Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Россия и мировые войны: уроки и итоги

Название: Россия и мировые войны: уроки и итоги
Раздел: Рефераты по истории
Тип: дипломная работа Добавлен 01:50:31 17 февраля 2003 Похожие работы
Просмотров: 599 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Россия и Мировые войны: уроки и итоги

Содержание

Введение. 3

1. Первая мировая война. 5

2. Вторая мировая война. 22

3. Великая отечественная война: героический подвиг советского народа. 28

4. Решающая роль Советского государства в разгроме фашизма. 45

Заключение. 49

Список литературы.. 51

Введение

В политической истории России первая и вторая мировые войны занимают особое место.

По истории мировых войн существует обширная литература. Поэтому в данной работе не затрагиваются не все аспекты истории России в мировых войнах, а выделяются лишь отдельные ключевые проблемы, связанные с итогами и уроками.

Войны в истории России особенно взятые в качестве рассмотрения 1-я и 2-я Мировые, наиболее глобальные и насыщенные по своей событийной сущности явления в жизни государства. Каждая из них была Мировой, в них участвовали более 38 стран, были задействованы огромные человеческие массы, технические и экономические ресурсы государств - участников.

Каждая из них оказала огромное влияние на последующие развитие все сфер жизнедеятельности государства, таких как социально-экономическую, политическую и культурную.

Современная Россия, также не свободна от ведения боевых действий, конечно не в том масштабе, в котором они велись в первую и вторую мировые, но также как и тогда сейчас ежедневно гибнут люди. Постоянно и по настоящему реальной угрозой выступает международный терроризм, событие недавнего времени в Нью-Йорке и на Дубровке в Москве, самые яркие примеры. В данном ракурсе изучения того, бесценного опыта поможет не только осмыслить, но и взять на вооружение те способы и приемы которые применяли страны, объединив собственные усилия для преодоления угрозы фашизма, в мировых масштабах.

Автор данной работы не задается целью детального всестороннего изучения поставленной проблемы уроков и итогов для России в результате участия в двух самых крупных войнах не только XX-века, но и всей истории человечества, поскольку это в рамках реферата не представляется осуществимым. Будут рассмотрены наиболее ключевые моменты данной проблемы, такие как исторические условия накануне войн, причины их вызвавшие, и конечно итоги и уроки.

Будет использоваться достаточное количество специальной литературы, посвященной данной проблематике, такие как учебная литература, монографии, а также периодические издания.

Структурно работа будет состоять из 4 глав, большая часть работы будет раскрывать нюансы Второй мировой войны, ей отведены со второй по четвертую главы, а в первой – Первой мировой войне в мировой истории.

1. Первая мировая война

В последние десятилетия XIX в. и в первое десятилетие XX в. в мировом сообществе сложились две враждебные политиче­ские группировки империалистических государств, начавшие в 1914 г. мировую войну — Тройственный союз и Антанта. Герма­ния, Австро-Венгрия и Италия, оформившиеся в Тройственный союз, и Англия. Франция и Россия, объединившиеся в Антанту, задолго до начала схватки готовились к войне. Германские по­литические деятели предвидели для Германии возможность вой­ны на два фронта — против России и Франции, предполагалось, что германские войска сумеют нанести поражение Франции еще до того, как Россия завершит мобилизацию своих сил. Основ­ную же тяжесть борьбы с русскими армиями до высвобождения германских сил во Франции должна была выдержать Австро-Венгрия.

Война началась 1 августа 1914 года. Поводом для начала вой­ны послужило убийство 28 июля 1914 г. в Сараево (Босния) сербским националистом—студентом Гаврилой Принципом на­следника австро-венгерского престола эрц-герцога Франца Фер­динанда. Германские и австрийские милитаристы использовали это убийство для развязывания войны. Война началась между 8 государствами Европы (Германия, Австро-Венгрия и противо­стоящие им Великобритания, Франция, Россия, Бельгия, Сер­бия, Черногория). Со временем войной были охвачены 38 государств.

В чем состояли причины войны? Главная причина — край­нее обострение противоречий между двумя государствами гла­венствующих держав, соперничавших в борьбе за сферы влия­ния, рынки сбыта, источники сырья, территориальный раздел и передел мира. Другая причина войны — стремление правящих кругов ведущих держав, погасить нарастание социальных кон­фликтов внутри своей страны. В поисках средств по стабилиза­ции обстановки буржуазия делала ставку на «внешние акции». В войне виделась возможность не только по-новому разделить мир, но и локализовать революционную борьбу народов.

Противоречия возникали и нарастали на протяжении ряда десятилетий и привели к образованию враждебных коалиций: Тройственного союза (Союза центральных держав) в 1882 г. (Германия, Австро-Венгрия, Италия) и Антанты (Тройственного согласия) в 1907 г. (Англия, Франция, Россия).

Конкретные цели военно-политического блока центральных держав состояли в разгроме Англии, Франции, России, захвате англо-французских колоний, Украины и Прибалтики, распро­странении влияния на Балканы и Ближний Восток.

Страны Антанты также преследовали захватнические цели. Англия стремилась не допустить утверждения германо-австрийского блока на Ближнем Востоке и Балканах, разгромить морские силы Германии, захватить Месопотамию и Палестину, укрепить свои позиции в Египте. У Франции было желание вер­нуть отторгнутые от нее территории в результате поражения в войне с Пруссией (1870— 1871 гг.), а заодно захватить Саарский угольный бассейн и расширить свои колонии на Ближнем Восто­ке. Россия со своей стороны претендовала на то, что Балканы — это сфера ее влияния, стремилась к захвату проливов Босфор и Дарданеллы, рассчитывала присоединить Австрийскую Галицию.

Остальные государства, участвовавшие в войне на стороне противостоящих блоков, также преследовали свои цели.

Подготовка к войне началась заблаговременно. Экономиче­ские и военно-технические меры сопровождались идеологиче­ской обработкой населения. Теоретической основой такой обра­ботки являлись программы и политика правящих кругов и их партий по национальному вопросу. Они внушали народам мысль о неизбежности противостояния наций, военных столк­новений, отравляли их сознание ядом шовинизма и национа­лизма. Играя на национально-патриотических чувствах народов, оправдывали гонку вооружений, маскировали захватнические цели рассуждениями о необходимости защиты отечества, чести и достоинства нации от внешних врагов.

Война являлась испытанием для всех политических партий, движений и лагерей. Практически социал-шовинисты всех стран, в том числе и России, выступали с политикой защиты буржуаз­ного отечества. Лишь большевистская партия провозгласила ло­зунг «поражения своего правительства в империалистической войне». Однако, выступая за военное поражение царского прави­тельства, большевики подчеркивали, что политику поражения своего правительства должны проводить не только российские большевики, но и революционные пролетарские партии во всех воющих странах с тем, чтобы империалистическая война перерос­ла в гражданскую за интересы трудящегося народа.

Не вдаваясь в подробности военно-политических событий, остановимся коротко лишь на роли Восточного фронта и поли­тического влияния войны на углубление кризиса самодержавия.

Основные сражения с началом войны в 1914 г. развернулись на Русском (Восточном) театре военных действий. Это были жестокие бои на северо-западе (против Германии) и юго-западе (против Австро-Венгрии). Восточно-прусская операция в авгу­сте—сентябре 1914 г. закончилась серьезной неудачей для рус­ской армии, но способствовала провалу немецкого наступления на Париж (немецкое командование было вынуждено перебро­сить на Восток свои крупные силы). Галицкая битва (август-сентябрь 1914 г.) привела к значительной военно-стратегической победе России: русская армия продвинулась вперед до 300 км., заняв Галицию и ее столицу Львов.

Сложная обстановка на Восточном фронте вынуждала Гер­манию предпринять ряд шагов по сдерживанию активности Рос­сии. Германии удалось в октябре 1914 г. втянуть в войну с Рос­сией Турцию. Но первая же крупная операция русской армии на Кавказском фронте в декабре 1914 г. привела к поражению ту­рецкой армии.

Активные действия русской армии заставили германское ко­мандование в 1915 г. радикально пересмотреть свои планы. Центр тяжести перемещался на Восточный фронт против Рос­сии. Но к концу 1915 г. война на всех фронтах приняла позици­онный характер, что было крайне невыгодно Германии. Стре­мясь скорее добиться победы и не имея возможности осущест­вить широкое наступление на Русском фронте, германское ко­мандование осуществило прорыв в сторону французской крепости Верден. И снова, как и в 1914 г., союзники обращаются за помощью к России, настаивая на наступлении на Русском фронте. Верные союзническим обязательствам, российские вой­ска летом 1916 г. под командованием А.А. Брусилова перешли в наступление, в результате которого были заняты Буковина и Южная Галиция. «Брусиловский прорыв» вынудил немцев снять с Западного фронта свои дивизии и направить их в помощь ав­стрийским войскам. Тогда же ряд побед был одержан и на Кав­казском фронте, где русская армия углубилась на территорию Турции на 250—300 км.

Парадокс царизма в области истории состоял в том, что, наряду с защитой своих колониальных владений и тер­риторий страны, борьбой с революционными движениями в стра­не, самодержавию пришлось активно поддерживать своих союз­ников по войне, спасая их от разгрома в тяжелейших для них во­енно-политических ситуациях. В 1914—1916 гг. русской армии пришлось принять на себя мощные удары неприятельских сил, оказывать союзническую помощь в их борьбе. В то же время не­достаточность вооружения и снабжения не только снижали бое­способность армии, но и значительно увеличивали ее жертвы.

Все это не могло не сказаться на военно-политической об­становке в России. Российская буржуазия все больше и больше разочаровывалась в государе и его правительстве. Начавшийся процесс консолидации буржуазии постоянно усиливался. Уже к лету 1915 г. русская либеральная буржуазия располагала тремя «общественными» организациями всероссийского масштаба. Это были созданные во время войны Земский и Городской союзы, «военно-промышленные комитеты». Через данные организации буржуазия пыталась осуществлять политическое давление на царское правительство с целью добиться от него уступок в ас­пекте дальнейшего приспособления монархии к условиям капи­талистического развития России.

С этой целью буржуазия через своих представителей в Думе вы­ступала с критикой действий правительства и выдвинула про­грамму, основным пунктом которой было создание «правительства доверия». Вокруг программы объединилось большинство фрак­ций Государственной Думы, создавшее политическое объедине­ние под названием «Прогрессивный блок». Это объединение по существу стало политическим центром буржуазной оппозиции, в которую вошли шесть думских фракций от «прогрессивных на­ционалистов» до кадетов.

Тем не менее, не обращая внимания на оппозицию, в сен­тябре 1915 г. царь своим указом распустил Государственную Ду­му (до января 1916 г.). Но члены «блока» даже не выразили ни­какого протеста. Между тем, создание «Прогрессивного блока» и роспуск вышедшей из повиновения Думы, стали ярким прояв­лением «кризиса верхов». В сентябре 1915 г. стачечное движение вообще и политическое в особенности резко возросло. Вся бур­жуазная пресса, все буржуазные средства пропаганды стреми­лись доказать, что сентябрьская политическая стачка разверну­лась как стачка в защиту Государственной Думы. Однако по­пытки эти успеха не имели. Главным мотивом сентябрьской по­литической забастовки был решительный протест против войны.

Мощный размах сентябрьских забастовок напугал либераль­ную буржуазию. Именно поэтому «Прогрессивный блок» не высту­пил с протестом против разгрома Думы. Стремление буржуазии подчинить себе рабочее движение также не увенчалось успехом. За «рабочими группами», созданными в военно-промышленных коми­тетах, рабочие не пошли.

С начала 1916 г. стачечное движение вспыхнуло с новой си­лой. Рабочие выражали прямое возмущение правительственным законопроектом «О милитаризации рабочих промышленных предприятий». Революционное движение захватило не только рабочих в городах и солдат на фронтах. Оно начало распростра­няться и на деревню. Разгромы и поджоги усадеб, потравы по­мещичьих полей и лугов носили повсеместный характер.

Революционное возмущение охватило также трудящихся на­циональных окраин Российской империи. Летом 1916 г. в Ка­захстане и Средней Азии (бывшие царские Туркестанское и Степное генерал-губернаторства) вспыхнуло вооруженное вос­стание против империалистического гнета, за национальное ос­вобождение. Восстание носило ярко выраженный политический характер и стало одним из важнейших элементов революцион­ного кризиса, охватившего всю Россию. Причина в том, что в июне 1916 г. царское правительство издало указ о мобилизации на тыловые работы «инородцев» от 18 до 43 лет. Указ был по­следней каплей, переполнившей чашу народного терпения. Среднеазиатские народы поднялись на борьбу с самодержавием против собственных феодалов.

Война требовала колоссальных расходов. Бюджетные расхо­ды в 1916 г. превышали доходы на 76%. Были резко увеличены налоги. Правительство прибегло к выпуску займов, пошло на массовый выпуск бумажных денег без золотого обеспечения. Продовольственные трудности вынудили царское правительство в 1916 г. пойти на введение принудительной хлебной разверстки. Но эта попытка не дала результатов, так как помещики, равно как и крестьяне, прятали хлеб, не хотели его продавать за обес­цененные бумажные деньги.

Хозяйственные трудности усугублялись также политическим кризисом, выражавшимся в развале правительственной власти. Весь период 1916—1917 гг. в политических кругах России шла упорная борьба между сторонниками сепаратного мира с Герма­нией и сторонниками участия России в войне на стороне Ан­танты.

Участие России в первой мировой войне закончилось подпи­санием в марте 1918 г. Брестского мира между Германией и Со­ветской Россией.

На Западном фронте военные действия продолжались до осени 1918 г., когда 11 ноября 1918 г. в Компьенском лесу (Франция) было подписано перемирие между победителями (страны Антанты) и потерпевшей поражение Германией. Окон­чательный итог первой мировой войны был подведен на Париж­ской мирной конференции 1919—1920 гг. Всем странам война нанесла огромный ущерб, а для многих народов имела трагиче­ские последствия[1] .

Каковы были наиболее значимые социально-политические последствия войны?

Масштабность потерь и разрушений. По своим масштабам и последствиям первая мировая война не имела себе равных во всей предшествующей истории человечества. Она длилась 4 года 3 месяца и 10 дней (с 1 августа 1914 по 11 ноября 1918 гг.), охва­тив 38 стран с населением свыше 1,5 млрд. человек (две трети населения планеты). В странах Антанты было мобилизовано около 45 млн. человек, в коалиции Центральных держав— 25 млн., а всего 70 млн. человек[2] . Наиболее работоспособная часть мужского населения была вырвана из материального производства и брошена на взаимоистребление. Основную тяжесть войны вынесли Россия и Германия. В июне 1917 г. из 521 дивизии, которыми располагала Антанта, 288 (55,3%) были российскими. Из 361 дивизии блока Центральных держав 236 (63,4%) были германскими. Большая численность армий привела к образованию обширных фронтов, общая про­тяженность которых достигла 3—4 тыс. км. Военные действия охватили территории Европы, Азии и Африки. Главными сухо­путными фронтами были Западный (Французский) и Восточный (Русский), основные морские театры военных действий— Северное, Балтийское и Черное моря[3] .

Война потребовала огромного напряжения физических и ду­ховных сил народов, мобилизации всех материальных ресурсов. Затраты на войну составили громадные суммы: Германия— 91,4 млрд. марок, Россия—50,6 млрд. золотых рублей, Италия— 6,2 млрд. лир, Франция— 160 млрд. франков[4] .

Вместе с тем военно-промышленный комплекс воюющих стран получил гигантские прибыли. Они увеличились в Герма­нии в 3— 5 раз, в России—в 3—4 раза. Чистый доход монополий США достиг 27,3 млрд. долларов (к 1921 г. Европа задолжала США 15 млрд. долларов)[5] . Промышленность воюющих держав дала фронту миллионы винтовок, более 1 млн. пулеметов, свы­ше 150 тыс. артиллерийских орудий, 47,7 млрд. патронов, свыше 1 млрд. снарядов, 9200 танков, 182 тыс. самолетов.

Возникла потребность в большом количестве различных стра­тегических материалов, в непрерывном обеспечении многомилли­онных армий продовольствием, обмундированием, фуражом.

Такого количества вооружения и материально-технического обеспечения не могли произвести только военные предприятия, поэтому происходил массовый перевод гражданских предпри­ятий на выпуск военной продукции. Перенапряжение народного хозяйства вело к нарушению пропорций между различными от­раслями производства, а в конечном счете к развалу экономики. Почти две трети всей промышленной продукции воюющих государств шло на военные нужды и лишь одна треть оставалась для потребления населения. Это породило товарный голод, до­роговизну, спекуляцию. Возник острый сырьевой и топливный кризис. В тяжелом состоянии находился транспорт.

Война разрушала производительные силы общества, дестаби­лизировала экономическую жизнь народов. Особенно сильно было подорвано сельское хозяйство. Мобилизация в армию ли­шила деревню наиболее производительной рабочей силы и тяг­ла. Сократилось производство сельскохозяйственной продукции. В городах Германии, Австро-Венгрии, России остро ощущался недостаток продовольствия, а затем разразился настоящий голод.

Потребовались колоссальные финансовые затраты. Научно обоснованной оценки стоимости первой мировой войны не су­ществует. Наиболее распространена в литературе оценка, данная американским экономистом Э. Богартом, который определил общую стоимость войны в 359,9 млрд. долларов золотом (699,4 млрд. руб.), в том числе прямые (бюджетные) расходы— 208,3 млрд. долларов (294,4 млрд. руб.).

Вполне понятно, использование больших масс авиации, тан­ков, артиллерии в первой мировой войне сделало ее более раз­рушительной и кровопролитной по сравнению с предыдущими войнами. Более дальнобойной стала артиллерия, вырос калибр орудий, увеличилась разрушительная сила снарядов Появление авиации значительно увеличило возможность воздействия на объекты, расположенные не только на линии фронта, но и в глубоком тылу противника. Подводные лодки существенно уве­личили возможность поражения как морских, так и прибрежных целей. Использование новых более эффективных средств обу­словило массовое уничтожение материальных ценностей, общая стоимость которых составила 58 млрд. руб. Около 10 млн. чело­век было убито и умерло от ран.

Ранено более 20 млн. человек, из них 3,5 млн остались ка­леками[6] .

Война сопровождалась ростом гибели мирного населения. Относительно общего числа людских потерь этот показатель со­ставил 5%[7] .

Неблагоприятной сферой демографических последствий войны явилось резкое снижение режима естественного воспроизводства населения. Мобилизация значительной части мужчин, все большее использование женского труда на производстве, ма­териально-бытовые трудности, голод, болезни и другие бедст­вия, вызванные войной, снизили рождаемость и увеличили смертность. В итоге существенно сократился общий прирост на­родонаселения. Только в 12 воевавших странах по этим причи­нам убыль населения составила свыше 20 млн. человек, в том числе в России — 5 млн.

Итак, война принесла человечеству невиданные лишения и страдания, голод и разорение, людские потери и разрушение материальных ценностей.

Политическое изменение в мире в конце первой мировой войны. Обострение противоречий в системе международных отношений. По окончании войны державы-победительницы приступили к разработке планов обустройства мира. Парижская мирная кон­ференция (1919—1920 гг.) подготовила договоры государств Ан­танты с побежденными европейскими странами. Был подписан Версальский мирный договор с Германией (июнь 1919 г.). Через некоторое время были заключены мирные договоры с другими странами германского блока. Послевоенное мирное «урегулирование» на Дальнем Востоке в интересах государств-победителей завершила Вашингтонская конференция (1921— 1922 гг.). Договоры с Германией и ее бывшими союзниками, а также соглашения, подписанные на Вашингтонской конферен­ции, составили так называемую Версальско-Вашингтонскую систему устройства мира. Составной ее частью было создание Лиги наций — международной организации для развития со­трудничества между народами и поддержания мира.

Версальско-Вашингтонская договорная система носила двой­ственный характер. С одной стороны, она положила конец меж­дународному разбою и всеобщему опустошению, дала надежду на мирную жизнь, с другой стороны,—не ликвидировала окон­чательно межимпериалистические противоречия. Она не обес­печивала подлинной стабилизации международной обстановки, породив антагонизм между странами—победителями и побеж­денными.

Страны, одержавшие победу в войне, перекроили европей­скую карту за счет государств германского блока, получили но­вые рынки сбыта, источники сырья, колониальные владения.

По версальскому договору от Германии были отторгнуты и переданы соседним странам (Франции, Бельгии, Польше) значительные территории в Европе. Она была лишена всех коло­ний, сфер влияния, собственности и привилегий за пределами страны. Предусматривалось разоружение Германии. Она объяв­лялась ответственной за развязывание ьойны и причинение ею ущерба, что создавало условия для взимания репараций.

Не менее тяжелыми были итоги войны и для союзников Гер­мании. Значительных территорий лишена была Турция. В ре­зультате распада Австро-Венгерской империи и отторжения терри­торий от Германии и России образовались самостоятельные госу­дарства: Австрия, Венгрия, Чехословакия, Польша, Югославия.

Договорная система, разработанная в Париже и Вашингтоне без участия России и учета ее интересов, в известной мере была направлена даже против нее. На всем протяжении работы Па­рижской конференции так называемый «русский вопрос» был чуть ли ни одним из основных. Вмешательство во внутренние дела Советского государства осложняло его международное по­ложение, усиливало гражданскую войну.

Сложившаяся в послевоенное время новая расстановка сил на международной арене создала почву и для обострения проти­воречий между самими государствами— победителями. Англия и Франция боролись за ведущую роль в Европе, Англия и США — за господство на море. На Дальнем Востоке Япония стремилась укрепить свои позиции в Китае, но ей препятствовала амери­канская политика «открытых дверей». Американские монопо­лии, разбогатев на войне, добивались мирового лидерства.

Таким образом, Версальско-Вашингтонская система, заду­манная как гарант от будущих международных конфликтов, не могла устранить их. Побежденные страны не могли согласиться с тяжелыми условиями мира. Более того они в дальнейшем по­могли реакционным силам Германии, Италии и Японии маски­ровать свои захватнические цели лозунгами о необходимости устранения «версальского диктата», разжигать среди населения шовинистические настроения. Возникли реваншистские тече­ния, приведшие к появлению фашизма и второй мировой войне. Подъем революционного и национально-освободительного дви­жения. Война до предела обострила внутренние противоречия в воюющих государствах. Резкое ухудшение положения народов, усиление социальных контрастов не могли не сказаться на пси­хологии масс. Началась быстрая радикализация общественно-политических движений. Накопившаяся социальная напряжен­ность под влиянием тягот и лишений войны стала проявляться в форме революционных взрывов (1917—1923 гг.). Крупнейшими событиями этого периода стали Февральская и Октябрьская ре­волюции 1917 г. в России.

Революционный подъем был мощным протестом против войны. В октябре—ноябре 1918 г. произошли буржуазно-демократические революции в Австро-Венгрии и Германии, в результате которых рухнули крупнейшие монархии — Габсбур­гов и Гогенцоллеров.

В январе 1918 г. вспыхнула рабочая революция в Финлян­дии. В конце этого года Советы рабочих депутатов были созданы в ряде городов Польши. В 1919 г. возникли Советские республи­ки в Баварии, Бремене, Словакии, Венгрии. Усилилось рабочее и демократическое движение в других странах.

Развертывалось национально-освободительное движение в ко­лониях и полуколониях Азии и Африки. Начался необратимый процесс крушения колониальных держав — Великобритании и Франции. В марте 1919 г. произошло народное восстание в Корее, в мае началось массовое антиимпериалистическое движение в Китае. Национально-освободительная борьба турецкого народа в 1918—1923 гг. привела к образованию буржуазной республики.

Однако рабочее и национально-освободительное движение не смогло удержать завоеванные позиции. После 1920 г. оно пошло на убыль. Отступление сочеталось с мощными забасто­вочными выступлениями рабочего класса.

Внутренняя нестабильность, усугубленная к концу 1920 г. экономическим кризисом, привела к перегруппировке сил в ев­ропейских странах, к формированию полярных тенденций поли­тического развития.

Во-первых. В Италии, Германии зарождалось праворадикаль­ное фашистское движение. В своей идеологии фашисты опира­лись на обострение национальных чувств, использовали разоча­рование в старых политических ценностях, спекулировали на недовольстве широких слоев населения своим экономическим положением.

Но идея национального единства служила фашистам лишь прикрытием для осуществления амбициозных планов захвата политической власти и установления диктаторских режимов.

Во-вторых. В ряде стран возникли леворадикальные коммунис­тические партии. Объединившиеся в марте 1919 г. на своем кон­грессе в III Коммунистический Интернационал компартии соз­дали организацию, боровшуюся за диктатуру пролетариата в мировом масштабе. Деятельность компартий направлял Исполком Коминтерна, находившийся в Москве. Поддержка им коммуни­стического движения в отдельных странах в первую очередь сво­дилась к мерам политического характера, но имела место и ма­териальная помощь. В деятельности Коминтерна значительное место отводилось подготовке мировой пролетарской революции, которая объективно носила характер борьбы за приближение мировой революции. В ее неизбежность свято верили, отдавали ее подготовке огромную энергию, а часто и жизнь.

Если революционный подъем 1918—1919 гг. был обусловлен объективными причинами, то выступления 1923 г., хотя и были связаны с конкретной политической обстановкой, носили харак­тер искусственного революционизирования.

После поражения революционных выступлений в 1923 г. на­ступила стабилизация капитализма. Такому исходу послевоенных противоречивых событий в значительной мере способство­вали два обстоятельства.

Первое. Лавирование правящей элиты развитых стран между различными политическими силами, удовлетворение ряда соци­альных требований масс. Еще до воины получили распростране­ние коалиционные правительства с участием социалистов или даже под их руководством (в Веймарской республике в Герма­нии). В Швейцарии в 1920 г. был создан «чисто» социалистиче­ский кабинет. Вместе с тем в Венгрии (1920 г.), Италии (1922 г.), Болгарии и Испании (1923 г.), а в последствии и в других странах начинают устанавливаться фашистские автори­тарные режимы. Их становление и развитие скорее всего проис­ходили там, где буржуазно-либеральные реформы не содейство­вали укреплению позиций правящих кругов, где политическая нестабильность была особенно острой и не было прочной гаран­тии сохранения прежних властных структур. В этих условиях буржуазия вставала на путь отказа от демократических преобра­зований и использовала метод насилия для стабилизации капи­тализма. Выполнение такой задачи брали на себя фашистские организации. Уже после первых выступлений стало очевидно, что фашизм у власти — это грубое политическое насилие над массами, крайняя степень реакции, подавление демократии, со­циальная демагогия, установление культа «вождизма», открыто агрессивный характер внутренней и внешней политики, милита­ризация экономики, укрепление позиций финансового капи­тала. Монополистическую буржуазию, без финансовой поддержки которой фашизм не смог бы развиваться, укрепиться и прий­ти к власти, привлекали его антирабочая, антикоммунистиче­ская направленность, крайний шовинизм молодых фашистских партий.

Второе. Международное рабочее движение в эти годы разби­вается на два направления: одно, придерживающееся взглядов Коминтерна, и второе, стоящее на позициях Рабочего социали­стического Интернационала, воссозданного в 1923 г. Переход коммунистов и социал-демократов на непримиримые позиции в мировоззренческих взглядах имел негативные последствия для рабочего движения.

В целом деятельность социал-демократических партий не выходила за рамки парламентской борьбы и была направлена на поддержку государственно-монополистического капитализма. Теоретики социал-демократии разрабатывали и пытались при­менить на практике тезис о постоянном, медленном эволюци­онном «врастании капитализма в социализм».

Компартии оставались приверженцами идее мировой рево­люции. Отсюда преувеличение степени революционной созна­тельности рабочего класса, его готовности к радикальным пре­образованиям. Не учитывались поиски капитализма к выходу из кризиса, к стабилизации, изменения в настроениях различных слоев общества.

Трагедией для рабочего класса стало то, что ни коммунисты, ни социал-демократы, занятые внутренней борьбой, не постави­ли своевременно эти проблемы в качестве первоочередных, а руководство Коминтерна и Рабочего социалистического Интер­национала не проявило достаточной мудрости и доброй воли, чтобы преодолеть внутренние разногласия и объединиться перед лицом общей опасности — фашизма. К середине 20-х годов в Коммунистическом Интернационале утверждается отношение к социал-демократам как проводнику фашизации капиталистиче­ских стран[8] .

Становится рабочим понятием термин «социал-фашизм». В феврале 1928 г. IX расширенный Пленум Исполкома Коминтер­на утверждает тактику «класс против класса», за основу принимает политическую программу, нацеленную на борьбу в социал-демократии за влияние на рабочие массы.

Аналогичную позицию занимали и лидеры рабочего Социн-терна, они даже запрещали рядовым социал-демократам какие-либо контакты с коммунистами, считая, что рабочее движение может быть восстановлено лишь в борьбе с идеями Коминтерна. Расхождения между социалистами и коммунистами предо­пределили разобщенность рабочего движения, ослабляли его борьбу против фашизма за демократию и социальный прогресс. Итоги Коминтеровской кампании против социал-фашизма име­ли трагические последствия. Используя глубокий раскол рабо­чего класса, а также острое недовольство народных масс в усло­виях мирового экономического кризиса 1929—1933 гг., герман­ские фашисты при поддержке влиятельных антикоммунистиче­ских сил сумели парламентским путем прийти к власти (январь 1933 г.). В результате в центре Европы возник серьезный очаг военной напряженности.

Итак, первая мировая война превратилась в мощный фактор, революционизирующий массы и обостривший внутриполитиче­скую ситуацию в воюющих странах. В наибольшей мере деста­билизирующее влияние войны проявилось в тех странах, где во­енные «нагрузки» оказались не только чрезмерно велики для их экономических потенциалов, но и «накладывались» на застаре­лые социально-политические противоречия. В этих условиях противоречия приобретали относительно большую остроту, что вело к дискредитации правящих режимов. Такими госу­дарствами являлись, главным образом, страны второго эшелона капитализма и прежде всего Россия, Германия, Австро-Венгрия.

Прокатившаяся волна революционных и национально-освободительных движений в ряде стран привела к крушению существовавших режимов, приходу к власти новых партий и по­степенно начала идти на убыль. Но этот революционный всплеск возродил надежды коммунистов на интернациональную силу рабочего класса и даже на близость мировой революции и способствовал тем самым дальнейшей радикализации левых сил.

2. Вторая мировая война

Вторая мировая война (1 сентября 1939 г.—2 сентября 1945 гг.), подготовленная силами международной реакции и раз­вязанная фашистскими Германией, Италией и милитаристской Японией по своим масштабам не имеет себе равных в истории. Возникшая внутри капиталистического мира, она (как и первая мировая) была вызвана неравномерностью его развития, обост­рением социально-экономических и политических противоре­чий лидирующих государств, их борьбой за насильственный пе­редел мира. Монополии несут непосредственную ответствен­ность за процессы милитаризации.

Вторая мировая война возникла не случайно, она вызревала в течение двух межвоенных десятилетий и стала реальностью уже в первой половине 30-х годов. Ее первый очаг образовался на Дальнем Востоке. Еще в 1931 г. Япония захватила провинцию Китая—Манчжурию. Продолжая агрессию, японские милитарис­ты вышли непосредственно к границам СССР.

С приходом в январе 1933 г. фашистов к власти в Германии в центре Европы образовался второй и главный очаг войны. Германия под предлогом ликвидации несправедливой для нее Версальско-Вашингтонской договорной системы стремилась к переделу мира, созданию «нового порядка». Реализуя свои аг­рессивные планы, фашистские Германия и Италия развязали ряд агрессивных войн. В 1935 г. Италия напала на Эфиопию и захватила ее. В 1936—1938 гг. осуществляется германо-итальянская интервенция против республиканской Испании. В марте 1938 г. гитлеровцы захватили Австрию. Нависла угроза над Чехословакией. Из всех великих держав с последовательным осуждением агрессора выступил только СССР. Его внешняя по­литика при всей ее противоречивости была направлена на орга­низацию коллективного отпора агрессии. Важнейшими вехами курса на создание системы коллективной безопасности являлись советско-французский, советско-чехословацкий договоры о взаимопомощи (1935 г.), попытки создания в 1936 г. единого фронта против эскалации войны в Лиге Наций.

В этой связи возникает вопрос: существовала ли в данной си­туации фатальная неизбежность новой мировой войны? Анализ со­бытий показывает, что ее можно было предотвратить. Такая воз­можность, например, существовала в период подготовки гитле­ровцами захвата Чехословакии в 1938 г.; она была и в 1939 г., перед началом войны.

Однако правящие круги западных стран, боявшиеся Герма­нии как конкурента, и стремясь направить гитлеровскую воен­ную машину на Восток против Советского Союза, повели поли­тику «умиротворения» агрессора. Венцом этой гибельной поли­тики стало Мюнхенское совещание глав правительств Германии, Италии, Англии и Франции (сентябрь 1938 г.), на котором было решено отторгнуть от Чехословакии требуемые Германией земли.

Таким образом, не по вине СССР был упущен самый реаль­ный в XX в. шанс предотвратить мировую войну.

Вскоре стало очевидным, что западным державам не удалось ценою Мюнхенского соглашения оградить свои интересы и дос­тигнуть прочного сговора с Гитлером. «Миротворчество» за чу­жой счет в корне изменило стратегическое положение в Европе в пользу фашистских государств. В такой обстановке весной 1939 г. Англия и Франция объявляют о своих гарантиях Польше, Румынии, Греции и Турции. В то же время они отказались от предлагавшейся Советским Союзом системы коллективной безопасности в Европе и обуздания фашистских агрессоров. В июне—августе 1939 г. в Москве проходили советско-англо­французские переговоры. Однако западные державы не поддер­жали советские инициативы о совместной борьбе против агрес­сора на принципе равенства и взаимности. Более того, одновре­менно с переговорами в Москве, англичане тайно договорились с главарями «третьего рейха», предлагая им заключить взаимо­выгодное соглашение о переделе мира.[9] В создавшихся условиях СССР, оставшись фактически в политической изоляции, принял предложение Германии и заключил с ней 23 августа 1939 г. пакт о ненападении, предотвратив, таким образом, образование еди­ного враждебного ему фронта и отсрочив схватку с фашизмом.

В Советском Союзе и за рубежом отнеслись к этому догово­ру неоднозначно. Учитывая многовариантность взглядов и суж­дений по этому вопросу, II съезд народных депутатов СССР (1989 г.) по результатам работы специальной комиссии принял постановление «О политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года». В нем отме­чается, что содержание, договора не расходилось с нормами ме­ждународного права. Однако, при заключении пакта скрывался тот факт, что одновременно с договором был подписан «секретный дополнительный протокол», которым размежевыва­лись «сферы интересов» договорившихся сторон. Эти действия находились с юридической точки зрения в противоречии с суве­ренитетом и независимостью ряда третьих стран.[10]

Если сам пакт о ненападении от 23 августа 1939 г. без сек­ретных протоколов можно объяснить и оправдать конкретными обстоятельствами того времени, то заключение 28 сентября 1939 г. германо-советского договора о дружбе и границе было серьезной политической ошибкой, ибо это соглашение определя­ло «сферы интересов» СССР и Германии по отношению к другим странам. Такой подход являлся неправомерным, даже с учетом тя­желой ситуации, в которой оказался СССР в тот момент.

С нападением фашистской Германии на Польшу 1 сентября 1939 года началась вторая мировая война. 3 сентября Велико­британия и Франция объявили войну Германии, хотя фактиче­ски ни какой серьезной войны с Германией эти страны не вели. Поэтому эта война, особенно Англии с Германией и вошла в историю под названием «Странной войны». В создавшейся обстановке Советское правительство приняло ряд мер по укрепле­нию своих политических и военно-стратегических позиций. 17 сентября 1939 года в восточную часть Польши вводятся со­ветские войска. В результате к СССР были присоединены За­падные Украина и Белоруссия.

По договорам с Эстонией, Латвией, Литвой в эти страны вво­дятся части Красной Армии. Прибалтийские страны в августе 1940 года добровольно вошли в состав СССР. В том же году Ру­мыния согласилась на передачу Советскому Союзу Бессарабии и Северной Буковины. Заметно осложнились в конце 1939 г. отноше­ния Финляндии и СССР. В результате возник военный конфликт между СССР и Финляндией, имевший серьезные последствия.

Завершилась эта война подписанием с Финляндией в марте 1940 года мирного договора.

К осени 1940 года Германия оккупировала большую часть Западной Европы. Война неотвратимо приближалась к границам СССР.

В связи с анализом международной обстановки накануне и в условиях начавшейся мировой войны возникают вопросы, отве­ты на которые не могут быть однозначными. Обеспечивала ли внешнеполитическая деятельность правительств СССР, Фран­ции, Англии безопасность своих стран? Было ли заключение договора с Германией о ненападении наилучшим вариантом ре­шения проблем, вставших перед Советским правительством в этот период? Что побудило Германию пойти на союз с СССР в 1939 г.? Была ли возможность предотвратить мировую войну? Какими бы различными ни были ответы на эти и другие вопро­сы, связанные с анализом истории развязывания второй миро­вой войны, следует отметить, что в нее были вовлечены почти все крупнейшие

капиталистические страны.

В истории человечества вторая мировая война была не толь­ко самой разрушительной, но и самой кровопролитной. Огром­ными оказались ее жертвы. Погибло более 55 млн. человек, из них на поле боя — 27 млн. человек. Наибольшие потери, как и в годы первой мировой войны, вновь понесли европейские стра­ны (40 млн. человек), из которых больше половины (около 27 млн.) пришлось на Советский Союз[11] .

На территории СССР было разрушено 1710 городов и посел­ков городского типа, 70 тыс. сел и деревень, уничтожено 32 тыс. промышленных предприятий и 65 тыс. км железнодорожных путей. Советский Союз потерял в годы войны около 30% на­ционального богатства. Значительные потери понесли и другие страны. В Польше фашисты уничтожили до 40% национального достояния. В Югославии было разрушено около 40% промыш­ленных предприятий. Материальные потери Франции от разру­шений составили около 22 млн. долларов[12] .

Происходит существенное снижение качества населения, связанное с ухудшением материальных условий жизни (во вторую мировую войну в Европе 60 млн. человек остались без кро­ва), и как следствие—падение морали, интеллектуального по­тенциала, появление эпидемий и другие негативные явления[13]

Война внесла серьезные изменения в структуру народонасе­ления во всем мире. Для ряда стран, участвовавших непосредст­венно в войне, демографические последствия стали одним из негативных факторов их дальнейшего развития.

Вторая мировая война оказала большое влияние не только на естественное воспроизводство людей во всех странах мира, но и на межгосударственную и внутреннюю миграцию. Наступление фашистских армий привело к перемещению народов почти по всей Европе. Кроме того, гитлеровцы прибегали к массовому насильственному вывозу в Германию рабочей силы из оккупи­рованных районов. Вызванная войной миграция, сопровождав­шаяся огромными лишениями и тяготами, способствовала в свою очередь повышению смертности и снижению рождаемости.

Ниже мы остановимся лишь на некоторых сюжетах, связанных с историей Великой Отечественной войны советского народа против фашистской Германии.

3. Великая отечественная война: героический подвиг советского народа

В истории Советского многонационального государства пе­риод Великой Отечественной войны занимает особое место. Минувшая война оставила глубокий след в истории нашего го­сударства. Народы и сегодня продолжают ощущать на себе ее влияния и последствия. Интерес к истории Великой Отечест­венной войны резко возрастает и в наше время. И сегодня необ­ходимо осознавать, что в те годы главная опасность для человечества заключалась в том, что германский фашизм хладнокров­но, целенаправленно планировал физическое уничтожение де­сятков миллионов людей, «теоретически» обосновывал геноцид, расовую и национальную исключительность. Фашизм развращал умы и сознание людей, используя социальную демагогию, воз­водя на пьедестал самые низменные чувства и представления. Свою человеконенавистническую политику гитлеровцы после­довательно осуществляли на практике. Бывший секретарь совет­ской делегации в Международном военном трибунале, судившем в Нюрнберге главных немецко-фашистских военных преступни­ков, А.И. Полтарак в своей книге «Нюрнбергский эпилог», из­данной в Москве в 1965 году, приводит характерный в этом от­ношении факт: «В памяти участников Нюрнбергского процесса, - пишет он, — навсегда останется допрос бывшего коменданта Освенцима оберштандартенфюрера Гесса. На вопрос «правда ли, что эсэсовские палачи бросали живых детей в пылающие печи крематориев?» Гесс, подтверждая правильность этого, отметил: «Дети раннего возраста непременно уничтожались, так как сла­бость, присущая детскому возрасту, не позволяла им работать... Очень часто женщины прятали детей под свою одежду, но, ко­нечно, когда мы их находили, то отбирали детей и истребляли». За время только с мая 1940 по декабрь 1943 г. в газовых печах Освенцима было истреблено два миллиона пятьсот тысяч чело­век и, кроме того, еще пятьсот тысяч человек погибло здесь от болезней и голода. Материалами смешанной польско-советской государственной комиссии подтверждено, что всего в Освенциме умерщвлено более четырех миллионов человек»[14] .

Для народов Советского Союза поражение в войне с фаши­стской Германией означало бы национально-государственную и социальную катастрофу. Поражение привело бы к отторжению многих территорий и раздроблению СССР, превращению ряда его регионов в колонизационное поле с насильственной герма­низацией одной части населения и переводом в разряд непол­ноценных граждан, порабощением и истреблением другой его частя. В 1992 г. в ФРГ была издана книга под названием «Война Германии против Советского Союза 1941—1945 гг. Докумен­тальная экспозиция», в которой в частности отмечается: «При подготовке "войны мировоззрений" против Советского Союза имелось в виду нечто большее, чем военно-техническое плани­рование. На совещании командного состава 30.03.1941 г. Гитлер не оставил никаких сомнений в том, что речь идет о борьбе на уничтожение». В соответствии с этим в военных директивах го­ворилось, что война против России должна вестись «с неслы­ханной жестокостью»... В планах по хозяйственной деятельности и продовольственному снабжению в захваченных областях для многих миллионов людей была предусмотрена «голодная смерть». И далее: «Несколько десятков миллионов людей на этой территории станут лишними и умрут или вынуждены будут переселиться в Сибирь»[15] .

Совершенно очевидно, что для советских людей речь шла о самой судьбе их страны, о том, быть нашему Отечеству или не быть. От исхода этой войны зависела не только судьба нашего Отечества, но и будущее мировой цивилизации. Поэтому 1941— 1945 годы занимают особое место в мировой истории. Во мно­гом этим объясняется огромный интерес наших людей к изуче­нию истории минувшей войны.

Научный и политический интерес к событиям тех лет не ос­лабляется, а все более возрастает. Объясняется это тем, что уроки войны важны и для правильного понимания многих политиче­ских, экономических, идеологических и других проблем совре­менности. Кроме того, изучение истории минувшей войны необ­ходимо и для того, чтобы постоянно извлекать уроки, которые должны оградить от многих ошибок, допущенных в те годы. Бо­лее того, знание этого опыта дает возможность разобраться и в том, что из этого опыта следует принять на вооружение, а от чего отказаться. Необходимо учитывать еще одно очень важное об­стоятельство. В исключительно тяжелые годы Великой Отечест­венной войны, как никогда до этого, ярко проявился патриотизм и интернационализм советского народа, связанного общностью исторических судеб, выступившего как единое целое в борьбе с фашизмом. Эта черта светских людей проявилась и в ходе осуще­ствления эвакуации и особенно в спасении населения.

Прежде чем приступить к конкретным вопросам, связанным с началом эвакуации, следует начать с краткой характеристики общих вопросов, вставших перед Советским государством в этой области с началом Великой Отечественной войны.

В годы Отечественной войны эвакуация затрудняла все сто­роны жизни советского государства. С первых дней войны под ударом врага оказалась огромная территория Советского Союза, потеря которой могла значительно ослабить возможности страны к сопротивлению. На это и делали главную ставку правители Германии.

Планируя войну против СССР, они никак не могли предпо­ложить, что Советскому государству удастся столь быстро осу­ществить перебазирование своих производительных сил на Вос­ток и вывести из оказавшихся под угрозой районов миллионы людей.

Фашистская Германия рассчитывала на то, что с первых же дней вторжения ей удастся в максимальной степени использо­вать экономические ресурсы СССР. С целью грабежа в условиях оккупации было заблаговременно изучено состояние народного хозяйства СССР. Эта цель была сформулирована в секретном документе ИС-472/СССР «Директивы по руководству экономи­кой» (Зеленая папка)[16] . В этом документе прямо записано: «Согласно приказу Фюрера необходимо принять все меры к не­медленному и полному использованию оккупированных облас­тей в интересах Германии, все мероприятия, которые могли бы воспрепятствовать этой цели, должны быть отложены или вовсе отменены. Использование подлежащих оккупации районов должно проводиться в первую очередь в области продовольст­венного и нефтяного хозяйства».

В условиях неблагоприятного развития военных событий и вынужденного оставления врагу большой территории, быстрей­шее перемещение с прифронтовых районов промышленных предприятий, людей, сельскохозяйственной продукции, государ­ственных ценностей в глубь страны являлось важнейшей воен­но-экономической и политической проблемой. Перед советским народом встала труднейшая задача в предельно короткий срок переместить в глубокий тыл большое количество промышлен­ных предприятий, сырья, других материальных и культурных ценностей, эвакуировать из прифронтовых районов на восток страны многомиллионное население. Нужно было совершить почти невозможное: поднять с места огромную массу населения, уцелевшие заводы и перевести их подальше от фронта—на Урал, в Сибирь, в Среднюю Азию и в другие тыловые районы. Иначе говоря, производительные силы страны, равные по объему про­изводительным силам крупного экономически развитого госу­дарства, предстояло перебросить за тысячу километров, разместить на новых местах и быстро ввести в строй. О масштабах этого стратегического маневра можно судить на основании того, что общая стоимость только эвакуированного в течение первого года войны (июнь 1941 г.—июль 1942 г.) промышленного обору­дования превысила сумму всех капитальных затрат Советского государства за три года первой пятилетки[17] . Подобного история еще не знала.

В первые же дни войны был определен порядок и организа­ция эвакуации. В июне 1941 г. был создан Совет по эвакуации, на который возложили задачу по координации усилий в мас­штабах всей страны по перебазированию крупных людских и материальных ресурсов из прифронтовых районов в тыл страны. Решения Совета по эвакуации являлись обязательными для вы­полнения всеми инстанциями, которых они касались.

27 июня 1941 года ЦК ВКП (б) и СНК СССР приняли по­становление «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества», в котором указывалось, что в первую очередь следует эвакуировать промышленное оборудова­ние, сырьевые ресурсы, продовольствие. Квалифицированных рабочих, инженеров, служащих предписывалось эвакуировать вместе с предприятиями.

Директивой ГКО СССР от 4 июля 1941 г. была определена основная линия хозяйственной политики в условиях эвакуации промышленности, которая предусматривала разработку военно-хозяйственного плана обеспечения обороны страны, имея в виду использование ресурсов и предприятий, существующих на Вос­токе, в Западной Сибири и на Урале, а также ресурсов и пред­приятий, вывозимых в указанные места, районы в порядке эва­куации.

В начале войны было принято два постановления о Совете по эвакуации. 24 июня 1941 года в его состав вошли Л.М. Каганович, А.Н. Косыгин, И.М. Шверник, Б.М. Шапошников и др. Не­сколькими днями позже в состав Совета были введе­ны А.И. Микоян, М. Первухин. 16 июля 1941 года состав Совета был реорганизован. 26 сентября 1941 года при Совете было соз­дано Управление по эвакуации населения. Контроль за переба­зированием населения, оборудования и материальных ценностей осуществляла группа инспекторов во главе с А.Н. Косыгиным. 25 октября был организован еще один орган Совета—Комитет по эвакуации в глубь страны из районов прифронтовой полосы запасов продовольствия, сырья, промышленных товаров, обору­дования, холодильников, табачных фабрик, мыловаренных заво­дов и т.д. Он действовал до 19 декабря 1941 года. 25 декабря 1941 года был образован Комитет по разгрузке транзитных грузов, в который вошли А.И. Микоян, А.Н. Косыгин, НА. Вознесенский и др. Этому Комитету был передан аппарат одновременно расфор­мированного Совета по эвакуации, был создан Совет в соста­ве И.М. Шверника, А.И. Микояна, А.Н. Косыгина, М.Э. Сабурова и др. В его составе постоянно работало около 80 человек. Они были разделены на три группы: одна занималась эвакуацией промышленных предприятий, институтов, организаций и учреж­дений, рабочих и служащих этих организаций, а также размеще­нием их на новых местах; вторая группа занималась непосредст­венно эвакуацией промышленности и, наконец, третья группа Совета — транспортными средствами.

Уполномоченными Совета по эвакуации на местах являлись в большинстве случаев секретари ЦК Компартий, обкомов, рай­комов и горкомов партии. Одновременно на местах были созда­ны органы Совета по эвакуации.

Совет по эвакуации принимал постановления по каждому предприятию, подлежащему эвакуации. В них устанавливались сроки начала и окончания эвакуации того или иного объекта; число вагонов, необходимых для эвакуации; пункты, в которые предприятия должны эвакуироваться, и т.д.[18] Учитывая важность транспортных средств и оперативность перевозок и в самом Наркомате путей сообщения была создана оперативная группа в составе 25 человек по обеспечению эвакуационных перевозок[19] .

Сложность осуществления эвакуации объяснялась еще и тем, что конкретными заблаговременно разработанными эвакуацион­ными планами на случай неблагоприятного хода военных дейст­вий страна не располагала. Поэтому опыт приходилось приобре­тать в процессе боевых действий. Организуя работу по переме­щению производительных сил на Восток страны, правительст­вом был разработан целый комплекс мероприятий, включающих правила эвакуации населения, грузов, их охрану в пути, расходы по перемещению, вопросы питания, строительство жилых по­мещений для эвакуированных и др.

Для более оперативного решения задач по эвакуации при крупных наркоматах создавались и Институты уполномоченных Совета по эвакуации. В помощь им были организованы комис­сии по эвакуации, которые занимались подбором территории для размещения вывозимых предприятий и подготовкой к прие­му грузов и людей.

Осуществленная в 1941—1942 годах эвакуация населения, промышленных предприятий, продовольственных ресурсов и других ценностей народного хозяйства имела свои особенности и трудности. По экономическим районам она проходила в раз­ные сроки в зависимости от положения на фронтах. Конкретные условия военной обстановки 1941—1942 гг. потребовали провес­ти перебазирование дважды: первый раз летом и осенью

1941 года, второй— летом и осенью 1942 года. Эвакуация 1941 г.
была самой массовой, она охватила период с начала войны до декабря 1941 г.

Оба этапа эвакуации (лето и осень 1941 г., лето и осень 1942 г.) приходятся на наиболее тяжелые периоды войны. В за­висимости от конкретной обстановки на фронтах оба этапа эвакуации имели и свою географию. Районы размещения определя­лись с учетом их возможностей, чтобы в них имелись родствен­ные отрасли промышленности. Что касается населения, то его эвакуация носила несколько иной характер, и не была столь последовательно связана с определенными районами.

Для размещения промышленных предприятий, эвакуируемых из прифронтовых районов, намечались крупные экономические районы на Востоке страны, такие как Уральский, Поволжский, Западный и Восточно-Сибирский, республики Средней Азии и Казахстан. Уральский экономический район был одним из важ­нейших индустриальных центров страны. Крупным экономиче­ским центром являлся и Поволжский район, расположенный в центре Российской Федерации и связанный водными путями с Балтийским, Белым, Баренцевым, Каспийским и Черным моря­ми. С начала войны этот экономический район приобретает ис­ключительное значение как важнейшая нефтяная база СССР. Экономические районы Сибири, являясь крупнейшими по тер­ритории, находились в близости от промышленного Урала, Ка­захстана, имели благоприятные условия для размещения там большого количества предприятий. Казахстан—также крупный экономический район, огромная по размерам территория, рас­полагавшая разнообразными природными ресурсами, был способен быстро включиться в этот сложнейший процесс. Перебро­ска и быстрое размещение в этих районах более четырех тысяч промышленных предприятий — величайший подвиг советского народа, осуществленный в трудные годы войны. 70 процентов эвакуированных предприятий были размещены на Урале, в За­падной Сибири, в Средней Азии и Казахстане. Наибольшее ко­личество промышленных предприятий было переброшено на Урал, в районы Свердловской, Челябинской и Пермской облас­ти[20] . Кроме того, значительное количество предприятий в пер­вый период войны было эвакуировано и в республики Север­ного Кавказа и Закавказья. В условиях начавшейся эвакуации эти республики приобретали важное стратегическое значение: это был удобный железнодорожный узел, соединявший сами республики Кавказа между собой, а также связанный морским сообщением с Астраханью и Средней Азией.

В реализацию задач по эвакуации активно включились все партийно-советские организации республик. Значительная часть промышленных предприятий в ходе эвакуации размещалась в Поволжье, на Урале, в Восточной и Западной Сибири, Средней Азии, в Казахстане. Партийно-советским организациям этих регионов приходилось заниматься не только приемом, но и ор­ганизацией быстрейшего пуска этих предприятий. География эвакуации оказалась довольно значительной.

Она охватила многие районы и области Советского Союза, в том числе — Горьковскую, Ивановскую, Ярославскую, Киров­скую, Чкаловскую области, Мордовскую, Удмуртскую, Чуваш­скую АССР, а также другие районы страны. С середины июля 1941 г. начинается размещение эвакуированных предприятий на Урале, в Западной и Восточной Сибири, несколько позже в Средней Азии и Казахстане. К середине 1942 г. на новых местах удалось восстановить большинство предприятий, эвакуирован­ных сюда в 1941 году.

Проведение эвакуации по отдельным экономическим рай­онам зависело от обстановки на фронте. К примеру, перемеще­ние производительных сил из Белоруссии происходило в июле - августе 1941 г., а к середине сентября практически вся терри­тория республики была оккупирована. На Украине эвакуация длилась около четырех месяцев — с июля до середины октября.

А уже к ноябрю 1941 г. немецко-фашистские войска захватили значительную часть территории Украины.

Примерно в это же время проводилась эвакуация из Совет­ских прибалтийских республик. По отдельным областям РСФСР эвакуация происходила в июле—ноябре 1941 г. Из Ленинграда и Ленинградской области вывоз населения и материальных ценно­стей начался в июле—сентябре 1941 г. Однако в связи с начав­шейся блокадой эвакуация значительно сократилась. Она возоб­новилась лишь в 1942 г. и продолжалась до конца 1943 г. Из других районов РСФСР частичная эвакуация была осуществлена в июле— августе 1941 г., массовая же—в сентябре—ноябре того же года. На первом этапе осуществлялась эвакуация и из Моск­вы. Но во второй половине декабря демонтаж сократился, а вскоре после наступления советских войск прекратился совсем. Как видим, эвакуацию пришлось осуществлять не только из Бе­лоруссии, Украины, прибалтийских республик и Молдавии, но и со значительной территории Российской Федерации.

Если эвакуация 1941 года была проведена в больших масшта­бах, то вторая волна эвакуации, начавшаяся с мая 1942 г., затро­нула менее значительную территорию. В этот период эвакуация осуществлялась из Ворошиловградской, Ростовской, Сталин­градской, Воронежской, Ленинградской областей, Керченского полуострова, Краснодарского и Ставропольского краев, Чечено-Ингушской, а также из некоторых районов Северо-Осетинской, Кабардино-Балкарской и Дагестанской областей.

В те же годы, в промежутке между эвакуацией 1941 г. и 1942 г., был и небольшой период реэвакуации, то есть частичное возвращение предприятий на старые места. Реэвакуация осуще­ствлялась главным образом в Московскую, Калининскую, Туль­скую и другие области Российской Федерации. Она началась в декабре 1941 года и продолжалась до лета 1942 года. Однако в период битвы под Сталинградом реэвакуацию пришлось вре­менно приостановить.

Завершая кратко общую характеристику процесса эвакуации, необходимо подчеркнуть, что выполнение столь сложной народ­нохозяйственной задачи потребовало огромных усилий всего советского народа.

Исключительно сложные задачи встали перед государством по эвакуации населения и его спасению в годы Великой Отече­ственной войны.

Эвакуация населения из прифронтовых районов в первый период Великой Отечественной войны была одним из важнейших звеньев в системе мероприятий Советского государства по перестройке жизни страны на военный лад. Перемещение на Восток значительной части советских людей означало в первую очередь их спасение от фашистской неволи. Выполнение столь сложной задачи потребовало огромных усилий от Советского государства. В постановлении ЦК ВКП (б) и СНК СССР 27 июня 1941 г. «О порядке вызова и размещения людских контингентов и ценного имущества» были определены конкретные задачи и очередность эвакуации. В дополнение к этому Совнар­ком СССР 5 июля 1941 г. вынес решение по вопросу о порядке эвакуации населения в военное время и о вызове рабочих и служащих эвакуированных предприятий[21] . В целом к весне 1942 г. в восточных районах страны было размещено около 7500 тыс. эвакуированных, из которых в автономных республи­ках, краях и областях РСФСР - около 6 млн. человек. Около 600 тыс. человек эвакуировали в Казахскую ССР, более 700 тыс. - в Узбекскую ССР, 100 тыс. — в Киргизскую ССР, около 90 тыс. — в остальные среднеазиатские республики и в За­кавказье[22] . Общая численность населения, эвакуированного и реэвакуированного в годы войны, в целом составила около 25 млн. человек. Эти данные свидетельствуют об огромных мас­штабах работы, проведенной в этом направлении Советским го­сударством. Решить такую задачу в масштабах громадной страны мог только народ, объединенный дружбой и единством интере­сов. История не знала ничего подобного.

Эвакуация населения из прифронтовой зоны производилась по указанию военного командования, а из других мест с разре­шения директивных органов. Решением правительства в этих же целях было утверждено «Положение об эвакуационном пункте по эвакуации гражданского населения из прифронтовой поло­сы». Созданные на местах эвакопункты заботились об эвакуиро­ванном населении, производили учет прибывших и т.д. Уже к концу августа 1941 г. при крупных железнодорожных узлах и пристанях имелось около 130 эвакопунктов и 100 пунктов пита­ния. Только во втором полугодии 1941 г. выплаты государства населению, связанные с эвакуацией, составили около 3 млрд. рублей, что равнялось сумме капиталовложений в военную промышленность 1942 г.[23] В короткий срок, к январю 1942 г. в глубь страны было вывезено только по железной дороге почти 10 млн. человек[24] .

В первые дни войны большие трудности с эвакуацией насе­ления возникли в районах, оказавшихся в зоне военных дейст­вий. К ним относились республики, расположенные в Прибал­тике, а также западные области Украинской и Белорусской ССР и Карелия. К примеру, эвакуация населения из Литвы проходи­ла в чрезвычайно тяжелой военной и политической обстановке. Эвакуацию затрудняли недостаток времени и особенно транс­портных средств, а также выход из строя железных дорог, со­единяющих Литву с внутренними районами СССР. Несмотря на сложную обстановку, уже в первый день войны удалось отпра­вить из Вильнюса в Каунас несколько железнодорожных соста­вов с населением. В целом из Литовской ССР удалось эва­куировать около 43 тыс. человек в Ивановскую, Ярославскую, Пензенскую, Молотовскую области, Мордовскую, Чувашскую, Удмуртскую, Татарскую АССР, в города среднеазиатских рес­публик. Только летом 1941 г. эвакуированному из Литвы насе­лению было выделено товаров на сумму 1680 тыс. рублей. А всего за период эвакуации в виде пособий и других выплат было отпущено около 3 млн. рублей[25] .

Не многим отличались условия эвакуации населения и из Латвийской ССР. К исходу первой недели июля враг полностью оккупировал ее территорию. Эвакуировавшееся из Латвии насе­ление направлялось двумя потоками: один шел через Псков и разветвлялся затем на Вологду, Ярославль, Иваново, Киров; другой — через Великие Луки, огибая Москву, двигался в Сред­нее Поволжье, на Южный Урал, в южные районы Западной Си­бири и заканчивался в Средней Азии и Казахстане. Более 40 тыс. людей было эвакуировано из Латвийской ССР в годы Отечественной войны.

В советском тылу было организовано для эвакуированных 6 латвийских детдомов. В 1943 г. были созданы специальные лат­вийские отделения в шести крупных ремесленных училищах в Челябинске, Иванове, Казани, Уржуме, Новосибирске и Ташкен­те. Выпуск их воспитанников дал в начале 1945 г. освобожденной Риге первые кадры молодых квалифицированных рабочих.[26]

Уже в начале июля враг вторгся в пределы Эстонской ССР и занял в течение нескольких дней значительную территорию рес­публики. Эвакуация населения из республики, начатая с первых дней войны, продолжалась до захвата всей ее территории фаши­стами. В течение июля и августа 1941 г. в тыл было эвакуи­ровано около 25 тыс. эстонцев. Всего же за пределы республики было вывезено около 60 тыс. человек, которые размещались главных образом в приуральских и приволжских областях, в ав­тономных республиках РСФСР.

Нуждающимся беженцам оказывалась материальная помощь. За три года эвакуированные из Эстонии получили от государства помощь в размере более 5 млн. рублей. Особое внимание уделя­лось детям. Летом 1942 г. только в Челябинской области детские сады посещали 600 эвакуированных из Эстонии детей; было от­крыто пять детских домов для эстонских детей, лишенных роди­телей. К 1944 г. в них воспитывалось около 600 детей. Были от­крыты эстонские школы и отдельные классы при местных шко­лах. В начале 1942—43 учебного года в восьми областях и авто­номных республиках РСФСР работало 44 эстонских классных комплекта, в которых обучалось 550 детей, или 2/3 эвакуиро­ванных детей школьного возраста[27] .

Бескорыстная помощь братских народов эвакуированным из Эстонии, Литвы, Латвии создала особую атмосферу, способство­вавшую сближению народов и укреплению дружественных связей.

В исключительно трудных условиях проходила эвакуация на­селения из Белоруссии и Украины. В пределы Белоруссии вторглись центральные, наиболее мощные группировки враже­ских войск. Уже на четвертые сутки войны почти все западные области республики были оккупированы врагом. 28 июня гитле­ровцы вторглись в Минск. Оккупация значительной территории создала к исходу первой недели боевых действий непосредственную угрозу восточным областям республики, сделав их прифронтовой зоной.

Из западных районов республики и Минска удалось отпра­вить немногие эшелоны, которые увозили в основном семьи во­еннослужащих, партийных и советских работников. Но боль­шинство людей уходило пешком, на попутных машинах, кресть­янских телегах. «Ни усталость и голод, ни бомбежки и пулемет­ные обстрелы с воздуха — ничто не могло остановить людей, торопившихся от грохота канонады, от непрерывного гула само­летов, помеченных зловещим крестом. Погибших от бомбежки закапывали тут же у дороги, без фобов, молча, словно выполня­ли тяжкую, но ставшую уже привычной работу. Новых раненых, если они не могли двигаться, с трудом распределяли по маши­нам и повозкам, а те, кто еще мог идти, снова вливались в люд­ской поток, оказывающийся все дальше от фронта...» В первых числах июля 1941 г. началась организованная эвакуация населе­ния из восточных областей республики. Было вывезено 110 детских домов, 25 детских садов, 28 пионерских лагерей, 3 специальные школы, 3 детских санатория[28] . В целом, несмотря на огромные трудности, из Белоруссии в тыловые районы было эвакуировано более 1 млн. человек, размещенных в самых раз­личных районах страны — в Поволжье, на Урале, Средней Азии и Западной Сибири[29] .

В первые дни войны началась эвакуация населения с Украи­ны. К концу июня 1941 г. из 23 областей Украины было оккупи­ровано 11. За июнь—август 1941 г. только из Киева и Киевской области было эвакуировано свыше 400 тыс. человек[30] .

В начале войны была также осуществлена эвакуация населе­ния из Москвы и Ленинграда.

Летом 1941 года из Москвы началась эвакуация детей до­школьного и школьного возраста. Вначале детей направляли в подмосковные районы, в Рязанскую, Тульскую, Горьковскую области, в Татарскую АССР. А несколько позднее, с приближе­нием раскатов войны к столице, маленьких москвичей из рай­онов Подмосковья, Тульской и Рязанской областей начали эва­куировать на Урал, в Поволжье, Казахстан. О масштабах этой работы говорит тот факт, что осенью 1941 г. только из Москвы было эвакуировано 1,5 млн. человек[31] .

Общее количество эвакуированных из Ленинграда за первый период составило 775 тыс. человек.

Во второй период эвакуация населения из блокированного Ленинграда осуществлялась по льду Ладожского озера.

Во время войны, включая и годы блокады, только из Ле­нинграда было эвакуировано около 2 млн. человек.

В целом эвакуация населения в 1941 г. при всей ее сложно­сти прошла сравнительно успешно. В результате, к весне 1942 г. в восточных районах страны было размещено до 8 млн. эвакуи­рованных. К этому времени основная волна эвакуации спала.

Однако это продолжалось недолго. Летом 1942 г., в связи с прорывом немецко-фашистских войск на Северный Кавказ, пе­ред Советским государством вновь встала проблема массовой эвакуации населения. На этот раз эвакуация проводилась в ос­новном из центральных и южных районов Европейской части СССР. В июле 1942 года началась эвакуация населения из Воро­нежской, Ворошиловградской, Орловской, Ростовской, Ста­линградской областей.

Во всех союзных республиках широко развернулось общест­венное движение помощи эвакуированным, особенно детям. Тысячи ребят — русских, украинцев, белорусов и других нацио­нальностей были взяты на воспитание в семьи. Эвакуированные дети в приютивших их семьях, говорили не только по-русски, но учились говорить на языке той республики, куда они вынуж­денно попали.

В результате перемещения на восток миллионы советских людей были спасены от физического истребления немецко-фашистскими захватчиками. Эвакуация населения из прифрон­товых районов, осуществленная Советским государством в 1941—1942 гг., была беспримерной в истории и имела исключи­тельно важное значение для достижения победы над фашист­ской Германией.

Осмысливая сегодня тяжелейшие испытания тех лет, мы должны помнить, что победа была достигнута ценой колоссаль­ного напряжения сил всего народа нашей многонациональной страны.

4. Решающая роль Советского государства в разгроме фашизма

Решающая роль в разгроме фашистской Германии и в побе­доносном завершении второй мировой войны принадлежит Со­ветскому Союзу и его Вооруженным Силам. Эту истину не от­рицали в годы войны и многие политические и военные деятели Запада. Об этом же достаточно убедительно говорили участники юбилейных торжеств в Москве, посвященных 50-летию Победы над фашистской Германией. В первые три года войны Совет­ские Вооруженные Силы вели борьбу фактически один на один со всей немецко-фашистской армией и армиями ее сателлитов. Советско-германский фронт намного превосходил другие театры военных действий второй мировой войны. Этот фронт отличался от других фронтов не только размахом, но тем, что здесь были сконцентрированы основные силы немецко-фашистских войск. Было разгромлено и уничтожено 507 из 587 немецких дивизий. Советские войска уничтожили и большую часть боевой техники противника: 167 тыс. орудий, 48 тыс. танков, до 77 тыс. самоле­тов. Не менее 100 дивизий потеряли на этом фронте и сателли­ты Германии (см. История Великой Отечественной войны, т. 6. с. 28, 29).

Приведенные цифры важно иметь в виду и потому, что в за­рубежной литературе все еще бытует версия о том, будто победа Советского Союза в Отечественной войне в значительной мере была предопределена поставками США по ленд-лизу, и стала возможна лишь благодаря экономическому вкладу США. Дейст­вительно, после нападения фашистской Германии на СССР правительства Англии и Соединенных Штатов заявили о своем сотрудничестве с Советским Союзом и летом 1941 г. Приняли решение о военно-экономической помощи. В эти годы Совет­ский Союз смог выработать в отношениях с США и другими странами, противостоящими фашистской агрессии, такие формы сотрудничества, которые в наибольшей степени способствовали разгрому общего врага. Создание антигитлеровской коалиции не было простым и единовременным актом, оно требовало значи­тельных усилий с советской стороны. Характер решения ключе­вых вопросов, связанных с поставками Советскому Союзу, об открытии второго фронта и др., зависел в первую очередь от развития событий на советско-германском фронте. Однако с первых дней войны США и Англия занимали выжидательную позицию в оказании конкретной помощи Советскому Союзу. Этим объясняется и то, что президент США Ф. Рузвельт до 7 ноября 1941 г. не включал официально СССР в число стран — получателей помощи по ленд-лизу. В первый период войны Со­ветский Союз не получал помощи от союзников. Хотя США и заявили о предоставлении Советскому Союзу помощи на сумму 1 млрд. долларов, однако до конца 1941 г. в СССР поступило американских военных материалов всего лишь на 545 тыс. дол­ларов, что составляло 0,1% от общей суммы поставок 1941 г.

Оценивая общее значение помощи по ленд-лизу на главном фронте войны, следует заметить, что она безусловно сыграла определенную вспомогательную роль. Вместе с тем необходимо учитывать, что Советский Союз произвел военной продукции на сумму 250 млрд. долларов, в то время как поставки по ленд-лизу имели определенное значение как выражение военного сотруд­ничества СССР и США в годы войны. Но победу в войне Со­ветский Союз выиграл благодаря отечественному оружию. Это вынужден был признать и президент США Ф. Рузвельт, высту­пивший 20 мая 1941 г. в американском Конгрессе, где он прямо заявил: «Советский Союз пользуется вооружением, главным об­разом, со своих собственных заводов»[32] . Материальной основой Совет­ских Вооруженных Сил с самого начала войны и до ее победо­носного завершения являлась советская экономика, отечествен­ная боевая техника. Уже во второй половине 1942 г. в Советском Союзе выпускалось танков больше, чем в гитлеровской Герма­нии, хотя она и располагала почти всей промышленностью За­падной Европы. В течение последних трех лет войны советская промышленность давала ежегодно в среднем около 30 тыс. тан­ков, самоходных установок и бронемашин — почти в 2 раза больше, чем производилось в Германии, в 1,5 раза больше, чем в США и в 6 раз больше, чем в Англии.

Удельный вес оборудования и военной техники, полученных СССР из Америки за годы войны, по отношению к размерам про­дукции, произведенной на наших предприятиях, был незначитель­ным. Достаточно отметить, что в годы войны СССР получил 9 броневиков и танков, а изготовил 102500[33] . В тече­ние первых трех лет войны из США в Советский Союз поступило 1160 т. стали и стальных изделий, из Канады — 13,3 тыс. т. рельсов. За это же время только один наш Кузнецкий металлургический комбинат дал стране 6322 тыс. т. стали.

Решающую роль в победоносном окончании второй мировой войны сыграли Советские Вооруженные Силы, советская эко­номика. Крупные успехи, достигнутые в развитии советской во­енной экономики, позволили полностью обеспечить Вооружен­ные Силы всеми необходимыми средствами вооруженной борь­бы и оказать одновременно необходимую помощь народам Цен­тральной и Юго-Восточной Европы, боровшимся против фаши­стских оккупантов. Приведем лишь несколько примеров

Только частям и подразделениям Войска Польского Совет­ский Союз в годы войны передал около 700 тыс. винтовок и ав­томатов, 15 тыс. станковых пулеметов и минометов, около 3,5 тыс. орудий, 1 тыс. танков, до 1200 самолетов, свыше 18 тыс. автомашин и значительное количество боеприпасов и горючего. Народы Югославии получили от Советского Союза в 1944— 1945 гг. 96,5 тыс. винтовок и карабинов, почти 70 тыс. ручных и станковых пулеметов и автомашин, 3364 миномета, свыше I тыс. артиллерийских орудий, около 500 самолетов, 1329 радиостанций и другое военное имущество. В годы войны была оказана анало­гичная помощь и другим народам, боровшимся с фашизмом[34] .

Заключение

Таким образом, война 1914—1918 гг. по своим целям и поли­тическим итогам была антинародной, несправедливой почти для всех ее участников. Она оставила глубокий след в истории чело­вечества. Завершилась трагедией миллионов людей. Имела крайне негативные социально-политические последствия. В ре­зультате войны и революционных катаклизмов рассыпались империи Романовых, Гогеннцоллеров. Габсбургов, турецких султа­нов, начался распад колониализма, на историческую арену вы­шли новые государства. Сложилась новая расстановка сил на международной арене. Все более проявляется ведущая роль США, заметно возросло влияние Японии, Китая, по-новому стал складываться баланс отношений в Европе.

Послевоенная система обустройства мира подвела черту под первой мировой войной. Однако она не устранила социальную напряженность в обществе, международные противоречия, при­ведшие в дальнейшем к новой мировой войне.

По существу вторая мировая война, как и первая, представ­ляла собой последовательную, взаимосвязанную систему не­скольких войн: агрессия фашистской Германии против Польши; война Германии с Францией и Англией; война между Японией и США; Великая Отечественная война Советского Союза против фашистской Германии, война СССР против Японии.

Осуществленная в годы Великой Отечественной войны эва­куация населения, промышленности, продовольствия и сырья, вывоз в глубокий тыл культурных ценностей способствовала скорейшей перестройке всего народного хозяйства страны на военные рельсы и приближению победы. Как отмечал выдаю­щийся советский полководец Маршал Советского Сою­за Г.К. Жуков: «Это была ни с чем не сравнимая трудовая эпо­пея, без которой была бы абсолютно невозможной наша победа над сильнейшим врагом».

Великая Отечественная война потребовала мобилизации всех материальных и духовных ресурсов нашей страны. Многонацио­нальный советский народ вынес на своих плечах все тяготы войны и выступил как единое целое в борьбе с общим врагом.

Список литературы

1. 1939 г.: Уроки истории. - М., 1990.

2. Авдеев В. А. Пролог исторической трагедии//Военно-исторический журнал. 1994. № 7.

3. Аммон Г. А. Россия накануне и в годы первой мировой войны (1907—1917 гг.). Материалы и методические рекомендации. — М, 1994.

4. Анфилов М. С. Провал плана «Барбаросса». — М, 1989.

5. Армия и общество. — М., 1990.

6. Бескровный Г. Армия и флот России. Очерки военно-экономического потенциала. — М., 1986;

7. Варашинскас К. Деятельность эвакуированного населения Литовской ССР в советском тылу в годы Великой Отечественной войны. Вильнюс, 1971.

8. Вознесенский. «Военная экономика СССР в период Великой Отечественной войны». — М., 1947.

9. Вторая мировая война. Итоги и уроки. М., 1985.

10. Зайончковский А. М. Мировая война. 1914—1918 г. Т. 1. — М., 1938-1939;

11. Из истории мировой ци­вилизации. М., РЭА им. Г.В. Плеханова. 1993.

12. История Великой Отечественной войны Советского Союза (1941—1945 гг.). Т. 2.

13. История первой мировой войны. 1914—1918. Т. 1—2, М., 1975;

14. Керенский А. Ф. Россия на историческом повороте. Мемуары. — М., 1991;

15. Коммунистический Интернационал в документах 1919-1932 гг. — М., 1933.

16. Кравченко Г.С.. Военная экономика СССР 1941—1945 гг. М., 1963.

17. Морисон Э. Битва за Атлантику. - М., 1956.

18. Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. — М., 1955.

19. Олехнович Г.И. Трудовой подвиг трудящихся Белоруссии в советском тылу в годы Великой Отечественной войны (1941-1943 гг.). — Минск, 1966.

20. Отечественная история (VI—XX вв.). Курс лекций. Вып. 2. 1921 — 1993 гг. Владимир: ВГПИ, 1993.

21. Очерки истории Московской организации КПСС (1883-1965 гг.). — М. 1967.

22. Палеолог — М. Царская Рос­сия во время мировой войны. — М., 1991;

23. Писарев Ю. А. Новые подходы к изучению истории первой мировой войны. Новая и новейшая история. 1993. № 3.

24. Поражение Германского империализма во второй мировой войне. Статьи и документы. М., I960.

25. Проэктор Д.М. «Мировые войны и судьбы человечества. М. 1986.

26. Пурге С. Деятельность эвакуированного населения Эстонской ССР в советском тылу в годы Великой Отечественной войны (1941-1945). Таллин, Авт. дис.1967.

27. Свободная мысль. 1994г. № 11.

28. Трудящиеся Белоруссии фронту. — Минск, 1972.

29. Удрис А. В. Деятельность эвакуированного населения Латвийской ССР в со­ветском тылу в период Великой Отечественной войны. — Рига, Авт. дисс. 1972.

30. Урланис Б. Ц. Войны и народонасе­ление Европы. — М., 1960.

31. Эшелоны идут на Восток. М., 1966 г.


[1] См.: Бескровный Г. Армия и флот России. Очерки военно-экономического потенциала. — М., 1986; Зайончковский А. М. Мировая война. 1914—1918 г. Т. 1. — М., 1938-1939; История первой мировой войны. 1914—1918. Т. 1—2, М., 1975; Керенский А. Ф. Россия на историческом повороте. Мемуары. — М., 1991; Палеолог — М. Царская Рос­сия во время мировой войны. — М., 1991; Урланис Б. Ц. Войны и народонасе­ление Европы. — М., 1960.

[2] См.: Из истории мировой ци­вилизации. М., РЭА им. Г.В. Плеханова. 1993 г. С. 40

[3] Авдеев В. А. Пролог исторической трагедии//Военно-исторический журнал. 1994. № 7. С. 39.

[4] См.: Отечественная история (VI—XX вв.). Курс лекций. Вып. 2. 1921 — 1993 гг. Владимир: ВГПИ, 1993. С. 1.

[5] См.: Аммон Г. А. Россия накануне и в годы первой мировой войны (1907—1917 гг.). Материалы и методические рекомендации. — М, 1994. С. 37.

[6] См.: Писарев Ю. А. Новые подходы к изучению истории первой мировой войны. Новая и новейшая история. 1993. № 3. С. 56.

[7] См.: Армия и общество. — М., 1990. С. 14.

[8] См.: Коммунистический Интернационал в документах 1919-1932 гг. — М., 1933. С. 10-12.

[9] См.: Анфилов М. С. Провал плана «Барбаросса». — М, 1989. С. 10.

[10] 1939 г.: Уроки истории. - М., 1990. С. 496.

[11] См.: Проэктор Д.М. «Мировые войны и судьбы человечества. М. 1986. С. 121.

[12] Вторая мировая война. Итоги и уроки. М., 1985. С. 211.

[13] См.: «Армия и общество». М., 1990, С. 14—15.

[14] См.: А. И. Полтарак. Указ. соч. С. 9.

Цит. по журналу: «Свободная мысль». 1994г. № 11, с. 64.

[16] Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. — М., 1955. -т. 1-е. 152-195.

[17] Эшелоны идут на Восток. М., 1966 г. С. 187.

[18] Эшелоны идут на Восток. С. 202-207, 208-310.

[19] История Великой Отечественной войны....т. 2, с. 143, 148.

[20] Вознесенский. «Военная экономика СССР в период Великой Отечественной войны». — М., 1947. С. 41; «История Великой Отечественной войны...» т. 2. С. 148.

[21] Эшелоны идут на Восток... С. 16

[22] История Великой Отечественной войны Советского Союза (1941—1945 гг.). Т. 2. С. 548.

[23] История Великой Отечественной войны Советского Союза (1941—1945 гг.). Т. 2. С. 546-547

[24] Вторая мировая война. Общие проблемы. Кн. 1, с. 74. Эшелоны идут на Вос­ток, с. 19.

[25] Варашинскас К. Деятельность эвакуированного населения Литовской ССР в советском тылу в годы Великой Отечественной войны. Вильнюс, 1971, с. 8-9.

[26] Удрис А. В. Деятельность эвакуированного населения Латвийской ССР в со­ветском тылу в период Великой Отечественной войны. — Рига, Авт. дисс. 1972. - С. 10,13, 15, 26.

[27] Пурге С. Деятельность эвакуированного населения Эстонской ССР в советском тылу в годы Великой Отечественной войны (1941-1945). Таллин, Авт. дис.(1967 - С. 9-13, 16).

[28] Трудящиеся Белоруссии фронту. — Минск, 1972. с. 22,24.

[29] Олехнович Г.И. Трудовой подвиг трудящихся Белоруссии в советском тылу в годы Великой Отечественной войны (1941-1943 гг.). — Минск, 1966. С. 8.

[30] Эшелоны идут на Восток... С. 20.

[31] Очерки истории Московской организации КПСС (1883-1965 гг.). — М. 1967. С. 570.

[32] См.: Э. Морисон. Битва за Атлантику. - М., 1956. с. 4.

[33] См.: Г.С. Кравченко. Военная экономика СССР 1941—1945 гг. М., 1963, с. 389

[34] См.: Поражение Германского империализма во второй мировой войне. Статьи и документы. М., I960, с. 86; Г.К. Кравченко. Во­енная экономика СССР 1941-1945 гг., с. 382-393

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:08:02 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
22:33:46 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Россия и мировые войны: уроки и итоги

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150984)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru