроникающей, контролирующей жизнь человека и общества в ее самых частных, мельчайших проявлениях.

После смерти Ленина руководству партии не хватило политического таланта противостоять влиянию зарождающегося сталинизма. В результате сложилась определённая система партийного управления - система бюрократического централизма. Любые попытки партийцев сопротивляться данной системе, их аппеляция к ленинским заветам, указания на то, что «советская власть сейчас стоит крепче, чем когда бы то ни было, и если ей грозит опасность, то она заключается не в возможности её свержения, а в возможности её перерождения, если партия не сумеет оживить свой организм и укрепить свои связи с рабочим классом» (об этом с трибуны говорил большевик Т. Сапронов, предлагая отменить устаревшую, по его мнению, резолюцию), а также напоминание о другом, так и не выполненном, решении X съезда «о расширении рабочей демократии» – игнорировались правящей сталинской фракцией. Для борьбы с инакомыслящими стали практиковаться "аттестационные комиссии", "личные дела с секретным пакетом" и т. д. Аппарат всё более выводил себя из-под контроля рядовых членов партии и партийных организаций. В своём консервативном сопротивлении новому курсу триумвиры и поддерживавшие их аппаратчики с самого начала дискуссии прибегали к никогда ранее не применявшемуся методу внутрипартийной борьбы: оценке разногласий внутри партии как борьбы между большевиками и элементами, чуждыми большевизму, ленинизму[11] .

В декабре 1936 г. была принята новая Конституция СССР – был сделан еще один шаг на пути к мифологической демократии и централизации власти. Политической основой СССР провозглашались Советы депутатов трудящихся, экономической – социалистическая собственность на средства производства. При этом допускалось «мелкое частное хозяйство единоличных крестьян и кустарей, основанное на личном труде и исключающее эксплуатацию чужого труда». Как и прежних советских конституциях, провозглашалась свобода свести, слова, печати, собраний и митингов, объединения в союзы. Были добавлены советским гражданам и новые права: на труд, отдых, «всеобщеобязательное» неполное среднее образование, «неприкосновенность личности и жилья». Некоторые изменения были внесены в систему государственной власти. Ее высшим органом объявлялся Верховный Совет, стоявший из двух палат: Совета Союза и Совета Национальностей, а период между его сессиями – Президиум Верховного Совета.[12]

Данная конституция закрепила уже существующее положение – на всех «этажах» управления страной был обеспечен партийный контроль над государственными органами, армией, промышленностью. Назначением и смещением государственных деятелей ведали не государственные, а партийные инстанции. Даже юридическим правом выдвижения кандидатов в депутаты Советов различных уровней пользовались исключительно партийные и руководимые ими общественные организации. Многие государственные функции оказались переданными партийным инстанциям (например, вопросы планирования и организации производства решались не в наркоматах или Госплане, а в ЦК и в Политбюро).

Политбюро принимало окончательные решения о создании и закрытии наркоматов, о назначении и снятии наркомов и других руководителей. Ни один закон в стране не мог быть принят без предварительного одобрения его в Политбюро.

Новая советская Конституция была удивительным по своей двойственности документом. В реальной жизни большинство ее норм оказались пустой декларацией. А социализм «по - сталински» имел весьма формальное сходство с марксистским пониманием социализма. Его целью являлось не создание экономических, политических и культурных предпосылок для свободного развития каждого члена общества, а наращивание мощи государства. Функцию по распоряжению социалистической собственностью и политическая власть сосредоточились в руках Сталина и партийно-государственного аппарата и оказались отчужденными от народа. Но тем не менее демократизм содержания Конституции и констатация ею того факта, что идеалы и ценности Октябрьской революции претворяются в жизнь, имели большое воздействие на общество, так как подтверждали, что его лишения и жертвы были не напрасны.

К концу 30-х годов ВКП(б) в значительной мере изменила и свой собственный облик, утратила остатки демократизма в своей внутрипартийной жизни. В ней исчезли дискуссии, диспуты, воцарилось полное, но весьма относительное единство. Рядовые члены партии, а в ряде случаев и члены ЦК всех выборных органов были отрешены от выработки партийной политики, которая стала уделом Политбюро и партийного аппарата.

В годы «большого террора» в СССР ничто: ни безусловное следование линии ЦК, ни личная преданность Сталину не могли гарантировать человеку личной безопасности. Это касалось, не только рядовых членов общества, но и партийно-государственных работников, т.е. представителей класса политаристов. Возможностей позитивного стимулирования (карьера, материальные блага) было недостаточно, чтобы заставить бюрократию эффективно работать. В этих условиях единственным реальным негативным стимулом могла быть только угроза лишения свободы и жизни. Чтобы политарный аппарат более или менее надежно работал, его глава — политарх должен был получить право распоряжаться судьбами всех членов класса политаристов: не только перемещать их по одной своей воле с должности на должность, но — главное — лишать их свободы и жизни. Во главе политической системы может стоять и олигархия, но идеальной формой политарного режима является деспотия. Политарный аппарат не может хорошо работать, если его время от времени не смазывать кровью его членов.[13]

И. В. Сталин стал признанным единственным вождем партии и страны и получил возможность избавиться от пока еще ограничивающих его власть членов старой партийной гвардии, которые занимали свои посты не в силу благоволения И. В. Сталина, а своих былых заслуг. Уничтожена или брошена в лагеря была значительная часть класса политаристов. Сам класс, разумеется, не только сохранился, но и окреп. Однако теперь политаристы, как и все подданные, начали жить под постоянным страхом репрессий. Такая ситуация, естественно не могла устраивать властную элиту, и рано или поздно должна была быть разрешена в её пользу. Поэтому и политаристы с нескрываемым облегчением встретили XX съезд КПСС. С этих времен репрессии, правда, в значительной степени смягченные, продолжали осуществляться лишь против рядовых граждан. Глава политосистемы потерял право на жизнь и смерть ее членов. На смену деспотии пришла олигархия. Контроля снизу политаристы давно уже не знали. Теперь во многом был ликвидирован и контроль сверху. Политаристы среднего звена приобрели огромную долю самостоятельности. В этих условиях политическая система стала разлагаться.[14]

Надо сказать, что, по мнению Ю. Семенова, личные качества руководителей все же сыграли определенную роль. Политарный строй неизбежно возник бы, объективно, как он, к примеру, возник в XX веке Китае, где в отличие от стран восточной Европы почти не было влияния СССР. Там была борьба с правыми элементами, та, что у нас была в 27-м 34-м годах, когда репрессии в основном коснулись интеллигенции и низов. Всю верхушку репрессировали. Дэн Сяо Пин, генеральный секретарь компартии Китая, работал на скотном дворе. Но в Китае никого не расстреляли. Кого-то довели до смерти, кого-то убили, но в основном их посылали на низовую работу. Чего у нас, конечно, не было. Сталин знал, что только мёртвые не кусаются. Так что Дэн Сяо Пин вышел раз, второй раз, наконец, стал фактически руководителем Китая. А у нас Бухарины, Зиновьевы, Каменевы, все они ушли в могилу.

История, как известно, не терпит сослагательного наклонения, но всё - таки можно рискнуть и сделать следующий прогноз: если бы чуть-чуть повезло, и система была бы чуть-чуть более гибкой и менее деспотичной (в терминологии Б. П. Курашвили: если бы был сталинизм, но не было сталинщины), то, скорее всего, удалось бы безболезненно осуществить переход от авторитаризма на демократические и социалистические рельсы тогда, когда развитие производительных сил уже достигло необходимого уровня (во второй половине XX века). Тупиковость политаризма вынудила к такому переходу в 1985 году, но к этому времени уже настолько деградировало руководство и научная мысль в области обществоведения, что подобный позыв масс быстро был направлен на другую цель: изъятие у масс собственности. Как справедливо добавил один наш коллега по дискуссиям: «Ленин верил, что догоняющая модернизация под руководством коммунистов, а затем это же руководство облегчает переход к социализму. Но история сложилась неблагоприятно для СССР. К 1985 году народ вообще не представлял собой серьёзной политической силы. Он привык безмолвствовать, и был отучен правильно понимать ситуацию. Это ещё в советские времена было сделано. Номенклатура обладала практически всей властью (криминал если и имел влияние, то небольшое), но была расколота. Старая часть номенклатуры ещё пыталась продолжать линию Сталина, но уже плохо понимая её суть. Интеллигенция знала две вещи: советскую действительность и ту, которая по представлениям писателей должна быть при социализме и коммунизме. Разница была очевидна, и её хотелось ликвидировать. К трезвому анализу ситуации интеллигенция была способна не намного больше, чем народ. В первую очередь потому, что десятилетиями была изолирована как от информации, так и от ответственности за свои решения. Таким образом, влиятельной силы, способной осуществить переход к социализму, уже не было.[15]

3. Последствия сталинизма

Последствия сталинизма - это та проблема, которая до сих пор характеризуется далеко, не однозначно, вызывая в научно-историческом сообществе массу споров, диаметрально противоположных суждений и оценок. В этой главе я попытаюсь рассмотреть мнения на данную проблему различных авторов как отечественных, так и зарубежных.

Начать рассмотрение последствий сталинизма я хотел бы с наиболее, по-моему, мнению, обсуждаемой проблемы – репрессии.

По указанию Сталина сначала репрессиям подвергались бывшие идейные противники и возможные соперники, которые были объявлены агентами империализма и иностранных разведок. Такие же обвинения предъявлялись и другим коммунистам и беспартийным, никогда не участвовавшим ни в каких оппозициях. Были репрессированы не устраивавшие Сталина партийные и государственные деятели, многие другие ни в чем не повинные люди. Так утверждался режим личной власти Сталина, насаждался страх, подавлялось любое выражение собственного мнения. Не удивительно поэтому, что репрессиям в первую очередь подвергались старые большевики, соратники В.И. Ленина, т.к. этих людей, идейно закаленных и имевших большой политический опыт, было труднее запугать, заставить отказаться от высказывания своих убеждений. Труднее их было и обмануть.

Чтобы оправдать массовые репрессии в глазах трудящихся был организован ряд открытых судебных процессов, главными обвиняемыми на которых стали виднейшие деятели партии и Советского государства. В январе 1935 года слушалось дело Зиновьева, Каменева и др. Тогда мера наказания была ограничена лишением свободы: Зиновьева на 10 лет, Каменева на 5 лет. Однако в августе 1936 года, когда начался процесс по делу "объединенного троцкистско-зиновьевского террористического центра", их вновь привлекают к ответственности и на этот раз приговаривают к расстрелу.

Вот как это было с Михаилом Кольцовым, известным публицистом, депутатом Верховного Совета РСФСР, член корреспондентом Академии наук СССР. Заседает Военная коллегия под председательством Василия Ульриха. С ним еще два военных М. Кольцова обвиняют в шпионаже в пользу германской, французской и американской разведок, в принадлежности к антисоветскому подполью с 1923 года. В обвинительном заключении сказано, что он признался по всем предъявленным ему преступлениям.

"- Желаете чем-нибудь дополнить (обвинение - мое)? - спросил подсудимого Ульрих.

- Не дополнить, а опровергнуть, - сказал Кольцов. - Все, что здесь написано, - ложь. От начала и до конца

- Ну как же ложь? Подпись ваша?

- Я поставил ее. После пыток... Ужасных пыток...

- Ну вот, теперь еще вы будете клеветать на органы... Зачем усугублять свою вину? Она итак огромна...

- Я категорически отрицаю... - начал Кольцов.."[16]

Но его уже не слушали. Кольцов был расстрелян по приговору такого "суда".

Самый крупный судебный процесс состоялся в марте 1938 года по делу "правотроцкистского блока", по которому проходили бывший член Политбюро ЦК Н.И. Бухарин, бывший член Политбюро ЦК председатель Совнаркома СССР А.И. Рыков, наркомы Крестинский, Розенгольц, Гринько, Чернов.

Смысл этих процессов состоял в том, чтобы в открытых судебных заседаниях обвиняемые сами "признались" в измене Родине и других тяжких преступлениях.

Встав на путь репрессий, Сталин настоял на том, чтобы был изменен порядок судопроизводства. Исполнителем этой его идеи стал Вышинский, выдвинутый Сталиным на пост Генерального прокурора. Вышинский "научно" доказал, что признание вины обвиняемым вполне достаточно для вынесения судебного решения. Следователи добивались пытками признания вины, оговаривали других не в силах вынести мучений. Если на суде они суде они отказывались от прежних показаний, то их уже никто не слушал.

Говоря о сталинских репрессиях, надо разделять два их потока: против широкого слоя граждан и репрессии в среде партийного руководства, в частности, уничтожение «ленинской гвардии». С точки зрения историка, это две разные, хотя и очень сильно взаимосвязанные проблемы. В частности, различен подход к определению масштабов репрессий, к исследованию механизма выбора жертв. Несомненно, что волна репрессий против руководства прямо предопределила, скопированную с неё, как с кальки, основную волну массовых репрессий на местах. И потому наивно выглядят те, кто радостно потирал руки, наблюдая, как в 30-х одна часть правящей группировки методично истребляла другую. «Мол, пускай там наверху грызутся и уничтожают друг друга – нам больше достанется: квартирки «врагов народа» освободятся, посты и т.п.» - рассуждали они тогда и также рассуждают сегодня их идейные наследники. Но исторические реалии состоят в том, что многие злорадствующие жестоко просчитались. Им досталось совсем не то, чего они ожидали, а нечто прямо противоположное. Достались те же тюремные нары за такие же несовершенные преступления. Важно понимать, что существовали и такие волны репрессий против широких масс, которые были связаны с сущностью сталинизма лишь опосредованно и объяснялись особенностями исторического момента. Например, сюда можно отнести репрессии времен Великой отечественной войны: депортацию чеченцев, крымских татар, фильтрацию (через ГУЛАГ) бывших военнопленных.[17]

Степень пагубности урона, нанесенного сталинизмом делу революции через уничтожение «старой партийной гвардии» можно понять, зная, как характеризовал её роль Ленин. Не закрывая глаза на действительность, он отмечал, что «пролетарская политика партии определяется не ее составом, а громадным, безраздельным авторитетом того тончайшего слоя, который можно назвать старой партийной гвардией».[18]

Хронология хода репрессий достаточно адекватно описана во многих современных исторических исследованиях. Разница в деталях, а так же в том, когда собственно определять начало «сталинских» репрессий, проведя между ними и революционным красным террором разделительную межу. Ю.И. Семенов указывает, что начало репрессиям нового рода положило печально знаменитое сфабрикованное Шахтинское дело (1928 г.), за ним последовал столь же сфальсифицированные процессы «Промпартии» (1930 г.) и «Союзного бюро ЦК РСДРП (меньшевиков)» (1931 г.). Не состоялся процесс «Трудовой крестьянской партии», но по ее делу было репрессировано много людей. В эти годы было проведено немало открытых и закрытых судов и бессудных расстрелов. Этот цикл включает в себя и репрессии в деревне в годы коллективизации, жертвами которых стали миллионы крестьян. По разным оценкам в 1930–1931 годах были высланы из мест проживания от 250 тысяч до 1 млн. семей (1,25–5 млн. человек), а их имущество конфисковано. Страшный голод 1932–1933 годов, имевший прямое отношение к репрессивной политике, унес около миллиона жизней.

Следующий цикл репрессии Ю.Семёнов относит к периоду с 1934 г. по 1939 г., а их пик на 1937 г. Репрессии этого цикла по своему размаху намного превосходили репрессии предшествующих лет. 1937 год надолго вошел в память народа как пора страшного бедствия, как «большой террор». Ю.Семёнов обращает внимание не то, что в 1934–1939 годах впервые был нанесен удар по самой правящей партии. Ранее ее члены в определенной степени были исключены из атмосферы всеобщего страха. Конечно, отдельные члены партии подвергались репрессиям и раньше. Но, как правило, жертвами их становились лишь оппозиционеры, т.е. люди, которые были реальными противниками генеральной линии ЦК. Да и наказания носили сравнительно мягкий характер. Их обычно ссылали и лишь, в крайнем случае, приговаривали к тюремному заключению. Попытки И.В.Сталина в 1932–1933 годах добиться расстрела таких своих явных противников, как М.Н. Рютин, А.П. Смирнов, Н.Б. Эйсмонт, В.Н. Толмачев, натолкнулись на упорное сопротивление значительной части членов политбюро, прежде всего С.М. Кирова, Г.К. Орджоникидзе и В.В. Куйбышева.[19]

События внутриполитической борьбы в нашей стране не прошли мимо внимания нашего главного внешнеполитического противника - Соединенных Штатов Америки. К началу "холодной войны" в США при активной помощи государства была создана разветвленная сеть советологических центров. Гибко и эффективно объединялись и направлялись усилия независимых научных центров и даже отдельных ученых, изучавших нашу страну. Эти дискуссии позволили уже в конце 60-х годов обратить внимание на огромное значение "сталинского вопроса" во внутриполитической жизни СССР.

Особо старательно собирались сведения, позволявшие получить максимально большое число "жертв сталинских репрессий". Большую активность здесь проявлял работавший значительную часть времени в США и в постоянном контакте с американскими советологами английский ученый Роберт Конквист. Пытаясь достичь наиболее впечатляющей цифры, Конквист использовал самые неожиданные методы, то приводя частный пример того, как сложилась жизнь арестованных за пособничество немецким оккупантам в Курске после отправки их в лагеря (утверждалось, что из 6000 осужденных в 1943 году к 1951 году остались в живых 60 человек), то ссылаясь на мысли героя рассказа А.И.Солженицына "Один день Ивана Денисовича" ("может быть, можно продержаться 10 лет и выйти живым, но как можно протянуть 25 лет?"), то на оценки числа жертв, сделанные А.Д.Сахаровым ("по крайней мере, от 10 до 15 миллионов погибло от пыток и казней, в лагерях для ссыльных кулаков ... и в лагерях, где не было права переписки"). Все это позволило Р.Конквисту говорить о 20 миллионах, погибших в лагерях и расстрелянных в годы правления Сталина. Впрочем, Конквист заявлял, что эту цифру "можно увеличить еще на 50 процентов".[20]

Эти цифры жертв стали подобны количеству мощных пропагандистских боеприпасов, накопленных стратегами "холодной войны" перед началом активных боевых действий против Сталина. Очевидно, что появление книги "Архипелаг ГУЛАГ", в которой число жертв Сталина было доведено до 66 миллионов, позволило создать необходимый арсенал, который вполне удовлетворил Конквиста и руководителей операций "холодной войны". Объясняя суть своего метода, которым он пользовался при создании "Архипелага ГУЛАГа", Солженицын говорил: "Там, где научное исследование требовало бы сто фактов, двести, - а у меня их два! три! И между ними бездна, прорыв. И вот этот мост, в который нужно бы уложить еще сто девяносто восемь фактов, - мы художественным прыжком делаем, образом, рассказом, иногда пословицей". Именно такими прыжками и с помощью мостиков из рассказов, баек, пословиц была преодолена пропасть между реальным весьма большим числом приговоренных за антисоветскую деятельность и колоссальным числом жертв, названным А.И.Солженицыным. (За все годы советской власти по обвинению в "контрреволюционных государственных преступлениях" были вынесены приговоры 3778234 человек; из них 789098 человек приговорены к расстрелу.) То обстоятельство, что сведения о "66 миллионов уничтоженных" были "взяты с потолка", не имело большого значения. В условном историческом пространстве можно было оперировать условными цифрами.

В настоящий момент при оценке масштаба репрессий исследователи отталкиваются от данных подготовленных к докладу Н.С.Хрущева на XX съезде партии. Данные хрущевского доклада были доступны широкому читатели практически с первых лет перестройки. Так, к примеру, они приводятся в статистическом «Справочнике необходимых познаний» (издания 1994 года).

КОЛИЧЕСТВО ОСУЖДЕННЫХ ЗА "КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ" (ст. 58-я) В ПЕРИОД С 1921 ПО ФЕВРАЛЬ 1954 гг.

(По данным справки, составленной на имя Н. С. Хрущева 1.02.1954 г.)

Общее количество осужденных за "контрреволюционные преступления" - 3777380 чел., в т. ч. к высшей мере наказания (расстрелу) приговорено - 642980 чел. К различным срокам заключения (до 25 лет) - 2369220 чел. К ссылке и высылке - 765180 чел.

Из общего количества арестованных за "контрреволюционные преступления" коллегией ОГПУ, "тройками" НКВД и Особым совещанием (т. е. внесудебными органами) были осуждены около 2,9 млн. чел.. Судами, военными трибуналами. Спецколлегией и Военной коллегией - 877 тыс. чел.19

О динамике движения заключённых свидетельствуют данные об их совокупной численности, составлявшиеся на 1 января каждого года. На эту дату в 1930 году в лагерях содержалось 175 тыс., в 1933 году - 334,3 тыс. человек. Численность заключённых в лагерях и исправительно-трудовых колониях составила в 1934 году 510,3 тыс. чел., в 1935 году - 965,7 тыс., в 1936 - 1296 тыс., в 1937 - 1196 тыс., в 1938 году - 1882 тыс., в 1939 - 1672 тыс., в 1940 году - 1660 тыс. чел. Для сравнения: в 1994 году в тюрьмах, исправительно-трудовых и воспитательных колониях Российской Федерации содержалось более 600 тыс. заключённых.

Из-за тотальной практики фальсификации судебных процессов, подсчитать какой процент из общего количества заключенных составляли политические заключенные и какой репрессированные члены партии, можно только основываясь на умозрительных оценках. Исследователи склоняются к мысли, что коммунисты составляли около половины жертв большого террора, число же политических принимают в соответствии с официальной статистикой ГУЛАГА, согласно которой численность заключённых, осужденных по обвинению в контрреволюционных (государственных, политических) преступлениях, составляла (по состоянию на 1 января каждого года) в 1934 году 135,2 тыс. человек, в 1935 году - 118,3, в 1936 году - 105,9, в 1937 году - 104,8, в 1938 году - 185,3, в 1939 году - 454,4 тыс. чел. На протяжении 1940-1941 годов она оставалась примерно на том же уровне, что и в 1939 году, затем упала до 268,9 тыс. в 1944 году и вновь поднялась до 579 тыс. в 1950 году.

Прямые репрессии против невиновных являются главным, но далеко не единственным преступлением сталинской группы. Монополия на власть, подавление партийной оппозиции и блокирование возможности вести критическую дискуссию не могли пагубным образом не сказаться на эффективности управления народно-хозяйственным механизмом.

Какова же действительная хронология цепи исторических событий, приведших в конечном итоге к вопиющему историческому событию – массовому голоду, унесшему порядка миллиона жизней, произошедшему на 15-ом году советской власти, когда уже давно не было ни разрухи, ни гражданской войны, ни интервенции (предыдущий голод случился в 1921 году на фоне первой мировой и гражданской войн)?[21]

План индустриализации страны базировался на расчетах большой группы ученых, экономистов, тех, кто вынашивал эти планы не один год. Это были напряженные задания, рассчитанные на несколько лет вперед, но они были вполне выполнимы. Акцент в этих планах ставился на развитии тяжелой промышленности, прежде всего машиностроения. Составители плана учитывали, что нужно будет создавать новые для страны отрасли производства (шарикоподшипниковая, станкостроительная, автомобильная и т.п.) Выполнение этих планов предполагало наличие высококвалифицированных рабочих, не говоря уже об инженерах и технологах.

Советские люди приступили к выполнению намеченных планов, полные энтузиазма.

Цеха Сталинградского тракторного завода возводились в 2-3 раза быстрее планового срока

Если нужно работали не девять, а 12-16 часов... «По всему строительству ежедневно совершаются тысячи случаев подлинного героизма. Это факт. Газеты ничего не выдумывают. Я сам такие случаи наблюдаю все время"[22]

Такое решение экономически было необоснованным. План оказался невыполнимым, но Сталин, не считаясь с реальностями, объявляет, что пятилетка выполнена за 4 года 3 месяца. Во второй пятилетке он требует наращивать темпы, а когда планы оказываются невыполненными, то требует искать виновных. Так возникает "шахтинское дело", когда в преднамеренном вредительстве были обвинены десятки людей, которые были подвергнуты репрессиям. Позже директор завода в Сталинграде напишет книгу о строительстве тракторного завода. В этой книге о строительстве тракторного завода. В этой книге была глава "Как мы ломали станки". Автор писал: "ломали не враги, не вредители, а рабочие, в массе своей вчерашние крестьяне, умевшие обращаться с лошадью, с топором и пилой. Что - бы освоить конвейер, им предстояло подняться на уровень высокой индустриальной культуры. Это требовало времени, а Сталин торопил и торопил; тех, кто не успевал, ждал ГУЛАГ.

1925 год. После подавления Троцкого в борьбе за власть Сталин избирает следующую мишень из числа своих бывших союзников – Каменева и Зиновьева, и укрепляет для этого свой союз со сторонником правого курса в сельском хозяйстве, Бухариным. В это время на XIV съезде Сталин заявил, что партия "должна сосредоточить огонь" на уклоне, состоящем в переоценке кулацкой опасности, в раздувании роли кулака и вообще капиталистических элементов в деревне. "...Этот уклон ведёт к разжиганию классовой борьбы в деревне, к возврату к комбедовской политике раскулачивания, к провозглашению, стало быть, гражданской войны в нашей стране..."

1926 год. В результате заигрывания Сталина с кулаком почти 60 процентов товарного зерна оказалось в руках 6 процентов кулацких хозяйств.[23]

В 1927 году в СССР насчитывалось 24-25 млн. крестьянских хозяйств, каждое из которых в среднем имело по 4-5 га посевов, 1 лошадь, 1-2 коровы, и это на 5-6 едоков при 2-3 работниках. Крестьянский труд оставался ручным, технически невооруженным. Лишь 15% хозяйств имели те или иные сельхозмашины. Среди пахотных орудий можно было часто видеть деревянную соху, а убирали хлеб в основном серпом и косой. Один работник в сельском хозяйстве "кормил" кроме себя самого только одного человека.

Стихийно возникла "хлебная стачка", в результате которой, несмотря на высокий урожай, к январю 1928 года было заготовлено менее 300 млн. пудов зерна (менее 2/3 прошлогоднего уровня). Возникли серьёзные трудности в снабжении хлебом городов и армии. В разгар «хлебной стачки» Сталин продолжал потворствовать кулакам, заявлял, что партия "добилась умиротворения деревни" и обвинял оппозицию в стремлении "открыть гражданскую войну в деревне". Но после того как XV съезд завершил разгром Зиновьевской оппозиции, Сталин получил возможность выбора нового врага – каковым стал Бухарин. В связи с этим, а также в связи с тем, что нельзя было не учесть здравомыслия аргументов уничтоженной Сталиным левой оппозиции (хотя публично их правота так и не была признана), курс Сталина в отношении деревни изменился ровно на 180 градусов.

1928 год. Разгром бухаринцев и резкий переход от чисто экономических мер борьбы с кулачеством (которыми предлагала ограничиться левая оппозиция) к насильственным мерам.[24]

К 1929 году советские руководители осознали, что успехи индустриализации напрямую зависят от подъема сельского хозяйства. Крестьянские единоличные хозяйства не могли в короткий срок добиться повышения урожайности.

1929 год. Принято постановление СНК с набором признаков «кулацкого хозяйства» для раскулачивания (фактически, по одному из этих признаков можно было отнести каждый зажиточный крестьянский двор, втянутый в торговый оборот). Было зарегистрировано около 1300 крестьянских мятежей.

1930 год. О насильственной коллективизация, в горячке охватившей всю страну, свидетельствуют официальные данные, согласно которым к началу января 1930 года в колхозах числилось свыше 20 %, к началу марта - свыше 50 % крестьянских хозяйств. В январе-марте 1930 года прошло не менее 2200 массовых выступлений с участием почти 800 тысяч крестьян. После этого выходит статья Сталина "Головокружение от успехов", в которой главная ответственность за ошибки, допущенные в ходе коллективизации, лицемерно возлагалась на местных партийных работников, обвинённых в "головотяпстве".[25]

1931 год. Раскулачивание продолжилось с новой силой. Всего за 1930-1931 годы было раскулачено 569 тыс. семей, из них 381 тыс. была выселена в отдалённые районы.

1932 год. Хотя обширные районы страны были охвачены засухой, урожай 1932 года в целом по стране был не намного ниже средних многолетних показателей и сам по себе не грозил массовым голодом. Валовый сбор зерна составил в 1932 году 69,9 млн. тонн - почти столько же, сколько в предшествующем, 1931 году (69,5 млн. тонн) и в следующем, 1933 году (68,4 млн. тонн). Однако заготовки зерна выросли в 1932 году почти вдвое по сравнению с 1928 годом. Тем не менее, значительная часть товарного зерна продолжала вывозиться за границу. Если в 1928 году из страны было вывезено менее 100 тыс. тонн зерна (при валовом сборе зерновых, равном 73,3 млн. тонн), то в 1929 году - 1,3 млн., в 1930 - 4,8, в 1931 - 5,2 млн. тонн (при валовых сборах - соответственно 71,7, 83,5 и 69,5 млн. тонн). Таким образом, в 1930 и 1931 годах экспорт зерна увеличился в 50 раз по сравнению с 1928 годом. Вывоз зерна, хотя и в меньших масштабах, продолжался в 1932 году (1,8 млн. тонн) и 1933 году (около 1 млн. тонн). Важно отметить, что в 1933 году выручка от экспорта зерна составила лишь 8 % от общих экспортных доходов и не могла быть определяющей для решения задач индустриализации. Между тем и половины проданного в 1932-33 годы зерна хватило бы, чтобы спасти все районы страны от голода.

1937 год. Результаты Всесоюзной переписи населения выявили серьезное сокращение населения в районах, пострадавших от голода. Сталинское руководство поспешило воровато «замести грязь по ковёр» - результаты переписи были аннулированы и засекречена, а ответственные за проведение переписи репрессированы.[26]

Коллективизация по-сталински - это миллионы репрессированных крестьян.

Так в хрестоматии "История России 1917-1940" Один из документов свидетельствуют: "В 1930 году выселено 113013 семей - 551330 человек. В 1931 году всего выселено 243531 семья - 1128198 человек.[27]

Современные исследователи приводят данные о числе репрессированных самые разные, но всегда это десятки миллионов высланных в восточные районы СССР, умершие от голода. А всего не менее 13-15 миллионов.

Основная причина трагедии - не целенаправленный геноцид по отношению к какому-либо народу, в наибольшей степени понесшем потери (Украина, Северный Кавказ), а в крайне непоследовательной политике, когда в первую очередь учитываются не интересы дела, а интересы борьбы за власть.27

Так каковы же последствия сталинской политики, какое наследие он оставил после себя?

Стивен Коэн к последствиям сталинизма относил "низкий уровень жизни и медицинского обслуживания, что нашло отражение, например, в повышении смертности после 60-х годов, хроническом дефиците жилья и продуктов питания, убогой системе бытовых услуг, недостатке качественных товаров широкого потребления".

Однако даже если допустить, что указанные Коэном проблемы были наследием Сталина и его правления, надо было также признать, что наследие Сталина этим не исчерпывалось. В наследие Сталина входили не только последствия его ошибок, но также великая держава, наличие союзников на границах страны, социальный и межнациональный мир, тысячи заводов и фабрик, новые отрасли производства, высокоразвитая наука, мощный оборонный потенциал страны, эффективная и доступная система социального и материального обеспечения населения страны всем необходимым.[28]

По мнению Вадима Роговина, к последствиям Большого террора относится прежде всего истребление трех поколений большевиков. Первое поколение — это ленинская старая гвардия, которая боролась в подполье, подготовила и осуществила Октябрьскую революцию; второе поколение — это те, кто вступил в партию в большом числе в течение гражданской войны; и третье поколение — это часть молодежи, которая выросла в условиях сталинизма.

Как отмечает В. Роговин, вследствие истребления всех этих поколений был целиком уничтожен большевистский образ мысли. Был истреблен сам тип личности большевика с его особой моралью и мировым кругозором. Это была не только трагедия для России, это была также и трагедия для всего международного коммунистического движения, — самого большого политического движения, которое когда-либо существовало в истории. Десятки тысяч иностранных коммунистов в Советском Союзе и тысячи других политических эмигрантов были либо казнены, либо сосланы в лагеря, либо посажены в тюрьмы. В наибольшей степени оказались пострадавшими те коммунисты, которые приехали из стран с тоталитарными режимами, где коммунистические партии находились на нелегальном положении. Те, кто остался в руководстве различных коммунистических партий после Большого террора, были либо глубоко деморализованы, либо поставлены перед фактом собственного участия в преступлениях Сталина.

Те, кто занял место жертв чисток, были люди, которых иногда называют новобранцами 1937 года. Внезапно они стали ездить в своих персональных автомобилях, которыми управляли их личные шоферы. Внезапно они поселились в очень хороших квартирах в домах, которые специально строились для советской элиты, и начали получать удовольствие от всех видов других привилегий. Конечно, они не могли не платить Сталину величайшей услужливостью, были готовы осуществлять любые, самые презренные действия, которых он требовал. И именно это поколение новых выдвиженцев, которое появилось после 1937 года, оставалось у власти почти 50 лет. Они приложили все силы к тому, чтобы быть уверенными, что социалистическое сознание не возникнет в новом поколении, которое выросло после разоблачений Хрущева в 1956 г. Позднее они, в свою очередь, оказались вытеснены новым поколением крайних циников, которые были абсолютно бесстыдным образом замешаны в коррупции и для которых идейные основы нравственности целой страны были абсолютно безразличны. В дополнение к всеобщей некомпетентности этих людей мы должны указать на их неспособность выдвигать какие-либо серьезные политические идеи. Если мы будем иметь все это в виду, то сможем лучше понять те события, которые произошли недавно в бывшем Советском Союзе. Возможно, мы сможем лучше понять такого человека, как Горбачев. Мы сможем понять эволюцию таких людей, как Яковлев или Ельцин, которые приблизительно до 60-летнего возраста как бы придерживались коммунистических идей, а затем внезапно стали беззастенчивыми антикоммунистами. Мы сможем понять, что происходит во многих республиках бывшего Советского Союза, где практически каждый человек, имеющий власть, является членом бывшей партийной бюрократии. Сегодня они превратились в крайних националистов. Поэтому эхо Большого террора продолжает отдаваться в бывшем Советском Союзе и по сей день.[29]

Адам Улам в массивной биографии Сталина, написанной в 1973 году, постарался изложить сталинскую биографию, чтобы она полностью отвечала текущим политическим установкам США в их противостоянии с СССР. Это позволило Уламу, в частности, объявить Сталина главным виновником развязывания "холодной войны". Такая аргументация позволяла найти оправдания для гонки вооружений, которая началась сразу же после окончания второй мировой войны.

Интересен взгляд Андрея Амальрика, изложенного им в книге "Доживет ли Советский Союз до 1984 года?". Это 65-страничное сочинение советского диссидента было с интересом встречено американскими советологами. Исходя из тезиса о неизбежном вооруженном столкновении СССР и Китая, автор предсказывал, что "конфликт вызовет моральное истощение общества, уставшего от войны, далекой и ненужной ... Возникнут экономические проблемы, особенно связанные с продовольственным снабжением, и они будут восприниматься особенно остро на фоне происходившего в последние годы медленного, но постоянного подъема жизненного уровня".

Амальрик считал, что это недовольство вызовет стихийные социальные протесты, которые будут подавляться войсками. Использование же солдат одной национальности против гражданского населения другой национальности "обострит межнациональную вражду ... резко усилит националистические тенденции среди нерусских народов Советского Союза, сначала в Прибалтике, на Кавказе и Украине, затем в Средней Азии и на Волге". Автор полагал, что "во многих случаях партийные руководители различных национальностей могут стать инициаторами таких тенденций".

Амальрик был уверен, что "бюрократический режим утратит контроль над страной и даже контакт с реальностью ... Крупное поражение на фронте, серьезный взрыв народного недовольства в столице, такого, как забастовки или вооруженное столкновение с войсками, будут достаточными для того, чтобы опрокинуть режим". "Падение режима, - предвещал Амальрик, - произойдет примерно между 1980 и 1985 годом". "Демократическое Движение, - по словам Амальрика, - будет не в состоянии взять контроль в свои руки и решить проблемы страны". В результате этого "власть перейдет в руки экстремистских элементов и групп, а страна начнет погружаться в анархию, насилие и острую межнациональную ненависть. Границы новых государств, которые станут возникать на территории бывшего Советского Союза, будет чрезвычайно трудно определить". При определенных усилиях этот прогноз, сделанный в 1969 году, можно было сделать реализуемым сценарием. Вероятно, втягивание СССР в вооруженные действия в Афганистане в конце 1979 года позволяло отчасти создать те условия, о которых рассуждал Амальрик.

Многие события, описанные в книге, казались в 1978 году невероятными: подъем массового рабочего движения в Польше, парализующий всю страну, распад Югославии и вооруженный конфликт между сербами и хорватами, военные действия Ирана в Персидском заливе, волнения в Германской Демократической Республике, демонстрация в Алма-Ате с требованием изгнать русские войска из Казахстана и заявление правительства Казахстана о провозглашении независимости, заговор украинских националистов, атомный взрыв, поражающий территорию Белоруссии. Развязка событий, назначенных на август 1985 года, происходила вследствие государственного переворота в Кремле, жертвами которого становились члены Политбюро во главе с руководителем страны Воротниковым, распад СССР и крах советской системы.[30]

Заключение

Сложная внутренняя обстановка в стране требовала жестких мер, неустанного, контроля власти, строжайшей централизации руководства, что не могло не сказаться отрицательно на развитии государства, ее политической системы.

Складывание тоталитарного режима под воздействием социально-политического явления как сталинизм привело к тотальному контролю Сталиным аппарата управления, который теперь был построен по принципу жесткой иерархии и главенствующей роли партии. Сталин усовершенствовал государственные институты (Советы) в качестве прикрытия реальной власти партии и тем самым продолжил дело, начатое еще Лениным. Обеспечить же себе единоличную власть в самой партии ему было труднее, так как партия была создана не им, и в ней имелись другие влиятельные руководители – соратники Ленина, а помимо того определенное время была жива идея коллективного руководства. Однако подчинив себе партию (окончательно после 1936 г.), Сталин уже не имел никаких серьезных проблем в трене.

Данный политический режим характеризовался следующими признаками:

- в политической сфере – установление однопартийной системы, ликвидация оппозиции, системы разделения властей, уничтожение гражданских свобод, вождизм харизматического толка, полное сращивание партийного и государственного аппарата, массовые репрессии;

- в экономической сфере – установление одной государственной формы собственности, плановая экономика или монопольный контроль государства над экономикой, процессом производства и распределения при сохранении рыночной экономики, централизованное управление экономикой;

- в духовной сфере – одна официальная, особого рода, идеология, отрицающая прошлое и настоящее во имя будущего, обосновывая право режима на существование; борьба с инакомыслием, идеологизация общественной жизни, тотальный контроль над средствами массовой информации; установление «железного занавеса»;

- в обществе – огосударствление гражданского общества, милитаризация общественной жизни, атомизация общества (разрушение традиционной социально-классовой структуры, маргинализация), тотальная заорганизованность (создание массовых общественных организаций, охватывающих все население страны и являющихся проводниками идей партии, официальной идеологии).

Впоследствии бюрократический режим утратил контроль над страной; проявляется важный недостаток государственно-территориального устройства Советского союза – деление страны без учета национальных особенностей, что привело национальным конфликтам.

Вследствие террора были уничтожены несколько поколений большевиков, а вместе сними и сам образ мысли большевиков с их мировым кругозором, что являлось потерей для всего коммунистического движения.

Но к последствиям сталинизма нельзя относить только тысячи репрессированных, погибших в лагерях; межнациональные конфликты; продовольственные кризисы. Следует учитывать то что, образовалась великая держава, в которой появились тысячи заводов и фабрик, новые отрасли производства, мощный оборонный потенциал страны, эффективная и доступная система социального и материального обеспечения населения страны.


Список литературы

1. В книге "Реабилитация. Политические процессы 30-50 -х годов. - М., 1991 г.

2. Жарова, Мишина. История отечества 1900-1940: Учебная книга для старших классов средних учебных заведений. - М.: Просвещение, 1992 г.

3. История России 1917-1940. Хрестоматия, Под ред. проф. М.Е. Главацкого. Екатеринбург, 1993 г.

4. Ласло Белади, Тамаш Краус. Сталин. - М.:1990 г.

5. Левандовский А. А. История России, XX – начало XXI века //А. А. Левандовский, Ю. А. Щетинов. – М.: Просвещение, 2005.

6. Мурашко Г. П. К дискуссии о типах тоталитаризма //Вопросы истории. – 2001. -№ 8.

7. Мартов А., Рощин В. Сталинизм в собственном соку. – М.: 2007 г.

8. О преодолении культа личности и его последствий. Постановление ЦК КПСС от 30 июня 1956 года. - М.: Госкомиздат ,1956 г.

9. О культе личности и его последствиях. Доклад Первого секретаря ЦК КПСС товарища Хрущева Н.С. ХХ съезду КПСС 25 февраля 1956 года.

10. Реабилитирован посмертно; изд 2е, - М., 1989г.

11. Соловьев А. И. Политология/ А. И. Соловьев. - М.: Аспект Пресс, 2002.

12. Студников П.Е. Теоретические проблемы тоталитаризма //социально-гуманитарные знания. – 1999. -№ 2.

13. Тоталитаризм и посттоталитаризм (статьи и подготовительные материалы). М.: Институт социологии РАН, 2004.

14. Ю.Емельянов. Stalin made in the USA // Слово. 2000. - №4.


[1] Реабилитация. Политические процессы 30-х - 50-х годов. – 1991.- Стр. 40.

[2] Реабилитация. Политические процессы... Стр.26.

[3] там же... Стр. 30.

[4] Реабилитация. Политические процессы... Стр. 39.

[5] там же... Стр. 64.

[6] там же... Стр.66.

[7] Тоталитаризм и посттоталитаризм (статьи и подготовительные материалы). М., 2004. –Стр.35.

[8] Соловьев А. И. Политология/ А. И. Соловьев. - М.: Аспект Пресс, 2002. –Стр. 350.

[9] Мурашко Г. П. К дискуссии о типах тоталитаризма //Вопросы истории. – 2001. -№ 8. Стр. 110.

[10] Студников П.Е. Теоретические проблемы тоталитаризма //социально-гуманитарные знания. – 1999. -№ 2. Стр. 277

[11] Мартов А., Рощин В. Сталинизм в собственном соку. – М.: 2007 г. - Стр. 9.

[12] Левандовский А. А. История России, XX – начало XXI века //А. А. Левандовский, Ю. А. Щетинов. – М.: Просвещение, 2005. –Стр. 215.

[13] Мартов А., Рощин В. Сталинизм в собственном соку. – М.: 2007 г. - Стр. 11.

[14] там же... Стр. 26.

[15] там же... Стр. 27.

[16] Реабилитирован посмертно//2-е изд. – М.: 1989. –Стр. 190.

[17] Мартов А., Рощин В. Сталинизм в собственном соку. – М.: 2007 г. - Стр. 1.

[18] Мартов А., Рощин В. Сталинизм в собственном соку. – М.: 2007 г. - Стр. 5.

[19] тамже... Стр. 12.

[20] Ю.Емельянов. Stalin made in the USA // Слово. 2000. - №4. - Стр. 110.

[21] Мартов А., Рощин В. Сталинизм в собственном соку. – М.: 2007 г. - Стр. 19.

[22] Жарова Л.Н. История Отечества 1900-1940 / Л. Н. Жарова, И. А. Мишина - М.: Просвещение, 1992. -Стр. 278.

[23] Мартов А., Рощин В. Сталинизм в собственном соку. – М.: 2007 г. - Стр. 20.

[24] Там же…Стр. 20.

[25] Там же…Стр. 20.

[26] Там же…Стр. 21.

[27] История России 1917-1940 /Хрестоматия. Под ред. проф. М. Е. Главацкого. Екатеринбург. – 1993. – Стр. 262.

[28] Ю.Емельянов. Stalin made in the USA // Слово. 2000. - №4. - Стр. 113.

[29] Мартов А., Рощин В. Сталинизм в собственном соку. – М.: 2007 г. - Стр. 22.

[30] Ю.Емельянов. Stalin made in the USA // Слово. 2000. - №4. -Стр. 114.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:10:43 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
22:35:15 28 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Сталинизм и его последствия

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150051)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru