Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Причины поражений РККА на Ленинградском фронте в 1941-1943 гг.

Название: Причины поражений РККА на Ленинградском фронте в 1941-1943 гг.
Раздел: Рефераты по истории
Тип: курсовая работа Добавлен 04:23:35 05 августа 2010 Похожие работы
Просмотров: 833 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Курсовая работа

на тему: “Причины поражений РККА на Ленинградском фронте в 1941-1943 гг. “

Автор: Склемин М.Н.

г. Орск

2007 г.

Введение

Актуальность исследования В истории ВОВ Ленинградская битва играет важную роль. От положения на северо-западном направлении зависел исход войны. Учитывая огромное политическое, экономическое и стратегическое значение Ленинграда, крупнейшего индустриального и морского порта СССР гитлеровское командование придавало исключительное значение. В истории блокады Ленинграда существует немало неисследованных вопросов.

Объектом исследования является Военные действия 1941- 1943 гг. на северо-западном направлении немецкой группы армий «Север», Блокирование Ленинграда попытки и прорыв блокады. А так же оборонительные и наступательные действия Советских войск против группы армий «Север» и финских войск.

Цель исследования Заключалась в теоретическом обосновании причин блокирования Ленинграда и неудач Советских войск на северо-западном направлении в 1941-1943 гг. Достижение этой цели требовало решение следующих задач:

Раскрытие причин быстрого продвижения немецких войск к Ленинграду и как следствие его окружения.

Выяснение хода и результатов мобилизации и обороны города.

Анализ неудач Советских войск в попытках прорыва блокады.

Гипотезой исследования Блокирование и провалы действий по деблокаде Ленинграда как результат неподготовленности советской армии к ведению современных военных действий, несовершенства вооружения, недостаточной подготовки командного состава, недальновидности и халатности высшего руководства страны.

Блокада Ленинграда охватывает период с 23 июня 1941 г.- начало наступления группы армий «Север» на Ленинград, по 30 января 1944 г.- когда блокада Ленинграда была окончательно снята.

- с 23 июня по 1 июля 1941 г. Начало боевых действий под Ленинградом. Захват немецкими войсками Прибалтики. Мобилизация Ленинграда.

- со 2 июля по 8 сентября 1941 г. Стремительное наступление немецких и финских войск. Окружение Ленинграда. Оборона города.

- 29 сентября 1941 г. Контрудар Советских войск в направлении Красное село.

- с 16 октября - 16 декабря 1941 г. Штурм Ленинграда немецкими войсками.

- 9 декабря 1941 г. Контрнаступление Советских войск. Освобождение Тихвина.

- с 13 января по 25 июня 1942 г. «Любаньская» операция по прорыву блокады. Неудачи Советских войск. Трагедия 2-ой ударной.

- с 19 августа по 30 сентября 1942 г. «Синявинская» операция по прорыву блокады. Захват Советскими войсками оперативной инициативы на северо-западном направлении.

- с 12 по 19 января 1943 г. Операция «Искра». Прорыв Блокады Ленинграда.

Теоретическое исследование проводилось на основе анализа Советских и зарубежных источников, а так же произведений современных российских историков.

Основу исследования темы «Блокада Ленинграда» составили: Сборник архивных материалов Министерства Обороны СССР, монографии Советских военных историков освещавших историю ВОВ и Битву за Ленинград: Бычевский Б.В. «Город-фронт», Манаков Н.А. « В кольце блокады», Михайлов В.В «Ленинград. Героическая оборона» и другие, где авторы однозначно считают, что вина в трагедии Ленинграда лежит на немецко-фашистских преступниках и вины Советского командования в этом нет. Советский Союз как мирное государство необоснованно подвергся агрессии империалистов. (Как тут не вспомнить Финскую войну)

Участники Битвы за Ленинград: Мерецков К.А. «Неколебимо как Россия», «На службе народу», Трибуц В.Ф. «Краснознаменный Балтийский флот в битве за Ленинград в 1941—1944 годы.»в своих мемуарах напротив подчеркивают несостоятельность Советского командования, преступную халатность, карьеризм высших административных и командных чинов, (Жданов, Кулик, Хозин, Власов) тем самым возлагая ответственность за блокирование, голод, поражения.

С ними согласны и современные российские историки А. Ваксберг «Тайна октября 1941 г.», Д. Жеребов «Ленинградская битва» когда в июле-августе в самый ответственный для нашей страны момент по сфабрикованному («автор»Шварцман – кровавый палач Берии) новому делу военных был арестован «цвет» высшего комсостава, во главе с Мерецковым К.А.(многих из них впоследствии расстреляли). В то время как враг штурмовал Ленинград.

Так же в работе были использованы монографии известных военных теоретиков, бывших офицеров вермахта: К.Типпельскирха «История второй мировой войны 1939 — 1945 г.» и Э. Манштейна. «Утерянные победы.» В которых авторы не касаясь моральной стороны вопроса, наиболее широко и беспристрастно(среди западных историков)осветили боевые действия на восточном фронте. При этом Типпельскирх отметил героизм и мужество русского солдата, а так же простых жителей Ленинграда, хотя давшим этому нескольку иную интерпретацию.(приписав все фанатизму и страху) В целом мнения немецких генералов сводятся в обвинении Гитлера в провале операции по захвату Ленинграда.

До сих пор многие архивы еще не рассекречены, еще остаются «белые пятна» в истории Ленинградской блокады, но мы надеемся, что на основе настоящих материалов попытаться наиболее полно осветить тему работы.

На рассвете 22 июня 1941 года фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. Вражеская авиация подвергла бомбардировке многие крупные города и порты, аэродромы и военно-морские базы, летние лагеря и казармы войск, железнодорожные узлы. Немецко-фашистские сухопутные войска вторглись в пределы Советской Страны. Советский Союз вступил в смертельную схватку со злейшим врагом человечества - фашизмом. Претенденты на мировое господство Германские империалисты ставили перед собой цель разгромить Советские Вооруженные Силы, стереть с лица земли Советское государство, истребить миллионы людей, а оставшихся в живых превратить в рабов.

Естественно, основным объектом своего наступления гитлеровцы намечали столицу Советского государства - Москву. Но помимо нее руководители фашисткой Германии намечали захват таких городов как Ленинград, Кронштадт и Мурманской железной дороги. Они полагали, что захват этих объектов повлечет за собой потерю Советским союзом Прибалтики и Крайнего Севера, приведет к гибели Балтийского флота. Гитлеровцы рассчитывали также захватить наиболее удобные морские и сухопутные коммуникации для снабжения групп армии "Север" и "Центр" и выгодный исходный район для удара в тыл войскам Красной Армии, прикрывавшим Москву.

Учитывая огромное политическое, экономическое и стратегическое значение Ленинграда, они предполагали сначала овладеть этим городом. Захвату этого крупнейшего индустриального и морского порта СССР гитлеровское командование придавало исключительное значение. Овладение городом на Неве давало фашисткой Германии ряд преимуществ политическом, экономическом и моральном отношениях. С точки зрения политической и военно-стратегической взятие Ленинграда и соединение с финскими войсками могло еще больше укрепить гитлеровскую коалицию, заставить правительства некоторых других стран, которые еще колебались вступить в войну против СССР. Быстрый захват Ленинграда позволил бы Гитлеру высвободить действующие там германские войска, все танковые и моторизованные соединения, входившие в состав 4-й танковой группы, необходимые для успешного осуществления операции "Тайфун" (кодовое название операции по захвату Москвы).

В морально-психологическом плане захват города на Неве нужен был фашистскому командованию для поднятия духа своей армии, населения Германии и союзных с ней государств, чтобы поддержать их веру в реальность планов войны против Советского Союза. Для нас потеря Ленинграда во всех отношениях была бы серьезным осложнением стратегической обстановки. В случае захвата города врагом и соединения здесь германских и финских войск нам пришлось бы создавать новый фронт, чтобы оборонять Москву с Севера, и израсходовать при этом стратегические резервы, которые готовились Ставкой для защиты столицы.

Кроме того, мы неизбежно потеряли бы мощный Балтийский флот. Главной немецкой группировке, наступившей из района Варшавы на московском направлении, предстояло раздробить советские войска в Белоруссии и создать предпосылки «для поворота мощных частей подвижных войск на север, с тем чтобы во взаимодействии с северной группой армий, наступающей из Восточной Пруссии в общем направлении на Ленинград, уничтожить силы противника, действующие в Прибалтике. Лишь после выполнения этой неотложной задачи, за которой должен последовать захват Ленинграда и Кронштадта, следует приступить к операциям по взятию Москвы»

С захватом Ленинграда фашистское командование связывало возможность овладеть наиболее удобными морскими и сухопутными путями для снабжения войск, действовавших севернее Припятских болот. Оно рассчитывало также приобрести выгодный плацдарм для нанесения левофланговыми армиями, в сочетании с фронтальным наступлением через Смоленск, удара по Москве через Новгород, Калинин. Но не только часто военные цели толкали гитлеровцев на быстрейший захват Ленинграда. Гитлер неоднократно заявлял, что с потерей Ленинграда Советским Союзом "будет утрачен один из символов революции, являвшийся наиболее важным для русского народа на протяжении последних 24 лет, и ... дух славянского народа в результате тяжелого воздействия боев будет серьезно подорван, а с падением Ленинграда может наступить полная катастрофа".


1 Наступление группы армии «Север» в 1941 г. на Ленинградском направлении и противодействие РККА немецким войскам. Блокирование Ленинграда

Для наступления на Ленинград через Прибалтику выделялась группа армий «Север» (16-я и 18-я армии, 4-я танковая группа, 1-й воздушный флот); в первоначальном ударе по войскам Прибалтийского Особого военного округа должна была участвовать и часть сил группы армий «Центр» (3-я танковая группа и основные силы 9-й армии). Вся эта группировка имела 42 дивизии, в том числе 7 танковых и 6 моторизованных; в ее составе насчитывалось около 725 тысяч солдат и офицеров, более 13 тысяч орудий и минометов, около 1500 танков, 1070 самолетов. [15;13] Кроме того, на ленинградском направлении должны были наступать финские войска, на которые возлагалась задача «возможно быстрее захватить полуостров Ханко и прикрыть развертывание немецких войск в Северной Финляндии, атаковать не позже того момента, когда войсками группы армий «Север» будет форсирована р. Двина, советские войска на юго-восточном участке финского фронта, нанести главный удар восточнее или западнее Ладожского озера, как этого потребует ОКХ (скорее всего на участке восточнее Ладожского озера), и поддержать войска группы армий «Север» при уничтожении ею противника» Таким образом, вражеское командование намеревалось захватить Ленинград комбинированным ударом: с северо-запада — финскими войсками, с юга и юго-востока — силами немецкой группы армий «Север».[7;167-168] Так как немецкая группировка не была достаточна сильна на этом направлении, потребовалось координирование действий.

Предполагалось, что группа армий «Север» уничтожит силы советских войск в Прибалтике и, захватив балтийские порты, а затем Ленинград и Кронштадт, лишит Балтийский флот его баз. Имелась также в виду своевременная поддержка подвижных соединений группы армий «Центр», наступающих вначале на Смоленск. Группа армий «Север» стремилась прежде всего продвинуться вперед подвижными соединениями сильного правого крыла, чтобы как можно скорее достигнуть района Опочки, воспрепятствовать отходу русских войск из Прибалтики и создать предпосылку для последующего быстрого наступления на Ленинград.

Леебу поручалось уничтожить части Советской Армии, расположенные в Прибалтике, и форсированно развивать наступление через Двинск, Псков, Лугу, захватить все военно-морские базы на Балтийском море и к 21 июля овладеть Ленинградом. Преисполненный желанием оправдать «высокое доверие», Лееб с большим усердием приступил к выполнению ответственной части плана Барбаросса».

22 июня враг обрушился на части прикрытия 8-й и 11-й советских армий. Удар был настолько мощным, что вскоре наши войсковые соединения потеряли связь со штабами своих армий. Силы наступающего врага были так значительны, что, несмотря на храбрость и стойкость советских воинов, разрозненные части не смогли остановить фашистские полчища. К исходу первого дня войны соединения вражеской 4-й танковой группы прорвали линию обороны и бросились вперед.

С первого дня войны Прибалтийский военный округ был преобразован в Северо-Западный фронт, который имел в своем составе 13 стрелковых, 2 мотострелковые и 4 танковые дивизии. По количеству войск силы Северо-Западного фронта были меньше наступающей группировки Лееба, кроме того, немцы имели превосходство в танках, автоматах и особенно в авиации. Но главное преимущество врага состояло в том, что он имел возможность наносить удары нашим войскам по частям, пользуясь тем, что советские дивизии были разбросаны и находились далеко от границы. [15;30] С эти можно категорически не согласится если бы войска находились далеко от границы, то обладали бы свободой оперативного маневра, что в свою очередь не повлекло за собой окружения больших Советских группировок в начале войны.

Строительство Либавского, Шауляйского и других укрепрайонов не было закончено к моменту нападения гитлеровских полчищ. Против концентрированных сил противника вначале сражались части прикрытия Северо-Западного фронта, потом моточасти, затем резервы, которые подходили на пятые—седьмые сутки с начала войны с дальних мест своего расположения.

При такой дислокации наших частей немецко-фашистские войска имели явное превосходство в силах и одерживали победы, хотя и несли при этом тяжелые потери.

Действия советских войск осложнялись еще тем, что дороги оказались забитыми огромными людскими толпами. Строительные рабочие укрепполосы (более 80 тысяч человек) и беженцы из приграничных районов двинулись в глубь страны, преграждая путь войсковым соединениям.

Через несколько дней войска фон Лееба, захватив Литву и Латвию, вступили в пределы Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. Передовые моторизованные части устремились к Пскову. Действия вражеских полевых войск активно поддерживал 1-й воздушный флот, имевший 760 боевых самолетов. С севера на Ленинград наступали через Карельский перешеек финские войска в составе 7 пехотных дивизий.

10 июля танковые части противника, прорвав фронт 11-й армии к югу от Пскова, широким потоком двигались к Луге. До Ленинграда оставалось 180—200 километров; при том стремительном темпе продвижения, который немцам удалось взять с первых дней войны, им требовалось 9—10 дней, чтобы подойти к стенам города. Силы противника на 10 июля еще намного превосходили боевую мощь нашего Северо-Западного фронта. Лееб располагал 23 дивизиями, общая численность его войск составляла 340 тысяч солдат и офицеров. Он имел более 6000 орудий и минометов, 326 танков и большое число самолетов. Противнику противостояло не более 150 тысяч советских бойцов. В тылу наших войск к этому времени не было хорошо подготовленных оборонительных рубежей.[12;24] Да это действительно так, в 1936-39 гг. по старой русской границе проходила сеть мощных оборонительных сооружений (т.н. Линия Сталина, построенная Карбышевым), но по «каким то причинам» в августе 1939 года она была полностью уничтожена.

Строительство Лужской оборонительной полосы было далеко не закончено. Положение создалось чрезвычайно опасное.

Таким образом, к 10 июля 1941 года советские войска на Северо-Западном направлении отступили на 500 километров и оставили почти всю Прибалтику. Корабли Краснознаменного Балтийского флота вынуждены были перебазироваться из Лиепаи (Либава) и Вентспилса (Виндава) в Таллинн, прикрывая приморский фланг сухопутных войск и не допуская морских сил врага в Финский залив. Немецко-фашистские войска вторглись в пределы Ленинградской области.

Ставка Главного Командования Советских Вооруженных Сил, учитывая большие потери войск Северо-Западного фронта, отсутствие резервов для их усиления и создавшуюся в связи с этим угрозу прорыва противника к Луге, решила привлечь к боевым действиям против группы армий «Север» Северный фронт.

4 июля Военный совет Северного фронта получил приказ «немедленно занять рубеж обороны на фронте Нарва, Луга, Старая Русса, Боровичи». А на следующий день поступило указание — для прикрытия Ленинграда и важнейших направлений с юго-запада и юга «построить оборонительный рубеж на фронте Кингисепп, Толмачево, Огорели, Бабино, Кириши и далее по западному берегу р. Волхов. Отсечную позицию — на рубеже Луга, Шимск». [1;ф. 48А, оп. 1554, д. 9, лл. 165—177] В итоге укреплениями Лужской оборонительной полосой более эффективно воспользовались немцы при осаде города, т.к. Красная Армия не сумела закрепиться на этих рубежах на время необходимое для окончательной постройки оборонительной линии.

Военный совет Северного фронта— командующий генерал-лейтенант М. М. Попов, члены Военного совета корпусной комиссар Н. Н. Климентьев, А. А. Кузнецов, Т. Ф. Штыков, начальник штаба генерал-майор Д. Н. Никишов совместно с руководителями Ленинградской партийной Организации еще в первые дни войны разработали план строительства Лужской оборонительной полосы, Красногвардейского и Слуцко-Колпинского укрепленных районов, внешнего обвода и внутреннего пояса обороны Ленинграда.

Лужская оборонительная полоса протяжением свыше 250 километров начиналась у Финского залива и шла па юго-восток по северному берегу рек Луга, Мшага, Шелонь до озера Ильмень. Для обороны этой полосы в соответствии с указанием Ставки была создана Лужская оперативная группа войск под командованием генерал-лейтенанта К. П. Пядышева. К началу боевых действий частей группы в ее состав входили 177-я и 191-я стрелковые дивизии, 1-я и 2-я дивизии ленинградского народного ополчения, ленинградские пехотное и стрелково-пулеметное училища, 1-я отдельная горнострелковая бригада и 41-й стрелковый корпус, переданный из 11-й армии Северо-Западного фронта. Стрелковые дивизии успели занять оборону до подхода противника, дивизии народного ополчения вступали в бой частями, с ходу.

В целях более оперативного руководства боевыми действиями и координации усилий Северо-Западного и Северного фронтов, Балтийского и Северного флотов Государственный Комитет Обороны 10 июля 1941 года образовал главнокомандование Северо-Западного направления. Главнокомандующим был назначен Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов, членом Военного совета — секретарь ЦК ВКП(б), Ленинградских обкома и горкома партии А. А. Жданов, начальником штаба — генерал-майор М. В. Захаров.

10 июля 4-я танковая группа противника, не ожидая подхода пехотных частей 18-й и 16-й армий, с рубежа рек Великая и Череха возобновила наступление на Ленинград и Новгород. На лужском направлении вдоль шоссе Псков — Луга наступал 41-й, на новгородском — 56-й моторизованные корпуса.

41-й моторизованный корпус врага достиг реки Плюсса, где встретил упорное сопротивление отошедших частей Северо-Западного фронта и передовых отрядов Лужской оперативной группы. Многие деревни, важные опорные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки.

Существенную помошь наземным войскам оказывала авиация. За 11 и 12 июля летчики уничтожили 60 танков и около 100 автомашин с мотопехотой противника.[25;69] Что характерно нет данных о воздушных боях, не потому ли, что Советские летчики не были обучены воздушному бою, а только бомбардировке объектов.

Не сумев пробиться к городу Луга, 41-й моторизованный корпус врага развернулся на северо-запад и двинулся в сторону Кингисеппа. 14 июля он достиг в этом районе реки Луга, форсировал ее и захватил на правом берегу два плацдарма: один — у деревень Ивановское, Поречье, другой — западнее Большого Сабска.

В смертельную схватку с врагом на плацдарме Ивановское, Поречье вступили только что прибывшие 2-я дивизия народного ополчения полковника Н. С. Угрюмова и танковый батальон Бронетанковых курсов усовершенствования командного состава. На плацдарме в районе Большого Сабска мужественно сражались командиры и курсанты Ленинградского Краснознаменного пехотного училища имени С. М. Кирова, которым командовал полковник Г. В. Мухин. Не менее напряженные события развернулись на новгородском направлении, где наступал 56-й моторизованный корпус противника. 13 июля передовые части корпуса захватили Сольцы, а на следующий день вышли в районе Шимска к реке Мшага — на левый фланг Лужской оперативной группы. Создалась реальная угроза прорыва врага к Новгороду, а затем и к Ленинграду.

Оба корпуса 4-й танковой группы вклинились глубоко в расположение советских войск после того, как они преодолели старую русскую границу и достигли района Пскова. Правый корпус 15 июля стоял в районе Сольцы юго-западнее озера Ильмень, левый корпус, продвигаясь вдоль восточной оконечности Чудского озера, достиг своими передовыми отрядами уже в тот же день нижнего течения реки Луга в районе юго-восточнее Нарвы.

Главнокомандующий Северо-Западным направлением усилил 11-ю армию и приказал ей нанести контрудар по прорвавшемуся врагу. В результате контрудара, осуществленного в период 14—18 июля в районе Сольцы, 56-й моторизованный корпус противника понес большие потери, а 8-я танковая дивизия, отрезанная от главных сил, лишь ценою огромных потерь прорвалась из кольца окружения. Вклинившийся противник был разгромлен, а его остатки отброшены на 40 километров в юго-западном направлении.

Бедственное положение соединений 4-й танковой группы врага, оторвавшихся от пехоты и потерявших к тому времени до половины материальной части, вынудило Гитлера отдать 19 июля приказ: « Продвижение в направлении Ленинграда возобновить лишь после того, как 18-я армия войдет в соприкосновение с 4-й танковой группой, а ее восточный фланг будет обеспечен силами 16-й армии».[7;255] Это был весьма логичный приказ, в противном случае немцы получили бы окруженную 4-ю танковую армию. Танковые и моторизованные дивизии врага почти двадцать дней вынуждены были топтаться на рубеже рек Луга и Мшага и ждать подхода отставшей пехоты, чтобы совместно с нею возобновить наступление.

Правое крыло группы армий «Север» во время наступления на Ленинград обеспечивали правофланговые корпуса 16-й армии. К 10 августа они, нередко после чрезвычайно ожесточенных боев, продвинулись до города Холм. Севернее, захватив в результате многодневной упорной борьбы Старую Руссу, немецкие войска вышли к реке Ловать в месте ее впадения в озеро Ильмень. Одновременно левый фланг 16-й армии и продвигавшаяся за ним 18-я армия в районе между озером Ильмень и Чудским озером отбросили оборонявшиеся передними крупные силы советских войск в район, которого уже в середине июля достигла 4-я танковая группа. Теперь немецкие войска стояли северо-западнее озера Ильмень и у реки Луга перед упорно обороняющимся противником.

Так тщательно спланированный рывок гитлеровцев к Ленинграду был приостановлен активными действиями войск Северо-Западного и Северного фронтов.

В двадцатых числах июля 1941 года на всем советско-германском фронте шли ожесточенные бои. Немецко-фашистские войска так и не добились решающего успеха. План молниеносной войны рушился.

У Гитлера имелись все основания быть недовольным положением дел на северо-западном стратегическом направлении. Причину несвоевременного осуществления своих стратегических замыслов фюрер видел не в героическом сопротивлении советских войск, а в нераспорядительности подчиненных. Желая выправить положение, он в двадцатых числах июля 1941 года сам посетил группу армий «Север». Наведя, как ему казалось, порядок в войсках, 30 июля Гитлер подписал директиву № 34, в которой группе армий «Севера предписывалось «продолжать наступление в направлении Ленинграда, нанося главный удар между озером Ильмень и Нарвой с целью окружить Ленинград и установить связь с финской армией». [7;269] Гитлер знал, что дальнейшее продвижение на северо-западном направление просто невозможно без взятия Ленинграда поэтому для продолжения наступательных действий, а также для облегчения положения финской армии необходимо было окружение Ленинграда в ближайшее время.

Однако использование подвижных соединений 3-й танковой группы для глубокого обхода Ленинграда по Валдайской возвышенности оказалось невозможным из-за огромных потерь, которые понесли войска группы армий «Центр» в ходе начавшегося 10 июля Смоленского сражения. Вражеское командование вынуждено было отдать приказ не вводить 3-ю танковую группу в сражение «до тех пор, пока не будет полностью восстановлена боеспособность и готовность к действиям танковых соединений».

Тем не менее, войска противника, предназначенные для возобновления наступления на Ленинград, превосходили советские войска в 1,5 раза по пехоте, в 2 раза по артиллерии и танкам. [18;56] Что так же не совсем соответствовало истине, просто Советские данные касаются только новейших вооружений превосходящих немецкие образцы, в действительности соотношение было практически одинаковым. На направлениях главных ударов превосходство в силах и средствах было подавляющим. Так, например, на кингисеппском участке фронта танковые силы врага превосходили наши в 15 раз. Авиация 1-го немецкого воздушного флота, усиленная 8-м корпусом пикирующих бомбардировщиков, полностью господствовала в воздухе.

Для решающего наступления па Ленинград противник создал три ударные группировки.

Северная группировка в составе двух танковых, одной моторизованной и двух пехотных дивизий (одна из них действовала па широком фронте от устья реки Плюсса до Чудского озера) 41-го моторизованного и 38-го армейского корпусов 4-й танковой группы должна была наносить удар с плацдармов в районе Ивановское, Большой Сабск и развивать наступление на Красногвардейск (Гатчина), а затем на Ленинград.

Две пехотные и одна моторизованная дивизии 56-го моторизованного корпуса 4-й танковой группы составляли лужскую ударную группировку. Она нацеливалась для наступления вдоль шоссе Луга — Ленинград. Здесь же противник предполагал ввести в сражение и резервную 8-ю танковую дивизию.

Южнее, на новгородско-чудовском направлении, развернулись шесть пехотных и одна моторизованная дивизии 1-го и 28-го армейских корпусов 16-й армии. Им предстояло обойти Ленинград с востока, перерезать все железные и шоссейные дороги, связывающие его со страной, и, соединившись с финскими войсками, блокировать город.

Пять дивизий 18-й армии получили приказ сломить сопротивление нашей 8-й армии, занять Эстонию и после этого начать выдвигаться в направлении Ленинграда.

Одновременно должны были возобновить наступление две группы финских войск: одна — на Карельском, другая — на Онежско-Ладожском перешейках. Им ставилась задача перерезать коммуникации, связывающие Ленинград с севером и северо-востоком страны, соединиться с гитлеровскими войсками, действовавшими на новгородско-чудовском направлении, и совместно с ними полностью окружить Ленинград.

Гитлер стремился не просто захватить его, а уничтожить, стереть с лица земли, истребить его население. Генерал Гальдер еще 8 июля 1941 года записал в своем дневнике: «Фюрер категорически подчеркивает, что он намерен сровнять Москву и Ленинград с землей. Это, по его словам, можно начать осуществлять с помощью авиации...» [24;75] Своей целью Гитлер ставил уничтожение городов, как военно-стратегических объектов дабы парализовать Советскую военную промышленность.

Во второй половине июля вражеские бомбардировщики перебазировались на ближние к Ленинграду аэродромы и начали систематические налеты на город.

Мужественно встретили воздушного врага летчики- истребители, зенитчики, вносовцы (Воины постов ВНОС (воздушное наблюдение, оповещение, связь)) и прожектористы войск противовоздушной обороны Ленинграда. За июль — август 1941 года фашисты совершили 17 групповых налетов на Ленинград. Однако из 1614 самолетов, которые держали курс на город, прорвались лишь 28 бомбардировщиков. За это время летчики и зенитчики войск ПВО сбили 232 самолета противника. [5;67] Что так же говорит о том что авиация и ПВО находились на очень высоком уровне, истребитель И-16, и штурмовик Ил-2 не имели аналогов в мире.

Первыми возобновили наступление на Ленинград финские войска. 31 июля юго-восточная армия нанесла удар на Карельском перешейке. 23-я советская армия, понесшая значительные потери, к 1 сентября была отведена на рубеж Карельского укрепленного района, проходившего по линии государственной границы 1939 года. Около 40 тысяч советских воинов, прижатых врагом в районах Сортавалы, Кексгольма, Койнисто к побережью Ладожского озера и Финского залива, были эвакуированы в Ленинград на кораблях Ладожской военной флотилии и Краснознаменного Балтийского флота. Несмотря на настойчивые требования Маннергейма продолжать наступление, финские войска так и не сумели преодолеть оборону советских войск по старой государственной границе. Фронт здесь стабилизировался вплоть до июня 1944 года.

Главные события развернулись на южных подступах к Ленинграду, где в августе — сентябре 1941 года сложилась наиболее трудная обстановка.

Утром 8 августа с плацдармов у Ивановское и Большого Сабска в наступление перешла северная группировка 4-й танковой группы противника. Несколько дней сдерживали яростный удар воины 90-й стрелковой дивизии, 2, 4 и 1-й гвардейской дивизий народного ополчения, курсанты Ленинградского Краснознаменного пехотного училища имени С. М. Кирова, моряки-балтийцы, танкисты и артиллеристы.

Активную поддержку наземным войскам оказывала авиация. Только 10 августа ленинградские летчики в условиях подавляющего превосходства воздушного противника произвели 803 самолето-вылета и сбросили на наступавших более 1400 бомб. В первый же день наступления противник потерял в воздушных боях 24 самолета. [1;ф. 217, оп. 269391, д. 36, л. 179] Отсюда так же видно несомненное превосходство в воздухе Советской авиации.

Немецко-фашистские войска несли большие потери. Лишь вводом в сражение резервной 8-й танковой дивизии врагу удалось 13 августа овладеть станцией Молосковицы и перерезать железную дорогу Ленинград — Кингисепп. Создалась реальная угроза окружения советских войск в районе Кингисеппа и части сил 8-й армии, отступавшей из Эстонии, В этих условиях советское командование отвело войска 8-й армии из-под Нарвы на рубеж Копорский залив, Ропша под прикрытие береговой и корабельной артиллерии Краснознаменного Балтийского флота; войска, оборонявшиеся под Кингисеппом, отошли к Красногвардейску.

10 августа после мощной артиллерийской подготовки началось наступление противника на Лугу. Несмотря на огромные потери, вражеским войскам так и не удалось преодолеть сопротивление 177-й стрелковой и 24-й танковой дивизий, поддержанных огнем Особой артиллерийской группы полковника Г. Ф. Одинцова. Наступление гитлеровцев, стремившихся через Лугу прорваться к Ленинграду, было приостановлено.

Южная ударная группировка из состава 16-й полевой армии противника, используя почти трехкратное превосходство в силах над 48-й советской армией и мощную поддержку 8-го авиационного корпуса пикирующих бомбардировщиков, 12 августа прорвала нашу оборону в районе Шимска и устремилась к Новгороду и станции Батецкая.

Прорыв гитлеровских войск на флангах Лужской оборонительной полосы, наступление белофиннов на Карельском и Онежско-Ладожском перешейках поставили Северный фронт в крайне тяжелое положение. Войска понесли большие потери, были израсходованы все резервы.

6 августа 1941 года Ставка Верховного Командования из своего резерва передала Северо-Западному фронту 34-ю армию (5 стрелковых и 2 кавалерийские дивизии со средствами усиления) генерал-майора К. М. Качанова и приказала нанести в районе Старой Руссы контрудар по врагу.

[1;ф. 132А оп. 2642, д. 29, л. 42] Только введение дополнительных резервов немцы сумели стабилизировать обстановку.

Утром 12 августа, незадолго до прорыва противником обороны 48-й армии в районе Шимска, 34-я армия и часть сил 11-й армии генерал-лейтенанта В. Н. Морозова нанесли внезапный контрудар. Продвинувшись за два дня на 60 километров, советские войска создали реальную угрозу окружения противника в районе Старой Руссы и разгрома тылов его соединений, наступавших па Новгород. Для парирования удара командующий группой армий «Север» вынужден был перебросить из-под Новгорода и Луги в район Старой Руссы моторизованную дивизию СС «Мертвая голова и 3-ю моторизованную дивизию, а также перенацелить сюда авиацию 8-го корпуса пикирующих бомбардировщиков. Кроме того, гитлеровское командование начало спешно перебрасывать из-под Смоленска на старорусское направление 39-й моторизованный корпус.

Контрудар советских войск значительно ослабил ударную силу врага, наступавшего на Ленинград с юга, и снизил темпы его продвижения. Однако огромное превосходство в силах и средствах давало себя знать. Противник занял станцию Батецкая, ворвался в Новгород. В боях за этот древний русский город отличились воины 28-й танковой дивизии, которой командовал полковник И. Д. Черняховский (впоследствии генерал армии, дважды Герой Советского Союза).

20 августа гитлеровцы заняли станцию Чудово и перерезали Октябрьскую железную дорогу, связывающую Ленинград с Москвой. Дивизии 16-й армии получили возможность из района Чудово развивать наступление на Ленинград с юго-востока, а также к Ладожскому озеру для соединения с финскими войсками.

В то же время соединения 18-й армии и 4-й танковой группы противника настойчиво рвались к Ленинграду с юго-запада и юга. Три вражеские дивизии вышли к шоссе Ленинград — Нарва; две танковые дивизии 19 августа вступили в бой с передовыми отрядами войск Красногвардейского укрепленного района.

Мужественно сражались части 1-й Краснознаменной танковой дивизии, которой командовал Герой Советского Союза генерал-майор В. Я. Баранов.

За два дня ожесточенных боев противнику удалось только проникнуть к внешнему оборонительному обводу Красногвардейского укрепленного района; все ноны тки ворваться в город или обойти его с юго-востока были отражены частями 2-й гвардейской дивизии народного ополчения. Тогда подвижные отряды врага устремились к Сиверской, пытаясь перерезать железную дорогу Красногвардейск — Луга.

Ленинград оказался в огромном полукольце, фланги которого упирались в Копорский залив и Чудово. Над Ленинградом нависла непосредственная угроза вторжения вражеских войск.

[1; ф. 217, оп. 347815, д. 6, лл. 102—106] Такая ситуация сложилась исключительно благодаря ошибкам Советского командования, отсутствием стратегической инициативы у командиров соединений.

В это время в бассейне Балтийского моря происходили важные события, непосредственно связанные с обороной Ленинграда. Героические защитники Таллинна, островов Моонзундского архипелага, полуострова Ханко надолго сковали часть войск противника, предназначенных для наступления на Ленинград, и обеспечили эвакуацию в Кронштадт и Ленинград главных сил Краснознаменного Балтийского флота (командующий вице-адмирал

В. Ф. Трибуц, член Военного совета дивизионный комиссар Н. К. Смирнов, начальник штаба контр-адмирал 10. А. Пантелеев).

22 августа развернулись бои па приморском направлении. Части 8-й армии, отражая яростные атаки врага, медленно отходили на север к Копорье. Противнику удалось прорваться между Стрельной и Урицком к Финскому заливу и отрезать войска 8-й армии от основных сил фронта. Но сбросить их в залив с небольшого участка юго-западнее Ораниенбаума гитлеровцы не смогли. При мощной огневой поддержке фортов Красная Горка и Серая Лошадь, береговой и корабельной артиллерии Балтийского флота был удержан приморский плацдарм, сыгравший важную роль в обороне Ленинграда и в последующих действиях по его деблокаде.

Усложнилась обстановка юго-восточнее Ленинграда. Овладев станцией Чудово, немецко-фашистские войска сломили сопротивление малочисленной 48-й армии к 25 августа устремились вдоль железной дороги в шоссе Москва — Ленинград, рассчитывая с ходу ворваться в город с этого направления. Часть сил нанесла удар в сторону Волхова и Мги, стремясь изолировать Ленинград с востока, В тот же день противник захватил Любань, а 29 августа вышел к Колпино. До Ленинграда оставались считанные километры.

Командование Ленинградского фронта вынуждено было перебросить под Колпино из района Красногвардейска 4-ю дивизию народного ополчения полковника П. И. Радыгина, а также 168-ю стрелковую дивизию, только что эвакуированную с северного побережья Ладожского озера. На защиту родного города грудью встали рабочие Ижорского завода, которых возглавили председатель исполкома райсовета А. В. Анисимов и майор Г. В. Водопьянов. 168-я дивизия одним полком прикрыла западный берег Ижоры южнее Колпино, а двумя полками нанесла встречный удар по врагу в направлении Ульяновки. Как и в боях под Сортавалой, бойцы и командиры сражались под Колпино мужественно, стремительно атаковали противника, выбили его из нескольких населенных пунктов и освободили Красный Бор.

Целый месяц днем и ночью не смолкал гул сражения под Колпино, в районах Красного Бора и Ново-Лисина. Командир 28-го армейского корпуса противника бросил в атаку крупные силы пехоты и танков. Сотни самолетов волна за волной обрушивали свой смертоносный груз на боевые порядки советских войск. Наши стрелковые части, пропустив танки, сосредоточивали огонь по наступавшей за ними пехоте, а с танками в глубине обороны расправлялась противотанковая артиллерия. Усилия советских воинов увенчались успехом. Обескровленный враг 25 сентября вынужден был перейти к обороне.

С захватом противником Чудово и Любани в нашей обороне севернее и северо-восточнее Октябрьской железной дороги образовалась брешь. Туда устремились части 39-го немецкого моторизованного корпуса, которым было приказано перерезать в районах Киришей, Волхова, Мги последние железные дороги, связывавшие Ленинград со страной, и соединиться с финскими войсками.

В сторону Мги наступала 20-я моторизованная дивизия врага. Захватив 30 августа этот населенный пункт, она вынуждена была в течение шести дней вести упорные бои с усиленной танками и артиллерией 1-й дивизией НКВД полковника С. И. Донскова и подразделениями горнострелковой бригады, поддержанными с Невы огнем крейсера «Максим Горький», эсминцев «Строгий» и «Стройный». Лишь вводом в бой дополнительных сил и при мощной поддержке с воздуха врагу удалось сломить сопротивление советских войск, выйти на южное побережье Ладожского озера и 8 сентября захватить Шлиссельбург. Ленинград оказался блокированным с суши.

Части Лужской оперативной группы были окружены в районе станций Сиверская, Мшинская, Новинка. Отдельные отряды во главе с генерал-майором А. Н. Астапиным, полковниками А. Ф. Машошиным, А. Г. Родиным,

С. В. Рогинским и Г. Ф. Одинцовым, с непрерывными боями пройдя сотни километров в тылу врага по лесам и болотам, пробились к своим войскам.

[12; 78] Этого не произошло бы если бы Советские войска своевременно выровняли оборону сократив эти протяженность обороны.

В ходе тяжелых боев группа армий «Север» хотя и нанесла советским войскам значительные потери, а частично и уничтожила его силы в боях южнее и восточнее озера Ильмень, однако решающего оперативного успеха не добилась. Запланированная своевременная поддержка сильными соединениями группы армий «Центр» оказана не была.[21;320] В это время соединения группы «Центр» не могли оказать помощь так как все стратегические резервы были использованы для наступления на Москву.

Независимо от ожидаемого вступления финнов в войну против Советского Союза выдвинувшийся к Кяркенесу (Северная Норвегия) горно-стрелковый корпус генерала Дитля, который в 1940 г. защищал Нарвик, имел задачу с началом войны захватать важный в экономическом отношении район никелевых залежей Петсамо (Печенга), находившийся на финской территории, и защищать его от русских. Затем горно-стрелковый корпус должен был захватить Мурманск, единственный незамерзающий порт русских на Северном Ледовитом океане. 22 июня корпус перешел норвежско-финскую границу и захватил район Печенги, не встретив сопротивления советских войск. 22 июня русские атаковали с воздуха финские военные корабли, произвели со своей базы Ханко обстрел финской территории и в нескольких местах нарушили русско-финскую границу. В это же время немецкие и финские военные корабли минировали Финский залив, а немецкая авиация бомбардировала Ханко. 25 июня русские совершили воздушные налеты на многие населенные пункты, в том числе и на столицу Финляндии Хельсинки. На следующий день финский президент Рюти в выступлении по радио объявил о «вынужденном» состоянии войны между Финляндией и Советским Союзом.

В центральную часть Финляндии был переброшен армейский корпус в составе одной дивизии и нескольких частей войск СС. Ему придали несколько небольших финских частей и поставили задачу захватить Саллу и затем продвигаться на Кандалакшу, чтобы перерезать Мурманскую железную дорогу. Основные силы финской армии были сосредоточены двумя группами на юго-востоке страны, с целью вернуть важные районы, захваченные русскими весной 1940 г., и затем, увязывая свои действия с наступлением немецкой группы армий «Север», продвигаться по обе стороны Ладожского озера.

Наступление с финской территории немецкие и финские войска начали в разное время. 29 июня на Крайнем Севере перешел в наступление горнострелковый корпус. Вначале он быстро продвигался вперед и за несколько дней прошел 30—40 км. Но затем в результате все возрастающего сопротивления советских войск и продвижения по безлюдной каменистой тундре немецкие войска выдохлись. Наступление было остановлено далеко от реки Западная Лица, к которой должен был выйти корпус Дитля. Советские войска высадились в тылу горно-стрелкового корпуса, и против них пришлось направить финский пехотный полк.

Англичане также пришли на помощь своему новому союзнику: самолеты, поднявшиеся с авианосца, бомбардировали Петсамо и важный для снабжения немецких войск порт Киркенес.

7 сентября корпус Дитля возобновил наступление и достиг Западной Лицы. Но до Мурманска все еще оставалось 50 км по прямой. Боевые действия приняли позиционный характер, который до конца войны так и не удалось изменить. Развернувшиеся вскоре на всех фронтах упорные бои потребовали максимального напряжения сил и не позволили достаточно усилить горно-стрелковый корпус. Кроме того, крупные силы немцев можно было бы снабжать только при значительном расширении дорожной сети в Северной Финляндии, а для этого не было ни рабочих рук, ни техники. Таким образом, Мурманск так и не был взят в течение всей войны.

Не меньшими, чем на Крайнем Севере, были трудности, которые пришлось преодолевать при наступлении на Саллу 36-му немецкому корпусу, еще не освоившемуся с этим театром военных действий. Немецкие войска, начавшие здесь наступление 1 июля, должны были продвигаться через огромный лесной массив с многочисленными озерами и болотами. Такая местность благоприятствовала обороне и заставляла часто прибегать к затруднительным и отнимающим много времени обходам, чтобы сломить сопротивление советских войск, потому что фронтальным ударом этого сделать было нельзя. И здесь сначала удалось сравнительно быстро захватить город Салла, превращенный советскими войсками в мощный узел обороны, 7 июля город был атакован пехотными частями при поддержке пикирующих бомбардировщиков и взят. Затем начались трудности. Все же в ходе тяжелых боев в результате медленного продвижения и осуществления ряда охватов и обходов к концу августа немецкие войска уничтожили противостоящие силы советских войск и достигли старой русско-финской границы. В дальнейшем, преодолевая упорное сопротивление использующих выгодные условия местности русских войск, немцы сумели продвинуться еще на 40 км к Кандалакше. Затем наступление немецко-финских войск было окончательно остановлено, и им оставалось только перейти к позиционной борьбе. Не лучше было и положение 3-го финского армейского корпуса, наступавшего на Лоухи и Кемь. Несмотря на все его усилия, он не продвинулся дальше Кестеньги и Ухты.

Основные силы финских войск под командованием фельдмаршала Маннергейма наступали по обе стороны Ладожского озера. На Карельском перешейке действовали 7 пехотных дивизий, а отдельная «Карельская армия», которой командовал начальник генерального штаба, в составе пяти пехотных дивизий, двух егерских бригад и одной кавалерийской бригады, должна была продвигаться севернее Ладожского озера к Онежскому озеру с тем, чтобы впоследствии наступать между озерами к реке Свирь и с этого рубежа принять участие в общем наступлении на Ленинград.

«Карельская армия» начала наступление 10 июля по обе стороны Корписелькя и после ожесточенных боев 21 июля достигла своим правым флангом Салми на восточном берегу Ладожского озера, а в последующие дни—старой русско-финской границы. 26 июля ее левый фланг достиг Петрозаводска на западном берегу Онежского озера. Однако крайне желательный для немцев удар на юг для сковывания русских сил не мог быть предпринят, так как русские продолжали упорно удерживать в тылу финских войск район Суоярви, а также еще оборонялись и на правом фланге у озера Янисьярви. Только в начале сентября русские войска оставили эти позиции.

Очень ожесточенные бои вели русские и на Карельском перешейке, обороняя подступы к Ленинграду. Они держались также на северо-западном берегу Ладожского озера, несмотря на то, что Кексгольм (Кякясалмя) вскоре был занят финнами и коммуникации русских войск были перерезаны. В конце августа финны захватили район, за который зимой шла такая упорная борьба, с особенно важным для них городом Выборгом.

Теперь финские войска стояли по обе стороны Ладожского озера и были готовы вести дальнейшие боевые действия. Окружение Ленинграда, к которому они стремились, и совместные действия восточнее Ладожского озера теперь зависели в значительной степени от успехов немецкой группы армий «Север». Хотя финны и достигли своей цели войны, освободив отнятые у них районы, они были готовы участвовать всеми силами в дальнейших операциях. [21;332] Финская армия вообще была не готова к ведению наступательной войны из-за низкой численности населения. При дальнейших боевых действиях финской нации грозило физическое уничтожение генофонда.

Подвижные соединения группы армий «Север» в начале сентября продвинулись до Невы восточнее Ленинграда. 8 сентября они штурмом взяли Шлиссельбург и таким образом отрезали Ленинград от его юго-восточных коммуникаций. К Ленинграду подошли основные силы 18-й армия, левый фланг 16-й армии прикрывал своего левого соседа у Волхова.

Выход немецких войск к Колпино и Шлиссельбургу, а финских войск к реке Сестра на Карельском перешейке поставил Ленинград в критическое положение.

Обстановка требовала быстроты действий 54-й армии. Немцы за шесть-семь дней после захвата Шлиссельбурга не могли создать прочной обороны на протяжении 40 километров по линии Мга — Шлиссельбург. На это и рассчитывала Ставка, требуя от маршала Кулика как можно быстрее начать наступление на противника. Однако командующий не спешил, ограничивался артиллерийским обстрелом вражеских позиций. Запоздалое и плохо подготовленное наступление 54-й армии кончилось неудачей. Хотя эта армия и сковала значительные силы противника и тем самым облегчила положение наших войск, оборонявшихся на южных подступах к Ленинграду, но задачу Ставки деблокировать Ленинград она не выполнила.

О неоперативности командующего 54-й армией свидетельствуют документы. К. Е. Ворошилов 11 сентября 1941 года направил письмо Кулику: «...Почему Вы ничего не сообщаете о действиях и намерениях 54-й армии, ведь она должна работать в тесном взаимодействии с армиями Ленинградского фронта? Почему не посылаете сводок? Всего этого не понимаю. Так могут вести себя только зарапортовавшиеся люди».

Враг нажимал со всех сторон, каждый час был дорог. Ворошилов и Жданов 12 сентября обратились к начальнику Генштаба Е. М. Шапошникову. В их телеграмме говорилось:

«Командующим Ленфронтом приказано частям стрелковой дивизии НКВД форсировать Неву для захвата Шлиссельбурга во взаимодействии с подходящими с востока частями 54-й армии. Последние же продолжают оставаться на линии Липки — отметка 23,4 и восточнее на два километра озера Синявинское, что исключает возможность начала переправы. Просим срочного приказания Кулику развить удар для отрезания и захвата Шлиссельбурга, учитывая, что одновременно будет организован удар с правого берега Невы, с переправой на участке Шлиссельбург — Марьино, при поддержке Ладожской флотилии».

И опять Г. И. Кулик остался верен себе. Каких-либо крупных действий с его стороны не последовало. Трудно утверждать, что в сентябре 1941 года блокада Ленинграда не была прорвана по вине командования 54-й армии. Но то, что была проявлена медлительность в подготовке наступления этой армии на немецкие позиции, неоспоримо. Маршал артиллерии Н. Н. Воронов, находившийся в то время в Ленинграде как представитель Ставки, «писал, что командование 54-й армии не выполнило поставленной перед ним задачи. Причин неудачи было много, но главная из них, по его мнению, заключалась в том, что мы к тому времени еще не научились воевать». [4;145] Точнее оборонятся так как с 1936 года Советский Ген. Штаб разрабатывал только наступательные операции.

Как бы то ни было, но момент был упущен. Позднее участок Мга — Синявино немцы основательно укрепили; потребовалось долгих шестнадцать месяцев кровопролитной борьбы, чтобы взломать оборону противника и прорвать блокаду.

29 сентября Ставка освободила Г. И. Кулика от командования, а 54-ю армию подчинила Ленинградскому фронту. Эта мера, как показали последующие события, способствовала успешной обороне Ленинграда и нанесению врагу чувствительных ударов.

Вражеское наступление под Ленинградом захлебнулось. Но положение героического города и его вооруженных защитников было исключительно тяжелым. Началась беспримерная в истории блокада.

Таким образом хотя Советские войска северо-западного направления и обладали необходимой стратегической мощью, тем более столкнулись с наиболее слабой группировкой противника, все же не сумели организовать действенную оборону, тем самым поставив под угрозу важный промышленный центр Ленинград. Понеся огромные людские и материальные потери, вражеские войска все же добились определенного успеха. Они полностью захватили Прибалтику, большую часть Ленинградской области, значительную часть советской Карелии, важные военно-морские базы Балтийского флота, вышли к пригородам Ленинграда и блокировали его с суши.

2 Мобилизация Ленинграда и оборона города с сентября 1941 г. по март 1942 г

К этому времени 300-тысячная группа армий «Север» полностью опоясала стальным кольцом Ленинград, войска Ленинградского фронта и Балтийский флот. Лишь узкая полоска водного пространства по Ладожскому озеру связывала осажденный город с Большой землей. Но и эта полоска Ладоги подвергалась непрерывному артиллерийскому и авиационному воздействию врага.

Убедившись, что штурмом Ленинград взять не удастся, не немецкое командование начало планомерную осаду города. 21 сентября в ставке Гитлера были разработаны тезисы доклада «О блокаде Ленинграда», в которых с предельной циничностью говорилось: «...б) сначала мы блокируем Ленинград (герметически) и разрушаем город, если возможно, артиллерией и авиацией...г) остатки «гарнизона крепости» останутся там на зиму. Весной мы проникнем в город... вывезем все, что осталось живое, в глубь России или возьмем в плен, сровняем Ленинград с землей и передадим район севернее Невы Финляндии». [29;86-87] Гитлер решил не тратить напрасно свою армию на штурм города, а планомерной брокадой и артобстрелами уничтожить Ленинград как пункт обороны.

У Верховного Главнокомандования имелись основания быть недовольным военными действиями на Ленфронте. Враг подошел к Ленинграду, окружил его в пытается ворваться в город. Но можно ли, не упрощая положения вещей, отнести создавшуюся обстановку на счет командующего, как это делают некоторые зарубежные историки? даже беглое ознакомление с ходом боевых действий не позволяет сделать такой вывод. Не вдаваясь в подробный разбор решений, планов и усилий командующего фронтом, можно лишь сказать, что военные действия в июле — сентябре 1941 года заслуживают самого глубокого изучения и освещения. Наступление немцев началось подобно удару гигантского тарана. От наших войск потребовалась железная выдержка, чтобы устоять. В первые недели войны они не имели и часа покоя. К тому же не хватало оружия, боеприпасов. И вот в этой чудовищно сложной обстановке командование, Военный совет, на которые ложилась вся полнота ответственности, показали образец самообладания: они сумели оказать сильное противодействие фашистской армии и нанести ей крупные потери в живой силе и технике. Принятые меры по обороне города привели к тому, что атаки немцев захлебнулись. Если в начале ВОЙНЫ, как уже было сказано, неприятельские части продвигались со скоростью 26 километров в сутки, то в августе их продвижение не превышало 2,2 километра в сутки, причем каждый шаг стоил им больших жертв. дивизии врага, дошедшие до стен Ленинграда, были далеко уже не те, что в июле. Освобождение Ворошилова, при внимательном разборе сложившейся ситуации, не может служить упреком ему. [19;34] Это скорее наоборот проявление благосклонности Сталина, убирая его в тяжелый момент тем самым освобождая от ответственности. Если было бы смещение он наверняка был бы расстрелян. В дальнейшем когда обстановка в корне изменилась, то Ворошилов был возвращен, дабы получить лавры освободителя Ленинграда

Однако все сказанное не ставит под сомнение правильности решения Ставки о смене командующего фронтом. Враг подошел вплотную к Ленинграду, обстановка, настроение войск и населения требовали серьезной акции со стороны Верховного Главнокомандования. И такая акция была сделана, назначен новый командующий фронтом, что имело важное психологическое значение для солдат и офицеров. С этим событием связывались их надежды и желания остановить врага, разбить его.

Командующим фронтом был назначен генерал армии Г. К. Жуков. Он быстро оценил обстановку. Город и его окрестности он хорошо знал с молодых лет, когда учился в Ленинграде.

Немцы вели яростные атаки на участке обороны 42-й армии, стремясь захватить Пулковские высоты м ворваться в Ленинград. Опираясь на мощную поддержку партийной организации города, Жуков без промедления приступил к действиям. Характерной чертой его интеллекта была способность к быстрой реакции на боевые действия. Определив намерения врага прорвать линию нашей обороны со стороны Урицка, он с большим искусством в считанные дни усиливает оборону в полосе 42-й армии. Снимает с ПВО города часть зенитных орудий, способных пробивать броню танков, и ставит их на самые опасные участки. Перебрасывает в 42-ю армию некоторые соединения с Карельского перешейка из состава 23-й армии, что для многих офицеров штаба представлялось рискованным шагом, ослабляющим оборону против финнов.

Командующим 42-й армией 14 сентября назначается генерал И. И. Федюнинский. Были приняты все меры, чтобы в полосе 42-й армии создать такую оборону, о которую разбились бы попытки противника лобовым ударом овладеть Ленинградом.

С укреплением обороны командующий одновременно подготавливает контрудар по противнику. для выполнения этой задачи он значительную часть моряков переводит с кораблей в сухопутные части и ставит их на особо ответственные направления. Формирует новые части, пополняет их рабочим ополчением. Собран в кулак около 50 тысяч воинов, обеспечив новые части боевыми и техническими средствами, командующий без промедления силами 8-й армии предпринимает контрудар в направлении на Красное Село, стремясь нанести фланговый удар группировке немецких войск, сосредоточенной для наступления на Ленинград.

Задуманная операция была смелой: сравнительно небольшой ударной группе войск остановить наступление намного превосходящих сил противника, даже при плотной огневой поддержке артиллерии осажденных, было очень трудной задачей. Командующий это учитывал, но ему требовалось перехватить инициативу, не дать врагу навязать бой там, где он хочет. Конечно, операция была сопряжена с риском, но риск оправдывался важностью задачи. Превосходству сил противника противопоставлялась стремительность атаки. Эту задачу советские войска выполнили блестяще, они с такой яростью ударили по врагу, что привели его в смятение.

Немецкое командование не ожидало столь сильного контрудара и оказалось перед угрозой прорыва их фланга. Желая предотвратить опасность, фельдмаршал фон Лееб спешно бросает механизированный корпус, сосредоточенный в районе Урицка, против наступающих частей Красной Армии. Начались тяжелые бои. Немцам удалось остановить наступление наших частей, но какой ценой? Они потеряли большое число солдат, танков, артиллерии. Дивизии врага, нацеленные на прорыв оборонительных полос Ленфронта, были обескровлены. [18;64] Это сказано с небольшим приуменьшением со стороны Советских войск были настолько огромные потери, что некоторые части пришлось почти целиком доукомплектовывать.

То была крупная оперативно-тактическая победа советских войск.

Военный совет фронта укреплял уверенность воинов в своих силах. Сопротивление врагу возрастало с каждым днем, а силы неприятеля истощались.

К 29 сентября линия фронта вокруг Ленинграда представляла собою три огромные дуги, упиравшиеся своими концами в водные пространства. (Кроме Ленинграда, в кольце блокады находились: Кронштадт, Сестрорецк, Колпино, Парголовский и Всеволожский районы, часть Ораниенбаумского и Слуцкого районов.)

Две дуги замыкали город с юга и севера, образуя большое кольцо общей площадью 2850 квадратных километров. Передний край местами проходил так близко к городу, что фашисты имели возможность подвергать его артиллерийскому обстрелу. Третья дуга протяжением 60 километров — от юго-западного берега Финского залива до Петергофа — охватила приморское побережье с южной стороны. Советские части, обороняющие этот важный плацдарм, были прижаты к морю. Глубина плацдарма составляла в самом Широком месте 26 километров, что крайне осложняло борьбу наших воинов. Вражеское командование знало, как велико значение этой полосы земли для Балтийского флота. Захватив приморское побережье, артиллерия противника парализовала бы движение наших кораблей между Кронштадтом и Ленинградом, лишила бы защитников осажденного города мощных фортов. Добиваясь этой цели, Лееб бросил в бой отборные части и сотни самолетов. Бомбы и снаряды перепахивали землю квадрат за квадратом. Натиску фашистских дивизий, стремившихся столкнуть советские войска в море, противостояли воины 8-й армии и морские пехотинцы. Они грудью отстаивали каждую пядь земли занимаемого плацдарма. При поддержке корабельной артиллерии и тяжелых батарей форта Красная Горка атаки немцев были отбиты. Эта полоса вдавалась клином в расположение вражеских войск и на протяжении всего периода осады Ленинграда представляла угрозу левому флангу фашистской армии. Позднее, в январе 1944 года, именно с этого приморского плацдарма началось наступление наших войск на позиции врага. Наступление закончилось разгромом вражеских войск и полным снятием блокады Ленинграда. Балтийский флот был огненным щитом Ленинграда.

После войны командующий Балтийским флотом адмирал В. Ф. Трибуц, подводя итоги битвы за Ленинград в грозные дни осени 1941 года, писал:

«Все боевые корабли, сосредоточенные в гаванях Кронштадта, на Неве и ее притоках, линкоры и крейсеры, эскадренные миноносцы и канонерские лодки находились на позициях. Они день и ночь обрушивали лавину смертоносного огня на головы фашистов. Форты Кронштадта, Красная Горка, береговые и железнодорожные батареи, созданные руками рабочих ленинградских заводов, вместе с кораблями и наземной артиллерией фронта создали мощную огневую преграду вокруг города, которую враг так и не смог преодолеть» [8;157—158] Артиллерия Советских войск как количественном так и качественном отношении превосходила немецкую.

Особое внимание обращалось па устойчивость обороны в противотанковом, противовоздушном и противоартиллерийском отношении. Все танкоопасные направления были прикрыты огнем многочисленной артиллерии, противотанковыми минами, рвами, эскарпами и контрэскарпами, надолбами, тяжелыми фугасами. Зенитные артиллерийские батареи 2-го корпуса ПВО были выдвинуты так близко к переднему краю, что в случае необходимости могли вести огонь не только по самолетам, но и по танкам противника.

По кольцу внутренней окружной железной дороги подготовили вторую линию обороны, а по южным окраинам Ленинграда —- через Угольный порт, Алексеевку, Автово, Слободку, Александровскую, поселок Николаевский, станцию Фарфоровая, завод имени М. В. Ломоносова — третью линию. . Н. [17;41] К зиме 1941-1942 гг. город был непреступен, с суши немцы не смогли бы его взять, даже увеличив свою группировку вдвое.

Эти линии, а также городские секторы обороны входили в систему внутренней обороны города (ВОГ), созданной Военным советом Ленинградского фронта 15 ноября 1941 года . Командующим (ВОГ) был назначен генерал-лейтенант Ф. С. Иванов, а через месяц — генерал-лейтенант С. И. Кабанов. В состав (ВОГ) входили 9-я отдельная стрелковая бригада, части войск НКВД, милиции и военизированной пожарной охраны, стрелковые бригады рабочих формирований, стрелковая бригада Всевобуча, подразделения моряков Балтийского флота и другие части и подразделения. Общая численность войск (ВОГ) достигала 45 тысяч человек. [1;ф. 279, оп. 11190, д. 281, л. 2; д. 1, л. 54] Эти подразделения не столько воевали сколько выполняли полицейские функции, заградотрядов например.

Трудно выразить в цифрах тот колоссальный труд, который вложили ленинградцы в создание жесткой, долговременной обороны города. С 1 сентября 1941 года по 1 января 1942 года на оборонные работы было затрачено около 9 млн. человеко-дней, из которых 88 % приходилось на долю гражданского населения. Только в 110 узлах обороны в самом городе ленинградцы возвели 570 артиллерийских и около 3600 пулеметных дотов, проделали 17 тыс. амбразур в зданиях, построили более 25 км. баррикад и 300 наблюдательных пунктов, отрыли около 12 тыс. стрелковых ячеек. [1;ф. 217, оп. 1258, д. 7, лл. 99—100] Эти сооружения строили в основном заключенные, правда и жители так же принимали участие.

Ленинград и его пригороды превратились в мощный укрепленный район. Баррикады пересекали многие улицы. На площадях и перекрестках грозно высились доты. Противотанковые ежи и надолбы перекрывали все въезды в город. В окнах домов и витринах магазинов, заложенных мешками с песком и кирпичами, зияли амбразуры огневых точек. Зенитная артиллерия, расположенная в городе, тяжелая артиллерия кораблей и фортов Балтийского флота готовы были обрушить на противника огонь. Выполняя приказ Гитлера, вражеская авиация усилила налеты на Ленинград. Пользуясь подавляющим превосходством в воздухе, бомбардировщики днем и ночью сбрасывали на город тысячи фугасных и зажигательных бомб, бомбили фабрики и заводы, больницы и школы, жилые дома и театры, детские ясли, музеи и соборы. В результате налетов вражеской авиации гибли сотни людей, рушились прекрасные здания, уничтожались творения мировой культуры и искусства. [20; 51] Большая часть была вывезена на Большую землю, в начальный период войны эвакуировать население было нельзя, из-за большой загруженности транспорта.

С выходом немецко-фашистских частей к Урицку, Лигово, Пушкину обстрел Ленинграда начала и крупнокалиберная войсковая артиллерия. Расстояние от восточной окраины Урицка, где была сосредоточена одна из артиллерийских группировок врага, до Кировского завода составляло всего 6 километров, а до Дворцовой площади—14. Гитлеровцы расчертили план города на квадраты, отметив кружочками наиболее важные кварталы и многолюдные места. По этим целям, как правило, в перерывы между воздушными налетами, они и вели артиллерийский огонь. Снаряды с воем и свистом врезались в стены домов, разрывались на улицах и площадях, в переполненных людьми трамваях. «Задача дивизиона состояла в обстреле Ленинграда, — свидетельствовал пленный ефрейтор 1-й батареи 768-го артиллерийского дивизиона Вилли Беккер. — Когда я прибыл в дивизион, командир батареи мне сказал: «Ваша задача — уничтожение Ленинграда». Мы знали точно, что в Ленинграде много гражданского населения, по нему мы и стреляли». Пленный унтер-офицер 1-го дивизиона 126-го артиллерийского полка Эрик Крушке цинично рассказывал: «Солдаты, стрелявшие по городу, говорили в иронической форме: Сегодня мы опять кормили ленинградцев, и они должны быть нам благодарны — ведь у них голод». [11;70] Это всего лишь пропаганда, по соображением собственной безопасности пленный не стал бы произносить такие слова. Хотя голод действительно имел место, и то исключительно из-за халатности Жданова.

За три осенних месяца 1941 года враг обрушил на Ленинград почти 25 тысяч снарядов, около 65 тысяч зажигательных и более З тысяч фугасных бомб. От воздушных бомбардировок и артиллерийских обстрелов в городе за это время погибло 2063 и было ранено 10 569 человек. Не довольствуясь этим, фашистские варвары начали готовить новое чудовищное преступление. 25 декабря 1941 года Гальдер записал в своем дневнике: «Генерал Брандт... получил задачу на составление расчета использования химических средств против Ленинграда...» [7;360] Если бы Гитлер имел возможность применить химическое оружие, он наверняка бы это сделал.

Большой урон жителям и городскому хозяйству причиняли зажигательные бомбы. Их вес был невелик — от 2 до 50 килограммов, но при сгорании они давали температуру около З тысяч градусов; кроме того, большинство бомб было снабжено специальными взрывателями, затруднявшими их обезвреживание.

Воздушные пираты не оставались безнаказанными летчики-истребители 2-го корпуса ПВО и 7-го истребительного авиационного корпуса в тесном взаимодействии с зенитчиками и прожектористами наносили им ощутимые потери. Так, в сентябре 1941 года из 2712 фашистских самолетов, пытавшихся прорваться к Ленинграду, лишь 480 появились над городом, но и из них 272 не вернулись на свои базы. Тогда вражеские летчики изменили тактику и стали бомбить Ленинград ночью, с больших высот. Но и в этих условиях отважные защитники ленинградского неба успешно вели с ними борьбу. [5;188—189] Это очень эффективные показатели Лондонцы сбивали только 5% прорвавшихся самолетов. К очагам поражения немедленно направлялись дружинники из Общества Красного Креста, пожарные, аварийные команды. В то время как пожарные с помощью команд МПВО тушили огонь, сандружинницы, медицинские работники и бойцы аварийно-восстановительных команд извлекали из-под развалин пострадавших. Ежеминутно рискуя жизнью, они пробирались в самые опасные места, спасая раненых. Героизм стал нормой поведения не только бойцов противовоздушной обороны, но и всего населения.

Только за 4 месяца сорок первого года бойцы МПВО извлекли из-под завалов зданий и тем самым спасли 3279 человек, оказали медицинскую помощь 16000 ленинградцам.

Для борьбы с дальнобойной артиллерией гитлеровцев, которая в начале блокады почти безнаказанно разрушала город тяжелыми снарядами, командование Ленинградского фронта в конце сентября разработало единый план действий артиллерии и авиации. Были созданы специальные артиллерийские группы контрбатарейной борьбы, в состав каждой из них вошло два-три дивизиона. Управление всеми артиллерийскими средствами войск и флота, привлекаемыми к контрбатарейной борьбе, было сосредоточено непосредственно в руках начальника артиллерии фронта.

Важную роль в организации контрбатарейной борьбы в первые дни блокады сыграли начальник артиллерии Красной Армии генерал-полковник артиллерии Н. Н. Воронов, по поручению Ставки Верховного Главнокомандования находившийся осенью 1941 года в Ленинграде, начальник артиллерии Ленинградского фронта генерал-майор артиллерии В. П. Свиридов, флагманский артиллерист Балтийского флота контр-адмирал И. И. Грен. Артиллеристы-контрбатарейщики повышали свое мастерство. Совершенствуя методы борьбы, они стали быстрее обнаруживать цели и открывать по ним ответный огонь. Однако недостаток тяжелой артиллерии и снарядов осенью 1941 года заставлял их придерживаться оборонительной тактики — вести огонь по врагу с целью его децентрализации. На большее в то время не хватало ни сил, ни средств. [6;238] Это не соответствует действительности в Ленинграде находилось большое количество гаубичной артиллерии, снаряды производились на Ленинградских заводах.

Шли дни и ночи упорной борьбы. Положение в осажденном городе становилось все тяжелее. Все чаще и дольше оставались в бомбоубежищах жители города: почти беспрерывно рвались снаряды на улицах и площадях. От недостатка питания силы людей таяли. Запасов же основных видов продовольствия для войск и жителей города по состоянию на 12 сентября 1941 года было не более чем на 30 суток. Почти отсутствовали картофель, овощи, фрукты. В Ленинграде же кроме коренного населения находились десятки тысяч беженцев, его обороняли войска. Военный совет Ленинградского фронта в соответствии с указанием ГКО обязал Ладожскую военную флотилию и подчиненное ей северо-Западное речное пароходство обеспечить перевозки всех видов снабжения для осажденного Ленинграда через Ладожское озеро.

В начале ноября ударили сильные морозы, и Ладожское озеро начало покрываться льдом. Караваны судов с трудом пробивались сквозь ледовый припай, который к концу месяца достигал местами нескольких километров. Ледоколов на Ладоге не было, и на борьбу со льдом, вооруженные пилами, и взрывчаткой вышли моряки, пехотинцы, жители Новой Ладоги. Но мороз оказался сильнее. Многие корабли так и не смогли пробиться в свои порты. Вмерзнув в лед, они вынуждены были зимовать на рейде. Поток грузов резко сократился. с 12 сентября по 1 декабря 1941 года, до конца навигации, по водному пути в Ленинград было доставлено 60 тысяч топи продовольствия, боеприпасов и горючего, перёвезено около 39 тысяч человек. С 16 ноября по указанию Государственного Комитета Обороны для доставки продовольствия из Новой Ладоги в Ленинград стали привлекаться транспортные самолеты и тяжелые бомбардировщики ТБ-З. Но это не удовлетворяло даже минимальных потребностей населения и войск. В Ленинграде начался голод.

Пришли и другие бедствия, В конце ноября ударили морозы. Ртуть в термометре приближалась к отметке 40 градусов. Замерзли водопроводные и канализационные трубы, жители остались без воды. Вскоре подошло к концу топливо. Перестали работать электростанции, в домах погас свет, внутренние стены квартир покрылись изморозью.

К декабрю 1941 года город оказался в ледяном плену. Улицы и площади занесло толстым слоем снега, закрывавшим первые этажи домов. Остановившиеся на улицах трамваи и троллейбусы были похожи на огромные сугробы. Безжизненно повисли белые нити оборванных проводов.

Но город жил и боролся. Заводы продолжали выпускать военную продукцию. Гитлеровцы с особым ожесточением обстреливали и бомбили заводы и фабрики Ленинграда. Кировский завод, заводы «Большевик», «Электросила» и другие предприятия постоянно находились под артиллерийским огнем противника.

Промышленность города во втором полугодии 1941 года в десять раз по сравнению с первым полугодием увеличила выпуск боеприпасов. Действующая армия получила из Ленинграда более 3 миллионов снарядов и мин, свыше З тысяч полковых и противотанковых орудий, 713 танков, 480 бронемашин, 58 бронепоездов и бронеплощадок, много другой боевой техники, инженерного имущества и средств связи. Огромное количество оружия и боевой техники было отремонтировано и снова отправлено на фронт.

Военная продукция из Ленинграда поступала и на другие участки советско-германского фронта. Немецко-фашистское командование со дня на день ожидало капитуляции города. 8 ноября 4941 года Гитлер хвастливо заявил: «Ленинград сам поднимет руки: неминуемо падет, раньше или позже. Никто оттуда не освободится, никто не прорвется через наши линии. Ленинграду суждено умереть голодной смертью».

По указанию Государственного Комитета Обороны Военный совет Ленинградского фронта после длительной всесторонней подготовки 13 октября 1941 года принял постановление о строительстве через Ладожское озеро, как только толщина льда достигнет 45 сантиметров, военной дороги.

19 ноября Военный совет Ленинградского фронта принял решение об организации перевозок по льду Ладожского озера, о прокладке ледовой дороги, ее охране и обороне. Через пять дней был утвержден план всей трассы. От Ленинграда она подходила к Осиновцу и Кокорево, спускалась на лед Ладоги и пролегала по нему в районе Шлиссельбургской губы до села Кобона на восточном берегу озера; затем через глухие лесисто-болотистые места шла к станциям Заборье и Подборовье Северной железной дороги.

Со стороны Шлиссельбурга дорогу прикрывали подразделения отдельного стрелкового полка, которым командовал полковник А. Королев. Полк создал две оборонительные линии, где были построены доты 1, снежно-ледяные окопы, установлены пулеметные точки. деятельность ледовой дороги очень затрудняла вражеская авиация. В первые недели фашистские летчики почти безнаказанно расстреливали с бреющего полета автомашины, обогревательные и санитарные палатки, фугасными бомбами разбивали лед па трассе. для прикрытия дороги жизни командование Ленинградского фронта установило на льду Ладоги 37- и 85-миллиметровые зенитные орудия, большое количество зенитных пулеметов. Была привлечена также истребительная авиация фронта и Краснознаменного Балтийского флота. Конец сентября 1941 года. надежды войск группы армий «Север» на теплые квартиры в Ленинграде, на разгул, грабеж и мародерство рассеялись в прах, сменились перспективой провести суровую русскую зиму в сырых землянках, лесах и болотах. В ставку Гитлера летели ложные донесения о продолжающемся штурме, настойчивые просьбы о подкреплении. А войска тем временем зарывались в землю, создавали вокруг Ленинграда железный пояс оборонительных укреплений. Командующий группой армий «Север» фон Лееб намеревался отсидеться за ними зимой, сохранить живую силу, а летом, получив подкрепление, возобновить штурм города.

Но советское Верховное Главнокомандование сорвало замыслы врага. Войска Ленинградского фронта с первых же дней блокады начали активные боевые действия. Особого напряжения они достигли на невском участке фронта. Войска Невской оперативной группы еще в сентябре захватили на левом берегу Невы в районе Московской дубровки небольшой плацдарм. Ленинградцы назвали его невским пятачком. В этом же районе в конце октября с целью прорыва блокады и восстановления сухопутной связи Ленинграда со страной началась Синявинская наступательная операция. Завершить ее не удалось: значительную часть войск сразу же после начала наступления Ставка приказала спешно перебросить в район Тихвина, где в это время создалась угрожающая обстановка.

Гитлер, стремясь покончить с Ленинградом и высвободить задействованные здесь дивизии для усиления войск на московском направлении, приказал группе армий «Север» подготовить наступательную операцию на тихвинском направлении с целью лишить Ленинград ладожской коммуникации и таким образом полностью отрезать город от страны.

Для осуществления этой операции на смежных флангах 16-й и 18-й немецких армий была создана ударная группировка в составе 39-го моторизованного и 1-го армейского корпусов, развернутых на участке Кириши, Любань и южнее. Войска получили задачу ударом через Будогощь Тихвин прорваться к реке Свирь и соединиться там с Карельской армией финнов. Вспомогательный удар наносился на Малую Вишеру, Бологое, навстречу войскам левого крыла группы армий «Центр».

16 октября 1941 года после артиллерийской и авиационной подготовки вражеские войска перешли в наступление. Малочисленные, оборонявшиеся на широком фронте соединения наших 52-й и 4-й армий оказывали противнику упорное сопротивление, но под давлением численно превосходящих сил вынуждены были отступать. 23 октября гитлеровцы захватили Будогошь. Создалась реальная угроза Тихвину - важному центру коммуникаций, основной перевалочной базе грузов, идущих в Ленинград.

Ставка Верховного Главнокомандования немедленно усилила 4-ю армию, прикрывавшую тихвинское направление, частью своих резервов, а также войск Ленинградского и Северо-Западного фронтов.

Возросшее сопротивление под Тихвином вынудило немецко-фашистское командование перебросить сюда две дивизии с маловишерского направления, где фронт к тому времени стабилизировался. А чтобы прикрыть левый фланг своей ударной группировки и отвлечь часть наших сил из-под Тихвина, оно двинуло в наступление на волховском направлении против 54-й советской армии три пехотные дивизии 1-го армейского корпуса.

В первой половине ноября противнику удалось захватить Тихвин и близлежащие районы, а на волховском направлении перерезать железную дорогу Тихвин — Волхов и выйти в район станции Войбокало. Дальнейшее продвижение врага было приостановлено, но Ленинград лишился последней коммуникации, по которой шли грузы к Ладожскому озеру, а затем в осажденный город. Именно в этот период ленинградцы стали получать самую маленькую пайку хлеба.

По указанию Государственного Комитета Обороны в обход Тихвина до станции Заборье спешно была проложена дорога для доставки грузов в Новую Ладогу. Но этот путь был очень длинен и не приспособлен к движению автотранспорта, поэтому сыграть какого-либо значения в стабильном снабжении Ленинграда не мог.

ГКО, учитывая это, поручил Ставке любыми мерами освободить Тихвин и вернуть Ленинграду Северную железную дорогу. Несмотря на тяжелое положение под Москвой, Ставка изыскала возможности усилить 54, 4 и 52-ю армии. Соотношение сил на тихвинском направлении изменилось в пользу наших войск.

Перейдя в решительное контрнаступление, войска трех советских армий в ходе ожесточенных ноябрьско-декабрьских боев нанесли жестокое поражение противнику, 9 декабря освободили Тихвин, затем Малую и Большую Вишеру, Будогощь, железнодорожный участок Тихвин — Волхов и к 16 декабря отбросили врага за реку Волхов — туда, откуда он два месяца назад начал наступление.

В этот день, 16 декабря 1941 года, Гитлер подписал приказ, где, в частности, говорилось: «Разрешить группе армий «Север» произвести отвод внутренних флангов 16-й и 18-й армий па рубеж р. Волхов и линию железной дороги, проходящей от станции Волхов на северо-запад... Задача группы армий — оборонять указанный рубеж до последнего солдата, не отступать больше ни на шаг и тем самым продолжать осуществление блокады Ленинграда» «Совершенно секретно! Только для командования!>, стр. 353..

Встретив организованное сопротивление на рубеже реки Волхов, советские войска начали закрепляться па правом берегу. В целях объединения армий, действующих к востоку от реки и вновь сосредоточиваемых в этом районе, Ставка Верховного Главнокомандования приказала к 17 декабря 1941 года образовать Волховский фронт. Командующим фронтом был назначен генерал армии К. А. Мерецков. В состав фронта вошли 4-я и 52-я армии, а также 26-я (позже 2-я ударная) и 59-я армии из резерва Ставки.

В результате успешных боевых действий под Тихвином и Волховом окончательно провалилась попытка немецко-фашистских войск изолировать Ленинград от страны. Освобождение Тихвина и участка Северной железной дороги от Тихвина до Волхова стоило выигрыша многих сражений. Жизненно необходимые для Ленинграда грузы вновь стали. доставляться до станции Войбокало, а оттуда — кратчайшим путем к Ладожскому озеру.

Удар под Тихвином и Волховом совпал по времени с контрнаступлением наших войск по Москвой. Активные боевые действия советских войск на северо-западном направлении не дали возможности немецко-фашистскому командованию перебросить свои силы из-под Ленинграда для отражения мощного удара Красной Армии под Москвой. В свою очередь контрнаступление под Москвой сковало главные силы противника на центральном направлении, что значительно содействовало успеху наших войск под Ленинградом.

Осенью 1941 года в войсках Ленинградского фронта родилось движение снайперов-истребителей. Инициаторами его выступили армейские коммунисты и комсомольцы. одним из первых снайперов стал боец разведывательного батальона 13-й стрелковой дивизии (бывшей 5-й дивизии народного ополчения) Ф. А. Смолячков.

Весть о знатном снайпере разнеслась по всем частям и соединениям фронта.. Почин Феодосия Смолячкова поддержали старшина И.Д. Вежливцев, красноармеец П.И. Голиченков, заместитель политрука А.А. Калинин, лейтенант Н.А. Козлов, старший сержант С.П. Лоскутов, сержант В.Н. Пчелинцев, старший лейтенант Ф.Ф. Синявин, лейтенант Ф.Ф. Фомин, младший лейтенант

М. И. Яковлев. Все десять отважных мстителей Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 февраля 1942 года были удостоены звания Героя Советского Союза . Феодосий Смолячков, уничтоживший из своей снайперской винтовки 125 фашистов, был награжден посмертно —- 15 января 1942 года мужественный воин погиб.

Снайперы-истребители появились в каждом подразделении. Ворошиловские стрелки, спортсмены-разрядники, профессиональные охотники становились мастерами меткого выстрела. В Ленинграде и при армиях были организованы специальные курсы подготовки снайперов, которые, однако, не могли принять всех желающих.

Среди вражеских солдат даже ходили слухи, что под Ленинград прибыла дивизия охотников-сибиряков, которые попадают белке в глаз.

Военный совет Ленинградского фронта 28 января 1942 года сообщал в ЦК БКП (б), что по состоянию на 20 января в рядах снайперов-истребителей насчитывается более 4200 бойцов, командиров и политработников. За двадцать дней января снайперы 23, 42 и 55-й армий и Приморской оперативной группы уничтожили более 7 тысяч вражеских солдат и офицеров .

В начале 1942 года дальнобойная артиллерия противника усилила обстрел Ленинграда. Только в январе — феврале было выпущено 13433 снаряда. Военный совет фронта потребовал от артиллеристов-контрбатарейщиков перейти от нейтрализации огня противника к подавлению и. уничтожению вражеских батарей, т. е. сменить оборонительный метод в борьбе с дальнобойной артиллерией врага на наступательный.

Ставка ВГК удовлетворила; просьбу ленинградцев и направила в осажденный город силы и средства артиллерийско-инструментальной разведки и авиационные коррект-подразделения для контрбатарейной борьбы, стала применяться авиация фронта, а затем и флота. Увеличился подвоз тяжелых снарядов.

Концентрация средств обнаружения и корректировки позволила более точно вскрыть группировку дальнобойной артиллерии противника под Ленинградом и повести с ней решительную борьбу. Если раньше мы вели лишь ответный огонь, то теперь, имея точные данные, наша дальнобойная артиллерия обрушивала свои удары на вражеские батареи даже во время их бездействия. Одновременно огневые позиции противника подвергались бомбежке и обстрелу советских бомбардировщиков и штурмовиков.

Гитлеровцы, неся большие потери в живой силе и материальной части, вынуждены были оттянуть свою дальнобойную артиллерию в глубь обороны, что значительно снизило интенсивность и эффективность огня. [18;110]

Движение снайперов-истребителей, переход к наступательному методу в контрбатарейной борьбе, непрерывная войсковая разведка сделали нашу оборону поистине активной. Несмотря на значительный некомплект в личном составе (Некомплект рядового и сержантского состава в войсках Ленинградского фронта на 10 января 1942 года составлял 45 %, а в 55-й армии доходил до 63 %. Почти половина всех дивизий фронта (четырнадцать из тридцати двух) была укомплектована лишь на 30 %, а некоторые стрелковые полки - всего на 17—21 % .)[26;159] В результате непродуманного командования Советские войска теряли большое количество войск в не боевых ситуациях: голод, болезни, несчастные случаи.

и боевой техники, острую нехватку снарядов и мин, лишения и тяготы, связанные с голодом, холодом и сопутствующими им болезнями, войска 42-й армии генерал-майора И. Ф. Николаева, 55-й армии генерал-майора артиллерии В. Свиридова, 23-й армии генерал-лейтенанта А. И. Черепанова, Приморской оперативной группы (ПОГ) генерал-майора А. Н. Астанина и Невской оперативной группы (НОГ) генерал-майора И. Ф. Никитина не сдали врагу за зиму ни одной своей позиции, сковали его крупные силы. Лес березовых крестов, выросший за это время в глубине обороны противника, красноречиво свидетельствовал о значительных потерях гитлеровцев.

Стойкость и высокий моральный дух войск Ленинградского фронта во многом были обеспечены действенной, целеустремленной партийно-политической работой. Борись за повышение боевой активности, командиры и политработники разъясняли воинам пагубность настроения некоторых солдат и офицеров, считавших нецелесообразным беспокоить противника, чтобы не вызывать ответных действий. Бойцам настойчиво внушалось, что оборона — временное явление и надо готовиться к наступлению.

Политорганы широко развернули пропаганду передового опыта снайперов-истребителей; уделяли большое внимание разведывательным частям и подразделениям, укреплению в них партийных и комсомольских организаций; воспитывали в войнах сознательную дисциплину, чувство ответственности за выполнение приказов, за действия своего подразделения; оказывали большую помощь командирам в изучении, обобщении и доведении до войск опыта войны; проделали огромную работу по налаживанию связи с партийными организациями, фабриками и заводами Ленинграда, материально-бытовому обслуживанию и организации культурного отдыха воинов.

Ряды членов партии коммунистов в войсках Ленинградского фронта всегда оставались монолитными. На место погибших от пуль и снарядов и умерших от истощения становились сотни и тысячи лучших бойцов и командиров, на деле доказавших свою верность бессмертным идеям Ленина. Если во второй половине 1941 года партийная организация фронта пополнилась 3779 новыми членами и 14 934 кандидатами в члены партии то за первые восемь месяцев 1942 года — 20 689 членами и 52 557 кандидатами. Бурный приток заявлений свидетельствовал о страстном желании воинов фронта в час наиболее тяжких испытаний связать свою судьбу с судьбой родной партии. [1;ф. 217, оп. 205361, д. 2, л. 394] Любого погибшего бойца комиссары записывали в партию, соответственно в порти находилось большое количество мертвых душ.

В тылу неприятеля с нарастающей силой расширялось партизанское движение. Крестьяне уходили в леса, устраивали засады, нападали на небольшие немецкие подразделения, автомашины. Вскоре это стихийное движение приняло организованный характер в широком масштабе.

27 сентября 1941 года был создан штаб партизанского движения, во главе которого назначен секретарь Ленинградского обкома партии М. Н. Никитин. Штаб направлял боевые действия народных мстителей. Они уничтожали мосты, склады и базы снабжения врага, разрушали посадочные площадки для самолетов, нападали на гарнизоны и воинские части, передавали полные сведения о передвижении вражеских войск советскому командованию.

Ущерб, нанесенный неприятелю, был настолько велик, что фашистам пришлось снимать крупные войсковые части с фронта па борьбу с партизанами.

«Уже в первые месяцы войны, — по признанию генерал-полковника немецких войск Лотара Рендулича, — деятельность партизан стала принимать все более широкие размеры... Весной 1942 года они уже представляли серьезную опасность для тыловых коммуникаций немецкой армии, поэтому для решительной борьбы с ними немецкому командованию приходилось стягивать в уже оккупированные районы большие силы.., снимать отдельные части с фронта. Основная масса партизан состояла из добровольцев из местного населения.

Таким образом создались предпосылки для перелома коренным образом стратегической ситуации на Ленинградском направлении, но для решающего удара необходимо было создать преимущество на все направлениях главных ударов при этом обеспечив резерв для получения оперативной инициативы. Такой возможности у Советского командования не было, резервные части прикрывали Москву. Поэтому Ставка пожертвовала Ленинград для обеспечения тылов Московского направления.

3 Попытки Красной армии деблокирования Ленинграда в 1942-1943 гг

В конце 1941 г. в ставке ГКО была спланирована наступательная операция прорыва блокады Ленинграда. Основная задача по прорыву блокады была возложена на силы Волховского фронта. Ставка приняла решение перенести основные усилия в район действий 2-й ударной армии. Однако должного эффекта не получилось. Упущенный момент первого удара трудно было наверстать даже созданием решающего превосходства над противником. Все наши четыре армии стояли в линию, растянувшись почти на 150-километровом фронте. Между тем основные силы надо было с самого начала сосредоточить на участке главного удара. Начавшееся 13 января 1942 г. наступление, развивалось медленно. Наши части всюду наталкивались на упорное сопротивление врага. На участке 4-й армии противник сам атаковал наши позиции, и армия вынуждена была вместо наступления вести оборонительные бои. 59-я армия не сумела взломать передний край обороны противника и топталась на месте. Успех обозначился только на направлении действий 2-й ударной и 52-й армий. К исходу второго дня наступления ударные группировки этих армий пересекли реку Волхов и овладели на противоположном берегу рядом населенных пунктов.

Еще левее правофланговые соединения 52-й армии вышли на западный берег реки Волхов. Здесь обозначился прорыв обороны противника. Для развития успеха командование 2-й ударной и 52-й армий с утра 15 января ввело в бой свои вторые эшелоны.

Ввод вторых эшелонов несколько активизировал наступательные действия наших войск, но полностью сломить сопротивление противника не удалось. Войска по мере продвижения встречали все возрастающий отпор врага. Обе стороны несли большие потери.

Через неделю войска 2-й ударной армии вышли ко второй (главной) оборонительной позиции противника, оборудованной вдоль железной и шоссейной дорог Чудово — Новгород. Попытка прорвать эту позицию с ходу не увенчалась успехом. Немецкое командование перебросило в район Спасской Полисти части резерва, подтянуло артиллерию и нацелило туда основные усилия авиации. С каждым днем бои становились все ожесточеннее. 2-я ударная армия несколько раз прорывала оборону противника, но немцы, несмотря на большие потери, опять восстанавливали линию фронта. Основной причиной наших неудач был недостаток снарядов и господство немецкой авиации в воздухе. Наконец, после новых трехдневных атак, 2-я ударная армия овладела Мясным Вором и прорвала на этом направлении главную полосу обороны. Чтобы закрыть образовавшуюся брешь, немецкое командование бросило сюда различные части и подразделения, снимая их с других участков фронта, в том числе непосредственно из-под Ленинграда. Тем самым вместо подготовки к штурму Ленинграда немецкая группа армий «Север» вынуждена была сама защищаться. Если 2-я ударная армия имела успех, то в 4-й и 59-й армиях наступление не удалось. Их атаки раз от разу становились все слабее, а затем и совсем прекратились. 54-я армия Ленинградского фронта, израсходовав боеприпасы, 17 января тоже прекратила наступательные действия.

В этой обстановке атаки на правом фланге фронта означали пустую трату сил. После доклада командующего Волховским фронтом К.А. Мерецкова Ставка разрешила, перенести все усилия в направлении Спасской Полисти и Любани. Это направление оставалось затем главным еще почти полгода. Вот почему вся операция стала называться Любаньской.

В соответствии с этим решением приостановившая наступление 4-я армия расширила свой оперативный участок за счет 59-й армии, а последняя сдвинулась еще южнее, почти в тыл 2-й ударной. Теперь в направлении Спасской Полисти создавалась группировка войск из трех армий: в центре, на 15-километровом участке фронта, наступала 2-я ударная армия; справа — 59-я армия, имея ударную группировку на своем левом фланге; слева — основные силы 52-й армии. На эти-то войска и возлагалась задача по развитию прорыва. Так самим ходом событий была внесена поправка в план операции. Главный удар направлялся в обход укрепленных позиций противника, а ближайшей целью наступавших войск фронта оставалась Любань.

Но в предшествовавших боях наши войска понесли серьезные потери и сильно устали. По-прежнему не хватало средств передвижения и связи. Все еще плохо обстояло дело с автоматическим оружием: немецкие пехотинцы почти все имели автоматы, наши - винтовки. Хронически недоставало продовольствия, фуража, боеприпасов. Леса, глубокий снег и отсутствие дорог исключали широкий маневр. Облегчить наступление какими-либо тактическими мероприятиями командующий фронтом не имел возможности. Не могло быть речи, к сожалению, и о внезапности. Ошеломленный ударом под Тихвином, враг успел теперь прийти в себя и подготовиться к отпору.

Анализируя сейчас ход тогдашних событий, становиться ясно, что штаб фронта переоценили возможности собственных войск. Не удалось найти также правильную форму и верные способы оперативного взаимодействия между армиями Волховского и Ленинградского фронтов. В результате удары фронтов пошли по расходящимся направлениям и не совпадали целиком во времени. Гитлеровцы получили возможность отражать наши удары поочередно и осуществлять подвоз из тыла оперативных резервов. Наконец, командование Волховского фронта слишком понадеялось на обещания органов снабжения. Последние же сорвали намеченный график, а в ходе операции не сумели наверстать упущенное и не обеспечили наступающих всем необходимым. Это привело к ‘тому, что мы, глубоко вклинившись в расположение противника, не смогли закрепить достигнутый успех.

Итак, тактическая зона обороны противника была прорвана. Ширина прорыва непосредственно по западному берегу реки Волхов достигла 25 километров, но в районе Мясного Бора она равнялась всего лишь трем-четырем километрам. К этому участку, простреливаемому всеми видами огня, подтягивались основные силы фронта:

Войска 2-й. ударной армии и часть соединений 59-й и 52-й армий нацеливались на расширение прорыва в стороны флангов и на развитие наступления на Любань, до которой надо было пройти еще около 80 километров.

Принимая решение на перенесение усилий к району прорыва, командование фронта опять исходило из того, что скоро прибудет обещанная общевойсковая армия. Поэтому задача по расширению прорыва обороны противника решалась одновременно с задачей по развитию наступления в глубину. Но армию не получили. Своих же сил для одновременного решения этих двух задач фронту не хватало. Введенный в прорыв 13-й кавалерийский корпус, а за ним и некоторые соединения 2-й ударной армии вначале продвигались довольно быстро. За пять дней они углубились в расположение противника на 40 километров, перерезав железную дорогу Ленинград Новгород. Продвижение корпуса шло успешно до тех пор, пока наступление велось строго в северо-западном направлении, где силы противника были незначительны. Но стоило генералу Гусеву повернуть кавалерийские дивизии на северо-восток, непосредственно на Любань, как противник стал оказывать сильное сопротивление. Получив отпор, наши войска вынуждены были обходить населенные пункты с запада, тем самым отдаляясь от прямого направления на Любань. Глубокие обходы по снежной целине сильно изнуряли людей и снижали темпы наступления. Тогда были введены в прорыв вслед за 13-м корпусом соединения 2-й ударной армии, чтобы они сменили кавалерийские части на. фланговых направлениях и высвободили их для развития наступления непосредственно на Любань.

Растянутый фронт борьбы, частое нарушение центром графика подачи снабженческих эшелонов и бездорожье опять привели к перебоям в снабжении войск продовольствием, фуражом и снарядами.

Ширина прорыва обороны противника по западному берегу реки Волхов увеличилась до 35 километров. Теперь коммуникации 2-й ударной армии находились вне пулеметного и действенного артиллерийского огня врага.

Но на этом и закончились наши успехи по расширению прорыва. Несмотря на настойчивые атаки, войскам не удалось раздвинуть прорыв ни на один метр. Иногда приходилось вести даже оборонительные бои. Наступление 2-й ударной армии хотя и продолжало развиваться, но не в том направлении, в каком нам хотелось. Армия имела успех, продвигаясь в основном на запад и северо-запад, удаляясь тем самым от цели наступления — железнодорожной линии на Ленинград. Части, наступавшие непосредственно на Любань, успех имели незначительный. Очень скоро они уперлись в оборонительную позицию противника. Враг все время усиливал оборону. Только за первые три месяца 1942 года его группа армий «Север» пополнилась шестью дивизиями, С целью оказания помощи Волховскому фронту Ставка дала указание Ленинградскому фронту нанести удар силами 54-й армии навстречу 2-й ударной армии, чтобы ликвидировать «чудовскую» группировку противника и освободить Любань.

Военный совет Волховского фронта выполнил требование Ставки, и в тот же день 2-я ударная армия после короткой артиллерийской подготовки, атаковав оборонительные позиции противника, решительными действиями прорвала укрепления немцев. Проникшие за линию вражеской обороны соединения оказались изолированными от основных сил армии. В течение пяти дней они отбивались от авиации и пехоты противника. Когда же боеприпасы стали подходить к концу и совершенно иссякли продовольствие и фураж, они ночной атакой прорвали оборону противника с тыла и соединились с войсками армии,

Причиной неудачных действий, было то, что кавалерийскую и пехотную дивизии не поддержали остальные силы армии. Более того они остались без боеприпасов, продовольствия и связи, так их тылы не успели проскочить в брешь, а имевшиеся в полках радиостанции не обеспечивали надежной связью.

Поэтому ударные группировки, несмотря на все усилия командного и политического состава, добиться перелома не смогли. Все наши дальнейшие атаки в сторону Любани отбивались противником.[4;68]

Одной из причин невыполнения этой армией задач является несогласованность в работе Военного совета и штаба армии и, как следствие отсутствие четкого и твердого руководства войсками. Имелись случаи пренебрежительного отношения к приему пополнения; маршевые роты во время пути горячей пищей не обеспечивались, пунктов обогрева для них не было. Персональный учет раненых и убитых находился в запущенном состоянии, в армии не знали даже приблизительных потерь. Начальник оперативного отдела полковник Пахомов неправильной информацией вводил в заблуждение командование армии и фронта.

Перед последними боями штаб 2-й ударной армии допустил грубые просчеты во времени на подготовку войск для боя. Распоряжения для выполнения боевой задачи некоторые части получали с опозданием на день. После того как брешь, пробитая нами в районе Красной Горки, была закрыта, войска ударной группы 2-й ударной армии в течение двух недель пытались снова прорвать вражескую оборону на этом направлении, но безрезультатно. Несколько удачнее развивалось наступление 54-й армии Ленинградского фронта. Она прорвала вражескую оборону западнее Киришей и продвинулась на десяток километров. В результате тяжелых и напряженных боев, в течение всей первой половины марта, удалось продвинуться затем еще на 10 километров, но а дальнейшего развития наступления у нее уже не было.

В первой половине марта началось затухание наступательных действий на всех направлениях. 2-я ударная армия, вклинившись в глубину расположения противника на 60— 70 километров, захватила между дорогами Чудово — Новгород и Ленинград — Новгород большой лесисто-болотистый район. Ее передовые части стояли в 15 километрах от Любани и в 30 километрах от 54-й армии Ленинградского фронта, наступавшей на Любань с другой стороны. Крупная группировка войск противника, зажатая нами в мешке с горловиной в 30 километров, так и осталась там. Завершить окружение и разгромить группировку тогда не хватало сил, а может быть и умения.

2-я ударная армия, проникнув глубоко в расположение противника, очутилась в тяжелом положении. Нависла угроза активизации противника, прежде всего ударов его войск по флангам горловины прорыва и перехвата коммуникаций 2-й ударной армии. Тяжесть положения этой армии усугублялась еще тем, что начиналась распутица, нарушилось снабжение.

Напрашивались три варианта решения задачи: первый просить Ставку усилить фронт хотя бы одной армией и, пока не наступила полная распутица, добиться оперативного успеха; второй — отвести 2-ю ударную армию из занятого ею района и при благоприятной обстановке искать решения оперативной задачи на другом направлении; третий — перейти к жесткой обороне на достигнутых рубежах, переждать распутицу, а затем, накопив силы, возобновить наступление.

Командование Волховского фронта придерживалось первого варианта. Он давал возможность использовать уже достигнутые результаты и закончить операцию до конца зимней кампании. Не возражала против него и Ставка. Преимущество этого варианта заключалось в том, что он оказывал непосредственное влияние на смягчение обстановки под Ленинградом, а при благоприятном исходе операции достигалось снятие блокады. Но осуществить свои замыслы им не представилось возможным.

Немецкое командование, стянув к участку прорыва свежие части, в том числе пехотную и полицейскую дивизию СС, направило их против наших войск, обеспечивавших коммуникации 2-й ударной армии в районе шоссейной и железной дорог Чудово-Новгород. Оборонявшиеся там части 59-й и 52-й армий, подавленные мощным артиллерийско-минометным огнем и авиацией, не смогли противостоять натиску врага. 19 марта ему удалось закрыть горловину вклинения четырех километрах к западу от Мясного Бора и тем самым перерезать коммуникации 2-й ударной армии.

Когда ценой ввода резерва фронта угроза окружения была ликвидирована, командование фронта приступило к подготовке нового наступления на Любань. Был сформирован 6-ой гвардейский стрелковый корпус на базе выведенной в резерв фронта гвардейской стрелковой дивизии. Другие соединения и части поступали из резерва Ставки. Корпус предназначался для усиления 2-й ударной армии. По количеству войск и вооружению он был даже сильнее 2-й ударной армии в ее первоначальном составе.

Но запланированному наступлению не суждено было свершиться. 23 апреля 1942 года Волховский фронт решением Ставки был преобразован в Волховскую оперативную группу Ленинградского фронта. Это решение было вызвано тем, что командующий Ленинградским фронтом генерал М. С. Хозин утверждал: если Волховский фронт присоединить к Ленинградскому, то он имеющимися в Волховском фронте силами решит задачу по деблокированию Ленинграда. И Ставка пошла на объединение фронтов. б-й гвардейский стрелковый корпус и еще одна стрелковая дивизия из состава Волховского фронта с согласия М. С. Хозина передавались Северо-Западному фронту. Это решение повлекли поистине трагические последствия. [5;132] Несостоятельный как полководец, но верный и послушный исполнял исключительно указания Сталина.

30 мая, заметив отход 2-й ударной армии, гитлеровцы перешли в наступление и до 4 июня существенно сузили ширину горловины мешка. 5 июня, идя навстречу 2-й ударной армии, открывая ей дорогу, нанесла удар по врагу 59-я армия. Но немцы тем временем смяли боевые порядки 2-й ударной армии и ворвались в них с запада. А 6 июня была полностью перекрыта горловина мешка. Семь наших дивизий и шесть бригад попали в окружение. Вместе с ними оказались там партизанские отряды А. И. Сотникова и

Е. Савельева, ранее вышедшие нашей армии навстречу. Ведя яростные бои в районе деревень Долгово, Оссия, Замошье, они до поры до времени выдерживали натиск врага. савельевцы погибли. Тогда же возле Мясного Бора погибла часть еще одного партизанского отряда вместе с его командиром П. П. Носовым. Отряд Сотникова сумел пробиться и позднее возобновил удары по фашистам.

19 июня танкисты нашей 29-й танковой бригады, а за ними и пехота прорвали оборону противника и вышли на соединение с войсками 2-й ударной армии, наступавшими с запада. А через два дня ударом с востока и запада был пробит коридор шириною 300—400 метров вдоль железной дороги. Воспользовавшись этим коридором, из 2-й ударной армии на Мясной Бор вышла большая группа раненых бойцов и командиров. Части 2-й ударной армии, участвовавшие в прорыве, вместо того чтобы направить свои усилия на расширение прорыва и закрепление флангов, сами потянулись вслед за ранеными. В этот критический момент командование 2-й ударной армии не приняло мер по обеспечению флангов коридора и не сумело организовать выход войск из окружения.

Нёмцы же, быстро разобравшись в обстановке, на второй день после массированного удара своей авиации и артиллерии, снова заняли оборонительные сооружения по восточному берегу реки Полисть и воспрепятствовали тем самым выходу наших войск. Одновременно противник усилил нажим на 2-ю ударную армию с запада.

К 23 июня район, занимаемый 2.й ударной армией сократился до таких размеров, что уже простреливался артиллерией противника на всю глубину. Последняя площадка, на которую сбрасывались нашими самолетами продовольствие и боеприпасы, перешла в руки врага. Узел связи был разбит, управление нарушено. Войска прикрытия также отходили беспорядочно. Командарм Власов бездействовал, а все попытки заместителя командующего. 2-й ударной армией П. Ф. Алферьева задержать войска на последнем промежуточном рубеже не дали результатов.

Командование фронта, чтобы обеспечить выход частей 2-й ударной армии, оставшикся за линией фронта, подготовило новый встречный удар войск 59-й с востока и 2-й ударной армий с запада вдоль узкоколейной дороги.

59-й и 52-й армий всей своей массой обрушилась на врага. Артиллерия противника .открыла ураганный ответный огонь. Над районом боевых действий появились вражеские ночные бомбардировщики. С началом движения войск связь со штабом 2-й ударной армии нарушилась и уже больше не восстанавливалась.

К утру вдоль узкоколейной железной дороги наметился небольшой коридор и появились первые группы вышедших из окружения бойцов и командиров. Выход войск продолжался в течение всей первой половины дня, но затем прекратился. Немцам удалось взять под контроль дорогу. К вечеру силами войск, действовавших с востока, снова был пробит коридор и расчищена дорога. По этому коридору, простреливаемому перекрестным огнем с двух сторон, в течение ночи и утра 25 июня продолжался выход бойцов и командиров 2-й ударной армии. В 9.30 25 июня немцы вновь захлопнули горловину, теперь уже окончательно.

Командование 2-й ударной армии, отдало утром 24 июня распоряжение: выходить из окружения мелкими группами, кто где хочет и как знает. это распоряжение подорвало моральный дух войск и окончательно дезорганизовало управление. Не чувствуя руководства со стороны командования и штаба армии, подразделения дивизий и бригад вразброд двинулись к выходу, оставляя неприкрытыми фланги. Отдельные бойцы в результате непрерывных боев и недоедания совершенно обессилели. Некоторые находились в полубессознательном состоянии и лежали на земле. Как выяснилось несколько лет спустя, в таком состоянии наряду с другими м фашистский плен попал наш земляк, известный татарский поэт Муса Джалиль (старший политрук М. М. Залилов), сражавшийся под Мясным Бором. На весь мир прогремела написанная им в фашистском застенке «Моабитская тетрадь».

Наконец, через некоторое время от партизан поступило сообщение, что командующий 2-ой ударной армией генерал Власов в деревне Пятница перешел к гитлеровцам. Он вступил на черный путь предательства Родины. Бывший советский командарм согласился начать формирование. антисоветских воинских соединений, вербуя в них всяких подонков или таких же грязных изменников, как он.

Всего вышло из окружения 16 тысяч человек. В боях тогда погибло из 2-й ударной армии б тысяч человек, а 8 тысяч пропали без вести. Так закончилась трагедия этой армии.

Итак, завершить Любаньскую операцию успешно не удалось.

Тем не менее она имела большое значение для событий на советско-германском фронте в первой половине 1942 года. Наши войска окончательно захватили инициативу под Ленинградом. Они сорвали наступление группы армий «Север», заставили вражеские войска вести оборонительные бои и нанесли им значительные потери. Более 16 дивизий, в том числе одну моторизованную и одну танковую, оттянули на себя войска Волховского фронта, предприняв наступление севернее Новгорода. Две пехотные дивизии и ряд отдельных частей противник вынужден был снять непосредственно из-под Ленинграда. Чтобы противодействовать нашему наступлению и возместить большие потери; немецкое командование в первой половине 1942 года усилило группу армий «Север» шестью дивизиями и одной бригадой. Наконец, наши войска получили большой опыт боевых действий в лесисто-болотистой местности, который пригодился в последующих сражениях, закончившихся полным разгромом немецко-фашистских войск под Ленинградом.

С 23 апреля по 8 июня 1942 года Волховский фронт юридически не существовал. Его войска стали называться Волховской группой войск Ленинградского фронта. Командующим Ленинградским фронтом и Волховской группой войск до 8 июня 1942 года был генерал-лейтенант М. С. Хозин. Генерал-лейтенант Л. А. Говоров вступил в командование Ленинградским фронтом 9 июня 1942 года.

Талант полководца и глубокие знания теории и практики артиллерийского дела. Именно поэтому бывшего командующего артиллерией Центрального фронта, а затем командующего 5-й армией в битве под Москвой Ставка ВГК направила в Ленинград.

новый командующий побывал почти на каждом участке переднего края, много беседовал с бойцами и командирами. По его указанию все окопы, траншеи и ходы сообщения были углублены; в полосах 42-й и 55-й армий созданы три рубежа противотанковой обороны, общая глубина которых достигала 15 километров, а плотность орудий на главных направлениях — 31,5 орудия на 1 километр фронта. Особенно тщательно Л. А. Говоров проверял огневую систему, плотность и надежность дотов и дзотов, обеспеченность вооружением и боеприпасами полевых укрепленных районов.

Убедившись в устойчивости обороны и достаточной насыщенности ее огневыми средствами, инженерными и минно-взрывными заграждениями, командующий за счет расширения полос обороны некоторых стрелковых дивизий вывел в свой резерв семь дивизий и начал готовить их к наступлению. Повысилась боевая активность войск фронта: усилилась контрбатарейная борьба, авиация уже систематически начала бомбить огневые позиции дальнобойной артиллерии врага, увеличилось число снайперов-истребителей.

Меры, принятые для укрепления обороны Ленинграда и повышения боевой активности войск, оказались своевременными и необходимыми. Противник, потеряв ощутимое поражение в ходе контрнаступления советских войск под Москвой, Тихвином и Ростовом, а затем в ходе общего наступления девяти советских фронтов зимой 1942 года, активно готовился к боевым действиям летом. Цель их, как указывалось в директиве германского верховного главнокомандования № 41 от 5 апреля 1942 года, заключалась в том, чтобы «окончательно уничтожить оставшиеся еще в распоряжении Советов силы и лишить их по мере возможности важнейших военно-экономических центров». Гитлеровцы намеревались в центре советско-германского фронта сохранить положение, на севере —. взять

Ленинград и установить связь на суше с финнами, на юге — прорваться на Кавказ.

Однако сил для одновременного наступления на юге и севере у противника уже не было. Вот почему, решив в первую очередь уничтожить советские войска западнее Дона, захватить нефтеносные районы Кавказа и перейти через Кавказский хребет, Гитлер отложил новый штурм Ленинграда до высвобождения крупных сил на каком-либо другом участке советско-германского фронта.

Такая возможность у противника появилась в начале июля 1942 года. После 250-дневной героической обороны Севастополя наши войска вынуждены были оставить город, а затем и весь Крымский полуостров. 23 июля 1942 года Гитлер подписал директиву № 45, в которой, в частности, указывалось: «Группе армий «Север» к началу сентября подготовить захват Ленинграда. Операция получает кодовое наименование «Фойерцаубер» Для этого передать группе армий пять дивизий 11-й армии наряду с тяжелой артиллерией и артиллерией особой мощности, а также другие необходимые части резерва главного командования»

Вскоре к Ленинграду потянулись вражеские эшелоны с войсками, боевой техникой, вооружением и боеприпасами. 27 августа 1942 года из Крыма под Ленинград прибыл штаб 11-й немецкой армии во главе со «специалистом по штурмам» фельдмаршалом фон Манштейном, которому Гитлер поручил разделаться с Ленинградом и его защитниками.

Ставка Верховного Главнокомандования, разгадав замысел врага, приказала войскам Волховского и Ленинградского фронтов подготовить Синявинскую наступательную операцию с целью прорыва блокады Ленинграда. 55-я армия и Невская оперативная группа Ленинградского фронта, 8-я и 2-я ударная армии Волховского фронта должны были встречными ударами на мгинско-синявинском направлении разгромить вражескую группировку на шлиссельбургско-синявинском выступе и восстановить сухопутные коммуникации Ленинграда со страной. Главная роль отводилась Волховскому фронту.

В разгар подготовки противника к новому штурму Ленинграда, 19 августа 1942 года, внезапный удар по врагу нанесли войска Ленинградского фронта. Форсировав Неву, они к началу сентября захватили в районах Ивановское и Московская Дубровка два небольших плацдарма и развернули ожесточенные бои, стремясь прорваться навстречу волховчанам.

27 августа перешли в наступление войска Волховского фронта. Их наступление развивалось более успешно. В начале сентября они вышли к Синявино. до Невы оставалось 7—8 километров.

Обеспокоенный реальной угрозой прорыва блокады, Манштейн вынужден был для парирования удара 8-й армии Волховского фронта вводить в сражение дивизии, предназначенные для штурма Ленинграда. Вместо запланированного наступления, писал он, развернулось сражение южнее Ладожского озера. Превосходящим силам противника удалось остановить наступление войск Волховского фронта, а затем создать угрозу окружения авангардного 4-го гвардейского стрелкового корпуса.

По указанию Ставки ВГК войска Волховского фронта 27 сентября были отведены из-под Синявино, а в ночь на 6 октября с левого берега Невы эвакуировались основные силы находившихся там соединений Ленинградского фронта. Синявинская наступательная операция осталась незавершенной. Однако в августе — сентябре 1942 года войска Ленинградского и Волховского фронтов обескровили ударную группировку, предназначенную для штурма Ленинграда, и значительно подорвали ее наступательные возможности. Кроме того, в разгар ожесточенных боев под Сталинградом вражеское командование не смогло снять с ленинградского направления ни одной дивизии. [2:266] У немцев уже не было стратегической инициативы, но отступать не потерпев поражения уже было невозможно.

1 октября 1942 года Военный совет Волховского фронта доносил Верховному I’лавнокомандующему, что в ходе более чем месячных ожесточенных боев на мгинско-синявинском направлении войска фронта сковали одиннадцать пехотных - и одну танковую дивизии врага, в том числе прибывшие из Крыма 170, 24, 28 и 132-ю пехотные дивизии, которые, по показаниям пленных, предназначались для штурма Ленинграда и даже проходили специальную тренировку. Доложив конкретные данные о потерях гитлеровцев, Военный совет сделал вывод, что «готовившаяся для штурма Ленинграда группировка противника сильно истощена в боях с войсками Волховского фронта и в ближайшее время не способна без дополнительного усиления на проведение крупной наступательной операции».

Контрнаступление советских войск под Сталинградом, начавшееся 19 ноября 1942 года, окончательно сорвало намечавшийся штурм Ленинграда. Немецко-фашистское командование для деблокады окруженной под Сталинградом группировки своих войск создало в конце ноября группу армий «Дон», в состав которой было спешно переброшено несколько дивизий из-под Ленинграда. [ 1;ф. 204, оп. 97, д. 78, лл. 164—166] Жертвуя захватом Ленинграда Гитлер надеялся спасти окруженную группировку под Сталинградом.

В конце ноября 1942г Военный совет Ленинградского фронта, докладывая в Ставку Верховного Главнокомандования свои соображения на счет ведения боевых действий зимой 1942/43г, одной из главных задач войск фронта считал проведение операции по прорыву блокады.

2 декабря 1942г Ставка утвердила план операции Волховского и Ленинградского фронтов. Готовность операции, условно названной “Искра”, определялась к 1 января 1943г. Координировать действия фронтов, было поручено Маршалу Советского Союза К.Е. Ворошилову и генералу армии Г.К. Жукову.

Местом прорыва блокады был избран узкий шлиссельбургско-синявский выступ, разделявший войска фронтов. Ставка ВГК решила встречным ударом срезать этот выступ и возвратить Ленинграду сухопутную связь со страной.

Вражеские войска подготовили на шлиссельбургско-синявском выступе долговременную круговую оборону фронтом на восток, север и запад. По своему характеру она походила на полевой укреплённый район.

Войскам Ленинградского и Волховского фронтов предстояло в условиях снежной зимы прорывать долговременную, сильно укреплённую оборону противника. Ударную группировку Ленинградского фронта составляла 67-я армия под командованием генерал-майора М. П. Духанова. Главный удар наносили 268-я и 136-я стрелковые дивизии, где оборона противника была наименее подготовлена в инженерном отношении.

Командующий Волховским фронтом генерал армии К. А. Мерецков выделил в ударную группировку 2-ю ударную армию генерал-лейтенанта В. З. Романовского. Южный фланг ударной группировки Волховского фронта обеспечивала частью сил 8-я армия генерал-майора Ф.Н. Старикова.

В начале декабря 1942г по обе стороны шлиссельбургско-синявского выступа наступило необычайное затишье. Траншеи советских войск на переднем крае обороны были почти пусты - осталось всего несколько стрелковых частей и отдельных пулемётно-артиллерийских батальонов. Остальные войска, находясь в ближайшем тылу, усиленно готовились к предстоящему наступлению.

В начале января 1943г в результате напряжённой боевой работы войска ударных группировок Ленинградского и Волховского фронтов были полностью готовы к наступлению. Советское командование ждало благоприятного момента для удара под Ленинградом. И он наступил. В это же время, стремясь максимально использовать свой успех, достигнутый в ходе контрнаступления под Сталинградом, Ставка решила развернуть наступление и на других участках советско-германского фронта.

Учитывая выгодную обстановку, сложившуюся для войск Ленинградского и Волховского фронтов, Ставка ВГК приказала им 12 января 1943г. перейти в наступление южнее Ладожского озера и прорвать блокаду Ленинграда.

12 января 1943г в 9 часов 30 минут утреннюю тишину разорвал залп реактивных миномётов - “катюш”. Во всей полосе наступления 67-й армии началась артиллерийская подготовка. Выстрелы почти двух тысяч орудий и миномётов слились в сплошной гул. 2 часа 20 минут над обороной врага бушевал огненный смерч. Дальнобойная артиллерия, чтобы не разрушить лёд у левого берега Невы, вела огонь по тыловым объектам врага - артиллерийским батареям, штабам и командным пунктам, узлам дорог.

Как только кончилась артиллерийская подготовка, в воздух взвились сигнальные ракеты. Ледяная гладь реки заполнилась тысячами советских воинов, одетых в белые маскировочные халаты. Впереди с лестницами, досками, фашинами бежали бойцы штурмовых групп и отрядов разграждения. Через пять минут, вперёд устремились главные силы.

Успешно продвигались по льду воины 269-го стрелкового полка под командованием подполковника А.И. Шерстнёва. Батальону капитана Ф. И. Собакина для преодоления Невы потребовалось всего 4 минуты. Не успели гитлеровцы опомниться, как воины штурмовых групп и передовых подразделений поднялись на ледяной скат и ворвались в первую траншею врага. Завязался ожесточённый рукопашный бой.

Вскоре атакующие дивизии полностью заняли первую, а затем и вторую траншеи. По изрытому многочисленными воронками левом берегу Невы раскатилось могучее русское “ура”. Грохот боя удалялся от берега реки. Лавина советских бойцов, прокладывая путь огнём, штыком и гранатой, устремилась дальше, навстречу воинам Волховского фронта.

К концу первого дня наступления войска 67-й армии имели на левом берегу Невы два плацдарма.

Ночь на 13 ноября обе стороны провели в приготовлениях. Спешно выдвигались части 96-й и 61-й пехотных дивизий противника. Советские части укреплялись на левом берегу Невы. С правого берега переправлялись штабы и командные пункты. Часть дальнобойной артиллерии меняла свои огневые позиции. Инженерные войска приступили к постройке ледяных переправ для переброски через Неву средних танков.

Утром части 67-й армии возобновили наступление, стремясь овладеть узлами обороны противника на флангах прорыва - в Шлиссельбурге.

13 января противник предпринял несколько ожесточённых контратак, но все они были отбиты. На отдельных направлениях советские части значительно улучшили свои позиции. С 14 по 17 января обе стороны вводили в сражение новые силы. На небольшом участке местности продолжались ожесточённые бои, основная тяжесть которых ввиду особых условий местности легла на плечи пехоты. Успех этих боёв во многом зависел от мужества, воинского мастерства и находчивости младших командиров, непосредственно руководивших своими отделениями.

Утром 13 января 330-й стрелковый полк подполковника Г. И. Середина овладел железной дорогой и юго-западной окраиной Шлиссельбурга, а затем атаковал с юга и запада Преображенскую гору. К полудню гора, часть города и железнодорожная станция были заняты.

В ночь на 18 января командир 26-го немецкого армейского корпуса решил вывести оставшиеся войска из Шлиссельбурга и отвести их к Синявино. К этому времени между войсками Ленинградского и Волховского фронтов оставался узкий, около 2 км, коридор. Немецко-фашистское командование понимало, что до полного окружения его шлиссельбургской группы войск остались считанные часы. Оставив для прикрытия отхода батальон пехоты, гитлеровцы нанесли два встречных удара по советским войскам, вышедшим к Рабочему посёлку №5, Шлиссельбурга и Синявино. К полудню части 136-й стрелковой дивизии и 61-й танковой бригады обошли с севера и юга Рабочий посёлок №5. Считанные сотни метров оставались до встречи с волховховчанами.

Вскоре 123-я стрелковая бригада заняла и Рабочий посёлок №1.Таким образом, разгромив за шесть дней противостоящего противника и достигнув места встречи с волховчанами (Рабочие посёлки №5 и 1), войска 67-й армии выполнили свою главную задачу в операции.

В ночь на 19 января 1943г радио Ленинграда передало, что блокада прорвана.

Таким образом только пятая попытка прорыва блокады удалась, благодаря тщательной детальной подготовке операции 2-мя фронтами. Предыдущие же провалились в результате некомпетентных действий командующих.

Заключение

Ленинградская битва... Почему она продолжалась так долго? Почему враг стоял у стен Ленинграда 900 суток? Потребуется время, усилия многих историков и участников битвы для того, чтобы объективно воссоздать героические страницы подвигов всех защитников Ленинграда, показать причины блокадной трагедии города-героя. Назвать поименно тех, кто своими деяниями поставил Ленинград в трагические условия. Кто конкретно виновен в том, что Ленинградская битва длилась 37 месяцев, всего на 9 месяцев меньше, чем продолжалась Великая Отечественная война? Почему сухопутная блокада Ленинграда была прорвана лишь результате пятой попытки, через 16 месяцев после захвата противником Шлиссельбурга? Так ли фатально неизбежна была гибель сотен тысяч ленинградцев от голода в осажденном врагом городе? Почему совершались ошибки при использовании в ходе битвы одного из главных защитников Ленинграда - Волховского фронта? Какова лично роль Сталина в блокадной трагедии Ленинграда? Такова, лишь основная часть белых пятен Ленинградской битвы. Обратимся к некоторым из них.

10 сентября 1941 года началась первая операция по деблокаде Ленинграда. 20 сентября часть сил Ленинградского фронта генерала-армии Г.К.Жукова форсировала Неву и захватила на восточном берегу в районе Московской дубровки небольшой плацдарм. 24 сентября из района Гайтолова с боями продвинулись на запад на Минском и Синявийском направлениях части 54-й отдельной армии маршала Г.И.Кулика. Между нашими войсками оставалось не более 10 километров. Это был успех защитников Ленинграда. Слабо вооруженные, не имеющие боевого опыта, они шли в бой с ходу и тем не менее сумели создать своими героическими действиями реальную возможность деблокады Ленинграда. Причин того, что в сентябре 1941 года блокада Ленинграда не была прорвана, много. Но главная заключается в том, что в отличии от Гитлера, лично принявшего 24-25 сентября 1941 года все меры к тому, чтобы удержать Ленинград в блокаде, Сталин, не приняв мер к развитию успеха наших войск в Приладожье, оставил Ленинград в блокаде.

В героико-трагической военной судьбе Ленинграда особенно тяжелым был период голодной блокады. Гибель ленинградцев от голода лежит, по мнению историков, на совести Сталина и Жданова. Жданов заявил Сталину, что ленинградские склады забиты и просил не направлять к ним сверх плана продовольствие. Почему Жданов отказался от дополнительных составов с продовольствием? Не было в городе пустых продовольственных складов? Но это не причина. Знал Жданов и о том, что за три дня до начала войны из Ленинграда продолжали вывозить хлеб в Германию. Сталин очищал накануне войны склады Ленинграда от хлеба. Жданов отказался в начале войны от дополнительных составов с хлебом. Конечный результат их действий - голодная блокада Ленинграда. Одним из белых пятен Ленинградской битвы является история создания и использования Волховского фронта, которому отводилась решающая роль в ликвидации блокады Ленинграда и разгроме главных сил группы армии "Север". Волховский фронт был создан лишь к 17 декабря 1941 года. Промедление с созданием Волховского фронта было ошибкой Ставки, ухудшало положение Ленинграда.

Вторая ошибка была допущена при определении в Ставке 11 декабря 11941 года состава и границ Волховского фронта. Третья ошибка в отношении этого фронта была совершена в апреле 1942 года. Волховский фронт был ликвидирован. Были объединены войска Ленинградского и Волховского фронтов. Однако скоро выяснилось. что руководить деятельностью армиями, тремя отдельными корпусами и двумя группами войск, разделенными занятой врагом зоной, не только трудно, но и невозможно. Решение Ставки о ликвидации Волховского фронта, таким образом. Оказалось ошибочным.

8 июня 1942 года Ставка исправила свою ошибку: Волховский фронт был восстановлен. Его вновь возглавил К.А.Мерецков. Спустя семь месяцев, после того как Волховский фронт был допущен в Приладожье, в январе 1943, блокада Ленинграда была прорвана. Прорвана двумя фронтами: Ленинградским и Волховским, а не только Ленинградским как это мыслили в декабре 1941-го и в апреле 1942-го Хозин и Жданов. Четвертая ошибка в отношении Волховского фронта была совершена Ставкой 15 февраля 1944 г. Волховский фронт снова был расформирован. Спустя два месяца Ставка, убедившись в том, что Ленинградский фронт, вобравший в себя войска Волховского фронта, стал слишком громоздок, вынуждена была, исправляя свою ошибку, создать 3-й Прибалтийский фронт, примерно на том же направлении, на котором действовал Волховский к моменту его расформирования.

Таковы лишь некоторые белые пятна Ленинградской битвы. ...900 дней бились войска Красной Армии, Военно-морского флота и жители города за свой Любимый Ленинград. Ни массовые жертвы, ни голод, ни холод не сломили дух и доблесть защитников города. Ленинградское население переживало невиданную в истории человечества трагедию. Голод косил людей... И все же город жил и боролся! И победил!


Список источников и литературы

Источники

1. Архив МО СССР-/Сборник архивных материалов ВОВ 1941-45 гг./--

М.: «Воениздат», 1978

2. Манштейн Э. Утерянные победы. --М «АСТ» 2000

3. Мерецков К. А. Неколебимо, как Россия. --М., «Политиздат», 1965.

4. Мерецков К. А. На службе народу -- М., «Политиздат», 1968

5. Новиков А.А. В небе Ленинграда. М.: «Наука» 1970

6. «Пароль — Победа!»/ Воспоминания участников битвы за Ленинград./

«Лениздат», 1969

7. «Совершенно секретно! Только для командования!», Политиздат, 1978

8. Трибуц В. Ф. Краснознаменный Балтийский флот в битве за Ленинград в 1941—1944 годы. --М.: «Наука», 1973

Литература

9. Ачкасов В. Вайнер Б. Краснознаменный Балтийский флот в Великой Отечественной войне. --М., «Воениздат», 1957

10. Блатин А. Вечный огонь Ленинграда. --М.: «Советская Россия», 1976

11. Богатов М. Меркурьев В. Ленинградская артиллерия. –«Лениздат», 1946

12. Бычевский Б.В. Город-фронт. --М., «Воениздат», 1963

13. Ваксберг А. Тайна октября 1941 г. «Лениздат». 1990

14. Жеребов Д. Ленинградская битва. «Лениздат». 1990

15. Зубаков В.Е. Героический Ленинград. -- М., «Воениздат», 1972

16. Иноземцев И.Г. Под крылом – Ленинград.-- М.: «Воениздат», 1978

17. Манаков Н.А. В кольце блокады.-- «Лениздат», 1961

18. Михайлов В.В. Ленинград: Героическая оборона города в 1941-1944 гг.– М.: « Политиздат», 1980

19. Павлов Д.В. Ленинград в блокаде.—«Лениздат». 1985

20. Сирота Ф. И. Ленинград — город-герой.—«Лениздат», 1960

21. Типпельскирх К. История второй мировой войны 1939 — 1945 --М «АСТ» 2001

22. Чероков В.С. Для тебя, Ленинград. – М.: «Воениздат», 1978

23. Ярхунов В. М. Через Неву. --М., «Воениздат», 1960

* * * *

24. «Военно-исторический журнал», 1966/1

25. «Военно-исторический журнал», 1969/1

26. Вторая мировая война 1939—1945 гг. М., Воениздат,1958

27. «Войска противовоздушной обороны страны». М., Воениздат, 1968

28. «Ордена Ленина Ленинградский военный округ», Лениздат, 1969

29. 1941-1945 Великая Отечественная война. Изд. политической литературы, 1990.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:04:49 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
22:31:58 28 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Причины поражений РККА на Ленинградском фронте в 1941-1943 гг.

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151301)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru