Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Процессы функционирования окказиональных лексических единиц в романе Р. Кено "Зази в метро"

Название: Процессы функционирования окказиональных лексических единиц в романе Р. Кено "Зази в метро"
Раздел: Топики по английскому языку
Тип: дипломная работа Добавлен 21:16:04 27 июля 2009 Похожие работы
Просмотров: 545 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. НЕОЛОГИЗМЫ В РОМАНЕ Р. КЕНО «ЗАЗИ В МЕТРО»

1.1. Неологизмы и их лингвистический статус в работах отечественных лингвистов, французских лексикологов

1.2. Понятие неологизмов в современной лингвистической литературе

1.3. Некоторые способы образования неологизмов

1.4. Развитие словарного состава современного французского языка

1.5. Свойства речевых неологизмов

1.6. Стилистически окрашенные модели и их окказиональные варианты

ГЛАВА II. НОВООБРАЗОВАНИЯ КАК ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ФАКТ РЕЧИ ПИСАТЕЛЯ (Р. КЕНО)

2.1. Неологизмы как проявление языковой игры

2.2. Ненормативность на лексико-семантическом уровне в романе Р. Кено «Зази в метро»

2.2. Ненормативность на лексико-семантическом уровне

2.2.1. Фонетическое письмо

2.2.2. Словосложение. Неологизмы, образованные словосложением

2.2.3. Грамматические деформации в тексте

2.2.4. Морфологическое словообразование

2.2.5. Заимствование

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЯ


ВВЕДЕНИЕ

В последние годы многие лингвисты обращаются к проблемам недавно возникшего направления в отечественной лингвистике – неологии. Это связано со стремительным развитием науки и техники, расширением международных контактов, значительными социально-политическими и экономическими преобразованиями, происходящими в современном мире. Подобный интерес к неологии объясняется тем, что процессы словообразования постоянно требуют дальнейшего научного исследования, теоретического осмысления и классификации.

Согласно Лингвистическому энциклопедическому словарю [ЛЭС, 2002], новые слова ежегодно десятками тысяч появляются в прессе, и их изучение порождает новые теории, подходы и методики исследования.

Проблемы неологии получили широкое освещение в отечественной лингвистике. Процессы словообразования, пополнения лексикографических источников нашли свое отражение в работах таких российских ученых, как А.А. Потебня, М.М. Покровский, Ф.И. Буслаев, В.Г. Гак, В.Г. Костомаров.

Однако не сформулировано однозначное определение понятия «неологизм», не выявлены причины возникновения неологизмов в различных языках, не существует их четкой классификации. Исследование дает представление о словотворческих потенциях системы языка. Несмотря на значительное количество работ, посвященных анализу окказиональных единиц, вопрос функционирования неологизма в художественном тексте и языке прессы, его роль в структурной и концептуально-смысловой системе текстового целого, систематизации окказионального слова в тексте является недостаточно изученным, что обусловило выбор темы дипломной работы.

Актуальность темы дипломной работы определяется следующими факторами:

– в научной литературе отсутствует четкое определение статуса и понятия неологизмов, не представлена их общепринятая классификация;

– процессы образования новых слов в языке требуют новых методик исследования, теоретического осмысления, точной систематизации и классификации;

– необходимость изучения стилистических особенностей окказиональной лексической единицы и смыслообразующих свойств в тексте, обусловленных их функционированием, формальной и содержательной структурой;

– анализ функционирования окказиональных лексических образований в романе Р. Кено «Зази в метро» (авторских неологизмов) и их роли в смысловом развертывании с когнитивно-функциональной точки зрения.

- широкое распространение индивидуальных неологизмов в произведении Р. Кено « Зази в метро».

В качестве предмета изучения рассматриваются процессы функционирования окказиональных лексических единиц в роме Р. Кено «Зази в метро».

Эта работа основывается на следующих положениях, доказанных в научной литературе:

1. неологизация представляет собой комплексный феномен, отражающий этап развития языка на лексическом и фразеологическом уровнях, социальные преобразования, ценностные доминанты (В.Г. Костомаров, Т.В. Максимов, Е.В. Сенько).

В основу данной дипломной работы положены следующие методы, позволяющие осуществить комплексный подход в изучении лексической и фразеологической неологизации в художественном тексте на базе романа Р. Кено и в языке прессы:

– контекстуальный анализ;

– описательный метод (наблюдение, обобщение);

Данное исследование имеет следующую структуру: работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии, списка источников, словарей.


ГЛАВА I . НЕОЛОГИЗМЫ В РОМАНЕ Р. КЕНО «ЗАЗИ В МЕТРО»

1.1 Понятие неологизмов во французской и отечественной лингвистике

Лексический состав языка не только теряет определенные слова и их группы в связи с устареванием по тем или иным причинам, но и интенсивно пополняется новыми словами. Этот непрерывный процесс создания нового лексического материала следует рассматривать в неразрывной связи с происходящими в различных сферах событиями.

Последние 10-15 лет характеризуются существенными историческими изменениями во Франции и в России: в менталитете, в социальной, научной, правовой и культурной областях. Все это отразилось на словарном составе, в котором за этот период появилось много новых лексических единиц.

Многие из них, как отмечает В.И. Максимов [Современный русский литературный язык. – М., 2003], раньше отсутствовали не только в литературном языке, но и в других стилях русского языка. Подобные лексические единицы принято называть неологизмами.

Серия слов, образованных из греческих корней neos (новый) и logos (слово, наука), закрепляются во французском языке в 18 веке. Исторические свидетельства, которыми располагают ученые, не соответствуют логике деривации: прилагательное «неологический» появляется в 1726 году, существительное «неологизм» – в 1734 г., «неология – в 1758.

Необходимо отметить, что в предыдущие столетия во французском языке прослеживались тенденции, впоследствии способствовавшие возникновению неологизмов. Характерной чертой в развитии словарного состава литературных произведений 17 века, по сравнению с предыдущим, является сокращение большого количества слов. Это было связано не только с влиянием теории пуризма, но и письменно-литературного языка 16 века, не употреблялись в разговорной литературной речи или как чуждые лексической системе французского языка, как ненужные и чуждые лексической системе французского языка, поэтому отмирали.

В разговорной литературной речи утрачивались многие устаревшие слова:

– boucon (morceau em р oiusonné), cheoir, conquester, debord, delecter, eprendre, gaber, inde (couleur bleue).

Большую работу проводили теоретики языка 17 веке в области уточнения значения слов. Например, слово entrevue могло употребляться только для встречи в будущем; fermet é – для определения характера, но не для стиля; fardeau и charge – не должны были употребляться в одном предложении [История французского языка 1976: 292-299].

В 17 веке была образована Французская Академия – государственный орган, одной из задач которого являлся контроль над неологизмами.

В то время неологизмами считались те слова, употребление которых разрешалось.

Поэтому быстрое развитие науки, технологии в послевоенное время вынудило многих ученых-лингвистов контролировать неологию, и бороться против спонтанной неологии.

Официальная деятельность по распространению новых слов французского языка говорит о контроле над неологией. С 1970 годов во Франции действует официальная неология, задачей которой является прекратить засилие англицизмов в рамках растущих потребностей.

Если не представляет особого труда дать неологизмам морфологическую характеристику, их новизна ставит гораздо больше вопросов перед учеными.

Во французской лингвистике вопрос о том, какое слово считать неологизмом, остается неразрешенным. Неологизм не является психолингвистическим понятием. Это понятие затрагивает только уровень языка.

Неологизм определяется ощущением новизны и повторяемостью слова.

Для некоторых французских лингвистов вопрос состоит в том, чтобы определить изучение неологизмов по отношению к направлениям Соссюра. В диахронии любая единица была неологизмом: лексика образуется только из неологизмов, которые прижились в языке. В синхронии мы сталкиваемся с единицами функционально современными.

Невозможно одинаково описывать единицу в ее функционировании в начале 20 века и сейчас: она соотносится с другими реалиями и получает иное применение, имеет другие синонимы, антонимы. Естественно, что изначально неология является фактом речи: язык может обновляться. Только включая новинки, случайно появившиеся в речи, чье распространение окажет влияние на язык.

Речь пойдет о лексемах. Они будут простые, сложные и составные. Простой критерий новизны исключает морфологический уровень или предложение. Трудно говорить, что относится к суффиксу -tique , недавно появившимся и распространенным. Неологизм распространяется между этими двумя уровнями: морфемой и синтагмой. Простая лексема может совпадать с морфемой: radio , t é l é . Для неологизма характерен тот редкий случай, когда лексемы никогда не бывают простыми. Следует четко различать сферу иностранных форм от грамматики языка. Поскольку эти формы непредсказуемы и не мотивированы: это касается как заимствований, так и аббревиатур. Неологизмы могут быть лексическими единицами, разнообразными по форме, так как виды неологического словопроизводства выражаются через морфологические тенденции: короткие неологизмы лицом к тенденции к мотивированным синтагмам.

Эти тенденции могут быть проиллюстрированы в терминологических источниках:

1) они заимствуют мономорфемы, полисемичные в английском языке (spot – существительное и глагол и в роли существительного оно обозначает знак, пятно, отметку (определенное место), чтобы превратить их в специальные единицы: spot , clip (видео), gop и nich (генетика).

2) используют многочисленные сокращения;

3) они прибегают к синтагмам.

На практике, понятие неологии соответствовало опыту описания лексики в период его зарождения. В 18 веке Дефонтен расширял поле неологизмов путем субъективного суждения, основанного на интуиции предположения. Лексикографические описания и проведенные исследования позволяет предоставить точные даты создания, появления, распространения новых слов.

Понятие неологизма с лингвистической точки зрения нужно для определения и изучения синхронического среза, представляющего значительный интерес для исследования. Вопрос кода и этого среза относится к внутриязыковой неологии: заимствования в техническом, географическом использовании по отношению к использованию для данной синхронии.

На практике определение положения неологизмов происходит путем использования метода исключения. Неологическими рассматриваются единицы, которые не зафиксированы в существующих словарях, приложениях.

Для этого служит множество информационных источников, так как словари общелитературного языка многочисленны.

В случае со словарями экономических терминов записаны те неологизмы, которые широко употребляемы в обществе. Среди слов, которые недавно вошли в словари употребительной лексики PetitLarousse напечатан в издании 1997 года термин - киберпространство, разговорное значение dejanter , gonfler . Petit Robert зафиксировал 3 слова – docudrame , sandwicherie , reality show . Издания Hachette, Robert зафиксировали использование глагола seriner и выражений nains de jardin, serveurs de donnees, cours de grands, vide grenier, café-noisette. Следовательно, французский язык в 21 веке далек от обновления только из одного источника.

Лингвисты предлагают разные классификации неологизмов в зависимости от подхода к определению новых слов.

Понятие неологизм является общим термином для обозначения всех видов новой лексики. Под общеязыковыми неологизмами понимают новые слова, которые появляются в языке в связи с появлением новых понятий. Следующий класс новой лексики составляют окказионализмы или авторские новообразования. Они делятся на лексические и семантические окказионализмы. Лексические окказионализмы представляют собой морфологически новые слова, не отмеченные ни в одном из источников. Разновидностью лексических окказионализмов являются потенциальные слова, не имеющие стилистической окраски. Многочисленным классом лексики являются семантические окказионализмы – узуально существующие слова с контекстуальным образным значением.

Между развитием и изменением в отборе средств выражения в речевых стилях изложения и эволюции словарного состава современного французского языка существует постоянная связь. Не только вновь появившиеся средства выражения и стилистические неологизмы интересуют стилистов, но и появление новых лексических единиц, постепенное отмирание архаизмов, роли историзмов в речевых ситуациях. Источником обогащения словаря принято считать появление новых слов, обозначающих новые понятия, явления, предметы, изменение условий, словом все то, что несет с собой прогресс и достижение науки и техники. Без нового значения неологизм не может появиться и войти в словарный состав языка. Новое значение неотделимо от формы, новые понятия, явления, предметы находят свое лингвистическое отражение в языке. Общеизвестно, что неологизмы проникают в язык следующими путями: через аффиксальное словообразование, словосложение, конверсию, переносное значение. Неологизмы настоящей эпохи чаще всего обогащают терминологическую лексику и относятся к словам с точным номинативным значением. С точки зрения внешней формы наименования могут представлять собой простое слово (в том числе и образованное путем конверсии, а также заимствований – перехода из одной части речи в другую), производное слово, сложное слово и словосочетание. Роль этих структурных типов при обозначении понятий определяется тем, насколько развиты в языке средства словообразования.

Ученые, анализирующие систему французского языка, указывают различные мнения по поводу словообразования в этом языке. Ряд лингвистов отстаивают точку зрения о том, что французский язык теряет способность создавать новые слова. Некоторые факты как будто подтверждают это: выпали многие производные слова, бывшие в старофранцузском; ряд понятий, выражаемых в других языках одним словом, во французском языке обозначаются только словосочетаниями. Однако нельзя не согласиться с иным подходом, намеченным А. Миттераном, что проблема жизненности французского словообразования – надуманный вопрос, который нельзя рассматривать абстрактно. Как только исследователи обращаются к конкретным фактам языка, к живой разговорной речи, к языку прессы, к терминологии разных отраслей знаний обнаруживается жизненность и высокая продуктивность многих моделей образования. Но не только поэты и журналисты придумывают новые слова. По данным Ларусса Жан Дюбуа исследовал изменения во французской суффиксации за 55 лет.

Много производных слов выпало из живого употребления, но при этом список новых слов немного расширился, некоторые суффиксы утратили жизнеспособность, на их место пришли другие. В целом суффиксация жизнеспособна в последнее десятилетие во французском языке. Причем особенно много неологизмов возникает в науке, технике, печати и рекламе.

Как известно, лексический состав языка не только теряет определенные слова и их группы в связи с устареванием, по тем или иным причинам, но его интенсивно пополняют новые слова. Этот непрерывный процесс создания нового лексического материала следует рассматривать в неразрывной связи с происходящими в различных сферах событиями. Последние 10-15 лет характеризуются существенными историческими изменениями в мире. Так в целом во Франции и в России эти изменения коснулись политической, экономической системы, менталитета народа в социальной, научной, правовой и культурной областях.

Все это самым непосредственным образом отразилось на словарном составе, в котором за этот период появилось много новых лексических единиц. Причем, многие из них раньше отсутствовали не только в литературном языке, но и в других ответвлениях языка (социальных и территориальных диалектах, функциональных стилях).

Подобные лексические единицы принято называть неологизмами.

Проблемы отечественной неологии получили достаточно широкое освещение в отечественной лингвистике. Российское языкознание 19 столетия представило благодатную почву для развития неологии во второй половине 20 века.

Следует отметить, что в своих трудах исследователи обращаются к отдельным моментам данной науки, изучая процессы неологизации на одном из языковых уровней, не затрагивая систему языка в целом.

Одной из фундаментальных проблем теории неологии является вопрос о критериях выделения новых слов. Субъективную сторону в решении данной проблемы легко заметить в самом определении термина неологизм. Почти все формулировки, которые предлагают отечественные исследователи, сводятся к следующему: само понятие лексический неологизм, отражая сложную внутреннюю динамику лексики языка, может констатировать лишь временное положение того или иного слова в ее составе.

Мы согласны с утверждением Н.З. Котеловой, что предпринятые в лингвистике попытки определить понятие нового слова дали во многом несовпадающие результаты.

В современном языкознании обозначились 4 взгляда на природу неологизма.

Во-первых, новое слово понимается как стилистическая категория, причем главным критерием считается ощущение новизны при восприятии слова. Во-вторых, неологизмами считаются слова, обозначающие новую реалию, возникшие для такого обозначения, появившиеся в связи с ростом науки, техники. В-третьих, некоторые лингвисты считают неологизмами только те слова, которые не отмечены словарями. В-четвертых, в словарях можно также встретить очень простые определения неологизма.

Как правило, подобные определения оцениваются в качестве тавтологических. Признавая их в целом верными, необходимо отметить, что в этих определениях присутствует малосодержательность и неполноценность, поскольку понятие неологизма исторично и относительно, в чем и заключается специфика данного лингвистического феномена. Установление и ограничение эмпирической области объектов, охватываемых понятием неологизма, зависит от параметров-конкретизаторов, снимающих относительность и абсолитирующих свойство новизны. По мнению цитируемого лингвиста, «первым и основным определением является конкретизация по параметру «время».

Неологизмы представляют собой новые слова какого-либо периода по отношению к какому-нибудь из предшествующих временных отрезков, то есть это слова какого-либо периода, которых не было в предшествующий период».

Аналогичной точки зрения придерживается Е.В. Сенько, которая выделяет в современной отечественной неологии два основных направления: 1) исследование специфики обновления словарного состава языка (неологизм как объект неологии),

2) выявление и изучение проблематики, связанной с лексикографированием неологизмов (неологизм как объект неографии). Интерес к стилистической роли неологизма проявился в последние годы и выражается в поиске роли неологизма в создании специальных стилистических эффектов.

Нам представляется целесообразным исследовать процессы, сопровождающие период существования неологизма в языке, исходя из функции, которую выполняет изучаемое слово в рамках контекста. Схематически этот период можно изобразить следующим образом: момент «рождения», период функционирования, момент «смерти». Если какое-либо слово в определенном тексте выполняет стилистическую функцию «новизны» и, будучи употребленным, в данном контексте, имеет инновационную окраску, подобная лексическая единица может уже с полным правом считаться неологизмом. В связи с этим возникает второй фундаментальный вопрос: как достоверно определить, действительно ли слово, которое нам представляется неологизмом, функционирует в данном контексте в качестве инновационной единицы? Чувствует ли реципиент ту самую «свежесть» и необычность, о которых писал. А.А. Реформатский? [Реформатский 2001]

Большинство исследователей предпочитают анализировать неологизмы и давать им свое определение, опираясь на понимание данного явления со стороны получателя информации. Другими словами, проводится исследование неологической лексики, в качестве критерия принимается точка зрения реципиента, и именно от его мнения зависит, будет ли слово считаться неологизмом или нет. В качестве основополагающего большинство исследователей ставят хронологический критерий. Нам же представляется важным изучение неологизма не со стороны читателя и слушателя, а со стороны непосредственно его «автора», то есть, ученого, журналиста, литератора, вводящего в обиход новое слово.

Схематически эти две точки зрения можно противопоставить следующим образом:

Хронологический признак (с точки зрения получателя информации, реципиента) – период функционирования – момент «смерти». Функциональный и стилистический признак с точки зрения автора, создателя неологизма- момент «рождения» – период функционирования. Отсюда вытекает понимание данного лингвистического явления: неологизмом является слово, которое, будучи употребленным, в определенном контексте, несет стилистическую функцию инновативности; которое автор текста, где оно употреблено намеренно использует, ставя своей целью вызвать у читателя ту самую «свежесть» и необычность, о чем пишет в своем определении неологических единиц А.А. Реформатский. Данная формулировка требует необходимого теоретического обоснования. Прежде чем приступить к нему, следует вспомнить о том факте, что все существующие в языке неологизмы делятся на два больших класса: общеязыковые (или просто языковые) и авторские (индивидуально-авторские, индивидуально-стилистические окказионализмы).

Для данного исследования большую роль играют именно авторские неологизмы. Если говорить об авторских неологизмах, окказионализмах, то в таком случае наше определение представляется обоснованным, поскольку этот вид неологической лексики, исходя из самой сути данного явления, обязательно требует для своего отражения авторской интонации, передает желание сообщить тексту необычность звучания, свой индивидуальный стиль. Другими словами самим своим появлением такой вид неологизмов обязан стремлению автора создать или выразить свой собственный взгляд на явление, объект, признак. Если говорить о графическом выражении и оформлении подобных лексических единиц, то здесь существует несколько способов: использование курсива, кавычек, необычного шрифта.

В качестве уточняющих элементов могут служить сноски и комментарии, использование синонимичных выражений, приводимых в скобках. Все это свидетельствует, на наш взгляд, о том, что слово, использованное автором в тексте, предлагается им самим впервые или же автор полагает, что оно является еще недостаточно знакомым для читателя, данного текста. Гораздо труднее обосновать использование автором общеязыковых неологизмов. Целесообразной можно считать следующую методику: в текстах, где употреблено слово, которое представляется неологизмом, можно попытаться заменить неологизм на соответствующий синоним из общеупотребительного языка. Если при этом не утратится первоначальная семантика соответствующего предложения, то на основании этого можно сделать вывод, что использование автором неологизма в данном тексте представляет собой один из многочисленных стилистических приемов. Для этого исследователем Г.А. Злотиным предлагается термин «некорректный неологизм».

Определенную роль в исследовании стиля текста могут также сыграть словари неологизмов, предлагаемые многими лингвистами – неологами. Слово как единица языка представляет собой единство означающего и означаемого, единое материально-идеальное образование, которое служит средством материализации и номинации, отраженных в сознании человека - объекта действительности. Сложность и многогранность смыслового содержания слова определяют универсальный характер словесного знака и его полифункциональность.

В своем анализе мы исходим из традиционно выделяемых в слове функций: номинативной, прагматической и стилистической (экспрессивного выражения и эмоционального воздействия). Каждая из них может оказаться ведущей для определенных типов словесных знаков. Номинативная и сигнификативная функции представляют по своему содержанию две стороны одного явления знаковой репрезентации слова как дискретной единицы языковой системы и характерны для номинативных словесных знаков. Стилистическая функция, наряду с номинативной и сигнификативной, присуща стилистически маркированной лексике, имеющиеся в словарном составе любого языка. Коммуникативная и прагматическая функции выступают как ведущие у словесных знаков, актуализируемых в речи.

Сложность смысловой структуры слова и полифункциональность словесного знака не противоречит тому факту, что первопричиной возникновения и развития языка, фактором, обуславливающим и определяющим бытие языка, является коммуникация, а сущность языка определяется тем, что он является единственным репрезентантом человеческого мышления и сознания. Если понимать под коммуникацией передачу с помощью языковых средств всех типов информации, в том числе мыслительной и стилистической, то справедливо признать, что коммуникативная информация в целом представляет собой органический и единый объект, а коммуникативная функция является основной и определяющей в использовании языка как средства всех типов общения [Шарадзелидзе, 1975]. Уникальным свойством естественного человеческого языка является его способность двукратной репрезентации, двойного означивания объектов окружающей действительности, (в языковой системе и речи). Именно это свойство представляет основу его способности формировать бесконечное множество высказываний; рациональных оценок.

«Несомненно – писал Л. Щерба, – при говорении мы часто употребляем формы, которые не слышали от данных слов, производим слова, не предусмотренные никакими словарями, сочетаем слова, хотя и по определенным законам их сочетания, но зачастую самым неожиданным образом». Если принять за исходное, что в основе практически безграничных возможностей употребления слов в речи в их непрямой функции лежат явления, связанные с тенденцией развития языка и заложенные в самом языке, становится возможным поставить задачу определения основных закономерностей, основных способов и средств формирования различных типов окказиональных номинаций.

Специфический характер окказиональных номинаций создается тем свойством лексической единицы, которое квалифицируется в современной лингвистике как ассиметрия словесного знака. Еще в прошлом веке это явление отметил А. Потебня, а позднее Соссюр и С. Карцевский. Современную интерпретацию этого положения находим в работах С. Кацнельсона, А. Уфимцевой, которые отмечают, что полифункциональность единиц плана выражения и омонимия единиц плана содержания основывается на отсутствии соответствия между более емкими по объему и многомерным по структурной организации планом содержания и более простым планом выражения. [Кацнельсон, Типология языка и речевое мышление].

Другое важное свойство языка, которое также «объясняет механизмы» окказиональных номинаций получает отражение в положении о том, что язык как средство общения содержит в себе категории как абстрактного, так и конкретного порядка. Разграничение между языковой системой и речью в современных исследованиях проводится не в плане разграничения сущности и явления, а в плане разграничения общего и единичного.

Известно, что создание актуального речевого знака предопределяется определенным функциональным заданием. Прагматический аспект знаковой репрезентации прослеживается и в акте стилистически маркированной окказиональной номинации. По функциональному принципу представляется возможным разграничить два основных вида окказиональных номинаций: как источник создания экспрессивно-образных стилистических смыслов и как источник создания эмоционально-оценочных стилистических смыслов.

Вторичное окказиональное переименование как источник создания речевой образности – явление, известное со времен древнегреческих риторов. Уже в те времена создание образности слова связывалось с его метафорическим употреблением, основанным на переносе значения. В стилистическом плане вторичное окказиональное переименование является источником создания образной экспрессии и лежит в основе формирования ряда лексических стилистических приемов – метафора, метафорический эпитет, метонимия. Если понимать под денотатом тот признак, свойства реального объекта обозначения, по которому создается узуально закрепленное представление о классе предметов, а под референтом предмет обозначения, соотносящийся со словом в его конкретном речевом употреблении, то в случае окказионального переименования в основе сдвига денотативной соотнесенности оказываются следуюшие процессы: приглушение узуальной денотации и одновременное появление окказиональной референции. Одновременная двойная соотнесенность словесного знака с денотатом и референтом создает семантическую двуплановость в процессе вторичного окказионального означивания.

В основе вторичной окказиональной номинации словом в составе таких стилистических приемов как метонимия в принципе то же явление, что и при создании образности метафорической. Между этими двумя процессами намечаются некоторые отличия, которые позволяют говорить о различных типах вторичной окказиональной номинации.

Вторичная окказиональная номинация всегда связана с изменением денотативной соотнесенности лексико-семантического варианта и формированием под влиянием контекста окказионального референта (предмет обозначения, соотносящийся со словом в его конкретном речевом употреблении). Через этот референт осуществляется окказиональная соотнесенность лексико-семантического варианта с квалификативной сферой чувственно-образного представления действительности, в результате чего актуализируемая единица начинает характеризоваться двойной и одновременной соотнесенностью с предметом первичного и вторичного означивания.

Вторичное окказиональное переименование знаков с первичной номинативной функцией приводит к изменению его синтаксической роли в предложении: идентифицирующий знак переходит в предикативный. Прагматическая направленность вторичной окказиональной номинации – создание экспрессивно-образных стилистических смыслов, на которые, «накладываются «смыслы эмоционально-оценочные».

Так выявляются общие закономерности, общие «механизмы» стилистически маркированной вторичной номинации. В пределах описанных процессов выделяются отдельные типы переименований, которые различаются по следующим параметрам:

1) основание преименование-характер «перенесенного» признака;

2) тип контекста, в пределах которого происходит акт окказионального переименования

3) характер референта;

4) характер номинативной соотнесенности переименованного знака;

5) синтаксическая функция переименованного знака;

6) функционально-прагматическая направленность вторичного окказионального переименования.

Увеличение числа межрегиональных и межнациональных контактов, взаимодействие местных и официальных языков в бывших колониальных странах, интеграционные процессы – эти и другие факторы обуславливают рост языковых контактов в современном мире.

Одним из важнейших понятий языкового контакта является билингвизм. В настоящее время языковая политика многих стран Европы способствует развитию билингвизма в этих странах. Как видно из теории языковых контактов, результатам взаимодействия языков является заимствование. Процесс заимствования происходит везде, где присутствуют билингвизм или имеет место языковой контакт. Теме заимствования посвящено много работ. При описании заимствований обычно говорят о заимствованных словах, кальках, семантических заимствованиях.

Обратимся прежде к семантическим заимствованиям. При семантическом заимствовании слово приобретает новое значение благодаря фонетическому сходству с каким-либо словом иностранного языка. К понятию семантического заимствования очень близко стоит значение кальки, семантической кальки. Семантическое заимствование не остается неизменным, оно с течением времени испытывает различного рода изменения. Начало теории изменений положил французский лингвист М. Бреаль в 19 веке (в 1897 году вышла в свет его книга «Essaidesemantique, sciencedessignifications»). Согласно Бреалю, в основе всех изменений значений лежит метафора, при этом метафорический перенос характерен для всех языков.

Теория, предложенная Г. Шпербергом, объясняет начало изменения значения слова изменением значения смысла в контексте.

Контексты, типичные для данного слова в данное время он называет консоциями. Утверждая, что в основе сдвигов значений лежат эмоции, Г. Шперберг выделяет две группы семантических изменений:

1) распространение (когда одно слово распространяется на обозначение других предметов);

2) притяжение (одно слово как бы притягивает другие и передает им свое значение);

Причину семантических изменений слов, согласно Г. Шпербергу, следует искать в индивидуальной речи. Вместе с тем появляются и работы других лингвистов, посвященные вопросу семантических изменений, которые дополняют эти две теории. Эмоциональная теория Г. Шперберга нашла свое отражение и продолжение в психолингвистическом подходе к изучению этого вопроса в работах В. Пизани, П. Киро, К. Яберга, К. Фослера. Многие из них семантические изменения объясняют потребностью самовыражения. Именно психологическими причинами объясняются такие явления как эвфемизм, стремление к гиперболизации, иронический способ выражения, экономия усилий в речи. Последнее способствует возникновению многочисленных эллипсов, приводящих в свою очередь, к изменению значений слов, и к омонимизации. Тенденций к экономии объясняются и устранение многих синонимичных пар, синонимов романского и германского происхождения [Гак, 1979].

В социально-культурном направлении, кроме А. Мейе, работали такие ученые как О. Духачек, Ж. Дюбуа. Особенно плодотворным социокультурное осмысление языка оказалось при историческом изучении общественно-политической лексики, при исследовании истории слов в истории общества.

Большой вклад в развитие теории семантических изменений в России внес В.Г. Гак. В книге «К типологии и методике историко-семантических исследований», появившейся в1979 году, он делает подробный анализ исследований французских авторов, посвященных проблеме семантических изменений. Семантический процесс анализируется в трех аспектах:

формы семантических изменений (внутрисистемные оппозиции), лексическая и семантическая аттракция, эфимизмы, эллипсисы;

причины семантических изменений;

и результаты семантических изменений – возникновение многозначности, синонимизация, омонимизация, появление и устранение слов и их значений [Гак, 1979].

1.2 Некоторые способы образования неологизмов

Отмеченные традиции словообразовательных путей во французском языке сохраняют свою значимость, хотя и с некоторыми отклонениями и изменениями, на всем протяжении процесса развития языка.

Эти закономерности устанавливаются при прослеживании тенденций более продуктивных и относительно непродуктивных, которые постепенно отмирают.

Префиксация, как и суффиксация, – очень древний, но продуктивный и в настоящее время способ пополнения словаря. В современном французском языке наблюдается префиксальный способ словообразования, а также префиксально-суффиксальный тип словообразования. В период галльской латыни наблюдались оба типа, причем префиксально-суффиксальные образования преобладали [Brunot, «Histoiredelalanguefrançaise].

Во французской филологической литературе префиксация обычно рассматривается как особый вид словосложения (composition) в связи с тем, что часть префиксов восходит к самостоятельным словам и сейчас, они еще могут употребляться как предлоги и наречия. Но при такой классификации теряются границы между производными и сложными словами, а также смешивается история языка и современное его состояние.

Префиксы, как и все словообразовательные средства языка, выработались в результате длительного развития и постепенного усовершенствования языка. Словообразовательная абстракция отчетливо наблюдается при префиксальном словообразовании. Признак, присущий ряду предметов или понятий обращается в префикс, абстрактное значение которого конкретизируется при присоединении к корневым словам. Например, продуктивный в современном французском языке префикс in (отрицательная латинская приставка) в сочетании с измененными основами сообщает словам отрицательную окраску, независимо от лексического значения основы – inconfort , indiscipline , inimportance . Достаточно продуктивный в настоящее время префикс -re - чаще всего придает словам интерактивный характер, сочетаясь с глагольными основами – retelephoner , revaloriser , независимо от значения слова.

Весь ход словообразовательной системы тесно связан с тонкими и сложными законами развития, свойственными каждому языку. Во французском языке существуют особые пути и модели, по которым идет новое словообразование, и вскрыть которые помогает детальное рассмотрение фактов истории. Продуктивность отдельных префиксов меняется в ходе развития языка и в различные эпохи может быть значительной и незначительной. При рассмотрении продуктивных префиксов современного французского языка необходимо базироваться на современном состоянии языка.

В современном французском языке особенно продуктивны префиксы народного происхождения: contre, dé, dés, non, sur, sous.

Главные продуктивные префиксы книжного происхождения: anti , archi , co , ex , extra , in , inter , super , h y per, multi, mini, ultra.

Употребительность их различна, одни создают целый ряд слов, другие вызывают к жизни единичные слова или используются для получения слов-метеоров, возникающих волей пера и фантазии у ищущего новый слог автора. Книжные префиксы проникли во французский язык в различные периоды его существования, причем почти все продуктивные в современном французском языке книжные префиксы интернациональны. Продуктивные префиксы народного происхождения современного французского языка прослеживаются от самых истоков французского языка. Многие из употребительных префиксов народной латыни ( ad , con , dis , in , per , re , sub ) являются продуктивными и в современном французском языке и в основном сохраняют свое первоначальное значение. Значения префиксов более устойчивы, чем значения слов. Современные продуктивные префиксы прозрачны по форме, ясны по значению и обычно однозначны. Префиксация особенно широко распространена в глагольном словопроизводстве и меньше в именном словопроизводстве. В русском языке префиксальное словообразование в области имен существительных сочетается одновременно с суффиксальным словообразованием, но оно очень распространено в кругу прилагательных и глагола. Язык прогрессивной французской литературы дает богатую картину использования средств общенародного национального языка.

В современном французском языке сохраняют свою продуктивность и жизненность как некоторые префиксы книжного происхождения, то есть заимствованные из латинского и греческого языков, так и некоторые префиксы народного происхождения, то есть образованные посредством элементов национального французского языка. Книжные префиксы служат для образования новых международных слов, но также сочетаются с исконными французскими словами.

Народные префиксы присоединяются как к словам книжного происхождения, так и к французским словам народного происхождения. Словообразовательные префиксы могут иметь аналогичное значение, отличаясь лишь определенными оттенками, и таким образом приближаться к синонимам.

Примером синонимичных префиксов могут служить продуктивные в современном французском языке префиксы d é, ex , in , non , sans . Все эти префиксы имеют отрицательное содержание, к которому присоединяется тот или иной оттенок, чем достигается дифференциация значений производных слов.

Книжный префикс in распространенный в современном французском языке, употребляется с именными основами и сообщает слову признак простого отрицания. Он создает антоним к простым словам и обладает наибольшей нейтральностью в стилистическом отношении. Сочетаются с прилагательными – inchavirable , ind è logeable , indiplom é, in é contable , и реже с существительными inc о nfort , inculture , inorganisation , внося в производные слова смысл, отрицающий содержание простого слова.

Народный префикс « d é» продолжает оставаться продуктивным, причем его отрицательное первоначальное значение сохраняется, приобретая большую активность и часто выражая прекращение или исчезновение какого-либо свойства или явления.

Префикс « d é» сочетается как с глаголами, так и с именами. Термины физкультуры и спорта, которыми пользуются спортсмены, неоднократно представлены префиксальными словами, преимущественно глаголами. Эти производные слова при всей их специфичности значения сохраняют ясную смысловую структуру. Таковы слова: désépaulerстрелять с плеча , décollerстартовать , dévenementприкрыть. Во всех этих словах приставка d é указывает на утрату или прекращение действия или явления, присущего бесприставочному слову.

К отрицательным приставкам следует отнести отрицательную приставку ex, она часто употребляется для создания слов-метеоров, которые служат для единичного употребления и встречаются в отдельных художественных произведениях. В современном французском языке она присоединяется к существительному и обозначает состояние или профессию человека. Этот префикс получил распространение в языке во время французской буржуазной революции и присоединяется с оттенком пренебрежения: ex-chef, ex-curé, ex-deputé, ex-membre, ex-noble, ex-prêtre.

Наречие отрицания non выступает в роли префикса, сочетаясь только с именами существительными, причем обязательно соединяется с простым словом через дефис. Часто используются для получения новых политических терминов, которые можно встретить у французских писателей и публицистов. Будучи синонимом, префиксу in,non ярче подчеркивает отрицание. Примерамимогутслужитьслова: non-agression, non-communistes, non-decl a raton, non-retroactivité des lois.

Употребительный предлог народного происхождения « sans », образуя префикс, присоединяется только к существительным и показывает полное отсутствие в приставочных словах предмета или явления, которые передаются бесприставочными словами. Например: les sans-abri, les sans-logis, les sans-travails.

Хотя в современном французском языке продуктивные префиксы обычно обладают одним определенным значением, все же тот факт, что в языке имеется лишь незначительное количество живых префиксов, приводит к полисемантичности некоторых из них.

Префикс « contre » довольно редко употреблялся в латинских сочетаниях, в достаточной степени был продуктивен во французском языке и сочетался с глаголами и с именами, причем сохранял значение от предлога (возле), то наречие (вопреки), например: contre-porte – вторая дверь , contre-placage – облицовка , и во втором значении contre – rèvolution.

В современном французском языке этот префикс продуктивен, особенно в специальной терминологии, где он продолжает сохранять оба значения:

Например; с одной стороны – contre - examen toxicologique дополнительный токсикологический осмотр, contre - valeur – денежная стоимость; с другой – les batteries contre - avions , une violence contre - nature .

Можно указать ряд военных терминов, как глаголов, так и существительных: conre-assaillir, contre-dégager, contre-miner, contre-bord, contre-écrou, contre-face, наблюдаетсяобозначения.

Имеет ни одно значение префикс sous в сочетаниях более раннего периода, имевший форму sou , который присоединяется к именам и глаголам и может иметь значение уменьшения, подразделения: sous-division, sous-vendre, sous-developpé, а также передавать различные оттенки местонахождения: sous-comtoir, sous-titré.

Употребляется в официальной и административной речи для передачи понятий (помощник, низший чин), присоединяясь к бесприставочному слову, означающему должность: sous-bibliothécaire, sous-direction, sous-doyen.

В современном французском языке встречаются продуктивные префиксы, имеющие близкое сочетание, значение, происходящее от одного латинского слова, не имеющего различную форму. Примером такого параллельного существования этимологических дублетов представляют продуктивные на современном этапе французского языка re, ré, sur, super. Обе формы re, ré дали многочисленные слова во французском языке и продолжают служить для целей словообразования в современном французском языке. В настоящее время новообразования с префиксами re , r é в литературно-книжной речи имеют преимущественно интерактивное значение. Из новообразований можно отметить: re é mbauchage , recreation , re é xaminer , red é couvrir , r é in ç eration .

В разговорном языке функции этого префикса шире, и он употребляется с оттенком усиления, подкрепления. Без оттенка повторения, в роли усилителя действия наблюдается этот префикс в ряде глаголов в просторечии: ramener , rappliquer , rajouter , rentrer , renvoler . Известны шутливые выражения в фамильярно-разговорном языке: rebonjour .

Такой же этимологический дублет представляют префиксы super , sur , которые означают положение, место, могут вносить в слова элемент превосходства, преобладания, усиления.

В современном французском языке наблюдаются новообразования при помощи префиксов sur , super , присоединяемых к существительным, прилагательным и к глаголам: superforteresse , superbombe , superuissance . Этому префиксу присуща экспрессивная окраска в ряде случаев, например: la loi supersc é l é rate (сверхчудовишный закон).

О жизненности префиксов во французском языке свидетельствуют разнообразные стилистические приемы ученых-лингвистов, писателей, журналистов, которые используют наличие различных приставок для получения большей экспрессивности и выразительности.

1.3 Развитие словарного состава современного французского языка

Между развитием и изменением в отборе средств выражений в речевых стилях изложения и эволюции словарного состава современного французского языка существует постоянная связь. Стилистов интересует не только вновь появившиеся средства выражения и стилистические неологизмы, но и новые лексические единицы, постепенное отмирание архаизмов, роль историзмов в речевых ситуациях. Источниками обогащения словаря следует считать появление новых слов, обозначающих новые понятия, явления, предметы, изменение социальных условий, словом все то, что несет с собой прогресс и достижения науки и техники.

Без нового значения неологизм не может появиться и войти в словарный состав языка. Новое значение неотделимо от формы; новые понятия, явления, предметы находят свое лингвистическое отражение в языке. Как уже отмечалось, неологизмы проникают в язык следующими путями:

Через аффиксальное словообразование, словосложение, конверсию, перенос значения.

Неологизмы настоящей эпохи чаще всего обогащают терминологическую лексику и относятся к словам с точным номинативным значением.

Многие отечественные и зарубежные лингвисты считают аффиксальное словообразование и непосредственно связанную ним деривацию объективным источником обогащения языка, с чем нельзя полностью согласиться. В самой системе аффиксального словообразования выделяются суффиксы оценочного характера, а префиксация в зависимости от базы слова приводит к созданию антонимов. Несомненно, аффиксальное словообразование представляет собой четкую систему структур образования новых слов, но без учета взаимообусловленности формы и значения, оно не показывает лингвистических законов развития словарного состава. Суффиксальное и префиксальное словообразование, а в области специальной терминологии и парасинтетического словообразования в нашу эпоху представляет собой основу для слов-неологизмов. Новые слова, образованные путем суффиксального словообразования, находят свое отражение в публицистическом и научном стилях.

Суффиксы обладают большой устойчивостью и делятся на книжные и народные. Некоторые суффиксы дают самое большое число неологизмов. Можно указать на наиболее продуктивные суффиксы имен существительных: ier , ien , iste , ation , age . Объяснение этому следует искать в развитии терминологической лексики.

Во Франции большая работа проделана по систематизации слов, появившихся в результате аффиксального словообразования, в частности у Ж. Дюбуа. В своих работах Ж. Дюбуа руководствуется формально-структурным принципом, что делает его труды лексикографически ценными.

Стилистов, помимо образования слов интересуют суффиксы, которые меняют значение слов путем присоединения к базе слова суффикса оценочного характера.

Суффиксы, придающие слову дополнительную окраску ( les suffixes à valeur affective ):

а) Суффиксы имен существительных и прилагательных:

-ade может придавать слову карикатурный характер или отрицательную оценку: bravade ;

- ail добавляет отрицательно-фамильярный оттенок: attirail , é pouvantail ;

-aille выражает отрицательное качество и прибавляется к слову, обозначающему массу людей: valetaille ;

-ard подчеркивает отрицательное качество и всегда добавляет фамильярный оттенок: richard , grognard , philosophard ;

-as выражает отрицательное качество: bonasse ;

-â tre образует прилагательные, которые показывают смягчение качества, приблизительность: rosâtre , bleuâtre ; в существительном marâtre передает отрицательное качество.

-aud усиливает в отрицательном смысле качество, выраженное базой слова: rougeaud , noiraud .

-elet способствует образованию слов со смягчающим и уменьшительным оттенком: aigrelet , gringelet .

-ot образует существительные с уменьшительным и ласкательным оттенками: pâlot, frêrot.

-u показывает усиление качества, выраженного базой слова: feu illu, ventru .

-ure показывает объединение в одно целое нескольких предметов, свойств, выраженных базой слова: chevelure , ossature .

б) Глагольные суффиксы:

-aill er показывает частотность явления, и придают слову отрицательный характер: piailler , mor diller.

-asser передает частотность действия: é crivasser , rêvasser .

Следует учесть, что терминологическая лексика прошла особый путь развития. В 17-18 веках многие общеупотребительные лова попадали в более замкнутую сферу употребления, становясь специальными терминами. В настоящее время специальная терминология служит источником для создания стилистических приемов. Специальные термины употребляются:

а) в прямом значении (объективная информация);

б) в переносном значении (слова с оценочным и другими дополнительными оценками) во всех речевых стилях и стилях изложения.


1.4 Свойства речевых неологизмов

1. Яркая экспрессия и стилистическая окрашенность. Не называя новых предметов или явлений, неологизмы чаще всего предстают в художественных произведениях как экспрессивно-эмоциональные синонимы лексических единиц, существующих в общенациональном языке. Они сразу останавливают внимание читателя: b é siclard (= binoclard ), filmaille (= production cin é matographique ), pelliculard (= cineaste ).

2. В отличие от большинства слов любого языка, неологизмам свойственна прозрачность формы, обусловленная тем, что составляющие их языковые элементы еще не спаяны, как в полностью лексиколизовавщихся единицах.

Между этими элементами существует четкая граница, слово можно легко разложить на составляющие. В неологизме важна не столько его словесная функция, сколько способ его образования.

3. Номинация предмета как явления, представленная в неологизме, отражает субъективное видение автора, часто характеризует предмет или явление с какой-то необычной, ранее не отмеченной в языке стороны. Новообразования нередко привлекают внимание неожиданным соединением словообразовательных элементов: c é libagenaire , bavricaner , baccalaur é atement .

В целом можно считать, что книжные суффиксы и суффиксы наречий являются оценочным компонентом слова. Оценочный суффикс добавляет оценочный элемент основе слова: и может смягчить или усилить значение, выраженное основой слова. Слово, образованное при помощи оценочных суффиксов (особенно уменьшительных) часто становится словом с точным номинативным значением: maisonnette . Иногда оценочный элемент или стилистическая окраска слова зависят от значения слова.

Стилистическая роль терминологической лексики.

Речевые стили и стили изложения более чувствительны к изменениям в языке, чем словарный состав. Публицистический, официальный и научный стили регистрируют терминологическую лексику раньше лексикографии.

Термины, прежде всего, появляются в любой объективной информации. Термин представляет собой нейтральное, знаменательное слово, c точным номинативным значением. Классификация специальных терминов условна. Термины классифицируются по сферам употребления, но сфера употребления может изменяться.

В настоящее время можно наметить следующие группы терминов:

1) научные термины, которые в наши дни становятся часто широко употребительными словами;

2) технические термины, политические термины относятся к социальному режиму, к политической сфере;

4) военная терминология, изменившаяся в последнее время;

5) спортивная терминология;

6) религиозные термины.

4. Стилистическая емкость: неологизмы помогают выразить мысль в сжатой форме. Ш. Балли писал: «… психологически производные слова являются сложными настоящими словами, – эти слова содержат две единицы». Он также подтверждает свою мысль такими примерами: verr é e -емкость (1) стакана (2). По той же схеме, значение неологизма bésiclard как человек (1), носящий очки (2) + уничижительное значение (3) – очкарик.

Аналогичным образом grenouiallade = действия (1), подобные движениям (2) лягушки (3) – двойной неологизм, поскольку « grenouard » предполагает существование производного глагола « grenouiller ». [ Балли Ш. 1961].

1.5 Стилистически окрашенные модели и их окказиональные варианты

Единицы языка имеют определенную, им присущую стилистическую окраску, которая создается их принадлежностью к тому или иному функциональному стилю литературного языка и наличием в них экспрессивно-эмоционального содержания. Словообразовательные модели, под которыми принято понимать структурно-семантические схемы построения нового слова, закрепляют за собой присущую им стилистическую окраску кроме словообразовательного.

Стилистически окрашенной моделью мы считаем модель, структуру которой составляют элементы, относящиеся к той или иной сфере потребления или имеющие экспрессивно-эмоциональные оттенки, а также модель, в целом принадлежащую к определенному функциональному стилю [Балли 1955].

Данное определение опирается на точку зрения Ш. Балли относительно стилистической окраски языковых единиц, которые складываются из собственно эмоциональной окраски и окраски социальной.

Способ образования слов путем аббревиации характерен для французской разговорной речи. Социальные ораторы превратили аббревиацию из малоупотребительного технического средства в общеупотребительное языковое средство. Аббревиатуры возникают в речи для выражения фамильярности, истинной или напускной. Активным источником понимания и развития экспрессивных средств устно-разговорной и художественной речи является образование глаголов. При образовании неологизмов могут происходить различные семантические сдвиги; именная основа может оказывать на объект действия ( baluchonner ), в основе некоторых глаголов заключены метафорический перенос с имени на действие ( bailloner ) или метонимические отношения ( poussiner , pionner ).

Неологизмы – это единицы, заключающие в себе экспрессивно-оценочные свойства и стилистическую значимость. В данной работе мы относили неологизмы, способные воздействовать на наши чувства, вызывать то или иное отношение к окружающей действительности, к эмоциональному лексическому пласту и определяем выполняемую ими функцию как функцию эмоционального воздействия, так как назначение таких слов – передавать читателю чувства и настроение.

Ярким способом выражения эмоционального воздействия является использование неологизмов, созданных по словообразовательным моделям, которые содержат суффиксы эмоциональной оценки:

Cette combattante avait des complaisances pour ce soumis le beau monstre préférait ce bésilard studieux et calculateur.

Неологизмы обладают потенциальной способностью и возможностью участвовать в создании комического эффекта. Комический эффект, создаваемый средствами языка, возникает за счет намеренного нарушения принятого способа выражения, создания противоречия между общепринятой системой выражения и речевой номинацией. Комическимприемомявляетсякаламбур, который может основываться на неологизации:

Et Fredie trouva un nom pour cette politique: la cleftomanie.

Речь идет о матери, жадности которой нет предела. Фамильярной речи свойственно повышенное чувство материи языка – это и придает ей живость и остроту. Стремясь оживить стирающуюся выразительность тех или иных языковых средств, говорящих легко образуют новые слова присутствующим в их сознании словообразовательным образцам. Учитывая эту естественную тенденцию живой речи, писатель при помощи новообразований придает высказыванию персонажей достоверный характер.

Неологизмы чаще всего присутствуют там, где есть речь персонажей. Эта функция названа функцией достоверности высказывания. В романе Р. Кено «Зази в метро», язык которого стилизован под фамильярный, персонажи пользуются усеченными словами. Неологизмы-аббревиатуры присутствуют даже в авторской речи:

Formi s´esclame Zazie ent h ouiasmée.

В речи говорящий «самопроявляется»: он проявляет свою личную и социальную психологию, свое душевное состояние в момент речи.

Неологизмы выступают важным средством индивидуализации характера. Обычные слова в речи героя П. Сора снабжаются унизительным суффиксами: bonard ( bon ), jouasse ( joyeux ). Отрицательные суффиксы в подобных образованиях снимают положительную и качественную оценку прилагательного. Это своеобразный словесный способ переоценки ценностей – персонажи книги вообще стараются не употреблять положительной оценки.

Среди стилистических средств во французском языке, которые используются в комических целях, важное место занимает создание и использование неологизмов. Строятся они на столкновении несочетающихся элементов, на нарушении привычных связей и установлении новых, противоречивых или несоответствующих. Такой выбор языковых средств дает возможность дополнять содержание передаваемой речи персонажей различными деталями, которые характеризуют личность изображаемого персонажа. Неологизмы сообщают речи определенный колорит, отражая в той или иной степени типичные языковые явления, свойственные живой речи. Неологизмы определяют и творческую индивидуальность автора. Экспрессивность неологизмов не исчерпывается экспрессивностью, возникающей за счет нарушения морфологической валентности. Неологизмы создаются по существующим в языке словообразовательным моделям, которые имеют собственную стилистическую выразительность. Во французском языке имеются стилистически окрашенные модели, экспрессия которых обуславливается присоединенными аффиксами. Другие модели экспрессивны своей функциональной принадлежностью, взаимодействием семантики и окрашенности, производящей основы и аффикса, взаимодействием компонентов сложного слова.

Окказиональные варианты стилистических моделей – это факты развития языка. Они раздвигают семантико-стилистические возможности моделей. Потенциальные экспрессивно-стилистические свойства неологизмов, обусловленные свойствами производящей модели или ее варианта, конкретизируются в контексте, приобретая дополнительную экспрессию. Наличие стилистического значения и позволяет неологизмам стать стилеобразующим средством. В художественном произведении они оказываются полифункциональным, выполняя порой не одно, а несколько стилистических заданий.


ГЛАВА II . НОВООБРАЗОВАНИЯ КАК ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ФАКТ РЕЧИ ПИСАТЕЛЯ (Р. КЕНО)

2.1 Неологизмы как проявление языковой игры

Создание и использование новообразований является устойчивой стилистической чертой современных авторов. Неологизмы позволяют писателю в экономной, сжатой форме создать иронический или комический эффект, дать характеристику героя.

Новообразования – необходимое стилистическое звено в произведениях авторов.

Современные лингвисты (Э.М. Береговская, В.Г. Гак), которые работают в русле антропологического направления, исследующего законы фукнцоинирования языка и закономерности употребления языковых единиц в соотвествтии с целями говорящего, все чаще обращают внимание на такой феномен, как речевая субкультура.

У каждого она своя. Ее функционирование тесно связано с языковой модой, с языковым вкусом эпохи. Этот факт и представляет особенную ценность для исследования речевой субкультуры.

«Человек говорящий» живет в мире текстов, статей, передач, и из всего речевого массива, который буквально обрушивается на него, он выделяет только те дискурсы, которые необходимы для формирования его внутреннего кругозора и коммуникативно-интеллектуального багажа.

М.М. Бахтин называл «житейской идеологией» подобные реминисценции, которые просачиваются в языковое сознание путем многократного повторения, откладываются в памяти и всплывают в речевом поведении в виде готовых обкатанных формул, клише. Довольно часто «житейская идеология» – речевая субкультура находит свое проявление в виде языковой игры, где основой коммуникации становится дешифровка лингвистического кода, и деавтоматизация восприятия знака.

Иными словами, языковая игра представляет собой особый вид речевого поведения.

В.Г. Гак также подчеркивает особый статус языковой игры. Она «... не носит агональный характер, который оно имеет, выступая как соревнование с партнером, когда человек проявляет свое мастерство, но разворачивается как игра ради самой игры, ради удовольствия, какое она доставляет всем ее участникам.

В современной французской литературе можно выделить группу авторов, для которых центральным элементом их индивидуальной стилистики являются окказиональные лексические новообразования. В художественном тексте словесные новообразования – сильный стилистический и эстетический факт: они нарушают предсказуемость. Языковая система задает некое ожидание – появление привычных слов. Мастера художественного слова изобретают новые комбинации морфем, новые отношения между ними, тем самым создавая «эффект неожиданности».

Наблюдения над произведениями современных французских писателей – Э. Базена, Р. Кено, Б. Виана показали, что неологизмы создаются и используются своеобразно, в соответствии с художественной задачей. Различные приемы образования неологизмов основываются на структурных особенностях данного языка.

Например, используется такая характерная черта французского языка, как единообразие французских слогов, породившие обилие сходных слов. Это необычное количество омонимов – источник двусмысленностей, на которых обычно строится каламбур. Новообразования выявляют контраст обыгрываемых значений, лежащий в основе механизма словесной игры. Наиболее обширной группой можно считать прилагательные и глаголы, обозначающие характеристики персонажей и их действий. Рассмотрим этот способ создания окказиональных омонимов на следующем примере:

Fine, que son informité mettait à sa merci, dut accepter toutes ces augmentations, mais en conçut pour la seconde Mme Rezeau une respectueuse inimitié qui nous sera fort utile parfois et qu´elle exprimait à sa façon en finnois (encore un mot de Fredie), cette langue exclusivement parlée à la Belle Angorie et qui utilisait les doigts, les sourcils.

Неологизм образован от собственного имени Fine автор, заключает его в кавычки и выделяет его курсивом, а в скобках рядом поясняет, что это слово придумал Фреди, персонаж данного произведения. Дети бессознательно хотят, чтобы в самом звуке был смысл, чтобы в слове жил осязаемый образ. Постигая слова методом сопоставления со знакомыми аналогичными, они нередко ошибаются, создавая неверные этимологические связи. Происходит комическое осмысление на основе ассоциативного столкновения одинаковых по форме, но разных по значению слов. Неологизм «играет» в двух контекстах: в комическом, обусловленном противоречии между содержанием высказывания и ситуацией ( elle exrimait en finnois ), она выражала «по-фински», известно, что Фина была глухонемая. В ироническом, когда автор объясняет, используя пальцы, плечи (это ироническое перечисление расшифровывает значение слова «finnois » это ласковое обращение с детьми в семье Резо).

Новообразование является в данном контексте средством характерологическим и средством создания комического эффекта. В комических целях используются новообразования, возникающие посредством контаминации [Семенова Речевые неологизмы и их стилистические в соврем. франц.языке 1975].

Р. Кено – одна из очень ярких и своеобразных фигур во французской литературе 20 века. Фигура по-своему уникальная. Поэт, прозаик, теоретик литературы, сценарист, актер, Р. Кено вошел в историю французской культуры и как хранитель и популяризатор культурного наследия.

В бережном отношении к традициям и попытке в собственном творчестве переосмыслить, взорвать их, в неумной жажде экспериментаторства, которое порой приводило его в тупик формализма – весь Р. Кено.

Р. Кено – один из писателей в значительной степени изменивших в 20 веке лицо французской литературы, несмотря на то, что во Франции его имя стало хрестоматийным. Три произведения «Zaziedanslemétro», «Exercicesdestyles», «Lesfleursbleues» – включены в обязательную школьную программу, а в Плеяде издается полное собрание сочинений, что свидетельствует о признании Кено современным классиком.

Российскому читателю этот автор знаком очень мало. Этот факт объясняется несовпадением эстетических принципов Кено и эстетики нашей страны, а, кроме того, еще и тем, что произведения этого писателя трудно переводить на русский язык.

Он начал как поэт и в молодости был связан с сюрреалистами, боровшимися за обновление поэтического языка, образности. Он навсегда поставил в центр свого писательского внимания проблемы языка литературы. И в этом творчество Р. Кено созвучно тем поискам новых способов выразительности, которые определили пути развития искусства в 20 веке.

Первый его роман, который появился в 1933 году, вызвал достаточно жесткую критику с их стороны. Причиной тому послужило новаторство Кено и отказ от любого рода соблюдения норм литературного письма. Впоследствии писатель отдалился от сюрреалистического направления в литературе. Другим моментом, повилявшим в дальнейшем на творчество Кено, стало его негативное отношение к стремлению Французской Академии сохранить тот язык, на котором создавались произведения 18 века. Именно этот язык члены Академии считали единственно приемлемым и пытались оградить его от влияния современного французского языка, в то время как Кено отдавал предпочтение разговорному языку, считал, что это новый материал, из которого и надо создавать новую литературу. Стремясь к обновлению литературы, Кено боролся со штампами и клише. Он мечтал преодолеть пропасть между языком письменным и устным и утверждал, что в наше время писать на языке Вольтера стол же абсурдно, что и сочинять латинские стихи. Он полагал, что совершенные произведения должны создаваться на том языке, на котором говорит улица и который ей понятен.

Кено полагал, что новый язык дает новые идеи. Разговорная речь рождает новый синтаксис, фонетические трансформации, новую грамматику. Он был уверен, что вскоре из разговорной речи появится нео-французский язык. При этом писатель отмечал для перехода от классического французского, родившегося в период Ренессанса и обновленного романтиками, а также более поздними писателями, к литературному варианту современного языка необходима тройная реформа.

Речь идет об использовании разговорных элементов в синтаксисе и лексике, что в свою очередь должно отразиться в орфографии. Что касается первой части этой реформы, Кено был спокоен, полагая, что в данной области языка революция уже свершилась.

Кено сам внес значительный вклад во второй пункт реформы. Он отмечал, что, используя разговорную речь, не следует злоупотреблять арго. Писатель признавал, что арго представляет собой обширный источник разных неологизмов, но считал его недолговечным. Кено призывал уделять большое внимание иноязычным заимствованиям и различным авторским неологизмам, и сам также участвовал в ассимиляции заимствований и авторских неологизмов.

2.2 Ненормативность на лексико-семантическом уровне в романе Р. Кено «Зази в метро»

Кено любил играть со словом, чувствовал его смысловую многозначность, удивительно тонко ощущал его стилистическую окраску. Ему принадлежит любопытное сочинение «Стилистические упражнения», где он сумел будничный инцидент в автобусе описать 99 раз, каждый раз в иной стилистической манере.

Но, реформируя литературный язык и занимаясь стилистическим экспериментаторством, Кено редко превращал эту деятельность в самоцель, так как для него чисто формальные заботы были всегда связаны с гуманистическим содержанием литературы. Ему представлялось, что игнорирование разговорного языка ведет к игнорированию самой жизни, а приближение к нему означает приближение к жизни народа.

В романах Кено очень ощутимо тяготение к изображению простонародной городской среды. Мир пригородов и окраин, маленьких кафе, цирков, аттракционов, луна-парков – вот где ищет писатель своих персонажей.

Здесь – в незатейливых, даже детских развлечениях – герои Кено раскрываются с наибольшей полнотой, во всей их непосредственности и чистоте.

Следует рассматривать выражение оппозиции автора по отношению к консерватизму Французской Академии, защищавшей французский язык от вторжения других языков, и как солидарность Кено с взглядами Рабле на необходимость развития французского языка.

Наряду с заимствованиями из современных иностранных языков, Кено использует слова из латинского и гальского языков. Если говорить о неологизмах, то для Кено это означает не только максимальное использование словообразующих средств языка, но и их приумножение.

Автор берет на вооружение гибкость английского языка для бессуффиксального способа образования глаголов от существительных и прилагательных.

Обращаясь к миру развлечений и зрелищ, Кено лишь подчеркивает тот игровой момент, который очень силен в романе. Этот момент присутствует, прежде всего, на уровне языка. Часто звукопись, которой пестрят страницы романа, становится своего рода ребусом. Он предлагается читателю для разгадки игрой, в которой его приглашают принять участие.

Обосновывая свой принцип фонетического письма, Кено говорил, что все это дело привычки, но если это вызывает смех, тем лучше.

Кено любит смешные ситуации, которые превращают его произведения в гротеск, он широко использует пародию, каламбур. Пародируя речевые клише, Кено высмеивает ходячую мораль, стереотипы поведения и мышления в буржуазном обществе, само общество и его литературу.

Уже первая фраза книги может вызвать недоумение у читателя. Но вглядитесь в нее внимательнее, и это слово-монстр, который превратится в обычное вопросительное предложение.

« Doukipudonktan , se demanda Gabriel exc é d é», что в переводе «Откудажэтавонь?» с раздражением подумал Габриэль.

В этом романе Кено словно специально подчеркивает, что все рассказываемое им не надо принимать всерьез. Присутствие автора, показывающего нам этот спектакль, ощущается на каждой странице. Роман почти состоит из диалогов, Кено постоянно комментирует поведение и суждение своих героев, бросая короткие реплики, то, мягко иронизируя, то, безжалостно высмеивая, то, соответственно подшучивая над ними.

Здесь все вывернуть наизнанку: дядюшка Габриэль – не совсем дядюшка, тетушка Марселина – не тетушка, Педро-Излишек сначала оказывается полицейским, а затем превращается в могущественного властелина Герун аль Рашида из арабских сказок. Зази – отрицательно воспитанная, постоянно сквернословящая девчонка, на самом деле предельно наивна, а весь богатый житейский опыт сводится к прочтению бульварной прессы.

Фабула романа проста – описание одного дня и двух ночей, проведенных в Париже. Зази на вопрос матери о том, как она провела время, отвечает: «Я постарела». Все происходящее описывается Кено в откровенно пародийном тоне. Автор высмеивает педагогически-просветительские потуги Габриэля, который старается познакомить племянницу-провинциалку с культурными достопримечательностями столицы. Он же в не силах отличить Пантеон от здания Лионского вокзала, Эйфелева башня вызывает у него отвращение, так как он боится высоты, и его просветительство кончается тем, что он берет с собой девочку в ночной клуб для гомосексуалистов.

Основной принцип создания комического эффекта – сочетание несочетаемого, игра на соответствии предмета и способа его изображения. Это очевидно в тех разговорах, которыми обмениваются персонажи. Пародийная стихия пронизывает роман снизу доверху на всех его уровнях.

Автор обыгрывает названия всем известных фирм. У него появляется одеколон от Кристиана Фиора, хорошо известные парижанам «Серебряные кусты» напоминали его читателям знаменитую в столице «Серебряную башню».

Предавали безудержно всей этой словесной и литературной игре, разгадать смысл которой, часто по плечу читателю искушенному и хорошо образованному, Кено всегда стремился к тому, чтобы эта игра не воспринималась как простое развлечение.

Кено хотел, чтобы его читатель не останавливался на первом впечатлении, чтобы он сделал усилие и постарался проникнуть в то, что спрятано в глубине. А в глубине произведений Кено всегда спрятан человек с его жизнью и болью.

Когда Р. Кено говорил о том, что не следует писать на мертвом языке, он, естественно, предлагал замену академического литературного французского языка с его нормами на современную разговорную речь, на их гармоничное сочетание, где эти два языка дополняли бы друг друга. Автор никогда не отказывался от богатства французского языка, накопленного литературными деятелями прошлых веков.

В комических целях используются новообразования, возникающие посредством контаминации. Контаминация – смешение двух или нескольких событий при их описании, вкрапление подробностей одного события или литературного произведения в другое; возникновение нового слова или выражения посредством объединения частей двух слов или выражений.

« On parlait de mon â ge , pour souligner l urgence de faire une fin : « Quadrag é naire , Danie ! Nous voil à du menu bord . Avez-vous remarqué? C’est à guarantee ans gu’on durient génaire. Et qui dit génaire dit gêneur. Vons l’êtes quatre tois, moi sept … La méninge devenue un peu chiche, Mme Hombourg resuçait sa trawaille: «Et vous êtes toujaers célibataire! Un c é libag é naire , ou î, mon paure Daniel ».

В приведенной довольно большой части прямой речи видна нарочитость, преднамеренность игры слов. Г-жа Омбур неустанно готовит своего зятя к тому, что ему придется жениться на ее второй дочери, так как его жена умерла. Старается она это сделать завуалировано, но все ее уловки, как говорит г-н Астен, «шиты белыми нитками». С одной стороны, новообразование как бы результат ложной этимологии: в тексте видно, как г-жа Омбур выделяет морфему – g é naire (соответствующую русской – летний, «сорокалетний» ), затем отождествляет ее с g ê neur (мешающий ), так как ей хочется увидеть в значении слова « c é libataire » значение «застарелый холостяк, мешающий всем».

Читатель поверил бы, что в данном случае это слово – результат народной этимологии или что г-жа Омбур просто острит, если бы не комментарий самого г-на Астена, автора повествования, который свидетельствует о том, что это – очередная уловка, «шитая белыми нитками» (On parlait de mon âge, our souligner l’urgence de faire une fin ). Г-н Астен иронически комментирует каламбур своей тещи (Mm е Hombourg resu ç ait sa trouvaille ), употребляя для этого слова со значением отрицательной характеристики качества. Сама г-жа Омбур явно считает, что она остроумно играет словами.

Ирония и комический эффект заострены здесь и композиционно – несоответствием оценочной точки зрения повествователя и оценки самой героини, которая находит свой каламбур естественным и остроумным. Думается, что читательская точка зрения совпадает с авторской, так как он уже привык к иронической оценке Даниэлем всех действий г-жи Омбур.

Et ça vous donne envie d’y retourner? Dit Lazuli, avec un ricanement sarcastifleur.

Новое слово как бы поглощает семантику обоих слов sarcastique и persifleur , из которых оно составлено, его смысловой объем увеличивается – увеличивается и экспрессия слов.

Bon, je blairnifle pour vous des nouvelles de quelqu’un que vous affectionnez.

Путем неожиданного соединения элементов двух глаголов blairer и renfler в значении «нюхать, чуять» создается своеобразный «семантический плеоназм».

Экспрессия новообразования увеличивается за счет того, что глагол blairer относится к сфере арго. Оба слова, созданные посредством контаминации, комичны по своему необычному звуковому составу.

Новообразования могут возникать в результате своеобразного обыгрывания собственных имен персонажей. Возникшие таким образом у Б. Виана отыменные глаголы смешны своим звучанием и сопоставлением в одном контексте с именами, от которых они образованы:

On ne m’a pas prevenu, docteur, dit Amadis qui s’amadisounait.

Этот же прием, но с иронической заостренностью использует Э. Базен в романе «Семейная хроника»:

« Mariette a de l affection , elle n a pas d estime pour Eric , enterement « gabriellis é». Mais elle me gabrielliserait volontiers . Sans cesser , bien entendu , de plaindre Gabrielle .

Новообразования, возникшие в результате разложения сложных слов, замены их компонентов, также могут выполнять комическую функцию:

Combien faut-il de boulets de canon pour démolir la ville de lyon? Continua l’abbé s’adressant à brûle-cravate à l’archéologue qui pénétrait dans la tente derrière Guivre.

Новообразования, вложенные в уста персонажей, выступают важным характерологическим средством. В речи говорящий как бы «самопроявляется»: он проявляет свое душевное состояние в момент речи, свое поведение, свою личную и социальную психологию

Так, например, в романе Р. Кено «Зази в метро» персонажи, выходцы из низов, говорят языком, который был детально описан А. Бошем. Жонглируя суффиксами арго - ingue , - iche , они образуют новые слова с арготическим звучанием. Эти слова скорее относятся к «фамильярному арго» [Коэн, 1970: 1], нежели к подлинному, функция которого была зашифровать высказывание. Может образоваться «семейное арго», т.е. слова и выражения, употребляемые только в данном семейном кругу. Например, у Базена faire le pont (роман «Змея в кулаке») на таком «семейном арго» означает «пойти погулять». Подобные слова рассматриваются как новообразования. Нередко для передачи характерной речи персонажа достаточно бывает включения хотя бы одного специального слова, выражения, чтобы дать представление о соответствующем социальном типе:

«C’est ma tante, dit Zazie. Et lui, demande le flicard. C’est lui, gu’est ma tente, eh lourdingue. – Dis done, tata Marceline, dit Zazie, tu te f о us de moi on bien t’es vraiment sourdingue?

Кено мастерски передает простонародную речь и синтаксическим складом, и лексикой. Если бы автор употребил слово lourdean вместо lourdingue или sourd вместо sourdingue , это бы не соответствовало характеру персонажа.

Метафорические неологизмы экспрессивны своей изобретательностью и мотивированностью. При создании неологизмов-метафор внимание воспринимающего оказывается, привлечено дважды: фактом создания нового слова и метафорическим переносом.

Неологизмы – метафоры часто возникают в пейзажных зарисовках. Мгновенное восприятие какого-либо сходства между двумя предметами или явлениями, предшествующее их сравнению, рождает неожиданный образ, который воплощается в несуществовавшем еще слове. В подобных случаях через словесный образ раскрывается образ живописный:

«… tout est en place, comme le sont dépouillés don’t les feuilles haillonnaient au vent mélanges aux derniers oiseaux, aux lueurs molles d’un soleil bas».

ТочноисвежопередаетвозникшийобразБ. Виансловом«carapaçonner»: «Le givre cragnant carapçonnait ses vêtements de cuir d’une croute brillante, cassée aux poignets et aux genoux».

Новообразованный отыменный глагол создает конкретный зрительный образ, подчеркнутый звуковым (аллитерацией). В одном слове синтезируется и качественная характеристика производящего существительного, и действие, благодаря чему перед читателем возникает динамическое изображение. Производя глагол от словарной метафоры « carapa ç onner » , автор восстанавливает его стилистическую действительность, которая ослаблена вследствие частого употребления. Метафоричность глагола carapa ç onner поддерживается путем указания на объект действия – слово v ê tements , употребление в прямом смысле.

Творчество Р. Кено изучали многие зарубежные и отечественные исследователи. Исследования проводились преимущественно в литературоведческом аспекте, а вопросы отклонения от нормы в произведениях Р. Кено рассматривались отечественными и зарубежными лингвистами или на примерах нескольких авторских текстов, или в рамках одной узкой области лингвистики.

Представляется важным, остановится на неологизмах Р. Кено, именно в аспекте языковой игры и лингвистического эксперимента.

Прежде всего, отметим, что Кено-лингвист понимает норму достаточно широко и допускает использование, как литературной разновидности французского языка, так и разговорной, то есть ненормативных элементов. К термину «норма» в языкознании существуют разные подходы Т.Г. Винокур, , В.И. Кодухов, В.Г. Костомаров. С.И. Ожегов. Мы будем придерживаться понимания нормы как общепризнанного словоупотребления, узаконенного в качестве правильного на данный период словарями и грамматиками. Результатом определения нормативности/ненормативности является выбор языкового варианта и выделение языковых средств, соответствующих или не соответствующих норме или же находящихся на границу этих двух сфер.

Мы рассматривали проблемы нормы, имея в виду нормы языковые. Более сложным представляется вопрос, который касается природы этого явления в языке художественной литературы, соотношение общеязыковой литературной нормы с художественной языковой нормой и ее проявлением в индивидуально-художественных языковых реализациях. Анализ и сопоставление языкового материала того или иного писателя с нормативными категориями на всех лингвистических уровнях позволяет объемно охарактеризовать идиостиль. А также определить, в какой мере автор верен традиции и до какой степени он использует художественно-инновационные приемы, как его творчество вплетается в общий литературный портрет эпохи, какие новаторские средства, не находящие аналогов у других, он изобрел.

Проблемы арготологии показывают эволюцию, которую проделало к 20 веку французское арго и отношение к нему всего франкофонного коллектива. Арго сильно изменилось за последние десятилетия: произошло дальнейшее расширение объема значения и аннобилизация самого термина, границы между арготизмами, просторечными словами становятся все более зыбкими, арго все больше продвигается в новые социолингвистические пространства, что проявляется не только в лексикографической практике. Но и в формировании терминологии.

Арго завоевывает новые плацдармы в общественной и повседневной жизни. Расширение объема этого термина, проникновение в разнообразные сферы современного общества, широкое распространение в литературе, песенной культуре, кинематографе, изменение его эксплицитной оценки, все это отражает процессы, происходящие во французском обществе 20 века. Несмотря на усилия сторонников чистоты французского языка, преодолеть арготическую экспансию в новом веке невозможно, этот процесс неостановим. Как мы видим, у концепций Р. Кено есть прочные социолингвистические корни.

Лингвистические воззрения Р. Кено отражены в книге «Bâtons, chiffresetlettres». В них просматриваются три основных направления:

1. Теория новофранцузского языка, которая и проявилась в романе «Zaziedanslemétro».

2. Концепция роли писателя в современности, определение места в творческой личности в истории, разработанные в литературоведческих и критических статьях Р. Кено.

Теоретические воззрения на потенциальную литературу и технику создания романа, получившие свое воплощение в романе «LesFleursbleues».

Теория новофранцузского языка базируется на тезисе, что академический французский язык соотносится с реальностью так же, как латынь со средневековым французским. Кено выступает за трехступенчатую реформу языка: синтаксиса, лексики и орфографии. Но эксперименты автора являются скорее средством создания комического эффекта, нововведения появляются в текстах в умеренных количествах.

У Р. Кено существовало два подхода к «потенциальности» литературы. Первый связан с техникой создания романа и интерференцией литературных произведений. Различают две формы пародии в творчестве Кено: гетеропародию и автопародию.

Гетеропародия позволяет расширить масштабы произведения, точнее, ввести его в стройную литературную систему.

Цитаты, заимствованные сцены и персонажи возвращают читателя уже к прочитанному, заставляют его классифицировать читаемое, относя его к группе заслуживающих признания шедевров, заметить новые коннотативные грани слов, интертекстуальные связи.

Другой вид интерференции – автопародия – позволяет сцементировать все уже написанное, объединить детали, которые наиболее ярко характеризуют его индивидуальный стиль, подчеркнуть его симпатии и антипатии, создать лейтмотив всего творческого пути.

Вид речетворческой деятельности Кено относится к экспериментам с уже существующими текстами. К лексикографическим и синтаксическим опытам. На протяжении всего творческого пути в той ил иной форме, с той или иной частотой, в разных сочетаниях с традиционными стилистическими приемами в идиостиле Р. Кено всегда присутствуют ненормативные элементы. Они образуют систему новофранцузской речи (о которой задумался молодой писатель, описание которой осуществил зрелый мастер).

2.2.1 Графоны

Отличительной чертой произведений в плане создания новых слов являются графоны. Передача особенностей интонирования (взаимодействие графики и звучания) показывает отражение интонации при помощи орфографии и пунктуации. Стилистическую функцию могут выполнять особенности орфографии – нарочитые отклонения от орфографической нормы, призванные передать экспрессивную интонацию, индивидуальные и диалектные черты произношения. Для обозначения такого предпринимаемого в стилистических целях намеренного искажения орфографии принят термин графон.

В текстах Р. Кено графоны появляются единичными вкраплениями ил и блоками, объемно и многопланово характеризуя персонажей, создавая своего рода загадки, подчеркивая комичность ситуации.

У него встречаются следующие виды графонов:

Ошибки в связывании, уничтожение зияний, замена удвоенных согласных на одну, трансформация буквы «х», выпадение беглого «е», выпадение других гласных, усечение личных местоимений, сворачивание ритмической группы в одно фонетическое слово:

а) двухэлементных сочетаний: boujplu ( bouge plus ), chsuis ( je suis );

б) нескольких слов: garder vozouazevovos ( vos oiseaux vos veaux ), ltypstu ( le type se tut ); Singermind é rpr é ( Saint German des Pr é s );

в) целыхфраз: Lagoçamilébou (la gosse a mis les bouts);

г) редукция в неразделимых буквосочетаниях, монофтонгизация дифтонгов, лексикализация буквенных сокращений: les v é c é s ( les vs ), la t é v é( la TV );

д) нетрадиционная французская транскрипция заимствований: coboil (couboy), djinns bleus (jean bleu), folklore (folklore), fout (football).

Можно разделить графоны на две группы.

Первая группа – окказиональные графоны, которые имеют переходный характер. С их помощью автор передает небрежность устной разговорной речи, низкий культурный уровень персонажа:

«Vous vous souvenez ptêtt pos, dit Turandot.

Scon oublie vite, tout dmême».

Вторая группа – реккурентные графоны – связана с передачей постоянных речевых признаков (диалектная норма, иностранный акцент, дефект речи).

Элементы интонации могут выделяться пунктуационно. Автор использует полную гамму пунктуационных знаков в тексте, которые выполняют референциальную функцию, вводят понятийную информацию. Эти стилистические элементы функционируют на уровне макро - и микроконтекста. Например, состояние речи в регистре от тихой к громкой передает желание говорящего привлечь всеобщее внимание к его словам:

« Et ç a ! l à- bas !! regarde !!! Le Panth é on !!!

Максимальное усиление эмфазы иногда маркируется скоплением двух или трех восклицательных знаков. Такое градационное усиление интонации – это прием, используемый только Кено. В данном случае отклонение от нормы проявляется в повышенной, по сравнению со средней, нормативной частотностью пунктуационного знака.

Звукопись показывает употребление слов определенной звуковой оформленности, которые Р. Кено вводит в свои произведения, чтобы акцентировать внимание читателя на отдельных звуках, в результате, получая звуковое единообразие. Такая словесная инструментовка дает возможность подчеркнуть отдельные детали описания, обыграть звуковой облик как отдельного стиха или предложения, так и целого произведения, фонически высветить композиционный каркас, усилить интонационный рисунок фразы и звуковую фактуру слова.

Самыми распространенными приемами звукописи у Кено являются аллитерация и ассонанс.

В качестве аллитерации и ассонанса мы учитываем те случаи, когда повторяющийся звук встречается в двух стихах не менее четырех раз (при непременном условии, что это совпадение подкреплено на других языковых уровнях). В прозе учитывается повторяемость звука в одной фразе. Это не исключает и пограничных случаев, когда имеет место сильная лексическая поддержка. Такое чаще происходит в прозаических произведениях.

2.2.2 Звукоподражательные элементы

Как известно, одним из приемов фоно-стилистической игры является наполнение текстов звукоподражательными элементами. Традиционно типология ономатопей основывается на определении объекта, посылающего звук. Мы выделил в поэзии и прозе Р. Кено три основные группы: неодушевленные объекты, животные, человек.

Ономатопея служит богатым материалом для словотворчества. Р. Кено создает новые слова, беря за основу существующие звукоподражания.

Например: ... les hipipourassements de l’enthousiasme, et les houloulements de la haine.

Эти окказионализмы произошли от звукоподражаний hip hourra , hou и существительных houle , hululement . В создании оригинальных ономатопей автор следует традиции сюрреалистической школы. Иногда Р. Кено объединяет в один стилистический прием слова, которые в прямом значении включают те или иные звуки, и повторяющиеся слова, которые сами по себе звукоподражательными не являются: « Petite nege des jours d ’é t é ( ah combi е n je vous regrette petite nege ah vous n ’ê tes ( que le ronon des ascenseurs ) qui doucement qui doucement ( qui doucement d oucement meurt »).

Одним из средств, на котором строится фоно-стилистическая игра, является сближение в контексте сходных в плане выражения словоформ, которые не имеют семантической и словообразовательной общности. В отечественной лингвистике терминологическая упорядоченность при обозначении данного явления пока не достигнута.

2.2.3 Смещение понятий

Происходит смешение понятий: паронимия, парономасия и паронимическая аттракция, приводящая к каламбуризации текста.

И.П. Кузнецов выделяет три разновидности паронимической аттракции: языковая, окказиональная, паронимическая неология. При языковой паронимической аттракции писатель сближает «нормативные» паронимы, часто с лексикографически закрепленным статусом.

При окказиональной паронимической аттракции автор сталкивает слова с несовместимой коннотацией:

«Elle passa ses mains sur ses petites fesses moul е s à sounait et perfection mêlés et soupira profondement, grandement satisfaite».

При описании сцены примерки новых джинсов сопоставляются причастия moul é – m ê l é. Героиня довольна и своей стройной фигурой, и новой покупкой, принятия «желаемого и совершенного» объединяются при помощи паронимов.

Паронимическая аттракция может вводиться автором в текст эксплицитно или имплицитно. При эксплицитной аттракции оба компонента паронимической пары присутствуют в тексте ...

«… C’est le Sacré-Coeur. Et toi, dit Gabriel jovialement, tu ne serais has har hazard le sacré con». « le Sacr é- Coeur » и « le sacr é con » употреблены в диалоге-споре о достопримечательностях Парижа. Первый герой утверждает, что здание, которое находится перед ним, – базилика Сакре-Кёр (Сердце Иисусово), другой. Не желая признать свое поражение, подшучивает над своим собеседником. Комический эффект обостряется полисемией прилагательного «sacré» – священный, чертов, дьявольский». Паронимическая игра становится речевой характеристикой персонажа.

2.2.4 Маркированная лексика

Стилистически маркированная лексика рассматривает, как в отличие от нейтральной лексики, на фоне которой проявляется экспрессивно-эмоциональный и оценочный характер слов, дифференцированная лексика (устаревшая, терминологическая, арготическая) служит материалом для создания разнообразных стилистических эффектов.

Значительное место в составе маркированной лексики романов Р. Кено занимают термины и научные слова. Их диапазон очень широк (анатомия, медицина, лингвистика). Чаще всего автор использует замену общеупотребительной лексемы на терминологический синоним, который вводится без всякого специального объяснения. Ярче всего проявляется стилистический потенциал терминологической лексики при сочетании лексем в малом контексте.

Лексический пласт архаической и терминологической лексики – наименее распространенная часть словаря маркированной лексики у Кено.

а) основная тенденция в использовании стилистически дифференцированной лексики в ткани произведений автора просматривается в употреблении лексики ненормативной.

При определении рамок ненормативной лексики мы исходи из необходимости учитывать непосредственное восприятие арготизмов на данном историческом этапе их развития, их эксплицитную оценку, в нашем случае время публикации литературного произведения.

Семантические эксперименты описывают реализацию игры слов, размораживание фразеологизмов и стилистического словообразования в произведениях Кено. У Р. Кено игра слов, по сравнению с другими французскими прозаиками занимает очень существенное место. Либо он использует самые разнообразные формы этого приема. Для достижения комического эффекта автор может сталкивать различные значения лексемы: прямое и переносное, собственное и нарицательное, специальное и общеупотребительное и индивидуально создаваемые значения.

б) В произведениях писателя встречаются игра слов, построенная при помощи омофоромов третьего лица единственного числа глагола «serer» и существительного « serre »: « Etre l homme qui erre sur terre et qui serre dans ses serres des myst è res de secrets .

У Р. Кено можно встретить многоуровневую игру слов, когда обыгрываемые слова взаимодействуют и возникают добавочные смыслы.

в) Синтез художественного творчества и филологических исследований позволили Р. Кено использовать все богатство игровой техники. Писатель нарушает норму на всех языковых уровнях. Одной из форм нарушения нормы на уровне текста является разрушение застывших речевых клише.

В результате исследования произведений Кено установлено, что в них встречаются следующие способы деструкции фразеологических единиц: замена компонента, дополнения компонента, образование индивидуальных художественных оборотов по модели или на основе уже существующих.

Одной из характерных черт идиостиля Р. Кено является создание авторских инноваций. Появление их в его произведениях обусловлено обостренным интересом к выразительным возможностям слова. Оно связано самым тесным образом с его теорией «новофранцузского» языка, с его лингвистическими исследованиями, экспериментами. Был составлен словник потенциальной лексики идиолекта Р. Кено (количественный аспект) и его целью было показать, что словарь отдельного автора представляет собой адекватную картину стилистической реальности нескольких десятилетий 20 века. Мы пытаемся классифицировать авторские инновации Р. Кено по их стилистическим функциям, определить, в какой мере эти новообразования становятся проявлением художественных задач, поставленных писателем.

В произведениях Кено авторские инновации выполняют следующие функции:

– функцию эмоционального воздействия;

– комическую функцию;

– функцию логической мотивации;

– функцию усиления достоверности высказывания;

– функцию индивидуализации и типизации речевой характеристики;

– функцию художественной мотивации.

Анализ литературного наследия Р. Кено дает возможность разделить все созданное автором на две большие группы: произведения с изначальной установкой на ненормативность и произведения, сохраняющие традиционную форму. Писатель стремится создать новую креативную технику в литературе. В творчестве Р. Кено выделяют 3 тенденции:

1. Тенденция к постоянному присутствию лексического функционально-экспрессивного отклонения от нормы и к экспрессивному искажению графического облика слов и словосочетания, отражающему на письме его фонический аспект.

2. Тенденция к зависимости пропорций ненормативных элементов от жанровых и тематических характеристик произведения.

3. Тенденция к переходу в квантитативных характеристиках ненормативности.

В произведениях Р. Кено обязательно реализуется, по крайней мере, одна из отмеченных тенденций. Экспрессивность всех используемых средств этой окказиональной поэтико-прозаической техники очевидна. Благодаря «кенонизмам» язык обретает естественную, близкую к фамильярно-разговорному регистру форму выражения.

Это приводит к созданию нового поэтического и прозаического языка, новой литературы. Стилистические эксперименты Р. Кено носят не только утилитарный характер, они всегда направлены на расширение потенциальных возможностей художественной речи.

Нормативность у Р. Кено является творческим механизмом, движущим художественное мышление, способствующим созданию индивидуального авторского стиля.

Остановимся на наиболее частотно используемых неологизмах в романе:

2.2.5 Фонетическое письмо

1. В романе часто встречаются разного рода орфографические деформации, особенно интересны случаи фонетического письма:

Gabriel stope également, se retourne, pose la valoche et se met à expliquer.

Сначала они ехали молча, но потом вдруг Габриэль привстал и величаво обвел рукой открывающуюся панораму.

Данный пример иллюстрирует интересный случай фонетического письма в романе. Р. Кено специально допускает фонетические и орфографические ошибки, соответствующие опрощению. Речь идет о глаголе « expliquer » , где автор букву « x » пропустил, тем самым, давая понять читателю, что дядюшка Габриэль не очень осведомлен и компетентен в вопросах об исторических памятниках Парижа. Но все же герой романа старается показаться грамотным человеком, а в итоге со стороны это выглядит довольно смешно. В данном случае автор применил такой стилистический прием, как пародия.

2. Следующий пример также относится к особенностям фонетического письма в романе:

C’est hun cacocaloque jveux et autt chose.

Какокалу хачу и больше мне ничиво не нада!

За счет орфографической деформации автор, применяя данный стилистический прием, подчеркивает и высмеивает особенности разговорной речи и народной этимологии.

Безграмотность в произношении слов, многократно повторяемая, обращает на себя внимание.

3. Iz o ns des bloudj i nnes , leur surplus am é ricains ?

А в американских лавках джынзы продают?

В этом примере Зази – главный персонаж романа. Придумала еще одно новое слово. В данном случае – это калька с английского языка, а также произошло словосложение – прилагательное с существительным.

Комический эффект состоит в том, что Зази хочет показаться грамотной и разбирающейся во многих вещах, поэтому она употребляет англицизмы. Но, якобы знание английского языка, не выглядит привлекательно, а скорее, наоборот, комично, чего и добивался Р. Кено.

4. Elle s’arrêta pile devant un achalandage de surplus. Du coup à boujplu . A boujpludutou . Le type freine sec , juste dirri è re elle .

Зази остановилась прямо перед лотком с американскими товарами. Внезапно, какфкопанная. Совсем какфкопанная. Хмырь резко затормозил прямо за ее спиной.

В данном случае автор старается передать особенности разговорной речи и просторечия. В обоих случаях он сливает несколько слов в одно. Вероятно, носители языка, в особенности наименование грамматической части, рассматривают данное высказывание как одно слово, что и отражено на письме.

5. Ltipstu et Zazie reprit son discourse en ces termes.

Хмырь умолк, а Зази продолжала в следующих выражениях.

Как видно, к числу регулярно используемых относятся часто орфографические деформации, такие как выпадение звука и буквы, перестановка букв и звуков, как в данном примере.

Здесь можно говорит о влиянии арго и просторечия. Данные неологизмы, созданные на основе арго и просторечия, четко обрисовывают социальный статус персонажей, а также ту социальную среду, в которой они находятся.

6. Qu’est – ce qu’il lui a demandé de lui faire? La bonne femme glisse les details zaziques dons l’oreille de type.

Что он от нее хотел ? Тетка перешептала ему в ухо несколько зазинских деталей.

В данном случае словосочетание «lesdetailszaziques» приобретает нарицательное значение. Этот неологизм характеризует главную героиню романа – Зази, придавая этой характеристике оттенок индивидуальности.

7. En tous cas, moi qui vous cause je lui aid it à mon mari, tu veux que? (details) Pollop , que je lui ai répondu. Va te faire voir par les croulles si çate chante et m’emmerde plus avec tes vicelordises.

Так вот, я, стоящая здесь перед вами, я сказала ему. Мужу моему, ты хочешь, чтобы я (подробности) ... Чортасдва! – Грю я ему. За этим иди к арабам. Если тебе так приспичило.

В данном примере были использованы арго, просторечия и ругательства. Р. Кено использует все эти просторечия и ругательства для четкой обрисовки социального статуса героев.

8. J’ai en bean dire que c’était Georges, qui lui avait retilé la hache, ça b’a zien fait ils ont dit que quand on a un mari qu’est un salaúd de skalibre , y a qu’une chose à faire qu’à lbousiller .

Я им все твердила, что Жорж ей топор достал, они на это внимания не обращали, говорили, когда у тебя муж такой подонок, выход один порешить.

В данном примере также используется фонетическое письмо.

Фонетическое слово – это деформированное слово или группа слов, которое очень широко употребляется в повседневной речи персонажей, часто слегка в большей или меньшей степени значительно искажает речь говорящих.

Аналогично можно интерпретировать и многие другие примеры, которые относятся к типу фонетического письма.

9. Qu’est – ce que c’est un hormosessuel ? Demande Zazie .

Кто такой гомосексуалист? Справшивает Зази.

10. Y a aussi des surplus am é ricains ?

Это американские шмотки?

В данном неологизме также мы наблюдаем орфографические деформации, что говорит об использовании данного неологизма в разговорной речи.

11. Ça c’est vrai, approuva Madeline avec fougue. C’est rrudement vroi ça. D ailleurs nous , est - ce qu on entrove vroiment . Kouak ce soit à kouak ce soit ?

Это правда – с чувством поддержала его Мадлен. Чистая правда! Вот мы, разве мы понимаем чтобытонибыло в чембытонибыло?

В этом примере есть фонетические словосочетания, которые написаны в тексте, так, как они произносятся. Это еще раз указывает на уровне образованности и уровень интеллекта персонажей романа.

12. Charles, que Laverdure n’avait jamois beaucoup interesse, se pencha vers son propriétaire pour lui glisser à mi-voix:

Dmanddzi si ça colle toujours le marida.

Шарль, который Зеленудой никогда особо не интересовался, наклонился к его хозяину и тихо сказал: «Спроси. Как там со свободой? Все в силе?»

13. Jveux ottchose dit Zazie .

Хочу другое – говорит Зази.

2.2.6 Неологизмы, образованные словосложением

Также в романе Р. Кено часто встречаются такие неологизмы, которые появились путем словосложения нескольких слов и предлогов в одно.

1. Doukipudonktan, se demanda Gabriel excédé.

Откудатэтавонь, с раздражением подумал Габриэль.

Такого рода языковые единицы весьма непривычны глазу при чтении, но фонетически достоверно отражают особенности произношения разговорного языка. В данном случае прослеживается контраст между наукообразованностью и разговорной речью.

2. Seulement, l’armoire à glou insistit: elle se pencha pour proféres cette pentasyllabe monophosée:–- Skeutadittaleur.

Он был в восторге от собственного остроумия. Однако амбал не унимался, он наклонился и гаркнул ему в ухо: Тошотыщасказал.

В данном случае также отражены особенности произношения разговорного французского языка.

3. Mais à Singermindépré dit Zazie, qu’est – ce qu’il se sucreroit, c’est dons tous les jourmeux.

Но если бы его кафе было, во-первых, на Сен-Жермен де Пре, а во-вторых, с танцами он бы греб деньги лопатой. Об этом во всех газетах пишут.

Здесь автор иронично высмеивает якобы «знание» достопримечательностей Парижа, еще раз используя прием словосложения.

4. Marceline répond pas v adroit à la chamber. Gzant , Lagoçamilébon.

Ни слова не говоря, Марселина вошла в комнату. Точно. Ее и след простыл.

В этом примере автор также употребляет словосложение, чтобы читателям была ясна социальная принадлежность героев, а также создает комический эффект и эффект остранения.

5. Turandot répond pas. Il faut fonctionner la petite tévé qu’il a sous le crane pour revoir à ses actualités personnelles la scène qu’il vient de vivre et qui a faille le faire entrer sinon dons l’histoire, du moins dons la factidiversialité.

Турандот не ответил. В его голове заработала программа индивидуальных новостей, и он сразу просматривал ту сцену, из-за которой чуть было не попал если не во всемирную историю, то хотя бы в хронику происшествий.

В данном примере нелогизм образован с помощью субстантивации целого выражения, очень привычная рубрика, связанная с устоявшимися наименованиями.

6. Américanophile! – s’ésclame Gabriel, t’emploiess des mots don’t tu connois pos le sens.

Американофилом! – воскликнул Габриэль. Ты употребляешь слова, смысл которых не понимаешь сам.

В данном случае автор иронизирует по поводу того, как герои очень часто в своей речи используют англицизмы, а также заимствования из других языков.

Смысл слов они искажают. Таким образом, появляются такого рода неологизмы, герои романа употребляют их в своей речи для того, тчобы показаться высокообразованными людьми, но в итоге все это выглядит довольно комично. Образование данного типа неологизмов происходит потому, что автор связывает это с научной сферой деятельности. Также персонажи в своей речи употребляют такие англицизмы как гелиофил, библиофил. Данные термины контрастируют с неграмотной речью персонажей.

7. Marceline et moi, non seulement on est américonophiles, mais en plus de ça, petite fête et en meme temps, t’entends ça, petite tête, en meme te,ps on est lessivophiles.

Мы с Марселиной не просто американофилы, дурная твоя голова, мы еще к тому же и стиралофилы!

В данном примере также использование неологизма, который образован по аналоги с английскими словами.

8. Le salonsolomonger était occur et muet.

В гостиной было темно и тихо.

В данном примере авторский неологизм образовано путем словосложения.

9. Les lamellibranches qui ont résisté à la cuission sont forces dons leur coquille avec une férocité mírovingienne.

Не поддавшиеся кипячению пластинчатожаберные были самым варварским образом изничтожены в своих раковинах.

В данном примере неологизм образован путем словосложения.

2.2.7 Грамматические деформации в тексте

Сильная приверженность Р. Кено к разговорной речи не могла не найти свое отражение в грамматике. В диалогах мы встречаем множество грамматических искажений и неточностей, типичных для просторечия, например: « je nous le sommes reserves » , где грамматическая конкуренция между местоимениями привела к тому, что говорящий согласовал вспомогательный глагол «ê tre » с косвенным дополнением, стоящим в препозиции.

Писателю нравилось пародировать наивные ошибки, свойственные просторечию, тем самым также привлекая читателя.

Que ça te plaise ou que ça neu teu plaiseu pas tu entends! Je m en fous .

Приемлешь ты это или нет, слышишь? Мне начхать.

Пародия может принимать различные формы: самопародия, когда автор с помощью аллюзии отсылает читателя к своим более ранним произведениям и гетерпародия – то есть имитация произведений или их частей других авторов.

Яркий пример гетеропародии мы встречаем в рассуждениях Габриэля под Эйфелевой башней. Этот монолог – размышление о жизни Кено составил из известных различных и не слишком известных цитат.

Прежде всего, мы обращаем внимание на несколько измененную цитату из известного монолога Гамлета, которая дает здесь Etre on le neant , voil à le probleme .

Известная французская пословица « Tant va lo cruche a l ean qu ’à le fin elle s emplit » превращается в «… tant fait l’homme qu’à le fin il disparoit» , «… la tour n’y prend g a rde» отсылает нас к «La Tour prend garde à toi» – цитата из «LeBossu» Феваля.

Un taxi l’amene, un taxi l’enporte – изменение

Un vent l’amene, un vent l’emporte – то же самое

Paris n’est qu’un songe – La vie n’est qu’un songe.

Плавный переход от одной цитаты к другой вызывает неожиданные ассоциации. Таким образом, расширяются границы произведения. Элементы пародии играют роль ссылок, позволяющих увидеть связь одного произведения с другим.

Р. Кено смешивает архаизмы, высоконаучный язык, арго, неологизмы, просторечии, фамильярную лексику. Он владеет великолепным набором стилистических приемов (гротеск, реприза, гипербола, эпитеты), создает свой особый язык. Именно такой язык обуславливает появление разного рода каламбуров и это, в свою очередь, дает возможность многоуровневого чтения.

При этом возникают образы персонажей стремящихся к философски-возвышенным рассуждениям, но не имеющих для этого достаточного уровня образования, и поэтому представляющихся пародийно-комическими.

Фактически, можно и здесь говорить о стилистической функции подобных каламбуров и искаженных цитат, позволяющих увидеть за ними нередко не само современное французское общество, с его стремление к высоким рассуждениям и недоученностью.

Также неологизмы образуются следующими способами.

2.2.8 Морфологическое словообразование

1) При помощи морфологических словообразований:

Il se les reserve pour lui tout seul, dit chorles aux deux autres. C est un pr é tentiard .

Он их приберегает лично для себя – сказал Шарль двум другим участникам беседы. Больно важный! Типичный выпендряла.

Данный неологизм связан с просторечием, влиянием разговорного языка и арго.

2. Moi dit Gabriel moi, je retourne me coucher.

Il s’oriente direction plumard .

Я лично иду досыпать – сказал Габриэль и направился к кровати.

3. La foire aux puces dit Zazie de l’air de quelqu’un qui veut pas se laisser épater, c’est là où on trouve des ranbrans pour pas cher, ensuite on les revend à un Amerlo et on n’a pas perdu sa journée.

А, барахолка! – сказала Зази с видом человека, которого не так легко выбить из седла. – Знаю! Там можно купить по дешевке пару рембрантов, продать их какому-нибудь америкашке, и тогда, считать день прожит не зря.

Автор при помощи авторского неологизма высмеивает незнание и необразованность главного персонажа романа.

4. Faut te faire une raison, dit Gabriel dont les propos se nuançaient parfois d’un thomisme légèrement Kantien.

Ничего не поделаешь, надо смириться. Дочь моя – сказал Габриэль, чьи доводы сильно отдавали томизмом с легким налетом кантианства.

5. Il cherchait et ça faisait des années qu’il cherchait, une entrelardée à laquelle il puisse faire dont des 45 cerises de ce printemps.

Вот уже много лет он искал какую-нибудь пышечку к ночам которой он мог бы положить свои 45 пасмурных весен.

В данном случае неологизм образован при присоединении приставки «entre-».

6. Qu’est – ce qu’elle verra cette petite? demanda Fedor Balanovitch qui avait fini par régler son tamponnement avec le Sanctimontronnais lequel d’ailleurs avait manifesté une forte envie de disparaître du coin.

А что собственно малышка собирается увидеть? Спросил Федор Балонович, которому удалось уладить с сенмонтронцем все спорные вопросы, касающиеся дорожно-транспортного происшествия.

Данные неологизм от имени собственного, автор иронизирует над просторечием во французском языке.

Аналогичным образом были созданы следующие неологизмы:

7. Les Frisous, eux, ils avaient une pétoche monstre, ils fonçaient dans les abris, les coudocors, moi, je me marais, je restois dehors à regarder le feu d’anrtifice …

У фрицев были штаны полны от страха, они драпали в укрытия – только пятки сверкали, а я веселился, не прятался, любовался фейерверком.

8. Oh! msieu Charles, comme vous êtes squeleptique .

Мсье Шарль, какой же вы скелептик.

В данном слове автор добавил несколько букв и таким образом появился новый неологизм.

9. Faut – voir un psittaco-analyste – dit Gridoux .

Надо сходить к птицеаналитику – говорит Подшафорэ.

2.2.9 Заимствование

1. Pousseé hors de son souk par la curiosité, une commerçante se livre à quelques confidences.

Одна торговка извлеченная из своей лавочки собственным же любопытством, так и не смогла обуздать поры нахлынувшей на нее откровенности.

Нужно отметить, что влияние английского языка значительное, соответственно персонажи романа в своей речи используют англицизмы.

2. Nondguieu nondguieu – bégaie-t-il.

Бохмой, бохмой – промямлил он.

Кроме английского, персонажи употребляют заимствования и из немецкого языка.

3. Comme ça d’ailleurs, les vitraux. Ils sont enchant é s , eux . Pas vrai my gretchen lady?

Огромные такие витражи. Они в восторге. Правда, my гретхент lady ?


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проанализировав роман Р. Кено «Зази в метро», мы выявили пять типов авторских неологизмов. Это такие типы как фонетическое письмо, словосложение, грамматические деформации в тексте, морфологические словообразования, а также заимствования из других языков.

Людический (игровой) аспект речевой деятельности напрямую связан с неологией в том ее разделе, который обсуждает вопросы окказионального образования слов. Обычно окказиональное слово соотносят с такими признаками, как функциональная одноразовость, невоспроизводимость, ненормативность, номинативная факультативность, структурное несоответствие системе словообразования данного языка. Окказионализм в этом смысле рассматривается как одна из форм проявления «язык – речь» через формулу «все, что есть в языке, есть и в речи, но не все, что есть в речи, имеется в языке». На самом деле, взаимоотношения нормативного и окказионального речепроизводства представляется диалектически более сложными и не столь прямолинейными. Окказиональное слово, оставаясь фактом речи, всегда реализует основную функцию языка – функцию коммуникативную. Реализация этой функции часто осуществляется вне рамок существующей на данный момент языковой нормы, однако сам факто того, что окказионализм разрешает коммуникативную задачу, свидетельствует о его функциональной принадлежности языку. Более того, часть слова, созданная по случаю для придания большей экспрессивности речевому контексту, способно выявить скрытые в языке потенциальные возможности языка нередко используются носителями его в целях эстетических.

Традиция использования окказиональных производных во французской литературе восходит к творчеству Рабле, для которого игровое начала в языке было одним из способов выражения карнавальной эстетики эпохи Возрождения. Примеры игры с языком мы находим и у более поздних Французских классиков. Однако наиболее последовательно эта тенденция получает свое развитие во второй половине 20 века, когда с конца второй мировой войны во Франции начинает формироваться, а к 70-м годам окончательно складывается новое литературное направление, представители которого именую себя «inventures» (изобретатели).

В качестве основной эстетической задачи они ставят перед собой цель примирить в своем творчестве различные направления авангарда с классической литературной традицией. При этом модернизм проявляет себя, прежде всего в выборе средств организации самой ткани текста.


БИБЛИОГРАФИЯ

1. Алексеев А.А. Стилистические аспекты словообразования во французском языке: Автореф. дисс. на соиск. ... докт. филол. наук (10.02.05). – М., 1986. – 42 с. (Моск. гос. пед. ин-т ин. яз. Им. М. Тореза).

2. Балли Ш. а) Общая лингвистика и вопросы франц. языка / Пер. с франц. – М., 1961.

3. Береговская Э.М. Где кончается арго и начинается просторечие? // Проблемы лексической и синтаксической семантики Романо-германских языков. – Смоленск: Изд-во СГПИ, 1978.

4. Верещагин Е.М., Костомаров В.Н. Лингвострановедческая теория слова. – М., 1980.

5. Вопросы лексики и стилистики французского языка. – Л., 1958. (Ленинградские пед. ун-т им. А.И. Герцена. Ученые записки).

6. Гак В.Г. Беседы о французском слове. – М., 1965.

7. Гак В.Г. Беседы о французском слове (из сравнительной лексикологии франц. и рус. яз.). – М.: Международные отношения, 1966.

8. Гак В.Г. Введение во французскую филологию. – М., 1986.

9. гак В.Г. О современной фразеологической неологии // Новые слова и словари новых слов / Под ред. Котеловой И.З. – Л.: Наука. – М., 1970.

10.Гончарова Т.С. Лингвистическая природа потенциальных и окказиональных слов современного французского языка (на материале произв. франц. писателей, XIX-XX в.). – М., 1983.

11.Исследования в области французского языка и французской культуры: новое тысячелетие – новый этап: Материалы международной конференции 14-18 января 2004 г. – М.-Пятигорск, 2004.

12.Кено Р. «Зази в метро»: Роман; на франц. языке.

13.Левит З.Н. Лексикология французского языка: Для ин-тов и фак. ин. яз. – М.: Высшая школа, 1979.

14.Лопатникова Н.Н., Мовшович Лексикология современного французского языка: Учебник для вузов. – 4-е изд. – М.: Высшая школа, 2001.

15.Ляховая А.С. Истоки формирования французской словообразовательной системы (Роль латинизмов). Спец. 10.02.05 – романские языки: Автореф. дисс. ... канд. филол. наук. – М.. 1982.

16.Назарян А. Образные сравнения французского языка. – М.: Наука, 1965.

17.Новые явления и тенденции во французском языке: Межвуз. сб. научн. тр. (Моск. гос. пед. ин-т им. Ленина. Отв. ред. В.Г. Гак). – М.: МГПИ, 1984).

18.Перевод романа Р. Кено «Зази в метро».

19.Пиотровский Р.Г. Очерки по стилистике французского языка. Морфология и синтаксис. – Изд. 2. – Л.: Учпедгиз, Ленингр. отд-ие, 1960.

20.Потоцкая Н.П. Стилистика современного французского языка. – М., 1974.

21.Семенова С.С. Речевые неологизмы и их стилистические функции в современной французской прозе: Автореф. дисс. ... канд. филол. наук (10.02.05). – Л., 1975.

22.Соколова Г.Г. Фразообразование во французском языке: Учебное пособие для ин-тов и фак. ин. яз. – М.: Высшая школа, 1987.

23.Халифман Э.А. Словообразование в современном французском языке (для ин-тов и фак. ин. яз.) / Халифман Э.А., Макеева Т.С., Раевская О.В. – М.: Высшая школа, 1983.

24.Штейнберг Н.М. Аффиксальное словообразование во французском языке: суффиксация и префиксация. (Ленингр. гос. ун-т им. Жданова). – Л.: Изд-во ун-та, 1976).

25.Реформатский А. А. Введение в языкознание- М., 2001

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:35:25 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
22:09:38 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Процессы функционирования окказиональных лексических единиц в романе Р. Кено "Зази в метро"

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150375)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru