Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Обращение в современном украинском языке

Название: Обращение в современном украинском языке
Раздел: Топики по английскому языку
Тип: дипломная работа Добавлен 11:08:37 14 ноября 2010 Похожие работы
Просмотров: 963 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Оглавление

Введение

Глава I.Статус обращения в языке

1.1 Теоретические подходы к изучению обращений

1.2 Структура апеллятивной конструкции

1.3 Ситуация обращения и этикет

Глава II. Нейтральная форма обращения

2.1 Понятие нейтральной формы обращения

2.2 История нейтральных форм

Глава III. Официальная ситуация обращения

3.1 Общая характеристика публицистического стиля

3.2 Обращение в публичных выступлениях

3.3 Обращение в интервью

3.4 Обращение к духовным лицам

Глава IV. Неофициальная ситуация обращения

4.1Oбщиехарактеристики«виртуального»текста

4.2Обращенияк«виртуальному»собеседнику

ГлаваV.Обращениекакэлементхудожественноготекста

5.1Общиехарактеристикиязыкахудожественной литературы

5.2ОбращениевроманахЮ.И. Андруховича

Заключение

Библиография

Введение

Предметом данного исследования является обращение в современном украинском языке.

Проблеме обращения посвящено множество работ как в России, так и в Украине. Обращение – специфическая языковая единица, существующая в языках разного строя. В зависимости от языка, от национально-культурного развития народа, говорящего на данном языке, обращение характеризуется разным набором признаков.

Проблема обращения рассматривалась в различных работах как центральная и наряду с исследованием аспектов речевого этикета, функциональным подходом к грамматике, с теорией речевых актов.

Обращение в украинском языке характеризуется определенным набором функций, которые меняются со временем, что привлекает внимание исследователей. Обращение очень чутко реагирует на все изменения во внеязыковой действительности и является в определенном смысле отражением социальной динамики.

Цель исследования заключается в описании обращений в украинском языке на уровне грамматики, лексики и семантики. Особое внимание будет уделено проблеме синтаксических характеристик апеллятивных конструкций, а также проблеме нейтральной формы обращения в современном украинском языке и решению этой проблемы в разных ситуациях общения, некоторым проблемам этикета.

Для достижения поставленных целей в работе будут выполнены следующие задачи:

1. определены подходы к обращению, его грамматический и лексико-семантический статус в языке (глава I);

2. рассмотрена проблема нейтральной формы обращения и исторические предпосылки ее становления (глава II);

3. изучено функционирование обращения в официальных ситуациях и их отражение в тексте (глава III);

4. исследовано функционирование обращения в неофициальных ситуациях и средства его реализации в языке (IV);

5. рассмотрены основные особенности функционирования обращения в художественном тексте (глава V).

В качестве материала для данной работы использовались интернет-форумы, современные украинские периодические издания, официальные обращения Президента и первой леди Украины, романы Ю.И. Андруховича.

Глава I Статус обращения в языке

1.1 Теоретические подходы к изучению обращений

Проблеме обращения посвящено множество исследований, однако до сих пор не существует строгого разграничения терминов «обращение» («апелляция») и «апеллятивная конструкция» («конструкция обращения»). Нам кажется необходимым объяснить, как мы понимаем оба термина. Обращение мы будем понимать как конвенциональный коммуникативный акт, в ходе которого говорящий призывает адресата выполнить некоторое действие и идентифицирует адресата как потенциального деятеля. Апеллятивная конструкция – это те языковые средства, которые использует говорящий для достижения своей цели (побудить адресата к действию) в ходе коммуникативного акта обращения. Таким образом, мы сразу разграничиваем два основных аспекта обращения – коммуникативный и собственно структурный. В дальнейшем в нашем исследовании мы будем обращать основное внимание языковые средства, которые используются в обращении в зависимости от ситуации (официальной или неофициальной).

При структурном подходе апеллятивная конструкция рассматривается с точки зрения ее составляющих, их возможных форм, словно-количественного состава, связей с предложением или с его частями. Сюда же входят исследования по стилистике, изучающие связь между реализацией и дополнительными смыслами, которые эта реализация может вносить в апеллятивную конструкцию, а также работы, посвященные языковой норме в аспекте обращения. Среди исследователей, применяющих данный подход, можно назвать Бевзенко С[1] ., Бейлину Е.П[2] ., Бирюлина Л.А., Храковского В.С[3] ., Булаховского Л.А[4] ., Ермоленко С.Я[5] ., Полюгу Л.М[6] ., Скаба М.С[7] ., Залеского Я[8] . Такие исследования можно считать строго лингвистическими в узком понимании этого слова.

Обращение может привлекать внимание исследователей и как ситуация, требующая определенных языковых средств. В частности, обращение может рассматриваться в теории коммуникативных актов. Тогда обращение понимается как один из актов речи, «состоящий в произнесении говорящим предложения в ситуации непосредственного общения со слушающим»[9] . Модель речевого акта описывает все составляющие ситуации общения, которые характерны (и обязательны) и для обращения в том числе: говорящий, слушающий, высказывание, обстоятельства, цель и результат речевого акта как способ достижения определенной цели. Язык здесь понимается как средство общения, направленное на достижение цели и приводящий к определенному результату. А само обращение становится одним из возможных иллокутивных актов – т. е. «речевым актом в отношении к его цели»[10] . Дж.Л. Остин утверждает, что иллокутивный акт «воздействует» внесением изменений в естественное течение событий, что непосредственно соответствует одной из функций обращения – а именно: побудительной[11] . Дж.Р. Серль вводит понятие косвенных речевых актов, которое позволяет рассматривать и те речевые акты, цель которых не соответствует напрямую средствам ее достижения (в отношении обращения это важно, когда речь идет о спорных случаях)[12] . А Г.Г. Кларк, Т.Б. Карлсон разграничивают понятия «адресат» и «слушающие», что является принципиальным для обращения (об этом подробнее речь пойдет в главе III)[13] .

Важное место проблема обращения занимает в исследованиях по этикету. Н.И. Формановская, например, рассматривает обращение в зависимости от ситуации, социальных ролей говорящих, исходя из представления о том, что речь в нормальной ситуации должна быть вежливой[14] . В.И. Карасик рассматривает обращение как проявление этикета в языке (подробнее об этом в разделе 3)[15] .

1.2 Структура апеллятивной конструкции

Под структурой апеллятивной конструкции мы будем понимать ее состав и грамматические формы частей, а также синтаксические связи между ними.

В лингвистической традиции существует несколько точек зрения на синтаксическую природу обращения. Е.П. Бейлина предлагает следующую их классификацию[16] :

· обращение – слово или словосочетание вне предложения (А.А. Шахматов, А.М. Пешковский);

· обращение – особый член предложения (А.Г. Руднев, А.Т. Абрамова, Т.Т. Аль-Кадим, О.А. Мизин);

· обращение – самостоятельное высказывание (Л.А. Булаховский, В.Г. Адмони, Г.П. Торсуев, У. Вейнрейх, В.К. Кузьмичева, В.П. Проничев).

В данной работе мы будем придерживаться последней точки зрения.

Аппелятивная конструкция представляет собой синтаксическое единство, которое в общем виде можно представить как N7+Vimp, где N7 – имя в форме звательного падежа, Vimp – глагол в форме императива. Такая конструкция разворачивается в семантически сложное предложение Кто-то (говорящий) говорит (просит, приказывает и т.д.) кому-то (адресату), чтобы адресат среагировал (получил информацию, выполнил другое действие) [17] . Таким образом, конструкция обращения четко делится на две составляющие: предикат и номинацию адресата, что на уровне синтаксиса представляет собой группу сказуемого и подлежащего и является основой предложения-обращения. Формы подлежащего и сказуемого взаимно обусловлены: императив управляет формой звательного падежа имени, в то время как сам согласуется с именем во втором лице. М. С. Скаб предлагает рассматривать форму звательного падежа как проявление второличности существительного[18] . Вокатив противопоставляется номинативу, который выражает 1 или 3 лицо.

Ти, хлопче, пиши

Він, хлопець, пише

В данном случае мы имеем два простых предложения с основами Ти пиши и Він пише . В первом случае сказуемое-императив согласуется с подлежащим – местоимением, стоящем во 2 лице единственного числа, а во втором случае сказуемое в изъявительном наклонении согласуется с подлежащим-местоимением в 3 лице единственного числа. Хлопче и хлопець являются в данном случае приложениями к местоимению-подлежащему. Если приложение согласованное, то оно дублирует главное слово, от которого зависит, в одноименных грамматических категориях. В данном случае со 2 лицом согласуется имя существительное в вокативе, а с 3 лицом – существительное в номинативе. Отсюда можно сделать вывод, что именно лицо обуславливает выбор одного из прямых падежей (вокатива или номинатива).

В предложениях

Хлопче, пиши.

Хлопець пише.

структура отличается от предыдущих конструкций: отсутствует местоимение, выполнявшее функцию подлежащего, но глагол-сказуемое по-прежнему имеет при вокативе 2 лицо, а при номинативе – 3 лицо. Из этого следует, что именно тип прямого падежа определяет лицо глагола (т.е. сказуемое по-прежнему согласуется с подлежащим). Однако, как уже было отмечено выше, связь сказуемого с подлежащим двусторонняя. Следовательно, не только подлежащее влияет на сказуемое, но и сказуемое на подлежащее. Из этого следует, что глагол-сказуемое управляет падежной формой существительного-подлежащего: императив управляет вокативом, а глагол – номинативом (такая связь, корреляция, характеризует любые отношения подлежащее−сказуемое).

Согласно норме, окончания украинского вокатива следующие[19] :

1 скл., сущ. ж.р. тв. – о (мамо );

1 скл., сущ. ж.р. мягк. – е/є (земле, Маріє );

1 скл., сущ. ж.р. мягк., являющиеся уменьшительно-ласкательными – у/ю (доню, Галю ), а также некоторые полные имена ЛесяЛесю , НаталяНаталю ;

2 скл., сущ. м.р. тв. – е (Іване, студенте )[20] ;

2 скл., сущ. м.р. тв. с суффиксами к, ик – у (батьку, студентику ), к ним же относятся слова тато, дід и син (тату, сину, діду );

2 скл., сущ. м.р. мягк. и смеш. – у/ю (товаришу, Сергію);

2 скл., сущ. м.р. мягк. с суффиксом ець[21] – е (хлопче);

3 скл., сущ. ж.р. мягк. и смеш. – е (тіне).

Для сущ. ср.р. вокатив=номинативу, что распространяется на 2 скл. и 4 скл.

Все указанные выше формы – формы ед.ч. Во мн.ч. вокатив всегда равен номинативу.

Окончания украинского императива следующие[22] :

под ударением и на стыке согласных прибавляются (2 л. ед.ч., неси ), -імо (1 л. мн.ч., нес і мо ), -іть (2 л. мн.ч., несіть ). Такая же схема распространяется и на те случаи, когда префикс перетягивает на себя ударение (винеси, винесімо, винесіть) ;

в остальных случаях Ø (со смягчением после зубных согл., 2 л. ед.ч., читай ), -мо (со смягчением после зубных согл., 1 л. ед.ч., читаймо ), -те (со смягчением после зубных согл., 2 л. мн.ч., читайте ).

Как видно из приведенной выше схемы, в украинском императиве есть 3 формы: 2 ед, 1 и 2 мн.

Часто в речи (особенно разговорной) конструкция обращения редуцируется до одного из ее главных членов: либо до номинации адресата речи, либо до предиката. Е. П. Бейлина отмечает, что такие случаи можно трактовать двояко:

II.либо как односоставное предложение[23] .

Если апеллятивные конструкции, состоящие только из одного члена, трактовать как неполное предложение, то их можно разделить на:

1.1. эллиптические апелляции, редуцированные до одного члена – подлежащего;

1.2. эллиптические апелляции, редуцированные до одного члена – сказуемого.

При втором подходе (когда аппелятивные конструкции с формально выраженным одним главным членом трактуют как односоставные предложения) такие конструкции можно разделить на:

2.1. назывные предложения (в случае, если присутствует только номинация адресата речи);

2.2. определенно-личные, обощенно-личные и безличные (если присутствует только предикат).

С точки зрения формальной словной структуры номинации адресата М. С. Скаб предлагает следующую классификацию:

· номинация, состоящая из одного слова;

· номинация, состоящая из нескольких слов, которые являются сложным названием лица, т.е. на уровне семантики равны одному слову;

· словосочетание с компонентом-атрибутом;

· название адресата речи, оформленное как подчиненное предложение, в котором содержится максимально развернутое описание адресата речи с точки зрения его внутренних или внешних качеств[24] .

Е.П. Бейлина классифицирует словные номинации с точки зрения морфологических характеристик слов, которыми они представлены в речи, на:

· выраженные формой существительного;

· выраженные формой прилагательного или причастия;

· выраженные числительным;

· выраженные наречием;

· выраженные местоимением[25] .

В особую группу Е.П. Бейлина выделяет номинации адресата, выраженные конструкцией с местоимением «кто»[26] . По своей структуре они являются частным случаем номинации, оформленной как подчиненное предложение, в котором содержится максимально развернутое описание адресата речи с точки зрения его внутренних или внешних качеств (по классификации М.С. Скаба[27] ). Местоимение «кто» указывает на лицо и обладает способностью присоединять к себе разные части речи в качестве зависимых распространяющих компонентов. С точки зрения морфологических характеристик распространяющего компонента номинации с местоимением «кто» делятся на:

· местоименно-глагольные;

· местоименно-субстантивные;

· местоименно-адъективные и местоименно-адвербальные;

· местоименно-нумеральные и местоименно-прономинальные.

Наличие второго компонента позволяет всей конструкции выражать такие грамматические значения, какие не присущи самому местоимению «кто». Благодаря глаголу-распространителю конструкция может выражать грамматическое значение времени, залога, наклонение, вида, а также разные модальные значения. Это позволяет говорящему выразить свое «отношение к сообщаемому или сообщаемого к действительности»[28] . Местоименно-субстантивные одновременно указывают на адресат, называют его (субстантив) и характеризуют с точки зрения грамматической категории лица (местоимение). Адъективный и адвербиальный распространяющий компонент позволяет конструкции выражать такие грамматические категории, как степень сравнения, и характеризуют лицо с точки зрения его качественных и процессуальных признаков. Нумеральный и прономинальный компоненты не дают дополнительных грамматических значений всей конструкции, вносят лишь дополнительные смыслы.

Говоря о структуре, мы считаем необходимым сказать несколько слов также и о лексико-семантических особенностях апеллятивной конструкции. В данном случае, особое внимание стоит уделить номинации[29] адресата речи. На выбор конкретной номинации адресата влияют такие факторы, как:

· степень знакомства;

· характер общения: официальный или неофициальный;

· позиция пресуппозиции (ассиметричная (адресат выше или ниже по своего статусу) и симметричная (адресат на одном уровне с говорящим).

В соответствии с приведенными выше факторами, влияющими на характер номинации можно выделить несколько семантических типов обращений. А.О.Костылев предлагает следующую их классификацию[30] :

· релятивная номинация. Она отражает взаимоотношения лиц, находящихся между собой в определенных социальных отношениях;

· функциональная номинация. В эту группу попадают номинации, обозначающие лицо по роду занятий, должности, званию, чину;

· оценочная номинация. Она выражает субъективную оценку адресата;

· метонимическая номинация. Такая номинация обозначает лицо по какой-либо индивидуализированной детали;

· метафорическая номинация. Она представляет собой уподобление адресата и его сравнение с каким-то лицом или явлением во внеязыковой действительности;

· дескриптивная номинация. В ней содержится развернутое описание адресата.

В особый тип мы хотели бы выделить также номинацию по месту пребывания адресата.

Выше мы предлагали модель апеллятивной конструкции вокатив+императив. Но на самом деле в позиции вокатива нередко находится номинатив. Причиной этого явления, по всей видимости, функциональная близость двух падежей, о которой мы говорили выше. В пользу такого утверждения говорит и такой любопытный факт: в украинских думах встречалась форма вокатива в форме номинатива. О подобном явлении, применительно к польскому языку, говорит и Я. Залеский[31] .

Императив тоже может заменяться другими формами (нередко с добавлением дополнительных смыслов)[32] :

· глагол (личные формы, сослагат. накл.);

· междометия и этикетные формулы вежливости;

· существительные;

· наречия образа действия и степени и меры проявления признака;

· предлоги и предложные сочетания с разнообразными обстоятельственными значениями;

В свою очередь глагол, как наиболее характерная часть речи в функции предиката, может выступать в следующих формах:

· в форме императива 2 лица множественного/единственного числа;

· в форме императива в форме 1 лица;

· в форме инфинитива;

· в личной форме изъявительного наклонения;

· в форме сослагательного наклонения.

Предикат-глагол в форме 2 или 1 лица способен выражать такую категорию как второличность, только глагол во 2 лице делает это непосредственно своей грамматической формой, а глагол в 1 лице выражает второличность имплицитно: «мы» подразумевает не несколько говорящих («я»), а говорящего и его собеседника/собеседников («я+ты» или «я+вы»). Глагол в инфинитиве или сослагательном наклонении выражать второличность парадигматически не может.

Для предиката, входящего в состав апеллятивной конструкции, первичным значением является значение побудительной[33] модальности[34] . Побудительная модальность связана с коммуникативной перспективой предложения и прагматическим намерением говорящего. Побудительная модальность как разновидность синтаксической модальности существует в двух основных видах[35] :

· в форме прямопобудительных конструкций, которые предусматривают наличие говорящего и адресата (непосредственного исполнителя желаемого либо ожидаемого говорящим действия);

· в форме непрямопобудительной конструкции, которые предусматривают наличие говорящего, собеседника, который передает суть побуждения третьему лицу, и потенциального исполнителя действия, к которому побуждается.

Разделение побудительных конструкций на прямопобудительные и непрямопобудительные связано с направленностью действия и наличием адресата. Побудительная модальность сочетает объективную модальность, выражающую отношение предмета речи к действительности, и субъективную модальность, выражающую отношение говорящего к предмету речи. При обращении субъективная модальность выражает разную степень интенсивности побудительных отношений, непосредственное участие в передаче которых принимает интонация, порядок слов, специализированные или неспециализированные средства выражения предиката, а также субъективно-модальные формы (междометия, частицы, повторы, вставные компоненты) в структуре предложения. По своей интенсивности побуждение может быть категоричным, смягченным и нейтральным.

1.3 Ситуация обращения и этикет

В данном разделе мы рассмотрим основные аспекты ситуации обращения, а именно: распределение ролей между участниками коммуникации, проблемы, связанные с их социальным статусом, и некоторые особенности речевого этикета в обращении.

В ситуации общения можно выделить две стороны: внешнюю (обстоятельства общения, официальность/неофициальность ситуации) и внутреннюю (роли и функции собеседников). Каждый человек находится во множестве ролевых и речевых ситуаций, постоянно ориентируется в обстановке общения, и в своем партнере, и в присутствующих третьих лицах и постоянно выбирает ту или иную речевую манеру, то или иное поведение. Языковое поведение говорящего непосредственно связано с его социальным статусом. Для выявления социального статуса оцениваются три параметра: а) статус человека в соответствии с принятой вообще социальной стратификацией; б) статусная оценка вышестоящего, нижестоящего или равного; в) соответствие поведения человека статусной норме[36] . Оценивая статус человека, его собеседник уже готов к определенному поведению. Статусная оценка проявляется в соблюдении или не соблюдении вежливости. Важным каналом выражения уважения являются стандартные формулы приветствия, начала диалога и завершения беседы. Такие формулы указывают на контактную дистанцию, при этом вышестоящий участник может понимать эту дистанцию и как социальную, и как персональную, в то время как нижестоящий участник держится в рамках социальной дистанции. Нарушение дистанции обычно воспринимается негативно[37] .

Индексом социального неравенства в речи нижестоящего обычно является частое использование обращений. В таком случае нижестоящий «смягчает» свое высказывание, направленное на достижение некоторой цели. В речи равных такое поведение покажется странным. Другим средством выражения уважения к адресату является длина высказывания и – шире – количество языковых единиц, объединенных общим смыслом.

Занимая в обществе определенное место, человек стремится к совершению действия без помех. Существует несколько способов ограничить эту свободу действия [38] , но для настоящего исследования важность представляет один: это все поведенческие акты, направленные на предопределение будущего человека (приказы, просьбы, советы, напоминания, угрозы, предупреждения). Эти речевые акты могут реализоваться либо посредством прямого выражения смысла без «смягчения», либо в виде негативной и позитивной вежливости. Теория позитивной и негативной вежливости принадлежит П. Браун и С. Левинсону, и нашла свое отражение в работах, в частности, В.И. Карасика[39] и М. Лазинского[40] . Стратегии позитивной вежливости состоят в выражении солидарности говорящего со слушающим (за счет языковых средств, при выборе тем разговора, предложения и обещания). Стратегии негативной вежливости состоят в предоставлении свободы действий слушающему (избегание прямых просьб, «смягчение» модальности высказываний, имперсонализация участников общения, перевод явлений и требований из сферы персонального в сферу общепринятого или общеизвестного). Стратегия вуалирования близка к негативной вежливости, однако в ней говорящий не только старается не навязывать ничего собеседнику, но и не снижать свой статус.

С точки зрения социального статуса противопоставление позитивной и негативной вежливости соответствует противопоставлению персональной и социальной дистанции. Позитивная вежливость - это общение в среде «своих», негативная вежливость - общение в среде «чужих». Для выделения сходства и различия в статусной оценке своих и чужих необходимо определить аспекты сопоставления поведенческих актов. Мы рассматриваем статусно-оценочное поведение в следующих аспектах: а) позиция говорящего, б) взаимосвязь говорящего и адресата, в) языковые средства выражения. Эти аспекты представляют собой разновидность стандартной схемы коммуникативной ситуации, включающей прежде всего участников общения и отношения между ними. Общение на персональной дистанции требует искренности и допускает определенную спонтанность в проявлении желаний. Общение на социальной дистанции требует формального соблюдения приличий и сдержанности. Уважение на социальной дистанции проявляется как признание превосходства, соблюдение дистанции по отношению к представителю более высокой статусной группы и характеризуется меньшей степенью искренности, и, как следствие, реализуется с помощью средств языка из области этикета, в которых их конвенциональность перекрывает значимость их семантики.

Говоря о взаимосвязи вежливости и этикетных средств языка нельзя не сказать об обращении к собеседнику на «ты» и на «Вы». Мы будем отталкиваться от теории Р. Брауна и А. Гилмана, приведенной на схеме ниже[41] :

Солидарность в данном случае противопоставляется иерархии, «власти».

В ситуации обращения особую функцию выполняет лексема в позиции номинации адресата. Она всегда несет определенную нагрузку (об этом мы говорили выше). Иногда в речи эта лексема может изменяться, что обычно свидетельствует об изменении отношений между говорящими – их ухудшении или улучшении[42] .

Этикет в языке представлен набором определенных закрепившихся формул. Такие формулы обычно являются единицами разных уровней языка, им присуща разная внутренняя структура. По мнению А. М. Мельничука[43] , этикетное высказывание имеет в целом характер побуждения и/или пожелания. По смыслу такие высказывания можно условно разделить на:

- извинения;

- просьбы о любезности;

- прощания;

- приглашения;

- поздравления;

- благословления;

- приветствия;

- выражения привязанности.

Очень часто такие высказывания являются обращениями (особенно если их рассматривать с точки зрения структуры). Тем не менее, они выполняют в первую очередь этикетную функцию, а не призывают собеседника сделать что-то.

Глава II Нейтральная форма обращения

2.1 Понятие нейтральной формы обращения

В силу своей специфики, обращение чутко реагирует на все возможные изменения, напрямую не относящиеся к языку. Это могут быть политические, социальные, экономические процессы, катастрофы и открытия большого значения (значимые для максимального количества людей). Одной из возможных реакций обращения (как некоторой совокупности всех языковых средств в ситуации обращения) может быть изменение нейтральной формы обращения. Под нейтральной формой обращения мы будем понимать номинацию адресата обращения, которая может применяться к любому лицу, указывает на равноправие говорящего и адресата, и лишена дополнительных коннотаций (и экспрессивности). То есть это такая форма, которая выполняет только одну функцию – устанавливает контакт между говорящим и адресатом, но не служит выразителем отношения.

Решение вопроса о наличии в современном украинском языке нейтральной формы сталкивается с определенными трудностями.. Последние двадцать лет принесли серьезнейшие перемены в украинскую общественно-политическую систему, что поколебало и систему нейтральной адресации. О том, как текущая ситуация формировалась мы чуть подробнее расскажем ниже. Пока же мы можем констатировать (вслед за М.С. Скабом)[44] , что в украинском языке на данный момент конкурирует несколько форм – пане/пані , товаришу/товаришко , добродію/добродійко . Но эти формы на данном этапе не являются нейтральными в том строгом смысле, о котором мы сказали выше. Например, форма товаришу используется в основном людьми старшего поколения, в устах других она приобретает негативный оттенок, может использоваться для обозначения адресата как сторонника «левых» партий. Единственная сфера, где это обращение функционирует полноценно – это украинская армия. К предлагаемому переходу с товаришу на пане/пані многие относятся с недоверием, с другой стороны такая форма была и остается на Западной Украине (в силу исторических причин). Форма добродію/добродійко долгое время не была в активном употреблении, в результате чего не каждый носитель с охотой ее использует[45] .

Как показывает наше исследование, форма пане/пані является все же наиболее часто употребимой.

2.2 История нейтральных форм

В настоящем разделе мы рассмотрим основные этапы развития тех этикетных форм в обращении, которые кажутся нам значимыми для данного исследования.

Еще в период староукраинского языка приобретает распространение обращение пан . Что касается его происхождения, то тут существует несколько версий: либо это исконный континуант праславянского * g ъ pan ъ , либо заимствование из польского, либо из чешского[46] . Как бы то ни было, «Словник староукраїнської мови XIV–XVст.» это слово фиксирует[47] . В то время титул пан был прочно связан с обозначением лица дворянского сословия. Уже с XVIв. этим словом выражали уважение по отношению к знатным и богатым людям, представителям власти. К слову пан в таком употреблении могло добавляться милостивий , ласкавий . Для обращения к группе использовалась лексема панове . А с XV в. отмечается форма обращения к женщине пані .

В староукраинском языке этикетную функцию выполняли также формы приятелю, друже, товаришу, добродію . Друже выражал не социальный, а, скорее, эмотивный план взаимоотношений между людьми. Товариш уже в XVIIв. приближаетсяк этикетной номинации. При обращении к группе людей могла появляться форма товаристо , обозначавшая людей, находившихся в тесных отношениях. Товаришу , друже , приятелю использовались при обращении к равному, знакомому. Использование лексем добродію, добродійко, добродії известно с XVI в. Они могли использоваться и в сочетании с определенями (всемилостівейший добродію и т.д.).

В конце XIV – начале XVвв. появляется этикетная формула твоя/ваша милосте , постепенно редуцированная до ваша мость , вашмость , вашець , что, по нашему мнению, связано с сильным влиянием польского языка[48] .

При обращении к группе людей часто использовалась и просто форма люди (люде ).

Сохранялась также и более старая традиция именования по имени и отчеству. Вообще, традиция идентифицировать семью по отцу сохранялась в украинских семьях довольно долго.

В современном украинском языке с XIX в. в качестве обращения могли функционировать термины родства, в том числе и при обращении не к родственникам. Брате как обращение к равному, с оттенком «товарищ», аналогичную функцию выполняла сестро для женщины-адресата. Батьку использовался при обращении к мужчине старшего возраста, либо при желании выразить к нему особое уважение. Если батьку допускался этикетом при обращении к неродным, то дети к отцу могли обратиться тату или с помощью одного из деминутивов. При обращении к пожилой женщине вежливой формой было мати, матінко . Сину использовался при обращении старшего человека к более молодому мужчине, доньцю, дочко – к более молодой женщине. В функции обращения использовались и формы небоже , небого (исходное значение – сын и дочь брата или сестры).

Система форм пане , пані постепенно расширилась до пане – обращение к мужчине, паничу – обращение к сыну пана, пані – обращение к старшей и, как правило, замужней женщине, панно , панночко – к девушке. Форма пан имеет интересную особенность – у нее есть особая форма обращения к группе людей – панове , в то время как у остальных подобного нет, а у пані формы обращения к одному лицу или к группе лиц совпадают. Это говорит, вероятно, именно об этикетной функции данного слова. В украинском языке остаются и старые формы добродію , добродійко , добродії , которые используют обычно по отношению к человеку солидному, добропорядочному. Их использовали представители привилегированных слоев по отношению к равным. Такие формы могли сочетаться с панове , пані , что усиливало вежливость.

Непросто складывалась судьба форм товаришу , товаришко , товариші в XX в. Они активно использовались в начале века параллельно с формами пане, пані , панове . В первой четверти века использование других форм, кроме товаришу , товаришко , товариші прекращается в УССР.

В языке появляется и форма громадянине , хотя она довольно официальна. Часто используется старая форма друже . Некоторую этикетность несет форма земляче . Распространено обращение чоловіче, жінко, хлопче, д і вчино (обычно в устной речи). Как обращения выступают и субстантивированные старий , стара , с меньшей степенью вежливости. По-прежнему употребляется обращение по имени и отчеству – такое обращение крайне распространено. Среди принятых форм обращения к группе лиц этикетным можно считать форму любі друзі .

Глава III Официальная ситуация обращения

Ряд ученых, рассматривая коммуникацию в СМИ, предлагает условно разделить ситуации такой коммуникации на официальную и неофициальную[49] . Среди признаков, влияющих на коммуникацию, Е. В. Какорина выделяет следующие:

- характер коммуникации (официальный/неофициальный);

- вид коммуникации (личная/публичная);

- коммуникативная цель;

- образ адресата и его ролевой статус (равный/ниже по положению/выше по положению, женщина/мужчина, коллега/неспециалист и т.д.);

- мена говорящих (нулевая/малая/большая);

- тема общения[50] .

Подобный подход дает нам возможность рассматривать закономерности использования апелляции в зависимости от типа и жанра коммуникации, от участников и преследуемой цели.

3.1 Общая характеристика публицистического стиля

В последнее время появляется все больше исследований языка СМИ, в связи с бурным развитием это сферы человеческой деятельности, развитием технологии и созданием новых средств передачи информации (Интернет). Рассматривая язык СМИ, ученые уделяют внимание таким аспектам, как лексика и стилистика (Алексеенко М.А., Григорьева Д.М., Григорьева Д.И., Коваленко Б.О., Коваль А.П., Коць Т.А., Лысакова И.П., Мамалига А.І.), словообразование (Сербенська О.А.), морфология (Баранник Д.Х., Китиця О.В., Пазяк О.М), синтаксис (Рогова К. А.).

Публицистический стиль речи.

Газета является наиболее массовым средством информации и пропаганды в современном обществе, она оперативно знакомит читателя с актуальными событиями, которые происходят в мире, способствует познанию окружающей действительности.

Стиль газет: (наряду со стилем общественно-политических журналов, пропагандистских радио- и телепередач, выступлений на митингах, собраниях и т. п.) является одной из разновидностей публицистического стиля речи[51] . Сообщая факты и опираясь на них, публицистика дает им определенную трактовку и оценку, формирует общественное мнение, активно воздействует на ум и чувства читателей, побуждая их к совершению определенных действий. В публицистическом стиле тесно взаимодействуют две его основные функции:

· информативная (информативно-содержательная, функция сообщения нового);

· воздействующая (функция агитации и пропаганды).

Каждая из функций обуславливает появление и становление черт стиля: документальность, официальность, обобщенность, абстрагированная подача материала (информативная функция), побудительность, директивность, торжественная декларативность, полемичность, эффективность воздействия на читателя (воздействующая функция).

Публицистический стиль взаимодействует с другими стилями: элементы художественно-беллетристического стиля усиливают его эмоциональную выразительность; элементы разговорной речи придают большую экспрессивную насыщенность; элементы научного и официально-делового стиля придают большую стойкость, логичность, строгую научную мотивированность изложения. А.Д. Пономарев пишет о том, что язык СМИ играет все большую роль в развитии литературного языка[52] . Б. А. Коваленко отмечает, что на газетную речь влияет разговорная, поскольку публицистические тексты освещают, в том числе, и проблемы, связанные со сферой общения, которую обычно обслуживает разговорный язык (бытовую, каждодневную жизнь общества, личную жизнь, торговлю, отдых)[53] . Одним из проявлений такого влияния он называет проникновение стилистически сниженной лексики. Это происходит по многим причинам: в результате снятия цензуры и протеста против «заштампованности» языка; из-за криминализации общества (под влиянием этого фактора в язык проникает арго воров, шулеров, наркоманов…); под влиянием изменения «вкусов» говорящих в сторону упрощения, либерализации; ввиду необходимости называния явлений, которые ранее считались нехарактерными для жизни; из-за желания выразить эмоции; для украинской ситуации характерно также влияние украинско-русского двуязычия. Помимо этого в последнее время значительно расширился состав участников коммуникации, ощутимо увеличилось личностное начало в речи, заметно увеличился объем диалогического общения, расширились сферы спонтанного общения и ослабление официальности.

В газетах наблюдается также и сближение норм устной и письменной речи. Основу газетной лексики составляют нейтральные и книжные слова. Разговорные и просторечные элементы используются с целью придать тексту выразительность или создать яркую оценочность[54] .

В связи с описанными выше факторами можно говорить о расшатывании литературной нормы в публицистическом тексте. В нашей работе мы будем исходить из следующего определения языковой нормы: норма – это результат целенаправленной кодификации языка. Норма связана с литературным языком, она едина и общеобязательна для всех носителей; она консервативна и направлена на сохранение средств языка и правил их использования, накопленных в данном обществе предшествующими поколениями носителей. Норма не статична, она изменяется во времени под влиянием коммуникативных целей и задач[55] . Языковая норма взаимодействует с узусом, что приводит к ее вариативности, сосуществованию традиционных и новых языковых средств.

3.2 Обращение в публичных выступлениях

В публицистическом стиле речи выделяют два типа обращений[56] :

· собственно обращение, на которое ожидается ответная реакция собеседника;

· риторическое обращение, на которое не ждут ответа. Такое обращение способствует эмоциональной напряженности изображаемых событий, используется для создания у читателя/слушателя определенного отношения к описываемым событиям.

В данном разделе мы рассмотрим второй тип обращений в публицистическом стиле, в силу специфики самого материала – обращения в речах и выступлениях Президента Украины и первой леди страны. Мы исследовали все речи Президента и первой леди за 2008 г.

Степень официальности нашего материала максимальна, причиной этого является статус говорящих и их адресатов – представителей других стран, всего украинского народа и т.д. При этом два выбранных нами говорящих пользуются несколько разными стратегиями речевого поведения.

Сначала несколько слов стоит сказать о самой ситуации таких обращений. В них 3 участника, которых Г.Г. Кларк, Т.Б. Карлсон разграничили, назвав говорящим, адресатом и слушающим/слушающими[57] . В принципе в любой коммуникации посредством СМИ можно выделить этих трех участников, любая СМИ-коммуникация строится из расчета на них. Но для публичных выступлений это обстоятельство имеет принципиальную важность.

В таблице ниже приведены обращения Президента Украины к своим соотечественникам:

Шановні співвітчизники
Дорогі друзі
Дорогий Український народе
Дорогі співвітчизники
Вельмишановний Український народе
Браття і сестри
Дорогі громадяни України

В такой ситуации адресат = слушающий. Первое, что нужно отметить, это подчеркнуто высокий социальный статус говорящего и адресата. Более того, адресат представляется в таких обращениях довольно однородным. Все обращения в таблице выше можно условно поделить на две группы. К первой мы отнесем такие формы как Шановні співвітчизники, Дорогі друзі, Дорогі співвітчизники, Браття і сестри, Дорогі громадяни України , которые показывают определенное равенство говорящего и всех лиц, составляющий единый адресат. Такую стратегию можно считать проявлением позитивной вежливости, направленной на солидаризацию говорящего с адресатом. Ко второй группе мы отнесем такие обращения, как: Дорогий Український народе, Вельмишановний Український народе , которые показывают высокий статус именно адресата, подчеркнуто дистанцируют его от говорящего. Нам кажется возможным говорить тут о негативной вежливости, связанной с деперсонализацией адресата и перевод общения из сферы персональной, в сферу общественную, в данном случае добавляют ситуации торжественности.

Приведенное выше разделение не единственно возможное. Строго говоря, в таблице приведены средства, в которых по-разному достигается торжественность. Такие варианты как Шановні співвітчизники, Вельмишановний Український народе являются вполне традиционным гоноративным обращением, в то время как формы Дорогий Український народе, Дорогі співвітчизники, Дорогі громадяни України представляют собой соединение официальных обращений с оценочным атрибутом. Форма Дорогі друзі характеризуется меньшей официальностью и обычно сокращает дистанцию (делает обращение более «интимным»). Особый интерес представляет форма Браття і сестри , обычно так обращаются священнослужители к своей пастве. Таким образом, тут возникает определенное сближение образов президента и пастыря с одной стороны, и адресата (украинский народ) с паствой, что ведет к повышению степени вежливости.

В таблице ниже мы рассмотрим обращения Президента Украины также к своим соотечественникам, но не ко всем, а выбранным на основании некоторого признака:

Шановні панове українські офіцери
Шановні і дорогі курсанти, ліцеїсти і студенти
Шановні учасники урочистих заходів
Дорогі ліцеїсти
Шановні народні депутати
Шановні освітяни
Шановні колеги
Славні українські воїни

Несмотря на то, что адресат в данном случае «сужается», его статус по-прежнему подчеркнуто высок. Нам кажется, что в таком случае стоит говорить не о том социальном статусе, который имеют все адресаты из таблицы выше вообще, а о том статусе, который им присваивается лицом, чей статус по определению очень высок, в силу самой ситуации торжественного обращения. Таким образом, устанавливается не просто контакт с конкретным адресатом, а этот адресат «создается» и с ним уже устанавливается контакт.

С точки зрения лексико-семантического состава данные номинации представляют собой следующие типы[58] :

- функциональныя номинация (офіцери; курсанти, ліцеїсти і студенти; народні депутати; освітяни; воїни );

- релятивная номинация (колеги ).

Как можно заметить из таблицы выше, все обращения представляют собой конструкции с компонентом-атрибутом. Атрибуты можно разделить на оценочные (дорогий , славний ) и этикетные (шановний ). Оценочные атрибуты в данном случае добавляют «теплоты» в отношение говорящего к адресату.

К представителям других стран Президент Украины обращался:

Вельмишановний пане Дуаєне
Ваші Високоповажності
Пані та панове
Високодостойні гості
Пані та панове, дорогі європейські друзі

Тут используются разные стратегии, но всегда статус адресата очень высок. В данном случае, он высок независимо от ситуации, поэтому обращение к нему приобретает торжественность.

В данном случае можно выделить следующие лексико-семантические типы:

- релятивная номинация (Високодостойні гості; дорогі європейські друзі );

- оценочная номинация (Вельмишановний пане Дуаєне; Ваші Високоповажності )

Что касается речей первой леди Украины, то к с своим соотечественникам она обращалась:


Шановні друзі!
Дорогі друзі
Шановна українська громадо

Нам кажется важным отметить, что обращения жены Президента декларируют более доверительные отношения между говорящим и адресатом, указывают на безусловно высокий статус обоих участников коммуникации, но не стремятся деперсонализировать адресата. мы бы тут говорили о позитивной вежливости. И важно заметить, что в таких обращениях есть тенденция показать солидарность (или создать таковую) между собеседниками.

Чаще, чем к своим соотечественникам, первая леди обращалась к иностранным гостям:

Шановні друзі
Пане Президенте Алєхандро Толедо
Пані Голова Айо Обай
Ваші Високоповажності
Шановні друзі та колеги
шановні захисники свободи усього світу
пані та панове
Дорогі учасники Самміту
Шановні колеги
Вельмишановна пані Анама Тан
Дорогі учасники 31-ї сесії Генеральної асамблеї Міжнародної ради жінок
Високоповажні пані і панове
Ваша Величносте
Шановні представники фонду та донорських організацій
Вельмишановне зібрання

В данной таблице присутствуют разнообразные формы, в зависимости от адресата. Мы предлагаем разделить все обращения на две группы. К первой мы бы отнесли обращения, в таблице отмеченные курсивом. С помощью этих номинаций говорящий либо конкретно назвал адресата, либо так или иначе идентифицировал его по некоторому признаку. Везде основным признаком адресата является его функция («роль»), важная для настоящей коммуникации. Обращения второй группы преследуют цель не столько охарактеризовать адресата по его функции, сколько указать на его высокий социальный статус. Нам кажется, что в таком случае можно снова говорить о стратегии негативной вежливости.

В данном случае все номинации можно разделить на следующие лексико-семантические типы:

- релятивная номинация (Шановні друзі; Шановні друзі та колеги; Ваша Величносте );

- функциональная номинация (Пане Президенте; Пані Голова; захисники свободи усього світу; Дорогі учасники Самміту; Шановні представники фонду та донорських організацій; Дорогі учасники 31-ї сесії Генеральної асамблеї );

- оценочная номинация (Високоповажні пані і панове; Вельмишановне зібрання ).

В связи с нашим разделением разных обращений в соответствии с используемой стратегией, стоит особое внимание уделить следующему обстоятельству: в каждом втором выступлении Президент Украины использовал не одно обращение, а целый ряд обращений, в том числе к одному адресату, иногда привлекая внимание других адресатов (Дорогі друзі! Пані і панове!; Дорогі ліцеїсти! Дорогі співвітчизники!; Дорогий Український народе, Дорогі співвітчизники, Світове українство, Славні українські воїни, Браття і сестри ! ), поэтому наше разделение на стратегии довольно условно, так как говорящий меняет стратегию в ходе выступления. Мы полагаем, что это происходит не случайно, так как две основные стратегии работают по-разному, а в ситуации торжественного обращения необходимо привлечь все возможные языковые средства выражения вежливости и указания на дистанцию. То же относится и к обращениям первой леди (Ваше Блаженство! Пане Президенте! Шановні друзі!; Вельмишановна пані Анама Тан, Дорогі учасники 31-ї сесії Генеральної асамблеї Міжнародної ради жінок, Високоповажні пані і панове ).

Несколько слов стоит сказать о структуре таких обращений. Во-первых, все обращения представлены односоставными конструкциями с одним членом-подлежащим. Это принципиальное отличие именно публичных выступлений. Нам кажется, причина этого в том, что говорящий обращается к адресату такого высокого статуса, что не может побудить его к действию (по крайней мере, с помощью языковых средств). Поэтому конструкция типа адресате зроби тут невозможна в принципе. Что касается варианта адресате слухай , из самой ситуации предполагается, что внимание адресата уже направлено на говорящего, в силу высокого статуса самого говорящего.

В абсолютном большинстве случаев (исключения составляют только некоторые обращения к конкретному лицу, а также конструкции типа пані і панове ) апеллятивная конструкция состоит из существительного с атрибутом. В качестве атрибута выступают традиционные этикетные лексемы (шановний, вельмишановний, високоповажний и т.д.). Такие конструкции повышают уровень вежливости.

Что касается вокативных форм, то очевидна такая тенденция: в вокативе стоят все украинские имена и титулования, в номинативе – иностранные (Пані Голова Айо Обай; Пане Президенте Алєхандро Толедо; Вельмишановна пані Анама Тан ). Если в украинском титуловании несколько слов-существительных, все стоят в вокативе.

Мы уже говорили о специфике публичных обращений. Нам кажется, что они принципиально отличаются от других типов обращений и ситуаций апелляции. Если представить такой коммуникативный акт как сумму нескольких слагаемых – адресат, говорящий, слушающий, высказывание, его цель – то нам кажется, что все эти слагаемые носят совершенно иной характер, чем в других актах. Каждый из участников подобной коммуникации играет некоторую роль, следует определенным неписанным правилам, что и как должно делать. Президент может поздравить иностранных гостей с новым годом в приватной обстановке, а может – в торжественной, в присутствии лиц, наделенных властью, зная, что такое выступление будет транслироваться по телевидению. Называя своего адресата подобных торжественных речей, он не столько устанавливает контакт, сколько, во-первых, выполняют функцию главы государства, то есть поступает не сообразно собственным желаниям, а согласно определенным этикетным правилам, нормам поведения для высших государственных чинов. Во-вторых, он ориентируется на своих слушающих (иногда они совпадают с адресатом), поэтому он в первую очередь называет и выражает свое уважение к адресату для слушающих. Ситуация «навязывает» определенные роли и статусы.

Таким образом, наше исследование публичных обращений показало, что официальность таких ситуаций максимальна, языковые средства сведены к этикетным титулованиям, а синтаксическая структура, как правило, представлена словосочетаниями с компонентом-атрибутивом в позиции адресата номинации.

3.3 Обращение в интервью

Термин «интервью» используется в двух значениях: как метод и как жанр. Жанр интервью – это текст, полученный с помощью метода интервью[59] , беседа журналиста с каким-либо лицом или группой лиц, представляющая общественный интерес и предназначающаяся для передачи в СМИ[60] . Для интервью необходима определенная ситуация общения: должно быть минимум 2 участника коммуникативного акта – интервьюер и интервьюируемый. В таком акте роли за участниками будут четко закреплены в продолжение всего общения, которое упрощенно будет выглядеть следующим образом: интервьюер задает вопросы, интервьюируемый отвечает. Именно речь интервьюера будет насыщена апеллятивными конструкциями, что прямо вытекает из его роли в коммуникативном акте.

И.П. Лысакова[61] выделяет такие поджанры интервью:

1. Интервью-информация (в нем дается первичная, самая общая информация о каком-либо явлении);

2. Интервью-консультация (в нем задаются вопросы специалисту в какой-либо области, как следствие – информация дается более конкретная, чем в предыдущем поджанре);

3. Информативно-проблемное интервью (в нем обсуждается некоторая проблема);

4. Информативно-личностное интервью (обсуждается конкретное лицо).

Е.И. Голованова[62] указывает на то, что интервью – один из видов публичного диалога. Раньше интервью было строго типизировано, что фактически превращало присущий ему диалог в монолог. Эпоха гласности сделала возможным свободный обмен мнениями, а это, в свою очередь, привело к языковой раскрепощенности.

Публичный диалог характеризует:

1. разнообразие тем;

2. многоголосье собеседников;

3. разнообразие языков и стилистических средств (о чем говорилось выше).

В интервью обращение играет очень важную роль:

· оно продиктовано самой ситуацией интервью (интервьюер должен как-то обратиться к интервьюируемому, установить с ним контакт);

· обращение открывает новый семантический блок в публицистическом тексте (об этом см. выше);

· обращение позволяют журналисту дать интервьюируемому характеристику и выразить свое отношение к нему.

Для анализа обращений в языке современной украинской прессы (интервью) было обработано 1000 интервью и выбрано из них 412 апеллятивных конструкций. Мы полагаем, что такое количество даст достаточный материал для исследования основных особенностей апелляции.

Первое, что стоит отметить при анализе – это сравнительно редкое употребление обращения в интервью. Поскольку каждое интервью – это новая коммуникативная ситуация, в которой журналисту необходимо установить контакт с собеседником (даже если допустить, что журналист и интервьюируемый знакомы, журналисту все равно приходится заново «знакомиться» с собеседником и «знакомить» с ним читателя), логично было бы предположить, что на 1000 интервью придется как минимум 1000 обращений (их может быть и больше, поскольку обращение может выполнять разные функции в интервью – см. выше). Причин, по которым журналист «избегает» употреблять обращение, может быть несколько. Во-первых, это тенденция к экономии языковых средств (по этой же причине обращение часто представлено эллиптическими конструкциями, о чем будет сказано ниже). Во-вторых, опубликованное интервью отличается от своего устного первоисточника, оно правится, сокращается и иногда переводится на другой язык[63] , в результате чего обращения, бывшие необходимыми в устной речи, на письме кажутся избыточными и – возможно – отвлекающими внимание читателя от темы беседы. Но нужно отметить еще одну особенность: вместо обращений часто используются другие языковые средства, как, например, вопросы непосредственно собеседнику (Як ви можете оцінити... ). В результате можно допустить еще одну причину малого числа обращений в интервью: журналист сознательно (в большей или меньшей степени) избегает употреблять обращение.

Мы будем анализировать весь материал в два этапа – с точки зрения некоторых особенностей грамматики и с точки зрения использования лексико-семантических средств для достижения специфической (для интервью) цели.

Структурный анализ апеллятивных конструкций дал нам следующие результаты:

двусоставные 5%
односоставные с предикатом 50%
односоставные с номинацией адресата 45%
всего односоставные 95%

Как видно из данных таблицы, количество односоставных конструкций (Давайте не поспішатимемо робити висновки; Давайте повернемося в той час, коли все було добре; Володимир Михайлович, ви можете підтримати думку політиків ) значительно превосходит количество двусоставных (Володимир Михайлович, не могли б Ви озвучити прогноз; Василь Петрович, скажіть, навіщо вам 13 заступників; Борисе Івановичу, проясніть, будь ласка, ситуацію ). Выше мы уже говорили о том, что апеллятивная конструкция как таковая относительно редко встречается в тексте интервью. Нам кажется, что частота односоставных конструкций связана с тем же обстоятельством: тенденцией к экономии в речи. К тому же каждый текст интервью должен попасть в итоге на бумагу, а, следовательно, может быть сокращен, в том числе за счет обращений. Количество предикатов (Опишіть сьогоднішній статус управління ризиком?; Поясніть будь-ласка, що ви маєте на увазі...; Поділіться власним досвідом щодо написання хорошої статті у блозі ) почти равно количеству адресатов (Олександре Йосиповичу, то якими є ваші враження; Борисе Івановичу, вже ніхто не заперечуватиме; Пане Щаранський, смерть президента Сирії ).

В позиции предиката всегда выступал глагол в одной из следующих форм:


императив 40%
личн. форма 2%
давай(те) + личн. форма 10%
(не)хай + личн. форма 3%
сослагат. наклонение менее 1%

Для императива функция предиката в апеллятивной конструкции основная, поэтому вполне закономерно, что именно он встречается в большинстве случаев (Поділіться інвестиційними планами...; Раман, розкажіть, з якими труднощами...; Ви подивіться, наприклад, на Київську обласну раду ).

Второй по частоте оказалась конструкция с давай(те). Вероятно, это объясняется тем, что ее функция – призыв к действию, совместному с говорящим – сочетается со смягчением повеления (в сравнении, например, с императивом 1 мн.). Поскольку мы имеем дело в данном случае с текстом с высокой степенью официальности, такое повышение вежливости кажется нам вполне уместным (Давайте подивимося, наприклад, на Польщу; Давайте повернемося до парламентської роботи.; Давайте вирішимо одну велику задачу ). Еще более мягко звучит предикат в личной форме глагола или в сослагательном наклонении (Не поділитеся інформацією, як саме побудований медіа-холдинг?; Володимир Михайлович, не могли б Ви озвучити прогноз на президентські вибори? ). Но, поскольку это не основная функция для таких форм, они встречаются крайне редко. Что касается формы с (не)хай , она употребляется редко в силу специфики своего значения: такое побуждение направлено на третье лицо, что в основном выходит за рамки участников интервью (нехай вона в це не втручається ).

Императивные формы распределились следующим образом:

императив 2 ед. 6%
императив 2 мн. 30%
императив 1 мн. 4%
императив 2 мн. для ед. 23%
императив 2 мн. для мн. 7%

Наиболее частая форма 2 мн. при обращении к одному лицу объясняется стилем текста и ситуацией общения – довольно официальной (Розкажіть, як познайомились із майбутнім чоловіком – Тарасом?; Борисе Івановичу, зізнайтеся, а ви вважаєте себе членом уряду Януковича?; Терезо, розкажіть нам про загальний контекст Вашого дослідження. ). Почти все формы 2 ед. встретились в одном издании, посвященном современному искусству (писателям, актерам, популярным музыкантам и т.д.) (Олю, повір, що то лише так здається; Розкажи, будь-ласка, за твоєї участі...; Розкажи, будь-ласка, які зміни відбулися... ). Можно предположить, что выбор формы 2 ед. произошел намеренно – в стремлении создать более непринужденную атмосферу за счет сокращения дистанции и увеличения солидарности говорящего с адресатом. Тем не менее, в изданиях политической направленности такого не встретилось. Форма 1 мн., как правило, призывает сделать что-то совместно с говорящим, но интерес читателя (слушающего) должен быть направлен не на говорящего, а на адресата, то такая форма редка, часто играет роль просто этикетного слова (Уявімо, що я хочу стати генеральним директором великої світової компанії ). Редко обращаются и к группе лиц в форме 2 мн., это связано с тем, что в интервью обычно адресат – одно лицо, исключения составляют такие случаи, как интервью со всем коллективом популярной группы (Розкажіть трішечки більше про новий альбом. ).

Что касается лексико-семантических особенностей предикатов, то они приведены в следующей таблице:

розкажи (іть) 21%
дивіться/подивіться 3%
поділіться 3%
скажи (іть) 4%
повернемося (імося) 3%

Таковы наиболее частотные лексемы в позиции предиката. Частота остальных не превышает 1%. Как видно, все это глаголы речи (в основном либо контекстуальном значении). Это вполне закономерно, ведь говорящий призывает адресата, как правило, совершить одно действие: поделиться информацией.

Адресаты номинации представлены во всех случаях существительными в следующих формах:

вокатив 13%
номинатив 11%
вокатив + вокатив 3%

Любопытным нам кажется тот факт, что частота употребления вокативов (Лев Ревазовіч, перш за все питання...; Євгене, чим повість "Ріки" відрізняється...; Пане Миколо, якою є позиція Державного комітету... ) лишь немного превышает частоту номинативов (Раман, розкажіть...; Володимир Михайлович, не могли б Ви...; Вікторе Михайловичу, Ваш наступник і за сумісництвом перший віце-прем'єр... ). Возможно, это одно из проявлений сближения устной и письменной речи в газетном тексте. А также это снова свидетельствует, что по степени официальности интервью сильно уступает публичному выступлению. Любопытен тот факт, что ни один деминутив мужского имени на -ко (Юрко, Сашко, Місько ) не стоял в вокативе, хотя другие – стояли.

Номинации представлены в двух вариантах: однословная (имя), двусловная (пане+имя, пане+должность, имя+отчество). Таким образом, говорящий не прибегает к более вежливым формам. Видимо, он полагает в данном случае статус адресата равным себе. Важно отметить, что во всех сочетаниях с пан второй элемент стоял в вокативе, если такая форма у слова есть в принципе (пане міністре, пане професоре, пане Сергію ; но: пане Щаранський, пане Черновецький ). Таким образом можно говорять о том, что сама избираемая форма адресации задает говорящему степень вежливости. Если, обращаясь по имени, или, часто, и по имени и отчеству, говорящий может позволить себе элемент разговорного языка (номинатив в позиции вокатива), то, обращаясь на пане , говорящий использует более официальный стиль.

Лексико-семантический анализ номинаций дал такие результаты:

пане 5%
имя+отчество 16%
пане+имя 4%
пане+должность 1%
имя 19%
полное имя 11%
деминутив имени 8%
хлопці менее 1%
дівчата 2%

Как видно из таблицы, в основном обращались по имени (Раман, розкажіть...; Марко, ти єдиний чоловік у колективі...; Олександре, а з чого починали писати Ви? ) или по имени и отчеству (Володимир Михайлович, не могли б Ви озвучити...; Вікторе Михайловичу, Ваш наступник...; Лев Ревазовіч, перш за все питання... ). Тут проявляется характерная именно для интервью функция обращения – контактоустанавливающая. В других случаях обращение может выполнять несколько функций, но в интервью такая функция одна. Об еще одной, применительно ко всей апеллятивной конструкции, мы скажем ниже. Говорящий знает своего адресата. Обращаясь к нему, он устанавливает с ним контакт. Однако если рассматривать всех трех участников коммуникации вместе со слушающими (читателями), то можно сказать, что говорящий также «знакомит» адресата со слушающим. Поэтому выбирается наиболее естественная именно для знакомства форма: имя либо должность (Тамаро, а у яких виставах доводиться грати?; Місько, а як ви тут усі поміститесь?; Пане Голово, якою, на Вашу думку, має бути роль...; Пане міністре, на цьому тижні МЗС України надіслав...).

Важно отметить то обстоятельство, что материал на самом деле был чрезвычайно неоднороден по соотношению разных форм. Например, все деминутивы имен встретились в одном издании, посвященном современным писателям, актерам, популярным группам. Видимо, по мнению говорящего, дистанция между ним и адресатом в данном случае мала, они равные. Любопытно также, что форма пане встречается относительно редко (Пане міністре, на цьому тижні МЗС України надіслав...; Пане Миколо, якою є позиція Державного комітету...; Пане Голово, якою, на Вашу думку, має бути роль ). Это еще одно подтверждение той ситуации, о которой мы говорили в главе II, а именно: отсутствие нейтральной общепринятой и общеупотребительной формы. Любопытно, что как ее заменитель выступает либо имя, либо имя и отчество. Имя и отчество указывает на большую дистанцию между говорящим и адресатом. В основном так обращались к политикам, представителям власти. Видимо, в таком случае говорящий не ощущал себя равным и солидарным с адресатом.

Встретившиеся адресации группы людей (Дівчата, минулого разу ви приїжджали з концертом...; Дівчата, що останнім часом читали...; Хлопці, перш за все,від імені усіх майданівців хотілося би подякувати... ) являются очевидным элементом разговорного стиля, к тому же подчеркивают солидарность говорящего с адресатом, так как такие формы выбирались для обращения к членам музыкального коллектива, то есть лишены прямого указания на возраст.

Из всех типов апелляций (не чисто этикетных) встретился лишь один – номинация адресата по функции (пане міністре, пане професоре ).

Другой важный аспект апеллятивных конструкций – обращение на «ты» или «Вы». Результаты анализа материала приведены в таблице ниже:

ты 16%
Вы 77%

В данном случае можно говорить о борьбе двух разных подходов к собеседнику в интервью: традиционного, вежливого, с большой дистанцией, и нового, с сознательным сокращением дистанции, ставящего в равное положение адресата с говорящим. Важно отметить, что обращения на «ты» встречались только в одном издании, посвященном современной массовой культуре (Місько, ти вже певний час захоплено інсценуєш...; Олександре, з чого, взагалі, розпочалася твоя співпраця з гуртом?; Але погодься, в музиці борються за рейтинги продажу дисків... ). Если обратиться к таблице Р. Брауна и А. Гилмана в главе I, то можно сказать, что мы имеем дело тут с двумя случаями: равных солидарных («ты»), равных несолидарных («Вы») (Володимире Станіславовичу, ви напевно вже відчули...; Олександре Валентиновичу, ви багато років були вірним соратником Тимошенко...; Олександре Валентиновичу, наскільки мені відомо, вам не так уже просто було відстояти ), хотя сложно сказать, насколько равен адресат говорящему во втором случае. Несколько случаев (пане міністре ) явно демонстрируют более высокий социальный статус адресата.

Что касается собственно этикета, то интересно отметить употребление конструкции будь ласка (11%) при обращении (Скажіть, будь ласка, а ви справді допитали журналістів телеканалу «Інтер»?; Борисе Івановичу, проясніть, будь ласка, ситуацію...; Будь-ласка, поділіться своїм минулим досвідом у сфері ощадливості. ). Она повышает уровень вежливости, является проявлением стратегии негативной вежливости («смягчение» побудительности).

Анализ материала интервью показал, что существует несколько тенденций: сокращение дистанции, сохранение дистанции, элементы разговорной речи. Но материал не однороден, и эти тенденция проявляются в разных изданиях по-разному и в разной степени.

3.4 Обращение к духовным лицам

Среди проанализированного материала значительную часть (почти треть от всех периодических изданий) составили интервью священнослужителей. Нам кажется, что такие обращения стоит анализировать отдельно от прочих обращений в периодике, так как текст такого рода представляет собой совершенно иную ситуацию с инім распределением ролей участников коммуникации. К тому же такие обращения демонстрируют крайне высокую степень официальности, и в подобных текстах используются не нейтральные формы обращения, а особые формы обращения к духовенству, указывающие на социальный (профессиональный) статус служителей культа. О подобном пишет М. Лазинский[64] – в польском языке к священнику (ксендзу) не обращаются pan . Действительно, во всем нашем материале интервью с духовными лицами не было замечено ни одного обращения пан[65] (несколько встретившихся были обращениями к светским лицам, связанным с вопросами религии и Церкви).

О. Миронюк в своей книге, посвященной истории этикета и обращения в частности, а также современной ситуации, поместила специальное приложение, называющееся «Як звертатися до священнослужителів» («Как обращаться к священнослужителям»)[66] . Наличие данного приложения и специфика нашего материала позволяют сделать вывод, что этикетное обращение к духовному лицу закреплено в языке как готовая этикетная формула и зависит от высоты положения церковного иерарха, а также – от типа речи – устной или письменной и официальности/неофициальности ситуации.

В таблице ниже мы укажем основные типы обращений в зависимости от статуса адресата:

Ваша Святосте патриарх
(Всечесний) Отче священник
Владико архиепископ
Преосвященний Владико епископ
Ваше Блаженство патриарх (блаженнейший)
Преосвященний Владико епарх для украинцев-католиков за границей
Ваше Блаженство Глава УГКЦ
Отче протоархимандрит
Еміненціє кардинал
Високопреосвященний Владико митрополит
Сестро монахиня
Матінко попадья
Батюшка протоиерей

Характерной особенностью является написание обращения-титулования всегда с заглавной буквы. Видимо, это должно подчеркнуть дистанцию между говорящим и адресатом, является элементом этикета. С этикетом также связано стопроцентное (в нашем материале) соблюдение этикетных норм – то есть при обращении к духовному лицу всегда строго используется только «правильная» – закрепленная этикетными нормами – форма титулования к священнослужителю данного статуса.

Если говорить о лексико-семантической принадлежности предикатов, то все слова в данной функции являются глаголами говорения:

розказати 19%
розповісти 3%
сказати 3%

В таблицу не попали единичные случаи употребления того или иного глагола (поділіться, змалюйте картину и т.д.).

Такие результаты очень похожи на результаты исследования интервью в предыдущем разделе.

В таблице ниже приведены данные структурного анализа конструкций:

двусост. констр. 9%
односост с предикатом 21%
односост. с номинацией адресата 70%
всех односост. констр. 91%

Преобладание односоставных конструкций (Прошу розказати про Джона Веслі та його місце у житті християнства?; Владико, що тепер відбувається у Ватикані...; Скажіть, будь ласка, чи володієте ви інформацією ) над двусоставными (Ваша Святосте, для початку змалюйте Ваше бачення...; Преосвященний Владико, прошу дещо конкретизувати Ваші обов'язки...; Ваше Преосвященство, розкажіть, будь ласка, про дитячі роки ) напоминает нам данные из предыдущего раздела (об апеллятивных конструкциях в интервью). Вероятно, в данном случае вновь действует уже отмечавшаяся выше тенденция к экономии языковых усилий и стремление сконденсировать максимум смысла в минимуме языковых средств. К тому же, обращение в публицистическом тексте не только устанавливает контакт, выражает отношение говорящего к адресату и указывает на их социальный статус, но и поддерживает внимание адресата к беседе и – это принципиально для публицистического текста – удерживает внимание слушателей. Все интервью были взяты нами из письменных источников – газет, а значит, слушатели в данном случае – читатели, внимание к беседе которых тоже необходимо удержать. То есть адресация в данном случае не всегда рассчитана на адресата, а иногда и на третьих лиц, в беседе не участвующих. Мы полагаем, что преобладание номинации адресата (Владико, в житті багато що визначають зустрічі з людьми...; Ваше Преосвященство, Вам пощастило народитися в благочестивій віруючій родині; Отче Вадиме, Ви очолюєте Православний центр... ) над предикатами связано именно с этим (Розкажіть, будь ласка, детальніше про Ваше видавництво; Розкажіть, будь ласка, про одне зі своїх головних захоплень - вирощування квітів; Розкажіть, як ви побралися? ).

Во всех конструкциях в функции номинации адресата выступает существительное, предиката – глагол. В таблице ниже приведены результаты морфологического анализа элементов апеллятивной конструкции:

сущ. в вокативе 56%
сущ. в номинативе вместо вокатива 5%
сущ. в вокативе=номинативу 17%
глаг. в императиве 23%
глаг. в изъявит. накл. (прошу+инфинитив) 5%

Как видно из таблицы, в абсолютном большинстве случаев соблюдается модель, о которой мы говорили в самом начале, вокатив+императив (Отче, розкажіть, будь ласка, як розпочинався Ваш шлях; Отче Романе, поясніть різницю...; Сестро Діє, розкажіть про історію ). Конструкции типа прошу+инфинитив (Прошу розповісти про історію створення християнського гуманітарного університету в Одесі ), хотя и являются более «мягким» побужденеием, все-таки используются редко, вероятно, это может быть связано с их территориальной ограниченностью (они более характерны для языка Западной Украины). А для императива функция предиката в апеллятивной конструкции является основной, поэтому они встречаются относительно часто (Розкажіть, будь-ласка, про історію Куритибської єпархії ). Очень высока чатсота использования вокатива, для которого данная функция также является основной (Отче Ярославе, просимо Вас як керівника секретаріату...; Владико, а чому відкриття собору сталося саме зараз...; Матінко, Ви пам'ятаєте день мучеництва отця Сергія? ), в то время как использование номинатива в функции номинации адресата в апеллятивной конструкции скорее характерно для разговорной речи (Отець Олександр, Ви опрацювали багато матеріалів...; Владика Лазар, розкажіть будь-ласка про викладання...; Батюшка, ви багато де побували ), а потому встречается относительно редко в коммуникации в довольно официальной ситуации.

В случае следования подряд нескольких слов в титуловании, во всех случаях ситуация такова:

Вокатив, вокатив 22%

Это тоже придает тексту официальность и даже, возможно, некоторую торжественность (Пане Вадиме, як ви почали займатися видавництвом...; Отче Вадиме, Ви очолюєте Православний центр...; Отче Ярославе, просимо Вас як керівника секретаріату ).

Что касается дистанции между собеседниками, то во всех случаях присутствовала дистанция «Вы» (Ваше Блаженство, як ви вважаєте...; Преосвященний Владико Іване, 22 квітня 2004 року Ви розпочали нову сторінку...; Преосвященний Владико Глібе, з дня Вашого іменування... ). Нам кажется это вполне закономерным, так как собеседники имеют разный социальный статус (в большинстве случаев, хотя есть и исключения). К тому же важно отметить такое обстоятельство: предполагается, что газетное интервью будет прочитано некоторым третьим лицом – «слушающим», если воспользоваться терминологией Г. Г. Кларка, Т. Б. Карлсона[67] – поэтому всякая адресация собеседника делается не только в расчете на адресата, но и слушающего. Таким образом подчеркивается дистанция между участниками коммуникации, их взаимное уважение и уважение к самому предмету беседы – вопросам религии, подчеркивается высокий социальный статус представителя духовенства.

Высокую официальность ситуации подчеркивает также и употребление этикетного будь-ласка (15,7%) (Скажіть, будь ласка, чи володієте ви інформацією про те, що відбуватиметься найближчими днями у Ватикані?; Розкажіть, будь-ласка, про історію Куритибської єпархії; Скажіть, будь ласка, чи ієрархія та духовенство Української греко-католицької церкви орієнтували свою паству на те, за кого голосувати? ), делающего побуждение к действию более «мягким».

Рассмотрев материал этого раздела, мы считаем важным отметить очень высокую степень официальности акта обращения, что проявляется в довольно строгом соблюдении языковых и этикетных норм, а также тот любопытный факт, что текст интервью со священнослужителями довольно монолитен, представлен в основном однообразными языковыми средствами (за редкими исключениями).

Глава IV Неофициальная ситуация обращения

4.1 Общие характеристики «виртуального» текста

Как уже отмечалось выше, масс-медиа стремятся к централизации и официальности, что, в свою очередь, сказывается и на языке. Под масс-медиа мы тут понимаем такие традиционные средства передачи информации как пресса, телевидение, радио. Официальность высказывания масс-медиа вынуждает говорящего к поиску альтернативных – неофициальных способов общения. По мнению М. Бугайского, Интернет находится в оппозиции к другим СМИ как официальным и централизованным средствам передачи информации[68] . Сама техническая организация Интернета не позволяет какой-либо концентрации или централизации, в ней отсутствует иерархическая многоуровневая или пирамидальная структура, скорее, она представляет собой одноуровневую разветвленную систему всех подключенных к ней компьютеров[69] . Интернет стал доступным для каждого и наиболее демократичным СМИ, позволяющим передачу и получение информации между всеми единицами Сети. Безусловно, что Интернет не только влияет на своих пользователей, но и сам постоянно видоизменяется под их влиянием.

Оппозиция Интернета к другим СМИ проявляется, в первую очередь, в отношении пользователей к официальной орфографии и в вольном обращении с языковыми средствами всех уровней. Поэтому понять специфику коммуникации в Интернет легче при сопоставлении ее с другими СМИ. Надо иметь, впрочем, в виду тот факт, что не все проявления передачи информации посредством Интернета можно считать проявлением интернет-коммуникации – Интернет иногда служит лишь дополнительным средством передачи информации из других, традиционных, СМИ (газетные тексты, художественные произведения, официальные выступления). На наш взгляд, проявлениями собственно интернет-коммуникации можно считать любое индивидуальное общение.

В интернет-коммуникации изменяется распределение ролей, характерное для традиционных СМИ. Участники межличностного инетрнет-общения характеризуются относительным равноправием, в отличие от традиционных, не меняющихся в ходе коммуникации ролей говорящего и слушающего (по крайней мере, участники интернет-коммуникации сами выбирают свои роли – их им никто и ничто не навязывает). Это ведет и к относительной свободе выбора используемых языковых средств. Как отмечает М. Бугайский, «все существенные для языковой коммуникации в Интернете проблемы будут концентрироваться на границе письменной и устной форм языка и, как правило, будут касаться менее официальных текстов, чем в других Масс-медиа»[70] . В данном случае можно говорить о так называемой «вторичной устности» - то есть о передаче вербальных средств с помощью электроники. Особое внимание мы уделим тому факту, что интернет-коммуникация впитывает элементы разговорного стиля, что непосредственно связано с ситуацией сохранения участником коммуникации анонимности. Иногда такие элементы являются проявлением индивидуального творчества говорящего в акте речи.

Специфика, о которой мы говорили выше, наиболее ярко проявляется в интернет-чатах и интернет-конференциях (форумах). Это совершенно особый тип коммуникации, когда участники «разговаривают» с помощью компьютерной клавиатуры, а сформулированные таким образом высказывания оказываются на экране всех участников данной коммуникации. Такой контакт близок к живому общению, поэтому его можно назвать «гибридной» формой, имеющей формальные признаки письменной речи, но при этом имеет спонтанный, полифонический характер, типичные для устного общения. Еще одной специфической чертой интернет-коммуникации будет отсутствие невербальных средств общения. Для такого контакта не будут играть роли внеязыковые реалии, такие как положение и поза партнеров, условия коммуникации, мимика и жесты. И сам акт не будет иметь типичных для устной коммуникации характеристик места (т.е. в одном месте происходит создание высказывания, в другом – его рецепция), а иногда и времени (между высказыванием и его рецепцией может пройти время, большее, чем для слушающего услышать и понять смысл высказывания говорящего), что сближает интернет-коммуникацию также с письменной речью.

Говоря об интернет-коммуникации, нужно иметь в виду еще один важный ее аспект, а именно – виртуальность. Как отмечает В. Нестеров, в виртуальных социумах мы имеем дело не с людьми, а, скорее, с виртуальными образами[71] . В силу анонимности и невидимости участники коммуникации могут создать себе образ («ролевая игра») в соответствии со своими желаниями и возможностями. От себя добавим, что основным средством такого «творчества» является язык. Но, общаясь между собой, виртуальные образы стремятся «пробиться» к реальному человеку, стоящему за каждым образом. Из этого следует особая доверительность, которая, наряду с анонимностью, является основной характеристикой межличностного общения в Интернете. При этом в Интернете работает своя система этикетных правил, согласно которым, в частности, участники имеют право сохранять инкогнито, а спрашивать их о реальных возрасте, поле, имени и каких-либо еще характеристиках реального человека считается невежливым.

Виртуальная личность вводится в интернет-пространство с помощью ника (nick, от англ. nickname – прозвище). Е.В. Какорина отмечает, что ник знакомит участников общения, формирует первые представления об их личности[72] . Ник часто оказывается связан с иронией и языковой игрой. Е.В. Какорина делит ники условно на 3 категории:

- нейтральные, семантически пустые (ККК, Читатель...);

- призванные сконструировать образ автора (Милая, Глюк...);

- прецедентные имена (в том числе – отсылающие к прецедентным текстам поп-культуры).

Мы бы добавили в приведенную выше классификацию еще одну группу ников:

- имена собственные и уменьшительно-ласкательные производные (Олег, Олежка...).

Все вышеприведенные замечания касались интернет-коммуникации в целом. Нам кажется необходимым сказать несколько слов и о специфических чертах общения на форуме. Форум – это общение вокруг определенной темы. Данный тип коммуникации в Интернете характеризуется несколькими важными особенностями, влияющими на формирование «стратегии» общения и «тактики» языкового поведения: во-первых, общение на форуме лишено заданных по умолчанию временных рамок (т. е. участники в любое время могут прийти и начать либо продолжить беседу); во-вторых, не ограничено количество участников; в-третьих, новые участники могут свободно присоединяться к обсуждению данной проблемы, не существует (как правило) критериев отбора собеседников на «подходящих» и «неподходящих», участвуют все, кому интересна данная тема.

Среди участников коммуникации со временем вырабатываются определенные нормы поведения, распределяются роли среди постоянных участников. Обсуждение проходит несколько стадий развития: первым этапом становится выбор темы обсуждения, дальше обсуждение нарастает, затем идет на спад, последним этапом становится потеря интереса у участников коммуникации к обсуждаемой проблеме.

Что касается иерархии участников форумного общения, то она возникает точно так же, как и в любом другом сообществе людей. И ее особенности вытекают из специфики форумов как таковых. Иерархия остается размытой даже в тех случаях, когда состав участников данного коммуникативного сообщества сохраняется неизменным максимально долгое время. Положение в иерархической структуре каждого из участников напрямую связано с тем, как давно он участвует в данном форуме. На статус говорящего могут повлиять и его взаимоотношения с другими коммуникантами. Особое положение в иерархии занимают модераторы. Они редко становятся участниками коммуникации, однако занимают самое высокое место в иерархии посетителей, так как являются носителями норм, регулирующих языковое поведение участников. Остальные же роли распределяются в соответствии с прямой зависимостью: чем дольше человек является участником общения на форуме, тем выше его положение в иерархии. В результате со временем на форумах образуется своя «элита», языковое поведение которой заметно отличается от языкового поведения людей, чей статус в иерархии ниже, подобно тому, как человеческом сообществе распределяются роли в зависимости от социального статуса человека.

Форум – явление интернациональное, явление собственно Интернета. Особенностью украиноязычного форумного общения (как и украиноязычной сети в целом) является его билингвальность (т.е. использование двух языков: русского и украинского). Оба языка оказывают взаимное влияние друг на друга. Кроме русского и украинского, в общении на форуме встречаются элементы других языков (чаще всего – английского).

4.2 Обращения к «виртуальному» собеседнику

Для анализа мы выбрали 1000 апеллятивных конструкций с украиноязычных форумов разной тематики. Такое решение было сознательным, так как разнообразие материала дает нам право надеяться на получение максимально объективных результатов.

Анализировать материал мы будем с двух сторон: с точки зрения грамматической структуры и с точки зрения лексико-семантического состава в его зависимости от ситуации обращения.

Синтаксический анализ дал следующие результаты:

двусост. констр. 11,9%
констр. с одним предикатом 58,8%
констр. с одним адресатом 29,3%
всего односост. констр. 88,1%

Первое, что хотелось бы отметить, – это очевидная диспропорция между односоставными (Перевірте, яка у Вас локаль...; Спробуйте вирішити цю проблему...; Подивіться де саме X зупиняється) и двусоставными (Доброго дня, шановні колеги, допоможіть вирішити ось таку проблему...; Шановне панство, не підкажете антивірус для Linux...; ану, Вайпере, скажи де ти демку взяв... ) конструкциями. Нам кажется, что она свидетельствует о стремлении говорящего максимально сконденсировать значение при минимальных языковых средствах. То есть говорящий решает, что ему важнее в данном случае – привлечь внимание адресата или побудить его совершить какое-либо действие. Любопытен тот факт, что М. Узьдзицкая[73] пришла к такому же выводу при анализе языка польских интернет-чатов. Причиной подобной ситуации она считает тот факт, что разговор в Интернете заставляет участников формулировать высказывание мгновенно, так как долгие паузы в разговоре могут привести к прерыванию контакта. От себя заметим, что в этом и проявляется основное свойство Интернета как средства передачи информации. Дело в том, что передача носителю информации письменного высказывания требует большего времени, чем устное его произнесение (в силу собственно физических причин – текст нужно перекодировать в электронный). Тут надо иметь в виду такое обстоятельство – дело в том, что полностью разграничить форум и чат как два вида интернет-беседы невозможно, так как форум часто приближается к чату: собеседники используют его как средство непосредственного интерактивного общения в данный конкретный момент времени.

С другой стороны, выше мы говорили о неофициальном характере общения в Интернете. Это значит, что язык, приближаясь к устной речи, начинает терять все «избыточные» элементы – максимально упрощаться.

Другой вывод, к которому мы пришли, имея в виду выше приведенные результаты, – это диспропорция между количеством конструкций с одним только предикатом (Підкажіть шо робити?; ... почитайте правила...; Куріть правила ) и адресатом (Гєрміс, я б порекомендував...; Shkar, немає тут нічого складного; Привіт, Сміливий Помідор!!! ). Для сравнения приведем еще одну таблицу:

всех предикатов 69,9%
всех адресатов 41,3%

Нам кажется, что эта разница не случайна. Видимо, говорящему важнее призвать адресата к действию, чем установить с ним контакт. Тут можно снова упомянуть неформальный характер общения на форуме. Но есть этому и объективная причина: дело в том, что форум в последнее время предлагает не просто опубликовать сообщение говорящего, но и указать сразу же, кому оно адресовано (для этого просто существует специальная «кнопка»-сслыка). То есть разработчиками форума уже предусмотрено, что говорящий захочет сделать свое сообщение адресным. А значит, адресация присутствует чаще, чем демонстрирует собранный материал. Другое дело, что по форме это уже не апеллятивная конструкция[74] .

Следующая ступень нашего анализа сведена в такой таблице:


предикат-глагол 60,9%
предикат-существительное 0,1%
предикат-наречие 0,6%
предикат-междометие 0,2%

То, что предикат чаще всего выражается глаголом, не вызывает удивления. Случаи с предикатом-наречием и предикатом-междометием явно демонстрируют близость интернет-общения живой разговорной речи (Конкретніше, кияни; Всі, хто цікавляться ... ХЕЛП! ). В таких случаях действие, к которому призывает говорящий адресата, не называется, но подразумевается, зато оно может быть охарактеризовано с качественной стороны (Спокійніше, Зоя Жорівна) . В случаях с предикатом-существительным, адресат не призывается совершить некоторое действие, а отождествляется с некоторым другим явлением действительности, в данном случае с целью оскорбить (Клоун ви, михайлош ). Глаголы выступали в таких формах:

императив 64%
инфинитив 1%
личная форма глагола 3,1%
давай(те)+личн. форма глагола 1,2%

Преобладание глаголов в императиве удивления не вызывает, так как для него это основная функция (Смакуй життя....; Сонце, зверніть будь-ласка, Вашу увагу...; Допоможіть краще! ). Использование других форм вносит дополнительные оттенки: инфинитив – приказ или призыв (Так тримати! ), давай(те) вносит оттенок предположения, смягчает смысл (Давайте спершу станемо сильною демократичною державою...; Давайте пофантазуємо... ), смягчают значение побуждения более мягкие личные формы глаголов (ValentinaK, поперше ви списуєте..; Шановне панство, чи не підкажете... ).

Как мы уже говорили выше, в качестве основной функцию предиката апеллятивной конструкции выполняет глагол в императиве:

императив 2 ед. 13,6%
императив 2 мн. 50%
императив 1 мн. 0,2%

Поскольку форма императива не всегда напрямую связана с количеством адресатов, приведенную выше таблицу интересно сопоставить с другой:

2 мн императива для ед 21,3%
2 мн императива для мн 28,7%
2 мн императива при собират. номинации 0,6%
2 мн императива при множеств. номинации 3,6%

Императив 1 мн. (Шануймося; ну голосуймо ) всегда побуждает к совместному действию с собеседником (я+ты, я+вы). С другой стороны, «побудить» к действию собеседника может и императив 2 ед. (Скажи відверто, Волю...; ... завантаж ppp версії не ніжче...; Катруся, надішли фото вебмастеру ), и 2 мн (... допоможіть розтлумачити...; Терене! схаменіться; Будьте реалісткою ). Это связано с большей или меньшей дистанцией между собеседниками. Выше мы говорили, что общение в Интернете становится менее официальным и более демократичным. Тем не менее, сопоставление частоты употребления императива 2 ед. (13,6%) и 2 мн. (21,3%) для одного адресата явно показывает, что дистанция между собеседниками в Интернете хоть и сокращается, но ненамного. Безусловно, если сопоставить такие данные с данными материала других СМИ, становится очевидно, что Интернет действительно предоставляет больше «свободы» в общении.

Чтобы более подробно остановиться на таком принципиальном моменте для интернет-коммуникации как ее демократичность, мы приведем еще одну таблицу, на этот раз общую для обращения на «ты» и на «Вы» к одному адресату:

Тема форума «Вы» «ты» всего единиц/всего тем
ОС Linux 130 (48%[75] ) 33 (12%) 268/195
политика 41 (42%) 9 (9%) 95/15
популярная музыка 13 (9%) 30 (21%) 143/53
компьютерные игры 18 (8%) 55 (26%) 209/104
бухучет 27 (29%) 0 92/68
телевидение 16 (33%) 15 (31%) 49/15
история 9 (39%) 1 (4%) 23/10
укр. песни 6 (6%) 26 (26%) 99/31

Поскольку наш материал разнороден (и такой отбор был намеренным), нам показалось уместным привести данные, продемонстрировав их зависимость от нескольких факторов. Как видно из приведенного в таблице материала, нельзя говорить о единой стратегии поведения на форуме. Весь материал, кроме форума по теме «телевидение», разбивается на две большие категории. К первой мы бы отнесли форум по ОС Linux, политике, бухучету, истории – в этой категории явно преобладает дистанция «Вы». Вторую категорию составят, в таком случае, обсуждение популярной музыки, компьютерных игр, украинских песен, где используется дистанция «ты». Особенно важным нам кажется то обстоятельство, что та или иная стратегия существенно преобладает над другой – то есть мы бы считали ее более характерной для того или иного форума. Мы полагаем, что такое распределение связано не столько с темой обсуждения, сколько с предполагаемым адресатом – его социальным статусом. Тут же стоит добавить, что форумы, посвященные решению конкретных проблем (а не обсуждению широкого круга вопросов) относятся к первой категории. Вероятно, это связано с тем, что в поисках совета и помощи у незнакомых людей, к тому же «невидимых», говорящий старается расположить их максимально, используя все возможные языковые средства. Этим и обуславливается решение использовать общение на дистанции «Вы», подчеркнуть уважение к собеседнику. Еще одной причиной, объясняющей все форумы первой категории, мы полагаем представление говорящего о его собеседнике. Поскольку темы первой категории «серьезнее» тем второй, то и предполагается, что и люди, их обсуждающие, «более серьезные», с более высоким социальным статусом. Поскольку говорящий ничего не знает о своих собеседниках (если, конечно, не знаком с ними в реальной жизни, но ничто на это в нашем материале не указывало), ему логично выстраивать стратегию своего поведения, чтобы не ошибиться – а значит, с максимальным уважением. Случаи обращения на «ты» мы склонны рассматривать как общение людей, давно знакомых на форуме, дистанция между которыми сократилась.

Форумы второй категории построены вокруг тем, которые часто считаются «развлекательными». Предполагается, что социальный статус участников такого общения ниже (в первую очередь мы имеем в виду возраст). Общение проходит на равных и собеседники «солидарны», поскольку у них общий интересом и одинаковый статусом (подробнее об этом мы говорили в главе I). Это делает общение на форуме более демократичным.

Довольно часто используется такая форма обращения, по которой невозможно понять, обращаются на «ты» или на «Вы» (Романе, а з якого числа...; d, можна точніше рік дату цієї справи; З побажаннями всіх благ, Галка ). Это удобно и вежливо для говорящего, так как сам говорящий не вполне уверен, какова дистанция между ним и собеседником предпочтительнее.

Важно отметить еще одно обстоятельство: половина всего обращения на форуме осуществляется к группе лиц. Тут будет принципиальная особенность интернет-форума. Такая коммуникация изначально предполагает нескольких (более двух) участников. Отчасти это связано со спецификой некоторых форумов (приходя за советом, говорящий обращается не к одному лицу, а ко всем, кто может помочь), а отчасти с тем, что общение «полифонично», как правило, коммуникация, стремящаяся сузиться до двух участников, на форуме не поощряется. Это противоречит форумному этикету, подобные разговоры предлагается перенести в другую «обстановку» – т.е. использовать другие средства общения в Интернете, как чат или переписка по электронной почте.

Не менее важную, чем предикат, играет в конструкции обращения адресат:

слово-адресат 297 (29,7%)
фразеологизированный адресат 5 (0,5%)
словосоч. с комп.-атрибутом 84 (8,4%)
дресат – подч. предложение[76] 9 (0,9%)

Как ясно видно из приведенной таблицы, однословная номинация адресата преобладает (Сянко, ану підкинь чоловікові кефіру; Катруся, надішли фото вебмастеру; Славку, а до чого тут лицарство... ). Фразеологизированный адресат, т.е. ник, состоящий уже изначально из двух и более слов, мы тоже считаем однословной номинацией (Привіт, Сміливий Помідор ). Нам кажется, что распространенность однословной номинации связана прежде всего с тенденцией к компактности интернет-коммуникации: адресат обозначен, ему не всегда дается оценка, а если и дается – этому служат другие средства, не относящиеся к апеллятивной конструкции (Причинна, що ви лепечете? ). Впрочем, иногда оценку выражает атрибут, входящий в номинацию (Вельмишановний Герміс; Шановні Уагамерці; Отож, шановні форумчани, з усією серйозністю повідомляю... ). Особый тип номинации представляют собой подчиненные предложения, начинающиеся словом хто (Поможіть хто чим може...; Хто мав таку проблему, напишіть, будь-ласка, як її вирішити; Поділіться досвідом, хто користується… ). В этом случае адресат не называется, а указывается признак, по которому потенциальный адресат может быть идентифицирован.

Что касается частеречного состава номинаций адресата, то:

адресат-существительное 271 (27,1%)
прилагат. или причастие 23 (2,3%)
местоимение 3 (0,3%)

Такое распределение частотности употребления соответствует модели, которую мы считаем основной: N7+Vimp, где N7 – имя в форме звательного падежа, Vimp – глагол в форме императива. Т.е. наиболее часто встречается существительное, для которого функция номинации адресата является одной из первичных (Igor, якщо замовник держструктура...; Дякую, Алла, скористаюсь; Народ, пришліть якщо хтось може бланк по бензину ), в то время как для прилагательного или причастия более характерна функция атрибута при существительном-номинации (Шановна, ви ще "не тронулись" з такими викрутасами; Шановні, підкажіть будь ласка, як правильно…; агов, люба, ти чого на людей кидаєся? ). Местоимение встретилось собирательное, которое не назівает адресат, а указывает на него, относит к потенциальному адресату всех участников коммуникации (Долучайтеся всі до розгляду питання! ).

Имена-«ники», используемые на форумах, как правило пишутся либо латиницей, либо кириллицей. Любопытны данные в таблице ниже:

в вокативе в номинативе
кириллический ник 64 (6,4%) 76 (7,6%)
латинический ник 3 (0,3%) 54 (5,4%)

Номинатив (Гетьман, ну і де ж твій знайомий?; Сянка, готуй свій баян!!!; Катруся, надішли фото вебмастеру ) встречается немного чаще, чем вокатив (А що скажеш про рекламу, Романе???; Богданку!; Друже Вебмайстре! ), что может быть связано как с тем, насколько говорящий знает и умеет говорить по-украински, так и с тем, что общение проходит довольно быстро, поэтому выбрать более «красивую» и «правильную» форму говорящий просто не успевает, а часто и не ставит такой задачи[77] . Любопытнее 3 формы ника, написанного латиницей, но, тем не менее, имеющего окончание вокатива (Gor’е...; спасибі webmaster'е за вирішення піднятого питання ). Нам кажется, что это явление стоит рассматривать наряду с другой тенденцией – довольно сильной. Многие из ников, которые попали в первую графу таблицы (около 5%) – это кириллическая транслитерация ников, самим пользователем написанных латиницей (Богданку! (bohdanko); шкар, перевір приват, сравни Shkar, немає тут нічого складного ). Таким образом, происходит их «украинизация», они приспосабливаются к строю и требованиям языка, которым написана большая часть текста форума. Хотя, безусловно, чаще ник пишется именно так, как он написан самим пользователем (Так, Nolex, кинь мені...; Slipknot, що там конкретно було?; Shkar, а ти чіти юзаєш? ).

Следует несколько слов сказать также о падежной сочетаемости. Хотя считается, что из нескольких слов-номинаций одного адресата, все должны стоять в вокативе, на самом деле количество случаев такого употребления меньше 1% (Пане Адміністраторе! ). Можно считать это проявлением тенденции к конденсации смысла при экономии языковых средств, но, возможно, это всего лишь проявление «разговорности» речи на форуме – то есть проявление общеязыковой тенденции к упрощению грамматической структуры таких сочетаний (Шановний Пане Ілля, чомусь файла pkg-config я не знайшов...; ... пане Малинкович, вибачте, якщо помилився із прізвищем...; Пасіба пане Гєрміс ).

Определенный интерес представляет и лексико-семантическая структура апеллятивных конструкций. В таблице ниже приведены наиболее частотные глаголы в функции предиката апеллятивной конструкции:

допомогти (помогти) 60 единиц[78]
підказати (підсказати) 46 единиц
написати/прописати 42 единиц
спробувати 39 единиц
сказати 32 единиц
дивитися/подивитися/передивитися 27 единиц
читати/почитати/прочитати 14 единиц
поділитися 13 единиц
розказати 10 единиц

Все остальные глаголы встречались в количестве меньше 10. Из приведенного выше материала видно, что пользователи интернет-форума в первую очередь используют апелляцию для получения информации. Условно все форумы можно разделить на две большие категории: на форумы, где люди обсуждают практические проблемы (в нашем случае это, например, форум пользователей системы Linux, форум по бухгалтерскому учету), куда приходят за советом и помощью, за информацией, и на форумы, где люди просто общаются, высказываются по определенной теме, но не ищут решений конкретных проблем. Однообразное использование глаголов передачи информации (а все приведенные в таблице глаголы так или иначе связаны с передачей информации, кроме глагола спробувати – он, скорее, связан со следованием данному совету, – и читати – это, скорее, отсылка к другому источнику информации) характерно как раз для форумов первого типа (например, половина случаев употребления глагола допомогти зафиксирована как раз на форуме пользователей системы Linux)[79] .

Любопытен тот факт, что сам глагол слухати/послухати в качестве предиката апеллятивной конструкции встретился всего 7 раз. Мы полагаем, это связано с тем, что речь пользователя форума стремится к максимальной конденсации смысла. Таким образом, пользователь может счесть, что одной номинации для привлечения внимания адресата достаточно, и можно не дублировать эту функцию глаголом, а выражать в предикате собственно задачу коммуникации – какого действия говорящий ждет от адресата.

Помимо собственно ников, в качестве номинации адресата выступали следующие единицы:

Номинация – отношения лиц: друг/друже/друі/друзяки 16 (1,6%)
колега/колего/колеги 5 (0,5%)
Название по роду занятия 34 (3,4%)
Номинация – субъективная оценка 5 (0,5%)
Метонимия – номинация по детали 1 (0,1%)
Метафорич. номинация 10 (1%)
Номинация – по геогр. признаку 2 (0,2%)

Хотя все, приведенные выше случаи, относительно редки (кроме названия по роду занятия), интересен сам факт их использования говорящими. Они призваны и показать отношение говорящего к адресату (позитивное/негативное), и выделить адресата из всей массы слушающих (участников форума) (Панове дебіанщіки! Підкажіть, бо в мене після rpm-based з дебою проблеми; Доброго дня , шановні колеги, допоможіть вирішити ось таку проблему...; Панове форумчани, не прохо-о-одимо повз, не і-і-ігноруєм...; Українцi Канади! Працюйте в Канадi так…; Друже kajzer, не пiдкажете…; Шановні юле-ненависники-зависники!; Дорогі співвітчизники; Друзяки! Відгукніться на нашу проблему...; Сонце, зверніть будь-ласка, Вашу увагу... ). О разделении на адресата и слушающих мы говорили в предыдущей главе. Важно отметить, что, хотя на форуме такое разделение никак не связано с официальностью коммуникации (как уже отмечалось выше, коммуникация на форуме довольно демократична), оно тоже присутствует в связи со спецификой самого форума: участников такого общения больше, чем 2. Но обращается говорящий в половине случаев к одному адресату, а не ко всем участникам.

На форуме было использовано множество различных этикетных номинаций для одного адресата:

пан/пані 24 (2,4%)
добродій 2 (0,2%)
хлопче 1 (0,1%)

и для группы лиц:

панство 4 (0,4%)
панове 13 (1,3%)
люди 22 (2,2%)
людство 1 (0,1%)
громадяни 2 (0,2%)
співвітчизники 1 (0,1%)
співгромадяни 1 (0,1%)
хлопці 1 (0,1%)
народ (нарід) 9 (0,9%)
народе 2 (0,2%)
товариство 2 (0,2%)

Тут важно отметить две тенденции. Первая: все этикетные формы, кроме пан/пані, люди, панове , встречаются редко, даже при условии, что этикетная номинация вместо номинации-ника или номинации, характеризующей по каким-либо признакам адресата, вообще встречается не очень часто (8,5%, при 41,3% присутствия номинации адресата как таковой). В связи с этим можно говорить об отсутствии четкой этикетной системы, характерной именно для неофициального общения. Имеется в виду, что присутствует определенная ассимметрия наиболее частых форм: пан/пані, люди, панове – единицы разных уровней, панове может служить только обращением к группе адресатов-мужчин, поэтому не симметрична обращению пані , люди форма хоть и частая, но довольно разговорная, она ниже, чем пан/пан і стилистически. В главе II мы уже говорили о том, что в украинском языке на современном этапе происходят резкие изменения в структуре этикетных обращений. Наш материал подтверждает, что пока можно говорить лишь о тенденции. Причем особенно интересная ситуация в сфере этикетного обращения к группе людей. Тут важно оговориться, что такое разнообразие вызвано не только ситуацией в украинском языковом этикете. Каждая из этих форм вносит некоторый новый смысл, устанавливает несколько иные связи «солидарности», о которой мы говорили выше. Говорящий обращается к группе адресатов не просто как к таким же людям, как он сам (а нейтральное обращение именно так должно характеризовать адресата), но как к гражданам одной страны, представителям одной с ним нации, согражданам и т.д. В связи с єтим стоит отметить относительную частоту употребления номинации народ/нарід, хотя и характерной именно для разговорной речи (к тому же последняя форма территориально окрашена – это так называемая «западная» форма) (Народ, я вот вже все робив...; Народ!!! Я прошу вибачення...; Нє нарід, не правильно ви зрозуміли ). Любопытно отметить, что в данном случае обе формы противопоставляются форме народе – довольно официальной (Привіт, великий, могучий і співучий український народе!!!!; Чи не так, народе України? ), сразу повышающей стиль коммуникации.

Что касается не однословной номинации, то интерес с точки зрения представляет, что словосочетание с компонентом-атрибутом сближается с номинацией-прилагательным, и в абсолютном большинстве случаев представлено словом «шановний». Это наиболее частая[80] этикетная номинация, представленная не именем существительным. Любопытны также конструкции с «хто» («кто») в качестве номинации адресата. Они встречаются не часто (0,9%), но цель их вполне очевидна: выделить потенциального адресата из группы слушающих, идентифицировать его по определенному признаку, навязать знакомство (Поможіть хто чим може...; Хто мав таку проблему, напишіть, будь-ласка, як її вирішити; Колеги, хто може, підкажіть, будь-ласка... ).

Что касается других способов повышения уровня вежливости и увеличения дистанции между собеседниками, стоит отметить употребление таких этикетных слов как будь ласка, будьте ласкав і , будь ласочка (7,8%).

Таким образом, исследование нашего материала позволяет нам сказать, что для интернет-коммуникации характерна определенная степень неформальности и демократичности, но говорить о ней как о едином целом нецелесообразно. Языковые средства общения и обращения на форумах чрезвычайно разнообразны, зависят от цели коммуникации, степени солидарности говорящих, их социального статуса и предполагаемого социального статуса адресата и слушающих.

Глава V Обращение как элемент художественного текста

5.1 Общие характеристики языка художественной литературы

Общественно-исторические условия, сложившиеся в конце 80-х – в начале 90-х годов (Перестройка, чернобыльская трагедия, развал СССР), вызвали качественные изменения в мировосприятии и духовной культуре украинской нации и способствовали выходу на литературную арену нового поколения украинских писателей. Главные постулаты эстетики постмодернизма определили доминирующие языковые и стилистические особенности художественной литературы 90-х годов, в том числе прозы. Тексты писателей отражают постмодернистские принципы художественного миропостижения: отрицание высшего смысла бытия, эстетический нигилизм, отсутствие веры в объективную истину, девальвацию идеала, иронию, эксцентричность, утверждение абсурдности мира[81] . Языковая эстетика нового поколения литераторов строится на утверждении безграничного права автора на самовыражение, которое предусматривает пренебрежение не только традиционными понятиями и этическими нормами, но и языковыми, стилистическими, жанровыми законами.

Язык украинской художественной прозы конца XX – начала XXIвв. претерпел ряд существенных изменений, вызванных действием активных лексико-семантических процессов, в том числе заимствованием лексических единиц из других языков, жаргонизацией, лексической деактивацией, детерминологизацией, а также формированием новых значений, новых семантический коннотаций и временных языковых идентификаторов современности и т.д., актуализация которых в вербальной структуре прозаического текста обусловлена действием экстралингвальных факторов логико-психологической и социально-исторической природы[82] .

В вербальной структуре художественного текста исследователи выявляют действие противоположных тенденций (вульгаризация – интеллектуализация (элитаризация), европеизация – народничество, русификация –– дерусификация, эстетизация – деэстетизация), но фоне которых происходят соответствующие языковые процессы (заимствование – лексическая реактивация, жаргонизация – детерминологизация)[83] . Противодействие соответствующих тенденций выявляется не только в отборе языковых средств (реактивированные лексические единицы, кальки, заимствования), но и в графическом оформлении (суржиковая «аура» словоупотребления – попытки украинизировать лексикон антисоциальных групп).

5.2 Обращение в романах Ю.И. Андруховича

Обращение в современном художественном тексте играет принципиально иную роль, в отличие от рассмотренных выше случаев. Обусловлено это тем, что обращение редко используется здесь в своей основной функции (привлечение внимания адресата) – внимание читателя уже направленно на текст. Вместо этого обращение становится одним из средств создания художественной реальности, объектом авторской языковой игры. С точки зрения функции все обращения в текстах Ю. Андруховича мы предлагаем классифицировать следующим образом:

1. собственно обращения в диалогах между персонажами. Тут обращение выступает в своей классической функции – привлечения внимания адресата и вынуждение его к совершению некоторого действия;

2. авторское обращение к персонажу при повествовании от 2-го лица. Такое обращение выступает как средство создания образа героя и автора, показывает взаимоотношения между ними, делает образ героя более «живым»;

3. обращения автора/одного из героев к несуществующему персонажу. Это единичный, но чрезвычайно любопытный случай подобной игры автора с текстом, о нем мы подробнее скажем ниже.

Особое внимание мы хотели бы уделить двум последним группам обращений, так как случаи из первого пункта представляют собой классическое использование обращений, максимально приближенное к живой речи, к реальной ситуации общения. Распределение окончаний соответствует норме, соблюдаются правила этикета и законы построения неформального общения:

· окончание о принимают слова ж. р. твердого типа основы, имеющие в И.п окончание а (Марто , дружино, рибонько );

· окончание у, ю принимают слова м.р. тв. типа, основа которых заканчивается на суффиксы ик , ко (Ростику , Орку , Юрку , Іванку , любчику ); слова м. р. мягкого типа на н', д' (дурню , Бодю ); слова м.р. смешанного типа на ар (*ар'), ц' (владарю , Грицю ) ; слова ж. р. мягкого типа на с' (мамусю , Мартусю ); слова тато (тату ) и син (сину ); слова на заднеязычный иноязычного происхождения (герцогу );

· окончание е, є принимают слова м.р. твердого типа (пане , ангеле , графе ), в том числе и слова, основа которых равна корню и заканчивается на заднеязычный, или основа заканчивается суффиксом ак (як), причем в таком случае имеет место чередование г//ж , к//ч (друже , Мартофляче , чоловіче , юначе ); слова ж.р. мягкого типа (Офел іє ); слова ж.р. на ість , м.р. іст (євангелісте, милосте ); м.р. и ж.р. смешанного типа (душе, отче, чужинче, дзвінице, оборонче ), причем в м.р. имеет место чередование ец'//ч ;

· окончание Зв. п. равно И. п. для фамилий адъективного типа склонения (Хомський ); для слов м.р. а-склонения твердого типа (Хома ); для имен и фамилий героев-иностранцев (Люба, Отто ); у слов ср.р. (серце , одоробло ); слова ср. р. (породження ).

Ко второй группе обращений мы отнесем случаи из таких романов как «Московіада» и «Рекреації». Довольно значительная часть повествования ведется в них от 2-го лица (автор с героем на «ты»). Автор обращается к своему герою так, будто хорошо знаком с ним в реальной жизни: Ти, Хомський, Не вистрибуй до повної зупинки вагону, Хомський, Вперед, Хомський ; Ти, український поет Отто фон Ф, гарно сказано, фон Ф., але це Лорка, і ти, Отто фон Ф., просто хребтом відчуваєш, Ось тобі й маєш, дурню фон Ф ., ти, голубе, вже проїхав Они создают эффект присутствия автора в тексте, с одной стороны, и реальности описываемых событий – с другой. Как видно из приведенных примеров, все обращения на «ты», автор и герой «солидарны» (у них общие интересы – они писатели, они вращаются в одном кругу[84] , они принадлежат к одному поколению и т.д.). Другой любопытной особенностью анализируемых примеров является крайне редкое употребление императивных форм. В большинстве случаев автор вообще не призывает героя ни к какому действию, либо использует другие средства (Вперед, Хомський ), характерные больше для разговорной речи. Также для разговорной речи характерно называние героя по прозвищу (Хома ), употребление сокращения фамилии (фон Ф. ), сниженной лексики (дурню ).

Мы хотели бы подробнее остановиться на третьем пункте нашей классификации, т.е. обращении автора/героя к несуществующему адресату. В данном случае мы разберем пример подобного рода из романа «Московіада». Процитируем весь отрывок целиком:

- Ваша Королівська Милосте, - звертаюся до нього сповнений шацунку, - Володарю й Управнику Руси-України, Великий Князю Київський і Чернігівський, Королю Галицький та Володимирський, Господарю Псковський, Перемиський та Козятинський, Герцогу Дніпродзержинський, Первомайський та Іллічівський, Великий Хане Кримський та Ізмаїльський, Бароне Бердичівський, Обидвох Буковий та Бессарабій, а також Нової Асканії та Каховки Зверхнику, Дикого Поля та Чорного Лісу Архисеньйоре, Козаків Донських, Бердянських та Криворізьких Гетьмане й Покровителю, Гуцулів і Бойків Невсипущий Вівчарю, Пане Всього Народу Українного з татарами й печенігами включно, а також Внутрішньої та Зовнішньої Тьмуторакані Патроне і Пастирю, нащадку преславного роду тисячолітнього, словом, Монарше наш пишний і достойний, Ваша Милосте, чи не хотіли б Ви навіки лишитися в золотих скрижалях пам'яти вселенської та вселюдської? <...> През войни і дурень може, Пане мій, і президент може. <...> І це до дутій, Ваша Милосте, на це божевільні існують або Депутати в парламенті, <...> І це не нове, Великий Князю мій, все одно комуняків не перевершите <...> Будьте, Ваша Соборносте, терплячим і поблажливим <...> Адже ніщо в цьому світі не є таким зайвим, безглуздим і кумедним, як добра поезія, але водночас і ніщо в цьому світі не є таким необхідним, значущим і доконечним, як вона ж, Ваше Преукраїнство.

Само появление подобного «не-персонажа» мы полагаем проявлением игры с текстом у Андруховича-постмодерниста. Гораздо любопытнее рассмотреть присутствующую в отрывке языковую игру. За основу обращения к несуществующему королю Олельку Второму взяты традиционные этикетные формулы обращения к монаршей особе (Ваша Королівська Милосте ) с перечислением титулов всех земель, принадлежащих короне. При этом перечисление реальных и возможных титутлов и земельных владений переходит постепенно в игровое подражание модели (Герцогу Дніпродзержинський, Первомайський та Іллічівський, Нової Асканії та Каховки Зверхнику, Дикого Поля та Чорного Лісу Архисеньйоре, Козаків Донських, Бердянських та Криворізьких Гетьмане й Покровителю, Гуцулів і Бойків Невсипущий Вівчарю; Внутрішньої та Зовнішньої Тьмуторакані Патроне і Пастирю ). К тому же надо иметь в виду, что все перечисляемые земли входили в состав Украины постепенно, а некоторые вообще появились недавно. Определенным «итогом» такого перечисления становится созданная форма Ваше Преукраїнство, по модели, обычной для именования особ очень высокого социального статуса (не только монарших)[85] . Закономерно, что все перечисленные формы сочетаются с императивом 2 л. мн.ч. , а титулования пишутся с большой буквы. Таким образом, создается ощущение торжественности, выражается уважение героя к своему воображаемому собеседнику.

Что касается места подобного отрывка в художественном произведении, чрезвычайно важно, что, с одной стороны, это диалог двух лиц, что делает ситуацию более правдоподобной, но при этом один из персонажей заведомо не может существовать (поскольку, даже если не знать, что Олелько Второй не был королем украинских земель, именно из его сложного титулования, описывающего состав украинских земель после распада СССР, становится понятным, что это вымышленный персонаж). Данный эпизод единичен, а персонаж больше не встречается в «Московиаде».

Таким образом, видно, что обращение может выполнять разные функции в художественном произведении. Можно говорить, что грамматическая норма в обращении соблюдается, а спорные случаи (вокатив для заимствованных имен) решаются в пользу сохранения основы заимстованного слова. Любопытно и широкое использование обращений от разных частей наименования, что имитирует разговорную речь.

Заключение

В таблицах ниже[86] : приводятся результаты нашего исследования – сравнительного анализа употребления апеллятивных конструкций в различных стилях и формах коммуникации. В таблицу не попали данные главы V, посвященной обращению в художественном тексте, в силу специфики функции таких обращений. Поскольку обращения в художественном тексте имитируют живую речь, особый интерес вызывают случаи намеренной игры автора с языком. Поэтому мы оценивали не столько отношение форм обращения к ситуации и норме, сколько то, как языковая игра может проявляться именно на уровне обращения.

Соотношение частоты употребления обращений с коммуникативной ситуацией:

выступления Президента выступления первой леди интервью с духовными лицами интервью со светскими лицами интернет-форумы
частота употребления высокая высокая средняя низкая высокая
официальность ситуации высокая высокая средняя

средняя/

низкая

низкая
будь-ласка нет нет 16% 11% 7%
монолитность материала высокая высокая высокая средняя низкая

Общие закономерности употребления апеллятивных форм:

выступления Президента выступления первой леди интервью с духовными лицами интервью со светскими лицами интернет-форумы
этикетные формы всегда всегда всегда часто редко
односоставные всегда всегда 91% 95% 88%
двусоставные нет нет 9% 5% 12%
предикаты нет нет ок. 25% ок. 50% 41%
номинации все все ок. 75% ок. 50% 70%

Особенности предиката:

выступления Президента выступления первой леди интервью с духовными лицами интервью со светскими лицами интернет-форумы
императив нет нет 23% 40% 64%
имп.2 ед. нет нет нет 6% 14%
имп. 2 мн./мн. нет нет нет 7% 29%
имп.2 мн/ед. нет нет всегда 23% 21%
имп.1 мн. нет нет нет 4% менее 1%
изъявит. нет нет 5% 2% 3%
сослагат. нет нет нет менее 1% нет
давай(те) нет нет нет 10% 1%
(не)хай нет нет нет 3% нет

Особенности номинации адресата:

выступления Президента выступления первой леди интервью с духовными лицами интервью со светскими лицами интернет-форумы
вокатив всегда всегда 56% 13% 50%
номинатив нет нет 5% 11% 50%
пан/пані всегда всегда нет 5% 2%
люди[87] нет нет нет нет 2%
народе[88] часто редко нет нет менее 1%
друзі есть часто нет нет нет
ты нет нет нет 16% 16%
Вы всегда всегда всегда 77% 27%

Как видно из таблиц, специфика каждой ситуации обращения проявляется в том числе в использовании тех или иных языковых средств. Очень близки по своим характеристикам ситуации публичных выступлений Президента Украины и первой леди, хотя их различает такой параметр, как использование этикетных обращений к группе адресатов (народе, співвітчизники/друзі ). Одинаково проявляется в них такая специфическая черта, как использование обращения в первую очередь в функции привлечения внимания, а не призыва к совместному действию, что влечет за собой отсутствие предикатов. В целом можно говорить о монолитности материала, проистекающей из высокой степени официальности ситуации и закрепленности «ролей» участников коммуникации, с чем связан и такой показатель, как обращение на «Вы».

Любопытно сопоставить обращение в интервью со светскими и с духовными лицами. Отметим несколько серьезных отличий:

во-первых, обращения чаще употребляются в интервью с духовными лицами;

во-вторых, частота употребления предикатов и номинаций адресата почти равна для интервью со духовными лицами и количество предикатов втрое уступает номинациям в интервью со светскими;

в-третьих, в интервью со светскими частота употребления вокатива близка частоте номинатива, а в интервью с духовными лицамичастота употребления вокатива значительно превышает частоту номинатива;

в-четвертых, в интервью со светскими лицами представлено множество разных глагольных форм, в то время как в интервью с духовными лицами используется всегда императив 2 мн. или – редко – формы изъявительного наклонения,

в-пятых, в общении с духовными лицами всегда соблюдается дистанция и обращение на «Вы», со светскими иногда допускается «ты».

Из указанных характеристик материала можно сделать вывод о большей официальности ситуации обращения к духовным лицам и традиционности употребления тех или иных языковых средств, в то время как интервью со светскими лицами представляют большую свободу выбора и общения в целом.

Общение в Интернете допускает большую свободу, вследствие чего чрезвычайно оно близко к разговорной речи. Поэтому здесь отмечается большое разнообразие форм в позиции предиката и номинации, обращение как на «Вы», так и на «ты», а иногда также употребление форм, не указывающих однозначно на «Вы» или «ты», нечастое употребление этикетных и нейтральных форм. Наш материал был чрезвычайно разнообразен, поэтому выводы о языке интернет-форумов в целом можно делать крайне осторожно (для большей точности выводов надо рассматривать каждый форум в отдельности). В целом ситуация общения характеризуется низким уровнем официальности.

Совершенно особое место занимает обращение в языке художественной литературы, где, помимо имитации живой речи (в диалогах героев), встречается так же диалог (а следственно, и обращения) автора с его героем и автора/героя с несуществующим персонажем. В художественном произведении обращение помогает создавать художественную реальность, автор играет с ним, используя языковые средства и модели.

В целом, можно говорить о том, что обращение характеризует коммуникацию и ее участников. Формы, входящие в состав апеллятивной конструкции, зависят от множества внеязыковых факторов, а функции – от характера коммуникации. Можно говорить о том, что обращение является «точкой пересечения» языковых средств и внеязыковой действительности.

Библиография

1. Алексеенко М.А., Григорьева Д.М. Устойчивые составные наименования с систематическими компонентами в газетно-публицистической речи // Вестник Львовского ун-та. Серия филология. 1985. Вып. 16. С. 81–88.

2. Ардентов Б.П. Контактирующие слова // Ученые записки Кишиневского гос. ун-та. Кишинев, 1955. Т.15.

3. Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл. Логико-семантические проблемы. М., 1976.

4. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт. М.,1988.

5. Баранник Д.Х. Активні дієприкметники в мові сучасної української преси // Питання стилістики української мови: Тези доп. Чернівці, 1963. С. 25–29.

6. Бевзенко С. До питання про синтаксичні функції вокатива в українській мові // Міжвузівська наукова конференція з питань синтаксису 25-28 січня 1962 р. Тези доповідей. Львів, 1962. С. 57–60.

7. Бейлина Е.П. Синтаксические конструкции и семантико-грамматические свойства обращений: Автореферат дисс. ... канд. филолог. наук. Алма-Ата, 1975.

8. Бережан ЛВ. Еліптичні спонукальні конструкції в сучасній українській мові // Науковий вісник ЧДУ. Чернівці, 1996. Серія: Слов’янська філологія. Вип. 9 С. 77–91.

9. Бережан ЛВ. Категорія спонукальності в сучасній українській мові: Авторефет дис. ... канд. філолог. наук. Івано-Франківськ, 1997.

10. Бирюлин Л.А., Храковский В. С. Повелительное предложение // Типология императивных конструкций. СПб, 1992. С. 5–50.

11. Бойко Н. І. Українська експресивна лексика. Ніжин, 2005.

12. Бондар М. В. Актуальні лексико-семантичні процеси в мові художньої прози кінця XX – початку XXI ст. К., 2004.

13. Булаховський Л.А. Клична форма (вокатив) // Вибрані праці: В 5 т. К., 1977. Т. 2. С. 275–279.

14. Весела Н.О. Синтаксичні функції називного відмінка іменників і його функціональні еквіваленти: Автореферат дис. ... канд. філолог. наук. Донецьк, 2003.

15. Взаємодія художнього і публіцистичного стилів української мови. К., 1990.

16. Взаємодія писемних і усних стилів мови. (Ред. М.М. Пилинський). К., 1982.

17. Вихованець І.Р. Нариси з функціонального синтаксису української мови. К., 1992.

18. Вихованець І.Р. Семантико-синтаксична класифікація відмінків української мови // Мовознавство. К., 1988. Вип. 2. С. 112–139.

19. Выхованец И.Р. Функциональная типология предлогов и падежей. Автореферат дисс. ... д-ра филолог. наук. К., 1983.

20. Голованова Е.И. Устный публичный диалог: жанр интервью // Русский язык конца XX столетия (1985-95). М., 1996. С. 88–103.

21. Гольдин В.Е. Обращение: теоретические проблемы. Саратов, 1987

22. Григораш Д.С. Журналістика у термінах і виразах. Львів, 1974.

23. Григорьева Д.И. Особенности идеологизированных фразеологически связанных сочетаний в газетно-публицистической речи // Вестник Львовского ун-та. 1984. Вып. 14.С. 26–39.

24. Даскалюк О.Л. Семантико-граматична характеристика імперативу сучасної української мови. Чернівці, 2006.

25. Єрмоленко С.Я. Синтаксис і стилістична семантика. К., 1982.

26. Жовтобрюх М. А. Пути сближения устной и письменной разновидностей литературной речи. М., 1970.

27. Загнітко А.П. Дієслівні категорії в синтагматиці і парадигматиці. К., 1990.

28. Зализняк А.А. О понимании термина «падеж» в лингвистических описаниях. I.// Проблемы грамматического моделирования. М., 1973. С. 53–87.

29. Ильин И.П. Постмодернизм: от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа. М., 1998.

30. Е.В. Какорина . СМИ и интернет-коммуникация (области пересечения и проблемы взаимодействия) // Язык современной публицистики. М., 2005. С. 67–98.

31. Калинська Л.М. Поетика постмодерністського українського роману: Юрій Андрухович, „Перверзія”: Автореферат дис. ... канд. філолог. наук. К., 1998.

32. Карасик В.И. Язык социального статуса. М., 1992

33. Китиця О.В. Категорія персональності та засоби її вираження в публіцистичному стилі. Автореф. канд. філол. наук. Дніпропетровськ, 2001.

34. Кларк Г. Г. , Карлсон Т. Б. Слушающие и речевой акт // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1986. Вып. 17. С.333–348.

35. Кобозева И.М. «Теория речевых актов» как один из вариантов речевой деятельности // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1986. Вып. 17. С. 7–21.

36. Коваленко Б.О. Стилістично знижена лексика в мові сучасної української публіцистики. Автореф. канд.філол. наук. К., 2003.

37. Коваль А.П. Газета і мовна норма // ЖПТР. 1977. №3. С. 23–54.

38. Коваль А.П. Ділове спілкування. К., 1992.

39. Коваль А.П. Особливості мови і стилю ЗМΙ. К., 1983.

40. Коломієць Л. Мова літературного покоління 1990-х років: майдан і муза // Збірник доповідей мовної секції 16-ї Річної Конференції української проблематики в Іллінойському університеті. Нью-Йорк; Львів, 1997. С. 42–66.

41. Коструба П. Питання класифікації комунікативних одиниць мови. // Міжвузівська наукова конференція з питань синтаксису 25-28 січня 1962 р. Тези доповідей. Львів, 1962. С. 39–43.

42. Костылев А.О. Обращение и его контекст в лексико-синтаксическом аспекте: автореферат дисс. ... канд. филолог. наук. Ленинград, 1987.

43. Коць Т.А. Функціональний аспект лексичної норми в ЗМΙ (на матеріалі газет 1990‑х рр. ХХ ст.). Автореф. канд. філол. наук. К., 1997.

44. Кучеренко І.К. Актуальні проблеми граматики. Львів, 2003.

45. Кучеренко І.К. Синтаксичні функції вокатива і так зване звертання. // Міжвузівська наукова конференція з питань синтаксису 25-28 січня 1962 р. Тези доповідей. Львів, 1962. С. 43–46.

46. Лысакова И.П. Современная газетная публицистика: Проблемы стиля. Л, 1987.

47. Лысакова И.П. Язык газеты: Социолингвистический аспект. Л., 1981.

48. Мальцев И.В. Функционально-синтаксические характеристики обращения: Автореферат дисс. ... канд. филолог. наук. Ленинград, 1986.

49. Мамалига А.І. Про тенденцію розмовності у розвитку мови преси // ЖПТР, 1980. Вип. 8. С. 15–27.

50. Мамалига А.І. Функціонально-смислові типи мовлення у публіцистиці // ЖПТР. 1990. Вип. 22. С. 30–39.

51. Мановицкая А.Я. Грамматические взаимосвязи сказуемого с подлежащим и обращением в украинском литературном языке: Автореферат дисс. ... канд. филолог. наук. Днепропетровск, 1973.

52. Межов О.Г. Суб’єктні синтаксеми у структурі простого речення. Автореферат дис. ... канд. філолог. наук. К., 1998.

53. Мельничук О.М. Український мовленнєвий етикет: синтаксично-стилістичний аспект: Автореферат дис. ... канд. філолог. наук. Чернівці, 2005.

54. Мінчак Г.Б. Конотативна семантика ідеологічно забарвлених номінативних одиниць. Автореферат дис. ... канд. філолог. наук. К., 2003.

55. Миронюк О. Історія українського мовного етикету. Звертання. К., 2006.

56. Мирченко Н.В. Категория лица в семантико-синтаксической структуре предложения. К., 1981.

57. Мова сучасної масово-політичної інформації. (Білодід Ι.К., Пилинський М.М., Ленець К.В., Колесник Г.М.). К., 1979.

58. Мусієнко В.П. Дівчино-рибчино... // Культура слова. К., 1992. Вип. 42. С. 25–27.

59. Нарушевич-Василь є ва О.В. Категорія спонукальності у прагматичному аспекті. Автореферат к. ф. н. Одеса, 2002.

60. Нестеренко Ι .Я. Явища непрямої номінації в українськії мові. Автореф. канд. філол. наук. К., 1997.

61. Новичкова Р.М. Про особливості вживання імперативних форм // Мовознавство. К., 1978. Вип. 3. С. 34–41.

62. Общественно-публицичстический стиль речи: газетный подстиль. К., 1984.

63. Остапчук О.О. Комунікативний потенціал мови: українська мова в інтернеті // Ucrainica I. Současná ukrajinistika: problémyjazyka, literaturyakultury (K 65. narozeninámprof. JosefaAnderše 2. Olomoucké sympoziumukrajinistů 26. 28.srpna 2004). Sborník článků. Olomouc, 2004. С. 40–44.

64. Остин Дж. Л. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1986. Вып. 17. С. 22–129.

65. Падучева Е.В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью. М., 1985.

66. Пазяк О.М. Серії дієслівно-іменних фразеологізмів у мові публіцистики // ЖПТР. 1981. Вип. 10. С. 29–37.

67. Перебийніс В С. Характеристика функціональних стилів // Сучасна українська літературна мова. Стилістика. (За ред. Ι.К. Білодіда). К., 1973. С. 124–130.

68. Плющ М.Я. Функціональна співвідносність називного і кличного відмінків за значенням особи // Мовознавство. К., 1983. Вип. 6. С. 51–54.

69. Полюга Л.М. Ой ти, дівчино, ясная зоре! // Культура слова. К., 1984. Вип. 27. С. 47–51.

70. Пономарів О.Д. Стилістика сучасної українськьої мови. К., 1992.

71. Попович А.С. 2001 – Попович А. С. Мовностилістичні особливості української сатирично-гумористичної прози: Автореферат дисс. ... канд. филолог. наук. Киев, 2001.

72. Проблемы экспрессивной стилистики. (Межвуз. науч. сб.). Ростов, 1987.

73. Рогова К.А. Синтаксические особенности публицистической речи. Л., 1975.

74. Русская грамматика. М., 1980. Т.2.

75. Рыжова Л.П. Обращение как компонент коммуникативного акта: Автореферат дисс. ... канд. филолог. наук. М., 1982.

76. Сербенська О.А. Мова газети і мовотворчість журналіста в аспекті соціально-культурного розвитку суспільства. Автореф. докт. філол. наук. К., 1992.

77. Сербенська О.А. Мова преси в контексті вимог перебудови. К., 1989.

78. Серль Дж. Р. Косвенные речевые акты // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1986. Вып. 17. С. 157–170.

79. Скаб М.С. Вокатив на тлі взаємодії рівнів мови // Мовознавство. К., 1990. Вип. 5. С. 27–35.

80. Скаб М.С. Грамматика апеляції в українській мові. Чернівці, 2002.

81. Скаб М.С. Кличний відмінок та його синтаксичні функції // Українська мова і література в школі. К., 1990. Вип. 1. С. 13–15.

82. Скаб М.С. Пошуки „універсальної” етикетної номінації адресата мовлення //Науковий вісник ЧДУ. Чернівці, 2001. Серія: слов’янська філологія. Вип. 117-118. С. 101–120.

83. Скаб М.С. Прагматика апеляції в українській мові. Чернівці, 2003.

84. Скаб М.С. Про відмінкове значення функіональних еквівалентів вокативних форм іменника // Науковий вісник ЧДУ. Чернівці, 1998. Серія: Слов’янська філологія. Вип. 34. С. 87–92.

85. Скаб М.С. Семантико-грамматическая структура украинского вокатива: Автореферат дисс. ... канд. филолог. наук. Киев, 1988.

86. Скаб М.С. Семантична харктеристика інваріантного вияву апеляції // Науковий вісник ЧДУ. Чернівці, 1999. Вип. 81. С. 76–82.

87. Скаб М.С. Так зване „сплутування”вокатива та номінатива і його тлумачення лінгвістами //Лінгвістичні студії. Зб. наук. праць. Донецьк, 2001. Вип. 8. С. 50–56.

88. Скаб М.С. Функціональна сфера апеляції в українській мові. Автореферат д. ф. н. К., 2002.

89. Словник староукраїнської мови XIV−XV ст. К., 1978. Т. 2.

90. Ставицька Л. Мовностильові тенденції в художній прозі 90-х років // Українська мова. Opole 1999. С. 122–139.

91. Старикова Н.Н. Постмодернизм в славянских литературах (из опыта комплексного исследования) // Славянский вестник. М., 2004. Вып. 2. С. 539–548.

92. Старовойт І. Українська мова в новочасному поетичному тексті: руйнування канонів і табу // Збірник доповідей мовної секції 16-ї Річної Конференції української проблематики в Іллінойському університеті. Нью-Йорк; Львів, 1997. С. 67–80.

93. Стельмахович М. Мовний етикет //Культура слова. К., 1981. Вип. 20. С. 21–33.

94. Стилистика газетных жанров (под ред. Д. Э. Розенталя). М., 1981.

95. Стишов О.А. Українська лексика кінця XXст. К., 2003.

96. Струганець Л.В. Динаміка лексичних норм української літературної мови ХХ ст. Тернопіль, 2002.

97. Тертычный А.А. Жанры периодической печати. М., 2000.

98. Тираспольский Г.И. Вокатив и падежная система // Научные доклады высшей школы. Серия: Филологические науки. М., 1984. Вып.2 (140). С. 76–88.

99. Турчак О.М. Оказіоналізми в мові української преси 90-х рр. XXст. Автореферат дис. ... канд. філолог. наук. Дніпропетровськ, 2005.

100. Н. Формановская . Речевой этикет и культура общения. М., 1989.

101. Фурдуй М.І. Мовна норма та її порушення на газетній полосі // ЖПТР. 1990. №22. С. 53–62.

102. Фурса Р.М. Семантико-граматичне та словотворче освоєння невідмінюваних імен. Автореферат дис. ... канд. філолог. наук. К., 2004.

103. Чередниченко А.И. Этнокультурные факторы речевого взаимодействия // Национально-культурная специфика речевого поведения: Тезисы докладов. М.: изд-во Университета дружбы народов, 1991. С. 24–29.

104. Швец Р.Д. Грамматическая характеристика глагольно-междометных конструкций в современном русском и украинском языках. Автореферат к. ф. н. Л., 1954.

105. Швидка Н.В. Імперативні речення в сучасній українській мові: семантика, засоби вираження спонукальності, функії. Автореф. канд. філол. наук. Харків, 1998.

106. Шовгун Н.О. Формування українського сленгу в мовленнєвій діяльності малих соціальних груп: Автореферат дисс. ... канд. филолог. наук. Киев, 2000.

107. Ющук І.П. Українська мова. К., 2004.

108. Яценко І.П. Чи є звертання членом речення? // Синтаксична будова української мови. К., 1968. С. 72–91.

109. Яцимірська М. Мова газетної публіцистики // Журналіст України. 1982. №9. С. 61–69.

110. Jan Zaleski. „Panie majster, proszę waści...”, czyli mianownik w funkcji wołacza u rzeczowników męskich // Polszczyzna kresów południowo-wschodnich. Język Aleksandra Fredry i inne studia. Kraków, 1998. S.123–134.

111. Jan Zaleski. Rozwój form wołacza żeńskich rzeczowników osobowych typu Marysia, Anulka, paniusia // Polszczyzna kresów południowo-wschodnich. Język Aleksandra Fredry i inne studia. Kraków, 1998.S. 160–182.

112. Jan Zaleski. Wołacz w funkcji mianownika w imionach męskich i rzeczownikach pospolitych // Polszczyzna kresów południowo-wschodnich. Język Aleksandra Fredry i inne studia. Kraków, 1998. S. 137–157.

113. Marek Łaziński. O panach i paniach. Polskie rzeczowniki tytularne i ich asymetria rodzajowo-płciowa. Warszawa, 2006.

114. Marian Bugajski. O niektórych problemach komunikacji językowej w internecie // Język @ multimedia. Pod red. A. Dytman-Stasieńko i J. Stasieńko. Wrocław, 2005.S. 422–430.

115. Marian Bugajski. Językoznawstwo normatywne. Warszawa, 1993.

116. Marzanna Uździcka. Pogawędka internetowa – między językiem mówionym a pisanym // Język @ multimedia. Pod red. A. Dytman-Stasieńko i J. Stasieńko. Wrocław, 2005. S. 503–521.

Список источников

Форумы:

1. http://linux.org.ua

2. http://www.ukrcenter.com/forum/default.asp

3. http://forum.uaformat.com/

4. http://www.uagamer.net/board/forumdisplay.php?f=13

5. http://vobu.com.ua/forum/index.php?sid=c492c9dc2e81fa15d3c2cb9d80b889b7

6. http://old.telekritika.kiev.ua/forumn

7. http://litopys.org.ua/forum/list.php?1

8. http://www.uagamer.net/board/index.php

9. http://www.pisni.org.ua/forum.php

Художественные тексты:

1. Андрухович Ю.И. Рекреації. Івано-Франківськ, 1997.

2. Андрухович Ю.И. Московіада. Івано-Франківськ, 2000.

3. Андрухович Ю.И. Перверзія. Львів, 2004.

4. Андрухович Ю.И. Дванадцять обручів. Київ, 2006.

Периодические издания:

1. „Газета по-українськи” – щоденна українська газета;

2. Українська правда

3. Видання Релігійно-інформаційної служби України

4. „Дзеркало тижня” – общественно-политический еженедельник, издающийся на русском и украинском языках;

5. „Православіє в Україні” Видання Української Православної Церкви

6. Management.com.ua Інтернет-портал для управлінців

7. sumno.com „Сумно”: интернет-издание о культуре

8. http://www.ugcc.org.ua Видання Української греко-католицької церкви

9. www.rbc.ua РБК-Украина Информационное агенство


[1] Бевзенко С. До питання про синтаксичні функції вокатива в українській мові // Міжвузівська наукова конференція з питань синтаксису 25-28 січня 1962 р. Тези доповідей. Львів, 1962.

[2] Бейлина Е. П. Синтаксические конструкции и семантико-грамматические свойства обращений: Автореферат дисс. ... канд. филолог. наук. Алма-Ата, 1975.

[3] Бирюлин Л. А., Храковский В. С. Повелительное предложение // Типология императивных конструкций. СПб, 1992.

[4] Булаховський Л. А. Клична форма (вокатив) // Вибрані праці: В 5 т. К., 1977. Т. 2.

[5] Єрмоленко С. Я. Синтаксис і стилістична семантика. К., 1982.

[6] Полюга Л. М. Ой ти, дівчино, ясная зоре! // Культура слова. К., 1984. Вип. 27.

[7] Скаб М. С. Грамматика апеляції в українській мові. Чернівці, 2002

[8] Jan Zaleski. „Panie majster, proszę waści...”, czyli mianownik w funkcji wołacza u rzeczowników męskich // Polszczyzna kresów południowo-wschodnich. Język Aleksandra Fredry i inne studia. Kraków, 1998.; Jan Zaleski. Rozwój form wołacza żeńskich rzeczowników osobowych typu Marysia, Anulka, paniusia // Polszczyzna kresów południowo-wschodnich. Język Aleksandra Fredry i inne studia. Kraków, 1998.; Jan Zaleski. Wołacz w funkcji mianownika w imionach męskich i rzeczownikach pospolitych // Polszczyzna kresów południowo-wschodnich. JęzykAleksandraFredryiinnestudia. Kraków, 1998.

[9] Кобозева И. М. «Теория речевых актов» как один из вариантов речевой деятельности // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1986. Вып. 17. С. 11–12.

[10] Там же.

[11] Остин Дж. Л. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1986. Вып. 17. С. 96.

[12] Серль Дж. Р. Косвенные речевые акты // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1986. Вып. 17. С. 201–202.

[13] Г. Г. Кларк, Т. Б. Карлсон. Слушающие и речевой акт // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1986. Вып. 17. С. 270.

[14] Формановская Н. И. Речевой этикет и культура общения. М., 1989. С. 53.

[15] Карасик В. И. Язык социального статуса. М., 1992. C. 127–140..

[16] Об этом см.: Бейлина Е. П. Синтаксические конструкции и семантико-грамматические свойства обращений: Автореферат диссертации. Алма-Ата, 1975. С. 3.

[17] Об этом см.: Скаб М. С. Семантико-грамматическая структура украинского вокатива: Автореферат диссертации. Киев, 1988. С. 6.

[18] Там же. С. 2.

[19] Ющук І. П. Українська мова. К., 2004. С. 317–327.

[20] Эта форма сопровождается чередованиями г//ж, к//ч, х//ш.

[21] Эта форма сопровождается чередованием ць//ч.

[22] Ющук І. П.Українська мова. К., 2004. С. 394.

[23] Бейлина Е. П. Синтаксические конструкции и семантико-грамматические свойства обращений: Автореферат диссертации. Алма-Ата, 1975. С. 4.

[24] Об этом см.: Скаб М. С. Грамматика апеляції в українській мові. Чернівці, 2002. С. 75.

[25] Об этом см.: Бейлина Е. П. Синтаксические конструкции и семантико-грамматические свойства обращений: Автореферат диссертации. Алма-Ата, 1975. С. 8-9.

[26] Там же. С. 11.

[27] Об этом см.: Скаб М. С. Грамматика апеляції в українській мові. Чернівці, 2002. С. 75.

[28] Об этом см.: Русская грамматика. Т. 2. М., 1980. С. 86.

[29] Номинацию мы понимаем как результат называния.

[30] Костылев А. О. Обращение и его контекст в лексико-синтаксическом аспекте: автореферат диссертации. – Ленинград, 1987, с. 4-5.

[31] Jan Zaleski. Wołacz w funkcji mianownika w imionach męskich i rzeczownikach pospolitych // Polszczyzna kresów południowo-wschodnich. Język Aleksandra Fredry i inne studia. Kraków, 1998. С. 137–155.

[32] Об этом см.: Скаб М. С. Грамматика апеляції в українській мові. Чернівці, 2002. С. 67-68.

[33] Под побуждением мы понимаем «форму языкового влияния на собеседника или окружающую действительность с целью организации или перестройки ее в соответствии с требованием говорящего». Об этом см.: Бережан Л. В. Категорія спонукальності в сучасній українській мові: Авторефет дисератації. Івано-Франківськ, 1997. С. 5.

[34] Под модальностью мы понимаем «отношение говорящего к сообщаемому или сообщаемого к действительности». Об этом см.: Русская грамматика. Т. 2. М., 1980. С. 86.

[35] Бережан Л. В. Категорія спонукальності в сучасній українській мові: Авторефет дис. ... канд. філолог. наук. Івано-Франківськ, 1997. С. 4.

[36] Карасик В.И. Язык социального статуса. М., 1992. C. 127–140.

[37] Там же. C. 129.

[38] Там же. С. 129.

[39] Там же. С. 135.

[40] Marek Łaziński. O panach i paniach. Polskie rzeczowniki tytularne i ich asymetria rodzajowo-płciowa. Warszawa, 2006.

[41] Там же. S. 18–21.

[42] Н.Формановская. Речевой этикет и культура общения. М., 1989. С. 64.

[43] Мельничук О. М. Український мовленнєвий етикет: синтаксично-стилістичний аспект: Автореферат дис. ... канд. філолог. наук. Чернівці, 2005. С. 6–7.

[44] Скаб М. С. Пошуки „універсальної” етикетної номінації адресата мовлення //Науковий вісник ЧДУ. Чернівці, 2001. Серія: слов’янська філологія. Вип. 117-118. С. 85.

[45] Миронюк О.Історія українського мовного етикету. Звертання. К., 2006. С. 116.

[46] См. Миронюк О.Історія українського мовного етикету. Звертання. К., 2006. С. 81.

[47] Словник староукраїнської мови XIV−XV ст. К., 1978. Т. 2. С. 125.

[48] Сравни подобные формы у Лазинского: Marek Łaziński. O panach i paniach. Polskie rzeczowniki tytularne i ich asymetria rodzajowo-płciowa. Warszawa, 2006. S. 36–39.

[49] Е. В. Какорина. СМИ и интернет-коммуникация (области пересечения и проблемы взаимодействия) // Язык современной публицистики. С. 73, Marian Bugajski. O niektórych problemach komunikacji językowej w internecie // Język @ multimedia. Pod red. A. Dytman-Stasieńko i J. Stasieńko. Wrocław, 2005. S. 423

[50] Е. В. Какорина. СМИ и интернет-коммуникация (области пересечения и проблемы взаимодействия) // Язык современной публицистики. С. 73.

[51] Общественно-публицистический стиль речи: газетный подстиль. К., 1984. С. 16.

[52] Пономарів О. Д. Стилістика сучасної українськьої мови. К., 1992. С. 52.

[53] Коваленко Б.О. Стилістично знижена лексика в мові сучасної української публіцистики. Автореф. канд.філол. наук. К., 2003. С. 8.

[54] Коваль А.П. Газета і мовна норма // ЖПТР. Збірник статей. 1977. № 3. С. 11.

[55] Л. П. Крысин. Литературная норма и речевая практика газет // Язык современной публицистики. Сост. Солганик. М., 2005 г. С. 44-45.

[56] Пономарів О. Д. Стилістика сучасної українськьої мови. К., 1992. С. 203.

[57] Г. Г. Кларк, Т. Б. Карлсон. Слушающие и речевой акт // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1986. Вып. 17. С. 270.

[58] Используется типология О. А. Костылева. См.: Костылев А. О. Обращение и его контекст в лексико-синтаксическом аспекте: автореферат диссертации. – Ленинград, 1987, с. 4-5.

[59] Тертычный А.А. Жанры периодической печати. М., 2000. С. 107.

[60] Голованова Е.И. Устный публичный диалог: жанр интервью // Русский язык конца XX столетия (1985-95). М., 1996. С. 428.

[61] Лысакова И.П. Современная газетная публицистика. Проблемы стиля. Л., 1987. С. 71.

[62] Голованова Е.И. Устный публичный диалог: жанр интервью // Русский язык конца XX столетия (1985-95). М., 1996. С. 427-428.

[63] Здесь и далее мы считаем переводными те интервью, в которых факт перевода отмечается при публикации.

[64] Marek Łaziński. O panach i paniach. Polskie rzeczowniki tytularne i ich asymetria rodzajowo-płciowa. Warszawa, 2006. S. 64.

[65] Зато существует такое любопытное обращение как панотче (от панотець ).

[66] Миронюк О. Історія українського мовного етикету. Звертання. К., 2006. С. 129–130.

[67] Г. Г. Кларк, Т. Б. Карлсон. Слушающие и речевой акт // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1986. Вып. 17. С. 270.

[68] Marian Bugajski. O niektórychproblemachkomunikacjijęzykowej... S. 423.

[69] Такой принцип возник не случайно – идею разработали в 1960-е гг. в Америке для обеспечения такой системы передачи информации, которая бы продолжала функционировать даже при выпадении одного из звеньев цепи.

[70] Там же.С. 427.

[71] В. Нестеров. К вопросу об эмоциональной насыщенности межличностной коммуникации в Интрнете. http://flogiston.ru/articles/netpsy/netemotions

[72] Е. В. Какорина. СМИ и интернет-коммуникация (области пересечения и проблемы взаимодействия) // Язык современной публицистики. С. 89-90.

[73] Marzanna Uździcka. Pogawędka internetowa – między językiem mówionym a pisanym // Język @ multimedia. Pod red. A. Dytman-Stasieńko i J. Stasieńko. Wrocław, 2005. S. 505–507.

[74] Обычно такая адресация оформляется как To NICKNAME (никнейм адресата), дальше полный текст сообщения адресата, дальше полное сообщение говорящего.

[75] В качестве исключения, в данной таблице проценты указаны к общему количеству единиц на каждом форуме, а не всего объема материала.

[76] Стоит отметить, что в таком случае нарушаются синтаксические отношения в паре номинация адресата+предикат, так как номинация стоит в формальном ед.ч., а предикат всегда стоит в императиве мн.ч. со значением мн.ч.

[77] Грамотность речи на форуме – вещь в некотором смысле несуществующая вообще, так как нет институции, которая бы имела право исправлять ошибки. От других участников такое поведение не приветствуется.

[78] В силу относительно небольшого количества каждой единицы, нам показалось нецелесообразным указывать их численность в процентах от общего числа.

[79] В связи с таким условным делением форумов на 2 типа стоит отметить, что на форумах второго типа предикаты вообще употребляются реже, а чаще номинации адресата. Вероятно, это связано с разными задачами пользователей обоих типов форумов. У пользователей 1-го типа главная задача – получить информацию. У пользователей 2-го – привлечь внимание адресата и/или слушателей и высказаться по некоторой проблеме.

[80] Миронюк О. Історія українського мовного етикету. Звертання. К., 2006. С. 123.

[81] Ставицька Л. Мовностильові тенденції в художній прозі 90-х років // Українська мова. Opole 1999. С. 154.

[82] Бондар М. В. Актуальні лексико-семантичні процеси в мові художньої прози кінця XX – початку XXI ст. К., 2004.С. 11–13.

[83] Там же.

[84] В связи с этим стоит упомянуть один эпизод текста «Рекреаций», в котором все герои ждут приезда Ю. Андруховича на поэтический вечер, или другой эпизод, когда они его многократно цитируют.

[85] В этом отношении можно сравнить данные формы с формами, встретившимися в разделе про обращения к духовным лицам.

[86] Все данные приводятся по целым показателем, т.е. без дробей.

[87] А также формы народ, т.е. разговорное обращение к группе.

[88] А также формы співвітчизники, громадяни, співгромадяни, т.е. называющие представителей одной нации/одного общества.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:33:15 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
22:08:05 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Обращение в современном украинском языке

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151310)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru