Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Международные отношения Киевской Руси X – нач. XII вв.

Название: Международные отношения Киевской Руси X – нач. XII вв.
Раздел: Рефераты по истории
Тип: дипломная работа Добавлен 16:35:29 09 декабря 2010 Похожие работы
Просмотров: 7778 Комментариев: 2 Оценило: 3 человек Средний балл: 3.7 Оценка: неизвестно     Скачать

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

МУРМАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Историко – филологический факультет

Кафедра отечественной истории

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

на тему: «Международные отношения Киевской Руси X – нач.XII вв.»

Выполнила студентка:

V курс ОЗО

Мурманск


Содержание

Вступление

Глава 1. Становление древнерусской дипломатии

1.1 Освоение торгового пути «из варяг в греки». Содержание и значение русско- византийских договоров Олега и Игоря

1.2 Внешнеполитический курс Древней Руси в период правления Святослава. Дипломатия князя – воина

1.3 Христианизация Руси и её последствия: укрепление международных позиций Руси

Глава 2. Дипломатический курс Древней Руси в XI – начале XII веков

2.1 Поиски новых путей укрепления международных позиций Руси. Династические браки правящей династии

2.2 Древняя Русь и Византия. Особенности Русско – византийских контактов в эпоху Ярослава Мудрого

2.3 Борьба с печенегами. Укрепление позиций независимости Руси

Глава 3. Международное положение Древнерусского государства накануне удельного периода

3.1 «Крестовые походы» Владимира Мономаха

3.2 Использование древнерусскими князьями внешних сил в борьбе за Киевский престол. Исторические последствия данных акций

3.3 Геополитические положение Древней Руси в начале XII века

Глава 4. Практическое применение материалов ВКР в школьном курсе истории России.

4.1 Аргументация целесообразности использования материалов темы ВКР

4.2 Использование компьютерной презентации на уроках истории

4.3 Разработка урока по теме: «Международные контакты Руси»

Заключение

Список источников и литературы


Введение

Киевская Русь – одно из самых больших государств средневековой Европы - сложилось в IX в. в результате длительного внутреннего развития восточнославянских племен. Ее историческим ядром было Среднее Поднепровье, где очень рано зародились новые социальные явления, характерные для классового общества.

Современники — арабские и византийские авторы — называли первое государственное объединение восточных славян Русью, а народ, составивший это объединение,— русами.

В связи с тем, что центром этого могущественного государства на протяжении нескольких веков был Киев, в исторической литературе оно получило название Киевской Руси.

Киевская Русь сыграла выдающуюся роль в истории славянских народов. Становление феодальных отношений и завершение процессов формирования единого Древнерусского государства положительно сказались на этническом развитии восточнославянских племен, которые постепенно складывались в единую древнерусскую народность. В ее основе лежали общая территория, единый язык, общая культура, тесные экономические вязи. На протяжении всего периода существования Киевской Руси древнерусская народность, которая была общей этнической основой трех братских восточнославянских народов — русского, украинского и белорусского, развивалась путем дальнейшей консолидации.

Объединение всех восточнославянских племен в едином государстве способствовало их общественно-экономическому, политическому и культурному развитию, значительно укрепляло их в борьбе с общим врагом. Культурные ценности, созданные гением древнерусского народа, выдержали испытание временем. Они стали основой национальных культур русского, украинского и белорусского народов, а лучшие из них вошли в сокровищницу мировой культуры.

Большое историческое значение имела Киевская Русь и для многих неславянских народов. Передовые достижения Руси в области общественного, экономического и культурного развития становились достоянием Литвы, эстов, карелов, веси, мери, муромы, мордвы, тюркских кочевых племен южнорусских степей. Часть этих народов этнически и политически консолидировалась в составе Древнерусского государства.

На международной арене Древнерусское государство занимало одно из ведущих мест. Оно поддерживало широкие экономические, политические и культурные связи со многими странами Востока и Запада. Русь поддерживала политические, торговые и культурные отношения с Чехией, Польшей, Венгрией и Болгарией, имела дипломатические связи с Византией, Германией, Норвегией и Швецией, налаживала также связи с Францией и Англией. О международном значении Руси свидетельствуют династические браки, заключавшиеся русскими князьями. Одна дочь Ярослава Мудрого была замужем за французским королём Генрихом I, другая за норвежским королём Гарольдом Смелым, третья — за королём венгерским Андреем (Андрашем). Владимир Мономах по материнской линии был внуком византийского императора Константина X Мономаха. Сестра Владимира Мономаха Евпраксия-Адельгейда вышла замуж за германского императора Генриха IV, дочь Евфимия — за венгерского короля Коломана и т. д. Сам Мономах был женат на Гиде — дочери английского короля Гарольда.

Договоры с Византией хранят ценные свидетельства об общественных отношениях в Киевской Руси и международном её значении. Договоры закрепляют права Руси в политических и торговых отношениях с Византией.

Русь упоминается в сагах, слагавшихся в странах Скандинавского полуострова. О Руси писали арабские путешественники, византийские государственные деятели и историки. Французский эпос — «Песнь о Роланде» свидетельствует о том, что Русь и её богатства были хорошо известны во Франции. Упоминаются русы, а также Киевская земля в немецкой поэзии — в «Песне о Нибелунгах». Известны были русские купцы и их товары и в Англии.

Актуальность выбранной темы.

Знание истории международных отношений поможет глубже понять природу и содержание норм дипломатического права, становление международных отношение последующее периоды истории.

Выбор темы обусловлен также необходимостью рассмотреть в едином комплексе институтов, норм, принципов, правил и обычаев, входящих международные отношения Киевской Руси IX – начала XII веков.

Цели и задачи исследования.

Цель - проанализировать источники и литературу по истории становления международных отношений Киевской Руси XI - нач. XII вв.

История международных отношений прослеживается в существовавших правилах, обычаях, нормах, в разнообразных методах и формах дипломатической деятельности.

Так как ряд вопросов, относящихся к истории международных отношений, находится на стыке истории международного права, истории дипломатии, вопросы заключения договоров, заключение дипломатических браков. То целью данной работы была систематизация материалов по истории международных отношений России указанного периода, рассмотрение процесса их развития, анализ и обобщение данных материалов, и их сравнительная характеристика.

Результаты исследования могут быть использованы в преподавании в курсе отечественной истории в СОШ.

Историография работы.

Среди отечественных источников по этой теме главное место принадлежит летописям. Определение степени полноты и достоверности их известий о внешнеполитических связях Руси неразрывно связано с накоплением источников.

Русская досоветская историографии собрала по этой теме немалый фактический материал. Если брать русско-византийскую проблему, то он особенно квалифицированно представлен в трудах В.Г. Васильевского, Ф.И. Успенского, В.Н. Бенешевича, A.А. Васильева, М.Д. Приселкова и др. В марксистской науке послевоенных лет этой теме посвящена серия специальных исследований М.Н. Левченко, Н.Н. Воронина, Г.Г. Литаврина, B.Л. Янина, НЯ. Полового, П.О. Карышковского и др.

Весьма многочисленны труды дореволюционных ученых о роли Древней Руси в истории народов юго-восточного Причерноморья, Поволжья, Урала, Кавказа и Сибири, Малой, Средней и Передней Азии. В советское время отечественное востоковедение обогатило знания о русском средневековье новыми находками и исследованиями В. В. Бартольда, В. А. Гордлевско го, А. Ю. Якубовского и их преемников — А. П. Ковалевского, Б. Н. Заходера, В. М. Бейлиса, А. П. Новосельцева, Т. М. Калининой.[1]

Судя по осведомленности «Повести временных лет» о современном ей мире[2] , можно думать, что связи Руси с ним широки и многообразны, а неполнота летописей определяется рядом причин. Прежде всего, географией, местом их составления и кругом международных сношений того или иного княжеского двора. Летописцы были тенденциозны, ибо принадлежали к соперничавшим политическим центрам Верхний (Новгород) и Нижний (Киев, Чернигов, Переяславль) Руси. Наконец, с принятием христианства менялась трактовка истории взаимоотношений Руси с языческим, православным, иудейским, мусульманским и католическим мирами Политическая обособленность и церковная цензура сказалась на кругозоре летописцев, рядовая, будничная дипломатическая работа текла где – то рядом лишь изредка смыкалась с летописной.

Понятно, что в исследованиях по этому периоду особенно большое место принадлежит источникам иностранного происхождения, в первую очередь, хроникам и анналам. Но из доступных нам церковных хроник польских (Галл Аноним)[3] , немецких (Дитмар Мерзебургский, Адам Бременский, Гельмонд)[4] , датских (Саксон Грамматик) и многих других - Русь была, отнюдь, не главным объектом их далеко не беспристрастного наблюдения. То же следует сказать и о греческой придворной хронографии, отмеченной участием в ней самих особ царствующего дома вроде Никифора Вриенния, Анны Комнины.

Нечего говорить о тусклости сведений еще более отдаленных восточных (арабских и др.) информаторов, из которых ближе других подходили к границам Руси и побывавших в её пределах, оставил записки один лишь арабский купец и путешественник Абу – Хамид ал – Гарнати.[5]

Сложными и дискуссионными источниками остаются скандинавские эпические, повествовательные, содержащие описание земель и народов. Уточнения названий иностранных источников возможны из писем и государственных деятелей, Древней Руси и церковной литературы (как католической, так и православной). Нужно подчеркнуть, что успех в исследовании возможен лишь при комплексоном взаимном анализе, сопоставлении, обобщении всех русских и иностранных источников.

Опубликованы древние договоры с Византией в серии «Памятники русского права», «Полном собрании русских летописаний» в изданных «Повести временных лет», Новгородская летопись, летописец Переяславля Суздальскй земли. – отдельно.[6]

Главная заслуга в определении общественно - политического строя Древней Руси и разработки проблем ее внешней политики принадлежит историко-археологической школе Б. Д. Грекова. Изданий по теме моего исследования недостаточно, что повышает степень ответственности и значимости моей работы. Причиной этого является узость фактической основы.

«История дипломатии»[7] —первый обобщающий труд, в котором сделана попытка с позиций марксистско-ленинской методологии осветить события внешней политики.

С. В. Бахрушин[8] кратко оцепил значение дипломатии в истории международных связей средневековой Руси, характеризовал посольскую службу и принятый в стране порядок ведения переговоров и заключения внешнеполитических договоров.

Серия статей появилась в сборниках «Международные связи России до XVII в.», «Феодальная Россия во всемирно-историческом процессе», «Восточная Европа в древности и в средневековье»[9] .

Объектом исследования темы выпускной квалификационной работы является изучение внешнеполитической истории Древней руси

Предмет исследования составляет история формирования внешнеполитических отношений Киевской Руси X – XII вв, торговые и военные договоры правящих князей и другие формы дипломатических отношений с другими державами. Хронологические рамки исследования X начало XII в., – можно объяснить тем, в этот период происходит укрепление позиций Древней Руси, признание Древнерусского государства на международной арене – нач. XII в. усиление начала междоусобной борьбы наследников княжеской династии, наступление периода политической раздробленности русских земель

В соответствии с целью выпусконой квалификационной работы были поставлены следующие задачи:

· проанализировать основные подходы к вопросу международных отношений Киевской Руси IX – нач. XII вв;

· раскрыть историю формирования внешней политики со странами Византии, Польши, Герани, Франции, Скандинавии, Прибалтики, Волжской Булгарии, Хазарским каганатом.

· дать общую характеристику дипломатических сношений Киевской Руси IX – нач. XII вв.

· осветить династические браки в международных отношениях Киевской Руси IX - нач. XII вв.

· разработать уроки для учащихся 10 – х кл. по данной теме.

В процессе написания выпускной квалификационной работы использовались разнообразные методы исторического исследования: исторические и логические подходы в процессе изучения и оценки событий, анализ, метод сравнения предшествующего и последующего материала по теме исследования.

Историко – генетический, историко - типологический, историко – системный методы дали возможность детализировать, анализировать, обобщить материалы научно – исследовательской работы.

Комплексное использование общенаучных и специально – исторических методов работы с историческим материалом позволили автору создать объективную картину развития событий древнерусской истории и внести определенный вклад в изучение темы.

Научно – практическая значимость исследования.

Основные положения исследования могут найти применение в учебном процессе, при изучении темы при подготовке учебных пособий и спецкурсов. Практическая ценность работы заключается также в систематизации и разграничении материала по истории международных отношений.

Структура работы обусловлена темой, целью и задачами исследования. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложений. Список литературы по теме: «Международные отношения Киевской Руси X – нач. XII вв.» насчитывает 59 наименований.

Глава 1. Становление древнерусской дипломатии

1.1 Освоение торгового пути «из варяг в греки». Содержание и значение русско – византийских договоров Олега и Игоря

С середины IX века севернее Смоленска в Новгороде образуется центр под предводительством Рюрика. Особое внимание созданное государство стало уделять международным связям с южными странами. И ранее многие исследователи (в основном купцы и воины) привозили с далеких стран диковинные товары, но еще больше вдохновляло на сложный путь по рекам в Черное море удивительные рассказы там побывавших. Волшебный и богатый Царьград, после описаний путешественников, манил к нему как магнит.

Уже в 866 году Аскольд и Дир предпринимают поход на Константинопль, который не приносит им успеха. С грозной силой, пришедшей с севера по Днепру, методично предпринимавшей попытки выхода на богатейшие торговые пути Черного моря, стали считаться. Уже в 867 году патриарх Фотий в Константинополе учредил первую епархию для славян и варягов, принявших христианство.

Через 19 лет после похода по Днепру к морю варяжских дружин Аскольда и Дира князь Олег в 882 году предпринимает новый поход. Это уже не разведка и не торговое предприятие. Это продуманное мероприятие по государственному устройству народов, проживающих вдоль Днепра. Одна из задач - полный контроль над Великим водным путем и варяг в греки, т.е. контроль за торговлей между севером и югом.

Обратимся теперь к походу Олега 907 г. Согласно "Повести временных лет", это была комбинация кавалерийского рейда через Булгарию и морской операции.[10] В последней, как говорят, участвовало две тысячи лодок. Русские достигли Константинополя одновременно с суши и с моря, и окраины имперской столицы были безжалостно разграблены. Греки преградили доступ к внутренней части Константинополя - Золотому Рогу - цепями, но по истории летописца, Олег приказал поставить лодки на колеса и таким образом по крайней мере часть русской эскадры добралась осуху к расположенным выше богатствам Золотого Рога. Греки запросили мира, согласившись платить дань и заключить торговый союз, выгодный для русских. Перед отходом от Константинополя Олег, согласно преданию, водрузил свой щит на ворота города.

Прямого упоминания об этой кампании в Византийских источниках нет, и многие историки выражают сомнение относительно подлинности русского повествования.

Лучшим доказательством истинности повествования "Повести временных лет" является содержание русско-: византийских договоров 907 г. и 911 г. (См. приложение 1) О первом в "Повести" есть лишь краткое упоминание, относительно второго - полный текст-Достоверность последнего очевидна, поскольку словесное оформление русского текста делает абсолютно ясным, что это - перевод с греческого, демонстрирующий все черты формального стиля византийских документов подобного типа. Итак, содержание обоих договоров столь выгодно русским, что ни один византийский император того времени не согласился бы подписать такой документ без принуждения, связанного с военным поражением.

Договор давал русским определенные льготы. Они получили от греков единовременную контрибуцию по 12 гривен на каждого воина и дань в пользу подчиненных Олегу князей, сидевших в главных городах Руси. Греки обязывались обеспечивать русских купцов, находившихся в Византии, продуктами питания на протяжении шести месяцев, снабжать их корабельным снаряжением. Купцам разрешалось жить в предместье Константинополя (около церкви св. Мамонта), входить в город без оружия, но не больше чем по 50 человек через одни ворота и в сопровождении византийского чиновника.

В 911 г. договор 907 г. был дополнен. Он определял правовые нормы в отношениях русских с греками, которыми следовало руководствоваться в случае возникновения споров между ними. Стороны несли ответственность за совершенные преступления — убийства, драки и кражи, обязывались оказывать помощь друг другу при несчастных случаях в море. Какие-то соглашения, вероятно, были заключены между Киевом и Константинополем и в военной области. Известно, что в 911 г. 700 русских дружинников воевали в составе византийского войска с критскими арабами.

Заключение договоров Руси с Византией было актом большой исторической важности, поскольку они показали силу молодого восточнославянского государства. В договорах нашло отражение много сторон общественной жизни Руси — общественный строй, политическая структура государства, уровень ее культурного развития.

Другим важным направлением международных интересов Руси в конце IX — начале Х в. были страны Арабского халифата на юго-западном побережье Каспийского моря. Арабские писатели сообщают о нескольких военных походах русских на эти государства. Ибн-Хасан вспоминает походы 880 г. и 909—910 гг., когда русские взяли несколько городов Табористана. Масуди рассказывает о походе 912—913г., когда 500 русских кораблей с экипажами по 100 человек на каждом прошли по Волге и достигли южного побережья Каспия.[11]

Успех Олега в Черном море открыл дорогу русской торговле, оживив коммерческое взаимодействие между русскими и греками, что создавало основу благосостояния для княжества.

Согласно "Повести временных лет", князь Олег умер в 913 г. (возможно, в 912 г.). Кажется возможным, что удачно завершив свои переговоры с Византией и получив Черное море для русской торговли, он обратил свое внимание на Каспийское море и Транскавказский регион.

После смерти Олега, наступившей по сообщению “Повести временных лет”[12] в 912 г., князем на Руси стал Игорь (912—945 гг.). В свидетельствах письменных источников о начале княжения Игоря, как и о смерти Олега, существуют расхождения. Многое остается невыясненным относительно самой личности Игоря. Характерно, что нигде, кроме легенды о взятии Олегом Киева, летописи не связывают Игоря с Рюриком или вообще с варягами.

Начало княжения Игоря совпало со значительным ухудшением внутреннего и международного положения Руси. Первыми вышли из подчинения Киеву древляне, на которых Игорь пошел войной, покорил и наложил дань, большую, чем та, которую они платили Олегу. На протяжении трех лет Игорь вел борьбу с уличами, пока удалось взять их город Пересечен. Но и после этого уличи не покорились. Часть их оставила Поднепровье, отошла на запад, где поселилась между Южным Бугом и Днестром.

В годы княжения Игоря у южных границ Руси впервые появились печенеги. В 915 г. они заключили с Киевом мир и откочевали к Дунаю. Однако в 920 г. это соглашение было нарушено. Из краткого сообщения летописи — “а Игорь воеваша Печенъги” — не видно, какая из сторон первой нарушила мирные условия. Византийские источники позволяют заключить, что в обострении русско - печенежских отношений повинна прежде всего византийская дипломатия. Империя не была заинтересована в чрезмерном усилении Киевской Руси и пыталась оказать нажим на нее посредством угрозы печенегов. Коварство императорского двора не сразу было раскрыто в Киеве, и вплоть до 30-х годов Х в. Русь продолжала оказывать военную помощь ВизантииЮ, русские в составе императорской армии принимали участие в войнах в Италии.

В 941 г. в отношениях между Киевской Русью и Византией наступил разрыв. Игорь, воспользовавшись тем, что Византия вела войну с арабами, выступил на кораблях в Константинополь. В походе приняло участие 10-тысячное войско. Вблизи Константинополя русский флот был встречен византийским и сожжен “греческим огнем”. Оставшиеся в живых и вернувшиеся на родину русичи были поражены этим огнем и сравнивали его с молнией на небесах.

Поход русов па восток в 943 г. был удачным. Русские воины на кораблях Черным морем достигли р. Куры, прошли в глубь страны, захватили большие города Бердаа и Дербент и возвратились домой с богатой добычей.

В 944 г. Игорь осуществил второй поход на Константинополь, “хотя мстити себе” за поражение в 941 г. Предупрежденный корсунцами, византийский император выслал навстречу русским войскам послов и попросил мира. Был заключен договор, который, хотя и подтверждал основные торговые интересы Руси в Византии, не принес ей тех выгод, какие давали предыдущие. Он упразднил ряд преимуществ для русских и накладывал на них больше обязанностей: русские купцы должны были выплачивать Византии пошлину, Игорь обязывался не пропускать к византийским владениям в Крыму болгар, не нападать самому на византийские земли.

Византийско-русский договор 945 г.[13] может быть охарактеризован как подтверждение и продолжение договоров 907 и 911 гг. Он более детализирован и точен, нежели ранние соглашения. Лишь в одном, пункте урезаны привилегии русских купцов: условие относительно освобождения от пошлинных платежей не было включено в Игорев договор.

Договор 945 г. должен рассматриваться как важное достижение политики Игоря.

Вывод.

Договоры киевских князей с Византией показывают, что Киевская Русь не была еще прочно спаянным единым государством.

Внешнеполитические мероприятия первых киевских князей выглядят двояко. С одной стороны, это обеспечение сбыта товаров, собранных во время полюдья, с другой - это уже чисто государственные акты, имеющие и политическую подоплеку. Именно такой характер носили походы Олега и Игоря.

1.2 Внешнеполитический курс Древней Руси в период правления Святослава. Дипломатии князя – воина

Сын Ольги и Игоря Святослав (945-972) - самый легендарный из всех киевских князей, вновь вернулся к войнам. Традиционно войны Святослава оценивались как захватнические. Многочисленные походы Святослава в разных направлениях дали повод некоторым историкам считать его военным предводителем бродячей дружины, далеким от насущных интересов Киевской державы. Но эта оценка далека от истины.

Воинственный князь большинство своей жизни провел в походах за пределами русской земли. Он нанес поражение Волжской Болгарии, покорил мордовские племена, разгромил Хазарский каганат, успешно воевал на Северном Кавказе и Азовском побережье. Вел войну с константинопольским императором за Балканский полуостров и подумывал о перенесении своей столицы в Переяславец на Дунае, считая его центром своей земли. Однако в результате поражения от Византии с империей был заключен мирный договор и, дунайские земли пришлось вернуть.

В княжение Святослава Русь впервые столкнулась с новыми выходцами из южных степей - печенегами. В отсутствие князя в Киеве печенеги осадили город и только призыв осажденных киевлян, и быстрое возвращение князя спасли город от разорения. Однако опасность набегов с юга не исчезла. По дороге в Киев в 972 году Святослав был окружен печенегами и убит.

В целом историки по-разному оценивали политическую деятельность Святослава. Н. М. Карамзин, например, считал его плохим государственным деятелем, но хорошим полководцем из-за того, что он хотел перенести столицу своего государства на Дунай. Близкую оценку давал и С. М. Соловьев. [14]

Историк И.А. Заичкин в походах Святослава видел две цели[15] :

Война с хазарами велась для полного освобождения восточнославянских племен от власти Хазарского каганата.

Война с Византийской империей имела целью помощь братскому болгарскому народу.

Традиционно историки выделяют три этапа во внешнеполитической деятельности Святослава:

Походы против своих ближайших соседей;

Дальние походы на восток - река Итиль (Волга), Хазарское (Каспийское) море, Сурожское (Азовское) море, река Дон;

Походы на юг - Русское море, Болгария, Византия.

В X веке на степных просторах южнее Киева кочевало воинственное племя печенегов. Они часто, преимущественно весной, когда степь оживала, нападали на русские города и постоянно держали Киевскую Русь в состояние напряженности. Поэтому Святослав прежде всего выступил против печенегов. В один из своих степных набегов он наголову разгромил их и таким образом надолго лишил охоты и намерения вторгаться в земли киевского князя. На реке Оке издавна жили вятичи. Это сравнительно многочисленное славянское племя до Святослава не признавало власти киевского князя и не платило ему дани. Святослав пошел на Оку, "смирил" вятичей и заставил их платить дань Киеву.

Эти два выступления были для дружины Святослава подготовкой к более трудному походу на восток с целью разгрома Хазарского каганата. Даже при Святославе Киевская Русь продолжала платить дань хазарам. Кроме того, торговый путь из Киева в Азию, через реку Итиль и Хазарское море, был для русских купцов не только трудным, но и весьма опасным. Очень часто хазары грабили их и убивали. Поэтому победа над хазарами была Киеву просто необходима. Святослав со своей дружиной прибыл на реку Итиль, прошел через поселения камских болгар, спустился вниз по реке к столице хазар - городу Итилю, взял его с боем и полностью разрушил. После этого по Хазарскому морю он перешел на западный берег, бросил свои ладьи и, покорив на Кавказе ясов и касогов, через Кубань вышел на берег Сурожского моря к городу Тмутаракани, где жили русские люди. Таким образом, Святослав не только освободил Киев от дани хазарскому кагану, не только очистил русским купцам торговый путь на Восток, но и воссоединил Тмутаракань с Русской землей.

Этим, однако, восточный поход Святослава не закончился. На берегу Сурожского моря дружина его построила ладьи и поднялась вверх по Дону. Здесь, на берегу Дона, выше Северского Донца, была вторая столица хазар - крепость Саркел (Белая Вежа), специально построенная греками для устрашения и сдерживания русских. Святослав разрушил крепость и вернулся в Киев. После этих ударов Хазарский каганат прекратил свое существование. Но главный и наиболее опасный противник Киевской Руси был на юге, в лице пока еще могущественной Византийской империи. Византия в то время владела южным берегом Крыма (область Климаты, город Херсонес), вела затяжную войну с болгарами и с помощью богатых подачек направляла воинственных печенегов на Киев. После дошедших до Константинополя сведений о восточном походе Святослава у Византии возникло естественное желание столкнуть Русь с Болгарией, а потом, когда они обескровят друг друга, уже по одиночке подчинить их своему диктату. Именно с этой целью византийский император Никифор II Фока (963 - 969) прислал к Святославу в Киев своего посла Калокира, который посоветовал киевскому князю выступить против Болгарии и присоединил к своему совету солидный куш золота греческой чеканки. Святослав решил идти в Болгарию, но только совсем с другим намерением.

В 968 году русская дружина в составе примерно 20 000 воинов со Святославом во главе на 500 ладьях спустились вниз по Днепру к "Русскому" морю. Вторая рать численностью около 30 000 человек во главе с воеводой Свенельдом и братом Святослава Улебом на конях и повозках отправилась на юго-запад через земли тиверцев и уличей. Затем оба войска соединились в устье Дуная на земле болгар. В Болгарии Святослав вмешался в византийско-болгарскую борьбу, но не в интересах Византии, а на стороне болгар-патриотов. Святослав быстро занял ряд городов по Дунаю, в том числе Переяславец.

Греки скоро почувствовали угрозу со стороны русских не только своему влиянию в Болгарии, но и безопасности самой империи. Поэтому, чтобы отвлечь Святослава от Переяславца, они спровоцировали нападение печенегов на ослабленный в военном отношении Киев.

Летом 969 года печенеги во главе со своим каганом Курей обложили Киев. Положение киевлян было очень тяжелым: не хватало бойцов для обороны, в осажденном городе начались пожары, голод, не было воды. Ольге все же удалось послать своих гонцов к Святославу и черниговскому князю. Помощь пришла вовремя. Вернувшись с частью своих войск, Святослав наголову разбил печенегов южнее Киева, у города Родня, и даже взял в плен самого Курю. Святослав не был жестоким человеком и даровал куре жизнь, взяв с него слово больше не нападать на русские города.

Вскоре после освобождения Киева от печенегов скончалась Ольга. Похоронив мать, Святослав решил вернуться к своей дружине в Переяславец. Но до отъезда ему надо было решить вопрос, кого из сыновей сделать своим наместником в Киеве. У Святослава было три сына: Ярополк и Олег от законной жены Предславы и Владимир от рабыни Малуши. По желанию бояр Святослав на время своего отсутствия посадил Ярополка князем в Киеве. Скоро в Киев прибыли из Искоростеня представители древлян. Они попросили себе в князя Олега, и Святослав согласился. Но особенно его порадовали его гости из Новгорода, когда тысяцкий Михало, ходивший в свое время с Игорем на греков и хорошо знавший Ольгу, от имени новгородцев пригласил Владимира княжить в Новгороде. Святослав поинтересовался, желает ли сам Владимир ехать в далекую северную землю, и остался доволен твердым и положительным ответом своего любимого сына. А чтобы быть спокойным за него, он в качестве воеводы послал с ним в Новгород не раз уже проверенного на деле дружинника Добрыню, родного брата Малуши.

К моменту возвращения Святослава в Переяславец византийский трон захватил новый император - Иоанн Цимисхий, один из видных полководцев империи. Воинственный и решительный, Цимисхий не мог смириться с присутствием русских дружин в Болгарии и немедленно выступил против Святослава, надеясь на быструю и легкую победу. Однако в первой же битве Святослав (правда, не без помощи болгар и угров) разгромил Цимисхия и обратил его в бегство. Преследуя греков, Святослав занял Доростол, Филипполь, Аркадиополь и дошел со своими воинами до Адрианополя. Испытывая страх за судьбу империи, Цимисхий обратился к Святославу с предложением о мире. Киевский князь охотно согласился на мир и с основной частью своих дружин снова вернулся в устье Дуная, в город Переяславец.

Часть воинов с воеводой Свенельдом он оставил в Преславе. Мир под Адрианополем был заключен осенью, а весной, перед днем Христова воскресения, после лихорадочной подготовки к новой схватке с русскими Цимисхий нарушил его. Он послал 300 кораблей с "греческим огнем" в устье Дуная, а сам с огромным войском пошел на Преславу. Осадив город, Цимисхий воспользовался изменой болгарского царя Бориса и местной феодальной знати и через несколько дней занял его. Узнав о падении Преславы, Святослав с войском пришел в крепость Доростол и закрылся там вместе со многими болгарами - патриотами.

Спустя шесть дней греки подошли к Доростолу. Несмотря на двухмесячную осаду крепости и неоднократные жестокие сечи у стен, Цимисхий не смог одолеть русско-болгарское войско. Он снова был вынужден предложить Святославу мир. Силы Святослава тоже были на исходе, поэтому почетный мир вполне его устраивал. И вот, чтобы договориться об условиях мира, на берегу Дуная встретились двое: византийский император и русский князь. Было решено, что русские уйдут из Болгарии и будут друзьями греков; греки не станут воевать с болгарами и не будут подстрекать печенегов на походы против Руси. Цимисхий согласился беспрепятственно выпустить корабли Святослава из устья Дуная. Кроме того, греки обещали дать на обратный путь каждому русскому воину по две греческие меры (т. е. по два четверика) хлеба и разрешить русским купцам торговлю с Царьградом. При возвращении князь не внял совету опытного воеводы Свенельда и с частью дружины решал пробираться на Русь по Днепру (Свенельд конным строем шел более западным путем).

Поздней осенью русская дружина морским путем благополучно достигла устья родного Днепра. Сначала она предприняла попытку подняться вверх по реке. Однако, узнав о засаде печенегов на порогах и, главное, убедившись, что зима не позволит добраться до Киева, Святослав и его воеводы решили вернуться обратно и перезимовать на берегах Русского моря. Это решение, как потом оказалось, обрекло закаленное в боях войско на новое тяжелейшее испытание. Зима тогда выдалась лютая, холодная и голодная. Много лет спустя летописец, упоминая об этом походе Святослава, писал: "Не было у них брашна и быша глад велий, по полгривны платили за конскую голову… врагом были болезни. Много их в ту пору пришло сюда - мало осталось…".

Только ранней весной 972 года корабли князя Святослава отчалили от морских берегов и по ожившему Днепру поплыли к Киеву. У днепровских порогов Святослава подстерегли печенеги, убили князя и перебили его дружину, а из черепа Святослава печенежский предводитель Куря сделал себе, по обычаю кочевников, чашу и пил из нее на пирах.

Изучая дипломатию Святослава, А. Н. Сахаров пришел к следующему выводу:[16] "Внешняя политика князя Святослава Игоревича явилась закономерным продолжением усилий, предпринятых еще Олегом и особенно Игорем по укреплению позиций Руси в Северном Причерноморье, на восточных торговых путях, на подступах к Балканам… Новые внешнеполитические задачи древнерусского государства, осуществление которых выпало на долю энергичного, предприимчивого Святослава, требовали и нового уровня дипломатии. Многообразные приемы и методы древнерусской дипломатии при Святославе Игоревиче основывались на дипломатическом опыте прошлого, способствовали его дальнейшему обогащению в соответствии с развитием древнерусской государственности, расширяющимися политическими связями Руси с другими странами".

Вывод.

Оценить деятельность князя Святослава весьма сложно: князь-воин заслоняет князя-дипломата. Многие историки, так же как и современники, считали князя военным авантюристом, воюющим ради самой битвы и славы воина. "Повесть временных лет", описывая ратные подвиги князя, совсем не уделяет внимания причинам, по которым князь проводил столь активную внешнюю политику. Но посмотрим иначе: завоеваниями Святослава для Руси был обеспечен выход к Каспию, к восточным торговым путям, к Черному морю и главному торговому пути Восточной Европы - Дунаю, оказавшемуся под контролем русских князей. Киевская Русь за несколько лет укрепила свои позиции в Северном Причерноморье, на торговых путях на Балканах, стала крупной торговой державой, соперничавшей с самой Византией.


1.3 Христианизация Руси и её последствия: укрепление международных позиций Руси

В IX веке в Восточной Европе сложилось мощное государство, объединившее восточных славян и их ближайших соседей - Киевская Русь. Международный авторитет этой державы возрастал с каждым годом, налаживались контакты с окружающими народами, достигла расцвета торговля. В то же время крупнейшие государства того периода не хотели считаться с северным соседом из-за приверженности населения Руси старым традиционным языческим культам.

Постепенно языческая религия - прогрессивная для эпохи военной демократии - стала тормозящим фактором в развитии средневековой государственности феодального типа, требовавшей жесткой централизации социальных институтов и объединения под руководством единого правителя.

Язычество не обеспечивало формирование отношений феодального господства и беспрекословного подчинения, напротив, оно зачастую толкало вольнолюбивый народ на постоянные выступления против власти, покушавшейся на родовые устои и личную свободу. Кроме того, язычество на определенном этапе перестало обеспечивать достаточно интенсивное развитие торговли и культурного обмена с христианским и исламскими странами. Поэтому принятие одной из мировых религий стало тогда исторической необходимостью, в определенной степени уровнявшей Русь с остальными европейскими державами.[17]

Языческое мировоззрение того времени отражало своеобразный договор человека с силами Природы - богами. В этой идеологической базе не было места все отчетливей проявлявшемуся социальному и имущественному неравенству, которые были свойственны феодальным отношениям. Из-за развития феодализма и фактического изменения положения некоторых групп свободных общинников древняя традиция утратила роль основного связующего звена между отдельными частями населения, из которых в последствии образовались сословия. Представления о "загробном мире", как и все языческое мировоззрение в целом, требовали от славянина помимо мужественности, честности и трудолюбия, так же и признание как высшей ценности личной свободы (неприятия никакой формы рабства - духовного и экономического), что вступало в противоречия с ходом исторического процесса.

Появившуюся прослойку собственников земли, которую фактически представляла власть, не устраивали старые традиционные нормы, требовавшие от славянина всемерного накопления имущества для продолжения вольготного существования в "загробном мире". Им нужны были безропотные производители, дававшие необходимый прибавочный продукт: именно это должно было способствовать развитию феодальных отношений. Старые традиции требовали существенного изменения. Однако, попытки реформирования родовых устоев не достигли желаемого результата. Языческое мировоззрение живет в народе, и изменение его устоев "сверху" фактически невозможно. Попытки унификации языческих культов на Руси привели к краху религиозной реформы 980-х годов, которую пытался провести князь Владимир - народ не воспринял новые, во многом навязанные, образы своих богов.

Первые христианские миссионеры проникли на Русь в начале IX века. Известная и до сих пор эксплуатируемая служителями культа легенда о миссионерской деятельности апостола Андрея возникла, по видимому, в разгар борьбы Руси и Византии за крымские владения, в XII веке. Ее автор, возможно приближенный к Мстиславу Великому летописец, пытался доказать, что своей христианизацией Русь обязана князю Владимиру и его окружению, но отнюдь не византийцам. Тем самым была предпринята попытка доказать, что Владимир по своему статусу равен василевсам Византии.[18]

Нет никаких исторических материалов, свидетельствовавших бы о проникновении христианства в середине I тысячелетия н.э. Также, нет оснований считать, что христианизации подвергся новгородский князь Бравлин совершивший в конце VIII - начале IX веков поход на Сурож.

Первыми христианами на Руси стали славянские купцы - изменение веры во многом способствовало развитию их торговли, чем они часто пользовались, крестившись подчас по нескольку раз: обрадованные купцы-христиане подчас отдавали новообращенному в христианскую веру купцу-славянину свой товар в пол - цены.

Первая попытка крещения русов произошла в 866 году. Связана она с неудачным походом на Византию, распространением болезней в стране и миссионерской деятельностью епископа, присланного императорским двором. Попытка была неудачной и вторая произошла в промежутке между 872 и 877 годами. По-видимому, этим крещением были затронуты киевские поляне.

Приход к власти в Киеве новгородского князя Олега в 882 году и период объединения Киева и Новгорода ознаменовались резкой сменой политики власти. Постоянные конфликты с Византией привели к росту национального самосознания и отходу от привнесенной византийцами религии. В то же время это способствовало консолидации христианской общины Киева, которая, в конце концов, повлияла на официальную власть. Способствовал дальнейшему развитию христианства на Руси спор князя Олега с языческими жрецами. Потепление отношений с Византией в начале X века привело к развалу союза языческого жречества с властью. Процесс проникновения христианства продолжился.

Большую часть христиан на Руси, по-видимому, составляло пришлое население: варяги, хазары, болгары, византийцы. В начале X века, во время каспийского похода, под влияние христианства попал "некий правитель" Булдимир и население "острова русов". Правда в последствии они приняли ислам, о чем упоминает мусульманский летописец тех времен.

В княжение Игоря количество христиан резко возрастает. Христианство проникает в княжескую, боярскую и дружинную среду, многие христиане занимают важные посты в управлении.

Политический конфликт между христианами и язычниками в Киевской Руси возникает в княжение Ольги. После смерти мужа, остро нуждаясь в поддержке, вдова Игоря обращает в свой взор на киевскую христианскую общину. В 944 году она с посольством направляется в Царьград, где принимает христианство византийского образца, получая тем самым легитимную, с точки зрения христиан, власть. Опираясь на верхи киевской знати, она смещает своего сына с княжеского престола и жестоко подавляет древлянское восстание. В 946 году Ольга вторично посещает Византию, с целью укрепить союз с новым императором - Константином Багрянородным.

На Руси возникают две враждующие политические группировки - языческая во главе со Святославом и христианская во главе с Ольгой. Она проводит ряд мероприятий, способствовавших распространению христианства: разрушает капища (на отдельных территориях), строит церкви. Новая религия, не смотря на недовольство Святослава, все больше проникает в дружинную среду.

Однако осуществить крещение Руси Ольге не удается. Возникшие трения с Византийским правящим домом, упорное нежелание Святослава принять крещение и сила "языческой партии", вынуждают княгиню обратится за помощью на Запад. Но присланные германским императором католические миссионеры не нашли поддержки и понимания у населения Руси и вынуждены были бежать из ее пределов. Ольга теряет союзников, и к власти приходит Святослав во главе "партии язычников".

Нового князя мало заботили внутренние проблемы государства. Это был настоящий воин, видевший цель в завоевании новых территорий. При Святославе было окончательно подорвано хазарское влияние (были захвачены и разрушены главные хазарские города - крепость Белая Вежа и столица Хазарии Итиль), укрепились позиции Киевской Руси на юге. В результате войн с Византией на короткий срок была подчинена Болгария.

Положение христиан на Руси резко ухудшилось. По-видимому, они были отстранены от важнейших государственных постов, лишены некоторых привилегий и "ругаемы бяху" от язычников. Именно в это время была разрушена церковь Николая - один из древнейших центров христианской общины.

В неудачах 971 года, когда под Доростолом был заключен невыгодный для русов мир, по-видимому, обвинены были именно христиане, связь (в том числе и политическая) которых с Византией была очевидной. Возможно, именно киевские христиане, боявшиеся репрессий вернувшегося из Болгарии Святослава, подкупили печенегов, которые в 972 году у Днепровских порогов напали на отряд князя и убили его.

В княжение старшего сына Святослава - Ярополка - христианская партия вновь укрепляет свои позиции. Приверженцы новой религии получают "волю великую", что вызывает недовольство в языческих кругах населения. Фактически начинается междоусобная война между двумя конфликтующими группировками.

Языческую партию возглавляет Владимир, на его сторону переходит часть дружины великого князя. Опираясь на языческий Новгород и Северную Русь, Владимир смещает своего брата с киевского престола. Ярополк бежит в город Родень, где и погибает, покинутый собственной дружиной. В 979 году христианская группировка терпит поражение и лишается власти.

Однако язычество в традиционном виде не смогло решить задачи, поставленные историей перед Киевским государством. В 980 году князь Владимир предпринял попытку реформировать устои родового общества, в угоду сложившейся к тому времени политической ситуации. На первое место был выдвинут культ дружинного бога Перуна, что не нашло понимания у основных масс языческого населения, приоритетно чтивших других богов - в основном, Велеса и Макошь. Отношения с христианскими империями начали осложняться. Возможно, у нового князя произошел конфликт с языческим жречеством, претендовавшим на сохранение родовой системы власти. В итоге, реформа окончилась неудачей.

Владимир и его окружение активно искали выход из сложившейся ситуации и нашли его, по примеру многих государств того времени, в замене религии. По ряду политических причин киевская знать остановила свой выбор именно на византийской системе христианства. В то же время, с учетом географических и экономических причин, это был наиболее выгодный выбор для Руси. Осуществление новой реформаторской программы началось в конце 80-х годов X века.

В 988 году Киевская Русь и Византийская империя заключили союзный договор о взаимопомощи, скрепить который, по обычаям того времени, планировалось династическим браком между Владимиром и византийской принцессой Анной. Киев оказал помощь императорскому двору в подавлении восстания Варды Фоки, как раз в то время, когда из-за многих неблагоприятных внутреннеполитических факторов Византийская империя находилась на грани краха. Возможно, в том же году Владимир тайно принял крещение.

Тем не менее, византийские императоры (на тот момент было два василевса - Василий и Константин) не выполнили свою часть договора - ни принцессы Анны, ни автономной церковной организации князю русов они не дали. В ответ на это коварство Владимир осадил центр византийского Крыма, город Херсонес (Корсунь) и овладел им весной 990 года. Византия вынуждена была уступить и выполнить свою часть договора. Свадьба Владимира и Анны, вероятно, произошла в Херсонесе. Летом того же года византийское духовенство в сопровождении княжеского войска прибыло в Киев.

Крещение города происходило в несколько этапов на протяжении лета 990 года. Еще в Корсуне подверглась христианизации княжеская дружина. Киевская знать, смиренная к этому времени княжеской властью и силой войска, тоже приняла крещение. Владимир приказал уничтожить статуи языческих богов по всему городу, что послужило своеобразной психологической подготовкой горожан к принятию новой веры.

31 июля был издан новый указ: всему населению Киева явиться на следующий день к берегам реки Почайны. 1 августа 990 года состоялось формальное массовое крещение киевлян. Не все горожане подчинились приказу - многие приверженцы язычества покинули город и скрылись в "лесах и пустынях".

Перед князем Владимиром и его окружением возник вопрос распространения христианства на всю территорию Киевской державы. Христианизация полян произошла в конце 990 и закончилась в 991 году.

В Новгород, который являлся крупнейшим северным оплотом язычества, был послан дядя князя - Добрыня, воевода Путята и епископ Иоаким. Противостояние в городе дошло до уличных боев и поджога некоторых участков Новгорода крестителями. В ответ на это язычники под предводительством Богомила Соловья и тысяцкого Угоняя разграбили усадьбы новгородских христиан. Добрыней было разрушено святилище Перуна в устье Волхова. Крещение "огнем и мечом" происходило в несколько этапов: в начале крестились несколько сот жителей Торговой стороны. В начале сентября 990 года крещению подвергалась основная масса населения. Наконец, в конце сентября - начале октября того же года в новую веру обращали тех, кто смог избежать этого ранее.

Сам князь Владимир отправился в Ростово-Суздальскую землю. Еще в Херсонесе христианизации подверглось также и ростовское воинство, участвовавшие позже в крещении Новгорода. Дойдя до Ополья, князь основал город Владимир Залесский, ставший, по-видимому, христианским центром Северо-восточной Руси, крупным оплотом новой религии в языческих землях кривичей, вятичей и соседних угро-финских народов. В 991-992 годах христианское духовенство, при поддержке княжеских дружин, несколько раз пытается крестить местное население. Однако действия властей не имели желаемого успеха - по свидетельству современников Успенскую церковь в Ростове посещали только "женщины и отроки". На долгое время Северо-восточная Русь становится центром языческих восстаний.

В конце X - начале XI века Русь постепенно христианизируется. При появлении крестителей большая часть народа соглашалась принять обряд, но как только княжеские власти уходили, "все возвращалось на круги своя". В ряде областей насаждение новой веры встретило активный отпор со стороны местного населения. Отдельные районы продолжали исповедовать старые языческие традиции вплоть до XII - XIII веков.

В целом, принятие христианства в качестве официальной религии способствовало развитию феодализма в Киевской Руси. Обращаясь к народу, христианские священники, в противовес языческим волхвам, проповедовали смирение, безропотное подчинение, отказ от накопления богатств и заботы о завтрашнем дне, ради "спасения души". Казалось бы, подобные проповеди должны были вызвать апатию у свободолюбивых язычников, но философская гибкость христианского богословия со временем сделала свое дело.

Вывод.

В целом благодаря принятию христианства Киевская Русь была включена в европейский христианский мир, а значит и стала равноправным элементом европейского цивилизационного процесса. Однако принятие христианства имело и негативные последствия. Православие способствовало обособлению Руси от западноевропейской цивилизации. С падением Византии Русское государство и Русская православная церковь оказались, по сути дела, в изоляции от остального христианского мира. Именно этим обстоятельством может быть отчасти объяснен отказ Западной Европы прийти на помощь Руси в ее противоборстве с иноверцами (татаро-монголами, турками и другими завоевателями).


Глава 2. Дипломатический курс Киевской Руси в XI – начале XII веков

2.1 Поиски новых путей укрепления международных позиций Руси. Династические браки правящей династии

Династические браки были не редкостью в Киевской Руси. Еще Владимир посылал часть своего воска на выручку Византийской империи от мятежников, требуя взамен руку младшей сестры Василия и Константина (императоры Византии). Киевский князь прекрасно понимал, что ему представляется редчайший случай породниться с правителями Византийской империи.

Но все же наибольшее развитие династические браки получили при правлении Ярослава Мудрого.

Вот что читаем в «Хронике» уже хорошо знакомого нам Адама Бременского в примечании (схолии) к повествованию о норвежском короле Харальде Суровом Правителе (1046-1066 гг.)[19]

«Вернувшись из Греции, Харальд взял в жены дочь короля Руси Ярослава; другая досталась венгерскому королю Андрею, от которой родился Соломон третью взял французский король Генрих, она родила ему Филиппа (короля Филиппа, 1060-1108 гг.)

Каждый из этих трех браков имел, разумеется, и (или даже — прежде всего) политическую сторону. Попытаемся восстановить ее, насколько то позволяют западноевропейские источники. Замужество Елизаветы Ярославны, состоявшееся, очевидно, ок. 1042—1044 гг., когда Харальд незадолго до своего приглашения на норвежский престол пребывал на Руси, освещено преимущественно памятниками скандинавского происхождения. Нас же будет больше занимать судьба ее сестер.

Дочь русского князя Ярослава Мудрого Елизавета известна только по исландским сагам, где она носит имя «Эллисив» (Ellisif) или «Элисабет» (Elisabeth). В целом ряде королевских саг записи начала XIII в. (в «Гнилой коже», «Красивой коже», «Круге земном», «Саге о Кнютлингах»), а также (без упоминания имени невесты) в «Деяниях епископов гамбургской церкви» Адама Бременского (ок. 1070 г.) содержатся сведения о браке Елизаветы и Харальда Жестокого Правителя (норвежского конунга с 1046 по 1066 г.). Сопоставление известий саг с данными исландских анналов приводит к выводу, что брачный союз был заключен зимой 1043/44 г. История женитьбы Харальда и Елизаветы, как она описывается сагами, весьма романтична[20] .

«В среду в четвертые календы августа месяца» (т. е. 29 июля) 1030 г. в битве при Стикластадире против войска лендрманнов и бондов погиб знаменитый норвежский конунг Олав Харальдссон (1014–1028). Его сводный (по матери) брат, Харальд Сигурдарсон, которому тогда было пятнадцать лет, участвовал в сражении, был ранен, бежал из битвы, скрывался, лечился, перебрался через горы в Швецию, а весной следующего года отправился, как сообщает исландский историк Снорри Стурлусон в своде королевских саг «Круг земной» (ок. 1230 г.), «на восток в Гардарики к конунгу Ярицлейву», т. е. на Русь к князю Ярославу Мудрому.

Снорри далее рассказывает, что «конунг Ярицлейв хорошо принял Харальда и его людей. Сделался тогда Харальд хёвдингом над людьми конунга, охранявшими страну… Харальд оставался в Гардарики несколько зим и ездил по всему Аустрвегу. Затем отправился он в путь в Грикланд, и было у него много войска. Держал он тогда путь в Миклагард»[21]

Причина отъезда Харальда объясняется в «Гнилой коже» (1217–1222 гг.) Здесь рассказывается о том, что «Харальд ездил по всему Аустрвегу и совершил много подвигов, и за это конунг его высоко ценил. У конунга Ярицлейва и княгини Ингигерд была дочь, которую звали Элисабет, норманны называют ее Эллисив. Харальд завел разговор с конунгом, не захочет ли тот отдать ему девушку в жены, говоря, что он известен родичами своими и предками, а также отчасти и своим поведением». Ярослав сказал, что не может отдать дочь чужеземцу, у которого «нет государства для управления» и который недостаточно богат для выкупа невесты, но при этом не отверг его предложения и обещал «сохранить ему почет до удобного времени». Именно после этого разговора Харальд отправился прочь, добрался до Константинополя и провел там примерно десять лет (ок. 1034–1043 гг.) на службе у византийского императора[22] .

Возвращаясь на Русь, будучи обладателем такого огромного богатства, «какого никто в Северных землях не видел во владении одного человека, — рассказывает Снорри Стурлусон, — сложил Харальд Висы радости, и всего их было шестнадцать, и один конец у всех».[23] Та же строфа, что и в «Круге земном», цитируется в другом своде королевских саг — «Красивая кожа» (ок. 1220 г.). В «Гнилой коже» и «Хульде» приводятся шесть строф Харальда, посвященных «Элисабет, дочери конунга Ярицлейва, руки которой он просил». Строфы вводятся словами: «… и всего их было шестнадцать, и у всех один конец; здесь, однако, записаны немногие из них».

Весной, сообщают саги со ссылкой на скальда Вальгарда из Веллы («Ты спустил [на воду] корабль с красивейшим грузом; тебе на долю выпала честь; ты вывез, действительно, золото с востока из Гардов, Харальд»), Харальд отправился из Хольмгарда через Альдейгьюборг в Швецию. В исландских анналах читаем: «1044. Харальд [Сигурдарсон] прибыл в Швецию». На этом основании можем сделать вывод, что брачный союз Харальда и Елизаветы был заключен зимой 1043/44 г.[24]

Ни один источник, рассказывая об отъезде Харальда с Руси, не говорит о том, что Елизавета была вместе с ним в этом путешествии. Правда, к такому выводу можно прийти на основании отсутствия в сагах указаний на то, что две их дочери (Марию и Ингигерд, не известных, как и Елизавета, русским источникам, знают «Гнилая кожа», «Красивая кожа», «Круг земной» и «Хульда») были близнецами, — в противном случае у Харальда и Елизаветы, проведших вместе, согласно сагам, одну весну между свадьбой и отплытием Харальда, могла бы быть лишь одна дочь.

Подтверждается это и последующим известием саг, что по прошествии многих лет, покидая Норвегию, Харальд взял с собой Елизавету, Марию и Ингигерд. Елизавету и дочерей, согласно «Кругу земному» и «Хульде», Харальд оставил на Оркнейских островах, а сам поплыл в Англию[25] .

Брак Харальда Сигурдарсона и Елизаветы Ярославны упрочил русско-норвежские связи, имевшие дружественный характер во времена Олава Харальдссона — во всяком случае с 1022 г., т. е. со смерти Олава Шётконунга, тестя Ярослава, и прихода к власти в Швеции Энунда-Якоба, вступившего вскоре в союз с Олавом Харальдссоном против Кнута Великого — и во времена Магнуса Доброго (1035–1047), возведенного на норвежский престол не без участия Ярослава Мудрого.

Сватовство и свадьба Анны Ярославны состоялись в 1050 году, тогда ей было 18 лет.

Уже в начале своего королевского пути Анна Ярославна совершила гражданский подвиг: проявила настойчивость и, отказавшись присягать на латинской Библии, принесла клятву на славянском Евангелии, которое привезла с собой. Под влиянием обстоятельств Анна затем примет католичество. Приехав в Париж, Анна Ярославна не сочла его красивым городом. Хотя к той поре Париж из скромной резиденции каролингских королей превратился в главный город страны и получил статус столицы. В письмах к отцу Анна Ярославна писала, что Париж хмурый и некрасивый, она сетовала, что попала в деревню, где нет дворцов и соборов, какими богат Киев.

В начале XI века во Франции на смену династии Каролингов пришла и утвердилась династия Капетингов - по имени первого короля династии Гуго Капета. Через три десятилетия королем из этой династии стал будущий муж Анны Ярославны Генрих I, сын короля Роберта II Благочестивого (996-1031). Свекор Анны Ярославны был человеком грубым и чувственным, однако, церковь ему все прощала за набожность и религиозное рвение. Он считался ученым богословом.

Овдовев после первого брака, Генрих I решил жениться на русской княжне. Главный мотив такого выбора - желание иметь крепкого, здорового наследника. И второй мотив: его предки из дома Капетов были в кровном родстве со всеми соседними монархами, а церковь возбраняла браки между родственниками. Так судьба предназначила Анну Ярославну продолжить королевскую власть Капетингов.

Жизнь Анны во Франции совпала с экономическим подъемом в стране. Во время царствования Генриха I возрождаются старые города - Бордо, Тулуза, Лион, Марсель, Руан. Процесс отделения ремесла от земледелия идет быстрее. Города начинают освобождаться от власти сеньоров, то есть от феодальной зависимости. Это повлекло за собой развитие товарно-денежных отношений: налоги с городов приносят государству доход, который способствует дальнейшему укреплению государственности.

Важнейшей заботой мужа Анны Ярославны было дальнейшее воссоединение земель франков. Генрих I, как и его отец Роберт, вел экспансию на восток. Внешняя политика Капетингов отличалась расширением международных отношений. Франция обменивалась посольствами со многими странами, в том числе с Древнерусским государством, Англией, Византийской империей.

Овдовела Анна Ярославна в 28 лет. Генрих I умер 4 августа 1060 года в замке Витри-о-Лож, недалеко от Орлеана, в разгар приготовлений к войне с английским королем Вильгельмом Завоевателем. Но коронование сына Анны Ярославны, Филиппа I, как соправителя Генриха I состоялось еще при жизни отца, в 1059 году. Генрих умер, когда юному королю Филиппу исполнилось восемь лет. Филипп I царствовал почти полвека, 48 лет (1060-1108). Он был умным, но ленивым человеком.

Завещанием король Генрих назначил Анну Ярославну опекуншей сына. Однако Анна - мать молодого короля - осталась королевой и стала регентшей, но опекунство, по обычаю того времени, она не получила: опекуном мог быть только мужчина, им и стал шурин Генриха I граф Фландрский Бодуэн.

По существовавшей тогда традиции вдовствующую королеву Анну (ей было около 30 лет) выдали замуж. Вдову взял в жены граф Рауль де Валуа. Он слыл одним из самых непокорных вассалов (опасный род Валуа и раньше старался низложить Гуго Капета, а потом Генриха I), но, тем не менее, всегда оставался приближенным к королю. Граф Рауль де Валуа - сеньор многих владений, да и воинов имел не меньше, чем король. Анна Ярославна жила в укрепленном замке мужа Мондидье.

Анна Ярославна овдовела во второй раз в 1074 году. Не желая зависеть от сыновей Рауля, она покинула замок Мондидье и вернулась в Париж к сыну-королю. Сын окружил стареющую мать вниманием - Анне Ярославне было уже больше 40 лет. Младший ее сын, Гуго, женился на богатой наследнице, дочери графа Вермандуа. Женитьба помогла ему узаконить захват земель графа.

О последних годах жизни Анны Ярославны мало что известно из исторической литературы, поэтому интересны все имеющиеся сведения. Анна с нетерпением ожидала вестей из дома. Вести приходили разные - то плохие, то хорошие. Вскоре после ее отъезда из Киева умерла мать. Через четыре года после смерти жены, на 78-м году жизни, скончался отец Анны, великий князь Ярослав. Болезнь сломили Анну. Она умерла в 1082 году в возрасте 50 лет.

Данные венгерских источников о женитьбе венгерского короля Андрея (по-венгерски — Эндре) I (1046-1060 гг.) на русской княжне служат, в сущности, первым по-настоящему определенным и достоверным свидетельством о русско-венгерских политических отношениях.

Шимон Кезаи, и свод XIV в. рисуют политическую предысторию этого союза. Племянники короля Иштвана братья Андрей, Бела и Левенте были изгнаны дядей из страны: Бела (будущий король Бела I) остался в Польше, женившись на сестре польского князя Казимира I, а Андрей и Левенте отправились дальше «на Русь. Но так как там они не были приняты князем Владимира из-за короля Петера то после этого двинулись в землю половцев оттуда «через некоторое время», как добавлено в своде XIV в., они снова «вернулись на Русь.»[26]

Судя по этому рассказу, появление венгерских изгнанников на Волыни (где в то время наместничал, вероятно, кто-то из Ярославичей — либо Изяслав, либо Святослав) приходится уже на период правления в Венгрии короля Петера (1038-1041, 1044—1046 гг.), ориентировавшегося на Германию и пользовавшегося ее поддержкой. И потому отказ, полученный Андреем и Левенте на Руси, вполне понятен ввиду того, что мы знаем о дружественности русско-немецких отношений ок. 1040 г.

Но вскоре положение резко изменилось. Лояльная по отношению к Петеру политика Ярослава Владимировича сменяется поддержкой его соперника — мятежного антикороля Абы Ша-муэля (Самуила) (1041—1044 гг.), также одного из племянников покойного Иштвана I. Думать так позволяет сообщение немецкой Регенсбургской хроники императоров»[27] , написанной между 1136 и 1147 гг. на древневерхненемецком языке анонимным регенсбургским монахом-стихотворцем.

Его рассказ, в целом опирающийся на известные источники, в части, касающейся Шамуэля, совершенно оригинален и содержит уникальные сведения. Согласно «Хронике императоров», разбитый Петером в 1044 г, с немецкой помощью Шамуэль «быстро собрался, Взяв детей и жену, Он бежал на Русь.

Судя по другим источникам, бегство не удалось, но важен сам факт. Как бы ни относиться к этой информации, дальнейшее развитие событий не подлежит сомнению: после поражения Шамуэля Русь поддержала и другого соперника Петера — Андрея. Венгерская знать «отправила торжественных послов на Русь к Андрею и Левенте», чтобы вручить им престол, на котором в 1046 г. и водворяется Андрей, вызвав против себя неоднократные, но безуспешные походы германского императора Генриха III. Видимо, в 1046 г. или чуть ранее, когда обозначился политический интерес Ярослава к фигуре Андрея, а состоялся брак.

Личность Анастасии (сохраняя благоразумный скептицизм, не станем все-таки совершенно полагаться на довольно позднего автора) Ярославны лучше запечатлелась в венгерской традиции; ср., например, не лишенный некоторого лиризма пассаж из «Деяний венгров Анонима»: Андрей часто проводил время в замке Комаром «по двум причинам: во-первых, он был удобен для королевской охоты, во-вторых, в тех местах любила жить его жена, потому что они были ближе к [ее] родине — а она была дочерью русского князя и боялась, что германский император явится отомстить за кровь [короля] Петера».

Оставляя на совести «Анонима» его слабость в географии (Комаром находился на Дунае, близ устья реки Ваг, т.е. заметно ближе к немецкой границе, чем к русской), отметим игру судьбы: когда к концу правления Андрея политические декорации успели претерпеть еще одну радикальную смену и Андрей был свергнут братом Белой I (1060—1063 гг.), Анастасия с сыном Шалмоном, женатым на сестре германского короля Генриха IV (1056-1106 гг.), нашла убежище именно в Германии. А весь период правления Шаламона (1063-1074 гг., умер ок. 1087 г.) тому приходилось отстаивать трон в борьбе против сыновей Белы — Гезы и Ласло, искавших поддержки в том числе и на Руси (они были племянниками Гертруды, жены киевского князя Изяслава Ярославича). Анастасия же, по преданию, скончала свои дни в немецком монастыре Адмонт, неподалеку от венгерско-немецкой границы.

Уяснить же политическую позицию Всеволода можно, приняв во внимание брак его сына Владимира Мономаха, который был заключен как раз в исследуемый нами период. Владимир Всеволодович женился на Гиде, дочери последнего англосаксонского короля Харальда, погибшего в1066 г. Сведения об этом браке в науке используются давно, но, пытаясь определить его политический смысл, историки были вынуждены ограничиваться общими фразами. Думается, и здесь новые данные о внешней политике Святослава вносят достаточную ясность.

Распространенная в науке датировка женитьбы Владимира Мономаха и Гиды (1074/75 г.) условна и опирается исключительно на дату рождения старшего из Мономашичей — Мстислава (февраль 1076 г.). Датский хронист Саксон Грамматик утверждает, что этот матримониальный союз был заключен по инициативе датского короля Свена Эстридсена, который приходился двоюродным братом отцу Гиды и при дворе которого она пребывала после того, как вынуждена была покинуть Англию. Возможный мотив действий Свена иногда видят в том, что вторым браком он был якобы женат на дочери Ярослава Мудрого, Елизавете, овдовевшей в 1066 г. (ее первый муж, норвежский король Харальд Суровый, погиб в битве при Стэнфордбридже против Харальда, отца Гиды).

Но это заблуждение, идущее от старой скандинавской историографии, основано на неверном толковании сообщения Адама Бременского (70-е гг. XI в.)[28] , где речь на самом деле идет о браке шведского короля Хакона, причем не на Елизавете Ярославне, а на «матери Олава Младшего», т. е. норвежского короля Олава Тихого, который был не сыном, а пасынком Елизаветы. Принимая во внимание роль Свена Эстридсена в выборе невесты для сына Всеволодова, нельзя не обратить внимание на тесные союзнические отношения между датским королем и Генрихом IV в 70-е гг.

Они лично встречаются в Бардовике, близ Люнебурга, в 1071 г. и, возможно, еще раз в 1073 г.; осенью 1073 г. Свен даже предпринимает военные действия против воюющих с Генрихом саксов. Комментаторы, вероятно, правы, сомневаясь в справедливости мнения Ламперта Херсфельдского (во всем склонного усматривать антисаксонские козни Генриха IV), будто уже в 1071 г. на переговорах со Свеном речь шла о совместных акциях против саксов.

Поэтому едва ли будет слишком смелым предположить, что, помимо дел, связанных с Гамбургской митрополией, тогда обсуждался и внезапно возникший конфликт между Германией и Польшей. Одновременность германо-черниговских и германо-датских переговоров наводит на мысль, что инициатива, проявленная датским королем при заключении брака Владимира Мономаха и Гиды, могла быть связана с этими переговорами. В силу сказанного нам кажется, что женитьбу Всеволодовича на английской принцессе-изгнаннице надо рассматривать как проявление скоординированной международной политики Святослава и Всеволода в 1069—1072 гг., направленной на изоляцию Болеслава II, главного союзника Изяслава Ярославича.[29]

В таком случае брак Владимира Мономаха должен был быть заключен в период между 1072 (германо-датская встреча в Бардовике состоялась летом предыдущего года) и 1074 гг. Датировать присоединение Всеволода к германо-датско-черниговской коалиции против Польши более поздним временем нет оснований, так как на рубеже 1074—1075 гг. «польский вопрос» потерял для младших Ярославичей актуальность. Именно к этому времени их отношения с Болеславом II были урегулированы, следствием чего стала не только скандальная высылка Изяслава из Польши (по выражению летописца, «все взяша ляхове у него, показавше ему путь от себе») в конце 1074 г. и мир между Польшей и Русью после Пасхи 1075 г., но и совместная акция против Чехии с участием Олега Святославича и Владимира Мономаха осенью — зимой 1075/76г. [30]

Все сказанное помогает лучше понять те политические шаги, которые предпринял Изяслав в Ламперту, он прибыл к Генриху IV в Майнц в самом начале 1075 г. в сопровождении тюрингенского маркграфа Деди, при дворе которого обретался и впоследствии. Деди получил Тюрингенскую марку вместе с рукой Аделы Брабантской, вдовы предыдущего тюрингенского маркграфа Оттона Орламюндского, от которого у Аделы было две дочери — Ода и Кунигунда. И вот, у Саксонского анналиста находим любопытное сообщение, что Кунигунда, оказывается, вышла замуж за «короля Руси» («regi Ruzorum»), а Ода — за Экберта Младшего, сына Экберта Старшего Брауншвайгского. После некоторых колебаний исследователи нашли правильное решение, отождествив мужа Кунигунды Орламюндской с Ярополком, сыном Изяслава Ярославича.

[31] Постараемся установить время, когда был заключен этот брак. Маркграф Деди после переговоров между Генрихом IV и вождями восставших саксов в Герстунгене 20 октября 1073 г. покинул лагерь саксонской оппозиции и до самой своей кончины осенью 1075 г. сохранял лояльность по отношению к королю. Это значит, что сближение с Деди едва ли имело смысл для Изяслава в пору его пребывания в Польше в 1074 г., так же как и у Деди не было причин искать родства с князем-изгнанником. После того, как Изяслав в конце 1074 г. перебрался в Германию, его сына Ярополка весной 1075 г. застаем в Риме, где он ведет переговоры с папой Григорием VII, цель которых — побудить папу оказать давление на Болеслава Польского. Послания Григория VII к Изяславу и Болеславу II, ставшие результатом переговоров Ярополка и папы, датированы 17 и 20 апреля; следовательно, сами переговоры происходили, вероятно, в марте — апреле, после окончания Великопостного синода 24—28 февраля. Поэтому вряд ли у Изяслава было достаточно времени, чтобы женить сына до его отправления в Италию. Но после возвращения Ярополка ко двору Деди (очевидно, в мае 1075 г.) положение стало принципиально иным. И дело не только в том, что Изяслав заручился поддержкой римского первосвященника, получив из его рук киевский стол в качестве «дара святого Петра» («dono sancti Petri»); важнее изменения в позиции Генриха IV.

Перемена политического курса Святослава в 1074 г. понятна: восстание саксов летом 1073 г. отвлекшее на себя все силы германского короля, нарушило планы совместных действий против Польши. Новый политический курс Святослава стал очевиден для Генриха, надо полагать, уже после возвращения посольства Бурхарда в июле 1075 г. Мало того, весьма правдоподобно предположение, что военные действия в Тюрингии, предпринятые Генрихом в сентябре 1075 г. совместно с чешским князем и во главе чешского войска, были внезапно прерваны, завершившись спешным отступлением в Чехию в связи с начавшимся как раз в это время русско-польским походом против Братислава Чешского.

Легко представить себе, что все это могло вызвать резкий поворот в отношении Генриха IV к Изяславу и иметь следствием брак Ярополка Изяславича с дочерью тюрингенского маркграфа. Чем объяснялся выбор невесты для русского князя? Важным было, разумеется, положение отчима Кунигунды, маркграфа Деди. Но, зная происхождение Оды, жены Святослава, нельзя не отметить, что Изяслав женил сына на родной сестре жены майсенского маркграфа Экберта Младшего, двоюродного брата Оды. Необходимо учитывать также, что Удон II, усыновленный Идой из Эльсдорфа и, таким образом, брат Оды и дядя Экберта Младшего, владел в это время Саксонской северной маркой (умер в 1082 г.). Мы видим, как «русские браки» первой половины 70-х гг. охватывают все саксонские марки, т.е. все пограничные с Польшей территории. Совершенно очевидно, что Изяслав стремился подорвать позиции Святослава, вся польская политика которого в 1070—1074 гг. строилась на союзе с восточносаксонской знатью. Родственные связи Изяслава через свою невестку Кунигунду как бы «перекрывают» более ранние связи его младшего брата.

Такого рода русско-саксонские контакты можно считать традиционными для Руси. Ведь в течение полустолетия, при Ярославе Мудром и Ярославичах, натянутость отношений русских князей с Польшей всегда влекла за собой союзы с восточносаксонскими маркграфами. Еще в 30-е гг. XI в. совместная борьба Ярослава Мудрого и германского императора Конрада II против польского короля Мешка II была скреплена браком русской княжны с маркграфом той же Саксонской северной марки Бернхардом. Равным образом в середине 80-х гг., в пору борьбы Всеволода Ярославича с Ярополком Изяславичем Волынским, так же, как и его отец, опиравшимся на польскую поддержку, Всеволод выдал свою дочь Евпраксию за маркграфа Саксонской северной марки Генриха Длинного, сына Удона II. Такая примечательная преемственность в древнерусской внешней политике заслуживает особого исследования.[32]

Вырисовывающаяся картина международной политики Ярославичей в 70-е гг. XI в. будет неполной, если не обратить должного внимания еще на один ее фланг — венгерский. В Венгрии в это время развернулась борьба между королем Шаламоном (1064—1074), поддержанным Германией, и его двоюродными братьями — Гезой, Ласло и Ламбертом, традиционно связанными с Польшей (их отец, Бела I, долгое время находился в Польше в изгнании). Данные о русско-венгерских отношениях этой поры крайне скудны. В сущности, известно только, что вслед за Ламбертом, искавшим помощи в 1069 г. у Болеслава Польского, в 1072 г. на Русь с той же целью отправился Ласло, но миссия его успеха не имела, как принято считать, вследствие внутренних неурядиц на Руси114. Вопрос о том, почему именно

на Руси сыновья Белы I надеялись получить подмогу и к кому именно ездил за ней Ласло, по недостатку источников не ставился. По нашему мнению, и здесь можно кое-что прояснить, если учесть имеющиеся теперь в нашем распоряжении сведения о внешнеполитическом противоборстве Изяслава Киевского и Святослава Черниговского в начале 70-х гг.

Ода, жена Святослава, будучи дочерью рано умершего Лютпольда Бабенберга, оказывается родной племянницей тогдашнего маркграфа Баварской восточной марки Эрнста. Чрезвычайно примечательно, что с фигурой Эрнста мог быть связан и расчет Изяслава, когда он женил сына на падчерице маркграфа Деди: дело в том, что Эрнст был женат на дочери Деди от предыдущего брака. Если принять во внимание, что Баварская восточная марка на немецко- венгерском пограничье играла ту же роль, что восточносаксонские марки на немецко-польских рубежах, то присутствие «венгерского вопроса» на переговорах Генриха IV как со Святославом около 1070 г., так и с Изяславом осенью 1075 г. станет достаточно вероятным. Во всяком случае должно быть ясно, что единой древнерусской политики ни в отношении Польши, ни в отношении Венгрии в это время не было; международные связи Киева и черниговско-переяславской коалиции следует рассматривать раздельно.

Тогда логично предположить, что Ласло в поисках помощи отправился к Изяславу, прочно связанному с Польшей, но натолкнулся на противодействие младших Ярославичей, склонных в силу своего союза с Генрихом IV поддержать Шаламона. Положение дел усугублялось тем, что пограничная с Венгрией Волынь находилась в то время, вероятно, в руках Всеволода.

И в венгерском вопросе 1074-й год должен был принести с собой радикальную переориентацию политики Святослава. Думать так заставляет не только кризис его альянса с Генрихом IV, имевший следствием прямое военное сотрудничество с Болеславом Польским, но и одновременное сближение Гезы I и младших Ярославичей с Византией. Завладевший в 1074 г. венгерским троном Геза I женился на гречанке (возможно, на племяннице будущего императора Никифора III Вотаниата — тогда зятя императора Михаила VII Дуки) и даже короновался присланной из Византии короной. В то же время (по В. Г. Васильевскому, в 1073—1074 гг.) Михаил VII вступает в переговоры со Святославом и Всеволодом Ярославичами, предлагая выдать дочь одного из них (вероятно, Всеволода) за своего порфирородного брата Константина. Очевидно, в результате какой-то достигнутой в это время договоренности Константинополь получил и русскую военную помощь при подавлении мятежа в Корсуни.

Вывод

Браки представителей киевской династии свидетельствовали о том, что Русь заняла видное место в системе европейских государств, а ее связи с латинским Западом были самыми тесными. Ярослав Мудрый сосватал сыну Изяславу дочь польского короля Мешко II, сыну Святославу - дочь немецкого короля Леопольда фон Штаде. Младший из трех Ярославичей Всеволод женился на родственнице императора Константина Мономаха. Среди дочерей Ярослава старшая Агмунда-Анастасия стала венгерской королевой, Елизавета - норвежской, а затем датской королевой, Анна - французской королевой. Брак Анны оказался несчастливым и она бежала от мужа к графу Раулю II Валуа. Королевская власть во Франции находилась в состоянии упадка, и король Генрих I не мог вернуть жену.

Венцом матримониальных успехов киевского дома был брак Ефросиньи, дочери Всеволода Ярославича, с германским императором Генрихом V. Брак был недолгим. После шумного бракоразводного процесса Ефросинья вернулась в Киев. Брат Ефросиньи Владимир Мономах женился на изгнанной принцессе Гите. Отец Гиты Харальд II был последним представителем англосаксонской королевской династии. Норманнский герцог Вильгельм Завоеватель разгромил англосаксов. Харальд погиб, а его дочь Гита укрылась в Дании, откуда ее привезли в Киев.

Органичное включение Рюриковичей в систему династических связей правящих домов христианских государств Европы XI – начала XII вв. свидетельствует о том, что Русь рассматривалась ими как равный в социальном и политическом отношении партнер, а сама она оставалась в едином культурном и политическом европейском пространстве.

2.2 Древняя Русь и Византия. Особенности русско-византийских контактов в эпоху Ярослава Мудрого

На протяжении X в. Византия имела возможность не раз убедиться в опасности нарушения мира с Русью, когда многочисленное войско "тавроскифов" неожиданно оказывалось у границ империи или под стенами столицы. Обращение императора Василия II в критический момент восстания Варды Фоки за военной помощью к киевскому князю Владимиру Святославичу, взятие Херсонеса и женитьба Владимира на Анне, сестре императоров Василия и Константина, крещение Руси - все эти факты политической истории Византии и Киевской Руси имели для них важные последствия. Прочный мир, продолжавшийся более полувека, дал возможность империи с помощью русских войск осуществить успешные военные кампании в Малой Азии, Сицилии и Болгарии.

Русь избавилась от печенежских нашествий и расширила свои владения на северо-востоке. Объединенными русско-византийскими силами в 1016 г. были ликвидированы остатки хазарских владений в Таврике. Северное Причерноморье становится областью пограничных владений Руси и Византии. Установление родственных связей между правящими домами Киева и Константинополя значительно повысило международный авторитет киевских князей, а христианизация способствовала упрочению феодального строя на Руси.

Мирные отношения между двумя державами были нарушены в 1043 г., поводом для этого похода послужила расправа с русскими купцами в Константинополе. Большая русская рать под началом старшего сына Ярослава Владимира двинулась на ладьях к Константинополю.

Поход 1043 г. представляется, согласно сообщениям греческих и русских источников, бесспорным поражением русских, что, однако, не помешало восстановлению между двумя государствами нормальных от ношений на условиях, удовлетворявших обе стороны[33] . Договор был закреплен браком Всеволода Ярославича и дочери императора Константина IX Мономаха. Неудача не имела для русских неблагоприятных последствий, как полагают, вследствие серьезных внешнеполитических и внутренних затруднений Византии. Решающим фактором явилось, по мнению ряда исследователей, нашествие печенегов, вторгшихся в пределы империи и в 1046-1047 гг. подступивших к стенам Константинополя[34] ; в этих условиях Византия, нуждаясь в военной помощи русских, поспешила пойти на значительные уступки.

Соображения эти, на первый взгляд реалистические, при более обстоятельном рассмотрении оказываются сомнительными. Неясна прежде всего позиция Киева. Отношения с Византией в X-XI вв. оставались одним из главных вопросов внешней политики Руси. Но вот на следующий год после неудачного похода Ярослав Мудрый вместо того, чтобы готовиться к новому походу и силой оружия принудить византийцев к тем условиям мира, ради которых была начата война, отправляется походом на Мазовию на помощь польскому князю Казимиру. В 1046-1047 гг. русское войско уже выступает в качестве союзника империи. Помогая соседям и своему недавнему противнику, Ярослав Мудрый ничего не предпринимает для восстановления собственного военного престижа. Чем вызвана такая, казалось бы, бездеятельность в кардинальном вопросе международной политики, что парализовало военные сил русских?

События русско-византийской войны 1043 г., несомненно, привлекли к себе пристальное внимание соседних держав, и военная неудача могла серьезно пошатнуть международное положение Киева. Однако положение его после войны как бы упрочилось. Малообъяснима также позиция Византии. Если признать, что "в 1043 году победительницей оказалась Византия и в год заключения мира ей ничто ниоткуда не угрожало", то что же принудило Константина Мономаха выдать дочь за Всеволода? Политические браки занимали существенное место в русско-византийских отношениях XI века. "Свойство" киевского князя и византийского императора сохраняло силу до смерти Владимира Святославича, но впоследствии Византия стала забывать об этом.

Meжду тем в итоге войны 1043 г. дочь императора, возможная наследница престола (если принять во внимание преклонный возраст императриц Зои и Феодоры), оказывается супругой четвертого сына Ярослава - Всеволода, имевшего в то время незначительные шансы когда-либо занять отцовский престол. По нормам дипломатических отношений того времени династический брак в мирное время означал признание равенства и взаимной заинтересованности сторон. Если же брак заключался в итоге военной кампании и был одним из условий мирного договора, естественно предполагать, что это условие выдвинула заинтересованная сторона, а таковой была тогда Русь.

Создается впечатление о последовательной и целенаправленной переработке статьи в невыгодном для русских отношении.

Рассказ о втором сражении по сходству изображения событий, казалось бы, служит важным аргументом в пользу объективности свидетельств византийских и русских авторов. Однако он является вставкой; в рассказ Вышаты, так как в нем описывается сражение, участником которого Вышата не был. В первой части статьи говорится о том, что русское войско попало в беду из-за того, что Владимир не прислушался к совету воеводы, и поэтому не в интересах Вышаты было рассказывать о том, как Владимир без него одержал победу над византийцами. Слова: "И бысть весть греком, яко избило море Русь" - едва ли могут принадлежать русскому: откуда бы русским знать, что греки были оповещены об "избиении" Руси? Этот фрагмент, по-видимому, был заимствован из византийских хроник уже в древности. Если даже редактор: и дополнил рассказ Вышаты вторым эпизодом, то и в таком случае вставка не укрепляет доверие к тексту летописной статьи. Неизвестно, какова была первоначальная ее редакция, но она была иной.

Следует отметить, что в Софийской летописи, Новгородской IV и близких к ним летописных сводах рассказ начинается словами "паки" или имеются две записи о походе Владимира: "Посла Ярослав сын своего Володимира на греки. В лето 6551. Пакы на весну посла велики князь Ярослав сына своего на греки"[35] .

Как понимать данную статью со словом "паки" (то есть "снова"; "опять", "еще раз")? Означает ли это, что Ярослав во второй раз посылает Владимира в поход? Это самое естественное, казалось бы, чтение обычно исключается как невероятное, а затем предпринимаются более или менее остроумные попытки найти другое, "действительное" значение текста. Возражением против прямого чтения является обстоятельство, что после слова "паки" следует все та же статья о походе 1043 г., и никаких новых сведений она не сообщает, следовательно, слово "паки" по смыслу записи теряет свое основное значение. Но, бы может, позднейший составитель по незнанию или с умыслом соединил рассказы о двух походах в одну запись (подобных примеров история летописания знает немало)? В таком случае, если компилятором являлся редактор основной статьи 1043 г. по Софийскому своду, грекофил по убеждениям, он мог выбрать тот рассказ, который ему больше подходил по духу.

Летописная статья 1043 г., с ее отмечавшимися в литературе противоречиями (например, упоминание двух воевод - Вышаты и Ивана Творимирича, присутствие разных дат в разных сводах и т. п.), с интерполяциями и грамматическими несогласованиями, имеет вид тщательно подобранной из разных фрагментов мозаики. Это указывает на внимание к статье, может быть, даже не одного редактора. Именно этим определяется раздельное рассмотрение авторами каждого элемента статьи. К таким самостоятельным элементам ее принадлежат и слова "паки посла Ярослав...". Анализ текста не дает доказательств, чтобы принять его как исторически весомое свидетельство о втором походе, но он не исключает в принципе возможности такого чтения, как случайно уцелевшего рудимента несохранившегося рассказа о втором походе русских на Византию. Правомерно поставить вопрос о возможности или, наоборот, невозможности второго похода, предпринятого Ярославом Мудрым.

Поход был не только возможен, но и вероятен. История русско-византийских отношений X в. свидетельствует о настойчивости, с какой русские князья добивались благоприятного исхода войны, не останавливаясь перед временными неудачами. Известно, что Игорь, растеряв свое войско в морских сражениях, выступил на суше с еще большими военными силами, почему византийцы и поспешили предложить мир. При Ярославе Мудром военные силы Руси значительно возросли, тогда как империя в XI в. находилась в состоянии упадка.

Промежуток между походом 1043 г. и заключением мира принято считать в три года в соответствии с сообщением летописи: "По трех же лет миру бывшю, пущен бысть Вышата в Русь к Ярославу"[36] . В приведенной фразе, однако, трехлетний срок относится к возвращению Вышаты. Слова "миру бывшю" являются придаточным предложением и могут означать лишь то, что мир был заключен между 1043 и 1046 годами. В 1046-1047 гг. русские выступали в качестве союзников византийской армии не только под стенами столицы, но и в Греции и в Грузии.

Ни русские, ни византийские источники даже не намекают на какие-либо территориальные притязания Ярослава к Византии. Очевидно, до тех пор пока обе стороны выполняли принятые союзные обязательства, речь о Корсуне не шла, но как только между ними обнаружились противоречия, мог всплыть и этот вопрос. Поэтому следует учитывать, что Херсонес мог стать одним из звеньев в цепи событий 1043-1045 годов.

Существует ряд свидетельств, что какое-то отношение Ярослав и его сын Владимир к Херсонесу имели.

При Ярославе в Киеве появляются предметы (гробница Ярослава и другие мраморные саркофаги Софийского собора), по наблюдению ряда специалистов, относящиеся к кругу памятников искусства Причерноморья. К тому же времени относится крупная партия икон и предметов церковной утвари Новгорода (многие из них сохранились до наших дней), именуемые "корсунскими древностями".

Ряд древнейших памятников, сохранившихся до наших дней в Софийском соборе Новгорода, также, несомненно, византийского происхождения. Однако появление их здесь не нашло до сих пор объяснения и представляется загадочным. В самом деле, каким образом оказались на севере Руси медные, так называемые Корсунские врата, украшающие вход в Рождественский придел Софийского собора и орнаментованные мотивом процветшего креста? Наличие "корсунских древностей" в Софийском соборе заставляет предполагать, что за этими полулегендарными известиями скрываются какие-то реальные факты.

Кто же этот князь, которому удалось вывезти из Корсуня едва ли не полный комплект самой разнообразной утвари, составившей внутреннее убранство Софии Новгородской? Некоторые легенды позднейшего происхождения связывают этот факт с именем Владимира Святославича, с его Корсунским походом. Однако "Повесть временных лет" отмечает, что Владимир отдал все в построенную им церковь Богородицы: "Вдав туда все, еже бе взял в Корсуни: иконы, и съсуды, и кресты". Тем более не мог попасть в Новгород главный трофей - "врата покореного города". Кроме того, комплекс новгородских предметов иной, чем киевских.

Наконец, весьма существенно, что круг памятников иконописи из числа "корсунских древностей" не выводит нас за пределы XI в., следовательно, Владимиром Святославичем они не могли быть привезены. Возникает вопрос: не связано ли появление "корсунских древностей" Новгорода, как и мощей Климента в Киеве, с событиями 40-х годов XI века?

Приведенный ряд свидетельств, равно как и более поздние предания, взятые в совокупности, отчетливо проецируются именно на события 40-х годов XI века. Между ними устанавливается связь, которая позволяет высказать гипотезу, что военные действия русских не ограничились неудачным походом 1043 г., а имели дальнейшее развитие и не позднее чем в 1044 г. Херсонес, как и полвека назад, снова был взят и опустошен русскими. Поход на Херсонес и взятие его могли предшествовать закладке такого здания, каким был Софийский собор Новгорода. Местное новгородское предание прямо связывает построение собора с победой над греками. Закладка его в 1045 г. совпадает с предполагаемым годом заключения мира с Византией. Вполне допустимо предположить, что установленные в Новгородской Софии "корсунские древности" были напоминанием о военной славе новгородцев.

Убедительным представляется предположение И. Н. Жданова о том, что к событиям русско-византийской войны середины XI в. восходит древняя основа "Сказания о князьях Владимирских". "С большой вероятностью можно предположить, - пишет он, - что составитель Сказания о венце смешал Владимира Мономаха с Владимиром Ярославичем"[37] . В справедливости данного предположения убеждает и присутствие в этом сочинении третьего действующего лица, кроме Константина Мономаха и князя Владимира, - патриарха Кирулария.

Но Владимир Мономах Корсунской земли не воевал, и эти предания, возможно, восходят к походам Владимира Ярославича. Имя князя Владимира (Ярославича) могло способствовать слиянию некоторых былин о нем с Владимировым циклом. Могло ли случиться, чтобы такое важное событие в жизни Руси, как последний поход на Византию, не оставило следа в устном поэтическом творчестве в эпоху расцвета былинного эпоса? Возможность смешения Владимира Ярославича и Владимира Святославича усугублялась сходством общей ситуации: как и его знаменитый дед, Владимир-внук также сумел заполучить царственную невесту (только не для себя, а для своего брата). Этого обычно добивались в результате военной победы. В чем она могла заключаться?

Взятие Херсонеса русскими само по себе не могло принудить Византию к капитуляции. Вспомним, однако, о чем заявил Владимир Святославич, овладев Корсунем и требуя невесту: "Да аще не вдаста за мя, створю граду вашему, яко же и сему створих". Угроза второго похода на Константинополь после взятия Херсонеса - именно это могло заставить византийских политиков задуматься. В XI в. византийская дипломатия в подобных условиях могла использовать опыт предшествующей борьбы с Русью: восстановить родственные связи и выполнить ряд других требований. Корсунь в таком случае снова возвращался Византии, как "вено" за царевну. После того, как она вошла в дом киевского князя, международный авторитет его заметно возрос. Уже не Ярослав делает неудачные предложения о сватовстве (например, Генриху III, германскому императору в 1043 г.), а к нему посылают брачные посольства правители Польши и Франции, Венгрии и Норвегии.

Вывод

Мирный договор русско-византийской войны 40-х годов XI в. не сохранился. Но, поскольку он являлся лишь юридическим оформлением и закреплением сложившейся тогда ситуации, его можно восстановить путем изучения русско-византийских отношений того времени. Не вызывает сомнения, что в целом договор был благоприятен для русских. Такой исход неудачно начавшейся для них войны станет понятным, если допустить, что Ярослав Мудрый в 1044 г. предпринял второй поход на Византию.

Отражением этих событий, по-видимому, и являются присутствие в летописях редакции статьи 1043 г. со словами "паки" послал Яро- слав сына Владимира "на греки", сообщение М. Стрыйковского о втором походе Владимира в Таврику, новгородские предания о взятии Корсуня и привозе трофеев, сами "корсунские древности", свидетельство французских источников о привозе мощей Климента Ярославом, наконец, закладка Софийского собора в Новгороде.

Но чем же тогда объяснить то, что столь важное событие не засвидетельствовано сохранившимися до наших дней летописями или даже фальсифицировано в них? Для этого могли быть императорской династией было неудобно описывать победу русских над Византией. Ранняя смерть главного героя событий Владимира Ярославича поставила его потомство в положение изгоев, силой оружия добывавших права на княжение; напоминать о его заслугах было не в интересах киевских князей. Вот почему имя Владимира Ярославича слилось позднее с именами Владимира Святославича и Владимира Мономаха. Нельзя не учитывать также судеб новгородского летописания и письменности после присоединения Новгорода к Москве: многие записи были вообще уничтожены (например, Сказание о холопьей войне) или утратили связь с теми событиями, к которым они первоначально восходили (как, возможно, Сказание о царском венце).

2.3 Борьба с печенегами. Укрепление позиций независимости Руси

В X и начале XI вв. на правом и левом берегах Нижнего Днепра жили кочевые племена печенегов, которые совершали быстрые и решительные нападения на русские земли и города. Для защиты от печенегов русские князья строили пояса оборонительных сооружений городов-крепостей, валов и т.д. Первые сведения о таких городах-крепостях вокруг Киева относятся ко времени князя Олега.

В 969г. печенеги во главе с князем Курей осадили Киев. Князь Святослав в это время находился в Болгарии. Во главе обороны города встала его мать княгиня Ольга. Несмотря на тяжелое положение (отсутствие людей, недостаток воды, пожары), киевлянам удалось продержаться до прихода княжеской дружины. Южнее Киева, у города Родня, Святослав наголову разбил печенегов и даже взял в плен князя Курю. А три года спустя во время столкновения с печенегами в районе днепровских порогов князь Святослав был убит. Мощная оборонительная линия на южных рубежах была построена при князе Владимире Святом.

На реках Стунге, Суле, Десне, и других были построены крепости. Наиболее крупными были Переяславль и Белгород. Эти крепости имели постоянные военные гарнизоны, набранные из дружинников ("лучших людей") разных славянских племен. Желая привлечь к обороне государства все силы, князь Владимир набирал в эти гарнизоны в основном представителей северных племен: словен, кривичей, вятичей.

О набегах печенежских, кроме упомянутых выше при борьбе Ярослава с Святополком, древнейшие списки летописи сообщают известие под 1036 годом. Находясь в это время в Новгороде, Ярослав узнал, что печенеги осаждают Киев; он собрал много войска, варягов и новгородцев, и вступил в Киев. Печенегов было бесчисленное множество; Ярослав вышел из города и расположил свое войско так: варягов поставил посередине, киевлян - на правом крыле, а новгородцев - на левом; и началась битва перед крепостью. После злой сечи едва к вечеру успел Ярослав одолеть печенегов, которых погибло множество от меча и перетонуло в реках во время бегства. После этого поражения имя печенегов хотя и не исчезает совершенно в летописи, однако нападения их на Русь прекращаются.

Великая победа, одержанная Ярославом над печенегами в 1036 году, без преувеличения открыла новую главу в истории Киевской Руси. В годы единовластного княжения Ярослава Владимировича (1036—1054) сложилась исключительно благоприятная ситуация, более не повторявшаяся в нашей истории. Извечный враг Руси печенеги были отброшены от Киева и разбиты; часть их, по-видимому, признала власть киевского князя, другие ушли под давлением торков к границам Византийской империи; вскоре в их рядах начались смуты и междoусобицы — обычные спутники военных неудач.

Сами же торки не проявили большого интереса к Руси. Ярослав, по-видимому, сохранял с ними мирные отношения. Лишь после его смерти в 1054 году начались русско-торкские войны, которые оказались более чем успешными для русских. Зимой 1054/55 года сын Ярослава Всеволод одержал победу над торками у Воиня на реке Суле, а в 1060 году состоялся совместный поход против торков объединенных сил русских князей — Изяслава, Святослава и Всеволода Ярославичей, а также полоцкого князя Всеслава Брячиславича. Это было едва ли не самое грандиозное военное предприятие русских князей в XI веке: "Поидоша на конях и в лодьях, бесчисленное множество… Услышав о том, торки убоялись и обратились в бегство [и бегают] до сего дня — и перемерли, бегаючи, Божьим гневом гонимы: одни от зимы, другие же гладом, иные же мором и судом Божьим.

Так Бог избавил христиан от поганых". Впоследствии остатки торков, как и остатки печенегов, расселились на южных окраинах Русского государства — но уже в качестве союзников и подданных русских князей, защищавших южные границы Руси от других кочевников. Русские называли их "своими погаными" в отличие от "диких поганых" — половцев.

Как и в случае с печенегами, судьбу торков решили не столько удачные военные действия русских князей, сколько появление в южнорусских степях новых кочевников — половцев, которым суждено было стать хозяевами Дикого Поля почти на два столетия. Русская летопись впервые сообщает об их появлении вблизи русских границ под 1055 годом: тогда князю Всеволоду удалось заключить мир с половецким ханом Болушем, может быть, ставшим его союзником в войне с торками. Но уже в 1061 году, на следующий год после великой победы русских князей над торками, половцы во главе с ханом Искалом впервые подвергли опустошению земли Переяславского княжества, разбив дружину все того же Всеволода Ярославича, и с этого времени начинается череда бесконечных войн русских с половцами — вновь Великая Степь становится едва ли не определяющим фактором истории Русского государства. За половцами же, как известно, пришли монголо-татары, сумевшие надолго поработить Русь… Неполные два десятилетия княжения Ярослава Мудрого в Киеве и первые годы княжения его сыновей — исключение во всей многовековой истории средневековой России: только в эти годы Русская земля смогла на время забыть о внешней угрозе с юга и вздохнуть полной грудью. И совсем не случайно, что именно эти годы вошли в нашу историю как время подлинного расцвета Киевской Руси.

Вывод

Становление Киевской Руси как государства, формирование древнерусской народности проходило в условиях постоянного противостояния и взаимодействия с кочевниками Восточной Европы конца IX – начала XIII вв.: печенегами, гузами, половцами.

Кочевая периферия играла важную роль в исторических процессах того времени. И дело не только в том, что борьба с номадами в целом укрепляла социальные и политические связи в Древнерусском государстве, несмотря на частое использование кочевых наемников в княжеских усобицах. Жители Древней Руси контактировали с кочевниками на уровне торгового обмена, в приграничных районах существовало множество совместных поселений.

Под влиянием славян-земледельцев происходило оседание кочевых племен, которое подчас заканчивалось ассимиляцией. Становясь частью древнерусской народности, кочевники привносили не только антропологический тип, но некоторые культурные традиции и обычаи. Все эти факторы делают необходимым изучение кочевых народов южнорусских степей не только как внешней и враждебной силы. Собственно миграции в степях Восточной Европы, этнические и социально-политические процессы в кочевых сообществах являются не менее важными для понимания истории Киевской Руси, чем военные столкновения.


Глава 3. Международное положение Древнерусского государства накануне удельного периода

3.1 «Крестовые походы» Владимира Мономаха

Несмотря на смуту среди князей, Мономаху удалось добиться главного: Любечский съезд положил начало объединению русских военных сил против половцев. В 1100 г. в городе Витичеве, неподалеку от Киева, князья съехались на новый съезд для того, чтобы окончательно прекратить междоусобицу и договориться о совместном походе против половцев. К этому времени Руси противостояли две наиболее сильные половецкие орды — приднепровских половцев во главе с ханом Боняком и донских половцев во главе с ханом Шаруканом.

За каждым из них стояли другие ханы, сыновья, многочисленные родственники. Оба хана были опытными полководцами, дерзкими и смелыми воинами, за их плечами стояли долгие годы набегов, десятки сожженных русских городов и деревень, тысячи угнанных в плен людей. И тому, и другому русские князья за мир платили огромные выкупные деньги. Теперь Мономах призывал князей освободиться от этого тяжкого налога, нанести половцам упреждающий удар, пойти походом в степь.

Еще в 1103 г. русские князья совершили совместный поход против половцев. Мономах настаивал тогда на выступлении весной, пока половцы не вышли на летние пастбища и вволю не накормили своих коней. Но возражал Святополк, который не хотел отрывать смердов от весенних полевых работ и губить их лошадей. Мономах выступил с короткой, но яркой речью: "Дивлюсь я, дружина, что лошадей жалеете, на которых пашут! А почему не подумаете о том, что вот начнет пахать смерд и, приехав, половчин застрелит его из лука, а лошадь его возьмет, а в село его приехав, возьмет жену его и детей его и все его имущество? Так лошади вам жаль, а самого смерда не жаль». Выступление Мономаха положило конец спорам и колебаниям.

Русское войско, в которое вошли дружины всех видных русских князей (не пришел лишь Олег, друг Боняка, сославшись на болезнь), а также пешие полки, выступило в весеннюю степь. Решающая битва с половцами, кочевавшими между Днепром и Азовским морем, произошла близ урочища Сутень, неподалеку от Азовского побережья. На стороне половцев в ней принимали участие более 20 видных ханов. Летописец позднее записал: «И двинулись полки половецкие как лес, конца им не было видно; и Русь пошла им навстречу". Но не было свежести в беге половецких коней, не сумели половцы нанести своего знаменитого стремительного удара. Русские дружины смело понеслись навстречу. Половцы не выдержали натиска и обратились вспять. Их войско было рассеяно, большинство ханов полегло под русскими мечами. Русские дружины пошли по половецким «вежам», освобождая пленников, захватывая богатую добычу, отгоняя к себе табуны коней, стада.

Эта была первая большая победа русских в глубине степи. Но до основных становищ половцев они так и не дошли. На три года затихла степь и прекратились половецкие набеги. Лишь в 1105 г. половцы потревожили русские земли. На следующий год половцы нагрянули снова. А через год объединенное войско Боняка и Шарукана опять появилось на Руси, разоряя киевские и переяславские земли. Объединенное войско русских князей неожиданным встречным ударом опрокинуло их на реке Хорол. Погиб брат Боняка, едва не пленили Шарукана, захватили огромный половецкий обоз. Но основные силы половцев ушли восвояси.

И снова затихли половцы. Но теперь русские князья не стали ждать новых набегов. А в 1111 г. Русь организовала против половцев грандиозный поход, который достиг сердца половецких земель. С ближними же дружественными половцами закреплялись мирные отношения. В эти годы Мономах и Олег женили своих сыновей Юрия Владимировича (будущего Юрия Долгорукого) и Святослава Ольговича на дочерях союзных половецких ханов.

Этот поход начался необычно. Когда войско подготовилось к выходу из Переяславля, то впереди него выступили епископ, священники, которые с пением вынесли большой крест. Его водрузили неподалеку от ворот города, и все воины, в том числе и князья, проезжая и проходя мимо креста, получали благословение епископа. А затем на расстоянии 11 верст представители духовенства двигались впереди русского воинства. И в дальнейшем они шли в обозе войска, где находилась и вся церковная утварь, вдохновляли русских воинов на ратные подвиги.

Мономах, бывший вдохновителем этой войны, придал ей характер крестового похода по образцу крестовых походов западных рыцарей против мусульман. В 1096 г. начался первый крестовый поход, закончившийся взятием Иерусалима и созданием Иерусалимского королевства.

Священная идея освобождения Гроба Господня в Иерусалиме от рук неверных стала идеологической основой этого и последующих походов.

Сведения о крестовом походе и освобождении Иерусалима быстро распространились во всем христианском мире. В этом крестовом походе принимал участие граф Гуго Вермандуа, брат французского короля Филиппа I, сын Анны Ярославны, двоюродный брат Владимира Мономаха, Святополка и Олега.

Одним из тех, кто принёс эти сведения на Русь, был игумен Даниил, побывавший в начале XII в. в Иерусалиме, а потом оставивший описание своего путешествия. Даниил был одним из сподвижников Мономаха. Возможно, ему и принадлежала идея придания походу Руси против «поганых» характера крестового нашествия.

В поход вышли Святополк, Мономах, Давыд Святославич с сыновьями. Шли дружины и простые воины со всех русских земель. Вместе с Мономахом ехали его четыре сына — Вячеслав, Ярополк, Юрий и девятилетний Андрей.

Половцы отступали в глубь своих владений. Вскоре русское войско подошло к городу Шаруканю — это были сотни глинобитных домов, кибиток, опоясанных невысоким земляным валом. Ни хана Шарукана, ни его войска в городе не было. Приступ не состоялся: депутация горожан вынесла русским князьям на огромных серебряных блюдах рыбу и чаши с вином. Это означало сдачу города на милость победителей и желание дать выкуп. Жители другого города, Сугрова, куда русское войско подошло на следующий день, отказались сдаться, и тогда город был взят. Пленных в этом бою не брали: Мономах хотел надолго выбить орду хана Сугрова из общеполовецких воинских сил.

На следующий день русская рать вышла к Дону и наконец встретилась с большим половецким войском. Перед битвой князья обнялись, попрощались друг с другом и сказали: «Здесь смерть нам, станем твердо». В жестоком бою половцы, не готовые сражаться с хорошо организованным и многочисленным войском, не выдержали натиска и отступили.

Основные силы сторон сошлись через три дня, 27 марта, на реке Сольнице, притоке Дона. По словам летописца, половцы «выступили точно великий лес», так их было много, и они со всех сторон обступили русское войско. Но Мономах не стал, как обычно, стоять на месте, а повел войско навстречу врагу. Воины сошлись в рукопашной битве, «и столкнулись полк с полком, и, точно гром, раздался треск столкнувшихся рядов».

Половецкая конница в этой толчее потеряла свой маневр, а русские в рукопашном бою начали одолевать. В разгар битвы началась гроза, усилился ветер, пошел сильный дождь. Русские так перестроили свои ряды, что ветер и дождь били в лицо половцев. Но они сражались мужественно и потеснили чело (центр) русского войска, где дрались киевляне; Им на помощь пришел Мономах, оставив свой «полк правой руки» сыну Ярополку. Появление стяга Мономаха в центре битвы предотвратило панику. Наконец половцы не выдержали яростной схватки и бросились к донскому броду. Их преследовали и рубили, пленных и здесь не брали. Около 10 тысяч половцев полегло на поле боя, остальные бросали оружие, прося сохранить жизнь, Лишь небольшая часть во главе с Шаруканом ушла в степь.

Весть о русском крестовом походе в степь была доставлена в Византию, Венгрию, Польшу, Чехию и Рим. Таким образом, Русь в начале XII в. стала левым флангом общего наступлений Европы на Восток.

Вывод

Этот поход начался необычно. Когда в конце февраля войска подготовились к выходу из Переяславля, то впереди них выступали епископ и священники, благословлявшие ратников. В обозе находилась церковная утварь. Мономах, бывший вдохновителем этой войны, судя по всему, сознательно придал ей характер крестового похода по образцу тех, что предпринимались в те же годы западными владыками против мусульман Востока. Сведения о них не могли не доходить до Руси.

За несколько лет до этого игумен Даниил, ставший затем одним из сподвижников Мономаха, побывал в Иерусалиме и оставил описание своего путешествия и пребывания в тамошнем королевстве крестоносцев. Поэтому в походе 1111 г. и соблюдалась соответствующая символика. После такого разгрома донские половцы надолго потеряли способность к ведению активной войны против Руси. Ханы же приднепровских кочевий поклялись вести себя дружественно, а в знак закрепления мирных отношений Мономах и Олег Святославич женили своих сыновей на дочерях ханов. Таким образом, на южных границах был достигнут покой.

3.2 Использование древнерусскими князьями внешних сил в борьбе за Киевский престол. Исторические последствия данных акций

Ярослав Владимирович — Ярослав Мудрый — скончался в ночь с 19 на 20 февраля 1054 г. По его завещанию киевский стол достался Изяславу Ярославичу, старшему на тот момент из сыновей Ярославовых, Святослав Ярославич получил Чернигов и Тмутаракань, Всеволод Ярославич — Переяславль Русский (или Южный — в отличие от ставшего известным позже Переяславля Залесского) и Ростов, двое младших братьев — Игорь и Вячеслав — сели на Волыни и в Смоленске, но оба вскоре скончались.

Образовалась та политическая структура, которую историки любят называть заимствованным из римской истории термином «триумвират», т.е. своего рода совместное правление трех старших Ярославичей. Несомненно, Ярослав задумывал ее как средство против братской междоусобицы, ему столь хорошо известной, и в этом смысле она вполне оправдала себя — по меньшей мере, до конца 1060-х годов.

Но в 1068 г. Изяслав был вынужден покинуть Киев в результате народного возмущения, и в столице Руси вокняжился полоцкий князь Всеслав Брячиславич (Брячислав Полоцкий был племянником Ярослава, сыном его старшего брата Изяслава Владимировича) при странной терпимости ко всему происходившему со стороны Святослава и Всеволода Ярославичей — ведь киевское княжение Всеслава, по династическим понятиям того времени, было явной узурпацией. И хотя Изяславу удалось вернуться в Киев уже в следующем 1069 г., удержался он в нем недолго и в 1073 г. был снова изгнан — теперь уже родными братьями Святославом и Всеволодом (Святослав занял при этом киевский стол). После смерти в 1076 г. Святослава, вернувшись вторично в уступленный ему миролюбивым Всеволодом Киев, Изяслав погиб в 1078 г. в битве с племянниками Олегом Святославичем и Борисом Вячеславичем. Многое из событий той драматической поры донесено до нас «Повестью временных лет» и другими древнерусскими источниками — многое, но далеко не все.

Первое изгнание Изяслава было недолгим; настоящего военного вмешательства Болеслава II не потребовалось, и 2 мая 1069 г., оставив польское войско где-то на Волыни, Изяслав вошел в Киев. Из Киева Изяслав снова бежит. Когда в 1073 г. вторично явился Болеславу, несколько наивно полагаясь на прихваченную казну. Болеслав деньги отобрал, а «воев» не дал, «показав» Изяславу «путь от себя», а попросту говоря, выдворив его.

Итак, не получив ожидавшейся поддержки у польского князя Болеслава II, Изяслав Ярославич через Тюрингенскую марку маркграфа Деди направился к германскому королю. Попутно выясняются любопытные детали.

Во-первых, реакция Болеслава, оказывается, вовсе не была столь импульсивной, как можно было бы подумать, читая древнерусскую летопись: Изяслав провел в Польше больше полутора лет, коль скоро, изгнанный в марте 1073 г., он прибыл к Генриху IV только в самом начале 1075 г. Следовательно, у Болеслава было достаточно времени, чтобы взвесить все за и против, и он предпочел союз со Святославом Ярославичем, соблазнившись русской военной помощью.

В самом деле, в 1076 г. (или, возможно, уже в конце 1075 г.) русское войско во главе с молодыми князьями Олегом Святославичем и Владимиром Всеволодовичем Мономахом воюет на стороне Польши в Чехии против верного союзника Генриха IV чешского князя Братислава II (1061—1092 гг., король с 1085 г.).

Во- вторых, становится очевидным, что далеко не все «именье» Иаяслава было отобрано в Польше, раз его подношения могли произвести такое впечатление в Германии.

Изяслав, безусловно, понимал, что на реальную военную помощь со стороны Генриха IV рассчитывать не приходится, что ее мог предоставить только польский князь. Но как изменить позицию Болеслава II? С германским королем польский князь в те годы враждовал, оставалось обратиться еще к одному авторитету — римскому папе, с которым Болеслав как раз вел переговоры о предоставлении ему королевского титула[38] . Уже из Германии, но не дожидаясь возвращения посольства Бурхарда, Изяслав отправил в Рим своего сына Ярополка со странным, казалось бы, предложением: принять Русь под покровительство папского Изяслав обещал подчинить Русь Генриху IV. Но чем еще можно было соблазнить Григория VII? Расчет оказался верным. Григорий похвалил Изяслава и сделал выговор Болеславу. [39]

Как отнесся польский князь к увещаниям папы, сказать трудно. Открыто игнорировать их он, разумеется, не мог. Но его участие в возвращении Изяслава в Киев весной 1077 г. могло ведь объясняться и переменой политической ситуации – внезапной смертью Святослава в декабре 1076 г.

Ода, жена Святослава, и ее единоутробном брате Бур-харде, защищавшем Святослава в 1075 г. перед королем Генрихом IV. Именно они разъясняют политическую сторону брачных союзов как Святослава, так и Ярополка Изяславича. Политический характер брака Оды очевиден — IIСвятославу была нужна именно она, иначе незачем было ввязываться в сомнительную историю с расстриженной монахиней.

Около 1070 г. Святослав готовил «переворот» в Киеве (произошедший в 1073 г.), а для этого, учитывая опыт польской помощи Изяславу в 1069 г., было необходимо нейтрализовать польского князя Болеслава II. Германия вполне подходила на роль союзника черниговского князя, так как же с 1070 г. ее отношения с Польшей становятся напряженными, а на 1073 г. Генрих IV вообще готовил поход против Болеслава

Далее, получает объяснение несколько непонятное поведение Изяслава Ярославича в 1071-1073 гг. Вернувшись в Киев в 1069 г., Изяслав первым делом изгоняет из Полоцка неудавшегося киевского князя Всеслава Брячиславича, но в 1071 г. неожиданно снова уступает Полоцк своему бывшему заклятому врагу, а в 1073 г. Святослав, обращаясь к брату Всеволоду, даже обвиняет Изяслава в союзе с Полоцком. Политика Изяслава выглядит самоубийственной — теперь же мы понимаем, что киевскому князю, как и нам, было очевидно: черниговско-немецкий союз, скрепленный новым браком Святослава Ярославича, направлен против него, и надо принимать контрмеры.

Наконец, получает должный политический контекст еще один брачный союз этого времени, Всеволод, младший из «триумвиров», в первой половине 1070-х годов женит своего сына Владимира Мономаха на Гиде, дочери последнего англо-саксонского короля Харальда, павшего в 1066 г. в битве с нормандцами Вильгельма Завоевателя. В сущности, единственное, что было известно об этом браке, — свидетельство датского хрониста Саксона Грамматика, приписывавшего его инициативу датскому королю Свену Эстридсену, при дворе которого жила юная английская принцесса-изгнанница (Свен, сын ярла Ульва, приходился ей родным дядей). Учитывая, что Свен был одним из союзников Генриха IV в войне против саксов, нетрудно понять: женитьба Всеволодовича — это проявление скоординированной международной политики Святослава и Всеволода, направленной на изоляцию польского князя Болеслава II, главного союзника Изяслава Ярославича[40] .

Примирившись с Болеславом II 1 1075 г., киевский князь Святослав резко повернул руль свой внешней политики, и Генрих IV вскоре почувствовал это на себе: его военные действия в союзе с чешским князем и во главе чешского войска против саксов осенью 1075 г. окончились стремительным отступлением в Чехию из-за вторжения туда русско-польских отрядов (поход Олега Святославича и Владимира Всеволодовича Мономаха). Легко представить себе, что следствием стало изменение позиции Генриха в отношении Изяслава: король перешел к его прямой поддержке как соперника Святослава.

Вывод.

Изяслава Ярославича еще ок. 1040 г. отец женил на сестре польского князя Казимира I, а в пору киевского княжения Изяслава в Польше правил сын Казимира Болеслав II (1058-1079, король с 1076 г.). Поэтому неудивительно, что пути изгнанника приводили его именно в Польшу и что прежде всего на Польшу были ориентированы его внешнеполитические связи. Братьям Изяслава приходилось искать себе союзников в Западной Европе, способных нейтрализовать воинственного польского князя. Некогда единая внешняя политика Руси раздробилась.

3.3 Геополитическое положение Древней Руси в начале XII века

Основными событиями этого периода, определившими изменение геополитического статуса России, явились поход Олега на Константинополь в 907 году, заключение договоров с Византией, походы Игоря и Святослава против Византии, Святослава против Хазарии, разгром печенегов Ярославом Мудрым.

Из сильного регионального государства, сформировавшегося к X-XI веках, Русь превратилась в скопление слабых удельных княжеств.

Кратко охарактеризуем этот период. Во-первых, наиболее позитивный — период правления Ярослава Мудрого; во-вторых, наиболее разрушительный; в-третьих, финальный для данного большого цикла, закончившийся новым порабощением страны, теперь уже со стороны Золотой Орды.

1035-1113 годы и с полным правом может быть обозначен как период активного обустройства Русской земли.

В 1035 году Ярослав Мудрый объединил Древнерусское государство. Важнейшие события и явления этого периода — составление «Русской правды», постепенное распространение грамотности. Начато строительство храма Св. Софии в Новгороде (1037). Укреплены южные и западные рубежи страны. Установлены династические связи со многими странами Европы. В середине цикла прошла волна народных восстаний в Киеве, Новгороде, Ростово-Суздальской, Черниговской землях (1068-1072). Обустройству земли русской был посвящен съезд русских князей в Любече (1097). Необходимость установления правопорядка вызвала активное законотворчество — в 1113 году Устав князя Владимира дополнил положения «Русской правды», началось составление Повести временных лет.

Отличительные черты этого периода — активное формирование институциональной основы единого государства, ассимиляция всех этнических частей Русского государства. Сравнительно благоприятны внешние условия.

(1114-1190) отмечен долгосрочным нарастанием энтропии. Особенность данного цикла — практически полная сосредоточенность на внутренних вопросах, нарастание центробежных тенденций, постоянные проблемы с престолонаследием. При Юрии Долгоруком (1125-1157) возрастает авторитет Москвы, от Киева отделяется Новгород (1136). В 1185 году состоялся неудачный поход князя Игоря Новгород-Северского против половцев, описанный в «Слове о полку Игореве». Согласно многофакторной оценке, наибольший ущерб это событие нанесло стране по таким позициям, как «Управление», «Территория», «Внешняя политика»

Под давлением неблагоприятных условиях, юридического и экономического принижения низших классов, княжеских усобиц и половецких нападений, с середины XII в. становятся заметны признаки запустения Киевской Руси, Поднепровья. Речная полоса по Среднему Днепру с притоками, издавна так хорошо заселенная, с этого времени пустеет, население ее исчезает куда-то.

Самым выразительным указанием на это служит один эпизод из истории княжеских усобиц. В 1157г. умер сидевший в Киеве Мономахович, великий князь Юрий Долгорукий; место его на великокняжеском столе занял старший из черниговских князей Изяслав Давидович. Этот Изяслав по очереди старшинства должен был уступить черниговский стол с областью своему младшему родичу двоюродному брату Святославу Ольговичу, княжившему в Новгороде Северском. Но Изяслав отдал Святославу не всю Черниговскую область, а только старший город Чернигов с семью другими городами. В 1159г. Изяслав собрался в поход на недругов своих, князей галицкого Ярослава и волынского Мстислава, и звал Святослава к себе на помощь, но Святослав отказался. Тогда старший брат послал ему такую угрозу: «Смотри, брат! Когда, Бог даст, управлюсь в Галиче, тогда уж не пеняй на меня, как поползешь ты из Чернигова обратно к Новгороду Северскому». На эту угрозу Святослав отвечал такими многознаменательными словами: «Господи, ты видишь мое смирение, сколько я поступался своим, не хотя лить крови христианской, губить своей отчины; взял я город Чернигов с семью другими городами, да и то пустыми.- живут в них псари да половцы». Значит, в этих городах остались княжеские дворовые люди да мирные половцы, перешедшие на Русь. К нашему удивлению, в числе этих семи запустелых городов Черниговской земли мы встречаем и один из самых старинных и богатых городов Поднепровья —Любеч.

Одновременно с признаками отлива населения из Киевской Руси замечаем и следы упадка ее экономического благосостояния: Русь, пустея, вместе с тем и беднела. Указание на это находим в истории денежного обращения в XII в. Изучая «Русскую Правду*, мы уже увидели, что вес менового знака, серебряной гривны кун, при Ярославе и Мономахе содержавшей в себе около полуфунта серебра, с половины XII в. стал быстро падать — знак, что начали засариваться каналы, которыми притекали на Русь драгоценные металлы, т.е. пути внешней торговли, и серебро дорожало. Во второй половине XII в. вес гривны кун упал уже до 24 золотников, а в XIII в. он падает еще ниже, так что в Новгороде около 1230 г. ходили гривны кун весом в 12— 13 золотников. Летописец объясняет нам и причину этого вздорожания серебра. Внешние торговые обороты Руси все более стеснялись торжествовавшими кочевниками; прямое указание на это находим в словах одного южного князя второй половины XII в. Знаменитый соперник Андрея Боголюбского Мстислав Изяславич волынский в 1167 г. старался подвинуть свою братию князей в поход на степных варваров. Он указывал на бедственное положение Руси: «Пожалейте, — говорил он, — о Русской земле, о своей отчине-, каждое лето поганые уводят христиан в свои вежи, а вот уже и пути у нас отнимают», — и тут же перечислил черноморские пути русской торговли, упомянув между ними и греческий.

В продолжение XII в. чуть не каждый год князья спускались из Киева с вооруженными отрядами, чтобы встретить и проводить «гречников», русских купцов, шедших в Царьград и другие греческие города или возвращающихся оттуда. Это вооруженное конвоирование русских торговых караванов было важной правительственной заботой князей. Очевидно, во второй половине XII столетия князья со своими дружинами уже становятся бессильны в борьбе со степным напором и стараются, по крайней мере, удержать в своих руках пролегавшие через степь речные пути русской внешней торговли.

Вот ряд явлений, указывающих, какие неустройства скрывались в глубине русского общества под видимой блестящей поверхностью киевской жизни и какие бедствия приходили на него со стороны. Теперь предстоит решить вопрос, куда девалось население пустевшей Киевской Руси, в какую сторону отливали низшие рабочие классы, уступавшие свое место в Поднепровье княжеским дворовым людям м мирным половцам

Вывод.

Важным геополитическим содержанием данного цикла истории нашей страны стала борьба с печенегами. Итог этого противостояния — поражение печенегов и их частичная интеграция в общество Киевской Руси.


Глава 4. Практическое применение материалов ВКР в школьном курсе истории России

4.1 Аргументация целесообразности использования материалов темы ВКР

Международное отношение Киевской Руси X-XII вв. как отдельная тема для изучения в школьной программе не представлена.

Для того, чтобы определить на каких уроках или этапах урока можно использовать данный материал, надо проанализировать школьную программу по истории России. Историю древнейших времен России изучают более подробно в 10 – м классе общеобразовательной школы.

Я предлагаю для применения материала моей дипломной работы на урока истории в школе взять за основу программу 10 –го класса авторов Буганова В.И., А.Н. Сахарова, которая рассчитана на 102 ак. ч.

Программа предназначена для преподавания в 10—11 классах, в которых изучается история России на основании второго концентра школьного исторического образования.

Принципиальными позициями, которые заложены в данную программу, являются:

многофакторный подход к истории, позволяющий показать учащимся всю сложность и многомерность истории нашего Отечества, продемонстрировать одно временное действие различных факторов, приоритетное значение одного из них в тот или иной период;

направленность содержания программы на развитие патриотических чувств школьников, воспитание у них гражданских качеств;

внимание к личностно-психологическим аспектам истории, которое проявляется прежде всего в раскрытии персоналий;

акцент на сравнение процессов, происходивших в истории нашего Отечества, с аналогичными явлениями в зарубежных странах;

- ориентация на проблемное изложение курса.

Если изучение истории России в первом концентре вынужденно направляет учителя к «истории фактов», то обращение к историческому материалу в ходе второго концентра предполагает «историю проблемную». Этим объясняется включение в программу дискуссионных вопросов истории России, предложения учителю раскрыть элементы историографии по тем или иным темам.

Программа рассчитана на ее творческое самостоятельное применение. Очень многое в ее реализации будет зависеть от того, насколько школьниками усвоен материал первого исторического концентра, какие теоретические вопросы и в какой степени уже получили свое освещение.

Подобный подход заставил дать в программе расчасовку по частям и разделам без дальнейшей детализации, предоставляя учителю распределять время на изучение материала по своему усмотрению.

В зависимости от уровня развития учащихся, тех задач, которые ставит перед собой учитель, интересов школьников и самого педагога материал, предложенный программой, может быть сокращен или расширен. При этом очень важным является ориентация на развитие школьника, воспитание у него патриотизма, формирование умений, помогающих понять историю.

На изучение Древней Руси отводится 16 академических часов.

Древнейшие корни восточных славян (3 ч)

Праславяне. Прародина и расселение индоевропейцев. Индоевропейская языковая общность. Общеславянский европейский поток.. История восточных славян - часть европейской истории, выделение восточного славянства.

Географическое положение восточного славянства. Природа Восточно-Европейской равнины в древности. Проблема естественных границ, «открытость» Руси на Запад и Восток. Близость степи, следствия этого для жизни славян в древности. Географическая и природно-климатическая характеристики отдельных регионов страны: Север, Поднепровье, Юго-Запад, Северо-Восток.

Контактные цивилизованные зоны Руси и отдельных ее регионов. Слабое влияние античного мира. «Балканский мост» между античным миром и восточным славянством. Влияние византийской цивилизации. Соседи восточных славян. Ранняя интеграция народов на Восточно-Европейской равнине.

Хозяйство восточных славян. Навыки сельского хозяйства. Промыслы. Ремесло. Общее и особенное в формировании городов Руси и Западной Европы.

Религия восточных славян в древности. Язычество древних славян, его особенности. Отражение в язычестве и. общественного строя славян.

Образование Древнерусского государства с центром в Киеве (5 ч)

Разложение первобытнообщинных отношений у восточных славян. Зарождение социальной дифференциации и социальных различий: причины и следствия. Складывание племенных союзов. Дружина и знать. Появление княжеской власти. Особенности развития социально-политических процессов у восточных славян в древности в сравнении с народами Западной Европы.

Появление княжеств у восточных славян в VIII— IX вв. Формирование государственного объединения «Русь» на рубеже VIII— IX вв. во главе с княжеством полян. Возникновение Киева: легенда и быль. Происхождение слова «Русь». Новгородская Русь, ее место в русской истории.

Генезис многонационального Древнерусского государства.

Легендарное и реальное в «признании варягов». «Норманнская теория», ее роль в русской истории. Неонорманнизм. Первые западные и восточные свидетельства о государстве Русь. Освобождение восточнославянских земель от ига хазар. Зарождение двух основных направлений древнерусской внешней политики: Балканы и Азово-Прикаспийский регион.

Борьба Новгорода и Киева как двух центров государственности на Руси. Победа «Севера» над «Югом». Князь Олег. Подчинение полян и других племен. Мирное и насильственное включение угро-финских и балтских племен в состав Руси. Создание державы с центром в Киеве. Многоэтнический характер первого Русского государства.

Русь в конце IX — середине X в. Поход Олега на Константинополь в 907 г. Договоры Руси с греками. Укрепление Киевского государства при Игоре. Начало борьбы с печенегами. Продвижение к Причерноморью, устью Днепра, на Таманский полуостров. Русско-византийская война 941—944 гг. Восстание древлян и смерть Игоря.

Реформа управления и налогообложения при Ольге. Путешествие Ольги в Константинополь. Крещение Ольги. Политические отношения с Германской империей. Русь между Византией и Западом. Усиление в Киеве значения христианства. Переход власти к язычнику Святославу.

Зарождение раннефеодальных отношений в Киевской Руси. Складывание государственной и частной собственности на землю. Переход от полюдья к организованному сбору дани. Натуральный характер господского и крестьянского хозяйств. Появление феодально-зависимого населения в деревне и городе.

Структура господствования верхушки населения. Княжеские замки, боярские дворы. Армия.

Развитие внутренней и внешней торговли. «Путь из варяг в греки». Развитие ремесла. Города в X — начале XI в. Сохранение на Руси черт первобытнообщинного строя: племенная знать, городское вече, народное ополчение, языческие жрецы — волхвы, наличие сильного племенного сепаратизма. Борьба христианства и язычества на Руси в IX—X вв.

Неравномерность социально-экономического, политического и культурного развития отдельных русских земель.

Русь — европейская держава (8 ч)

Правление Святослава. Святослав — «Александр Македонский Восточной Европы». Временное отступление христианства. Подавление племенного сепаратизма. Поход на Восток. Борьба за выход в Каспийское море, удар по Хазарии. Укрепление на Таманском полуострове. Перенесение завоеваний на Нижнее Подунавье и Балканы. Русско-византийское соперничество в конце 60-х — начале 70-х гг. X в. Дипломатическая и военная дуэль: Иоанн Цимисхий - Святослав. Борьба за восточных и европейских союзников. Поражение Святослава. Русь на завоеванных рубежах.

Первая междоусобица на Руси и победа Владимира Святославича. Продолжение «восточной» и «балканской» политики Святослава.

Крещение Руси как русский и европейский феномен. Дипломатическая борьба вокруг крещения. Очаги христианства в языческой толще. Русь — страна двоеверия. Историческое значение крещения Руси. Появление на Руси духовенства — мошной социально-экономической, духовной, культурной силы.

Оборона Руси от печенегов. Система укреплений. Богатырские заставы. Внутренние реформы. Личность Владимира Святославича.

Междоусобица на Руси после смерти Владимира. Борис и Глеб — князья-мученики. Противоборство Ярослава Владимировича Мудрого с соперниками. Разделение державы между Ярославом и Мстиславом. Личность Мстислава, князя-воина. Смерть Мстислава и конец междоусобицы. Объединение Руси в единое государство.

Расцвет Руси при Ярославе Мудром. Развитие хозяйства страны. Совершенствование земледелия, рост ремесла, появление светских и церковных вотчин. Русская Правда как юридический памятник раннефеодальной эпохи. Сравнение с варварскими «правдами» Западной Европы. Строительство нового Киева и других русских городов. «Святая София». Начало русского монашества. Киево-Печерский монастырь. Первые подвижники Антоний и Феодосии. Стремление Руси к ликвидации церковной зависимости от Византии. Первый русский митрополит Иларион. Успехи в борьбе с кочевниками. Разгром печенегов в 1036 г.

Развитие культуры, образования при Ярославе Мудром. Появление и развитие русской письменной культуры.

Международные контакты Руси. Династические связи Ярославого дома.

Жизнь простых людей. Быт, жилища, орудия труда, традиции, обычаи крестьян, ремесленников, мелких торговцев, слуг, холопов.

Народные движения. От языческих и племенных мятежей к социальному протесту. Восстание в Русской земле в 1068 г. «Правда Ярославичей» — новый свод законов.

Новая усобица на Руси между сыновьями и внуками Ярослава. Признаки распада Древнерусского государства. Соперничество феодальных кланов. Княжеские съезды и объединения русских сил для борьбы с половцами. Крестовый поход в степь в 1111 г. Приход к власти Владимира Мономаха в 1113 г. Личность Мономаха. «Поучение детям» и «Устав». Удар Владимира Мономаха по новгородскому сепаратизму. Мстислав Великий -сын Владимира Мономаха. Последние годы единой державы.

Русская культура в XI — первой трети XII в. Летописание. «Повесть временных лет». Нестор. Редактирование летописных сводов представителями различных политических группировок. Архитектура. Строительное дело.[41]

4.2 Использование компьютерной презентации на уроках истории

Изучив предложенную программу, я пришла к выводу, что тему моей дипломной работы можно раскрыть на уроке истории. Проведя повторительно – обобщающий урок. По теме: «Международные контакты Руси» с применений компьютерных технологий.

Мультимедийные презентации используются для того, чтобы выступающий (учащийся или учитель) смог на большом экране или мониторе наглядно продемонстрировать дополнительные материалы к своему сообщению: видеозапись, снимки, чертежи, графики и т.д. Эти материалы могут также быть подкреплены соответствующими звукозаписями.

Варианты использования Microsoft PowerPoint в работе с учащимися.

Проведение презентаций на роке при объяснении материала:

заранее созданная презентация заменяет классную доску при объяснении нового материала для фиксации внимания учащихся на каких – либо иллюстрациях, данных, формулах и т.д.

Наглядная демонстрация процесса:

наглядная демонстрация процесса (построения диаграмм, таблиц, моделирование), которую невозможно или достаточно сложно провести с помощью плакатов или школьной доски.

Презентация по результатом выполнения индивидуальных и групповых проектов:

подготовка учениками (самостоятельно или в группе) презентации для сопровождения собственного доклада;

создание фотоальбомов, как отчетов о проведенных группой учеников исследованиях в рамках деятельности по проекту.

Совместное изучение источников и материалов:

совместное изучение информационных источников и материалов урока (например, обсуждение произведений искусства на основе мультимедийных энциклопедий, отсканированных графических изображений или полученных из Интернета материалов и пр.)

Коррективы и тестирование знаний:

Проведение дополнительных занятий в компьютерном классе или школьной медиатеке, когда отставшие или отсутствовавшие учащиеся самостоятельно изучают материал на основе презентаций.

4.3 Разработка урока по теме: «Международные контакты Руси»

Тема: «Международные контакты Руси»

Тип урока: урок – обобщение с углублением знаний и применения информационно – коммуникационных технологий (ИКТ).

Формы организации познавательной деятельности учащихся – фронтальная, индивидуальная, групповая.

Цели урока:

· обобщить и углубить знания о внешней политики Киевской Руси X-XII вв.

· сформировать понятия термина «международные отношения»

· сформировать умения давать развёрнутую характеристику личности – составлять исторический портрет;

· развивать умения работать с учебной литературой, историческим документом, выделять главное, анализировать,

· осмысленно и полностью воспроизводить изученный материал, давать развёрнутый ответ,

Методы работы учителя с классом: репродуктивно-словесный, частично-поисковый, диалогический, проблемный.

Ход урока

Оргмомент.

Учитель начинает урок с обращения внимания учащихся на доску, где написана тема урока, эпиграф и вопрос к классу: “Почему мы не должны забывать политику первых русских князей?” (Учащиеся отвечают на этот вопрос в конце урока, в ходе подведения итогов).


…Да ведают потомки православных Земли родной минувшую судьбу, Своих князей великих поминают За их труды, за славу, за добро…

(А.С. Пушкин)

? Назовите представителя княжеского рода и назовите основные направление внешней политики. (По мере ответов учеников открываются слайды).

? Как назывался первый письменный договор между Византией и Русью? (слайд)

? Почему в 944 г подписывается новый мирный договор? (слайд)

Ребята у вас на столах лежат образцы письменных договоров 911 и 944 гг. ознакомитесь и охарактеризуйте данные источники.

Главным событием в жизни Киевской Руси было принятие христианства. Княгиня Ольга была первая кто прошел обряд крещения.

Сейчас мы выслушаем выступления ученика (имя). Ваша задача прослушав сообщение. Ответить на вопрос. «Как выдумаете, почему княгигя Ольга обратилась к христианству» (Здесь необходимо дать опережающее задание ученику, материал для этого можно дать из данной дипломной работы)

Сын Ольги Святослав не стал по примеру своей матери принимать чуждую ему веру. В своей внешней политики он вел много завоевательных войн.

? Найдите на карте территории, которые в своих походах прошел Святослав. Какова судьба этих земель? ( слайд карта)

? Войско Святослава в результате войны с Византией и столкновения с печенегами потерпело поражение, а сам Святослав погиб. Означает ли это, что тем самым были перечеркнуты предшествовавшие достижения внешней политики этого князя.? (слайд)

После смерти Святослава к власти приходит Владимир.

Каждый из вас должен в тетради заполнить самостоятельно данную таблицу используя текст.

Внешняя политика Владимира Святославича. (доска)

Задачи внешней политики Формы и средства осуществления поставленных задач (события внешней политики)

1.Захват…… для овладения ……………, важным………………………………………………..

2.Борьба с …………………за ……………………….

3. Защита …….рубежей от ………………………….

1.

2.

3.

…На берегах Волги и Камы издревле обитали болгары. В течении времени они сделались народом гражданским и торговым; имели сообщение, посредством судоходных рек, с севером России, а через море Каспийское с Персиею и другими богатыми азиатскими странами. Владимир, желая завладеть Камскою Болгариею, отправился на судах вниз по Волге вместе с новгородцами и знаменитым Добрынею. Великий князь победил болгаров; но мудрый Добрыня, осмотрев пленников, и видя их в сапогах, сказал Владимиру: “Они не захотят быть нашими данниками: пойдём лучше искать лапотников!”. Добрыня мыслил, что люди избыточные имеют более причин и средств обороняться. Владимир же, уважив его мнение, заключил мир с болгарами, которые торжественно обещались жить дружелюбно с россиянами.

Карамзин Н. история государства Российского. Кн. 1. (Слайд)

? Можно ли князя Владимира назвать продолжателем дела Святослава.

? Сравните двух князей – Святослава и Владимира. Придумайте линии сравнения.

С большим упорством и настойчивостью Ярослав Владимирович продолжал внешнюю политику своего отца и дета. Но он расширил её масштабы, совершенствовал методы проведения в соответствии с растущей мощью государства.

? Назовите основные направления внешней политики Ярослава Мудрого?

Наводящими вопросами надо направить детей к тому, что при Ярославе Мудром активно начинается применяться политика династических браков.

О династических браках и о роли их в международных контактах Киевской Руси нам расскажет … (Имя ученика). (Из дипломной работы берется 2 глава. Можно набрать из желающих группу которая будет обрабатывать материал, т.е. дается опережающее задание на дом. Задача детей на основании данного материала изобразить виде графов династические связи которые образовались при Ярославе Мудром. Графы заранее проверяются и заносятся в презентацию).

? Какой вывод о международном положении Руси можно сделать на основании тех династических браков, которые были заключены членами семьи Ярослава Мудрого с представителями монархических семейств других стран?

Итак, наш урок подошел к своему завершению. Давайте подведем итог нашего занятия.

? Как осуществлялась международная политика в Киевской Руси?

В начале урока перед вами был поставлен вопрос.

“Почему мы не должны забывать политику первых русских князей?”

Преподаватель предлагает учащимся подвести итоги занятия, определить степень реализации поставленной учебной цели. Оценивает деятельность каждого учащегося на занятии и учебной группы (класса) в целом.


Заключение

Социальное, политическое и культурное развитие Древнерусского государства проходило в тесном взаимодействии с народами окружающих стран. Одно из первых мест среди них занимала могущественная Византийская империя, ближайший южный сосед восточных славян. Русско-византийские отношения IX— XI вв.— это сложный комплекс, включающий в себя и мирные экономические, политические и культурные связи, и острые военные столкновения. С одной стороны, Византия была удобным источником военной добычи для славянских князей и их дружинников. С другой стороны, византийская дипломатия стремилась помешать распространению русского влияния в Причерноморье, а затем попытаться превратить Русь в вассала Византии, особенно при помощи христианизации. Вместе с тем существовали постоянные экономические и политические контакты. Свидетельством таких контактов служит известное нам по договору Олега с Византией (911) существование постоянных колоний русских купцов в Константинополе. Торговый обмен с Византией находит отражение в большом количестве византийских вещей, найденных на территории нашей страны. После христианизации усилились культурные связи с Византией.

Русские дружины, переплывая на кораблях Черное море, совершали набеги на прибрежные византийские города, а Олегу удалось даже взять столицу Византии — Константинополь (по-русски— Царьград). Менее удачным был поход Игоря.

Во второй половине X в. наблюдается некоторое русско-византийское сближение. Поездка Ольги в Константинополь, где она была дружественно принята императором, укрепила отношения между двумя странами. Византийские императоры иногда использовали русские дружины для войн со своими соседями.

Новый этап отношений Руси и с Византией, и с другими соседними народами приходится на время княжения Святослава, идеального героя русского рыцарства. Святослав проводил активную внешнюю политику. Он вступил в столкновение с могущественным Хазарским каганатом, некогда взимавшим дань с территории Южной Руси. Уже при Игоре, в 913, 941 и 944 гг., русские дружинники совершали походы против Хазарии, добившись постепенного освобождения вятичей от уплаты дани хазарам. Решающий удар каганату нанес Святослав (964—965), разгромив главные города каганата и захватив его столицу Саркел. Разгром Хазарского каганата привел к образованию из русских поселений на Таманском полуострове Тмутараканского княжества и к освобождению из-под власти каганата волжско-камских болгар, которые сформировали после этого свое государство-первое государственное образование народов Среднего Поволжья и Прикамья.

Падение Хазарского каганата и продвижение Руси в Причерноморье вызывали беспокойство у Византии. Стремясь взаимно ослабить Русь и Дунайскую Болгарию, против которой Византия вела агрессивную политику, византийский император Никифор II Фока предложил Святославу совершить поход на Балканы. Святослав одержал в Болгарии победу и захватил город Переяславец на Дунае. Этот результат был неожиданным для Византии. Возникала угроза объединения в одно государство восточных и южных славян, с которым Византии справиться уже не удалось бы. Сам Святослав говорил, что хотел бы перенести в Переяславец столицу своей земли.

Для ослабления русского влияния в Болгарии Византия использовала печенегов. Этот тюркский кочевой народ впервые упоминается в русской летописи под 915 г. Первоначально печенеги кочевали между Волгой и Аральским морем, а затем под давлением хазар перешли Волгу и заняли Северное Причерноморье. Главным источником богатства печенежской племенной знати были набеги на Русь, Византию и другие страны. То Руси, то Византии время от времени удавалось «нанимать» печенегов для нападений на другую сторону. Так, во время пребывания Святослава в Болгарии они, видимо по наущению Византии, совершили набег на Киев. Святославу пришлось срочно возвращаться, чтобы разгромить печенегов, но вскоре он снова отправился в Болгарию; там началась война с Византией. Русские дружины сражались ожесточенно и храбро, однако силы византийцев слишком превосходили их по численности. В 971 г. был заключен мирный договор: дружина Святослава получила возможность вернуться на Русь со всем своим вооружением, а Византия удовлетворялась лишь обещанием Руси не совершать нападений.

Однако по дороге, на днепровских порогах, видимо, получившие от Византии предупреждение о возвращении Святослава печенеги напали на него. Святослав погиб в бою, а печенежский князь Куря, по летописному преданию, сделал из черепа Святослава чашу и пил из нее на пирах. По представлениям той эпохи, в этом проявилось, как это ни выглядит парадоксально, уважение к памяти павшего противника: считалось, что воинская доблесть владельца черепа перейдет к тому, кто пьет из такой чаши.

Новая стадия русско-византийских отношений приходится на время княжения Владимира и связана с принятием Русью христианства. Незадолго до этого события византийский император Василий II обратился к Владимиру с просьбой помочь вооруженными силами в подавлении восстания полководца Варды Фоки, который захватил Малую Азию, угрожал Константинополю и претендовал на императорский престол. В обмен за помощь император обещал выдать за Владимира замуж свою сестру Анну. Шеститысячная дружина Владимира помогла подавить восстание, причем сам Варда Фока был убит, однако император не спешил с обещанным браком. Брак же этот имел важное политическое значение. Всего за несколько лет до того германскому императору Отгону II не удалось жениться на византийской принцессе Феофано. Византийские императоры занимали самое высокое место в феодальной иерархии тогдашней Европы, и женитьба на византийской принцессе резко поднимала международный престиж Русского государства. Чтобы добиться выполнения условий договора, Владимир осадил центр византийских владений в Крыму — Херсонес (Корсунь) и взял его. Императору пришлось выполнить свое обещание. Только после этого Владимир принял окончательное решение креститься, поскольку, победив Византию, он добился того, чтобы Руси не пришлось следовать в фарватере политики Византии. Русь стала в один ряд с крупнейшими христианскими державами средневековой Европы.

Это положение Руси нашло отражение и в династических связях русских князей. Так, Ярослав Мудрый был женат на дочери шведского короля Олафа — Индигерде. Дочь Ярослава — Анна была замужем за французским королем Генрихом I, другая дочь — Елизавета стала женой норвежского короля Гаральда. Венгерской королевой была третья дочь — Анастасия. Внучка Ярослава Мудрого — Евпраксия (Адельгейда) была супругой германского императора Генриха IV. Один из сыновей Ярослава — Всеволод был женат на византийской принцессе, другой сын Изяслав — на польской. Среди невесток Ярослава были также дочери саксонского маркграфа и графа Штаденского.

С Германской империей Русь связывали и оживленные торговые отношения. Даже на отдаленной периферии Древнерусского государства, на территории нынешней Москвы, была найдена относящаяся к XI в. свинцовая торговая пломба, происходящая из какого-то прирейнского города.

Постоянную борьбу Древней Руси приходилось вести с кочевниками. Владимиру удалось наладить оборону против печенегов. Но тем не менее их набеги продолжались. В 1036 г., воспользовавшись отсутствием в Киеве уехавшего в Новгород Ярослава, печенеги осадили Киев. Но Ярослав быстро вернулся и нанес жестокое поражение печенегам, от которого они так и не смогли оправиться. Их вытеснили из причерноморских степей другие кочевники — половцы.

Половцы (иначе — кипчаки или куманы)—тоже тюркская народность — еще в X в. жили на территории Северо-Западного Казахстана, но в середине X в. двинулись в степи Северного Причерноморья и Кавказа. После того как они вытеснили печенегов, под их властью оказалась огромная территория, которую называли Половецкой степью или (в арабских источниках) Дешт-и-Кипчак. Она простиралась от Сырдарьи и Тянь-Шаня до Дуная. Впервые половцы упоминаются в русских летописях под 1054 г., а в 1061 г. произошло первое столкновение с ними: «Придоша половци первое на Руськую землю воевать». Вторая половина XI – XII в. – время борьбы Руси с половецкой опасностью.

Итак, Древнерусское государство было одной из крупнейших европейских держав и находилась в тесных политических, экономических и культурных отношениях со многими странами и народами Европы и Азии.

Данная тема нашла применения в курса истории России в 10 – м классе. Мною был разработан урок – обобщение по теме: «Международные контакты Руси» с использованием компьютерной презентации PowerPoint. Это позволило сделать урок более интересным и наглядным.


Список использованной литературы

Источники.

1.Галл Аноним: Хроника и деятельность князей или правителей польских. http://www.krotov.info/

2. Дитмар «Хроника» http://anipapism.kiev.ua/crr/crr_21.htm.

3. Адама Бременского http://www

4. ПВЛ. Полное собрание русских летописей, II отд. Вып. (3 – е изд Петрогрард), 1923.

5. Лев Диакон “История”, Москва, Наука, 1988

6. Константин Багрянородный “Об управлении империей” Москва, Наука, 1989 гл. 7.

Периодические издания.

1. Джаксон Т.Н. «Висы радости» норвежского конунга Харальда Сигурдарсона в русских переводах и переложениях // Русь, 1997. №. 43.

2. Тимирязев В.А. Французская королева Анна Ярославна//Исторический вестник.1934г. С. 201.

3 Джаксон Т.Н. Исландские королевские саги о русско-скандинавских матримониальных связях // СС. 1982. Вып. XXVII. С. 110–112.

4. Каргер М.К. Портрет Ярослава Мудрого и его семьи в Киевской Софии//Учен. Зап.ЛГУ. №160. Сер. Истор. науки. Вып.20 Л., 1954. С143 – 180.

5. Кучкин В.А. «Поучение» Владимира Мономаха и русско-польско- немецкие отношения 60—70-х годов XI века//Советское славяноведение. 1971. № 2.

6. Монгайт А.Л. Абу – Хамид ал – Гарнати и его путешествие в русские земли в 1150 - 1153 гг. //История СССР.-1959.-№1.

7. Свердлов М.Б. Скандинавы на Руси в XI в. // СС. Таллинн, 1974. Вып. XIX.

Литература.

1 Василевский В.Г. Варяго – русская и варяго – английсая дружина в Констатинополе XI – XII веков.- М.: Международные отношения. – 1908. – Т.1

2. Вернадский Г.В. Киевская Русь. – М.: Аграф.-2000.

3. Вернадский Г.В. Древняя Русь. – М.: Аграф.- 2000.

4. Виппер Р.Ю. История средних веков.- М.: Слово.- 1947.

5. Глазырина Г.В. Свидетельства древнескандинавских источников о браке Харальда Сурового и Елизаветы Ярославны // Внешняя политика Древней Руси. Юбилейные чтения, посвященные 70-летию В. Т. Пашуто. Тезисы докладов. - М.: Международные отношения.- 1988.

6. Греков Б.Д. Избранные труды.- М.: Просвещение. – 1959.

7. Головко А.Б. Древняя Русь и Польша в политических взаимоотношениях X- первой трети XIII в. – М.: Международные отношения. - 1978.

8. Голубинский Е. История русской церкви.- М.: Госполитиздат.- 1941. Т.1

9. Заичкин. А.А. Русская история: популярный очерк (IX – сер. XVIII века). – М.: Просвещение. – 1953.

10. Зимин. А.А. Международные связи России до XVII в./Под ред. А.А. Зимина, В.Т., Пашуто.- М.: Международные отношения. - 1963.

11. Исследования по истории славянских и балканских народов: Сб. стате. – М.. 1972.

12. Карамзин Н. М. История государства Российского. 5-е изд. в трех книгах. - М.: Наука.- 1995.

13. Каргалов В.В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси: Феодальная Рсь и кочевники. – М.: Просвещение. – 1992.

14. Ключевский Н.М. Курс русской истории. – М.: Государственное издательство политической литературы.- 1956. Ч.1.

15. Королюк В.Д. Западные славяне и Киевская Русь. –М.: Просвещение.-1964.

16. Королюк В.Д. Международные связи Центральной, Восточной Европы и славяно – германские отношения. – М.: Международные отношения. 1968.

17. Международные связи России до XVII века: СБ. статей.- М., 1961

18. Мельникова Е.А. Скандинавия во внешней политике Древней Руси (до середины XI в.) // Внешняя политика Древней Руси. Юбилейные чтения, посвященные 70-летию В. Т. Пашуто. Тезисы докладов.- М.: Международные отношения. - 1988

19. Мазутова В.И. Английские средневековые источники IX – XIII веков: Тесты, перевод, комментарий. Сер.: Древнейшие источники по истории народов СССР. - М.: Международные отношения. - 1976.

20. Латиноязычные источники по истории Древней Руси: Германия IX – первая половина XII в./ Под ред. Свердловым.- М.: Международные отношения. - 1989.

21. Ловмянский М. Норманны и Русь. – М.: Наука. - 1985.

22. Назаренко А.В. Немецкие латиноязычные источники IX—XI веков. - М.: Международные отношения.- 1976.

23. Назаренко А.В. Древняя Русь на международных путях. – М.: Международные отношения. - 1999.

24. Новосильцев А.П. Древнерусское государство и его международное значение.- М. Наука.- 1995.

25. Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. –М: Наука.- 1962.

26. Пашуто В.Т. Феодальная Россия во всемирно – историческом процессе. – М.: Наука. 1962.

27. Пашуто В.Т. Русско – скандинавские отношения и их место в истории средневековой Европы. – М.: Наука. 1962.

28. «Повесть временных лет». Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до конца XV века./ под ред. М.Н. Тихомирова. – М.: 1960.

29. Потемкин. В.П. История дипломатии/ Под ред. В.П. Потемкина.- М.: «Государственное социально – экономическое издательств» - 1991. Т.- 1.

30. Похлебкин В.В. Внешняя политика Руси, России и СССР за 1000 лет, в именах, датах и фактах. IX – XX вв Вып.II:Войны и мирные договоры. - М. Международные отношения.- 1995.

31. Пушкарева Н.Л. Женщины Древней Руси. - М.: Мысль.- 1989.

32. Рапова О.М. Русская церковь в IX - первой трети XII вв. –М.: Знание. – 1970.

33. Рыбаков Б.А. Границы географических знаний домонгольской Руси: (Схема).- В кн.: История культуры Древней Руси. Т.2 - М.: Наука.- 1951.

34. Рыдзевская Е.А. Древняя Русь и Скандинавия в XI – XIV вв. –М.: РГУ.- 1985

35. Сахаров А.Н. История Россия с древнейших врем до к. XVII в. – М.: Просвещение.- 1995.

36. Сахаров. Дипломатия Святослава. – М. Наука.- 1990.

37. Латиноязычные источники Древней Руси: Германия IX - пер. половины XII в./ Под ред. Свердлова. М.: Наука. – 1989.

38. Серяков М. Любовь и власть в Древней Руси. – М.: Яуза, Эксмо.- 2005.

39. Соловьев С.М. Соч.: В 18 кн. - М.:Просвещение.- 1988.

40. Итоги и задачи изучения внешней политики России/Под ред. А.А. Нарочницкий, Л.А. Никифоров и др. - М.: Наука.- 1981.

41. Тихомиров М.Н. Древняя Русь. – М.: Мысль.- 1975.

42. Творогов О.В. Князья Рюриковичи. Краткие биографии. - М.: Просвещение.- 1992.

43. Фроянов И.Я. Киевская Русь: Очерки социально – политической истории. – Л.: Наука.- 1980.

44. Шмурло Е. История России (IX - нач. XX). – М.:РГУ. - 1999.

45. Шушарин В.П. Древнерусское государство в западно- и восточноевропейских средневековых памятниках // Древнерусское государство и его международное значение. – М.: Международные отношения.-1965.

46. Программно – методические материалы. История 10 – 11 кл./Сост. Т.И. Тюляева. – 3- е изд., перераб. И доп. – М.: Дрофа. - 2000.


[1] Библиографию трудов названных в этом разделе авторов см.: Пашуто В.Т. Внешняя политика Древней Руси.- М.: «Наука», 1968. С 378 – 399.

[2] Рыбаков Б.А. Границы географических знаний домонгольской Руси: (Счема).- В кн.: История культуры Древней Руси. Т.2 М.: Наука 1951. – с 233.

[3] Галл Аноним: Хроника и деятельность князей или правителей польских. http://www.krotov.info/

[4] Дитмар «Хроника» http://anipapism.kiev.ua/crr/crr_21.htm.

[5] Монгайт А.Л. Абу – Хамид ал – Гарнати и его путешествие в русские земли в 1150 - 1153 гг. //История СССР.-1959.-№1. С 169 – 181.

[6] Библиографию публикаций русских и иностранных источников см.: Пашуто В.Т. Внешняя политика Древней Руси.- М.: «Наука», 1968. С 358 – 378.

[7] История дипломатии/ Под ред. С. В. Бахрушина. – 2 – е изд.. – М.: Просвещение., 1959. - С. 119 – 125.

[8] История дипломатии/ Под ред. С. В. Бахрушина. – 2 – е изд.. – М.: Просвещение., 1959. - С. 130 – 145.

[9] Международные связи России до XVIIв./Под ред. А.А. Зимина, В.Т., Пашуто. М., 1965 С.266

[10] Вернадский Г.В. Киевская Русь. – М.: Аграф, 2000. – С. 85

[11] http://www.krotov.into/ru

[12] ПВЛ. Полное собрание русских летописей, II отд. Вып. (3 – е изд Петрогрард) , 1923.- С 23.

[13] Похлебкин В.В. Внешняя политика Руси, России и СССР за 1000 лет, в именах, датах и фактах. IX – XX вв Вып.II:Войны и мирные договоры. - М. «Международные отношения». 1995. С. 32

[14] Карамзин Н.М. История государства Российского. 5 – е изд. В трех книгах. - Спб. М.: Наука, 1995. – С.76 - 85.

[15] Заичкин И.А. Русская история: популярный очерк IX – сер. XVIIIвека. – М.: Просвещение, 1953. – С. 56.

[16] Сахаров А. Н. Дипломатия Святослава. – М: Наука, 1990. – С.82

[17] Рапова О.М.Русская церковь в XI – первой трети XII вв. Принятие христианства. – М.: Знание, 1970. – С.25

[18] Рапова О.М.Русская церковь в XI – первой трети XII вв. Принятие христианства. – М.: Знание, 1970. – С.84

[19] http://wwwАдама Бременского ( Adam Brem . Ш, 13, school . 62. P . 340).

[20] Джаксон Т. Н. Исландские королевские саги о русско-скандинавских матримониальных связях // СС. 1982. Вып. XXVII. С. 110–112.

[21] Латиноязычные источники по истории Древней Руси: Германия IX– первая половина XIIв./ Под ред. Свердловым. - М.: Наука, 1989. – С. 175

[22] Васильевский В. Г. Варяго-русская и варяго-английская дружина в Константи­нополе XI и XII веков // Васильевский В. Г. Труды. - М.: Международные отношения, 1908. Т. I. С. 258–288.

[23] Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. М., 1968. С. 307.

[24] Джаксон Т. Н. « Висы радости» норвежского конунга Харальда Сигурдарсона в русских переводах и переложениях // Русь, 1997. №. 43. С. 85- 95

[25] Джаксон Т. Н. « Висы радости» норвежского конунга Харальда Сигурдарсона в русских переводах и переложениях // Русь, 1997. №. 43. С. 100–127.

[26] Шушарин В.П. Древнерусское государство в западно- и восточноев­ропейских средневековых памятниках // Древнерусское государство и его международное значение. – М.: Международные отношения, 1965. - С. 310 - 326.

[27] Головко А.Б. Древняя Русь и Польша в политических взаимоотношениях X- первой трети XIII в. – М.: Международные отношения, 1978. - С. 26 - 56

[28] К у ч к и н В.А. «Поучение» Владимира Мономаха и русско-польско-немецкие отношения 60—70-х годов XI века//Советское славяноведение. 1971. № 2. С. 24—25.

[29] А.В. Назаренко Древняя Русь на международных путях.- М.: Международные отношения, 1999. - С 456 – 496.

[30] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 199, 247; Т. 2. Стб. 190.

[31] А.В. Назаренко Древняя Русь на международных путях. .- М.: Международные отношения, 1999. - С 821 -845.

[32] А.В. Назаренко Древняя Русь на международных путях. .- М.: Международные отношения, 1999. - С 375 – 406.

[33] Патушо В.Т. Внешняя политика Древней Руси. – М.: Наука, 1968. – С. 20.

[34] Приселков М.Д. Русско – византийские отношения // Вестник древней истории. – 1939. - №3. – С104.

[35] Приселков М.Д. Русско – византийские отношения // Вестник древней истории. – 1939. - №3. – С110.

[36] ПВЛ. Т.1 Стр. 104

[37] Жданов И.Н.. Повесть о Вавилоне и «Сказание о князьях Владимировских». – СПБ, 1891. – С.116

[38] Латиноязычные источники Древней Руси: Германия IX – пер. пол. XII в./Под ред. Свердлова. – М.: Наука, 1989. – С. 201.

[39] Там же.

[40] Там же С.233

[41] Программно – методические материалы. История 10 – 11 кл./Сост. Т.И. Тюляева. – 3- е изд., перераб. И доп. – М. Дрофа. 2000. С 63 – 70.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:58:04 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
22:28:14 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Международные отношения Киевской Руси X – нач. XII вв.

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150304)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru