Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Фонологические оппозиции, фонологические дифференциальные признаки

Название: Фонологические оппозиции, фонологические дифференциальные признаки
Раздел: Топики по английскому языку
Тип: реферат Добавлен 07:39:16 26 октября 2006 Похожие работы
Просмотров: 967 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Костанайский Государственный Университет

им. Ахмета Байтурсынова

Реферат

На тему: Фонологические оппозиции.

Фонологические дифференциальные признаки

Выполнил: Байжанов Мурат,

студент 2 курса

факультета лингвистики и перевода

г. Костанай

2006

План

Введение

3

Характеристика школ

Московская фонологическая школа

Представители

Фортунатов Филипп Федорович

Сидоров Владимир Николаевич

Реформатский Александр Александрович

Казанская лингвистическая школа

Представители

Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ

Богородицкий Василий Алексеевич

Крушевский Николай Вячеславович

Петербургская лингвистическая школа

Представители

Щерба Лев Владимирович

Зиндер Лев Рафаилович

Список использованной литературы

Введение

В течение 80-х годов XIX века определеннее обрисовываются три школы среди наших представителей сравнительного языкознания:

· Московская, с Ф.Ф. Фортунатовым во главе, учениками которого являются такие ученые, как профессор Ульянов, академик А.А. Шахматов;

· Казанская, основанная И.А. Бодуэном де Куртенэ, учениками которого являются Н.В. Крушевский, преемник Бодуэна на казанской кафедре В.А. Богородицкий, А.И. Александров, профессор славистики в Казанском университете, С.К. Булич, профессор Санкт-Петербургского историко-филологического института и другие;

· Петербургская, с И.П. Минаевым во главе, выпускавшая преимущественно индианистов-филологов (С.Ф. Ольденбург, профессор санскрита на восточном факультете Петербургского университета, Д.Н. Кудрявский, профессор Юрьевского университета).

Из этих трех школ петербургская не имеет определенного направления в смысле грамматическом. Казанская школа близко стоит к европейской новограмматической, хотя и сложилась в значительной мере самостоятельно. Московская школа занимает более обособленное положение, вообще также обнаруживая прогрессивное направление.

МОСКОВСКАЯ ФОНОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА

С конца XIX столетия в языковедении, как в западном, так и в отечественном, начали складываться школы, в рамках которых развивались те или иные традиции изучения языка: методологические взгляды на науку, решение принципиальных вопросов возникновения языков, их эволюция и т.д.

В России конца XIX века сложились две большие лингвистические школы – Московская и Казанская. Их основателями были два великих русских лингвиста – Филипп Федорович Фортунатов (1848 – 1914) и Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ (1845 – 1929). Естественно, основные взгляды на язык и способы его изучения «отцов-основателей» повлияли в дальнейшем и на исследования их учеников. В круг научных интересов Ф.Ф.Фортунатова, например, входили вопросы звуковой эволюции языков, отношения языка и мышления, грамматическая теория, теория синтаксиса и т.д. Ф.Ф.Фортунатов и его ученики всегда отличались строгостью научных исследований. Среди его учеников были А.А.Шахматов, М.М.Покровский, В.К.Поржезинский, Б.М.Ляпунов, А.И.Томпсон, Е.Ф.Будде, Д.Н.Ушаков, М.Н.Петерсон и др.

Идеи основателей школы и их основные научные принципы сохранило следующее поколение лингвистов: Р.И.Аванесов, А.А.Реформатский, В.Н.Сидоров, П.С.Кузнецов. Это поколение отличали широта взглядов и интерес к новым метода исследования языка. В науке в то время появилось новое направление – фонология. Именно эта проблема стала одной из центральных уже для третьего поколения представителей Московской лингвистической школы. В 30 – 40-е гг. XX века на основе новых тогда структурных методов исследования языка и учения И.А.Бодуэна де Куртенэ о фонеме сложилась фонологическая теория. Новое направление получило название Московской фонологической школы, впоследствии она стала широко известна во всем мире.

Школа советской лингвистики сложилась в 1930-е годы, когда большинство ее основателей работали в Научно-исследовательском институте языкознания при Наркомате просвещения, а затем в Московском городском педагогическом институте. Основателями Московской фонологической школы (далее МФШ) были Р.И.Аванесов (1902–1982), П.С.Кузнецов, А.А.Реформатский, В.Н.Сидоров (1899–1968) и А.М.Сухотин (1888–1942). Идеи МФШ формировались в тесном общении ее участников друг с другом, и поэтому разграничить авторство тех или иных положений зачастую нелегко. Значительный вклад в концепцию школы внесли мало публиковавшиеся Сидоров и Сухотин. По взглядам к МФШ были близки Г.О.Винокур и А.И.Смирницкий. В конце 1940-х годов от МФШ отошел Аванесов, предложивший концепцию, сформулированную им в книге Фонетика современного русского литературного языка (1956). Идеи МФШ нашли продолжение в работах фонологов следующего поколения, в основном учеников основателей школы (М.В.Панов, Вал.Вас.Иванов, В.К.Журавлев и др.).

Представители МФШ были воспитаны в традициях Московской формальной (Фортунатовской) школы, почти все ее основатели (кроме Сухотина) были учениками Д.Н.Ушакова. На формирование школы повлияли также фонологические идеи Н.Ф.Яковлева и лингвистов Пражского лингвистического кружка, особенно Н.Трубецкого и Р.Якобсона. Как и их предшественники, основатели школы отвергали психологический подход к фонеме и трактовали фонему как минимальную смыслоразличительную единицу, позволяющую различать значимые единицы языка – морфемы и слова. Фонема, согласно МФШ, – это основная единица фонологического яруса языка, линейно нечленима на части, но сложна по своему устройству и включает множество признаков, например, русская фонема т одновременно является глухой, твердой, переднеязычной и т.д. В отличие от Якобсона, представители МФШ считали необходимым учитывать не только дифференциальные признаки, противопоставляющие фонему другим фонемам, но и так называемые интегральные признаки, не связанные с противопоставлениями; например, в русском ч мягкость не является дифференциальным признаком (твердого ч в русском языке нет даже фонетически, а тем более противопоставленного мягкому), но в ряде чередований ч ведет себя аналогично другим мягким; в ходе исторического развития языка интегральные признаки могут становиться дифференциальными и наоборот.

Важнейшей характеристикой фонемы, согласно МФШ, является позиция, т.е. условия употребления и реализации фонем в речи. Например, гласные фонемы русского языка могут употребляться в ударной позиции, в позиции первого предударного, других предударных, а также заударных слогов; важны также позиции соседства с теми или иными фонемами. В зависимости от позиции фонемы могут варьироваться, причем пределы позиционного варьирования фонем в МФШ, в отличие от ряда других фонологических школ, не ограничиваются. Разграничиваются вариации фонем, не влияющие на функцию смыслоразличения, например, разные оттенки а в словах мат, мать, мят, мять, и варианты фонем, влияющие на эту функцию. Примеры вариантов фонем – о/а в воды-вода (фонетически вада) или г/к в луга-луг (фонетически лук). Позиции максимального различения фонем (в русском языке это ударная позиция для гласных и интервокальная, т.е. позиция между гласными, для согласных) называются сильными, а позиции, где фонемы могут частично совпадать, – слабыми. Согласно МФШ, звуки, занимающие одно и то же место в морфемах и словах, например, о в воды и а в вода (фонетически вада), являются вариантами одной фонемы независимо от того, насколько сильно они различаются фонетически. В этом был главный пункт расхождений МФШ с Ленинградской фонологической школой, понимавшей фонему как звукотип, совокупность фонетически сходных звуков; поэтому в слове вода в трактовке Ленинградской школы усматривались две фонемы а. Представители МФШ активно выступали против такого понимания фонемы, но Кузнецов в одной из поздних работ включал в систему понятий фонологии и фонемы в смысле Ленинградской школы, называя такие единицы «звуками языка» в отличие от более многообразных «звуков речи». Единица, именуемая фонемой в МФШ, в ряде фонологических концепцией называется морфонемой; в МФШ последний термин отвергался как излишний.

Бывают случаи, когда фонема в составе морфемы употребляется только в слабой позиции, например первая гласная в слове собака. В таком случае выделяется особая единица, именуемая в МФШ гиперфонемой (термин предложен Сидоровым). В гиперфонеме частично нейтрализуются фонемные противопоставления, например, в первом слоге слова собака имеется гиперфонема а/о.

Для МФШ свойственно стремление к строго системному изучению фонологии, при котором фонемы рассматриваются в противопоставлении друг другу. Эти принципы ее представители переносили и на историческую фонологию, которой многие из них также активно занимались; в особенности это относится к Кузнецову и Аванесов. Идеи МФШ в основном применялись к описанию русского языка, но ряд работ ее представителей посвящен и другим языкам: французскому, сербско-хорватскому, тюркским языкам и др. Некоторые лингвисты МФШ, особенно Реформатский, активно участвовали в конструировании алфавитов для языков народов СССР и в разработке орфографических правил для русского языка; эти области предоставляли им возможность для практического приложения своих фонологических идей.

Хотя лингвисты МФШ до конца 1950-х годов избегали термина «структурализм», эта школа была одним из наиболее последовательных в отечественной науке направлений лингвистического структурализма, близким к Пражскому лингвистическому кружку.

Фортунатов Филипп Федорович

(1848 - 1914)

Ф.Ф. Фортунатов - выдающийся русский языковед, академик Петербургской академии наук (с 1902 г.), профессор Московского университета, ученик Ф. И. Буслаева.

Фортунатов, как никто другой, умел генерировать новые лингвистические идеи, был основоположником формально-лингвистического направления в исследовании языка, основателем Московской лингвистической школы. Он предложил концепцию распределения слов по формальным (грамматическим) классам на основе наличия или отсутствия в словах формальных показателей, противопоставив тем самым свою оригинальную теорию общепринятой теории частей речи. Нередко несколько слов в трудах этого ученого порождало новые научные поиски. Так, в общем курсе сравнительного языковедения, который он читал в Московском университете в 1901-1902 гг., было сформулировано учение о грамматической форме слова, которую Фортунатов понимал как его морфологическую членимость. Это положение вызвало в лингвистике взрыв плодотворных идей, многие из которых разрабатываются и в наши дни.

В трудах по сравнительно-историческому языкознанию он пересмотрел и обновил трактовку ряда сложных идей, касающихся сути древнейших процессов в индоевропейских языках. Фортунатов сформулировал положение о том, что индоевропейский язык, как и всякий другой, должен иметь свою историю и диалектное членение. В результате этих изысканий Фортунатов открыл закон о передвижении ударения от начала слова к его концу в славянских и балтийских языках, что некогда было обусловлено фонетической позицией. Этот закон получил название "закон Фортунатова - де Соссюра" (оба лингвиста открыли его независимо друг от друга).

Фортунатов много занимался также теорией правописания. Он внес большой вклад в подготовку реформы русской орфографии, которая была осуществлена уже после его смерти. Идеи Фортунатова продолжили развивать его ученики - М. Н. Петерсон, А. М. Пешковский, Д. Н. Ушаков и др. (первое поколение Московской лингвистической школы) и ученики его учеников - Р. И. Аванесов, А. А. Реформатский, П. С. Кузнецов, Г. О. Винокур и др.

Сидоров Владимир Николаевич

(1902 или 1903 – 1968)

Одним из ярких представителей Московской фонологической школы был Владимир Николаевич Сидоров. Он был учеником Дмитрия Николаевича Ушакова и Михаила Николаевича Петерсона и принадлежал, таким образом, к третьему поколению Московской лингвистической школы.

В.Н.Сидоров стремился к комплексному и систематическому изучению языка. Его подход к описанию языковых явлений напоминал подход Д.И.Менделеева, систематизировавшего химические элементы. Он был убежден в том, что должна быть выявлена строгая система отношений между элементами языковой структуры, и тогда, возможно, найдутся даже те элементы, которые до сих пор не были известны науке. Это доказали и Периодическая система элементов Д.И.Менделеева, и диалектологические исследования В.Н.Сидорова, который предсказал существование одного из типов умеренного яканья.

В.Н.Сидоров был не только замечательным ученным, но и мужественным человеком. Он с достоинством переносил все жизненные невзгоды, которых на его долю выпало немало: тяжелая болезнь (он страдал от туберкулеза колена); многолетнее заключение (В.Н.Сидоров был одним из те ученых, которых обвинили в создании мифической «Русской национальной партии» и осудили). Еще одной замечательной чертой этого человека было его открытое и теплое отношение к молодому поколению ученых. Ученики Владимира Николаевича Сидорова и люди, с которыми ему довелось работать, с благодарностью вспоминают его помощь и поддержку.

Реформатский Александр Александрович

(1900 – 1978)

Имя Александра Александровича Реформатского навсегда вошло в историю отечественного языкознания прежде всего благодаря его книге «Введение в языкознание». Это уникальный пример того, как могут сочетаться основательная систематизация научных знаний, целостная концепция ученого и доходчивое изложение. Учебник А.А.Реформатского можно назвать научным бестселлером: его с интересом читают и сложившиеся ученые-лингвисты, и студенты первых курсов филологических специальностей. Впервые эта книга вышла в 1947 году, и с тех пор ее неоднократно переиздавали. Последнее, 5-е издание вышло в 1996 году, более чем через 20 лет после смерти самого А.А.Реформатского и почти через 50 лет после выхода 1-го издания.

А.А.Реформатский был чрезвычайно колоритной фигурой: блестящий оратор, остроумнейший человек, колкостей которого боялись не только ученики, но и коллеги. Прозвища, которые он присваивал людям, закреплялись за ними навсегда. Своеобразие го речи было легендарным и вызывало восхищение у учеников, которых было у него великое множество, и не только их.

Человек энциклопедического склада ума, А.А.Реформатский был знатоком русской культуры, истории, ценителем театры, музыки (особенно он любил оперу), заядлым шахматистом и охотником. И все свои увлечения он обязательно использовал в своих лингвистических исследованиях. Занимаясь, например, терминологией и теорией редактирования, он обращался к охотничьим терминам, оперные арии анализировал с точки зрения особенностей произношения, шахматную теорию применял для анализа языковых явлений. Сочиняемые им стихотворные шутки он тоже расценивал как лингвистический эксперимент.

Его работы были широки по своему размаху: от фонетики и фонологии, грамматики и словообразования, до машинного перевода и функционирования языка речи.

Казанская лингвистическая школа

Сложилась в конце 1870-х – начале 1880-х годов в Казанском университете. Два главных ее представителя – И.А. Бодуэн де Куртенэ и Н.В. Крушевский. Поскольку оба были поляками, принято считать Казанскую лингвистическую школу направлением польской науки. Однако существовала она в России, ее представители писали по-русски (работы И.А. Бодуэна де Куртенэ на польском и немецком языках относятся к более позднему времени), а в состав школы входили и русские ученые, ученики И.А. Бодуэна де Куртенэ, прежде всего В.А. Богородицкий (1857–1941).

И.А. Бодуэн де Куртенэ был создателем и многолетним руководителем Казанской лингвистической школы. В состав этой школы входили Н.В. Крушевский, Василий Алексеевич Богородицкий, А.И. Анастасиев, Александр Иванович Александров, Н.С. Кукуранов, П.В. Владимиров, а также Василий Васильевич Радлов, Сергей Константинович Булич, Кароль Ю. Аппель.

К основным принципам Казанской школы относятсяследующие: строгое различение звука и буквы; разграничение фонетической и морфологической членимости слова; недопущение смешивания процессов, происходящих в языке на данном этапе его существования, и процессов, совершающихся на протяжении длительного времени; первоочередное внимание к живому языку и его диалектам, а не к древним памятникам письменности; отстаивание полного равноправия всех языков как объектов научного исследования; стремление к обобщениям (особенно у И.А. Бодуэна де Куртенэ и Н.В. Крушевского); психологизм с отдельными элементами социологизма.

Наиболее выдающимся среди представителей Казанской школы был крупный русско-польский учёный Николай Вячеславович Крушевский (1851—1887). Короткая, но плодотворная научная деятельность принесла ему мировую известность. Он состоял в переписке со многими языковедами, в том числе с Ф. де Соссюром. Ему была присуща устремлённость прежде всего к глубоким теоретическим обобщениям, к открытию законов развития языка. Основной закон языка он усматривал в “соответствии мира слов миру мыслей”. Н.В. Крушевский следовал основным принципам естественнонаучного подхода к языку и сочетал этот подход с индивидуально-психологическим. Он верил в непреложность фонетических законов, призывая к изучению в первую очередь современных языков, дающих больше материала для открытия разнообразных законов. Ему принадлежит разработка бодуэновской идеи о переинтеграции составных элементов слова в результате процессов переразложения и опрощения основы. Словообразование он квалифицирует как стройную систему одинаково организованных типов слов, соотносящихся с типами обозначаемых ими понятий, Им различались два вида структурных отношений между языковыми единицами — ассоциации по сходству и ассоциации по смежности (ассоциативные и синтагматические отношений у Ф. де Соссюра, парадигматические и синтагматические отношения у Л. Ельмслева, отношения селекции и отношения комбинации у Р.О. Якобсона). Его основные работы: “Очерк науки о языке” (1883), “Очерки по языковедению. Антропофоника” (1893, посмертно).

Наиболее типичным представителем Казанской школы был крупный языковед Василий Алексеевич Богородицкий (1857—1941) Он определял язык как наиболее совершенное средство обмена мыслями и как орудие мысли, как показатель классифицирующей деятельности ума и в силу “одинаковости понимания” служащее объединению людей “к общей деятельности”, как “социологический фактор первейшей важности”. Исследовательская и преподавательская деятельность В.А. Богородицкого протекала в области общего, индоевропейского, романского и германского, тюркского языкознания. Он создал при Казанском университете первую в России лабораторию экспериментальной фонетики, начавшую свои исследования ещё до первых опытов аббата Руссло в Париже. Он уделял серьёзное внимание проблемам прикладной лингвистики. Им была продолжена разработка теории процессов переразложения, опрощения и др. В.А. Богородицкий осуществил первые в истории языкознания исследования в области относительной хронологии звуковых изменений. В исследованиях по тюркским языкам он синтезирует историко-генетический и типологический подходы.

В работах представителей Казанской школы предвосхищаются многие идеи структурной лингвистики, фонологии, морфонологии, типологии языков, артикуляционной и акустической фонетики. Они ясно представлляли себе проблему системности языка (И.А. Бодуэн де Куртенэ и Н.В. Крушевский). Идеи Казанской лингвистической школы оказали влияние на Ф. де Соссюра, на представителей Московской фонологической школы и Пражской лингвистической школы.

Исключительно плодотворной была деятельность И.А. Бодуэна де Куртенэ и многочисленных его учеников по казанскому, петербургскому и варшавскому периодам. Сам учитель и его продолжатели серьёзно воздействовали на формирование языкознания 20 в. Переписка И.А. Бодуэна де Куртенэ и Ф. де Соссюра, широкий обмен идеями между ними позволяют говорить о несомненном приоритете И.А. Бодуэна де Куртенэ в решении большого ряда вопросов, связанных с утверждением структурализма, в формировании исследовательских программ Пражской школы функциональной лингвистики, Копенгагенской лингвистического кружка, в деятельности главы Массачусетской ветви американского структурализма (Р.О. Якобсон). Бодуэновско-щербовским направлением были заложены основы деятельностно-функционального языкознания второй половины 20 в.

И.А. Бодуэн де Куртенэ начал преподавать в Казанском университете с 1874 года. Активный период развития Казанской лингвистической школы продолжался чуть более десятилетия. После отъезда И.А. Бодуэна де Куртенэ из Казани в 1883, тяжелой болезни (1885) и ранней смерти (1887) Н.В. Крушевского традиции школы более полувека продолжал работавший в Казани до конца жизни В.А. Богородицкий. Однако продолжателей у В.А. Богородицкого не было. И.А. Бодуэн де Куртенэ позже основал Петербургскую лингвистическую школу, отчасти подхватившую традиции Казанской школы.

Казанская лингвистическая школа оказала влияние на русскую, польскую и чешскую науку о языке, однако ее роль в развитии мировой науки о языке оказалась меньше, чем она того заслуживала (хотя главная работа Н.В. Крушевского и была переведена на немецкий язык). Американская иследовательница Н.В. Крушевского Джоанна Уильямс-Радваньска назвала его концепцию «потерянной парадигмой».

Казанская лингвистическая школа признана в мировой лингвистике как непревзойденный образец прогнозирования кардинального направления развития отечественного языкознания XX столетия. Ключевыми тенденциями, на которых базировалась и на которые продолжает опираться лингвистика, следует считать такие понятия,как системность и функциональность. Последовательная работа, проделанная И.А. Бодуэном де Куртенэ в доказательство системности языка, логически привела к поискам закономерностей этой системности в функционировании языка в речевом его употреблении. В результате как в современной лингвистике, так и в лингводидактике возрос интерес к освещению теории языка и использованию в практике обучения функциональной стороны языковых единиц. Этим объясняется появление новых типов грамматик – функциональных (А.В. Бондаренко, Г.А. Золотова, В.Г. Гак и др.).

ХХ в. выдвинул в центр внимания языковедов другие проблемы. Начал утверждаться приоритет синхронического подхода к языку (тем более что его современное состояние носителю языка интересно прежде всего), что явилось результатом научного подвига, совершённого И.А. Бодуэном де Куртенэ, Н.В. Крушевским, Ф.Ф. Фортунатовым, Ф. де Соссюром, Л.В. Щербой, Е.Д. Поливановым, Н.С. Трубецким, Р.О. Якобсоном, В. Матезиусом, К. Бюлером, Л. Ельмслевом, А. Мартине, Л. Блумфилдом, Э. Сепиром, Дж. Фёрсом, а также их учениками и многочисленными продолжателями.

Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ

(1845 - 1929)

Крупнейший русский и польский языковед происходил из переселившейся в Польшу ветви древнего французского дворянского рода, находившегося в родстве с королевским домом Капетингов. Свою научную деятельность он начинал под руководством И. И. Срезневского. В 1875 учёный стал профессором, а в 1897 членом-корреспондентом Академии наук. Работал в Казанском (1874—1883), Юрьевском (1883—1893), краковском Ягеллонском (1893—1899), Петербургском (1900—1918) университетах.

С 1910-х годов активно занимается политикой, выступает за культурную самостоятельность Польши и равноправие польского языка с русским. Арестовывался властями Российской империи. После восстановления независимости Польской республики поселился там и продолжил политическую деятельность, вновь отстаивая права национальных меньшинств — которыми на сей раз оказались уже не поляки, а другие народы, в том числе и русские. В 1922 выдвигался представителями национальных меньшинств (помимо желания) как кандидат в президенты Польши. В 1919—1929 почётный профессор Варшавского университета и заведующий кафедрой сравнительного языкознания. Скончался в Варшаве.

Бодуэн де Куртенэ совершил переворот в науке о языке: до него в лингвистике господствовало историческое направление — языки исследовались исключительно по письменным памятникам. Он же в своих работах доказал, что сущность языка — в речевой деятельности, а значит, необходимо изучать живые языки и диалекты. Только так можно понять механизм функционирования языка и проверить правильность лингвистических теорий.

Бодуэн де Куртенэ в течение многих лет изучал разные индоевропейские языки, писал свои научные труды не только на русском и польском, но и на немецком, французском, чешском, итальянском, литовском и других языках. Работая в экспедициях, исследовавших славянские языки и диалекты, он фиксировал все их фонетические особенности. Его открытия в области сопоставительного (типологического) анализа славянских языков предвосхитили появление идей, которые позднее нашли своё отражение в работах выдающегося типолога-слависта Р. О. Якобсона. Эти исследования позволили Бодуэну де Куртенэ создать теорию фонем и фонетических чередований, изложенную в его «Опыте фонетических чередований» (1895). Её логическим продолжением явилась созданная учёным теория письма. Таким образом, Бодуэн выступил основоположником фонологии и важнейшим предшественником теории Н. С. Трубецкого.

Бодуэн де Куртенэ первым начал применять в лингвистике математические модели. Доказал, что на развитие языков можно воздействовать, а не только пассивно фиксировать все происходящие в них изменения. На основе его работ возникло новое направление — экспериментальная фонетика. В XX веке в этой области учёные добились выдающихся результатов.

Подготовил третье и четвёртую редакции словаря В. И. Даля, уточнив этимологии, исправив разделение на гнёзда (у Даля часто произвольное), а также пополнив его новыми словами, в том числе внеся отсутствовавшую у Даля обсценную лексику. Переиздания советского времени опираются на оригинальный текст Даля; версия Бодуэна обычно считается самостоятельным словарём.

Работая в Казани в 1874—1883 гг., учёный основал Казанскую лингвистическую школу, в рамках которой расцвёл талант выдающегося учёного В. А. Богородицкого, под его непосредственным влиянием проходило становление замечательных русских лингвистов XX века Л. В. Щербы и Е. Д. Поливанова.

Богородицкий Василий Алексеевич

(1857 - 1941)

Выдающийся русский лингвист В.А.Богородицкий учился в Казанском университете, был учеником И.А.Бодуэна де Куртенэ. Он вошел в историю науки и как выдающийся организатор: был создателем и первым руководителем первой в России экспериментально-фонетической лаборатории, где впервые была разработана технология фонетического эксперимента. Эта лаборатория была создана при Казанском университете в 1884 г. почти одновременно с аналогичным научным и экспериментальным учреждением в Париже (в 1886 г. там начала работу экспериментально-фонетическая лаборатория аббата Руссо), эти два подразделения были первыми в этой области науки и некоторое время единственными в мире.

В книге "Опыт физиологии общерусского произношения в связи с экспериментально-фонетическими данными" В.А.Богородицкий выдвинул идею о том, что наряду с изучением артикуляторной стороны речепроизводства необходимо изучать акустические характеристики звуков речи, что впоследствии привело к созданию экспериментальной акустической фонетики и легло в основу большинства ее современных приложений, таких как автоматический синтез и анализ речи.

В.А.Богородицкий внес большой вклад в создание артикуляторной классификации звуков, в частности, именно он предложил называть гласные звуки ротораскрывателями, а согласные ротосмыкателями. Ученый занимался также вопросами диалектологии, сравнительной грамматики индоевропейских языков, общего языкознания, языка художественной литературы, романской и германской филологии, тюркского языкознания. Метод своего исследования он определял как метод синхронно-диахронический. В.А.Богородицкий утверждал, что язык не есть только лишь средство выражения мысли, но является собственно орудием мышления, выступая как своеобразный показатель успехов классификационной деятельности ума, что было в то время достаточно новаторским подходом.

Николай Вячеславович Крушевский

Первоначальное образование Н.В.Крушевский получил в Луцком уездном дворянском училище (шляхетской трехклассной школе), оттуда он перешел в гимназию города Хелм (Chelm) Люблинской губернии, которую окончил в 1871 г. с серебряной медалью. В казанском Национальном архиве Республики Татарстан (НАРТ) сохранился Аттестат, выданный Н.Крушевскому по окончании гимназии.

В 1875 г. Н.Крушевский оканчивает Варшавский университет со степенью кандидата. Назначенный по высочайшему повелению преподавателем древних языков в Троицкую классическую гимназию Оренбургской губернии, Н.Крушевский по пути на место назначения заехал в Казань узнать, не может ли он получить профессорскую стипендию в здешнем университете, а заодно встретиться с Бодуэном де Куртенэ и поговорить с ним о своей будущей научной работе. Место профессорского стипендиата Н.Крушевский не получил, но Бодуэн де Куртенэ дал ему ценные советы о дальнейших его занятиях языковедческой наукой.

Три года он работал в гимназии, одновременно активно готовился к будущей научной карьере: изучал труды выдающихся языковедов, на материале гимнов Риг-Веды занимался санскритом, изучал древнеперсидский, древнебактрийский, древнегреческий и литовский языки, основательно проштудировал программу по сравнительной грамматике индоевропейских языков И.А.Бодуэна де Куртенэ, положенную в основу его лекционного курса в Казанском университете.

8 октября 1878 г. И.А.Бодуэн де Куртенэ направляет в историко-филологический факультет Казанского университета ходатайство о принятии Н.В.Кушевского сверхштатным профессорским стипендиатом без содержания. Здесь он активно занимается наукой: слушает университетские лекции Бодуэна де Куртенэ по русской грамматике, общему языковедению, сравнительной грамматике и санскриту; принимает активное участие в практических занятиях по начальному курсу санскрита, проводимого в университете И.А.Бодуэном де Куртенэ, в упражнениях по старославянскому языку и славянской диалектологии. Восполняя пробелы в лингвистическом образовании, он занимается изучением серьезных лингвистических работ европейских и российских ученых.

Специально для Н.В.Крушевского И.А.Бодуэн де Куртенэ устраивает у себя на дому "тройные" практические занятия. Заседания одного из них были целиком посвящены славянской диалектологии, другого - санскриту и литовскому языку, на третьем проходил разбор важнейших лингвистических трудов. Эти занятия вскоре стали посещать студенты и молодые преподаватели университета. Так возник лингвистический кружок Бодуэна де Куртенэ, который постепенно становился новой школой для участников его заседаний.

9 апреля 1879 г. Н.В.Крушевский обращается к ректору Казанского университета с просьбой о разрешении защиты диссертации pro venia legendi, позволяющей получить ему звание приват-доцента. В мае этого же года он защищает диссертацию "Наблюдения над некоторыми фонетическими явлениями, связанными с акцентуацией" и получает звание приват-доцента по кафедре сравнительного языковедения. Бодуэн де Куртенэ высоко отозвался о диссертации Н.Крушевского.

Сразу же после утверждения в звании приват-доцента Н.В.Крушевский начинает подготовку к получению степени магистра. В апреле 1880 г. он сдает магистерский экзамен, включающий в себя задания по санскриту и сравнительной грамматике ариоевропейских языков.

17 мая 1881 г. Н.В.Крушевский защищает магистерскую диссертацию "К вопросу о гуне. Исследования в области старославянского вокализма".

Уже через три дня после успешной защиты Н.Крушевским магистерской диссертации, 20 мая 1881 г., Бодуэн де Куртенэ обращается в историко-филологический факультет с прошением об избрании его ученика доцентом кафедры сравнительного языковедения. Основанием для этого избрания, по мнению Бодуэна, является и успешная защита диссертации, внесшей вклад в развитие науки, и опубликованные за время приготовления диссертации работы ученого, и удачный опыт преподавательской работы в звании приват-доцента.

9 мая 1883 г. Н.В.Крушевский защищает докторскую диссертацию "Очерк науки о языке". Это основной научный труд Н.В.Крушевского, поставивший его в ряды ученых европейского уровня. 20 мая Н.В.Крушевского утверждают в степени доктора наук, а 31 мая того же года - в звании экстраординарного профессора. Через два года, 3 октября 1885 г., он получит звание ординарного профессора.

Как профессор университета Н.В.Крушевский читал лекции и вел семинары по многим языковедческим дисциплинам: сравнительному языковедению, санскриту, физиологии звуков речи, русской грамматике, сравнительной грамматике романских языков, истории французского языка, общему языковедению, лингвистической палеонтологии.

Научное наследие Н.В.Крушевского невелико по объему, но оно насыщено идеями, которые разрабатывал ученый. В круг его научных интересов входили следующие проблемы: языковая система и теория языкового знака, взаимоотношение языка и речи, основные закономерности в изменениях языка, славянская акцентология, иерархия морфологической системы и ее изменения, теория дистрибутивных отношений фонем, основы морфонологии и лингвистической палеонтологии и др. Н.В.Крушевский явился одним из авторов словообразовательной концепции, разработанной в Казанском университете Бодуэном и его учениками и ставшей первой теоретической концепцией словообразования в российской и мировой науке.

На Западе Казанскую лингвистическую школу часто называют школой Бодуэна - Крушевского: настолько велика была роль Н.В.Крушевского в создании и развитии этой школы, настолько его научные идеи отражали наиболее значительные ее достижения. Эти идеи находят все большее число сторонников в наше время. Его научные труды переиздаются в разных странах мира.

Петербургская (Ленинградская) фонологическая школа

Петербургская фонологическая школа - одно из направлений в исследовании звукового уровня языка. Основоположником школы был выдающийся лингвист Л. В. Щерба. В соответствии с его определением фонема рассматривается как единица, способная дифференцировать слова и их формы. Языковую функцию фонемы Щерба также связывал с ее способностью участвовать в образовании звукового облика значимой единицы языка - морфемы, слова. Последователи Щербы (Л. Р. Зиндер, С. И. Бернштейн, М. И. Матусевич) развили его идеи о том, что система фонем того или иного языка - не просто результат логических построений исследователя, а реальная организация звуковых единиц, обеспечивающая каждому носителю языка возможность порождения и восприятия любого речевого сообщения.

Понятие фонемы в ОФШ отличается от того, как оно трактуется другими фонологическими и фонетическими учениями (Московской фонологической школой, Пражской лингвистической школой), прежде всего тем, что оно обеспечивает возможность и обязательность использования характеристик конкретных материальных явлений (акустических, артикуляторных) для образования значимых единиц языка. Именно этим обеспечивается принципиальный интерес последователей этой школы к материальным свойствам звуковых единиц, к исследованиям в области экспериментальной фонетики, к поиску новых методов анализа и синтеза речи, к разработке рекомендаций для различных способов передачи звучащей речи на большие расстояния. За последние годы в этих областях российская наука достигла выдающихся успехов.

Щерба Лев Владимирович

(1880-1944)

Л. В. Щерба - известный русский советский языковед, академик. Его учителем был И. А. Бодуэн де Куртенэ, один из самых блестящий филологов XIX-XX вв.

Круг научных интересов Щербы чрезвычайно широк и разнообразен. Его магистерская диссертация была посвящена описанию восточно-лужицкого наречия (языка одной из малоизученных в тот период славянских народностей, проживавших на территории Германии), к изучению которого он обратился по совету Бодуэна де Куртенэ. В работе Лев Владимирович с большим успехом использовал методы полевой (экспедиционной) лингвистики, что было большой редкостью в то время. Щерба не знал серболужицкого языка, поселился среди лужичан в крестьянском доме, и за две осени (1907-1908) выучил язык и подготовил его описание, которое изложил в монографии "Восточно-лужицкое наречие" (1915).

Большое значение придавал ученый исследованиям живой разговорной звучащей речи. Он широко известен как фонолог и фонетист, основатель Ленинградской (Петербургской) фонетической школы. Он впервые ввел в практику лингвистического исследования экспериментальные методы и получил на их основе блестящие результаты. Наиболее известна его фонетическая работа - "Русские гласные в качественном и количественном отношении" (1912).

Много сделал Щерба для теории и практики лексикографии и лексикологии. Подготовленный под его руководством двуязычный словарь нового типа (объяснительного, или переводного) - "Русско-французский словарь" (1936) - используется в практике преподавания французского языка и для переводов до сих пор.

Его статья "О частях речи в русском языке" (1928) стала существенным вкладом в русскую грамматическую теорию, показала, что же реально скрывается за привычными для нас словами: существительное, глагол, прилагательное и т.д.

Щерба был блестящим педагогом: много лет он проработал в Ленинградском, затем в Московском университетах, подготовил целую плеяду учеников, которые стали выдающимися лингвистами (В. В. Виноградов, Л. Р. Зиндер и др.).

Л.В. Щерба. Основные вехи его жизни и творчества

Интерес Щербы к методике преподавания зародился еще в начале его научной деятельности. В связи со своей педагогической работой он начал заниматься вопросами преподавания русского языка, но вскоре его внимание привлекает также методика преподавания иностранных языков: говорящие машины (его статья 1914 г.), разные стили произношения, что играет в преподавании важную роль (статья 1915 г.), и т.д. Занимался он и отличиями французской звуковой системы от русской и пишет об этом в 1916 г. статью, послужившую как бы зародышем его "Фонетики французского языка". В 1926 г. появляется его статья "Об общеобразовательном значении иностранных языков", вышедшая в журнале "Вопросы педагогики" (1926, вып. I), где находим - опять-таки в зародыше - те теоретические идеи Щербы, которые он развивал в дальнейшем в течение всей своей научной жизни. Наконец, в 1929 г. выходит его брошюра "Как надо изучать иностранные языки", где он ставит ряд вопросов, касающихся изучения иностранных языков взрослыми. Здесь, в частности, он развивает (в плане методики) теорию о словарных [В дальнейшем Л.В. их называл знаменательными.] и строевых элементах языка и о преимущественной важности знания строевых элементов.

В развитии этого интереса Щербы сыграл большую роль и его учитель И.А.Бодуэн де Куртенэ, хотя и не оставивший ничего специально касающегося методики преподавания иностранных языков, но питавший глубокий интерес к живому языку, который побуждал его, как говорил Л.В., "поощрять у своих учеников занятия тем или другим видом приложения своей науки к практике".

Важность изучения иностранных языков в средней школе, их общеобразовательное значение, методика преподавания, а также и изучение их взрослыми все больше привлекает внимание Щербы. В 30-е годы он много думает над этими вопросами и пишет ряд статей, в которых высказывает новые, оригинальные мысли. В начале 40-х годов, во время войны, находясь в эвакуации, по плану Института школ Щерба начал писать книгу, являющуюся результатом всех его размышлений над методикой преподавания иностранных языков; это как бы сгусток его методических идей, которые возникли в течение всей его научной и педагогической деятельности - на протяжении тридцати с лишним лет. Он не успел ее закончить, она вышла из печати через три года после его смерти, в 1947 г.*

Как лингвист-теоретик, Щерба не разменивался на методические мелочи, на различные приемы, он старался осмыслить методику путем приобщения ее к общему языкознанию, старался заложить в ее базу важнейшие идеи общей лингвистики. Книга эта представляет собой не столько методику преподавания языка в средней школе (хотя и школьный учитель может извлечь из нее для себя много полезного), сколько общие вопросы методики, как и сказано в подзаголовке. Щерба говорит: "В качестве лингвиста-теоретика я трактую методику преподавания иностранных языков как прикладную отрасль общего языковедения и предлагаю вывести все построение обучения иностранному языку из анализа понятия "язык" в его разных аспектах".

Основная идея Щербы состоит в том, что при изучении иностранного языка усваивается новая система понятий, "которая является функцией культуры, а эта последняя - категория историческая и находится в связи с состоянием общества и его деятельностью". Эта система понятий, отнюдь не являющаяся неподвижной, усваивается от окружающих через посредство языкового материала (т.е. неупорядоченного лингвистического опыта), "превращающегося, согласно общему положению, в обработанный (т.е. упорядоченный) лингвистический опыт, т.е. в язык". Естественно, что системы понятий в разных языках, поскольку они являются социальной, экономической и культурной функцией общества, не совпадают, это Щерба и показывает на ряде убедительных примеров. Так обстоит дело и в области лексики, и в области грамматики.

Овладение языком заключается в усвоении определенных "лексических и грамматических правил" данного языка, хотя и без соответственной технической терминологии. Щерба подчеркивает и доказывает важность различения в грамматике, помимо строевых и знаменательных элементов языка, о чем уже говорилось, так называемой пассивной грамматики и активной. "Пассивная грамматика изучает функции, значения строевых элементов данного языка, исходя из их формы, т.е. внешней их стороны. Активная грамматика учит употреблению этих форм".

(Л.Р. Зиндер, М.И. Матусевич)

Зиндер Лев Рафаилович

(1903–1995)

Русский лингвист. Родился в Санкт-Петербурге 26 декабря 1903. В 1928 окончил романо-германское отделение Ленинградского университета, ученик Л.В.Щербы. С 1929 более полувека работал в Ленинградском государственном университете, вначале в кабинете экспериментальной фонетике и на кафедре немецкого языка; в послевоенные годы – доцент, профессор и заведующий кафедрой фонетики и методики преподавания иностранных языков университета. Участник Великой Отечественной войны. Кандидат наук с 1938, доктор наук с 1955. Умер Зиндер в Санкт-Петербурге в 1995.

Автор работ по фонетике (в том числе экспериментальной), фонологии, теории речевой деятельности, германистике, прикладной лингвистике; ряд работ был выполнен совместно с Т.В.Строевой (Сокольской). Лингвистические идеи Зиндера формировались под влиянием концепции Л.В.Щербы. После смерти своего учителя в 1944 Зиндер (наряду с М.И.Матусевич, 1895–1979) долгое время был хранителем традиций Ленинградской фонологической школы и ее ведущим представителем; во многих публикациях вплоть до 1990-х годов полемизировал с Московской фонологической школой. Крупный фонетист-экспериментатор. С 1950-х вел исследования совместно со специалистами по акустике и теории связи в области прикладной лингвистики (автоматическое распознавание речи, синтез речи, передача речи по каналам связи); активно способствовал развитию исследований по прикладной и математической лингвистике в СССР.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:38:29 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
22:11:54 28 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Фонологические оппозиции, фонологические дифференциальные признаки

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149933)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru