Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Сочинение: История средних веков

Название: История средних веков
Раздел: Рефераты по истории
Тип: сочинение Добавлен 03:39:30 30 июня 2007 Похожие работы
Просмотров: 1946 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

1.Развитие естествознания

В конце XV — первой трети XVI в. гуманизм приобрел ха­рактер широкого общественного движения, охватившего большую часть Западной и Центральной Европы. Вслед за Италией его успехи четко проявились в Нидерландах, Германии, Венгрии, во Франции, его идеи проникли в ученые круги Англии, Испании и Португалии, постепенно утверждались в Польше, отчасти затрону­ли Скандинавские страны. В гуманизме всегда присутствовали натурфи ло-софские тенденции. Человек и природа — предметы постоянного осмысления в эпоху Возрождения. Но наивысший расцвет ренес­сансной натурфилософии пришелся на вторую половину XVI — начало.XVII в. Главное внимание натурфилософов привлекал вопрос о соотно­шении природы и бога. понимали мир как единство материи и духа, наделя­ли материю способностью воспроизводить самое себя, а вместе с тем одушевляли ее, создав учение о «живом космосе». Уже в пер. пол. XVI натур.ф. получила достаточно большое распространение. Особенностью фил. Мысли того времени было отсутствие еще не вполне сложившихся теорет. сис-тем. понимали мир как единство материи и духа, наделя­ли материю способностью воспроизводить самое себя, а вместе с тем одушевляли ее, создав учение о «живом космосе». асширялись географические представления, происходило изу­чение климата, ветров, морских течений в разных регионах земно­го шара. Возникла океанография, совершенствовалась картогра фия. Выдающийся картограф из Фландрии Г. Кремер (1512— 1594), прозванный Меркатором, изобрел технику проектировании географической долготы и широты. Важнейшее значение для возникновения новой картины мироздания имело развитие астрономии. Подлинно революционную роль здесь сыграл великий польский мыслитель Николай Коперник (1473—1543). 40 лет жизни служебным обязан­ностям каноника и неутомимым наблюдениям небесных светил. Их итоги Коперник" изложил в книге «О вращении небесных сфел», опубликованной лишь в самом конце его жизни. Земля не является центром мира и не стоит на месте (вопреки тому, что сказано в Библии, а также в трудах Аристотеля-Птолемея). Она вращается вокруг своей оси и вместе с другими планетами — вокруг Солнца, центрального тела планетной системы. Учение Коперника обозна­чило важную историческую веху — начало новой астрономии и на­учного 'познания"мира жордано Бруно^ Не будучи математиком, он чисто умозри­тельно расширил мир (ограниченный у Коперника Солнечной системой), высказав догадку о существовании в бескрайней Вселенной бесчисленного множества систем, подобных Солнечной. Решающую роль в обосновании гелиоцент­ризма сыграли труды Галилео Галилея (1564—1642). Великий ученый, человек широких интересов и многих талантов, Галилей внес бесценный вклад в познание реального мира. С помошью сконструированного им телескопа он наблюдал"небесные тела, .уве­личенные в 32 раза. Открывшаяся картина оказалась ошеломля­ющей: на Солнце обнаружились пятна, можно было заключить, что оно вращается; открылись новые звезды, удаленные от Земли, Млечный путь распался на множество светил; на Луне отчетливо вырисовывались горы, Юпитер имел четыре «луны", Сатурн был окружен кольцами, менялись фазы Венеры. Эти открытия означали подлинный переворот в представлениях о Вселенной. Ученик Галилея Тори­челли изучал атмосферное давление и создал ртутный термометр. В конце XVI — первой половине XVII в. были изобретены теле­скоп, микроскоп, гидрометр, ртутный барометр, усовершенствова­ны компас, часы. Дальнейшее развитие получила математика, Кардано и его последователи решали алгебраические уравнения третьей и четвер­той степеней. По инициативе французского математика" Франсуа Виета в алгебре стали употребляться буквенные обозначения, закладывались основы теории уравнений. Появились новые отрас­ли математики, были изобретены логарифмы, разрабатывалась тригонометрия, немалый вклад в которую внес Коперник.. Французскими учеными Пьером Ферма и Рене Декартом была основана аналитическая геометрия. Итальянец Бонавентура Кавальери, Ферма, Декарт, Кеплер, а затем Паскаль работали над анализом бесконечно малых величин. Важная заслуга Декарта — введение понятия «переменной величины», благодаря чему в математику «вошли движение и диалектика», подготовившие воз-никновение дифференциального и интегрального вычислений. Происходило накопление знаний в химии, делали успехи биология, зоология, геология и минералогия. В начале XVII в. возникло механистически-математическое направление философии. Видным представителем нового направ­ления стал Рене Декарт (Картезий). Согласно его учению, мир состоит из материальных частиц, находящихся в постоянном движении — перемещении в пространстве - и подчиненных чако­нам механики. Их действие он переносил на живые организмы и называл животных машинами. формула Декарта: «Я мыслю, следова­тельно, я существую».

2. Анализ возникновения капиталистических отношений.

М. Вебер, подобно К. Марксу, считает капитализм уникальным историческим явлением, принципиально новой ступенью развития.

В «Протестантской этике» М. Вебер обосновывал противоположность капитализма и всех некапиталистических, или, как он их называл, традиционных обществ и систем ценностных ориентации. Он писал: «Первым противником, с которым пришлось столкнуться "духу" капитализма и который являл собой определенный стиль жизни, нормативно обусловленный и выступающий в "этическом" обличье, был тип восприятия и поведения, который может быть назван традиционализмом».[1]

Под традиционализмом немецкий социолог понимает такой строй мышления и образ действия, при котором человек ориентирован на воспроизводство своего устоявшегося образа жизни и не стремится его изменить; работает лишь для того, чтобы удовлетворить свои привычные потребности, и не стремится заработать сверх необходимого для этого. Подобные установки прямо противоположны бесконечному, имеющему цель лишь в себе самом, стремлению к наживе капиталистического предпринимателя. Его стремление к прибыли не ограничено естественными потребностями человека и далеко превосходит пределы не только обычного, но и престижного потребления. Он ориентирован на производство ради прибыли, а не ради удовлетворения потребностей, и эта ориентация и составляет, по Веберу, суть «духа капитализма».

В концепции М. Вебера традиционализм является не только ценностным антиподом «духа капитализма», но и одной из основных помех для его развития: «Повсюду, где современный капитализм пытался повысить "производительность" труда путем увеличения его интенсивности, он наталкивался на этот лейтмотив докапиталистического отношения к труду, за которым скрывалось необычайно упорное сопротивление; на это сопротивление капитализм продолжает наталкиваться и по сей день тем сильнее, чем более отсталыми (с капиталистической точки зрения) являются рабочие, с которыми ему приходится иметь дело». Капиталистическое предприятие, в понимании М. Вебера, – это предприятие, основанное на «рациональной организации свободного труда». То есть существуют не внешние по отношению к индивиду, а внутренние - нравственные, духовные - мотивы, побуждающие его к занятиям рациональной хозяйственной деятельностью, ориентированной не на удовлетворение непосредственных потребностей, а на саморазвитие.

3. Процесс первоначального накопления.

Историческая необходи­мость первоначального накопления определялась теми чертами, которые отличали капиталистический способ производства от фе­одального способа.

Собственнику земли — феодалу для получения феодальной ренты необходим владеющий собственными орудиями труда и «привязанный» к земле крестьянин. Капиталистический способ производства зиждется на эксплу­атации лишенных средств производства и средств существования наемных рабочих — пролетариев — классом капиталистов, сосре­доточившим в своих руках денежные богатства и средства про­изводства.. собственник средств производства присваивает без оплаты произ­веденный ими прибавочный труд. Исторические предпосылки капиталистического способа производства были значительно ускорены в процессе так называемого первоначального накопления, являвшегося не результатом, а "преддверием" капиталистического способа производства. Все элементы, из которых складывалось первоначальное накопление, исторически распределялись более или менее последовательно между различными странами. Основу этого процесса повсеместно составляло обезземеливание крестьянина. В наиболее завершенном виде оно проходило в Англии. Одновременно с этим шла экспроприация мелких городских и сельских ремесленников, которых купцы, скупщики, раздатчики и

ростовщики опутывали сетью непосильных «долгов». Цеховые мас­тера многих отраслей уже в XV объединились в замкнутые корпорации, закрыв фактически подмастерьям доступ в свою среду и постепенно превратив их в наемных рабочих. Феодальное го­сударство и города не власти давили мелких ремесленников не­померными налогами. Многие из них либо совершенно разорялись, либо теряли самостоятельность и практически получали заработ­ную плату, притом нищенскую, от капиталистов. Осуществлялось все это с применением жесточайшего насилия. Повсеместным стало бродяжничество. С целью его пресечения начиная с XVI в. в Англии, Испании, Нидерландах, во Франции издавались жестокие законы против бродяг, т. е. экспроприированных крестьян и ремесленников. Подобными методами создавалась резервная армия рабочих, необходимая для развития капиталистического производства. Широкие возможности предоставлял и грабеж вновь открытых земель, превращенных в колонии. Первыми, кто сильно нажился на этом, были, испанские и португальские конкистадоры и купцы. Вслед за испанцами и португальцами в колонии двинулись голландские и английские купцы, создавшие систему хищни­ческой экс-плуатации этих земель. Награждавшаяся буржуазия, давая займы монархам, сильно обогащалась и государственных долгах, которые Маркс считал одним из самых мощных рычагов первона-чального накопления. Арсенал методов первоначального накопления дополняла система протекционизм.

4.ВГО
Географические открытия, которые заслуживают определения "великие", совершались на нашей планете во все исторические эпохи, с древности и до XX в. Но эпохой Великих географических открытий принято называть строго определенный исторический период. Его хронологические рамки отечественные историки и географы обычно ограничивают серединой или концом XV - серединой XVII вв. Ни одна другая эпоха не была столь насыщена географическими открытиями, никогда они не имели такого исключительного значения для судеб Европы и всего мира. Усилиями нескольких поколений мореплавателей и землепроходцев рубежи ойкумены были раздвинуты; мир словно засверкал новыми красками, предстал во всем своем великолепном разнообразии. В рамках этой эпохи исследователи обычно выделяют два периода. - середина или конец XV – середина XVI вв. - период испанских и португальских открытий в Африке, Америке и Азии, включающий важнейшие плавания Колумба, Васко да Гамы и Магеллана;

- середина XVI – середина XVII вв. период, основное содержание которого составили впечатляющие достижения русских землепроходцев на севере Азии, английские и французские открытия в Северной Америке, голландские открытия в Австралии и Океании.

Имеются и другие точки зрения на хронологические рамки эпохи Великих географических открытий, ограничивающие ее серединой ХV - серединой XVI вв. или, напротив, включающие в нее и замечательные открытия XVIII в. В ходе Великих географических открытий европейские путешественники впервые дерзнули пересечь океаны (единственное исключение в средневековой Европе – викинги, но их достижения к XV в. были уже давно забыты). Но для того чтобы мореплаватели отважились оставить землю за кормой, человечеству пришлось сначала сделать множество разных изобретений: такие приборы, как компас и астролябия, без которых нельзя было проложить верный путь и определить широту; астрономические таблицы, позволявшие.. определять долготу; географические карты, в раннем средневековье предельно схематичные, но постепенно становящиеся все более точными в деталях. Было необходимо книгопечатание, чтобы ускорить распространение сведений об изобретениях и открытиях; пушки и порох, чтобы сломить возможное сопротивление жителей вновь открытых земель, и многое, многое другое. А самое главное, был необходим (и был действительно создан) чудо-корабль, без которого открытия не могли быть совершены, – каравелла – быстрая, с легким ходом, маневренная, обладавшая удивительной способностью идти нужным курсом при любом направлении ветра, к тому же с небольшой командой, что позволяло взять на борт достаточно пищи и воды.

Большую роль сыграла в эпоху Великих географических открытий и получавшая все большее распространение идея шарообразности Земли; с нею была связана мысль о возможности западного морского пути в Индию через Атлантический океан. На первом этапе Великих географических открытий решающую роль сыграли Испания и Португалия, в силу ряда причин оказавшиеся раньше других стран готовыми к выполнению труднейших задач, выдвинутых временем. В течение нескольких десятков лет мореплаватели пиренейских стран открывают юго-восточный путь в страны Востока вокруг Африки и юго-западный – в обход Америки, в поисках западного пути открывают и исследуют огромный двойной материк – Америку. Но к середине XVI в. пиренейские державы, удовлетворенные захваченными источниками богатств, постепенно отказываются от новых исследовательских плаваний, стремясь прежде всего сохранить за собой уже приобретенные земли. Им на смену приходят Англия и немного позже Голландия.

Эти страны уже достаточно сильны, чтобы начать добиваться своего места под солнцем, но еще не в состоянии вытеснить испанцев и португальцев с тех путей, которые ведут к источникам их богатств. Поэтому Англия и Голландия должны были искать новые маршруты из Европы в страны Востока: северо-западный – вокруг Северной Америки и северо-восточный – вокруг северного побережья Азии. Имея в виду оба этих варианта, мореплаватели исходили из верного предположения, что Азия и Америка разделены проливом, по которому можно попасть из Северного Ледовитого океана в Тихий. Путь к берегам Северной Америки проложил в 1497 г. генуэзец на английской службе Джон Кабот (Джованни Кабото). В экспедиции 1498 г., осуществленной Каботом и его сыном Себастьяном, английские суда пересекли Атлантический океан и, достигнув североамериканского материка в районе острова Ньюфаундленд, прошли вдоль его восточного побережья далеко на юго-запад. Однако плавание оказалось убыточным (на пушные богатства страны моряки не обратили внимания). Поэтому англичане надолго остыли к исследованиям во вновь открытых землях, хотя Себастьян Кабот впоследствии еще дважды плавал к берегам Северной Америки. В 20-е гг. XVI в. на поиски Северо-западного прохода устремились португальские, испанские и французские экспедиции, открывшие и нанесшие на карту многие тысячи километров атлантического побережья Северной Америки – от восточной оконечности полуострова Лабрадор до Флориды. В 1534 – 1536 гг. француз Жак Бартье исследовал залив Святого Лаврентия и прошел по открытой им реке Святого Лаврентия до впадения в нее реки Оттавы. Плыть дальше не позволяли пороги, но от индейцев Бартъе узнал, что дальше к юго-западу находятся обширные водные пространства. Так европейцы впервые услышали о Великих американских озерах, открытых французами уже в XVII в. Местные жители – индейцы – часто называли свои поселки «канада», и это слово, обозначавшее просто населенный пункт, стало позднее названием всей северной части Нового света – Канады. В последней четверти XVI в. инициативу в поисках Северо-западного прохода уверенно захватывает Англия. В 1576 – 1578 гг. три плавания в северных водах Америки совершил Мартин Фробишер, положивший начало открытию Баффиновой земли; залив у ее юго-восточной оконечности, ошибочно принятый Фробишером за пролив, и сейчас носит его имя. Несколько плаваний в северных водах совершил и Генри Гудзон, который в 1607 г. достиг немного западнее Шпицбергена рекордной отметки 80'23' северной широты, а в 1610 – 1611 гг. обогнул полуостров Лабрадор с севера и запада. Гудзон решил, что открыл вожделенный проход в Тихий океан; на самом деле он вошел в огромный залив, позднее названный Гудзоновым (как и пролив, отделяющий Лабрадор от Баффиновой земли). В позднейших экспедициях 10 – 30-х гг. XVII в. (Байлота и Баффина, Фокса, Джемса) были исследованы и нанесены на карту берега моря Баффина, западной части Гудзонова залива и южной части бассейна Фокс. Но после этого неуловимый Северо-западный проход был надолго забыт: лучшие полярные мореплаватели сошлись на том, что найти его невозможно. С середины XVI в. англичане, а вслед за ними голландцы, начали искать Северо-восточный проход. В ходе этих поисков англичанин Ричард Ченслор установил торговые отношения с Россией (1553 – 1554 гг.), а Стивен Барроу, пользуясь указаниями русских поморов, достиг острова Вайгач. В 1594 – 1597 гг. три плавания в поисках Северо-восточного прохода совершил замечательный голландский полярный мореплаватель Виллем Баренц, но и ему не удалось продвинуться дальше Новой Земли. В XVII в. поиски Северо-восточного прохода, как и поиски Северо-западного, были признаны бесперспективными.

Конец эпохи Великих географических открытий ознаменовался выдающимися плаваниями как на севере, так и на юге нашей планеты. В 1642 – 1644 гг. Абел Тасман делает решающие шаги в долгой эпопее открытия Австралии. А в 1648 г. Федот Попов и Семен Дежнев впервые прошли из Северного Ледовитого океана в Тихий, обогнув восточную оконечность Азии. Тем самым существование Северо-восточного прохода, который так долго искали мореплаватели разных стран Европы в XVI – начале XVII вв., было доказано. Однако открытие Попова и Дежнева не получило известности, и в XVIII в. Витусу Берингу пришлось вторично решать ту же задачу.

Трудно переоценить значение Великих географических открытий в эпопее познания человеком земной поверхности. Были определены контуры всех обитаемых материков (кроме северных и северо-западных берегов Америки и восточного побережья Австралии), исследована большая часть земной поверхности; однако еще не изученными остались многие внутренние районы Америки, Африки, Азии и особенно Австралии. Великие открытия дали новый обширный материал для многих других областей знания – истории, этнографии, ботаники, зоологии. Именно в результате Великих географических открытий пришли в Европу столь привычные для нас сегодня картофель и томаты, кукуруза и табак.

Не менее важным было глубокое влияние открытий на социально-экономические процессы в Европе. Торговые пути неудержимо перемещались из Средиземноморья на просторы Атлантики. В результате одни государства приходили в упадок, и на авансцену истории выходили другие. Открытия связали между собой прежде изолированные континенты в единое целое: так рождался мировой рынок. Безжалостное ограбление колоний стало одним из важнейших рычагов для накопления богатств в наиболее развитых странах Европы, и в этой связи процесс развития капитализма в Европе неотделим от Великих географических открытий.

Великие географические открытия произвели ошеломляющее впечатление на современников, которые прекрасно осознавали масштабы происходивших, событий. Факты опровергали представления всех авторитетов древности. Рухнула вера в непогрешимое совершенство античной мудрости. Перед европейцами открылись новые культурные горизонты. Обитатели вновь открытых земель жили совсем иначе, чем европейцы, и наиболее пытливые умы той эпохи перестали смотреть на европейские порядки как на единственно возможные и стали связывать с Новым Светом идеальное общественное устройство. Открывая мир, европейцы познавали себя.

5.Появление и пути мануфактур

Капиталистическая мануфактура — это мастерская, предприятие, владельцами которых являются купец-капиталист или капита­лист-предприниматель, обладающие капиталом и средствами про­изводства. В мануфактурах трудятся подчиненные капиталистам наемные рабочие, в том числе надомники, продающие свою рабочую силу. Капиталистическая мануфактура знаменовала собой переход от мелкого к_ крупному производству. Однако она бази- ровалась ещё на ручном труде, на все углублявшемся его разделе-нии, вплоть до пооперационного, внутри мастерской.. Первые проявления буржуазной организации производства были связаны с простой капиталистической кооперацией. Это фор- ма, при которой купец создавал более или менее значительную группу наемных рабочников, одновременно занятых выполнением каких-то однородных работ, без специализированного разделения труда. Уже такая форма организации давала значительный рост производительности труда, снижение затрат. Но простая капита­листическая кооперация могла возникать и возникала и в рамках докапиталистических обществ, однако она не влекла за собою по­явления капиталистического способа производства. То есть она не являлась формационнообра-зуюшей категорией. Формационнообразующей кате-горией капитализма в рассмат­риваемое время стала капиталистическая мануфактура, складывание которой проис-ходило в трех основных формах. Предпосылкой для первой ее формы часто служила та или иная отрасль, в которой ранее уже сложилось прямое овладение купцом сферой производства, так называемое формальное подчи-нение труда капиталу. В условиях становления капитализма эти отношения приобре­тали завершенный вид, а бывшие вольные ремесленники пре­вращались в простых наемных рабочих купца-предпринимателя. Последний начинал уже вмешиваться в сферу производства, вкла­дывать в нее дополнительные капиталы и становился буржуазным предпринимателем. Но рабочие его трудились не в общей мастер-ской, а оставались надомниками-отраслевиками, иногда выполняв-шими лишь отдельные операции по созданию того или иного готового изделия. Складывалась такая "рассеянная" мануфактура преимущественно в текстильной промышленности, а также в отраслях, изготавливавших разнородные сложные изделия, деше­вые ювелирные украшения, часы, хомуты, седла, где завершающей операцией была сборка готового изделия. Другой, более прогрессивный путь образования капиталисти­ческой мануфактуры складывался, если производитель пре­вращался в предпринимателя и купца. При подобном варианте капиталист сам создавал мастерскую, предприятие, верфи, шах­ты, плавильные печи (или покупал их), сам приобретал сырье, вспомогательные материалы, оборудование, инструменты. Он экс­плуатировал наемных рабочих, трудившихся под одной крышей, в условиях детального разделения труда по разным специальностям и дальнейшей его дифференциации по отдельным операциям. Такое предприятие именовалось централизованной мануфактурой. Наибольшее распространение она получила в новых, технико-технологически сложных отраслях: в горном деле, металлур­гии, судостроении, шелкоделий, ковроткачестве, сахарорафинадном деле и др. Рассеянная мануфактура была более гибкой и распространен­ной формой, чем централизованная. На практике оба пути развития капиталистической мануфактуры сосуществовали, перепле­тались и порождали множество смешенных форм. Мануфактура зиждилась на ручном труде и на ремесленной, технике. В мануфактуре разде-ление ручного труда дос­тигло своего предела. Вместе с тем мануфактура являлась капиталистическим пред­приятием, владелец которого был одержим лишь одной целью — получить побольше прибыли. Рабочие мануфактур подвергались самой бесчеловечной эксплуатации. Предприниматели не только повышали интенсивность труда, увеличивали продолжительность рабочего дня и снижали заработную плату, но и широко приме­няли, используя «кровавое, .законодательство», принудительный труд бродяг на своих предприятиях, устанавливали для рабочих жесткий казарменный распорядок жизни, заставляли женщин и детей исполнять непосильную работу. Капиталистическая мануфактура существовала в феодальном окружении. Она зачастую подвергалась преследованиям со сторо­ны цехов, местами же — ограблению дворянским государством, как, например, в Испании, где постепенно и заглохла. Зато в Анг­лии, Нидерландах и Франции капиталистическая мануфактура крепла и приобретала все большее значение. По мере утверждения капи­талистического уклада формировались и два новых общественных класса: буржуазия и пролетариат. В буржуазию вливалась и формирующаяся буржуазная интел­лигенция — юристы, лица свободных профессий. Наконец, в состав буржуазии, по преимуществу деревенской, переходила зажиточная прослойка крестьянства, превращавшаяся в капиталистических фермеров. Сближался с буржуазией и тот слой дворянства, который приобщался к капиталистическим фор­мам ведения сельского хозяйства. Итак, формировавшийся в недрах феодального общества класс буржуазии качественно отличался от средневекового условия го­рожан, бюргерства. Нарожда-вшийся класс буржуазии выступал носителем новых, прогрессивных для того времени капиталисти­ческих произво-дственных отношений. Пролетариат прошел долгий путь развития и стал классом не сразу: о пролетариате как классе можно говорить лишь с момента появления фабричного производства. Экспроприирован-ные мелкие самостоятельные товаропроизво­дители, пройдя путь бродяжничества, постепенно вливались в ка­питалистически организованные отрасли промыш-ленности и сельского хозяйства. Одним из путей форми­рования пролетариата было разложение средневековых форм ремеслен-ного цехового производства и средневекового сословия горожан. Все эти группы — обедневшие цеховые мастера, подмастерья и экспроприированные крестьяне, приближавшиеся к пролетариям, но не_ достигшие еще положения пролетариата в собственном смысле этого слова, — имеете с мануфактурными рабочими составляли в целом те низшие слои городского населения, которые именовались плебсом. В экономически более развитых странах (Нидерланды, Анг­лия), где капиталистическое мануфактурное производство было в XVI в. распространено шире, «зарождающийся пролетарский элемент» в лице работников мануфактур был значительно сильнее, чем в Германии. Возникновение классов буржуазии и пролетариата неизбежно влекло за собой зарождение новых форм классовых противоречий, чуждых феодальному обществу в его классической форме, — клас­сового антагонизма между пролетариатом и буржуазией.

6.Крестьянство в системе позднего феодализма

Насильственная экспроприация крестьян ускорялась в XVI в. в некоторых странах (Англия, Германия, Нидерланды) конфискацией (секуляризацией) и распродажей церковных и монастырских земель в ходе рефор­мирования католической церкви (Реформация). В деревне в XVI—ХVII вв., как и в городе, возникали капиталистические от-ношения. Но в деревне замедленным темпом. Согнав со своих земель крестьян — феодальных держателей, английские дворяне, а также буржуа, скупившие значительную часть монастырских земель, сосредоточили в своих руках большие владения. Часть их превращалась в пастбища для разведения овец, другая — в крупные хозяйства с применением труда наемных сельскохозяйственных рабочих-батраков.

Большую же часть земли ее новые собственники сдавали кресть­янам или реже городским буржуа в аренду, плата за которую значительно превышала размер ренты, уплачиваемой прежним дер­жателем на феодальном праве — крестьянином. В ряде западноевропейских, стран (Англия, Франция, Италия, Германия, Нидерланды) была широко, распространена издоль­щина. Сущность издольщины заключалась в том, что земель­ный собственник давал арендатору землю, а зачастую семена и ин­вентарь. Порой издольщик целиком или частично обеспечивал свое хозяйство семенами, а также живым и мертвым инвентарем. Он обрабатывал землю сам (если участок был невелик) или прибегал к наемному труду и после сбора урожая обусловленную в договоре часть его отдавал собственнику земли, а остальной частью распо­ряжался по своему усмотрению. Наиболее характерным вариантом издольщины была испольщина, _при которой владелец земли и арендатор несли равные доли расходов по ведению хозяйства и по-" ровну делили полученные доходы. Издольщина — это промежуточная форма ренты, и ее дальней­шая эволюция зависела от общего хода экономического развития страны. Если хозяйство развивалось по капиталистическому пути, издольщина трансформировалась постепенно в капиталистическую форму аренды. И наоборот, если верх одерживала феодальная реакция, издольщина превращалась в кабалу. Обнаруживался и другой вариант возникновения буржуаз­ных отношений в деревне — эволюция простого товарного хозяй­ства. Там, где оно достигало высокого уровня, воспроизводство велось уже не на традиционной натуральной, а на товарной основе. Отсюда оставался один шаг до перехода от простого к расши­ренному, т. е. капиталистическому воспроизводству. В Англии утверждался капиталистический уклад, издольщина быстро уступала место чистой форме капиталистического предприни-мательства в с/х - фермерству. Предприниматель-фермер арен-довал на определенный срок большой участок земли, уплачивая землевладельцу установленную арендную плату. Он приобретал инвентарь., семена и сам оплачивал наемную рабо­чую силу, для чего требовались значительные денежные средства. В противоположность феодально зависимому крестьянину фермер не имел владельческих прав на арендованную им землю. Уплачи- вавшаяся им собственнику земли арендная плата являлась частью прибавочной стоимости, созданной на ферме, сверх средней нормы прибыли на капитал, т. е. капиталистической рентой. В то же время в Англии феодальная собственность на землю и феодальная эксплуатация крестьянства продолжали существовать, и в достаточно большом объеме, а вместе с ними феодальное дворянство как господствующий класс и класс феодально эксплу­атируемого крестьянства. В Нидерландах капиталистическое фермерское хозяйство в XVI в. также достигло известного развития. Значительное рас­пространение получила и издольщина. Во Франции капиталисти­ческие фор-мы в сельском хозяйстве утвер-ждались медленнее, чем в Англии и Нидерландах.

8.Эволюция класса феодалов. Абс. монархия XVI-XVII.

В странах с развитым товарным хозяйством, строем «чистой сеньории», денежной рентой и арендой возросла экономическая самостоятельность крестьян. Выгоды из новой обстановки извлекала крестьянская верхушка; а беднота и часть середняков ни­щали и разорялись. Ущерб несли и сеньоры, особенно там, где преобладали крес­тьяне-чиншевики. Их фиксированная рента была меньше _арендной платы, быстро обесценивалась в условиях революции цен. В целях возмещения потерь сеньоры пытались взимать давно позабытые повинности, произвольно повышать чинши, облагать поборами новые отрасли доходов крестьян, что ущемляло и крестьянскую верхушку; итог — усиление классовой борьбы крестьян. Без сильной власти в центре и на местах сбор податей стано­вился крайне затрудненным. Существовавшая сословная монар­хия таких сил не имела, но тенденция к росту самостоятель­ности действий королевской власти в ней была заложена. Людо­вик XI во Франции, Генрих VII в Англии уже проявляли склон­ность превращать свою личную власть в произвольную.

Возникновение и развитие буржуазии в этих странах поро-дили противоборство между шедшим к упадку классом феода­лов и поднимавшейся буржуазией. Последнее обстоя-тельство оказалось решающим для появления новой формы политической надстройки фео-дального общества — абсолютной (неограниченной) монархии, игнорировавшей сословно-представительные учрежде­ния, в первую очередь во Франции и Англии. Используя противоречия между дворянством и буржуазией, абсолютизм оставался формой политического господства феода­лов в изменившихся исторических условиях, формой, обладавшей известной самостоятельностью действий по отношению к—целым классам общества. Главной опорой королевского абсолютизма были средние и мелкие дворяне, составлявшие ядро его постоянной армии. Власть монарха становится более или менее неограничен­ной (абсолютной) и приобретает известную самостоятельность по отношению к обоим борющимся классам в целом. Абсолют­ный монарх опирается на постоянную армию, подвластный лич­но ему управленческий аппарат (бюрократию), систему постоян­ных налогов и подчиняет целям своей политики церковь. Абсо­лютизм являлся весьма действенной формой государства, исполь­зовавшей буржуазное развитие в интересах и для сохранения позиций господству-ющего класса феодалов.

9.Экономика и соц. политика абсолютизма

Абсолютизм оказывал и определенную поддержку буржуазии: проводил выгодную ей меркантилистскую политику, ведя для этого и торговые войны, принявшие со второй половины XVI в. всемир­ный характер; давал буржуазии наживаться на откупах налогов, займах короне, в завоеванных «новых землях»; покровительство­вал созданию мануфактур, особенно в военной промышленности. протекционизма. Сущность его заключалась в том, что многие европейские государства стали вводить высокие пошлины на ввозимые готовые изделия, запрещать вывоз сырья и продоволь­ствия, давать купцам и предпринимателям денежные субсидии, премии и всевозможные льготы. В ходе первоначального накопления создавалась буржуазная собственность на денежные богатства и средства произ-водства. Экспроприация самостоятельных производителей неизмеримо расширила емкость внутреннего рынка. Вчерашние крестьяне и ремесленники теперь выступали как потребители товаров и про­давцы рабочей силы. Возрос спрос на средства производства со стороны пред-принимателей.

10. Экономическое. и соц.-политическое развитие Германии в к. XV – н.XVI.

Нараставшая феодальная реакция в деревне, проводив­шаяся духовными и светскими феодалами и князьями практика массового перевода крестьян в лично зависимое состояние тормо­зили распространение в стране зарождавшихся элементов капи­талистического производства. Это и было особенностью, экономи,-, ческого подъема Германии на рубеже XV и XVI вв. Она проявля­лась тем"более- резко, что отдельные германские земли развива­лись неравномерно, а главное — регулярный товарообмен между ними определился лишь в связи с экономическим подъемом конца XV в. и первых десятилетий XVI в. Только тогда стали складываться условия для преодоления господствовавшей в предыдущие века изолированности различных частей Германии. Внешние связи и рынки, имевшие столь важное значение в экономике германских городов, оставались в основном различными на севере и на юге. Богатые южногерманские города вели оживленную торговлю с итальян­скими городами. Особенностями экономического развития Германии определя­лась в значительной степени ее политическая и социальная струк­тура. В то время как в других крупных странах Европы раз­витие торговли и промышленности привело к политической централизации, в Германии продолжала преобладать группировка интересов вокруг местных центров—политическая раздроблен­ность. «Священная Римская империя германской нации» пред­ставляла собой к началу XVI в конгломерат самостоятельных и слабосвя-занньх между собой владений, весьма различных по своим ресурсам, территории, политическому значению и юридиче­скому статусу. «Членами империи» были прежде всего имперские князья, (наиболее значительными из которых были курфюрсты); в нее входили также имперские графства и прелатства и имперские города. Кроме того, империя включала несколько сотен других сравнительно мелких территориальных единиц.

Сильнейшим княжеским домом был дом Габсбургов, которому с 40-х г. XV в. принадлежала императорская корона. Дер-жава Габсбургов состояла из Австрии, Тироля, герцогств Штирии, Каринтии и Крайны, ряда наследственных земель на Верхнем Рейне, графства Бургундия_и обширного комплекса владений в Нидерландах. С 1526 г. в состав державы Габсбургов были вклю­чены земли Чешской короны (Чехия, Моравия, Силезия и Лужи­цы) и часть Венгрии. С Габсбургской державой соперничали внут­ри империи сильное герцогство Бавария и богатое курфюршество Саксония, лежащее в горных районах Средней Германии. В то же время в империю входили мелкие территории, часто ограничивав­шиеся одним городом или одним монастырем. Вся эта пестрая масса крупных, средних, мелких и мельчайших территорий была пронизана постоянно менявшимися комбинациями союзов, нередко противостоявших друг другу. Своеобразие эконо-мического строя, политическая

раздробленность и господство самых грубых форм феодального производства породили острые социальные конфликты. Средние слои городского населения (бюргерства) включали богатых, средних и -часть мелких собственников — мастеров, ре­месленников, торговцев, страдавших от непосильных налогов, от постоянных междоусобных войн и грабежей на больших дорогах, от засилья привилегированных монопо-листических компаний. Политической активностью выде-лялось немецкое дворянство. Городской плебс был очень сложным по составу. Он соединил в себе элементы разложения феодально-цехового строя с низшими слоями нового, едва зарождавшегося буржуазного общества. В связи с этим Энгельс различает в плебействе три группировки: 1 ) разорившихся и обедневших горожан, потерявших свое место в обществе; 2) подмастерьев, стоявших вне официального общества, но мечтавших о цеховых привилегиях для себя в будущем; 3) выброшенных из деревни крестьян и отпущенных слуг, которые в общей городской массе образовали зародыш пролетариата.

11.Движ. за реформацию.

Недовольство охватило различные слои немецкого общества в начале XVI в. Ни императорская власть, ни крупные территориальные князья не могли остановить нараставшее внутри страны революционное движение народных масс и подъём оппозиционных настроений бюргерства и рыцарства. В Германии складывалась революционная ситуация. Оппозиционные течения оставались долгое время разобщёнными. Только тогда, когда на почве широкого общественного подъёма получили большое распространение оппозиционные и революционные идеи в религиозной форме, различные элементы оппозиции стали объединяться. Но и тогда тенденция к объединению всех революционных и оппозиционных элементов в один общий лагерь, противостоящий реакционно-католическому лагерю, проявилась лишь на очень короткое время и скоро уступила место внутреннему расколу и образованию двух больших лагерей — бюргерско-реформаторского и революционного, противостоявших третьему — реакционно-католическому лагерю.

С началом реформационного движения связано выступление Лютера 31 октября 1517 г. с 95 тезисами против индульгенций.

Родившийся в 1483 г. в городе Эйслебене (Саксония) Мартин Лютер вырос в бюргерской среде в обстановке нараставшей в немецких городах оппозиции против католического духовенства. Будучи студентом Эрфуртского университета, Лютер близко познакомился с членами кружка радикальных гуманистов, под влиянием которых он одно время находился. Проникнутый настроениями оппозиционного бюргерства, Лютер вопреки учению католической церкви старался показать, что человек и его светская жизнь не должны рассматриваться как греховные в своей основе и лишённые всякого положительного морально-религиозного содержания.

Лютер провозгласил, что церковь и духовенство не являются посредниками между человеком и богом. Он объявил ложными претензии папской церкви на то, что она может давать людям посредством таинств «отпущение грехов» и «спасение души» в силу особых свойств, которыми она якобы наделена. Основное положение, выдвинутое Лютером, гласит, что человек достигает «спасения» (или «оправдания») не через церковь и её обряды, а при помощи «веры», даруемой ему непосредственно богом. Смысл этого положения заключается не только в непризнании претензий духовенства на господствующее положение в мире, но и в том, что, объявив «веру» человека единственным средством его общения с богом, Лютер вместе с тем утверждал, что и мирская жизнь человека и весь мирской порядок, который обеспечивает человеку возможность отдаваться «вере», составляет важный момент христиан ской религии. Тем самым он выразил общее стремление бюргерства избавиться от политического и идеологического за силья папской церкви и католического духовенства, придать значение и силу религиозного авторитета мирским учреждениям и светскому государству.

С утверждением, что «вера» является единственным средством спасения души, Лютер связывал другое положение о восстановлении авторитета «священного писания» вместо католического авторитета «священного предания», т. е. авторитета папских декретов, посланий, постановлений церковных соборов и т. д.

Положение Лютера об «оправдании верой», содержавшееся уже в 95 тезисах и развитое им в других его ранних произведениях, могло бы стать в обстановке того времени идеологическим оружием бюргерства в борьбе за утверждение новых начал политического устройства. Однако в лютеровском реформационном учении нашла свое отражение и классовая ограниченность немецкого бюргерства. Лютер не развивал своего учения в том направлении, которое позволило бы сделать вывод о необходимости изменения существовавших порядков в обществе. Любое политическое устройство представлялось Мартину Лютеру необходимым моментом христианской религии: он считал недопустимым всякое революционное выступление против существующего порядка. Следовательно, бюргерский реформатор фактически лишь давал феодальному строю новое религиозное обоснование. Практически лютеровская реформация, отвергшая догмы и обряды в их католическом понимании, означала уменьшение роли духовенства и провозглашение светских отношений — без их изменения по существу — основой внутренней религиозности христиан. Маркс обратил внимание на то, что провозглашенная Лютером внутренняя религиозность так же предназначена для порабощения народа, как и отвергнутая им внешняя религиозность католической церкви. « Лютер, — писал Маркс, — победил рабство по набожности только тем, что поставил на его место рабство по убеждению. Он разбил веру в авторитет, восстановив авто ритет веры. Он превратил попов в мирян, превратив мирян в попов. Он освободил человека от внешней религиозности, сделав религиозность внутренним миром человека. Он эмансипировал плоть от оков, наложив оковы на сердце человека». Таким образом, немецкое бюргерство, выступившее в лице Лютера против католической церкви, не решилось заявить о необходимости изменения самих общественных отношений.

. При этом разнообразные элементы оппозиции вкладывали в религиозные формулы Лютера свои собственные социальные требования. Особенно это относится к народным массам, которые шли гораздо дальше самого Лютера в понимании тезисов и целей поднятого им реформационного движения и которые не вникали в схоластические тонкости ограничительных толкований Лютера, содержавшиеся в тезисах и в других его богословских сочинениях. В тезисах они видели то, что хотели видеть сами, а не то, что имел в виду их автор. Реформация воспринималась в народных массах как требование не только преобразований в церковных делах, но и социального освобождения.

Поднявшееся в Германии широкое общественное движение не дало возможности римскому папе и высшему католическому духовенству быстро покончить с Лютером, как они того хотели. В обстановке этого движения Лютер занял в первое время твёрдую позицию по отношению к папской курии.

Самым ярким выразителем народного понимания реформа циивыступил крупнейший деятель крестьянско-плебеиского лагеря эпохи Реформации и Великой крестьянской воины — Томас Мюнцер.

Поддерживая в первые годы реформационного движения начатую Лютером борьбу против католической церкви, Мюнцер выступал уже тогда со своим особым толкованием характера и целей этой борьбы В 1520—1521 гг , участвуя в общей с последователями Лютера борьбе против монахов францисканского ордена в саксонском городе Цвиккау, Мюнцер выступал против ряда положений Лютера и выдвигал вместе с тем основные принципы своего собственного учения. Мюнцер решительно отвергал тезис Лютера о необходимости пассивного смирения в светских делах. Имея в виду Лютера и его сторонников, он резко выступал в Цвиккау против «книжников», которые видят сущность нового учения только в «букве», только в формальном провозглашении авторитета «священного писания», и оставляют нетронутым существующее в мире зло — ограбление народа господами, богачами и князьями. Призывая народные массы к устранению зла — к свержению безбожных князей и уничтожению своих угнетателей, Мюнцер указывал, что в этом заключается основная задача нового, реформационного движения. Он резко выступал против представления о «милосердном» боге, стоящем над миром и требующем от людей смирения и подчинения существующему насилию. Согласно пантеистическим воззрениям Мюнцера, нет бога вне нас самих, вне земного мира Божеству Мюнцер придавал социальное значение. В понятие бога он вкладывал идею подчинения индивидуальных интересов общественным. Ссылки Мюнцера на авторитет «слова божьего» и «священного писания» служили ему аргументом в его пропаганде революционного социального переворота.

Таким образом, уже в 1521 г. общее реформационное движение распалось и определились его особые направления, выражавшие социально-политические интересы разных классов. После того, как в Вормсе был издан императорский эдикт, осудивший его как еретика, Лютер скрылся в замке саксонского курфюрста.

С этого времени лютеровская реформация делается всё в большей и больна степени опорой и орудием реакционных немецких князей. В 1523 г. в сочинении «О светской власти» Лютер показал свою приверженность их политике с предельной ясностью. Какой бы жестокой ни была светская власть, заявлял Лютер, христиане обязаны подчиняться ей беспрекословно и признавать её «священной», потому что она обеспечивает «порядок» и возможность христианского «смирения». Лютер, таким образом, объявил княжеское всевластие опорой Реформации, выразив этим политическую ограниченность той части немецкого бюргерства XVI в., которое в момент нарастания революционного движения против феодализма цеплялось за существующие порядки как за единственную основу возможных реформ. Вскоре после восстания Лютера, выступившего против индульгенций, Хульдрих Цвингли (1484–1531), священник кафедрального собора в Цюрихе, в своих проповедях начал критиковать индульгенции и «римские суеверия». Швейцарские кантоны, хотя номинально и входили в Священную Римскую империю германской нации, в действительности являли собой независимые государства, объединенные в союз для общей обороны, и управлялись советом, избранным народом. Добившись поддержки городских властей Цюриха, Цвингли уже без труда мог вводить там реформированную систему церковной организации и богослужения.

После Цюриха Реформация началась в Базеле, а затем в Берне, Санкт-Галлене, Граубюндене, Валлисе и других кантонах. Католические кантоны, во главе с Люцерном, прилагали все силы, чтобы воспрепятствовать дальнейшему распространению движения, в результате чего вспыхнула религиозная война, закончившаяся т.н. Первым Каппельским мирным соглашением (1529), которое гарантировало каждому кантону свободу религии. Однако во Второй Каппельской войне протестантская армия была разгромлена в битве при Каппеле (1531), в которой пал сам Цвингли. Заключенный после этого Второй Каппельский мир восстановил католичество в кантонах со смешанным населением.

Теология Цвингли, хотя он и разделял основоположный лютеровский принцип оправдания только верой, отличалась во многих пунктах от теологии Лютера, и оба реформатора так и не смогли прийти к согласию. По этой причине, а также ввиду несходства политических ситуаций Реформация в Швейцарии и Германии пошла разными путями.

12. Война в Германии.

Энергичная защита Мюнцером насущных нужд широки масс народа сделала его вождём крестьянско-плебейского лагеря, перешедшего в 1524 г. к открытой борьбе. Великая крестьянская война, явившаяся высшим выражением классовой борьбы немецкого крестьянства, была в то же время кульминационным пунктом всего общественного движения той эпохи. Крестьянская война началась в Южном Шварцвальде и в соседних землях Верхнего Рейна и Верхнего Дуная, являвшихся ещё в XV и начале XVI в. районом наиболее интенсивного крестьянского движения. Первые события Крестьянской войны относятся к лету 1524 г. В ландграфстве Штюлинген, северо-восточнее города Вальдсхута на Верхнем Рейне, крестьяне деревень Бопдорф, Эвантинген, Ботмаринген и других восстали против своих феодалов графов фон Лупфен. Вслед за этим выступили ещё более многочисленные группы крестьян в землях между Верхним Рейном и Верхним Дунаем — Гегау, Клетгау, Баар и в Южном Шварцвальде. Во всех этих землях крестьяне предъявляли феодалам жалобы, в которых излагались возмутившие их факты усиления феодального гнёта. В октябре 1524 г. весь район Верхнего Рейна и Южного Шварцвальда был уже охвачен восстанием. В ряде мест крестьяне отказывались от выполнения феодальных повинностей и стали собираться в мелкие и более крупные отряды.

в конце 1524 г. (или в январе 1525 г.) составлена была здесь, в кругу Мюнцера, первая программа революционного крестьянства, известная под названием «Статейное письмо» (Artikelbrief), предназначенная служить введением ко всем разнообразным местным требованиям и жалобам крестьянских общин. «Статейное письмо» было первой общей программой восставшего крестьянства, сформулировавшей антифеодальные цели его борьбы и указавшей главные вражеские очаги, против которых должны быть направлены силы всего народа. К тому же программа была составлена в боевом духе, недопускающем компромисса. Воспользовавшись внутренними разногласиями среди крестьян, магистрат Виллингена 13 декабря 1524 г. послал войско, которое напало внезапно на революционный отряд Брегской долины и разбило его. Это было первое кровавое столкновение между восставшими крестьянами и их господами. надежды виллингенского магистрата и других господ этого района Верхнего Рейна на быстрое подавление восстания не оправдались. Отряд брегских крестьян вновь возродился. Такие быстро формирующиеся отряды действовали во всём этом районе, объединяясь между собою и с крестьянами соседних районов.

Первые вооружённые выступления крестьян, положившие начало Крестьянской войне в Верхней Швабии, произошли в феврале 1525 г. в районе Кемптена и Кауфбейрена, в Аль-гау. Первыми поднялись крестьяне Кемптенского монастыря, которые уже ранее находились в постоянной борьбе с аббатами, проводившими полигику их насильственного закрепощения.

В конце 1524 и начале 1525 г крестьяне составили перечень своих жалоб против кемптенского аббата. Однако их борьба вылилась в более высокую форму в феврале 1525 г., когда волна крестьянских волнений и пропаганда сторонников Мюнцера дошла до Альгау. Кемптенские крестьяне собрались у Луибаса и решили отказаться от судебного разбирательства поднятого против аббата дела. Крестьяне завладевали многими замками и монастырями и разрушали их.

Такие же события развернулись в конце февраля и в начале марта по всей Верхней Швабии, в районе между Боденским озером и Верхним Дунаем. Всюду возникали крестьянские лагери и отряды, разрушались монастыри и дворянские замки.

И даже после того, как в начале марта 1525 г. три главных отряда Верхней Швабии образовали «Христианское объединение», не было достигнуто единства в вопросе о понимании «божественного права». Главные руководители «Христианского объединения», придерживавшиеся умеренной тактики, вступили в переговоры со Швабским союзом о перемирии, которого добивались господа с целью выигрыша времени и завершения своей военной подготовки. Но крестьянские массы действовали в духе «Статейного письма», разрушали дворянские замки и монастыри, устанавливали контакты с городскими низами и разоблачали вероломные планы Швабского союза.

В кругах умеренных руководителей составлена была тогда сводка крестьянских требований, обобщённая на основе «божественного права» в его умеренной трактовке и подкреплённая с помощью некоторых цвинглианских проповедников ссылками на «священное писание». Как мы видим, «12 статей» касались самых злободневных вопросов крестьянской жизни, являвшихся объектом многовековой борьбы.

Вероломное нападение Трухзеса на Лейпгеймский лагерь вызвало новую мощную волну революционных выступлений крестьянских масс, которые вышли далеко за пределы Верхней Швабии и Шварцвальда, распространяясь по всей Средней Германии. Отдельные отряды революционных крестьян оказывали Трухзесу ожесточённое сопротивление. В горных районах Трухзес вынужден был прибегать к длительной позиционной войне. У городка Вейнгартен, севернее Боденского озера, Трухзес, зажатый крестьянскими отрядами, почувствовал, по его собственному признанию, опасность военной катастрофы.

Разбив в конце апреля 1525 г. основные силы верхнешвабских крестьян, Трухзес направился на север — в сторону Франконии и Тюрингии, где создавались новые очаги движения.

Во Франконии весной 1525 г. также образовались расположившиеся лагерями крупные крестьянские отряды. Сторонники революционной тактики пользовались среди массы восставших большим влиянием и составляли значительную силу в крестьянских отрядах Франконии. Яков Рорбах предводитель крестьян Неккарской долины, представлявший собой яркий пример крестьянского революционера времён Великой крестьянской войны, возглавил решительные действия по подавлению сопротивления фраиконского рыцарства.

В это время Мюнцер, находясь в Тюрингии, предпринял героическую попытку объединить все силы восставших народных масс деревень и городов на основе революционной тактики. Революционные события в Тюрингии, которыми непосредст-венно руководил Томас Мюнцер, Город Мюльхаузен в Тюрингии, в котором Мюнцер находился с февраля 1525 г.— после своего возвращения из Верхней Германии, сделался центром народного восстания в Тюрингии и Саксонии. Восставшие действовали во многих пунктах этих земель, вооружённые отряды занимали города, замки, господские имения и монастыри. Господскую землю и добро крестьяне, по указанию Мюнцера, делили между собой. Крестьяне питали к Мюнцеру большое доверие и советовались с ним по всем вопросам борьбы с феодалами и по своим хозяйственным делам. Стремясь сделать Саксонско-Тюрингенский район восстания центром всей Крестьянской войны, Мюнцер старался разъяснить крестьянам смысл происходящих событий, которые он рассматривал как начало борьбы за установление общего равенства людей во всей Германии и за её пределами.

В середине мая 1525 г. около Франкенхаузена в Тюрингии разыгрался неравный бой между княжеской конницей, вооруженной артиллерией, и сконцентрировавшимися здесь крестьянскими отрядами, фактически безоружными. Это был по существу самый героический и вместе с тем самый безнадежный акт Великой крестьянской войны. Исход неравной борьбы был предрешен. Крестьяне были разбиты под Франкенхаузеном. Мюнцер попал в руки князей, которые казнили ею после мучительных пыток. Разгром франкенхаузенского лагеря и гибель Томаса Мюнцера были концом Крестьянской войны. Боевые действия крестьян после этою продолжались лишь в отдельных районах После того как были разбиты последние сопротивлявшиеся группы крестьян в горных районах Австрии, всюду начались преследования и массовые казни участников восстания. Причину поражения великого восстания немецкого крестьянства в XVI в. Энгельс видел в разрозненности крестьянских выступлений и неумении всех слоев оппозиция возвыситься над местными и провинциальными интересами, в том, что даже крестьяне и плебеи в большинстве районов Германии не смогли объединиться для совместных действий.

13.Победа князей. Реформация в Германии

Народная и радикально-бюргерская Реформация потерпела поражение в результате разгрома Крестьянской войны. В ряде германских земель распространилась княжеская Реформация, идеологом которой стал Лютер.

Крестьянская война подорвала позиции реакционно-католического лагеря и объективно содействовала укреплению лютеранских князей, которые упрочили свое господство над местной церковью и провели секуляризацию церковного землевладения в своих княжествах. Частичная секуляризация была осуществлена и католическими князьями с санкции папы, стремившегося путем уступок удержать князей в лоне католицизма. Шпейерский рейхстаг 1526 г. даже признал за князьями право свободного выбора между лютеранским и католическим вероисповеданием.

Карл V, занятый войной в Италии и нуждавшийся в поддержке немецких князей, не мог этому помешать. Но когда наступила передышка, он созвал в 1529 г, рейхстаг и добился восстановления Вормского эдикта 1521 по запрещении лютеранского вероучения. Лютеранские князья и города не подчинились и заявили протест (от этого произошло название «протестанты»). В 1530 г. на Аугсбургском рейхстаге соратник Лютера Филипп Меланхтон дал систематическое изложение основ лютеранского вероучения, получившего название «Аугсбургского вероисповедания», в котором провозглашалось, что главой церкви является не папа, а светский владетель (князь). Упразднялись пышная католическая обрядность, почитание икон и мощей; вместо торжественной мессы вводилась простая литургия с проповедью пастыря.

Император решительно отказался признать «Аугсбургское вероисповедание». Тогда лютеранские князья вместе с рядом имперских городов заключили на съезде в городе Шмалькальдене военный союз. Положение Карла V стало критическим, так как протестантское вероисповедание было уже принято тремя из семи курфюрстов (Саксонским, Бранденбургским и Пфальцским), а четвертый (Кельнский архиепископ) явно к нему склонялся. Но вскоре саксонский герцог перешел на сторону императора, что дало Карлу V возможность одержать победу над протестантами в 1-й Шмалькальденской войне. Согласно Аугсбургскому интериму (1548 г.) католическое вероисповедание, хотя и несколько реформированное, должно было стать единственным в Германии. Но мир длился недолго. Боязнь усиления императора побудила князей (в том числе и некоторых католических) заключить антигабсбургский союз с французским королем Генрихом II. Началась 2-я Шмалькальденская война, закончившаяся полным поражением Карла V, который еле избежал пленения войсками саксонского курфюрста, перешедшего теперь на сторону протестантских князей. В 1555 г. был заключен религиозный мир в Аугсбурге на условиях признания за князьями полной свободы в выборе вероисповедания — католического или лютеранского, по принципу «чья страна, того и вера» (cujus regio-ejus religio). Карл V, видя полное крушение своих планов, отрекся от императорской власти в пользу своего брата Фердинанда I.

С середины XVI в. стала проявляться хозяйственная отсталость Германии по сравнению с более передовыми государствами Запада, вступившими на путь капиталистического развития. Вместо промышленных изделий из Германии на Запад начали вывозить продукты сельского хозяйства, в основном хлеб. Это открывало перед земельными собственниками возможность обогащения за счет усиления эксплуатации крестьян. Помещики в восточных областях все более расширяли барское хозяйство и переводили крестьян на отработочную ренту. «Таким образом, менее чем за сто лет свободные остэльбские крестьяне были превращены в крепостных, сначала фактически, а вскоре затем и юридически»'.

Резко ухудшилось положение крестьян в наследственных землях Габсбургов. С середины XVI в. там не прекращались крестьянские волнения, а в 1595—1597 гг. вспыхнула крестьянская война, охватившая Верхнюю и Нижнюю Австрию и некоторые соседние районы. Как и в 1525 г., идейным оружием крестьян служила Реформация в духе полного избавления от феодального гнета. Восставшие создали настоящую революционную армию с выборными командирами во главе, вооруженную не только холодным, но и огнестрельным оружием. Осенью 1596 г. они нанесли поражение правительственным войскам; угроза нависла над столицей Габсбургов — Веной. Но как обычно, феодалам помогла доверчивость крестьян и их разобщенность. Власти вступили в переговоры с умеренными руководителями, возглавляемыми Георгом Ташем, и добились заключения перемирия. Воспользовавшись передышкой и собрав силы, они летом 1597 г. нанесли поражение восставшим.

Феодальная эксплуатация крестьян в Австрии и Юго-Восточной Германии стала еще более жестокой. Здесь, как и повсюду в Центральной и Восточной Европе, установилось господство крепостного права в его «новом издании». Отдельные крестьянские восстания в габсбургских землях и в Баварии вспыхивали и в начале XVII в.

14. Городская реформация в городах севера Германии

Католическая церковь, которая сама являлась крупнейшим феодальным землевладельцем, служила в средние века идеологической опорой всего феодального строя. Для того чтобы привить простым людям сознание полного ничтожества своей личности и примирить их со своим положением, церковь пускала в ход учение об исконной «греховности» земного существования человека. Церковь объявляла каждого отдельного человека неспособным «спасти свою душу». «Спасением» и «оправданием» всего земного мира ведает, согласно католическому учению, только папская церковь, наделённая особым правом распределять в мире «божественную благодать» через совершаемые ею таинства (крещение, покаяние, причащение и др.).

Высшее католическое духовенство во главе с папой претендовало, таким образом, на то, чтобы установить свою политическую гегемонию, подчинить себе всю светскую жизнь, все светские учреждения и государство. Католическая церковь не только объявляла о своих претензиях, но и старалась реализовать их, пуская в ход своё политическое влияние, свою военную и финансовую мощь, а также используя периоды слабости центральной власти. Папские дипломаты, сборщики церковных поборов и продавцы индульгенций заполняли страны Европы.

Эти претензии католической церкви вызывали недовольство даже в среде крупных светских феодалов. Ещё больше чувствовалось недовольство политическими претензиями церкви и её пропагандой презрения к светской жизни в среде жителей развивающихся и богатеющих городов, в которых зарождалась новая, буржуазная идеология. В XV и XVI вв. притязания церкви встречали всё более решительный отпор со стороны королевской власти в странах, которые вступили на путь государственной централизации. В таких странах католическая церковь вынуждена была идти на уступки и согласиться на сильное ограничение деятельности папских агентов, сборщиков поборов и продавцов индульгенций. Однако в раздробленной Германии, неспособной дать отпор притязаниям папского Рима, папы не соглашались ни на какие уступки. Огромные суммы денег шли из Германии в папскую казну через духовных князей и продавцов индульгенций, которые действовали здесь беспрепятственно. Это обстоятельство послужило причиной того, что реформационное движение, почва для которого была подготовлена и в других странах Европы в связи с происходившими там социально-экономическими сдвигами, ранее всего началось и объединило наиболее широкие слои населения именно в Германии.

контрреформация, комплекс мер, предпринятых в ходе реформ Римско-католической церкви в 16–17 вв. и направленных на подавление протестантской Реформации и возвращение территорий и населения, отпавших от католичества (термин «Контрреформация» введен немецким историком Леопольдом фон Ранке). В начальный период Реформации (1517–1546), когда ход событий во многом определялся Мартином Лютером, ни одна из противоборствующих партий ясно не представляла всей серьезности и продолжительности разрыва. Католики надеялись, что вернут заблудших бунтовщиков в лоно церкви, а сами бунтовщики были уверены, что смогут подчинить себе всю церковь. Католическое возрождение, особенно заметное в Испании и Италии, привело при папе Павле III к усилению противодействия католиков протестантскому прозелитизму. Это, в свою очередь, способствовало развитию в протестантизме кальвинистского движения, выражавшего жгучую ненависть к Риму, которой был охвачен и Лютер, проявлявший ее, однако, только в своих проповедях. Конфликт не затухал вплоть до Вестфальского мира (1648).

Тридентский собор (1545–1563) официально отверг протестантские догматы. Теологическую мысль Контрреформации подытожил Роберто Беллармино в Рассуждениях о спорных вопросах христианской веры... (1586–1589), представлявших собой ответ католичества на вызов раннего протестантизма. Папа Павел III и его преемники возглавили католические силы; наиболее энергичными из католических вождей были Пий V (1566–1572) и Сикст V (1585–1590). В сотрудничестве с ними выступили католические государи Европы, и прежде всего Филипп II Испанский (1556–1598), баварские герцоги Виттельсбахского дома и император Фердинанд II (1619–1637). Орудиями Контрреформации стали инквизиция (при Павле III, в 1542, в Риме создана ее верховная инстанция – Священная конгрегация Римской и вселенской инквизиции, или Священная канцелярия) и Индекс запрещенных книг. Ведущую роль сыграли новосозданные монашеские ордена – капуцинов и иезуитов.

Контрреформации удалось остановить экспансию протестантизма на большей части Европы, где до начала промышленной революции численное превосходство католиков над протестантами было даже больше, чем в 20 в. В Испании и Италии успех был полным, в Ирландии и Польше – близок к этому, хотя в данных странах (особенно в Польше) протестантизмом была охвачена изрядная часть духовенства. Провал ожидал Контрреформацию в скандинавских странах, Англии и Шотландии: и если в Англии и Шотландии многочисленная группа католиков выжила благодаря исключительному терпению верующих, то в скандинавских странах Римско-католическая церковь полностью утратила свои позиции. Во Франции после кровопролитных религиозных войн в 16 в. был достигнут компромисс, выразившийся в Нантском эдикте (1598), который предоставлял гугенотам право свободного исповедания их религии и сохранял за ними большинство гражданских прав. В 1685 Людовик XIV отменил Нантский эдикт и изгнал из Франции всех протестантов, которые отказались подчиниться. В Германии и Австрии, где к 1550 девять десятых населения отошли от Рима, в ходе Контрреформации под руководством Петра Канизия удалось остановить распространение протестантизма и отвоевать значительное число верующих; сходных успехов католики добились в Швейцарии, Венгрии, Чехии и других частях Центральной Европы. В Нидерландах лояльность к Риму вынудила Южные провинции отделиться от Северных и сохранить верность Испании, в результате чего возникли протестантская Голландия и католическая Бельгия.

17. Кальвин и его учение

Исходным пунктом учения Кальвина была мысль, сформулированная в знаменитой фразе, открывающей Institutio: «Вся наша мудрость, поскольку она вообще заслуживает имени мудрости и является надежной и достоверной, складывается из двух основных вещей: познания Бога и познания самих себя». Познание себя и познание Бога взаимообусловлены, однако первенство следует отдать познанию Бога. По мнению Кальвина, это познание – semen religionis («семя религии») – посеяно в каждом человеке, даже – язычнике. Однако этого недостаточно – не потому, что Бог далек от человека, а потому, что человек далек от Бога. Поэтому естественная теология (познание Бога на основе познания природы и истории) не обеспечивает истинного познания Бога; такое знание мы получаем лишь там, где сам Бог отверзает уста (иными словами, из божественного Откровения, запечатленного в Ветхом и Новом Завете). Демократию Кальвин считал «наихудшей формой правления». Все свои симпатии он отдавал аристократической форме правления, т. е. по существу олигархии. Как компромиссное решение он допускал её сочетание с «умеренной демократией».

В соответствии с этими взглядами Кальвина власть в Женеве всё больше и больше сосредоточивалась в руках узкой гpуппы лиц. Когда же кальвинизм вышел на широкую общеевропейскую арену и стал идеологическим знаменем ранних буржуазных революций, вопрос о характере политической и церковной организации решался по-разному, в зависимости от конкретной расстановки классовых сил и местных условий.

Жестоко ненавидел и преследовал Кальвин крестьянско-плебейскую ересь — анабаптизм. Требование крайних анабаптистов об установлении общности имуществ и отрицание ими властей он оценивал как «присвоение чужого» и «возмутительную дикость» .

В то же время Кальвин оправдывал взимание процента и ростовщичество, считал закономерным существование самой жестокой формы эксплуатации человека человеком — рабства, которое стало получать всё более широкое применение в колониях.

В Женеве была создана консистория, фактически подчинившая себе светскую власть и учредившая придирчивый полицейский надзор за поведением и жизнью горожан. Всем вменялось в обязанность посещение церковной службы, были запрещены танцы, игры, песни и ношение нарядных платьев. За нарушение этих правил, за леность и чревоугодие виновные привлекались к суду и подвергались наказаниям.

Это было временем наивысшего могущества Кальвина, когда и женевская церковь и магистрат полностью склонялись перед его авторитетом.

Кальвинистская консистория столь же нетерпимо, как и католическая церковь, относилась ко всякому проявлению инакомыслия, особенно если имела место оппозиция народных масс (в частности, анабаптизм). Недаром Женева слыла протестантским Римом, а Кальвина нередко называли женевским папой.

Иначе сложились судьбы кальвинизма. Женева была для него лишь обусловленным рядом причин трамплином. Будучи объектив­но религией самой смелой части тогдашней буржуазии, кальви­низм во всех_своих социально-идеологических приоритетах. поведенческих нормативах, моральном кодексе выражал потреб-ности не швейцарской кантональной провинциальности, а обще­европейского исторического процесса. Поэтому и противополож­ность цвинглианству он вышел на европейскую арену. В усло­виях острого противоборства между силами прогресса и фео­дальной реакции республиканизм и организационные принципы кальвинизма использовались французскими дрорянскими гугенотами для борьбы против абсолютизма, польскими панами — для атак на королевскую власть. Вместе со своими адептами кальви­низм перемещался и в колониальные владения европейских стран.

18. Испания в 1 пол. XVI

Карл I(V), король Испании, вступил на престол в 1516 г.— после смерти своего деда по матери Фердинанда Арагонского. После смерти другого его деда — Максимилиана I Габсбурга — он был в 1519 г. избран подкупленными немецкими курфюрстами императором «Священной Римской империи» под именем Карла V. Таким образом, под властью Карла оказались Испания, часть Италии (Южная Италия, Сицилия и Сардиния), Нидерланды, Франш-Конте и империя. Вместе с Испанией к нему перешли только что основанные колонии в Новом Свете, где наиболее важные в экономическом отношении территории были завоёваны в 20—30-х годах XVI в. В ходе войны с Францией испанские войска захватили часть Северной Италии. В 1535 г. в результате военного похода был отнят у турок и превращён в вассальное государство Испании Тунис (вскоре, однако, снова захваченный турками). Современники были близки к истине, когда говорили, что во владениях Карла никогда не заходит солнце. Испания в XVI в. была великой дерновой и занимала в системе международных отношений первенствующее положение. Берега Испании сделались объектом постоянных нападений алжирских пиратов. И, наконец, на севере, за Пиренеями, выросла и укрепилась большая Французская монархия, не менее воинственная, чем сама Испания.

Несмотря на всё это, Карл, пользуясь поддержкой всех реакционных сил Европы и в первую очередь папства, неуклонно проводил великодержавную политику и лелеял план создания «всемирной христианской монархии». Он вёл непрерывные войны с Францией, с немецкими князьями протестантского лагеря и пр. Цели создания мировой монархии Карл подчинил свою политику во всех странах, находившихся под его властью, в том числе и в Испании.

Карл с трудом добился у кортесов своего признания королём Испании; его попытки получить деньги у провинциальных кортесов далеко не везде увенчались успехом. Основные требования, предъявленные кортесами Карлу, были ещё в ноябре 1519 г. сформулированы городом Толедо в его обращении к другим городам Кастилии.: король не должен покидать Испанию и раздавать государственные должности иностранцам; он обязан запретить вывоз золотой монеты и лошадей за границу. Но Карл обращал мало внимания на недовольство городов. После того как в 1519 г. состоялось его избрание императором, он, добившись ценой ряда уступок и обещаний новой субсидии у кортесов Кастилии, уехал в мае 1520 г. в Германию. После объединения Кастилии и Арагона королевской власти, опиравшейся на многочисленных идальго и на города, удалось смирить старую буйную знать, которая пошла на службу к королям.

Однако настоящей централизации всё же не было достигнуто. Провинции, являвшиеся ранее самостоятельными государствами, сохраняли определённую автономию, свои налоговые системы, свои особенности административного и судебного устройства. В Кастилии, Арагоне, Каталонии и Валенсии продолжали функционировать кортесы, состоявшие из представителей дворянства, духовенства и городов. Кортесы решали важнейшие местные дела и вотировали налоги. поддержка городами политики, направленной к централизации страны, не была безусловной: она длилась до тех пор, пока королевская власть не затрагивала самоуправления и вольностей самих городов. в первой половине XVI в., когда наступил последний этап в истории централизации страны (ликвидация городских вольностей) и королевская власть приступила к подчинению своего бывшего союзника — городов, самое мощное восстание подняли именно города Кастилии. До этого времени они играли важную роль в кастильских кортесах, с требованиями которых Карл считался мало. Города Испании в значительной мере несли на себе тяжесть расходов великодержавной политики Карла, что тормозило их экономическое развитие.

Организующим центром движения стал город Толедо, в котором восстание вспыхнуло раньше всего — уже в апреле 1520 г. Толеданцами были вожди движения — аристократы Хуан де Падилья и Педро Ласо де ла Вега. Вскоре, в мае — июне, поднялись Сеговия, Тордесильяс, Самора, Бургос, Мадрид, Авила, Гвадалахара, Куэнка, Саламанка, Торо, Мурсия и другие города. Попытки кардинала-наместника потушить пожар, грозивший охватить всю страну, были безуспешными. Толедо рассылал повсюду письма с предложением организовать конфедерацию городов, центром которой был намечен город Авила. 29 июля 1520 г. представители собравшихся здесь городов провозгласили «Святую хунту» («Святой союз»), поклявшись не щадить своей жизни «за короля и коммуны».

в августе королевские войска устроили страшный погром одного из главных экономических центров страны — Медины-дель-Кампо, которая отказалась передать представителю короля находившуюся в ней артиллерию. Известие об этом погроме побудило почти все города Кастилии присоединиться к хунте, Хунта провозгласила Хуана де Падилью главнокомандующим её войсками. Кардинал-наместник был объявлен низложенным, хунта полностью овладела властью в Кастилии, и каждый город должен был принимать её постановления как закон.

Но союз дворянства и городов оказался временным и непрочным, Города, как и раньше, желали, чтобы король жил в Испании, а на высшие государственные должности назначались только испанцы. В ноябре 1520 г. в Вальядолиде образовалась новая хунта — «Хунта отрядов», представлявшая наиболее радикально настроенную часть восставших. В противовес «Святой хунте» она считала себя высшей властью в Кастилии. Весной 1521 г. она издала манифест, в котором провозглашалось, что «отныне война против грандов, кабальерос и других врагов королевства, против их имущества и дворцов должна вестись огнём, мечом и разрушением». Начались выступления крестьян.Когда Карл в июле 1522 г. вернулся в Испанию с 4 тыс. немецких ландскнехтов, восстание было уже в основном ликвидировано. Вскоре он даровал амнистию участникам восстания, за исключением 293 наиболее видных его представителей. Так закончилось восстание вольных городов Кастилии.

Вследствие отсталости испанских городов в них только начала зарождаться буржуазия, которая более выигрывает от сплочения страны, чем проигрывает от потери своих средневековых вольностей и привилегий. Кастильские коммуны, до определённой степени поддерживая центральную власть, всё же предпочитали сохранить свои вольности, вернуться, как они заявляли, к «добрым обычаям времён Фердинанда и Изабеллы». Недовольство городов политикой Карла приняло столь острые формы не только в Кастилии. Почти одновременно с восстанием городских коммун Кастилии вспыхнули связанные между собою восстания в Валенсии и на острове Мальорка.

В городе Валенсии ремесленники были полностью отстранены от участия в городском управлении, сосредоточенном в руках дворянства и патрициата. В 1519 г. в городе вспыхнула чума, и большинство дворян и богатых горожан покинуло город. Восставшие призывали к истреблению дворян и конфискации их имущества; в самом городе Валенсии были разгромлены дома знати. Всё это вызвало раскол среди руководителей движения. Между тем шли бои между войсками «Хермании», которыми командовал торговец сукном Висенте Перис, и отрядами дворян. На юге отряды «Хермании» одержали ряд побед. Только в 1522 г. восстание было в основном подавлено. Восстание на острове Мальорка вспыхнуло под влиянием волнений в Валенсии. В феврале 1521 г. поднялись как ремесленники и плебейские низы городов, так и крестьяне. Весь остров был охвачен восстанием, за исключением Алькудии, куда бежали дворяне, богатые горожане и должностные лица острова. Зимой 1521/22 г. повстанцы предприняли осаду Алькудии, но взять город не смогли. В эти зимние месяцы борьба со знатью и богатыми горожанами достигла своего кульминационного пункта; народные массы выдвинули требования поголовного избиения богачей и раздела их имущества. К декабрю остров был в основном покорён. Многочисленные крестьяне, участвовавшие в восстании, укрылись в главном городе Балеарских островов — Пальме. С 1 декабря началась её осада королевскими войсками В марте 1523 г. Пальма капитулировала. До конца года длилась расправа с участниками восстания, сотни человек были казнены.

После подавления восстаний 20-х годов упрочившийся абсолютистский режим более не встречал серьёзного сопротивления. Идальго, перешедшие в ходе кастильского восстания на сторону королевской власти, извлекли выгоду из её победы: они постепенно овладели городским самоуправлением. Представителями городов в кортесах теперь также были большей частью дворяне, которые в общем поддерживали политику Карла, хотя иногда и отказывали ему в слишком частых и крупных субсидиях.

19. Испания во 2 пол. 16 в.

В 1556 г. Карл, потерпевший поражение в борьбе с немецкими протестантскими князьями и убедившийся в провале своих фантастических планов создания мировой империи, отрёкся от императорского и в том же году — от испанского престола. Карл разделил свои владения: империя досталась его брату Фердинанду; королём Испании стал его сын Филипп II (1556—1598), унаследовавший также Франш-Конте и Нидерланды, испанские владения в Италии и в Америке.

Наступил один из самых мрачных периодов испанской истории, когда с особой силой проявились все худшие стороны сложившегося в Испании режима. Филипп фанатически преследовал одну цель — торжество католицизма и беспощадное истребление еретиков. Он стремился добиться неограниченного господства над подданными своих обширных владений. В стране царил режим террора. Страшным орудием абсолютизма стала испанская инквизиция, превратившаяся по существу в часть государственного аппарата. Подчиняясь только королю, она пользовалась почти неограниченной властью. Жестоким преследованиям инквизиции подвергались мориски. Им запрещалось носить старинные костюмы, говорить, читать и писать по-арабски. В 1568 г. мориски Андалусии подняли восстание, которое было подавлено только в 1571 г., причём мужчин поголовно истребляли, а женщин и детей тысячами продавали в рабство.

За время царствования Филиппа в Испании было устроено во славу католической церкви более 100 аутодафе; во время некоторых из них на кострах сжигали по 80—90 человек. Филипп II перенёс столицу из Толедо в Мадрид и почти постоянно находился в своём мрачном дворце, построенном около Мадрида,— Эскориале. Стремясь сосредоточить в своих руках всё управление страной, он вмешивался в работу государственных органов и единолично решал все, даже незначительные, вопросы. Чрезвычайно разросшийся бюрократический аппарат требовал на своё содержание колоссальных средств, а в делах управления царил хаос.

Воспользовавшись тем, что во время военной экспедиции в Северную Африку погиб португальский король, не оставивший прямых наследников, Филипп добился в 1581 г. присоединения Португалии и её огромных колониальных владений к Испании. На время Пиренейский полуостров превратился в единое государство.

Проводившаяся Филиппом централизаторская политика вызвала в 1591 г. восстание горожан и дворян Сарагосы, защищавших вольности Арагона, который всё ещё сохранял значительную степень самостоятельности. Филипп впервые ввёл на территорию Арагона кастильские войска и жестоко расправился с восставшими, истребив все оппозиционно настроенные группировки среди дворянства и жителей Сарагосы. Он установил и в этой провинции свою неограниченную власть.

Продолжая политику своего отца, Филипп возглавил европейскую католическую реакцию: он мечтал подчинить при помощи испанских солдат и инквизиции все государства Европы своей власти или влиянию и искоренить в них еретиков — будь то французские гугеноты, нидерландские кальвинисты или анабаптисты, немецкие протестанты или сторонники англиканской церкви. Но попытка утвердить гегемонию феодальной Испании в период образования и усиления национальных государств была обречена на неудачу. В 60-х годах XVI в. против испанского абсолютизма восстали Нидерланды, и в результате длительной и ожесточённой борьбы, дорого стоившей Испании, она потеряла богатые северные Нидерланды.

Позорным поражением окончилась и борьба Филиппа II с Англией — главной соперницей Испании па морях. Заговоры шотландской королевы Марии Стюарт, поддерживаемые Филиппом, были раскрыты. Громадный испанский флот, посланный к берегам Англии и заранее названный «Непобедимой армадой», был полностью разгромлен в августе 1588 г. небольшим, но отличным по своим мореходным и боевым качествам английским флотом. Вскоре Филипп вмешался в гражданскую войну во Франции, послав войска для борьбы с гугенотами в Нормандию, Бретань, Лангедок и другие районы В 1591 г. в Париж был введён постоянный испанский гарнизон. Филипп рассчитывал выдать свою дочь замуж за того или иного претендента на королевский престол и сделать её королевой Франции. Но после вступления в Париж в 1594 г. вождя гугенотов и врага Испании Генриха IV Наваррского испанским войскам пришлось покинуть столицу Франции. Война продолжалась ещё несколько лет и закончилась миром, выгодным для Франции (1598 г.). Планы Филиппа вновь потерпели крушение.

Филипп продолжал вести борьбу с турками. В 1560 г. он направил флот к берегам Северной Африки для того, чтобы вернуть Испании незадолго до этого утраченный Триполи и, укрепившись там, помешать туркам проникнуть в Западное Средиземноморье. Но быстро подоспевший турецкий флот наголову разбил испанскую армаду. Авантюристическая политика Филиппа поглощала огромные средства, извлекаемые из Испании, и тяжелым бременем ложилась на истощенную страну. Время правления Филиппа II стало временем быстрого экономического упадка Испании.

Испанский абсолютизм. Абсолютная монархия в Испании име­ла весьма своеобразный характер. Централизованный и подчиненный единоличной воле монарха или его всесильных временщиков государственный аппарат обладал значительной долей самостоя­тельности. В своей политике испанский абсолютизм ориентировал-ся на интересы феодального класса и церкви- Особенно отчетливо это проявилось в период экономического упадка Испании, после­довавшего во второй половине XVI в. По мере спада торговой и промышленной деятельности городов внутренний обмен сокращал­ся, ослабевало общение жителей разных провинций между собой, пустели торговые пути. Ослабление экономических связей обнажа­ло старые феодальные особенности каждой области, воскрешался средневековый сепаратизм городов и провинций страны В сложившихся условиях в Испании не выработался единый национальный язык, по-прежнему сохранялись обособленные эт-нические группы: каталонцы, галисийцы и баски говорили на своих языках, отличных от кастильского диалекта, который составил ос­нову литературного испанского языка. В отличие от других госу­дарств Европы абсолютная монархия в Испании не сыграла прогрессивной роли и не смогла обеспечить подлинной централизации.

20.Упадок Испании

Сокращение промышленного производства, начавшееся около середины XVI в., завершилось к концу XVI — началу XVII в. глубоким упадком промышленности. В Толедо закрылась большая часть шерстоткацких и шелкоткацких мастерских. В Гранаде почти полностью прекратилось производство шелка, а в Сарагосе — сукон. В Куэнке уцелели 3—4 мастерские сукон Сеговия продолжала вырабатывать в небольшом объеме лишь грубые сукна, тонкие сукна стали теперь ввозиться только из других стран. Только в Севилье — центре торговли с колониями — в начале XVII в еще работало 3 тыс. шелкоткацких станков. В Кордове и других городах Андалусии полностью захирело кожевенное производство.

Сокрушительным ударом по торговле явилось увеличение в 1575 г. алькабалы ( Алькабала — налог, взимаемый, начиная с правления Фердинанда, в размере 10 процентов стоимости при продаже почти всех товаров. Правительство заранее определяло, какую сумму должна платить в качестве алькабалы каждая из провинций королевства. ) в 3 раза по сравнению с 1561 г. и одновременное повышение других налогов. Несмотря на приток драгоценных металлов из Америки, в торговом обороте остро ощущался их недостаток, а в первой половине XVII в. вследствие чеканки всё более обесцененной монеты золото и серебро вообще исчезли из обращения. Поскольку в обращении осталась лишь медь, Катастрофический упадок переживало сельское хозяйство. Напуганные этим кортесы неоднократно просили Филиппа оградить крестьян от притеснений, чинимых судьями Месты, а также издать закон, разрешающий брать у задолжавших крестьян в залог рабочий скот и сельскохозяйственный инвентарь лишь в том случае, если крестьяне более ничего не имеют. В начале XVII в. в Испании почти не осталось тутовых деревьев, и даже оливковые рощи стали давать скудный урожай, не говоря уже о зерне. Крестьяне массами уходили из деревни, некоторые деревни вообще исчезли с лица земли.

Дорогие испанские товары, к тому же уступавшие по качеству товарам стран с более развитой промышленностью, не могли выдержать конкуренции этих иностранных товаров. Они начали терять рынок сбыта не только в других европейских странах (этот рынок сбыта для испанских товаров с самого начала был небольшим), но и в испанских колониях и даже, как указывалось выше, в самой Испании. Гибель промышленности была ускорена тем, что государство не оказывало ей покровительства и материальной поддержки в форме субсидий и авансов. Монархия в Испании выражала интересы дворянства, которое получало дополнительный доход от серебряных рудников и золотых россыпей Америки и от ограбления населения тех стран, где испанцы господствовали или где испанские войска сражались с армиями других европейских государств. К тому же Карл I и Филипп II вели на полях Европы постоянные войны, которые ни в коей мере не диктовались интересами испанской экономики, и тратили на свои завоевательные походы огромные суммы, собранные в Испании, и американские сокровища.

Таким образом, политика королевской власти шла вразрез с интересами хозяйственного развития страны, а порой прямо подрывала это развитие. В фискальных целях Карл даже поощрял ввоз иностранных товаров и вывоз сырья. Таможенный тариф 1546 г. настолько затруднял ввоз шёлка-сырца из Гранады в Кастилию и облегчал его вывоз в другие государства,. Испания была наводнена иностранными купцами и превратилась, как заявляли кортесы, в «Индию для иностранцев». Филипп II впервые запретил ввоз иностранных сукон, но правительство охотно давало за плату особые разрешения на их ввоз. В этот период возросла зависимость испанской экономики от западноевропейских купцов и банкиров.Следовательно, хозяйств-енный упадок был тесно связан с особенностями испанской абсолютной монархии, которая не сыграла, подобно другим абсолютным монархиям, прогрессивной роли.

21.Франция в 16 в.

В XVI в. во Франции по-прежнему господствовал феодальный способ производства, но страна вступила уже в период первоначального накопления. В недрах французского феодального общества начали создаваться предпосылки для развития капиталистических отношений и стало зарождаться капиталистическое производство, которое подтачивало и разрушало устои феодальной экономики. В течение XVI в. Франция сделалась в экономическом отношении одной из передовых стран Западной Европы. С начала XVI в. во Франции развивалось мануфактурное производство, сделавшее наибольшие успехи в тех отраслях промышленности, которые работали не только на внутренний, но и на внешний рынок. К таким отраслям относилось сукноделие в Нормандии, Пикардии, Пуату, Берри, Лангедоке. Здесь в роли капиталиста-предпринимателя, как правило, выступал купец, который низводил до положения наёмных рабочих мелких мастеров и подмастерьев города или деревенских кустарей — прядильщиков и ткачей. Тем самым рассеянная мануфактура сочеталась с элементами централизованной. В таких же формах комбинирования рассеянной и централизованной мануфактуры развивались капиталистические отношения в кожевенной и особенно в шёлковой промышленности, всё более и более сосредоточивавшейся в «городе шёлка» — Лионе. Королевские мастерские, изготовлявшие пушки и порох, были уже в XVI в. довольно крупными. Наибольшее распространение централизованная мануфактура нашла во Франции в типографском деле. Огромное значение для развития мануфактуры имело расширение внешней торговли Франции. В XVI в. для экономики страны приобрела первостепенное значение торговля с Испанией, а через неё и с Америкой, куда Франция сбывала большое количество разнообразных товаров и откуда она извлекала большое количество драгоценных металлов. Кроме того, в качестве рынков сбыта французских товаров и в том числе промышленной продукции (тонких сукон, кружев, льняных тканей, шёлковых материй, книг) существенное значение имели Португалия, Англия, Германия и Скандинавские государства. Большую роль в экономическом развитии Франции этого периода играла торговля со странами, расположенными по восточному и южному (африканскому) берегу Средиземного моря. Здесь Франции удалось добиться в первой половине XVI столетия первенствующего положения.

Во Франции в XVI в. были сделаны лишь первые шаги в сфере колониальной экспансии. Купцы крупных северных портов (Руана, Нанта, Дьеппа) предпринимали в течение XVI в. неоднократные попытки проникнуть в Новый Свет (в Бразилию и Канаду) и заложить там фундамент французских колониальных владений, но эти попытки неизменно терпели крушение.

Франция добилась в XVI в. заметных успехов в расширении внешних рынков, в завоевании торговых путей и накоплении купеческих капиталов, однако эти успехи были весьма скромны по сравнению с успехами Испании, Англии и Голландии.

Большинство крестьян к этому времени стали самостоятельными лично свободными товаропроизводителями, находившимися в поземельной зависимости на положении цензитариев (censiers), т. е. чиншевиков, держателей земли (такое держание называлось цензивой( Цензива — наследственное феодальное крестьянское держание, за которое землевладельцу уплачивалась фиксированная обычаем денежная рента — ценз. ), ибо основным платежом, который лежал на крестьянине, являлся ценз). Они имели право пользования землёй и передачи её по наследству при условии уплаты ценза и выполнения других повинностей в пользу сеньора. Результатом развития товарно-денежных отношений было всё усиливавшееся расслоение в деревне. Меньшинство богатело, присоединяя к занятию земледелием ростовщичество, торговлю, откуп сеньориальных повинностей и профессию мельника или кабатчика. В XVI в. французская деревня уже вошла в полосу первоначального накопления. Как и повсюду, первоначальное накопление во Франции имело своей основой экспроприацию крестьянства, поставлявшего мануфактурам главную массу наёмных рабочих. Но этот процесс принял во Франции своеобразные формы. Тем не менее в сельском хозяйстве Франции в XVI—XVII вв. следует отметить некоторый прогресс. Происходила все более определенная сельскохозяйственная специализация районов (виноградарских, зерновых, скотоводческих, шелководческих, льноводческих плодоводческих и т. н. ). Вокруг больших городов, особенно вокруг Парижа, формировались значительные зоны более интенсивного сельского хозяйства. Всё шире распространялись лучшие сорта злаков (пшеница), улучшились способы помола зерна. Расширялись площади, занятые тутовыми деревьями и красящими растениями (вайда и др.). Выращивались новые сорта овощей и фруктов, перенятые главным образом с Востока (через Италию).

22. Французский абсолютизм

Из всех западноевропейских стран лишь во Франции абсолютизм принял наиболее законченную, классическую форму, и сословно-представительные учреждения (Генеральные штаты) не созывались в течение долгого времени.

Отвечая коренным интересам всего дворянства, абсолютизм защищал феодальную собственность на землю. Под его опекой продолжали оставаться незыблемыми главные налоговые и сословные привилегии класса феодалов в целом. Значительная часть государственных средств уходила на содержание армии и бюрократического аппарата, на материальную поддержку дворян. Дворянство являлось основной опорой абсолютизма, так как главная функция государства — держать в подчинении эксплуатируемые классы — стала особенно важной в этот период обострения классовой борьбы.

В первый период своего существования французская абсолютная монархия осуществила многие экономические и отчасти политические пожелания буржуазии и тем самым способствовала зарождению и росту капиталистического уклада в кедрах феодального общества.

В первой половине XVI в. проводившийся абсолютной монархией промышленный и торговый протекционизм немало помог французской буржуазии встать на ноги, хотя в это время абсолютизм не вёл ещё последовательной меркантилистской политики и не давал крупных субсидий мануфактурам.. Крепнувшая система королевской юстиции и местной администрации ограничивала произвол губернаторов и других провинциальных должностных лиц из знати и дворянства. Укреплялись центральные органы власти. Всё это обеспечивало буржуазии более или менее единый правопорядок, необходимый для её развития в национальном масштабе. Учитывались её интересы во внешней политике.

В первой половине XVI в. королевская власть сделала большой шаг вперёд к ликвидации сословно-представительных учреждений, которые стали теперь препятствием для усиления центрального аппарата абсолютизма. Это было время царствования трёх преемников Карла VIII — Людовика XII (1498—1515), Франциска I (1515—1547) и Генриха II (1547—1559). Генеральные штаты перестали созываться. Были упразднены также многие из провинциальных штатов и значительно ограничена компетенция оставшихся. Король имел в своём распоряжении большую армию. Все управление сосредоточивалось в королевском совете, но самые важные дола решались в узком кругу лиц, близких к королю. Существенным препятствием для всевластия короля были парламенты, особенно парижский. Он имел право при риисграции новых указов доводить до сведения короля о несоответствии этих указов обычаям страны или смыслу предшествующего законодательства. Ото право парламентов называлось правом ремонстрации. Парламенты чрезвычайно высоко ценили это право, видя в нем известную форму участия в законодательной власти. Однако заседание с личным участием короля (lit de justice) делало регистрацию новых королевских указов обязательной для парламента.

В этот период во много раз возросла армия, состоявшая главным образом из наемников — французов и иностранцев.

Благоприятные экономические условия конца XV и первой половины XVI в. позволили Франции перейти к агрессивной внешней политике. Разгорелась борьба Франции и Испании за Италию, Франция стремилась завладеть землями для знати и дворянства и укрепить позиции своего купечества в средиземноморской торговле. Итальянские войны начались в 1494 г. походом в Италию французского короля Карла VIII, который прошел страну с севера на юг, не встречая серьезною сопротивления. Однако вскоре он был вытеснен из Италии мелкими государями, которые заключили союз между собой и получили поддержку испанского короля и германского императора. Людовик XII повторил предприятие своего предшественника, однако с еще большей неудачей и был принужден официально отказаться от своего притязания на Неаполитанское королевство, захваченное Испанией. Характер войны изменился со вступлением на французский престол Франциска I, а на испанский в 1516 г. — Карла I, вскоре избранного под именем Карла V императором «Священной Римской империи германской нации». Завоевательные планы Карла V угрожали независимости Франции. Поэтому четыре войны, которые вёл Франциск I с Карлом V, отличались большим ожесточением. Два главных противника — король Франции и Габсбург вели борьбу, не стесняясь никакими средствами.

Франциск 1 был разбит в битве при Павии (1525 г.) и взят в плен. Он получил свободу лишь ценой отказа от своих притязаний на Милан и обещания возвратить Габсбургам спорные бургундские земли. Однако Франциск I не собирался выполнять своих обещаний. Вскоре после этого он вступил в лигу, направленную против императора (папа Климент VII, английский король и некоторые итальянские государи), и заключил союз с турецким султаном Сулейманом II Великолепным, который, захватив большую часть Венгрии, угрожал в это время самой Вене. Этот союз был очень выгоден для Франции и в том отношении, что Франциск I получил от турецкого султана так называемые капитуляции, согласно которым французские купцы приобретали важные привилегии в торговле с Турцией.

В 30-х и 40-х годах Франциск I вёл ещё две войны с Карлом V. Во время последней войны войско Карла V вторглось во Францию и было всего в двух переходах от Парижа, но развить дальше свой успех оно не смогло, так как встретило отпор со стороны всего населения этих областей Франции. В то же время против Карла выступили немецкие протестантские князья; он вынужден был заключить с Франциском I мир в Крепи (1544 г.). Следующий французский король — Генрих II вновь вёл войны с Карлом V и его преемником — Филиппом II. В результате полного финансового истощения обе стороны пошли в апреле 1559 г. на заключение мира в Като-Камбрези, закончившего итальянские войны.

По условиям договора был уничтожен последний оплот англичан на континенте — Кале, навсегда ставший французским портом. Франция получила три важнейшие крепости в Западной Лотарингии — Мец, Туль и Верден с округами, но должна была вывести свои войска из Савойи. В Италии агрессивные планы Франции окончательно потерпели неудачу; не только на юге, но и в Милане укрепились испанцы.

23. Реформация во Франции.

В 20-е годы 16 в во Фр. Начали распространяться реформации-онные идеи. Фр. Реф. Делится на три периода. Первый (20-30 г. 16 в) был связан с умеренными распространением лютеранства К 20 г. относиться первое выступление богословского факультета Парижского университета – Сорбонны – против ериси. Второй период (1534- 1559) характеризовался решительным выступлением сторонников новой веры, ростом числа еретиков и постепенным расширением соц. базы Реформации за счет низшего духовенства. В 1534 г. афиши, составленные приверженцами Реформации, были расклеены даже в королевском дворце. Это выступление, оцененное-Франциском I как неслыхан­ная дерзость, побудило короля отказаться от политики веротер­пимости и принять серьезные меры. В 1535г. было—сожжено 35 еретиков и около 300 заключено в тюрьма. В 1536 г. вышло первое издание «Наставления в христианской вере» Кальвина и кальвинизм стал вытеснять лютеранство. Для развития Реформации во Франции не было такой благоприятной почвы, как в Германии или Швейцарии.

Усиливавшаяся королевская власть противостояла папским притязаниям, и уже в XV в. были отменены папские аннаты;

епископы выбирались духовными капитулами и утверждались королем. В папскую курию представители французской церкви могли обращаться только по делам вероучения. Согласно Бо-лонскому конкордату 1516 г., король получил право назначать епископов с последующим утверждением кандидатуры папой. Он мог подолгу не замещать вакантные должности и получать в свою пользу доходы с церковных должностей. Таким образом, доходы французской церкви шли королю и частично крупному дворянству. Поэтому во Франции не было таких конфликтных отношений короля с папской курией, как, например, в Англии.

Однако идеи Реформации начали распространяться весьма рано. Один из французских гуманистов — Лефевр д'Этапль — в 1513 г. написал трактат «Послания апостола Павла», в котором

486

он выдвинул два основных положения Реформации: оправдание верой и признание священного писания единственным источником веры. Во Франции распространилось лютеранство. Первым основателем протестантской общины был Брисоннэ, епископ города Мо; но она не приобрела значительного влияния.

Протестантизм не получил первое время широкого признания;

богословский факультет Парижского университета решительно выступил против учения реформаторов. Буржуазия севера Франции, включая и Париж, поддерживала католическую религию, поскольку католицизм был символом национального единства. «Единый король, единая католическая вера» — было ее лозунгом. Известное значение имело и то обстоятельство, что крупные мануфактуристы были связаны с королевским двором. Для французского крестьянства идеи реформации были чужды, оно оставалось верным католической религии. Реформационные идеи распространялись только среди дворянства, буржуазии и ремесленного населения юго-западных областей.

В начале 30-х гг. XVI в. протестанты стали действовать более активно, В ответ на это королевское правительство перешло к репрессиям; в 1535 г. было сожжено 35 лютеран и 300 человек арестовано. При Генрихе II был создан чрезвычайный трибунал для борьбы с кальвинистами, получивший название «Огненной палаты»: за три года своей деятельности он вынес около 500 обвинительных приговоров, 60 были смертными.

Но Реформация продолжала распространяться и находила сторонников в городах. С середины XVI в. наибольшее влияние получил кальвинизм, и не только в кругах буржуазии юга, но и среди наемных рабочих и ремесленников. К нему примкнула и часть дворянства, заинтересованного в секуляризации церковных земель.

Французские короли сумели подчинить себе также церковь. Франциск I заключил с папой особый договор (так называемый Болонский конкордат 1516 г.), согласно которому король получил право назначать кандидатов на высшие церковные должности с последующим утверждением кандидатов папой, но зато признал за собой обязанность уплачивать папе аннаты. Король мог подолгу не замещать освободившиеся вакансии, а доходы с них обращать в свою пользу, соединять несколько должностей в одну и награждать ими своих приближенных. Такимобразом, частично король стал распоряжаться имуществом церкви, а назначение на высшие духовные должности превратилось в особый вид королевского пожалования, что также способствовало усилению власти короля.

24. Гражданские религиозные войны

Длительная кровавая междоусобица второй половины XVI в., известная под названием «религиозных войн» (или гугенотских войн), не была случайным явлением в истории Франции. Причины этих войн были чрезвычайно сложны, религиозная же оболочка прикрывала, как и в других странах Европы XVI в., классовые интересы борющихся сторон.

Происходивший во французской деревне процесс дифференциации имел своим следствием обнищание значительных масс крестьянства, которое привело к их частичной экспроприации. В то же время наёмные рабочие как города, так и деревни страдали от понижения реальной заработной платы в условиях «революции цен», проявившейся во Франции весьма интенсивно.

Назревало возмущение задавленных непосильной нуждой народных масс. Росло недовольство буржуазии. Одновременно усиливалась оппозиция в среде мелкого и среднего дворянства. Знать была недовольна централизацией государства и оттеснением вельмож от политических дел. Народ боролся против феодального строя в целом; буржуазия жаждала более благоприятных условий для своего обогащения. Знать желала приостановить дальнейшее развитие централизации, а дворянство, хотя и не являлось противником централизации, было недовольно внутренней и внешней политикой династии Валуа и подчас готово было на время примкнуть к оппозиционно настроенной знати.

В период же 60—70-х годов против королевской власти открыто выступило сперва южное старое дворянство, затем буржуазия южных городов, причём ярко сказались ещё не изжитые сепаратистские тенденции южных провинций и ревниво оберегавших свои средневековые вольности южнофранцузских юродов.

Гражданские войны второй половины XVI в., одной из основных причин которых являлись характерные для этого периода социально-экономические процессы, в свою очередь оказали немалое разрушающее воздействие на экономическое состояние Франции (разорение городов, разбой в деревнях и на дорогах, убыль населения и т. д.). Важно отметить, что экономический упадок сказался ещё до начала междоусобицы, особенно на Юге.

Французский престол в 1559—1589 гг. был последовательно занят тремя слабыми и неспособными к управлению королями, сыновьями Генриха II: Франциском II (1559—1560), Карлом IX (1560—1574) и Генрихом III (1574—1589), на которых имела сильное влияние их мать Екатерина Медичи (1519—1589), полуфранцуженка, полуитальянка (по матери она происходила из французской знати).

Борьба между католиками и гугенотами началась так называемыми убийствами в Васси. Весной 1562 г. Франсуа Гиз, проезжая со своей свитой через местечко Васси, напал на гугенотов, собравшихся на богослужение. Было убито несколько десятков человек и около 200 ранено. Это событие привело к открытой войне между гугенотами и католиками. В течение последующих 30 лет было десять войн, перерывы между которыми длились от нескольких месяцев до нескольких лет. И католические и гугенотские дворяне пользовались военной обстановкой для того, чтобы грабить горожан и крестьян.

Вплоть до 1572 г. Екатерина Медичи искусно маневрировала между католическим и протестантским дворянскими лагерями, которые ослабляли друг друга взаимной борьбой. За это время трижды вспыхивала война между гугенотами и католиками; и те и другие искали поддержки за границей и шли ради этого на прямое предательство жизненных интересов своей родины. Католическая знать поспешила сблизиться с недавним открытым врагом Франции — Испанией.

Этот этап завершился наиболее кровавым эпизодом гражданских войн, знаменитой Варфоломеевской ночью — массовой резнёй гугенотов в Париже в ночь на 24 августа (праздник св. Варфоломея) 1572 г. фанатизированной толпой католиков. Резня была политическим актом, задуманным Екатериной Медичи. Королева рассчитывала воспользоваться массовым стечением гугенотского дворянства в столице по случаю свадьбы их главы, Генриха Наваррского, с сестрой короля Маргаритой, чтобы перебить вождей и наиболее видных представителей партии гугенотов, которая к этому времени очень усилилась на Юге. Правой рукой королевы при подготовке Варфоломеевской ночи стал Генрих Гиз, лично руководивший истреблением своих политических противников. Подобные же кровавые события разыгрались в других городах — в Орлеане, Труа, Руане, Тулузе, Бордо. Жертвами резни пали тысячи гугенотов, в том числе такие видные вожди этой партии, как адмирал Колиньи.

Но последствия Варфоломеевской ночи оказались иными, чем ожидала Екатерина Медичи. Вскоре вспыхнула новая война между обоими лагерями. Весь Юг, включая и его католическое меньшинство, образовал к 1576 г. так называемую гугенотскую Конфедерацию: республику городов и дворян со своим представительным органом, своими финансами и армией. Города-крепости Ла-Рошель, Монпелье, Монтобан и др. давали денежные средства и являлись опорными укреплёнными пунктами; многочисленное мелкое дворянство составляло военную силу. Это означало фактическое отделение Юга от северной части страны, где находилось центральное правительство.

С середины 70-х годов усилилось антифеодальное движение народных масс. Почти одновременно вспыхнули крестьянские волнения в Оверни, Нижней Нормандии, Дофине и друшх провинциях. Широкое движение в городах, направленное против династии Вапуа, вдохнуло жизнь и в Католическую лигу, влачившую до середины 80-х годов жалкое существование. Она превратилась в 1585 г. в широкую конфедерацию северных городов и северного дворянства, военным главой которой стал герцог Генрих Гиз, заявивший претензии на французский престол (в качестве преемника бездетного Генриха III). Главную ставку партия Гизов делала на средние круги населения Парижа и других городов Севера, находившихся в идейном плену у фанатических представителей католического духовенства.

Франция не только распалась на две части (это произошло ещё в 1576 г.), но и Север страны также порвал с королевской властью. Правительство потерпело полный крах. Постоянное брожение в народных массах Парижа, задавленных тяжестью налогов, демагогически было использовано партией Гизов для борьбы с Генрихом III. Гизу удалось поднять против короля парижских ремесленников, лавочников, матросов и подёнщиков, которые массами вливались в Лигу с 1585 г. Испуганный король распустил Лигу. Тогда 12 и 13 мая 1588 г. в Париже вспыхнуло восстание, на улицах города стали строиться баррикады, которые постепенно приближались к дворцу и грозили королю полным окружением. Король, у которого остались только наёмники, бежал в Шартр и стал искать помощи у своего врага Генриха Наваррского. В начале 90-х годов почти во всей стране вспыхнули массовые крестьянские восстания. В 1592 г. началось большое восстание крестьян, известное под названием восстания «кроканов». В 1594—1596 гг. оно охватило уже обширную территорию на юго-западе — Керси, Перигор, Сешонж, Пуату, Марш и др. Крестьяне объединялись в многотысячные вооружённые отряды, выбирали из своей среды предводителей и должностных лиц, завязывали сношения с бедняками городов. Они осаждали дома и усадьбы дворян и сурово карали дворян, заявляя, что более не намерены терпеть их вымогательств, а также откупщиков и сборщиков налогов, которым они дали презрительную кличку «кроканы» (грызуны). Их лозунг гласил: «На грызунов!»; возможно, что по этой причине восставших позднее стали называть «кроканами». Таким образом, крестьяне выступали как против феодального гнёта своих сеньоров, так и против налогового бремени государства.

25. Генрих 4 Бурбон

ГЕНРИХ IV (Henri IV) (1553–1610), прозванный Великим, известен также как Генрих Наваррский, французский король. Генрих, сын Антуана де Бурбона, герцога Вандомского, и Жанны д'Альбре, королевы Наварры, родился в По 13 декабря 1553. Мать была убежденной протестанткой, соответствующее воспитание получил и Генрих, однако фанатиком в вопросах веры он никогда не был. Еще в конце 1560-х в Генрихе видели главу протестантской партии во Франции. Когда в 1572 мать умерла, королем Наварры провозгласили Генриха, а 18 августа того же года он женился на Маргарите Валуа, сестре Карла IX. Брак был чисто политическим и имел целью примирение католической и протестантской партий. 6 дней спустя, 24 августа, Генриху удалось уцелеть при избиении протестантов в Варфоломеевскую ночь – лишь ценой перехода в католицизм, после чего он почти 4 года оставался фактическим пленником при французском дворе. Лишь в феврале 1576 Генриху удалось бежать на юг, где он вернулся к прежнему вероисповеданию и возглавил военные действия против Католической лиги. В 1584 умер Франсуа Анжуйский, брат короля Генриха III, и Генрих Наваррский остался единственным законным претендентом на престол в случае смерти бездетного короля. В апреле 1589 король присоединился к Генриху Наваррскому в борьбе против Лиги, однако 1 августа его смертельно ранил под Парижем некий доминиканский монах. Перед смертью Генрих III еще раз заявил о том, что Генрих Наваррский – его наследник, однако добиться признания по всей стране новому королю удалось лишь после долгой борьбы и усилий, направленных на примирение. Последним и решающим шагом явилось принятие им католичества 25 июля 1593, что окончательно обезоружило большинство его противников. 22 марта 1594 Генрих вступил в Париж – в соответствии со знаменитым приписываемым ему высказыванием: «Париж стоит мессы». В 1595 папа римский даровал ему отпущение, тем самым аннулировав прежнее отлучение от церкви. Генрих IV, первый французский король из династии Бурбонов, стремился умиротворить королевство и вернуть ему благосостояние после 40 лет почти беспрерывных религиозных войн. Его знаменитый Нантский эдикт 13 апреля 1598 гарантировал гугенотам их права. Хотя государственной религией остался католицизм, гугеноты могли теперь беспрепятственно отправлять религиозную службу в местах традиционного проживания (за исключением Парижа), проводить церковные соборы. Был снят запрет на занятие протестантами государственных должностей. Интерес Генриха к заморской экспансии и приобретению колоний обнаруживают в нем приверженца тех же учений меркантилизма, которые позже развивали кардинал Ришелье и Ж.Б.Кольбер. Внешняя политика была направлена против Габсбургов, и 2 мая 1598, после многолетних войн, Испания была вынуждена пойти на заключение мира в Вервене. В 1600 Генрих добился папского разрешения на развод с Маргаритой и вступил во второй брак – с Марией Медичи, племянницей великого герцога Тосканского, которая родила ему четверых детей (в первом браке детей у него не было). Генрих был убит в Париже 14 мая 1610 религиозным фанатиком Франсуа Равальяком.

26.Укрепление абсолюцизма при Ришелье Политические последствия событий 1610—1620 гг. были окончательно ликвидированы с приходом к власти первого министра Людовика XIII кардинала Ришелье, время правления которого (1624— 1642) представляет важную страницу в развитии французского абсолю-тизма.
Ришелье происходил из небогатого провинциального дворянства, а по матери был внуком парижского адвоката. Сперва его предназначали к военной карьере, но обстоятельства сложились так, что он стал епископом одного из самых мелких и небогатых епископств Пуату. Военные знания, сослужившие ему затем большую службу, сочетались у него с незаурядным образованием. Обладая чрезвычайным честолюбием, Ришелье начал свою политическую карьеру в качестве представителя духовенства в Генеральных штатах 1614 г. Поста первого министра он достиг с немалым трудом и свой опыт крупного политического деятеля и идеолога абсолютизма вынес непосредственно из бурных событий междоусобицы периода малолетства Людовика XIII. Ришелье был защитником феодальных устоев французской монархии, но ему не было чуждо чутьё нового и понимание необходимости приспособлять старые учреждения к требованиям времени во имя сохранения этих самых учреждений. Ришелье подчинил своему влиянию слабовольного короля и вплоть до смерти сохранял в своих руках бразды правления. После некоторого перерыва, вызванного смутой, правительство вновь стало уделять большое внимание всё более развивавшейся буржуазии. С 20-х годов усилилось стремление французских купцов и мануфактуристов (особенно северных портов: Руана, Нанта, Дьеппа, Сен-Мало) к торговле с колониями и колониальной экспансии. Ришелье пошёл им навстречу, стремясь оттеснить Голландию, которая к этому времени уже завоевала первое место в морской и колониальной торговле. Ему не удалось достичь этой цели, так как Франция продолжала отставать от Голландии в экономическом и политическом отношении. Всё же меркантилистская политика Ришелье помогла французской буржуазии добиться известных успехов в этой области, а также образовать торговые компании, построенные по образцу голландских и английских. Хотя большинство их просуществовало недолго, они способствовали расширению французских колоний в Канаде и обоснованию французов на Антильских островах и в Гвинее. В соответствии с экономическими интересами Франции Ришелье стремился дипломатическим путём обеспечить за французскими купцами рынки сырья и сбыта в Турции и Иране, а также в России. При Ришелье окрепший французский абсолютизм перешёл в решительное наступление на своих внутренних и внешних противников. Из верхов «людей мантии» Ришелье подбирал доверенных лиц для выполнения самых важных государственных задач. Они заседали в чрезвычайных судах, учреждавшихся для расправы над участниками аристократических заговоров; их посылали с чрезвычайными полномочиями в провинции для подавления феодальных мятежей и для усмирения народных волнений; им поручались ответственные дипломатические переговоры. Ришелье, как представитель подлинных интересов дворянства, стал чаще приглашать дворян на дипломатическою службу, а также вовлекать их в торговлю и колониальные компании. Хотя эти меры в пользу дворянства были скромными по сравнению с его претензиями, тем не менее они оказались достаточными, чтобы крепче привязать «дворянство шпаги» к абсолютной монархии, что очень помогло Ришелье в его борьбе с католической знатью и гугенотской партией. Стремясь к централизации Франции, Ришелье осадил и взял в 1628 г. главный оплот гугенотов — Ла-Рошель и отменил все политические привилегии, предоставленные гугенотам по Нантскому эдикту. Это означало полное воссоединение Юга и Севера. По «эдикту милости» 1629 г. протестантам была предоставлена свобода вероисповедания, а гугенотской буржуазии сохранены многие привилегии. В 1632 г. был разгромлен крупный очаг феодального мятежа в Лангедоке. Чрезвычайные судебные комиссии отправляли на плаху мятежных вельмож и дворян, а их замки подвергались разрушению. Большинство аристократов-губернаторов было смещено или бежало за границу. Этот энергичный натиск на феодальную аристократию сопровождался дальнейшим укреплением политической централизации. Практиковавшуюся ещё в XVI в. посылку в провинции королевских комиссаров с чрезвычайными полномочиями Ришелье возвёл в систему. Провинциальное управление повсеместно передавалось «интендантам юстиции, полиции и финансов», которые целиком зависели от центральной власти. После того как была уничтожена гугенотская политическая организация и сломлено сопротивление знати, Ришелье вплотную приступил к осуществлению внешнеполитических задач французского абсолютизма. Выступив вначале скрыто против Габсбургов, он оказывал систематическую финансовую и дипломатическую поддержку их врагам: немецким протестантским князьям, Голландии, Дании и Швеции. В мае 1635 г. Франция открыто вступила в Тридцатилетнюю войну, став во главе антигабсбургского блока, и к 1642 г. добилась значительных успехов.

27. Англия в 16 в.

Для Англии XVI век был временем капиталистической мануфактуры, аграрного переворота и основания первых английских колоний. Перестройке экономики страны на капиталистических началах способствовали следующие факторы: высокий уровень хозяйственного развития, распространение новых форм собственности не только в городе, но и в деревне, сближение низшей прослойки феодалов (рыцарей и джентри) с формирующейся буржуазией, политическая централизация страны; великие географические открытия, поставившие Англию в центре новых мировых путей из Старого в Новый Свет.

В XVI в. суконное производство в Англии являлось основной отраслью промышленности не только в городах, но и в деревнях и небольших местечках. Создавались местные промышленные центры в различных графствах Англии. Каждый из этих центров специализировался на выработке определенного типа шерстяных и суконных тканей.

Широкие и тонкие сукна производились на юго-западе и в центре Англии (Уилтшир, Сомерсетшир, Глостершир и Оксфорд-шир). На востоке Англии вырабатывались камвольные ткани, бумазея, а также каразея и байка (Норфолк, Сеффолк, Эссекс, Кент). В северных графствах производились грубые шерстяные ткани (Йоркшир, Ланкашир). Шерстяное и текстильное ремесло разви—465

валось в городах и деревенских селениях. Прядением и ткачеством занимались жители деревень и местечек как для своего потребления, так и для сбыта на рынке. Цеховые ремесленники городов вырабатывали сукно, которое проходило в процессе своего изготовления много стадий в цехах прядильщиков, ткачей, сукновалов, красильщиков и т. п.

Уже в XV в. обнаруживался упадок ранее процветавших и богатых городов Англии (Ковентри, Йорк, Лейстер). Причиной явилось бурное развитие сукноделия в деревнях и местечках, где не было цехов и цеховых ограничений, тормозивших развитие техники производства и препятствовавших зарождению капиталистической мануфактуры. Города пытались взять под свой контроль деревенскую промышленность: в Бристоле и Йорке требовалась городская печать на всех сукнах, выработанных в мелких близлежащих городах.

Свободное внецеховое ремесло тем не менее бурно развивалось. Благодаря ему из мелких местечек вырастали новые крупные и богатые города, такие, как Лавенхем, Касл-Комб, Степлтон и многие другие. Сюда из старых городов уходили цеховые мастера со своими подмастерьями и учениками.

Развитию мануфактур в Англии способствовала Реформация, в руки городских властей и суконщиков переходили помещения аббатств и монастырей, в которых устанавливались станки и создавались мануфактуры.

В XVI в. центром развивающегося внецехового ремесла и мануфактуры стала деревня, где в первую очередь изготовлялась пряжа. Половина сукон, изготовленных в Уилтшире, Глостершире и Сомерсетшире, была сделана из пряжи, купленной у «неорганизованных» деревенских прядильщиков. Во многие города пряжа поступала из пригородов, деревень и даже из Ирландии.

Централизованных мануфактур в Англии XVI в. было мало. Крупной централизованной мануфактурой (около 960 человек рабочих) была мануфактура Джона Уичкомба, известного под именем Джека из Ньюбери; на его мануфактуре было уже детальное разделение труда, изделие проходило все стадии изготовления в одном месте.

В Англии XVI в. складывались предпосылки для победы капиталистического производства над феодальным. Конкуренция крупного мануфактурного производства разоряла мелких самостоятельных мастеров города и деревни, превращая их в рабочих мануфактур, суконное производство сосредоточивалось в руках богатых суконщиков-предпринимателей. Об этом свидетельствуют жалобы ткачей Эссекса и Кента, поданные в 1539 г. лорду-канцлеру Англии: «Эти богатые суконщики держат в своих руках ткацкие станки, а также ткачей и валяльщиков на ежедневной работе, и вследствие этого ваши просители, работающие в своих домах, имеющие жен и детей, постоянно лишаются заработка; но чтобы избежать безработицы, ваши бедные подданные принуждены брать работу за плату, назначенную суконщиками» (по закону полагалось 4 пенса, нанимали за 11/2 пенса).

Так возникало капиталистическое производство в шерстяной промышленности Англии и создавались кадры наемных рабочих, оторванных от средств производства.

Начало аграрного переворота в английской деревне XVI в.

В XVI в. Англия вступила в период так называемого первоначального накопления. Успехи сукноделия, спрос на шерсть в Нидерландах и в самой Англии способствовали повышению цен на нее.

Овцеводство становилось выгоднее земледелия, и лорды начали превращать свои земли в пастбища. Они захватывали общинные угодья: леса, пустоши, пастбища, перелески и т. п., которыми ранее пользовались совместно с крестьянами. Эти земли огораживали живой изгородью, частоколом, канавами. Лишение крестьян общинных угодий наносило большой удар по крестьянскому хозяйству и подрывало весь общинный уклад деревни, включавший в себя общие пастбища как необходимое условие крестьян-

ского земледелия и скотоводства. В английской деревне XVI в. сохранялась еще небольшая верхушка свободных крестьян-фригольдеров. Из их верхушки позднее вышли капиталистические фермеры. Большинство составляли копигольдеры — наследственные держатели господской земли. Они обязаны были уплачивать лордам денежную ренту в размерах, установленных по соглашению и обычаю. Третью группу крестьян составляли арендаторы (лиз-гольдеры), державшие землю у помещиков на условиях краткосрочной или долгосрочной аренды.

По мере развития сукноделия и роста цен лорды не ограничивались захватом общинных угодий, а стали огораживать крестьянские пахотные земли. В первую очередь пострадали мелкие арендаторы с краткосрочной арендой земли из господского домена.

Далее начался сгон крестьян с их наследственных держаний. Захваченные пахотные земли лорды тоже огораживали и превращали в пастбища для овец или сдавали в аренду за высокую плату крупным арендаторам-фермерам. Заключение арендных договоров на длительные сроки (99 лет) при непрерывном падении стоимости денег было выгодно для фермеров, которые обогащались, эксплуатируя наемных рабочих. В процессе огораживаний исчезли целые деревни и даже крупные поселения. Десятки тысяч крестьянских семей лишались средств к существованию; они должны были покидать свои усадьбы, становились бродягами и нищими.

28.Английский абсолютизм

В правление династии Тюдоров (1485- 1603) королевская власть в Англии значительно окрепла и превратилась в абсолютную. Уже первый король этой династии Генрих VII (1485—1509) вел беспощадную борьбу с остатками феодальной знати, сохранившейся после войны Алой и Белой розы. Были созданы чрезвычайные политические суды: суд Звездной палаты (суд по делам государственной измены), суд палаты прошений, канцлерский суд и другие. Король запретил баронам иметь артиллерию; бароны со своими отрядами стрелков из лука теряли возможность воевать с королем.

Старое дворянство, лишенное многих привилегий, не могло приспособиться к изменившимся экономическим отношениям. Усиление королевской власти и возвышение нового дворянства подрывало политические позиции старой знати, проживавшей большей частью в северных графствах. В связи с упразднением монастырей потеряли свое значение могущественные ранее аббаты крупных церковных владений.

Социальной опорой Тюдоровского абсолютизма было новое среднее и мелкое дворянство, а также новые лорды, занявшие место исчезнувших старых феодальных фамилий. Новое дворянство обогатилось за счет экспроприации крестьян и в широких масштабах применяло в своих поместьях наемный труд. Их поместья были тесно связаны с рынком.

Другой опорой Тюдоров была растущая городская буржуазия, мануфактурная и торговая, тесно связанная общими экономическими и политическими интересами с новым дворянством.

Союз королевской власти с новыми классами — буржуазией и обуржуазившимся дворянством — дал возможность династии Тюдоров использовать английский парламент как политическую опору. в Англии парламент сохранился и не потерял своего значения; при поддержке парламента Генрих VIII (1509- 1547) провел королевскую реформацию и секуляризацию церков-но-монастырской земельной собственности.

Наличие парламента, служившего опорой королевской власти, — такова одна из особенностей английского абсолютизма. Другой его особенностью являлось сохранение в графствах местного самоуправления (выборные шерифы, мировые судьи графств, выборный городской муниципалитет), в то время как при классических формах абсолютной монархии решающую роль играл разветвленный бюрократический аппарат. Наконец, третьей чертой английского абсолютизма было отсутствие постоянной армии. Это объяснялось островным положением Англии. Правда, английские короли и парламент проявляли постоянную заботу об укреплении и усилении военного флота, который обеспечивал оборону государства с моря и создавал возможность для внешней торговли и колониальной экспансии.

Капиталистическое хозяйство, еще слабо развитое, не могло поглотить огромную массу экспроприированных бродяг и нищих, заполнивших города и дороги Англии. Короли стали издавать жестокие законы против бродяг и нищих («кровавое законодательство»).

С конца 40-х гг. XVI в. государственная власть из чисто полицейских соображений взяла в свои руки разработку системы призрения бедняков. Был введен налог в пользу бедных. Мировые судьи могли тратить часть денег на покупку земли и постройку работных домов, обитатели которых под страхом телесного наказания должны были выполнять принудительную работу.

Закон 1576 г. предписывал открыть в каждом графстве 2—3 работных дома. В работных домах царили истинно каторжные порядки: в наказание за проступки избивали плетьми, и от смотрителя зависело число ударов; на ежедневное содержание полагался 1 пенс (смотритель получал 12 пенсов в день).

Скопление неимущих и обездоленных людей в городах вызывало тревогу городских властей, которые опасались эксцессов и болезней и стремились ограничить приток переселенцев. От них требовался денежный залог.

В 1589 г. был издан статут, гласивший, что в одном доме может жить только одна семья и нельзя сдавать сельскохозяйственным рабочим коттеджи меньше, чем с 4 акрами земли. В статуте, касающемся Лондона, запрещалось принимать жильцов в дома постоянных жителей. Государственный секретарь лорд Сесиль говорил о создавшемся положении: «Если бедняки, выброшенные из их домов, поселяются с другими, то мы ловим их на основании статутов о жильцах; если они бродят по дорогам, они рискуют попасть под действие статута о бедных и получить наказание плетьми».

Такова была обратная сторона отрыва непосредственных производителей от средств производства.

29.Реформация в Англии

В Англии деятельность Римско-католической церкви уже давно вызывала сильное недовольство всех классов общества, что проявлялось в неоднократных попытках пресечь эти злоупотребления. Революционные идеи Уиклифа, касающиеся церкви и папства, привлекли множество сторонников, и хотя движение лоллардов, вдохновлявшихся его учением, было сурово подавлено, полностью оно не исчезло.

Впрочем, британское восстание против Рима не было делом рук реформаторов и было вызвано совсем не теологическими соображениями. Генрих VIII, ревностный католик, принял суровые меры против проникновения протестантизма в Англию, он даже написал трактат о таинствах (1521), в котором опровергал учение Лютера. Опасаясь могущественной Испании, Генрих желал заключить союз с Францией, но встретил препятствие в лице своей жены-испанки, Екатерины Арагонской; король обратился к папе с просьбой аннулировать брак, чтобы он мог жениться на Анне Болейн, однако папа отказался дать разрешение на развод, и это убедило короля в том, что для укрепления своей власти ему нужно избавиться от вмешательства в его дела со стороны папы. На угрозу Ватикана отлучить Генриха VIII от церкви он ответил Актом о верховенстве (1534), в котором монарх признавался высшим главой Церкви Англии, не подчиняющимся ни папе, ни другим церковным властям. Отказ от «присяги верховенству» короля карался смертной казнью, среди казненных были епископ Рочестерский Джон Фишер и бывший канцлер, сэр Томас Мор. Кроме упразднения папского верховенства над церковью, ликвидации монастырей и конфискации их владений и имущества, Генрих VIII не пошел ни на какие изменения церковных учений и институций. В Шести статьях (1539) подтверждалось учение о пресуществлении и отвергалось причащение под двумя видами. Аналогичным образом не делалось никаких уступок в отношении целибата священников, служения частных месс и практики исповеди. Против тех, кто исповедовал лютеранское вероучение, были приняты жесткие меры, многие были казнены, другие бежали в протестантскую Германию и Швейцарию. Однако во время регентства герцога Сомерсета при несовершеннолетнем Эдуарде VI Статьи Генриха VIII были отменены, и в Англии началась Реформация: была принята Книга общественного богослужения (1549) и сформулированы 42 статьи веры (1552). Правление королевы Марии (1553–1558) ознаменовалось реставрацией католичества под контролем папского легата, кардинала Поула, но, вразрез с его советом, реставрация сопровождалась жестокими преследованиями протестантов и одной из первых жертв стал Кранмер, архиепископ Кентерберийский. Восшествие на трон королевы Елизаветы (1558) снова изменило ситуацию в пользу Реформации. Была восстановлена «присяга верховенства»; Статьи Эдуарда VI, после пересмотра в 1563 называемые 39 статьями, и Книга общественного богослужения стали нормативными вероучительными и литургическими документами Епископальной церкви Англии; а жестокому преследованию подвергались теперь католики.

Ни восстание Генриха VIII против Рима, ни введение Реформации Эдуардом VI и ее реставрация при королеве Елизавете не встретили серьезного сопротивления со стороны английского народа. Большинство духовенства добровольно приспособилось к новому религиозному строю, а аристократия, многие из представителей которой получили в дар от короля солидную долю конфискованных монастырских владений, практически полностью поддержали новый порядок.

ГЕНРИХ VIII (Henry VIII) (1491–1547), английский король из династии Тюдоров, разрыв которого с папой римским привел к основанию Англиканской церкви. Генрих родился в Гринвиче (ныне часть Лондона) 28 июня 1491, он был вторым сыном короля Генриха VII, унаследовавшего престол по линии Ланкастеров, и Елизаветы, дочери короля Эдварда IV из династии Йорков. Смерть старшего брата Артура (1502) сделала Генриха наследником престола, на который он и взошел после смерти отца 21 апреля 1509. Таким образом, Генрих олицетворял союз домов Ланкастеров и Йорков, соперничество между которыми привело в прошлом веке к войне Алой и Белой роз. Поэтому Генрих, в отличие от своего отца, мог искренне полагать, что является бесспорным и несомненным королем милостью Божьей.

Вскоре после восшествия на престол, 11 июня 1509, Генрих VIII женился на Екатерине Арагонской (дочери короля Арагона и Кастилии Фердинанда II), вдове своего брата. В 1510–1514 между Францией и Испанией шла война, осложненная их соперничеством за власть над Италией и происками папской курии. Генрих оказался вовлечен в эту войну – по причине семейного союза с испанской принцессой, старинной английской вражды к Франции, а также своей преданности римской церкви, но прежде всего вследствие юношеского нетерпения показать свою удаль. Война, которую Генрих вел с Францией и Шотландией (1512–1513), вылилась в ряд разочарований и бесполезных триумфов, однако взятие Турне и блестящая победа над вторгшимися шотландцами при Флоддене (1513) восстановили королевскую честь. Мир на континенте удалось заключить тем легче, что Генрих обнаружил, что старшие, более искушенные и более склонные к предательству союзники, в первую очередь его тесть Фердинанд, просто воспользовались им в своих собственных целях.

Война подарила Генриху его первого великого министра, кардинала Томаса Вулси, который начиная с 1515 держал в своих руках все нити власти в государстве и церкви и определял политику на протяжении следующих 12 лет. Политика Вулси провела Генриха через триумф общеевропейского мира, реализованного в Лондонском договоре (1518), к апофеозу рыцарственных условностей и антуража на проведенных в 1520 встречах с королем Франции Франциском I (в т.н. «Лагере Золотой парчи», возведенном между Ардром и Гином близ Кале) и с императором Карлом V (при Гравлине).

Примерно ок. 1527 Генрих решил освободиться от своей жены. Главных мотивов было два: страстное увлечение Анной Болейн, одной из придворных дам, и опасения по поводу престолонаследия, зависевшего в тот момент от единственного выжившего ребенка – будущей королевы Марии I. По мнению самого Генриха, проблема формулировалась куда проще: он искренне убедил себя, что, вступив в брак со вдовой брата, нарушил божественный закон (Левит 20, 21).

Переговоры о разводе, или «великое дело короля», как его обычно называют, несмотря на то, что Генрих стремился к признанию брака ничтожным, тянулись в течение многих лет. Вулси не смог обеспечить одобрение папой требований Генриха, и в 1529 кардиналу пришлось расплатиться за это полным отстранением от власти. Но его преемники справились с делом ничуть не лучше. Несмотря на многочисленные инвективы против неуступчивости Рима, который сам находился под сильнейшим давлением со стороны племянника Екатерины Карла V, к концу 1531 стало казаться, что Генрих потерпел поражение. Но его решимость нисколько не пошатнулась, и новая политика, связанная с именем крупнейшего государственного деятеля за все царствование Генриха, Томаса Кромвеля, принесла успех на пути полного отвержения полномочий римского папы и создания в Англии национальной церкви под главенством самого короля. После этого архиепископ Генриха, Томас Кранмер, развел его с Екатериной.

«Генрихова», или политическая, стадия английской Реформации, была пройдена в 1533–1534 с помощью управляемого, но далеко не сервильного парламента. На деле это привело к тому, что «папой» в Англии стал теперь король (т.е. Генрих VIII) – тот самый, что написал в 1521 книгу Утверждение семи таинств против Мартина Лютера (Assertio Septem Sacramentorum contra Martinum Lutherum), в которой настолько удачно возвеличил папскую власть, что благодарный папа удостоил его титула «Защитник Веры». Генрих не имел ни малейшего желания быть свидетелем распространения по своему королевству идей религиозной Реформации, и тем не менее разрыв с Римом ознаменовал рождение протестантской Англии.

Роспуск монастырей и секуляризация их собственности (1536–1540), т.е. передача в новые руки порядка одной пятой земельных богатств страны, возможно, помогли росту протестантизма, но они были осуществлены почти исключительно по той причине, что корона и знать нуждались в земле. Уничтожение монастырей явилось поводом для крупного восстания на севере страны в 1536–1537, известного как Паломничество Благодати – единственной реальной угрозы короне Генриха за все время его правления. Между тем затруднения в вопросе о том, что есть истинная вера, прекратились с принятием ортодоксального Акта шести статей (1539) и посредством усердного поддержания равновесия между крайними течениями после 1540. Но даже при таком развитии событий королевству пришлось стать свидетелем значительных уклонений от ортодоксии, тем более что столпы прежней веры, прежде всего Томас Мор и Джон Фишер, не смогли смириться с переменами и за свою верность папству были казнены (1535).

Между тем Анна Болейн, которой удалось родить ребенка (будущую королеву Елизавету I в 1533), была казнена 19 мая 1536 по сомнительному обвинению в прелюбодеянии, а смерть Екатерины 7 января того же года освободила Генриха для бесспорно законного брака. Уже 30 мая он обвенчался с Джейн Сеймур, которая, однако, умерла от родовой горячки 24 октября 1537, произведя на свет столь желанного наследника мужского пола (будущего короля Эдварда VI). В январе 1540, в связи с политическими соображениями Кромвеля, состоялся брак Генриха с Анной Клевской, к которой Генрих сразу же испытал антипатию и вскоре с ней развелся. В августе 1540 Генрих женился на Екатерине Говард, казненной за прелюбодеяние в 1542. Наконец, в 1543 он остановился на более спокойном варианте супружества, женившись на вдове Екатерине Парр (1512–1548).

Фиаско с Анной Клевской стоило Кромвелю головы, а Генриху – выдающегося министра, а чрезмерная уверенность в собственных силах вновь вовлекла Генриха в войны на континенте и с Шотландией (1542–1546), расходы на которые разрушили экономику страны.

Умер Генрих VIII в Вестминстере 28 января 1547.

30.Внутр. и внеш. политика Елизаветы 1

Во время правления королевы Елизаветы Тюдор (1558—1603) интенсивно развивалась хозяйственная жизнь Англии. Тюдоры поощряли торговлю, предоставляя торговым компаниям различные льготы. Они поддерживали развитие отечественной промышленности, устанавливали пошлины на импорт изделий из других стран, запрещалиэкспорт сырья и продовольствия. Эта экономическая политика обеспечила Тюдорам поддержку со стороны буржуазии и нового дворянства. В правлении королевы Елизаветы Тюдор Англия прочно закрепила за собой позиции великой морской державы и вступила на путь колониального господства.

Восстановив протестантизм, королева быстро подавила восстание в графствах севера, вспыхнувшее в 1569 г. в защиту «истинной веры», и повела решительную борьбу с Испанией.

Английские католики в союзе с Испанией хотели посадить на трон шотландскую королеву Марию Стюарт, правнучку Генриха VII, вдову короля Франции Франциска II. Когда в Шотландии усилилось движение за Реформацию церкви в духе кальвинизма и поднялись народные восстания против католической церкви, Мария Стюарт покинула Шотландию и была вынуждена искать убежища в Англии у Елизаветы, которая тайно субсидировала шотландских кальвинистов.

В 1570 г. папа издал буллу о низложении Елизаветы, как незаконной королевы и еретички, и отлучил ее от церкви. Это вызвало в стране ряд заговоров английских католиков. Участники заговоров были связаны с испанским королем Филиппом II, с которым тайно вела переписку Мария Стюарт. Правительство Елизаветы раскрыло заговор; Мария была предана специальному суду, который вынес ей смертный приговор, и в 1587 г. она была казнена. Казнь Марии Стюарт являлась поражением католической реакции в Европе. Папа призвал всех католиков к войне с Англией, а Филипп II снарядил флот, так называемую «Непобедимую армаду». Началась война Испании с Англией.

«Непобедимая армада» состояла из 134 тяжелых кораблей, имевших на борту более 20 000 отборных солдат и около 3000 орудий. Армада должна была взять в Дюнкерке испанский отряд в 17 000 солдат из армии, находившейся в Нидерландах. Был также расчет и на то, что вторжение будет поддержано католиками Англии.

В Англии война с Испанией приняла характер борьбы за национальную независимость. Были созданы сухопутная армия и флот из 200 кораблей; большую часть флота составляли пиратские и частные купеческие суда, присланные разными городами Англии, которыми командовал бывший корсар Дрейк. Английские суда были легкие, быстроходные, хорошо вооруженные артиллерией. Экипажи состояли из опытных моряков, прошедших хорошую школу в торговом и рыболовном флоте. Помогал англичанам и голландский флот.

Благодаря успешным действиям английского флота армада не дошла до Дюнкерка. Флот Испании через две недели был оттеснен в Северное море, потеряв много кораблей. Обогнув Британские острова, армада, понеся огромные потери от английских пиратов и штормов, направилась в обратный путь. В Испанию вернулось менее половины кораблей.

475

Гибель «Непобедимой армады» подорвала морское могущество Испании. Перед Англией открывалась возможность колониальных захватов.

31.Нидерланды в .. Габсбургов

После гибели бургундского герцога Карла Смелого в 1477 г. его дочь и единственная наследница Мария вышла замуж за молодого Максимилиана Габсбурга, позже ставшего германским императором. Бургундско-нидерландские земли сделались достоянием этой династии, хотя Максимилиану пришлось выдержать за них нелегкую борьбу с французскими королями. Внук Максимилиана, император Карл V Габсбург, в 1523—1543 гг. расширил свои нидерландские владения за счет присоединения к ним новых территорий, расположенных к северу от низовий Рейна. По Прагматической санкции 1549 г. весь этот комплекс из 17 провинций был выделен в особый наследственный габсбургский округ, не подлежащий разделению. Он входил в состав империи и должен был платить небольшой имперский налог, но фактически жил своей жизнью, и, например, юрисдикция имперского суда на него не распространялась.

Нидерланды занимали тогда территорию современных Бельгии, Нидерландов, Люксембурга и части Северной Франции. В состав округа входили на юге земли Фландрии, Брабанта, Геннегау Оно), Артуа, Намюра, Люксембурга, Лимбурга и другие, а на севере — Голландия, Зеландия, Утрехт, Фрисландия, Гельдерн, Гронинген и Оверейсел. К Нидерландам примыкало большое епископство Льежское, обладавшее как духовное княжество автономным правовым положением. Габсбургский округ просуществовал всего 30 лет: после отречения Карла V от престола он перешел в 1555 г. под власть его сына, испанского короля Филиппа II, а в 1579 г. в ходе войны за независимость от Испании распался на две части: провинции севера и юга.

При Карле V и Филиппе II политический строй Нидерландов отличался двойственностью. Габсбурги насаждали в стране абсолютистские порядки, а провинции, города, местная знать отстаивали свои прежние свободы и привилегии.

Управление Нидерландами возглавлял наместник императора, затем испанского короля — генеральный статхаудер. Преимущественно из состава высшей местной знати, узкого круга придворных — кавалеров ордена Золотого Руна — формировался Государствен-ный совет. Он ведал вопросами безопасности, состояния войск, назначения на высшие должности, арбитража в случае конфликтов центра и провинций. Финансовый совет занимался поступлением сборов, причитавшихся королю, состоянием денежного хозяйства, чеканкой монеты. В его состав входили поровну знать и специалисты по финансам, а также чиновники-служащие. Третий совет — Тайный — подготавливал законы, распоряжения, следил за текущими делами. Здесь работали прежде всего королевские легисты и другие образованные чиновники. Легисты заседали и в верховном суде для апелляций, который находился в городе Мехельне. Генеральному статхаудеру были подчинены органы центральной власти на местах — статхаудеры — управители провинций.

Рядом с этим крепнувшим аппаратом централизации страны существовала хорошо сохранившаяся традиция представительных учреждений и местного самоуправления: Генеральные штаты и штаты отдельных провинций. Они вотировали дополнительные сборы с населения и устанавливали их квоты. Значительной автономией в самоуправлении обладали города с их выборными магистратами, бургомистрами, судьями-шеффенами. Городское управление было, как правило, олигархическим: все основные должности прочно держали в своих руках патрициат, купечество, цеховая верхушка. Этот же круг поставлял офицеров стрелковых гильдий, возглавлявших в случае необходимости набранное из цеховых ремесленников городское ополчение. Такая система власти оказалась чрезвычайно устойчивой и упорно сопротивлялась попыткам унифицировать пестроту местных особенностей и привилегий.

32.Нидерланды в 16-1 пол.17 в

Нарастание революционной ситуации. В 60-х гг. усилилась классовая борьба крестьянства и городской бедноты. Народ ненавидел спесивых испанцев и католических священников, которые пьянствовали, развратничали, обирали людей и, нарушая тайну исповеди, использовали доверчивость прихожан для выявления и преследования еретиков и противников существующего строя. Поэтому антикатолические вероучения — особенно кальвинизм — широко распространялись в промышленных городах, местечках и деревнях Фландрии, Брабанта, Голландии, Фрисландии и других провинций. Советы кальвинистских общин — консисторий, — во главе которых стояли революционно настроенные буржуа, призывали народ покончить с «великим идолопоклонством и вавилонской блудницей» — католической церковью. Огромные толпы вооруженных людей собирались слушать пламенные речи еретических проповедников и порой оказывали вооруженное сопротивление властям. В ряде мест народ силой воспрепятствовал казни еретиков. Нараставшее недовольство царило среди прогрессивной буржуазии, экономическим интересам которой был нанесен большой ущерб.Часть знати и рядового провинциального дворянства была также недовольна испанским засильем, лишавшим их политического влияния и выгодных должностей; они не желали быть простыми подданными иноземного (абсолютного) монарха, а хотели сохранить привилегированное положение вассалов. Реформу католической церкви они намеревались провести в лютеранском духе и поживиться за счет конфискованных церковных и монастырских земель. В состав дворянской оппозиции входила группа обедневших дворян, занимавших разные городские должности и пополнявших ряды нарождавшейся буржуазной интеллигенции. Эти дворяне были настроены более радикально и антииспански. Они перешли в кальвинизм, призывали к вооруженному восстанию, из их среды вышло немало идеологов и смелых военачальников революционного периода.

Руководителями оппозиционной знати были крупнейшие вельможи: принц Вильгельм Оранский-Нассау (немец по национальности), граф Эгмонт и адмирал Горн. Выражая волю нидерландского дворянства, они начали критиковать в Государственном совете деятельность правительства, требовали восстановления вольностей страны, отмены «плакатов» против еретиков, вывода испанских войск, отставки ненавистного временщика Гранвеллы. Оппозиционерам удалось добиться исполнения двух последних требований, чем они снискали себе некоторую популярность среди буржуазии и народа. Однако главные требования остались невыполненными, а произвол испанских властей все возрастал. Участились массовые выступления.

Тогда на сцену выступило рядовое дворянство, создавшее союз «Соглашение» («Компромисс»); 5 апреля 1566 г. союз дворян предъявил наместнице петицию с изложением своих претензий. Дворяне писали, что неисполнение этих требований вызовет всеобщее восстание, от которого больше всего пострадают они сами. Как видно, главной причиной выступления дворян была их боязнь народного восстания. Бедная одежда провинциальных дворян, вручавших петицию, дала повод одному из придворных презрительно назвать их гёзами, т.е, нищими. Кличка эта была подхвачена оппозиционерами и позднее стала нарицательной для всех борцов против испанского режима. Выступление дворян показало, что колебания в среде господствующего класса достигли высшей точки, в Нидерландах сложилась революционная ситуация. Иконоборческое восстание 1566 г. Начало революции. Поскольку наместница медлила с ответом, союз дворян начал переговоры с кальвинистскими общинами о совместных действиях. Но народные массы уже поднялись на борьбу. 10 августа 1566 г. в районе промышленных городов Хондсхота, Армантьера и Касселя началось мощное восстание, получившее название иконоборческого. За несколько дней оно распространилось на 12 из 17 провинций страны и всей силой обрушилось против католической церкви, главной опоры испанцев. 5500 церквей и монастырей подверглись опустошительным погромам. Восставшие уничтожали иконы, статуи святых, причастия в дарохранильницах, забирали у церквей и сдавали в городские советы на местные нужды драгоценную церковную утварь. В ряде мест повстанцы уничтожили церковные и монастырские поземельные грамоты, закладные и долговые расписки, разгоняли монахов, избивали священников. Иконоборческое восстание было первым актом Нидерландской буржуазной революции XVI в. Главную движущую силу восстания составляли работники мануфактур, портовый люд, ремесленники, батраки и крестьяне. В ряде мест действиями восставших руководили кальвинистские проповедники, революционно настроенные буржуа и радикально мыслящие члены союза дворян, принявшие кальвинизм. Наибольшей силы восстание достигло во Фландрии, Брабанте, Голландии, Зеландии, Утрехте. Власти были полностью парализованы, наместница была вынуждена 25 августа объявить, что инквизиция будет уничтожена, «плакаты» смягчены, члены союза дворян получат амнистию, а кальвинисты — ограниченную свободу своего вероисповедания. Размах массового движения напугал не только испанские власти и духовенство, но и дворян, и буржуазию. Союз дворян объявил о своем роспуске, а буржуазные заправилы кальвинистских общин лицемерно отрекались от участия в восстании. Буржуазия колебалась, еще надеясь на возможность мирного соглашения с испанцами. Лишенное организации и руководства восстание было к весне 1567 г. повсеместно подавлено. Первый этап революции закончился поражением и примирением католического дворянства с Филиппом II.

Террористическая диктатура герцога Альбы. Разгромив восстание, правительство отменило сделанные ранее уступки, а в августе 1567 г. в Нидерланды было введено большое испанское войско под командованием герцога Альбы. Фердинанд Альварец де Толедо — герцог Альба был типичным испанским грандом того времени. Спесивый, надменный, вероломный и фанатичный католик, он был талантливым военачальником и способным дипломатом, но бездарным политиком. Не будучи в состоянии понять уклад жизни и хозяйственный строй Нидерландов, он искренне верил, что застенки инквизиции, топор палача и произвол испанской военщины — единственно надежные средства укрощения «недосож-женных еретиков» — нидерландцев, а государственная казна будет всегда полна за счет конфискаций имущества казненных еретиков и введения испанской системы налогообложения. Так Альба действовал. Тысячи людей были отправлены на плаху, костер или виселицу, а имущество их конфисковано. За свою политическую недальновидность и веру в возможность сог- 15 * 451 лашения с испанским абсолютизмом поплатились многие богатые буржуа, купцы, аристократы и дворяне. 5 июня 1568 г. были казнены лидеры аристократической оппозиции граф Эгмонт и адмирал Горн. В городах спешно строились цитадели, в которых размещались испанские войска. Малодушные трепетали и пресмыкались перед тираном, многие, в том числе и вождь оппозиционеров принц Оранский, бежали за границу. Но с каждым днем росли ряды смельчаков, поднимавшихся на борьбу за честь и независимость родины против испанских поработителей и их пособников — попов и монахов, судейских чиновников, реакционных дворян и верных испанцам городских властей. Народная борьба против режима Альбы и военные действия дворянской эмиграции. Дремучие леса Фландрии и Эно стали убежищем для сотен отважных партизан из числа бедных ремесленников, работников мануфактур, крестьян. Во главе их были отдельные буржуа и радикально настроенные дворяне. Эти партизанские отряды, прозванные «лесными гёзами», пользовались самоотверженной поддержкой населения. Во время внезапных налетов «лесные гёзы» истребляли небольшие испанские отряды, захватывали и казнили судейских чиновников, шпионов-священников и других пособников испанцев. В Голландии и Зеландии матросы, рыбаки и другой бедный люд вели успешную войну против испанцев на море. Они захватывали испанские корабли, а порой и целые флотилии, совершали смелые налеты на прибрежные гарнизоны и небольшие городки. Узнав об успехе их действий, принц Оранский послал «морским гёзам» военачальников из числа дворянских эмигрантов-кальвинистов, из рядов которых вышли отважные революционеры. Ближайшие соратники принца Вильгельма Оранского, поддерживая внутри страны конспиративные связи со своими сторонниками — дворянами, богатыми горожанами, вынашивали особые планы. Они пока еще верили в возможность с помощью лютеранских князей Германии и французских дворян-гугенотов навербовать наемников, нанести извне удар герцогу Альбе и добиться включения Нидерландов на правах самостоятельного курфюршества в состав империи. При этом должны были сохраниться средневековые вольности и привилегии, выгодные консервативному бюргерству и дворянству. Церковь они намеревались реформировать в лютеранском духе, передав ее земли дворянам. И сам принц, и его приверженцы все еще надеялись договориться на подобной основе с Филиппом II. Используя дворянских эмигрантов, с помощью немецких про-тестанстских князей и французских гугенотов принц Оранский в 1568—1572 гг. несколько раз организовывал вторжения в Нидерланды, главным образом в южные провинции, где он рассчитывал на наибольшую поддержку. Но он избегал совместных действий с «лесными гёзами», а все свои надежды возлагал на помощь из- вне и на продажных иноземных наемников. Естественно, что подобные действия успеха не имели. Восстание 1572 г. на севере. Обстановка в стране накалялась. Герцог Альба, окрыленный своими «успехами», пошел на крайнюю меру — весной 1572 г. он решил, что наступило время ввести постоянный испанский налог-алькабалу (см. гл. 32).

Угроза введения алькабалы парализовала экономическую жизнь страны. Цены сразу возросли. Закрывались мануфактуры, мастерские, лавки. Народ открыто негодовал. Некоторые города и провинции севера препятствовали введению алькабалы. Чтобы сломить сопротивление, герцог Альба разместил в этих городах испанские войска, ослабив тем самым оборону побережья. В конце концов ему пришлось заменить алькабалу взиманием единовременного налога. Но угроза ее последующего введения осталась. Ослаблением обороны побережья воспользовались «морские гёзы». Изгнанные накануне из портов Англии, где они до того времени укрывались, «морские гёзы» 1 апреля 1572 г. захватили портовый город Брил. 5 апреля вспыхнуло восстание в крупном зеландском городе Флиссингене. С быстротой пожара оно распространялось на севере. Повсюду гёзы с помощью городского плебса и вооружившихся крестьян добивались успеха, и к лету 1572 г. провинции Голландия и Зеландия почти полностью были освобождены от испанцев. В Фрисландии крупные отряды крестьян вели кровопролитные бои. Временно подавленное революционное движение возродилось с новой силой. Его организаторами были революционные слои национальной буржуазии и некоторые кальвинистские дворяне, связавшие свои интересы с успехом революции и войны за независимость. Они группировались вокруг кальвинистских консисторий, возглавляли отряды «морских гёзов», а также заново переформированных стрелковых гильдий в городах. В этих формированиях царили революционный, демократический дух, непримиримая ненависть к испанцам и всем врагам революции. Революционной партии противостояли католическое духовенство, реакционное феодальное дворянство и часть патрициата, составлявшие лагерь контрреволюции. Эти силы явно или тайно боролись на стороне испанцев. Богатое голландское купечество, некоторые слои бюргерства и дворян, связанные с принцем Оранским, занимали промежуточную позицию. Одна их часть составляла зародыш оранжистской партии, другая (особенно богатые купцы, хотя они и относились к принцу с подозрением) считала его тем не менее единственным Человеком, способным организовать отпор испанцам и одновременно «обуздать» революционный порыв народных масс, готовых идти гораздо дальше, чем того хотелось купеческим воротилам. Эти силы сумели провести на собравшихся в июле 1572 г. Генеральных штатах северных провинций нужные им половинчатые решения. Главой восставших провинций был провозглашен принц Оранский. Война объявлялась лишь «узурпатору» Альбе, тогда как власть Филиппа II формально сохранялась. Для финансирования военных действий была конфискована и продана часть церковных имуществ, введены новые косвенные налоги и принудительное налогообложение состоятельных лиц. Такая компромиссная политика порождала тем не менее трения и конфликты. Народные массы и революционная буржуазия, опираясь на консистории и стрелковые гильдии, оказывали через них влияние на провинциальные штаты и магистраты городов, явочным порядком осуществляли революционные мероприятия. Принц Оранский, прибывший на север лишь после того, как провалился его последний поход в южные провинции, сразу же стал проводить политику интриг и компромиссов. Он привлек на свою сторону дворянство отсталых аграрных провинций. Овер-эйссела и Хелдера; прикидываясь убежденным кальвинистом, принц заигрывал с консисториями, враждовавшими с крупным голландским купечеством. Среди народных масс он снискал популярность, представляясь патриотом. Однако его главной целью было укрепить свою личную власть, создать из представителей разных социальных слоев компактную и политически активную группу своих приверженцев, чтобы осуществлять свои честолюбивые планы. Войну с испанским режимом он предпочитал по-прежнему вести с помощью иноземных наемников, а также при содействии королей Франции и Англии. Одновременно принц энергично продвигал преданных ему людей в командный состав армии и стрелковые гильдии и, где мог, препятствовал самостоятельным выступлениям народных масс. Правящая купеческая олигархия знала о честолюбивых замыслах Вильгельма Оранского, но не боялась их. Она прочно окопалась в городских советах и провинциальных штатах, мелочно контролировала финансы и надежно держала в руках своего ставленника, отлично понимая, что его демагогические маневры в конечном счете укрепляют созданный ею самой политический режим, придают ему «популярность». Так сложились оранжист-ская партия и оранжизм как политическое течение. Успехи революции на севере положили начало становлению здесь самостоятельного государства с фактически республиканским строем. Освободительная борьба до 1576 г. После первых побед военное положение «отложившихся» северных провинций осложнилось. Размах восстания заставил герцога Альбу бросить против них все силы; он захватил ряд голландских городов, осадил другие, его войска глубоко вклинились между Голландией и Зеландией.

В 1573 г. после многомесячной осады капитулировал крупный голландский город Гарлем и вслед за тем был осажден Лейден. Но беззаветный патриотизм защитников Лейдена заставил испанцев отступить, хотя они и были опытными солдатами. Еще до этого в Мадриде поняли, что политика Альбы в Нидерландах оказалась авантюрой. Он впал в немилость и был отозван в Испанию. Преемник Альбы Рекезенс оказался в очень тяжелом по- ложении. Денег не было, испанские войска разложились. Внезапная смерть Рекезенса и бунт испанских наемников смешали все карты Филиппа II в Нидерландах. «Гентское умиротворение». Весной 1576 г. взбунтовавшиеся испанские наемники покинули «негостеприимный» север и, как саранча, обрушились на беззащитные южные села и города. Ответом было восстание на юге. 4 сентября 1576 г. отряд брюссельской городской милиции под командованием офицеров-оран-жистов при сочувствии и поддержке городского плебса арестовал членов Государственного совета. Повсюду народ брался за оружие, изгонял испанских чиновников и их пособников, свергал реакционные советы в городах, избивал монахов и священников, осаждал испанские цитадели. Вводились демократические порядки, восстанавливались прежние вольности и привилегии, отмененные Альбой. Но делалось это стихийно, неорганизованно. В Генеральных и провинциальных штатах, Государственном совете, городских советах сменялись лишь люди, а политическая власть по-прежнему оставалась в руках дворян, патрициата, консервативного купечества и бюргерства.

В октябре 1576 г. в Генте собрались Генеральные штаты всей страны, однако содержание выработанного ими соглашения («Гентское умиротворение») совершенно не соответствовало политическим требованиям момента. Декларировались верность Филиппу II и католической религии, сохранение единства страны, восстановление ее вольностей и привилегий, отмена законов герцога Альбы, вывод испанских войск из Нидерландов. Ни слова не было сказано о конфискации церковных земель. Вопросы демократизации управления и земельной реформы, имевшие первостепенное значение для городских низов и крестьянства, даже не обсуждались. Кальвинисты не получили свободы вероисповедания. В целом «Гентское умиротворение» было попыткой сговора дворянства с консервативным бюргерством и купечеством, рассчитанной на последующее соглашение с Филиппом II ценою мелких уступок с его стороны. Практическим шагом в этом направлении было подписание Генеральными штатами в 1577 г. в результате переговоров с новым испанским наместником дон Хуаном Австрийским «вечного эдикта». Однако наместник вероломно нарушил только что заключенный договор и попытался силой восстановить прежние испанские порядки. Сорвались планы, вынашивавшиеся Генеральными штатами, а вместе с ними рассеялся и мираж «национального «единства» в рамках «Гентского умиротворения». Так закончился второй этап революции. Обострение классовой борьбы в южных провинциях и измена дворянства. Разгром дон Хуаном армии Генеральных штатов в битве при Жамблу 31 января 1578 г. показал нежелание и неспособность дворянского командования вести войну против испанцев. Инициатива перешла к революционным слоям буржуазии, опиравшимся на широкое движение масс, которые громили церкви и монастыри, вводили кальвинизм, создавали отряды самообороны, арестовывали дворян-заговорщиков, жгли их усадьбы. Наряду с изменением состава городских советов в городах Фландрии и Брабанта создавались новые органы революционной власти — «комитеты восемнадцати», в которые избирались ремесленники, представители буржуазии и буржуазной интеллигенции. Сначала «восемнадцать» ведали только обороной городов, но постепенно вместе с консисториями стали вмешиваться во все сферы городского управления: следили за общественным порядком, снабжением продовольствием, оружием, конфисковывали земли и имущество церкви и изменников. «Комитет восемнадцати» Брюсселя оказывал влияние на Генеральные штаты и Государственный совет. Осенью 1577 г. он потребовал всеобщего вооружения народа, революционного ведения войны против дон Хуана и чистки государственного аппарата от испанских агентов и контрреволюционеров.

Наиболее ожесточенная борьба шла в столице Фландрии — Генте. Здесь осенью 1577 г. восставший городской плебс арестовал группу дворян-заговорщиков, а два испанских пособника, погубившие многих людей, были казнены. «Комитет восемнадцати» и консистории стали фактическими хозяевами в городе. Официальной религией был провозглашен кальвинизм. Церковные имущества конфисковывались и продавались по низким ценам с аукциона. Выручка шла на нужды обороны и благотворительные цели. Гентцы прекратили выплату налогов Генеральным штатам, мотивируя это тем, что последние плохо ведут войну с испанцами и потворствуют клирикам и дворянам. Жители города помогали крестьянам окрестных деревень создавать отряды самообороны, посылали им командиров, пушки и другое оружие.

В целом движение в Генте не шло дальше элементарных буржуазных преобразований, хотя осуществлялись они подчас плебейскими методами при участии простого народа. Такая же борьба происходила и в городах Брюгге, Ипре, Антверпене, Ауденаарде, Аррасе, Валансьене. Но на юге феодальное реакционное дворянство, католическое духовенство и консервативное бюргерство занимали гораздо более прочное положение и теснее были связаны с Испанией. С другой стороны, городской плебс и крестьяне испытывали здесь еще более сильный гнет. Поэтому социально-политическая борьба на юге отличалась особой остротой и сложностью. Этим искусно воспользовались местные оранжисты, развернувшие агитацию за приглашение принца Оранского в Брюссель. Консерваторов и реакционеров они пугали угрозой народоправства, а среди народных масс сеяли слухи о заговорах и коварстве дворян и городских богачей. Эта агитация имела успех. Генеральные штаты пригласили Вильгельма Оранского в Брюссель. Здесь он добился провозглашения себя правителем Брабанта, ввел своих приверженцев в Государственный совет и Генеральные штаты. Он не стеснялся самых лестных обещаний всем группировкам. Но сразу же обнаружилась несостоятельность оранжистской политики. Крестьяне требовали земли и ликвидации феодальной кабалы, городской плебс — демократических порядков, консистории — введения кальвинизма и участия в решении государственных дел, буржуазия — свободы предпринимательства, а цехи — расширения привилегий. Все вместе настаивали на решительной войне против испанцев. Дворяне же требовали подавления самостоятельных выступлений народных масс, достижения компромисса с Филиппом II и сохранения католической религии.

В этих условиях принц и его приверженцы избрали тактику изощренной игры на противоречиях и политику компромиссов. Партия оранжистов, олицетворявшая собою политический союз крупной, по преимуществу торговой буржуазии с феодальным дворянством, и пыталась проводить такую линию. Она осуществляла лишь мелкие, второстепенные реформы, всеми мерами сдерживала массовые движения, не останавливаясь даже перед применением военных репрессий. Войну с испанцами принц предпочитал вести не руками вооруженного народа, а с помощью иноземных наемников и титулованных авантюристов вроде Франциска Анжуйского (брата короля Франции Генриха III) и немецкого протестанского князя пфальцграфа Иоанна Казимира, которые вступили в Нидерланды со своими войсками в 1578 г. Иноземные наемники не столько воевали, сколько грабили страну, чинили жестокие насилия над сельским населением, а титулованные авантюристы вступали в переговоры с испанцами и сдавали им города и крепости. Возмущенные этим народные массы шире развертывали борьбу против католической церкви, реакционеров всех мастей и солдат-мародеров, а дворяне, патрициат и городские богатей требовали от принца обуздать «обнаглевшую чернь», угрожая переходом на сторону испанцев. Дворянский мятеж. Аррасская и Утрехтская унии. Недовольное половинчатыми мерами принца реакционное дворянство аграрных валлонских провинций Эно и Артуа осенью 1578 г. подняло мятеж в войсках Генеральных штатов, навербовало наемников, разгромило силы демократии в городах Валансьене и Аррасе, а затем начало военные операции против революционных фландрских городов. Но гентские войска совместно с крестьянскими отрядами самообороны нанесли мятежным дворянам ряд ударов и сковали их действия. Тогда дворянские мятежники Эно и Артуа 6 января 1579 г. заключили в Аррасе союз (Аррасскую унию), целью которого являлось сохранение католицизма, подавление революции и соглашение с Филиппом II. Вскоре они подписали договор с новым испанским наместником Александром Фарнезе, в котором пос—458 ледний обещал соблюдать «Гентское умиротворение» и «Вечный эдикт». Испанцы снова завладели большой территорией и стали готовиться к решительному наступлению. 23 января 1579 г. в ответ на этот предательский акт дворян-мятежников революционные северные провинции заключили свое соглашение — Утрехтскую унию, к которой присоединились все крупные города Фландрии и Брабанта. По этому соглашению Генеральным штатам предоставлялось право единогласным решением устанавливать налоги, заключать международные договоры, принимать важные законы. В случае разногласий спорные вопросы рассматривались арбитражным путем. Менее важные дела решались простым большинством голосов. Все провинции обязывались совместно бороться против врага до победы и не заключать сепаратных внешних союзов. В провинциях допускалась свобода вероисповедания. Голландия и Зеландия выговорили особые условия и фактически признавали лишь кальвинизм.

Между тем Вильгельм Оранский продолжал вести прежнюю политику. В августе 1579 г. он подавил демократическое движение в Генте, а затем и в других городах Фландрии. Войска Генеральных штатов, терпевшие постоянные поражения от испанцев, свирепо расправились с крестьянским движением во Фландрии и в некоторых северных провинциях. Таким путем принц рассчитывал снискать расположение дворянства и добиться уступок и соглашения с Испанией. Но дворяне все больше склонялись к соглашению с испанцами, а Филипп II летом 1580 г. официально объявил Вильгельма Оранского государственным преступником, находящимся вне закона, и назначил большую награду тому, кто его убьет. Надежды на примирение с Испанией окончательно рухнули, и в 1581 г. Генеральные штаты объявили Филиппа II низложенным.

Мятеж французских войск. Поражение революции на юге страны и его причины. Разгромив народные движения в городах и сельской местности, принц Оранский снова обратился за помощью к Франции. В 1582 г. герцог Франциск Анжуйский вторично вступил в Нидерланды. Оранжисты возлагали на него все свои надежды, но герцог терпел военные поражения, войска его чинили насилия и мародерствовали, а сам он потворствовал католическим священникам и прочим реакционерам. В конце концов герцог поднял мятеж с целью захвата южных провинций и присоединения их к Франции. Мятеж был подавлен, но положение Фландрии и Брабанта стало катастрофическим. Оценивая роль принца Оранского в этой авантюре, Маркс писал: «Эта его мудрость снова бросила Восточную и западную Фландрию в пасть католикам и аристократам-вельможам. Их можно было сдерживать только «демагогией» (!) их городов»'. ' Тем временем Александр Фарнезе проводил искусную полити ку, осаждал и брал один город за другим, предлагая им весьма легкие условия капитуляции. С падением Антверпена в,1585 г. все южные провинции снова оказались в руках испанцев, развернувших затем наступление на север.

Ряд причин предопределил подобный исход событий в южных провинциях. Репрессии со стороны дворянских мятежников и оран-жистов, грабежи и насилия наемников деморализовали народные массы, а происки иноземных авантюристов скомпрометировали в их глазах саму идею освободительной войны. И без того недостаточно прочная социальная база революционного движения на юге страны была окончательно размыта. К этому добавилось полное расстройство экономики. Мануфактуры Фландрии и Бра-банта вследствие войны с Испанией потеряли и источники сырья, и рынки сбыта. Промышленные города юга особенно сильно пострадали от военных действий. Владельцы мануфактур вместе со своими капиталами и квалифицированными работниками хлынули в северные провинции, где положение было более благоприятным. На юге же укреплялись реакционные и консервативные прослойки бюргерства и купечества в городах, а в деревне восстановили свое господствующее положение дворяне, связанные своими интересами с католицизмом и Испанией. В этих условиях усилившийся нажим испанцев обеспечил торжество реакции и поражение революции и освободительной войны в южных провинциях. Так завершился на юге третий этап революции. Образование республики Соединенных провинций. Иначе сложились исторические судьбы северных провинций. Здесь Утрехтская уния заложила основы республики. Военными действиями и текущими делами ведал Государственный совет, места в котором распределялись в соответствии с суммой вносимого провинциями налога. В результате этой меркантильной системы Голландия и Зеландия располагали в совете устойчивым большинством и решали дела по своему произволу. Высшая исполнительная власть и верховное командование войсками осуществлялись правителями — статхаудерами, избиравшимися из числа принцев Оранской династии. После низложения Филиппа II республиканский строй еще более укрепился, но купеческая олигархия одновременно добилась запрета консисториям и стрелковым гильдиям вмешиваться в решение политических дел, нанеся этим решительный удар демок-^/ратии. В 1584 г. Вильгельм Оранский был убит испанским агентом. И при его жизни, и после его убийства Генеральные штаты продолжали поиски иноземного принца, который согласился бы стать верховным правителем страны. Генрих III и Елизавета I отвергли эти предложения, но из Англии был прислан граф Лейстер, избранный затем Генеральными штатами губернатором. Однако эта комбинация чуть не кончилась новой катастрофой. Лейстер плохо вел войну с испанцами, демагогически заигрывал с консисториями и народными массами, а затем поднял мятеж, намереваясь захватить власть. Мятеж провалился, и иностранный авантюрист был в 1587 г. изгнан. Только после этого в стране окончательно утвердился республиканский порядок.

Мориц Нассауский, сын Вильгельма Оранского, избранный в 1585 г. статхаудером, был талантливым полководцем. Используя патриотизм народных масс, лавируя между правящей купеческой олигархией и консисториями, Мориц успешно вел военные операции и укрепил свою власть и авторитет в стране.

33.Республика соединенных провинций

Обнаружившийся к 1609 г. военный перевес Республики Соединенных провинций и ее союзников над Испанией побудил последнюю начать мирные переговоры, которые завершились в 1609 г. подписанием перемирия сроком на 12 лет.

По условиям перемирия Республика Соединенных провинций была признана Испанией как независимое государство. Голландские купцы получили право торговать с Ост-Индией, а устье реки Шельды было закрыто для торговли. Это условие избавляло голландских купцов от торговой конкуренции Антверпена и обрекало последний на экономическое прозябание.

Перемирие 1609 г. знаменовало победоносное завершение революции на севере страны и возникновение там первой в истории Европы и всего мира буржуазной республики. Победа революции открыла путь для развития производительных сил. Несмотря на тяготы и разрушения военного времени, экономика Республики шла по пути быстрого подъема на основе развития прогрессивных для того времени капиталистических отношений. В Лейдене, Амстердаме, Роттердаме, Утрехте, Хаарлеме и других городах развивались капиталистические мануфактуры по производству тканей, канатов, морских снастей. В Амстердаме, Заандаме, Энкхёй-зене на верфях строилось по заказам большое количество кораблей разных типов. Огромную роль продолжало играть рыболовство, в котором было занято свыше 1500 судов различного тоннажа, оно давало ежегодно уловы, исчислявшиеся в несколько миллионов гульденов.

Прогресс наблюдался и в ряде отраслей сельского хозяйства, в котором все более видное место занимало капиталистическое фермерское хозяйство. Осушались большие массивы земель, развивались посевы технических культур, огородничество и садоводство. Росла продукция маслоделия и сыроделия, находившая большой спрос за рубежом; улучшалась породистость и продуктивность скота.

Тем не менее центр тяжести экономики Республики лежал не в сфере промышленности и земледелия, а в области внешней торговли, объем которой достиг в середине XVII в. 75—100 млн. гульденов в год. Ведущее место принадлежало торговле с Прибалтикой и Русским государством. Не довольствуясь традиционными рынками, голландские купцы устремились в португальские 461

колонии, захватили богатейшие земли Индонезии и в 1602 г. создали Голландскую Ост-Индскую компанию.

Обосновавшись в Индонезии, голландский торговый капитал начал широкий колониальный грабеж: массовое истребление туземного населения, хищническое уничтожение огромных ценностей, принуждение и насилие — все использовалось для обогащения. Директорат компании состоял из богатейших амстердамских купцов, занимавших одновременно крупные посты в правительстве. Это обеспечивало компании безнаказанность чинимых ею преступлений и выплату высоких дивидентов пайщикам — на протяжении XVII в. в среднем 18% годовых. Для обслуживания нужд торговли в Амстердаме, ставшем теперь вместо Антверпена международным центром торговли и кредита, были созданы банк и страховые компании.

Всеми плодами экономического расцвета воспользовалась лишь кучка богатых купцов. Они нажили колоссальные прибыли, захватили в свои руки государственный аппарат Республики, превратив его в контору по управлению своими торговыми делами. Народные массы остались политически бесправными и испытывали жесточайшую эксплуатацию. Рабочий день на мануфактурах и в мастерских составлял 12—14 часов, оплата была низкой, особенно мало платили женщинам и детям, труд которых применялся во все возраставших размерах. Тяжела была и жизнь крестьян; заключив союз с оранжистами и дворянством, правящая купеческая олигархия возложила все связанные с этим расходы на плечи крестьян.

Аграрная реформа была проведена половинчато. Дворянские земли, за исключением владений изменников, конфискованы не были. Лишь частичной конфискации подверглись церковные и монастырские земли. Сначала они стали собственностью Республики. Но затем часть их была распродана в основном богачам по низким ценам, частично же они были просто расхищены. Крестьяне не превратились в собственников земли, а оставались арендаторами. Зато налоги на землю и на доходы от сельского хозяйства сильно возросли. Не полностью были ликвидированы и феодальные пережитки. В итоге «...народные массы Голландии, — писал Маркс, — уже в 1648 г. больше страдали от чрезмерного труда, были беднее и терпели гнет более жестокий, чем народные массы всей остальной Европы»'.

В стране обострялись социальные и политические противоречия, вспыхивали классовые и политические столкновения. На протяжении всего XVII в. в торгово-промышленных городах происходили волнения и стачки ремесленников и рабочих мануфактур, жестоко подавлявшиеся властями.

Военные действия против Испании, возобновившиеся с 1621 г., по истечении срока перемирия, шли с переменным успехом и по-степенно стали составной частью общеевропейской Тридцатилет-

Маркс К. Капитал, т. 1.-Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 763. 462

ней войны. С завершением ее закончилась и освободительная борьба нидерландского народа против Испании. Вестфальский мир 1648 г. подтвердил в основном условия перемирия 1609 г. Соединенные провинции получили еще ряд территорий и международное признание своей независимости.

34.М/д отношения

35. 30-летняя война

ТРИДЦАТИЛЕТНЯЯ ВОЙНА (1618–1648), война габсбургского блока (австрийские и испанские Габсбурги, католические князья Германии, папство) с антигабсбургской коалицией (протестанские князья Германии, Дания, Швеция, Голландия и Франция).

Причиной войны стала великодержавная политика Габсбургов и стремление папства и католических кругов реставрировать власть Римской церкви в той части Германии, где в первой половине XVI в. победила Реформация.

Неустойчивое равновесие, установившееся после Аугсбургского религиозного мира 1555, зафиксировавшего раскол Германии по религиозному принципу, в 1580-х оказалось под угрозой: в 1582 папа Григорий XIII (1572–1585) и император Рудольф II Габсбург (1576–1611) силой помешали секуляризации архиепископства Майнцского, одного из семи курфюршеств Германской империи; в 1586 протестанты были изгнаны из епископства Вюрцбургского, а в 1588 – из архиепископства Зальцбургского. В самом конце XVI – начале XVII в. давление католиков на протестантов усилилось: в 1596 эрцгерцог Фердинанд Габсбург, правитель Штирии, Каринтии и Крайны, запретил своим подданным исповедовать лютеранство и разрушил все лютеранские храмы; в 1606 герцог Максимилиан Баварский занял протестантский город Донауверт и превратил его церкви в католические. Это заставило протестантских князей Германии создать в 1608 для «защиты религиозного мира» Евангелическую унию во главе с курфюрстом Фридрихом IV Пфальцским; их поддержал французский король Генрих IV. В ответ в 1609 Максимилиан Баварский образовал Католическую лигу, вступив в союз с главными духовными князьями Империи.

В 1609 Габсбурги, воспользовавшись спором двух протестантских князей (курфюрста Бранденбурга и пфальцграфа Нейбургского) за наследование герцогств Юлих, Клеве и Берг, попытались установить контроль над этими стратегически важными землями на северо-западе Германии. В конфликт вмешались Голландия, Франция и Испания. Однако, убийство в 1610 Генриха IV предотвратило войну. Конфликт был урегулирован Ксантенским соглашением 1614 о разделе Юлих-Клевского наследства.

Весной 1618 в Богемии вспыхнуло восстание против власти Габсбургов, вызванное уничтожением нескольких протестантских церквей и нарушением местных вольностей; 23 мая 1618 горожане Праги выбросили трех представителей императора Матвея (1611–1619) из окон Пражского града (Дефенестрация). К восставшей Богемии примкнули Моравия, Силезия и Лузация. Это событие положило начало Тридцатилетней войне, которая прошла четыре этапа: чешский, датский, шведский и франко-шведский.

Чешский период (1618–1623). Император Матвей Габсбург (1612–1619) попытался достичь мирного соглашения с чехами, но переговоры были прерваны после его смерти в марте 1619 и избрания на германский престол непримиримого врага протестантов эрцгерцога Фердинанда Штирийского (Фердинанда II). Чехи заключили союз с трансильванским князем Бетленом Габором; его отряды вторглись в австрийскую Венгрию. В мае 1619 чешские войска под командованием графа Матвея Турна вступили в Австрию и осадили Вену, резиденцию Фердинанада II, но были вскоре из-за вторжению в Богемию имперского генерала Букуа. На Генеральном ландтаге в Праге в августе 1619 представители восставших областей отказались признать Фердинанда II своим королем и избрали на его место главу Унии курфюрста Фридриха V Пфальцского. Однако к концу 1619 ситуация стала складываться в пользу императора, который получил крупные субсидии от папы и военную помощь от Филиппа III Испанского. В октябре 1619 он заключил соглашение о совместных действиях против чехов с главой Католической лигой Максимилианом Баварским, а в марте 1620 – с курфюрстом Иоганном-Георгом Саксонским, крупнейшим протестантским князем Германии. Саксонцы оккупировали Силезию и Лузацию, испанские войска вторглись в Верхний Пфальц. Воспользовавшись разногласиями внутри Унии, Габсбурги добились от нее обязательства не оказывать помощи чехам. В начале сентября 1620 объединенная армия императора (имперцы) и Лиги (лигисты) под командованием Тилли начала наступление в Богемии и 8 ноября у Белой горы под Прагой наголову разгромила войска Фридриха V; восстание было подавлено. Фридрих V бежал в Голландию, Уния фактически распалась, а Бетлен Габор в январе 1622 заключил мир с Фердинандом II в Никольсбурге. Единственным союзником Фридриха V в Германии остался маркграф Георг-Фридрих Баден-Дурлахский; однако благодаря финансовой помощи голландского правительства Фридрих V смог привлечь на свою сторону двух крупнейших наемных полководцев Германии – Кристиана Брауншвейгского и Эрнста фон Мансфельда. 16 апреля 1622 Мансфельд разбил Тилли при Вислохе и соединился с маркграфом Баденским. Но, получив подкрепление от испанцев, Тилли разгромил своих противников 6 мая 1622 у Вимпфена и 22 июня у Хехста, а затем захватил Нижний Пфальц. 29 августа 1622 он нанес поражение Мансфельду и Кристиану Брауншвейгскому под Флерюсом и вытеснил их в Голландию. В феврале 1623 Фердинанд II лишил Фридриха V курфюршеского достоинства и части его владений (Верхний Пфальц), которые были переданы (пожизненно) Максимилиану Баварскому. В 1623 Фридрих V потерпел еще одно фиаско: Тилли сорвал вторжение Кристиана Брауншвейгского в Северную Германию, разбив его 9 августа 1623 при Штадтлоне.

Датский период (1625–1629). Попытка Габсбургов утвердиться в Вестфалии и Нижней Саксонии и провести там католическую реставрацию угрожала интересам протестантских государств Северной Европы – Дании и Швеции. Весной 1625 Кристиан IV Датский, поддержанный Англией и Голландией, начал военные действия против императора. Вместе с войсками Мансфельда и Кристиана Брауншвейгского датчане предприняли наступление в бассейне Эльбы. Для его отражения Фердинанд II предоставил чрезвычайные полномочия новому главнокомандующему чешскому дворянину-католику Альбрехту Валленштейну. Тот собрал огромную наемную армию и 25 апреля 1626 разбил Мансфельда под Дессау. 27 августа Тилли нанес поражение датчанам при Луттере. В 1627 имперцы и лигисты захватили Мекленбург и все материковые владения Дании (Гольштейн, Шлезвиг и Ютландию). Но планы по созданию флота для захвата островной части Дании и нападения на Голландию сорвались из-за противодействия Ганзейского союза. Летом 1628 Валленштейн, стремясь оказать нажим на Ганзу, осадил крупнейший померанский порт Штральзунд, но потерпел неудачу. В мае 1629 Фердинанд II заключил Любекский мир с Кристианом IV, возвратив Дании отнятые у нее владения в обмен на ее обязательство не вмешиваться в германские дела.

Воодушевленный победами Валленштейн выдвинул идею абсолютистской реформы Империи, ликвидации самовластия князей и усиления власти императора, однако Фердинанд II сделал выбор в пользу политики реставрации католицизма в Германии и издал 6 марта 1629 Реституционный эдикт, возвративший Римской церкви все земли и имущество, утраченные ею в протестантских княжествах после 1555. Нежелание Валленштейна проводить эдикт в жизнь и жалобы католических князей на его самоуправство заставили императора отправить полководца в отставку.

Шведский период (1630–1635). Рост могущества Габсбургов в Германии вызвал серьезную тревогу у Франции и Швеции. Заключив в 1629 при посредстве французской дипломатии шестилетнее перемирие с Речью Посполитой в Альтмарке, шведский король Густав II Адольф вступил в войну, провозгласив себя защитником немецких протестантов. 26 июня 1630 он высадился на о. Узедом в устье Одера и занял Мекленбург и Померанию. В январе 1631 в Бервальде (Неймарк) был подписан франко-шведский договор, по которому Франция обязывалась выплачивать шведам ежегодную субсидию в 1 млн. франков, а те гарантировали соблюдение прав католической церкви в захваченных ими землях. 13 апреля 1631 Густав II Адольф взял Франкфурт-на-Одере. После страшного разгрома легистами 20 мая Магдебурга, одного из главных оплотов протестантизма в Германии, к шведам присоединился курфюрст Георг-Вильгельм Бранденбургский; 1 сентября его примеру последовал курфюрст Иоганн-Георг Саксонский. 17 сентября при Брейтенфельде объединенная шведско-саксонская армия наголову разбила лигистов и имперцев. Вся Северная Германия оказалась в руках Густава II Адольфа. Саксонцы вторглись в Богемию и 11 ноября вошли в Прагу. В то же время шведы двинулись в Тюрингию и Франконию; в декабре они овладели Майнцем и заняли Нижний Пфальц. Фердинанду II пришлось вернуть Валленштейна на пост главнокомандующего, предоставив ему полную самостоятельность. В начале 1632 Валленштейн вытеснил саксонцев из Богемии.

В марте 1632 шведы начали наступление в Южной Германии. 15 апреля они разгромили Тилли у Райна на р. Лех; сам Тилли был смертельно ранен. Густав II Адольф вступил в Баварию и в мае овладел Аугсбургом и Мюнхеном. Неудачно атаковав 24 августа позиции Валленштейна у Фюрте под Нюрнбергом, он двинулся на Вену, однако вторжение имперцев в Саксонию заставило его поспешить на помощь курфюрсту Иоганну-Георгу. 16 ноября 1632 в сражении под Лютценом юго-западнее Лейпцига шведы нанесли жестокое поражение Валленштейну, хотя и потеряли в битве своего короля. В марте 1633 Швеция и немецкие протестантские княжества образовали Гейльброннскую лигу; вся полнота военной и политической власти в Германии перешла к выборному совету во главе со шведским канцлером А.Оксеншерной. В конце 1633 войска союзников под командованием герцога Бернгарда Веймарского и шведского генерала Горна овладели Регенсбургом и заняли Верхний Пфальц и Баварию. Несмотря на приказы Фердинанда II, Валленштейн, укрепившийся в Богемии, не оказал помощи Максимилиану Баварскому, а в январе 1634 в Пльзене заставил офицеров своей армии принести ему личную присягу верности и вступил в переговоры со шведами и саксонцами. Однако 24 февраля в Эгере он был убит агентами императора. Новый главнокомандующий эрцгерцог Фердинанд Венгерский взял Регенсбург, изгнал союзников из Баварии, 6 сентября 1634 разбил их под Нердлингеном и овладел Франконией и Швабией. Шведы сохранили контроль только над Северной Германией. Гейльброннская лига фактически распалась. В мае 1635 Иоганн-Георг Саксонский заключил с Фердинандом II Пражский мирный договор, получив в пожизненное владение Лузацию и часть архиепископства Магдебургского и обязавшись совместно с императором воевать против «чужеземцев»; к этому договору присоединились многие протестантские и католические князья (герцог Баварский, курфюрст Бранденбургский, князь Ангальтский и др.); верность шведам сохранили только маркграф Бадена, ландграф Гессен-Касселя и герцог Вюртемберга.

Франко-шведский период (1635–1648). Успехи Габсбургов вынудили Францию объявить войну императору и Испании. Она вовлекла в конфликт своих союзников в Италии – герцогство Савойское, герцогство Мантуанское и Венецианскую республику. Ей удалось предотвратить (по истечении срока Альтмаркского перемирия) новую войну между Швецией и Речью Посполитой, что позволило шведам перебросить значительные подкрепления из-за Вислы в Германию. В начале 1636 имперцы вытеснили шведскую армию И.Банера в Мекленбург, но 4 октября потерпели от него тяжелое поражение при Виттштоке (Северный Бранденбург). В мае 1637 имперцы и саксонцы блокировали Банера у Торгау, однако шведы сумели вырваться из окружения.

С 1638 в войне обозначился явный перелом в пользу антигабсбурской коалиции. В январе 1638 Бернгард Веймарский перешел Рейн, 2 марта разгромил имперскую армию Жана де Верта у Рейнфельдена и занял Шварцвальд; в то же время Банер отбросил имперские войска генерала Галласа в Богемию и Силезию. В 1639 шведы вторглись в Богемию, голландский адмирал Тромп уничтожил испанский флот у Гравелина и в бухте Даунс (пролив Ламанш), а Бернгард Веймарский захватил в Эльзасе стратегически важную крепость Брейзах. Осенью 1640 соединенная франко-шведская армия совершила успешный поход в Баварию. Из-за восстаний в Португалии и Каталонии 1640 Испании пришлось значительно сократить свою помощь австрийским Габсбургам. В июле 1641 бранденбургский курфюрст Фридрих Вильгельм заключил со Швецией договор о нейтралитете. 2 ноября 1642 новый шведский командующий Л.Торстенсон разбил имперцев у Брейтенфельда; Лейпциг капитулировал, и Иоганн-Георг Саксонский был вынужден пойти на перемирие со шведами. Торстенсон занял Силезию и проник в Моравию. В том же году французы овладели Юлихом на Нижнем Рейне; в сентябре они нанесли поражение испанцам под Леридой, взяли Перпиньян и установили контроль над Руссильоном. 19 мая 1643 командующий французскими войсками принц Конде разромил испанскую армию Франсиско де Мело у Рокруа в Южных Нидерландах.

Однако союзникам пришлось приостановить дальнейшее наступление. К габсбургскому лагерю примкнул датский король Кристиан IV, опасавшийся утверждения шведской гегемонии на Балтике, что заставило Торстенсона отвести войска на север. В ноябре 1643 баварский генерал Мерси разбил французов при Тейтлингене. Но вскоре антигабсбургской коалиции удалось восстановить свои позиции. Новый союзник Швеции – трансильванский князь Дьердь Ракоши – вторгся в австрийскую Венгрию. В августе 1644 Конде разбил баварцев под Фрейбургом и овладел Филиппсбургом и Майнцем. Одержав ряд побед над датчанами на суше и на море, шведы вынудили Кристиана IV заключить в 1645 мирный договор в Бремсебру и уступить им острова Готланд и Эзель, а также несколько областей в Восточной Норвегии. В начале марта 1645 Торстенсон вступил в Богемию, нанес 6–7 марта поражение имперцам при Янковицах, соединился с трансильванцами и подступил к Вене. Только пойдя на уступки Ракоши и заключив с ним мирное соглашение, император Фердинанд III (1637–1657) смог избежать катастрофы; шведы, оставшись без союзника, отступили из Австрии. Французский полководец Тюренн 2 марта проиграл баварцам сражение у Мариендаля, но уже 3 августа взял реванш под Аллерсхеймом южнее Нюрнберга. Утрата имперцами и лигистами стратегической инициативы побудила Фердинанда III начать мирные переговоры в Мюнстере с Францией и в Оснабрюке со Швецией и немецкими протестантскими князьями; военные действия, тем не менее, продолжались. В марте 1647 Максимилиан Баварский заключил сепаратное Ульмское перемирие с союзниками, которое, однако, вскоре было им же и нарушено; в ответ франко-шведская армия Тюренна, победив имперцев при Цусмарсгаузене, заняла большую часть Баварии. Летом 1648 шведы осадили Прагу, но в разгар осады пришло известие о подписании 24 октября 1648 Вестфальского мира, положившего конец Тридцатилетней войне. Согласно его условиям, Франция получила Южный Эльзас и лотарингские епископства Мец, Туль и Верден, Швеция – Западную Померанию и герцогство Бремен, Саксония – Лузацию, Бавария – Верхний Пфальц, а Бранденбург – Восточную Померанию, архиепископство Магдебург и епископство Минден; была признана независимость Голландии. Война между Францией и Испанией продолжалась еще одиннадцать лет и закончилась Пиренейским миром 1659.

Вестфальский мир ознаменовал завершение эпохи преобладания Габсбургов в Европе. Ведущая роль в европейской политике перешла к Франции. В число великих держав вошла Швеция, установившая гегемонию на Балтике. Усилились международные позиции Голландии. Была закреплена политическая раздробленность Германии; внутри нее возросло значение Саксонии, Бранденбурга и Баварии.

36. Новые формы идеологии. Реф.

37. М.Вебер о протестантизме

Протестантизм - одно из главных направлений христианства наряду с православием и католицизмом, охватывающее множество самостоятельных исповеданий и церквей. Особенности идеологии и организации современного протестантизма во многом обусловлены историей его возникновения и последующего развития. В начале своего труда Вебер подчёркивает классовый состав адептов протестантизма (на примере Германии конца XIX века, но считая такую структуру свойственной и любой другой стране): "Мы имеем в виду несомненное преобладание протестантов среди высших квалифицированных слоёв рабочих, и прежде всего среди высшего технического и коммерческого персонала современных предприятий" 3. Вебер отмечает, что распространение протестантизма - вопреки установившемуся мнению - означало усиление зависимости верующего от церкви по сравнению с католицизмом. "Но не следует упускать из виду и то, о чём теперь часто забывают: что Реформация означала не полное устранение господства церкви в повседневной жизни, а лишь замену прежней формы господства необременительного, практически в те времена малоощутимого, подчас едва ли не чисто формального, в высшей степени тягостной и жёсткой регламентацией всего поведения, глубоко проникающей во все сферы частной и общественной жизни" 4. Но что такое "дух" капитализма в трактовке Вебера? Это - прилежание и пунктуальность в работе, умеренность в личной жизни, а также… умение пользоваться кредитом с тем, чтобы получить приращение денег. "Помни, что кредит - деньги" 5. Всё это позволяло завоевать себе подобающее положение в обществе. Большое значение имело религиозное воспитание молодёжи. Вебер пишет, что молодые рабочие и работницы, получившие его, "наиболее восприимчивы к обучению новым технологическим методам" 6. Следует обратить внимание на то, что в историческом плане, как это понимает Вебер, стремление "стать угодным Богу" ведёт в сторону хозяйственной, предпринимательской деятельности.

Он отмечает , что догмат, который единственным средством стать угодным Богу считает не пренебрежение мирской нравственностью с высот монастырской аскезы, а исключительно выполнение мирских обязанностей так, как они определяются для каждого человека его местом в жизни, тем самым эти обязанности становятся для человека его "призванием". Интересно и ещё одно сравнение в историческом плане между католицизмом и протестантизмом. "Результатом Реформации как таковой было прежде всего то, что в противовес католической точке зрения моральное значение мирского профессионального труда и религиозное воздаяние за него чрезвычайно возросли". И далее, уже во взглядах Лютера существовала идея, "согласно которой профессиональная деятельность человека является задачей, поставленной перед человеком Богом, притом главной задачей" 7. Вместе с тем, Вебер практически подвергает критике один из основных постулатов протестантизма (кальвинизма) (вспомним определение, данное С.Д.Сказкиным): "Едва ли требует доказательства то утверждение, что концепция наживы как самоцели, как "призвания", противоречит нравственным воззрениям целых эпох. Перенесённое в каноническое право положение "Deo placere vix p o t e s t" (Едва ли будет угодно Богу [лат.]), относившееся к деятельности торговца,.. и определение наживы у Фомы Аквинского как t u r p i t u d o (позор [лат.]) (сюда включалось и связанное с предпринимательством, то есть этически дозволенное, получение прибыли) были уже известной уступкой (по сравнению с радикально антихрематистическими взглядами довольно широких слоёв населения) со стороны католической доктрины интересам политически столь связанного с церковью капитала итальянских городов" 9.

Вебера не оставляет в покое одно из основополагающих положений кальвинизма, и он отмечает, что в эпоху Кальвина "никогда полностью не исчезало ощущение того, что деятельность, для которой нажива является самоцелью, есть, в сущности, нечто p u d e n d u m (постыдное [лат.]), нечто такое, с чем можно лишь мириться как с некоей данностью жизненного устройства". И далее Вебер уточняет, что некоторые моралисты того времени, принимавшие начатки капиталистического ведения дела как данность, пытались - не без известного противодействия - доказать, что они приемлемы и необходимы (особенно в торговле), что проявляющаяся в капиталистической деятельности i n d u s t r i a (трудолюбие [лат.]) есть законный, этически безупречный источник прибыли". Однако, поясняет Вебер, эти люди отвергали самый "дух" капиталистического приобретательства как t u r p i t u d o и, уж во всяком случае, не оправдывали его с этических позиций 10. М. Вебер подробно проанализировал те специфические мировоззренческие установки, ту картину мира, которую формирует протестантизм. Именно протестантские мировоззренческие установки обусловили формирование системы ценностных ориентации, мотивации и поведенческих стереотипов, которые легли в основу капиталистического предпринимательства. М. Вебер подчеркивает, что все особенности протестантизма вытекают из христианского представления о Боге как абсолютно трансцендентном, персонифицированном, активно вмешивающемся в земные дела, карающем и спасающем по собственному произволу Творце мира. Сотворив мир из ничего, Бог задает его законы, а вместе с ними и этические нормы человеческого общения, образующие в целом представление о богоугодном, праведном образе жизни. С этой точки зрения, как М. Вебер неоднократно подчеркивает, христианская, в том числе и протестантская этика рационализирует образ жизни верующих в целом, поскольку упорядочивает его и подчиняет единым нормам, ориентирует на единые цели. Описанные выше религиозно-философские представления определяют господствующие представления о сущности человека и его бытия. Христианин наделен бессмертной душой, но жизнь дается ему всего один раз, и в течение этого ограниченного, неизвестного никому и предопределенного свыше отрезка времени человек может заслужить как спасение и вечное блаженство, так и погибель и вечные муки. Жизнь человека, его индивидуальное уникальное существование имеют в христианстве абсолютную этическую и сотериологическую (душеспасительную) ценность, ибо душа вечна, бессмертна, и то, как мы проживем эту временную жизнь, определяет последующую вечность.

Важнейшей особенностью христианской, особенно протестантской религиозной этики М. Вебер считал абстрактный характер ее ценностей и норм. Существует понятие блага, добра, праведного образа жизни и т.п., которым противостоит представление о грехе, радикальном зле, также абстрактном. Всеобщее подчинение верующих, равных по своим этическим качествам, трансцендентному Богу и абстрактным этическим нормам, создает, по мнению М. Вебера, социально-психологические предпосылки для утверждения в обществе формального равенства людей перед законом и безличных юридических отношений. Товарное хозяйство, а в особенности капиталистическое предпринимательство, равно как и политическое устройство общества, основанное на формальной правовой регуляции, исходит из безличных отношений между индивидами, выступающими в качестве участников товарообмена или юридических лиц.

Идее спасения соответствует методика, определяющая практические пути достижения религиозного идеала, реальные формы поведения индивида в мире, меру и направления его активности. Основой протестантской методики спасения является мироотвергающая аскеза, базирующаяся на признании несовершенства и греховности тварного мира, на его решительном отрицании. Отрицание греховного мира естественно предполагает отказ от его благ, сознательное ограничение своих потребностей, обуздание эмоций и подчинение всего образа жизни идее служения Богу. При отказе от мирских благ и принципов мирского существования вообще, идеалом аскета-христианина является систематизированная деятельность, направленная на преодоление мирских страстей, мешающих сосредоточиться на служении Богу. М. Вебер подчеркивает, что такая аскеза, которую можно назвать потусторонней, ведет к «полному отрешению от "мира", к разрыву социальных и душевных уз семьи, к отказу от имущества, от политических, экономических, художественных, эротических, вообще от всех тварных интересов»[2] . В качестве примера потусторонней аскезы можно рассматривать христианское монашество, уходящее от мирских дел, однако, не отказывающееся от деятельности самой по себе. В рамках этой формы аскезы физический труд, например, у христианских монахов, приобретает, по выражению М. Вебера, «гигиеническую» ценность[3] , становится принятым религией средством послушания – отвлечения от мирских страстей. М. Вебер подчеркивает, что западные аскеты-монахи стояли на службе церкви, выполняя в ее интересах практическую работу – будь то непосредственное производство материальных благ или охранительная, инквизиторская, или политическая деятельность. Однако важно, что высший смысл в данном случае имела не деятельность сама по себе, а духовные цели. Уникальность и историческая значимость протестантизма состоят в том, что в процессе Реформации произошла трансформация потусторонней аскезы в посюстороннюю, или мирскую аскезу, в которой деятельность в миру рассматривается как «обязанность», возложенная на верующего. При всем его несовершенстве, мир является единственным объектом деятельности, направленной на прославление Бога, той особой деятельности, которая «дает аскету возможность достичь тех качеств, к которым он стремится, а они в свою очередь служат выражением милости божьей, в силу которой аскет обретает способность к деятельности такого рода»[4] .

М. Вебер подчеркивает, что «принципиальное и систематически непреложное единство мирской профессиональной этики и религиозной уверенности в спасении создал во всем мире Только аскетический протестантизм. Только в протестантской профессиональной этике мир в его несовершенстве имеет исключительное религиозное значение как объект исполнения Долга путем рациональной деятельности в соответствии с волей надмирного бога»[5] . Человек, принадлежащий к товарному миру и несущий в себе все его несовершенство, в аскетическом протестантизме через свою деятельность становится орудием Бога, исполняющим в миру его волю, его призвание.[6]

38. Новые формы идеологии. Гуманизм

39.Итальянский гуманизм

40.немецкий гуманизм

Раньше всего с критикой существующих порядков и освящавшей их католической идеологии выступили гуманисты.

Гуманизм в Германии распространился в середине XV в., охватив широкие круги интеллигенции, группировавшейся вокруг университетов. Здесь были выдающиеся ученые-филосо' фы, естествоиспытатели, лингвисты; литераторы, странствующие поэты и проповедники. В своих произведениях радикально настроенные гуманисты боролись против схоластики, за научное мировоззрение и откликались на волновавшие широкие оппозиционные круги вопросы национального развития Германии. Литераторы и философы обличали невежество и тупость богословов и монахов, пропагандировали свободное развитие человеческого духа. В немецкой гуманистической литературе широкое распространение получил сатирически-обличительный жанр. В конце XV в. появилась сатира на немецком языке «Корабль дураков».

Наибольшей известностью среди немецких гуманистов в начале XVI в. пользовался Эразм Роттердамский (1466—1536) — один из образованнейших людей своего времени. Выходец из Голландии, он в разное время жил во Франции, Англии и Италии. Преподавал в Кембриджском университете, служил при дворе Карла V. На склоне лет Эразм поселился в Базеле, всецело отдавшись литературной деятельности. Из многих произведений Эразма Роттердамского самую широкую популярность получила сатира «Похвальное слово глупости», в которой высмеиваются пороки феодального общества и его признанные авторитеты. Глупость в своем монологе заявляет, что ей подчинены все существующие общественные и церковные порядки и что она признана высшей добродетелью в современном обществе. Эразм не щадил ни князей, ни королей, ни прелатов, ни самого папы. По его словам, у церкви нет более зловредных врагов, нежели ее нечестивые первосвященники (папы), «которые убивают Христа своей гнусной жизнью». Но он не отвергал католическую религию и церковь, а только хотел очистить их от пороков. Столь же половинчатой была его критика социального и политического строя общества. Бичуя паразитизм феодальных господ, «которые кичатся благородством происхождения, но ничем не отличаются от последних прохвостов», он в то же время с презрением относился к народной массе, «живущей одними телесными побуждениями». Его идеалом было общество избранных просвещенных личностей. Эразм решительно выступал против феодальных войн,

приносивших бедствия народам, и призывал к установлению мира. Проявляя радикализм в своих литературных сочинениях, в жизни Эразм старался угодить власть имущим, враждебно относился к революционной деятельности.

Выдающимся представителем немецкого гуманизма был Иоганн Рейхлин (1455—1522) — филолог и философ, пользовавшийся всемирной известностью благодаря своим познаниям в области древних языков. Рейхлин стремился примирить христианскую мораль с гуманизмом и показать божественное в самом человеке. Такое понимание христианства в корне расходилось с церковной догматикой. По мнению Рейхлина, изучать христианство необходимо было на основе критического анализа первоисточников. Выступление в защиту еврейских книг поставило его в центре борьбы гуманистов с мракобесами-католиками. Все образованное общество Германии разделилось на два лагеря-рейхлинистов и «обскурантов» («темных людей»). В ходе этой борьбы появился знаменитый памятник немецкой гуманистической литературы — «Письма темных людей» — сатира на невежественных мракобесов-теологов, составленная группой молодых гуманистов эрфуртского кружка — Ульрихом фон Гуттеном, Кротом Рубианом и др. Перед читателем проходят длинной вереницей мракобесы с учеными степенями — магистры, бакалавры и суеверные монахи, обращающиеся за советом по самым глупым вопросам к своему идейному наставнику кельнскому теологу Ортуину Грацию и обнаруживающие при этом свое невежество, тупость и высокомерие. «Письма темных людей» сначала были приняты читающей публикой за подлинные произведения обскурантов и широко распространились даже в их собственной среде. Сатира имела большой успех, она нанесла сокрушительный удар по схоластам и явилась триумфом немецких гуманистов.

В плеяде передовых гуманистов первой четверти XVI в. видное место занимал Ульрих фон Гуттен (1488—1523). Выходец из рыцарства, испытавший долю монастырского послушника и отвергнутый своими родителями за побег из монастыря, Гуттен вел жизнь странствующего поэта. Он был участником бурных литературных и политических столкновений своего времени и оставил глубокий след в немецкой литературе. В стихотворении «Никто» Гуттен указывал, что истинным носителем образованности и нравственности является «Никто» — человек без официального положения в обществе. Особенно резко Гуттен выступал против папства. В диалоге «Вадиск, или Римская троица» он разоблачал паразитизм папского двора и призывал к борьбе с римской курией. Устами одного из участников диалога он заявлял, что нужно уничтожить все папские декреты вместе с их составителями и вдохновителями. Таким образом, Гуттен встал на сторону непримиримых противников католической церкви и сторонников Реформации. Как сын своего класса, он возлагал надежды не на народное выступление, а на вооруженное восстание рыцарей.

Резкая критика радикально настроенными немецкими гуманистами католической церкви и папства подготовила почву для широкого распространения в Германии идей Реформации.

41.Английский гуманизм

На творчество английских писателей эпохи Возрождения, несомненно, оказал влияние итальянский гуманизм.

Средоточием новых гуманистических идей в Англии был Оксфордский университет. Английские гуманисты Оксфордского кружка Гросин, Линакр и Джон Колет были восторженными поклонниками античной литературы, горячо пропагандировали — в Англии изучение греческого языка, который, по мнению тогдашних гуманистов, был ключом к сокровищам античной культуры.

Они оказали большое влияние на формирование гуманистического мировоззрения Томаса Мора. Особенно велико было идейное и нравственное влияние на Мора Джона Колета (1467- 1519). Сын богатого купца и мэра Лондона, Колет изучал во Франции и Италии теологию, готовясь к деятельности проповедника. Он хорошо знал античную литературу, труды итальянских гуманистов. Подобно своим учителям, Колет пытался сочетать священное писание с учением Платона и неоплатоников. Колет был горячим защитником гуманистической системы воспитания;

высказывался против телесных наказаний и схоластических методов обучения. В созданной им школе с гуманистической программой воспитания молодежь овладевала латинским и греческим языками, приобщалась не только к христианской литературе, но также и к произведениям античных классиков. Благодаря Колету в Англии возникли светские, так называемые грамматические школы.

Томас Мор (1478—1535), канцлер Генриха VIII, был свидетелем всех тех ужасов, которые несла с собой эпоха первоначального накопления в Англии; он видел народные бедствия, вызванные огораживаниями.

В первой части романа-трактата «Золотая книга, столь же полезная, как забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопии» Мор мрачными штрихами изображал Англию XVI в., критикуя политику огораживаний и кровавое законодательство. «Ваши овцы, обычно такие кроткие... теперь стали такими неукротимыми, что поедают даже людей...» — писал Томас Мор в своей «Утопии». Из описания английской действительности он делает вывод: «Где только есть частная собственность, где все мерят на деньги, там вряд ли когда-либо возможно правильное и успешное течение дел».

От имени вымышленного путешественника Рафаила Гитлодея Мор рассказывает о счастливой стране на далеком острове Утопия (по-гречески «несуществующее место»). В этой стране нет частной собственности. Все жители острова трудятся, занимаясь ремеслом, а поочередно и сельским хозяйством. Благодаря труду всех членов общества продукты производятся в таком большом количестве, что можно распределить их по потребностям каждого. Образование доступно всем членам общества, оно основано на соединении теоретического обучения с трудовым воспитанием. Обществом руководят избираемые на один год должностные лица; не переизбирается лишь князь, чье звание и должность остаются пожизненными. Дела важные и значительные решаются на народном собрании всех утопийцев. Деньги не играют никакой роли в Утопии, и к ним отношение презрительное:

из золота делают цепи для преступников.

Организация ремесла представлялась Мору в семейной форме со включением посторонних, желавших заниматься этим ремеслом. В обществе Томаса Мора существует рабство, но рабами временно становились только осужденные за преступления. Рабы выполняли самую грязную и тяжелую работу. Рабочий день в Утопии длился шесть часов, после чего все утопийцы занимались науками. Гениальность произведения Мора в том, что он проводит принципы обязательного для всех труда и решает по-своему сложные проблемы уничтожения противоположности между городом и деревней, между физическим и умственным трудом. Коммунистический идеал Томаса Мора был фактическим предвосхищением будущего.

Томас Мор являлся крупным государственным деятелем:

при Генрихе VIII он был лордом-канцлером, первым лицом в государстве после короля. Но Мор выступил против английской Реформации. По требованию короля он был осужден и казнен в 1535 г. На этом основании в клерикальной историографии Томас Мор рассматривается как мученик за католическую веру. На самом деле он был сторонником веротерпимости. В его «Утопии» каждый может верить во что хочет и никакие религиозные взгляды не осуждаются.

43. Культура Италии в 16-17

С конца XV — начала XVI в. наступил этап, когда назрела необходимость синтеза всех достижений Раннего Возрождения, когда гуманистические принципы, составлявшие идейную основу ренессансного искусства, получили в нем наиболее полное воплощение. Именно в культуре Высокого Возрождения особенно ярко выразилось представление о величии человека, его высоком достоинстве и предназначении.

Возрождение достигло своего апогея в тяжелое для страны время — первые десятилетия итальянских войн. Вторжение чужеземных завоевателей способствовало формированию национального самосознания в среде широких слоев населения. Расширение кругозора людей эпохи великих географических открытий также характерная черта времени, которое породило, по выражению Энгельса, «...титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености»'. Наиболее универсальным из этих титанов был Леонардо да Винчи (1452—1519) -художник, скульптор, архитектор, теоретик искусства, математик, физик, анатом, физиолог, геолог, астроном. Он являлся автором первых проектов летательных аппаратов, гидротехнических сооружений, разнообразных станков; почти все области науки Леонардо обогатил гениальными догадками. Наука, по его убеждению, должна основываться на опыте, который представляет собой единственный источник знания. Вместе с тем наука и искусство для Леонардо неразделимы: в своих занятиях наукой он был художником, а в искусстве — ученым; то и другое было для него средствами познания мира. Леонардо родился в местечке Винчи, около Флоренции, и как художник сформировался во Флоренции. Из его произведений самым значительным была «Тайная вечеря» — огромная фреска на стене трапезной миланского монастыря Санта-Мария делле Гра-цие. Леонардо избрал в евангельской легенде о Христе драматический момент, наступивший после слов Христа: «один из вас пре- Энгельс Ф. Диалектика природы. Статьи и главы. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 346 даст меня». Он изобразил бурную реакцию апостолов, внезапно узнавших о скорой гибели Христа и о том, что среди них находится предатель. Это позволило художнику показать в рамках традиционного религиозного сюжета крайнюю напряженность человеческих чувств, дать глубокие психологические зарисовки людей разного душевного настроя и темперамента. В портрете молодой флорентийки Моны Лизы (портрет получил название «Джоконда», по имени ее мужа Джокондо) Леонардо достиг вершины портретного мастерства. Едва уловимая улыбка Моны Лизы, ее взгляд, как бы обращенный к зрителю, весь одухотворенный облик отражают интенсивный внутренний мир, сочетание в ней ума и интеллекта, присущее Моне Лизе чувство духовной гармонии. На 30 лет моложе Леонардо да Винчи был лишь на одни год переживший его Рафаэль Санти (1483—1520). Его искусство было ясным и гармоничным. В женских образах (изображениях мадонн и реже портретах) сочеталась физическая и духовная красота. Лучшее из его произведений, представляющее собой итог многолетних творческих исканий, — «Сикстинская мадонна», написанная для церкви св. Сикста в Пьяченце. Мадонна с сыном на руках, легко ступая по облакам, несет его людям. В ее лице — предвидение неизбежной гибели сына и в то же время готовность отдать его на жертву во имя блага человечества. Взгляд младенца не по-детски серьезен. Сикстинская мадонна — олицетворение тревоги и скорби. Ее образ обладает большой нравственной силой. Рафаэль был мастером и монументальной живописи. По поручению папы он вместе с учениками покрыл росписью три станцы (комнаты) и зал Ватиканского дворца. Сложная многофигурная роспись стен по своему содержанию носит гуманистический характер. Наиболее отчетливо жизнеутверждающие ренессан-сные мотивы звучат в самой значительной из фресок — «Афинской школе». На фреске в анфиладе больших арочных пролетов, создающих ощущение простора, группами и поодиночке разместились античные философы и ученые. Центральными персонажами являются Платон и Аристотель. Согласие разных философских школ, единство мира и человека, обладающего неограниченными возможностями познания, — таково содержание фрески. Крупнейшим явлением в художественной культуре Возрождения было творчество Микеланджело (1475—1564), наиболее полно выразившего в скульптуре, живописи и архитектуре самый дух этой культуры. Он был одновременно творцом и гражданином, глубоко переживавшим все бурные перипетии времени, в которое ему довелось жить, борцом, активно вторгавшимся с помощью своего искусства в действительность. Творчество Микеланджело охватывает все Высокое и часть Позднего Возрождения. Микеланджело был прежде всего скульптором. Ранняя монументальная скульптура — статуя Давида — высотой более 5 метров изображает библейского героя — пастуха (а в будущем царя) Давида перед схваткой с великаном Голиафом. Давид предста—508 ет перед нами мужественным и уверенным в победе, его лицо — грозным. Эта статуя олицетворяла гуманистический идеал человека героического, полного мощи и величия; в то же время она являлась символом свободы; не случайно скульптура сразу же после завершения работы, в 1504 г. была установлена на центральной площади Флоренции (в это время восставшая Флоренция была исполнена решимости отстоять от врагов восстановленную республику).

26 месяцев Микеланджело по поручению папы в невероятно трудных условиях занимался росписью потолка Сикстинской капеллы Ватиканского дворца. Библейские сцены (сотворения мира, Адама и Евы, их грехопадение и пр.) на центральной части потолка весьма динамичны, насыщены бурным порывом и внутренним напряжением. Поистине титаническими являются пророки и сивиллы (предсказательницы) на боковых полосах потолка. Постепенно в творчестве Микеланджело усиливается трагическое звучание. Статуи «пленников» (или «рабов») олицетворяют мучительное и безнадежное стремление к свободе. Фигуры «Утра» и «Вечера», «Дня» и «Ночи», украшающие гробницы в капелле Медичи, безвольны, в них нет и следа целеустремленности ранних героев скульптора. Особенно остро чувствуется исчерпанность душевных и физических сил в «Ночи». О причинах нарастания трагизма в образах Микеланджело он са.м рассказывает в стихах,. написанных от имени Ночи: Отрадно спать, отрадней камнем быть. О, в этот век, преступный и постыдный, Не жить, не чувствовать — удел завидный... Прошу, молчи, не смей меня будить! Бессилие Италии, объекта борьбы между сильными соседними государствами, крушение свободолюбивых чаяний, а позднее — нарастание католической реакции, все более острое чувство полного духовного одиночества, осознание невозможности «превзойти природу» — границы человеческих возможностей — все это нашло свое отражение в произведениях последних десятилетий его жизни. Наиболее значительная из фресок — «Страшный суд» (на алтарной стене Сикстинской капеллы) изображает массу тел, как бы взметенных вихрем, приведенным в движение волей неумолимого разгневанного судьи — Христа.

В культуре Возрождения особое место заняла венецианская живопись, в которой важным художественным средством изображения стал цвет. В сохранившей свою свободу Венеции Возрождение кончилось позднее, чем в остальной Италии, в конце XVI в. Самым крупным мастером Высокого и Позднего Возрождения венецианской школы был Тициан (по-видимому, 1487—1576), в творчестве которого отразилась эволюция венецианской живописи XVI в. Тициану были чужды трагические противоречия Микеланджело. В «Данае», «Венере перед зеркалом» и других картинах воспевается красота окружающего мира, 509 обнаженного тела. Портреты работы Тициана отмечены чертами ясности и спокойствия, душевного и физического здоровья. Более поздние портреты отличаются глубоким психологизмом. В его картинах на религиозные темы, созданных в последние десятилетия жизни («Несение креста», «Святой Себастьян» и др.), Христос и святые изображены страдающими, но стойкими, мужественно переносящими мучения и не теряющими своего достоинства. Тициан не отрекся от ренессансного представления о человеке героического склада. В истории литературы конца XV—XVI в. особенно выделяется замечательный поэт Лодовико Ариосто (1474—1533). В его поэме «Неистовый Роланд» удивительно ярко передан самый дух эпохи Возрождения. В поэме причудливо переплетаются различные сюжетные линии. Главной из них является история любви Роланда (героя средневекового эпоса) к прекрасной принцессе Анджелике, которая спасается от него бегством, преследование Анджелики, безумие влюбленного, его чудесное исцеление и пр. В этой фантастической сказке фигурируют волшебники, феи, людоеды, чудовища, крылатые кони, мужественные герои, которые претерпевают необыкновенные приключения. В поэме отчетливо выражено ренессансное сознание. Мировосприятие Ариосто в целом светлое, радостное, он еще не ощущает драматической коллизии между гуманистическим идеалом и действительностью. Лишь изредка в рассказе прорываются трагические ноты, например, когда автор говорит об Италии, страдающей от войн и нищеты.


[3] там же, с. 249

[4] там же, с. 237

[5] там же, с. 250

[6] Зарубина Н.Н., Социально-культурные основы хозяйства и предпринимательства. – М.: ИЧП «Издательство Магистр», 1998, с. 75

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:54:21 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
22:26:04 28 ноября 2015

Работы, похожие на Сочинение: История средних веков
Отечественная история
МОСКОВСКИЙ ЭКОНОМИКО-ФИНАНСОВЫЙ ИНСТИТУТ Специальность: 061100 Менеджмент организации Конспект лекций Отечественная история Выполнил студент: Сенин ...
Сам Ярослав женился на дочери шведского короля Инигерде, дочь Анастасию выдал за венгерского короля, Елизавету - за норвежского принца/после его гибели она вышла замуж за датского ...
Оно было заметным с конца XVI в., особенно после заключения Брестской унии между католической и украинской православной церквами в 1596 г., которая значительно усилила позиции ...
Раздел: Рефераты по истории
Тип: учебное пособие Просмотров: 4012 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Культурология
1.2 Культура и цивилизация Понятия "культура" и "цивилизация" относятся к одним из самых многозначных, имеющих разнообразные толкования. Впервые слово ...
В XVI в. феодальная экономика сильно изменяется под действием товарного капиталистического производства, постепенно преобразуется и вытесняется им.
Короли действуют в союзе с собранием представителей сословий: во Франции - это Генеральные штаты, в Англии - Парламент, в Испании - Кортесы.
Раздел: Рефераты по культуре и искусству
Тип: учебное пособие Просмотров: 5649 Комментариев: 4 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 3.5 Оценка: неизвестно     Скачать
Франция в мировом сообществе цивилизаций
ЛЕКЦИЯ №1. ФРАНЦИЯ В МИРОВОМ СООБЩЕСТВЕ ЦИВИЛИЗАЦИЙ. Место Европы в мировом историческом процессе. Существует два подхода к определению места Европы в ...
После развода она вышла замуж за Генриха Анжуйского, что привело к возникновению огромной анжуйской династии (Англия и 60 % Франции).
Они обращаются за помощью к Франции, что послужило причиной франко-испанских войн в 1548 г. при Генрихе II, который терпит поражение и в 1559 г. Франция соглашается на мир.
Раздел: Рефераты по истории
Тип: учебное пособие Просмотров: 220 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
История государства и права зарубежных стран
1. Предмет, методология, периодизация истории государства и права зарубежных стран 2. Абсолютная монархия во Франции 3. Общая характеристика ...
Во время царствования Генриха III (1216-1272) происходит новое столкновение феодалов с королем, вызванное усилением налогового бремени и притеснениями церкви.
Противостояние оканчивается в пользу короля, но несмотря на эту победу королевская власть, взволнованная ростом крестьянских восстаний, вынуждена пойти на уступки и смириться с ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: шпаргалка Просмотров: 39848 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 3 человек Средний балл: 4.7 Оценка: неизвестно     Скачать
Тайные общества и ордена
Оглавление ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ТАЙНЫХ ОБЩЕСТВ И ОРДЕНОВ 1.1. Тайные общества языческой древности 1.2. Типология средневековых орденов и тайных ...
Король Вильгельм III вскоре вовлек Англию в чрезвычайно дорогостоящую войну с католической Францией, что сильно истощило Англию.
... принц Филипп (Великобритания); Хуан Карлос I, король Испании; Королева София Испанская, жена Хуана Карлоса I, короля Испании; Беатрикс (королева Нидерландов); Валери Жискар Д"Эстен ...
Раздел: Рефераты по истории
Тип: контрольная работа Просмотров: 2711 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 4.5 Оценка: неизвестно     Скачать
Франция
Географическое положение Французская республика-государство в Западной Европе. На западе и севере территория Франции омывается водами Атлантического ...
На западе и севере территория Франции омывается водами Атлантического океана и пролива Ла-Манш, на юге - Средиземным морем, поэтому морские границы Франции могут быть условно ...
В 1422 г. один за другим умирают короли Англии и Франции.
Обострение борьбы за колонии привело в 1756- 1763 гг. к Семилетней войне между Францией, Россией, Испанией, Саксонией, Швецией, Австрией с одной стороны, и Англией (в унии с ...
Раздел: Рефераты по географии
Тип: реферат Просмотров: 1278 Комментариев: 4 Похожие работы
Оценило: 3 человек Средний балл: 4.7 Оценка: неизвестно     Скачать
Курс лекций по культурологии
проект КУЛЬТУРОЛОГИЯ Методические рекомендации для самостоятельной работы ПРЕДИСЛОВИЕ Настоящие методические рекомендации адресованы студентам ...
Уже в конце XV в. успехи гуманистического движения отчетливо проявились в Нидерландах, Германии, Франции, Венгрии, в начале XVI в. - в Англии, Испании, Польше, скандинавских ...
Все чаще на вопрос, кто же они, люди называли свою государственную принадлежность: подданые короля Франции или Испании, граждане Голландской или Швейцарской республики.
Раздел: Рефераты по культурологии
Тип: реферат Просмотров: 10796 Комментариев: 13 Похожие работы
Оценило: 10 человек Средний балл: 2.7 Оценка: 3     Скачать
Билеты и ответы по туризму и экскурсиям
БИЛЕТ № 1 Школы научного управления: общая характеристика, значение для сферы сервиса и туризма. Порядок образования туристской фирмы. Туристский ...
Согласно международной корпорации "Ведущие отели мира" - больше всего "лучших" отелей находится в США - 40, В Италии - 30, Швейцарии - 23, Германии -21, Франции и Испании - по 15 ...
Особо интересны Версальский, рец, построенный для Людовика XIV; архитектурный ансамбль буйе - резиденция Президента Франции; Венсенский замок; замок i мьи Конде в Шантийи; собор ...
Раздел: Рефераты по туризму
Тип: реферат Просмотров: 11931 Комментариев: 21 Похожие работы
Оценило: 20 человек Средний балл: 4.2 Оценка: 4     Скачать
Лекции по истории экономических учений
ПРЕДМЕТ ИСТОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ 2 РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ В ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ОБЩЕСТВАХ 3 ПРЕДПОСЫЛКИ И ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ ...
XVI-XVII века стали эпохой перехода феодализма к капитализму, и были насыщены всевозможными противоречивыми чертами: сохранение феодальных поместий с их барщинами и оброками ...
Уже политика Генриха IV носила меркантилистский характер и привела к широкому покровительству внешней торговли, заключению торговых договоров с Англией, Генуей, Испанией, запрету ...
Раздел: Рефераты по истории
Тип: реферат Просмотров: 5594 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 7 человек Средний балл: 5 Оценка: 5     Скачать

Все работы, похожие на Сочинение: История средних веков (11034)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150051)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru