Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Городской строй Византии

Название: Городской строй Византии
Раздел: Рефераты по истории
Тип: реферат Добавлен 15:35:46 15 марта 2008 Похожие работы
Просмотров: 314 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

ВВЕДЕНИЕ

Исследователи средневековых городов отмечают, что в средневековой Европе было 2 региона, где города имели специфические характеристики, отличительные признаки – Византия и Русь. История Византии занимает особое место в истории средних веков, поскольку это общество существовало на стыке Запада и Востока. Византийское средневековое общество имеет тысячелетнюю историю (государство просуществовало до середины XV века). Среди историков не было и нет единой точки зрения о политическом, экономическом, социальном и культурном развитии Византии. Византинисты довольно много имеют источников для изучения этой своеобразной страны. По-прежнему продолжаются споры по разным вопросам истории Византии. Свои взгляды византинисты высказывают не только через монографии, научные статьи, но и через специализированные издания («Византийский временник»).

Одной из своеобразных черт Византии являлись ее города. Многие историки-византинисты именно в них видят основу (или разгадку) особенностей исторического развития Византии. Тема изучения городского строя Византии довольно актуальна. Город – это не только центр жизни, это еще и показатель уровня развития государства, это средоточие политических и экономических интересов, это место, где встречаются представители всех социальных слоев. А средневековый город был показателем развития не только ремесла и торговли, но и аграрных отношений, церкви, культуры и т.д. Об актуальности изучения городского строя Византии говорит огромное количество исторических исследований по этой теме, которые активно продолжаются и сейчас. В зарубежной и отечественной историографии довольно много примеров, подтверждающих интерес историков к данной теме. Свои труды посвящали этому вопросу П.Каллигас, У.Эбернер, И.И.Соколов, Н.В.Пигулевская, М.В.Левченко, Е.Э.Липшиц, Б.Т.Горянов, М.Я.Сюзюмов, З.В.Удальцова, К.А.Осипова, Г.Г.Литаврин, М.М.Фрейденберг, А.П.Каждан, Г.Л.Курбатов и другие.

Говоря о социально-экономическом развитии Византии в VII – XI вв., Левченко М.В. подчеркивал, что своеобразие экономической структуры страны – в сочетании «промышленных городских центров» с неразвитыми земледельческими областями.

Е.Э.Липшиц исследовала на основе исторических источников VIII – IX вв. проблемы феодальной деревни и города в Византии. В 1953 году она выступила со статьей, посвященной византийским городам этого времени. Подчеркивая наличие торговых связей Византии с соседними странами и существование городов, живших «интенсивной жизнью», Липшиц тем не менее признавала средневековую природу византийского города, где ремесло было еще тесно связано с сельским хозяйством.

Особенности экономического строя Византийской империи Горянов Б.Т. видел в сохранении крупных городских центров с развитыми ремесленным, а затем и мануфактурным производством и развитой торговлей.

Сюзюмов М.Д. в городах Византии искал разгадку особенностей ее исторического развития. Своеобразие Византии он видел в наличии мощного города. Наряду с городами-эмпориями, унаследованными от античности, Сюзюмов признавал наличие и других византийских торгово-ремесленных центров, подъём которых приходился на XI-XII века и был определен «внутренним развитием феодальной экономики провинции»[1] .

В исследованиях Г.Г.Литаврина акцент делается на общественных и социальных институтах Византии в IX – XI вв. Довольно популярна его книга «Как жили византийцы», в которой он «склонен больше интересоваться вопросом не о том, почему империя погибла, а о том, где она черпала силы, чтобы в течение тысячелетия противостоять обстоятельствам, находясь почти непрерывно в экстремальных условиях»[2] .

Цель настоящей работы – ответить на вопрос о своеобразии византийского города, чем он отличался от других средневековых западноевропейских городов. Исходя из этого, задачи работы таковы: показать сущность и особенности экономического, социального, политического развития византийского города на разных этапах истории Византии (с IV – по XV вв.). Исследование будет включать в себя рассмотрение трех основных вопросов:

1. Развитие хозяйства в византийских городах (будут рассмотрены основные тенденции экономического развития городов Византии, тип собственности, основные отрасли хозяйства и т.д.);

2. Социальное развитие византийских городов (социальный состав жителей крупных и средних городов, взаимоотношения между различными социальными слоями общества в городе);

3. Причины упадка византийских городов (почему городские центры Византии стали замедлять социально-экономическое развитие страны, в чем особенности поздневизантийских городов, почему византийский город перестал быть центром развития общества и государства и т.д.);

Географические рамки исследования включают как крупные городские центры (например, Константинополь), так и окраины Византии, пограничные территории, крупные и мелкие города.

Для ответа на вопросы моей работы привлечены работы П.А.Каждана, Г.Л.Курбатова, Г.Г.Литаврина, Удальцовой З.В. и некоторые другие, а также научные статьи из «Византийского временника» и сборника статей «Византия и славяне».

Развитие хозяйства в византийских городах

Экономическое развитие византийских городов прошло довольно сложный, своеобразный путь – от крупных хозяйственных центров, подобных античным полисам, до пришедших в упадок и утерявших былое экономическое значение. Ремесло, торговля, землевладение на протяжении истории Византии претерпевали существенные изменения. Причиной этому были не только особенности экономического, но и политического и социального развития.

Рассмотрим основные тенденции экономического развития городов Византии.

Как пишет Г.Л. Курбатов, « ранневизантийский город еще во многом продолжал оставаться античным полисом, городом, но городом, основанным на земельной собственности и земледелии, городской общиной сограждан-землевладельцев и рабовладельцев, как и западно-римский».[3] В целом, на территории ранней Византии насчитывают до 1200 городских общин, территории которых занимали значительную, если не большую ее часть. Внегородских комплексов – территорий общин было мало. Большая часть районов, где были обширные, не приписанные городам земли, принадлежала государству, императорской власти. Ранневизантийский город эксплуатировал сельское население, при этом не только владения его граждан, но и территории приписанных к нему земель общин. Податная, управляемая городской общиной сельская округа города фактически не включала земли крупных и привилегированных собственников. Все это было важным дополнительным фактором для поддержания благополучия города в массе подвластного ему свободного сельского населения.

Византийский город IV – VII вв. – это позднеантичный город-полис, центр обитания местных землевладельцев, центр товарного производства и обмена для города и округи. Город был окружен мощным кольцом пригородных владений горожан – виллами, участками, обеспечивавшими потребности горожан.

Кроме того, деревня оставалась связанной с городом, а рост государственных податей и платежей колонов господину стимулировал их связи с городским рынком.

Главной производственной организацией были небольшие ремесленные мастерские (эргастерии), нередко совмещенные с лавками, где хозяева продавали изделия, изготовленные ими самими, своими собственными инструментами, с помощью двух-трех наемных работников или рабов. Часто само помещение под мастерскую ремесленник арендовал у домовладельца. Помимо эргастериев свободных ремесленников имелись мастерские, принадлежавшие казне, церкви, светской знати. В них трудились и наемные работники, и рабы, нередко получавшие мастерскую от господина в качестве пекулия (пекулий – это часть имущества, которую глава семейства мог передать сыновьям или рабам без того, чтобы они были юридически его владельцами). Особенно много было рабов в императорских мастерских, монополизировавших производство предметов роскоши (например, к середине VI века среди них видное место занимали шелковые ткани), дворцового реквизита, дорогого оружия и воинского снаряжения, чеканку монеты. Запросы привыкшей к роскоши элиты стимулировали производство высококачественных товаров, внешнюю и внутреннюю торговлю. Византийский золотой солид стал на многие века подлинной международной валютой средневековья.

В позднеримской империи ремесленники были насильственно, в фискальных целях, объединены по роду занятий в коллегии, к которым были прикреплены, отвечая своим имуществом за уплату налогов и выполнение повинностей всеми членами объединения. Дети членов коллегии наследовали занятия и статус родителей. С середины VI века, в связи с упадком центральной власти и самих византийских городов, коллегии постепенно теряли свое значение. Стали складываться профессиональные ремесленные и торговые объединения на добровольной основе.

Более имущую часть торгово-ремесленного населения составляли ремесленники по металлу (кузнецы, медники, литейщики) и ремесленники, производившие дорогие изделия, предметы роскоши. К богатой верхушке принадлежали также владельцы пекарен, выпекавшие и продававшие хлеб, содержатели постоялых дворов и харчевен, более крупные местные торговцы, золотых и серебряных дел мастера, выступавшие также в качестве менял и ростовщиков. К состоятельной, во всяком случае, привилегированной верхушке плебейского населения можно также отнести строителей-подрядчиков и представителей интеллигентных профессий – врачей, учителей, адвокатов, риторов. Богатую верхушку города составляли купцы, особенно связанные с внутренней межпровинциальной и внешней торговлей, судовладельцы. Значительную часть городского плебейского населения составляла беднота, наемные работники – мистии, поденщики. К бедноте относились сапожники, плотники, льноткачи, портные – представители самых массовых профессий.

Одним из прибыльных занятий была торговля шелком. Об этом свидетельствует Прокопий Кессарийский в своих «Тайной истории», «О войне с персами», «О войне с готами».

«…С тех пор, как Юстиниан принял царство, учреждены были таможенные ведомства … и назначены два архонта с целью взимания пошлин … Для Константинополя он придумал следующее. Он же всем судам, прибывавшим в Константинополь, не позволял разгружаться в гавани, но или принуждал корабельщиков платить пеню за свои корабли, или везти товары в Африку или Италию… Те, для которых торговое дело было единственным средством к жизни, принуждены были вносить за свои товары тройную пошлину… Большинство предметов было обращено в царскую монополию. Во главе шелкового производства и торговли шелковыми изделиями в империи стоял начальник царской казны … он требовал, чтобы мастера готовили этот товар исключительно для него, и не тайно, но открыто, на базаре, унцию шелка … оценивать в 6 номисм … этим путем он доставил в царскую казну большие средства…»[4] («Тайная история», гл.25). В произведении «О войне с персами» (кн.I, гл.20) Прокопий Кессарийский рассказывает о ввозе шелка в империю, а в произведении «О войне с готами» (кн.IV, гл.17) – о ввозе шелкопряда в Византию («… и от них в дальнейшем пошел шелк-сырец в Ромейской земле»).[5]

Характерной чертой среднего аграрного ранневизантийского города в IV – V веках было то, что он не переживал подъема или оживления. Муниципальная организация, от которой зависело благополучие города, беднела, а расходы куриалов на муниципальные нужды сокращались. Уменьшение спроса округи ослабляло городское ремесло. Поэтому «город постепенно аграризировался. Как писал Ливаний, уже в IV веке многие мелкие города становились «похожими на деревни». По словам Феодорита Киррского, в V веке они лишались «последних остатков былого процветания». Однако в ранней Византии упадок мелких полисов как городов проходил медленнее»[6] . Г.Л. Курбатов пишет, что «вся совокупность конкретных данных о развитии мелких городских центров, мелких полисов свидетельствует о том, что в IV – VII вв. там, где они не приобретали особого военного или религиозного значения, они постепенно приходили в упадок, исчезали, что этот упадок был, может быть, медленным, но непрерывным и достиг своего апогея в VII веке… в условиях падения торгово-ремесленного значения городов, переселения более богатого землевладельческого и торгово-ремесленного населения в крупные города, а части мелких ремесленников и городских землевладельцев в деревню происходит сокращение населения и аграризация мелких полисов».[7]

Рассматривая развитие крупных византийских городов, Г.Л. Курбатов отмечает, что одним из существенных недостатков в изучении их является то, что значение и эволюция городов рассматривались преимущественно с точки зрения их участия в общем внутриимперском и международном обмене. А их органическая связь с эволюцией экономической жизни, экономическими отношениями взаимосвязанной с ними области, более мелких городов в силу разных и прежде всего объективных обстоятельств – недостаточности местного материала – отодвигалась на второй план.

Для IV – V вв. бесспорен рост крупных городских центров Византии, но по мере изучения судеб массы мелких городов становится все более очевидным, что он связан не столько с их подъемом и оживлением, сколько с постепенно усиливающимся упадком, являлся в известной мере его следствием и результатом. Все это заставляет обратить внимание на взаимосвязь процессов развития крупных городов с эволюцией их отношений с экономической периферией, ее состоянием. Во второй половине IV века заметно возрастает число законов, направленных против использования правителями средств малых городов на нужды крупных.

Для IV – V вв. «мы можем говорить о наличии целого ряда причин, стимулировавших рост крупных городов не на базе общего подъема товарного производства и мелких городов империи, а его концентрации в крупных центрах при постепенном ослаблении, свертывании товарного производства и товарно-денежных отношений в более мелких периферийных городах».[8]

Рост значения ростовщиков, ростовщического капитала в экономической жизни города был показателем обеднения населения и неустойчивости положения торгово-купеческих кругов, значительной части городских землевладельцев. Но с конца VI – начала VII в. их влияние в крупных городах идет на убыль.

Нельзя недооценивать резко возрастающей в VI веке роли церкви в экономической жизни крупных городов, развития товарного церковно-монастырского производства. В VII веке церковь с ее огромными богатствами бесспорно становится главным кредитором и заимодавцем.

О том, что в Византии было достаточно много епископских земель, и о большой светской роли епископов свидетельствует «Сирийская хроника Захарии Митилинского» в кн.7, гл.6. Еще в VI веке произошло строительство важной в стратегическом отношении крепости, находившейся близ персидской границы. Перед началом строительства император Анастасий «послал к Фоме, епископу Амида, который отправил механика, изготовил план, с которым этот благочестивый Фома направил его к императору».[9] «Император дал епископу Фоме золота, стоимость селения, принадлежавшего церкви, и купил его для казны. Всех присельников, бывших в нем, он освободил и утвердил каждому его землю и его двор. На постройку церкви в городе он дал известное количество кентенариев золота и обещал клятвенно, что все, что потратит епископ, он отдаст щедрой рукой, без спора …»[10] При строительстве крепости епископ часто присутствовал. Все считали его «благосклонным, спокойным, ласковым, равно доверяющим императору и обещанному им ему»

Важной причиной возрастания значения крупных городов было то, что они в течение IV века стали церковными центрами, столицами митрополий.

Таким образом, в течение IV- VII веков в Византии происходили постепенный упадок и исчезновение массы мелких городских центров, античных полисов, вызванные разложением рабовладельческих отношений. Изучение внутреннего развития мелких полисов показывает, что большинство из них к VII веку исчезло, утратило или утрачивало городское значение, превратилось или превращалось в крепости и епархиальные центры. Вопрос о том, в какой мере последние можно по их социально-экономическому характеру считать городами, является в высшей степени спорным. Их упадок как центров местного производства был несомненно связан с разложением рабовладельческих отношений и падением значения античного полиса как основной социально-политической ячейки рабовладельческого общества. Византия переходила в конце VI – VII вв. на путь раннефеодального развития. Нет достаточных оснований говорить и о подъеме крупных городских центров: исследователи подчеркивают временный характер этого процесса, со второй половины – конца V века начинается упадок крупных византийских центров, вызванный общей эволюцией характера их экономики, угасанием мелких городов, сокращением спроса на городские изделия в сельской округе.

В период VII – середины IX вв. историки на основе археологических материалов делают вывод о том, что, по сравнению с ранней Византией, город «отодвинулся» от моря. Исчезли прежние богатые кварталы, в которых жили состоятельные городские землевладельцы, торгово-купеческая верхушка. При сохранении достаточно интенсивной городской жизни город оказался чрезвычайно ослабленным, утратил свое прежнее значение слой богатых городских землевладельцев и купцов.

Движение византийских городов от побережья «вглубь» было связано не только с военной ситуацией, но и с внутренними процессами, аграризацией Византии, падением значения внутриимперского обмена. Города могли в большей степени сохраниться в связи с сельской округой как центры местного обмена. Поэтому в Византии этого времени начинают выдвигаться города, бывшие преимущественно торговыми, а не производящими центрами. В связи с резким сокращением объема внутриимперской торговли в Византии VII – VIII вв. крупные суда уже не используются в перевозках. На смену им приходят малые. Так же, как и многочисленная ранневизантийская городская знать, утратил свое значение тот прежде мощный слой «имперского купечества», богатых судовладельцев, купцов и ростовщиков, которые предшествующие столетия играли большую роль во внутриимперской и международной торговле. Относящийся к VII веку «Морской закон» свидетельствует о том, что иногда называют «демократизацией» торговли – о развитии «складничества», осуществлении торговых операций на паях, показывающих, что торговля в то время оказывается в руках недостаточно богатых людей. С общим сокращением обмена многие небольшие прибрежные города превращаются просто в портовые местечки аграрного типа, ставшие характерными для раннесредневековой Византии. Часть из них затем снова возродилась к активной городской, торговой жизни. Другие так и остались преобладающе аграрными поселениями, центрами рыболовства и местного обмена. Часть городов трансформировалась в крепости, иногда служившие одновременно и центрами управления, вокруг которых позже нередко начинал вновь формироваться город.

События VII века в целом подняли значение столицы империи – Константинополя. Он стал уникальным в империи центром производства предметов роскоши, вооружения, стал главным центром судостроения и основной военно-морской базой. Константинополь представлялся византийцам того времени своего рода единственным городом в стране. Поэтому его все чаще называли просто «городом». Но было бы ошибочно думать, что Константинополь в VII – VIII вв. не пережил упадка (об этом свидетельствуют сокращение строительства и выселение за пределы города мелкого торгово-ремесленного люда).

Таким образом, в рассматриваемый период византийский городской строй переживал прекращение рабовладельческих отношений и зарождение раннефеодальных порядков. А уже с середины IX века большинство исследователей отмечает подъем городов.

И по числу городов, и по размерам их населения Византия в X веке безусловно занимала едва ли не первое место в Европе. Город того времени был селением преимущественно аграрного, крестьянского населения, может быть в большей степени приобщившегося к ремесленно-торговой деятельности, но не порвавшего со своими крестьянскими домами.

В рассматриваемое время уже не сохранилась в значительной степени традиционная городская община. Это не была регенерация аграризировавшего старого города, а это было возникновение на его развалинах, а часто по соседству с ними нового города. Он был разбросанным, представлял возможность обработки земли, в нем не было бань, общегородских систем водоснабжения и канализации.

Такой характер раннесредневекового византийского городского строя исследователи объясняют тем, что в Византии было развитым и устойчивым деревенское ремесло, что в условиях IX – X вв. не стимулировало быстрое конституирование города как исключительно ремесленно-торгового центра. Город был прежде всего центром локального обмена и лишь отчасти производства. Обмен между городом и округой осуществлялся в основном на ярмарках. Внутригородская торговля и обмен ведутся не на торговой площади, рынке внутри города, а дома, непосредственно между продавцом и покупателем. На ярмарках византийские купцы скупали изделия как сельских, так и городских ремесленников, увеличение спроса стимулировало городское ремесло.

Важнейшим организатором и регулятором развития товарно-денежных отношений был не город, а государство. Константинополь занял монопольное производственное значение, что тормозило оживление и подъем ремесла в провинциях и провинциальных городах. Медленное развитие провинциального ремесла подтолкнуло власть к поощрению кинонии – мелких временных объединений (новеллы императора Льва VI – начало X вв.) Византийская государственность регулировала и норму прибыли: ограничивала спекуляции, контролировала цены, создала систему поимущественно-подоходного обложения с известными уравнительными тенденциями.

Городское население обязано было нести некоторые повинности, сочетавшие элементы общегосударственных и городских: осуществлять надзор за системами водоснабжения и орошения, ремонтировать общественные здания, доставлять грузы. Город представлял собой особый податный округ.

Исследователи имеют возможность лучше изучить город Константинополь, поскольку существует знаменитая «Книга Эпарха» - сборник постановлений, которые были установлены эпархом (градоначальником) в виде правил для 22 корпораций столицы (начало X века) В «Книге Эпарха» представлены: 1) табулярии (нотариусы); 2) серебреники, или ювелиры; 3) банкиры, или менялы; 4) торговцы шелковыми одеждами; 5) торговцы сирийскими шелковыми одеждами; 6) торговцы шелком-сырцом; 7) обрабатывающие шелк-сырец; 8) производящие пурпуровые ткани; 9) торговцы полотном; 10) торговцы благовониями; 11) торговцы воском и свечами; 12) торговцы мылом; 13) мелочные торговцы; 14) кожевники, выделывающие ремни; 15) мясники; 16) свиноторговцы; 17) рыботорговцы; 18) хлебопеки; 19)трактирщики; 20) подрядчики.

Ремеслом можно было заниматься и вне корпорации, но такой ремесленник или торговец при получении заказов и продаже изделий и товаров не имел тех льгот, которые были официально предоставлены членам корпорации. Закон защищал их от конкуренции внекорпоративного ремесла. Наибольшие льготы имели корпорации торговцев. Состоятельные члены корпораций использовали труд мистиев (наемных работников) и рабов. Взамен первоочередного права на получение заказов и продажу своих изделий корпорации были опутаны целой сетью обязательств и ограничений, решительно отличавших их от возникших позднее на Западе средневековых городских цехов. Члены корпорации не имели права сами избирать главу корпорации – его назначал эпарх. Глава отвечал за уплату налогов и пошлин всех членов объединения и за соблюдение ими не только профессиональных правил, но и принятых норм морали. Члены корпорации под угрозой исключения должны были доносить на своих коллег о любом «слове и деле» против законной власти. Их профессиональная деятельность подвергалась придирчивому контролю со стороны городских чиновников (предписывались объемы производства, запасы сырья, место и время торговли, сроки и число найма мистиев). Была установлена и норма прибыли членов корпорации. Они платили налоги с городской недвижимости (мастерских-лавок), если ее имели, а не брали в аренду, а также пошлину как при закупке сырья и иных товаров, так и при продаже своих.

Чтобы продемонстрировать, как «Книга эпарха» устанавливала строгие правила, рассмотрим устав «О табуляриях (нотариусах)». «Табулярий не может быть избран без обсуждения и решения примикирия и других членов коллегии табуляриев. Необходимо, чтобы он знал в совершенстве законы, чтобы он не был болтлив, дерзок, развратен, чтобы его характер внушал уважение, чтобы его суждения были здравы, чтобы он был умен и образован, умел хорошо говорить, умел вполне правильно писать, т.к. ошибки – погрешности, искажающие написание или пунктуацию текста, легко могут извратить его смысл… Подлежащий избранию должен хорошо знать 40 титулов прохирона, а также 60 книг Василик, а кроме того объем курса свободных искусств … Должно производить назначение следующим образом: после представления свидетельства о благонадежности и экзамена он явится к славнейшему эпарху города с членами корпорации нотариуса и примикирием … После принесения присяги занимающий должность эпарха утверждает в канцелярии свой выбор кандидата, который с этого времени включается в корпорацию и причисляется к табуляриям … Табулярий, вызванный по необходимому делу примикирием раз и два и не явившийся в течение трех раз, уплатит в первый раз 2 кератия, во второй – 4, в третий – 6. Если же делает это по заносчивости и презрению, то эпарх должен подвергнуть его телесному наказанию. Если для составления какого-нибудь акта приглашают сначала одного табулярия, а потом другого, они должны работать вместе и разделить между собою гонорар поровну».[11]

Корпорации находились в прямом ведении и подчинении «градоначальника» - эпарха Константинополя. Они возглавлялись либо назначавшимся эпархом, либо утверждавшимися им и ответственными перед ним старшинами. Причинами их государственной организации считают необходимость обеспечения контроля над снабжением населения столицы, организации сбора пошлин с наиболее доходных профессий и обеспечения выполнения ими повинностей и общий государственный контроль за их ремесленно-торговой деятельностью. Корпорации в Византии появились значительно раньше западно-европейских цехов в условиях централизованной византийской государственности, и в их организации можно видеть поиск новых форм организации торгово-ремесленной деятельности.

В рассматриваемый период ремесленное производство и торговля в империи процветали, подъем начался в столице с середины IX века, а со второй половины XI века – и в провинциальных городах. Шелк, художественные изделия из стекла, металла, слоновой кости, дорогая посуда, льняные ткани из Византии снова обрели мировую славу. Возобновились широкие внешнеторговые связи.

З.В. Удальцова и К.А. Осипова считают, что «византийский город времени «Книги Эпарха» был во многом уже новым феодальным городом, хотя и сохранял античные традиции»[12] Они считают, что причины своеобразного исторического пути византийского города таились в общественных отношениях, длительное время существовавших в Византии. То наследие, которое Византия получила от Поздней Римской империи и которое не было полностью разрушено в бурях VII века, как это ни парадоксально, сперва было мощным стимулом расцвета городов и помогало в раннее средневековье сохранению их экономического превосходства над городами Западной Европы. Государственная регламентация при наличии сильной централизованной власти до известного времени помогала расцвету городского ремесла и торговли. Коренной перелом в поступательном экономическом развитии Византии произошел в XII веке. Именно с XII века пути экономического развития городов Византии и Западной Европы окончательно разошлись. В Византии расцвет городов оказался недолговечным и не повлек за собой коренной ломки феодальной экономики страны.

О силе государственного регулирования в средневековом византийском городе пишет и А.Сванидзе: «С X – XI вв. господствующей силой в городах стали феодальные землевладельцы, в том числе все те же монастыри и церкви, хотя частно-сеньориальный режим здесь не сложился: города подчинялись императору. Высшие чиновники императора вместе с крупнейшими купцами заправляли городской жизнью, особенно в столице. Эти же группы занимали значительное место в составе господствующего класса страны. И византийские города так и не узнали вкуса свободы – в городах сохранялся рабский труд, прежде всего в императорских мастерских, которые превалировали в городском ремесле. И хотя византийский город остался в истории как яркий феномен средневековой культуры, он, как и все общество Византии, очень медленно усваивал новые формы, а его развитие подавлялось императорской властью и государственным регулированием».[13]

Таким образом, в IX – X вв. начался подъем ремесла и торговли, расширились торговые связи. В регулировании городского хозяйства большую роль играло государство. Ярким подтверждением этого была «Книга Эпарха». Была изменена система налогообложения, которая уравнивала доходы ремесленников и торговцев. В социальном развитии особенно значимых моментов не проявилось, продолжали формироваться сословия феодального общества. В качестве примера довольно высокого уровня развития городов можно привести Константинополь. В «Путевых записках Вениамина из Туделы» (посетившего Константинополь в декабре 1171 г.) говорится: «Сюда приходят купцы из земли Вавилонской, из Месопотамии, Персии, Мидии, всех царств земли Египетской, из земли Ханаанской (Палестины), Руссии, Венгрии, земли печенегов, Хазарии, Ломбардии и Испании. В него стекаются для торговли со всех стран, морем и сухим путем, это Шумный город; нет подобного ему ни в одной стране, за исключением Багдада…»[14]

Однако уже к концу XII века наблюдаются некоторые признаки грядущего упадка в провинциальных городах, а особенно ярко – в столице. Мелочная опека властей, система ограничений, высокие налоги и пошлины, консервативные принципы управления душили корпорацию.

Если коротко охарактеризовать эволюцию городского строя Византии, то можно сказать следующее. В IV – VII вв. восточноримские города не пережили упадка, как это было на Западе. Большинство городов были достаточно развиты. В V – VI вв. город оставался еще полисом – общиной, владевшей сельской округой. В позднеримской империи ремесленники насильственно объединялись в коллегии. А главной производственной организацией в городе была небольшая ремесленная мастерская – эргастерий.

В ранний период Византия изобиловала крупными городскими центрами. Она обгоняла Запад по уровню развития ремесла и торговли.

В VII – VIII вв. в Византии еще сохранялись крупные городские центры, унаследованные от античной эпохи, но также росли и новые средневековые города. Они возникали или на месте разрушенных и захиревших античных городов, или на вновь освоенных территориях. Новшества были в том, что административной единицей города становится приход, группирующийся вокруг церкви.

Византийский город времени «Книги Эпарха» был во многом уже новым феодальным городом, хотя и сохранял античные традиции. Появляются правила для корпораций – профессиональных объединений нового типа. По сравнению с западноевропейскими городскими цехами, византийские корпорации были опутаны сетью обязательств и ограничений. Ремесло и торговля процветали. Подъем начался с середины IX в. в Константинополе, а со второй половины XI века в провинциальных городах.

В XI – XII вв. попытки торгово-ремесленной верхушки добиться более благоприятных условий для своей профессиональной деятельности по-прежнему сурово пресекались. Очень высока была степень государственной регламентации. Горожанам приходилось вести тяжелую борьбу с магнатами (крупными вотчинниками) и с государством.

Но византийский город XII – XV вв. начинает приходить в состояние упадка. Ремесло и торговля замедляют свое развитие. Хозяйственный прогресс был невозможен по ряду причин.

Социальное развитие византийских городов

Изучение социального развития – довольно важная проблема. Зная основные тенденции социального развития (социальный состав общества, взаимоотношения между социальными слоями и т.д.), можно найти объяснение многим экономическим, политическим и другим процессам.

Рассмотрим социальный состав населения ранневизантийского города. Мелкие города насчитывали 1 – 5 тысяч жителей, средние – до 10 тысяч, а крупный – до 30 тысяч. В ранневизантийском городе жила не только основная масса рабовладельцев, но и значительная часть рабов (рабский труд использовался в ремесле, на черновых, муниципальных работах). Большинство имперской знати, чиновничество, крупные землевладельцы, богатые торговцы и судовладельцы жили в городах, но основную массу горожан составляли ремесленники, мелкие торговцы, наемные работники, а также рабы, большинство из которых сосредоточивалось в крупных городах.

Социальную структуру города можно характеризовать по источникам, в частности, по кодексу Юстиниана. Можно говорить об обслуживании императорских ткацких мастерских рабами: «Тот, о ком станет известно, что он предоставляет убежище беглым из числа занятых в гинекеях…,подлежит штрафу в 5 фунтов золота»[15] . Происходило клеймение рабочих с целью предупреждения их бегства из мастерских: «Необходимо поставить стигматы, т.е. государственные буквы, на руках работников, наподобие (тех, что ставят) рекрутам, чтобы таким образом их можно было опознать, если они будут скрываться. Имеющие их (таковые знаки), или их дети, без сомнения должны быть возвращены мастерской, хотя бы они путем какого-нибудь обмана уклонились и перешли, приняв присягу (к другому занятию)[16] . Происходило и прикрепление работающих к своему рабочему месту: «Монетариям (чеканящим монеты) следует всегда оставаться в своем положении, они не могут быть освобождены ни от своего звания, ни от сопутствующих ему привилегий»[17]

Происходило некоторое облегчение налогового бремени для ремесленников. В мае 498 года эдиктом Анастасия была уничтожена подать, уплачиваемая городским населением – хрисартир. Об этом свидетельствует «Сирийская хроника Иешу Стилита»: «В этот же год (497/8 г. н.э.) вышло повеление Анастасия отменить (подать) золотом, которую давали ремесленники раз в четыре года, и они были освобождены от подати. И не только в Эдессу пришел этот приказ, но и во все города, подвластные ромеям. Давали же эдесситы раз в четыре года 140 литр золота. И радовался весь город…»[18] Мелкие земельные собственники, ремесленники и торговцы – производительное и социально более самостоятельное население – были в ранневизантийском городе значительной прослойкой, по сравнению с рядовыми городскими общинами запада. Это же можно сказать и о средних городских землевладельцах – куриалах, что объясняется сложными функциями управления ранневизантийскими городом и округой.

О том, каковы были ремесленные объединения, ремесленные мастерские, каков был их состав – говорилось в первой главе работы, когда давалась характеристика эргастериев и других объединений.

В IV – V вв., когда начинается рост крупных городских центров и одновременное свертывание товарно-денежных отношений в мелких периферийных городах, увеличивается роль ростовщиков и ростовщического капитала. Это говорит об объединении населения и неустойчивости положения торгово-купеческих кругов, значительной части городских землевладельцев. Но с конца VI – начала VII века их влияние в крупных городах идет на убыль.

В VII веке в империи исчезает массовое рабовладение, и рабство утрачивает свое прежнее значение в жизни общества и города. Основную массу плебейского населения города стали составлять мелкие свободные труженики. При этом положение массы товарно-ремесленного населения ухудшалось.

Одним из важнейших процессов эволюции социальной структуры городского населения было ускорившееся в IV – VI вв. разложение сословия куриалов. Одни беднеют и по своему имущественному положению и отчасти социальному характеру сближаются с плебейской верхушкой, а другие – с сенаторским сословием.

В управлении городами в этот период стали играть роль органы самоуправления. Во главе органов власти – курий – стояли представители местной власти. Но постепенно шел процесс разорения куриалов, они теряли свои полисные земли, переходившие в руки представителей центральной власти, духовенства, сельских общин.

Если сравнить Византию с западноевропейскими странами, то византийский город VI – VII вв. нельзя назвать раннесредневековым, точнее было бы назвать его угасающим позднеантичным городом. В отличие от Западной Европы, Византия сохранила эти города в силу ряда условий: компактная масса прежнего населения, остатки старых отношений, потребность варваров-завоевателей в ремесленном производстве и торгово-ремесленном населении. Внешним фактором более длительного сохранения городов Византии было пополнение городского населения на оставшихся под ее властью территориях за счет притока горожан-греков из захваченных варварами областей.

Таким образом, социальная структура ранневизантийского города во многом сохраняла черты позднеримских городов (наличие лиц сенаторского сословия, рабов и т.д.). Но уже в период IV – VI веков происходят изменения. Основную массу горожан стали составлять ремесленники и наемные работники. Рабство утрачивает прежний массовый характер, но сохраняет значение за счет захваченных у варварских народов.

К VII – середине IX вв., как уже говорилось, по сравнению с ранней Византией, город отодвинулся от моря. И это приводит к аграризации страны, падению значения внутригосударственного обмена и торговли (сохранила значение местная торговля). Исчезают прежние богатые кварталы с состоятельными землевладельцами, торгово-купеческой верхушкой. Утратил былое значение слой богатых городских землевладельцев и купцов. Появившиеся торговые операции «на паях» показывают, что торговля переходит в руки недостаточно богатых людей. В крупных городах, которые в VII – VIII вв. не переживали существенного упадка, например, в Константинополе, часть мелкого торгово-ремесленного люда выселялась за пределы города.

В VII – VIII веках в социальной структуре империи произошли коренные изменения. Потеряло окончательно свое значение рабство; колона в деревне сменил свободный крестьянин-общинник, собственник своей земли. Ушла в прошлое некогда мощная, а до IV века составлявшая широкую основу господствующего класса античного общества прослойка средних городских землевладельцев, куриалов. Во многом утратила свое прежнее значение и многочисленная ранневизантийская гражданская знать, сенаторское сословие.

Реальные сдвиги в социальных отношениях, социальной структуре общества приводили к сокращению и перестройке государственного аппарата. Утратила свое положение многочисленная ранневизантийская бюрократия, исчезли многие посты в управлении, которые поддерживали высокое положение старой имперской аристократии. Уже с конца VI века среди верхушки городов все реже упоминаются лица сенаторского достоинства, чиновники в отставке, вообще городская знать как таковая – наследственная и родовитая.

С перестройкой имущественных и социальных отношений в VII веке произошли кардинальные изменения в системе управления империей. Ушла в прошлое система, основанная на разделении управления гражданского и военного, деления территории империи на множество мелких провинций. Само существование последних было обусловлено сложностью управления системой многочисленных городов и независимых от них внегородских владений, территорий общин, многообразием жизни и деятельности общества того времени, прав и обязанностей различных категорий и групп населения. С упадком городов, ремесла и торговли, муниципальной жизни, аграризацией, утверждением господства в деревне мелкого общинного свободного крестьянства задачи управления значительно упростились. В корне изменилась система налогообложения. Вместо прежней системы многочисленных косвенных и чрезвычайных поборов и повинностей крестьянство в VII веке платило одну подать – значительно меньшую, чем сумма ранневизантийских. Все это вело к сокращению массы мелких чиновников, учетчиков, сборщиков, в конечном счете, к коренной перестройке всей системы провинциального управления. Упадок городов и ремесленно-торговой деятельности нашел свое выражение в исчезновении позднеантичной системы принудительных торгово-ремесленных корпораций. Ремесло стало свободным. С упадком городов и ухудшением положения ремесленно-торгового населения государство оказалось вынужденным резко сократить поборы и пошлины. В Византии VII – IX вв. в массовых производствах, торговой деятельности упрочиваются кинонии – добровольные временные объединения отдельных лиц – сообщества на основе индивидуальных договоров, временных соглашений в целях достижения общей выгоды. Распространение объединений типа кинонии отражает факт глубокого упадка города, а также степень объединения его торгово-ремесленного населения. Кинонии обычно были сообществами двух-трех лиц, объединявших свои капиталы, труд, имущества. Это была форма объединений, позволявшая существовать обедневшему городскому населению. В то время как крестьянство сохранило общину, ремесленники и торговцы корпораций не сохранили. Причина их исчезновения, вероятно, была связана с упадком городского массового ремесла, исчезновением значительных групп ремесленников одной специальности.

С упадком городов отмирало старое муниципальное самоуправление, в том числе и его функции промежуточного звена между аграрным населением и государством. Последнее не ликвидировало, не изживало сознательно его остатки, усиливая централизацию, как полагают некоторые исследователи, а по мере углубления его упадка вынуждено было брать на себя заботу о некоторых городских нуждах. Перестраивались и верхние «этажи» гражданского управления, главой которого были в ранневизантийскую эпоху префекты претория. По своему положению они были своего рода «вице-королями». В VII веке система префектур вообще была уничтожена. Вместо сложной и громоздкой системы гражданского управления была создана система «логотесий», своего рода узких ведомств, «министерств». Логофеты ведали одной какой-нибудь областью или сферой деятельности, число их было достаточно велико, и они подчинялись непосредственно императору. Таким образом, на смену старому римскому правлению пришла раннесредневековая система централизованного.

В византийском обществе в VII веке начали происходить глубокие изменения. Город, как это и было характерно для начинающего средневековья, перестал господствовать над деревней. Городское население утратило свои прежние привилегии. Прекратились раздачи, свернулась городская благотворительность и благоустройство. Ушли в прошлое зрелища и бани. Византийский горожанин по условиям своего существования мало чем отличался от селянина. Из привилегированного «полита» он превратился (за исключением Константинополя) в такого же подданного императора, как и все остальные жители империи. Исчезли старые позднеантичные классы, бесчисленная старая гражданская знать и бюрократия как господствующая сила ранневизантийского общества.

В источниках VIIIвека городская верхушка – это архонты – «властвующие» (одновременно и городская верхушка, и представители государственной власти), а также военные, клир.

Таким образом, в рассматриваемый период византийский городской строй изменился по сравнению с ранневизантийским городом. Городская жизнь продолжала оставаться активной, но город имел еще меньшее значение, чем прежде. Социальные изменения в городе свидетельствовали о прекращении рабовладельческих отношений и о зарождении раннефеодальных порядков. Эволюция городского строя продолжалась.

Исследователи истории Византии едины во мнении, что с середины IX века начался подъем городов. Возрождение городов и городской жизни, массовое рождение средневекового византийского города относится к середине IX века.

Византийский город возникал у подножия старой или новой крепости-акрополя, вокруг церковного, епископального центра. Процесс его становления отражает своеобразие тех условий, в которых он происходил. Для начального этапа становления византийского средневекового города характерна стихийность, отсутствие планового градостроительного начала, которое в принципе могло вноситься государством, церковью. Это показывает, по крайней мере для середины IX - середины Xвв., ограниченность их интереса к городу как таковому. Характерная черта, отражающая разрыв с античными и даже позднеантичными градостроительными традициями, - разбросанность, некомпактность, невыделенность из сельской округи, отсутствие четко оформленного центра. В таком городе нет ни характерной для европейских феодальных городов радиальной планировки, ни четко обозначенной главной площади, ни возвышающейся в центре го и доминирующей над ним главной церкви. Типичный вид города был таков: узкие кривые улочки, беспорядочность расположения, «полудеревня», простирающаяся от крепости. Город застроен однообразными домами крестьянского типа. Византийский город этого времени был результатом сселения преимущественно аграрного, крестьянского населения, может быть в большей степени приобщившегося к ремесленно-торговой деятельности, но не порвавшего со своими крестьянскими занятиями.

Курбатов Г.Л. приводит следующие подтверждения данных высказываний: «В Лампсаке XII века на 60 домов «горожан» приходилось 113 домов землевладельцев-крестьян»[19] . Литаврин Г.Г. исследовал провинциальный византийский город на рубеже XII – XIII вв. по материалам налоговой описи Лампсака и пришел к выводу, что «грань между небольшим городом и крупной деревней в Византии действительно провести нелегко. Кажется, трудности при этом ощущали и сами византийцы, употреблявшие такой архаичный термин, как «деревня-город»[20] .

Социальное развитие византийского города IX – XII вв. характеризовалось рыхлостью социальной структуры. В XI веке в Византии уже господствовали феодальные отношения и оформились основные классы феодального общества. Но эти процессы еще не получили полного завершения. Например, не сложилось четких сословных градаций внутри господствующего класса, обособленности и четкой выделенности духовенства как особого сословия, не сложилось четкой системы внутренних связей между различными прослойками господствующего класса. Не обособилось и не оформилось и городское сословие, масса торгово-ремесленного населения, хотя историки и отмечают, что в X – XI вв. происходили известные консолидационные процессы в этой среде.

Литаврин Г.Г., исследуя социальный строй Византии, пишет: «Помимо ремесленников и торговцев существенную прослойку городского населения в IX – XIIвв. составляли две категории людей, положение которых представляет особый интерес: рабы и интеллигенция»[21] . Хотя в XI веке численность рабов резко сократилась. Их труд становился нерентабельным и почти не использовался в сельском хозяйстве. К широкому слою людей умственного труда Литаврин Г.Г. относит в основном служащих государственных и церковных учреждений, а представителей свободных профессий (то есть собственно византийской интеллигенции) было меньшинство. Историк считает, что архитекторов, художников, причисляли к разряду ремесленников.

Итак, по мере хозяйственного развития византийского города менялось и социальное его развитие, менялся социальный состав. Ранневизантийский город практически сохранил те социальные черты, что и позднеримские города, существовали те же социальные слои. В VII – VIII вв., с дальнейшим развитием городского хозяйства, появлялись крупные центры торговли и ремесла; феодальные отношения отразились в «Книге Эпарха», которая регулировала деятельность корпораций, профессиональных объединений. Жизнь свободнонаемных византийцев, которых стало довольно много, по сравнению с предшествующим периодом, регулировалась государством. Кроме того, социальные отношения были осложнены борьбой горожан и с крупными землевладельцами, и с государством.

Причины упадка византийских городов

Среди ученых нет единого мнения о том, почему развитые в экономическом, социальном, политическом плане византийские города в XII – XV вв. вступили в эпоху упадка. Однако можно наметить основные выводы историков относительно данной проблемы, сделанные на основе изучения исторических источников. Исследование этого вопроса еще раз подчеркнет, что между византийскими и западноевропейскими городами существовали большие различия.

Как справедливо отмечает большинство историков, «поздневизантийский город (XII – XV вв.) отмечен постепенным угасанием экономической деятельности городов и упадком их торговых связей»[22] . Причины упадка городов, ремесла и торговли в поздней Византии крылись в замедленности социально-экономического развития страны, застое производства, господстве феодалов над городом, подавлении экономики империи иностранным купечеством, чрезвычайно тяжелой для византийского государства внешнеполитической ситуации (борьба с турками и разрыв с Западом). «Если в раннее средневековье такие факторы, как воздействие античного наследия и покровительство государства, способствовали сохранению экономической жизнеспособности городов, то в новых хозяйственных условиях они превратились из стимула в тормоз прогрессивного экономического развития городских центров. Устойчивость античных традиций в структуре и организации ремесленного производства мешала введению технических новшеств, а главное – переходу к новой, мануфактурной стадии развития. Точно так же и государственная опека над ремеслом и торговлей из поддержки превратилась в преграду качественного прогресса византийского ремесленного производства. Государственная помощь покупалась дорогой ценой потери торгово-ремесленными корпорациями самостоятельности и инициативы»[23] .

Государственная регламентация сковывала византийские корпорации. Взращенное в условиях исключительной привилегированности, византийское ремесло, потеряв в поздний период поддержку государства, не обнаружило достаточной внутренней жизнеспособности, чтобы устоять и перейти на более высокую, мануфактурную стадию развития.

Если на Западе разложение цехового строя было связано с переходом к более высокой ступени организации производства, то в Византии корпоративное устройство стало разлагаться, когда еще не появилось условий для развития мануфактуры. Италия, и в первую очередь Венеция и Генуа, стала составлять конкуренцию Византии на рынке.

Сравнивая европейские и византийские города, Сванидзе А.А. отмечает, что последние «не пережили коммунальных революций и не обрели муниципальных свобод»[24] .

Курбатов Г.Л. также говорит о том, что подъем византийских городов в XII веке оказался кратковременным и незавершенным. «Главную причину этого следует видеть в особенностях становления феодального хозяйства в Византии»[25] . Подъем феодальной экономики в условиях сохранения мелкого, раздробленного крестьянского хозяйства, состояние которого в принципе мало интересовало феодала, не сопровождался сколько-нибудь существенным прогрессом в агрикультуре, технике обработки земли. Возрастал лишь ложившийся на крестьянское хозяйство гнет, что вело к обнищанию крестьян. Все это не могло не сказываться на состоянии внутреннего, городского рынка. Его развитие во второй половине XII века начинает замедляться в связи со снижением покупательной способности крестьян. Это обрекало многие ремесла массовых профессий на застой. Отсюда – ограниченные возможности консолидации объединений типа цехов. Усилившаяся в последней четверти XII века пауперизация и люмпен-пролетаризация части городского населения особенно остро проявлялась в Константинополе. Уже в это время начинает сказываться на его положении усиливавшийся ввоз в Византию более дешевых итальянских товаров массового спроса. Все это накаляло социальную обстановку в Константинополе, приводило к массовым антилатинским, антиитальянским выступлениям. В провинциальных городах к концу XII века также начинают проявляться черты экономического упадка.

Курбатов Г.Л. также, как Удальцова З.В. и Осипова К.А., подчеркивает, что в византийском городе XI – XII вв. не сложилось торгово-ремесленных объединений типа западно-европейских цехов.

Если говорить о городском самоуправлении, то в Византии рассматриваемого периода оно проявилось очень слабо. Существовавшее недовольство городского населения было использовано феодалами для закрепления своего господства в политической жизни города. Поэтому те элементы самоуправления или автономии, которых добиваются и которые получают города в XIIв., были результатом устремлений и достижений феодалов, местной феодальной знати и церкви. В то время как в Италии феодальный класс дробился и образовывался особый слой городских феодалов, оказывавшийся союзником сословия горожан, в Византии элементы городского самоуправления были только отражением факта закрепления власти феодалов над городом.

«Таким образом, в итоге развития византийского города в XI – XII вв. в Византии, в отличие от Западной Европы, не сложилось ни крепкой городской общины, ни мощного самостоятельного движения горожан, ни соответственно развитого городского самоуправления, даже его элементов. Византийские ремесленники и купцы были отстранены от какого-либо участия в официальной политической жизни и в городском управлении»[26] .

В XIII – XIV вв. из-за некоторого упадка городов более успешно развивается деревенское ремесло (в византийской деревне XIV века было представлено почти 1/3 ремесел, зафиксированных источниками для города). Византийская деревня и поместье все больше выступали конкурентом малого византийского города, что подрывало его значение. С течением времени некоторые города начинают превращаться в родовые гнезда крупных феодалов.

Некоторый подъем переживали центры вывозной торговли феодалов, что стимулировало их втягивание в экономику города. В это время итальянское купечество постепенно монополизирует не только внешнюю торговлю Византии, но в значительной степени и внутреннюю оптовую торговлю. Таким образом, в Византии этого времени экономику византийского города подрывал, с одной стороны, подъем феодального хозяйства, с другой – итальянская экономическая экспансия. Разоряя городское торгово-ремесленное население, все это облегчало экономическое «освоение» города византийскими крупными феодалами.

В связи с политическими событиями, в Византии ослабевала центральная власть. Город превращался в своеобразный вариант укрепленного феодального поместья. Городское торгово-ремесленное население оказывалось все более вынужденным сочетать ремесло с земледелием, городским и подгородным хозяйством. Незащищенность византийского производства открывала еще более широкую дорогу ввозу итальянских товаров. Даже в производстве предметов роскоши византийское ремесло деградировало и примитивизировалось, окончательно потеряв конкурентоспособность с итальянским.

Еще одним отличием византийского города считается неравномерность социально-экономического развития отдельных городских центров империи. Это очень ярко проявилось в резком контрасте развития столицы и провинциальных городов. Константинополь доминировал и никогда не терял своего экономического могущества. Начавшийся в XII в. процесс перемещения экономической активности из столицы в провинциальные города империи хотя временно и ослабил столицу, но так и не получил своего завершения в поздней Византии. В XIV – половине XV вв. Константинополь все еще оставался не только крупным центром потребления, но и пунктом оживленной транзитной торговли, хотя роль его как мирового рынка, «золотого моста», между Востоком и Западом заметно упала. В этот период Константинополь, сохраняя в известной мере свое торговое значение, утратил функции мирового центра ремесленного производства на экспорт.

Итак, особенностью византийского города в период развитого феодализма, по сравнению с Западной Европой, было затухание экономической роли городов в Поздней Византии и слабое развитие в них элементов предкапиталистических отношений. Также отличием является неограниченное господство Константинополя над всеми другими городами империи.

К концу XII в. признаки грядущего упадка едва наметились. Мелочная опека властей, система ограничений, высокие налоги и пошлины, консервативные принципы управления душили корпорации. Ремесло и торговля в столице хирели. Итальянские торговцы находили все более широкий сбыт для своих товаров, которые стали превосходить византийские по качеству, но были значительно дешевле их.

Поздневизантийский период (XIII – XV вв.) отмечен постепенным угасанием экономической деятельности городов и упадком их торговых связей. По сравнению с Западной Европой, в Византии расцвет городов оказался недолговечным и не повлек за собой коренной ломки феодальной экономики страны. Устойчивость некоторых античных традиций мешала переходу к мануфактурной стадии развития.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, судьба византийского города отличается от западноевропейского. Наивысшего расцвета города в Византии достигли не в конце, а в начале ее истории. Кривая социально-экономической трансформации городов шла от состояния расцвета на заре византийской истории, через временное затухание их экономической активности в период генезиса феодализма, к новому подъему в XI – XII вв., сменившемуся окончательным упадком в последние два века существования империи.

В ранний период Византия изобиловала крупными городскими центрами. В это время она обгоняла Запад по уровню развития ремесла и торговли. Города были унаследованы от античной эпохи, а также росли новые средневековые города. Социальный состав населения городов также во многом повторял позднеантичное общество.

Византийский город времени «Книги эпарха» был во многом уже новым византийским городом, хотя и сохраняя античные традиции.

Дезурбанизация, происшедшая в империи в VII – начале IX века, ощущалась в Византии не только слабее, чем на Западе: византийские города раньше, чем города западной Европы вновь вступили в полосу процветания.

Подъем византийских городов, начавшийся в IX веке, достиг апогея в XI – XII вв., причем охватил не только столицу, но и некоторые провинциальные городские центры. Но в Византии расцвет городов оказался недолговечным и не повлек за собой коренной ломки феодальной экономики.

Что касается особенностей социальной структуры византийского общества, то они таковы. Наличие сильной государственной власти, императора и гипертрофированная роль столицы в экономике и политике страны предопределило большую роль знати и высшего чиновничества. Но особая роль в жизни империи городов и товарно-денежных отношений привела к тому, что важной составной частью господствующего класса стала торгово-ремесленная верхушка (купцы, владельцы ремесленных мастерских, торговых кораблей и т.д.). В Византии чиновная знать не превратилась в замкнутое сословие, и представители богатых торгово-ремесленных кругов зачастую пополняли ее ряды. Особенностью было и то, что незавершенность развития вотчинно-сеньориального строя обусловила относительную слабость византийской провинциальной землевладельческой знати по сравнению с независимыми феодальными магнатами средневекового Запада.


БИБЛИОГРАФИЯ

1. Византийская книга эпарха // Сборник документов по социально-экономической истории Византии. – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1951.

1. Прокопий Кессарийский. Тайная история // Сборник документов по социально-экономической истории Византии. – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1951.

2. Пркопий Кессарийский. О войне с готами // Сборник документов по социально-экономической истории Византии. – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1951.

3. Прокопий Кессарийский. О войне с персами // Сборник документов по социально-экономической истории Византии. – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1951.

4. Кодекс Юстиниана // Сборник документов по социально-экономической истории Византии. – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1951.

5. Сирийская хроника Иешу Стилита// Сборник документов по социально-экономической истории Византии. – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1951.

6. Путевые записки Вениамина из Туделы //Сборник документов по социально-экономической истории Византии. – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1951.

7. Сирийская хроника Захарии Митилинского //Сборник документов по социально-экономической истории Византии. – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1951.

8. Каждан А.П. Деревня и город в Византии IX – X вв. – М., 1960.

9. Курбатов Г.Л. история Византии (от античности к феодализму). Учеб. пособие для студентов ист. фак-тов и ВУЗов. – М., 1984.

10. Курбатов Г.Л. Основные проблемы внутреннего развития византийского города в IV – VII вв. (конец античного города в Византии). – Л., 1971.

11. Литаврин Г.Г. Как жили византийцы. – СПб., 2000.

12. Литаврин Г.Г. Византия и славяне. – СПб., 2001.

13. Сванидзе А. Средневековый город: вертикаль прогресса // Знание – сила. 1995, №2.

14. Удальцова З.В., Осипова К.А. Отличительные черты феодальных отношений в Византии (постановка проблемы) // Византийский временник. – М., 1974, т.36.


[1] Каждан А.П. Деревня и город в Византии IX – X вв. – М., 1960, с.9.

[2] Литаврин Г.Г. Как жили византийцы. – СПб.: Алетейя, 2000, с.6.

[3] Курбатов Г.Л. История Византии (от античности к феодализму). – М., 1984.

[4] Прокопий Кессарийский. Тайная история //Сборник документов по социально-экономической истории Византии. – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1951, с.45.

[5] Там же, с.53.

[6] Курбатов Г.Л. История Византии (от античности к феодализму). – М., 1984, с.32.

[7] Курбатов Г.Л. Основные проблемы внутреннего развития византийского города в IV – VII вв. (конец античного города в Византии). – Л.: Издательство Ленинградского Университета, 1971, с.63.

[8] Курбатов Г.Л. Основные проблемы внутреннего развития византийского города в IV – VII вв (конец античного города в Византии). – Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1971, с.85.

[9] Сирийская хроника Захарии Митилинского //Сборник документов по социально-экономической истории Византии. – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1951, с.49.

[10] Там же, с.50.

[11] Византийская книга эпарха //Сборник документов по социально-экономической истории Византии. – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1951, с. 198-199.

[12] Удальцова З.В., Осипова К.А. Отличительные черты феодальных отношений в Византии (Постановка проблемы) // Византийский временник. – М., 1974, т.36, с.21.

[13] Сванидзе А. Средневековый город: вертикаль прогресса//Знание – сила, 1995, №2.

[14] Путевые записки Вениамина из Туделы //Сборник документов по социально-экономической истории Византии. – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1951, с.213.

[15] Кодекс Юстиниана// Сборник документов по социально-экономической истории Византии. – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1951, с.45.

[16] Там же, с.44.

[17] Там же, с.44.

[18] Сирийская хроника Иешу Стилита// Сборник документов по социально-экономической истории Византии. – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1951, с.48.

[19] Курбатов Г.Л. История Византии (От античности к феодализму). – М., 1984, с.105.

[20] Литаврин Г.Г. Провинциальный византийский город на рубеже XII – XIIIвв. (по материалам налоговой описи Лампсака) // Византия и славяне. – СПб.: Алетейя, 2001, с.144.

[21] Литаврин Г.Г. Как жили византийцы. – СПб.: Алетейя, 2000, с.30.

[22] Удальцова З.В., Осипова К.А. Отличительные черты феодальных отношений в Византии (Постановка проблемы) // Византийский временник. – М., 1974, т.36, с.22.

[23] Там же, с.23.

[24] Сванидзе А. Средневековый город: вертикаль прогресса. // Знание – сила. 1995, №2.

[25] Курбатов Г.Л. История Византии (От античности к феодализму). – М., 1984, с.155.

[26] Курбатов Г.Л. История Византии (От античности к феодализму). – М., 1984, с. 158.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:49:09 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
22:23:02 28 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Городской строй Византии

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151068)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru